Пьянков Дмитрий Сергеевич: другие произведения.

Время возвращения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мир, где живет главный герой по имени Гир, пропитан кровью железом и магией. Волею судьбы он оказывается в смертельном водовороте событий, где смерть, дружба и предательство идут рука об руку. Но Гир еще совсем не подозревает, что самое главное событие ждет его впереди. Что это, неожиданная удача, или роковое проклятье? И почему оно оказывается у него на пути? Случайность? Или это чья то хитрая и многоходовая игра?


   Предисловие.
   Мир, где живет главный герой по имени Гир, пропитан кровью железом и магией. Волею судьбы он оказывается в смертельном водовороте событий, где смерть, дружба и предательство идут рука об руку. Но Гир еще совсем не подозревает, что самое главное событие ждет его впереди. Что это, неожиданная удача, или роковое проклятье? И почему оно оказывается у него на пути? Случайность? Или это чья то хитрая и многоходовая игра?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ВРЕМЯ ВОЗВРАЩЕНИЯ.
  
   Глава 1. (Лес)
   Гир стоял и смотрел на низко летящие облака, проносящиеся над лесом. Опять начавший моросить дождь, норовил превратиться в ливень. Небольшой отряд остановился в одной из заброшенных деревень, так часто попадающихся тут. Их встретили только покосившиеся от времени, обезлюденные дома, с пугающе темными провалами, вместо окон. Разросшиеся деревья и трава с неподстриженными кустарниками явно говорила о том, что природа брала свое, и отвоевывала обратно, некогда принадлежащую ей территорию. Было видно, что люди покидали это место в спешке, различные предметы обихода в изобилии оставались лежать нетронутыми прямо во дворах. Дальше дороги не было. Впереди в нескольких сотнях метрах начинался лес. Тот самый Проклятый лес, о котором он столько раз слышал.
   Когда-то давно, когда его дед был еще молод, в этом лесу произошло страшное, необъяснимое явление. Что там произошло и почему, никто не мог понять и назвать причину. Только жители деревень, находящиеся по соседству с этим лесом, стали бесследно пропадать. Сперва исчезали охотники, уходившие в лес на промысел, а потом и пастухи с грибниками. На резко участившиеся людские пропажи, стали снаряжать отряды добровольцев, из здоровых крепких мужчин. Решили, что обзавелся в лесу дикий зверь-людоед, а то и целая стая волков. Но из ушедших на поиски, никто не вернулся.
   Между тем, по ночам из леса, все ближе к деревням стали раздаваться леденящие душу, нечеловеческие крики. Местные и без того напуганные до смерти по одному за другим, стали покидать обжитые места и искать жизни в других, более спокойных деревнях, подальше от этого леса. Те, кто не мог уехать и решил остаться, впоследствии пожалели об этом. Они сначала еще надеялись на помощь, ибо давно забили тревогу, но помощи ждать было неоткуда.
   В одно прекрасное утро, десяток деревень, находящихся в непосредственной близости с лесом, сразу недосчитались одной. Обнаружил это местный приказчик, как обычно с утра заехавший, в деревню по делам. Последующую, представшую перед ним кошмарную картину, он запомнил на всю свою жизнь.
   В руинах лежала выгоревшая деревня. На крышах немногочисленных уцелевших домов, красовались огромные, прожжены дыры. Видимо несчастных убивали и терзали прямо во сне, проникая через них в дом, прямо сверху. От остальных строений и вовсе ничего не осталось, кроме пепелищ, с тонкими полосками дыма, поднимающимися вверх. Земля по всей округе, была взрыхлена множеством невиданных следов, уходящих в лес. Кровь была повсюду. Она в изобилии покрывала уцелевшие стены, стекаясь струйками прямо по земле и смешиваясь с водой из луж. Кругом, во множестве валялись вырванные или перекушенные со следами огромных зубов, части человеческих тел. От одного взгляда на них, тело охватывал первобытный ужас.
   Мигом протрезвев и зарекшись больше не пить, приказчик дал быстрого дера, на своей старой лошади, словно лихой степняк. Он не помнил, как добрался до ближайшей деревни, но придя в себя, он, заикаясь от страха, поведал рассказ об увиденном, уверяя слушавших его, что деревню посетили сами исчадия Ада.
   После этого, поднялась настоящая паника. Уже целые деревни, поддавшись ей, в один день бросали нажитое, забирали детей и скотину и бежали, куда глаза глядят. Гонимые страхом, они старались, как можно подальше убраться от этого места. Земля вокруг леса стремительно опустела, и взошедший урожай было некому собирать.
   С тех пор, старики поговаривали, что Боги прокляли это место за грехи людские и решили их покарать, заполнив нечистью эти леса. В конце концов, стенания страдающих подданных о помощи, из-за этого проклятого леса, дошли до самого Императора.
   Прознав, что творится в его землях, Император был в ярости. Мало того, что Империя тогда была втянута в тяжелую войну со степняками, так еще возникли серьезные проблемы внутри самой страны. Посовещавшись со своими советниками, он принял решение, одним ударом разобраться с этой напастью, отправив в лес три когорты ветеранов (1800 чел), на выявление и искоренение этого зла. Это был не простой молодняк, только вышедший из тренировочных классов (хотя даже их, враги Императора побаивались), а закаленные в боях воины, которые умели за себя постоять перед превосходящими силами противника. Но к ужасу Императора, эти и последующие отряды бесследно растворялись не оставляя и следа.
   Скормив этому лесу часть своей армии, но так ничего и не добившись, Император от отчаянья и злости, объявил его Запретным. Он, приказал всем оставшимся в округе местным жителям покинуть это место. А на расстоянии дня пешего пути, по всем дорогам расставить охранные столбы, предупреждающие об опасности и запрете, вступать на эту землю. Императору пришлось заплатить огромную цену, прежде чем понять, что решить проблему проклятого леса одним ударом верных ему легионеров - невозможно, его необходимо сначала изучить и понять.
   Только после того, как последние беженцы переселились в безопасные места, а на расставленных вокруг леса столбах, красовались угрожающие надписи, предупреждающие об опасности, исчезновения практически прекратились.
   Переехавшие люди стали обживаться в новых местах, вновь занимаясь своими проблемами. Потихоньку страх стал проходить, жизнь стала входить в свое прежнее русло и новые земли стали приносить урожай. Лес остался вдалеке и больше не беспокоил, казалось, о нем забыли как о кошмарном сне. Но все же это было не так. Отдельные храбрецы осмеливались подходить к нему, но вглубь пробираться не решались. Они рассказывали о тумане, который с наступлением ночи вытекал из леса. Был он неестественно белым и густым, словно тягучий кисель и стелился только по земле, едва достигая колен. Некоторые из смельчаков, кто осмеливался подойти к нему достаточно близко, слышали в нем шепот, а кто-то видел неясные тени. Почти все они утверждали, что в тумане кто то есть.
   Император, конечно же, не забыл и не утратил интерес к Лесу, иначе он бы не был тем, кем являлся. Несмотря на мирное затишье, он понимал, что выиграл только время. Проблема с лесом все равно оставалась и она рано или поздно должна была себя проявить. Он решил изменить тактику. Император часто так делал, когда применяя очевидное решение задачи, достичь результата не получалось. На этот раз, он решил прибегнуть к помощи магов, тем более они проявляли все больший интерес к этому Лесу, а особенно к туману.
   Магия в Империи давно стала законной. Прошли те времена, когда инквизиторы отлавливали магов самоучек и сжигали их на кострах. Сейчас империя могла похвастаться пятью магическими школами с разными уклонами. Каждая из них, выбирала своего главного Магистра, который её возглавлял и управлял ею в течении нескольких лет, пока не сменялся или переизбирался. Кроме того, он входил в состав Совета Императора.
   В каждом крупном городе существовали представительства этих школ, которые искали и определяли для обучения к себе детей, обладающими магическими способностями. К сожалению, люди обладающие такими способностями встречались не так часто, а сильными способностями и того реже. Поэтому школы старались изо всех сил, привлечь талантливых учеников именно к себе, обещая им безбедную старость и жизнь полную тайных чудес.
   Таким образом, Империя, не без помощи магии стала сильной державой, удерживая и расширяя свои границы. Имперские легионеры, действуя совместно с чародеями, достойно давали отпор врагам. Единственным минусом являлось лишь то, что магов было крайне мало и не всегда хватало, для эффективного участия в боевых действиях на полях сражений.
   Тем временем, соседи тоже не дремали и имели в своем распоряжении собственных магов-самоучек, хотя и не таких сильных, какими обладала Империя. Восточные степные шаманы не раз показывали, на что они способны, действуя сообща. Императорским магам, каждый раз все труднее было с ними справиться. А тайные агенты доносили, что колдуны с юга, поклоняясь культу древнего божества, научились обладать некой разрушительной магией, основанной на жертвоприношении. Поэтому, враги, все-таки не давали спокойной жизни Империи. Они нападали на нее, грабя приграничные земли, оставшиеся без защиты и нередки были случаи, когда они пробирались далеко вглубь.
   Изучая тайны леса, Император теперь задействовал магов. С их помощью в лес периодически снаряжались разного рода экспедиции. Император требовал от них только одного, как можно быстрее и безопаснее очистить земли от скверны. Маги во-всю старались, пытаясь преуспеть в этом деле, и с жадностью изучали неведанные свойства тумана. То, что он являлся необычной магической субстанцией, сомневаться не приходилось. Когда колдуны творили в нем заклинания, туман будто высасывал из них всю магию. Вообще, любое творимое волшебство впитывалось туманом как вода в песок. Самые мощные и разрушительные заклятья, превращались, в ничего не представляющую угрозу чары, начинающих учеников - нойленгов.
   Познавая свойства тумана, маги пришли к выводу, что он не является порождением этого мира. Еще они узнали, что в этом лесу существуют особые зоны, где потоки магических энергий сильно концентрируются и уплотняются, образуя особого рода воронки. Это происходит благодаря неким артефактам, неизвестно откуда и почему там появившимся. Маги поговаривали, что обладая всеми этими артефактами, можно было понять и научиться, как управлять и самим туманом.
   Но эти знания открылись не сразу. Изначально маги, уверовав в своем могуществе, смело в одиночку, пытались изучать свойства тумана, но это ни к чему хорошему не привело. Едва пройдя дальше вглубь тумана, они также бесследно в нем растворялись, как и обычные смертные. В результате после нескольких провальных попыток, в лес решили брать несколько магов с разных школ, во главе с мастером, а также несколько человек, которые смогут, дать отпор мечем, если маги окажутся бессильны.
   Одну из таких экспедиций было поручено возглавить Гиру. Он не раз уже водил подобные отряды из магов, к окраинам леса, правда, далеко вглубь не забирался. Поэтому, когда он услышал предложение от командира, он быстро согласился, не особо вдаваясь в подробности.
   После блестящей службы в рядах имперских легионеров, за особые заслуги он был переведен в отдельный легион охраны Императора. Фактически охраной этот легион не занимался, (Императора охраняли специально отобранные и прошедшие "особые" тренировки асассины), а проделывал разного рода "не приятные" поручения Императора на благо Империи.
   В этот раз Гиру было поручено взять с собой пару толковых ребят и выступить на задание вместе с магами. Необходимо было пробраться далеко вглубь леса для захвата, по возможности, одного, или нескольких артефактов. О них, он имел только слабое представление. Разрешено было действовать по обстоятельствам. Радовало еще, что за недельный поход каждый получал трехмесячное жалование и трехнедельное увольнение...
   С одной стороны он понимал, что предстоит не совсем простая прогулка по туману, возможно жизнь его будет висеть на волоске. Но с другой стороны, ему показалось, что все должно обойтись спокойно. Может уже туман давно успокоился и о страшных созданиях, воющих по ночам, просто приврали, ведь столько лет прошло. А им будет необходимо провести в лесу всего меньше суток.
   К тому же, будучи имперским легионером, он давно привык к щекочущим нервы опасностям. Он любил подобные рискованные мероприятия, которые придавали, как ему казалось, особый вкус к жизни. И если он долго их не испытывал, то чувствовал, как жизнь становилась пресной и скучной, теряя свои краски. В придачу с ними шли могучие маги, а хороший маг, как он знал, мог решить исход боя. Эти факты склонили чашу весов в пользу похода, благодаря чему, он сразу согласился. С собой он взял, Тесана и его брата Заруга. Этих двоих, он знал, как свои пять пальцев, потому, как прошел с ними всю свою службу легионера и съел не один пуд соли. Он мог положиться на них в трудную минуту, как и на себя.
   - "Поди туда - не зная куда, принеси то - не зная что!" - проворчал Тесан услышав цель мероприятия. "Вечно тебя в авантюры втягивает, а нам каждый раз приходится спасать твою задницу!".
   - "Да полно тебе брат!" - возразил Заруг, хлопая Тесана по плечу. "Небольшая прогулка по лесу и мы рассчитаемся с твоими карточными долгами! Да и к дядьке останется съездить, Лично я соскучился по его отменному пиву, считай, уже третий год нас ждет в гости!".
   На том и порешили. Позже Гир узнал, что помимо магов с ними шел сам храмовник. Вот это точно загадочная личность, поинтереснее самого леса. Гир до сих пор гадал, кем являются Храмовники, уж совсем не человеческие вещи они могли вытворять. В огне они не горели, в воде не тонули, могли не есть и не пить, а убить их было просто невозможно. Поговаривали, что один храмовник легко мог справиться с двадцатью тяжеловооруженными имперскими ветеранами.
   Но, несмотря на различные слухи, которые ходили в народе, люди на самом деле мало знали о жизни Храмовников и самих Храмов, которым они служили. Многие даже не верили, считая их сказками для детей. Это происходило просто потому, что Храмы были закрыты для внешнего мира и замкнуты только внутри себя. Гир хоть и знал, что они реальны, но сам мало понимал, как они живут. Чем являлись и что представляли на самом деле эти сооружения, никто не имел достоверного понятия.
   В силу своей службы, он знал о существовании всего пяти храмов, но может на самом деле, на свете, их было больше. Они не подчинялись ни каким существующим империям и владыкам. Жили сами по себе, отгороженные от всего мира высоким забором. Один раз в год, в последний день весны высокие ворота храма открывались для набора служителей. В служители брали только мальчиков до двух лет. Как правило, в Храм отдавали детей сирот, или крестьян, которые их не могли прокормить. Бывали случаи, что отдавали детей, которые неизлечимо болели. По истечении дня, с заходом солнца ворота храма закрывались и больше их никто и никогда не видел. Что происходило в храме за высоким забором, никто не знал и не догадывался. Об отданных детях старались больше не вспоминать, потому, что их уже никто и никто и никогда не увидит.
   Правители, на чьих землях стояли храмы, никогда не обкладывали их податями. Во-первых, они все равно их не платили, так как Храмовники не воспринимали в серьез мирскую жизнь за стенами Храма и соответственно самих правителей. А во-вторых, сами Правители просто боялись с ними связываться, зная, что те обладали очень опасными бойцами, справиться с которыми было если и возможно, то только в ущерб себе. Бывали случаи, когда сильные мира сего наоборот, прибегали к услугам храма, если своими силами справиться не получалось. Особенно когда требовалось очень тонко и деликатно решить особо трудную головоломку. Поэтому все же иногда нет-нет, да и приходилось нанимать храмовников. Они, как правило, всегда решали все самые трудные задачи, вовремя и с безупречной точностью, одним ударом. Если удавалось договориться о цене.
   Поэтому Гир сильно удивился, узнав, что их будет сопровождать в пути храмовник. Он раньше никогда так близко их не видел. Храмовник был закутан в длинную, серую рясу, опускающуюся почти до земли. Какие либо украшения или знаки отличия на нем отсутствовали. Низко опущенный капюшон, почти полностью скрывал его голову, так, что едва можно было рассмотреть подбородок. Также Гир не заметил никакого оружия или доспехов, разве что они находились под рясой. Но храмовник вел себя так естественно, что казалось, на нем было одето только это серое одеяние. Ростом он был немногим выше Гира, и держался позади всего отряда, на небольшом расстоянии. В течение всего времени пути к лесу, он так ни разу ни с кем не заговорил.
   - "Гир, маги готовы", будничным тоном раздался голос Тесана.
   Глава
   Взглянув на него, Гир увидел, что Тесан был собран. Был он чем-то похож на гнома, небольшого роста и очень широкоплечим, чувствовалась в нем не дюжая сила. Борода была сплетена в косички, которые падали прямо на огромный живот, перепоясанный широким поясом. Несмотря на внушительный вес, двигался он очень легко и тихо, что еще большее заставляло относиться к нему с уважением. Одет он был в плетеную кольчугу до колен, кожаные штаны и сапоги. На голове был стандартный имперский боевой шлем с забралом, а на спине красовался широченный, бывавший не в одном сражении и покрытый многочисленными зазубринами, остро заточенный меч. Довершал его экипировку гномский топор, прикрепленный к поясу. На сколько Гир помнил Тесана, тот с ним никогда не расставался и носил его, едва встав в строй легионером.
   Не считая проводника, помимо Тесана с ними находился Заруг, его брат. Был он не таким широким в плечах, зато выше на голову. Борода у него была густой, аккуратно расчесана и подстрижена, опускаясь ниже подбородка на ладонь. Одет он был примерно также, только вооружен длинным щитом и косым мечем, которые используют степняки. Трое магов, стоящие рядом, что-то тихонько обсуждали между собой, смотря на нарисованную ими прямо на земле пентаграмму. На лице каждого из них красовалась остренькая бородка, подчеркивающая их высокий статус. Одеты они были в красивые синие туники, расписанные гербами тех школ, к которым они относились. В руках у двоих были жезлы, с мерцающими камнями на вершине, а у самого старого посох. Храмовник завершал отряд Гира, он отречено стоял не далеко, ни во что не вмешиваясь. Со стороны казалось, что он случайно попал к ним в отряд, выделяясь своей молчаливостью и странной серой рясой.
   Путь до леса им указывал проводник, местный паренек. Они наняли его в ближайшей к лесу деревне. Смелый парнишка, он очень хорошо знал все подступы к лесу, не раз, к нему бегав с местными мальчишками. Он должен был довести их незамеченными до леса, забрать лошадей и через указанное время снова встретить их в этом же месте.
   Двое магов стирали пентаграмму, расчерченную на земле, когда старший из них с посохом обратился ко всем:
   - "Здесь странная, до конца не понятная нам магия", сказал он голосом с северным акцентом, "Вам и всем нам придется одеть это", - и он протянул руку в кожаной перчатке с серым, металлическим, гладко отполированным обручем.
   - "Прошу вас, наденьте его на голову, когда мы войдем в лес". Гир обратил внимание, что маги в обращении к нему и между собой, с уважением называли его магистром. Похоже, он был значительно выше их по статусу и по силе.
   Гир взял обруч, он оказался достаточно легким, хотя выглядел более массивно. По форме он напоминал держатель для волос. С интересом разглядывая его со всех сторон, он одел его на голову, обратив внимание, что изнутри на нем были выбиты какие то руны. Обруч, как ни странно удобно и надежно обхватил лоб, не мешая одетому сверху шлему. Легкое раздражение вызывало лишь то, что он был постоянно холодным, хотелось его стянуть и потереть лоб для согревания.
   Тесан с Заругом по примеру Гира, тоже надели обручи. - "Лишняя броня для головы не помешает, в этом сомнительном походе", - с иронией вздохнул Тесан, натягивая обруч на голову. Маги одели их молча, не оценив его шутки, только Храмовник отказался от него, молча мотнув головой.
   Перед тем, как вступить в лес, Гир еще раз обвел взглядом свой отряд. На него молча смотрели серьезные лица, готовые, казалось к любым поворотам и неожиданностям, переспрашивать о готовности не было смысла. Все были предельно собраны, они прекрасно понимали, куда направляются и что от каждого из них может зависеть жизнь товарища.
   - Сарок!, - негромко окрикнул он, обращаясь к проводнику, "Забирай лошадей и уезжай, жди нас тут через два дня, в этом же месте. Если мы до вечера не вернемся, лошадей и амуницию оставишь старейшине в своей деревне, он знает, как с ней поступить. А это тебе за работу". И он кинул небольшой мешочек с деньгами, который паренек ловко с радостью поймал.
   - "Да полно Вам господин, вы вернетесь, я верю и дождусь Вас", глядя прямо в глаза сказал он. Надеюсь так и будет. Подумал про себя Гир.
   - "Выходим", развернувшись, сказал он негромко и пошел к лесу, на пути, по привычке проверив, достаточно ли быстро меч выходит из ножен. Остальные не ровным строем, молча последовали за ним, замыкал отряд поодаль как обычно Храмовник. Дорога, если ее можно было так назвать, шла вниз и была скользкой от моросившего дождя, грязь с глиной прилипла к ногам, что делало спуск неудобным.
   Едва войдя в лес Гир остановился, на секунду прислушиваясь к звукам. Лес встретил их холодным молчанием, даже обычного чириканья птиц не было слышно. Только скрип качаемых ветром веток нарушал тишину. От чего-то он казался Гиру зловещим, будто кто-то жутко смеётся над ними, заставляя сердце биться чаще. Большие черные деревья с опавшей листвой холодно смотрели на них, будто следя. Казалось, что вся живность покинула это место, делая этот лес мертвым. Так уж и вся? Подумал Гир. Что ж проверим.
   Вперед, шаркнув ногой по листве, вышел старый маг, держа в руке посох. Он засунул руку за пазуху и достал длинными иссохшнувшими пальцами большой стеклянный шар, с неровными гранями, немного напоминавший "яблоко". Мерцая на ладони, шар ожил спустя несколько секунд и засветился ровным голубым светом, с яркой искоркой впереди.
   - "Все верно", сказал он, пристально глядя на "яблоко", - "Если идти прямо, без остановки на отдых, то путь займет часов пять, не меньше", добавил он, втягивая голову к плечам и прячась от холодного ветра.
   - "Экий шарик у тебя красивый. Дорогой?" спросил с нескрываемым любопытством у мага Заруг. Маг бросил ухмылку в сторону Заруга, убирая "яблоко" обратно.
   - "Опять ты все на деньги переводишь!", спешно ответил ему Тесан, подходя к брату почти вплотную, - "Это вообще не шарик, а компас маговский".
   Дальше шли молча, изредка останавливаясь, пока маг доставал яблоко и смотрел на него, корректируя путь. Моросящий дождь прекратился, но как показалось Гиру, от этого стало только холоднее. Серые тучи, гонимые холодным ветром, нависая над лесом ограничивали и без того плохую видимость, создавая сумрак. Из-за этого, хорошо можно было только рассмотреть лишь ближайшие деревья. Спустя четверть часа, лес стал совсем жутким. Почерневшие и скрюченные неведомой силой деревья молча провожали путников холодным взглядом, качая изогнутые ветки им в след. Земля вместо травы была покрыта каким-то серым мхом, который разрастался по деревьям и свисал с них "гроздьями", делая их еще более страшными.
   Обруч на голове перестал быть холодным, наоборот он стал теплым. То ли нагрелся от тела, то ли сам по себе. Гир стал ловить себя на мысли, что он не хочет идти вперед, надо бы развернуться и идти назад. Откуда у него возникали такие мысли, он понять не мог. Обернувшись на Тесана, он увидел, что тот постоянно щурится, а Заруг пытается потереть обруч через шлем, тяжелой латной рукавицей.
   - "Это первая линия, так сказать "обороны" леса", сказал магистр, глядя, как щурятся, испытывая небольшой дискомфорт попутчики. "Она предназначена для отпугивания любопытных и случайно забредших сюда путников".
   - "А какая будет следующая?" - почти прошептав, испуганно спросил Заруг.
   - "Увидишь", коротко ответил магистр, но спустя несколько секунд добавил. "Мы никогда так далеко не пробирались, вероятнее всего, следующей линии просто не будет. Когда мы дойдем до тумана, передвигаться по нему будет крайне опасно. Он представляет собой особую, опасную зону, которая полностью охраняет и защищает себя по всей площади. И если туман нас заметит, вот тогда, нам действительно придется туго, я бы никому из нас не позавидовал".
   Гир сглотнул подкативший комок к горлу. Услышать такое от самого магистра, он никак не ожидал. Он понимал, что будет опасно, но чтобы до такой степени. Признаться себе, после этих слов, он немного струхнул и уже пожалел, что быстро согласился на этот поход, но отменять его и возвращаться было бы глупо. Они проделали такой большой путь, к тому же он потеряет доверие перед друзьями и командирами. Нет, решил он, будь что будет. Он постарается быть максимально собранным и осторожным и не позволит врагу, застать отряд врасплох. Все-таки отряд состоял не из изнеженных барышень и даже не из простых легионеров, а из надежных товарищей, побывавших с ним во многих сражениях, да в придачу с самими магами и молчаливым храмовником, в силу и мастерство которых, он верил. Немного успокоив своим мыслями появившееся чувство страха, он продолжил спокойно идти дальше.
   Еще через полчаса Гир остановил всех. Перед ними в десятке метрах лежал туман. Хоть он и стелился только по земле, едва достигая колена, границ его видно не было. Он бескрайне растекся по земле, насколько хватало взгляда, уходя далеко вглубь леса.
   - "Так вот он каков", - разочарованно произнес Тесан и смачно в него плюнул. "Чего столько шумихи то? Туман как туман"!
   - "Это не совсем обычный туман", - вскинув голову, возразил ему старший из магов. "Он обладает энергией, кроме того, наша школа предполагает, что он наделен разумом".
   Заруг осторожно сделал шаг вперед, бултыхая ногой в тумане, будто в воде. "Наделен разумом"... - дразня повторил он. "С ним что, разговаривать можно что ли?"
   - "Можно", - подтвердил маг, привычным жестом перебирая пальцами свою бородку, "Но лучше этого не делать. Не буди лихо, пока спит сладко, иначе мы далеко не пройдем воин".
   - "Он нас что, видит, или нюхает?" спросил, озадаченно Тесан, также вступив в туман и "бултыхая" ногой. "Под ним что, тот же мох? Или мы сразу к демонам провалимся?".
   - "Под ним тот же мох, по которому мы прошли, можно сказать, что без этого мха тумана бы не было. Сейчас он в состоянии, так сказать "настороженного сна", - глубоко вздохнув произнес маг, обращаясь ко всем. По его лицу пробежала гримаса боли, отражая неприятные воспоминания. "Но если уважаемые господа будут его будить, он нас быстро покарает"...
   - "Вообще... изучая эту субстанцию, мы создали эти обереги, которыми вас снабдили", медленно проговорил Магистр. "Благодаря им туман нас не чувствует, но как далеко можно с ними будет зайти... я сказать не берусь. Задумавшись о чем-то, он добавил,- "В любом случае, нам нужно действовать очень быстро, может и пронесет, и нас не заметят".
   Гир сделал шаг вперед и вступил в туман. Он неестественно колыхнулся под ногой, будто легкое покрывало. Сопротивления он никакого не встретил, будто и шел как обычно. Немного смущало только то, что он не видел самой "земли", "Как бы ногу на кочке не свернуть, да в яму не упасть" озадаченно подумал он.
   Дальше опять шли молча, шагов не было слышно из-за того, что ноги вступали в мох. Тишину нарушал только холодный ветер, качающий голые скрипучие ветки, да бурчание Тесана, сыпавшего вокруг проклятия и угрожавшего кому то чьей то матерью.
   Вдруг, вдали раздался жуткий протяжный вой. Храмовник резко остановился, оборачиваясь вправо, неуловимым движением достав из-под полы своей рясы, большой длинный меч. Тесан, тут же оказался рядом, занимая боевую стойку, он медленно перекачивался с одной ноги на другую, готовый одновременно к защите и нападению. В одной руке у него был широкий, покрытый царапинами меч, во второй гномский топор. Заруг выставив вперед щит и занеся назад руку с изогнутой саблей, прикрыл спину. На лицах магов читалось явное волнение, они о чем то переговаривались между собой, шепча себе под нос какие то заклинания.
   Гир зябко поежился, холодный ветер залез под толстую кольчужную рубаху, заставляя кожу покрыться мурашками. Однако кроме холода он почувствовал, что то еще, неуловимое и неощутимое... и очень страшное. Оно таилось совсем рядом. Оно думало о них. Вдруг в голове раздалась вспышка боли. Она подавляла, слепила и оглушала. Ноги непроизвольно подкосились. Обручи на голове стали настолько горячими, что казалось, загорятся волосы. Гир упал на колено, сдавливая голову руками, изо всех сил стараясь не закричать и не отпустить меч.
   - "Не снимай обереги!" - Сквозь шум в ушах услышал он крик старшего из магов, - "Сейчас пройдет!"
   И действительно, спустя несколько секунд, боль стала медленно отступать. Бешеные удары в висках стали слабеть. Зрение проясняться. Гир дрожа, встал с колен, облизывая пересохшие губы и ощутив вкус крови. Через темные круги в глазах, он едва различил перед собой, как Тесан с Заругом, с трудом встали с колен, отклонив помощь магов. Было видно, что Тесан с Заругом, отделались легкой "контузией", и скоро придут в себя обратно. Маги странно стояли, держась за руки и закрыв глаза. Гир знал, что когда они так делают, то сила, творимая их заклинаниями, увеличивается. Храмовник же спокойно и молча стоял рядом, будто ничего и не произошло.
   - "Вы как?" - крикнул он магам, восстанавливая дыхание.
   - "С нами-то все хорошо". - Ответил старший. "Мы сейчас попробуем "опять спрятать" всех, нас к сожалению заметили и сейчас придется ох как туго. Хорошо хоть обереги не подвели, нам работы меньше".
   - "За одного битого двух небитых дают", - выкрикнул Заруг и с вызовом плюнул кровью перед собой. Маги тем временем стали нараспев говорить какие-то заклинания, от которых Гир чувствовал прилив силы, голова окончательно начала проясняться.
   Ветер стих и лес, казалось, погрузился в полную тишину. Гир с товарищами молча стояли и вслушивались в тишину, пытаясь различить хоть какие то звуки. Маги молча стояли, закрыв глаза.
   - "Начинается", словно гром прозвучали слова в тишине, Заруг даже вздрогнул от неожиданности, с удивлением поворачивая голову. Это сказал Храмовник, первый раз за все время пути.
   - "А я уж было думал, они не умеют разговаривать", не без иронии сказал Тесан, не менее удивленный брата. Признаться себе Гир сам удивился.
   - "Спина к спине господа. Это будет пострашнее гоблинов". Проговорил Храмовник спокойным голосом, в котором чувствовалась огромная сила.
   Глава ...
   Глава (продолжение)
   Заклятья магов действовали хорошо. Гир уже как "новенький", стоял в атакующей стойке, держа меч двумя руками, и напряженно вглядывался вперед между деревьями. Ему показались, неясные тени мелькают в тумане, будто он ожил.
   Тоскливый вой раздался вновь, только совсем рядом. Туман ожил и заколыхался подобно морю, виски снова сжала боль, но не так сильно как в первый раз, видимо маги могли бороться и с этим.
   Нечто, если это так можно было назвать - нанесло удар внезапно. Туман вокруг отряда неожиданно сгустился, обретая форму семи исполинских лап, затвердел и молниеносно нанес по всем удар.
   Краем глаза Гир увидел, как Храмовник сделал всего одно неуловимое движение и весь словно размазался в воздухе, вот только что он стоял в одном месте, а теперь стоит совершенно в противоположном. Три лапы, нацеленные на него, Гира и Заруга, разрубленные летели в низ, превращаясь в черную жижу.
   Маги тоже не сплоховали. Любой маг, которому приходилось участвовать в боевых действиях, всегда имеет под рукой заранее изготовленное заклятье. Обычно, когда маги видят противника, они колдуют заклинание, которое мгновенно наносит урон жизненно важным центрам тела. Но тут ничего подобного не было. Занесенные над ними громадные лапы из тумана, обретя твердую форму, летели прямо в них, и где тут у них сердце или голова и есть ли они вообще думать было некогда. Туман относился к стихии воздуха, видимо поэтому, они и ударили магией воздуха, одновременно. Сильный импульс со шлепком сорвался с их ладоней, всколыхивая рясы. Лапы, с тяжелым стуком ударившись о невидимую стену, начали ломаться и лететь в обратном направлении.
   Мека аримидус! - Крикнул Магистр, ловко вскидывая руку с посохом, в сторону врага. Тут же с посоха сорвалась синяя молния и ударила, добивая лапы. Те с треском вспыхнули голубым пламенем, тут же взрываясь и разбрызгиваясь черной жижей, которая всех облила. Больше всего облило Тесана. Покрытый с ног до головы слизью, он, выплевывая ее изо рта, старательно пытался протереть глаза и очистить бороду.
   Магистр сморщился от вспышки боли. "Проклятый туман!" - в сердце сказал он, переводя отдышку, "Совсем все силы высасывает".
   - "Даже болевые блоки от отката пробивает!" - также морщась от боли, проворчал один из его помощников. Гир слабо понимал, как колдуют маги, но все же хорошо знал, как маги не любили эти болевые откаты. Магические откаты являлись той платой, которую платил каждый колдун, творя заклинание. Чем большие силы подчинял себе чародей, тем сильнее ему приходилось бороться, преодолевая боль. Конечно, со временем опытные маги привыкали к этой боли, а некоторые умели помимо этого делать защитные блоки, при которых откат практически терялся. Благодаря этому маги подчиняли себе еще большие силы. При колдовстве, они входят в особое состояние энергий стихий и, подчиняя эту энергию своей волей, направляют ее на нужное им действие. Слабым звеном тут оказывается человеческое тело, не способное погасить вибрацию этой энергии, что приводит к сильной головной боли. Неподготовленных магов эта боль может даже убить, мастера же гасят ее блоками.
   - "Предлагаю убраться с этого места, как можно быстрее", заметил Гир, глядя, как туман всколыхнулся, вбирая в себя поверженные брызги "Лап". И тут же взволнованно добавил: - "Магистр, нам далеко еще?".
   - "Ближайший артефакт находится не так далеко", ответил он, уже достав "яблоко" и сощурено глядя на него. "Думаю, нам его одного будет достаточно. Максимум час - полтора пути".
   Заруг медленно повернулся и застыл, продолжая стоять в атакующей позе, с занесенным над головой мечем и открытым ртом, глядя круглыми от удивления глазами на Храмовника.
   - "Ты это, как его, видел?" шумно выдохнув, наконец, изрек он, обращаясь к брату. "Как он это так сделал?". Чувствовалось в его голосе неподдельное восхищение и уважение. Признаться себе, Гир был тоже удивлен не меньше Заруга, но вида не показывал. Как же у него получилось так быстро нанести удар? Спрашивал он у себя. Да и в придачу так сильно?
   - "Это, потом научишь меня..." - Дальше договорить он не успел. Из-под земли, прямо под ними послышался гул, а затем удар. Туман вновь задрожал, покрывшись рябью, как вода. Магистр, сморщив гримасу на своем лице, выругался, не хуже Тесана, поняв, что происходит.
   - "Бежим или умрем!" громко выкрикнул он, срываясь с места, и тут же добавил на бегу, обращаясь к догоняющим его магам, "Плетем таран!"
   Остальным второй раз повторять не пришлось. Гир понял задумку Магистра и занял правую сторону, указав жестом Тесану с Заругам держаться слева, Храмовник, как обычно, замыкал отряд.
   Не успев пробежать и двадцати шагов, туман вокруг них с шипением стал из себя извергать омерзительного вида полупрозрачных существ, похожих на громадных собак. Тело у них со всех сторон было покрыто, какими то трясущимися присосками, а на голове отсутствовали глаза. Правда присутствовала не маленьких размеров пасть, украшенная в несколько рядов кинжала - подобными зубками. Появившись и замерев на мгновение, они задирали свою зубастую пасть вверх, то ли прислушиваясь или принюхиваясь, а затем молниеносно молча нападали.
   - "Мы его все же пробудили!", прокричал магистр, морща лоб. Дальше Гир его уже не услышал, он наотмашь рубанул, мечем, рассекая голову, прыгнувшей на него собаки. Её зубастая пасть, пролетая совсем рядом, обдала его зловонным дыханием. Удивившись рядам огромных зубов, Гир привычно отключил мысли. Он был воином, а воин не думал, он действовал. Перед ним были враги, врагов он привык убивать, прочее не должно отвлекать. Прыжок вперед, увертывание от выстрела присоски, рубящий удар, рассекающий плоть, брызги слизи, еще прыжок, выпад вправо.
   Трое колдунов бежали вперед, тараня своим заклинанием основную массу собак, которые просто отлетали, едва подбираясь к отряду на расстояние прыжка. Храмовник, превратившись в вихрь железной смерти, с двумя клинками отражал атаки сзади. Гир бежал, прикрывая фланг и не увидел, как Заруга с Тесаном сбила волна тварей с ног. Храмовник мгновенно очутился там, но смог поднять только Тесана. Остальные твари, почему-то сперва набросились на Заруга, терзая его, они замешкались на секунду, но этой секунды ему хватило, чтобы спасти его. Все произошло очень быстро. Гир заметил потерю Заруга только спустя несколько секунд, но останавливаться и бежать к его телу, было не только глупо, но и убийственно. Стиснув зубы от злости, Гир яростнее бросился отбивать атаки собак.
   А они нескончаемым потоком продолжали набрасываться на них. Лысые, с прозрачной кожей, клацая зубами, они постоянно атаковали, прыгая и выстреливая присосками. Гиру уже казалось, что они бегут целую вечность, пока его не окрикнул Магистр.
   - "Гир! Нас надолго не хватит" - крикнул он на бегу, "Этот проклятый туман высасывает все силы!". Гир не успел ему ответить. Все же одна из присосок, каким то образом пробила защиту, попав, одному магу прямо в грудь и сбила его с ног. Магистр остановившись, успел его подхватить. Таран тут же ослаб и распался. Отряд растерянно остановиться и собаки, будто почуяв добычу, которая уже никуда от них не денется, жутко заклокотали пастями, окружая и осторожно к ним приближаясь.
   - "Вкруговую!" отчаянно, выругавшись, скомандовал Гир. Если придется сейчас умереть, то он постарается как можно больше забрать с собой этих тварей. Магистр окинув всех взглядом и быстро оценив ситуацию коротко выкрикнул - "Все ко мне! Ближе!" Тесан с Гиром, не заставили себя долго ждать, Храмовник уже был рядом. Едва подойдя к нему вплотную, магистр выкрикнул короткое заклинание, ударяя посохом по земле. В тот же миг вся группа оказалась в совершенно другом месте.
  
   Глава
   Глава (продолжение)
   Гир стоял, уперев руки в колени и тяжело дышал, хоть ему было и не привыкать драться, в таком быстром темпе и в полном комплекте вооружения он давно не бегал. Они находились в том же лесу, среди того же тумана. Только на этот раз все было тихо. Туман ровной дымкой лежал под ногами, не колышась, подземного гула с ударами слышно не было. Будто ничего только что и не произошло. Обведя всех взглядом, он остановился на маге, в которого попала эта тварь. Тесан, уже распорол своим кинжалом одежду и осматривал рану, укус пришелся прямо в грудь. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, этот маг больше не жилец. Место укуса сильно распухло и почернело, было видно как из края раны пульсируя, вытекает какая то жижа. Сам маг лежал бледный, без сознания, с закатившимися глазами, хрипя и глотая воздух, изо рта у него шла пена. Через несколько секунд он затих.
   - "Заруг!", вдруг испуганно позвал его Тесан, ища глазами.
   - "Заруг, ты где! Вы не видели его?" - вертя головой во все стороны и боясь поверить в произошедшее спросил он, обращаясь ко всем. "Он что, остался там?" не веря своим словам, он бросился к старому магу, разворачивая его за плечо. "Ты забыл Заруга!" Крик его перешел на отчаянный. "Срочно отправь нас назад! Быстрее! Чего же ты медлишь! Там их он скока! Он долго не продержится! Да чего же ты застыл...". С последними словами голос его задрожал, и из глаз предательски брызнули слезы. Упав на колени, он бросил оружие и закрыл голову руками. Казалось, он сейчас ничего не слышит. Слезы его молча текли, падая на бороду, взгляд был бессмысленно устремлен вперед. Спустя минуту, в руках он бережно сжимал кисет, некогда сделанный и подаренный братом.
   - "Увы, это нереально", - в голосе старого мага послышались нотки сожаления. "Вообще портация здесь не возможна в принципе... Это единственное заклинание я берег на крайний случай и думал, что использую его по возвращению назад, больше что либо противопоставить туману я не могу. Правда, я максимально близко нас перенес, цель нашего пути в нескольких сотнях метров".
   - "Полно Тесан, сейчас не время лить слезы", - сочувствующе сказал Гир, присев рядом с ним и положив ему руку на плечо. "Соберись, нам предстоит еще долгий путь". С этими словами он помог подняться Тесану на ноги, хотя было видно, что они все еще плохо его слушались и дрожали, норовя уронить обратно. "Вот так брат! Крепче жми кулак!...", сказал он слова из песни легионеров, подбадривая друга. Подняв с земли топор и меч, он вложил их в руки Тесана, со словами: "Выместим печаль и гнев за твоего брата и моего друга на врагах наших, отомстим за смерть его!"
   Гиру тоже было ужасно противно на душе, и он чувствовал вину за гибель товарища, но нужно было как то подбодрить Тесана, чтобы он совсем не расклеился. К тому же, хотелось побыстрее покончить с этим делом и выбраться, из этого проклятого леса. Все были погружены в свои мысли, переживая смерть товарищей. Ненадолго воцарившуюся вокруг тишину, прервал встревоженный голос мага.
   - "Скорее!", - нервничая, поторопил он всех, - "Мы уже почти пришли! Или вы хотите навечно тут остаться?".
   Гир понимал, что их могут снова заметить, а оставаться тут навсегда, никак не входило в его планы. Подняв отряд, они отправились дальше. День давно сменился поздним вечером, сгустившийся мрак давал возможность видеть, лишь на несколько шагов. Несмотря на это, отряд уверенно двигался к цели быстрым шагом по смертельному лесу, ведомый магическим компасом. Спустя несколько минут деревья перед ними расступились и они вышли к огромной поляне.
   - "Святые угодники!" - вырвалось у Гира, глядя на эту картину, "Что за демоны создали это?".
   Она была абсолютно круглой, достигая в диаметре не меньше трехсот шагов, выделяясь своей белизной на фоне чернеющего леса. Туман на ней медленно вращался, создавая подобие водоворота. В самом центре из тумана, возвышалась группа небольших строений, напоминающая то ли осыпавшиеся от времени стены, то ли какой-то разрушенный дворец. Но самое интересное было в том, что по периметру всего строения стояли существа, с виду очень напоминающие имперских легионеров. Они замерли и не шевелились, словно часовые, застывшие на посту. Дальше Гир как не старался, более четко разглядеть ничего не смог...
   Маг привычным движением засунул руку за ворот мантии, доставая "яблоко". На этот раз оно ярко мерцало, закручивая внутри себя огненные водовороты. Магистр, какое то время вглядывался в него, изучая кружащиеся в нем вихри и, наконец, объявил волнующимся голосом:
   - "Да, это точно тут! Вход там, в центре! Нам (магам) еще никогда не удавалось забраться в этот лес так далеко. Более того, судя по "компасу", поляна, лежащая перед нами, не из этого мира, впрочем, как и туман..." понизив голос с последними словами, добавил он.
   - "Смотри!" - спросил Гир у магистра, вскидывая руку в направлении легионеров, - "Между стенами, кто это? Стражи? И отчего они тогда стоят неподвижно? И вообще, что это за строение?"
   - "Давай поглядим" - ответил ему магистр, облизывая пересохшие губы. Достав из под своей рясы еще один шар, только темный, он поднес его к своим глазам, почти к переносице и несколько минут пристально вглядывался в него, или через него, время от времени повторяя "Поглядим, поглядим"... Второй маг, также вглядывался через свой черный шар, глядя на поляну, при этом нервно перебирая звенья длинной золотой цепи висящей на шее.
   Тем временем, туман, ровным слоем застилая землю, не торопясь, спокойно кружился на поляне. Умиротворение завораживало, сгустившиеся низко летящие облака, пролетая над головой, казалось, задевали собой верхушки деревьев. Красота - подумал Гир, - хоть сиди и рыбу лови... Хотя тут каждый шаг может вызвать нервные конвульсии,. - со злостью подумал он. Спустя несколько минут, Гир уже начал терять терпение, прежде чем услышал ответ. (пока наконец не услышал ответ )
   - "Да это стражи. Они охраняют эту... это ... строение... Больше напоминающее сейчас лабиринт и оживут, как только мы туда войдем", путаясь в словах, медленно говорил магистр, глядя в черное яблоко. "Там действуют сильные сторожевые заклятья, вдобавок они еще скручены в особые узлы.... В общем, мы их нарушим, едва войдя за стены".
   Гир не надолго задумался. Нужно было, как-то проникать внутрь, не сворачивать же назад. Что поделать, если без боя ни как не получится, то придется драться. И пусть, те, кто осмелиться преградить им путь пожалеют, что сделали это. Гир еще раз оглядел поляну. Благодаря белизне тумана, она просматривалась достаточно хорошо. Охранные стражи, стоявшие неподвижно выглядели вполне мирно, будто были обычными статуями, покрытые пылью. А может, на самом деле это так и было? Спросил он сам себя. Ему вдруг очень захотелось, чтобы это оказалось правдой. И что совсем скоро все закончится, и они отсюда выберутся. Все-таки жаль, с грустью подумал он, что маги редко ошибаются.
   - "Что предлагаешь?" - по деловому спросил он, обращаясь к магу. "Нам бы накидать примерную карту этого строения, или лабиринта, чтобы не плутать внутри. Я могу пройтись и осмотреть подступы, вдруг найду не охраняемый проход?".
   - "Все возможно и я в тебе ни сколько не сомневаюсь" - магистр был сейчас сама учтивость, "Но в этом нет острой необходимости. Тут везде таится смерть, куда ни шагни, а на этом месте вдвойне. Не стоит нам рисковать. Мы сейчас с коллегой нарисуем круг силы. Правда на его составление, придется потратить около часа, но оно того стоит. Это сложная пентаграмма, но достаточно безопасная, она прочертит нам путь".
   Старый маг все же был прав, в любом случае намного безопасней было совершить разведку на расстоянии, не прибегая к прямому риску. Что ж, придется потратить время и дождаться, пока маги не увидят безопасную дорогу. Хотя Гиру, как и всем не очень-то хотелось просиживать тут штаны, того и гляди, чтобы опять эти жуткие собаки не повылазили. Он все же немного нервничал и не мог спокойно стоять и смотреть, как маги будут колдовать. Поэтому, он решил немного осмотреться вокруг, совсем чуть-чуть, чтобы не было неприятных сюрпризов. Проверив отработанным движением, быстро ли меч выходит из ножен, Гир уже сделал первый шаг, когда его остановил Храмовник.
   - "Почтенный" - раздался его спокойный и уверенный голос. "Почтенный, позволь мне разведать тропу в этом лабиринте. Я смогу пройти не замеченным и если что уйду от опасности. Не стоит тратить время и силы уважаемых магов. Вы не заметите, как я вернусь, и мы все выиграем время". Сказав это, он слегка поклонил голову в знак почтения и решительно шагнул на поляну, скрываясь в сгущающемся сумраке. Гир попытался его остановить, но его придержал за руку Тесан.
   - "Пущай идет!" поддержал он Храмовника. "Ведь он прав, к тому же не нужно будет тратить время на этот рисунок. Тем более он вон, какой!", и вскинул правую руку с топором в сторону ушедшего Храмовника, показывая силу. "Ничего ему не будет, вот увидишь". Гиру ничего не оставалось сделать, как скрипнуть зубами от досады. "Хорошо". - Согласился он, "Ждем его тут".
   А между тем, время неумолимо бежало вперед, Сколько они проведут еще в этом проклятом лесу? А ведь нас утром уже будет ждать тот паренек. - тяжело вздохнув вспомнил Гир. - А нам еще всю ночь предстоит возвращаться назад.... Шагнув к краю поляны, он попытался разглядеть Храмовника, но в сгустившимся мраке, был едва виден силуэт одинокой фигуры, по ломаной линии продвигающийся к центру.
   Вдруг сзади послышалось бряцанье кольчуги и раздалось до боли знакомое кряхтение. Оглянувшись, он увидел Заруга. Он сильно хромая, из последних сил, медленно шел к ним на встречу, волоча за собой окровавленную ногу, голова его была низко опущена, отчего боевой шлем сполз почти на глаза. Едва возникшее, острое чувство тревоги тут же заглушила огромная волна радости. Мысли от этого спутались, сбившись в кучу. Заруг жив! Как же он их догнал то? Бедолага весь изранен... Гир, уже набрал в легкие воздуха, чтобы весело окрикнуть Заруга, как его перебил Тесан.
   - "Брат!" - раздался его восторженный крик. Сорвавшись с места, он побежал на встречу, бросив оружие, "Ты живой!". Магистр тоже оглянулся на крик, прищурившись взглянув на Заруга.
   - "Стой дурень!", только и успел, крикнул он, испуганным голосом, пытаясь его остановить, но было поздно. Тесан уже довольно близко подбежал к нему, радостно крича с распростертыми объятьями.
   В следующий миг то, что было Заругом прыгнуло на Тесана. Он начал превращаться еще в полете. Боевой шлем превратился в пасть со сверкнувшими изогнутыми длинными зубами, тело покрылось хитиновым панцирем, а руки в неестественно длинные, скрюченные лапы с огромными когтями. Язык выстрелил как арбалетный болт, обвив шею Тесана и разъедая его ядовитой слюной. Тут же голова Тесана отделилась от шеи и влетела в открытую пасть.
   Все это произошло в одно мгновение. Обезглавленное тело Тесана пробежало еще несколько шагов, прежде чем рухнуло на землю заваливаясь на бок. Кровь маленьким фонтанчиком брызгала из шеи. Проглотив голову, в следующую секунду тварь взглянула на Гира. Он был готов. Выставив перед собой щит, он выглядывал из-за него, готовый в любое мгновение рубануть обнаженным мечем.
   - Брррызззззззжжжж - пронеслось над головой Гира. От заклинания мага, тварь подбросило на метр от земли и она, с тяжелым гулом грохнулась обратно. Неестественно белый огонь охватил ее тело, хитиновый панцирь стал с глухими хлопками лопаться от жара, глаза взорвались один за другим, сгустками слизи вытекая из глазниц. Огонь быстро, с шипением пожирал тело твари.
   - "Спасибо", только и смог сказать ошарашенный Гир магистру, едва прейдя в себя. Маг небрежно махнул рукой. Он стоял, сморщив лицо от боли и растирая виски на голове. Все же убийственное заклятье, от которого сгорела эта тварь, было довольно сильным, и откат пробил наложенный на заклинание фильтр, причинив ему боль.
   Спустя несколько минут, произошедший бой выдавало только обезглавленное тело Тесана и тлеющие из под тумана остатки твари. Вернувшийся Храмовник, молча окинул взглядом окончившийся бой и сказал, глядя в глаза Гиру:
   - "Боги вновь благоволят тебе Почтенный, это добрый знак. Дорога есть, главное не наткнуться эти сгустки" - и он вытянул руку в направлении поляны, на что-то указывая. Присмотревшись, Гир с удивлением увидел, как туман будто рассекает то выныривающий, то уходящий обратно под пелену гигантский плавник. Он видел однажды такое, будучи молодым, когда его легион перебрасывали по большой воде, во время вторжения на юге. Тогда большие рыбы, сопровождавшие их корабли, показывали похожие плавники, так же выныривая и погружаясь обратно в морскую воду.
   - "Смотри, здесь их достаточно много", храмовник показал рукой на другие, точно такие же, выглядывающие из тумана гребни "гребни". И действительно, Гир увидел, как поляну рассекало примерно с десяток таких "плавников".
   - "Это сторожевые заклятья этой поляны", поясняя продолжил он. "Видимо с одним из них вы только что познакомились, когда оно вышло за периметр и атаковало вас из леса". И учтиво добавил, обращаясь уже ко всем: - "Прошу вас почтенные, внимательно следовать за мной, тогда мы сможем беспрепятственно их обойти".
   Долго уговаривать никого не пришлось. Оттащив тела Тесана с магом под большое дерево они сделали на нем зарубку, указывая имена погибших.
   Далее они уже шли по поляне, стараясь держать, друг друга, на расстоянии близкой видимости. Никому не хотелось потеряться и тем более отстать от таинственного воина в серой рясе. А он, осторожно продвигаясь вперед, то и дело круто уводил отряд в стороны, или застывал на месте, уворачиваясь таким образом от встречи с "плавниками". На все расспросы Гира, как тому удается невозможное, Храмовник, молча шел, выбирая безопасную дорогу. Что-либо прочесть на его лице было все равно невозможно, из-за низко опущенного капюшона.
   Идти по поляне, как оказалось было не совсем просто. Она была вся усыпана всевозможными обглоданными костями, которые, постоянно цепляясь за ноги. Они норовили проткнуть путнику не защищенную ногу и оставить его на месте.
   Кости в изобилии были разбросаны вокруг глубоких ям, заполненных какой то слизью. Этих ям, как оказалось позже, тоже было не мало. Осложняло дорогу еще то, что все эта чертовщина была сокрыта под пеленой тумана и маги, шедшие позади, постоянно отставали, каждый раз оступаясь, чтобы куда-нибудь не угодить. Из ям, каждый раз, когда к ним подходили особенно близко, выныривали, какие то мерзкие отростки и ощупывали пространство вокруг. Если бы не Храмовник, каким то шестым чувством уводивший всех от попадания в ямы и встречу с плавниками, то они бы надолго застряли на этой поляне. Так плутая от "плавников" к ямам и наоборот, они постепенно прошли поляну и вышли к строениям.
   Едва подойдя к ближайшим стенам они остановились, чтобы продумать дальнейшее продвижение. Бесшумно подойдя и осторожно заглянув за ближайшую стену, у Гира екнуло сердце. За стеной на него молча смотрели имперские легионеры. Они стояли неподвижно, в несколько рядов охраняя проходы, в боевом обмундировании, словно сошедшие с картины, которая висела на стене, в императорском дворце.
   - "Эту поляну охраняют спящие воины твоего императора. В этом проходе лабиринта их меньше всего", - тихим голосом в котором чувствовалась сила, сказал Храмовник. "Они попали в плен, и теперь служат тому, кто их околдовал. Людьми они больше не являются". Простояв в молчании и оценивая варианты схватки, магистр нарушил возникшую тишину.
   - "Все же есть шанс пройти, чтобы нас не заметили. Если будем двигаться на расстоянии нескольких шагов, вдоль стен, мы с коллегой сможем развеивать угрозу, исходящую от нас, но все равно, полной гарантии дать не могу, нужно быть готовым к схватке в любой момент".
   - "И еще", взволнованно добавил он, перед тем как Храмовник хотел сделать первый шаг. "Как только они оживут, рубите им по возможности части тел, особенно головы. Так просто нам их не убить, они и так мертвые. И не церемоньтесь с ними, быстрее начнем - быстрее пройдем".
   С этими словами Храмовник первым переступил порог, войдя в лабиринт, за ним, через несколько шагов ступил Гир, далее выдерживая расстояние, шел маг и замыкал всех Магистр. Очутившись внутри, Гир сразу почувствовал на себе взгляд десятков глаз охранявших проход воинов. Они немигающее смотрели насквозь, и казалось, лениво, сквозь сон прощупывают его, чтобы понять, кто он таков. Стараясь их не разбудить, он осторожно двигался вдоль стен, с обнаженным мечем, поглядывая одним глазом, на их стройные ряды. Стоящие ровным строем, легионеры выглядели как живые, словно были готовы к схватке в любой момент. Со стороны казалось, что они замерли буквально на секунду и, будучи являясь самим легионером, разум Гира ни как не хотел воспринимать их за врагов. Так шаг за шагом, поворот за поворотом, они неспешно шли ведомые Храмовником, пока лабиринт, с охраняющими его проходы воинами, не кончился.
   Напряжение последних часов сказывалось, поэтому, Гир был не прочь отдохнуть. Едва выйдя за пределы лабиринта, он облегченно выдохнул. Его взору предстал разрушенный временем, некогда величественный храм, огромных размеров. Было видно, что строение воздвигалось не людьми и не для людей. Кроме того, он был очень стар, на много старше многовековых деревьев стоявших в лесу. На отполированных ветром стенах из подогнанных друг к другу булыжников, все еще хорошо просматривались выбитые кем-то рисунки с погребением каких то существ.
   Темный провал входа, куда могли войти одновременно несколько человек, красовался прямо перед ними, но был закрыт огромной булыжной плитой изнутри. Ни ручки открывающей проход, ни какого либо рычага Гир по близости не увидел.
   - "Дошли!" радостно, от чего-то шепотом сказал магистр. Видя некоторое замешательство остальных, перед закрытой дверью, он сказал сокрушенно:
   - "Увы, мои друзья, эту дверь может открыть только магия. Дайте мне несколько минут, чтобы мы могли проникнуть внутрь. У меня есть при себе парочка хороших взламывающих заклятий, между прочим собственно изготовленных", последнюю фразу, он добавил не без гордости в голосе.
   С этими словами он подошел к "булыжной" двери и достал несколько свитков из-под рясы, с какими то надписями. Рассматривая их несколько секунд, он выбрал один и, развернув, приложил к "булыжнику" входа. Надписи на миг вспыхнули, оставляя след на камне, и замерцали огненными точками, расползаясь по плите.
   Гир попытался более подробно рассмотреть рисунки на стенах, но неожиданно возникшее, так хорошо знакомое ему чувство тревоги помешало это сделать. Обернувшись, он увидел, как стоявшие в нескольких шагах от них, первые ряды легионеров вздрогнули. Они повернув к ним головы, осмысленно оглядели пришедших и разом все ожили.
   "Опять началось" - успел подумать Гир за мгновение до того, как на ближайшего воина обрушилось заклинание мага. Тело его неестественно скрутило окутавшая молния заклятия и разорвало на части, разбросав обгоревшие конечности и обрызгав рядом с ним стоявших черной слизью. Ближайший воин атаковал Гира, выбросив вперед короткий оборонительный меч. Гир инстинктивно увернувшись, рубанул его сверху, занесенным мечем, рассекая плоть до кости, следующим взмахом отсекая ему голову. Тут же мелькнули мечи Храмовника и сразу, несколько тел повалилось на землю, в стороны полетели их отрубленные руки, ноги и головы с брызгами черной слизи. Если бы не предупреждение Магистра, Гир подумал бы, что он мясник.
   Храмовник двигался очень быстро, виртуозно вращая смертоносными клинками, которые без лишних движений при первом касании несли врагу смерть, разрушая и рубя его на части. Гиру через пару уже минут пришлось догонять его, останавливаясь, лишь для того, чтобы отрубать головы, на ком они оставались. Маги остались за поворотом, прежде чем он услышал крик магистра, обращенный к напарнику.
   -"Сверху!" На секунду, вскинув голову вверх, он увидел, как три быкообразных твари спикировали на магов, выставив вперед полуметровые когти.
   Магистр, не смотря на старость, проворно увернулся от саблевидных когтей одной из них, буквально вспоровших его одежды, тут же контратаковав ее яркой красной вспышкой сорвавшейся с посоха. Тварь в мгновение ока почернела, превращаясь в застывшую глыбу, и рухнула на пол. Плоть с нее стала быстро рассыпаться мелкими кусочками, оставляя лишь сухие, как у старой мумии кости.
   Напарнику мага повезло меньше, две твари одновременно спикировали на него, атаковав с двух сторон. В ближайшую он успел пустить молнию, вынуждая гореть ее еще в воздухе. Тварь истошно завопила, камнем падая вниз, а вторую, летевшую со спины, он не заметил. Подбегая обратно к склепу, Гир, будто в замедленном времени увидел, как из живота мага вылазят огромные когти и разрывают его пополам, отбрасывая части тел в разные стороны. В следующую секунду, пущенная магистром молния взорвалась, обдавая жаром, в том месте, где находилась эта тварь. Но она за мгновение до этого, каким то образом увернувшись, полетела вверх, возносясь в небо на своих огромных крыльях для следующей атаки.
   В этот момент за "булыжником" что-то глухо щелкнуло, и он неторопливо, поскрипывая, отодвинулся в сторону, открывая проход внутрь.
   - "Оставь ее" - сказал подоспевший Храмовник магу, видя, как тот начинает колдовать следующее заклинание. "Сейчас сюда все равно прибудут все стражи этого лабиринта, надо бежать внутрь, иначе все погибнем. Кое-кто очень рассердился, узнав, что мы все же пробрались".
   Глава
   Глава (новое продолжение)
   Едва войдя в склеп, "булыжник" с таким же глухим щелчком задвинулся обратно, и они очутились полностью во мраке. Запахло сыростью и затхлостью. Гир успел разглядеть, что перед ними в нескольких шагах лежал коридор ведущий вниз.
   Спускаться было непривычно, так как ступени, были непропорционально большими и не рассчитаны на человеческий шаг, кроме того, от старости и сырости они рассыпались во многих местах. Если храмовник с Гиром не испытывали сильных неудобств и спускались в тишине, то у магистра это получалось с явным трудом. Кряхтя, он еле поспевал за ними, создавая много шума, в конце концов немного отстав. Неожиданно ступени оборвались и если бы не Храмовник, вовремя успевший удержать Гира за пояс, то он улетел бы вперед, в темноту.
   - "Вниз дороги больше нет", заметил (пояснил) Храмовник, отпуская пояс Гира и с любопытством пытаясь оглядеться вокруг. Гир заметил это, отметив про себя с небольшой завистью, что он отменно видит в темноте. Сам же Гир едва различал, что творится у него под носом. Просто глаза у меня еще не привыкли к темноте, решил он дать себе оправдание. Сзади их догонял спускающийся магистр, подсвечивая себе дорогу посохом. От слабо падающего только появившегося отблеска, присмотревшись, Гир уже смог различить перед собой в нескольких метрах, темный проход, торчащий огромным черным квадратом прямо из стены. А ведь здесь должен быть соединяющий помост, прикинул он, но он видимо разрушился, либо упал вниз, или его кто-то специально разрушил. Расстояние до противоположной стены разделялось провалом с десяток добрых шагов, перепрыгнуть никак бы не удалось. Эх, веревку бы сейчас с крюком, с тоской подумал Гир. Тут со спины, тусклый свет замерцал ярче, и играя тенями на стенах, к ним кряхтя подоспел маг. Заглянув в провал перед собой, он с умным видом изрек:
   - "Не удивительно, что вы чуть не упали, нестись в такой темноте сломя голову совсем не безопасно! Я постараюсь не создавать много света", добавил он, оглядываясь вокруг, "Ибо это может привлечь внимание, а нам его привлекать никак нельзя". Гир хорошо успел разглядел перед собой провал без дна, глубоко уходящий в низ, благодаря слабому освещению от посоха.
   Храмовник тем временем достал небольшой, размером с ладонь моток тонкой как тетива веревки, концы ее были увенчаны острыми крючками. Зажав конец один из них в левой руке, вторым он начал сильно размахивать, а затем ловко выбросил его вверх. Тут же раздался звонкий удар, будто стрела срикошетила от железной пластины. Проверив рукой натяжку, второй конец он дал магу со словами: - "Прошу тебя не бояться почтенный, веревка не оборвется, нужно лишь посильнее оттолкнуться и ты окажешься на другой стороне". Магистр, хмыкнув и также проверив натяжку, отошел на два шага назад и ловко оттолкнувшись, перелетел на другую сторону. Гир, с храмовником таким же способом перепрыгнули в след за ним.
   Очутившись на другой стороне, помимо темноты и сырости Гир почувствовал, как незнакомое ему чувство ужаса, медленно просачивается к нему в голову, заставляя все тело сжиматься от страха. Это был не обычный страх, который он иногда испытывал перед боем, (да там и страха то как такового не было, больше адреналина), а глубокий, потаенный, жуткий... Он будто подкравшись в тишине, проник внутрь, заполняя своим ужасом границы сознания. Маг видимо тоже почувствовал этот страх, потому что в следующую секунду он поежился, втягивая шею вниз, будто от холода и легонько стукнул посохом об пол, сильнее разгоняя темноту. Кроме того, Гир почувствовал слабый смердящий запах разлагающейся плоти. Неужели здесь есть, достаточно недавние захоронения, чтобы расползаться этому запаху, с удивлением подумал он. А главное кого хоронят и кто? Единственный Храмовник только стоял не шелохнувшись, будто ничего не почувствовал, а может, и не подал виду.
   - "Ох, что то жутковато мне тут, да еще и воняет" шепотом, боясь нарушить тишину, проворчал маг, выпустив облако пара изо рта. "Дальше бы надо продвигаться вдвойне осторожно, применять магию я не буду, чтобы нас
   Мрак дальше расступился, от яркого света исходящего из посоха, давая возможность Гиру лучше рассмотреть проход, в котором они оказались. Нечеловеческих, огромных размеров коридор вновь удивил его. Стены расходились в ширину, на добрые, два десятка шагов, уходя далеко вперед. Сделаны они были из разных каменных, но аккуратно подогнанных друг к другу блоков. Потолок невозможно было рассмотреть, стены, поднимаясь ввысь, скрывались во тьме. Все же яркости было не достаточно, для обзора всего коридора.
   Храмовник первым молча пошел вперед, Гир с магом осторожно пошли вслед за ним, стараясь не отстать. Свет от посоха играл на стенах, разгоняя неясные тени, но тьма с каждым шагом кралась за ними. Гир чувствовал, что она тысячами глаз молча наблюдает за ними, будто заманивая...
   Они шли довольно долго и трупный запах разлагающейся плоти, с каждым шагом становился все отвратительнее. Казалось, им было пропитано все вокруг, даже стены. Гир закутал лицо чистыми перевязочными тряпками, которые у него были при себе, но оказалось, это мало помогло. С трудом сдерживая желание, попросить мага развеять этот трупный запах, он шел, дыша ртом.
   Наконец он увидел, что стены коридора обрывались и впереди маячил, чернеющий провал входа. Пройдя еще вперед, стены перед ними расступились, и они, спустившись вниз на несколько ступенек, вышли в огромный темный зал.
   Едва коснувшись пола, они вступили, в какую-то темную жижу, находящуюся похоже повсюду в этом огромном зале. Кроме того, трупный запах был на столько сильным, что казалось, будто сам воздух пропитавшись им, стал тяжелее. В придачу, Гир почувствовал, что сам пропитался насквозь этим запахом гниющей плоти. Во рту неприятно защипало и появившийся неприятный привкус постоянно хотелось сплюнуть.
   Неожиданно волна страха взорвалась в животе у Гира и комком подкатила к горлу. Ему вдруг показалось, что кто-то кошмарный стоит рядом, едва скрываясь за полоской света, и смотрит им в спину. Он резко обернулся, и показалось, увидел мелькнувшую тень. "Стоять!!!" Сказал сам себе Гир, чтобы не поддаться панике. Что со мной происходит? Почему я себя не узнаю? Чего я пугаюсь, как мальчишка? Темноты? Ну-ка выкинь все из головы и будь готов к бою! Успокаиваясь, Гир обнажил меч, держа его двумя руками.
   - "Кто здесь!?" раздался резкий и нервный голос магистра. Но все же, как не пытался маг, придать словам бодрости, Гир уловил в его голосе нотки паники и страха, еще раз подтвердив про себя, что он "боится" по крайней мере, с магом точно.
   Света от посоха было недостаточно, чтобы все разглядеть. Нервно оглядываясь, магистр, поморщив лицо, со злостью ударил посохом по полу. С него тут же сорвался яркий, огненный шар, размером с голову. Поднявшись на несколько метров вверх, он застыл в центре зала, озаряя все вокруг. Гир невольно охнул, увидев место, где они стояли. Повсюду была кровь. Густыми растекшимися сгустками, она в изобилии была на полу и на стенах. Под ногами в хаотичном порядке были разбросаны окровавленные цепи, кандалы и другие приспособления для пыток. В центре зала, украшенный всевозможными черепами, (как человеческими, так и нет), возвышался каменный алтарь исполинских размеров. Видимо на нем постоянно проделывали, обряды жертвоприношений, в его углах были расположены специальные канавки для стока. Из них медленно, в изобилии стекали густые струйки крови, растекаясь по полу, сферическими наплывами.
   По краям, вдоль стен, насколько хватало видимости, в большом количестве стояли всевозможные пыточные приспособления, о назначении которых Гир даже думать не хотел. В них находились тела замученных, причем, как давно истлевших, так и совсем недавно попавших сюда. Теперь Гиру было ясно, что именно они являлись источником расходившегося зловония. Тела несчастных, до сих пор были обмотаны цепями и пронзены шипами, застывшие в скрюченных и неестественных позах. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, томящиеся давно умерли, в сильных болях и страданиях.
   "Артефакт здесь!" - дрогнувшим от радости голосом, прошептал магистр, указывая посохом на возвышающийся алтарь. Подойдя к нему, Гир с любопытством посмотрел на него. Он ожидал увидеть все что угодно, но все же, то, что он увидел, поразило его. На алтаре лежало живое человеческое сердце. "Вот уж артефакт" с удивлением подумал Гир, "Ни за что бы не подумал, что такие бывают". Оно было пронзено полуторным мечем, горизонтально лежавшим в центре алтаря. Несмотря на пронзающий меч, сердце продолжало ритмично сжиматься, словно живое, только что вырванное из груди, с каждым ударом выдавливая из своих ран свежие порции крови.
   - "Гир, помоги мне забраться на него", попросил его маг, хватаясь рукой за истекающий кровью угол "алтаря". Гир помог ему забраться и, весь перепачкавшись кровью, залез сам. Едва вступив на алтарь, его вновь обдала пронзающая волна ужаса, затылок словно обдало ледяным дыханием, будто кто-то ужасный, дыхнул ему прямо в спину. Еще раз оглянувшись, он никого не увидел. Шар мага хорошо освещал все вокруг и рядом с ними, по крайней мере в зале никого не было.
   - "Ну что, каков будет план?" в пол голоса спросил Гир, глядя на сердце. "Уж очень мне тут не нравиться, хочется побыстрее убраться отсюда".
   - "Не тебе одному друг любезный, разве только что многоуважаемый Храмовник чувствует себя тут как рыба в воде" - попробовал отшутиться магистр. С этими словами он достал из-под рясы кусок сложенной материи и развернул.
   Неожиданно, шар находящийся в комнате потух и они оказались в полной темноте, ничего не видя перед собой, разве только храмовник мог похвастаться хорошим зрением. Вдруг алтарь от сильного удара снизу подпрыгнул под ними, да так, что они, едва смогли удержаться на ногах. Гир удивился, ведь, не смотря на свои огромные размеры, каменный жертвенник подпрыгнул с такой легкостью, будто ничего не весил. И едва упав с громким стуком на место, под ним сразу же раздался странный скрежет, будто кто-то большой проскоблил его снизу когтями. Затем последовал удар такой силы, что на ногах уже удержался только Храмовник. Гир упал на спину, а маг, слетев с алтаря, сильно ударился своим телом об каменный пол.
   - "Быстрее!" крикнул он Гиру, резко вскакивая на ноги и протягивая кусок материи, "Накинь этим меч с артефактом и заверни, только не вздумай касаться их прежде голыми руками, иначе умрешь. И бежим!!!"
   -"Конечно!", ответил Гир, лихорадочными движениями накидывая покрывало на меч. Едва успев их поднять, снизу произошел очередной удар такой силы, что каменный алтарь не выдержал, и они, вместе с ним высоко поднялись вверх, словно ничего не веся. Его тяжелая плита не выдержала мощного удара и раскололась, разлетелась несколькими кусками по залу. И если бы не опять, вовремя подоспевший Храмовник, Гир рисковал свернуть шею, при неудачном падении.
   - "Бегите ко мне!" позвал их маг, успевший подбежать к выходу "Только смотри, не оброни артефакт! Быстрее!". Тут же со всех сторон, раздались многочисленные нечеловеческие стоны, полные боли и мучений. Время для Гира, словно остановилось на мгновенье. Он спиной ощутил дыхание нечеловеческого ужаса, находящегося рядом с ним, буквально в нескольких шагах. По его коже побежали "мурашки", ноги неожиданно сделались тяжелыми, а в голове, что то щелкнуло, оставляя протяжный звон в ушах. Это начали оживать те замученные несчастные, которые томились в пыточных приспособлениях. Медленно выбираясь из своих клеток, они протянули к нему свои руки, желая его смерти.
   Слепой ужас погнал Гира прочь к выходу, возвращая время в привычный ритм. В этот момент над головой просвистело, что-то огромное, обдав его мощной волной затхлого воздуха. - "Пригнись!" услышал он крик храмовника. Тут же, мгновенно не думая, он припал к полу, и вовремя. Свист повторился в нескольких сантиметрах над головой, всколыхнув на голове волосы. Впереди, с посоха мага сорвалась молния, на короткий миг, осветив все вокруг. Вскакивая с пола, Гир успел заметить, как молния ударила в громадную руку с зажатым в ней огромным разделочным ножом. Чудовищный монстр, каким то образом высунул руку из образовавшейся дыры, на месте алтаря и не глядя махал ею в разные стороны. Молния, ударившись в руку, тут же рассыпалась гроздью искр, едва дотронувшись до нее и не причинив ей никакого вреда. Гир увидел, медленно ползущих к ним из всех углов уродливых тварей. Они истошно вопили, открыв свои порванные рты и протягивая к ним скрюченные руки. Надежно, с помощью ремней закрепляя сверток с артефактом на спине, Гир с Храмовником со всех ног бежал по направлению к выходу.
   - "Оно блокирует мою магию" - крикнул магистр на бегу, едва Гир с Храмовником поравнялись с ним. "Я ничего не могу поделать!", с отчаяньем в голосе добавил он. В этот момент, вновь раздавшийся сильный удар сотряс, казалось все подземелье, едва опять не сбив их с ног. Из щелей в потолке в изобилии посыпалась земля, а кое-где выпали каменные блоки. Видимо монстр пытался выбраться и, похоже, у него это получалось. Ближайшие твари, почуяв, что добыча уходит от них, испустили отчаянный вопль и атаковали. Высоко подпрыгнув, они летели неестественно далеко, выставив вперед когти и клыки, жаждая пустить их в ход.
   - "Бегите, я задержу их", крикнул храмовник, разворачиваясь для боя. Увидев, что Гир остановился, собравшись драться рядом с ним, он кратко добавил спокойным голосом, в котором не чувствовалось и капли страха: "Я скоро догоню вас".
   В следующий момент, Храмовник развернулся и резко выкинул руку вперед, с зажатым в ней мечем, не давая приземлиться первой, прыгнувшей на него твари. Он разрубил ее пополам еще в полете, обрызгав кровью не успевших отбежать Гира с магом. Вторая тварь не успела поднять головы после приземления, как оказалась без нее. Третью тварь он со свистом рубанул мечем, наискось снеся пол головы с рукой. Следующая минута, превратилась в безумный танец рассекающих воздух клинков. Казалось, храмовник превратился в берсеркера, не чувствующего ран, рвя, рубя и отсекая все, до чего мог достать. В следующие минуты, твари замертво падали, разрубаемые на части, едва достигая храмовника. Он словно огромный камень, насухо преградивший быстрый поток воды таким образом, что ни одна тварь через него так и не просочилась.
   Следующий произошедший удар был такой силы, что от него содрогнулось все подземелье и на этот раз сбило беглецов с ног. Сзади что-то с грохотом осыпалось и звуки боя, оставшиеся за спиной, тут же стихли. У Гира екнуло сердце, и он непроизвольно остановился вместе с магом, напряженно вглядываясь во тьму. Проглотив застрявший в горле комок, он пытался разглядеть живого Храмовника, догоняющего их. Глаза уже привыкли к темноте и вглядываясь во мрак, он, казалось, различил какое то движение. Да точно, движение есть! Вот он бежит. Боявшись обрадоваться, он с облегчением выдохнул, с надеждой ожидая его появления. Все-таки он успел, проникнутся к этому суровому человеку теплыми чувствами, ведь сколько раз он уже успел спасти Гиру жизнь. Вот-вот сейчас он выбежит, думал Гир, но вместо этого он вновь почувствовал присутствие кого-то страшного. Впереди, вместо ожидаемого Храмовника раздался ужасный скрежет.
   Маг быстро попытался прочесть заклинание и атаковать противника, но вместо этого наконечник посоха вспыхнул, озаряя пространство, и тут же потух. Короткой вспышки света было достаточно для Гира, чтобы увидеть медленно идущего к ним ужасного монстра. Это было то самое чудовище, которое высунув руку, чуть не убила Гира своим громаднейшим тесаком, если б не Храмовник... Видимо оно, потревоженное чужаками, каким то образом выбралось из-под алтаря и сейчас шло за ними. Ростом оно было с хороший трехэтажный дом и имело тело, похожее на человеческое. Полностью голое, едва покрытое какой то шерстью, оно медленно, тяжелой поступью переставляло ноги, какой то неестественной походкой, будто каждый шаг, давался с огромным трудом. Голова чудовища была наглухо закрыта железным ящиком, покрытым шипами, из которого раздался нечеловеческий вопль, полный боли и страдания. Тут же из ящика в изобилии потекла кровь, растекаясь по телу монстра и оставляя за ним кровавые следы. Тварь с трудом тащила за собой здоровенный, остро наточенный разделочный нож, зажав его в правой руке. Он, вонзаясь в камень, разносил ужасный скрежет, кроша его и оставляя глубокую борозду за собой на полу.
   - "Мне не справиться с ним", голосом полного ужаса сказал маг, "Видишь, он блокирует мою магию, тут все блокирует магию, даже стены!"
   По спине Гира вновь пробежали мурашки страха. Слепой ужас казалось, опять парализовал его, не дав двинуться. Тело его покрылось испариной, и Гир почувствовал, как эфес меча заскользил в его сырых ладонях. Не желая с ним встречи, они с магом со всех ног бросились к выходу, от страха позабыв про усталость.
   Пробежав всего полторы сотни шагов, коридор неожиданно закончился и они на полном ходу, едва, не врезались в преградившую их путь стену. "Тупик" отчаянно подумал Гир. "Этого еще не хватало".
   - "Отойди", нервно сказал маг, отстраняя Гира рукой. Тут же с его посоха сорвался голубой шар, с шипением вошедший в стену, словно вода в песок, не причинив ей никакого вреда.
   -"Проклятье", отчаянно выкрикнул маг, "Я же тебе говорил, я ничего не могу поделать! Гир! Сделай что-нибудь, прошу тебя!!!". В голосе слышались неподдельные ноты страха, да Гир и сам, признаться себе, испытывал подобное не знакомое ему чувство.
   Судорожно шаря руками по стене в надежде выступа, или скрытого рычага, испытываемый им страх обострил его чувства. Он вдруг почувствовал каждое движение приближающейся твари, как она тяжело ступая, тащит за собой огромных размеров, остро наточенный тесак, скрежет, от которого ныли зубы, непрерывно стоял в ушах и с каждой секундой приближался все ближе и ближе. Не может такого быть, чтобы тут был тупик, наверняка это стена убирается, должен же быть какой-то выступ, или рычаг, сильно нервничая от страха, пытался рассуждать он, продолжая шарить руками по стене:
   - "Ну где же ты!" отчаянно выкрикнул он.
   Скрежет внезапно затих, и Гир услышал тяжелое, прерывистое дыхание, у себя за спиной, сопровождаемое нечеловеческим рыком и кряхтением. Чудовище стояло очень и очень близко, будто их разделяло расстояние, всего в пару десятков шагов. Гир понял, что прямо сейчас может тут остаться навсегда. Он вновь покрылся весь холодным потом. Умереть мучительной смертью от лап чудовища, или быть замученным как те несчастные он никак не хотел. Вспышка безумного страха в голове, заставила его, вновь и вновь шарить рукой в поиске рычага. "Он должен, должен быть, где-то тут!", лихорадочно думал Гир, в третий раз, нервно обшаривая участок стены перед "тупиком". "Внимательнее, не торопись" говорил он сам себе, проверяя очередной камень в стене. "Есть!" едва не закричав от радости, обрадовался он, "Надеюсь, нашел". Камень, нащупанный Гиром в углу стены, едва шевелился, его, будто что-то держало. "Надо же", подумал он, "А ведь в первый раз не заметил" и, что было сил, надавил на него, но камень, вдавившись в стену лишь на сантиметр, остановился, никак не желая двигаться дальше.
   Скрежет раздался вновь, сопровождаемый тяжелой, медленной поступью босых ног, приближаясь почти вплотную. Животный ужас заполонил сознание Гира. "Да чтоб тебя!" отчаянно, не сдержавшись крикнул он, беря меч в руки за лезвие и ударяя эфесом по камню, словно киркой. Камень медленно "пошел", с каждым ударом все глубже и глубже продавливаясь вовнутрь, "Давай, давай!" кричал Гир, подгоняя его словами. Доведя камень до упора, за дверью щелкнул механизм отпора и она медленно, со скрипом поползла в сторону. Маг уже стоял у нее, подпрыгивая от страха и нетерпения, и первый втиснулся, в едва образовавшуюся щель.
   Чудовище будто почуяло, что добыча ускользает, взвыв нечеловеческим голосом и с тяжелым взмахом, обрушило свой тесак в то место, где только что стоял Гир. Удар был чудовищной силы, камни с грохотом сломались вместе с частью стены, превращаясь в крошку, и поднимая облако пыли. Гир успел увернуться. В общем-то, без особой сложности он предсказал удар и за секунду до этого отпрыгнул в сторону. Правда, удар оказался такой силы, что он на ногах устоять не смог. Не дав вновь замахнувшейся твари совершить второй удар, он выученным движением легионера вскочил на ноги и скрылся в проеме за магом.
   Дальше, он вместе с магистром бежал вперед, из последних сил, тяжело ступая и брякая доспехами. Если бы не легионерская выучка, подумал он, то давно бы лишился сил, да и жизни тоже. Расслабляться было рано, хотелось любой ценой выбраться отсюда, и быть уверенным, что за твоей спиной опять не возникнет этот кошмарный монстр с тесаком.
   Маг с поразительной быстротой обогнал Гира, убежав прилично вперед, будто нисколько не устав. "Это в его-то годы так носиться?" С усмешкой подумал Гир, слыша его частые и легкие шаги, "Похоже, он все-таки как-то подпитывает себя магией".
   Спустя пару минут он догнал мага, ждущего его на развилке. Провала, через который они прыгали, не было и в помине, вместо него коридор делился на три части, каждая вела в свою сторону. Он остановился, чтобы отдышаться и перевести дух. Руки его мелко дрожали, ноги плохо слушались, да в придачу от удара и осыпавшейся стены, он еще оглох, так, что в голове стоял монотонный гул. Но слава Богам, он жив и не смотря на множество ссадин и царапин, руки и ноги целы. Крики монстра остались за спиной, и ужасный скрежет больше не раздавался. Весь с ног до головы он был покрыт кровью, преимущественно чужой, да вдобавок покрыт грязью.
   - "Гир, мы, похоже, заблудились". Тут нет никакого провала, коридор расходится на три стороны. Куда нам пойти?" Уставшим голосом спросил маг, тяжело дыша.
   Глава
   После нервного потрясения, мысли Гира начинали приходить в порядок. Как так они потерялись? Ведь был один проход, по которому они пришли и все. Может, они просто не заметили при спуске эти пути? Тогда куда делся провал, через который они прыгали? А может они просто выбежали в другой коридор, в темноте и суматохе не разглядев его? Но в это что-то плохо верится. Тут что-то не так, ой как что-то не так.
   Облизнув палец, он прошелся вдоль каждого прохода, прислушиваясь, откуда сильнее сквозит. Возвращаться обратно к тому демону и спрашивать у него дорогу, он бы ни за что не пошел, даже под страхом смерти. Оставалось идти только вперед.
   - "Нам налево", уверенно заявил он, завершив обход. Воздух дул в левом проходе заметно сильнее, чем в остальных. И действительно, свернув на лево, они не успели пройти и пяти минут, как Гир различил, в едва проступающем сверху свете, огромные ступени, ведущие наверх. Обрадовавшись, что скоро выйдут, они обрадовались, и заметно прибавили шагу, опять не замечая усталости и неудобства больших ступеней, просто перепрыгивая по ним. Еще через несколько минут, впереди, наконец-то задребезжал свет. С каждым шагом полоска света разрасталась, превратившись в громадный проход.
   Не веря, что они выбрались, Гир выбежал на поверхность и упал лицом в высокую траву, так устав, что позабыл о всякой мере предосторожности. Короткого взгляда было достаточно, чтобы понять, что они вышли не в том месте, в которое заходили. Несмотря на то, что вокруг них находились руины, очень похожие на те, в которые они вошли. Отчасти он был даже рад, что вышли они не там. По крайней мере, здесь не было стражей, летающих, зубастых, клыкастых тварей, а главное - проклятого тумана. Вдали, лаская слух, бежал звонкий ручей. Он лежал и наслаждался запахом травы, отбросив все страхи и заботы, и был безмерно этому счастлив.
   Маг вышел следом спустя несколько секунд, на лице его тут же отобразилась улыбка. Быстро прочтя короткое заклинание, он направил свою руку с посохом на приятеля. Гир сразу почувствовал прилив сил, будто окунулся в прохладную воду после жаркого дня, правда немного защипали небольшие раны и ссадины.
   - "Сейчас определю, куда нас с тобой занесло", весело потерев руки, маг достал из-за пазухи свое "яблоко". "Странно", заметил он, глядя в свой компас: "Мне придется нарисовать пентаграмму, я не могу понять, где мы находимся, компас ведет себя очень необычно. Кроме того, он показывает, что тут совсем недавно, кто-то был", задумчиво покачав головой добавил магистр.
   - "По всплескам энергии видно, что буквально пару часов назад, кто-то выбежал из этого подземья так же, как и мы... Странно...Может это кто то из местных мальчишек ищущих приключений на свое причинное место"? Было видно, что магистр немного взволновался, не найдя ответа, но спустя несколько минут, изучая свой шар, он уже добавил более спокойно.
   - "В любом случае, это не должно принести нам угрозы. Ладно, мне сейчас необходимо сделать круг силы, чтобы определить, где мы, и попросить о помощи. Мне придется поработать немного, а ты отдыхай пока".
   С последними словами мага, глаза Гира сами собой налились тяжестью, и он не заметил, как провалился в беспамятство...
   Способность мыслить к нему пришла с прикосновением воды, струящейся по его телу. Волны вновь несли его на себе, он доверял им и не боялся. Где-то вдалеке, знакомый голос звал его по имени, а вода продолжала приятно обволакивать тело, медленно неся его на себе. Это настоящая реальность состояла из безмерного спокойствия и нежного движения... Он, в ней уже был не раз, куда-то пропадая, но всегда возвращаясь вновь. Плавно качаясь на волнах, не торопясь, он плыл по реке домой. Великое, старое чувство, что он вновь возвращается обратно, наполняло душу счастьем. Спокойный, струящийся свет не ослеплял его закрытых глаз... спокойствие и умиротворение... Только вода вдруг почему то стала попадать ему в глаза, раз за разом, вызывая чувство капризного дискомфорта. Голос звавший его раздался ближе и где-то он его уже слышал...
   - "Гир, да очнись!!!".
   Быстро сев, рывком, будто проснувшись от кошмарного сна, он открыл глаза, голову окатила очередная порция холодной воды из шлема.
   - "Уфф... Ты заставил меня поволноваться! Уже подумал, что ты отправился в другую реальность. Надеюсь, ты меня простишь, что я тебя тут задержал". Глаза все еще не видели четко, но голос определенно принадлежал Храмовнику. Гир несказанно этому обрадовался, но как ему удалось выбраться? Память стремительно возвращалась к Гиру. Что здесь произошло, подумал он, где маг и почему я так сильно вырубился? Возвращающееся зрение позволило оглядеться вокруг.
   Он, почему-то лежал с загнутыми "рукавами", босиком и опять же с загнутыми штанинами. Как потом объяснил ему храмовник, таким способом, он приводил его в чувства, укалывая специальные, известные ему точки.
   Поляна, с примятой на ней травой, озарялась голубоватым свечением, исходившим из земли. Видимо магистр нарисовал на ней магические знаки или пентаграмму. Перед ним, в развернутом виде лежал тот самый платок, в который он завернул артефакт и закрепил на спину. Сам артефакт в вертикальном положении, неподвижно застыл в центре голубого свечения, находясь примерно в полутора метрах от земли. Сердце на нем вновь продолжало "биться", щедро окрасив низ клинка медленно стекающей, густой кровью.
   В нескольких метрах от него лежал магистр. Он неестественно застыл с открытыми глазами, в которых читался гнев. Со стороны казалось, что время для него застыло. Рука его была вытянута вперед, казалось, он колдует заклинание, но посох в ней отсутствовал. Сейчас он удобно пристроился за спиной храмовника, словно это было привычное для него место. Гир удивленно поднял брови, от легкого шока, не в силах произнести и слова.
   - "Он хотел убить тебя, совершив ритуал", словно объявив приговор, ответил Храмовник на его немой вопрос, еще больше вводя его в состояние замешательства. "Ты находился без сознания, но я же говорил, что Боги благоволят тебе, поэтому они мне позволили успеть вовремя". Он ободряюще похлопал его по плечу, но Гир словно не замечал его. От услышанного у него перехватило дыхание: "Как это он меня хотел убить?" удивленно спросил он, глядя Храмовнику прямо в глаза.
   - "Я сам удивлен его поступком не меньше тебя, уважаемый"... Пожав плечами ответил Храмовник. "Единственное, чем я могу объяснить его действия, это то, что он из корыстных побуждений захотел завладеть этим артефактом для себя, или своей школы. Видимо он раньше знал о нем, и вел нас, на протяжении всей дороги, уже конкретно к нему". От этих слов, Гира всего передернуло и глаза его гневно сверкнули. Неужели на протяжении всего пути, старый маг нас так ловко обманывал? Чем же таким должен обладать этот артефакт, раз маг решился на предательство? Удивленно думал он. Что ж, будет интересно с ним поговорить, когда он очнется.
   Тем временем храмовник поведал ему свою историю.
   Когда Гир с магистром удалились, он продолжил отбиваться от кошмарных созданий, желая задержать их наплыв и выиграть время. А они, все лезли и лезли нескончаемым потоком, жаждая его разорвать на куски. В один из моментов, он почувствовал на своей спине тяжелый взгляд, полный нечеловеческой злобы. Позади него возник тот жуткий монстр, с громадным разделочным ножом в руке. Он появился внезапно, казалось сотканный из множества кусочков тьмы.
   С ужасным, полным боли воплем, от которого стынет в жилах кровь, монстр тут же нанес удар, своим тесаком. Обычный человек, должен был упасть без сознания, или застыть на месте, от переполнившего его сознания страха, едва заслышав этот крик и принять на себя, страшный удар монстра. Но храмовник был не совсем обычным человеком. Он хоть и умел бояться, но также умел и контролировать свой страх, поэтому он не застыл от ужаса на месте. Ему хватило секунды оказаться в другой части коридора и уйти от удара. Он успел обратить внимание, что монстр, двигался и наносил удары, будто преодолевая какой-то барьер, сковывающий его движения. Казалось, кошмарному демону специально кто-то мешал, помогая им, но интересно кто?
   Спустя секунду раздался страшный грохот, поднимая кубы пыли от падающих камней и осыпающейся земли. В том месте, где секунду назад до этого стоял храмовник, проломился пол и обрушились обе стены. От града осыпающихся со стен и потолка камней, его спасла хорошая реакция, иначе, он остался бы, погребен под обломками и осевшей землей. Проход оказался завален и оставшиеся твари на той стороне больше не могли его атаковать, оставался только ужасный монстр, который опять издал душераздирающий крик, казалось, он испытывает нечеловеческие мучения. Разворачиваясь к нему, он вновь занес руку для нового удара.
   В бой с ним вступать было не только самоубийственно, но и бессмысленно. Храмовник решил не искушать судьбу, все равно сразись он с ним, этого никто бы не увидел. Мгновенно оценив ситуацию, он решил, что пора догонять Гира с магистром, твари все равно больше не могли атаковать. Кроме того, он очень рассчитывал, что им все же кто-то помогает. Поэтому, в следующее мгновение, он со всех ног бросился от демона, навстречу к выходу. И действительно, непостижимо каким образом, но отбежав на пару-тройку десятков шагов, монстр вновь исчез, рассеявшись на тысячи кусочков тьмы и к радости Храмовника, так и не появился.
   Весь оставшийся путь он пробежал без приключений, но догнать Гира с магом не смог. Пройдя после длинного коридора к развилке, он, вслед за ними свернул влево и, поднявшись по ступеням, вышел из разрушенного некогда огромного храма, построенного не людьми и превратившегося в руины. На поверхности, его ждал сюрприз. Он уже догадался, что выйдет совсем не в том месте, где заходил с товарищами, но был весьма удивлен отсутствию тумана. Правда к его разочарованию, он так же не обнаружил на земле никаких следов, если только маг не замел их с помощью магии. Где-то рядом бежал ручей, поэтому Храмовник решил осмотреться, может, они находились, поблизости, или выбрались в другом месте, свернув в другой проход у развилки.
   Немного отдохнув, он сделал двух часовой крюк и выйдя обратно к руинам, с удивлением увидел Гира с магистром. Гир лежал без сознания в центре сложной, горящей пентаграммы. Начертанная магом, она представляла собой гигантскую звезду, лучи которой были опоясаны несколькими кругами. Из нее, ровной стеной из яркого голубого огня, поднималось бездымное пламя, высотой с ладонь и озаряла поляну слабым голубым свечением. Над его сердцем медленно, в вертикальном положении "плавал" меч, с артефактом, то поднимаясь, то опускаясь, готовый вонзиться ему в грудь в любую секунду.
   Магистр стоял на краю пентаграммы, со стороны головы Гира, нараспев читая заклинание, на странном языке. Маг не слышал Храмовника и даже не выставил охранных заклятий, то ли торопился, то ли не счел нужным. Благодаря этому, ему бесшумно удалось подойти довольно близко, не обнаружив себя. И в тот момент, когда артефакт поднялся на полметра, готовый в следующую секунду вонзиться в тело Гира, Храмовник атаковал. Он не сильно дотронулся до мага пальцами, в специальные точки на теле, всего 3 раза, не убив его, а всего лишь обездвижив и магистр мгновенно застыл на полуслове, так ничего и не поняв, что произошло.
   Одновременно он плашмя выкинул свой меч, в зависший над землей артефакт, дабы тот упал в сторону и не проткнул Гира. К его удивлению, брошенный меч, ударившись об него, с силой отскочил, вылетев за пределы пентаграммы, и артефакт тут же застыл, зависнув прямо в воздухе. Он вытащил Гира в более безопасное место, однако второй раз проникнуть в горящую звезду он не смог, маг видимо поставил какое то заклятье, препятствующее туда заходить повторно. Затем он оттащил магистра, подобрав свой отскочивший меч и осторожно вынув из руки мага посох.
   Вернувшись к Гиру, он стал приводить его в чувства. Ему это с трудом удалось, так как Гир был совсем плох и уже почти ни на что не реагировал. Достав специальные боевые иглы, он начал колоть ими тело Гира, до тех пор, пока его бледные щеки не порозовели. После, облив его голову пару раз водой, он ждал, пока Гир не очнется.
   Во время своего повествования, Храмовник развел костер и заварил какой-то отвар из трав, прямо в шлеме Гира, поставив в нем воду из ручья на огонь. Гир тем временем оделся и привел себя в порядок. Он чувствовал себя ужасно плохо, казалось, он не в состоянии отбить мечем даже простой выпад. Тело было сильно ослабевшим и плохо слушалось, руки и ноги были ватными и тяжелыми, будто из чугуна, к тому же сильно кружилась голова. Хотелось просто лежать, закрыв глаза и не двигаться. В придачу, Гира пару раз стошнило во время рассказа, из за дурного самочувствия.
   - "Это нормальная реакция твоего тела", заботливо пояснил ему Храмовник, глядя, как Гир мучается от головокружения и тошноты. "Считай, из него высосали всю энергию и сейчас, оно пытается восстановить силы. На-ка лучше выпей вот это". И он протянул ему шлем с отваром. Пить было противно, но горячий отвар разогнал тепло по телу, и как будто стало легче.
   - "Нам нужно будет забрать этот артефакт и вручить наконец твоему императору" - храмовник кивнул на застывший в центре пентаграммы меч. "Я не смогу туда сейчас войти, это придется сделать тебе".
   Выпив еще немного отвара, Гир глянул в сторону магистра. Он увидел его застывшую фигуру, с вытянутой рукой вперед. Да... с сожалением подумал он. Что же такого произошло, что магистр предал их? Почему он не убил их ранее? Боялся не выбраться? Возможно... Тем более маг что то не договаривал. Гир вспомнил как маг бежал в темном коридоре, подписывая себя магической энергией. И почему они выбрались именно сюда? Может это тоже дело рук мага?
   - "Ты знаешь, где мы очутились и как нам отсюда выбраться?" Спросил он Храмовника, делая очередной глоток.
   - "Только очень приблизительно", немного замешкавшись, произнес он, "В нескольких днях пути, от леса, в который мы вошли. Дорога обратно получится немного дальше, чем мы планировали. Но получив артефакт, я смогу подать знак, нас заметят, и выдвинуться на встречу".
   - "Каким образом могло такое получиться, что ты, нас обогнал на несколько часов? Ведь ты шел позже нас!"
   - "Я тоже был весьма удивлен этому, почтенный. Увидев вас с магом, я сперва решил, что вы долго плутали, свернув не туда. Но потом вспомнил одну древнюю легенду, случайно прочитанную когда-то в библиотеке храма".
   Эти древние, разрушенные временем храмы, были сооружены жрецами народа Нипиру, некогда населявшими один из миров в начале времен. Это был богатый, добрый и трудолюбивый народ, чтящий своих предков. Но у них были злые, жаждущие тайной магии жрецы, не гнушающиеся ничего, ради обладания новых знаний и получения большей силы. Боги знали это и решили наказать жрецов, вынуждая ради большей силы, приносить им каждый раз невинных в жертву, ставя жуткие магические опыты. Довольные жрецы обильно поливали каждый день кровью невинных, свои алтари, принося ее в дар. За это, Боги щедро делились с ними своей силой, но жрецам все было мало. В погоне за еще большим могуществом, они ослепли, пока не решили, что достойны сами встать рядом с ними на одну ступень. В конце-концов, горстка главных жрецов принесла в кровавую жертву, почти весь свой народ, получив взамен знания такой силы, что могла бы передвигать целые миры.
   Обрадовавшись этой власти, они захотели вернуть к жизни погибших, но сколько они не пытались, сделать это так и не смогли. От горя они прозрели и осознали, что натворили. Они решили найти своих оставшихся братьев, и вновь возродить свой народ, дабы служить ему. Разделившись, они разошлись по разным сторонам, в разные миры, договорившись прежде, что встретятся вновь, только когда найдут братьев. Чтобы быстрее передвигаться между мирами, в каждом месте где они побывали, они воздвигли эти храмы-переходы, которые всегда соединены между собой.
   - "Самое интересное, Каким то образом, эти проходы соединены еще и временем, только как, я не знаю", закончил он этими словами свой рассказ.
   Гир уже чувствовал себя немного лучше, головокружение и тошнота пропали, хотя слабость осталась. Способность трезво мыслить тоже вернулась.
   - "Тебе нужно будет снять сердце с меча, прежде чем ты сможешь сдвинуть меч, и вынести его вместе с артефактом, иначе не выйдет" - пояснил храмовник, на секунду задумавшись. "И еще", он предостерегающе взял его за запястье руки, "Постарайся сделать это быстро, долго находиться там сейчас нельзя, тем более в твоем состоянии".
   - "Хорошо", будничным тоном произнес Гир, поднимаясь с места. "Сначала вернем обратно артефакт, а потом решим, что со всем этим будем делать", он сделал жест рукой, показывая на мага и артефакт, а затем уверенным шагом направился в сторону пентаграммы. Оценивать или продумывать "более лучшее" разрешение ситуации, он просто был не в состоянии, поэтому просто согласился с Храмовником, доверяя ему.
   Едва вступив за ее круг, грудь Гира словно сдавила невиданная сила, делая трудным его дыхание. От неожиданности он даже поперхнулся, ему показалось, что воздух стал тяжелым и липким, но несмотря на это, он сделал следующий шаг. Дальше пространство пентаграммы парализовывало, он словно очутился в другом мире, со своими законами. Огонь, вибрируя по краям, отправлял волны света вокруг себя, казалось, их можно было потрогать, (или заменить делая их материальными). Он, то раскалялся ярким светом, до рези в гласах, то погасал, едва видимый. Голову Гира вновь сдавило от нестерпимой боли, но он все-таки устоял на ногах. Не слетевший с него каким-то чудом оберег, опять сильно раскалился, больно обжигая кожу, казалось вот-вот, он расплавит шлем. Медленно, шаг за шагом, словно шагая под водой, он подошел к центру.
   - "Быстрее...е..!!!", словно через толстую стену услышал он крик Храмовника. Тело все еще плохо слушалось Гира. С трудом переставляя ватные ноги и превозмогая нахлынувшую слабость, он из последних сил схватился за лезвие, прямо перед ним, висящего в воздухе меча правой рукой, а левой, осторожно взялся за нежное, пульсирующее на нем живое сердце. Едва прикоснувшись к сердцу, по телу сразу же прошла неприятная волна боли, заставляя мелко вибрировать руки от напряжения, так что заныли суставы и зубы. Пульсируя в его руке, с каждым ударом оно медленно источало из своих ран густую, теплую кровь, пачкая его. Отогнав нахлынувшую слабость, Гир осторожно потянул сердце вниз, одновременно держась за лезвие. Сразу же раздался ужасный скрежет, будто тупым лезвием скребли по камню. На лбу выступили капли пота, а во рту, появился привкус железа.
   Сердце находившееся на клинке, явно не желало двигаться и "спускалось" с тяжелым трудом. Ему пришлось приложить все свои усилия, чтобы стянуть его с меча. Казалось прошла целая вечность, прежде чем оно окончательно сползло и оказалось в его левой руке.
   Тут же Гир почувствовал облегчение, словно чары пентаграммы лопнули и с него сняли несколько мешков с камнями. Вместе с тем пропала неприятная боль, а тело наполнила легкая усталость. Услышав, какое то мычание, переходящее в хрип, он обернулся и увидел, как Магистр, тяжело дыша, скосив к нему изумленные глаза, пытается что-то сказать. Он медленно дергал головой, пытаясь ее повернуть, морщась от боли, но у него нечего не получалось. Из носа и рта его текли слюни вперемешку с кровью и соплями. Наконец ему это удалось.
   -"Ги-ир!" хрипя по слогам, пробубнил он, так что его слова едва можно было разобрать, "Не верь.. ему Гир... Слы...- шишь?... Это ловуш-ка"... казалось, слова давались ему с большим трудом, в следующую секунду, он закрыл глаза, продолжая тяжело дышать.
   В следующую секунду пульсирующее сердце с тугим хлопком разорвалось, разлетаясь на кровавое облако из мельчайших капелек крови. Одновременно с ним упал и наполовину вонзился в землю меч, превратив поляну и растущую на ней траву в окаменелость.
   За мгновение как потерять сознание, Гир увидел, как облако из кровавых капель резко раздулось до состояния огромного шара, заполнив собою пространство над поляной. Храмовник с магистром не успели сделать следующий вздох, как окутавшая их кровавая пелена мгновенно поглотила их, превратив в такие же капли крови и сжавшись в тонкую струю, вошла в грудь Гира, проникая в сознание.
   Глава
   Тьма была внутри, и тьма была снаружи. Короткие яркие вспышки, словно молнии, озаряли сознания Гира. Мимо перед глазами проносилась целая жизнь, мелькая картинками, как он маленький босиком бегал по траве около дома в деревне. Как он первый раз, во время драки с соседским мальчуганом испытал сильную злость и от ненависти, взглядом, случайно зажег забор возле его дома. Как он поступил в школу магии, и жизнь его круто изменилась. Там он познавал законы магических энергий и впоследствии трудился над совершенствованием их подчинения магами. Как он любил и ненавидел, как презирал и даже убивал... (нужно ли дописать, зачем он пошел за артефактом?)
   И тут же следом еще одна, совершенно другая, но не менее удивительная. Он помнил родившую его мать, ту безмерную любовь, которую испытывают новорожденные к родителям. Ту боль и обрушившейся мир, когда она рассталась с ним, (нет, не бросила, а именно рассталась!), едва он научился ходить. Он никогда не забудет ее большие, зеленые глаза, полные любви и слез... Как он попал в храм, где его постоянно учили справляться с болью, контролировать внутренне и внешне состояние, чувствовать себя частью этого мира. Уметь и быть готовым подчинять себе мир, когда это требуется Храму. Быть лучшим из равных себе, и равным среди лучших... (нужно ли дописать, зачем он пошел за артефактом?)
   Гир очнулся. Он смутно помнил, что произошло, и чувствовал себя, словно только сейчас проснулся, а мысли остались еще во сне. Холодный ветер, словно ни в чем не бывало, трепал его волосы. Он стоял посередине только что окаменевшей поляны, в центре пентаграммы. Она еще не успела погаснуть, продолжая мерцать угасающим пламенем. Он взглянул на меч, вонзенный перед ним на половину в землю. Что-то щелкнуло внутри его сознания. Ведь это был его меч, его оружие победы, которым он беспощадно разил своих врагов, на протяжении долгих лет, скитаясь в одиночестве, или правя своими армиями. Этот меч ему сковали на краю мирозданий, из частицы первозданной материи, вложив в него частицу его сущности. Только он мог убить его, испив всю кровь из сердца.
   Он взял за рукоятку меча и выдернул его из камня. Меч привычно завибрировал, признавая хозяина. Да мой добрый друг, подумал он, мы снова вместе. Но сначала нужно доставить артефакт императору...
   Стоп. Сказал он сам себе, какой это артефакт? Тут же голова взорвалась потоком чужой памяти. Она была нечеловечески огромной, словно водопад, обрушившись на сознание Гира. Ему было больно все это ощущать и переживать, человеческое тело было не приспособлено для подобного. Он стоя вытянулся на носках, закатив глаза, из носа и ушей у него побежала кровь. Балансируя где-то на грани сознания, он инстинктивно захотел вернуться домой. Чужая память тут же услужливо развернула перед ним страницы древних книг и непонятных свитков. Оказывается, он все понимал. Нужные заклятья мгновенно предстали перед глазами, словно он всегда их знал. Еще Гир каким то образом осознал, что прежде чем уйти, необходимо убрать все следы пребываия тут, это было очень важно. От чего то он доверился этому чувству и создав сложный фильтр, для откатов заклятий, он начал творить. Последующие заклинания "выпрыгивали" словно сами собой, он работал сейчас, словно заведённый механизм. Магия мысли, магия стихий, магия символов, все шло в дело. Преобразовав окаменевшую поляну снова в живую, он рассадил на ней траву, предварительно убрав грубую пентаграмму, которая недавно была сотворена.
   Очистив поляну от ненужных вещей и создав ее в первоначальном, нетронутом виде, он встал как обычно на пятки и новым взором окинул пространство вокруг. Другое зрение позволяло ему по-новому взглянуть на происходящее.
   Этот мир был пронзен пересекающимися потоками энергий. Они сужались и расширяясь, перетекая один в другой, меняя скорость и направление, насыщенные глубокими оттенками разных цветов. Мир вокруг менялся не только от движения рук и ног, но даже от дыхания или хлопанья ресниц. Казалось, сделай одно небольшое движение, как энергии подхватят его и многократно приумножат, отдав свои силы. Он двинул рукой, и с пальца сорвалась красно-голубая молния, с треском вонзившаяся в окаменелую поляну под ногами.
   Он видел и чувствовал одновременно все, что происходит кругом, словно сам был частью этого мира. Гонимые сложным инстинктом чувства зверей и безмятежное спокойствие растений. Оказывается, даже они наделены простым, но все же сознанием, как и все в этом мире и общаются при помощи сложной системы корней, невероятно... Он раньше об этом даже не подозревал. Став частью этого пространства на короткий миг, он выбрал безопасное окно для сотворения портала, которое будет трудно обнаружить. Подойдя к этому месту, он легко развернул портал, одной только силой мысли. Окинув на прощание поляну взглядом, он увидел, что магия творимая им, уже искусно растворилась, ее практически невозможно было отследить.
   Мозг Гира пытался сохранить свое "я", не дать ему раствориться в потоке чужой памяти, оперирующей сотнями и тысячами мыслей и новых чувств одновременно, но это не могло продолжаться долго. Через мгновение его психика не выдержала и он, потерял сознание, шагнув за секунду в возникший перед ним портал.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) О.Бард "Карфаген 2020. Полигон"(Боевая фантастика) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Змеиная невеста. Разбавленная кровь"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) М.Олав "Охота на инфанту "(Боевое фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"