Пьянкова Карина: другие произведения.

На счастье

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.07*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Итак, если кто-то ждал и надеялся на четвертую книгу... то скажите спасибо тем читателям, которые не поленились написать отзывы на "Несчастливы вместе". Они вдохновили меня на подвиг. Семнадцать лет спустя после "Несчастливы вместе". Корё. Дети выросли. Айнварский цикл продолжается. Повествование ведет от лица Кан Ю Ри, дочери Кан Му Ёна и Лиллен.

    Дорогие читатели, я закончу этот роман только в одном случае: если уже написанный Айнвар разойдется в количестве 9 000 экземпляров каждый том. Только так можно доказать издательству рентабельность серии. Судьбу Айнвара решаете именно вы



   Я проснулась от криков и звука бьющейся посуды. Тяжело вздохнула. Как всегда. Кухня была на первом этаже, а моя комната -- на втором. Так что шумели хорошо.
   - Мерзавец!
   Еще одна тарелка погибла.
   - Негодяй!
   Голос стал громче, но пока больше ничего не расколотили.
   - Ты испортил мне всю жизнь! Я потратила на тебя лучшие годы! Я развожусь!!!
   Что-то загрохотало. Неужели стол перевернули?
   У меня идеальная семья. Правда. К примеру, я никогда не боялась развода родителей, хотя многие одноклассники просто обмирали после этого слова. Я -- нет. Потому что мама грозила отцу разводом каждый месяц, сколько я себя помню. И хоть бы раз подала документы. Хотя с чего бы ей подавать? Папа маму обожает, буквально носит на руках, готов исполнить любой ее каприз, да и мама... Я же вижу, как она смотрит на папу, когда тот не видит.
   Все стихло. Спускаться вниз или нет? Не хотелось бы застать... бурное примирение собственных родителей... То, что я имею представление о происходящем в родительской спальне, вовсе не означает, будто я хочу это еще и видеть. Нет уж.
   - Ю Ри-а! Кнопка! Завтрак! - позвала мамочка из кухни. Значит, не увлеклись. Отлично.
   - Иду, мама! - откликнулась я, вылезая из кровати прямо в пижаме с единорогами. Сора-оппа всегда ей умилялся и говорил, что я все-таки еще маленькая. Как будто любовь к пижамам с милыми принтами кого-то делает ребенком. Ну ерунда ведь, правда?
   Папа с мамой накрывали на стол, который вроде бы уцелел. Губы у обоих были припухшие, а глаза подозрительно блестели. Разведутся. Ага. Как же.
   Моя дорогая мамочка... выглядела впечатляюще. Особенно для Корё. Высокая голубоглазая блондинка. На нее всегда мужчины пялились, безумно раздражая этим папу. И никто не давал ей ее сорока пяти лет. Я в детстве постоянно спрашивала, почему я на нее совсем не похожа. А она только вздыхала и говорила "Спроси у папы". Потом я выросла и узнала, что такое генетика, заодно поняв, что у меня не было ни единого шанса оказаться похожей на маму при таком отце. Хотя... вряд ли хоть кто-то в мире может сказать, будто плохо быть дочерью Кан Му Ёна, богатого, красивого и талантливого. Хотя насчет последнего мама всегда сомневается.
   - Детка, у тебя сегодня после школы запись, ты же готова? - заботливо спросил папа, подливая мне сока. Любимого. Апельсинового.
   Я была папина дочка, любимица, принцесса. Он позволял мне совершенно все и готов был выполнить абсолютно любое желание. Избалованной мне не дала вырасти мама. Она всегда была требовательной, хотя любила меня едва ли не больше папы.
   - Готова, папа, готова... - отмахнулась я, принимаясь за свои хлопья.
   В нашем доме все всегда сидели на диете. Профессия обязывала. Папа -- актер и певец, мама -- тоже постоянно на экране, да и дебютировала в шестнадцать, несмотря на бурные протесты бабушки. Бабуля уверяла, что мне еще рано. Какое рано? Сора-оппа вообще на сцене с двенадцати -- и все с ним в порядке.
   - Поменьше высокомерия, дорогая, - щелкнула меня по носу мамочка со снисходительной улыбкой. - Не забывай чья ты дочка. Тебе нужно быть на голову выше остальных, чтобы добиться признания. И, кажется, ты опять немного набрала вес...
   Да... Те посиделки с одноклассниками явно были лишними... В смысле, торт на них был лишним. Сладкое я любила...
   - На беговой дорожке сгоню, мама. Или на татами, - тут же пообещала я.
   Лишние килограммы мне точно ни к чему. Ни перед первым большим концертом.
   - Детка, может, хватит уже заниматься боевыми искусствами? - спросил папа со вздохом. - Это занятие совершенно не женское. Может, лучше...
   Сколько раз я это уже слышала? Папе всегда хотелось, чтоб я была... ну, нежнее, что ли? А я характером походила на маму... А мою мамочку нужно знать...
   - Муж, хватит, - отрезала мама, усаживаясь рядом с отцом с видом королевы. - Зато за ребенка никогда не страшно.
   - Страшно за тех, кто рядом, - буркнул папа обреченно. - И почему она пошла в тебя? Так Ю Ри никогда не выйдет замуж!
   - Хватает и того, что ребенок похож на тебя. А замуж... Я же вышла, - заявила мамочка. - Кушай, кнопка. Тебе сегодня потребуются силы.
   Мама всю жизнь звала меня исключительно кнопкой. Наверное, даже когда мне исполнится сорок, все равно ничего не изменится... Хотя это звучит куда лучше, чем "спиногрыз". Спиногрызом мамочка звала Сору-оппу. То, что "спиногрызу" было уже почти двадцать лет, и он снился порой не в самых приличных снах большей части девочек-подростков, да и не только подростков, для моей матери ничего не значило. Она когда-то держала на руках Сору, и упорно цеплялась за образ беззубого круглощекого карапуза.
   - И звонил твой менеджер, говорил по поводу репетиции. После записи будешь отрабатывать хореографию, - добавила мама, оторвавшись от своего овощного салата, заправленного оливковым маслом.
   Честно говоря, я плохо понимала, зачем мне вообще нужен менеджер. Мама бы справилась куда лучше. В молодости она работала ассистентом у главного редактора крупного модного журнала, так договариваться, пробивать, контролировать расписание умела как никто другой. Но мамочка была по уши занята собственной творческой карьерой. Вела передачи, создавала свою линию одежды, снималась в фильмах и сериалах... Словом, Лиллен Адамс не хватало времени, чтобы контролировать еще и мое расписание. Зато меня, единственного ребенка, она контролировала отлично.
   - Да, мама, я поняла.
   Опять веселый вечер... И домой я буквально приползу.
   Почему-то обычные люди, глядя на нас, артистов, на экране или на сцене, думают, будто мы избалованные вниманием и деньгами бездельники. Вот только эти "бездельники" живут в бешеном темпе, умирают в спортзале и танцклассе от физических нагрузок, срывают голос на концертах и постоянно мучаются от голода...
   В нашем агентстве не многие выдерживали даже обучение, срывались до дебюта. Мне период стажировки дался куда легче, чем остальным ребятам, я с пеленок наблюдала процесс изнутри, знала все, что придется пережить... Папа работал именно так. Танцкласс. Занятия по вокалу. Бесконечные тренировки-записи-выступления-репетиции. Все это я видела с раннего детства, потому что нянькам родители отказывались сдавать меня наотрез, сама не знаю почему. Я всегда была рядом либо с отцом, либо с матерью.
   - Ты готова к первому большому концерту? - чуть озабоченно произнес папа.
   Большой концерт... Полтора часа на сцене -- и все мои. И тысячи зрителей смотрят только на меня одну. Еще бы я была не готова. Да я мечтала об этом с десяти лет! Последний год я работала только на этот концерт, который приурочили к моему семнадцатилетию.
   - Да, папа, - довольно кивнула я. - Готова, как никогда.
   Папочка гордо улыбнулся.
   - Все билеты уже проданы, кнопка, - ласково потрепала меня по голове мама. - Ты звезда. Теперь оправдай это звание.
   - Конечно, наша малышка оправдает! - тут же возмутился папочка. В его голове вообще не укладывалось, как можно сомневаться в моей исключительности. - Наш ребенок самый талантливый.
   Мама рассмеялась. И я даже знала, что она сейчас скажет.
   - Муж, я понимаю, ты готов возвести нашу дочку на пьедестал, но, к сожалению, самого талантливого ребенка родила не я. Спиногрыз превосходит нашу Ю Ри по всем статьям.
   Я была совершенно согласна с мамой, поэтому ни капли не обижалась. Самым талантливым был мой оппа, сын тети Джули и дяди Такео.
   При упоминании Сора-оппы папочку буквально перекосило. Потому что по словам мамы, да и не только мамы, Сора был самим совершенством: красивый, талантливый, умный... Он прекрасно пел, танцевал, писал песни, сам ставил хореографию для выступлений, снимался в сериалах... И все это он делал по мнению моего папы просто возмутительно хорошо. Папа неплохо играл, что признавала даже въедливая мама, но обладал слабым голосом, маленьким диапазоном, да и танцевал... Сейчас уже у него было не то амплуа, но я помнила из детства, что двигался папа чересчур осторожно, как будто постоянно боялся упасть.
   Мама об этом сказала однажды "Твой папа однажды чуть не потерял все ради нас с тобой. Помни об этом и люби его так сильно, как только можешь". Я и любила.
   Я любила их обоих. А они любили меня. И друг друга. Пусть мама и кричала на отца постоянно, а тот делал вид, что жутко напуган. А потом тайком проносил в спальню чайные розы. После этого я на день-другой уезжала к бабушке.
   - Хватит говорить об этом бандите, - с недовольством отмахнулся папочка. - Хватает и того, что он с его бандой постоянно околачивается в нашем доме. Да я только ради этой своры купил настолько большой дом!
   О да. Папа каждый раз возмущался, когда к нам приезжали мои друзья из Ямато, которые заодно были детьми друзей моих родителей... ну, хорошо, моей матери. Папу мамины друзья скорее терпели, чем любили. Но как бы папа не возмущался, однако он действительно купил большой дом, чтобы все друзьям семьи могли в нем поместиться, забирал ребят из аэропорта, когда те приезжали без старших... Словом, мои друзья папочку бесили, но ради меня и мамы он был готов терпеть их и дальше.
   - Сора-оппа не бандит. Сора-оппа лучший, - тут же возмутилась я.
   Оппа был моим кумиром, лучшим другом и старшим братом. Он всегда был рядом, с самого детства. Частенько я именно ему первому жаловалась, у него просила советы... А с тех пор, как ему исполнилось шестнадцать, Сора еще и прилетал ко мне по первой же просьбе, только чтобы могла поплакаться ему в жилетку.
   Наверное, поэтому у меня пока упорно не ладилось с парнями. Никто не был идеальней моего оппы. Странно, как это он все еще не обзавелся девушкой.
   - Ну вот. Дочка опять восхваляет постороннего мужчину, - пожаловался маме папа. Он, кажется, меня ревновал. Наверное, было бы проще, если бы я не была единственным ребенком.
   - Радуйся, что она не собирается с ним встречаться или того хуже, не собирается за него замуж, - успокоила моего отца в своей излюбленной манере мама, похлопав его по плечу. - Так что спиногрыз не украдет твою маленькую принцессу и не даст украсть другим. Мальчик даже оказывает тебе услугу.
   О да. Оппа не любил рядом со мной посторонних парней и очень придирчиво относился к каждой новой кандидатуре на должность моего молодого человека.
   - Услугу... - пробормотал папочка. - Вот еще посмотришь...
   На что там должна была посмотреть мама, мне узнать уже не удалось, я опаздывала в школу... Как и всегда. Каждый раз мы с родителями чересчур долго засиживались за завтраком, после чего водителю приходилось ехать как можно быстрей, чтобы я оказалась на уроках вовремя.
   Телефон пискнул. Я улыбнулась. Как обычно. Мое первое утреннее сообщение могло быть только от одного человека.
   "Доброе утро, hime".
   Он всегда мне это писал.
   "Доброе утро, оппа", - привычно ответила я, широко улыбнувшись. Потом подумала и добавила еще и смайлик. Чтобы он точно не сомневался в том, что утро для меня действительно доброе.
  
   В школе я была за пять минут до звонка. Достаточно для того, чтоб добежать. Что я и сделала, поблагодарив водителя. Припустила так быстро, как только могла. Статус звезды не давал поблажек в школе. Она была престижной, но однако не для таких как я, айдолов. Более того, многих учителей я откровенно раздражала. Поэтому за любое опоздание я получала выволочку, гораздо более серьезную, чем все любой другой ученик.
  
   Я оказалась в классе вовремя. Все же занятия в спортзале - это полезно. Особенно, когда нужно куда-то успеть.
   - Вы как раз вовремя, - ядовито прокомментировала мое появление наша учительница. - А я думала, что вы и сегодня опоздаете.
   - Простите, сонсенним, - привычно извинилась я, хотя на этот раз мне и не за что было просить прощения. Я же успела, пусть и за несколько секунд до звонка. Но Но-сонсенним всегда оказывалась недовольна мной.
   Иногда казалось, что она просто завидует. Серая неприметная Но-сонсенним завидует шестнадцатилетней ученице, которая красива, родилась в богатой семье и еще с рождения была приговорена к славе.
   - Хватит, вам и так всегда уделяется чересчур много внимания, - отрезала учительница, недовольно глянула на меня поверх очков. Уродливых очков.
   На язык просилось много чего... Но я умела вовремя умолкать. Научилась терпению от папы, оно ему всегда пригождается. Мама бы много чего сказала на это. И начхала на любые последствия.
   Я очень любила историю зарубежных стран, в особенности Айнвара, все-таки я была наполовину айнварка, но Но-сонсенним выматывала мне все нервы. А на этот раз мои нервы трепал и новенький парень, который по какой-то нелепости занял место позади меня. Где эта курица Хан? Она же всегда прикрывала мои тылы, оберегая от ненужного внимания парней в классе.
   - Эй, а ты миленькая, - прошептал он мне.
   Отлично, он еще и не знает, кто я такая. Откуда только свалился на мою голову? Я не миленькая. Я ве-ли-ко-леп-на! Я ведь Кан Ю Ри, в конце концов. Звезда!
   - Заткнись и не мешай мне учиться, - зло прошипела я.
   Начала не я. Но ругать учитель станет точно именно меня, тут и сомнений быть не может.
   - Чего ты такая злая? - обиженно раздалось сзади. Вот же прилипчивый мерзавец. Ну ничего, на перемене мы не так поговорим. - Я милый. Давай после уроков прогуляемся?
   - Кан Ю Ри, вы опять мешаете классу! - рявкнула учительница.
   Ну вот... Опять. Каждый раз -- одно и тоже. Кан Ю Ри всегда крайняя.
   - Кан Ю Ри?! - ошарашенно воскликнул новенький. И практически стал трупом.
   Класс дружно заржал. Каждый раз -- одно и тоже. "О! Это же Кан Ю Ри!".
   Поэтому я предпочитала общаться с моими оппами из Ямато. Они тоже были артистами, соответственно этой настолько доставшей меня реакции "О! Перед нами звезда!" не было. А вот в классе это повторялось, и повторялось, и повторялось...
   - Тише! Тише! Мы должны изучать колонии Айнвара в восемнадцатом веке, а не биографию вашей одноклассницы!
   В кои-то веки я была согласна с преподавательницей на все сто процентов и еще чуть-чуть. В школе я хотела учиться, а не рассказывать о своих "звездных" буднях.
   - Так ты пойдешь со мной на свидание? - снова прошептал навязчивый поганец, еще и тронув меня за плечо. Ненавижу, когда ко мне прикасаются посторонние, да еще и без моего на то разрешения.
   - Убери грабли, неудачник, ты мне не интересен, - дернула плечом я.
   Была бы перемена -- еще и вмазала бы. Как говорила мама, мужчинам нужно сразу объяснять, что они неинтересны, иначе потом уже не отвяжешься.
   - Да брось, я классный!
   - Ты грязь под моими ногами, - еле сдерживала злость я. Нельзя устраивать драку прямо в классе. Папа расстроится. Исключить, конечно, не исключат, но папочка всегда хотел, чтобы его маленькая принцесса была трепетной и женственной.
   - И если не отвяжешься, переломаю руки. И ноги.
   Почему-то в такие слова сперва никто не верит. Хотя я и высокая, вся в маму. А еще, по словам папы, агрессивная.
   Но почему-то парни все равно думают, что если у тебя милое личико, то "нет" означает "да". А потом жутко обижаются, когда получают по морде. С ноги. А я ведь предупреждала. Я вообще всегда предупреждаю.
   В классе я лучше ладила с парнями, чем с другими девушками. Девушки... я им не была особо симпатична. Обычно они меня обычно игнорировали. По тем же причинам, что и Но-сонсенним. Нет, в моем классе на самом деле было полно красивых и богатых. Просто самой -- всегда была я. Парни могут простить девушке, что она самая красивая и богатая. А вот другие девушки -- уже нет. Сперва мне даже пытались делать гадости. Вот только я делаю гадости куда изощреннее. Поэтому в школе я неприкосновенна.
   На перемене новичок подошел ко мне с видом первого петуха в округе. Плечи расправил, выпятил вперед грудь. Ну просто первый красавец во всем Корё. И смотрит так, будто ни капли не сомневается в собственной привлекательности.
   Стоявшие рядом со мной одноклассники разглядывали нахала почти что с сочувствием.
   - Ну зачем же быть такой холодной? - манерно протянул новичок по фамилии Ын. Запоминать его имя я не собиралась. - У тебя ведь нет парня, верно?
   Я насупилась, уперла руки в бока и посмотрела на парня фирменным взглядом моей мамы, после которого папа сбегает из дома, чтобы вернуться только спустя пару часов и непременно с каким-то подарком.
   - Тебе какая разница? - процедила я ну очень недобро. - Я Кан Ю Ри. Я не для таких как ты.
   Вот же идиот. Не понял и с обидой спросил:
   - С чего это вдруг? Только потому что ты айдол?
   Ну да. Потому что я айдол, и меня постоянно видят по телевизору. И потому что я могу получить любого парня в этой стране, если не во всем мире. А еще потому что мама говорит мне не размениваться и искать только одного парня. Единственного. Чтоб было все как у тети Джули. При упоминании единственного и тети Джули папа всегда морщился, будто от зубной боли, но с мамой соглашался.
   - Моя семья богата!
   - Это был бы веский довод, если бы меня выставили на аукцион, - издевательски фыркнула я.
   От этого бесполезного разговора меня отвлек сигнал телефона. Сообщение.
   Тут же отвернувшись от Ына, я достала телефон.
   "У тебя все в порядке?" - спрашивал меня Сора-оппа. Он всегда спинным мозгом чувствовал, когда у меня было что-то не в порядке.
   "Один урод решил, будто он может быть для меня удачным аксессуаром", - набрала я.
   Ын пялился на меня, открывая и закрывая рот, как рыба, которую вытащили на берег. Ну точно богатенький мальчик. Не привык, что его кто-то игнорирует. Тоже мне, центр мироздания.
   "Скажи этому придурку, что я приеду и оторву ему ноги", - ответил мне Сора. И я ни на секунду не сомневалась, что мой любимый старший братик так и сделает. И пусть Ын был тем еще бугаем... Сора все равно справился бы. Запросто. Он с кем угодно справится.
   - С кем это ты решила поговорить?! - возмутился мой несостоявшийся парень.
   - С моим оппой, - радостно оскалилась я. - Он говорит, что приедет и оторвет тебе ноги если раньше ноги тебе не оторву я.
   Во всесильность Ватанабэ Соры не верили многие. Пока не сталкивались лично. Вот что-то, а дать по шее мой дорогой братик мог, да еще как. На своего отца, дядю Такео он и походил, и не походил. Дядя Такео был... ну, добрее, он любил весь мир и видел в каждом лучшее. Нет, Сора тоже был добрым, но только к определенным людям. Сора-оппа мог и врезать, если нужно.
   - И кто ее оппа?
   - Я ее оппа, - прозвучало практически как глас с небес.
   Ын стал мне совершенно неинтересен. Какой вообще Ын? Когда приехал мой единственный, мой самый лучший на свете...
   - Оппа! - счастливо завизжала я, и тут же повисла на шее у лучшего друга я, а потом еще и ногами обхватила для .верности.
   Понятия не имела, каким образом он оказался в Корё, в моей школе... Да и плевать! Главное, что Сора-оппа приехал ко мне! За две недели до моего Дня рождения! Сам! Без просьбы. Я довольно вдохнула его запах. Пахло от него... ветром. Весной ветер вечно приносит запах травы, распускающихся цветов.
   - Ohayo, hime, - ласково произнес он, чмокнув меня в макушку и отдирая от себя.
   - Доброе утро, оппа, - ответила я и покорно позволила отделить себя от дорогого братика. Хотя и не хотелось. Сколько себя помнила, всегда пыталась быть поближе к нему.
   - Так кому тут нужно ноги оторвать? - поинтересовался парень, обводя взглядом всех присутствующих.
   Мои приятели на всякий случай тут же указали на Ына. Чтобы точно не ошибся.
   - Так вот, значит, кто досаждает моей imoto... - недобро протянул Сора-оппа, подходя поближе к новенькому.
   Слова из родного языка он запросто вставлял во фразу на языке Корё. Он столько времени провел на моей родине, да что там, в моем доме, что частенько мешал два языка. Я и сама так иногда делала, когда задумывалась.
   - Кто она тебе?!
   Ын полиглотом не был.
   - Младшая сестра! - рыкнул Сора, явно размышляя над тем, как бы прибить моего очередного ухажера. - Поэтому отвали от нее!
   Мой дорого оппа выглядел внушительно. Высокий, на полголовы выше настырного ухажера, подкаченный, словом, мечта девушек и кошмар для других парней. Потому что быть сильней и привлекательней Соры... нет, таких просто не бывает.
   - У нее нет братьев! И вы даже не похожи!
   - Ын, лучше отстань от Кан Ю Ри, - примирительно сказал Пак, наш староста, пытаясь увести Ына прочь. - Ватанабэ, он все отлично понял. И больше не будет донимать твою дорогую сестренку.
   Новичок продолжал сверкать глазами. Не понял он ничего, это же точно.
   - Пошли, поговорим, - почти что мирно предложил Сора, нехорошо так улыбнувшись.
   Я всегда обожала эту его ухмылочку. Этакий плохой парень, но при этом жутко привлекательный. Все девчонки от такой улыбки просто млели.
   Ын, правда, тоже сомлел... Но явно не от большой любви.
   - Ну, вы, мальчики, поговорите, а я подожду. Оппа, только недолго, хорошо? Отпрошусь с уроков. И поехали к нам, мама будет рада.
   А папа опять станет причитать весь вечер. К тому же, Сора просто не мог приехать один. Стало быть, где-то по дороге в мою школу забыл где-то "банду", своих дорогих друзей, которые были другими моими дорогими братиками, пусть и чуточку менее любимыми, чем Сора.
   Что-то подсказывало мне, что "забыл" остальных ребят у меня дома... Хорошо, что папа на съемках...
   К появлению парней папочка относился как стареющая красавица к виду хорошеньких девушек: жутко злился и ревновал. Он так долго был в центре внимания, что терять это самое внимание для него становилось пыткой. К тому же... Все мои оппы были музыкантами. Пусть и пятеро из шестерых оказались на сцене не совсем по собственному желанию.
   Как говорила мама, однажды с ребятами случился Сора. Он никого не заставлял, не подбивал... Сора-оппа просто случался в чьей-то жизни и выбора не оставалось. Совсем. Сам Ватанабэ Сора обожал сцену, жил сценой, пел, кажется, еще в пеленках. Он дебютировал еще в тринадцать, несколько лет пел сольно, имел бешеный успех. А в восемнадцать возглавил группу "The Other Side", мужскую поп-группу, в которую вошли все его друзья. У которых были на жизнь совершенно другие планы.
   Аки мечтал о карьере археолога лет с десяти. Такеши подумывал о полиции. Кенджи отлично рисовал. Сатору писал рассказы со средней школы и постоянно участвовал в литературных конкурсах. Риота занимался гимнастикой. У каждого были своим надежды, мечты, планы... Но с ними случился Сора. Сора хотел быть певцом, а у его друзей просто не было. Потому что они любили Сору и хотели пойти за ним, даже если он не звал.
   Вернулся ко мне только один Сора-оппа. Значит, до Ына все-таки дошло. Это радует.
   - Ну все, hime, теперь все хорошо, он больше тебя не побеспокоит. Поехали.
  
   - Оппа, а почему ты приехал? - пристала я к своему самому любимому братику в такси.
   Тот улыбался совершенно по-лисьи, насмешливо и снисходительно.
   - Ты мне не рада?
   Ну вот что за глупости он говорит? Пусть даже и в шутку!
   - Конечно, рада! - возмутилась я, для убедительности чмокнув его в щеку.
   Заметила в зеркале заднего вида, как улыбнулся водитель. Наверняка подумал, будто мы парочка. Так сперва все думают. Но мы... мы были как моя мама и дядя Арчи. Как бы папа ни бесился, когда мамочка уезжала в Айнвар, чтобы провести пару-другую дней с дядей Арчи, все понимали, что между ними не просто ничего нет, но и в принципе быть не может. У меня также было с моим оппой. Он обожал меня едва ли не больше родителей, постоянно нянчился, я всю жизнь считала его кумиром... Но тут не было ни грамма романтики.
   - Тогда зачем спрашиваешь?
   Я пожала плечами.
   - У вас с парнями бешеный график, репетиции, записи... Я же знаю, как сложно вырваться! Я сама певица! А тут ты вдруг появляешься в Корё ни с того ни с сего, и ребята наверняка с тобой.
   Было бы понятно, если бы мои братики прилетели на мой день рождения, но не за две недели до него. А Ватанабэ Сора не принимает спонтанных решений. Мой оппа до зубовного скрежета правильный и логичный. Он настолько взрослый, что мне рядом с ним становится неудобно. Как будто ему не двадцать лет, а больше тридцати.
   И теперь этот самый лучший в мире зануда приезжает заранее, ставя под удар график собственной группы. Нереально.
   - Не бойся, ore no hime, - потрепал меня по голове парень, как делал это с самого детства, - репетиции мы продолжим, до записи еще есть время. Дядя Кай не против.
   Если бы и я могла называть главу своего агентства дядей... Мечты-мечты... С меня наш суровый директор Ким драл три шкуры, относился куда суровей, чем ко всем остальным. Ни единой поблажки. Ну как же... Дочка Кан Му Ёна...
   - И все-таки, зачем? Ты же так серьезно относишься к работе, - все равно продолжала нервничать я.
   Оппа выглядел как обычно. И смотрел как обычно. И вел себя как обычно. Но приехал за две недели до моего дня рождения безо всякой просьбы. И это наш мистер Совершенство, "У нас запись-концерт-опять хореография не отработана" Значит, что-то странное все-таки происходит, но говорить об этом он не станет. Значит, что-то неприятной и серьезное.
   - Просто соскучился по тебе, -тепло улыбнулся он. - Ты же знаешь, я всегда по тебе скучаю.
   Выразительно на него посмотрела. Ну очень выразительно. Чтобы понял, не верю.
   Разумеется, он по мне скучает. Сора -- это старший брат в лучшем смысле этого слова. А я любимая младшая сестричка, которая нуждается в его постоянной опеке и заботе. У оппы еще есть родные брат и сестра, но они младше него на семь лет, я -- только на три, так что обо мне он привык заботиться куда раньше... Но обычно то, что он по мне скучает, проявляется в регулярных сообщениях звонках. В конце концов, мы живем в разных странах.
  
   Когда мы вошли вышли из такси, папочка как раз заезжал в гараж. Увидев, с кем я пожаловала домой, он едва не разбил машину. Ну да, он был готов к визиту Соры, но не настолько рано. Чтобы встретиться лицом к лицу с сыном Ватанабэ Такео, папе требовалось изрядное мужество. Потому что при виде моего оппы в папе просыпались все до единого комплекса. Примерно также он относился и к Ватанабэ Такео, но в случае с Ватанабэ Сорой все оказывалось еще хуже, потому что тот был на четверть века моложе.
   Но при этом папа еще был терпелив и хорошо воспитан, поэтому вышел поздороваться с гостем.
   - Сора-а, - чуть натянуто улыбнулся моему лучшему другу папа, когда машина оказалась наконец на положенном месте. Как ни странно, совершенно целая.
   - Здравствуйте, Кан-сан, - предельно почтительно поприветствовал моего отца Сора и низко поклонился. Он всегда так вел себя с моим отцом, хотя мама не удостаивалась такого официоза. Она была всего лишь тетей Лиллен. Чем же папа заслужил такое благоговение, лично я понять не могла.
   И это необъяснимое поведение моего оппы изрядно нервировало моего папу. Он не мог понять, почему Сора настолько уважителен. Никто из ребят не вел себя таким образом.
   - Хорошо долетел? - вымученно продолжил папа.
   Учитывая, что парни летали исключительно первым классом, вариант ответа был только один.
   - Да, спасибо за беспокойство.
   После обмена любезностями мы наконец вошли в дом, хотя папа явно ужасался перспективе... потому что дома обнаружилось еще пять молодых талантливых красавцев, которые мучили и без того больное папочкино эго.
   Ну зато мне было в радость, когда толпа симпатичных парней кинулась на меня с целью обнять и расцеловать. Если бы одноклассницы меня видели в тот момент, то умерли бы от зависти. Все. До единой.
   - Юри-чан! - хором вопили пять охламонов, тиская меня как большого плюшевого мишку.
   Сора-оппа смотрел на все это со стороны и чуть насмешливо улыбался. Его всегда забавляла детская возня. Даже когда ему самому было лет шесть.
   - Так-так-так! Тихо, бандиты, тихо! - разогнала расшалившихся друзей моя мама, вышедшая на шум. Сегодня у нее съемки закончились очень рано. Хорошо, а то бы ребятам пришлось торчать у нас на газоне пару часов. И пришел бы конце газону. - Угробите мне единственную дочь!
   - Не угробят, - покачал головой я. - Не позволю.
   При виде старшего сына лучшей подруги, лицо мамы просветлело.
   - Ну конечно, не позволишь, - ласково произнесла она. - Иди сюда, спиногрыз ты мой!
   Сору мама просто обожала. Настолько сильно, что мне бы в пору было ревновать, если бы я сама не любила его настолько сильно. Сора был первенцем лучшей маминой подруги, первым ребенком среди их компании, поэтому у него не было выбора, кроме как стать любимцем.
   Оппа покорно подошел и позволил себя обнять и сам обнял в ответ.
   - Я очень рад вас видеть, тетя Лиллен. Вы сегодня удивительно красивы. Но вы всегда удивительно красивы.
   Мама звонко рассмеялась и чмокнула в щеку Сору.
   - Ты льстец, спиногрыз. Но умудряешься льстить так, что это только в радость. Понимаю, почему от тебя с ума сходят девушки.
   - Я не льщу, тетя Лиллен. Вы красавица. Красивей разве что моя мама. И Ю Ри hime.
   Вот тут я даже немного покраснела. Обожала, когда она хвалил меня. Или говорил, что я красивая.
   - Ну, хорошо, давайте-ка есть, - скомандовала мама. - Так, банда, слушай мою команду. Сора, Такеши, Сатору, со мной на кухню. Будете помогать накрывать на стол. Ю Ри, кнопка, бери остальных. Скатерть и стулья. Муж, отдыхать.
  
   Приказы моей матери всегда выполнялись мгновенно. Даже мной, хотя у меня тоже характерец не сахар.
   Ребята достали большой раздвижной стол, который родители и купили-то только на случай визитов друзей семьи с детьми. Папа Соры-оппы был в молодости участником безумно популярной группы "In the Dark". С участниками они были не просто дружны, считали себя практически братьями, поэтому, если и выезжали, то вместе. Все шесть человек. С женами и детьми. Так как папа с мамой в Корё были принимающей стороной и мамочку просто трясло от мысли, что друзья семьи остановятся в отеле... Хотя формально это были друзья мамы, а не папы...
   Словом, папочка был вынужден приобрести очень большой дом. А также много стульев, большой стол... Все, только бы дорогим гостям было удобно.
   - Сатору-оппа, а почему вы с приехали так рано? - решила расспросить я самого близкого из "банды" к Соре-оппе, раз уж он сам отмалчивается, как член якудзы на допросе в полиции.
   Сатору числился как автор текстов и лидер-танцор. Ни в том, ни в другом Сатору не мог превзойти друга, но на всех сайтах Ватанабэ Сора числился просто как лидер группы и лидер-вокалист. Иначе бы список его заслуг перед "The Other Side" был бы слишком длинным.
   - Сора-сама просто сказал нам, что надо. А ты знаешь, какой он у нас "многословный", когда не хочет объяснять свои мотивы, - пожал оппа педантично расправляя скатерть. Он вообще старался каждую мелочь делать идеально. Чем дико бесил всех, иногда даже своих друзей. Эту черту в нем любил только Сора. Потому что Сора был еще большим педантом, чем Кавамура.
   - Он не сказал даже тебе? - опешила я.
   - Даже мне, - откликнулся Сатору.
   Длинная челка лезла ему на глаза, и он каждый раз отбрасывал ее со лба. Чтобы она снова мешала. Сатору никогда не таскал с собой резинок, чтобы собрать ее на затылке, не хотел выглядеть нелепо. Он вообще дорожил имиджем и слишком носился со своей внешностью. Куда больше меня.
   - Ты же знаешь нашего лидера, hime, - включился в разговор Кано Такеши. - Иногда на него находит что-то. С самого детства находило. Он у нас слегка чокнутый. Всегда был чокнутым.
   Сора-оппа был странным... Но не чокнутым. Мы не могли понять мотивов его поступков, но -- проклятье! - в конечном итоге выяснялось, что он все делал с какой-то целью. Которую он всегда достигал. Всегда. Нужно только понять, чего он добивается...
   В брошенной на стуле школьной сумке завопил телефон. Интересно, кому только я могла сейчас понадобиться? Менеджеру? Но у меня еще есть время... Слишком рано для его звонка.
   Оказалось, тетя Джули звонила. Мама Соры-оппы.
   - Юри-чан, солнышко, здравствуй!
   Она всегда говорила со мной на языке Ямато, родины мужа. Иногда мне казалось даже, что айнварский, родной язык для нее и моей мамы, тетя Джули вовсе забыла.
   - Здравствуйте! - радостно отозвалась я. Маме Соры было легко радоваться. Она всегда улыбалась, всегда излучала счастье. Совсем не как моя мама. Хотя мамочку я тоже очень сильно любила, с ней далеко не всегда было легко.
   - Мой малыш уже прилетел? - спросила она.
   В "малыше" было метр восемьдесят семь. Как по мне, та еще башня.
   - Да, тетя, Сора-оппа уже здесь.
   В трубке раздался облегченный вздох. Кажется, за моего оппу на этот раз родители волновались слишком сильно.
   - Передай моему мальчику, чтобы был поосторожней, хорошо, Юри-чан? - неожиданно попросила меня тетя Джули. - Ты знаешь, Сора ни в чем не знает меры...
   Ну... Если Сора решал, что нужно что-то сделать, то остановить его не могла даже бетонная стена, усиленная магией, тут тетя Джули права. Но почему она звонит мне, а не ему? Не поверю, что они поссорились. У обоих не тот характер. Да и Сора-оппа почтительный сын...
   - Да, тетя. Я все передам оппе. Не волнуйтесь.
   - Не получается. Это же мой ребенок. Слишком взрослый ребенок. Ну ладно, кнопка. Иди, занимайся своими делами. Старая женщина совсем тебя заболтала.
   И тетя Джули отключилась. А еще с минуту не могла перестать смеяться. Старая женщина. Да ей последние лет пятнадцать больше тридцати упорно не дают и упорно не верят, что эта цветущая красавица -- замужняя женщина и мать троих детей, один их которых уже ну очень взрослый. Старая женщина...
   Но что-то все-таки стряслось, раз тетя Джули начала вдруг волноваться за Сору... Сора -- самый разумный парень, которого я когда-либо знала. Он не влезает в неприятности, он только из них вытаскивает...
   Странно это все...
   Тем временем ребята уже расставили на столе тарелки и уселись в ожидании обещанного обеда. Только мама и Сора запаздывали. Мой желудок начал понемногу возмущаться и требовать пищи, поэтому я пошла на кухню. Точней, хотела. Но застыла на пороге, а потом и вовсе спряталась за косяк в коридоре.
   - Ты приехал рановато, спиногрыз, - как-то устало произнесла моя мама. И ее голос звучал так серьезно...
   - Вы не рады меня видеть, тетя Лил? - спросил Сора как-то слишком уж тускло, бесцветно. Обычно в его голосе была бездна эмоций. Нормально для хорошего актера.
   - Я всегда тебе рада, мальчик. Но ты не должен был приезжать сейчас.. Однако приехал. Это пугает. Я ведь знаю, кто ты... И какой ты. Мне стоит опасаться?
   Я вжалась в стену и, кажется, забыла, как дышать. У Соры слух лисий... И он терпеть не может, когда подслушивают... Но как тут удержаться, если можно узнать его секрет?
   - Нет. Я же здесь.
   Мама чуть нервно рассмеялась.
   - Иногда ты настолько похож на своего отца, что это даже невыносимо. Мой Му Ён никогда не страдал комплексом героя. В этом мне с ним повезло.
   - Вам повезло с ним не только в этом, - чуть укоризненно произнес оппа. - Не надо плохо говорить о Кан-сане.
   - Ты прав, спиногрыз. Мой муж -- это лучшее, что могло со мной случиться. За исключением кнопки.
   Невольно расплылась в наверняка идиотской улыбке. Это здорово, знать, что родители до сих пор без ума друг от друга.
   - Верно. Я тут. Все будет в порядке. Вы же знаете обо мне все. Я не стану поступать неосмотрительно. Я слишком долго ждал... шанса.
   - Если с тобой что-то случится, Беннет оторвет мне голову. И будет совершенно права. Ты же еще совсем мальчишка...
   Сора рассмеялся.
   - Вы же знаете, что нет, тетя Лил.
   И снова мамин вздох.
   - Легко забыть, когда ты рядом. Двадцатилетний сопляк, который зовет меня тетей... Хорошо, полагаюсь на тебя, Сора-сама.
   Сора... сама? Почему мама так к нему обращается? Да она в жизни моего оппу иначе как спиногрызом не называла. Я еще могла понять, когда так звали старшего Ватанабэ, Ватанабэ Такео, но не его двадцатилетнего сына.
   - Вы ведь сами меня попросили, тетя Лил. Помните? - чуть насмешливо сказал Сора.
   - Если бы я еще знала, что ты мало того, что поймешь, так еще и запомнишь... Ладно, не будем мучить людей голодом. Это бесчеловечно, в конце концов, пока есть иголки, которые можно вогнать под ногти.
   Та-а-а-ак... А теперь поворачиваемся и тихонько уходим, пока не спалили. Иначе влетит и от оппы и от мамы... Двойного удара я точно не переживу. Поэтому надо убраться в ванную... И демонстративно там поплескаться, чтобы никто ничего не заподозрил.
   Но что же такое случилось... Сора не проговорится, в этом я была точно уверена. Вредный мужчина...
   Когда я вышла в столовую, все уже были там и оживленно обсуждали мой грядущий концерт. Папа так меня нахваливал, что становилось неудобно перед друзьями. На фоне Соры все мои достоинства все равно меркли. Но оппа был настолько скромен, что никогда даже полунамеком не давал понять, насколько он совершенен на фоне других.
   - Садись скорей за стол, кнопка, - засуетилась мама. - Тебе скоро ехать. Помни про график.
   Как будто бы я о нем когда-то могла забыть. Мне с четырнадцати лет все постоянно твердят про график.
   Сора коршуном следил за друзьями. Те в свою очередь нервно косились на него. Как показала практика, нажраться сверх всякой миры можно было и диетической едой. А мужчины голодны практически всегда...
   - Оппа, ты же поедешь со мной? - тут же заканючила я. - Я соскучилась! Так давно не виделись.
   Обычно, когда мой братик прилетал ко мне из Ямато, я до самого конца от него просто не отлипала. Не хотелось даже секунды тратить. С Сорой всегда хорошо, он понимал меня всегда, даже лучше родителей. Да что там... Каждый раз, когда у меня сносило крышу по той или иной причине, мама всегда звонила подруге и просила, чтобы оппа приехал ко мне. И он каждый раз приезжал. И каждый раз находил нужные слова, после которых я успокаивалась и бралась за ум.
   - Так, а по нам ты не соскучилась, что ли? - даже обиделся после таких моих слов Такеши. Остальные поддержали мое возмущение немым укором.
   Тут же стало стыдно. Нет, Сора, конечно, первый для меня и самый лучший, но другие оппы -- они тоже замечательные и я их люблю всех и каждого. Люблю как братьев.
   - Соскучилась, конечно! - поспешно ответила я. - Вы же знаете, я вас обожаю. Всех шестерых.
   Сатору коротко хохотнул.
   - Все равны. Но некоторые равнее других, да?
   Зануда. Но тоже замечательный.
   - Ну что за глупости, Сатору-оппа! Поехали все со мной. Вы же мои любимые братики! Куда я без вас? Никуда! Я так рада, что вы приехали! - затрещала я как сорока. Чтоб точно не подумали, что я ценю их меньше или, хуже того, не люблю.
   Наверное, выглядели мои оправдания нелепо, потому что парни тут же рассмеялись.
   - Отлично, значит мы с тобой.
   Папа закатил глаза.
   - Вы же доведете менеджера Ю Ри до нервного срыва.
   Сора-оппа только пожал плечами.
   - Если его до сих пор не довела до нервного срыва Юри-hime, то вряд ли это удастся нам.
   Я возмущенно ахнула и ударила парня по плечу. Нет, у меня, конечно, характер не сахар, но мог бы и промолчать! Вот с другими девушками он всегда куда более милый, чем со мной. Несправедливо!
   В который раз порадовалась, что агентство выделило мне минивен. Хотя большую часть времени я ездила в не одна. Но когда приезжали мальчики, то без большой машины было не обойтись.
   - Может быть, не стоит? Вы же устали, - в последний момент спохватилась я.
   По жизни я была страшной эгоисткой. Ну, наверное, этого и стоило ожидать: единственный ребенок богатых родителей... Но иногда все-таки во мне просыпалась совесть и требовала позаботиться о ком-то еще кроме себя собой. Особенно, если "кем-то" оказывались мои близкие. Я безумно соскучилась по ребятам, хотя с каждым из них созванивалась каждую неделю, а с Сорой мы и вовсе желали друг другу доброго утра и спокойной ночи.
   Парни хором заверили, что вовсе не устали, ну просто ни капли, и жаждут провести время с дорогой младшей сестренкой. Разумеется, врали, но мне хватило и такого ответа.
   - У меня сперва запись! Второй альбом! Сора-оппа, я же крута! Мне еще нет семнадцати, но я записываю второй сольник! - тут же принялась хвастаться я, даже подпрыгивая на месте от восторга.
   Хотя и нелепо... Сора сольно записал три альбома еще подростком, плюс шесть синглов. Да и группа не так давно выпустила уже четвертый диск. И опять первые строчки чартов. Выбить оттуда моих братиков просто нереально. Они полностью повторяли судьбу звездных отцов. И эти дико раздражали соперников по сцене... Хотя какие у моих братиков на самом деле могли быть соперники? Оппы были вне конкуренции. Всегда и во всем.
   - Ты молодчина, hime, - ласково произнес Сора и потрепал меня по голове.
   - А нас никогда не хвалишь! - тут же возмутился Риота. - Это же несправедливо! Почему на нас ты всегда только орешь?
   - Потому что вы ленивые задницы, которые только и хотят, что есть и спать, - "приласкал" друзей лидер группы.
   Парни тут же возмущенно загомонили, после чего Сатору выдал коллективное мнение:
   - Потому что спим мы по пять-шесть часов в сутки, и практически ничего не едим.
   Что поделать, сцена требовала больших жертв. Но если я или Сора переносили все лишения стоически, то ребята, которые раньше мечтали о совершенно других карьерах, страдали куда больше.
   - Жизни жестока, - пожал плечами лидер. - А я еще более жесток. Можете пожаловаться на меня президенту Маэде.
   - Очень смешно, - буркнул Такеши.
   Отношение президента агентства "The Shining" к Ватанабэ Соре было чем-то совершенно невероятным. Потому что Маэда всегда выполнял просьбы моего оппы. Без раздумий. Хотя никому обычно спуску не давал. Это повергало в шок абсолютно всех, кроме самого Соры. Тот как будто бы считал, что так и нужно. Хотя при этом мой братик никогда не зарывался и не злоупотреблял хорошим отношением продюсера.
   - Тиран и деспот, - припечатал лучшего друга Сатору. - И как мы тебя только терпим?
   Оппа только рассмеялся.
   - Сам не понимаю. Поехали, парни. Послушаем нашу hime.
   Домашних прозвищ у меня всегда было два: кнопка и hime. Кнопкой меня всегда звала мама. Она говорила, что так обращалась ко мне даже до рождения. Хотя я плохо представляла прагматичную мамочку умиленно разговаривающую с животом. Hime меня звал Сора-оппа столько, сколько я себя помню. Для него я всегда была принцессой, которую следовало оберегать от драконов, разбойников и... порой от собственной глупости тоже.
   Менеджер у меня был новый, Ли-ши, мой первый менеджер, мировая тетка, ушла в декрет три месяца назад. Я была за нее очень рада... Но новый менеджер изрядно бесил. Соответственно я его доводила всеми способами, какими только могла. А фантазия у меня была богатая.
   Видя, что вместо одной взбалмошной девчонки в машину грузится целая толпа, причем в основном мужского пола, моя "нянька" несколько опешил.
   - А это?.. - начала было он.
   - Мы друзья Ю Ри, - ответил, не дослушав вопроса, оппа.
   - Сегодня мальчики со мной.
   Менеджера от "счастья" буквально перекосило. Но он довольно быстро сообразил, кто увязался со мной. Возмущаться по поводу присутствия звезд мировой величины, которые во всем превосходили меня, этот крыс занудный не рискнул. И правильно, кстати. Мальчики иногда были несдержанными.
   - Ты только сильно не ругай меня на записи, ладно? - на всякий случай попросила я у оппы.
   На участников группы Сора орал за каждую неверную ноту так, что стекла дрожали. А за каждую ошибку в хореографии накидывал лишние пятнадцать минут репетиции. Так на них даже педагоги до дебюта не отрывались. В итоге парни потом звонили мне и жаловались на произвол своего лидера, потому что больше было некому. Родители зверские методы младшего Ватанабэ только поддерживали. Ну да, результат был -- мальчики блистали, в агентстве на них готовы были молиться, фанаты безумствовали... Парни замазывали консилером синие круги под глазами.
   - С чего я должен тебя ругать? - растерялся оппа.
   - Я не так хороша, как ты... - трагически вздохнула я, взлохматив волосы. Дурацкая детская привычка.
   Я была талантлива... Но мамочка была абсолютно права: Ватанабэ Сора превосходил меня во всем. Как бы хорошо я ни пела, лучше него я петь не могла: потому что Сора-оппа пел... идеально.
   - Ты очень хорошо поешь, - заверил меня братик. - Тебя не за что ругать.
   Парни синхронно застонали. Ну да, они-то похвалы от лидера могут дождаться хорошо если раз в полгода. А то еще реже. Он бывал доволен, только если все было идеально и парни выкладывались по полной.
   - Не ныть! - шикнул на одногруппников Сора. - Иначе лишние два километра вечером.
   Самое смешное в заключалась в том, что лидер "отбывал наказание" вместе с провинившимися. Как будто вообще никогда не уставал.
   - Сора-сама... не измывайся, а? - вздохнула Сатору. - Дай хоть с hime нормально пообщаться. Дома оторвешься.
   Этот аргумент сработал. Пожалуй, только ради меня оппа отказывался от своих замашек садиста от музыки.
   - Ватанабэ-ши, поздравляю с выходом нового альбома, - воспользовавшись паузой залебезил менеджер перед моим лучшим другом.
   Оппа вроде бы посмотрел на моего менеджера с благоволением, но при этом я чувствовала, что он изрядно напрягся. В Соре не было тщеславия. Поэтому, когда на этом тщеславии пытались играть, он всегда раздражался.
   - Первые строчки чартов! Вы невероятны.
   Я только весело фыркнула.
   - Он знает.
   На этот раз Сора улыбнулся искренне и светло. Даже дух захватило.
   - Говорят, вы сами пишете все песни для группы!
   - Нет, - коротко бросил лидер "The Other side", не став уточнять. Он сочинил только большую часть репертуара. Тексты часто писал еще и Сатору. Но... У Соры-оппы все равно выходило лучше. Как-то... глубже, что ли.
   С менеджером мой лучший друг говорил с плохо скрываемым раздражением и явно хотелось прекратить этот разговор. Моя "нянька" не понравился Ватанабэ с первого взгляда. Это было странно, учитывая, что обычно Сора предельно вежлив. Разумеется, если не включалась ипостась "лидера". И я раньше не видела, чтобы кто-то не понравился Соре с первого взгляда.
  
   Добирались мы весело, впрочем, как и всегда, когда оказывались вместе. Пели на трех языках, мальчики явно выделывались передо мной, показывали себя, брали все более и более сложные партии. Я тоже спела песню из нового альбома и заслужила аплодисменты ребят и одобрительную улыбку оппы.
   - Что скажешь, Сора-оппа, не опозорюсь? - после заглянула я в глаза лучшему другу. Даже когда он хвалит меня, в его глазах все равно каждый раз можно увидеть правдивый ответ.
   Но нет, братик явно был мной доволен.
   - Не опозоришься, - покачала головой он и чмокнул меня в щеку. - Ты умница. И ты поешь от всей души. Это слышно. Вот увидишь, концерт пройдет с невероятным успехом. Ты же мне веришь?
   Соре я верила, как верят только в богов. Но в этом я была не одинока. В него вообще всегда и все верили. И обычно оппа оправдывал чужие ожидания.
   Менеджер напряженно пялился на нас двоих в зеркало заднего вида. Так и подмывало показать ему язык. Зануда.
  
   В моей студии парней приветствовали как родных. Второй альбом "The Other Side" был записан именно в Корё. Тогда у меня был тяжелый период: переходный возраст, протест за протестом. Мама до сих по при воспоминании о моих закидонах закатывала глаза и твердит, что подростки -- это порождения ада.
   Родители ничего со мной сделать не могли. А вот Сора -- запросто. В такие периоды, как оказалось, мнение родителей значит очень мало... А вот оппа, оппа так и остался непререкаемым авторитетом даже в то время. Словом, мамочка умолила тетю Джули оставить у нас на какое-то время Сору. А так как график группы никто не отменял, то вместе с одним Ватанабэ приехало еще и пятеро его друзей. Потому что просуществовать полгода без любимого и единственного лидера группа просто не могла.
   В итоге полгода парни прожили в нашем доме. Учились в Корё, благо говорили они на нем свободно с детства, разве что безбожно мешали под настроение с родным. Здесь же они репетировали и записали один альбом. И все ради меня. Да такое нечасто и родные братья делают для сестер. Так что мои оппы -- лучшие. Однозначно.
   - У тебя опять минимум песен о любви? - насмешливо спросил Сора, когда мы поднимались в лифте.
   Парни переглянулись и рассмеялись.
   - Сам же учил, что нельзя врать слушателям, - надулась я. - Я из последних сил пою эту розовую чушь.
   О любви я могла нормально петь только веселые полушутливые песни. Все остальное выходило надуманным и фальшивым.
   - Просто мелкая еще, не влюблялась, - покровительственно улыбнулся мне Сатору. - Вот когда голову от кого-то потеряешь -- тогда и поймешь, что все это не розовая чушь... Когда сердце стучит так, будто хочется наружу вырваться, и заснуть до самого утра не выходит, только потому что кого-то важного нет рядом...
   Вот же бабник... И говорит так сладко, что сразу понимаю, почему на него девушки вешаются гроздьями. Он столько рамена на уши вешает, что можно ресторан открыть.
   - Цыц, - шикнул на лучшего друга Сора. - Хватит забивать голову нашей hime ерудной.
   Хотя не такая уж это и ерунда на самом деле... Он ведь правду сказал. Ну да. Не влюблялась ни единого. Но мне же всего-то семнадцать. Скоро будет. Да и не было у меня времени крутить романы. К тому же... мамочка говорила мне не размениваться. Чтобы если мужчина -- то один. Лучший в мире. Только мой. Как у тети Джиули. Говорил она это, правда, так, чтобы папочка не слышал. Его почему-то эти разговоры дико раздражали.
   - Это нечестно, - буркнула я, следя за счетчиком этажей. - Сора-оппа тоже не влюблялся. И ничего. Поет. И ему-то все верят.
   Оппа щелкнул меня по лбу.
   - Если я ни с кем не встречался, то это не значит, что я никого не любил, - нравоучительно изрек он.
   Тут навострили уши все.
   - Мы чего-то не знаем? - ошарашено спросил Такеши.
   Как? Мой оппа кого-то любит? И не сказал мне?! Но он же мне всегда и все рассказывал раньше! Стало ужасно обидно. Вот же скрытная зараза...
   - Какая она?! - тут же набросилась на братика. - Как ты с ней встретился?! Когда?! Почему ты с ней не встречаешься?! Познакомишь?!
   Парни рассмеялись.
   - Это была любовь с первого взгляда, hime. Она самое прекрасное существо на свете, - ответил лидер группы. - А не встречаемся мы, потому что ей сейчас это не нужно. Но я терпеливый. Когда придет время, она станет моей.
   Проклятье... И ведь говорил так... Думаю, любая девушка готова была бы душу продать, чтоб о ней говорили с такой мечтательностью.
   И все-таки... Какая она, девушка, которую любит Ватанабэ Сора? Наверное, она как тетя Джули... Красивая, добрая и с ангельской улыбкой... Идеальная. Вот же... Меня же теперь комплекс неполноценности замучает!
   - Оппа, но ты же теперь не бросишь меня ради этой девушки? - у самых дверей не выдержала и спросила у Соры. - Ты же останешься моим любимым дорогим братиком?
   Он попытался было пройти в студии и увильнуть таким образом от вопроса, но я схватила Сору за грудки и еще и потрясла для убедительности.
   - Ну скажи, что не бросишь меня!
   Со стороны, наверное, походило на ссору двух влюбленных во время расставания.
   - Не брошу, ты принцесса всей моей жизни, единственная звезда на небе, Иди работай уже, - проворчал Ватанабэ, впихивая меня в студию. Даже возмутиться не успела.
   Парни, разумеется, рассмеялись. Ну да... Учитывая, что оппа отвертелся от меня самой будничной нашей фразой, которой с детства успокаивал меня. Мне всегда нравилось знать, что я для кого-то единственная звезда, так что способ был безотказным.
   - Всем здравствуйте! - выпалила я, оказавшись в студии. Какой бы ерундой я не страдала, работа -- это работа. И я должна сделать все идеально, потому что я Кан Ю Ри, дочь Кан Му Ёна, а еще потому что на меня смотрит мой оппа. И оппа этот будет ужасно ругаться, если я начну лажать...
   Петь я любила с самого детства. Хотя... нет, может, и не любила, но Сора всегда пел и на чем-то играл. Лет до десяти я засыпала под его колыбельные, которые братик исправно пел по телефону. А я всегда его обожала, поэтому постоянно пыталась повторять за Сорой. Потому пошла в музыкальную школу, поэтому убивалась с танцевальной студии... Папа, правда, считал иначе.
   - Наша чудо-девочка! - тут же забегал вокруг меня персонал.
   Последнее время на меня нарадоваться в агентстве не могли. Как будто какие-то скрытые резервы открылись. Я стала петь гораздо лучше. В голосе появилась сила и глубина. Заодно еще и то, что оппа звал искренностью...
   - Покажи им всем, hime, - чмокнул меня в макушку Сора.
   Шутливо отсалютовала ему и пошла в кабинку. Сегодня следовало выложиться по полной. Пусть смотрит. И видит, что я не настолько уж их уже той самой. А то знаю я этих парней... Если появилась девушка, то уже друзья не нужны.
   Через стекло Сора улыбнулся и показал большой палец. Ребята улыбались мне поддерживающе, дружески... Даже волноваться не выходило. Хотя обычно перед каждой записью меня слегка потряхивало...
  
   Через три часа беспрестанного пения я немного охрипла, но была полностью собой довольна. Ни одной фальшивой ноты. Вообще ни единой. Как будто магия какая-то...
   Стоило выйти наружу, как меня задушили в объятиях пять здоровенных лбов. Разве что Сора стоял поодаль и глядел как-то... напряженно.
   - Оппа, я сделала что-то не так? - тут же напряглась я.
   Почему он меня не хвалит? Я что, плохо пела? Но ведь... Стало жутко обидно.
   - Не расстраивайся, hime, - махнул рукой он и ясно улыбнулся. - Ты была просто великолепна. Лучше всех.
   Щеки тут же загорелись от смущения и гордости.
   - Правда?
   - Hontou desu, - заверил меня Сора, потрепав по голове. - Но не вздумай расслабляться. У тебя еще бездна работы перед концертом. Не зазнавайся, а трудись еще больше.
   О да... Вот весь он в этом. Зануда, прямо как мои родители. Всегда таким был... "Юри-hime, а ты позанималась? Если не занималась, то никакого парка!".
   Когда дело дошло до репетиции, совесть решила, что она все-таки не спит. Я честно попыталась отправить ребят отдыхать. Зачем им так со мной мучиться. Но все шестеро уперлись просто намертво. Не захотели оставлять сестренку...
   Сора от меня так и вовсе не отходил ни на минуту, да даже взгляда не сводил, как будто бы боялся, что я вдруг исчезну. Никогда его не видела таким раньше. Вообще никогда.
   - Оппа, что случилось? - потянула я его за рукав, привлекая внимание. Парни как раз немного прошли вперед.
   Ватанабэ поднял на меня темные, слишком уж спокойные глаза. Особенно учитывая то напряжение во взгляде, которое я заметила прежде.
   - О чем ты, hime? - очень уж достоверно изумился он моему вопросу.
   А то я не знала, насколько он хороший актер. Настолько хороший, что чем достоверней было выражение его лица, тем меньше я верила в правдивость своего дорогого братика.
   - Что тебя так взволновало? - не повелась я на его уловку. - Я же не слепая и знаю тебя всю жизнь. Не надо мне врать, ладно?
   Размечталась, что называется. Сора принципиально стоял на своей версии происходящего. И поймать его на лжи было невозможно... Хороший актер. Слишком хороший актер.
   - Все правда, хорошо, - повторил он с предельно ласковыми интонациями и даже по голове меня погладил для пущей убедительности. Гад.
   - Оппа! - возмущенно завопила я.
   - Юри-hime, график! - напомнил мне лидер "The Other Side" и подтолкнул вперед. - Не смей лениться!
   Нашел как от меня избавиться... Но я же вижу, что что-то не так! Почему он только мне врет?
   Правда, в одном оппа оказался совершенно прав: график для меня еще никто не отменял, я пусть и айдол, но все еще не того полета птица, чтобы вокруг меня все носились... Поэтому надо ехать... Но все равно я заставлю его сказать правду!
   Сора сел в машину последним и перед этим быстро огляделся по сторонам. Я в очередной раз убедилась, что права в своих подозрениях. Мой братик каждую минуту ожидал чего-то плохого, чего-то очень и очень опасного. И это чувствовала не только я, но и ребята. Они смотрели на лидера с немым вопросом, но натыкались на его непримиримое выражение лица и не решались заговорить.
   И при всем при этом ничего хотя бы немного подозрительного не происходило. Все как всегда. Ворчание менеджера, пробки на дорогах, перешучивания парней, пусть и чуточку более напряженные, чем раньше. Но все равно на душе было неспокойно. Отпустило немного, только когда мама позвонила.
   - Кнопка, к репетиции готова? - бодро спросила мамочка. На заднем плане звучала музыка, кто-то говорил, кричал и что-то падало. Словом, съемочная площадка такая, как она есть. Небольшой ад...
   - Готова, мама, - отрапортовала я. - Как всегда готова. У тебя ж ток-шоу. Ты почему звонишь?
   - У меня перерыв. Спиногрыз с тобой? - спросила зачем-то она.
   Мама тоже знает...
   - Вся банда со мной. Мама, ты мне можешь объяснить, что происходит?
   И опять-таки, размечталась.
   - А разве что-то происходит? - изумилась мама. Но не так достоверно как оппа.
   - Ладно, пока, - раздраженно вздохнула я и нажала отбой.
   Сговорились, стало быть.
   Из машины я я вышла жутко раздраженной, что сбило ребят с толку. Причин моего дурного настроения парни не знали, но зато были прекрасно осведомлены, что я никогда не психую без причины. Сатору попытался было расспросить меня, но я только отмахивалась. Оппы явно не в курсе того, что сейчас завертелось вокруг. Сора мог быть очень скрытен, когда этого хотел... А сейчас он явно хотел.
   И это ужасно бесило!
   Даже понимание того, что все равно близкие все делают мне на благо не помогало и не успокаивало. Я же не ребенок! Мне уже целых семнадцать лет! Будет. Через две недели! Я уже вполне себе взрослая женщина, лет сто назад у меня бы уже были муж и дети. А мама все "кнопка", да "кнопка"...
   Да и что на самом деле может сделать Сора, если действительно случится что-то плохое? Он же сам еще мальчишка... Ну да, он из династии онмьедзи, с пяти лет занимался единоборствами так, будто хотел стать суперагентом разведки и крут настолько, что его герои, которых он играл в сериалах, и рядом не валялись... Но ему только двадцать! И драться я сама неплохо умею. А если кто-то умеет драться лучше, то я еще и легкой атлетикой занималась, пусть попробуют догнать!
   В итоге, когда мы добрались до места, я вылезла последней, да и плелась в самом конце процессии. Настроения для репетиции уже не было. Только чистая злость.
   - Hime, репетиция! Выкинь все из головы, а то будешь опять дергаться как марионетка с порванными нитями! - пристыдил меня Сора.
   Зануда... Когда это было-то? Но до сих пор вспоминает.
   - Ты меня подстрахуешь, - беззаботно махнула рукой я. - Поможешь же?
   Папа Такеши, Кано Мисаки умел управлять чужими телами во время танца. Таким образом Ватанабэ Такео мог выступать вместе с друзьями на сцене. Такеши так уже не мог. Зато мог Сора, что порой выручало ребят. Иногда мне казалось, что Сора-оппа вообще мог все.
   - Нет, не помогу, - твердо заявил мне братик. - Ты уже большая девочка, hime. И должна учиться быть самостоятельности, а не всегда полагаться на меня. Это твой первый концерт. Только твой. Шанс заявить о себе, как о настоящей звезде, а не очередном айдоле, который исчезнет, как только закончится юность. Выложись по полной программе.
   Замечательный совет от того, кто с пеленок, кажется, умел абсолютно все, причем лучше всех. Легко ему поучать других. Мистер Совершенство.
   - Как же я должна выложиться по полной программе, если ты от меня что-то скрываешь?! И мама с тобой заодно! Я не слепая и я тебя знаю лучше, чем кто-либо другой! А ты мне врешь! Я нервничаю! Волнуюсь! Не могу сосредоточиться!
   Оппа повернулся ко мне и обнял за плечи.
   - Выбрось все из головы, hime. Абсолютно все. Ты должна сиять на сцене так ярко, как только можешь, а остальное уж не твоя забота. Все будет хорошо, просто поверь мне.
   Я обиженно засопела и высвободилась из его рук. Все. Обиделась. До вечера как минимум. Еще можно было понять, когда так со мной ведут взрослые, но не оппа же! Так просто нечестно!
   Гордо развернувшись я быстрым размашистым шагом пошла в здание, полностью уверенная в том, что братик пошел следом за мной. И даже оборачиваться не нужно было, чтобы знать: он наверняка насмешливо улыбается. Он тоже думает, что я ребенок... Хорошо, хоть кукол не дарит.
   Но вот, странное дело, я знала, что позади меня Сора, стало быть, все в порядке, я в полной безопасности, однако, пришло ощущение мерзкого тяжелого взгляда, который ощущался будто сверло между лопаток.
   Казалось, будто кто-то следил за мною... Папарацци, что ли, привязались в очередной раз? Они любили под настроение походить за мной хвостом, пытаясь поймать на горячем. Уж не знаю, на что надеялись: на то, что я кручу романы с замужними мужчинами или что я употребляю наркотики. Ага. Попробовали бы они учудить что-то подобное в моем возрасте и при такой суровой матери. Смешно сказать, я даже не встречалась ни с кем, хотя меня половина страны во сне видела.
   - Ни о чем не волнуйся, hime, - произнес Сора, обнимая меня за плечи. В коконе привычного спокойного тепла было хорошо. Что бы ни случилось, оппа рядом, оппа поможет, оппа защитит от чего угодно. Просто потому что это он, единственный в мире Сора-оппа. - Что бы ни случилось, я рядом и смогу тебя защитить.
   Разумеется, он понял, что меня что-то пугает... Иногда казалось, будто он может читать мысли. И заодно предвидеть будущее.
   - Все чепуха, - пожала я плечами. - Просто чудится что-то. Нервы, наверное.
   - У тебя нервы стальные. Если не титановые. Вся в тетю Лил.
   Я фыркнула. Ну... Да. Есть немного. Если внешность у меня папина от и до, то вот характер точно мамин.
   - Ты только при папе такого не ляпни, - с улыбкой попросила я. - А то он переживать будет. Я же его принцесса. И вся в него.
   - Как я могу так пошатнуть душевное равновесие дядя Му Ёна?
   Ха! Да папино равновесие каждый раз полностью исчезает стоит только оппе и "банде" оказаться на глазах. Как стареющая красавица плохо переносит общество молодых красоток, так и папочка с трудом терпел в свои не будем говорить сколько лет наличие под боком своры привлекательных и талантливых парней. В особенности Соры.
   Но что-то все-таки происходило... Что-то плохое. Иначе почему оппа держался так, словно готовился прикрыть меня собой и дергался на каждый громкий звук?
   Но этот его взгляд "Нет, ничего не случилось..."
  
   Репетиция шла своим чередом. Обкатывали сцену. Она была немного крупновата для меня... Казалось, будто я на ней вовсе теряюсь. Но нужно было задирать нос и твердить, что все просто классно. Даже если меня раздражало все подряд, в особенности, что парням из подтанцовки приходилось слишком часто ко мне дотрагиваться.
   Ненавидела это... Но, как говорит моя мама, право на истерики нужно еще заслужить. Я -- не заслужила.
   А вот Сора -- да.
   - Что это за зомби вокруг мое сестренки? - влез он после первого же прогона.
   Персонал смотрел на Ватанабэ с праведным возмущением. Мой менеджер явно планировал, как бы по-тикому придушить приезжую звезду. Парни-танцоры тихо комментировали слова моего оппы в таких выражениях, что заслушаться можно.
   Вообще, я плохо понимала, что нашло на обычно идеально вежливого Ватанбэ Сору. Он никогда не говорил резкостей. Точней... никогда не говорил резкостей, если не преследовал какую-то свою цель.
   - Ватанабэ-ши... - влез было мой надсмотрщик.
   Менеджера я даже понимала. В конце концов, это было не дело влезать в подготовку к концерту постороннему.
   - Они не будут выступать с Юри-hime, - равнодушно ответил мой друг детства. - Это ее первый концерт и он должен быть идеален.
   Я спустилась со сцены, чтобы успокоит любимого старшего брата.
   - Оппа, перестань. Парни работают отлично. Да и где нам найти подходящих танцоров так быстро? Да и разучить хореографию быстро не получится...
   Напрасная попытка. Сора уже все решил.
   А когда Сора уже все решил, можно только подчиниться. Потому что своего он в любом случае добьется. Любыми способами. Может, даже нечестными.
   - Мы тебе не подойдем? - невинно спросил он.
   Я от такого заявления слегка... обалдела. Ну, или не слегка... Парни так тоже... Очевидно оппа никого не поставил в известность о своих намерениях... сделать из звезд мировой величины подтанцовку на моем первом концерте. Да это же уму непостижимо! У них не тот статус...
   - Э... Лидер-сан... - осторожно начал Сатору-оппа, который явно надеялся достучаться до здравомыслия Ватанабэ. - Может, не стоит лишать ребят работы? Да и... не ты ли твердил нам про плотный график?
   Оппа пожал плечами.
   - Одно выступление никак не нарушит нашего графика. Просто нужно будет поработать немного усерднее...
   Мальчики хором взвыли. Хотя нет. Не хором. Аки-оппа как всегда сохранил самурайскую невозмутимость. Разве что во взгляде у него промелькнуло легкое неодобрение. Но вывести из себя Судзуки всегда было задачей непосильной: терпение у него было бесконечное.
   - Лидер-сан... Ну куда уж усерднее? - возмутился Такеши, выступив вперед. - Мы и так пашем как кони! Ты с нас ни днем ни ночью не слезаешь! Имей в виду, если уморишь нас -- других таких идиотов уже не найдешь!
   К сожалению, если с вами случился Ватанабэ Такео, то это уже не изменить... И придется привыкать к тому, что все равно в итоге решения принимает исключительно он. Причем по любым вопросам.
   - Снова вернусь к сольной карьере, - хмыкнул оппа, широко и довольно улыбнувшись.
   Кто пробормотал "Вот же засранец" я не поняла. Но повторить такую провокационную фразу никто не решился. Хотя Сора-оппа предлагал.
   - На сцену, - скомандовал лидер "The Other Side" своим одногруппникам.
   - Мы же не знаем хореографии! - завопил недовольно Като Риота так, что его должны были, наверное, даже в соседнем районе услышать. Орать он всегда был горазд. - Ты совсем офонарел, лидер? Или тебе что-то на голову сверху упало, а мы не заметили?!
   Риота-оппа имел привычку громко орать, если был чем-то недоволен. Причем даже на лидера. А почему бы и нет? Периодически он припоминал Соре-оппе и разрушенную карьеру в большом спорте, и вечный недосып, и то, что личной жизни у парней не было и не будет с таким графиком. Фактически он был в группе гласом народа. И при деспотии это не могло не караться.
   - Ты вес набрал опять, - невинно заметил Сора, оглядывая Риоту с ног до головы. - Опять пицца?
   Может, вес никто и не набирал, и пиццы никакой вовсе не было... Но приговор уже был озвучен.
   - Нет, лидер-сан, никакой...
   Ага. Как же.
   - Думаю, лишние полчаса беговой дорожки вместо ужина придутся очень кстати, - мягко и вкрадчиво произнес мой дорогой оппа. - Ты же не хочешь расстраивать фанаток, верно? Они же обожают тебя из-за идеальной фигуры...
   Да... Зря Риота-оппа открыл рот. Если уж лидер намекнул на то, что петь друг не то чтобы и умеет, стало быть... стало быть, оппа чертовски зол...
   - Я и петь могу!
   Улыбка Ватанабэ Соры сияла как солнце.
   - Час. Идеальная задница требует жертв.
   Именно так и заканчивались все попытки бунта в группе. Тотальным физическими нагрузками. Оппа тираном был еще тем, поэтому "народные волнения" происходили часто. И судя по идеальной физической форме певцов, все заканчивалось одинаково.
   Правда, справедливости ради, нужно сказать, что обычно Сора мучил себя еще больше. И не только в спортивном зале.
   - Но мы же правда не знаем хореографии, - немного испуганно сказал Сатору-оппа, похоже, морально готовясь к тому, что тоже будет послан на беговую дорожку.
   А вот это точно был не аргумент, потому что...
   - Достаточно и того, что я ее уже знаю. Вперед.
   Мне рассказывали, что раньше такой фокус проделывал папа Такеши, Кано Мизуки. И с помощью этого фокуса Ватанабэ Такео удавалось танцевать. Такеши эта способность не передалась... Зато каким-то сверхъестественным образом оказалась у Соры-оппы.
  
   ОБНОВЛЕНИЕ 19.03.2015
   С тихими проклятиями парни полезли на сцену. Мне осталось только растерянно моргать. Хотя в одно меня точно радовало -- теперь меня не будут касаться посторонние мужские руки. Это все еще было... неприятно. Хотя и непрофессионально. Но я оставалась все-таки девушкой, да и разучиться смущаться пока никак не получалось.
   - А ты пятерых удержишь разом? - подозрительно осведомилась я у Соры-оппы. Для Кано Мизуки больше трех человек заставить двигаться, никогда не удавалось. Каким был предел у Ватанабэ Соры не знал никто. Он крайне редко использовал свои особые способности. Попробовали бы у него ребята не разобраться как следует с хореографией.
   - Без проблем, - пожал плечами дорогой братик, потрепав меня по макушке. - Не волнуйся, все пройдет идеально. Я позабочусь об этом. Ты будешь великолепна.
   После "великолепна" я вздрогнула. Значит, гонять он будет теперь не только парней, но и меня. "Великолепна" в устах оппы -- это приговор к долгим и мучительным пыткам на репетициях.
   Вот ведь влипла...
   - Ты только... не перестарайся, - убито произнесла.
   Музыка снова заиграла... И я поняла, насколько же легче и приятней мне было танцевать вместе с друзьями детства. Никакого смущения, никакого напряжения. Просто драйв и сплошное удовольствие. Все страхи отступили прочь. Словно... Ну словно я просто на школьной вечеринке отрываюсь.
   Меня вертели как куклу, подбрасывали вверх, кружили. Я постоянно чувствовала касания чьих-то рук. Но это же были мои братики, а не какие-то чужие парни.
   Единственное, что напрягало, так это гримаса на лице Соры. Когда удавалось взглянуть ему в глаза, я каждый раз ощущала, что он ужасно напряжен. Посторонние бы не заметили, насколько неестественно Ватанабэ улыбается, но я-то знала его всю жизнь. Причем в прямом смысле всю жизнь. Мама говорила, первый раз мы с Сорой встретились в день, когда я появилась на свет. Прямо в родильном отделении больницы.
   А еще Сора будто постоянно оглядывался по сторонам, словно искал источник угрозы.
   Он боялся... Неужели за меня? Но кто мог мне угрожать? У меня не было врагов. Вообще никаких. Разве что сталкер какой завелся... Но охрана бы заметила.
   - Не отвлекайся! - одернул меня оппа. Он замечал абсолютно все. До последней мелочи. И ненавидел, когда я несерьезно относилась к работе.
   - Да, - коротко ответила я.
   Где-то вдалеке внезапно громыхнуло. Свет погас.
   А я тут же оказался прижата к груди лучшего друга.
   - Что случилось? - испуганно спросила я у парня.
   Был это выстрел или просто что-то упало, я понятия не имела. Не было у меня шанса узнать, как звучат настоящие выстрелы.
   - Не бойся, - только и ответил мне оппа.
   - А я и не боюсь, - задиристо ответила я. - Уж постоять за себя я точно умею.
   Сора погладил меня по плечу, успокаивая.
   Уж он-то прекрасно понимал, что мне все-таки страшно. Надуть его у меня бы не получилось при всем на то желании.
   - Свет скоро включат. И репетиция продолжится. Не волнуйся по пустякам.
   Легко ему говорить...
  
   Принцесса, девушка благородной крови (яп.);
   Младшая сестра (яп.);
  
  

Оценка: 8.07*17  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"