Путилин Юрий Александрович: другие произведения.

Воспоминания и размышления о моей жизни .Том 1 часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.44*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Автор продолжает рассказывать об интересных событиях своей жизни. Крах детской мечты. Вкус крестьянского хлеба.Не плачь, девчонка! Курсант ЧВАУС ДА. Курс молодого бойца. Присяга."Мы не сеем и не пашем..."Курсантские будни.Знаменосец училища. Встреча братьев. Стажировка. МЫ - лейтенанты.

  Ю.А.ПУТИЛИН

ВОСПОМИНАНИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ О МОЕЙ ЖИЗНИ. Том 1 кн.2

  СОДЕРЖАНИЕ :

Крах детской мечты. Вкус крестьянского хлеба. Не плачь, девчонка! Курсант ЧВАУС ДА. Курс молодого бойца. Присяга. Курсантские будни. Знаменосец училища. Встреча братьев. Стажировка. Мы - лейтенанты!

ГЛАВА 10 . КРАХ ДЕТСКОЙ МЕЧТЫ

   Поездка в Москву деревенского паренька ,который дальше г.Валуйки (это 30 км от села) не ездил, было большим событием. Я стеснялся всего-стеснялся кушать при людях, разговаривать, а тем более сходить в туалет. Вспомнился рассказ мамы, которая как - то сопровождала соседку -бабульку в больницу г. Валуйки. Повела она ее в туалет и говорит : " Садитесь бабушка на этот белый унитаз и делайте свое дело, а я Вас поддержу". В ответ бабулька возразила : " Да ты шо, Танька, на цю мысочку? Я дома с хужей ем !".
   Ваня постепенно приучал меня к быту, он всю жизнь в разъездах, для него это было в порядке вещей.
   По приезде в Москву в первую очередь, конечно, на Красную площадь и в Мавзолей В.И.Ленина. Я был потрясен. Я ,обыкновенный деревенский мальчишка и на Красной площади, и в Мавзолее? Ване все время приходилось напоминать, чтобы я закрыл свой рот, а то очень не прилично.
   Сдали документы в приемную комиссию, и я как - то заметил удивленный и какой - то пренебрежительный взгляд на себе женщины, которая принимала их. Знаете, такой взгляд бывает только у москвичей, выражает он что - то типа: " Вот, деревня, понаехали тут !".
   Определили меня в общежитии на 5-й этаж, из окон которого была видна Москва. Где устроился Ваня, ей Богу не помню ! Говорил, что у друзей. Но мне кажется, что он ночевал где придется, может и на вокзалах .
   Начались консультации перед экзаменами, на которых я почувствовал, что знаю материал не хуже других, а по математике значительно лучше. Особенно отличались в знаниях в лучшую сторону деревенские от москвичей. Это я заметил сразу же, поэтому уверенности, что я поступлю, прибавилось. Нам объявили, что конкурс будет в пределах 5-6 человек на место. Но тут вмешались китайцы. Прибыло китайцев человек 200, поселили их на первом этаже. По общежитию сразу же распространился запах тушеной капусты, который всегда у меня вызывал неприятные ощущения. Китайцы принимались без экзаменов, и конкурс они нам подняли с 6 человек на место до 11 человек.
   Мы их сразу же возненавидели и за тушеную капусту, и за праздный образ жизни -к экзаменам не готовились, а только распевали песню " Подмосковные вечера" и мешали нам готовиться к экзаменам.
   Была еще одна категория абитуриентов, которые сразу же заявили, что они поступят, и не скрывали этого. Это дети богатых москвичей, которых папы привозили на консультации и экзамены на машинах - Волгах и ЗИМах. Они все держались как - то особняком, с нами не контактировали. Так что шансов поступить в институт было мало. Но ничего, я не терялся. Сдавать надо было 5 экзаменов : русский язык (сочинение), физику, немецкий язык, математику письменно и математику устно (алгебру,геометрию и тригонометрию). Я так все запомнил, что написал в том порядке, как я сдавал.
   Сочинение (образ Андрея Болконского в романе А.Н.Толстого "Война и мир") - пять, физика - пять, немецкий язык - пять. На экзамене по немецкому языку произошел случай, который запомнился на всю жизнь ( я уже упоминал об этом ранее ). Были теоретические вопросы (грамматика ) и практика - надо со словарем перевести текст из одной книги. Когда я увидел эту книгу, сердце радостно забилось - это рассказы об английском национальном герое Робин Гуде. Эту книгу наш учитель по немецкому языку Егор Степанович постоянно приносил на занятия. После ответов на теоретические вопросы преподаватель ткнул пальцем в текст - от сих и до сих. Я бодро перевел без словаря. Он подумал, что я вызубрил, перевернул несколько страниц, а я ему опять без словаря перевел, даже больше, чем он просил.
   Пятерку он мне ставил с каким - то удовольствием и просил передать при случае привет преподавателю немецкого языка.
   Осталась математика, мой любимый предмет, и я уже не сомневался, что стану студентом. Но вмешался случай. При переписывании условия задачи (две буровые машины бурят тоннель навстречу друг другу с разными скоростями и через сколько они встретятся, что - то в этом роде ), я переписал условие задачи неверно и мне ее не засчитали, хотя решение было правильным. В итоге - трояк. Я ходил опротестовывать оценку, чем еще больше разозлил преподавателя. Мне ответили -впереди устный экзамен и не все еще потеряно.
   Как измывался преподаватель математики, старикашка, божий одуванчик, на устном экзамене. Он гонял по всему курсу и выдал "вердикт" :
  -" Да, молодой человек ! Вызубрили Вы теорию отлично, но больше "тройки" я поставить не могу. Практика у Вас слабовата, практика! А это главное !" и поднял глубокомысленно свое очкастое личико с бородкой клинышком.
   Да не в моих знаниях было сомнение, а в моих заплатанных брюках, отсутствием мест в общежитии и надо больше принять москвичей, папаши которых возили на экзамены на машинах, т.к. основную массу мест в общежитии заняли китайцы.
   Итак, результат - двадцать один балл, а проходной - двадцать три балла. И тут я допустил стратегическую ошибку. Некоторые наши ребята, что тоже не прошли по конкурсу, забрали документы и поступили в МАИ (Московский авиационный институт), т.к. там проходной балл был "21" . Но я уперся, поступать буду на следующий год и обязательно стану геологом. Видимо сказалось присутствие и влияние Вани, у которого кончался отпуск, деньги и надо было ехать на Ямал.
   Чтобы скрасить горечь поражения, мы решили сделать "отвальную", да не где-нибудь, а в ресторане "Метрополь". Я никогда не был в ресторане и для меня это было необычно. Ваня решил меня отвлечь от моих тягостных мыслей и заказал "заморское", как он сказал, блюдо. К моему удивлению,нам принесли каких - то ракушек. Оказывается, это были устрицы,живые. Надо было капнуть из бутылочки каким - то раствором (потом я узнал, что это сок лимона ), она раскрывается, шевелится и ее надо живую ложечкой запихать в рот. Фу, какая гадость ! Причем, она еще и скрипит как-то, очевидно протестует. Помню, я сказал тогда Ване : -" Вань ,я исты ны буду! В саду у нас я такэй гадости, улиток цих, бысплатно тыби налавлю. Скильки хочишь!" . Так и не попробовал я этого заморского блюда, а он мужественно ел (деньги ведь заплачены). Хотя, как он говорил мне - финансы пели романсы. Купил он мне обратный билет в общий вагон до ст.Валуйки, а себе полный баул таранки, настоящей-астраханской. Я не понял, как можно остальные деньги потратить на таранку. На что услышал в ответ :- " Я с этой таранкой буду ехать как король. Меня всю дорогу будут кормить и пивом еще поить".
   Итак, не сбылась моя мечта стать геологом. Ваня проводил меня с Павелецкого вокзала до ст.Валуйки, а сам поехал до Тюмени и далее пароходом до своего Ямала ,где и застрял на всю оставшуюся жизнь.
   Читаем номер газеты Вестник Заполярья N142 от 3 декабря 2004 года : -"С августа 1955 года И.А.Путилин работает в экспедициях "Главтюменьгеологии" в Ханты-Мансийском национальном округе п.Березово. Отсюда и начиналась геофизическая разведка природных богатств Севера Тюменской области. В те времена страна жила ожиданием великих геологических открытий, и связаны эти ожидания были, в основном, с освоением Сибири и полуострова Ямал". Итак, Ваня поехал осваивать Ямал, а я Ливенку.
   Залез на третью полку в общем вагоне и проспал до самых Валуек, а там на "рабочий" поезд, как у нас его называли, бесплатно, зайцем. Но это нам, ливенским пацанам, не привыкать. Когда я появился голодный и грязный (ведь на третьих полках пыль никто и никогда не протирал) перед светлыми очами моей мамы, то она несказанно обрадовалась,что я не поступил и вернулся домой. Так ей не хотелось, чтобы последний, "самый мэншинькый" покидал родительский дом.
   И тут же определила меня к Ивану Егоровичу прицепщиком на трактор. Иван Егорович был нашим соседом, у него на правой руке не было трех пальцев (тоже жертва военного детства, что-то разряжал из боеприпасов и оторвало ). Говорит, что несколько раз заходил и интересовался, не приехал-ли Юрка, я его возьму в прицепщики. Да и одежда от Васи осталась - фуфайка, брюки, сапоги и картуз. И вытащила все эти прибамбасы тракториста, пропитанные мазутом и машинным маслом. Вот так из геолога я стал помощником тракториста колхоза "Серп и молот" на тракторе "Универсал" (Справка...Универсал,с рулем вдоль капота, Харьковского тракторного завода, громадные железные колеса с шипами, рабочее место тракториста - под открытым небом на железном сиденье в любую погоду). Т.к. в те далекие времена стартеров не было, то заводили это "чудо" от магнето, т.е рукояткой и крути...Порой по полчаса несколько мужиков, сменяя друг друга, а то и сообща, одев на заводную ручку трубу, крутили, чтобы завести. Поэтому наши колхозники порой расшифровывали ХТЗ как - "хрен трактор заведешь".

 []

ГЛАВА 11 . ВКУС КРЕСТЬЯНСКОГО ХЛЕБА

   Спроси городского человека - как растет хлеб, что для этого необходимо крестьянину сделать, сколько труда вложить и пролить пота? Bедь не каждый и ответит. А мне пришлось крестьянскую науку проходить, как говорится, в полном объеме. Как же тяжел крестьянский труд! Не испытавший этого - не поймет. Поэтому, наверное, и ценит крестьянский хлеб городской человек и деревенский по-разному .
   Как-то был свидетелем такого эпизода. Трое молодых людей (дело было в г.Харькове, на вокзальной площади) сидели на скамеечке и ели батон белого хлеба. Потом начали озоровать и швырять друг в друга кусками белого хлеба. Эту сцену наблюдал мужчина пожилого возраста, прилично одетый,явно не бомж. С какой болью он наблюдал картину этого варварства над хлебом. Потом сделал им замечание. Они швырнули в него остатками хлеба и, смеясь, удалились. Он собрал этот хлеб в сумочку и, низко опустив седую голову, пошел на вокзал. Я представляю, какие мысли были у него в голове.
  Особенно. если ему во время войны пришлось, как и мне, голодать, пухнуть от голода. Да,вкус крестьянского хлеба оценит только тот, который стоял у истоков его выращивания, а чтобы вырастить хлеб - сколько же труда надо в него вложить! Много, очень много. Особенно в те, далекие шестидесятые годы, когда техника была примитивной, а труд крестьянина, в том числе и тракториста,каторжным и малооплачиваемым.
   Мама принялась готовить меня к выходу на работу.
   Начали с экипировки. Одежда брата Васи, который работал трактористом, сохранилась - промасленные фуфайка, брюки, кирзовые сапоги и картуз. Все это было в таком замасленном состоянии , что казалось - поднеси спичку и весь "набор тракториста" вспыхнет. Фуфайка была мне впору, брюки мама укоротила, т.к. Вася был ростом значительно выше меня, а сапоги 44-го размера были великоваты, но ничего - навернул побольше портянок и нормально, Картуз пришелся впору, такой "модный" - с большим козырьком и пуговочкой сверху..
  Прицепщик тракториста экипирован и готов к работе! Мама пожелала мне удачи и особенно предупредила, чтобы с бригадиром был поаккуратней, он большой матершинник, так ты не обращай внимания на это.
   Рано утром, чуть заря пришел на стан тракторной бригады, возле сада Довгынькое. Но оказалось, что я опоздал, бригадир уже заканчивал выдавать наряды на работу. В будке было ужасно накурено, слышен крутой (я бы отметил-художественный)русский мат.Представился бригадиру - Ивану Зарочинцеву.
  -"А-а-а , ище адын Путыля прыйшев рабыть!". и далее е... , б..., тра-та-та и про мать и про Бога. Я промолчал, насупившись. И вдруг он меня спрашивает :
  -" Варэныки дилать умиишь?".
  - "Не-е-а ,варэныки Васька здорово дилае, а я борщ умию варыть. Мынэ мамка навчыла".
  И тут раздался отборнейший "монолог" в адрес повара:
  - "Маруська ,бл...ь, уцего мастера по барщу блызько да кухни ны пыдпускай!Поняла? Знаю их пароду, наварэ борща с гайкамы. Во, бачыш отметину от твого брата Васькы?". И он, задрав верхнюю губу, показал дырку от сломанного зуба. Затем обратился к моему будущему наставнику:
   -" Иван Егоровыч! Вот тыби прыцепщик и давай дуй к Выслому.За двое суток шоб мыни утот клын пырыпахалы. Гарючку будэ вазыть на кабыли "Кондрашевы пышкы", кормежку Маруська будэ вазыть на кабыли. Нечего трактор ганять туды-сюды. Двое суток даю. Поняв ? Прыкурнуть можно в стогу саломы, ще тэпло на вулыци". На возражения Ивана Егоровича, что двое суток он не выдержит за рулем трактора, услышали в ответ:
   -" Ны х... , выдэржыш! Вон цяго специалиста по барщу навчи рулыть. Подумаешь, нычего хытраго. Дви пидали, ручка газа и руль! Уцэ и вись трактар.Двое суток, ясно?".Вот и первый наряд на работу в родном колхозе "Серп и молот".
   "Кандрашевы пышкы" - такое прозвище дали дяде Мите, родственнику моей будущей жены - Любы. Если надо было что-нибудь сделать, то он имел привычку говорить такую присказку : " Сдилаем. Раз-два и Кандрашевы пышкы!". Он получал солярку и всякие масла на складе горючего (как мы говорили - на базе) и доставлял к тракторам на возу,запряженной кобылой.
   Вид у него был экзотический - одежда промасленная до такой степени, что казалось - поднеси спичку и он вспыхнет тут же факелом. Кобыла такая же. Воронок ее наверняка бы проигнорировал.
   Мои обязанности прицепщика Иван Егорович объяснил просто. Помогать ему в обслуживании трактора, т.е. подай - принеси - ударь - подержи и т.д., помогать подцепить на прицепное устройство плуг и самая главная - ответственная работа - сидеть на сиденье плуга и регулировать специальным рулем глубину вспашки и поднимать плуг при разворотах на новый загон.
   Чтобы почувствовать условия работы прицепщика, сидящего на плуге за трактором в пыли и жуткой тряске, надо просто это хоть раз попробовать.Слов описать эти условия - нет, только ощущения - пыль, грязь, тряска, того и гляди, чтобы не свалиться под плуг. И постоянный грохот мотора, причем такой, что приходилось кричать, чтобы услышать друг друга .
   Сначала получалось плохо,руль не слушался моих еще неокрепших юношеских рук, глубина вспашки была неровная, за что от Ивана Егоровича я получал на матерном языке соответствующие внушения и инструкции. Потом приспособился, да так, что иногда и сам стал употреблять те слова, что были сказаны в мой адрес моим учителем. Через некоторое время как - то спросила мама у Ивана Егоровича, как там Юрка, получается - ли у него с работой? Научился чему - либо? В ответ услышала :
   -" Да нычего, Анисимовна! Матом уже навчився мынэ пасылать. Толк из его будэ!".
   Управление трактором было действительно простым. Иван Егорович научил меня за пять минут - выжал сцепление, ручку газа на себя по максимуму, включил первую передачу и тихонько отпускай сцепление. Очень просто. Хуже было на разворотах. Тогда гидроусилителей не было в рулевой системе, приходилось рассчитывать только на силу рук. А руки - то были еще слабоваты у мальчишки.Бывало, вывернешь руль больше нормы, поставишь колеса чуть - ли не поперек, а он, зараза, прет прямо по пашне, не хочет поворачивать. Тут и услышишь от Ивана Егоровича в свой адрес и про матушку, и про Бога.
   Но постепенно приноровился. Чтобы освободить место за рулем плуга, приспособили стопор в виде проволоки, т.е. фиксировали на постоянную глубину. Правда, приходилось чаще вставать на разворотах, но зато один мог отдохнуть в стоге соломы.
   Днем было все нормально, но вот ночью беда. Фар у тех тракторов не было, впереди висел большой керосиновый фонарь и освещал дорогу. В основном ориентировались по колее предыдущего загона, он отличался темной полосой от не вспаханного поля.
   Где - то часа в 2 ночи Иван Егорович решил отдохнуть, а мне доверил пахать одному. Отмерял несколько загонов, постелил на стерню фуфайку и лег с условием, что как только я дойду до того места, где он лежит, то он меня сменит, лягу отдыхать я. Так и договорились. Каждый раз, проезжая мимо места, где он лежал, я обращал на него внимание, видел этот темный бугорок в лучах фонаря. Близилось утро, на горизонте ширилась постепенно полоса рассвета. Меня клонило ко сну. Но я успокаивал себя тем, что осталось совсем немного и Иван Егорович скоро сменит меня. И я уснул за рулем. Что меня толкнуло в голову, наверное тот мой Ангел - хранитель...
  Я нажал резко на тормоз. В двух метрах перед трактором лежал, согнувшись калачиком, Иван Егорович. Я проехал предыдущий загон чуть ли не по его ногам, но он даже не проснулся, до такой степени устал и спал так крепко .
   Я его разбудил. Когда он увидел перед собой трактор,грохочущий мотором и представил картину, что бы было буквально через секунду, он сказал:
  -"Всэ, Юрка, ну их на х...! Давай спать! Ще ны хватало, шоб мы друг друга пырыдавылы!". Заглушили мотор трактора, вырыли в стогу соломы норы и завалились спать.Разбудил нас отборнейший, я бы назвал - художественный мат нашего бригадира.
   Оказывается, он приехал с поварихой и увидел, что мы не закончили вспашку, и разбушевался... И тут я впервые увидел спокойного и уравновешенного Ивана Егоровича во гневе. Он как с цепи сорвался, размахивая своей правой искалеченной рукой и посылая в адрес бригадира слова, похлеще бригадирских. Тот оторопел, сдался и отпустил нас домой на полдня, до обеда, но что бы к вечеру, тра-та-та, было все вспахано. Вот так начались мои колхозные будни. Так я начал познавать вкус крестьянского хлеба.
   Когда я пришел домой после первого выхода на работу и мама поставила мне корыто с горячей водой, чтобы я помылся, то я увидел, как слезы льются из ее глаз. Наверное я выглядел ужасно - грязное, худое, с выпирающими ребрами существо. Она мочалкой мыла мне спину, а я все время стеснялся и старался отвернуться .
   Через некоторое время пришла новая беда - фурункулы. Это следствие как грязи, так и постоянных сквозняков. Фурункулы на шее и теле. Если на теле еще можно как - то прикрыть, то на шее никуда не денешься, головы не повернуть, все время мешает. Чем только мы не пытались лечить, всякими народными средствами, начиная от лука и кончая собственной мочой.Не помогает. Один проходит, рядом возникает другой. Однажды в отчаянии взял щипцы, которыми дергают гвозди, протер их тройным одеколоном и,сцепив зубы, рванул изо всех сил. В глазах стало темно. Очнулся - мама стоит рядом, тычет мне ватку с нашатырным спиртом под нос, ругает меня и плачет.
   Отвела меня в больницу к Николаю Ивановичу, нашему ливенскому врачу. Тот меня отругал нещадно, говорит, что я мог остаться калекой с перекошенной шеей, т.к. чуть не повредил нерв какой-то.
   Так шрам на шее и остался на всю жизнь от моей "хирургической" операции. Потом добавились ячмени на веках глаз. Это еще хуже фурункулов - не завяжешь, да и вид для молодого парня с ячменем на глазу не важнецкий. Не привлекательный.
   Чем только не лечили. Уже будучи в армии взялись за эту напасть всерьез - переливание крови. Но окончательно эту заразу вывели уже на Байконуре - пивными дрожжами, которые приносила мне наша знакомая, работающая на местном пивзаводе. Так что отметин на теле от работы на тракторе у меня осталось очень много, на всю оставшуюся жизнь.
   Рабочие дни никто не нормировал, отдыхали после того, как заканчивали определенный объем или когда дядя Митя задерживал с доставкой солярки. За работу писали в ведомость "палочки", или как их называли -"трудодни", которые оплачивались по результатам урожая осенью. И все-таки труд тракториста на фоне простого колхозника оценивался значительно выше. Если баба с тяпкой в руках гнет спину на прополке под лучами нещадно палящего солнца целый день за 1-1,5 трудодня, то нам за смену ( а это могло быть 12-16 часов, а то и более ) по 15 трудодней. Чувствуете разницу?
   Особенно хорошо оплачивалась работа по посеву и уборке масленичных культур (кориандра). Но все это осенью, по итогам собранного урожая.
   А будущий урожай зависит от многочисленных факторов, особенно погодных - есть дождь и сколько его, или вообще нет дождя и только палящее солнце, выпал во - время снег и сколько его выпало , или озимые при сильном морозе лежат не укрытые снегом и вымерзли и т.д. и т.п. В том числе и человеческий фактор, как сейчас принято говорить, играл важную роль - хорошо посеяли или так себе, кое-как. Особенно за качеством высева строго следили агрономы. Отмеряют квадратный метр и ползают на коленях, подсчитывая, сколько высеяли трактористы зерен. И не дай бог, если обнаружат меньше положенной нормы, а еще хуже - вообще не засеянный участок (т.н.-огрехи). Тут уж от Ивана Зарочинцева получишь сполна, как говорили - и в хвост, и в гриву. Поэтому за качеством высева следили строго .
   Знаете, что самое приятное видеть весной на поле, что радует глаз, душу и cердце крестьянина?
  Городского человека - яркое весеннее солнце и песня жаворонка в голубом и безоблачном небе.
  Крестьянина это тоже радует, но больше всего радуют дружные всходы того, что определяет будущий урожай - ржи, пшеницы, ячменя и других высеянных культур. Это как хорошая песня! Душа поет и радуется! И как обидно и больно увидеть на таком поле брак своей работы - не засеянные участки, или как мы их называли - огрехи или лысины.
   Очень обидно было в такую пору, когда каждый день, а то и час на учете, происходили поломки трактора или агрегатов. В поле практически сам предоставлен себе, до ближайшего стана несколько километров и бежать за какой-то гайкой-болтом-шайбой было накладно. Поэтому наши карманы всегда были заполнены этой мелочевкой, и не один механизатор не пройдет мимо, чтобы не поднять валяющийся на дороге болт или гайку. Эта привычка сохраняется на всю жизнь. Я за собой и сейчас замечаю, что всегда нагнусь и подберу эту "мелочевку", хотя она и не нужна в данный момент. Поломки,как правило, устраняли сами, здесь же - в поле. Так постепенно я начал изучать устройство трактора, порядок обслуживания и ремонта его. Курсы, как говорится, прямо в поле, а не в классе и по учебнику. Такие были времена.
   Иногда встречались на полях "сюрпризы" прошедшей войны - авиабомбы, снаряды, мины,а то и человеческие кости. Относились к этому мы спокойно. Поступала команда от Ивана Егоровича :
  -" Юрка! Оттащи уцю х...ю в ярок и кынь подальше!" . Юрка брал мину или снаряд под мышку и тащил в овраг, бросал. Потом, когда набиралось несколько штук, набрасывали туда хворосту и поджигали. Через некоторое время раздавался взрыв. Потом как-то приехала милиция и здорово нас взгрела за эти фейерверки, после чего мы их не трогали, а сообщали в сельсовет, те в милицию. Потом приезжали солдаты из воинской части, что базировалась в Кулешовке, или еще где - то, забирали найденные нами "сюрпризы" прошедшей войны и увозили с собой.
   Постепенно я освоился с работой прицепщика, мне стали иногда доверять самостоятельно работать на тракторе. Председатель колхоза стал уговаривать, чтобы послать на курсы в Никитовку, которые были организованы при МТС. Но я не давал согласия, говорил, что буду еще раз пытаться сдавать экзамены в геологоразведочный институт, хочу стать геологом , а не трактористом.
   Закончились осенние работы на полях, трактора и всю технику перегнали на колхозный двор и начались капитальные ремонтные работы. В то время не было теплых ангаров, где можно было разобрать и спокойно отремонтировать технику. Все это делалось в холодных сараях, на морозе, когда пальцы рук не сгибаются и прилипают к холодному металлу. Но не ныли, делали свое дело. Все - таки не целыми сутками в поле, а только в дневное время. А вечером, отмыв грязь с побитых рук, спешил на свидание к своей возлюбленной, которая тоже заканчивала школу. Излюбленным местом встречи у нас был коридор изба - читальни. Во - первых - не льет за воротник, когда идет дождь, а во - вторых - не на виду у любопытных глаз. Хотя, как говорится, на селе ничего не скроешь. Все село знало, что Юрка Путыля встречается с Любкой Ходковой (Дьяковой ).
   Иногда подолгу засиживались на скамеечках, которые были практически возле каждого двора. Помню, сидим как - то на одной из таких скамеечек, обнимаемся и целуемся. Смотрю, а из окошка, буквально рядом, подглядывает бабка - хозяйка. Люба не видит, она у ней за спиной, а мне хорошо видно. Я ее еще жарче целую, обнимаю. Бабка смотрит, вздыхает тяжко и сладко. Видимо вспоминает свои девичьи годы и такие же жаркие поцелуи. Все это продолжалось до тех пор, пока не заметила моя невеста. Эх, как она рванула со скамейки, бегом от этого двора. Смеху было!
   В труде, заботах по хозяйству и в свиданиях с возлюбленной незаметно пролетела зима. К поступлению в институт я готовился самостоятельно, но сказать, что ежедневно и упорно - не могу. Просто иногда вечерами, когда Любу не отпускали погулять ( а родители ее строго держали, приходилось под видом сбегать к подружке (Лиде Дорощенко) устраивать свидания). Решал задачки по математике ,физике. Ведь в то время телевизоров у нас не было, вечера были свободны. Очень много читал книг. Бывало достанешь у кого-либо интересную книгу на сутки, так и просидишь у лампы всю ночь. Электричество провели от движка, который работал в больнице, на нашу улицу значительно позже, да и давали только до 24 часов вечера. Освещение было слабым, не постоянным, а то и совсем не подавали. Поэтому керосиновые лампы были всегда наготове. Если засиживался долго с книгой, то мама всегда ворчала, что я жгу много керосина.
   Приходили оптимистические письма от Вани из п.Березово, в которых он, как всегда, расписывал романтику жизни геологов, чем еще и еще утверждал меня в мыслях, что я должен сделать выбор будущей специальности только в пользу геолога.
   Вася, после окончания Ленинградского военно - политического училища, получил распределение в Подмосковье, ст.Новые Столбы. Затем его перевели в Магаданский край, как говорили - поехал за "длинным рублем". Но перед этим он съездил к Валерию в Архангельск. Валерий, завершив обучение в Архангельском музыкальном училище, был призван в армию и служил в Архангельске в военном оркестре.
   Так что семья Путилиных была разбросана по всему обширному Советскому Союзу, от восточных и северных краев, до южных - Ливенки. Шли письма со всех концов страны. Отец продолжал работать на винзаводе вахтером, на "повышение" не выдвигали,хотя службу вахтера нес бдительно.
  Пришла весна 1956 года, а с весной и новый цикл крестьянских работ. Опять вспашка,посев, прополка ... Битва за будущий урожай началась. В этой битве опять принимал участие механизатор колхоза "Серп и молот" прицепщик трактора У-2 Путилин Юрий. И он никак не ожидал,что впереди ждут его новые непростые испытания, испытания жизнью! Эти предстоящие испытания в корне поменяют его жизнь, и от его мечты стать геологом останутся одни грустные воспоминания. А началось все банально просто - стук в ворота и голос секретаря сельского Совета :"Анисимовна! Юрке повестка в армию!".

ГЛАВА 12. НЕ ПЛАЧЬ, ДЕВЧОНКА!

   Повестка из райвоенкомата для меня была неожиданной. То, что идти в армию мне придется, я не сомневался, подошел год моего призыва. Но обычно призывные кампании проводились осенью, после завершения полевых работ. Поэтому я был уверен, что у меня еще будет время поступить в институт. Но в повестке четко было указано, что мне необходимо к такому - то времени прибыть в райвоенкомат, с собой иметь то - то и то - то. И по-моему - времени было в обрез , т.к. мы даже не успели сыграть "проводы" в армию, как это было принято на селе.
   Всю ночь перед отбытием в райвоенкомат прощался с невестой. Обнимались и целовались до неистовства, до боли в губах. Люба плакала. Я ее успокаивал. Мы клялись в верности и вечности нашей любви. Обещали ежедневно писать друг другу письма. Перед рассветом я ее проводил и вернулся домой к маме. Она тоже всю ночь не спала. Приготовила мне небольшой самодельный чемоданчик со всеми необходимыми вещами. Одежду одел самую старую, так было принято. Считалось, что хорошая одежда должна ждать возвращения хозяина. Да и старую одежду не жалко было выбросить, когда выдадут военную форму.
   Простился с родителями. Мама плакала, все повторяла : " Вот и мэншинькый улетает. Вот я и одна остаюся". Она так и не привыкла, что в доме еще и отец есть. Нет, за всю долгую жизнь так и не привыкла считать его хозяином, помощником по хозяйству. Да он, по правде сказать, и не был им.
   Рано утром на подводе, что выделил председатель колхоза, выехали в райцентр с.Никитовка. Жалко было расставаться с родным селом. Особенно красивым было оно видом с горы, когда дорога поднимается вверх в гору, а внизу видна белокаменная церковь в дымке,мчащийся в облаках дыма и пара паровоз по железной дороге и дома, дома, дома. И вдаль, и налево, и направо.В вишневых и яблоневых садах, с любимой речкой и вербами по ее берегам. Большое и красивое село. Чувства просто переполняют душу, ощущаешь, что расстаешься надолго, а может и навсегда ...
   Точно такие же чувства переполняют душу, когда возвращаешься в родную Ливенку после долгих лет разлуки. Стоишь у окна вагона и всматриваешься вперед и вдаль, когда же появится церковь на бугре? Вот она, появилась! Здравствуй, Ливенка! Я вернулся к тебе, сын твой!
   А пока что,прощай! Нет, нет! До встречи! Колеса телеги поскрипывают, будущий защитник Отечества после бессонной ночи прощания с любимой засыпает...

Не плачь, девчонка, пройдут дожди,

Солдат вернется, ты только жди!

Пускай далеко твой верный друг.

Любовь на свете сильней разлук!

   Таких бедолаг, как я, собралась приличная команда, человек сорок. Первый раз меня поставили в строй. Именно поставили, так как мы все были не управляемыми, как стадо коров. Пересчитали,выдали на руки какие - то документы, погрузили в машины и привезли опять на ст.Палатово, т.е. вернулись опять в Ливенку. Я очень жалел, что нельзя было отлучиться, увидеть опять Любу и маму.
  Но вскоре подошел поезд, погрузили в вагон и ту-ту! Прямо в Белгород, на областной сборный призывной пункт. Там нас набралось уже много, несколько сотен человек. Поселили в каких - то казармах. Разбили по взводам, назначили нам из числа сержантов командиров. Через некоторое время у меня случился первый же конфликт с командиром. Без спроса ушел в туалет, за что был наказан мытьем этого же туалета после отбоя.
  Так впервые я понял, что в армии надо уметь слушаться, не нарушать установленный порядок и уметь подчиняться старшим по званию, каким бы дураком он тебе не казался. А то, что почти все сержанты дураки, мы поняли через несколько часов после прибытия на сборный пункт. Каждый из них старался показать себя "великим" начальником, старался поиздеваться, унизить и наказать, т.е. показать себя "великим начальником" над тобой. Мне это очень не понравилось, т.к. по натуре я был гордым и самостоятельным человеком, не привык, чтобы мной понукали. Потом, когда я сам стану и сержантом, и офицером, у меня будут свои подчиненные, я часто буду вспоминать свои первые "налево-направо" и смеяться - как я был наивен и неправ. Первое, и самое главное, на чем и держится армия - это дисциплина, умение подчиняться, а если ты командир - то умение подчинить.
   В один прекрасный день нас построили на плацу и какой - то большой начальник объявил:
  -"Кто желает стать офицером и поехать поступать в военное училище, шаг вперед - шагом марш !". Не задумываясь, я сделал этот шаг! Кто бы мог подумать, что этот шаг определит всю мою дальнейшую жизнь и мою дальнейшую судьбу, связанную с армией на все годы. Тогда я этого не понимал, я только почувствовал, что мне дается еще шанс поступить учиться, а не идти топтать кирзовыми сапогами придорожную пыль целых три года.
   Таких желающих оказалось человек пятьдесят. Нас построили и поселили отдельно от остальных. С нами начали работать офицеры, которые приехали набирать кандидатов для поступления в военные училища.
   Когда среди прочих училищ я услышал название - Челябинское военное авиационное училище связи дальней авиации (ЧВАУС ДА), меня привлекло последнее слово - авиации, т.е. то, о чем я мечтал в детстве, грезил во сне и постоянно рисовал в тетрадях и книжках - самолеты,самолеты.
   А когда мне объяснили, что училище готовит специалистов по связи для Дальней авиации, а кто-то еще добавил, что помощников штурманов (это было враньем), я не задумываясь дал согласие. Но мысль о плоскостопии, что обнаружили в районной медкомиссии, меня очень беспокоила. А вдруг забракуют? Была не была,а может и не заметят и проскочу медкомиссию.
   Училище располагалось в г.Кирсанове Тамбовской области. Команда из Белгородской области составляла человек десять. После посадки в вагон начали знакомиться поближе. У нас в купе сразу же образовался маленький коллектив, который решил поддерживать друг друга в пути и при поступлении в училище. Вот этот коллектив: Васька Сыромятников, Колька Фисунов, Женька Чуфистов и Юрка Путилин. Ребята подобрались все крепкие, крестьянской закалки , ну и, конечно, с чувством юмора. Все припасы, что наши мамы дали в дорогу - общие. В дороге стоять друг за друга горой. При поступлении в училище помогать друг другу.
  Так негласно возник маленький коллектив "земляков", который потом продержится долгие годы. Через годы мы встретимся в Ленинграде. Судьба Васи Сыромятникова закончится в Ленинграде где-то в 70-х годах. Он станет мастером спорта по вольной борьбе и будет оставлен после окончания академии при кафедре физической культуры. Как-то раз, возвращаясь из гостей через Тучков мост, повстречались ему парни, которые были пьяны и сквернословили. Он сделал им замечание. Они устроили драку с ним и во время драки сбросили его в р.Неву. Труп Васи нашли в Финском заливе. Вот такая трагическая судьба одного из моих попутчиков и земляков. Родом был он из с.Прохоровка, той знаменитой по танковому сражению во время Великой отечественной войны.
   А во время поездки он лежал на верхней полке и смолил свой любимый самосад. Папирос он не признавал. Даже обучаясь в училище, ему мама постоянно присылала посылки с табаком-самосадом, крепким, как зверь. Пытался меня научить его курить, но я не смог, кашлял.Так и называли - "самосад-горлодер". Потом, когда поступили в училище, то положенную нам махорку мы отдавали всегда Ваське, а сами покупали папиросы.
   Итак,поезд Харьков - Челябинск под всеми парами мчал нас в неведомый город Кирсанов, столицу кулацкого мятежа времен гражданской войны, в бывшее кавалерийское училище царских и советских времен.

ЗДРАВСТВУЙ, КИРСАНОВ!

   В процессе написания "ВОСПОМИНАНИЙ и РАЗМЫШЛЕНИЙ" у меня возникла шальная мысль - а не написать ли мне письмо Главе администрации города, чтобы он прислал мне побольше информации о г.Кирсанове?
   Раз мысль возникла, то ее надо осуществить. И я написал, так-на всякий случай! И что же вы думаете? Менее чем через месяц приходит ответ от заместителя Главы администрации города А.М.Мешкова,в котором он отправил два буклета - один посвященный 230-ти летию г. Кирсанова, а второй - 45-ти летию колледжа Гражданской авиации, который был основан на базе нашего бывшего училища в 1960 году.
   Некоторые факты из биографии города и училища я приведу в своих "ВОСПОМИНАНИЯХ и РАЗМЫШЛЕНИЯХ". Думаю,что это будет интересно узнать и помнить.

   Из истории возникновения г.Кирсанова[3]...
   "Едва ли обыкновенный крестьянин из никому неизвестного села Устье Кирсан(христианское имя Хрисанф)Зубакин мог предположить, что выбрав место для собственного жительства на правобережном склоне долины реки Вороны, при впадении в нее реки Пурсовки (притоки р.Хопра, впадающей в р. Дон),он тем самым заложил первый камень, или срубил первое бревно в будущий город, который, к тому же, нарекут в его честь - Кирсановым.
  Тем не менее новое поселение постепенно росло и развивалось: сперва в качестве селения при Красинском железоделательном заводе, потом (с 1733 г.) как село дворцового ведомства. И так и быть Кирсанову большим селом, если бы не губернская реформа 1775г., проведенная по решению Екатерины Второй. Принимается решение преобразовать некоторые села, населенные государственными(удельными) крестьянами в города, которые станут центрами уездов".
  ... "Кирсанов сегодня - это город с имеющейся промышленностью. На данный момент ее определяют: Кирсановский сахарный завод, швейная фабрика "Юность", специализированное предприятие "Кирсановспецмебель", акционерное общество "Хлеб" и другие. Несколько утратили свои позиции - Кирсановский механический завод, завод текстильного машиностроения, завод сухого обезжиренного молока. К сожалению, общероссийские проблемы экономики затронули городские предприятия".
  ..."На сегодняшний день в Кирсанове имеется несколько общеобразовательных школ, школа - интернат для малообеспеченных семей. Есть в городе и средние специальные учебные заведения: аграрный техникум, авиационно-технический колледж гражданской авиации, профессиональный лицей. Кроме того, на базе ряда учебных заведений работают филиалы не только Тамбовских, но и других вузов, что дает возможность получения высшего образования, не покидая города" [3].
   Вот так кратко об истории возникновения и развития города,в котором я учился и получил свое первое офицерское звание-лейтенант.

ГЛАВА 13. КУРСАНТ ЧВАУС ДА

   Поезд в г.Кирсанов прибыл поздно вечером. Но на перроне вокзала было многолюдно, и среди гражданских лиц часто выделялись военные - солдаты, курсанты и офицеры. Чувствовалось, что город военный и правят балл, как говорится, военные.
   Нашу неорганизованную и разношерстную толпу, вывалившуюся из всех вагонов на перрон, встречал патруль, курсанты которого были вооружены карабинами, у офицеров на поясе кобуры с пистолетами.
   Нам в то время еще не было известно, что г. Кирсанов отличался случаями бандитизма, а за нашу жизнь и сохранность на территории гарнизона отвечал комендант гарнизона. Поэтому патруль всегда вооружался и совместно с милицией поддерживал порядок в городе. Но мы себя уже ощутили неуютно, когда нас окружил вооруженный патруль. Колька Фисунов по этому поводу заметил, что "хана" хлопцы вольной жизни, попали в тюрьму. Среди них выделялся худой и длинный, как жердь, под два метра ростом старшина. Шерстяная гимнастерка его была аккуратно заправлена под широким ремнем, на груди были орденские планки и планки о ранениях. Особенно запомнились его хромовые сапоги, начищенные до зеркального блеска. Из ворота гимнастерки торчала маленькая голова на длинной и худой шее. Ну просто как журавль! Послышалась команда, поданная этим старшиной :
  -" Прибывшим в училище в две шеренги - становись!". Началось столпотворение, никто не хотел становиться первым, все старались спрятаться друг за другом. Он долго смотрел на это так называемое построение, а потом вымолвил :
  -" Ну как стадо баранов!" и начал чуть ли не за рукав указывать свое место в строю каждому. Правофланговым был поставлен великан под его стать - Юра Булычев, а замыкал строй совсем малюсенький, ростом (как потом оказалось 152 см) - Юра Гончаров. Самое удивительное, что потом эти два кандидата в курсанты подружились и везде их видели только вдвоем. Ну как те Пат и Паташонок. Юра "большой" взял под свою защиту Юру "маленького" .
   Кое - как выстроив нашу неорганизованную толпу, старшина представился:
  - "Меня зовут старшина Кисель. Я у вас буду старшиной ! Ясно?" .
  Я очень тихо, почти шепотом, сказал в сторону рядом стоящему Ваське Сыромятникову:
  - " А я думал, что старшина Журавль !". И тут же услышал грозное :
  - " Кто сказал старшина Журавль? Три шага вперед - шагом марш !". Вышел.
  -" Как Ваше фамили-йо ?" .
  -"Курсант Путилин" .
  -"Курсантом Вы станете, когда поступите в училище . А сейчас Вы абитуриент,ясно товарищ Тупилин? За разговоры в строю объявляю Вам один наряд на работу. Завтра будете драить полы в казарме ! Становитесь в строй, абитуриент Тупилин !"- еще раз исказил мою фамилию. Так и присвоил мне в первый же день службы в армии кличку"Тупилин" .Правда,продержалась она не долго,как - то забылась, а вот "Журавль" приклеился прочно за старшиной, до самого дня его увольнения из рядов Советской Армии. Но это было уже на третьем курсе нашей учебы в училище.
   Итак,первый вечер в училище ознаменовался для меня и первым взысканием от старшины. Потом, за 28 лет службы в Советской Армии много будет и взысканий, и благодарностей, но первое взыскание запомнилось на всю жизнь. Как первый поцелуй. С трудом перестроенные в колонну по четыре - мы толпой пошли за старшиной по сонным улицам г. Кирсанова. И вдруг слышим вопрос, обращенный к нам :
  -"Кто умеет петь и знает строевую песню?".
  - "Я!" - ответил абитуриент Путилин громким голосом .
  -"Запевай!" -поступила команда старшины Кисель.
  И вот над ночными улицами уснувшего г.Кирсанова раздался звонкий голос будущего курсанта Путилина, будущего запевалы 1 - й роты 2-го батальона:

По долинам и по взгорьям .

Шла дивизия вперед ,

Чтобы с бою взять Приморье .

Белой армии оплот !.

   Старшина Кисель как - то весь выпрямился, встал впереди строя и начал отбивать своими начищенными до блеска хромовыми сапогами строевой шаг. Подтянулись и наши будущие курсанты, отбивая строевой шаг по булыжной мостовой города. Кто в ногу, кто не в ногу, но все старательно лупили по булыжной мостовой стоптанными ботинками и старыми кирзовыми сапогами, поддерживая запевалу.
   Кто знал слова , те вторили запевале, а кто не знал (как Васька Сыромятников, которому не слон на ухо, а целое стадо слонов наступили на ухо), то те что - то рычали в такт запевале. Но получилось неожиданно здорово, складно.
   Так с песней, во главе со старшиной и идущими сзади строя патрулями, прошли незаметно два километра булыжной мостовой до училища, которое светилось огнями корпусов казарм на взгорке. Когда-то по этой мостовой на "дончаках" гарцевали кавалеристы, высекая кованными подковами искры из булыжников. А теперь, старательно отбивая что-то наподобие строевого шага, шли будущие курсанты военного училища.
   Нам тогда было неведомо, что это была любимая песня старшины, что после участия в штурме Берлина, их дивизия будет переброшена через весь Советский Союз для участия в разгроме милитаристской Японии, где старшина Кисель получит орден и очередное ранение. Но об этом мы узнаем значительно позже, когда по нашей просьбе в курилке он делился неохотно своими воспоминаниями о войне. Правда, один раз признался, что во время штыковой атаки в Маньжурии "насадил"(именно так и выразился)сразу двух японцев на штык. Я еще тогда подумал - заливает! А может и правда, ведь как нам известно - япошки были мелкого калибра. А рассказ старшины хорошо запомнился.
  -"Дело было в Маньжурии. Брали мы высотку, или как по - ихнему - сопку. Идем в атаку с криком "Ура!",а япошки нам навстречу. Орут: "Банзай, банзай!".Это, значит, "ура" по-нашенски. На моем пути сразу три япошки оказались. Двоих я насадил на штык, вертятся как тараканы на булавке,сучат ногами и верещат.
  -"Товарищ старшина. А не многовато ли? Ведь длина штыка трехлинейки 44,2 см, не влезут ведь двое,а?
  -"Курсант Путилин. Это хорошо, что Вы отлично знаете оружие. Но запомните, что когда идешь в атаку, а перед тобой враг, то в ярости и штык становится длиннее. Ну вот, значит, третий берет себе и саблей живот вспарывает. Делает себе хера Кире.
  -"Товарищ старшина, а может харакири, а ?
  -"Нет, хера Кире. Это значит по - ихнему - в плен живым ни хера не сдамся, тело и жизнь отдаю за императора, а душу ихнему Богу Смерти - Кире. Кишки из живота вывалились, значит, а он, паразит, смеется и тоже кричит : "Банзай,банзай!". Много тогда наших полегло на склонах той никому не известной сопки.
  Обидно. Всю Европу освободили от фашистов, Берлин штурмом взяли, а тут от рук каких - то япошек погибли.Да-а!"...
   И старшина Кисель замолчал,задумчиво склонив голову. Молчали и мы,будущие защитники Отечества, отдавая дань памяти неизвестным нам героям...
   Итак, экзотически - разношерстная команда, кто в чем - в сапогах и ботинках, в фуражках с огромным козырьком и без, в фуфайках или старомодных костюмах с заплатками( в армию одевали что похуже, ведь все равно пропадет), с котомками за плечами и самодельными фанерными чемоданами в руках, задорно распевая во все горло песни, приближалась к проходной училища.
   Дежурным нарядом гостеприимно были распахнуты ворота, и под звуки песни мы ступили на территорию училища, казармы которого для многих из нас станут родным домом на долгие три года.
   Из истории возникновения училищах[3, 4]...
  ..."Территория,на которой располагалось училище, неоднократно меняла своих хозяев. По указу императора Александра Третьего от 22 мая 1886 года в г.Кирсанове был основан военный гарнизон. Были возведены основные здания для офицерских чинов и рядового состава.
   До 1945 года в них расквартировывались кавалерийские части, в том числе третий запасной кавалерийский полк, которым в 1915-1916 г.г. командовал генерал-майор Керн.
   После Октябрьской революции, с 1918 до 1945 года, гарнизон по - прежнему принадлежал кадровым кавалеристам. Принадлежал им и тогда, когда в 1945 г. организовалось на его базе Кирсановское кавалерийское училище имени Первой конной армии.Лишь в 1953 году кавалеристы оставили обжитую почти за семь десятилетий территорию. На ней поселились военные училища других родов войск - сначала связи (ЧВАУС ДА), затем синоптиков и кислородчиков. В связи с сокращением Вооруженных Сил СССР ("хрущевский разгром Советской Армии" более чем на 600.000 человек) в 1960 году училище синоптиков и кислородчиков ВВС попало под сокращение, а его территория, строения и другое имущество было передано в распоряжение Актюбинского авиационного технического училища Гражданского Воздушного Флота(ГВФ)"...
   Училище расположено в живописном, экологически чистом районе Тамбовской области в г. Кирсанове, в нескольких километрах от железнодорожной станции. Территория его составляет 68 га. На территории размещены служебные здания, учебные корпуса, учебный аэродром, спортивные сооружения, здания культурного назначения, фруктовый сад, гаражи и другие спецпостройки. Весь учебно - производственный и жилой фонд утопает в сплошном парке смешанных пород деревьев. С южной стороны училища проходит железная дорога и начинается пойма р. Ворона - одной из красивейших рек центральной части России'...
   Поступила команда того же старшины прекратить песню и остановиться возле большого 3-х этажного здания из красного кирпича.
   -"Абитуриент Тупилин. Выйти из строя!" . Ну, думаю, опять влип. Чего он ко мне привязался? Но тут услышал от старшины:
  -"От лица службы объявляю Вам благодарность за отличное исполнение строевой песни!". И надо же было мне ляпнуть в ответ :
  -" Спасибо! А наряд на работы?".
  - "Деревня! В армии, когда благодарит командир, отвечают - Служу Советскому Союзу! А наряды вне очереди не отменяются, их отрабатывают! Ясно? Повторить!".
  - "Так точно ясно! Служу Советскому Союзу ...и спасибо!" - опять ляпнул будущий курсант. Так началась служба в армии с наряда вне очереди и благодарности за песню от старшины Кисель в один вечер. Тогда же я подумал,а не многовато ли для одного вечера?
   Потом, некоторое время спустя, я понял, что раздача налево и направо нарядов вне очереди на работы - это один из способов набрать необходимое количество рабочих рук для выполнения тех или иных работ в воинском подразделении. Набрать необходимое количество очень просто, был бы контингент, из которого надо было выбрать. А причин, за которые можно привлечь к выполнению работ, масса. Ну, вот некоторые :
  -неопрятный внешний вид : слабо затянутый ремень и количество оборотов слабо затянутого ремня давал право дать количество нарядов, или плохо вычищены сапоги, слабо блестят, или не так отдал начальнику честь, ну не понравилось ему угол прикладывания руки к головному убору, или...;
  -за курение в неположенном месте ;
  -не заметил начальника и не встал перед ним, вытянувшись в струнку ;
  -задержался и опоздал в строй ;
  -начальник заметил вас, держащим руки в карманах и т.д. и т.п. Науку правил поведения в воинском подразделении мы осваивали на практике уже на следующий день, драя до блеска полы спортзала, которые неизвестно когда мылись последний раз. Команда набралась человек десять, каждому ведро, тряпка и швабра и время - до 11.00 завершить работу. А работы - это "энное"количество гектар полов, как выразился наш старшина Кисель.
   Но самое главное событие ожидало после обеда -приведение нас к "воинскому виду", как выразился опять же тот товарищ старшина Кисель. Сюда входили - подстрижка, помывка в бане, получение "бэушной" воинской одежды (гимнастерки, брюки галифе, кирзовые сапоги, пилотки и ремня).
   Когда постригли нас под "Котовского", как мы тогда называли, то нельзя было узнать - такие мы стали смешными. У всех почему - то выделялись торчащие уши, неровности на голове и эти идиотские улыбки на лице. Никогда не забуду свое идиотское лицо после стрижки "наголо". И тут появился курсант второго курса с фотоаппаратом, сейчас бы сказали, что делал свой малый бизнес. За два рубля он прикреплял на наши гимнастерки курсантские погоны ,одевал свою курсантскую фуражку, просил сделать счастливую улыбку и щелкал своим фотоаппаратом. Только сейчас, глядя на эту первую фотографию в военной форме, которую я отправил домой маме и своей невесте, я с глубокой благодарностью вспоминаю этого неизвестного курсанта. Какое благое дело он сделал-запечатлел первый день моей военной службы в рядах Советской Армии. Большое ему за это спасибо!
   Разместили нас в спортзале, казармах и набралось около полутора тысяч человек. Набор планировался около 180 человек, т,е. конкурс где-то около 8 человек на место. Первый отсев начался сразу же на медкомиссии. Вспоминая случай в районной медкомиссии, я сразу же поинтересовался,кто врач-уролог - мужик или баба. Сказали, что мужик, но яйца так давит, что искры из глаз сыпятся. Больше всего меня беспокоило мое плоскостопие. Я даже, когда заходил к хирургу, старался ступни ног как - то ставить чуть - чуть с вывертом. Когда врач сказала -"годен" , то счастья не было предела. Остальных врачей я не боялся. Мужик-уролог посмотрев на мое "хозяйство" и задал один вопрос:
  -"Водянкой не болели?".
  -" Не-а! А шо цэ такэ?". Врач расхохотался.
  -"Что же Вы отвечаете - не-а! ,а cами и не знаете!". Схватил меня за мошонку и давай вертеть во все стороны. Какое там до эрекции, как было последний раз ,от испуга вообще забыл, для чего он дается мужчине. Шлепнул меня по заду и сказал:
  -"Годен, вызовите следующего". Итак, медкомиссию я прошел, к летной работе годен, сбывается моя мечта связать свою военную жизнь с авиацией, более того - с летной работой.
   Нам говорили,что будут готовить стрелков - радистов на новые реактивные самолеты - ТУ-16 -ракетоносцы. Счастью не было пределов.
   Медкомиссия выявила тех, кто не пригоден к поступлению в училище и на второй же день начался "полосатый рейс", как мы тогда говорили. Это значит, что надо на склад сдать матрац, собрать свои вещички и переходить в казарму для тех, кого отправляют служить в ряды Советской Армии, на три года. Если направят в Mорфлот матросом, то на пять лет. Такие тогда были сроки службы в Вооруженных Силах СССР. Мой одноклассник Толька Ковалев отпахал по морям и океанам все пять лет, как копеечку. Я уже в училище отучился, стал лейтенантом, женился и у нас с Любой родился первенец - Гена, а он только что вернулся с Северного Флота, где служил на атомной подводной лодке. К тому же вернулся больным, облучился, тогда с радиационной защитой вопрос стоял слабо, многие облучились и потеряли здоровье в армии.
   Итак, наступил второй этап - сдача вступительных экзаменов. Предметы были те же, что и при поступлении в институт : математика (устно и письменно), физика, русский (сочинение) и иностранный (немецкий)язык. Вот сейчас вспоминаю бремя экзаменов и честно признаюсь - я их абсолютно не боялся, был уверен, что сдам. Я больше боялся медкомиссии. А знание вопросов школьной программы, сравнивая себя с другими конкурентами, меня как-то не волновали. Я был уверен, что сдам. Так оно и оказалось - четыре пятерки и четверка (по физике).Что-то напутал в строении то ли молекулы, то ли ядра атома. Поэтому принимал поздравления друзей еще до приказа по училищу.
   Из нашей "гопкомпании" белгородцев все сдали экзамены хорошо и все поступили в училище. О том, что приняты, мы узнали из приказа, который зачитали на общем построении училища. Поздравьте - я курсант!

 []

Первое фото в военной форме на память любимой.

ГЛАВА 14. КУРС МОЛОДОГО БОЙЦА

   Военными не рождаются, а военных "делают" командиры. И вот этот процесс формирования из гражданского человека солдата в армии называется "курсом молодого бойца". Мне до сих пор не верится, что все это мной было пройдено и пережито. Иногда складывается такое впечатление, что это было не со мной, а с кем - то другим. Говорить о тех нагрузках, что нам давали командиры в первые два месяца - значить ничего не сказать. Это было на грани возможностей человеческого организма. Казалось, что вот еще чуть-чуть и я сойду с ума, не выдержу всего того, что над нами "вытворяли" сержанты и старшина Кисель. Чтобы представить ту обстановку,в которую попадает прибывший с "гражданки" молодой человек, мечтавший стать военным, приведу несколько примеров из жизни и быта начинающих курсантов.
   Подъем в 6.00. Самая противная команда, которая существует в армии, это:
   -"Рота , по-о-одъем!!!". Когда так хочется поспать, когда во сне видишь невесту или родную маму - в твое сознание врывается эта противная команда, прерывающая твое блаженство во сне и начинающая очередной день солдатской жизни.
   Одеяла взлетают вверх и белыми "чайками" ( все в белых кальсонах и нательных рубахах) взмывают враз около двухсот тел с двух-ярусных кроватей и чуть ли не прыгая на плечи друг друга начинают быстро надевать брюки, наматывать портянки, надеть сапоги (не перепутать левый с правым,надеть гимнастерку, подпоясаться ремнем, надеваешь пилотку и становишься на свое место в строю.
   В это время старшина Кисель держит в руках зажженную спичку и как только она гаснет(а горит спичка ровно 40 секунд - проверено !) раздается команда: "Рота-равняйсь! Рота - смирна-а-а !". Все , если хоть один станет в строй после этой протяжной, с ударением на "смир-на-а" команды, все начинается повторно, т.е. опять "отбой", затем "подъем" и так до тех пор, пока последний вставший в строй до момента сгорания спички не прекратит эти "тренировки". Если бы мне кто-то сказал, что я буду за 40 секунд одеваться, я бы никогда в это не поверил. А ведь научился, даже за 30 сек. Правда, иногда хитрили, будили друг друга минут за 15 до подъема, надевали брюки тайком, залезали под одеяла и тихонько ждали команды "подъем". Но если старшина таких засекал, то наряд вне очереди на работы обеспечен. Поэтому, лучше по-честному.
   Очередная приятная команда: "Рота, оправиться!". Все бегут наперегонки в туалет, мочевой распирает, а тут очередь. Дается всего 15 минут. Фу-у, стало легче! Сразу познаешь истину, где у мужчины располагается душа. Правильно, возле мочевого пузыря! Освободил и на душе стало легче! Ну а если не успел за отведенные распорядком дня 15 минут, то терпи, т.к. опаздывать после команды "На зарядку - становись!" не рекомендуется, можно опять же схлопотать нарядик вне очереди - мыть туалет. Здесь же дежурный по роте объявляет форму одежды на физзарядку. Как правило - торс голый, хотя на улице и в шинели холодновато.
   Зарядка начинается с кросса на 3 км. Бежать надо строем, в такт, без отстающих. Уже через 200-300 м начинает печь в горле - это вырабатывается так называемое 'второе дыхание'. Надо потерпеть, действительно - через какое-то время становится дышать легче, бежать становится 'приятно' (так всегда говорил старшина Кисель). Когда кто-то намекнул ему, что стоять в центре стадиона и командовать "Раз- два- три !" всегда приятно, он, не задумываясь, снял гимнастерку со своих худых и израненных плеч и спокойно пробежал 3 км впереди строя,да еще иногда повернувшись лицом к строю и, взмахивая руками, командовал те же "Раз-два-три!". После этого случая мы стали его еще больше уважать, не смотря на его строгость.
   Иногда возникает мысль - сколько же тысяч километров мною преодолено в кроссах, марш-бросках, лыжных гонках и других 'физмероприятиях'? Уверен, что цифра получится не менее, чем длина вокруг земного шара по экватору, т.е. более 40.000 км. И ведь бегали как лошади, о здоровье, тем более в будущем, и не думали. Курс "молодого бойца" состоит из нескольких составляющих:
   - изучение Уставов Советской Армии (строевой,внутренней и караульной службы,дисциплинарный);
   - изучение личного оружия и приобретение навыков стрельбы из него( карабин КС, т.е. - Симонова, калибра 7,62 мм) и правил штыкового боя;
   -одиночная строевая подготовка (основной элемент) и строевые навыки в составе подразделения (отделение,взвод и рота) с обязательным исполнением строевых песен ;
   -физическая подготовка (физзарядка ,занятия в спортзале с обязательным выполнением определенных нормативов на перекладине, брусьях, кольцах, коне и канате, а также 'любимые' кроссы и марш-броски, причем последние могут быть назначены и в качестве наказания - например плохо строились после обеда у столовой (представляете, ты только что поел, пища еще не достигла желудка, а тебя заставляют пробежать круга 3-4 вокруг стадиона за то, что кто-то опоздал в строй );
   - привитие навыков и умений солдата выполнять в полевых условиях то, что его защищает в бою, а проще - умение окапываться, т.е. рыть окопы и траншеи;
   -изучение правил несения внутренней и караульной службы и многое другое, что в конечном счете делает из необтесанного молодого человека(или как мы говорили - салаги) настоящего солдата, способного выполнить поставленную командиром боевую задачу.
   Завершается курс молодого бойца, как правило, участием в тактическом учении, в котором на практике проверяются способности действия каждого солдата и в целом всего подразделения в бою. Вот только после всего этого молодого солдата приводят к присяге на верность служения Родине.
   Все передвижения по территории городка только строем и строевым шагом. Лишь в перерывах между занятиями можно спокойно минут 10-15 посидеть в курилке и отдохнуть. Выделялось еще и личное время - вечером, после ужина. В это время необходимо пришить свежий подворотничок на ворот гимнастерки (спасибо маме - она меня еще в детстве научила шить иголкой, поэтому проблем не было, получалось хорошо), погладить брюки галифе, почистить сапоги до зеркального блеска, побриться (утром будет некогда), и если останется время до вечерней поверки, то написать письмо любимой или маме. Как видите, времени свободного у солдата нет. Он все время занят и на виду у командиров. Телевизоров тогда еще в казармах не было, а один - два раза в неделю в клубе демонстрировали художественный фильм. Фильмы, как правило, старые. Многие повторялись неоднократно. Так - фильм "Чапаев" за время учебы в училище я смотрел раз 10, не меньше. Многие сцены запомнились в памяти навсегда.
   Все подробности о прохождении курса '"молодого бойца" рассказывать не буду,но о двух моментах, которые врезались в память, хочу вам поведать.
   Момент первый. Первый марш-бросок на 10 км с полной выкладкой. Что такое - "полная выкладка" солдата можно представить так:
   -шинель - скатка (шинель свернута определенным образом, т.е "бубликом");
   -вещмешок (содержимое - две гранаты - муляжа, обоймы с патронами, банка тушенки, буханка хлеба, сахару - рафинада немного, запасные портянки, средства личной гигиены, носовой платок, запасной подворотничок и иголка с ниткой);
   -саперная лопатка на ремне;
   -патронташ с патронами в обоймах на ремне;
   -фляга с кипяченой водой на ремне;
   - противогаз через плечо;
   - карабин КС.
   Казалось бы, ну что здесь тяжелого? Но когда бежишь марш - бросок, да еще на 10 км, то даже иголка с ниткой кажутся тяжелыми, поверьте мне на слово, а если не верите, то проверте на себе.
   Маршрут марш - броска заранее не известен, а выдается командиру только перед выходом. Выход, как правило, неожиданный, начинается с команды:
   -"Взвод (или рота) - тревога!" . Тут уж раздумывать некогда, все должно быть отработано до автоматизма - надо четко знать, где и что лежит, куда и как положить, где построиться. Указывается время выхода, маршрут и время прибытия в пункт назначения. Все. Дальше только действия командира и выносливость подчиненных. На финише ждет комиссия.
   Несколько слов о первом командире взвода - капитане Викторе Зорине. Когда нам его представили ,то сразу же мы обратили внимание на его выправку.Выглядел он подтянутым, стройным, движения его были какими - то элегантными. Его строевой шаг был безупречен, он как бы не шел строевым шагом, а танцевал. Мы сразу же влюбились в него и стали во всем подражать ему. Поэтому и взвод наш стал лучшим, а затем и знаменным. А как красиво и картинно он отдавал воинскую честь! В его движениях прикладывания руки к головному убору было что - то артистичным, легким и не принужденным. Мы старались копировать его, учились у него.
   Было раннее и прохладное утро. Конец августа. Днем еще очень жарко. Где-то около 4 часов утра послышалась команда:
   -"Первый взвод - подъем! Тревога!". Никто не ожидал, что будет тревога, все неожиданно. Эта неожиданность придала какой - то эффект внезапности, как на войне. Многие тогда подумали, что вот так же было и в 1941 году с нашими отцами и братьями. Построились быстро, без суеты и приключений. Правда, Юра Гончаров (маленький) стал не на свое место, а вторым в строю, возле своего друга - Юры Булычева (большого), что вызвало смех в строю.
   Сержанты проверили укладку у личного состава, доложили командиру взвода. Последовала команда:
   -" Взвод ,вперед!" и мы строем и бегом последовали по маршруту. Впереди командир взвода, за ним по отделениям полсотни вооруженных парней, которые абсолютно не представляли, куда и зачем они бегут. Кросс от марш-броска тем и отличается, что в первом случае надо как можно быстрее пробежать дистанцию, каждый со своим результатом. Во втором случае - подразделение в полном составе, с боевой выкладкой должно достичь определенного рубежа в боеспособном состоянии и выполнить поставленную боевую задачу.
   Во время марш-броска командир сам регулирует скорость передвижения, в зависимости от местности, и состояния подчиненных. Если маршрут движения пошел в гору - дает команду "Шагом марш!" и можно немного передохнуть, успокоить дыхание. Если пошла ровная местность или под горку, то следует команда : "Бегом марш!". Причем все время следит, чтобы подчиненные держались строем, не отставали и строй не растягивался. Отстающих все время подбадривал и подгонял.
   Через несколько сот метров начинаешь ощущать пот на спине и лице. Глаза начинают пощипывать от пота. Во рту чувство сухости и жжения. Хочется все бросить, сесть возле дороги и горько заплакать. Но нельзя. Надо,надо выдержать, еще немного и станет легче. Вот наконец - то спасительная команда взводного :
   -"Взвод,стой! Оправиться!" .Можно поправить сбившуюся на сторону скатку, вытереть пот с лица, спокойно вдохнуть и выдохнуть воздух. Но не делать то, о чем некоторые подумали. Терпи. Предательски хочется снять флягу с пояса и попить воды. Нельзя, категорически запрещено! Можно схлопотать взыскание.
   Быстро пролетает 2-3 минуты передышки и опять команда: 'Взвод,вперед марш!'. Впереди видишь только мокрую спину товарища и слышишь его тяжелое и хриплое дыхание. Неизвестно,сколько еще бежать, когда же закончится эта бесконечная мука! Уже кажется, что потом пропитались портянки и в сапогах начинает "хлюпать" вода. Еще 3-х минутный перерыв, можно глотнуть свежего воздуха. Боже мой, как хочется хотя бы глоток воды из фляги! Но нельзя, наряд схлопочешь обязательно. Постепенно взвод начинает растягиваться, в самом конце, еле влача ноги, бежит Юра Гончаров.
   Вдруг слышится команда взводного:
   -"Взвод! До рубежа осталось 500 м. Кто придет на финиш вне строя, получит взыскание!". Все отреагировали на эту команду, подтянулись, за исключением Юры "маленького", который безнадежно отстал метров на 50. Юра Булычев(большой), оглянувшись назад, увидел, что его друг находится в катастрофическом состоянии, он уже физически не мог не только бежать, но вообще передвигаться. Вдруг этот двухметровый гигант поворачивает назад, подбегает к другу и просит отдать ему карабин. Юрик уперся, оружие нельзя отдавать. Тогда он попытался снять с него скатку, но та была закреплена ремнями вещмешка. А время идет. Взвод все дальше уходит. И вдруг Юра "большой" хватает Юру "маленького" в охапку со всей его "выкладкой", взваливает себе на плечи и громадными шагами начинает обгонять строй взвода. На финиш он его донес первым и без сил повалился на землю. Все это произошло на глазах у изумленной комиссии, которая принимала зачет у нашего взвода по марш-броску.Командир батальона - подполковник Алдушкин - от восторга даже аплодировал этому поступку. Потом он неоднократно приводил этот случай как инициативу курсанта по взаимовыручке во время боевых действий. Юре Булычеву здесь же перед строем была объявлена благодарность от имени командира батальона.
   Финиш марш-броска был на берегу реки Ворона, на песчаном пляже. Весь взвод без сил упал на теплый песок. Смеяться над поступком Юры Булычева не было сил, мы только открывали пересохшие рты и изрекали что - то подобное смеху: "Гы-гы-гы!". Сил никаких не было. Рука тянулась к спасительной фляжке с водой, но строгий приказ взводного: " Воду не пить!" прекратил это безумство. Надо было отдышаться, установить дыхание, а потом уже и пить воду. Одежда была пропитана потом, ни одной сухой нитки не было.
   Через некоторое время нам разрешили раздеться, постирать в реке пропитанное потом обмундирование и разлечься на теплом песочке. Боже мой, какое же это было блаженство! Теплое августовское солнце, теплый пляжный песок, установленные в 'козлы' карабины, развешенное на ветках кустарника обмундирование солдат! Идиллия! Как и не было десятикилометрового марш-броска! Но самым запоминающимся моментом была команда, разрешающая вскрыть консервы и позавтракать. Вкусней завтрака я в жизни не вспомню! Мясная тушенка с черным хлебом и запивать водой из фляги.Не пробовали? Рекомендую попробовать,но только после марш-броска на 10 км с полной 'выкладкой'.
   Незаметно пролетели два часа отдыха, обмундирование почти высохло. Движемся бодрым шагом, как будто и не было этих 10 км марш-броска. У ворот училища взводный дает команду: "Запевай!". Это уже относится к взводному запевале, т.е. ко мне. Самой модной строевой песней в то время была песня "Сиреневый туман". Она хоть и лирического плана, но мы ее любили и переделали на строевой лад. Любили эту песню и командиры. А если встречались по пути девушки,то аплодисменты нам были обеспечены.

Сиреневый туман над нами проплывает.

Над тамбуром горит прощальная звезда!

Кондуктор не спешит ,кондуктор понимает,

Что с девушкою я прощаюсь навсегда.

   После запевалы полсотни глоток, пересохших после марш-броска, вторят дружно его голосу. Ворота училища приветливо распахиваются и мы с гордым чувством выполненного долга идем в казарму. Встречные девушки и женщины приветливо машут нам руками, лукаво улыбаются. Что, скажете пафосно? Но это действительно так!
   Прочитал написанное и невольно возникла мысль - до чего же мы, военные, "правильные" люди. Если пишем о простых обыденных делах, то язык изложения прост, доходчив и понятен. Но если излагаем военную тему, как выше, то язык изложения становится похожим на строевой устав, каким-то деревянно-командным, прямым, как вытянутая нога строевого шага. Но ничего не поделаешь, все это следствие военной службы, приходится мириться, хотя порой и не очень нравится самому. Что же тут поделаешь, нет в воинской службе лирики.
   Момент второй. Участие в тактико - специальном учении, которым завершался курс 'молодого бойца'. Стратегия этого тактико - специального учения мне не известна, я ее прочувствовал как простой рядовой солдат. Только потом, когда стал офицером и изучил вопросы тактики, я мог приблизительно представить замысел этого учения.
   В учении принимали участие несколько рот училища,в т.ч. и старшекурсники. Ну и как положено - были обороняющийся противник (синие) и наступающие (красные). Задача нашему взводу была простая - просочиться незаметно в тыл противника, захватить в его тылу господствующую высоту "Лапоть" и удерживать ее до прихода основных наступающих сил.
   Начало учения запомнилось тревожным возгласом дежурного по роте :
   -"Рота - подъем! Боевая тревога!". Тут уж не до сна, а в считанные минуты подняться,одеться,получить в ружпарке оружие и всякую принадлежащую солдату амуницию и встать в строй. И за всем этим процессом наблюдают строгие офицеры - посредники, у которых на левом рукаве белая повязка с надписью "Посредник",и которые придирчивым взглядом наблюдают процесс привидения подразделений в боевую готовность, делая при этом какие - то записи в своих блокнотах.
   Время начала учения где - то около 4-х часов утра. Построение во дворе училища. На улице идет холодный и противный дождь. Начало ноября 1956 года. В этом году осень была дождливой и чувствовалось, что уже где - то рядом зима, вот-вот пойдет снег.
   Тревожность обстановке добавлял вой сирены, что установлена была на крыше училища. Несмотря на множество поднятых по тревоге подразделений училища, паники и неразберихи не было, работал какой - то четкий и отработанный механизм военной машины. И в этом механизме простой солдат является тем винтиком, который в конечном итоге заставляет двигаться и выполнять какие - то военные функции всего подразделения. От того, как работает каждая деталь этой машины, в целом зависит и результат. Безусловно - роль командира подразделения огромна, никто не оспаривает, но все-таки основная роль отводится простому рядовому солдату. И мне пришлось на себе испытать это в первые же месяцы обучения в училище.
   Марш - бросок до полигона училища, где оборудована была на местности линия обороны "красных" и передний край "синих". Куда мы двигаемся и в каком направлении - никто абсолютно не знал, кроме командира взвода. В траншее немного передохнули, пересчитали нас, чтобы никто не потерялся. Хмурое небо освещали ракеты, которые запускались со стороны "синих". Изредка раздавались очереди станкового пулемета. И вот только сейчас мы узнали, что нам предстоит сделать и как выполнить поставленную задачу.
   Оказывается, где-то за линией обороны "синих" находится гора "Лапоть", до которой мы должны незаметно добраться, захватить и удерживать до прихода основных наступающих частей "красных". Чтобы пройти линию обороны "синих" незаметно, мы должны по-пластунски проползти метров 500 -600,и это в условиях моросящего дождя и слякоти. Описать ощущение простыми словами невозможно, это надо только самому на себе прочувствовать.
   Ловко работая локтями и извиваясь как уж впереди ползет командир взвода капитан Зорин. И то, что офицер вместе с рядовыми ползет по этой слякоти, давая пример, нас заставляло отнестись очень ответственно.Никто не упрощал, все делалось по настоящему,как на войне. Пересекая передний край "синих", нам пришлось прочувствовать на собственной шкуре, как рвутся буквально в нескольких метрах взрыв-пакеты, которыми "угостили" нас обороняющиеся. У кого-то взрыв-пакет взорвался прямо на спине, видимо 'перестарался' обороняющийся.Но он не вскочил с испугу, а наоборот - еще сильнее прижался к матушке-земле и активнее стал двигать локтями. Потом, после учения, с гордостью демонстрировал всем обожженную на спине шинель.
   Начал брезжить рассвет. Вспышки ракет и стук пулемета остались позади. Опять бегом по пересеченной местности к возникшему впереди контуру горы. Гора была своеобразной. Передняя часть ее, что омывалась рекою, была очень крутой, а тыловая часть, поросшая кустарником, пологой. Противник, естественно, никак не мог предположить, что кто-то будет штурмовать гору в лоб,поэтому расположил свои силы (а это где-то 15-20 курсантов третьего курса) на охрану со стороны пологой части горы. На передней (крутой)части горы выставил двух-трех наблюдателей.
   И вот я впервые понял и прочувствовал роль командира в бою, его смекалку и умение обхитрить противника. Зорин выделил человек пять из состава взвода, чтобы они отвлекали противника со стороны пологой части горы - трясли ветвями кустарника, переговаривались и стучали прикладами. Т.е. изображали подготовку к штурму со стороны пологой части горы. Это сработало. Когда мы тихо ползли в гору, то видели двух раздолбаев, повернутых к нам спиной и ожидающих штурма противником.
   До вершины горы осталось всего несколько метров, когда наблюдатели увидели нас и поняли ,что "прошляпили". Заорали своим,что противник атакует со стороны реки. Но было уже поздно. Кто-то уже достиг вершины, схватился врукопашную с охраной. По условиям учения применять оружие категорически было запрещено, т.е ни штыком, ни прикладом. Если я первым наставил на тебя карабин, то хана - руки вверх и бросай оружие. И вдруг среди общей свалки чей-то пронзительный голос:
   -"Ребята ,он же прикладом меня в морду ударил , гад! Наших бьют!". Этот призыв был похлеще призыва взводного - " Взвод!В атаку, вперед!". Те, кто еще не поднялись до вершины, рванули из последних сил и завязалась настоящая драка. Карабины были отброшены в сторону. Только сила рук, ног и кулаки. Слышалось натуженное сопение, кряхтение борющихся,кое - где слышался крепкий русский мат. Нас было значительно больше,раза в два. Но против были старшекурсники, выпускники и будущие офицеры.
   Я сцепился с парнем, который был покрепче меня. Он легко уложил меня на лопатки и мутузил кулаками под бока и пытался ударить в лицо. Я уворачивался как мог, пытался схватить его руки.Потом он, очевидно, решил,что с меня хватит, поднялся, чтобы подобрать свой и мой карабины. Не знаю, где я этому научился, просто какой-то инстинкт сработал. Я разогнулся, как пружина, и обеими ногами ударил его в пах. Противник, взмахнув руками, кубарем полетел с горы вниз. Быстро подхватив в качестве трофея его карабин, я кинулся помогать Ваське Сыромятникову, на котором верхом сидел здоровенный ефрейтор и бил его по лицу кулаками. Вдвоем мы быстро его одолели, он полетел туда же, куда и его однокашник. Среди этого клубка дерущихся тел бегали два командира взвода и пытались нас разнять .
   Капитан Зорин, чувствуя тщетность своих попыток успокоить дерущихся, выхватил ракетницу и дважды выстрелил из нее зелеными ракетами. Это был условленный сигнал наступающим, что высота взята. Все дерущиеся на какой-то момент прекратили драку и смотрели вверх на горящие ракеты. Этого было достаточно, чтобы успокоить своих подчиненных.
   С огромным трудом им удалось это сделать. Разняли нас, построили. Начались разборки. Кто первый начал, кто виноват. Потом наш командир взвода отозвал в сторону взводного "противника" и я слышал, как наш Зорин попросил увести своих 'вояк', иначе, мол, я за своих не ручаюсь. И чтобы об этом никому ни слова. А синяки и шишки списать на травмы, полученные во время учения. В госпиталь никому не обращаться, помощь оказать самим себе.
   Когда поверженный "противник" удалился, для порядка взводный учинил разнос нам, но при этом иногда отворачивался в сторону и улыбался. Через некоторое время прибыли "посредники", которые где-то поотстали, заблудились очевидно. Их заинтересовали ссадины, синяки и кровавые сопли у некоторых из нас. На что взводный спокойно ответил, что это следы кованых кирзовых сапог, которые мы в шутку называли "говнодавами". Чтобы во время строевых занятий четко был слышен звук строевого шага, на каблуки и носки сапог мы прибивали стальные подковки. Вот этими подковами во время передвижения по-пластунски и во время штурма кое-кому и досталось. Ответ взводного их удовлетворил, для убедительности у нескольких курсантов проверили подковки. Но очень смутил вид курсанта, которому достался удар прикладом. Бровь и щека были сильно рассечены, кровь никак не могли остановить. Было принято решение отправить срочно в санчасть, мол результат соприкосновения с колючей проволокой, когда по-пластунски преодолевали передний край противника. Короче - о драке ни слова!
   Когда удалились "посредники", взводный поблагодарил нас за отличное выполнение задачи , на что мы дружно ответили: "Служим Советскому Союзу!" и громкими криками "ура". Кто-то на палку прикрепил тряпку и водрузил в бруствер траншеи. Это не осталось не замеченным и взводный тут же приказал впредь комсоргу взвода на подобные учения иметь красный флаг, а эту пиратскую тряпку убрать немедленно.
   Но видели бы вы вид "победителей". Мы все были в грязи с ног до головы, у некоторых фингалы под глазами, кое-кто вытирал кровавые сопли рукавом шинели. Но все мы были счастливы, что так здорово удалась нам эта первая победа. Все почувствовали, что мы стали настоящими солдатами, что нам уже можно поручать выполнять настоящие боевые задания.
   Погода все портилась и портилась. Мороз усиливался, с хмурых туч стало сыпать противной и мелкой крупой. Шинели стали леденеть и при малейшем движении издавать какие-то скрипящие звуки. По спине начал пробираться холод. По команде взводного мы строем, с песней двинулись в сторону училища. Все прониклись гордым чувством выполненного долга.
   Когда прибыли в казарму и взводный передал нас старшине Кисель, то у всех шинели практически не гнулись, так были заморожены. По команде cтаршины: " Взвод! Снять шинели и поставить. Два шага назад - шагом марш!" получилась интересная картина. Шинели стоят в две шеренги, кое-кто сверху одел шапку. Умора! Мы хохотали, и как - будто не было этих мучительных марш-бросков, передвижения по -пластунски, атаки горы "Лапоть", драки с "противником". Все напряжение этого утра мгновенно спало.
   Потом, оттаяв, упала одна шинель, за ней вторая, третья... Это вызвало дополнительно шутки и смех. Но впереди нас ждал настоящий сюрприз. Старшина повел нас в баню, где мы расстались с "бэушным" обмундированием, пропитанное потом и солью в бесконечных строевых занятиях и кроссах, и получили новенькое белье, гимнастерки, брюки и шинели. Мы все поняли, что приближается самый ответственный момент в жизни военного - принятие присяги.
   Но на следующий день нас ожидал еще один сюрприз. Уже несколько дней ходили слухи, что принято решение перепрофилировать училище, т.е. не готовить тех специалистов, на которых мы поступали, а совсем других.
   Из Серпухова стали прибывать преподавательский состав и члены их семей. Поставлялось какое-то оборудование, не напоминающее самолеты, их детали, а скорее прицепы к машинам и другое оборудование. Все чаще и чаще среди офицерского состава стало слышаться непонятное слово "метео".
   На общее построение роты прибыл начальник училища полковник Холкин, бывший фронтовик и герой-авиатор, его заместители по политической и строевой части, другие офицеры.
   После поздравления об успешном завершении курса молодого бойца и выполнения задач тактико-специального учения, начальник училища объявил, что с этого года Челябинское военное авиационное училище связи Дальней авиации прекращает подготовку специалистов по связи, а приступает к подготовке "ме-те-ре-о-логов". Я напечатал через тире потому, что он сам с трудом вымолвил это непонятное большинству присутствующих слово.
   Выступление представителя Серпуховского училища изобиловало словами - прекрасная, интересная, захватывающая, ответственная и т.д. Но в строю кто-то промолвил слово "ветродуй", от которого стало противно. У него дядя служил в авиации и был метеорологом.
   Начальник училища дал две минуты всем подумать Потом последовала его команда:
   -"Кто не желает стать ме-те-ор-о-ло-гом, три шага вперед - шагом марш!". Мечта стать летчиком и связать жизнь с небом рушилась и я решил сделать эти три шага. Но меня за локоть схватил мой земляк Колька Фисунов и сказал:
   -"Ты что - на Курилы захотел? Говорят, что приехали с Дальнего Востока "варяги" (так мы называли офицеров, которые набирали для своих частей кандидатов из состава отчисленных и не сдавших экзамены абитуриентов) набирать в пограничные войска. Не дергайся, посмотрим, что это и с чем его едят". Так и остановил меня от этого шага. Сделай я тогда эти три шага, судьба моя была бы совсем иной. Кем бы я стал? Не знаю, может трактористом в Ливенке после трех лет службы в армии, а может еще кем - либо. Но только не военным - в этом я уверен. Насмотревшись и прочувствовав "прелести" военной службы в погранвойсках, да еще на Курильских островах, я уверен, что в военное училище я бы никогда не пошел, а в гражданский Вуз сдать экзамены после 4-х лет после школы - никакой перспективы.
   Несколько человек сделали эти три шага. Я остался. Начальник училища поздравил нас и объявил, что 7 ноября, в день очередной годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, состоится торжественное построение училища по случаю приведения нас к воинской присяге.

 []

"Старая казарма Челябинского военного авиационного технического училища связи Дальней авиации(ЧВАУС ДА). Второй этаж левого крыла здания - казарма 1-го батальона, 1-й роты, моя койка - 5-й ряд по левой стороне, нижний ярус. Окно третье"

ГЛАВА 15. ПРИСЯГА

   В жизни каждого военнослужащего есть такой священный день, который запоминается на всю жизнь. Это - день посвящения в чин военного человека. Я бы его назвал еще "днем крещения военного человека". Для обыкновенного рядового солдата, прибывшего в армию отслужить положенный по Закону срок Родине этот день может и не очень запоминается и не такой значимый, а вот для курсанта, а затем будущего офицера, решившего избрать своей профессией службу в Вооруженных Силах - это поистине священный день.
   К этому дню готовятся заранее, при прохождении курса молодого бойца. Проводятся беседы политработниками и командирами, изучается наизусть текст присяги. Сам ритуал приема присяги тщательно отрабатывается на строевых занятиях. Особенно обращается внимание на отработку прохождения торжественным маршем подразделения (в составе взвода, роты) перед командованием училища. Сколько десятков километров было пройдено строевым шагом на строевом плацу во время подготовки - только Богу известно. Но к моменту принятия присяги все должно быть четко отработано - выправка, строевой шаг, поворот головы, равнение в шеренгах, равнение оружия (карабинов) с примкнутым штык - ножом в положении "на руку".
   День принятия присяги приказом начальника училища объявляется 'праздничным' для всего личного состава училища. До зеркального блеска "драятся" пуговицы и бляхи поясных ремней, утюгом наводятся стрелочки на брюки и гимнастерки, белоснежные подворотнички подшиваются ровно и не более 2 мм над воротничком и т.д.
   Для жителей города этот день объявляется "открытым днем" училища. И надо отметить, что их не надо было приглашать, особенно девушек. Шли толпами, многие с букетами цветов. Некоторые просто посмотреть, а некоторые может и "присмотреть" себе будущих женихов. Таких было большинство. И надо отметить, что многих девушек города Кирсанова увезли молодые лейтенанты по воинским частям нашей бескрайней Родины.
   При подготовке к этому празднику особенно чувствовалась забота и внимание командиров и старшины Кисель. Он, как правило, не придирался по мелочам, а как-то по-отечески заботился о нас, помогал и все объяснял. О взысканиях, на которые в обычные дни они были так щедры, забыто.
   И вот торжественный момент наступил. Ровными рядами выстроены все подразделения училища. Заместитель начальника училища по строевой части полковник Туманов под звуки марша, четким и образцовым строевым шагом (учитесь молодежь!) встречает начальника училища.Докладывает о готовности курсантов и всего личного состава к приему присяги. Подается команда на вынос Знамени училища и его встречу. Под звуки оркестра и в сопровождении знаменного взвода выносится Знамя Челябинского военного авиационного училища связи Дальней авиации (ЧВАУС ДА. Кто бы мог представить и подумать, что ровно через год курсант Путилин, отличник учебы, станет знаменосцем училища, а 1-й взвод станет знаменным. И вот так же ,гордо подняв Знамя, четко отбивая строевой шаг, будет проносить это Знамя перед строем личного состава училища. Но это будет впереди, после года напряженной учебы. А сейчас предстоит перед Знаменем, перед личным составом училища, перед многочисленными гостями города наизусть прочитать текст присяги и не сбиться. Для верности и уверенности каждому дается на листке сам текст присяги. По команде полковника Холкина начали вызывать поочередно курсантов для принятия присяги. И вот долгожданное:
   -"Курсант Путилин. Для принятия присяги выйти из строя!". После громкого ответа - "Есть!", строевым шагом подхожу к столу, где находится текст присяги. От волнения пересохло в горле, поэтому первые слова были какими-то хрипловатыми, но потом я справился с волнением и звонким голосом, наизусть,произнес текст присяги.

"Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Вооруженных Сил, принимаю присягу и торжественно клянусь быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным воином, строго хранить военную и государственную тайну, беспрекословно выполнять все воинские уставы и приказы командиров и начальников. Я клянусь добросовестно изучать военное дело, всемерно беречь военное и народное имущество и до последнего дыхания быть преданным своему народу, своей Советской Родине и Советскому правительству. Я всегда готов по приказу Советского правительства выступить на защиту моей Родины - Союза Советских Социалистических Республик и, как воин Вооруженных Сил, я клянусь защищать ее мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагами.

Особенно волнительными были последние слова присяги.

"Если же я нарушу эту мою торжественную присягу, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение трудящихся."

Чувствуете? Презрение и ненависть! Как сильно было отмечена кара за нерадивое отношение к воинской службе ,а тем более - за измену Родине. После произнесения последних слов присяги я опустился на левое колено и поцеловал осторожно полотнище Знамени училища. Затем расписался под текстом присяги, сделал четкий поворот 'кругом' и строевым шагом возвратился на свое место в строю. Все. Теперь я военный человек и несу полную ответственность перед Родиной за свои поступки, а тем более - проступки. По завершению принятия присяги оркестр исполнил гимн Советского Союза и мы - молодые курсанты - прошли торжественным маршем перед строем всего личного состава училища и многочисленных гостей,показав - чему научились за это время. По оценке командования наш взвод прошел лучше всех и в этом огромная заслуга командира взвода капитана Виктора Зорина. За таким строевиком, как Зорин, плохо идти просто было невозможно. Он как бы задавал тон нашему движению. После принятия присяги все нас поздравляли. Kто-то бросил в нашу колонну букет цветов. Было очень торжественно и трогательно. Ну и завершился этот ритуал торжественным обедом и дополнительным компотом.

 []

У бюста И.В.Сталина в день принятия присяги (7.11.1956г.)

   В оставшееся время мы отдыхали. Водили нас в клуб на просмотр художественного фильма, писали письма родным, близким и девушкам, с которыми конечно же делились своей радостью. Я отправил письма маме и своей невесте Любушке, которая в это время уже закончила 10 классов и поступила учиться в швейный техникум в г.Костино Московской области.
   Интересный документ я недавно обнаружил в своем архиве, характеризующий мою невесту в 1956 г. Написан от руки, каллиграфическим почерком. Привожу его полностью для потомков. Некоторым этот документ покажется смешным и наивным, но для меня он дорог.

ХАРАКТЕРИСТИКА.

на ученицу 10 'а' класса Ливенской средней школы Дьякову Любовь Ивановну.

Дьякова Любовь c 1939 года рождения. В Ливенской средней школе училась все 10 лет. На протяжении всех лет обучения в школе Люба проявляла себя способной ученицей, училась в основном на '5'. Комсомолка, все поручения комсомольской организации, учителей и классного руководителя выполняла всегда добросовестно. Всегда и везде являлась примерной ученицей, активной общественницей. Начиная с 6-го класса она все время была или классным организатором, или комсоргом класса. В 10м классе имела несколько комсомольских поручений и со всеми отлично справилась. Люба - чуткий товарищ, всегда готова оказать помощь товарищам. Настойчивость и принципиальность - черты, свойственные ее характера. Люба все время являлась активной участницей кружка художественной самодеятельности.

Аттестат зрелости получила в основном с '5',кроме русского языка и геометрии.

Директор шк. Бакланова (подпись)

9/VIII-56г.

( ПЕЧАТЬ гербовая)

P.S.Ну прямо как сказал тот герой в фильме 'Кавказская пленница': "А-а-пщественница! Ка-а-мс-а-амолка! Ну просто- кра-а-а-са-а-авица!!!"

Из Костино от любимой часто приходили письма, и это мне помогало привыкать к новым условиям жизни. Если бы Вы знали, как я их ждал!!! И какие это были письма! Приведу некоторые выдержки из одного письма(учитесь современная молодежь. Это вам не "клево,ништяк,сбацаем" и т.д.).

"Юра,милый - милый мой, здравствуй!

Вот сейчас только пришла из кино "Кружка пива'". Как я ревела, навсхлип там в театре, по дороге, да и сейчас слезы не высохли. Там было, как у нас.Он ушел в Армию, а она осталась. Юрочка милый, но я никогда-никогда не буду такой, как она. Никогда-понимаешь? Я буду ждать тебя всегда, милый, сколько надо, всегда-всегда, хоть всю жизнь! Правда это, верь мне, хороший мой. Знаешь, Юрочка, как он похож на тебя, милый! Не лицом, нет, а всем так. Он такой хороший, славный. И как он любил! Только она, мне кажется, совсем не достойна его. А он простил, такое - простил!Знаешь, как ругали его зрители! А я нет. Ведь он любил ее по-настоящему. Ведь я и сама так сделала. Вот потому, наверное, и понимаю это. Знаешь, Юрок, ты только не обижайся, что я напоминаю это, родной мой, вот после моих экзаменов, там, ниже церкви в Ливенке. Юра, как боролись тогда мои чувства. Одно - нет, этого никогда нельзя простить, разве мало тебе хороших девчат, а он-что сделал, нет, такое не прощается. А другое-подумай, ведь есть еще время, если человек настоящий и любит, ведь все равно узнаешь. И потом, ведь люблю - люблю я его! И тогда, помнишь, как бросилась я к тебе, даже ушибла щеку о твою похудевшую бороду. Милый - милый мой, а как я люблю, как люблю тебя, родной, верь, хороший мой, я жду и буду ждать тебя всегда! Я говорю и буду говорить и не только говорить, на деле буду ждать год, два, три и сколько надо. Милый, милый, ты только сам смотри, родной. Я знаю, этого никогда не будет, об одну кочку два раза не спотыкаются, родной, смотри, помни. Сам говоришь, там вся городская молодежь и, конечно, немало красивых. Не рискуй, родной. Я верю, что навсегда они тебе не нужны, в этом я уверена, но, Юрок, на вечер,а? Не скромно,да? Но, Юрок, я боюсь. Ведь ты такой бурный.Думай всегда, Юрочек. Ну, не обижайся, милый, ведь я не могу не опасаться этого. Не сердишься, Юрочек? Ну, ну, хороший, я больше не буду! Только знаешь, после этого кино. Как хорошо, что я на него пошла, ведь это такой урок! Я никогда, никогда не допущу и на шаг к себе никого, верь, родной!

Не сомневайся в этом. Ведь я тебя так люблю! Вот на этом и кончу, Юрик. Пиши скорее ответ. Жду я его знаешь как? Целую сильно - сильно!".

"Милый Юрочек, сдать письмо не смогла и вот сейчас решила еще написать. О чем писать, я не знаю, только вот очень-очень хочется мне побыть с тобой: 'Чому я нэ сокил, чому нэ литаю?'.Я б так сильно прижала твою голову к своей, чтоб тебе аж больно стало, и целовала б, целовала в губы, глаза, щеки. Эх, Юра-Юра! Да когда ж это будет,а? Только, что это будет, я знаю. Я очень-очень верю в это.

Юрочка, Юрочка, Юрочка, родной, так хочется прижать тебя, вот так сильно-сильно, и мучить-мучить тебя, никуда не отпускать.

Кончаю, милый. Крепко-крепко целую. Твоя Любаша"

Ну как, современная молодежь,а ? Клево? Да-а-а,НИШТЯК! Вам СЛАБО так выразить свои чувства!

Современная девушка, к сожалению, не способна написать такое письмо...

Такие письма не выбросишь! Мы их хранили, много - много раз перечитывали, стараясь спрятаться где-либо в укромном местечке или читали перед сном, надеясь, что милая придет во сне...И скажу Вам чисто откровенно - ведь приходила во сне ко мне моя милая!!! После такого сна несколько дней чувствуешь себя окрыленным и счастливым.

Девушки! ПИШИТЕ СОЛДАТАМ ПИСЬМА!!!

 [] []

ЖЕНИХ И НЕВЕСТА (год 1957)

ГЛАВА 16. " МЫ НЕ СЕЕМ И НЕ ПАШЕМ..."

   Сразу же после принятия присяги начались занятия по специальным предметам. До этого занятия проходили по военным дисциплинам: Уставы СА, строевая и огневая подготовка, физическая подготовка и др. Особенно часто использовали "молодых" на всяких разгрузочно - погрузочных и уборочных работах.
   На первых же занятиях по физической подготовке начальник физподготовки подполковник Федоренко начал искать среди "молодых" будущих спортсменов. Сам он был борцом,на что указывало крепкое телосложение и коренастая фигура,что делало его похожим на крепкого бычка. Ходил он вразвалочку, при этом плечи ходили вокруг крепкой набыченной шеи. В молодости он, очевидно, был успешным спортсменом, имел много наград,но и преподавателем физподготовки был талантливым. Мне до сих пор непонятно, как и по каким критериям он отбирал в состав команд тех или иных кандидатов, но ведь ни в ком не ошибся.
   Построил он нас в спортзале, в одних трусах и пошел вдоль строя. Смотрел внимательно своими бычьими глазами на очередного "кандидата" в спортсмены и кратко выдыхал свое "резюме": "Этого в легкую атлетику, этого таскать железо, этого в баскетбол и т.д." Доходит очередь до нас с Васькой Сыромятниковым. Остановил свой тяжелый взгляд на Ваське, выдавил торжеcтвующе:
   -"О-о-о!!! Этого крепыша ко мне в борьбу!" и остановился напротив меня. Пощупал мои мышцы, прижав их своими пальцами до боли, и спросил:
   -"Боксом занимался ?".
   -" Не-а .А шо цэ такэ ?", как всегда задал я свой наивный вопрос,хотя общее представление имел о боксе.
   -" Дывысь, ще адын хахол найшовся!". Он тут же предложил мне надеть боксерские перчатки,сам надел "лапу" и предложил ударить. Я ударил.Он попросил бить сильнее. Я ударил со всей силы. Подполковник крякнул от удовольствия и пригласил на ринг, где в спарринге работали два боксера. Несмело я подлез под канаты и стал скромно в углу ринга. Он что-то пошептал на ухо парню и сказал мне, чтобы я бил его. Я решил уточнить, мол, а куда бить и в морду можно?
   -"Да, можно и в морду, если попадешь".
   Парень начал прыгать вокруг меня, иногда пытаясь нанести удар, но, щадя меня, до конца не вытягивал руки. Я примерился и решил ударить. Раз! Рука ушла в воздух, парня нет. Я еще раз попытался его достать, но результат тот же - воздух. Более того, я получил от него тычок прямо в нос. Это меня разозлило. Еще раз правой. Опять мимо, но в нос получил уже прилично. И тут у меня родилась идея - левой как будто-бы наношу дважды удар противнику в лицо, он отклоняется влево, а я ему тут и вмажу между глаз. Пока я свои планы пытался привести в действие, потерял бдительность и пропустил удар, да такой силы, что искры посыпались из глаз.
   -"Ах ты, бл...ь! Ты бьешь по - настоящему? На-а,получай !". Правая рука достигла цели и удар получился хлесткий и с отдачей всей силы. Парень рухнул на пол и у меня пронеслась мысль в голове, что опять вляпался и по-серьезному. А вдруг я его убил? Во-о, бл...ь, вляпался!
   И тут до меня донесся восторженный возглас Федоренко, что мол я молодец, и что из меня он сделает как минимум мастера спорта по боксу.
   Ощупал еще раз тщательно мои мышцы и спрашивает :
   -"Кем работали?". Отвечаю, что работал трактористом в колхозе, пахал землю и сеял хлеб.
   -"Ну,бокс это тебе не трактор и не гайки крутить, а наука посложнее. Тут надо иметь силу и голову на плечах".
   -"Ясно,что надо иметь голову. Шоб по нэй былы кулакамы'".
   Через некоторое время парень очухался, с виноватой улыбкой на лице подошел и протянул руку в перчатке. Я конечно, извинился, что так получилось, мол ты ведь первый ударил меня, а у нас, хохлов, обиды не прощают. Он же в свою очередь поведал мне, что Федоренко попросил сильно меня не бить, а только разозлить. Мол я хохлацкую натуру знаю, коль обидели, то пощады не проси. Да, психолог он был замечательным, угадал мою натуру. На этом мой первый в жизни бой в боксе был завершен моей полной победой, что и определило мою спортивную карьеру на целый год. Завершилась эта боксерская эпопея неожиданно, на этом же ринге. Но об этом попозже.
   Юра Булычев( большой) бесспорно был определен в баскетбольную команду. А вот когда очередь дошла до последнего в строю - Юры Гончарова (маленького), то мы услышали восторженный возглас:
   -"Ба-а, смотрите. '"Мухач" даже есть. Сколько в тебе кило?".
   -"Сорок се-е-е-мь!" - протянул Юра, как будто-бы от этого станет тяжелее.
   -"Отлично, прекрасно, ты у нас будешь как минимум чемпионом училища в наилегчайшем весе, т.к. противников у тебя почти нет. Все за пятьдесят кило".
   И ведь как в воду глядел, через полгода Юра Гончаров стал чемпионом училища по боксу в наилегчайшем весе. А проходило это приблизительно так. На спартакиаде, что проходила этой же зимой в спортзале, диктор по динамику объявлял, что на ринг вызывается боксер наилегчайшего веса Юрий Гончаров. Юра выскакивал бодро на ринг, пробегал по нему несколько раз, размахивая боксерскими перчатками, а затем становился в "стойку". Затем слышим следующее объявление :
   -"В виду неявки соперника второй роты, первое место и диплом чемпиона училища вручается курсанту первой роты Юрию Гончарову!".Дело в том,что в остальных ротах и батальонах училища "мухача" вообще не было, а во второй роте был, но перед соревнованиями не уследили - он поправился на лишних полтора килограмма, и тем самым перешел в другую весовую категорию. Наша первая рота во все 186 глоток орала торжественно "Ура!".
   Юра же победно ходил по рингу, гордо выпячивал грудь и приветствовал зал поднятыми вверх руками в перчатках. Вот так и стал он чемпионом в наилегчайшем весе. Правда,не надолго. На следующий год, не смотря на то, что он регулярно на плечах таскал вверх-вниз по лестнице Ваську Сыромятникова, он тоже поправился на лишних полкило, и чемпионом стал следующий "мухач" из вновь набранных курсантов.
   Ну а моя спортивная карьера в боксе продлилась чуть больше года. Получил я третий разряд, потом второй. Получалось у меня неплохо. Реакция была хорошей, физическая сила и удар приличный. Но был один недостаток - если я почувствовал, что пропустил удар, то я автоматически закрывал глаза. Это мне мешало в бою. Много усилий приложил Федоренко на тренировках, чтобы отучить меня от такой реакции на удар. Бил меня в лицо перчаткой и орал: "Не смей закрывать глаза! Шире открывай их!"- и опять бац - бац в морду. Выигрывал я, в основном, сильным ударом правой и большой выносливостью. Но уже на втором курсе я стал замечать, что если покачаю головой, то в ней как будто бы что-то плещется. Ну все, думаю, мозги отбили. Стал во сне кричать, иногда вскакивать и размахивать руками. Дневальные потом рассказывали о моих "чудачествах" во сне.
   И вот наступил роковой день. Спартакиада училища. От нашей роты должен был выступать против перворазрядника один курсант, фамилии не помню. Но он перед соревнованиями заболел (потом говорили, что "сдрейфил"). И вот меня дозаявили в последний момент вместо него. Я был абсолютно не готов к бою, да и слабее его был намного.Он уже неоднократно ездил в Воронеж на окружные соревнования, имел дипломы. Ну , а я кто? Просто рядовой боксер. Но делать нечего, надо защищать честь роты. Боже мой, что тут началось... Что он вытворял со мною... И в голову справа и слева, и в корпус. Не то, чтобы мне сопротивляться, я защищаться не могу. Ринг "ходит" под ногами, дышать нечем, а с трибун слышу:
   -"Юра-а,давай! Бей его! Мочи!". Какое там "мочи", когда колени уже гнутся и сил к сопротивлению почти нет. Правда, несколько раз я ему "вмазал", смотрю - сопли кровавые пошли. Но это его не останавливало, а наоборот еще больше злило. Самые длинные минуты и секунды в моей жизни. Боже мой, только бы выстоять, не упасть позорно. Наконец-то гонг! Я еле стоял на ногах, пол ринга предательски качался. Постепенно стал приходить в себя. И тут же родилось решение - с боксом надо заканчивать, пока не стал идиотом. Снял перчатки с помощью Федоренко, отдал ему и вымолвил:
   -"Все,товарищ подполковник! Получите перчатки назад. Боксом я больше не занимаюсь!". На что он мне высказал свои сожаления и пожелания избавиться от дурной реакции закрывать глаза при ударе. А мог бы стать и мастером спорта. Считаю,что во-время остановился, сейчас мог бы быть идиотом, как бывший чемпион мира Льюис. И заработанных денег не хватило, чтобы вылечиться. Поэтому с боксом было покончено, перешел к очередному увлечению - гонки на лыжах. Это для меня было родней, ближе и по душе. Ведь с самого "мала" на Севере я сроднился с лыжами, да и в Ливенке с ними не расставался. Получалось у меня неплохо. Но об этом расскажу попозже.
   А сейчас перейдем непосредственно к тому вопросу, кого из нас решили сделать за эти три года, какими специалистами.
   Из общеобразовательных предметов основными, конечно,были математика, физика и радиотехника. Мне нравились эти предметы, особенно математика. Учителями были гражданские лица. Учительница по математике, помнится, заинтересовала нас любовью к своему предмету через посредство решения всяких математических ребусов, загадок и решения задач несколькими способами. Очень любила и удивляла нас построением всяких фигур (ну, например, что такое односторонняя плоскость или шестью спичками построить четыре треугольника), т.е. развивала у нас постепенно пространственное и логическое мышление. Предметы преподавались по учебникам для высших учебных заведений и в объеме вуза.
   Из специальных предметов запомнились такие, как метеорология, климатология, синоптическая метеорология, аэрология, т.е. в которых изучают все погодные процессы атмосферы, их развития и прогнозирования. Очень интересная наука и особенно, если их преподают специалисты и мастера своей профессии. А специалисты приехали к нам в училище классные - из старейшего военного училища г.Серпухова. Многие из них имели ученые звания, а воинские звания не ниже подполковника. Все бывшие фронтовики и когда надевали парадные кители, то вся грудь была в орденах и медалях.
   Из чисто военных предметов запомнились такие как:
   -стрелковая подготовка;
   -основы тактики ВВС и общей войсковой тактики;
   - самолет и его оборудование;
   - военная топография;
   - противоатомная и противохимическая подготовка;
   - история военного искусства;
   - и конечно же - партполитработа в Советской Армии.
   Очень много времени уделялось иностранному языку. Подготовка велась в рамках свободного общения на иностранном языке. Я изучал немецкий,т.к. имел неплохую школьную подготовку благодаря Егору Степановичу. Основными методами подготовки были - чтение газет, военных журналов, книг и конечно же - диалог. Хотя я и имел довольно таки приличную подготовку по немецкому языку,но, к сожалению, не имел практики разговорного языка с настоящими немцами. И вот когда (уже обучаясь в академии в г.Ленинграде) мы всей семьей попали в автобус с туристами из Германии и я решил показать свои знания немецкого языка, то через несколько сказанных мною фраз на немецком языке автобус чуть не раскололся от смеха немцев - туристов.У меня было гадко ужасное произношение, что, как сказал немец - турист, ни в одной из многочисленных земель Германии он не слышал такого. Но ничего, мы поняли друг друга и в знак признательности он подарил мне гаванскую сигару.
   Я не стану излагать все специальные предметы метеорологии, но кратко один из основных предметом( синоптическая метеорология) приведу.Благо у меня сохранился конспект этого удивительного предмета.
   Вообще же, к вопросу оформления конспектов я всегда относился творчески и с художественным смыслом. У меня всегда при себе были цветные карандаши. Почерк был каллиграфический. Буковки я иногда выписывал с такими выкрутасами, что сам потом поражался - кто меня этому научил? Не знаю, само по себе как-то пришло. Хотя нет, если вспомнить почерк моих братьев - Василия и Валерия, то он точь в точь был похож на мой,вернее-мой на их,т.к. они были старшими.
   Итак,предмет-синоптическая метеорология .Трехлетний курс. Кратко.

   Первый курс.
   -Предмет и метод синоптической метеорологии.
   -Нанесение метеоданных на синоптическую карту(код КП-01).
   -Общие сведения об основных синоптических процессах.

   Второй курс.
   -Барическое поле атмосферы и движение воздуха.
   -Карты барической топографии.
   -Воздушные массы.

   Третий курс.
   -Анализ синоптических процессов.
   -Прогноз синоптического положения.
   -Код консультаций по картам погоды- КП-53.
   -Прогноз погоды.
   -Метод долгосрочных прогнозов погоды.
   -Код для передачи долгосрочных прогнозов погоды-КП-62.

   Вот так кратко примерное содержание курса синоптической метеорологии. И я вам скажу, этот курс так мною был освоен и так я сжился с ним, что всю свою жизнь использую эти знания постоянно в своей повседневной деятельности. Для меня очень просто, глядя на облака и за их формой, ветром, температурой воздуха и барометрическим давлением воздуха предсказать погоду на завтра. Таким образом, те знания, что я получил в училище, мне пригодились на всю оставшуюся жизнь и принесли значительную практическую пользу. Завершил изучение этого курса я 21 марта 1959 года в ауд.17. Большое спасибо преподавателю - подполковнику Андронченко и низкий ему поклон, скорее всего -царствие Небесное(времени - то уже прошло много).
   На память потомкам оставляю свой конспект лекций по синоптической метеорологии. Почитайте, я уверен, что Вы найдете в нем много интересного.
   Взять хотя бы само определение синоптической метеорологии.Синоптической метеорологией называется наука о причинах условий и изменений погоды на больших географических пространствах. Наука о причинах изменений погоды!
   Подполковник Андронченко читал свои лекции с каким-то азартом, упоением и привил нам любовь к этому предмету. Где бы мы ни были, всегда первый взгляд на небо и облака. Эта привычка сохранилась у меня до сих пор. Облака метеорологу говорят о многом - какая погода есть и какая будет. Много видов облаков, все они имеют градацию и свое название, на латинском языке. Мне симпатичны всегда были -Cumulus gumulus (кучевые хорошей погоды).Эти облака всегда навевают прекрасное настроение. Они весело бегут по небу, и если присмотреться к некоторым из них, то при определенной фантазии можно увидеть и лошадку, и старика с бородой,и верблюда. Причем, все время трансформируются, переходя из одного изображения в другое. Как в той песенке: "Облака, белокрылые лошадки...".
   Очень красивы перистые облака -Ciro stratus. Как будто бы художник нарисовал их легкими взмахами кисти по небу, но специалист, любуясь ими, может узнать большее - приближается теплый фронт, будет смена погоды.
   "Метеонаука", да и общеобразовательные предметы, усваивались мною легко, поэтому с первых же дней обучения я выбился в круглые отличники.
   Военные дисциплины мне тоже нравились, т.е. тех тягот и лишений воинской службы, которыми нас пугали до армии, я не ощущал. Видимо по сравнению с теми тяготами, которые пришлось пережить детям войны, тяготы военной службы были не в тягость. Кормили хорошо, обязательный послеобеденный сон, физическая подготовка -все это способствовало тому, что мы стали интенсивно расти и поправляться. Особенно удивлял нас Леша Пузанов, выходец из Брянской области (мы его звали Леха ).
   При поступлении в училище он был в строю на левом фланге, рядом с Юрой Гончаровым. А потом пошел в рост так, что старшине Кисель приходилось через 3-4 месяца менять ему военную форму, т.к. из старой он вырастал. К концу второго курса он уже переместился в строю роты на правый фланг, рядом с Юрой Булычевым.
   Уставы Советской Армии, строевая и огневая подготовка у меня тоже не вызывали никаких проблем. В строевой подготовке мы все старались подражать нашему взводному - капитану Зорину. В огневой подготовке успехи начались с первой же стрельбы, когда я тремя выстрелами из карабина Симонова выбил 29 очков.
   Дело в том, что стрелял я и в детстве. На Севере Вася мне частенько позволял выстрелить из ружья по воронам (очевидно заглаживал свою вину с тем выстрелом Валерия в комнате), а в Ливенке у нас с Валерием было ружье (сначала капсюльное "петровских" времен, а затем одноствольная берданка с затвором). Так что опыт стрельбы у меня был. Особенно запомнился из детских времен случай, когда на спор я разбил из капсюльного дробовика картуз Митьки Митусова, соседа нашего.
   А дело было так. Приходит как - то к нам во двор Митька Митусов в новом картузе, таком синеньком и с пуговичкой на макушке. У нас с Валерием такого не было. Ну и начал подначивать меня, что я влет ворону не собью. Т.к. вороны под рукой не оказалось? я предложил ему подбросить вверх свой картуз. Он согласился и подбросил. Но картуз, зараза, вилял в воздухе, никак я не мог посадить его на мушку. Вел ружьем до тех пор, пока он не упал в пяти шагах от меня. На землю. Тут - то я и вмазал в него. Картуз(напомню - новый, синий такой, с пуговкой на макушке) разлетелся вдребезги, один козырек - то и остался. Митька в рев, схватил остатки своей обновки (мамка ему к Пасхе купила) и побежал жаловаться матери. Смотрю,а та уже бежит к нашему двору с тяпкой наперевес, как в атаку. Ну, думаю, дело плохо, надо смазывать пятки и давать деру. Схватил я свой дробовик и удрал в соседний сад, где и закопал в кустах. Вернулся домой, когда наши мамки уладили конфликт, пришлось моей маме выплатить компенсацию из худого семейного бюджета. Пришел на следующий день за ружьем, а его то уже и нет Кто - то выследил, когда я его прятал и стащил. Жалко, ружье было классное, дробовик,заряжалось через ствол. Сейчас бы это был раритет, исторический экспонат.
   Но через некоторое время мы достали с Валерием (не помню у кого и за что выменяли) берданку шестнадцатого калибра, с затвором. Отличное было ружье, я с ним ходил на охоту за зайцами, и даже с местным знаменитым охотником Васькой Прохоровым в засаду на волков, которых было множество в наших лесах. Так что опыт стрельбы из оружия у меня был неплохой.
   В училище нам давали тоже неплохие навыки в стрельбе. Был классный тир, метров на 300, оборудованный мишенями и появляющимися на короткое время, и перемещающимися по фронту с заданной скоростью. На втором курсе нас перевооружили, заменив карабины КС на автоматы Калашникова -АК. Автоматы поступили новенькие, в смазке, но не пристрелянные.Поэтому из лучших стрелков была создана команда "пристрелочников", в которую попал и я. Уж здесь я настрелялся на всю оставшуюся жизнь, и одиночными выстрелами, и очередями. Правое предплечье и рука распухла от ударов приклада при отдаче после выстрела.
   Вот так, постепенно, в учебе и воинской службе уходила моя мечта стать "летуном", и я постепенно стал привыкать к новому качеству моей будущей профессии. Она имела противоречивый авторитет в авиации. Когда погода не вызывала никаких проблем у летчиков, их называли небрежно-ветродуями, но когда погода была сложной, и летать надо было по "минимуму" (это когда облачность 100 м и ниже, а видимость не менее 600 м), то и командиры, и штурманы, и особенно командиры экипажей уважительно звали по имени отчеству, как близких друзей.
   Но до опытных метеорологов (или "ветродуев") было еще очень далеко. Предстояло освоить науку и, главное, практический опыт по этой своеобразной специальности, к которой и мы сами относились пока с какой-то шутливой насмешкой, а порой и юмором.
   Постепенно в коллективе стали формироваться компании, группки, появляться новые друзья. Ну и как водится, среди этих компаний стали выделяться свои "таланты"-кто-то в шахматах, кто-то в спорте, кто-то в музыке. Образовалась такая "компашка" и у нас. Это - Толька Забелин и Юрка Мельников (москвичи), Толька Комиссаров(ленинградец), еще несколько человек и Юрка Путилин (белгородец). В свободное от учебы и хозработ время мы собирались или в курилке, или в ленкомнате, а чаще всего в туалете и под гитару пели песни. Играл на гитаре, как правило, Толька Забелин. Песни были разные - и популярные, и блатные, хулиганские. Если засекал нас старшина Кисель, то наряд вне очереди был обеспечен. Несмотря на такие"гонения'", мы все равно собирались и пели. И вот как-то в один из таких "творческих" вечеров был совместными усилиями создан шутливый гимн "Метеорологов". К большому сожалению, я не помню его слов, но один куплет мне запомнился на всю жизнь. Я сейчас напою вам его: ...

Мы не сеем и не пашем,

А валяем "дурака".

С колокольни х...м машем.

Разгоняем облака.

Припев:

Дождик, дождик, дождик

Подожди не приходи !!!

   Я не могу ручаться за точность этих слов, но с гарантией могу сказать - песня была задорной, веселой и .... хулиганской. Ну вот такими мы были - с одной стороны - это курсанты, т.е. военные люди, а с другой стороны - мы были простыми мальчишками, которые еще не поняли, что детство их закончилось и началась серьезная взрослая и военная жизнь.
   На этих "туалетных" спевках у меня обнаружился певческий талант, который проявлялся еще в Ливенке ,когда я пел песни своей любимой девушке по ночам,возвращаясь со свиданий. "Талант" мой был замечен, оценен - я стал ротным запевалой, а также был принят в вокальную группу солистом. Не знаю, если бы я не был таким "зашоренным" и скромным, более нахальным и пробивным, то я не исключаю, что смог бы "переплюнуть" современных "талантливых вокалистов, типа - Леонтьева, Преснякова, Гнатюка и пр., которые мерцает постоянно на телеэкранах. Хотите сказать, что я не скромен в оценке своих вокальных способностей? Может быть Вы и правы, но по моим оценкам, мои вокальные способности на то время были не хуже, а может даже и лучше были на то время этих "звезд". Найдись человек, который смог бы "раскрутить" в определенное время и в определенном месте меня, и я бы стал не менее знаменитым. Не скромно? Да, понимаю, не очень скромно с моей стороны, но нахальство(как говорят)- одна из сторон таланта, которая помогает человеку занять свою "нишу" в современной жизни. Ну, а если это касается сценической жизни, то тем более.
   Но я этим нахальством не обладал, был очень стеснительным и скромным. Так что мои вокальные способности не были вовремя нужными людьми замечены, и я остался на уровне ротного запевалы и запевалы за праздничным столом в наших семейных и дружеских посиделках.

ГЛАВА 17. КУРСАНТСКИЕ БУДНИ

   Итак, вернемся к нашим ежедневным курсантским будням. Раннее, раннее утро...
   5 часов 45 минут. В казарме раздается могучий храп 186 молодых людей, разметавшихся на двухъярусных койках в трех отсеках казармы.Между койками тихо ходит дневальный и, толкая в бок, будит сержантов - зам.командиров взводов, командиров отделений. По центральному проходу в начищенных до зеркального блеска хромовых сапогах, затянутый туго портупеей по осиной талии важно выхаживает старшина Кисель. Рядом с ним ,с красной повязкой на левом рукаве гимнастерки, стараясь идти с ним в ногу, дежурный по роте. Старшина делает какие-то замечания (портянки намотаны у кого-то на голенища сапог неаккуратно, гимнастерки сложены не конвертиком, табуретки расставлены не по одной линии и т.д.). Одетые сержанты подходят к старшине и тихим голосом ему представляются. Он тут же выдает им замечания по всем обнаруженным недостаткам.

   6 часов 00 минут. Громким голосом, как будто бы все курсанты глухие, дежурный по роте орет самую противную команду, которая существует в армии:" РОТА - ПОДЪЕМ!!!".
   Вмиг взлетают вверх одеяла и 186 молодых людей, как белые лебеди (т.к. все одеты в белые нательные рубахи и белые кальсоны)взлетают над кроватями и, опережая друг друга, начинают быстро одеваться. Я уже ранее описывал подробно этот процесс перехода солдата из состояния сна в состояние готовности к действиям в соответствии с распорядком дня. Не проходит и минуты, как следует очередная команда:
   -"РОТА! ВЫХОДИ СТРОИТЬСЯ!!!". Тут уж оделся или в стадии одевания, но вылетай от койки, захватив оставшиеся детали одежды и, одеваясь на ходу, выбегай к месту построения, чтобы к началу подачи следующей команды :
   -"РОТА, РАВНЯЙСЬ! РОТА,СМИРН-Н-А-А-!" с этим протяжным - А-А-А, ты уже стоял в строю. Если не успел хотя бы один из 186 человек, то тут же может поступить очередная команда на повторение процесса "отбоя-подъема". В худшем случае (зависит от настроения старшины) можно схлопотать наряд вне очереди. В главе "Курс молодого бойца" я уже описывал этот процесс, поэтому повторяться не буду. Но единственно хочу подчеркнуть, что это повторялось ежедневно, никто не смел нарушить эту процедуру. И только в выходные и праздничные дни давалась некоторая поблажка-подъем на один час позже, да и зарядка проводилась по укороченному варианту(без кроссов).
   После проверки наличия личного состава в строю давалась команда :
   -"РОТА! РАЗОЙДИСЬ ! ОПРАВИТЬСЯ !". Тут уж торопись в туалет, мочевой переполнен. А там уже очередь. Боже мой, да быстрее вы оправляйтесь, мочи нет терпеть. Фу,наконец-то полегчало. Успел,не придется с переполненным мочевым бежать кросс 3 км. Вы себе можете это представить?

   6 час 15 мин. Звучит команда дежурного по роте : " РОТА! СТРОИТЬСЯ НА ФИЗЗАРЯДКУ! ФОРМА ОДЕЖДЫ -ГОЛЫЙ ТОРС!".
   Господи,какой голый торс, если на улице уже вот-вот белые "мухи" полетят. Но терпи, ты солдат и тяготы обязался стойко переносить. После первых (повторюсь для несведующих) 300-500м кросса становится теплее, после первого километра пар начинает "дымиться" со спины впереди бегущего. К третьему километру уже со стороны трудно понять, что движется - то ли стадо бегущих бизонов, то ли локомотив в клубах пара. Вваливаемся в казарму с разгоряченными лицами и струями пота на спинах. Кто сказал,что на улице холодно,а?

   6 час 45 мин - 7 час 45 мин. Утренний туалет. Бритье (у кого уже что-то растет), умывание, глаженье гимнастерки и брюк (стрелочки чтобы были),подшивание подворотничка на ворот гимнастерки (чтобы не более 2-3 мм над краем ворота) и т.д. Кое-что мы делали еще вечером.
   7 часов 45 минут. Построение на утренний осмотр. Старшина и сержанты придирчиво осматривают личный состав: свежесть и аккуратность пришитых подворотничков, наглажены ли стрелки на брюках-галифе и гимнастерках,начищены ли до зеркального блеска бляха поясного ремня, звездочка и (особенно) сапоги. Секрет зеркального блеска начищенных сапог мы как-то выведали у старшины Кисель. Оказывается, после того, как почистил сапоги кремом, необходимо пройтись щеточкой с растворенным кусочком сахара-рафинада. Нет ли чего лишнего в карманах у курсанта? В каждом кармане должен находиться определенный предмет: левый нагрудный - удостоверение курсанта, правый - комсомольский билет, левый брючной - носовой платок, правый брючной - расческа. Все,больше не должно быть ничего лишнего. Никаких фотографий невест, никаких конфет и т.д. Все остальное должно находиться в тумбочке, но тоже в определенном порядке и на определенных местах.
   8 часов 15 минут. После устранения обнаруженных недостатков следует самая приятная команда:
   -"РОТА! ВЫХОДИ СТРОИТЬСЯ НА ЗАВТРАК!".
   За все время учебы в училище я не помню ни одного дня, когда не хотелось бы кушать или не было бы аппетита. К моменту приема пищи в столовой в животе начинался процесс тоскливого подсасывания. И что самое удивительное, к этому времени начинала сильно нагреваться бляха поясного ремня. Это было отмечено всеми, или по крайней мере большинством курсантов. Когда сыт - бляха холодная, а когда хочется жрать - она сильно нагревается. Столовая для солдата - это как святилище для верующего. У меня было такое ощущение, что даже если лишить солдата возможности ориентироваться на местности и отпустить, то место приема пищи он найдет даже в бесчувственном состоянии. Дорогу к столовой укажет ему условный рефлекс, выработанный за многие дни, месяцы и годы службы в армии.
   Кормили нас хорошо, но, выходя из столовой, мы всегда чувствовали слабое,неудовлетворение, которое добавляли за счет буфета. "Оклад" курсанта - 7 руб 50 коп. По тем временам это были довольно таки приличные деньги (для сравнения - простому солдату платили всего 3 рубля в месяц). Поэтому мы могли позволить себе в буфете купить 2-3 пирожка и "кинуть" сверху к завтраку. После этого мы могли выполнить любую поставленную старшиной Кисель задачу. Правда, если ему вздумалось провести кросс на 3 км за какое - то нарушение одного из курсантов, то бежать было значительно тяжелее,чем без пирожков. Но ничего, постепенно привыкли.
   8 часов 45 минут. Свободное время или как его называли -"перекур". Собственно и начал-то я основательно курить "благодаря" этим перекурам. У сержантов была дурная привычка - если ты не куришь, то тут-же находилась какая-то работа для "некурящих". И вот, чтобы не попасть в эту "команду" даже потенциальные "некурильщики" брали в зубы папиросу(сигарету) и старательно "смолили", чтобы не работать. В такие постоянные курильщики попал и я, и в этом "заслуга" моего командира отделения младшего сержанта Сингаевского. Раньше просто "баловался", а в училище стал заядлым курильщиком. Правда, этому способствовал и Васька Сыромятников, мой "земляк" и у которого всегда был при себе добротный "самосад",который присылала ему мама из Прохоровки.
   9 часов 00 минут. Построение и развод на занятия. Училище строилось на плацу и под звуки марша ,исполняемого духовым оркестром, колоннами расходилось по местам занятий. Мне очень нравился этот ритуал. Он как-то способствовал настрою курсантов на предстоящие занятия. Было торжественно и как-то по - парадному,придавалась значимость проводимых занятий. Колонны рот и взводов расходились по местам проведения занятий - кто в учебные аудитории, кто на строевой плац, кто в спортивный зал (любимое место занятий для большинства курсантов), кто в тир, а кто и на полевой полигон (фортификация, тактика боя и т.д.). Казармы опустели, освободилось "поле" деятельности для суточного наряда. Здесь уж "царствовал" старшина Кисель. Выровнять кровати и одеяла под линейку ,подушки должны быть только квадратной формы, тумбочки и табуретки - под линейку. Пол натирался мастикой до зеркального блеска, а не существующую паутину по углам казармы снимали длинными швабрами. Казарма после ухода их 'обитателей" на занятия благодаря стараниям суточного наряда приобретала праздничный вид. Открывались окна и свежие струи воздуха вытесняли спертый ночной из казармы. После этого личный состав наряда имел право сходить в столовую и позавтракать из оставленного "расхода" специально для наряда. Правда, иногда доставалось значительно больше, чем всем тем, кто питался в основное время. Но это зависело от наряда, который работал на кухне. Если "свои", то на-получи, а если "чужие" - ни фига не получишь, сами съедим.
   13 часов 00 минут . Конец занятий в соответствии с расписанием. Все строем двигаются к своей родимой "кормушке", т.е. столовой. Бляхи ремней накалены до предела. Складывается такое впечатление ,что даже атомная бомба не остановит этот голодный поток. Все очень дисциплинированы, никто не желает конфликтовать со старшиной Кисель. Аппетитно пахнет из распахнутых дверей столовой. Столы накрыты столовыми приборами, на каждом столе кастрюля с первым, хлеб, горчица, второе и знаменитый компот, презент постоянных споров в среде курсантов. Если за что-то поспорили, то только на компот (или несколько компотов).
   Ели аппетитно, быстро и никогда не было никаких разговоров. Время было отпущено мало (30 минут), поэтому старались использовать их плодотворно, не оставив ни единого куска хлеба в хлебнице, и того, что выпросили в "добавку". Я никогда за все время учебы в училище не видел недоеденную тарелку супа(борща), или тем более - второго. Посмотрели бы родители на своих чад, перед которыми пели и плясали, чтобы те съели хотя бы еще одну ложечку кашки. С каким зверским аппетитом их ненаглядные уплетывали за обе щеки перловую кашу с вымоченной соленой треской. Все съедалось до последней крошки и даже вылизывалось со дна тарелок. Таков был аппетит у молодых и здоровых людей, которые росли и их организм требовал калорий.
   13 часов 45 минут. Послеобеденный "перекур>. Все располагались в курилке или возле ней, дымили папиросы, сигареты, а то и махорка(выдавалась каждому курсанту, куришь ты или нет). Еще раз повторю о курении. Это "мероприятие",предусмотренное распорядком дня, в какой-то мере способствовало тому, что и я, и многие мои друзья начали курить постоянно и основательно. До этого я курил не постоянно, а иногда просто для форса. Показать, что я уже взрослый и самостоятельный. Но чтобы каждый час, а то и полчаса (если позволяли условия) брать в зубы сигарету или папиросу - такой привычки (или потребности) еще не было.
   Кто в армии придумал правило объявлять перекуры - не знаю, наверное какой-то придурок сержант или старшина. Особенно вторую часть этого распоряжения: "Некурящие продолжают работать". Вот тут-то и срабатывала защитная реакция - чем работать до изнеможения, лучше взять папиросу в зубы. Можно немного отдохнуть. Так постепенно и приучаешь себя к никотину. Может я и повторяюсь на эту тему, но ничего-не берите с нас пример.
   Но это не относится к перекуру после обеда. Этот перерыв предусмотрен самим распорядком дня. Почтальон приносит письма и раздает "счастливчикам". Письма от родных, близких, друзей и девчонок. Почта от последних вручалась "счастливчикам" после ритуала - почтальон трижды конвертом хлестал по носу. Он так наловчился и ловко так хлестал, что кончик носа долго горел огнем. Все это сопровождалось дружным хохотом и шутками со стороны тех, кто остался без писем. Были и такие, кто получал по носу ежедневно. Доставалось и мне, когда получал из г.Костино Московской обл. от Любушки очередное послание. Но это было приятно и читать, и вспоминать. Письма приходили от мамы из Ливенки, от братьев - Вани, Васи и Валерия, а также от школьных друзей. Здесь же в курилке "травились" анекдоты, а также "небылицы" из гражданской жизни. Было шумно и весело.
   14 час 15 мин -15 час 00 мин. Послеобеденный сон. Это святое для курсанта время. Старшина Кисель командовал: "Рота - отбой!", и иногда давал отсчет до десяти. Уже на счете "восемь, девять" я смутно его слышал сквозь сон. Эта привычка спать после обеда и очень быстро засыпать у меня выработалась и сохранилась до сих пор. Очень редко бывает, что я плохо засыпаю или сплю. Как Штирлиц в том фильме "Семнадцать мгновений весны"- приказал себе и уснул, поспал 15 минут - проснулся бодрым и дееспособным. В это же время "проштрафившиеся" в течении дня "драили" туалет и лестницу до первого этажа. Наказание весьма серьезное, приходилось и мне "драить". Здесь мы осваивали "науку" мыть полы до такой чистоты, чтобы после проведения каблуком сапога старшины Кисель на полу не оставалось следа. Если след остался, то на следующий день повторить мытье полов. И так до тех пор, пока не достигнешь успеха в этом деле.
   15 час 00 мин - 18 час 30 мин. Самоподготовка. Подразделения строились во дворе училища и разводились по учебным классам для самоподготовки. Усваивали материал, который дали преподаватели накануне, выполнялись задания и т.д. Время проходило быстро, особенно если "втихаря" напишешь пару писем, или сыграешь с другом в "морской бой". Но дисциплина была строжайшая, сержант (помкомвзвода) Саня Ротов был из бывших солдат и дисциплину держать умел. Хотя вне строя был прекрасным парнем, я с ним дружил.
   18 час 30 мин - 18 час 45 мин. Все подразделения опять направляются к родной "кормушке". Жрать хочется прямо до слез. Если кто-то "умыкнул" в обед кусок хлеба, то тому легче. А если нет этого куска? То-то и оно!
   18 час 45 мин - 19 час 15 мин. Ужин, благодать! В громадной столовой (зал человек на 300-350) слышен один звук - чавканье, чмоканье, покряхтывание. Разговоры только шепотом и вежливым голосом. Особенно с дежурными по столовой. Если в обычный день бывают с кем-то из них и в ссоре, то в эти дни только и слышно: "Пожалуйста, дай добавочки! Будь так добр, принеси еще хлебушка!" и т.д.
   Здесь же можно было сходить в буфет и купить чего-нибудь вкусненького. Как правило - это были булочки, пирожки, пончики, печенье, конфеты. Деньги у курсантов были. Денежное довольствие по сравнению с солдатами было "солидным". Как я уже говорил выше, если солдату выдавали в месяц 3 рубля, то курсантам первого курса - 7 руб 50 коп., второго курса -10 руб. и третьего курса - аж 15 руб. Ну для сравнения переведем на стоимость водки - бутылка водки стоила от 2 руб 87 коп (12 копеек стоила тара, т.е. пустая бутылка) до 3 руб 12 коп. Ну,а пирожок или булочка стоили 5-7 коп, пачка папирос "Беломорканал" всего 22 копейки, а сигареты "Прима" и того 12 копеек. Так что денег нам хватало.
   19 час 15 мин - 21 час 15 мин. ЛИЧНОЕ ВРЕМЯ. Это самое приятное в распорядке дня курсанта. Можно почитать интересную книгу или перечитать письма от любимой, притаившись где-либо в уголке, или написать ей ответ. Можно сыграть "партейку" в шахматы или в шашечки "навылет" с друзьями. Послушать радиоприемник, который включал и выключал дежурный по роте и который следил, чтобы не слушали всякие запретные "голоса" типа "Свободы". Телевизоров в то время еще не было в массовом количестве. Можно погладить обмундирование, чтобы не делать этого утром, а некоторые даже брились (у кого слабо росла растительность.
   У моего друга с Донбасса (Украина) Кольки Цивенко этот номер не проходил, т.к. росли волосы у него прямо на глазах - побреется, а уж через 2-3 часа старшина ему может сделать замечание - почему не брит? Вообще таких волосатых парней, как Колька, я не видел. Просто гориллой выглядел,когда разденется. У него волосы росли из ушей пучками. Как-то устроили они соревнование с одним парнем из второго взвода - у кого длиннее волосы в том или ином месте. Во всех точках тела (в том числе и интимных) победил наш Колька, а когда он заявил своему "противнику",что давай померяем волос из-под ногтей на ногах, то тот сдался в виду их отсутствия у него.
   В это же время 2 раза в неделю проводилась чистка личного оружия. Старшина за этим следил строго и руководил чисткой карабинов КС (на втором курсе нам, как знаменному взводу, выдали красавцы автоматы Калашникова). Все курсанты училища нам завидовали, иногда приходили и просили просто подержать в руках. Так вот, о проверке качества чистоты канала ствола и в особенности патронника. Казалось, что сколько их не чисти, а как проведет старшина своей чистой как снег тряпочкой - следы темного налета остаются. Поступает команда - повторить чистку. И так по несколько раз.
   Можно было выйти во двор училища и спокойно погулять, так сказать - подышать "свободой" вне строя. В доме офицерского состава (ДОСе) была солидная библиотека, где можно было взять интересную книгу или посмотреть интересные журналы (Огонек, Вокруг света, Крокодил и др.). Но одна особенность - где бы ты ни был, куда бы ты ни шел, все с разрешения командира отделения или помкомвзвода. Но за колючую проволоку забора - ни шагу. Это уже потом, после принятия присяги, где-то зимой нам разрешили ходить в г. Кирсанов в увольнение. Да и то только тем, кто не имел взысканий и замечаний от командиров. Но об этих мероприятиях я расскажу как - нибудь позже, в другой главе. Два часа личного времени пролетали быстро и незаметно.
   21 час 15 мин - 21 час 40 мин. Вечерняя прогулка. Если признаться по-честному, то мы любили это мероприятие, предусмотренное Уставом в распорядке дня. Особенно, если была прекрасная погода. Но погода была разной, в том числе и плохой, т.е. и дождливой, и морозной, и вообще - мерзопакостной.
   Мероприятие проводилось по одному плану - роты строевым шагом проходила по определенному маршруту по территории училища и обязательно с исполнением строевых песен. Тут уж как в той деревне - чей петух перекричит соседского.
   Как я уже отмечал ранее - вокальные способности курсанта Юрия Путилина старшиной Кисель были обнаружены еще на стадии, когда я был кандидатом в курсанты. А когда я стал курсантом, то уже сам старшина Кисель(как тот Бог) повелел мне быть ротным запевалой. Подобрали мне напарников несколько человек, а именно - Толиков Комиссарова и Забелина, Прокопьева и еще двух-трех человек. Это были мои "подпевалы", или "подголоски". Мне пришлось учить их исполнению строевых песен, которых знал я бесчисленное множество, весь песенник, который был у меня еще в Ливенке. Я уже упоминал где-то ранее, как ливенские хозяйки вставали доить коров, услышав в моем исполнении песни, когда я возвращался со свидания от Любушки ранней зарей.
   Рота чеканит шаг и слышится команда старшины: "Курсант Путилин (или - запевала)Запевай!". Признаюсь по-честному, мне нравилось, когда после моего запева строевой песни около двухсот глоток рявкали в такт строевого шага песню. Пели все - и кто имел музыкальный слух, и кто далек был от этого (как мой земляк Васька Сыромятников). Все получали удовольствие, а особенно старшина Кисель, когда рота проходила мимо какого-либо начальника. Иногда большое начальство благодарило за хорошо исполненную песню, и мы,чеканя шаг, отвечали: "Служим Советскому Союзу!". Было очень впечатлительно.
   21 час 40 мин - 21 час 55 мин. Вечерняя поверка.
   Очередной день курсантской жизни идет к завершению. Самое трудное время. Очень хочется спать. Старшина или один из сержантов делает перекличку по списку. Я знаю после кого прозвучит моя фамилия и большим усилием воли заставляю себя не уснуть в строю. Наконец-то звучит сквозь сон: " Курсант Путилин!" . Громко отвечаю -"Я" и уже в полудреме слышу остальной список. И вот долгожданное : "РОТА! ОТБОЙ!". Бежишь к своей койке, в полусне раздеваешься и складываешь конвертиком брюки, гимнастерку на табурет, наворачиваешь портянки на голенища сапог и бултых под сладостное одеяло.
   ВСЕ! ОЧЕРЕДНОЙ ДЕНЬ КУРСАНТСКОЙ ЖИЗНИ ЗАВЕРШЕН! Засыпаю мгновенно, кажется, что еще голова не коснулась подушки. И так ежедневно, все три года подряд. Разнообразие в этот монотонный режим вносили выходные и праздничные дни.
   И кажется, что только что уснул, как слышится команда дежурного по роте: "РОТА! ПОДЪ-ЕМ!!!. Боже мой! Неужели так быстро проскочила ночь! Как мгновение! Начинается очередной день курсантской жизни. Терпи Юрка, ты ведь принял присягу и клялся - стойко переносить тяготы и лишения воинской службы.
   В этой однообразной и рутинной повседневной жизни иногда проскальзывал маленький лучик счастья. Таковым был первый приезд моей невесты в Кирсанов. Счастья не было предела. Я надел парадную форму и мы,обнявшись, ходили по улицам города. Потом зашли в фотоателье и сфотографировались на память об этой встрече. Фотография сохранилась. Боже мой,какими мы были светлыми, чистыми, юными и счастливыми! Пройдет еще каких-то 2 года и мы станем счастливой парой - мужем и женой.Кстати - свадебная фотография, на которой Любушка в свадебном платье, а я в морской парадной форме среди школьных друзей и приглашенных гостей, тоже сохранилась. Я попытаюсь потом перефотографировать и занести в компьютер в текст "Воспоминаний".

 []

  А какая интересная подпись на этой фотографии! Дело в том, что к приехавшим девушкам командир батальона увольнительной в город не давал. А вот если приезжали родственники, то разрешал встречу. И я решился на хитрость(а вообще-то обман)- в рапорте на увольнение указал, что ко мне приехала сестра. Увольнение разрешил, хотя при этом как-то хмыкнул и хитро заулыбался. Итак, читаем подпись:
  

"Ну как, сестренка?

   Я думаю,что скоро на тебе будет не это платье, а свадебное, и ты будешь во много раз еще красивее. Ну, конечно, тогда, когда у меня на плечах будут не простые курсантские погоны, а...звездочки. Помнишь: "Эполеты, эполеты, ваши путеводительные звездочки". Твои слова! С ними я уехал в училище. г.Кирсанов. 8 июня 1957 г."

ГЛАВА 18.ЗНАМЕНОСЕЦ УЧИЛИЩА

   Закончился первый год обучения в училище. "Синоптические науки" и военные предметы давались мне легко. Порой казалось, что я самой судьбой был подготовлен к воинской службе. Все те 'тяготы и лишения воинской службы', которые я клялся стойко переносить, я уже перенес в своем тяжелом военном и послевоенном времени. Голод, любые жизненные неудобства, которые я перенес во время войны и, особенно, после войны в своей деревенской жизни, казались для меня абсолютно несоизмеримыми и несравнимыми с условиями в училище. Мой детский организм и психика уже были подготовлены к перенесению любых тягот и лишений.
   Вот сейчас молодежь не заставишь служить в Вооруженных Силах. Молодые и здоровые "бугаи", которые всю ночь напролет могут пропрыгать в каком-либо клубе или дискотеке, при призыве в Вооруженные Силы ищут тысячи причин, чтобы 'отмазаться' от армии. Я был свидетелем, когда перед медицинской комиссией некоторые призывники глотали металлические предметы, чтобы рентген показал пятно в желудке(т.е язва) и чтобы не идти в армию. Были и похлеще примеры - членовредительство (т.е. отрубали себе пальцы, перерезали сухожилия и т.д.).
   В Ливенке(в наше время) сложилось совсем другое отношение к службе в Вооруженных Силах. Если приходил после службы в армии демобилизованный солдат, то все незамужние девки соревновались между собой за право им завладеть. А тот "парубок",которому отказали в призыве в армию, считался в девичьем кругу "бракованным" и ему очень трудно было найти себе пару. В таком почете была служба в армии. Т.е., если тебя призвали в армию и ты там отслужил 3 года ( в Морфлоте 5 лет), то это здоровый мужик и от него будет соответствующий толк в семейной жизни, работе и особенно в потомстве, что очень ценилось в деревне. Только здоровый мужик может дать здоровое потомство, а от 'худого семени - не жди хорошего племени'. Жаль, что современная молодежь не учитывает этого 'жизненного постулата'.
   После сдачи первых экзаменов нас отпустили в первый курсантский отпуск. Признаться по-честному - я слабо помню, как я проводил первый свой военный отпуск. До такой степени это для меня было невероятным и необычным, что все подробности просто как-то размылись, стерлись из памяти.
  Помню только, что в Ливенку приехал Ваня (геолог) с Ямала, Валерий из г.Архангельска (студент музыкального училища) с лучшим другом (беспризорным) Аркашей. Приехала моя невеста Любушка из г.Костина Московской области, где она училась в Мытищенском техникуме легкой промышленности(швейном) на технолога швейного производства.
   Приехали и ее подруги по учебе в школе - Света Затонская, Валя Нестеренко и Лида Дорощенко. Это были одни из самых красивых девушек в нашей школе и которые крепко дружили еще с детства. У меня сохранилась фотография этой счастливой встречи, где я запечатлен в курсантской форме.

 []  []

"Ливенские красавицы:Света Затонская(будущая и нынешняя жена моего брата Вани),Гукова Зоя,Нестеренко Валя, Дорощенко Лида и моя Любушка-голубушка и ...Ливенские красавцы -я с братом Валерием(лето 1957г.)

   Еще до моего приезда Ванюшка (как истинный геолог) организовал всей этой "гопкомпании" пешую прогулку по железнодорожной ветке до станции г.Валуйки (30 км). Конечно же, "дамы" не выдержали такой дистанции, где-то на полустанке вскочили в вагон проходящего поезда, но "мужики" до конца этой прогулки держали 'марку'. Дошли. А я, когда узнал из рассказов моей невесты об этом мероприятии, сразу же догадался. Это Ваня испытывал свою невесту - Светлану на выносливость и пригодность к кочевой жизни геолога. Так оно и вышло - через некоторое время они поженились и увез Ваня молодую жену в далекие Северные края, где они живут и до сих пор в г.Лабытнанги Ямало-Ненецкого автономного округа(Россия).

 []

Молодожены.

   Конечно, больше времени я старался проводить со своей невестой. Мы с ней практически не расставались все эти 10 дней, что были отпушены мне командованием училища. Десять дней пролетели как одно мгновение. Ночами мы гуляли по нашим ливенским садам, до изнеможения целовались и клялись в сохранении верности друг другу до завершения учебы. К утру я домой возвращался с распухшими губами и не думал, как мало уделял времени родной маме. Она же никогда меня не упрекала, а только тяжело иногда вздыхала и что-то про себя шептала. Только сейчас могу предполагать, что она желала для меня с Любой большого семейного счастья и сил преодоления всех невзгод, которые ждут нас впереди. Думаю, что ее молитвы и пожелания помогли нам сохранить семейные узы вот уже более 50 лет. Но об этом я расскажу попозже.
   По возвращении из краткосрочного отпуска я с радостью узнал, что за отличную учебу и примерную воинскую дисциплину курсанта Путилина Ю.А. занесли в "Книгу почета" Кирсановского военного авиационного училища связи Дальней авиации. Это была моя первая награда за службу Родине. У меня сохранилось удостоверение за номером 06682 где написано:

Рядовой

Путилин Юрий Александрович

"За отличную боевую и политическую подготовку, высокие показатели в

Социалистическом соревновании,безукоризненную дисциплинированность

и за проявление высокого уровня сознательности в несении службы" занесен

приказом номер 457 в "КНИГУ ПОЧЕТА" .

Командир войсковой части 71269

Полковник (роспись) Холкин

30 августа 1957 года

   Книжечка удостоверения красного цвета. Для меня это самая дорогая первая моя награда. Она сыграла определенную роль в дальнейшей моей службе в Вооруженных Силах СССР.
   Для современного простого обывателя строки, написанные в книжечке, могут вызвать улыбку, а у некоторых и смех. Но что поделаешь, такое было наше время. Для нас тоже некоторые документы 18 века порой казались странными и смешными.Почитайте хотя бы указы царя - батюшки Петра 1-го.
   Второй новостью после возвращения из отпуска - предстоящая инспекторская проверка училища командованием Воронежского Военного округа. Работа кипела. Все вокруг очищалось от мусора и красилось, так сказать - наводился "марафет". Ежедневно проводились занятия по строевой и огневой подготовке. На одно из таких занятий прибыл помощник начальника штаба в звании капитана. Фамилию я его,к сожалению, забыл , но мы все его между собой звали "капитаном Давыдовым".
   Дело в том, что он был небольшого росточка (около 1м 65см ), на круглом личике выделялись румяные щечки и выразительные черные глаза. Ходил он пружинящей и легкой походкой. Казалось - подрисуй ему залихватские черные усы, будет настоящий герой первой Отечественной войны 1812 года Давыдов. По своей должности помощника начальника штаба в его функциональные обязанности входило и обслуживание хранения и выноса Знамени училища.
   На строевых занятиях он вел себя странно. Подходил к курсантам нашего взвода и после длительного изучения внешних данных внимательно изучал строевую выправку и умение ходить строевым шагом. Причем предпочтение он отдавал курсантам среднего роста (от 1м70см до 1м 75 см). В итоге, после тщательного изучения выбрал трех курсантов - меня,Толика Комисcарова и Толика Прокопьева. Долго он с нами вел беседу,узнавал всю подноготную, вплоть все данные о родителях и родственниках - кто они по профессии, не были ли в плену во время войны и т.д. Беседа проводилась в присутствии заместителя начальника училища по политической части. В конце беседы он огорошил нас новостью, что я приказом начальника училища буду назначен знаменосцем училища, а два Толика - моими ассистентами. Занятия с нами по церемониалу выноса Знамени будет проводить сам лично, ежедневно во дворе штаба училища.
   Второй новостью было - наш первый взвод (вернее - 30 человек взвода)тем же приказом назначается Знаменным взводом и он будет перевооружен - вместо карабинов КС автоматами Калашникова (АК). Автомат Калашникова в те далекие времена для курсантов был пределом мечтаний.
   Только значительно позже мы узнали истинную причину замены знаменщика и его ассистентов на менее низкорослых. Дело в том, что на предыдущей инспекторской проверке было устное замечание о несоответствии роста помошника начальника штаба, который идет впереди, и рослых под два метра знаменщика и его ассистентов. В целях устранения этого замечания и были сделаны замены. Так волей случая я почти на два года стал знаменщиком училища. Чтобы понять мои чувства и чувства моих товарищей, хочу несколько слов сказать о Знамени войсковой части.
   Для простого обывателя Знамя - это обычный кусок красной материи с соответствующими атрибутами (бахрома, кисти, вышитые золотом буквы и образ Ленина). Для воина ЗНАМЯ - это СВЯТЫНЯ! Еще в далекие времена на Руси (да и не только) у князей всегда впереди его дружины несли знамя. Знамя для князя и его дружины были как символ его рода и принадлежности к высшей княжеской касте.
   Во время сражений знамя всегда выносилось вперед или водружалось на видном месте, чтобы воины видели - князь с ними и его знамя вдохновляло их на ратные подвиги. Задачей противной стороны всегда было ( да и всегда будет) - это захватить знамя, убрать с поля боя. Как только это случалось,то воинов дружины (или воинской части ) охватывал страх и паника.Порой, даже превосходя численностью противника, они бежали с поля боя. В критические минуты сражений знамя всегда старались вынести вперед перед строем дружины или впереди наступающих воинов. Помните критический момент сражения русской армии, возглавляемой Кутузовым,с армией Наполеона и запечатленный в книге Л.Н.Толстого "Война и мир". Учитывая то, что современная молодежь не читает вообще книги (в большинстве своем), я приведу некоторые выдержки из книги Л.Н. Толстого "Война и мир"[5].
  ..." Налево внизу, в тумане, слышалась перестрелка между невидимыми войсками. Там, казалось князю Андрею, сосредоточится сражение, и туда-то я буду послан с бригадой или дивизией, и там - то со знаменем в руке я пойду вперед и сломлю все, что будет предо мной.
   Князь Андрей не мог равнодушно смотреть на знамена проходивших батальонов. Глядя на знамя, ему все думалось: может быть, это то самое знамя, с которым мне придется идти впереди войск ".
   " Французы атаковали батарею и, увидев Кутузова, выстрелили по нем. С этим залпом полковой командир схватился за ногу; упало несколько солдат, и подпрапорщик, стоявший со знаменем, выпустил его из рук; знамя зашаталось и упало, задержавшись на ружьях соседних солдат. Солдаты без команды стали стрелять.
   -"О-оох!" - с выражением отчаяния простонал Кутузов и оглянулся.
  -"Болконский ",-прошептал он дрожащим от своего старческого бессилия голосом.
   -"Болконский ",-прошептал он,указывая на расстроенный батальон и на неприятеля,- что ж это?
   Но прежде чем он договорил это слово, князь Андрей, чувствуя слезы стыда и злобы, подступавшие ему к горлу, уже соскакивал с лошади и бежал к знамени.
   -"Ребята,вперед!" - крикнул он детско - пронзительно.
   "Вот оно!"-думал князь Андрей, схватив древко знамени и с наслаждением слыша свист пуль, очевидно направленных именно против него. Несколько солдат упало.
   -"Ура!" - закричал князь Андрей, едва удерживая в руках тяжелое знамя, и побежал вперед с несомненной уверенностью, что весь батальон побежит за ним" .
  ... "На Праценской горе, на том самом месте, где он упал с древком знамени в руках, лежал князь Андрей Болконский,истекая кровью и, сам не зная того, стонал тихим, жалостным и детским стоном...
   Подъехавшие верховые были Наполеон, сопутствуемый двумя адъютантами. Он остановился над князем Андреем, лежавшим навзничь с брошенным подле него древком знамени (знамя уже как трофей, было взято французами).
   -" Voila une belle mort (Вот прекрасная смерть)",- сказал Наполеон, глядя на Болконского. Князь слабо пошевелил ногою и жалобно застонал.
   -" А! он жив ",-сказал Наполеон.
   -"Поднять этого молодого человека, ce jeune homme, и снести на перевязочный пункт![5].

--------------------------------------------------------

   Чтобы осмыслить суть этого символа воинской чести, доблести и геройства, я дословно приведу текст из "Положения о Знамени воинской части"[6] .

БОЕВОЕ ЗНАМЯ ВОИНСКОЙ ЧАСТИ.

   1.Боевое знамя воинской части Вооруженных Сил СССР есть символ воинской чести, доблести и славы, оно является напоминанием каждому военнослужащему Вооруженных Сил СССР о его священном долге предано служить Советской Родине, защищать ее мужественно и умело, отстаивать от врага каждую пядь родной земли, не щадя своей крови и самой жизни.
   2.Боевое Знамя вручается воинской части по ее сформировании от имени Президиума Верховного Совета СССР представителем Министерства обороны СССР.
   3.Боевое Знамя сохраняется за воинской частью на все время, независимо от изменения наименования и нумерации части. Изменения наименования и нумерации воинской части заносятся в Грамоту,выдаваемую при вручении Боевого Знамени.
  4.Боевое Знамя всегда находится со своей частью, а на поле боя - в районе боевых действий части.
   5.Весь личный состав части обязан самоотверженно и мужественно защищать Боевое Знамя в бою и не допустить захвата его противником.
   При утрате Боевого Знамени командир части и военнослужащие, непосредственно виновные в таком позоре, подлежат суду военного трибунала, а воинская часть - расформированию.

--------------------------------------------------------

   Поэтому только смерть знаменосца и лиц, охраняющих Знамя части, могла вырвать из их рук эту святыню.
   Впервые испытал высокие чувства и трепет перед Знаменем училища я 7 ноября 1956 года в день принятия присяги. После зачтения мною текста присяги я, как и многие мои друзья, преклонив голову и став на колено, поцеловал краешек знамени (как учили на тренировке - только чуть-чуть прикоснуться губами,а не "слюнявить").
   До первого выноса Знамени училища с нами проводили многочисленные тренировки на строевом плацу училища, где вместо знамени был простой макет. Тренировались часами, до полного изнеможения. И каждый раз все что-то не нравилось нашему "капитану Давыдову". То взмах рук у ассистентов его не удовлетворял, то мы носочки ног не одинаково оттягивали ,то я древко знамени слишком сильно "завалил" и т.д. и т.п.
   И вот наступил долгожданный момент - вынос Знамени училища 7 ноября 1957 года для принятия присяги нового набора курсантов. С этого момента наш набор переходил в качество "старичков".Хотя скажу откровенно - в то время еще не было никаких издевательств в армии 'стариков' над "салагами", а наоборот - старшие курсы всегда как-то благожелательно относились к младшим,помогали им, приходили всегда на выручку. Помню случай, когда первокурсников местные городские ребята из-за девчонок где-то "прижали" в городе. Так вся рота третьего курса рванула в город выручать 'молодых'. Вот такое было понимание войскового товарищества и взаимовыручки . Итак...

   ...Весь личный состав стоит на строевом плацу. Первокурсники стоят в первых колоннах. Начальник училища подает команду:
   -"Училище, под ЗНАМЯ, СМИР-Р-Н-О-О-О! Для встречи слева, накра-УЛ!"- (именно-накраул,а не на караул).
  Весь рядовой состав карабины берут в положение "на караул", голову резко поворачивают в сторону Знамени училища и знаменного взвода. Офицеры прикладывают руку к головному убору. Оркестр исполняет "Встречный марш". Начинаем движение в следующем порядке...
   Эффектный помощник начальника штаба 'капитан Давыдов', за ним со Знаменем на плече знаменосец курсант Путилин, слева и справа от знаменосца ассистенты два Толика, за ними барабанщик, затем не менее эффективный - командир знаменного взвода капитан Зорин и затем знаменный взвод в колонне по три. Начинаем движение. Но что с моими ногами? Я их не чувствую (как и во время принятия присяги). Они налиты какой-то свинцовой тяжестью, но как потом отметили наблюдавшие со стороны, шли мы легко и красиво. Присутствующее командование из округа особо отметило этот эпизод церемониала принятия присяги. Всему нашему взводу была объявлена благодарность от имени начальника училища в приказе. Очень жаль, что у меня нет ни одной фотографии того момента в моей жизни.
  Я готов отдать любые деньги за единственный снимок первого выноса Знамени при моем участии. А ведь где-то и у кого-то наверняка есть такой фотоснимок. Жаль, что мы в то время не придавали этому значения, не думали, что когда-то 'потом' будем с тоской и ностальгией вспоминать об этом моменте своей жизни.
   Хранилось Знамя училища в штабе, охранялось круглосуточно часовым и пост назывался - пост номер один. Проходя мимо Знамени, каждый военнослужащий обязан отдавать ему честь. Это самый почетный и ответственный пост. Отстоять 2 часа с карабином почти все дневное время на глазах у постоянно снующих взад-вперед людей (военных и гражданских) очень тяжело. Ноги затекают от постоянного напряжения, руки немеют от карабина, шея становится "деревянной". И только ночью, когда все работники штаба уходят отдыхать, можно, ослабив слегка одну ногу, отдохнуть. Ни присесть, ни отойти в сторону. Вот такие условия несения караула у часового поста номер один. Помню был случай, когда ночью с проверкой караулов прибыл командир роты( странное совпадение -майор Майоров). А часовой решил на посту покурить. Когда хлопнула входная дверь и проверяющий вместе с начальником караула стал подниматься по лестнице на второй этаж, то ему ничего другого не пришло в голову, как сунуть окурок в ствол карабина. Представляете картину (как бы сказал один из киногероев кинофильма "Ликвидация" - "картина маслом") - стоит часовой у Знамени по стойке 'смирно',вокруг расплываются остатки выдохнутого им дыма, из ствола карабина вьется предательски дымок. Как после выстрела. Говорят, что командира роты чуть инсульт не разбил. Хорошо, что не было посторонних проверяющих, а то бы уходить нашему "дважды майору"( как между собой мы его называли ) в отставку капитаном.
   На вопрос майора : - "Что это такое ?" (разводит вокруг часового руками и указывает на ствол карабина) тот, сделав идиотскую улыбку ,ответил : - "Дым, товарищ майор". В общем, начальник караула тут же заменил часового из числа его сопровождающих караульных(но по полной форме-название поста, что охраняется и обороняется, "пост сдал и пост принял...", на всякий случай отобрал у него карабин (хотя это и не положено) и сразу же отправили бедолагу "курильщика" на гауптвахту на 5 суток.
   Кроме выноса Знамени училища на все торжественные мероприятия, в обязанности наши входило и участие в ежеквартальных проверках состояния Знамени. Это очень сложная и ответственная процедура. Приказом начальника училища назначалась комиссия, время и место проведения осмотра.
   В назначенное время Знамя училища изымалось из стеклянного шкафа и чехла, знаменщик вместе с ассистентами в присутствии членов комиссии и начальника караула бережно разворачивали Знамя и проводился тщательный осмотр его. Определялось состояние полотнища, кистей, наличие и правильность крепления орденских лент. Затем по команде начальника штаба - "Свернуть Знамя", ассистенты слегка натягивают Знамя и знаменщик поворачивает древко и свертывает полотнище лицевой стороной во внутрь, следя при этом, чтобы не было складок и не запутывались орденские ленты, кисти и шнуры. Кисти укладываются вдоль свернутого полотнища на вытянутых шнурах.
   Когда полотнище будет свернуто, ассистенты надевают на Знамя чехол, начальник штаба опечатывает гербовой сургучовой печатью и после этого знаменщик сдает Знамя под охрану караула.
   Все это протоколировалось в специальном акте осмотра Знамени и подписывалось всеми членами комиссии.Столько лет прошло с тех пор, а я до сих пор всю эту процедуру помню до мельчайших подробностей.

 []

Вынос Знамени училища.

   ...Так я стал знаменщиком училища и вскоре мне было присвоено первое воинское звание - младший сержант ( минуя первичное звание - ефрейтор). С гордостью пришивал я на свои погоны две желтенькие лычки. Да еще ко всему этому курсантское жалование было увеличено, т.е. на втором курсе я стал получать уже аж целых 15 рублей. Для нас это были неплохие деньги. Уже кроме чего-то вкусненького купить в буфете столовой,можно и какую-либо полезную вещь (я помню,что купил механическую бритву).

 []

Вася и Валерий в г.Архангельске. После окончания Васей военного училища и получения им первого офицерского звания-младший лейтенант. На обратной стороне подпись: Юрию от Валерия в дни пребывания в гостях Василия. Май 1957г.

ГЛАВА 19. ВСТРЕЧА БРАТЬЕВ

   На втором курсе учиться стало совсем легко. Я уже втянулся в военную жизнь, так называемые "тяготы и лишения" стали привычным повседневным военным бытом. Занятия по предметам специальности сменялись военными предметами (строевой, огневой, изучение воинских Уставов, тактическая под готовка, История военного искусства и др. ).
   Наибольшее напряжение испытывали службой в карауле. Хотя мы и ходили в караулы не очень часто (1-2 раза в месяц), но выматывались за сутки основательно.
   На территории училища находились окружные склады военного резерва (стрелковое вооружение, всевозможная военная амуниция, продовольственные склады). Случаев нападения на часовых или хищения со складов на моей памяти не было, но при подготовке в караул на инструктаже (чтобы повысить нашу бдительность во время несения караула) приводили многочисленные примеры всяких "страстей-мордастей". Поэтому когда заступаешь на пост, то все время в течение 2 часов прислушиваешься к каждому шороху, за каждым кустом и углом здания при обходе территории поста чудился "диверсант" или уголовник. Скажу по-честному - первое время было очень страшно. Потом постепенно попривыкли и даже умудрялись иногда стоя на посту, в морозную погоду немножко вздремнуть.
   Помню жуткий случай проверки постов командиром взвода капитаном Зориным. Я был помощником начальника караула. Движемся в сторону поста, на котором нес службу мой товарищ Лутошкин. Подходим к посту. Тишина. Часового нет. Осторожно движемся по территории поста и обходим вокруг здание склада. Молчок, никого. У меня уже на голове начинает от страха шевелиться под шапкой волосы. Остановились возле большой поленницы дров, которые приготовили повара для столовой. Тихо разговариваем и думаем, что предпринять. И вдруг над нашими головами, прямо в уши громкое :
  -"Стой! Кто идет! Стрелять буду!". И зловеще щелкнул передернутый затвор автомата. Мы так и присели возле поленницы. Кричу истошно:
  - " Санька! Это я , Юрка Путилин. Не вздумай стрелять".
   С поленницы дров, закутанный в тулуп, слезает Санька Лутошкин с заспанными глазами.Оказывается, от испуга (как потом он объяснял)залез на поленницу, оборудовал себе там "гнездо" для стрельбы лежа и ..., глядя на мерцающие звезды и вспоминая о любимой девушке, незаметно уснул крепким солдатским сном. Не слышал приход проверяющего, хотя мы все время старались себя обозначить разговорами, да и снег хрустел под сапогами. Ну что ж, пришлось ему познакомиться с гауптвахтой, с ее бытом и строгостью. А вот мне за всю мою службу так и не пришлось посидеть на гауптвахте. Был очень дисциплинированным. Да и элемент везения иногда присутствовал. Вот взять бы такой случай из нашей курсантской жизни.
   То,что курсанты ходили в самоволку ни для кого не составляло секрета. Но как и где у них были потайные ходы и лазы - это хотелось узнать каждому дежурному по училищу. С этой целью они после приема дежурства (а ходили дежурными по училищу, как правило, преподаватели в звании майор и подполковник) иногда обходили территорию вокруг училища.
   Со стороны города училище ограждал высокий (метра три в высоту) деревянный забор с колючей проволокой поверху. И 'самовольщики' точно знали-какую из досок необходимо отодвинуть и уйти в самоволку в город и проникнуть с тыльной стороны к главному корпусу училища после самоволки. С окна третьего этажа опускалась заранее приготовленная веревка с петлей. Самовольщик дергал за веревку и подавал сигнал дежурному наряду (двум дневальным ) и они тянули веревку вверх. Таким образом самовольщик попадал, минуя проходную училища,прямо в казарму.
   Я только что сдал дежурство новому наряду и готовился отдыхать. Вдруг слышу какие-то крики в конце корпуса и топот сапог. Прибегаем туда, а там стоят два бледных первокурсника и трясущими губами докладывают старшине Кисель, что они 'уронили' дежурного по училищу. Оказывается, обходя здание, дежурный увидел какую-то странную веревку. Он взял и подергал ее, не замечая, что заступил в петлю. Не успел он и глазом моргнуть, как два дюжих курсанта лихо подняли его вверх, до самого подоконника. Смотрят и глазам своим не верят - вместо курсанта - самовольщика в окне появляется дежурный по училищу в звании подполковника, да еще и с красной повязкой на левой руке. Они,естественно, дружно взяли под козырек, как и положено по Уставу при появлении старшего по званию, и...отпустили веревку.
   Подполковник рухнул вниз с третьего этажа и сломал ногу. Весь суточный наряд загремел на гауптвахту по максимуму. А мне повезло,я успел смениться, а то бы пришлось и мне познакомиться с "губой".
   Еще зимой на первом курсе во время занятий по лыжной подготовке подполковник Федоренко сразу же заметил,как шустро я бегаю на лыжах. Он тут-же зачислил меня в сборную команду батальона. Тренировались и бегали мы много, порой пробегали по 15, а то и по 25 км. Но мне больше нравилось бежать на 10 км. "Десяточка" требовала к себе особого уважения, надо было выкладываться сразу и до конца, как гончая собака. А вот на "пятнадцаточке" можно было немножко 'пофилонить', темп набираешь постепенно,а уж выкладываешься на последних 1,5-2 км.
   За зиму первого курса я уже "набегал" второй разряд (около 42 минут бегал "десяточку"). До первого разряда не дотягивал совсем немножко - где-то 1,5-2 минуты.
   Помню,где-то в марте 1958 года была спартакиада училища по лыжным гонкам на 25 км. Меня выставили от нашего батальона в качестве запасного. Бежал я нормально, но сильно не напрягаясь, т.к. от контролеров на дистанции постоянно имел информацию, что наши идут хорошо. Где-то километров за 7-8 до финиша я остановился попить чайку у костра, где сидели наши контролеры. Сижу, '"чаи гоняю".
   Вдруг вижу бегущего на лыжах нашего взводного. Он как огрел меня лыжной палкой по спине и кричит :
  - Ты что делаешь? У Прокопьева лыжа сломалась, а Комиссаров уже совсем "сдох". А ну вперед, и чтобы мне первым пришел, иначе упеку на "губу". Тут я как рванул оставшуюся часть дистанции. Только и успевал кричать тем, кого обгонял : -"Лыжню!Лыжню!". Впереди показался финиш и толпа народа. Все что-то кричали, а я только видел спину впереди бегущего лыжника, которого надо "достать" во что бы то ни стало и обойти. На финише я его все-таки обошел на пол-лыжи и в изнеможении рухнул на снег. В глазах пошли какие-то красные круги, горло сдавило так, что невозможно было вдохнуть. И тут в носу что-то резко защипало и я увидел нашего медика, который совал мне в нос ватку с нашатырным спиртом. Дышать стало легче, а потом и совсем отпустило.
   Ликованию нашей роты не было предела. Все меня поздравляли, хлопали по спине, которая еще ощущала удар палкой взводного. Подъехал на лыжах взводный, полуобнял меня за плечи и тихо прошептал мне на ухо :
  - "Путилин. Ты уж меня прости,ладно?". Я бодро ответил, что было не больно, а чуть-чуть. Хотя синяк на спине довольно-таки долго ощущал. Это была моя первая и последняя "двадцатипяточка". После я бегал только свою любимую "пятнадцаточку". Но до первого разряда так и не дотянул немного, состоялся выпуск в училище. Если бы еще одну зиму побегал, то обязательно и до мастера спорта бы дотянул. Лыжи я любил с раннего детства, еще с Севера и Ливенки. Но сладостный "вкус победы" ощутил я впервые. Скажу откровенно - он приятен!
   Однажды осенним днем 1957 года через дежурного по роте вызывает меня к себе на беседу командир батальона подполковник Алдушкин. Строгий был командир. Мы старались не встречаться с ним. У нас даже бытовала поговорка : " Всякая кривая короче прямой, на которой стоит подполковник Алдушкин!". Он всегда придерется к курсанту, обязательно найдет повод сделать замечание.
   Зашел в кабинет, строевым подошел и доложил о своем прибытии. Он долго тянул паузу, чем еще больше вызвал у меня беспокойство. Потом попросил рассказать о братьях , кто они такие, чем занимаются.Это еще больше меня растревожило. Потом и говорит, что ко мне приехали два брата и ждут меня на проходной. Он дает мне увольнительную до 7 часов утра, но чтобы я ему лично доложил о своем прибытии из увольнения. Счастья моего не было предела. Я летел на проходную, не чувствуя ног. В дежурке у дежурного по училищу сидел Вася в военной форме в звании младшего лейтенанта и широко улыбающийся белозубым ртом Ванюшка. Мы так крепко обнялись друг с другом, что я даже заплакал как мальчишка.
   У ворот проходной стояло заказанное Ванюшкой такси. Любил он 'шикануть', когда у него были деньги. Помните, как он угощал меня устрицами в ресторане 'Метрополь' в Москве? Это было в его манере.
   Такси домчало нас до гостиницы в городе, где в номере был накрыт шикарный стол. Такого изобилия выпить и закусить я еще не видел!

   Оказывается, Вася закончил Ленинградское политическое училище, которое располагалось под Ленинградом и получил направление в Подмосковье(ст. Б.Столбы), а Ваня получил направление в экспедицию 'Главтюменьгеологии' Ханты-Мансийского национального округа в п.Березово. Туда же он и увозил свою молодую супругу - Светлану, подругу моей невесты. Так как совершенно случайно они встретились у мамы в Ливенке, то решили проведать молодого курсанта прямо в училище. Каким путем им удалось уговорить упрямого и строгого командира батальона п/п-ка Алдушкина отпустить меня в увольнение почти на сутки - не знаю. Думаю, что это стоило им не одну бутылку коньяка.
   "Гудели" мы целый день, вечер и полночи. Где-то часа в 3 ночи решили немного поспать. Но оказалось, что будильника нет. И тут Иван заявляет, что вместо будильника будет он, т.к. спит чутко и ровно в 6 час 00 минут он нас разбудит. Действительно, ровно в указанное время он нас поднял, напоил уже приготовленным крепким кофе и мы на заранее заказанном такси ровно в 7 часов были на проходной, где лицом к лицу столкнулись с п/п-ком Алдушкиным. Я по всей форме доложил ему о своем прибытии, хотя меня еще мутило от выпитого. Запомнил его фразу. "Хорошо! Здесь русский дух, здесь Русью пахнет!" и отправил меня отсыпаться, освободив от занятий. На память об этой встрече осталась маленькая фотография, где Вася передает мне пакет с подарками от мамы (мед, варенье, яблоки).

 []

Встреча трех братьев.

 []

Прощание с Васей у проходной училища.

Братья уехали каждый к своему месту работы и службы, а я остался продолжать осваивать военные и специальные предметы. Продолжились однообразные курсантские будни с их повседневными -"Подъем!....Отбой!", "Подъем!...Отбой!". Иногда проскальзывали в этом однообразии мероприятия культмассового характера - танцы на танцплощадке, куда пропускались девушки из города (парням вход категорически был запрещен,иначе быть драке) или показ кинофильмов в клубе. Фильмы были старые и часто повторялись.
  Однажды киномеханик забыл перемотать ленту и запустил ее на экран с конца. Хохот стоял в зале громовой, когда Чапаев на белом коне, в папахе и с саблей в руке скакал во весь опор ....назад. Назад неслась и вся конница Чапаева. Впечатление было незабываемое. Впоследствии,когда фильм повторялся, из зала неслось: " Давай с конца и наоборот!".
   В июне 1958 года на парткомиссии ЧВАУС ДА я был принят кандидатом в члены ВКП(б). Рекомендации мне дали - командир взвода капитан Зорин, старшина роты Кисель и комсомольская организация роты.
   Помню, как при приеме в кандидаты партии я сильно волновался, но оказалось, что напрасно. Обстановка была доброжелательной, разговор шел на обычные курсантские темы, и только когда попросили рассказать о маме, члене партии с 1928 года, о том, какое активное участие она принимала в коллективизации в с.Ливенка и близлежащих хуторах, о том, как в нее стрелял из обреза кулак - все тихо сидели и с интересом слушали мой рассказ.
   Проголосовали члены парткомиссии единогласно и пожелали успешно пройти кандидатский стаж и стать достойным коммунистом и приемником моей мамы.

ГЛАВА 20. СТАЖИРОВКА

   Наступил третий год обучения в училище. Все больше и больше часов отводилось программой на изучение специальных предметов. На полигоне, который располагался за учебными корпусами училища, были установлены передвижные метеостанции. Это обычный фургон с прицепом, в котором размешалась аппаратура приема метеосводок по рации (на определенной частоте) и зашифрованные специальным кодом, и место работы синоптика.
   Фактическое состояние погоды в том или ином населенном пункте регистрируется метеонаблюдателями, зашифровывается и передается на центральные пункты (в СССР - метеоцентр в г.Москва). Собранная таким образом информация по территориям страны передается в зашифрованном виде по несколько раз в сутки радиостанциями на определенной частоте. Радист, принимая цифровую информацию о погоде, по коду той или иной метеостанции(помню код г.Москвы - 27612 ,а г.Кирсанова-27957 и т.д.) сразу же расшифровывает и тонким пером тушью наносит на метеокарту. Работа очень ювелирная. От радиста требовалось большое мастерство, внимание и умение приема на большой скорости радиоданных.
   В телеграмме по той или иной метеостанции передавалась информация:
  -общее количество облаков,их характер и высота;
  -направление и скорость ветра;
  -горизонтальная видимость (в км);
  -атмосферное давление и тенденция его изменения(рост или падение и на сколько миллибар);
  -температура воздуха и другая информация, которая в конечном итоге дает возможность синоптику сделать прогноз погоды на ближайшее время.
   Состояниие атмосферы по высотам определялось методом зондирования. Делалось это следующим образом. Надувалась газом из баллона резиновая оболочка, к которой прикреплялся радиозонд. Поднимаясь в высоту, его датчики через определенные промежутки времени регистрировали атмосферное давление, температуру и влажность воздуха по высотам. Скорость перемещения по азимуту давал возможность по определенным формулам вычислять направление и скорость ветра по высотам. Радиозонд передавал информацию дискретно, а на станции радист фиксировал эту информации, расшифровывал и потом передавал на те же пункты сбора данных. По этой информации (барическое зондирование)опять же синоптиком составлялись карты барического поля и составлялся прогноз о перемещении циклонов и антициклонов по территории СССР.
   Мне нравились практические занятия. Умение красиво оформить синоптическую карту пришло как - то само собой. Здесь должны быть навыки рисования, а рисовал я неплохо еще с самого малого детства (помните корзину?).
   Особенно нравились практические занятия по астрономии. Выбиралась безлунная ночь и, лежа на плащ-палатке, ежечасно, глядя вверх на звезды, наносишь их местоположение на карту. Необходимо было нанести созвездия и некоторые звезды. Преподаватель уходил отдыхать в походную метеостанцию(ПМС), а мы должны были утром сдать результаты наблюдений.
   Через пару часов основная масса курсантов - звездочетов уже храпела. А мне нравилось, тем более я имел богатый опыт бессонных ночей, гуляя в Ливенке с Любушкой.
   Вселенная!!! Как она безгранична и неизведанна. Сколько еще она хранит тайн и ждет открытий! Как несоизмеримо мала наша жизнь на Земле в сравнении с ее безграничными просторами! Что такое каких - то 50-80 лет по сравнению с теми расстояниями, которые измеряются сотнями световых лет (т.е. за единицу расстояния берется путь, пройденный световым лучом за один год со скоростью света - 300.000 км/сек!!!). Глядя на звездное небо в данный момент, мы практически смотрим в далекое-далекое прошлое...Многих - многих звезд, свет которых мы видим в данный момент, просто нет, но мы видим их 'прошлое'.
   Ведь там, в глубине веков, таится загадка происхождения нашей Вселенной, изучению которой посвятили всю свою жизнь многие тысячи астрономов.
   Там, где-то далеко-далеко, такой же мечтатель, как я, всматривается в звездное небо и мечтает, как и я. Встретимся ли мы когда - нибудь разумные сущеcтва ? Каковой будет эта встреча ? Как бы хотелось, чтобы она состоялась при моем "мгновении", называемой человеческой жизнью!
   Вот прочертила свой последний путь по небосклону какая-то звездочка и погасла, не оставив и следа...Так и многие из нас, живущих на Земле, прочертят свою жизненную траекторию и бесследно исчезнут, как будто их и не было. Нет, нет, надо оставить след на Земле за свою короткую жизнь. Надо что-то сделать такое, такое...,чтобы люди о тебе помнили, как помнят о Галилее, Ньютоне, Ломоносове и многих других, которые сделали великие открытия и оставили свой "след" в науке, памяти человечества...
   Нравилось смотреть на Полярную Звезду. Вокруг нее совершает оборот все Звездное небо. На нее смотрят, прокладывая свой путь, мореходы. Она помогает людям, потерявшим ориентировку на Земле. Потом видишь Большую и Малую Медведицы, другие созвездия. Затем определяем планеты. Вот Сатурн, с его кольцами и спутниками, один из "тяжеловесов" среди "сородичей".И наконец - то появилась прекрасная Венера, "утренняя" звезда и звезда влюбленных. Надо заканчивать целоваться с Любушкой и пора бежать домой. Прекрасна безлунная и звездная ночь!!!Наношу последние данные о звездном небе на карту и практическое занятие, к сожалению, закончено...
   К утренней прохладе все просыпались и тянулись к результатам моих наблюдений и срисовывали в свои карты. Потом, с первыми лучами солнца, выходил заспанный наш "главный звездочет" и мы сдавали ему свои ночные "шедевры". На разборе он почему-то, глядя на меня, указывал на допущенные курсантами ошибки. Мне, как правило, ставил "пять", а остальные "звездочеты" получали по "четыре" балла. В качестве поощрения от ребят я имел право выпить за обедом их компоты (курсантская "валюта").
   Летом 1959 года закончился срок моей должности знаменщика. Приказом по училищу были назначены новые знаменщик и его ассистенты из состава первокурсников. Нашу же "троицу" при распределении на стажировку в воинские части вместе направили в полк Дальней авиации ТУ-16 в город Новгород. Ура,ура!!! Мы едем в "войска", чтобы закрепить практикой ту теорию, что нам дали в училище.
   Аэродром и военный городок располагались в нескольких километрах от г.Новгорода. На вокзале нас встретил патруль, посадили в машину и привезли в военный городок. Разместили в офицерском общежитии .На следующий день состоялось знакомство с командованием. Непосредственным начальником нам представили майора Мозолевского. Мужик ничего, показался нам в какой-то степени даже "демократичным". Фронтовик, грудь была в многочисленных колодках орденов и медалей. Обращался к нам он "сынки". Это как-то располагало на откровенность и добрый настрой на выполнение любой задачи, что нам ставилась.
  После знакомства с офицерами метеостанции и рядовым составом состоялось знакомство с командиром полка - полковником (впоследствии генералом)Палий. Пригласил он нас через посыльного, принял в кабинете. Немного рассказал о героическом пути полка во время Великой Отечественной войны, а также о традициях, что сложились в полку. Надо сказать, что к метеослужбе он относился очень уважительно, т.к. точность прогнозов погоды влияло на качество и безаварийность полетов экипажей полка. Кабинет его мне хорошо запомнился на всю жизнь, когда он пригласил нас за нашу хулиганскую выходку (о ней я расскажу позже). Окно распахнуто настежь, а за окном от ветра качалось громадное дерево, которое потом сыграло роковую роль. Кабинет был отделан под орех, в центре стоял огромный овальной формы стол, окруженный мягкими стульями. Такой кабинет я видел впервые и он произвел на меня огромные впечатления. Я еще тогда подумал: "Как в Кремле обстановка!".
   Стажировка началась сразу же после знакомства с метеостанцией. Полк летал интенсивно и на большие расстояния. Назревал Кубинский кризис, в котором стратегической авиации и ракетным частям отводилась главенствующая роль. Экипажи летали к Новой Земле, к Северному полюсу и вокруг Норвегии. Полеты проходи практически на "потолке", т.е. на 12000м. Информации о состоянии погоды (особенно по высотам) было мало,только от дрейфующих станций и кораблей.
   Особенно важна была информация и прогноз о так называемых струйных течениях, которые встречаются на высотах от 7 до 15 км, а иногда и до тропопаузы. Скорость ветра в струйных течениях порой достигает 250-300 км/час, что весьма важно для штурманов при расчетах фактической скорости, сноса самолета по курсу и расхода горючего двигателями самолета. В струйных течениях также наблюдаются такие опасные явления, как болтанка, т.е. вертикальные перемещения самолета. При массе ТУ-16 около 80т это довольно-таки опасное явление, которое может привести к катастрофе(о таком случае я расскажу ниже). Самолеты полка летали и за "угол", т.е. вокруг Норвегии в Атлантику для перехвата американских авианосцев. Полет, как правило, проходил в режиме "радиомолчания", поэтому к анализу и прогнозу погоды относились очень ответственно. Летчики и особенно штурманы с уважением относились к нашему "брату" и я ни разу не слышал в наш адрес оскорбительного слова "ветродуй" (в отличии от личного состава полка Черноморского флота ,в котором мне пришлось служить в Крыму).
   И еще очень важный элемент, который отрабатывался экипажами во время длительных полетов и где им нужна благоприятная погода - это дозаправка самолетов в воздухе. Как правило она производилась на возвратной части маршрута в районе Мурманска. Самолеты-заправщики взлетали из Североморска, встречали экипажи над морем и производили дозаправку. Элемент очень сложный, и знание о погоде (облачность,направление и скорость ветра,наличие обледенения,турбулентность и другие метеоданные)очень важны были для выполнения этих задач. Если не удавалось это выполнить,то приходилось сажать самолеты на запасной аэродром и дозаправляться на земле. Летчики это очень не любили, и ,как правило, обвиняли "метео". Поэтому мы получили очень хорошую практическую подготовку в "войсках", что потом пригодилось нам в нашей самостоятельной работе после выпуска из училища. Но, как говорят - не одной работой жив человек. Отпускали нас в увольнение в Новгород, или на местный пляж.
  В Новгороде мы изучили очень подробно старинный Кремль, полазили по его стенам, бойницам и подземельям. А вот один раз поход на пляж чуть не закончился для меня трагически. Военный городок располагался непосредственно на берегу р.Волхов, которая впадает в оз.Ильмень. Река чудесная. Пологие берега, напротив пляжа на другом берегу зеленели луга с огромным количеством цветов. Казалось, что на противоположном берегу раскинут цветной ковер. Пляж тоже был в отличном состоянии. На бархатистом песку в воскресенье свободного места найти проблематично. Рядом была лодочная станция и причал, к которому причаливали прогулочные катера и рейсовые пароходы.
   Особенностью воды в р.Волхов та, что в верхнем слое (около 1 метра) температура нормальная, но ниже - ледяная. Причем течение очень сильное. На пляже три курсанта 'подвалили' к группе девочек, которые играли в карты. Мы присоединились к ним. После того, как перезнакомились и мы несколько раз оставили их в "дураках", кто-то предложил сплавать на другой берег за цветами.
  Девушки отказались, но нам было неудобно отказываться и мы наперегонки устремились к противоположному берегу. Трава была высокая, мы нарвали букеты цветов нашим новым знакомым. Побегали ,сильно вспотели и решили плыть обратно. Со стороны Новгорода приближался большой теплоход. Сначала мы приняли решение "проскочить" перед ним, и Толику Комиссарову это удалось, но когда теплоход начал гудками подавать сигналы о своем приближении, мы с Прокопьевым решили не плыть и подождать его прохода. Я опустил ноги вглубь реки и сразу же почувствовал, как судорогой свело мне левую ногу. Я ничего не сказал, перевернулся на спину и решил доплыть до берега способом на "спине".
  Проплыв еще метров 10-15 я почувствовал ,как сводит судорогой и правую ногу, причем в согнутом положении. Боль была ужасной. Я плыл с помощью рук, толкая букет цветов перед собой. Силы покидали меня. Уже слышался смех и говор купающихся и я понял, что до берега осталось совсем немного. Но звать на помощь не стал, т.к. знал, что все поймут, что я дурачусь. На поверхности воды остался только мой рот,в который уже пытался проникнуть всякий мусор, что скапливается возле причала. В глаза ярко светило солнце и мне уже показалось, что я иду ко дну. И вдруг я почувствовал, как чьи-то сильные руки подхватили меня под мышки и резко выдернули прямо на причал. Ноги были у меня скрючены безобразно, я их никак не мог выпрямить. Мужик вытащил из плавок булавку и всадил мне ее глубоко в икры сначала одной, а потом и второй ноги. Ноги сразу же пришли в нормальное состояние, но меня начала колотить какая-то нервная дрожь. Я чуть не заплакал.
  

В очередной раз сохранил мне жизнь мой Ангел-хранитель. Спасибо ему!

. Я поблагодарил своего спасителя, а он мне посоветовал всегда иметь при себе в плавках на всякий случай булавку. Когда я пришел на место нашей компании, то оказалось, что цветы не нужны - девчонки уже смылись. Но урок осторожности при плавании я получил на всю оставшуюся жизнь.
   Стажировка успешно заканчивалась, мы получили от командования хорошие и отличные оценки и вывод - курсанты готовы выполнять задания по обеспечению полетов Дальней авиации. Документы заверили в штабе полка и выдали нам на руки. Получили от начальника штаба проездные документы. Вечером отходил наш поезд на Москву. Мы пришли попрощаться с личным составом метео. Солдаты как раз готовились запускать очередной радиозонд для зондирования атмосферы по высотам. И надо же такому случиться, что на метео заглянул штурман и говорит :
  -"А слабо метео запустить в космос кошку с котятами?". Прокопьев ответил, что мол запросто. Он вытащил из - за пазухи летного комбинезона двух котят и кошку. До сих пор я со стыдом вспоминаю этот варварский случай.Штурман объяснил, что котята и кошка не дают ему отдыхать после полетов "за угол", кувыркаются на постели у него в ногах.
   Я наполнял оболочки газом, а Прокопьев делал из веревки стропы, которые закрепил за ножки котят и через некоторое время, издавая истошный сигнал :-"Мяу-мяу", котята, раскачиваясь на стропах, взмыли вверх. Для их подъема мы использовали оболочку размером всего 50 см.
   С кошкой пришлось повозиться. Толик Комиссаров предложил взять две оболочки - 100 см и 150 см. Но Толик Прокопьев не согласился, и использовал две оболочки по 100см. При подъеме ей удалось одну оболочку зацепить когтями и разорвать. Кошка благополучно приземлилась и мы решили добавить к "сотке" оболочку в 150 см, хотя их был дефицит на метео. Кошка, издавая сигналы "мяу-мяу" и раскачиваясь под шарами на стропах, медленно стала уходить ввысь. Потом порывом ветра ее стало относить в сторону штаба полка и она скрылась за крышей метео.
  Штурман нас поблагодарил, угостил классными папиросами и ушел отдыхать. Через несколько минут на метео раздался пронзительный звонок командирского телефона. Когда Прокопьев поднял трубку, то услышал грозное от командира полка полковника Палий: "Стажеров и майора Мозолевского ко мне! Бегом!".
   Предчувствуя недоброе, мы бегом побежали к зданию штаба полка. Пробегая мимо деревьев, что росли возле штаба, я услышал жалобное "мяу-мяу". Когда же вошли в кабинет, то увидели командира у распахнутого окна и раскачивающуюся на стропах кошку. Один шар лопнул, а второй болтался из стороны в сторону.
   -"Ваша работа?" -грозно спросил командир. Заикающимся от страха голосом за всех ответил я:
   -"Так точно, товарищ полковник! Наша. Штурман первой эскадрильи попросил отправить в космос, так как она вместе с котятами мешала ему отдыхать". Тут он взревел от возмущения и хлопнул ладонью по столу.
   - "Где котята ?".
  Я, подняв глаза кверху, указательным пальцем показал на потолок. Что тут началось! Мы слышали от офицеров, что командир часто на совещаниях по разбору полетов, а иногда и во-время полетов с микрофоном в руках на командно-диспетчерском пункте (КДП), употреблял нецензурную лексику. За это ему не раз доставалось от вышестоящего командования. Но чтобы такое выдать!!! Лично я, выросший в деревне, и где мужики часто, чтобы выразить какую-то мысль, употребляли из набора богатого русского языка только союзы вроде - "и , а, на, в и т.д." и очень небольшой набор слов, а остальные слова были из нецензурной лексики. Если бы это услышали наши мужики, то они бы свои беззубые рты разинули от удивления. Командир широкими шагами быстро метался по кабинету, воспитывая нас, и если ему попадался на пути стул, то он со злостью пинал его ногой и тот летел кувырком в другой угол.
   -"Так вы еще и котят запустили в космос?". Мне ничего не оставалось делать,как по Уставу ответить: "Так точно!".
   -" 20 минут даю вам на спасательные работы ! Мозолевский. Вы останьтесь!"... и завершил фразу опять же из своего "командирского" лексикона. Мы выскочили, как ошпаренные, из кабинета командира и самый ловкий из нас - Толик Комиссаров резво полез на дерево. Мы его страховали снизу, а из окна штаба за нами наблюдали две пары злобой сверкающих глаз - командира и майора Мозолевского. Что он ему говорил, мы не знаем, но уверены-слова были не лестными и губы его как-то дрожали. Наконец-то палкой удалось зацепить "космонавтку" и Толик сунул ее себе за пазуху, чтобы она не убежала.
   В знак "благодарности" она ему расцарапала все пузо и в завершении (очевидно от стресса, перенесенного ею) опорожнила кишечник. Отнесли мы кошку на метео и с волнением стали дожидаться своей участи. По крайней мере мы предполагали, что суток по пять "губы" нам не избежать. Тут же попутно обсудили вопрос, как кошка могла оказаться перед окном командира. Толик, пострадавший больше всех нас и отстирывая гимнастерку возле водоколонки, высказал "мудрую" мысль.
   -"Командир в гарнизоне хозяин. А все бабы, когда их обижают мужья, бегут к нему жаловаться . Вот и кошка полетела доложить, что ее котят запустили в космос".
   Я еще добавил, что если бы послушались меня и подвесили ее на две "стопятидесятки", то она бы обогнала своих котят, т.к. у нее подъемная сила значительно больше. Это сняло напряжение и мы весело расхохотались. Прибежал майор Мозолевский. -" Они еще смеются,им весело, видите-ли!Быстро собирать вещи и через 30 минут быть на КПП. Чтобы глаза мои вас не видели!".
   Через полчаса мы со своим нехитрым курсантским скарбом были на КПП полка, нас посадили в автобус и, сопровождаемые майором Мозолевским и патрулями, привезли на вокзал. Уже потом мы догадались, почему нас так усиленно охраняли. Очевидно боялись, чтобы мы на вокзале еще чего-нибудь не "отмочили". Хотя на плечах у нас и были курсантские погоны, но в душе мы еще оставались мальчишками. Об этой хулиганской выходке никому не сообщили, но я до сих пор испытываю чувство стыда и неловкости перед котятами. А кошку приютили солдаты метео и назвали ее "космонавткой", хотя до первого запуска в космос человека - Юрия Алексеевича Гагарина - оставалось чуть меньше двух лет, а Валентины Терешковой и того больше.
   Жалко было майора Мозолевского - заслуженного фронтовика, хорошего специалиста, да и вообще- порядочного человека. Он к нам относился как отец. До пенсии ему оставалось совсем немного, а мы ему подсунули такую свинью. Какие взыскания получили штурман и Мозолевский - история умалчивает, но что получили _ я в этом не сомневаюсь.
   Так завершилась наша стажировка "в войсках". После стажировки были государственные экзамены, которые завершали полностью курс обучения в училище. Экзамены я сдал легко, о чем свидетельствует приведенная ниже чудом сохранившаяся в моих документах " Выписка из экзаменационных ведомостей к диплому".
   Завершить повествование о курсантском периоде жизни, очевидно, следует немаловажным событием - меня в августе месяце 1959 года приняли в члены КПСС на заседании парткомиссии Кирсановского Военного Авиационно - технического училища (в течении года наше училище поменяло свое название).Так что в "войска" (как у нас говорили в то время) я направлялся как полноправный член партии, в которой состояли мои отец и мама, братья Вася и Иван. Валерий так и не стал членом партии, единственный из семьи, но музыкантом был первоклассным и талантливым.

ГЛАВА 21. МЫ - ЛЕЙТЕНАНТЫ !!!

   По прибытии в Кирсанов нам сообщили приятную новость. Четырнадцать человек будет направлено в авиацию Военно-Морского Флота( ВМФ). Я тут же написал рапорт,а так как желающих оказалось очень много,то отбор осуществлялся по успеваемости. Здесь у меня конкурентов не было,зачисли одним из первых. И сразу же сняли мерки для пошива в военном ателье парадной формы одежды будущим морским лейтенантам.
   Особенностью распределения в ВМФ заключалось в следующем. В 1958 году приказом Министра Обороны CCCР была отменена выдача в СА офицерскому составу кортиков, за исключением ВМФ. А какому молодому лейтенанту не хотелось "форсануть" кортиком? То-то и оно! Мы абсолютно не думали, что распределение будет в отдаленные гарнизоны четырех флотов - Балтийский,Северный,Черноморский и Тихоокеанский. Было еще распределение в Каспийскую Флотилию. Вот и все. Т.е. к черту на кулички, за исключением, конечно, Черноморского флота. Я, имея преимущество по успеваемости, сразу же попросился в Черноморский флот, хотя как потом оказалось - и служба в Крыму имела свои огромные минусы. Но это нас, молодых, не пугало. Только бы получить кортик и влиться в состав офицерского корпуса флотов СССР, с красивым кортиком на поясе. Кортик выдавался офицеру пожизненно. Вот и сейчас он висит в моей комнате на стене, напоминая о службе в авиации Черноморского флота.
   Все три закадычных друга - Лешка Алферьев (из Балашова), Колька Цивенко( бывший шахтер из Донбасса) и Юрка Путилин (колхозник из с. Ливенки) попали в состав будущих "сухопутных моряков". Мы дружили все три года, даже кровати в казарме стояли у нас рядом. Очень жаль, что распределение способствовало тому, что мы потеряли друг друга. Алферьев попал на Тихоокеанский флот, Цивенко - на Северный флот, ну а я - в г.Севастополь, в Черноморский флот.

 []

Три друга-три Флота (1957г.).Лешка Алферьев, Юрка Путилин, Колька Цивенко.

   Наступал торжественный момент выпуска, когда мы навсегда прощались с командованием училища, со стенами нашей родной "альма матэр" и со Знаменем училища. По традиции, мы заготовили монеты, которые при прохождении торжественным маршем должны бросить вверх. Такова была старинная традиция при производстве в чин офицера. 10 октября 1959 года. Этот день запомнился на всю жизнь. Чудесный и солнечный осенний день. Накануне ночью прошел небольшой дождик (уже как специалист могу констатировать - прошел теплый воздушный фронт). В окнах казарм и домов офицеров отражались солнечные "зайчики". Даже окна гауптвахты, на которой некоторые из нас (исключая автора)побывали, светились как-то приветливо. По старой курсантской традиции ее "гости" отвесили низкий поклон, перед тем как расстаться с училищем.
  Везде гремела музыка. Лица курсантов и офицеров соответствовали погоде. Только старшина Кисель был очень и очень грустным. Он подходил к некоторым из нас, по-отечески гладил по голове и обязательно что-то поправлял - или фуражку, или парадный ремень, или просто по - отечески хлопал по плечу.
  Несколько дней назад был подписан приказ об его увольнении из рядов Советской Армии на отдых. И ему, фронтовику и настоящему солдату, отдавшему все лучшие годы своей жизни армии и воспитанию нас - курсантов, было очень грустно. Мы собрали денег и подарили ему "комбайн". Об этом чуде - технике современная молодежь не знает, а для того времени это было шедевром. Радиоприемник и патефон в одном ящике. Два курсанта несли этот подарок, так он был громаден и тяжел. Наш строгий старшина не мог сдержать слез, так он был растроган этим подарком.
  На строевом плацу был построен весь личный состав училища. Мы во главе колонны, т.к. нам предстояло открыть "прохождение торжественным маршем". Среди общей массы "авиаторов" выделялась маленькая колонна "моряков".В училище был объявлен "День открытых дверей" и казалось, что все жители г.Кирсанова пришли на это торжественное мероприятие. А как же, это ведь потенциальные женихи и многих девушек они вскоре увезут с собой эти красивые и молодые лейтенанты.
   Подается команда начальником училища полковником Холкиным : -"Под Знамя -смирно-о-о-!!!". Все приняли положение "смирно" и повернули голову в сторону Знамени. Оркестр заиграл "Встречный марш".
   Вот оно Знамя, которое мы, давая клятву три года назад, целовали! Мы выполнили свои обещания, мы стали офицерами и клянемся, что не посрамим тебя своей дальнейшей службой в Вооруженных Силах СССР. Так и только так думал каждый из нас, глядя на развивающийся на ветру стяг. Его нес уже другой знаменосец и другие были у него ассистенты. Но они чем - то были похожи на нас (или это нам показалось?) и прошли они "классно".
   Начальник училища произнес поздравительную речь . Мы дружно ответили громким и протяжным троекратным "Ура-а-а! Ура-а-а! Ура-а-а!".
   Затем под звуки "Прощание славянки" торжественным маршем прошли мимо трибуны с командованием и толпами многочисленных гостей .
   Когда наша маленькая колонна моряков поравнялась с трибунами, оркестр неожиданно для всех сменил музыку марша на мелодию знаменитой и любимой всеми моряками песню "Варяг". Для нас, а также командования училища и гостей, это было такой неожиданностью и так выглядело ошеломляюще, что под гром аплодисментов и нам, и оркестру мы прошли просто прекрасно и красиво.
   После прохождения трибуны под звонкий голос ротного запевалы " и-и-и- раз" и, подхваченное 180 глотками- "два, три" вверх полетели серебристым дождем монеты. Как потом рассказывали зрители, зрелище было впечатляющим! Жаль, что мы это не видели со стороны. Говорят - выглядело прекрасно. Мы исполнили древний офицерский ритуал посвящения нас в офицеры.
   Ну и как водится у нас (славян) - праздничный стол. Впервые мы уже в ранге себе равных, т.е. офицеров, сидели за праздничным столом вместе со своим командованием. В столовой также впервые обслуживали нас красиво одетые официантки, приглашенные из офицерской столовой. На каждом столе стояла символическая бутылка шампанского (оплаченная уже нами из первой офицерской получки). На столах командиров и руководства училища стояла водочка и бутылки коньяка. Никто не договаривался ни с кем, но уже через некоторое время подобные бутылочки стояли и у нас на столах, оплаченные нами и любезно принесенные официантками. Теперь нам не возбраняется, но кто-то по цепочке передал,что места и для офицеров на гауптвахте имеются, поэтому просьба - не брать "на грудь лишнего". Намек поняли, никому не хотелось вместо посадки в вагон поезда и убытия к месту службы садиться за "перебор" на "губу".
   После нескольких тостов, произнесенных начальником училища, его заместителем по политчасти, в столовой постепенно начал нарастать шум и разговоры. И уже совсем не страшный нам старшина Кисель, который здесь же сидел за столом и влюбленными глазами смотрел на нас и который бывало за разговоры мог раз пять скомандовать:
   -"Рота, встать! Рота,садись! Встать!Садись! Слышите,как у меня часы ти- кают?- и доставал из кармана большие трофейные швейцарской марки часы.
   -"Вот такая должна быть тишина! Продолжать прием пищи!". После торжественного обеда состоялись танцы в зале Дома офицеров. Нас же троих моряков - Путилина,Алферьева,Цивенко, а также бывших замкомвзвода Саню Ротова и командира отделения Кольку Сингаевского пригласил к себе в гости уже бывший командир взвода капитан Виктор Зорин. Мы немного были смущены таким приглашением, но он развеял наши смущения очень просто.
   -"Вы , хлопцы, еще натанцуетесь, а вот посидеть в семейном кругу лучше будет у меня. Тем более мне известно, что некоторые из вас уже запланировали стать семейными" и лукаво взглянул в мою сторону. Откуда ему это стало известно о моем решении жениться сразу же после окончания училища ?
   -" Заодно посмотрите, как живут семьи офицеров". Мы были в некоторой растерянности, но потом самый "мудрый" из нас Саня Ротов пригласил посетить магазин для офицерского состава и кое-что закупить, чтобы не идти с пустыми руками. Купили коньяк, водки, торт, коробочку конфет. И тут кто-то вспомнил, что у Зорина есть ребенок, а вот какого возраста и пола данных ни у кого не оказалось. Что купить? И опять же инициативу проявил самый "мудрый". Решил, что вон та большая машина и та большая кукла с расширенными от удивления глазами подойдет к любому полу. Так и порешили - машина грузовик и кукла в кузове.
   Ровно в 19.00 , как сказал взводный, мы все стояли на пороге. Встретил нас хозяин в простой безрукавке, а из-за его плеча любопытно выглядывала миловидная блондинка с полу- распущенной косой через плечо. У меня сердце забилось от неожиданности - она так была похожа на мою Любушку. Те же глаза, та же чуть смущенная улыбка с поворотом губ чуть-чуть в сторону. Когда же мы вручили свои подарки, она так расхохоталась, что нам немного стало как-то не по себе. Заметив это, она тут же пояснила, что их дочурке всего полгодика, и она сама запросто может поместиться в кузов этого грузовика. И тут ляпнул как всегда не в ноту Лешка Алферьев:
  -"Ну это пригодится для будущего сына". Что тут началось! Она всех со смехом расцеловала ,ведь мы же были почти ровесники и сняла всю напряженку и неловкость.
   Жили они в однокомнатной квартире. Комната довольно - таки просторная, в углу за занавеской "гулькало" и кряхтело то, чей пол мы так пытались угадать. А вскоре Людмила (так звали хозяйку)представила нам их чудо и прелесть. Я впервые видел так запросто в семейной обстановке маленького ребеночка, и в мыслях сам себе сказал, что и у нас с Любушкой скоро будет такой, но только обязательно сынишка.
   Стол был накрыт скромно, но наши торт и бутылки пришлись кстати. После нескольких тостов и здравиц в честь новоиспеченных лейтенантов, бывшему ротному запевале захотелось блеснуть своим талантом в области художественного пения и я тихонько запел украинскую песню -"Дывлюсь я на нэбо".
   И к нашему огромному удивлению Людмила и Виктор меня сразу же поддержали. Оказывается, что они оба украинца и это их любимая песня. Везет же мне на угадывание любимых песен. То старшине Кисель угодил, а теперь вот и самому взводному с супругой. Хор у нас сложился отличный, только Санька Ротов не пел, чтобы все не испортить/ У него не было музыкального слуха, о чем он хорошо знал. Но зато был командирский голос, за что его и назначили в свое время замкомвзвода. Бывало, как рявкнет: -"Взво-о-о-д! Смирн-а-а-а!", то складывается впечатление, что перед ним не полсотни человек, а как минимум тысяча.
   Как в том спектакле,что когда висит на стене ружье, то оно в конце должно обязательно выстрелить, так вышло и у нас. Еще проходя в комнату, я увидел на стене гитару и сразу же сообразил, что она должна прозвучать сегодня за этим столом. Я не ошибся .Людмила лукаво подмигнула Виктору и тот снял гитару.Взял несколько аккордов. Потом заиграл какую - то чудесную мелодию песни, которую я никогда не слышал. Людмила преклонилась нежно к плечу мужа и запела. Виктор подпевал ей вторым бархатным голосом.

Целую ночь соловей нам насвистывал,

Город молчал и молчали дома.

Белой акации гроздья душистые

Ночь напролет нас сводили с ума.

Сад весь умыт был весенними ливнями,

В темных оврагах стояла вода.

Боже,какими мы были наивными,

Как же мы молоды были тогда!

Годы промчались,седыми нас делая,

Где чистота этих веток живых?

Только зима,да метель эта белая

Напоминают сегодня о них.

   Боже мой, как чудно они пели, какие прекрасные у них были голоса. Я никогда бы не мог подумать, что наш взводный, наш прекрасный Виктор Зорин мог так петь! Голос у него был мягкий баритон, у Людмилы - высокий и с украинскими переливами. Все мы были поражены и нам как-то стало немного стыдно и неудобно за наше солдафонское исполнение. Как говорится - перед талантом низко склоняем головы, о чем я и сказал от имени всех нас. Они спели еще нам несколько песен и романсов и наш вечер как-то само собой перешел в семейный ужин в кругу близких друзей. Уже потом, в офицерских компаниях я часто вспоминал эту семейную чету - вот бы их к нам сюда, как бы они оживили и разнообразили наш праздник .
   Затем проснулась малышка. Людмила пошла ее кормить, а Санька Ротов незаметно нам кивнул - пора уходить. А так не хотелось. В этой семье веяло какой-то приятной аурой, и всем было жалко с ними расставаться. Но надо. Мы поблагодарили хозяина и хозяйку за чудный вечер и пошли в свою казарму, которая светилась всеми окнами и гудела , как растревоженный пчелиный улей.
   Впервые нам никто не командовал "отбой", хочу сплю, а хочу гуляю. Вот так-то. МЫ - ЛЕЙТЕНАНТЫ! МЫ - ОФИЦЕРЫ!!!
   Постепенно гомон стал утихать, молодые лейтенанты бережно и аккуратно развешивали на вешалках свою блестящую серебром и золотом первую парадную форму. Впервые возле кроватей не стояли вряд "кирза" с вонючими портянками, а настоящие хромовые ботинки с носками внутри.
   Абсолютно не сговариваясь, все "моряки" положили свои кортики под подушки, подальше от всяких соблазнов завистников и недоброжелателей.
   И вот наконец-то угомонилась последняя компания в самом дальнем углу казармы. Мне не спалось. Я вспоминал курсантскую жизнь в училище, что так быстро пролетели эти три года. По-честному - было грустно и как-то даже печально. Ну и конечно, если признаться совсем откровенно - я был уже там, возле своей невесты. Так мне хотелось предстать перед ней во всей красе офицерской формы и немножко прихвастнуть перед ней и ее подругами.
  Скрипнула дверь каптерки (помещение в подразделении, где хранятся личные вещи военнослужащих, постельное белье и всякая дребедень для хозяйственных нужд, в т.ч. и швабры для надраивания полов). Вышел тихонько старшина Кисель в парадной форме и при всех своих многочисленных орденах и медалях. В каптерке у него стояла своя койка, на которой он отдыхал, когда заступал ответственным дежурным по батальону. Но очевидно ему тоже не спалось. Он медленно шел по центральному проходу казармы, иногда подходил к тому или иному лейтенанту и поправлял сбившееся одеяло. Губы его что-то шептали. Заметив, что я не сплю, подошел ко мне и тихо cпросил : " Лейтенант Путилин. Не спится Вам ? А где Ваш кортик?".
  Я ответил, что под подушкой. Он улыбнулся и в ответ сказал: -"Правильно делаете. Оружие, даже если оно и холодное,должно быть всегда у офицера под рукой, на всякий случай. Ну спите, спите. Вам сегодня вечером в путь-дорогу, поэтому советую поспать". И пошел дальше по рядам между койками своих бывших питомцев, поправляя одеяла и подушки.
  Его слова подействовали магически -я моментально глубоко и без сновидений уснул. Проснулись уже где-то около одиннадцати дня - впервые без протяжного : " Рота-а-а!!! Подъем!".
   Кто-то уже собрал свой нехитрый багаж лейтенанта и прощался с друзьями, обменивались адресами родителей, т.к. еще не знали, где и в какой воинской части придется служить.
   ПРОЩАЙ, УЧИЛИЩЕ!!!

----------------------------------------------------------------------------------------------------

АФОРИЗМЫ ОТ СТАРШИНЫ КИСЕЛЬ...

  -Я вас,товарищи курсанты,так построю,шо будытэ три дня чисаться.
  -Товарищи курсанты!Сегодня будем совершенствовать вашу физическую немощь. И так до тех пор,пока не поздоровеете.
  -Вся любовь курсанта должна проявляться к командирам и старшине.
  -Товарищ курсант!Шо вы болтаете в строю не в ногу.
  -Кто смеется в строю,тот смеется у меня в последний раз.
  -Короткими перебежками от меня и до следующего дуба.
  -Копать окоп от меня и до обеда.
  -Команда "Равняйсь" должна подаваться так,чтобы резонанс,получаемый от нее,носился из угла в угол казармы и бил не в глаз, а в бровь!
  -Команда "Отставить" выполняется также аналогично.
  -Повторяю-команда "Алле" выполняется бегом!
  -Как это голова болит?Это же одна кость,она болеть не может!
  -При защите от хлора надо приложить мокрую повязку к органу вдыхания.Как смочить,если нет воды?А подумайте!

   Случай на построении личного состав роты.
  - "Рота "Смырна!".Товарышы курсанты!Во время утренней прыборкы курсант Забелин ударыв курсанта Мельникова половым...(и старшина сделал паузу,подбирая нужное слово).
  -Органом,товарищ старшина(подсказал курсант Путилин).Стекла казармы чуть не вылетели от взрыва смеха личного состава роты.

  -Половым прыдмэтом,т.е. шваброй.За это им вымыть полы в ружпарке и лестницу до пэрваго этажа после отбою.Старшим назначаю курсанта Тупылина. Ны слышу!
  -Есть вымыть полы в ружпарке и лестницу до пэрваго этажу-бодро ответил курсант Путилин".
  -Запишите себе на ус!

  -Дневальный,что за вонь в казарме?!Товарищ старшина,до вас не воняло.
  -Вы,товарищ курсант,не курсант,а неандерталец,и,я бы даже сказал, антрополог.
  -Вы не садитесь,я Вас еще упоминать буду.
  -Дневальный!Вот Вы тут сидите,а у Вас там старшину на Доске почета отодрали! Бызобразие!
  -Товарыш курсант!Хто Вас так вучыв пыдмитать?Запомнытэ хформулу-мусор мытуть от сыбэ,а гроши-к сыбэ! Ахвицэр всэ дилать довжэн умить!Во як! И т.д. и т.п.

В Ы П И С К А

из экзаменационных ведомостей к диплому номер 359366

ПУТИЛИН ЮРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

За время пребывания в Кирсановском Военном авиационном техническом училище с 1956 года по 1959 год показал следующие знания:

а)по предметам,не выносимым на экзамены:

  1, Математика............................................................5 (пять)
  2. Физика..................................................................5 (пять)
  3. Электрорадиотехника ...............................................5 (пять)
  4. Метеорология ...................................................... 5 (пять)
  5. Партполитработа в Советской Армии...........................5 (пять)
  6.Иностранный язык(английский,немецкий) .....................5 (пять)
  7.Авиационная метеорология.........................................5 (пять)
  8.Климатология..........................................................5 (пять)
  9.Стрелковая подготовка...............................................5 (пять)
  10.Войсковая стажировка.......................................... 5 (пять)
  11.История военного искусства..................................... ...зачет
  12.Основы тактики ВВС..................................................зачет
  13.Основы тактики общей................................................зачет
  14.Самолет и его оборудование.........................................зачет
  15.Военная топография...................................................зачет
  16.Противоатомная и противохимическая подготовка.............зачет БзЮ

б) Сдал государственный экзамен по предметам:

  1, История КПСС.........................................................5 (пять)
  2. Синоптическая метеорология.......................................5 (пять)
  3. Аэрология...............................................................5 (пять)
  4. Эксплуатационная практика на АМС..............................5 (пять)
  5. Уставы ВС СА.........................................................5 (пять)
  6 Строевая подготовка...................................................5 (пять)
  7. Физическая подготовка..............................................5 (пять)

Начальник учебного отдела училища

инженер-полковник

( подпись)

( ФЕДОРОВ)

М.П.

г.Кирсанов

23 сентября 1959 г.

Регистрационный номер 964

 []

Командование училища:

-полковник Холкин (в центре)-начальник училища; -полковник Рагожин (слева)-нач-к политотдела; -полковник Федоров (справа)-нач-к уч.части.

Второй ряд:

-капитан Скоробогатов-командир батальона; -подп-к Андроничев-преподаватель метеорологии; -капитан Зорин В.-командир 1взвода.

Лейтенанты бывшего 44-го кл.отд.(по рядам слева направо): - Путилин Ю.А.,Попов В.В.,Морозов А.М.,Иванченко Н.И.,Крылов А.Н., Возбранный А.Н.,Сингаевский Н.С.,Кудрявцев С.Г.,Щербина В.А., Лутошкин А.Н.,Кулешов А.Н.,Абдулкадеров А.А.,Цивенко Н.В.Исаев Н.М.,Мельников Ю., Забелин А.Н.,Ротов А.С.,Сыромятников В.И.,Алферьев А.В.,Головин В.А., Фисунов Н.Ф.,Пузанов А.Ф.,Клемин С.В.,Мартынов В.С.

КОНЕЦ тома 1 части 2.

Источники:

1. Свободная энциклопедия.

2.В.Е.Кудин. Ливенское сельское поселение. Изд.2007-2009гг.

3.А.М.Мешков Буклет,посвященный 230-летию города Кирсанова.

4.Л.С.Чернявская.Кирсановскому авиационному техническому колледжу

гражданской авиации 45 лет. Изд.2005г.

5.Л.Н.Толстой. Война и мир. Издательство Правдв, Москва, 1972г.

6.Строевой Устав Вооруженных Сил СССР.


Оценка: 7.44*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) К.Демина "Вдова Его Величества"(Любовное фэнтези) К.Кострова "Кафедра артефактов 2. Помолвленные магией"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) LitaWolf "Враг мой. Академия Блонвур 2"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) К.О'меил "Свалилась, как снег на голову"(Любовное фэнтези) О.Островская "Владычица Эббона"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"