Пустовой Даниил Юрьевич: другие произведения.

Последний приют

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ на постапокалипсическую тему про страх, который рождается в подземельях, темноте и воображении. Старался по максиму реализма и колорита, минимум бредней, хотя не без мистики.


Последний приют

"Время рождаться и время умирать"

Екклесиаст

   - Смерть может и подождать..., - Дэн перевёл дыхание и продолжил, - Она с такой лёгкостью забрала большую часть населения Земли, что вряд ли её интересны наши заблудшие души.
   Спутник Дэна и его единственный друг, Тим, не ответил, а вместо этого бросил на уступ скалы тяжёлый армейский рюкзак, затем подтянулся и влез наверх. Он тяжело дышал и сразу же повалился на землю рядом с Дэном.
   - Смерть - наша работа. Я не слишком рассчитывал бы на благосклонность этой старухи с косой. - Тим сплюнул вниз и вытер тыльной стороной ладони перепачканное грязью блестящее от пота лицо.
   Некоторое время они сидели молча, чтобы отдышаться и немного отдохнуть. В лесу, поросшем чахлыми соснами, царила тишина. Лишь блики пробивавшегося сквозь ветки солнца немного оживляли картину. Светило впервые стало появляться из-за укутавшего Землю дымного покрывала всего несколько месяцев назад, когда снова весной стал таять снег. Несмотря на разгар лета, трава едва начала пробиваться.
   - А помнишь... как было раньше? - снова нарушил молчание Дэн, почесывая заросшую длинной щетиной щёку.
   - Я предпочитаю не вспоминать те времена - слишком многое изменилось.
   - Отстойные, конечно, были времена, но когда терпеть уже нет сил, я по ним скучаю...
   - Ну, Дэн, ты уже задрал со своей ностальгией - ушло это, и не вернуть никогда! Кончай уже. Мне лишь одно обидно - уже четвёртый год боремся за выживание вместо того, чтобы жить.
   - Это борьба и есть наша жизнь...
   - Хреновая, однако, жизнь: еды нет, дома нет, родных не осталось, два года так вообще в полярников играли.
   - Да ладно тебе, Тимоха, мы ведь теперь рейдеры... Пойдём, в общем, дальше.
   - Обожди, дай горло промочу чуток, - с этими словами Тим снял с пояса флягу, сделал два больших глотка и, поморщившись, прижал ко рту рукав куртки, - Тёплая, гадость! Будешь?
   - Давай.
   Рейдеры взвалили на спины рюкзаки, и зашагали дальше в гору сквозь редеющий лес.
  
   В горах, по которым пробирались две теряющиеся среди леса и скал фигурки, располагалась военная база. Ещё до войны эта зона была закрыта и постоянно патрулировалась военными, которые давно отучили туристов соваться туда. По одним слухам этот объект представлял собой что-то вроде огромного исследовательского центра, по другим - склады непонятного назначения. По крайней мере, в сторону затерянной и не обозначенной на картах базы ещё в Советские времена постоянно ездили армейские грузовики и строительная техника. Дэн с Тимом узнали о базе случайно, когда наткнулись на крупномасштабную карту района во время налёта рейдеров на военную часть в поисках оружия и боеприпасов.
   - Зачем мы только попёрлись в эту глушь, может там и не осталось ничего стоящего? Это если мы вообще что-то найдём, прежде чем припасы кончатся, - недовольно проворчал Тим.
   - Считай что это просто развлекательный поход в горы. Мы ведь решили разобраться, что там к чему.
   - Засунь себе этот поход...! Мне без того развлечений хватает.
   Далее снова наступила тишина, нарушаемая лишь шумом их тяжёлых уставших шагов. Каждый думал о своём.
   Опасаться в лесу было нечего - почти все животные вымерли, а немногие люди, пережившие в этих местах двухлетнюю зиму, ютились в селе Рудное в 50км к югу. Они-то и поведали за определённую плату о том, какие ходили раньше рассказы о старой военной базе в горах. Рассчитываться пришлось наркотой, простые деньги давно сравнялись с мусором, и большинство торговых сделок заключалось посредством бартера. Часто одна из сторон щедро расплачивалась свинцом, тратя на сделку порой не больше пары выстрелов. В тяжёлые времена не гнушались платить такой валютой и Дэн с Тимом. Тимофей Иванович, как звали его на кафедре финансов МГУ, считал её наиболее ликвидной, но совершенно необеспеченной, в силу избытка её на рынке.
   Однако бывали партнёры, которых терять не хотелось: долгосрочные отношения с ними представлялись боле выгодными, а конфликты выходили себе дороже. Одним из таких деловых людей, дельцов нового времени, был Иван, который занимался торговлей снаряжением и оружием. Он честно платил за поставляемый ему товар и никогда не завышал цен. Наладить бизнес торговца в своё время помогал и Тим, а заодно пытался разобраться в том хаосе экономических отношений, который виделся ему с профессиональной точки зрения. Он сразу предвидел, что все существовавшие ранее средства платежа можно смело забыть. Хорошо принимались оружие и пища, но такого богатство много на своём горбу не унесёшь; сигареты также были популярны, хотя занимали много места и стоили не так дорого. Тогда Тим и вспомнил о товаре, который по весу всегда ценился дороже золота и бумажных купюр почти любого достоинства. Героин. Они с другом не увлекались наркотиками, но с тех пор старались конвертировать свои накопления в этот очень удобный для перемещения актив. Поначалу, было не так просто найти человека, который принял бы такую плату, но со временем всё больше людей пристращалось ко всякого рода наркотическим веществам.
   Дэн раньше учился на филфаке, получая второе высшее образование. По сравнению с его другом Тимом, Дэна можно было назвать гуманистом, однако это не помешало когда-то добропорядочному парню легко приспособиться к новому миру и играть по его правилам, где первыми погибали неспособные забыть устаревшие морально-этические нормы. Когда все социальные институты рухнули, друзья не потеряли голову от опьянения вседозволенностью, но прежде им пришлось пройти через много запоминающихся и зачастую жестоких уроков новой жизни.
   Наконец, рейдеры перевалили через гору и вышли на старую, заросшую дорогу. Идти стало заметно легче и веселее - даже заброшенная дорога казалась чем-то родным и тёплым в этих безмолвных почерневших лесах.
   Дэн вспомнил Ленку, оставшуюся в Рудном. Высокая, стройная, хотя, немного исхудавшая, со смеющимися глазами, и тёмными растрепанными волосами. С ней Дэн провёл не один вечер, глуша водку и предаваясь забвению, окутанный бархатом её очей и согретый теплом нежных губ. Он не осуждал Лену за то, что приходилось платить, и оставил девушке намного больше запрошенного в благодарность за искренность взгляда и не позабытое ещё смущение.
   Женщин в этом мире осталось не много - они не были способны силой доказывать своё право на выживание, проигрывая конкуренцию мужчинам. Те одинокие девушки, что умудрились выжить и не попасть в рабство, зарабатывали проституцией, либо присоединялись к проходившим мимо отрядам мужчин. Часто формировались смешанные группы, но Дэн с Тимом не могли себе такого позволить - слишком опасна была их профессия рейдеров.
   Дэн поймал себя на мысли, что тоскует по этой нежной девушке, и тут же поспешно прогнал из головы эти думы. Он многих лишился в последней войне, а к потере близких людей невозможно привыкнуть. Тогда он и решил впредь ни к кому не привязываться, пока Земля не очнётся от шока. "Чтобы ничего не терять нужно ничего не иметь" - вспоминал он иногда мысль одного из буддистских священников. Поэтому всё, что не унести с тобой он без сожаления оставлял позади. Останавливаться было нельзя - не сам он, а жёсткая необходимость сделала за него этот выбор.
   Лес расступился, и дорога вывела к озеру, в стеклянной поверхности которого отражалось голубоватое небо, подёрнутое никуда не спешащими серыми облаками. Путь огибал водоём по крутому берегу и снова нырял в лес на другой стороне. Чуть поодаль, у воды находилась самодельная деревянная пристань, перекосившаяся и почерневшая от времени. У самого берега в воде лежали сгнившие камыши, но местами, хотя и очень редко, уже пробивались свежие побеги - природа брала своё, залечивая раны.
   - Как думаешь, пить можно? - спросил Тим.
   - Наверно, эпицентры далеко. Хотя, хрен его знает. Проверь - не развалишься.
   Тим сбросил с плеч рюкзак и расстегнул куртку защитного цвета, из-под которой выглянула чёрная рукоять пистолета. Из внутреннего кармана он достал изрядно потёртый оранжевый приборчик с электронным табло. Подойдя к пристани, рейдер осторожно ступил на первый доски и, пружиня на одной ноге, попробовал их на прочность - доски прогибались, но держали. Медленно переступая, Тим сделал несколько шагов к воде, присел и поднёс счётчик Гейгера к гладкой как зеркало поверхности. Дэн тоже снял рюкзак и внимательно наблюдал за действиями друга. Через несколько мгновений тот констатировал голосом, лишённым какой либо интонации:
   - 36 микрорентген в час, покатит, - и, зачерпнув воду ладонью, стал обмывать запачканное лицо.
   Расстегнув рюкзаки, Дэн вытащил полупустые фляги и небольшие канистры. Остатки воды слил в одну из них, чтобы иметь запас проверенного питья. Потом рейдеры наполнили пустые ёмкости из озера, процедив воду через фильтр, и бросили в каждую по растворимой таблетке дезинфектанта. Через десять минут двое путников двинулись дальше.
   Свежая вода немного взбодрила Тима. Мерно шагая вперёд, он вспоминал свою семью, навсегда оставшуюся в столь далёком мире прошлой жизни. Мать кричала ему: "Тимми, к тебе Дениска пришёл,... Возьмите вот с собой, я вам морс приготовила попить. Если будите задерживаться позвони...". Он вспоминал её доброе улыбающееся лицо и заботливый голос, звук её шагов, нежный взгляд. Потом были студенческие годы, и жил Тим уже один. В те времена он даже не задумывался, как сильно можно скучать по дому и по матери.
   Постепенно мысли Тима переключились на цель их похода. Он стал мечтать о том, чем они разживутся на базе, если им повезёт. Больше всего хотелось найти что-нибудь с колёсами и двигателем, а ещё горючего, запасы которого в населённых пунктах совершенно истощились за время долгой зимовки. На своём горбу много не унесёшь, а имея машину, можно загрузиться всем необходимым и уехать отсюда ко всем чертям на юг, где не так холодно. Туда, где люди не грызут друг другу глотки из-за дозы наркотика.
  
   Через несколько километров начался долгий подъём в гору, который скрывался за поворотом где-то далеко на вершине. Стена леса по обе стороны дороги образовывала нечто вроде коридора. Идти стало труднее, и оба путника передвигались тяжело дыша, но не сбавляли ритм шага. Наконец поворот приблизился, Дэн остановился перевести дух и обернулся назад, чтобы окинуть взглядом проделанный путь. Он увидел бескрайнюю тайгу - многолетние сосны покрывали эти горы почти чёрным ковром. Хвоя наполовину осыпалась, а та, что продолжала расти, едва зеленела, ведя борьбу за жизнь после долгих лет холода. Далеко на горизонте плоские серые силуэты гор сливались с таким же серым небом. Дэн вздохнул и пошёл догонять ожидающего его друга.
   За поворотом их ожидал сюрприз. Метрах в пятидесяти дорогу преграждали высокие заржавевшие ворота. Сбоку от них располагалась некогда зелёная, а теперь такая же ржавая будка КПП, влево и вправо сквозь лес уходил забор из стальной сетки. На КПП было тихо, окна смотрели пыльными стёклами, за которыми скрывалась темнота. Тим подошёл к двери и дёрнул её - закрыто; заглянул в окно, прикрыв стекло рукой, чтобы не мешали блики. Дэн заглянул во второе окно - внутри стоял совершенно пустой стол и стул, на голой стене виднелся чёрный выключатель, с потолка на проводе свисала лампочка в керамическом патроне.
   - Пойдём дальше, тут нечего ловить, - заключил Дэн.
   Ворота также оказались закрытыми, поэтому пришлось перелазить через забор. За ним тянулся всё тот же лес, и прорезавшая его дорога уходила дальше.
   - А если кого-то встретим? - снова заговорил Дэн.
   - Солдатов что ли? Да откуда они тут - по этой дороге уже давно никто не проходил.
   - А ведь она наверняка не единственная, что ведёт на этот объект...
   - Возможно. Ну, если нам повезёт на кого-либо натолкнуться, и нас заметят - действуем по обстоятельствам, как обычно. Пушки лучше не доставать пока - меньше проблем отгребём. Хотя лично я пристрелил бы нас без лишних вопросов, будь я на их месте, - углубился в рассуждения Тим.
   - Отлично, тогда просто будем пока повнимательнее. Едва ли на самой базе оживлённее, чем у её ворот.
   Вскоре лес расступился, открывая широкое плоское пространство наподобие плато. Посреди поля стояло вытянутое одноэтажное здание с длинной телескопической антенной на крыше. Справа от него были нагромождены бетонные плиты, блоки, трубы, арматура, сегменты разобранного крана и прочие неотъемлемые атрибуты советских долгостроев. Левая часть поля на первый взгляд пустовала, чернея сгнившей травой, но рассмотрев её пристальнее, можно было заметить две теряющиеся линии рельс. Вдалеке плато упиралось в скалистые уступы, над которыми возвышалась вершина горы.
   - Не богато, - хмуро буркнул Тим.
   - Маскировка... или пустышка, но проверить всё равно стоит.
   - Что искать-то будем?
   - Проверим для начала тот сарай с антенной. Потом пойдём по периметру - если что-то и есть, то оно под землёй.
   Сарай оказался жилым помещением, хотя признаков жизни в нём было не больше, чем во всей этой глуши. На стене напротив входа висел огнетушитель, дальше аптечка. На столе, покрытом дырявой целлофановой скатертью неопределённого цвета гордо возвышался поверх подстеленной газетки грязный гранёный стакан, рядом валялась алюминиевая ложка. Другой стол был занят допотопной системой связи или чем-то в этом роде. Тумблеры, ручки, переключатели и датчики скромно расположились на эмалированной поверхности цинкового корпуса размером со стиральную машину. В других комнатах здания стояли железные кровати, пустые шкафы и однотипные тумбочки; в конце коридора располагался санузел и давно высохший душ с тремя стальными лейками и коричневым плиточным полом. Обстановка дышала аскетизмом, напоминая о далёком советском прошлом. Всё кругом покрывал слой пыли, а пол похрустывал песком под тяжёлыми ботинками рейдеров.
   - Барак охраны, наверное, - подвёл итог беглого осмотра Тим.
   - Если была охрана, значит, был и объект, но вход на него определённо не здесь - будем искать, - обнадёживающе заявил Дэн. - Но может быть, сначала перекусим? Дело уже к вечеру, а мы только завтракали.
   - Пожрать всегда полезно.
   Они сели за стол и достали из рюкзаков консервы, немного почти каменных сухарей и несколько конфет. Затем началось поглощение этой нехитрой трапезы. Еда давно перестала быть чем-то большим, нежели необходимостью, так как осточертевшая пища лезла только через силу.
   Неожиданно Тим отодвинул в сторону жестяные банки, сухари и конфеты, и взял пожелтевшую газету с кругами из-под когда-то стоявших на ней кружек. Взлетел столб пыли, и Дэн недовольно поморщился, отодвигаясь, и прикрыл свою открытую банку ладонью. Тим пролистнул несколько страниц и протянул газету, указывая пальцем на дату выпуска...
   - Логично, ей больше трёх лет, ну и что?
   - А то, что незадолго до войны тут были люди! - торжественно заявил Тим.
   - Да это и слепому понятно, что были.
   - Были, и ушли, возможно, только после начала войны, - продолжал Тим свою мысль, тряся газетой, от которой в воздухе разлетелось куча пыли.
   - Ну, ушли, нам-то что с этого? Главное, чтобы они не вынесли отсюда всё представляющее интерес, - Дэн продолжил поедать свои консервы, не проявляя особой заинтересованности.
   - Пока не знаю, но, по крайней мере, эта газета доказывает, что до войны объект исправно функционировал и охранялся.
   - Не тупи, Тим. С газетами тут могли и бомжи ночевать. Давай ешь быстрее. А газетку прихвати - будет чем подтираться.
   Перед выходом из бункера Тим открыл аптечку: разорванная пачка бинта, вата, спирт, зелёнка, таблетки антисептика, болеутоляюще.... Все препараты были давно просрочены, но пару упаковок таблеток и спирт всё же перекочевали в рюкзак. Секунду подумав, Тим достал обратно бутылёк со спиртом, открутил крышку, нюхнул и осушил его одним глотком. Затем последовал получеловеческий рык, кряк, и его напряжённое лицо расслабилось.
   - Гадость! - заметил он.
   Рейдеры вышли наружу. Обойдя кучи строительного мусора, они нашли частично вросший уже в землю пустой каркас кабины от МАЗа, напоминавший череп исполинского доисторического животного. Ничего интересного тут не было, но зато с этого ракурса бросалось в глаза, что скала с другой стороны плато имеет следы техногенной обработки, выделяясь фоне утёсов своими ровными очертаниями. С более близкого расстояния обнаружилось, что давно заросшая и слившаяся с полем дорога, упирается аккурат в эту скалу. Сам же каменный массив представляет собой вытесанный в породе грот, заканчивающийся широкими двустворчатыми стальными воротами.
   Дэн подошёл к воротам, оглядел их, постучал костяшкой пальца, присвистнул и заметил вслух:
   - Нихрена себе дверца! Похоже, створки раздвижные, только вот звонка не видно - что делать будем?
   - Если нет звонка, обычно стучат. Только вряд ли нас кто-то услышит. Это всего лишь внешняя дверь.
   - Может рвануть её нахрен?
   - А толку? Даже если нашего тротила хватит для этого, что мы будем делать со внутренними дверьми? Давай сначала поищем другой вход. У этой норы должны быть, по крайней мере, вентиляционные шахты.
   - О, смотри-ка, тут что-то накарябано. "Это место... проклято... Уходите", - прочитал Дэн, разбирая слова, и усмехнулся.
   Тим никак не отреагировал.
   - Ладно, пойдём искать другой путь внутрь, - согласился Дэн.
   Недалеко от центрального входа, в скале были ворота поменьше, но не менее от этого неприступные. К ним-то и вели рельсы, проходившие через поле. Дальше среди деревьев в лесу возвышался холм какого-то бункера. Тим безнадёжно пнул закрытую дверь. Часа полтора рейдеры безрезультатно прочёсывали лес внутри огороженной зоны. Дэн снова предложил попробовать взорвать центральный вход, а заодно избавиться от нескольких килограмм тротиловых шашек. Наконец, среди огромных валунов, на границе плато прилегающей к скалам обнаружился низенький бетонный куб с заросшей мхом крышей, решетчатыми окнами и стальной дверью. На удивление эта дверь оказалась приоткрытой.
   - Странно, - пробормотал Тим, заглядывая внутрь. - Ну что, полезем туда?
   - А зачем мы сюда, по-твоему, пёрлись? Пока всё не обследуем - не уйдём, я всё ещё рассчитываю на хорошую наживу.
  
   Из стены уходившей под землю вентиляционная шахта торчали железные скобы, образуя лестницу. Веяло холодом и сыростью. Тим достал фонарь и посветил в провал колодца. Недолго думая, он начал спускаться, Дэн последовал за ним. Очутившись на влажном бетонном полу, они осмотрелись - тоннель вёл куда-то под гору и обрывался метрах в тридцати. Тишина забивала уши словно ватой. Дэн достал свой пистолет-пулемёт и накрутил глушитель.
   - Кого ты собрался распугивать тут своей пукалкой?
   - Не знаю, но мне как-то неуютно здесь, да и пахнет... смертью.
   - Весь наш мир давно провонял этой смертью, не дрейфь, мужик, пройдём.
   Рейдеры медленно продвигались вперёд по бетонном полу, прислушиваясь к звуку своих шагов, который тут же тонул в вязком воздухе, не образуя никакого эхо. Тоннель повернул и через несколько десятков метров вышел в небольшую комнату с широким вентиляционным отверстием в потолке, закрытым решёткой из толстых прутьев. Следующее пустое помещение упиралось в запертую дверь без какого-либо внешнего замка или ручки. Пристальный осмотр показал, что она опускается сверху и открывается, видимо, только изнутри.
   - Может быть, попробуем через вентиляционный люк? - предложил Дэн и повернулся назад, - О, смотри-ка, там на стене какой-то рычаг...
   Прежде чем его товарищ ответил, Дэн сделал два шага к торчавшему из стены красному штурвалу и несильно дёрнул за него. Тим уже разглядел происходившую сцену и собрался было предостеречь друга, как тот навалился всем весом на штурвал, и колесо, поддавшись, провернулось вниз - раздался скрежет механизмов. Дэн тут же посмотрел назад и стал наблюдать с довольным выражением лица, как с шумом открывается преграждавшая вход дверь. Потом он заметил, что Тим продолжает смотреть в его сторону, куда-то чуть влево, а лицо его застыло в выражении тревоги и беспокойства. Одним движением Дэн крутанулся, следуя взгляду друга, присел и вытянул перед собой пистолет, но дуло упёрлось в закрытую дверь, преградившую коридор, через который они только что прошли.
   Вслед за оборвавшимся грохотом механизмов воцарилась тишина, и в комнате повеяло сухим затхлым воздухом, вытекавшим из глубин подземелья.
   - Дерьмо, откуда она тут взялась?! - спросил Дэн, недоуменно уставившись на отрезанный выход.
   - Из потолка опустилась, когда ты рычаг дёрнул! На кой чёрт ты это сделал?! - раздражённо артикулируя, произнёс раздосадованный Тим.
   Дэн не ответил, а посветил фонарём на злополучный штурвал и стал его рассматривать. Потом он попытался вращать колесо согласно нарисованной на стене стрелке, но, не встречая заметного сопротивления, оно прокручивалось оборот за оборотом без видимого эффекта. Тим остановил друга, остервенело дёргающего штурвал в разные стороны. Часто дыша, Дэн сел, упёршись рюкзаком в стену, поднял глаза, взглянул в ничего не выражавшее уже лицо Тима и, оправдываясь, прошептал:
   - Сломалось...
   - Это похоже на шлюз: две одинаковые двери, вторая открывается, только если закрыта первая. Обе сразу - никак. Давай попробуем снова опустить внутреннюю створку.
   - Ну уж нет! Я не хочу оказаться в этом саркофаге между двумя запертыми дверьми!
   - По крайней мере, посмотрим, где и как она закрывается.
   Лучи света очертили широкий коридор, уходящий внутрь подземных помещений и теряющийся в сумраке, рассеять который мощности фонарей не хватало. На потолке висели длинные лампы дневного света, поодаль располагались боковые двери и проходы, вдоль стен стояли горшки с высохшими палками каких-то растений и аккуратные лавочки. У самой двери белые стены были измазаны чёрными пятнами и разводами. Подойдя поближе, Тим посветил, поразглядывал, поковырял их пальцем и, саркастично улыбаясь, произнёс:
   - Похоже на... Микеланджело. Работа кровью.
   Дэн усмехнулся, но тут же посерьёзнел, отчётливо представив себе истекающего кровью человека. Пробираясь к выходу и теряя последние силы, тот прислонился к стене. Затем возникшее на мгновение видение исчезло.
   Со стороны коридора над проходом красными буквами было написано "Аварийный выход", а сбоку в стене располагался ещё один штурвал. В отличие от первого, этот функционировал исправно, и при вращении поднимал и опускал дверь.
   - Видишь, тут всё нормально, теперь нужно попробовать поднять внешнюю дверь. Ты пойдёшь в шлюз, а я закрою за тобой, - предложил Тим.
   - Хорошо, - поразмыслив и вспомнив о своей вине, ответил Дэн.
   Войдя в шлюз, он обернулся, взглянул на товарища, навалившегося на рычаг, и стал зачарованно наблюдать, как опускается стальная створка, обрезая полосу света от фонаря Тима. Когда щель полностью исчезла, и дверь замерла, Дэн подошёл к штурвалу внешнего выхода, и, затаив дыхание, положил ладони на леденящее железо. Он замер на мгновение, а потом стал медленно поворачивать штурвал. Рейдер вращал всё быстрее охватываемый досадой и отчаянием, так как никаких изменений не происходило. Наконец он крутанул колесо со всей силой и крикнул Тиму, что это бесполезно.
   Прошли несколько секунд, но из-за внутренней двери не последовало никакого ответа. Дэн подошёл к стальной створке, сильно в неё пнул и крикнул:
   - Открывай давай!
   Оттуда раздался сдавленный ответ Тима:
   - Да пытаюсь!
   - ЧТО!? Пы-та-ешь-ся?! Тим, мать твою! - в это мгновение в сердце к Дэну просочился панический страх человека, оказавшегося в смертельной ловушке. Он с детства побаивался тёмных закрытых помещений и особенно подземелий. Этот страх, почти забытый под давлением пройденных за последние годы испытаний, вновь выбирался наружу, завладевая разумом Дэна, который едва сдерживал панику.
   - Быстрее давай пытайся!
   - Не получается, не выходит.
   Дэн стал отчаянно пинать и колотить в дверь, которая отдавалась глухим звуком. Потом он снова услышал голос Тима:
   - Подожди, тут что-то есть... Чёрт! Оно идёт сюда!
   Раздались выстрелы, потом неразборчивые крики, снова выстрелы, и в конце, удаляющиеся вопли "А-а-а... нет, не-е-ет!" которые вскоре затихли.
   - Тим! Тим, что произошло, ответь! Ответь! - выпалил Дэн, задыхаясь и продолжая колотить в дверь.
   Ответа не было.
   Собирая в кулак остатки самообладания, Дэн огляделся, обводя лучом фонаря ловушку, в которой он оказался. Бетонная коробка с ребром в пару метров и две стальные двери напротив друг друга.
   - Тим! - проорал он снов, нарушая тишину, а затем бросился к штурвалу выхода. Но тот, как и прежде, безвольно и сколь угодно долго вращался в любом направлении.
   - Тим, сука, отзовись! Ну, ответь! - голос Дэна почти срывался на плач, а в мыслях царила паника - ни одной разумной идеи не приходило в голову. Он бессильно упал на колени перед опущенной створкой и в этот момент услышал странные звуки, доносившиеся из-за неё.
   Приложив к холодному металлу ухо, он вслушался, и постепенно маска страха, искажавшая его лицо, разгладилась, а губы невольно скривились в лёгкой улыбке.
   - Ах ты, сука, да я прибью тебя! Он сидит и ржёт там! Да я тут чёть не обосрался, открывай резче!
   Раздался усилившийся хохот, потом створка медленно со скрипом поползла вверх. Как только проём стал достаточно большим, Дэн нырнул под дверь и с ходу саданул кулаком Тиму под дых. Тот повалился на землю, держась за живот, но не переставая хохотать, однако увидев лицо друга, он постепенно умолк, поднялся и произнёс с уже серьёзным видом:
   - Ну, извини, Дэн, я не мог сдержаться, чтобы не подшутить над тобой. Ты, как мы спустились сюда, всю дорогу был такой напряжённый, что я решил немного расслабить тебя. Извини, старик, но согласись же, теперь тут совсем не страшно.
   - Да меня трясёт до сих пор! Тим, не делай так больше никогда, или тебе хана.
   - Хорошо. Как я понял, внешняя дверь не открывается? Наверно она просто сломалась от старости. Это было дурацкое предположение на счёт шлюза...
   - Ладно. И раз уж волей судеб мы пробрались-таки внутрь, давай осмотрим тут всё, а заодно поищем другой выход. Пошли, - сказал Дэн.
   Продолжая хмуриться, он снова взглянул на пятна на стене, подобрал свой рюкзак и направился вдоль по коридору вглубь подземелья.
  
   После осмотра первых же помещений стало ясно, что это не военная база, а обыкновенное убежище. Аварийный выход, через который проникли рейдеры, находился в рекреационной зоне. Надписи на боковых дверях гласили: "Детская комната", "Видеозал" "Спортзал", "Библиотека". Выключатели в коридоре и комнатах не работали - приходилось довольствоваться скудным светом фонарей. Судя по всему, место было заброшенное, но раньше использовалось по назначению, об этом говорили наполовину открытые двери, разбросанные в детской комнате игрушки и оставленная одежда. Везде было очень грязно. Пол был завален мусором, тут и там валялись всевозможные предметы, начиная от чьих-то разбитых очков и заканчивая компьютерными платами.
   Штанга в спортзале на стойке для жима лёжа уже прогнулась под весом блинов. Дэн по привычке прикинул её вес, и тут перед ним возникла картина, того как в ярко освещённом зале, под металлический звук звенящего железа человек в военных штанах и борцовке выжимает эту самую штангу. Его широкая грудь вздымается, а на мускулистых руках надуваются вены. Потом снова опустился занавес из пыльного сумрака, скрывая собой призраки прошлого.
   - Что ты уставился туда? - вопросительно посмотрел на друга Тим.
   - Да так, подумал о тех, кто тут жил и тренировался...
   - Хорошо бы найти генератор и попытаться восстановить электроснабжение.
   Дальше по коридору располагались узел связи и аккумуляторная, на двери которой был значок высокого напряжения. Ни один рубильник в щитке не работал, и после нескольких безуспешных попыток подать в сеть электричество рейдеры отправились в комнату связи. Там всё пребывало в плачевном положении. При первых же шагах внутрь помещения раздался звон, и по полу покатились автоматные гильзы. Тим поднял пару штук и повертел их в руке.
   - Это многое меняет, - сказал он и отбросил гильзы в сторону.
   Терминал связи был прострелен во многих местах. Без особого энтузиазма Дэн щёлкнул тумблером питания, и в это мгновение вспыхнуло несколько светодиодов, и звонкий детский голос пронзил тишину под звуки жизнерадостной мелодии. Из динамиков терминала лилась песенка:
   "Мир нам только снится,
   Но тёмный миг прейдёт.
   Сон ярким светом озарится,
   И пламя всё пожрёт.
  
   Апокалипсис скоро наступит,
   Небо на землю падёт.
   Смерть на дежурство заступит
   И свой урожай соберет.
  
   Смерть моя близка,
   Смерть твоя близка,
   Нам не увидеть больше
   Белые облака.
  
   Смерть моя близка,
   Смерть твоя..."
   Последние слова голос пропел едва слышно, искажаясь и растягиваясь, а затем окончательно растворился в тишине. Дэн с Тимом удивлённо уставились на терминал, не в силах преодолеть оцепенение.
   - Остаточный заряд в конденсаторах, - несколько поспешно высказал своё объяснение очнувшийся, наконец, Тим.
   - Пусть так, только вот песни этой я раньше не слышал.
   - Как будто ты когда-то интересовался детсадовской самодеятельностью. Просто кто-то пошутил и оставил здесь эту запись.
   - А потом решил ещё немного пошутить и расстрелял технику из автомата, так? Очень оригинальный юмор.
   - Давай не будем забивать голову ерундой, а займёмся делом, - Тим поспешил прервать дальнейшие рассуждения друга, однако голос его был уже не столь уверенный как обычно.
   Рейдеры вышли из комнаты и через несколько шагов оказались у места, где коридор раздваивался. Слева его дополняли массивные ворота, которые оставались целиком открытыми. Справа тянулись какие-то помещения. Решили продолжить осмотр с той стороны, которая запиралась. Вдоль по коридору располагались закрытые двери серверной, мастерской и склада. Следующая дверь обратила на себя внимание рейдеров красной надписью "реакторная" и знаком радиоактивной опасности. Она была заперта, но вышибить деревянное полотно не составило труда. Этот проход отличался от остальных коридоров убежища своей круглой формой, некрашеными стенами из бетонных колец, полом из листов армированной стали и лампами в толстых герметичных плафонах, защищённых стальной сеткой. Тоннель водил далеко вперёд, где упирался в гермозатвор. Замка не было, поэтому рейдеры просто начали отворачивать запирающие вентили. Изрядно попотев, они навалились на весьма толстую и тяжёлую круглую створку, и та с трудом открылась внутрь. Тут же завоняло едкой гарью.
   Дэн, было, сунулся вперёд, но сделав за порог первый шаг, замер. В лучах фонарей он увидел несколько почерневших тел посреди комнаты управления. Тела напоминали высушенные мумии в одежде. Стулья валялись опрокинутые, пол покрывало битое стекло, а в противоположной стене зиял чёрный проход к самому реактору. Преодолев отвращение, он медленно зашёл в это царство хаоса и смерти. В это мгновение раздался тревожный сигнал индивидуального счетчика Гейгера, от чего Дэн вздрогнул. Он достал из-за пазухи приборчик и удивлённо уставился на него, пытаясь разобраться в необычных значениях датчика. Тим подошёл посмотреть, что происходит. Осознав, что прибор отображает показания в рентгенах, вместо привычных микрорентген, оба рейдера пулей вылетели оттуда и стали торопливо запирать гермозатвор. Когда последний вентиль был плотно закручен, они выбежали обратно в коридор.
   - Ты это видел? 270 рентген в час - там за несколько часов чернее негра станешь, - прошептал Дэн.
   Тим проверил показания своего счётчика - в коридоре фон оставался приемлемым, хотя и значительно выше нормы.
   - Ничего, мы были там меньше минуты - не страшно, - без особого интереса констатировал он и продолжил, - Похоже, основного питания нам не видать. Должно быть тут случилась авария, поэтому люди и ушли. Будем искать резервное.
   - Мы же были в аккумуляторной, - возразил Дэн, - Там всё давно сдохло.
   - Нет, аккумуляторы служат для бесперебойного питания основных систем убежища, но это не резервный источник. Тут должны быть генераторы. Давай быстрее найдём их и покончим с этим - я уже устал бродить в потёмках. Да и фонари у нас не вечные.
   Пройдя левый коридор до конца, рейдеры так и не обнаружили ни выхода, ни следов генераторов - лишь одни подсобные помещения. Теперь ограничивались прочтением надписей на дверях, не заглядывая внутрь. Когда уткнулись в стену, на которой висела коробка пожарного крана, Тим обратил внимание на разбросанные в углу кости. Он остановился возле них и поморщился.
   - Гильзы, трупы, кости... что дальше? Даже не сомневаюсь что кости человеческие. Подержи, - он протянул свой фонарик, - Посвети, я отолью.
   - Куда?
   - В угол.
   - И не жалко тебе этого бедолагу?
   - Это не бедолага, а просто груда костей, причём не комплект: черепа два, а всего остального определённо не в соответствующем количестве.
   Дэн улыбнулся - ему было не привыкать к цинизму друга. В последнее время это качество стало скорее положительным, или, по крайней мере, полезным, так как помогало легче справляться с теми ужасами, которые наводнили мир, преодолевать страх и просто оставаться живым. Дэн знал, что под маской цинизма Тим умело прячет свои эмоции. Возможно, не лучший подход к самоконтролю, но порой единственно эффективный. Раньше считалось циничным смеяться над смертью, но Тим говорил, что это лучше нескончаемого страха и трепета перед ней. Если смотреть опасности прямо в глаза, то она перестаёт быть страшной.
   Тим справился, наконец, с ширинкой. Одним фонарём Дэн освещал угол, а при помощи второго всматривался вглубь коридора, тонувшего во тьме.
   - О, смотри, как я этому черепу мозги через глаз промываю!
   Дэн усмехнулся, затем выключил оба фонаря и затаился. Журчание сразу же прекратилось.
   - Эй, включи свет!
   Тим прислушался, и разобрал какие-то шаркающие звуки, которые тут же пропали.
   - Дэн, ну сейчас не время на месть и эти шутки! Так что включай давай свет.
   В это время и Дэну послышались далёкие неясные звуки из другого конца коридора. Он поспешно включил фонари, и, не обращая внимания на комментарии друга, снова стал вглядываться во тьму. Тим застегнул молнию, забрал свой фонарь и оба пошли исследовать оставшуюся с другой стороны от ворот часть убежища. Осмотр помещений решили оставить на потом так как время уже поджимало. Пальцы на руке Дэна, сжимавшей рукоять пистолета, уже побелели. Тим своё оружие не доставал, хотя в рюкзаке у него был АКС74, а на поясе висел "Макаров", однако периодически он поправлял кобуру или незаметно прикасался к ней.
   На развилке Тим остановился и приложил ко лбу ладонь.
   - Что-то я хреново себя чувствую, в голове гудит. Воздух тут дрянной.
   Воздух и в самом деле был застоявшимся, затхлым, иссушенным и вонючим, сочетая в себе такие ароматы, думать о которых даже не хотелось. Вся эта смесь немного дурманила голову, но если глубоко не вдыхать вроде ничего слишком плохого.
   - Ты как, нормально? - спросил Дэн.
   - В принципе, удовлетворительно, - Тим сделал несколько глотков воды из фляги, - Ладно, не будем терять время.
   В этот момент послышались шлёпающие звуки, а потом резко оборвались.
   - Ты слышал? Или это у меня, с головой совсем плохо? - прошептал Тим и достал пистолет.
   - Да, и это не в первый раз я что-то слышу - думал кажется, - так же тихо ответил Дэн, водя лучом фонаря вдоль стен.
   - Эй, кто там? - надорвано крикнул в коридор Тим.
   Ответа рейдеры не дождались и осторожно двинулись вперёд. Эта часть убежища была жилой зоной. Сразу от перекрёстка располагались душевые, с другой стороны спальни и комнаты отдыха. За душевыми и туалетами был проход с выбитой дверью. Та валялась на полу, надпись на ней гласила "Генераторная". Внутри царил жуткий беспорядок. Всё было перевёрнуто и разбросано, полки и шкафы лежали на полу, усыпанном множеством гильз. Среди мусора было несколько истлевших тел в военной и гражданской форме. Сами генераторы находились за перегородкой.
   Дизельных генератора было два. Пришлось потратить некоторое время, прежде чем разобраться в технике. Тим лучше соображал в механике, так как Дэн хоть и был информатик по первой специальности, но профессиональные навыки ему практически не пригождались в мире, где не осталось даже центрального электроснабжения, не то, что информационных систем или сетей. Вот и сейчас, пока Тим ковырялся в дизелях, Дэн лишь наблюдал за его работой, исполняя роль осветителя и пытаясь понять, что тот делает.
   - Дэн, кончай играть с гильзами.
   - Что?
   Тим повернулся и пристально взглянул на Дэна, несколько мгновений они так и смотрели друг на друга, потом почти одновременно повернулись в сторону дверного проёма. Сколько они не светили - ничего нового, кроме царившего там бардака, разглядеть не удалось.
   - Чёрт, я точно слышал звон гильз, как если бы кто-то перекатывал их в ладони, или как когда мы шли по ним.
   - Да я тоже заметил, но я думал, это ты шумишь...
   - Будь начеку, сейчас попытаюсь завести эту бандуру.
   Дэн снял свой ПП с предохранителя, выставив режим автоматической стрельбы, и остался смотреть за проходом, водя лучом фонаря по тёмным углам помещения, в то время как Тим, пыхтя, матерясь и чертыхаясь, дёргал стартёр. Мотор фыркал, чихал, но заводиться пока отказывался.
   От напряжённого внимания у Дэна уже резало глаза. Вдруг в проёме с выбитой дверью, вдоль по коридору мелькнула какая-то бесшумная тень. Остановив блуждания фонаря, Дэн посветил туда. В это время заурчал, разгоняясь, генератор и в коридоре начали вспыхивать одна за другой лампы аварийного освещения.
   Неожиданно, откуда-то из глубины убежища раздался холодящий сердце вопль. Дэн поёжился, а Тим снова выругался. Не успев разогнаться, двигатель закашлялся и опять заглох. На этот раз выругались оба.
   - Пиздец. Горючего в баках почти нет, нужно найти хотя бы несколько литров. И запасов здесь не осталось. Нужно посмотреть в мастерской, или на складах, или ещё где, - раздражённо заметил Тим.
   - Кто это там выл так? - не обращая внимания на рассуждения товарища, испугано спросил Дэн.
   - Не знаю, но кто бы там ни выл, лучше ему не показываться, - с этими словами он поспешно достал из рюкзака свой укороченный калашников, прикрутил глушитель, вставил магазин, снял с предохранителя и злобно передёрнул затвор. Потом Тим достал и установил прицел ночного видения.
   Среди хлама и опрокинутых шкафов запасов солярки тоже не нашлось. Крадучись рейдеры подошли к выходу из генераторной, встали от него по обе стороны, затем синхронно выскочили, держа на прицеле оба фланга - в коридоре никого не было. Продвигались они медленно и осторожно, обследуя все подозрительные углы и щели. Тим шёл впереди, а Дэн прикрывал тыл.
   По соседству с генераторной находилось помещение с топливными резервуарами, вот только горючие от них поступало непосредственно по трубам. Убедившись, что никого в комнате нет, Тим приблизился к резервуарам и стал их простукивать. Тут из коридора донёсся сдавленный крик Дэна:
   - Стоять! Стрелять буду!
   Со стороны перекрёстка медленно приближалась голая человеческая фигура, шаркая ногами по полу. Это существо даже трудно было сравнить с человеком: грязное, почти чёрное тело, лысая голова, совершенно нечеловеческое выражение лица и дикий взгляд. Его глаза были широко раскрыты и, не щурясь от света, смотрели куда-то в пустоту.
   - Здесь живёт смерть, - прошептало существо, продолжая шаркать вперёд.
   - Стой, я тебе говорю!
   - Мы давно мертвы. Отсюда нет выхода. Вы все умрёте, вы умрё...
   Раздался хлопок выстрела, и тело рухнуло на пол. Дэн обернулся и увидел, как Тим опускает автомат.
   - Мне показалось угрожающим его шарканье, - сказал Тим, и пожал плечами.
   Где-то в другом конце коридора снова раздался вопль, и послышались удаляющиеся шаги босых ног.
   - Что там бочки? - спросил Дэн.
   - Пустые. Но рядом с ними весела инструкция. Где-то находится запасное хранилище топлива, если мы его найдём, то можно будет переключить систему на него. Иначе, можно залить солярку в генератор напрямую из какой-нибудь канистры.
  
   Свет фонарей уже тускнел, и один решили выключить, оставив про запас. По мере продвижения стал слышен звук похожий больше всего на плач. Он доносился из-за двери в медкабинет. Рейдеры подкрались к ней и прислушались - кто-то тихо скулил и всхлипывал. Тим взял дверь на прицел, и Дэн пинком открыл её. Плач стало слышно отчётливо. В комнате на одном из стульев сидела сгорбившаяся фигура - это был старик в перепачканном халате медслужащего.
   - Эй, старик, - окрикнул его Дэн.
   Но тот никак не реагировал и продолжал всхлипывать, уставивши в пол.
   - Ты кто, как тебя зовут?! Отвечай или пристрелю! - заорал Тим, но результата это не дало.
   Дуло автомата поднялось, но Дэн положил на него ладонь и сказал:
   - Оставь его, он не причинит нам вреда...
   В это мгновение в глазах Дэна вспыхнул свет, кабинет преобразился, пожилой мужчина сидел напротив маленького мальчика и смотрел у него горло, молодая медсестра искала что-то в белом застеклённом шкафчике.
   Плач снова приглушился, так как Тим захлопнул дверь.
   - Ладно, но его вои действуют мне на нервы. Лучше бы он поскорее умолк, раздражённо заявил он, а потом добавил, - Похоже, тут все свихнулись.
   - Нам бы не свихнуться, - тихо отозвался Дэн.
   За медкабинетом располагалась офицерская комната и командный пункт. По левую руку продолжали тянуться жилые помещения. Коридор снова разветвлялся: помимо центрального, в обе стороны уходило два ответвления. Решили обследовать с лева направо.
   Левый проход вёл к непонятному помещению. Вместо двери тут тоже торчали одни петли. Внутри стены были укутаны переплетением труб всевозможных диаметров, тут и там виднелись вентили. Большая часть площади этой котельной, как обозвал её Тим, была огорожена и зияла чёрным квадратным колодцем. Шаги отдавались гулким шумом металлического пола, который фактически нависал над провалом, крепясь к стенам. Здесь воздух был другим - немного пьянящим, но не таким затхлым, а ещё на пределе слышимости раздавался какой-то монотонный звук.
   Долгое беспрерывное "а" неслось откуда-то из глубин колодца. Забыв об осторожности, Дэн с Тимом подошли к поручням и стали вслушиваться в это проникающее в душу "а-а-а". Звук словно холодными потоками омывал всё в груди.
   Перед глазами Дэна с огромной скоростью замелькали картинки жизни убежища: ярко освещённые коридоры, идущие по ним мужчины и женщины, детская комната полная смеха, Техники, снимающие показатели с исправного реактора, механики, ковыряющиеся в моторе военного грузовика, столовая полная обедающих людей. Сотни лиц мерцали перед Дэном. Внезапно гудение, почти заполнившее собой весь мир, разорвал хриплый плач старика. Яркая вспышка, подобная разряду молнии, заставила рейдера вздрогнуть и очнуться. Казалось, что плач раздаётся прямо над ухом. Тим всё ещё продолжал бессмысленно пялиться в черноту бездны за поручнями.
   Увлекаемый неясным предчувствием чужого присутствия Дэн повернулся и встретился взглядом с выпученными глазами жуткого существа, стоящего на пороге и протягивающего к нему свои узловатые руки с длинными почерневшими ногтями. С шипением "умм-рии-тее" фигура бросилась на него, пытаясь сбросить вниз. Дэн рефлекторно поднял вперёд руку с пистолетом и нажал на спусковой крючок, выпуская в тварь длинную очередь, полоснувшую её от живота до головы. Существо упало обратно в дверной проём, истекая тёмно красной, совсем человеческой кровью. Но следом лезли ещё двое - их глаза горели безумием, а тела покрывала изодранная одежда.
   Тим уже очнулся от звука первых выстрелов и теперь среагировал быстрее, помогая подстрелить обоих.
   - Я уснул что ли? Сны какие-то видел, - сказал он, когда всё затихло.
   - Пойдём отсюда - это плохое место, - потянул его за рукав Дэн, бросая беглый взгляд на дыру.
   - Секунду, кое-что хотел сделать.
   Тим снял рюкзак и достал гранату.
   - Зачем?
   Выдернув чеку, он бросил её вниз, а следом с размаху запустил и гранатой, чуть не перевалившись через поручень.
   - Получай, сука!
   - Ёб твою..., - вскрикнул Дэн и выскочил обратно в коридор, перепрыгивая через трупы.
   Тим остался на месте, со злорадной улыбкой смотря в чёрную муть колодца. Граната сразу растворилась в темноте. До дна она так и не долетела, взорвавшись где-то очень глубоко внизу. Сполох пламени был таким же маленьким как фара приближающегося из тоннеля метро поезда. Довольный собой, Тим пошёл к Дэну.
   Рассматривая убитых в жёлтых лучах умирающего фонаря, Дэн заметил, что смерть стёрла с лиц пелену сумасшествия. Это были два мужчины и женщина, два техника и там самая медсестра, что работала с доктором, хотя сейчас её молодое лицо изуродовали шрамы, а из одежды осталась только рваная юбка. Умиротворённые голубые глаза были широко раскрыты и напомнили Дэну Ленку. Он опустился на корточки, и закрыл девушке веки.
   - Спи спокойно, - прошептал он.
   - Давай ты не будешь устраивать тут погребальных церемоний, - окликнул его Тим, - Некогда!
  
   Центральный коридор вёл к гаражу. Там стояло несколько четырёхосных Уралов повышенной проходимости и пара уазиков. Тим остался прикрывать, так как мог заметить опасность издалека через прицел ночного видения, Дэн с фонарём обшаривал машины в поисках топлива. В багажнике одного из уазиков, он нашёл наполовину заполненную двадцатилитровую канистру. Теперь можно было возвращаться к генераторам. Тим пошёл вперед, за ним Дэн, удерживая в левой руке одновременно и фонарик, и канистру, а правой сжимая пистолет.
   На выходе из гаража их снова ожидал сюрприз: из офицерской комнаты выскочил здоровый мужик с обожженным телом в майке, перепачканной чёрными пятнами, и штанах защитного цвета. Он бросился на Тима, когда тот поравнялся с дверью. "Чудовище" прокричало существо и повалило Тима на пол, пытаясь задушить. Дэн бросил горючие, стараясь прицелиться, но не мог рисковать стрелять, опасаясь зацепить друга. Тогда он выхватил нож, и, прыгнув на помощь, схватил левой рукой с зажатым в неё фонарём здоровяка за шею, а правой всадил ему лезвие несколько раз под лопатки. Тот захрипел и закашлялся кровью. Тим тут же отпихнул здоровяка в сторону, освобождаясь от хватки мускулистых рук, подобрал автомат, и пристрелил бедолагу. Через несколько секунд красноватый свет фонаря, упавшего на пол, плавно потух.
   - Где второй фонарь? - спросил Дэн в темноту где, маленьким пятнышком светился прицел калашникова.
   Тим зашевелился, ощупывая себя рукой.
   - У меня был... Но сейчас нету... Я его в котельной уронил, когда те трое напали.
   Вспыхнуло маленькое жёлтое пламя, осветившее несколько квадратных метров пола, потолка и стен, и два лица рейдеров.
   - Держи, и иди ко мне спина к спине, - Тим протянул зажигалку.
   Но вместо того чтобы взять её Дэн выпустил очередь по чему-то за спиной Тима. Тот сунул зажигалку в ладонь Дэну - пламя потухло. Тут же раздались хлопки выстрелов. И крики:
   - Получайте, твари! Вот вам.
   Дэн дрожащей рукой снова зажёг огонёк, и стал вглядываться в уходящие вдаль контуры коридора, куда палил Тим. Между тем, у того закончился магазин, и он стал вставлять второй.
   - Тим, ты чего? По кому ты там палишь? Нет же никого?
   - Как нет, а ты по кому стрелял? Они прямо на нас лезли, этим мерзкие чёрные твари, я их убил!
   - Мне почудилось...
   Когда они прошли вперёд, трупов не было, как и следов крови, тем не менее Тим не унимался.
   - Это бред! Это бред! - твердил он про себя, периодически делая одиночные выстрелы, - Вам не провести меня!
   Коридор всё тянулся, и Дэну казалось, что время остановилось, задохнулось в этой тьме, и они уже никуда не идут, а лишь перебирают ногами в пустоте. Но наконец, из темноты выплыл чёрный прямоугольник входа в генераторную. Тим нырнул в него и исчез, а через мгновение появился обратно, показав жестом входить. Дэн обратил внимание, что смуглое лицо Тима стало мертвецки белым, а всегда крепкие руки дрожали, и смотрел он не в окуляр прицела а чуть сверху.
   Всякий раз, когда Тим смотрел в прицел ночного видения, мир окрашивался в красно-серые тона, и в этом мире на него постоянно шли толпы безвольных людей с потухшими глазами. Их силуэты были не ярко-красными, как у всех живых существ, а походили скорее на аспидные дыры в материи стен и пола. Тени приближались, не обращая внимания на выстрелы, их руки прикасались к Тиму холодящими сгустками тьмы. Силуэты проходили мимо и тянули его за собой. Но когда он отводил взор от прицела, тёплый свет мечущегося в руке друга пламени прогонял этих призраков.
  
   В этот раз генератор завёлся с первой попытки, и включилось красноватое аварийное освещение, которое по сравнению с пережитым нашествием мрака показалось Тиму ангельским сиянием. Однако свет, рассеявший воображаемые страхи, со всей беспощадностью обрисовал картины окружающей реальности: смерть и разрушения царили в этом месте, некогда служившим Убежищем. Вслед за освещением по коридорам тихо продолжила играть та самая детская песенка:
   "Скоро погибнет мир,
   И воцарится Тьма.
  
   Сыпется с неба пепел взрывов,
   Всё полыхает с утра до утра.
   Вот и настала наша погибель,
   Ядерная война..."
   Дальше рейдеры не слушали. Тим сидел на полу рядом с работающим генератором и смотрел на свой автомат. Затем он медленно снял ПНВ и отбросил его в сторону.
   - Зачем ты это сделал?
   - Он сломался, - просто ответил Тим.
   - Пойдём искать выход.
   - Плохо мне что-то. Веди ты, я за тобой.
   Дэну и самому было не слишком-то хорошо, его словно что-то душило изнутри - необходимо было бежать из этого места. Многие вещи, на которые он бросал свой взгляд, вспыхивали перед ним образами прошлого. Дэн залез во внутренний карман куртки и достал пакетик со своими сбережениями. Взяв из него одну таблетку, он разломил её на четыре части, три из которых выкинул, а одну протянул Тиму вместе с флягой воды.
   - На, - сказал он, - Выпей, поможет.
   - Что это?
   - МДМА
   - Что?
   - Повышает содержание серотонина в различных участках мозга. Улучшает настроение, усиливает чувствительность, вызывает прилив сил, - скучающим голосом протараторил Дэн.
   - Ну, давай, - Тим запил водой четвертинку таблетки.
   Дэн поднялся и помог встать другу. Они пошли обратно в гараж. К этому времени зловещая песенка уже перестала звучать. На полу в коридоре валялось в луже крови одинокое тело здоровяка в борцовке. Плач из-за прикрытой двери медкабинета больше не раздавался.
   За гаражом находилась зона разгрузки - очень большое и длинное помещение с высоким сводчатым потолком. Оно было уставлено деревянными ящиками с одной стороны, а с другой оснащено ленточным транспортёром, идущим вдоль стены. Выход должен был располагаться где-то в дальнем конце этого подземного ангара.
   Когда рейдеры пересекли зал и свернули за поворот, они увидели необычную картину. Перед внутренними воротами убежища, стоял разбитый и сгоревший Урал, потолок над ним был покрыт чёрной копотью. Створки ворот были вмяты и немного разошлись, но широкая щель между ними была засыпана обломками скалистой породой вперемешку с бетонными блоками и изогнутыми кусками арматуры. Даже беглый взгляд лишал какой-либо надежды воспользоваться этим выходом. Сердце Дэна тревожно забилось быстрее, Тиму же, казалось, было уже всё равно.
   - Нужно найти планы убежища. Должны быть ещё воздушные шахты и аварийные выходы, - рассудил он.
   Снова пришлось возвращаться. Когда в очередной раз проходили мимо жилых комнат, Дэн заглянул в одну из них сквозь приоткрытую дверь и тут же пожалел о сделанном. Окрашенная красными оттенками освещения комната была полна трупов, некоторые лежали в кроватях, другие на полу. На двери было написано "Детская спальня". Тут же вспыхнула картина, как матери укладывают спать своих детей, сидя на краю кровати, укутывая одеялом, целуя перед сном...
   - Боже, - прошептал он одними губами, догоняя Тима.
   План нашёлся на перекрёстке между жилой, рекреационной и служебной зонами. Это был свисший со стены листа ватмана, под которым лежали осколки стекла. Завернувшаяся вниз бумага была обращёна лицевой стороной к стене, поэтому изначально на неё и не обратили внимания. После изучения схемы эвакуации и условных обозначений стало известно, что аварийных выхода у "Последнего приюта" всего три. Кроме того прохода, через который попали в убежище рейдеры, один располагался в хирургии, а другой в мастерских.
   - Снова видеть этого чокнутого старика у меня нет никакого желания, пойдём лучше через мастерские, - предложил Тим.
   - Пойдём. Может, чего полезного там ещё раздобудем, - согласился Дэн.
   Мастерские являли собой не столь страшное зрелище, как остальная часть убежища. Здесь всё оставалось в относительном порядке. Шкафы и ящики с инструментами были закрыты. На столах лежали электромоторы, блоки неясного назначения, мотки и обрубки кабеля. Там же стоял телевизор со снятой задней крышкой. Дальше находился настолько большой цех, что аварийное освещение едва обрисовывало силуэты размещённых в нём станков и машин. Железная дверь с надписью "Аварийный выход" была в самом его конце.
   Дэн подбежал к стальной двери и с силой навалился на штурвал.
   - Помоги же, не повернуть что-то никак!
   - Не старайся, она заварена.
   - Что?!
   Дэн пристальнее посмотрел на створку и с ужасом заметил, что во многих местах та приварена к косяку.
   - Надо найти автоген, - тут же предложил он.
   - Может сначала проверим выход через медпункт? - с сомнением предложил Тим, - Хотя, мне почему-то кажется, что не ждёт нас там ничего хорошего.
   Рейдеры решили остаться пока в мастерских. Через полчаса тщательного осмотра они смирились с тем, что автогена там нет, зато Тим обратил внимание на лежавший посреди стола чей-то дневник. Он взял его, открыл на последней записи и прочитал вслух:
   - Всё! Терпеть это больше нет сил: почти все умерли, большинство из оставшихся свихнулось. Мы с Коляном уходим. Мы застопорим внешнюю створку шлюза, так чтобы внутреннюю нельзя было открыть со стороны убежища, пусть расплодившееся здесь зло сгниёт ко всем чертям! Постскриптум. Автоген мы сломали и выбросили в чёртовый колодец. Горите все в Аду! 5 марта 3-го года после Апокалипсиса.
   - Нет, нет, я так не согласен! - взбунтовался Дэн, осознав прочитанное, - они что, уходили последним возможным путём, который сейчас недоступен? У нас много взрывчатки, мы проделаем дырку в этой крысоловке!
   - Не спеши, Дэн, надо подумать.
   Думал Тим долго. Тем временим, Дэн стал листать дневник. С каждой прочитанной записью он всё больше запутывался, пытаясь понять происходящее.
   "Заселились, понаехало куча важных персон... Какой дурак придумал назвать убежище "Последним приютом"?... Живём нормально... Военные ведут себя странно последнее время - ходят нервные и раздражённые, детям снятся кошмары... Люди плохо себя чувствуют, врачи не могут понять... Промёрз внешний резервуар с водой - будем мыться раз в неделю... За последнее время умерло несколько детей... Пришёл Полковник с ребятами и велел "из соображений безопасности" заварить два аварийных выхода из трёх ... Ночью стреляли... Некоторые сходят с ума. Начальнику совсем плохо, он организовал вооружённые караулы... Люди продолжают умирать... Сегодня ночью солдаты из караула, поставленного начальником в реакторном отсеке, расстреляли техников, повредили реактор и померли там же от облучения. Едва успели заглушить его и закрыть переборку. Саня и Степан получили мощный передоз... Живём на энергии дизелей... Трупы сбрасываем в колодец... Колян говорит, что все несчастья из-за этой чёртовой дыры - по проекту это колодец, но воды там почему-то так и не нашли... Свихнулся доктор Семёнов - постоянно твердит о том, что видит умерших людей... По нашим расчётам соляры хватит ещё на пару недель... Всё, командиру совсем крышу сорвало - он взрывом завалил главный вход... Несколько из гражданских забрались в один из Уралов и с разгону таранили внутренние ворота - ну и дебилы - весь день воняло палёным мясом... Полковник пропал, почти все офицеры бродят, пуская слюни, по коридорам. Трупы давно не выносят - от этой вони болит голова"
   - Ну что вычитал?
   - Потом сам почитаешь, я прихвачу с собой. Придумал, как нам выбраться?
   - Попробуем через вентиляцию пролезть к той решётке, что была в потолке шахты, если не получится, возьмём пару кувалд и будем ломать стену у заклинившей двери.
   Пошарив по ящикам, Тим выбрал несколько инструментов и свалил их в найденный тут же мешок. Также он отыскал пару работавших фонарей. Решили пробираться в вентиляционные трубы из тренажёрного зала, как наиболее близкого к выходу помещения.
   Найдя на потолке решётку, Дэн с Тимом поставили под ней две скамьи, а попрёк них сверху третью. Потом Тим раскрутил шурупы и открыл вентиляционный люк. Сверху посыпались клочья пыли. Подтянувшись, он словно червяк втянулся в квадратный короб. Судя по размеру, это была основная магистраль. Посветив вперёд, Тим пополз, стараясь не поднимать облако пыли перед лицом.
   Через метров двадцать труба поворачивала направо и упиралась в лопасти огромного вентилятора. Протиснуться между ними Тим не мог, поэтому пришлось изрядно попотеть, чтобы отогнуть одну из них. В любом случае демонтаж занял бы ещё больше времени и усилий. Далее шёл вентиляционный коллектор, в который с трёх сторон выходили одинаковые трубы, оканчивающиеся вентиляторами. В полу коллектора была та самая решётка из толстых стальных прутьев. Она представляла собой люк, запертый на навесной замок.
   - Всё ОК! - крикнул Тим.
   - Отлично!
   Тим достал одну тротиловую шашку и поместил между замком и торчащей из стены петлёй, аккуратно присоединил детонатор, настроил частоту и пополз обратно. Спрыгнув с потолка, он достал детонационный пульт, ввёл задержку нулевую срабатывания и номер частоты, вжал голову в плечи, зажмурился и произнёс:
   - Бабах!
   Раздался взрыв, и волна воздуха ударила из отверстия в потолке. После повторного осмотра Тим радостно прокричал, что замок сорвало к чертям собачим, и решётка открывается. Вылез из вентиляции он уже весь чёрный от грязи.
   - Ну что, Дэн, последнее дело у нас осталось с тобой, последний должок, так сказать.
   - Что там ещё?
   - Выполнить погребальный обряд над всем этим местом, - он потряс связкой тротила, - пойдём?
   - Ооо, большой бум, Дэн любит большой бум!
  
   Тим с Дэном вновь зачарованно смотрели в засасывающую тьму колодца - их взгляды провожали летящий вниз свёрток из взрывчатки, обёрнутой одеялом.
   - Вам почта, примите посылочку, - прокричал Тим вглубь колодца и плюнул вслед, - Дэн ты правильно указал адрес?
   - Да. Дьяволу в Ад.
   - Тогда нам пора.
   Перед уходом Дэн вновь взглянул в лицо застреленной им девушки.
   - Мы подарим вам всем упокоение, прощай! - прошептал он, а потом обратился к товарищу:
   - Тимоха, я тут ещё об одном деле вспомнил, я быстро.
   - Что ещё за дело?
   - Навещу нашего плаксу.
   - А, ну давай. Я бы его и сам пристрелил с удовольствием, но раз тебе захотелось...
   - Ты не понимаешь.
   - Давай, давай. Только быстрее и осторожнее. Хоть чудиков больше и не видно, это не значит, что их нет.
   Тим направился в спортзал, поигрывая с пультом взрывателя в руке. Добравшись туда, он разобрал автомат и сложил его в свой рюкзак, проверив предварительно пистолет на поясе. Потом стал дожидаться Дэна.
   С предвкушением Тим снова достал из кармана взрыватель. Когда рейдер взглянул на дисплей устройства, его глаза округлились. От удивления крик застрял у него в горле. Взрыватель был активирован на предустановленную им частоту и отматывал истекающие секунды. В последний миг Тим успел проорать лишь одно слово:
   - Дэн!!!
  
   Рейдеры не оглядываясь бежали по коридору аварийного выхода. Лицо обдувало приятной подвальной сыростью, пахнущей гнилой травой и хвоёй. Брезжил мягкий утренний свет, развеивая мрак коридора своими лучами и делая фонари ненужными. Где-то глубоко под горой, съев последние капли топлива, заглох дизель электрогенератора, и мотор навсегда остановился. Алый искусственный свет медленно умер, уступив место сгустившейся тьме, сочащейся из колодца. Бесплотные тени снова выползли из своих мрачных углов. Плач старого доктора больше не отпугивал их. Доктор Семёнов, то единственное человеческое, что ещё оставалось в этом проклятом месте, лежал с закрытыми глазами на кушетке и улыбался. По полу растекалась его тёплая кровь.
   Занимался рассвет, и над плато возле "Последнего приюта" всходило солнце. Впервые за последние три года на Земле затянутой чёрными облаками было видно, как поднимается из-за горизонта светило.
   Дэн шёл по заросшей дороге вместе со своим лучшим другом. Он думал о Ленке, о том, что любит её и непременно заберёт с собой по возвращению в Рудное.
   Когда рейдеры вышли за ворота Зоны, они обернулись и посмотрели на вершину горы. Где там, в глубине её недр покоилось навсегда погребённое под завалами убежище "Последний приют". Одним злом на свете стало меньше.
  
   Откуда-то издалека, пробирался звук знакомого плача. Словно волнами он то затихал, то снова набирал силу и слышался постепенно всё отчётливее. Дэн разлепил глаза, но ничего не изменилось. Он попытался поморгать, чтобы убедиться, что глаза действительно открыты, но это далось ему с большим трудом, отозвавшись эхом боли в голове. Рейдер никак не мог сообразить, что случилось, что происходит и где он - в мыслях царил какой-то бессмысленный шум, как будто его мозги взбивали миксером.
   - Тим, ты тут? - услышал он свой хриплый слабый голос.
   Дэн лежал на грязном холодном полу, пахнущем блевотиной, и состояние у него было как при жутком похмелье. Он попытался встать на четвереньки. Накатила волна боли, идущая от руки - на ощупь она была распухшей, а рукав куртки затвердел от засохшей крови.
   - Чё было-то? - Промычал он себе под нос, пытаясь встать на четвереньки.
   Кругом стояла непроницаемая тишина, плач оказался лишь частью сна. Этот плач - Дэн вспомнил, где слышал его накануне, и тут же пришло осознание происходящего. Он понял, где находится, и всё тело бросило в жар, который сменился дрожью и ледяным потом. Воспоминания безжалостно вспыхивали в его памяти, почти разрывая сознание на части.
   - Я скоро вернусь, я обязательно вернусь! - кричал Тим, бросив тщетные попытки разобрать завал, - Максимум четыре дня, и я приду с подмогой, мы вытащим тебя оттуда, братан, всё будет хорошо! Ты только держись!
   Дэн бессильно повалился на пол, с радостью вновь отдавая забвению не выдержавшее сознание. Когда он очнулся снова, голова уже не болела, и мысли пришли в сравнительный порядок. В абсолютной темноте складывалось впечатление отсутствия какого-либо пространства. Рейдер стал обшаривать пол вокруг себя, чтобы сориентироваться. Через несколько минут его рука нащупала корпус фонарика, позаимствованного в мастерской.
   Дэн находился в коридоре перед заблокировавшим его завалом. Пол в этом месте был заляпан кровью, лужа блевотины под ногами уже высохла. Рядом валялся пакет, с высыпавшимися из него таблетками. Сев на одну из скамеек около стены, Дэн посмотрел на часы и задумался о своём положении. С момента взрыва прошло около семнадцати часов. Он даже не сомневался, что в этот момент его друг почти пробирается через тайгу, не сделав за всё время ни одного привала на отдых и еду. Дэн знал это, ведь сам поступил бы в подобной ситуации именно так, он всецело доверял Тиму, как самому себе. Оставалось только ждать, но это было труднее всего.
   Рюкзак находился где-то за завалом, и с собой у Дэна остался только пистолет, фонарик, зажигалка Тима и несколько пакетов с наркотиками. За пазухой также оказался дневник из мастерской.
   - Господи, всё заново, только ещё хуже, - прошептал рейдер и, прихрамывая, побрёл вдоль по коридору.
   Убежище сильно пострадало при взрыве: некоторые стены были перечерчены широкими трещинами, потолочные плиты местами обрушились, несколько помещений было частично завалено. Когда по убежищу прокатился отчаянный крик Тима, и взрыв сотряс всю гору, Дэн находился в медкабинете и едва успел отпрыгнуть в сторону от обрушившегося потолка. Не смотря на это, несколько тяжёлых обломков всё равно зацепили его. Доктор Семёнов оказался где-то под завалом.
   Хотя генераторы и вышли из строя, немного зарядившиеся аккумуляторы некоторое время продолжали питать уцелевшие лампы аварийного освещения. На удивление, коридор, ведущий в котельную, остался невредимым и по-прежнему упирался в тёмный провал дверного проёма. Однако трупы, которые здесь оставались, исчезли. Заглянуть дальше Дэну не позволил почти панический страх, который охватывал его в этом месте.
   Когда Дэн приблизился к складу, располагавшемуся в служебной зоне, изнутри до него донеслись звуки, похожие больше всего на чавканье. Вздрогнув, он замер, прислушиваясь и оглядываясь. В углу коридора виднелись сваленные кости. Дэну сразу вспомнился Тим и его решительная непоколебимость. Расслабившись, рейдер удобнее сжал рукоять пистолета и медленно открыл дверь склада - обдало волной трупного запаха. Среди разорванных коробок и пакетов, опрокинутых стеллажей, куч консервных банок и прочих припасов виднелась сгорбившаяся фигура, занятая, видимо, своей трапезой. Дэн уверенно зашёл внутрь, продолжая целиться в спину сидевшему человеку - тот, казалось, не обращал внимания ни на свет фонаря, ни на звук шагов. На окрик фигура тоже не среагировала. Подойдя поближе, Дэн разглядел, что, судя по обнажённой фигуре, это, скорее всего, подросток.
   - Будь на моём месте Тим, ты бы уже валялся с дырой в затылке, - крикнул Дэн существу, сидевшему на корточках. То перестало чавкать и замерло. Рейдер стал обходить его сбоку, распинывая консервы и коробки. Существо повернуло голову и уставилось на Дэна, который от неожиданности увиденного запнулся и чуть не упал. Смотревшая на него хищная морда была перепачкана кровью, а в руках существо сжимало наполовину обглоданную человеческую ногу.
   - Всё-таки Тим был бы прав, - сказал Дэн и выстрелил.
   Стараясь не глядеть на остатки трапезы, рейдер отыскал несколько консерв, пакет орехов, сухофрукты и бутыль с водой, затем спешно удалился. Обосноваться он решил в относительно уцелевшей мастерской, где было немного уютнее и спокойнее. Там же нашлось несколько запасных батарей к фонарику, с которыми при достаточно умеренно экономии света можно было протянуть до прихода Тима. Устроившись за одним из обитых железом столов, Дэн поел. Потом он решил поспать, чтобы забыть обо всех пережитых кошмарах.
  
   Дэн лежал на импровизированной кровати из чехлов, накрывавших некоторые станки. Периодически он замирал, не дыша, и прислушивался, иногда включал фонарь и освещал закрытую дверь мастерской. Ему казалось, что за ней постоянно кто-то проходит, и доносятся какие-то голоса. Убежище существовало своей таинственной и непонятной жизнью. Уставившись в непроницаемую пелену мрака, Дэн пытался успокоиться и расслабиться, думая о хороших вещах: о прежней жизни, об их с другом приключениях, о наступившей, наконец, весне и о девушке Лене из Рудного. Но каждый раз ход его мыслей прерывали ужасные картины из жизни убежища: сумасшедшие взгляды его обитателей, изувеченные трупы, разрушенные помещения...
   Измучавшись в конец, но так и не уснув, Дэн включил фонарик, достал записную книжку и стал перечитывать. Потом он отыскал в одном из ящиков старую шариковую ручку, хотя и пришлось потратить несколько минут на то чтобы расписать её. Открыв на последней записи, Дэн продолжил летопись убежища. Он стал в подробностях описывать то, как они с Тимом наши убежище, попали внутрь, и что с ними здесь происходило.
   Часы ожидания тянулись незаметно, и Дэн стал постепенно привыкать к своему положению. Темнота и мерещившиеся ему звуки перестали так сильно пугать, и он выбрался из своего убежища в мастерской, чтобы развеять остатки своих иррациональных страхов. Он ходил из комнаты в комнату, смотря на печальные картины разрушений и натыкаясь тут и там на трупы. В конце концов, Дэн настолько привык к ликам смерти, что уже запомнил, где и в каких позах лежат тела, и перестал обращать на них внимание. Но легче ему не делалось, наоборот, постоянно мерещились какие-то тени и слышались туманные голоса. Порой Дэн различал даже отдельные слова и фразы, звучавшие особенно отчётливо, будто совсем рядом.
   Часто Дэн смотрел на часы, и вновь начинал подсчитывать, сколько времени прошло, и сколько понадобится Тиму, чтобы добраться до Рудного, взять несколько человек, инструменты и вернуться. От безделья, но больше от беспомощности рейдер нашёл тяжёлую кувалду и стал пытаться пробить стену у последнего, не заваленного аварийного выхода в мастерской. В бешенстве он колотил по осыпающейся стене, но когда наткнулся на железобетонную плиту, удары стали с болью отдаваться в руки. Открылась и заныла недавняя рана, поэтому Дэн с неохотой оставил эту затею.
  
   На следующий день видения стали отчётливее, это уже нельзя было назвать плодами перепуганного воображения, отыскивающего затаившихся среди теней монстров. Это были смутные силуэты, пролетавшие мимо рейдера, а иногда останавливавшиеся и зависавшие перед ним. Несколько раз Дэну показалось, что он видел доктора Семёнова, а однажды, проскользнувшая мимо тень сказала "привет". Хотя учитывая то, что видения не являли никаких признаков материальности, и накануне, чтобы уснуть, была принята небольшая доза наркотиков, Дэн списывал всё на галлюцинации. В этом океане безумия дневник служил единственным спасательным кругом, за который хватался разум. Дэн тщательно записывал, а потом перечитывал всё происходившее и привидевшееся ему, рассуждая о форме и природе этих явлений.
   К концу второго дня Дэну уже было всё равно, что происходит вокруг него. Он глушил удачно найденную водку и рассказывал призракам о друге Тиме, о деляге Иване и о красавице Ленке. Ему уже казалось, будто он родился в этих коридорах и провёл тут всю свою сознательную жизнь, а Тима никогда и не существовало. В тот вечер Дэн долго не мог уснуть, несколько раз возвращаясь к дневнику.
   Утром, которое было столь же чёрным, как и весь этот маленький подземный мирок, Дэн решил, что пора завязывать со стимуляторами, так как от них было только хуже. В этот день умерла последняя батарея, которою он нашёл, и его остаток рейдер провёл в темноте, закутавшись в тряпки и размышляя о том, чем он займётся, когда выберется. Огромных усилий стоило не дать ускользнуть едва тлеющей во мраке искре сознания. Когда казалось, что мир вот-вот исчезнет, рука тянулась к зажигалке Тима, и вспышка на миг озаряла реальность, приводя Дэна в чувства.
   Под вечер усилием воли Дэн встал, нашёл в темноте на ощупь стул, и разломал его на куски, потом расщепил охотничьим ножом большие куски дерева на щепки и сложил нечто вроде костерка. Вырвав несколько страниц из дневника, он разжёг небольшой огонь, от яркого света которого стало резать в глазах, а тени разбежались по дальним углам. Потом он стал записывать те слова, которые лично мог уже никогда не сказать.
   Следующее утро несколько отличалось от предыдущих. Дэн не ощущал больше прежней тяжести на души и давления страха, зато тоска стала почти беспросветной. Полностью прошла боль в руке. Некоторое время рейдер шатался по остаткам убежища, пока не заметил, что его глаза привыкли ко тьме, и мрак уже не столь густой, как раньше. Контуры предметов были едва заметны и очень расплывчаты, но это позволяло ориентироваться в пространстве. Ожившие тени, наоборот обрели более отчётливые очертания, и теперь стали заметны элементы одежды и черты лиц. Их взоры останавливались на Дэне, но не задерживались надолго. Рука снова потянулась за зажигалкой, но так и не нашла её. Часы тоже куда-то исчезли. Дэн искал пропавшие вещи в мастерской, но так и не нашёл их.
   Тем временем глаза всё лучше приспосабливались ко мраку, и теперь в сером мареве Дэн ощущал себя заметно уютнее. Раз за разом он проходил из одного конца убежища в другое, бесцельно заглядывая в помещения, и наблюдая за игрой теней. Даже таинственный колодец перестал внушать панический страх. В котельной теней было особенно много: они прятались среди труб, скользили вдоль поручней, вылетали из провала и снова туда ныряли. Периодически Дэн возвращался к месту завала, отрезавшего убежище от внешнего мира, и стоял перед грудой обломков, вспоминая свою жизнь, и снедаемый тоской по всему, что осталось снаружи.
   Дэн потерял счёт времени, забыл о пище и сне, он просто ждал, пока вернётся друг и освободит его. Наконец, в один момент, что-то изменилось, словно нарушилось в привычном течении вещей.
   Затрепетав всей душой, Дэн бросился к аварийному выходу. Покорёженная стальная створка лежала на полу среди обломков стены. Сквозь образовавшийся проём наружу уходил длинный тоннель вентиляционной шахты. На душе стало очень легко, а изъевшая её тоска навсегда растворилась.
   - Ты вернулся, дружище, ты выполнил обещание и вернулся, - шептал он, улыбаясь и не веря своим глазам, зачарованный открывшимся освобождением.
   Словно загипнотизированный Дэн продолжал стоять в блаженном умиротворении перед порогом, отделяющим его от другого мира, не замечая ничего на свете. Потом была яркая вспышка и бесконечное падение во мрак.
  
   "Зажигалка на исходе, мои силы и нервы тоже. Я соорудил небольшой костёр, чтобы сделать эту последнюю запись.
   Тим, дружище, хреново конечно получилось, но это не наша с тобой вина. Если ты читаешь эти строки, это значит, что мне не повезло. Это место действительно проклято, и оно хотело забрать нас к себе навсегда. А теперь оно пытается добраться до меня. Я уверен, ты скоро придёшь, чтобы помочь мне спастись, но не знаю, сколько я ещё смогу продержаться. Я не хочу, чтобы вместо меня ты нашёл существо с обезумевшим взглядом, вроде тех бедолаг, что здесь укрывались. Но я обещаю, что буду бороться до последнего.
   Я много думал о жизни. Если я не выкарабкаюсь, отдай мою половину сбережений Лене и позаботься о ней. Оставшись наедине с собой, я заглянул в своё сердце и понял, что не хочу погибнуть, так и не сказав никому "Я люблю тебя". Передай ей эти слова.
   Ты был лучшим другом, о котором только можно мечтать, и ты спасал меня из многих передряг, но рано или поздно приходит время умирать.
   Мне кажется, что сейчас пришло моё время.
   Денис"
   Дочитав, Денис закрыл потёртый дневник с пожелтевшими от времени страницами. Посмотрев на высокого мужчину с суровым небритым лицом, он спросил:
   - Дядя Тимофей, а моего отца звали также как меня?
   - Да Дениска, твоя мама назвала тебя в честь него.
   - А что произошло в том убежище? Почему он... погиб?
   - Я вернулся так быстро, как только можно. На четвёртый день мы уже были там. Когда мы проникли внутрь, я долго не мог найти Дэна, а потом наткнулся на этот дневник, аккуратно лежавший перед дверью в реакторную.
   - А почему его могила здесь, на этом холме?
   - Я не стал оставлять там его тело, и похоронил Дэна тут, возле вашей деревни, чтобы иногда навещать твою маму... и его.
   Денис посмотрел на ржавеющее надгробие. Когда-то эта стальная плита была дверью убежища.
   - А то убежище, оно все ещё там?
   - Нет, теперь там только камни да лес, я уничтожил убежище. Кстати, вот тебе подарок от твоего папы, - Тим протянул мальчишке пистолет Дэна.
   - Вау, вот это да! Это же целое богатство!
   - Запомни, Дениска, богатство - это близкие тебе люди, а это оружие поможет их защитить.
   Парень с трепетом изучал древнее оружие ушедшего мира, пистолет, который не раз спасал отца, забирая жизни его врагов. Глаза Дениса горели восторгом и азартом.
   - Дядя Тим, а вы надолго у нас останетесь?
   - Нет, я сделал то, что хотел, теперь мой путь лежит дальше.
   - Но я не умею обращаться с этим оружием..., парень замялся, но всё же решившись, продолжил, - Дядя Тим, можно я пойду с вами? Я хочу стать рейдером, таким как мой отец, я хочу научиться защищать близких!
   На хмуром лице Тима появилась добродушная улыбка, он посмотрел в столь знакомые глаза мальчика, глаза старого друга, которые снова сияли решимостью и жаждой приключений. Четырнадцать с половиной лет он не видел этого взгляда.
   - Ну что ж, я ждал, пока ты спросишь, Дэн.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Каг "Операция "Поймать Тень""(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"