Пых Тина: другие произведения.

Кости - Костыль или миссия начинается.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я бы скорее всего "обозвала" это творение подростковым фэнтези. Написано оно ещё не до конца, поэтому большая просьба оставлять комментарии, а если найдёте ошибки или другие неточности, то и подавно писать и ещё раз писать. Заранее большое спасибо!

  
  
   Пролог
  
  
  - Ну, прямо хоть Х-файлы заводи, - разводя руками в стороны, докладывал участковый Петренко, прибывшему на место происшествия капитану Колбасюку. - Уже третий случай за неделю и почерк явно тот - же.
  - А вот это уже будут решать эксперты, - недовольно морща нос, прервал Колбасюк Петренко. - Это их работа.
  - Точно так,- козырнул Петренко, отступая на шаг назад и чертыхаясь про себя, что забыл, с кем имеет дело. Сосиска - он и есть - Сосиска.
  Колбасюка в отделении недолюбливали и, было за что. Мало того, что был он жмотом, скупердяем страшным, так еще и придирался везде к чему только мог и к кому только мог. Перед начальством же наоборот лебезил, всячески пытался выслужиться и преданно заглядывал в глаза каждому, кто был старше его по званию. Вот и сейчас, услышав от Петренко перекрученную фразу "Так точно ", он поморщился, как от зубной боли и надменно прогнусавил:
  - Почему не по уставу? И вообще...- Тут Колбасюк едва не захлебнулся словами, увидев нарушение. - Почему на месте происшествия посторонние?! - и его обвиняющий перст указал на Лидочку, начинающую корреспондентку местной газеты, которая с рвением юности, делающей первые шаги в карьере журналиста криминальной хроники, просачивалась везде, где пахло преступлением с " изюминкой". А тут ещё и случай столь необычный...
   Участковый, хорошо знавший Лидочку, поскольку выросла она, можно сказать, на его глазах, ведь жили они в домах по соседству, подойдя к девушке, тихо сказал:
  - Сегодня Сосиска дежурит. Тебе бы лучше не попадаться ему под руку, а то еще "телегу" в редакцию накатает. Ты же его знаешь.
   Лидочка сначала хотела возмутиться но, увидев выражение лица Колбасюка, надув капризно губки, всё-таки благоразумно решила ретироваться.
  - Дядя Паша, но вы ведь мне потом расскажете, что тут обнаружили?- перед тем как уйти, попросила она участкового Петренко, обворожительно при этом улыбнувшись.
  - Это ты лучше у Васи попроси. Вон он крутится сейчас у киоска вместе с экспертами, - подкрутив по гусарски ус, хмыкнул Петренко.
   Глаза у Лидочки лукаво блеснули и она томно вздохнула. Не для кого не было секретом, что Вася пытался, небезуспешно, ухаживать за девушкой и в этом нелёгком деле ему помогало всё отделение, по мере сил, конечно.
  - Ладно, уж, утром позвоню этому оболтусу, - и Лидочка растворилась во мраке ночи.
   Именно с лёгкой руки опера Васи, балагура и весельчака, вредный Колбасюк и получил своё прозвище Сосиска. В пятое отделение Колбасюк перевёлся недавно, но очень быстро умудрился всем встать поперёк горла. Когда однажды, по своему обыкновению, он устроил Васе головомойку за якобы не выполнение им каких-то должностных инструкций, то тот, пребывая в праведном гневе и глядя вслед удаляющемуся Колбасюку, вспылил: - Да какой же он Колбасюк? На сосиску и то с трудом тянет!
   Колбасюк и вправду был тощим и долговязым, и как точно было подмечено, смахивал на сосиску, Оставалось только с боку, по форменному кителю, дописать: " Диетическая ".
   Васина фраза, услышанная другими операми, тут же стала крылатой. С тех пор, между собой, Колбасюка стали называть не иначе, как Сосиска.
  
   Для капитана Колбасюка фамилия была трагедией всей его жизни. Ещё в школе его жутко дразнили и, подрастая, он твёрдо решил, что, как только получит паспорт, то сразу же сменит фамилию. Но, узнав о так долго лелеянных надеждах, его родители были непоколебимы в своём твёрдом решении: либо он, как и они - Колбасюк, либо он не их сын.
  - Мой прадед был Колбасюк и дед, и сам я Колбасюк, и горжусь своей фамилией, - гремел трубным гласом Колбасюк - старший. А надо отметить, что ростом он был метр девяносто и телосложение имел богатырское. Не удивительно, что за его жизнь находилось немного смельчаков, желающих переиначить их родовую фамилию. Поэтому Колбасюку - старшему были непонятны мотивы сына. На свою беду Колбасюк - младший удался в породу своей матери и даже отец не раз называл его хлюпиком, когда сын начинал жаловаться на своих дворовых товарищей, которые не уставали придумывать ему всё новые и новые прозвища, поскольку Колбасюк - младший уже тогда отличался скверным характером.
   Все эти обстоятельства сыграли свою немаловажную роль, когда перед Колбасюком предстал вопрос о выборе профессии.
   "Вот где сила и власть! - думал он, любуясь в отражении зеркала на свой мундир, в день, когда он окончил школу милиции. - Теперь я им всем покажу!"
   Но фамилия по-прежнему оставалась его " ахиллесовой пятой ". Впрочем, вскоре Колбасюк воспрянул духом, решив жениться и взять при этом фамилию жены. Он долго и тщательно подбирал кандидатуру на роль своей супруги. И когда он всё-таки нашёл родственную душу, то по неимоверной иронии судьбы фамилия его будущей жены оказалась - Хрюкова. Однако Колбасюк, надо отдать ему должное, не изменил своему выбору и таки женился, оставшись при этом с прежней фамилией, и переполнявшей его через край затаённой ненавистью ко всем, кто хоть однажды имел неосторожность усмехнуться, услышав его фамилию.
  
   Итак, Колбасюк подошёл к распахнутой настежь двери киоска, прожёг испепеляющим взглядом опера Васю и вопросительно воззрился на эксперта - криминалиста.
  - Без сомнения, во всех трёх случаях почерк один и тот же, - усиливая свой вывод кивком головы, подтвердил эксперт. - Но с полной точностью скажу только после лабораторного анализа. - Однако, это и впрямь чертовщина, какая-то, - удивлённо добавил он. - Замок не взломан, в том смысле, каком мы привыкли это воспринимать. Ни ключом, ни отмычкой, ни фомкой, ни чем-либо другим его никто не открывал, но язычок замка неимоверным образом вдавили внутрь, погнув при этом весь механизм, чем и привели замок в полную негодность. Не представляю, каким инструментом пользовался грабитель? Я с такими повреждениями за всю свою практику ни разу не сталкивался.
  - Потерпевший прибыл? - поинтересовался Колбасюк у опера Васи, как всегда недовольно при этом скривившись. - Установили, что пропало?
  - Да, - кивнул Вася. - Опять шоколад, мороженое, конфеты, соки... Унесли приблизительно столько, сколько смог бы забрать один человек, не очень крепкий физически.
  - Та - ак, - протянул Колбасюк, зачем-то, шаркнув ногой по асфальту. - Понятно.
   Хотя на самом деле ему ничего не было понятно. Получалось, что обворовывал киоски, какой-то подросток, но вот, как этот стервец умудрялся таким образом ломать замки, что приводил этим в замешательство видавших виды экспертов, было не ясно. И ведь на месте преступления не оставалось никаких следов, никакой зацепки. Колбасюк потупился, думая, о чём же докладывать завтра начальству?
   А тем временем, буквально в двух кварталах от так тщательно обследуемого места преступления, в подвале жилого дома, привалившись спиной к горячей трубе отопления, поскольку на дворе стояла поздняя осень, щупленький подросток довольно уминал очередную плитку шоколада, время от времени запивая его глотком сока. Мальчонке было тепло, он был сыт и от этого пребывал в состоянии полного блаженства. Ел он до тех пор, пока последняя шоколадная обёртка не опустела. А с мороженым и конфетами он расправился ещё раньше. Глаза мальчика, уже давно слипавшиеся в сладкой дрёме, закрылись, и он сыто и безмятежно засопел.
   Но эйфория длилась недолго. Уже дня два мальчишке не давал покоя зуд по всему телу. Почёсываясь и беспокойно ёрзая, мальчонка нехотя открыл глаза, чувствуя, что с ним происходит что-то неладное. Он недовольно провёл руками по лицу, протирая глаза, и ... ойкнул. Даже на ощупь можно было определить, что лицо опухло и покрылось волдырями, или прыщами. Обследовав себя, пацанёнок убедился, что подобная метаморфоза произошла не только с лицом, но и со всем телом. Ко всему прочему его ещё стало знобить. Он попытался тщательнее укутаться в старое, изодранное одеяло. А в довершении всех бед у мальчишки жутко разболелся живот.
   - Шоколадом должно быть объелся, - жалобно простонал мальчуган, ритмично покачиваясь из стороны в сторону, стараясь усмирить режущую боль в желудке.
   Жар неотвратимо поднимался и вскоре, тело мальчика было настолько горячим, что больше напоминало дышащую жаром печь. Он уже не раскачивался, а просто лежал, свернувшись калачиком то ли в полудрёме, то ли в полузабытье.
   В один из просветов сознания, мальчику почудилось, что стены вокруг него странным образом трясутся, будто хохочут. Впрочем, он решил, что это ему мерещится, поэтому не испугался и тогда, когда над ним склонились две странные рожи. Носы у них были, как рыло у свиней, а глаза красные, какие бывают, например, у белых кроликов. Рожа, что нависала с правой стороны, повела пятаком, втягивая воздух.
  - Запах есть, - подтвердил рылообразный.
  - Слабый, - отмахнулся другой.
  - Нам приказано брать всех, от кого исходит этот запах, - настаивал первый. - К тому же он идеально подходит по всем остальным пунктам.
  - Да ты только посмотри на этого заморыша, - хохотнул тот, другой.
  - Приказано брать всех, - гнул своё красноглазый, сунув рыло почти в лицо мальчишке, продолжая принюхиваться.
  - Тогда бери его сам, - уступил второй. - Пусть это будет твой трофей. Я к нему никакого отношения иметь не хочу.
   Мальчуган, ощутив на своём лице довольно зловонное дыхание, вяло поднял руку и нехотя отмахнулся от назойливой галлюцинации. Ладонь шлёпнула по влажному пятаку, и парень вздрогнул от ощущения реальности происходящего.
   Вторая "галлюцинация" тем временем захохотала, согнувшись пополам и держась за живот.
  - Да ты даже от хлюпика умудрился в рыло получить, - сквозь смех простонал он, но отхвативший оплеуху лишь пожал в ответ плечами, правда, при этом в его глазах блеснул недобрый огонёк.
   Наконец поняв, что происходящее вокруг настолько - же реально, как и он сам, паренёк съёжился и попытался уползти глубже в черноту подвала. Ведь он, наконец, сообразил, что видит в кромешной тьме этих чудищ только потому, что их глаза распространяют вокруг себя адский, красный свет. Но скрыться ему не удалось. Мальчишку, как цыплёнка, поймали за ногу, с лёгкостью подняли в воздух и засунули в огромный мешок. Для одного вечера это было уже чересчур, к тому же сказывалась высокая температура. В общем, от пережитого стресса, парнишка попросту потерял сознание.
  
  
   * * *
  
   - Слышь, пацан, пора вставать! Хорош тебе бока отлёживать! - послышался громовой голос и мальчонку встряхнули так, что он едва не вывалился из своей не по размеру большой одежды. Открыв глаза, и увидев, кто стоит перед ним, мальчик не знал, что ему делать, достаточно ли будет просто позвать на помощь или лучше рта не открывать, а попытаться " сделать ноги ".
   Тормошащее его существо трудно было даже описать словами. То, что это не человек, было понятно с первого взгляда, поскольку на огромной морде у него вместо носа красовался рог, почти совсем как у носорога. На бледной коже, с позволения сказать, лица, особенно ярко выделялся огромный рот с кроваво - красными пухлыми губами. А при оскале, явно заменявшем этому существу улыбку на обозрение выставлялись два ряда острых хищных зубов. Маленькие, круглые чёрные глазки существа смотрели на мальчонку хитро, но не зло, а уши были длинные, словно у осла, мохнатые, серые и с оранжевой опушкой по краям.
   Подождав, пока паренёк вдоволь на него поглазеет, монстр подпёр бока огромными ручищами, на которых было по шесть пальцев, и каждый выглядел, как большущая сарделька, хохотнул, довольный произведённым эффектом и примирительно - спокойным голосом спросил:
  - Сам-то откуда будешь, такой раскрасавец?
   Немного подождав и видя, что отвечать ему не собираются, монстр, повысив голос, гаркнул:
  - Ты что, ещё и глухой? Спрашиваю, откуда будешь? Что-то не припомню я, где водятся подобные пухлики.
  - Ниоткуда, - выпалил мальчишка, должно быть, обидевшись, что его назвали пухликом.
   Громила - носорог нахмурил брови, что заставило паренька съёжиться, несколько секунд задумчиво помолчал, а потом, махнув рукой, хмыкнул:
  - Я так и думал, что дыра какая-то. Разумные представители фауны из вашего " Ниоткуда " к нам ещё не попадали. Да... Видно действительно плохи наши дела, если уже из такой глухомани разных пухликов подбирают.
   Паренёк так и не понял, издеваются над ним или действительно поверили, что он живёт в местности под названием " Ниоткуда ". Но вот назвать его пухликом, даже с самой большой натяжкой, было бы затруднительно. От постоянного недоедания был мальчонка худой, словно спичка.
   - Топай вон туда, мыться, а потом получишь свежую одежду. Попробуем подобрать что-нибудь и на тебя, - пробормотал "Носорог", оценивающе окинув паренька взглядом, и ткнул пальцем на приоткрытую дверь. - Да,- тут же добавил он, - своё рваньё оставь здесь. Нечего мне там антисанитарию разводить.
   Это прозвучало, как приказ и немного пораскинув мозгами, мальчишка решил, что с таким бугаём лучше не спорить. Немного успокаивало то, что посылали его всего лишь в душ помыться и обещали выдать свежую одежду.
  "Может, его снова хотят засунуть в какой-то приют, а на мужике всего лишь маска, для острастки особо строптивых, - тут же придумал объяснение для всего происходящего паренёк. - Что ж, помыться ему не помешает, да и приодеться тоже, а потом всё равно сбежит. Все эти приюты не для него. Пусть впроголодь, но свобода необходима ему как воздух. Хотя... зима на носу... Может, он и переждёт в тепле до весны, а там..."
   Вот так размышляя, мальчонка скинул свою неказистую одежду с чужого плеча и юркнул за приоткрытую дверь.
   Душевая была белой и действительно стерильно чистой. Парнишке сразу захотелось плюнуть где-нибудь на самом видном месте, но он сдержался. Всё-таки ему здесь мыться. Он прошёл мимо большого зеркала, занимающего едва ли не пол стены "предбанника", мельком глянул на своё отражение и ... остановился, как вкопанный. Он не узнавал самого себя. Лицо его было бесформенно-распухшим, усеянное при этом отвратительной сыпью. А местами, где он успел расчесать кожу, красовалась бугристая корка корост. Распухшие щёки отвратительно отвисли, как у перекормленного хомяка, а глаза, на фоне всей этой припухлости, были едва заметны. Теперь-то мальчонка понял, почему " Носорог " назвал его пухликом. Но и это было ещё не всё. Его тело было таким же безобразно опухшим и покрытым коростами из-за расчёсанной им сыпи. А, оглядев себя со всех сторон, мальчишка обнаружил, что теперь его задница мало, чем отличается от лица. Или правильнее было бы сказать наоборот?
   Парнишка сжал ладонями виски и постарался собраться с мыслями. Он ещё ужасался виду носорогого, но у того это, скорее всего маска, а вот он превратился в настоящего мутанта, подвергнутого радиоактивному облучению.
   Мальчишка замер. Его не на шутку испугала собственная догадка, когда он по новому оценил стерильность душевой. А вдруг он оказался в какой-то секретной лаборатории, где над ним будут проделывать разные опыты? И тот носорогий вовсе не в маске, а тоже мутант. От таких предположений ноги у паренька предательски задрожали, а ладони вмиг увлажнились. Стараясь не шуметь, он вновь подкрался к двери и заглянул туда, где остался носорогий.
   - Слышь, Платон, мальчонка-то где? - в тот же миг услышал он незнакомый голос и, отпрянув от двери, прижался спиной к стене, даже не вздрогнув от неприятного ощущения соприкосновения кожи с холодной, гладкой поверхностью кафеля.
  - В душе, - тут же прогремел бас носорогого. - А тебе он зачем?
  - Да вот, нужно его ещё этими пилюлями накормить, для закрепления эффекта и ещё кое-что сделать. Ты, поди, и сам видел этого больного головастика? - и вошедший положил на стол упаковку какого-то лекарства.
  "Я головастик? - с ужасом подумал паренёк, с трудом сглотнув вставший, вдруг, в горле ком. - Или, скорее всего вот-вот им буду. Что же делать? Нужно бежать отсюда пока не поздно. А там, в больницу... Может, ещё спасут..., вылечат...
  
  Отлепив спину от стены, пацан ещё раз заглянул в щель от неплотно прикрытой двери и увидел того, кто только что зашёл. Он, конечно, больше походил на человека, чем носорогий, но рожу имел преотвратительную. Его изогнутый крючком нос, спускающийся почти до нижней губы и без того неимоверно длинный, ещё и заканчивался огромной бородавкой на тонкой ножке. Такие же бородавки, но чуть поменьше, были небрежно растыканы по всему лицу. Редкие, но длинные волосы незнакомца были смолисто-чёрными. А словно подтверждая худшие догадки мальчика, на нём был надет белый халат.
   "Мимо двоих не прорваться, - с тоской подумал мальчуган. - Нужно ждать ", - и он неподвижно замер на своём наблюдательном посту.
   Тот, что был в белом халате, подёргав свою бородавку, росшую на носу, нетерпеливо спросил у носорогого, которого он назвал Платоном:
  - Давно он уже там? У меня дел невпроворот. Партию, на этот раз большую привезли. Других пацанят тоже разными микстурками напоить надо.
   У мальчонки, от услышанного, волосы на голове встали дыбом. Значит, он тут такой не один. Привезли целую партию. И всех... микстуркой...
   Додумать он не успел, поскольку Платон, недовольно пыхтя, вышел из своей подсобки и буркнул:- Сейчас пойду, гляну.
   Сердце паренька едва не "тормознуло" с испугу, но несколько раз гулко ухнув о ребра, оно всё-таки вернулось почти к прежнему ритму.
   " Делать нечего, придётся прорываться,- подумал мальчишка. - Теперь либо пан, либо пропал". - И приготовившись к рывку, он замер за дверью. Ведь убегать, ускользать, выкручиваться было для него не внове, и он считал себя ассом в этом деле. Так что шанс у него был, к тому же на его стороне неожиданность.
   Как только дверь распахнулась, паренёк на реактивной скорости шмыгнул у Платона прямо между ног. Словно испуганный стриж он порхнул по комнате к двери, находящейся, как он успел заметить, в другом конце комнаты. И, о чудо, при его приближении дверь сама перед ним распахнулась. Ещё один отчаянный рывок и... пацан на полном ходу врезался в невидимую преграду. Воздух враз вылетел у него из лёгких и, упав на спину, он, словно жаба на солнцепёке, лежал, выпучив глаза, беспомощно открывая и закрывая при этом рот. А потом он увидел, что над ним склонились и Платон и тот, что в белом халате. Притом, последний, злорадно хихикал, потирая руки.
   - Что, удрать хотел? - поинтересовался Платон.
  - А пароля то мы и не знаем, - поддакнул ему тот, что с бородавкой. - И куда же ты, касатик, голым то хотел драпать, - ещё раз хихикнул он. - Глянь на себя, срамота одна.
   Только сейчас паренёк сообразил, что он впрямь голый и остро прочувствовав это, густо покраснел.
   - То-то, - буркнул Платон. - Совсем что ли голова не варит. Дождался бы сначала, пока одежду выдадут, а потом бы уже и драпал. Результат, конечно, был бы тот же, зато потом не было бы так мучительно... стыдно. - Затем он отошёл, но вскоре вернулся. - Возьми вот пока, - и он протянул мальчишке полотенце. - А ведь так и не помылся, стервец, - подытожил Платон.
   Дыхание у мальчишки уже почти выровнялось. Он резко поднялся и быстренько обмотал полотенце вокруг бёдер.
   - Марш в душ! - нахмурив брови, велел Платон, и вид у него стал настолько грозный, что у мальчишки мурашки по спине пробежали целым табуном.
   - Э нет, - неожиданно встрял бородавчатый. - Сначала он мой. Нет, у меня времени ждать, пока вы тут мочалиться будете. - И схватив паренька за руку, он потащил его к столу, на котором так и лежала упаковка каких-то пилюль. Мальчишка в пол силы упирался, но дотащить себя до стола позволил. Однако, увидев лекарство, он стиснул зубы и демонстративно плотно сжал губы. Оценивающе заглянув к нему в глаза, бородавчатый доктор снова ехидно захихикал.
   - Боишься, паря, - понял он. - А шоколад-то жрать любишь!?
   Мальчишка, до этого с любопытством рассматривающий бородавку на носу собеседника, удивлённо взглянул ему в глаза.
   - А вы откуда знаете? - не сдержавшись, спросил он.
   - Пузо то твоё кто, думаешь, лечил, когда тебя сюда доставили? И жар снимал?
   Мальчик отчётливо вспомнил жуткую боль в животе и состояние полубреда, в котором он находился.
  - А те странные существа, с рылом, как у свиньи, они были настоящими? - припоминая все подробности, поинтересовался мальчонка.
  - А то, как же, - вставил и своё слово Платон. - Вот только со свиньями их не нужно сравнивать. Не любят они этого. Тебе ещё повезло, что нюхачи-искатели тебя тогда обнаружили, а то так бы и помер ни за что.
  - А что у меня с лицом? - снова поинтересовался малец.
  - Да разве ж только с лицом, - опять захихикал бородавчатый, нарочно заглядывая мальчонке за спину.
   Парнишка в очередной раз покраснел и даже разозлился.
   -Ух, искры то, какие мечет, - хмыкнул бородавчатый. - Сердится.- И будто сжалившись, добавил: - Аллергия это, диатез, по-вашему, да ещё где-то корь подхватил, вот оно в дуэте и дало... Сейчас пару пилюлек примешь, водичкой окропим, и всё пройдёт.
   Затем этот странный бородавчатый доктор достал из коробочки две жёлтые пилюли и аккуратненько положил их на стол. Потом залез рукой в правый карман своего белого халата и вытащил оттуда, какую то бутылочку. Открутив с неё крышку, он протянул пузырёк пареньку.
   - На вот, запей. Да не бойся, не отравлю. Ты нам ещё живой понадобишься.
   Поскольку живот и вправду не болел, и температура не ощущалась, то мальчишка решительно сгрёб со стола пилюли, засунул их в рот и поднёс к губам бутылочку, чтобы запить.
   - Стой,- вдруг крикнул бородавчатый, отбирая бутылочку. - А вдруг я перепутал? - пробурчал он себе под нос и тут же полез в левый карман, выудив оттуда точно такую же бутылочку. - В правом или в левом? - пробубнил он с отрешенно задумчивым видом. Затем, неопределённо пожав плечами, он открутил крышку с другой бутылочки и поднёс её горлышко к своему крючковатому носу. Ноздри его будто ожили, принюхиваясь, они раздувались при этом в разные стороны, а бородавка на кончике носа забавно качалась на тонкой ножке. Потом он так же тщательно принюхался ко второй бутылочке.
   - Приятно узнать, что склерозом я ещё не страдаю, - наконец объявил он, протягивая пареньку всё туже бутылочку. - Пей.
   Мальчонка отлепил уже успевшие прилипнуть к языку пилюли. Шумно переведя дух и, искоса взглянув на бородавчатого, он всё же взял протягиваемую ему бутылочку. Проглотив и запив лекарство, он поставил бутылку на стол и внимательно прислушался к собственному организму. А тем временем бородавчатый лихо отхлебнул из второй бутылки, раздув при этом щёки и распылив струю, словно опытная домохозяйка, гладящая бельё, выплюнул всё это мальчишке в лицо. Тот испуганно дёрнулся, с опозданием закрыв лицо руками, и принялся гневно обтираться, и даже отплёвываться.
   - Извини, распылитель забыл, - объяснил тем временем бородавчатый. - Но эффект-то тот же.
   - Сейчас самому как плюну, - забыв про всю необычность обстановки, зло процедил мальчишка и уже даже потянулся к отставленной секундой раньше бутылке.
   - Лучше сам глянь на результат, - хихикнул бородавчатый и, засунув руку в один из внутренних карманов, извлёк оттуда круглое зеркальце. Он протянул его мальчишке, а тот, не зная, что с ним делать, отпихнул назад.
   - Я то себя видел, - хмыкнул этот странный доктор, но, тем не менее, с интересом заглянул в зеркало. - Красавец, как и всегда, - довольно изрёк он и опять протянул зеркало мальчонке.
   - Надо же, обычный человек, - всматриваясь в лицо мальчика, изрёк Платон. - А я то всё думаю, вроде не мышонок не лягушка... А теперь смотрю, пацан как пацан.
   Удивлённо захлопав глазами от подобного высказывания, мальчишка нетерпеливо глянул в зеркальце. И, о чудо! Лицо его удивительным образом приобрело прежний вид. Никаких тебе прыщей или опухолей.
   - Ладно, девица-красавица, хорош любоваться, - сказал бородавчатый, отбирая зеркало. - Лучше, давай скидавай полотенце, будем лечить и другие части тела.
   Мальчишка глянул на свой живот и убедился, что тут сыпь не исчезла.
   - Давай-давай, - поторопили его. - Хотя, если тебе больше нравится так, то оно конечно...
   Мальчонка, немного подумав, нехотя скинул полотенце, а бородавчатый уже опять набрал полный рот жидкости. Наконец, обрыскав, или правильнее было бы сказать, оплевав всего паренька и убедившись, что аллергические последствия удалены, он аккуратно закрутил крышечку на бутылке, в которой ещё осталось немного жидкости.
   Оглядев себя со всех сторон, пацанёнок снова подобрал полотенце, обмотал вокруг бёдер и значительно повеселев, с любопытством спросил:
   - А как вы это делаете? Будто фокус какой-то.
   - Тебя что, рецепт интересует? - переспросил бородавчатый. - Тут всё просто: капля живой воды на ведро родниковой. Вот тебе и весь фокус.
   Мальчишка не обиделся, что ему не сказали правды, а только улыбнулся. Бородавчатый тоже хмыкнул, присмотрелся к мальчонке повнимательнее и спросил:
   - Слышь, малец, а звать-то тебя как?
   - Костик, - всё ещё малость тушуясь в компании этих странных существ, ответил паренёк.
   - Да я вижу, что одни кости, - хохотнул бородавчатый, безмерно довольный своим чувством юмора. - Я спрашиваю, звать тебя как?
   Думая, что его не расслышали, паренёк, повысив голос, ещё раз громко и чётко повторил:
   - Костик!
   - НУ, Кости, так Кости, - соглашаясь, кивнул бородавчатый. - Имя, надо заметить, вполне соответствует образу. Ну, что ж, Кости, греми костями в душ. Кстати, Кощей Бессмертный тебе не родственник?
   Вот тут Костик по настоящему обиделся. Он знал, что был жутко худым и каждая его косточка, отчетливо просматривалась под кожей, так, что по нему можно было изучать анатомическое строение человеческого скелета.
  Но зачем же издеваться? Однако благодарность за излечение очень скоро пересилила обиду и мальчонка вновь пошёл на уступку своему любопытству.
   - А вас как зовут? - поинтересовался он.
   - А ты что, не признал меня, что ли? Я же Айболит!
   Костик прыснул от смеха, сравнивая персонажа детской сказки с этим ... бородавочником.
   - Что, не веришь? - возмутился псевдо-Айболит. - Ведь про меня так прямо и написано:
   "Приходи к нему лечиться
   Гоблин, тролль и змеептица..."
   Неуж-то не помнишь? Платон, он не верит, - обращаясь к другу, захихикал бородавчатый. - Неужели тебя не убедило собственное исцеление. Между прочим, я о себе ещё много бессмертных строк записал. Вот, например:
   "Да, я добрый Айболит,
   Если твой живот болит
   Вылечу аппендицит,
   А ещё и гайморит,
   Застарелый простатит.
   Если ж в чреслах зазудит,
   Знай, поможет Айболит.
   Эту хворь я изведу
   Изгоню твою..."
   - Слышь, Айболитыч, тут дети, - напомнил Платон, хмыкая себе под нос.
   - Ну... в общем перхоть, - закончил свою мысль Айболит, а Платон уже конкретно ржал в полный голос.
   - Ладно, мне пора, - нехотя поднимаясь, объявил Айболит. - Дела. - И тут, словно что-то вспомнив, он повернулся к Платону и спросил:
   - В душевой-то порядок? Всё стерильно?
   - Обижаешь, - нахмурился Платон. - Не веришь мне, пойди, посмотри сам.
   - И посмотрю, - снова хихикнул Айболит. - Это моя прямая обязанность. - И проследовав к душу, он скрылся за дверью. Вернувшись минуты через три и суетливо потирая руки, он сказал Платону:
   - Чистота и порядок. Всё как положено. Ну, я пошёл, - и подойдя к двери, которая совсем недавно так немилостиво обошлась с Костиком, беспрепятственно вышел.
   - Ладно, Кости, топай мыться, - велел Платон и тут же добавил. - Интересно, что нужно было этому жуку в душевой? Ты там поосторожней, - посоветовал он Костику. - Айболитыч мастер на всякого рода шутки. Ничего незнакомого в руки не бери. Помойся и сразу назад.
   Костик согласно кивнул головой и, укоризненно посмотрев на Платона, сказал:
   - И вы туда же. Я не кости, я Костик.
   - Нет, брат. Раз Айболитыч сказал Кости, значит, так тому и быть. Да ты и сам увидишь. Он наверняка уже всем растрезвонил о твоём новом прозвище. Это он любит и уж, как скажет, так имечко и приклеится, не отвяжешься. Он ведь и Айболитом сам себя назвал. Сейчас уже никто и не помнит, как его отродясь-то звали. Так, что привыкай, паря. - И Платон, давая понять, что разговор окончен, слегка подтолкнул мальчишку в сторону душевой.
  
   "Это ж надо, Кости, - бешено орудуя мочалкой, гневно думал Костик,- Ещё посмотрим к кому, что приклеится. Вот погоди, будешь ты у меня..."
   Кем предстояло стать Айболиту, Костик пока не придумал и оттого злился ещё больше. Вымывшись, он покрутил головой, осматриваясь, схватил с полки бутылку с шампунем, но, вспомнив предостережения Платона, на всякий случай, прежде чем воспользоваться, принюхался к содержимому флакона. Из бутылки приятно пахло мятой, и Костик выдавил себе на голову солидную порцию тёмно-коричневой, густой жидкости. Вспенив шампунь, он стал тщательно скрести голову ногтями, поскольку случай помыться выпадал крайне редко, и нужно было использовать его на полную катушку. Неожиданно в помещении запахло тухлой рыбой и болотной тиной. Костик замер, принюхиваясь. Подобная вонь в столь стерильной комнате могла насторожить кого угодно. С каждым мгновением запах становился всё въедливее и тошнотворнее. Сунув руки под струю, Костик набрал пригоршню воды, промыл глаза и огляделся.
   В помещении, кроме него, больше никого не было, а концентрация запаха уже становилась угрожающе удушливой. Юркнув под душ с головой, Костик стал быстро смывать мыльную пену. И когда пенные струи полились по лицу, Костик, вдруг, понял, что это пахнет от него. Вернее от шампуня у него на голове. Он стал усердно промывать волосы, кашляя от жуткой вони и отплёвываясь от воды, попадающей при этом в рот. Почувствовав рвотные спазмы от уже невыносимого смрада, Костик, схватив на бегу полотенце, вылетел из душевой.
   Оказавшись в комнате полной свежего воздуха, он продолжал натужно кашлять, едва не выворачиваясь при этом на изнанку, и упал голыми коленями на пол, схватившись руками за горло. Полотенце оказалось у Костика на голове, видно он рефлекторно старался тканью прикрыться от въедливой вони и теперь полотенце свисало, как паранджа, прикрывая исключительно голову.
   На шум из подсобки вышел Платон. Увидев Костика и потянув носом воздух, он гневно пробасил: - Так! Что было на этот раз?
   Но Костик не смог ответить сразу. Ещё минут пять он откашливался, а Платон, тем временем, плотнее прикрыл дверь в душевую и даже бросил пару полотенец на пол, закрывая ими щель под дверью, не давая возможности отвратительному запаху проникнуть и в эту комнату. Наконец более-менее прейдя в себя, Костик с трудом выдавил: - Это шампунь. Сначала он нормально пах - мятой, а потом словно взбесился. Завоняло так, что ... мама дорогая...
   - Ну, Айболитыч, это была последняя капля, - взревел Платон. - Ох, и получишь же ты у меня на орехи!
   Будто по волшебству, дверь в комнату открылась, а на пороге возник Айболит в комплекте со всеми своими бородавками.
  - Ну что, как помывка? - весело поинтересовался он, ещё не ощущая угрозы. Платон, увидев виновника всех беспорядков и нарушителя наведённой им идеальной гигиены, грозно зарычал. Глазки Айболита быстро забегали, оглядывая Костика, всё ещё сидящего на полу и теперь уже вытирающего полотенцем мокрую голову. Потом взгляд переместился на Платона и, предав своему лицу негодующее выражение, Айболит возмущённо спросил:
   - Собственно говоря, в чём ты меня подозреваешь?
   Недобро сверкнув маленькими, чёрными глазками Платон подошёл к Айболиту, схватил его за шиворот и потащил в сторону душевой. Айболит начал было возмущаться, но Платон, рывком распахнул дверь душевой, втолкнул туда незадачливого лекаря, захлопнул дверь и привалился к ней плечом. Меньше чем через минуту в дверь забарабанили, и послышался приглушённый голос Айболита:
   - Выпусти, душегубец! Помру ведь!
   - Ничего, не помрёшь, - отвечал ему Платон, продолжая держать дверь. - Любишь пошутить - люби и посмеяться.
   - Он же и впрямь там задохнётся, - подал голос Костик, который уже вытер голову и теперь привычно обматывал полотенце вокруг бёдер.
   - Его жалеть - себе дороже, - хмыкнул Платон и немного удивлённо взглянул на мальчишку, который заступился за Айболита после всего случившегося с ним. Взглянул и... отпустил дверь, которая тут же с грохотом распахнулась, и из душевой вывалился бледный Айболит. Он не рухнул на пол, как Костик, а поступил, как Платон, быстренько захлопнул дверь и ногой подпихнул полотенце на прежнее место.
   - Да кто ж там у тебя мылся? - крикнул он. - Я то думал малец в душ идёт, - и Айболит вопросительно глянул на Платона, который удивлённо что-то рассматривал. Проследив за его взглядом, Айболит тоже глянул на мальчишку и... челюсть у него отвисла.
   - Вот это, да!? - только и смог выговорить он.
   Понимая, что всеобщее удивление вызвал именно он, мальчишка растерянно захлопал глазами и оглядел свои руки, живот и босые ноги. Похоже, всё было в порядке.
   - Ладно, это ещё не страшно, - наконец сказал Платон, развернулся и направился в подсобку. - Подожди, малец, сейчас одежду вынесу.
   - Нет, Платон, ты не понимаешь... - едва шевеля губами, прошептал ему вслед Айболит.
   Мальчишка, тем временем, пошарил глазами по комнате и вскоре нашёл то, что искал. Недалеко от него на стене висел небольшой шкафчик, и дверца его была зеркальной. Костик подошёл и с замирающим сердцем посмотрел в зеркало. Его русые, непослушные вихры на голове теперь необычно зеленели, как первая трава весной. Всмотревшись в зеркало внимательнее, мальчишка, наконец-то облегчённо перевел дух. Зелёные волосы - это ерунда. Он ожидал худшего. Например, таких бородавок, как у Айболита или рог, как у Платона, а то может и ещё чего похуже.
   В это время дверь в комнату вновь распахнулась и на пороге возникли двое. Костик глянул на них и повеселел. Люди, как люди. Нос, глаза, уши - всё на месте и ничего лишнего. Разве что мускулов многовато, но это пережить можно.
   "Лихо мужики качаются - подумал Костик. - Таких только телохранителями брать или вышибалами".
   - Константин Говорков готов? - поинтересовался один из вошедших. - Его ждёт босс.
   - Готов-то он готов, - бубня себе под нос, вернулся в комнату Платон. - Сейчас только оденем, и будет совсем готов, - и он протянул пареньку стопку аккуратно сложенной одежды. Одежда тоже оказалась самая обычная: жёлтая футболка и тёмно синие штаны, фасоном напоминающие спортивные. Даже нижнее бельё обычное - людское. И это окончательно вернуло Костику душевное равновесие. Одевшись, он ещё раз глянул на себя в зеркало и саркастически хмыкнул. Да уж, цвета сочетались, как нельзя лучше: насыщенная зелень волос и ярко-жёлтая футболка.
   - Босс не любит ждать, - поторопил, молчавший до этого момента, второй "качёк" и положил руку мальчишке на плечо. - Пошли.
   - Иди, иди, - подбодрил мальчонку Платон. - Там тебе всё объяснят. Может, ещё свидимся.
   И Костика вывели из комнаты, но как он не прислушивался, произнесённого пароля так и не расслышал.
  
  
   - Дурак ты, Айболитыч. И шутки у тебя дурацкие, - высказался, наконец, Платон, когда дверь за Костиком закрылась. - Ну ладно волосы, но ведь от пацана теперь воняет, как от неделю назад издохшей камбалы, а зная тебя, могу с уверенностью сказать, что этот запах ещё не скоро выветрится. Ему и так будет нелегко с его то комплекцией и недостатком сил, а тут ещё и это...
   - Не скажи, Платон, не скажи, - Айболит, наконец, вышел из глубокой задумчивости. - Ты ведь не всё знаешь. Сядь-ка лучше, послушай, - и Айболит первым опустился на белоснежную кушетку. Заинтригованный необычной задумчивостью друга, Платон сел на кушетку и выжидательно уставился на Айболита.
   - Я ведь и сам мылся этим шампунем, так, для интереса, - начал объяснять он. - Ты на мне подобные последствия видишь? И волосы у меня не позеленели, наоборот, в кои-то веки седину извёл.
   - Слушай, Айболитыч, - перебил его Платон, - я ведь тебя не один день знаю, говори понятней, в чём суть действия этого шампуня?
   - Понимаешь, я его недавно придумал, вот и решил испытать на ком-то ещё, но так, чтобы это было не очень заметно. Поэтому я пообщался сегодня с нюхачами и узнал, что от этого мальца был самый слабый запах магии. Вот я его и выбрал. Ведь чем большей запредельной силой владеет подопытный, тем сильнее будет реакция. Ты же знаешь, моя сила не запредельная, а несколько иная, ближе к целительной, поэтому мой волосы от шампуня не позеленели, а всего лишь омолодились, что тоже неплохо. Запаха же и вовсе не было. Сам понимаешь, увидеть шампунь в действии хотелось ужасно. Поэтому, раз от парня запах магии был слабый, думал, появится немного зелёного оттенка в волосах, никто и не заметит. Ну, а чтоб такая вонь пошла, это какую же силищу надо иметь? То ли нюхачи с мальцом этим ошиблись, что ни в какие ворота не лезет, а может, запах стал пропадать из-за того, что жизнь в пацане уже еле теплилась к тому моменту. Знаешь, - хихикнул Айболитыч, - у меня впервые не хватает воображения представить, что из этого паренька в будущем получится. Вот тебе и молодо-зелено! Так то! Теперь думаю, говорить о результатах эксперимента боссу или пускай сюрприз будет.
   - Ты что, на старости лет совсем из ума выжил?! - рявкнул Платон, выслушав приятеля.
   - Да шучу я, шучу, - поспешил заверить Платона Айболит. - Скажу, конечно. Очень уж мне хочется увидеть выражение лица босса в этот момент.
   - Мне тоже, - обдумав ситуацию, хмыкнул Платон. - Ты вот что, сам не ходи, меня подожди. А шампунь этот мы в душе оставим, только придумай способ проветривать помещение или, как-нибудь по иному запах нейтрализовать. Во первых: шампунь этот - вещь, действительно, полезная, сразу будем знать кто на что горазд, а во вторых: опять же пацанёнку нашему жизнь упростим, если вонять от всех будет, а не от него одного.
   Вот так, сами того не заметив, Платон и Айболит взяли над этим маленьким, худеньким, вихрастым мальчишкой некое шефство.
  
  
  
   Они шли по коридору и Костику, оказавшемуся, наконец, в компании нормальных людей, не терпелось всё у них расспросить. Он уже открыл, было, рот, но тут один из здоровяков, потянув в очередной раз носом воздух, скривился так, будто укусил лимон и спросил:
   - Чем воняете, Кости?
   - Падалью! - ответил за мальчишку второй здоровяк и они оба заржали. Настроение Костика моментально переменилось. Дружелюбие, как ветром унесло. И он, решив не оставаться в долгу, поинтересовался:
   - Дяденьки, и давно это вы так жиром заплыли? Небось, и дышать трудно. Вы бы диеты, какой придерживались что ли?
   - Я тебе сейчас покажу, какой это жир, - перестав смеяться, ответил один из сопровождающих мальчика громил. - По макушке стукну и потом несколько дней не будешь знать, где у тебя зад, а где перед, - и здоровяк снова довольно заржал, поигрывая при этом мускулами на руках и груди.
   - Да, этим Костям явно кальция не хватает, - поддакнул приятелю второй качёк. - Тут и без Айболита диагноз невооружённым глазом видать - рахит. Ты, Бур, не дыши на него, а то ведь со стенки соскребать дистрофика придётся, а босс ждать не любит.
   Костика захлестнула волна гнева. Надо же, а он радовался, что встретил нормальных людей. Айболит и Платон в сто раз нормальнее этих придурков.
   В этот момент они, наконец, остановились перед дверью, которая бесшумно открылась и один из громил, буркнув что-то себе под нос, подтолкнул мальчишку в спину, заставляя войти. Уже переступив через порог, Костик повернул голову и сказал своим конвоирам:
   - Единственное, что дурак не может себе накачать - это мозги. А в вашем случае вообще полная безнадёга.
   Сзади послышалось грозное сопение и Костик, чтобы не схлопотать оплеуху, поспешил войти, а громила, видя, что мальчишка вот-вот улизнёт, едва дотянувшись, слегка поддал пацанёнку под зад. Но этого хватило, чтобы Костик влетел в комнату намного быстрее, чем ему того хотелось, едва не посшибав по дороге всю мебель. Упасть мальчишке помешал огромный стол, который и прекратил его стремительный полёт. Костик поднял голову и с удивлением посмотрел на того, кто пользовался столь необъятной мебелью. Глянул и обомлел. А он то, по своей наивности думал, что те двое, стоящие теперь в коридоре, мускулистые амбалы. Здоровущий мужик, сидящий за столом, вызвал у Костика благоговейный трепет. Этот "Мистер Мускул", нахмурив брови, зыркнул на дверь и та мгновенно захлопнулась, не дав Костиному обидчику вовремя отскочить, звонко припечатав его дубовой поверхностью по лбу.
   - Садись Кости... к, - сказали Костику, указав на стул. А Костик, услышав, что и тут уже знакомы с его новым прозвищем, окончательно пал духом, решив низачто здесь не оставаться, где бы это "здесь" не находилось.
   - Почему волосы зелёные? - поинтересовался мужчина, и Костик заметил, как ноздри его слегка вздрогнули, принюхиваясь. Мальчишка понуро ожидал очередной колкости по поводу исходящего от него запаха, но мужчина, быстро что-то смекнув, негромко сказал: - Опять Айболитыч балует. Пора бы его приструнить, как бы его пристрастие, в одно прекрасное время не закончилось для него плачевно. На сколько я знаю, - переводя разговор, мужчина вновь обратился к мальчику, - наши нюхачи-искатели практически спасли тебе жизнь.
   А Костик, уже сделавший для себя все необходимые выводы, уселся на предложенный ему стул и, стараясь создать о себе как можно худшее впечатление, словно ковбой, взгромоздил ноги прямо на полированную поверхность большущего стола. Правда, ноги едва-едва дотянулись до краешка стола, и Костику с трудом удавалось удерживать их, чтобы они не сорвались. На свою беду, мальчишка только сейчас вспомнил, что никакой обуви ему не дали, забыли или не успели, уже не важно, но теперь вверх торчали его растопыренные от напряжения пальцы. И смотрелось это вовсе не круто, как того хотелось Костику, а прямо таки абсолютно по дурацки.
   Выражение лица у человека за столом нисколько не изменилось, казалось, он даже не заметил этих маленьких, босых ног на своём огромном столе и, как ни в чём не бывало, продолжал говорить дальше.
   - Сведений о твоих родителях не обнаружено. Воспитывался ты в детском доме но, окончив кое-как первый класс, сбежал. С тех пор ты бродяжничаешь, предпочитая болтаться по улицам голодным, грязным, замерзшим, рискуя получить по шее от каждого, кому такая идея придёт в голову. Несколько раз тебя ловили правоохранительные органы, но из приютов ты продолжал упорно убегать. Друзей у тебя нет, только приятели, с которыми ты и влипал в разные истории, пытаясь где-то, что-то украсть. В итоге тебе сейчас двенадцать лет, выглядишь ты лет на восемь, имея при этом все признаки дистрофии. Мучимый голодом, ты умудрился взломать дверь киоска, так и не сообразив, как же это получилось. Потом ты ещё дважды повторял свой "подвиг", однако, сладкая жизнь до добра не довела. И если бы не наши нюхачи, тело Костика Говоркова уже обгладывали бы подвальные крысы.
   Костик поёжился, представив себе эту картину, но всё же его внимание в большей степени было сейчас сконцентрировано на правой пятке, поскольку из-за неудобной позы и под тяжестью второй ноги, край стола впивался в неё своей гранью, словно хищник. Но убрать ноги было бы равносильно поражению, и Костик терпел. От напряжения капельки пота выступили у него на висках.
   - В основном все твои проблемы из-за глупого упрямства, - глядя внимательно на мальчишку, сделал вывод мужчина. - Вот, как например, сейчас. Лучше сядь поудобнее и постарайся внимательно выслушать то, что я собираюсь тебе предложить.
   Костик сделал вид, что он нехотя, и только подчиняясь грубой силе, убирает ноги со стола. После чего, облегчённо переведя дух, мальчишка, наконец, взглянул в лицо своему собеседнику. Он не мог не заметить странность в мужчине. Его глаза были иными, вернее зрачки, они были не круглыми, а овальными, будто у кошки. Нет, кошка - слишком мягкое сравнение. Скорее, как у хищника семейства кошачьих. А ещё, чувствовалась в этом мужчине некая скрытая сила. Костик не знал, как это выразить словами, он просто ощущал её.
   Заметив тень удивления во взгляде паренька, мужчина сказал:
   - Все мы, находящиеся тут, немного отличаемся от обычного людского стандарта, кто в большей степени, кто в меньшей. Думаю, ты и сам это уже заметил. Именно по этой причине ты здесь, поскольку тоже смог сделать то, что не подвластно обычному человеку. Вместе с тобой сюда поступили и другие ребята, отличающиеся странными способностями. Мы можем научить вас их контролировать, развить до максимального придела и главное, уметь скрывать свою необычность.
   - Я в этом не нуждаюсь, - пожал плечами Костик. - Мне и так хорошо.
   - Ты прав, - согласился мужчина. - Сейчас больше мы нуждаемся в вас. Но недалёк тот день, когда всё может перемениться, но, боюсь, что нас уже тогда не будет, чтобы вам помочь. Я предлагаю тебе совсем другую, новую, необычную, насыщенную приключениями, жизнь. Ты ведь смотрел мультфильмы, возможно, листал комиксы , что если со своими возможностями ты тоже сможешь ловить преступников, наказывать зло, одним словом - спасать Мир!
   - Ага, буду суперменом! Нет, человеком - пауком! А ещё лучше Бетменом! Пойду, костями погремлю и распугаю всех преступников, - с завистью оглядывая мускулы собеседника, зло выпалил Костик. - Вы ведь это хотели сказать? Я смотрю, все вы тут любители подшутить над другими. Только шутки эти идиотские и... злые. Хватит мне тут на мозги капать всякой мутью! Всё равно я здесь не останусь!
   - Ты сегодня обозлён на весь белый свет, - примирительно сказал мужчина, - и не способен адекватно воспринимать информацию. Думаю, разумнее будет отложить наш разговор до завтра. Осмотрись вокруг, пообщайся с другими, а уже завтра...
   - Что значит - завтра?! - негодующе прервал своего собеседника Костик. - Не хочу я здесь оставаться, и с другими уже предостаточно пообщался, - от воспоминаний Костик недовольно передёрнул плечами. - Сами не отпустите - сбегу! - решительно выпалил он. - И с уродами вашими больше общаться, не намерен.
   - Кто это уроды? - очень спокойно поинтересовался сидящий напротив мужчина.
   - Да все! И вы в том числе! - Костик чувствовал, что начинает заводиться, что говорит лишнее, но остановиться уже не мог и, поражаясь собственной храбрости, граничащей с глупостью, только добавил: - Ну, что, съели?!
   - Что ж, думаю тебе необходимо продемонстрировать насколько мы здесь уроды, чтобы ты этими словами не разбрасывался.
   - Испугали... - пискнул Костик, надеясь, что теперь его точно отсюда выставят, но договорить не успел. Мужчина неожиданно зарычал, одежда на нём вздулась и лопнула, словно воздушный шарик, мышцы забугрились, перекатываясь под кожей, а лицо мгновенно превратилось в звериную, нет, ещё страшнее, морду. Это чудище рванулось к Костику, клацнуло огромными клыками у него перед носом и паренёк, отпрянув, свалился на пол вместе со стулом. А когда поднялся, затравленно озираясь, то мужчина, уже приняв свой прежний вид, спокойно восседал на стуле, поправляя на шее галстук.
   - Так что ты со словами поосторожнее, мало ли на кого нарвёшься, - примирительно сказал он. - Ты ведь и сам понимаешь, искать тебя никто не будет, плакать по тебе некому, так что воспользуйся моим советом: не выпендривайся и постарайся найти, наконец, смысл своего никчемного существования.
   Костик молчал, всё ещё находясь под впечатлением от увиденного им. Происходящее больше походило на сон, ведь в реальной жизни, всё, что он видел вокруг - невозможно. Но и сны не бывают столь последовательными, в них события, обычно, перескакивают с одного на другое, часто обрываясь в самых неожиданных местах. Во сне невозможно контролировать свои действия... И чтобы проверить эту догадку, Костик подошёл к лежащему на полу стулу, наклонился и поднял его. Мужчина за столом с интересом наблюдал за действиями паренька. Склонив голову на бок, мальчишка пристально разглядывал спинку стула, затем резко схватился за неё руками и, напрягая свои тщедушные мускулы, отшвырнул стул в сторону. Тот с грохотом повалился на пол всего в паре шагов от мальчишки, после чего в комнате повисла напряжённая тишина.
   - Значит это не сон?! - выдавил из себя Костик.
   - Не сон, - подтвердил мужчина очень серьёзно.
   - Но почему у них такие... лица? - поразился Костик. - Платон, Айболит и... Вы?
   - Потому, что реальность вокруг тебя изменилась. Слышал что-нибудь об иных мирах существующих параллельно друг другу? Считай, что ты в одном из них.
   - Я что, в плену? - в голосе Костика можно было уловить и удивление и возмущение.
   Мужчина тяжело вздохнул в ответ:
   - Ты мне всё равно не поверишь. Пообщайся с ребятами, осмотрись, разузнай, что да как, а уж потом и выводы будешь делать.
   Дверь кабинета бесшумно распахнулась и мальчишке жестом показали, что он может быть свободен. В коридоре маячили фигуры всё тех же качков, одного из которых, как Костик уже знал, звали Буром. Паренёк нахмурился, когда сообразил, что эти два хмыря опять будут его конвоировать. Ему вовсе "не светило" вновь оказаться в их обществе.
   Мужчина, которого здесь называли боссом, поднялся из-за стола и подойдя к двери, положив свою огромную ручищу пареньку на плечо, сказал:
   - Будете его доставать - прокляну.
   Сказал он это обыденным тоном, будто поздоровался, но Бур с товарищем сразу приуныли. Ничего больше не добавив и слегка подтолкнув Костика в спину, чтобы тот переступил порог, мужчина сделал шаг назад, и дверь затворилась.
   - Слышь, Клык, что-то шеф не в духе, - огорчённо протянул Бур. - Ты что ли виноват? - спросил он, обращаясь к Костику. Мальчишка хмыкнул, неопределённо пожал плечами и демонстративно отвернулся.
   - Вот ведь, копчик недоразвитый, - возмутился тот, которого назвали Клыком, но Бур его остановил.
   - Ты что, забыл, что шеф сказал? Он мастер проклятия изобретать. Еще, между прочим, ни разу не повторился.
   - Ну и что, - отмахнулся Клык. - Сам же и снимет недельки через две-три. Не лишать же себя из-за этого удовольствия.
   - Не знаю, не знаю... - хмуро протянул Бур. - Три недели я могу и не выдержать. Ты вспомни, что тогда с Батоном делалось, когда он шефа ослушался.
   - Да... - хмыкнул Клык, углубляясь в воспоминания.
   - Хорошо, если только проклянёт, - добавил Бур, - а то ведь может ещё и за живой водой послать. Я слышал, будто у Айболитыча запасы заканчиваются.
   Клык, услышав это, сразу как-то побледнел и осунулся.
   - Ладно, пошли, - хмуро буркнул он. - Отведём его в общий корпус, пусть там воняет.
   Костику показалось странным, что и эти ребята тоже говорят о живой воде. Он уже слышал о ней от Айболита, но воспринял это, как шутку. Впрочем, не это сейчас больше всего занимало мальчишку. Он понял главное: у него появился шанс отыграться за оскорбления и остаться безнаказанным.
   - Слышь, - не спеша, продвигаясь по коридору, обратился Костик к одному из здоровяков, - Клык - это намёк на количество оставшихся у тебя зубов? Хотел бы я познакомиться с тем, кто выбил все остальные. Хороший, видать, человек.
   За спиной у мальчишки раздался грозный рык. Этот звук пронёсся по всему коридору и затих вдали.
   - Эй, пацан, ты бы прикусил язык, - посоветовал ему Бур.
   - А то что, Бур... дюк-переросток? - поинтересовался мальчонка, в глазах которого уже вовсю плясали огоньки озорства.
   Услышав такое оскорбление из уст шпанёнка, Бур просто позеленел от злости. Глаза его, словно у рассвирепевшего быка, налились кровью и он, размахнувшись своим кулачищем, решил таки залепить негоднику в ухо, в гневе не сообразив, что такой удар, достигни он цели, может оказаться для мальца роковым. Но Костик легко увернулся и кулак со свистом рассёк воздух над его головой.
   - Вот и я говорю, плевать на проклятье, - присоединился Клык к рассвирепевшему Буру. - Стукнем по разу, ты да я, и этот наглец даже имя своё забудет. А мы с тобой запишем на этот амнезийный чистый лист всё, что полагается, особенно уважение к старшим. Возможно, мы потом даже его усыновим и воспитаем нам достойную смену. Не проклянёт же нас шеф за такие благородные порывы?!
   - Не переутомился от такой длинной речи, - хмыкнул Костик. - Страшное это дело - перегрузка мозга.
   Конечно же, Костик понимал, что шансов выстоять в драке против этих двух вышибал, у него нет никаких, но он возлагал большие надежды на неповоротливость столь громоздких увальней и на своё проворство. К тому же, кто-нибудь обязательно услышит производимый ими шум и вмешается в это безобразие. Правда, надежда на это слабая, но не спускать же всё с рук этим двум верзилам.
   Коридор был недостаточно широк, отчего Клык и Бур только мешали друг другу. Каждый хотел дотянуться до мальчишки первым, не желая уступать, и этим давали Костику лишнюю возможность благополучно увернуться от их здоровых ручищ. Теперь они продвигались по коридору значительно быстрее, но вот за направлением уже никто не следил. Эта движущаяся по коридору масса представляла собой довольно странное зрелище, сопровождаемое шумом и грохотом. Клык и Бур, удивлённые таким поворотом событий, злились всё больше. Расчищая себе путь, они отвешивали друг другу чувствительные толчки и стены гудели при столкновении с чьей-то тушей. Все не на шутку разгорячились и Костик, вдруг осознал, что ситуация становится всё критичнее. Один такой удар, достигший цели и Костик не соберёт костей. Он усмехнулся собственному каламбуру и не успел вовремя увернуться. Плечо пронзила острая боль, а рука на несколько мгновений онемела. Костик с ловкостью ящерицы скользнул в сторону и вновь принялся уворачиваться, подныривать под руки и путаться под ногами. И всё же он получил ещё один скользящий удар по уху, отчего в голове зазвенело, а ухо враз распухло, покраснев. Именно в этот момент мальчишка заметил торжествующие улыбки на лицах противников. Оглянувшись, он обнаружил, что его загнали в тупик. Коридор закончился, и они упёрлись в большую, массивную дверь, открыть которую, как паренёк уже знал, без пароля невозможно.
   Клык и Бур остановились, довольно ухмыляясь и демонстративно разминая пальцы, похрустывали суставами.
   - Слышь, малец: "и только обглоданные хищным зверьём кости белели на чёрной земле..." - с чувством продекламировал Клык, - Так это о тебе.
   - "Из них натопили три бутылька жира, а шкварки выбросили собакам", - не остался в долгу Костик, помахав в очередной раз "красной тряпкой" перед мордами разъярённых "быков". - Это про вас.
   - Ну всё, пацан, мы убивали и за меньшее, - оскалившись пострашнее, Клык и Бур двинулись по коридору, казалось, с такими же сокрушительными намерениями, как лавина, несущаяся с вершины горы.
   Костик выждал несколько секунд и, оттолкнувшись от двери, словно ящерица, постарался прошмыгнуть меж двух амбалов. Одновременно бросившись на перехват, Клык и Бур с размаху треснулись лбами, но, не потеряв присутствия мысли, успели таки поймать паренька за штаны. Затем они переглянулись и, оценив размеры выскочивших на лбу шишек, "заржали" словно кони. Богатырские кони, так, что штукатурка с потолка посыпалась.
   Не сговариваясь, Клык и Бур одним сильным рывком отшвырнули мальчишку обратно к двери. И уже в полёте Костик, вдруг, понял, что вся эта возня была всего лишь игрой, глупой игрой двух взрослых детей. На всеобщую беду дверь в этот момент распахнулась, и на пороге возник Айболит, нёсший в руках большой бутыль матового стекла, в котором плескалась какая то жидкость. Костик, со скоростью пушечного ядра, угодил Айболиту прямо под ноги. Широко раскрыв глаза, тот громко и испуганно вскрикнул, и словно сбитая кегля, грохнулся на пол. Вместе с Айболитом упал и бутыль, который, стукнувшись об пол, раскололся, окатив брызгами Бура и Клыка. Словно подкошенные, они вмиг рухнули на пол, не подавая никаких признаков жизни.
   Айболит, удивительно проворно для своего возраста, вскочил на ноги и словно заяц, отпрыгнул назад в комнату. Тем временем жидкость из бутля расползлась по полу и подтекла под лежащего на полу Костика.
   - Быстрее, - крикнул в этот момент Айболит, - не дай ей до тебя...
   Дальше Костик уже ничего не слышал, поскольку сердце его резко остановилось и мир вокруг померк.
  
  
  
   Костик открыл глаза и блаженно потянувшись, огляделся вокруг. Невдалеке стоял Айболит и тяжело вздыхал над одной из своих склянок.
   - Впервые в жизни спал так сладко, - улыбнувшись, сказал Костик и спросил у Айболита: - Что так тяжело вздыхаете, будто потеряли что-то безвозвратно?
   - Ты бы навсегда уснул мёртвым сном, если бы не последние капли моего драгоценного запаса, - сварливо пробурчал Айболит. - И заметь, не всем повезло так, как тебе. Запасов живой воды хватило только на то, чтобы оживить одного маленького, глупого, вздорного мальчишку. А вот Буру и Клыку можно заказывать надгробные памятники со скорбными надписями, - и Айболит кивнул на дальнюю часть комнаты, где, переведя взгляд, Костик увидел на кушетках бездыханные тела двух его провожатых.
   - А что случилось то? - побледнев и переводя удивлённый взгляд с неподвижных тел на Айболита, прошептал Костик.
   - А то и случилось, что в бутле, который я по твоей милости разбил, мёртвая вода была. Поэтому вы трое тут же на месте и окочурились. На них, - Айболит кивнул на мёртвых Клыка и Бура, - брызги попали, а ты, пока наши прибежали, в луже мёртвой воды, словно поросёнок в грязи, лежал. С большим трудом нам удалось тебя из той лужи извлечь, чтобы при этом и самим не отправиться на тот свет. Ведь тут, что капля, что целый бутыль - конец всё равно один. Прикоснулся - и нет тебя.
   - Мёртвая вода - это же сказки, - возмутился Костик.
   - Кому сказки, а кому и правда жизни. Тебе ведь хотели всё рассказать, а ты и слушать не стал. Ещё и ежом ко всем, ежом. Вот Бур с Клыком и решили твои колючки малость пригладить, дать тебе пар выпустить. А теперь имеем то, что имеем - два трупа и ничтожный шанс их спасти.
   - Ладно, - согласился мальчишка, - пусть вода была мёртвой, тогда почему я жив?
   - Потому, что на тебя я весь оставшийся у меня запас живой воды истратил. Вот ты и ожил.
   "Переварив" услышанное, Костик ещё удивлённее спросил:
   - А что же не разделили на всех поровну? Вы же сами говорили, что капля, что бутыль, эффект тот же.
   - Так то мы о мёртвой воде говорили, а живой водой на добра молодца положено брызнуть. После тщательно произведённых расчётов мы установили, что живой воды хватит только на то, чтобы оживить такую мелюзгу, как ты. А на двух наших богатырей воды поболе надо. Больно уж у них туши здоровые, что у того бегемота. Впрочем, как и положено добрым молодцам.
   - Да уж, добрым... - промямлил Костик, начиная чувствовать себя жутко виноватым во всей этой нелепой трагедии. Ему всё ещё не верилось, что Бур и Клык, в самом деле, мертвы. Однако стоило только взглянуть на их неподвижные тела, мертвецки бледные, осунувшиеся лица и все сомнения улетучивались.
   - Но, как же быть... - начал, было, Костик и тут дверь в комнату отварилась, и в неё ввалилось с пол дюжины людей. Хотя нет, не людей, а в большей или меньшей степени человекоподобных существ.
   - За живой водой всё равно идти нужно, - уверенно твердил крепенький старичок с козлиной бородкой и в пенсне. - Сегодня мы имеем дело с несчастным случаем, но у нас много новичков и ещё неизвестно, что нас ожидает завтра. К тому же тёмные силы расползаются, словно саранча. В первой же схватке возможны, я бы даже не побоялся этого слова - неизбежны, потери, а воскресить ребят будет нечем.
   - В этом то и заключается вся неразрешимость вставшей перед нами дилеммы, - вставил и своё слово очень странный ... субъект, больше похожий на замаскированного лесного партизана. Шляпа его состояла из молодых побегов какого то кустарника, во всклокоченном ворсе одежды торчали запутавшиеся там листики, травинки и колоски. А нос, единственное, что можно было рассмотреть сквозь ниспадающие, словно волосы, плети вьющегося растения, напоминающего плющ, больше походил на обломанный древесный сучок. - Опытных, знающих богатырей у нас раз, два и обчёлся. Им предстоит обучать новичков, они же являются нашим аванпостом в случае нападения. Если за живой водой отправить укомплектованный ими отряд мы останемся незащищёнными, с горсткой перепуганных детей и нас можно будет взять голыми руками. Если же послать кого-то из пополнения, то это всё равно, что отправить их на верную смерть. Найти источник живой воды и раньше было нелёгким, опасным и практически гиблым делом. Мы с вами можем пересчитать по пальцам все удачные попытки поиска живой воды. Сейчас же, когда зло неимоверно оживилось, породив неведомую нам доселе нечисть и дотянулось своими щупальцами туда, куда раньше боялось даже нос показывать, найти источник становится и вовсе невозможным.
   - Как же тогда быть? - удручённо произнёс старичок с козлиной бородкой и растерянно оглядел всех присутствующих. Все враз приуныли, опечалились.
   В это время дверь вновь отворилась и в комнату зашёл уже знакомый Костику мужчина, которого Бур и Клык называли то боссом, то шефом, и который произвёл на мальчишку столь противоречивое впечатление, что он до сих пор, не знал, нужно ли его просто бояться или лучше начать уважать. Широким, размашистым шагом он пересёк комнату и остановился возле неподвижных тел Клыка и Бура. Словно доктор, приподнимая поочерёдно веки, он внимательно разглядывал зрачки мертвецов.
   - Итак, - подвёл он итог своему обследованию, - у нас в запасе имеется три дня и три ночи, прежде, чем процесс станет необратимым. На четвёртые сутки, в это же самое время, мы либо должны будем окропить их живой водой, либо похоронить с почестями. Всем нашим уже известно о случившейся трагедии, - и мужчина, безошибочно найдя в комнате забившегося в угол Костика, прожёг его таким взглядом, который заставил парнишку покраснеть от стыда и пробудил желание немедленно провалиться сквозь землю. - У нас уже есть добровольцы, - отвернувшись от мальчишки, продолжил говорить шеф. - К сожалению, по известным всем причинам, мы можем себе позволить отправить в этот опасный поход только одного из наших богатырей. Я свой выбор уже сделал и выношу эту кандидатуру на ваше обсуждение. Предлагаю Корсара.
   Воцарившуюся было тишину, в одночасье разорвало множество голосов. Всех будто прорвало. Наконец, в более-менее установившемся порядке, слово вновь взял старичок с козлиной бородкой.
   - Думаю, выражу общее мнение, если скажу, что это самый неподходящий человек для столь важного дела. К тому же, мне кажется, что Корсар по своей натуре фаталист. Не лучше ли подобрать того, кто смотрит в будущее с большим оптимизмом?
   - А я бы сказал, что он всего лишь реально оценивает ситуацию, - возразил шеф, - а фатализма в нём не больше, чем во мне.
   - Но, он ещё взбалмошен, жесток, циничен, неуправляем и при этом сам себе на уме. Заметьте, это ещё не весь список, - выпалил на одном дыхании возмущённый старичок.
   - А я бы сказал, что он решителен, твёрд и пойдёт до последнего к поставленной цели, что же касается цинизма, то хорошая его порция, в нашем деле, только на пользу. Когда приходится сталкиваться со столь концентрированным злом, другой кандидатуры для выполнения данного задания, трудно и подыскать, - ободряюще улыбнувшись старичку, закончил свою речь этот странный мужчина, которого Костик, для себя, тоже уже стал называть шефом, поскольку не знал его имени.
   Старичок потеребил свою козлиную бородку, мельком взглянул на Костика и его черты лица расслабились. Слегка улыбнувшись, он примирительно сказал:
   - Наверное, я погорячился. Возможно, вы и правы. Справиться в одиночку со всеми врагами, встреченными на пути к живительному источнику, миновать все ловушки, побороть все соблазны и вернуться в срок целым и невредимым не удастся никому. Разве, что Корсару?! И всё-таки, одному... - с неодобрением закачал головой старичок. - С надёжным попутчиком было бы куда сподручнее.
   - Оно конечно так, - согласился шеф, - но Корсар по натуре - одиночка. Ему проще надеяться только на себя. Значит, решено, в путь отправляется Корсар. На сборы отводится пол часа, если у кого есть какие советы или магические предметы, которые помогут в пути, то поспешите, время дорого.
   - Давать советы Корсару?! Хотел бы я посмотреть на этого безумца, - хмыкнул себе под нос старичок с козлиной бородкой уже направляясь к двери, но тут, ко всеобщему удивлению, на середину комнаты решительным шагом вышел Костик.
   - Всё это произошло из-за меня, - громко и чётко сказал он. - Я их... спровоцировал и теперь... В общем, я тоже хочу пойти за живой водой!
   Все обернулись на голос Костика и удивлённо уставились на маленького, худенького, взъерошенного мальчишку, волосы которого необычайно ярко зеленели на фоне жёлтой футболки.
   - А это ещё кто такой? - поинтересовался кто-то из собравшихся в комнате.
   - Наше пополнение, - объяснил всем шеф. - Упрямый, не верящий ни во что, кроме собственных инстинктов, зверёк.
   - Мы не можем подвергать смертельному риску неподготовленного, к тому же столь юного молодого человека, - прозвучал всё тот же голос.
   - Но, я сам хочу пойти, - упрямо повторил Костик. - Я не боюсь, и я... должен.
   - Странно, - нацелив на Костика немигающий, изучающий взгляд, удивился шеф. - Ещё недавно ты не желал здесь оставаться, а теперь готов рискнуть жизнью ради малознакомых и малосимпатичных тебе людей?
   Костик немного подумал, а потом поднял голову, посмотрел в глаза этому странному человеку и уверенно сказал:
   - Никто не должен умирать так глупо и нелепо.
   - Эта смерть ничуть не хуже и ничуть не лучше любой другой, - пожал плечами мужчина. - И что ты скажешь, если узнаешь, что практически каждое существо, встреченное вами на пути к источнику, приложит все силы, чтобы отобрать твою жизнь, любыми доступными способами?
   - Я скажу, что ему придётся очень постараться, чтобы её заполучить, поскольку теперь мне очень хочется пожить подольше и разобраться, где я всё-таки оказался и для чего? Но это потом, сначала нужно оживить Бура и Клыка.
   - Тогда не будем терять времени. Судьба, вмешавшись, сама расставила всё на свои места. Так тому и быть. А с Корсаром я поговорю сам.
   Неожиданно к Костику подошёл тот странный тип, который больше походил на замаскированного партизана и погладил мальчика по голове.
   - У него такой приятный цвет волос, - сказал он, - что я готов не только поддержать мальчика в его благородном порыве, но даже дам ему в дорогу кое-что из своего запаса.
   - Тогда и я дам ему кое-что на дорожку, - подёргав бородавку на носу и широко улыбнувшись, изрёк Айболит.
   А мужчина, которого, Костик с радостью осознал это, теперь и он по праву может называть своим шефом, подойдя вплотную и положив руку мальчишке на плечо, сказал:
   - Держись около Корсара, делай всё, что он говорит, не подвергая его слова сомнению и тогда, может быть, останешься жив.
  
  
  
   Уже прошло часа два, а они всё ещё шли по равнинной местности, где только изредка встречались одинокие деревца и редкие кусты. Жара стояла неимоверная и пот, солёными капельками стекал по вискам, оставляя на горячей коже влажные дорожки. Корсар всё время молчал, а Костик, глядя на серьёзное, неулыбчивое лицо своего попутчика, не решался заговорить первым. Мальчик ожидал увидеть настоящего пирата, ведь недаром же тот получил такое прозвище - Корсар. Он нарисовал в воображении образ одноглазого, небритого головореза с яркой косынкой на голове, повязанной на пирацкий манер. В общем, типичного пирата, все мысли которого заняты поиском сокровищ, захватом кораблей, абордажными схватками и жаждой увидеть на своей сабле кровь врага. Но настоящий Корсар был абсолютной противоположностью придуманному образу. Его волосы были светло-русыми и коротко остриженными. Никаких тебе квадратных скул, делающих лицо похожим на бульдожью морду, не наблюдалось. В слегка оттопыренных ушах не поблёскивало кольцо. Вот только глаза... Взгляд серых глаз был острым, как кинжал, рассекающий на своём пути все преграды, чтобы увидеть оголённую душу. Но ведь не за взгляд этот человек получил столь специфическое прозвище?!
   Костик немного отстал и теперь наблюдал со спины за своим попутчиком, весь гардероб которого состоял из чёрных, узких брюк и серой жилетки, одетой на голое тело. Без сомнения, мужчина был крепко сложен и Костик с завистью смотрел на бугрящиеся под кожей мышцы. За плечами Корсар нёс дорожную сумку, что-то среднее между современным рюкзаком и допотопным вещмешком. У самого Костика была такая же сумка за плечами, но чуть меньших размеров. Туда наложили кучу вещей, которые, по общему мнению, должны были пригодиться мальчику в дороге. Впрочем, все полученные инструкции у него тут же перепутались, но он решил, что как-нибудь разберётся, ну а, в крайнем случае, поможет Корсар.
   В начале пути Костик с интересом оглядывался по сторонам, надеясь увидеть нечто необычное, а ещё лучше - опасное. Ведь ему сказали, что он находится в другом мире, а значит здесь всё должно быть иначе. Мальчишке уже надоело удивляться тому, что в его мире стояла глубокая осень, а здесь, казалось, лето было в разгаре, поскольку всё остальное было таким же обыденным и скучным: солнце, небо, трава и копошащиеся в ней муравьи, и разные жучки-букашечки. Где же опасности, поджидающие на каждом шагу и враги, жаждущие отнять у него жизнь? Уж не обманули ли его? Может, он слишком легко всему поверил? Не то, чтобы ему так уж сильно хотелось столкнуться со смертельной опасностью, но хотя бы посмотреть... издалека. А пока их поход не напоминал даже туристический. Никаких тебе развалин замков или на худой конец природы, достойной любования. Так они и шли, молча, думая каждый о своём.
   Часов у Костика не было, так что о ходе времени он мог только догадываться. Мальчик уже устал, но твёрдо решил, что ни за что не признается в этом своему попутчику. Корсар же шел, не изменяя заданный в начале пути темп и казался неутомимым. Костика он вообще не замечал и мальчику думалось, что отстань он в пути или случись с ним что, Корсар этого даже не заметит.
   - За теми холмами будет рощица, а за ней озеро, там и сделаем привал, - обернувшись, сказал Корсар и Костик вздрогнул от неожиданности. Посмотрев на мальчика, он добавил, - Будь внимателен. Не доверяй никому, кто встретится на пути, как бы безобидно тот не выглядел. - Взгляд Корсара скользнул по лицу мальчишки, потом упёрся в никуда, а закончил мужчина свою фразу так, будто и вовсе говорил сам с собою. Костика задело такое к нему отношение. Он дёрнул плечами, что-то фыркнул в ответ и скопировав угрюмое выражение Корсара, двинулся дальше. Проследив за мальчишкой оценивающим взглядом, Корсар ухмыльнулся и пошёл следом.
   Преодолев холмы, они вошли, наконец, в тенистую рощу. Костик сразу оживился. Теперь в его взгляде проглядывалась не только усталость, но и любопытство. Впрочем, роща тоже казалась самой обычной. В ветвях щебетали птицы, а на солнечных полянках, красными брызгами, проглядывалась в траве земляника. Костик, привыкший никогда не упускать возможности подкрепиться, пусть и подножным кормом, шагнул, было в сторону одной из таких полянок, но тут же передумал и только ускорил шаг. Вскоре повеяло прохладой. Похоже, озеро было уже не далеко. И деревья здесь росли гуще: берёзки, дубки, осинки. Солнце, к этому времени, уже коснулось верхушек деревьев и, Костик отметил, что один из отпущенных им дней уже подходит к концу. Он шёл, и его обуревала несказанная гордость, что он идёт впереди Корсара, а тот, хоть не намного, но всё же отстал от него.
   Где-то впереди, под чьей-то неосторожной ногой, хрустнула ветка и Костик насторожился, шаря взглядом меж древесных стволов. Сердце его забилось чаще, а мышцы напряглись. Вот он - первый враг. Ему ведь сказали не доверять никому, кто встретится на пути... И тут из-за ближайшего дерева вышла молодая девушка, почти девчонка, и она была неимоверно хороша собой. Её голову украшал пышный венок из цветов, трав и веток деревьев. Волосы были распущены и смолянисто-чёрным покрывалом ниспадали до самых колен. Босые ноги девушки утопали в мягком, зелёном ковре и Костик, помимо воли, попросту залюбовался этим милым существом. Вот только лицо девушки было болезненно бледным, а в карих, бездонных глазах, капельками янтаря, застыла грусть. Впрочем, увидев Костика, она лучезарно улыбнулась ему, и грусти в глазах заметно поубавилось. Демонстрируя грацию молодой лани, она подбежала к мальчишке и звонко смеясь, закружилась вокруг него, выказывая восторг от встречи, словно маленькая девочка, получившая новогодний подарок.
   Костик тоже заулыбался, поддавшись очарованию незнакомки и, даже немного покраснел под напором столь бурного внимания представитель
  -ницы противоположного пола. Наконец, перестав вертеться, девушка застыла перед Костиком, вмиг посерьёзнела и спросила:
   - Полынь или петрушка?
   Костик опешил. О чём это она? Интересуется, какая из этих трав больше нравится Костику? Или которая из них употребляется в пищу? При любом раскладе мальчик, конечно же, отдал бы предпочтение петрушке, о чём и поспешил сообщить таинственной незнакомке. Услышав из уст мальчика слово "петрушка", девушка вновь залилась счастливым, звонким смехом.
   - Ты моя душка! - защебетала она, приближаясь к мальчику вплотную. Её длинные, тонкие пальцы очень ловко пробежались по рёбрам Костика, вынуждая его засмеяться, поскольку он с детства боялся щекотки. Девушка тоже смеялась, не прекращая, между тем, щекотать. Почувствовав, что такое обращение начинает его раздражать, Костик попытался вывернуться, чтобы схватить девушку за руки и оттолкнуть от себя.
   - Хватит, - с трудом выдавил он сквозь смех, но не тут то было. Девушка лишь усилила натиск и Костик, повалившись на траву, уже смеялся, как сумасшедший, с ужасом осознавая всю свою беспомощность. Ещё несколько мгновений и он уже не смеялся, а почти стонал и всё же пытался освободиться от воздействия этих вездесущих пальцев, катаясь по траве, но все усилия были напрасными. В глазах девушки всё ярче разгорались радостные, возбуждённые огоньки и этот блеск всё явственнее становился демоническим. У Костика уже не было больше сил сопротивляться и в этот момент, испуганно взвизгнув, девушка отскочила в сторону. На незнакомку наступал Корсар, зажимавший в руке длинный, зелёный стебель какой-то травы. Он очень ловко принялся стегать девушку, а она, стараясь увернуться, неохотно отступала от своей почти уже поверженной жертвы. Корсар, не ослабевая натиска, оттеснял её всё дальше и, наконец, раздосадовано взвизгнув, девушка развернулась и с той же грацией лани умчалась проч.
   Корсар подошёл к лежащему на траве Костику, сел рядом. Глянул на мальчишку и поинтересовался:
   - Жив?
   - Жив, - С трудом выдавил Костик, - но чуть не уссался.
   Корсар засмеялся, и смех этот прозвучал живо и искренне.
   - Она бы этим не удовлетворилась, - отсмеявшись, сказал он. - Защекотала бы до смерти.
   - Зачем? - удивился мальчишка.
   - Сущность у неё такая, - просто ответил мужчина. - Она ведь русалка.
   Костик удивлённо вытаращил глаза:
   - А где же хвост? - только и додумался спросить он, а Корсар вновь засмеялся. Только сейчас мальчишка увидел, что в руке мужчина зажимал измятый стебель полыни, который распространял вокруг них горьковатый запах.
   - Полынь!? - воскликнул Костик. - Она что-то спрашивала у меня о полыни... и о петрушке.
   - Судя по последствиям, не трудно догадаться, что ты ей ответил.
   - Разве это так важно? - недоумевал мальчонка.
   - Посуди сам, - снизошёл до объяснения Корсар. - Скажи ты "полынь" и она жутко обидится, но всё-таки уйдёт, а, сказав "петрушка", ты развязал ей руки, позволив защекотать себя до смерти.
   - Почему ты не сказал об этом раньше? - удивился Костик. - Тогда ничего бы не случилось.
   - А ты продолжал бы переть напролом, словно эта земля твоя собственность, мечтая расцеловать каждого, встреченного тобою на пути... если она, к тому же, будет обладать смазливой мордашкой. У меня нет времени обучать тебя всем премудростям, поэтому я решил преподать тебе один единственный урок, предпочитая, чтобы ты обжёгся сразу и в последствии дул даже на холодную воду. И ещё, никогда не лезь вперёд меня, целее будешь.
   - Вот как, - взвился Костик. - Значит, ты всё подстроил, а сам стоял и наблюдал, как эта... несостоявшаяся селёдка издевается надо мной?!
   - Она, самое меньшее и безобидное из зол, которое ожидает нас на пути, - не повышая голоса, продолжал объяснять Корсар, - но даже она могла лишить тебя жизни, какой бы примитивный способ для этого не избрала. А теперь я могу быть спокоен, что тебя не потянет на подвиги и ночью, ты будешь тихонечко сидеть там, где я скажу. И хватит валяться, привал окончен. До полуночи нам ещё предстоит пройти приличный отрезок пути.
   - Это и был обещанный привал? - тяжело поднимаясь с травы, пробурчал Костик, но ответом ему были только звуки удаляющихся шагов Корсара.
   Теперь Корсар вновь шёл впереди, а Костик благоразумно держался сзади. При ходьбе ничто не мешало размышлять и Костик, уже в который раз, так и эдак прокручивал в памяти происшествие с русалкой. Как не странно, положа руку на сердце, мальчик готов был признать правильность действий Корсара. В экстремальном походе и уроки экстремальные, но запоминающиеся с первого раза. А ещё он отметил неожиданную, но очень приятную для себя вещь: уже в самом начале пути они с Корсаром благополучно перешли на "ты", и встречу с русалкой, наверное, можно считать его первым боевым крещением.
   На всякий случай Костик сорвал по дороге пучок полыни и рассовал её по всем карманам. Пусть все местные русалки ещё издали почуют горьковатый запах этой, с виду такой обычной, травы и обходят их десятой дорогой.
   Как только солнце село, тьма очень быстро накрыла путников своим чёрным плащом. От земли потянуло прохладой и Костик, несмотря на то, что был всё время в движении, чувствовал озноб, который мелкими мурашками выползал на кожу. Озеро они миновали без приключений, и ни одна русалка больше не проявила к ним интереса, хотя путники слышали неподалёку всплески воды и звонкий смех. Потом деревья стали сгущаться и очень скоро Костик понял, что их окружает настоящий, дремучий лес. Взошедшая луна не стала для них помощницей, уж больно густо сплелись над головами путников кроны деревьев. Костик уже ничего не видел в приделах вытянутой руки и у него складывалось такое впечатление, будто они зашли в пещеру, а не в лес, если бы не окружающие их со всех сторон ночные звуки.
   Неожиданно, прямо над головами путников кто-то дико и страшно захохотал. Они замерли и, задрав головы к верху, старались что-то рассмотреть среди густых сосновых веток-лап. Непослушными губами, которые почему-то начали подрагивать, Костик прошептал:
   - Что это?
   Хохот повторился и только когда он перешёл в глухое уханье, Корсар ответил:
   - Это всего лишь филин.
   И в это время птица вновь захохотала ещё злобнее и наглее, как показалось обоим путникам.
   - А может и не филин, - Корсар по-прежнему оставался спокоен. - Может леший балует.
   И обращаясь к чему-то невидимому, прячущемуся в ветвях сосны, он громко и чётко произнёс:
   - Попытаетесь нам пакостить - подожгу лес. Вы ведь меня знаете.
   - Никак Корсар?! - донёсся откуда-то сверху скрипуче-дребезжащий голос. - Извини, не признал. Не привык встречать тебя в компании, вот и обознаточки получились.
   Корсар только ухмыльнулся в ответ, прекрасно зная повадки леших. Скинув с плеч сумку-рюкзак, он опустил её на землю, явно намереваясь продолжить разговор. Порывшись в сумке, он извлёк оттуда курительную трубку. Затем снял с пояса кисет и поправил пристёгнутую к нему флягу. Набив трубку табаком, он без суеты закурил, вновь склонился над сумкой и извлек оттуда небольшую, жестяную коробочку. Открыв её, он добавил щепотку мелкого, серого порошка в свою трубку. На мгновение дым из трубки стал гуще и в этот момент леший снова подал голос:
   - Уж, не за живой ли водой идёшь? - поинтересовался он без всяких церемоний.
   - Откуда такие сведения? - вопросом на вопрос ответил Корсар.
   - Слухами земля полнится, - хохотнул леший в ответ и добавил:- Поостерёгся бы ты. Мальца то зачем с собой тянешь? Это же верная смерть. Оставляй его у меня, пусть переждёт, пока ты туда-сюда обернёшься.
   - Экий ты ловкач, - хмыкнул Корсар, а Костик облегчённо перевёл дух. - Надеешься, что я не вернусь из столь опасного путешествия, а ты воспитаешь из этого ребёнка своего приемника? Знаю я вашу братию.
   - Ну, попытка не пытка. А что ж ему погибать то зазря, - ничуть не смутившись, ответил невидимый им собеседник. - Ты же и сам понимаешь, живым он вряд ли вернётся. Впрочем, как и ты.
   - А ты нас не хорони раньше времени, - Корсар глубоко затянулся и выпустил ещё одно облако дыма. - Живы будем - не помрём.
   - Экий ты бравый, - возмущённо выкрикнул леший, - а того не знаешь, что все возможные подступы кисточнику сейчас охраняют, как никогда. И теперь, узнав, что у вас больше нет живой воды, вам ни за что не позволят пополнить запасы.
   - А с чего ты решил, что у нас больше нет живой воды, - по-прежнему оставаясь невозмутимым, очень правдоподобно удивился Корсар.
   В ответ не раздалось ни звука.
   - У нас просто тренировочный рейд. Когда-то нужно и "старикам" начинать передавать свой опыт молодёжи. Возможно, такое время наступило и для меня. Если мы, при этом, выйдем к источнику, было бы глупо не пополнить запасы, но живая вода не является нашей основной целью. Так и передай своим хозяевам. Пусть не радуются раньше времени.
   - У меня нет хозяев! - обиженно скрипнул леший. - И тебе это хорошо известно. Мы, лешие, никому не подчиняемся и в ваших глупых стычках не участвуем. Наше дело - лес содержать в чистоте и порядке.
   - Времена меняются, - пожал плечами корсар, а потом немного подумал и добавил: - Что ж ты тогда злорадствуешь, вместо того, чтобы приветить путников. Мы ведь тоже тебе не враги.
   - А я что, я ничего, - забубнил леший и с одной из веток, под которыми стояли Корсар и Костик, свалилось вниз нечто лохматое и бесформенное. В этой мешанине из всяких веточек, травинок, листьев, шишек и хвойных иголок выделялись только яркие бусинки глаз, поблёскивающих в темноте. Поднявшись, должно быть на ноги, эта куча приобрела подобие человеческого силуэта.
   - За теми кустами, - указал леший в темноту, - лежит сушняк. Можете использовать его для костра. Если хотите заночевать здесь, то и зверьё отгоню, чтоб не мешали.
   - Вот за это спасибо, - с наслаждением втягивая табачный дым, - сказал Корсар. - С удовольствием воспользуемся твоим гостеприимством.
   - Только с огнём поаккуратней, - попросил леший, памятуя угрозу Корсара.
   - Ты же меня знаешь, - просто ответил Корсар.
   - Знаю, - очень серьёзно произнёс леший и, не прощаясь, скрылся в чаще.
   За всё это время Костик не издал ни звука, с интересом всматриваясь и вслушиваясь в то, что происходило вокруг. Всё было до того необычным, что паренёк мог решить, будто попал в сказку, если бы верил в них. Из задумчивости его вывел голос Корсара:
   - Сходи-ка, принеси дровишек или боишься?
   Костик только хмыкнул в ответ и внимательно глядя себе под ноги двинулся в том направлении, которое указал леший. Темноты мальчишка перестал бояться уже давно, усвоив простую истину, что бояться нужно не темноты, а тех, кто мог прятаться в ней. Костик прислушался к своим инстинктам, тревоги не ощутил, да и Корсар был абсолютно спокоен, значит, пока, можно ничего не бояться. Он без труда нашёл дрова, в несколько приёмов перетащил их к месту стоянки и сам, подготовив место, очень ловко разжёг костёр, воспользовавшись огнивом Корсара, с которым мальчишка очень быстро освоился. Жизнь скитальца уже давно научила его этим не хитрым премудростям. Ведь костёр - это единственная возможность обогреться в холодное время года или в ненастные дни.
   Разгоревшись, яркое пламя осветило место стоянки и обойдя площадку по периметру, осматриваясь, Корсар издал удивлённый возглас:
   - Вот это удача! - сказал он, а Костик, не понимая, что привлекло его внимание, закрутил головой.
   - Видишь цветок, - объяснил Корсар. - Он распускается по ночам, а его аромат - это различные запахи, однажды уловимые этим растением, которые цветок умеет в точности имитировать. У нас с тобой появилась редкая возможность всю ночь наслаждаться лучшим лесным ароматом, а если повезёт, то и не одним.
   Теперь и Костик увидел цветок, о котором шла речь. Его стебель был мощным и толстым, напоминая стебель обычного георгина. Однако цветка ещё не было, вместо него красовался мясистый шар бутона.
   - Разве цветок может улавливать запахи? - с сомнением протянул Костик, но Корсар только загадочно улыбнулся в ответ, вернулся к костру и стал выкладывать из сумки провизию. Костик, подойдя следом, сразу почувствовал зверский голод, а его желудок требовательно заворчал.
   Копчёный окорок, извлечённый на свет божий, своим запахом способен был свести с ума кого угодно. Да и свежий хлеб, разломанный на куски, ничем не уступал окороку по аппетитности. Сыр, свежие овощи и пучок пряной зелени довершили приготовления к ужину. Костик сглотнул слюну, но нашёл в себе силы отвернуться от еды и подкинул пару веток в огонь.
   - Ценю твою воздержанность, - сказал Корсар, оставаясь при этом очень серьёзным, - но на марше не до церемоний. Проголодался - садись и ешь, не оглядываясь на меня, пока не почувствуешь, что подкрепился основательно. Ещё не известно когда в следующий раз доведётся спокойно поесть.
   Упрашивать дважды не пришлось. Костик, поднатужившись, оторвал себе кусок мяса и с аппетитом стал поглощать бесхитростную снедь.
   Когда первый голод был, наконец, утолён, мальчишка решился задать мучавший его вопрос.
   - А почему леший решил, что мы идём за живой водой?
   Корсар, закончивший ужинать ещё раньше Костика и теперь вновь дымящий своей трубкой, церемония раскуривания которой была в точности повторена, выпустил из ноздрей густые клубы дыма, и только тогда ответил:
   - Опасаешься, что кто-то выдал врагам нашу тайну? - в который уже раз Корсар отвечал вопросом на вопрос и, позаимствовав подобную манеру общения, Костик уточнил:
   - А разве нет?
   После этого мальчишка тревожно огляделся по сторонам, придирчиво всматриваясь в густые, тёмные заросли. Впрочем, ничего подозрительного он так и не разглядел, только заметил, что дым от трубки Корсара, словно туман, удобно устроился на окружающих их кустах, а также висел над головами, словно купол, и вовсе не спешил рассеиваться. Но в этом как раз ничего удивительного не было, ночь была чудо как хороша, тихая и безветренная.
   - Не думаю, - покачал головою Корсар. - Скорее всего, на такую мысль его навела моя фляга.
   Костик непонимающе уставился на упомянутую флягу, которая, как не приглядывайся, ничем особенным не отличалась.
   - Что, мы в неё будем набирать живую воду? - с сомнением спросил он. - И на сколько же её хватит? Сюда ведь войдёт литр, не больше. - И Костик, после этих слов, опять тревожно огляделся по сторонам, понимая, что тема их разговора не для посторонних ушей.
   - Да, трудно тебе будет, - тяжело вздохнул Корсар, - если даже фляга способна ввести тебя в заблуждение. Вот леший, тот сразу всё просёк и сделал логические выводы. А насчёт того, что нас могут услышать, не переживай. Я принял меры, и пока этот дым над нами не рассеется, подслушать нас никто не сможет.
   Костик "переварил" услышанное, недоверчиво покосился на тонкий слой клубящегося дыма и вновь устремил свой взор на флягу. Что, всё-таки в ней не так? Фляга, как фляга.
   Видя растерянное лицо мальчишки, Корсар снизошёл до объяснения: - Ты привык, что в твоём мире вещь такая, какой она выглядит и ничего больше, а у нас подобная видимость чаще всего обманчива. Хороши же мы будем, если из столь опасного и трудного пути принесём всего литр живой воды.
   Костик ничего не понимал и не стеснялся этого показать, очень уж ему хотелось всё узнать.
   - Значит, мы будем набирать воду не во флягу? - уточнил он.
   - Именно во флягу, - Корсар вновь сбил паренька с толку.
   - Ничего не понимаю... Но ведь мы и принесём тогда всего литр.
   - Это внешне она выглядит такой, а вмещается в неё четыре ведра.
   - Так не бывает, - твёрдо выпалил Костик. - Тоже, нашёл простака.
   - Значит, по-твоему, в самый ответственный момент, мы побежим по соседним деревням искать у хозяек лишние пустые вёдра, а потом вернёмся, зачерпнём и потащимся с ними назад?
   Костик какое то время боролся с необходимостью поверить на слово и желанием немедленно проверить, чтобы в случае обмана вывести собеседника на чистую воду. В этот момент, скривив нос, Корсар недовольно проворчал:
   - Что за вонь? Разве что леший опять шалит?
   Костик, поведя носом, ничего неприятного не ощутил и продолжил расспрашивать:
   - Разве по соседству с источником есть деревни?
   - Да, это я так, для оборота речи, - отвлёкшись от принюхивания, пояснил Корсар. Никто не может знать, что находится по соседству.
   - Но, я думал, ты уже бывал у источника?
   - Бывал, но каждый раз источник оказывался в другом месте.
   - И куда же мы тогда идём? - не веря своим ушам, ахнул Костик.
   - Куда глаза глядят, - получил он лаконичный ответ. - Если повезёт, наткнёмся на источник
   - Если повезёт? - изумился мальчишка. - А как же Бур и Клык? Они тоже должны надеяться на то, что нам повезёт?
   - Если бы могли, то надеялись. Других вариантов всё равно нет, - резко ответил Корсар. - Или ты думал, что на протяжении всего нашего пути будут вывешены указатели "К источнику живой воды".
   - Нет, но... - смутился Костик. Он всё же не понимал, как можно куда то идти, если не знаешь куда? А ведь на поиски у них есть только три дня и три ночи. К тому же один день уже миновал.
   - Представь, если бы источник всегда находился на одном и том же месте, - сменив мимолётное раздражение на милость, стал объяснять Корсар. - Любой, кто располагает достаточными силами и возможностью сможет воздвигнуть вокруг него неприступные стены и единовластно владеть источником. Вот тогда нам, действительно, придётся туго. Под этими стенами будут идти непрекращающиеся войны. А на худой конец источник можно попросту засыпать, чтобы ни себе не другим. Хотя, тут я, конечно, перемудрил, - хмыкнул Корсар. Впрочем, кто знает чего ещё можно напридумать в стремлении владеть источником. Таких "придумщиков" всегда хватало. Понятно?
   - Ага, - затряс головой Костик.- Непонятно только куда же мы всё-таки пойдём завтра?
   - Вот ведь приставучий, - хмыкнул Корсар. - Будем полагаться на чутьё, - а, внимательно посмотрев на паренька, добавил, - пока, только на моё. Да, что же так воняет! - резко сменив тему, возмутился Корсар. Никак сдохло что-то поблизости?
   А Костик лишь удивлённо пожал плечами, поскольку неприятного запаха по- прежнему не замечал.
   Корсар поднялся, выхватил из костра толстый сук и, помахав им в разные стороны, раздувая на конце огонь, поднял его повыше, как факел, и осмотрелся. Не заметив ничего подозрительного, он сделал несколько шагов в сторону и пошёл вокруг костра, расширяя границы освещённости, пока не наткнулся на... огромный, распустившийся цветок. Зажав нос рукой, Корсар попятился назад, удивлённо шепча:
   - Ничего не понимаю...
   Заинтригованный Костик решил глянуть, в чём дело и пошёл на свет головни, пока пятящийся Корсар, не столкнулся с ним.
   - Ну, что там? - с трудом удержав равновесие, спросил Костик, выглядывая из-за Корсара. - Ух ты, какой цветок! - ахнул он, увидев то, что обнаружил Корсар. - Дай посмотрю поближе, какого он цвета. Красный... или сиреневый? А эти "лохматики" на палочках белые или жёлтые? Такие пушистые- супер!
   - Цветок красив, да только смрад неимоверный издаёт, - пробурчал Корсар, а Костик, удивлённо поглядев на него, старательно втянул носом воздух.
   - Это же помойкой пахнет! - захохотал он, поняв, наконец, какой именно запах оскорбил благородные ноздри Корсара.
   - Помойкой... - непонимающе повторил тот.
   - Ну да, свалкой, отбросами, мусором...
   - Не может мусор источать столь запахи отвратные, - не поверил Корсар, продолжая изъясняться несколько странно, как показалось Костику.
   - Почему не может? - удивился мальчишка. - Очень даже может. Ведь на помойку свозят мусор со всей округи. Помню, мы с компанией однажды обосновались на свалке. К запаху очень даже быстро привыкли, потом и глаза перестало выедать. И какая жизнь пошла!.. Ведь если там покопаться, всё, что угодно можно найти, от еды и до... - мечтательно протянул мальчишка, но замолчал, заметив странное выражение на лице Корсара.
   - Вы жили в месте, которое издаёт подобную вонь? - недоверчиво вздёрнув правую бровь, спросил Корсар.
   - Ну что ты, там запах намного ядрёнее, а это ещё просто цветочки. Вот только конкуренция жуткая была, - продолжал вспоминать Костик. - В общем, выжили нас оттуда, и окончилась наша "сладкая" жизнь.
   - Странно... у нас я никогда не встречал ни свалки, ни помойки, хотя всегда считал, что, исколесив за свой век большую часть мира, повидал достаточно. Где же произросло семечко этого цветка, что он нахватался подобных запахов. Загадка! Впрочем, как бы там ни было, а место ночёвки придётся перенести, чтобы ветер не доносил к нам этого смрада.
   - Не обязательно... - начал, было, Костик.
   - Обязательно! - категорично отрезал Корсар и двинулся собирать вещи, а Костик ещё какое то время постоял у цветка, вдыхая запах, навевающий приятные воспоминания. Перед тем, как уйти, он негромко сказал, обращаясь к цветку:
   - Ты особо-то не переживай. Было время, когда и от меня отворачивались, морща нос. Да и сейчас я тоже не ландышами пахну. Ничего, прорвёмся! Когда-нибудь и ты сможешь уловить аромат, который перебьёт вонь помойки. Мы ещё покажем им всем...
   Корсар собирал у костра вещи и из-за расстояния, разделяющего их, не мог слышать слов мальчишки, однако он замер на секунду, поднял голову и пристально посмотрел на темнеющий силуэт худенького, щуплого паренька. При этом в его глазах блеснуло нечто новое, а в душе всколыхнулось что-то странное, чему он и сам, пока, не смог бы дать определение.
  
  
  
  
  
   Казалось, не успел Костик заснуть, а его уже трясли за плечо.
   - Вставай, вставай, лежебока! - почти вопил Корсар мальчишке прямо в ухо. - Жизнь проспишь!
   Костик нехотя открыл глаза, потянулся и зевнул.
   - Быстренько завтракай и двинули, - торопил Корсар. Рассвет, похоже, только зарождался, потому, что под сенью деревьев всё ещё был сумрак, но уже окрашенный в серый цвет. Еда моментально привлекла внимание Костика, который ещё во сне привычно ощутил голод. Похоже, это чувство, за столько лет, уже накрепко сроднилось с мальчишкой. Мясо, хлеб и овощи остались со вчерашнего ужина, но зато рядом, на большом листе лопуха, красовалась земляника и горсть лесных орехов. Костик, памятуя о вчерашнем нравоучении, молча принялся за еду, но всё же не выдержал и поинтересовался:
   - А ты?
   - Я уже. Ешь, - коротко ответил Корсар
   - Когда ты успел собрать землянику и орехи? - поинтересовался парнишка с набитым ртом.
   - Это не я, это леший. Он, кстати, очень настойчиво просил тебе передать, что его предложение остаться здесь и переждать пока я вернусь, остаётся в силе.
   - Вот ещё, - буркнул Костик. - В лохмотьях я уже находился по самое нехочу, так, что ходить теперь в листочках у меня желания не возникает, а за ягоды и орехи большое ему спасибо.
   Корсар только крякнул в ответ и, как показалось Костику, весьма одобрительно. В этот момент мальчишка вспомнил о вчерашнем цветке и в предвкушении красивого зрелища повернул голову в том направлении. Однако, как он не крутил головой, цветок так и не нашёл. Костик даже жевать перестал, предчувствуя беду. Затем он переместил пылающий гневом взгляд на Корсара и с большим трудом выдавил из себя слова:
   - Зачем ты его... сорвал?
   - Кого сорвал? - не понял Корсар.
   - Если его запах тебе не понравился, это ещё не повод, чтобы уничтожать. Цветок был... красивый, что бы ты сам не думал по этому поводу.
   - Ах, вот оно что, - усмехнулся Корсар, чем ещё больше разозлил Костика. Позабыв о еде, парнишка вскочил на ноги и выпалил:
   - Подумаешь - большой и сильный! Считаешь, что можешь растоптать любого, кто чем-то тебе не угодил? Наверное, в скором времени и меня ждёт такая же участь? Я ведь попросту мешаюсь у тебя под ногами, доставая всякими дурацкими вопросами.
   Костик закипал всё больше. Сколько раз ему доводилось сталкиваться в жизни с несправедливостью, обманом, предательством, с людьми напыщенными и подлыми, стремящимися продемонстрировать свою силу, расправившись со слабым. Неужели Корсар всего лишь один из них? Накопившиеся боль и обида выплёскивались из паренька наружу, и удержать их было не под силу никому, даже самому Костику.
   Корсар, до этого момента просто наблюдавший за мальчишкой, изменившись в лице, неожиданно вскочил на ноги и поражённо уставился на ботинки Костика.
   - Ну-ка, успокойся, - твёрдо сказал он.
   - А то что? - вызывающе выкрикнул Костик.
   - А то ты уничтожишь добрую часть леса, оставив от него только обугленные головёшки и выжженную, чёрную землю, - так же спокойно пояснил Корсар, указывая пальцем Костику под ноги. Мальчишка опустил взгляд и... ойкнул.
   Тут же из-за дерева выскочил взволнованный леший.
   - Вот ведь, стервецы, чуть лес не подожгли, а заверяли, обещали... - и зыркнув в сторону Костика, проворчал: - Ничего не сталось с твоим цветком. Странники они. Ночью зацветают, будто прячутся от кого, а утром пропадают и где день проводят, никто не знает, да и где вечером вновь зацветут, тоже не известно. Хотя, вчерашнему вашему знакомцу не грех и прятаться. Мне даже зверьё от места вашего ночлега отгонять не пришлось, как цветок зацвёл, они сами разбежались кто куда.
   А Костик, тем временем, отойдя в сторонку, в замешательстве созерцал чёрное пятно выгоревшей земли, образовавшееся на том месте, где он только что стоял. Пятно это было круглым и в диаметре не меньше метра.
   Леший, лопоча себе под нос что-то невнятное и неразборчивое, принялся хлопотно бегать по границе этого круга, чудно размахивая при этом руками. Затем он полез, должно быть, в карман и вытащив оттуда пригоршню чего-то мелкого и сыпучего, рассеял на опалённом месте.
   - Чтоб я такого пакостника, да сам к себе заманивал? - удивлялся между тем леший. - Идите-ка вы, добры молодцы, по своим делам и пусть дорога вам будет скатертью, а ежели когда вновь будете проходить мимо, то... проходите мимо, - с надеждой в голосе попросил леший.
   - Да, ты не злись, - попытался успокоить разволновавшегося лешего Корсар. - Он же не нарочно. Не ведает, пока, силы своей, поэтому и не контролирует.
   - Ты бы уж побыстрее ему опыт-то передавал, - смягчаясь, буркнул леший, - а то ведь бед наворотит - не расхлебаете. А уж по незнанию или по неопытности - от этого легче не станет.
   Костик всё ещё не мог прийти в себя. "Как же так всё могло получиться? - думал он. - Ничего такого я сделать вовсе не хотел и, как оно произошло - понятия не имею. Рассердился сильно - это да..."
   Размышляя, Костик невзначай, глянул на кострище, которое осталось после вчерашнего привала. Когда расцвёл цветок и им пришлось перебираться на другое место, костёр они затушили, а нового разводить не стали. После ужина их попросту сморил мертвецкий сон. Теперь же на месте костра, каким-то чудом, уже ёжиком торчала молоденькая трава.
   - Пойдём, - хлопнув Костика по плечу и протягивая ему его рюкзак, сказал Корсар. - Время нам дорого.
   Костик только похлопал глазами в ответ, вскинул на плечи рюкзак и двинулся следом за Корсаром. А леший, постояв некоторое время, глядя им в след, хмыкнул себе под нос, разочарованно, в сердцах махнул рукой и шмыгнув в чащу мгновенно пропал.
  
   Шли молча. Первым не выдержал Костик:
   - Извини, - буркнул он, когда, прибавив шагу, поравнялся с Корсаром. - Я ведь думал это ты сорвал, просто, чтоб не воняло.
   - Я не стал бы этого делать по одной простой причине, поскольку считаю, что как кому пахнуть - личное дело каждого, а цветок, к тому же, действительно, был красив, - не останавливаясь и не поворачивая к Костику головы, ответил Корсар.
   "Обижается", - решил Костик.
   "Думает, что обижаюсь", - понял Корсар, а в слух добавил:
   - По крайней мере, это происшествие наглядно продемонстрировало, что в случае опасности мою спину будет прикрывать не беспомощный хлюпик.
   - Знать бы ещё, как этим пользоваться, - невесело улыбнулся мальчишка и при этом почти физически ощутил, как напряжение между ними спало. - Причина - гнев, я понял, но, может, подскажешь, как это контролировать?
   - На самый крайний случай, имею надежду, что если кто-то захочет убить меня, это вызовет в тебе такой же дикий приступ гнева. Тогда и начинай швыряться своим гневом направо и налево. Но это, повторяю, на самый крайний случай. А пока, просто старайся держать себя в руках. Спонтанный выброс энергии приведёт к большому упадку сил, а быстро восстановить их ты ещё не сумеешь. Да и я тебя за час-два не научу. Сейчас нам не до этого будет. Ты загадки отгадывать любишь? - резко переменив тему, неожиданно спросил Корсар.
   - Терпеть не могу, а что? - не понял Костик.
   - А то, - как-то обречённо ответил Корсар. - Если отгадаем три загадки - удастся срезать путь. И заметь, проход этот не простой. Каждого, кто им воспользуется, он сам подтолкнёт на ту дорогу, которая ему нужна. А для нас, как ты сам понимаешь, этот проход и вовсе бесценен, - и Корсар остановился под огромным дубом в десять обхватов, на который Костик уже давно и с интересом поглядывал, поскольку не заметить такую громадину было просто невозможно.
   -Ого! - восхитился Костик. - А я иду, смотрю, сначала даже не понял, что это дерево. Проход-то этот где? - паренёк хоть чему-то учился у своего собеседника и теперь так же быстро менял темы разговора, с лёгкостью перескакивая с одного на другое. - И при чём тут загадки?
   - Если обойти дуб, то с другой стороны в нём есть дупло. Нужно встать перед дуплом, три раза топнуть, три раза хлопнуть, и вылезет из дупла огромный дракон. Задаст он нам три загадки. Если отгадаем - позволят нам пролезть через дупло и выйти на нужное направление. Уж можешь мне поверить, это верная возможность оказаться поблизости от источника, - заверил Корсар.
   - А если не отгадаем? - пряча улыбку и не веря ни одному слову, поинтересовался Костик.
   - Вот тут-то вся загвоздка. Испепелит нас дракон на месте и всё тут.
   - Да! Сказочник из тебя потрясающий, - больше не в силах сдерживать смех, захохотал Костик. - Складно сочиняешь. Три раза хлопнуть, три раза топнуть... а в присядку пуститься не надо? Может, тогда и без загадок пропустят?
   - Сначала три раза топнуть и только потом три раза хлопнуть, - поправил мальчишку Корсар, ничуть не смутившись оттого, что ему не верят.
   - И какой же размерами дракон тут живёт? - даже не из любопытства, а просто, чтобы поддержать игру, затеянную Корсаром, поинтересовался Костик.
   - Огромный. Раза в полтора больше дуба.
   - И как же он помещается в том дупле? - вновь засмеялся парнишка, довольный, что Корсар так легко попался в его ловушку.
   - Если бы дуб был обыкновенный - тогда никак, - согласился Корсар, а потом очень серьёзно спросил: - Неужели ты думаешь, что когда на карту поставлены две человеческие жизни, я тратил бы время на то, чтобы кормить тебя сказками?
   Смех застыл на губах у Костика, а, перестав смеяться, он постарался оценить серьёзность положения.
   - Ты уверен, что отгадаешь? - наконец спросил он.
   - Нет, - просто и прямо ответил Корсар.
   - Как же быть? - растерялся парнишка. - Кто пойдёт за водой, если нас испепелят? Может у тебя есть с собой огнетушитель? - неожиданно посетила Костика необычная мысль.
   - Огне... что? - переспросил Корсар.
   - Ничего, - вяло махнул рукой мальчишка. - А бегают драконы быстро? - переключаясь на разработку нового плана спасения, вновь спросил он.
   - Летают быстро, а бегать не придётся, - теперь понимая, куда клонит парнишка, ответил Корсар. - Огненная струя у него бьёт метров на десять.
   - Что ж, жаль. Тогда топаем дальше, - понуро опустил плечи Костик, - и будем по-прежнему надеяться, что нам повезёт.
   - Нет. Придётся рисковать! - сказал Корсар, начиная обходить дерево вкруговую.
   - Но... - начал, было, Костик, а потом махнул рукой и поплёлся следом.
  
   Дупло, действительно, обнаружилось по другую сторону, а Корсар, остановившись, удивлённо осмотрелся вокруг. По разные стороны от огромного дуба росли раскидистые дубы.
   - Странно... - размышляя вслух, протянул Корсар.
   - Что странно? - поинтересовался Костик, предусмотрительно остановившись за спиной у Корсара.
   - Дубы вокруг растут, вот что странно, - пояснили ему.
   - А если бы росли ёлки, странного было бы меньше? - непонимающе спросил мальчишка.
   - Странно не то, что дубы, странно то, что растут, - ещё более запутанно объяснил Корсар.
   - Так, - отбросив осторожность, выступил вперёд Костик, - хватит меня всё время запутывать. Объясни толком, что тебя удивляет?
   - Когда огромная туша дракона выползает на свет, сколько, по-твоему, места нужно для него? - не изменяя своей привычке отвечать вопросом на вопрос, поинтересовался Корсар. - Как думаешь, сколько этим дубам лет? - вовсе уж некстати спросил он.
   - Это тут при чём? - удивился Костик, но всё же ответил: - Лет десять, не меньше.
   - Лучше скажи лет тридцать, - поправил Корсар паренька. - И получается, что за это время никто не попытался воспользоваться этим проходом, поскольку дракон, похоже давно не вылезал из своего дупла.
   - А, может, он сдох? - предположил Костик. - И теперь ход открыт для любого.
   - Скорее всего, дело тут в другом, - подумав немного, решил Корсар. - Насколько я помню, дракон этот, должно быть от нечего делать, ударился в философию. Можешь себе представить его загадки после этого? Ох, и народу он тогда попалил.
   - Лучше и нам не соваться. Как тебе - не знаю, а мне до философа далеко, - предупредил Костик, но Корсар его больше не слушал. Он отошёл на несколько шагов назад, оттащив за собой и Костика, прикинул на глаз размеры освободившейся площадки, а затее размеренно топнул три раза ногой, решительно поднял руки и три раза хлопнул.
   В следующую секунду дерево загудело, затрещало, ветви гиганта закачались, словно под ураганными порывами ветра, а из дупла повалил дым.
   - А ты - сдох, сдох... - передразнил Корсар Костика, но в его голосе, к своему удивлению, парнишка не уловил даже нотки сожаления по этому поводу.
   Костик во все глаза уставился на дупло. Ни разу в жизни ему не доводилась видеть драконов или даже надеяться на подобную встречу. Поэтому ему было жутко интересно. К тому же он знал, что сразу их испепелять никто не станет. Вначале будет три загадки, так, что времени рассмотреть этого монстра у мальчишки хватит.
   Наконец дерево замерло и из дупла вылезло странное существо. Без сомнения дракон, но размерами чуть больше коровы. Жёлто-зелёная чешуя рептилии искрилась, словно под солнечными лучами, хотя крона могучего дуба, даже в самый яркий день, не пропускала сюда солнечный свет. На голове у дракона красовались большие роговые наросты, торчащие вверх, словно пики. А когда он повернул голову чтобы лучше рассмотреть обоих путников, то выяснилось, что эти пики, плавно уменьшаясь в размерах, тянутся к самому хвосту. И Костик, и Корсар оба вытаращили глаза от удивления, но, немного потоптавшись на месте, всё-таки решились подойти ближе.
   - Ух, ты! - воскликнул Костик, рассматривая вблизи молодого дракона, который, пока, агрессии не проявлял.
   - Кто ты? - поинтересовался у дракона Корсар. - И где Гротоброг?
   Дракон, услышав эти слова, тут же повернул голову в сторону Корсара.
   - Я Лютоброг! - гордо прошипел он, выпуская из ноздрей дым. - А как зовут того, кто знает имя моего деда?
   - Все называют меня Корсаром! - не менее гордо прозвучал ответ.
   - Ух, ты! - подскочил дракон, как минуту назад это сделал Костик, при виде столь чудного существа. - Мне дед много рассказывал о тебе и твоих приключениях, а также о том, как вы однажды встретились. Кстати, я знаю, как ты тогда перехитрил деда, так, что не надейся, меня, подобным образом, тебе провести не удастся.
   Корсар, вспомнив былые годы, улыбнулся.
   - Ну, что ты, разве можно перехитрить Гротоброга, - возразил он. - Просто, в ту минуту, его больше интересовали собственные философские умозаключения, чем моя скромная персона. И всё-таки, что сталось с твоим дедом? Отчего он покинул свой пост?
   - Дедушка решил, что ему пора на отдых. "Удалиться от суеты, чтобы размышлять", - сказал он, когда предложил мне занять его место.
   - Очень на него похоже, - хмыкнул Корсар. - Правила, я надеюсь, не изменились.
   - Конечно, нет, - сразу повеселел дракон. - Я уже давно придумал три загадки, только вот желающих пройти тайной тропой, всё нет.
   - Ещё бы, твой дед у многих отбил желание сюда соваться.
   - Да-а, - протянул Лютоброг. - Ох, и скукотища же тут. Ну, ладно, - он весь подобрался и... сел. - Слушайте первую загадку.
   Сидящий дракон, который к тому же свернул хвост, лежащий на земле, колечком, было самым комичным зрелищем из всех, которые Костик, когда-либо, видел. Он с трудом сдерживал смех, и ему ужасно хотелось подойти и потрепать дракона по голове, словно щенка. Костик даже нисколько не обиделся на то, что, услышав имя Корсара, дракон вовсе перестал замечать его самого.
   - Лежит на земле, в неё врастает, а корня не пускает? - тем временем торжественно объявил первую загадку Лютоброг.
   Костик, вспомнив, что их ожидает в случае, если они не отгадают загадки, решил, что настало время, напрячь мозги. Судя по задумчивому выражению лица, Корсар занялся тем же.
   Минут через пять Корсар полез в сумку, достал трубку и, усевшись на землю, стал её не спеша набивать табаком и, как заметил Костик, на этот раз, обошлось без жестяной коробочки.
   - Насколько я помню, во времени мы не ограничены? - подняв на мгновение голову, поинтересовался Корсар.
   - До заката - нет, с готовностью кивнул дракон.
   - Вот и славно.
   Костик удивился спокойствию Корсара. Неужели они могут позволить себе потерять целый день? И мальчишка стал думать ещё интенсивнее. Минут через двадцать дракону, явно, стало скучно. Он опёрся спиной о дуб и зацепив один коготь другим, щелчками, стал сбивать жёлуди с одной из нижних веток. Потом ему наскучило и это. Тогда он стал выковыривать из земли камешки, каждый размером почти с голову Костика, и играючи, запуливал их куда-то в даль. И, что самое интересное, при этом он многозначительно поглядывал на Корсара, но тот ничего не замечал, кроме своей трубки. Ещё немного понаблюдав за драконом, мальчишка понял, что всё это неспроста. И тут его озарило!
   - Это камень! - выкрикнул Костик. - В землю врастает, но корней не пускает.
   Корсар, наконец-то, отвлёкся от своей трубки и вопросительно взглянул на дракона.
   - Правильно, - радостно сверкая глазами, подтвердил дракон, глядя исключительно на Корсара, будто это он дал правильный ответ. - Ловко я придумал? - Явно ожидая похвал, спросил он.
   - Я бы так не смог, - согласился Корсар. - Сразу чувствуется, что ты внук своего деда, - и он, улыбнувшись, подмигнул Костику.
   После этих слов глаза дракона засветились ещё лучезарнее.
   - А для следующей загадки я попробовал себя в поэзии, - явно ободрённый первым успехом, объявил он и, прикрыв глаза, с выражением продекламировал:
   - Построил мастер дивный мост,
   Но этот мост совсем не прост.
   Ведь разноцветные дощечки
   Лишь для волшебных человечков.
   Лютоброг открыл глаза, желая оценить произведённый эффект.
   - Я и не подозревал за драконами подобных талантов, - опять заулыбался Корсар.
   - Думаю, эту загадку вы отгадаете ещё быстрее, - в ответ заверил Корсара дракон и, вновь опёршись спиной о дуб, тихонько замурлыкал себе под нос:
   - Разноцветные дощечки... разноцветные дощечки...
   А Костик, окрылённый первой победой, задумался над второй загадкой. Он даже почувствовал некий азарт. "Мост из разноцветных дощечек, - размышлял он. - Да ведь это же совсем просто!"
   - Радуга! - Весело крикнул он. Ничуть не сомневаясь в правильности ответа.
   - Верно, - совсем не расстроившись, что загадка отгадана так быстро, согласился дракон. - А какой слог, какая рифма, - словно ребёнок, восторгался Лютоброг своим собственным творением и при этом продолжал смотреть только на Корсара. - Вот подождите, третья загадка и вовсе апогей моего творчества. Если б вы знали, сколько бессонных ночей я провёл... Ну да ладно, слушайте, - на этот раз закрыв глаза полностью, дракон сделал многозначительную паузу и немного изменившимся голосом торжественно произнёс:
   - На тайных тропах - столб огня.
   Крылат и страшен вихрь смерти.
   И леность мозга, лишь, кляня,
   Ты сгинешь в этой круговерти.
   Закончив читать, Лютоброг сделал ещё большую паузу, прежде чем открыть один глаз.
   Костик, действительно, был поражён услышанным. Что ни говори, а ведь автор этих строк - дракон. Похоже, у него и, правда - талант. Ещё после первой загадки Костик заметил, что Лютоброгу всей душой очень хотелось, чтобы они побыстрее нашли отгадку. Суть то не в ней, а в том, что у него, наконец, появились слушатели и... ценители.
   Если первые две загадки были относительно не сложными, то третья... Что дракон хотел сказать этими словами?
   А Корсар всё молчал. Последовав его примеру, Костик сел на землю, собираясь глубоко задуматься. Мальчишка не знал, с какой стороны подступиться к этой загадке. Да и не загадка это вовсе, но всё же должно быть и в ней ключевое слово.
   В этот момент Корсар поднялся, подошёл к Лютоброгу и сказал:
   - Дай-ка я пожму твою лапу - друг. Поверь, это не лесть, это правда. Благодаря этим стихам я смог увидеть твою душу и мне понравилось то, что я там нашёл. Гротоброг правильно сделал, что уступил своё место тебе. Ты достойный страж тайных троп.
   Дракон поднялся с земли и протянул переднюю лапу Корсару.
   - Я тоже рад, что встретился с тобой, Корсар, а так же безмерно счастлив оттого, что всё рассказанное дедом о тебе - правда.
   И, пока, дракон и человек обменивались крепким руколапопожатием, Костик, поднявшись с земли, только непонимающе хлопал глазами.
   - Проходите, - сказал дракон, отодвигаясь от дерева в сторону, - и скатертью вам дорога.
   Корсар махнул недоумевающему Костику рукой и полез в дупло. Мальчишка, пребывая в полной растерянности, поспешил следом, но достать даже до самой нижней ветки, чтобы забраться в дупло, не смог. Тогда на помощь к нему пришёл дракон. Он подставил парнишке свою лапу и когда Костик вскарабкался на неё, поднёс его к самому дуплу.
   - Я буду ждать вас, - сказал на прощание дракон, теперь уже обращаясь именно к Костику. - Уверен, когда-нибудь вам обязательно понадобится вновь воспользоваться этим проходом. Для такого случая я приберегу всё самое лучшее, - пообещал Лютоброг.
   - Спасибо, - только и нашёлся сказать Костик, а затем влез в дупло и провалился в черноту.
  
   Не успел Костик испугаться, как всё перед глазами заплясало, закувыркалось и только, когда мальчишка больно стукнулся плечом обо что-то твёрдое, мир вокруг остановился. Оказывается, он кувыркался через голову, словно мяч, пока не врезался в большущий камень. Жалобно пискнув, парнишка поднял голову и увидел стоящего над ним Корсара.
   - Нужно было сгруппироваться, спружинить при падении, - несколько запоздало посоветовал он.
   - А раньше-то ты, где был? - растирая ушибленное плечо, с трудом поднялся Костик. - Если это опять для того, чтобы я лучше запомнил, то подумай, что ты станешь делать, сломай я себе что-нибудь. Бросишь меня здесь?
   - Извини, я не сообразил, что и через порталы ты проходить не умеешь, - Корсар, казалось, даже немного смутился. - Не привык я, чтобы кто-то был рядом. Ты как, нормально? Идти можешь?
   - Кажись, могу, - буркнул Костик. - Идти-то куда? - и он огляделся по сторонам. Лес вокруг них ничуть не изменился, всё такой же дремучий и тёмный.
   - Прямо, - махнул рукой Корсар, - а там видно будет. - И ты, знаешь что, соберись. Если мы оказались неподалёку от источника, значит жди сюрпризов. Леший был прав, так просто нас к нему не подпустят.
   - Чего именно бояться? - озираясь по сторонам, поинтересовался Костик. - Нападать, кто будет?
   - Если бы я знал, - недовольно протянул Корсар. - Их, злодеев всех мастей, сейчас столько развелось... Откуда только берутся? Будь начеку и всё.
   - А если что... чего делать? - продолжал задавать вопросы Костик, поскольку настороженность Корсара встревожила и его.
   Корсар ещё раз оценивающе окинул Костика взглядом и без обиняков выдал:
   - Прячься за меня. Впрочем, - тут же добавил он, - если увидишь, что реально можешь чем-то помочь - помогай, но главное, постарайся сделать так, чтобы именно ты не стал моим слабым местом. Ты понимаешь, о чём я?
   - Понимаю, - нахмурился Костик. - Ты уж тоже извини, что напросился к тебе в попутчики. От меня, наверное, и впрямь будет мало помощи. Просто, я должен был пойти. Даже если один... то всё равно должен.
   - Главное, что ты не безнадёжен, - ободрил Корсар приунывшего Костика. - Потенциал у тебя есть, а появится опыт - приложится и всё остальное. Пошли.
   Костик ещё раз огляделся вокруг и, уже догоняя Корсара, спросил:
   - А дерево где? Или дупло? Откуда мы вывалились?
   - Ниоткуда, - не оборачиваясь, ответил Корсар. - Влезаешь в дупло и оказываешься на пути к тому месту, куда стремишься попасть.
   - Это и есть портал, - понял Костик.
   - Это сейчас появились такие слова, видно просачиваются из вашего мира, а раньше, как и сказал дракон, их называли тайными тропами.
   - Кстати, о драконах, - оживился Костик. - Сколько тебе лет?
   Корсар скосил удивлённый взгляд на парнишку и хмыкнул:
   - Причём тут мой возраст?
   - Любопытно. Ты сказал, что встречался с Гротоброгом, а перед этим - что дракон уже тридцать лет не вылезал из дупла. Напрашивается вопрос, сколько лет назад вы виделись? На старика ты не тянешь. Если начать подсчитывать...
   - А ты не подсчитывай, - посоветовал Корсар. - В нашем мире продолжительность жизни у всех очень разная и зависит от множества причин.
   - Например? - допытывался парнишка.
   - Мы, как бы это сказать, не совсем люди, в твоём понимании этого слова. Впрочем, раз ты оказался здесь, значит и в тебе есть нечто эдакое.
   - Вот тебе на... - удивлённо выпалил Костик. - Выходит, и я лет в шестьдесят буду выглядеть, как ты сейчас?
   - Если доживёшь, - охладил Корсар паренька, а если ты и дальше продолжишь трепаться попусту, то твои надежды станут более чем сомнительными.
   Костик намёк понял и замолчал, прислушиваясь к звукам окружающего их леса. Вокруг пели птицы, трещали кузнечики, жужжали какие-то насекомые, где-то рядом стучал усердный дятел и ещё множество других звуков. Лес жил своей обычной жизнью. Всё казалось мирным и спокойным, ничто не настораживало, поэтому Костик рискнул задать ещё один вопрос:
   - А что необычного в тебе?
   Корсар только зыркнул в сторону паренька, продолжая идти, но через какое-то время всё-таки ответил:
   - Начать хотя бы с того, что на свет я появился из морской горошины.
   - Так ты Катигорошек, что ли? - припомнив что-то подобное, удивился мальчишка.
   - Сам ты... этот самый горошек, - возмутился Корсар. - Морская горошина - это что-то вроде жемчужины.
   - И как же ты из неё родился? - боясь, что из-за его дурацких вопросов, Корсар попросту перестанет рассказывать, подбирая каждое слово, вновь спросил Костик.
   - Её высидела одна очень редкая птица.
   - Значит, выходит, ты вылупился... - оборвав себя на полуслове, Костик прикрыл рот ладонью, сообразив, что ляпнул что-то не то.
   - Вылупляются из яиц, - ещё возмущённее молвил Корсар, - а я родился. Запомни это хорошенько.
   - А как же твои родители? Я хотел сказать, кто тебя растил?
   - Меня воспитывали олень и дельфин.
   - Как, вот так, оба сразу, - Костик начал подумывать, что его разыгрывают.
   - Конечно в разное время. Но с тех пор я свободно себя чувствую как на суше, так и на море. И давай-ка на этом закончим экскурс в моё прошлое, пора вернуться к настоящему.
   Неожиданно череда деревьев оборвалась и перед путниками предстала огромная поляна. Корсар замолчал, остановился и озадаченно огляделся. С первого взгляда всё было тихим и мирным. Поляна была усеяна цветами, трава манила изумрудной зеленью, но Корсар продолжал стоять, сдерживая рвущегося вперёд Костика.
   - Что тебя настораживает? - наконец сдавшись, спросил парнишка. - Более мирной поляны трудно себе и представить.
   - Ты попал в самую точку, именно это и настораживает. Очень уж она идеальная. Будь я травоядным, пасся бы только здесь, но на поляну не ведёт ни один след. Даже бабочки над цветами не порхают. К тому же, поляна таких размеров в этом месте просто немыслима. Похоже, что её создали специально.
   - Место, как место, - устало буркнул Костик, - и никаких пеньков нигде не видно.
   - Каких пеньков? - не понял Корсар.
   - Ты же сам сказал, что поляну сделали. Получается, деревья спилили и должны быть пеньки.
   - Сам ты... - но Корсар сдержал себя, понимая, что парнишке ещё ко многому предстоит привыкать и приспосабливаться к обитанию в новом мире. - Существуют заколдованные вещи, - присев на корточки и что-то высматривая в траве, не поленился объяснить он. - Например, гребень. Кинешь его на землю и прямо на твоих глазах, на том самом месте, вырастет дремучий лес или высокие горы, смотря какое заклинание наложено на гребень. Есть зеркало, которое создаёт озеро и, я слышал о платке, способном сотворить подобную поляну. Похоже, что мы столкнулись именно с таким колдовством. Знаешь, никто не станет попусту тратить настолько ценную вещь. В наши дни достать её неимоверно трудно. Настоящие мастера - редкость. А вещицы эти - что-то наподобие антиквариата, по-вашему.
   Костик ещё раз оглядел поляну и согласно кивнул.
   - Пошли в обход, - предложил он.
   - Без тропы, продираясь сквозь лесную чащу, мы потеряем часа два, - прикинул Корсар, а, глянув на мальчишку, тут же подкорректировал, - или даже три.
   - Можно подумать, что раньше мы шли по тропе, - хмыкнул парнишка.
   - По звериной, - подтвердил Корсар, - но тут она обрывается, а это лишнее подтверждение тому, что поляна возникла здесь недавно. И всё же придётся рисковать.
   - Почему? - спросил Костик, - Не то, чтобы я возражал, но всё-таки...
   - Тот, кто создал эту поляну, возможно, рассчитывал на то, что, догадавшись о её происхождении, мы решим, что благоразумнее пойти в обход, а в лесу проще простого установить хитроумную ловушку или даже несколько, организовать засаду и так далее. А главное, мы потеряем драгоценное, для нас, время. Поэтому, если скажу - беги, - строго глянул Корсар на Костика, - не задумываясь, лети стрелой, не оборачиваясь на меня. Скажу - ложись...
   - Лягу и буду лежать, как мышка, - нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, с готовностью подтвердил Костик. Поляна грозила опасностями - это страшновато, а страшное всегда интересно.
   Корсар только тяжело вздохнул в ответ и, бросив короткое "не отставай", ринулся вперёд.
   Костик бежал, стараясь не отставать. Но откуда ждать опасности, понять не мог. До ближайших деревьев далеко. Глупо думать, что из-за них кто-то выскочит. Трава едва доставала Костику до щиколотки, вряд ли в ней мог прятаться серьёзный враг. И только высоко в голубом, безоблачном небе двумя чёрными точками парили птицы. Может ястребы или соколы. Они явно высматривали добычу. Наконец, заметив что-то достойное внимания, они сложили крылья и камнем ринулись вниз. Костик, задрав голову вверх, с интересом наблюдал, как маленькие точки быстро увеличиваются в размерах. Однако, бежать, не глядя себе под ноги, задача не из лёгких, поэтому Костик решил не отвлекаться на пустяки. А, спустя несколько мгновений, бегущих людей накрыли две чёрные тени. В два прыжка Корсар оказался рядом с Костиком и, вцепившись руками в лямки его рюкзака, стал, словно кенгуру, прыгать с ним то вправо, то влево. Парнишка, носом упираясь в грудь Корсара, инстинктивно схватился руками за его жилет и, болтая в воздухе ногами, пытался рассмотреть, с какой стороны подкрался враг. С тонким, визгливым писком, мимо Костика проносились какие то жуки, но голова на плечах болталась так, что большего рассмотреть мальчишка не мог. И вот тут-то тишину прорезало рычание Корсара. Он выпустил Костика из рук, а тот, не удержав равновесие, упал, больно ударившись копчиком. Впрочем, он тут же забыл про это, когда увидел, что из предплечья левой руки Корсара торчит стрела и по руке стекает ручеёк крови. Даже не стрела, а... перо?! Задрав голову вверх, мальчишка увидел, как две большущие птицы, совершив крутой вираж, вновь пошли в атаку. Вокруг Костика, там и тут из земли торчали такие же перья, каким был ранен Корсар.
   - Бежим! - рявкнул Корсар, схватил Костика за шиворот и поставил его на ноги. - Наше спасение под кронами деревьев, но не беги прямо, петляй, словно заяц.
   И они бросились бежать. Перья, словно спущенные с тетивы стрелы, с противным жужжанием встревали в землю со всех сторон, но, стараясь этого не замечать, Костик изо всех сил бежал к спасительным деревьям. До них было уже близко, совсем близко, но сил петлять больше не было. Собравшись для решающего броска, Костик сиганул по прямой. Вот оно - дерево, он уже вбежал под его тень и тут, словно выросший из-под земли, Корсар оказался рядом, сделал ему подсечку и толкнул в сторону. Плечо Костика обожгло что-то горячее, он нелепо взмахнул в воздухе всеми конечностями одновременно и, врезавшись головой в дерево, потерял сознание, а в ствол, до которого он почти дотянулся руками. Вонзилось три пера.
   Очнулся Костик с мучительной головной болью. Корсар сидел неподалёку, умело и быстро перевязывая собственную рану на руке.
   - Очнулся? - заметив шевеление, спросил он. - Как голова?
   Костик тихо застонал и прикрыл глаза:
   - Ох, смерти ты, наверное, моей хочешь, - прошептал он, не в силах говорить громче.
   - Думаешь, ты смотрелся бы лучше пришпиленный к стволу дерева, как бабочка для засушки, - отозвался Корсар, помогая себе зубами затянуть узел на повязке.
   Слегка скосив глаза, парнишка попытался оглядеться. Края поляны он не увидел, а это значит, что Корсар оттащил его подальше в чащу. Теперь их закрывал от зорких глаз пернатых врагов зелёный купол листвы и хвои.
   Закончив с повязкой, Корсар поднялся и подошёл к мальчишке. Он присел рядом с ним и предупредил:
   - Не дёргайся, сейчас станет легче.
   Потом он начал аккуратно массажировать парнишке виски. Затем его пальцы переместились на затылок и находя одному ему известные точки, слегка надавливая на них, стал поглаживать при этом по часовой стрелке. Пальцы, по шейным позвонкам, опускались всё ниже, а Костик ощущал, как боль уходит и только шишка на голове продолжала неприятно ныть.
   Теперь лучше? - поинтересовался Корсар.
   Костик внимательно прислушался к себе и готов был признать, что на его глазах произошло ещё одно чудо.
   - Как ты это делаешь? - оживился парнишка. - Меня научишь?
   - Останемся живы - научу, - пообещал Корсар, - а сейчас поднимайся. От птиц мы спрятались, но теперь враг точно знает, где мы находимся. Поэтому долго на одном месте засиживаться нельзя.
   Костик поднялся, отряхнул с себя приставшие жухлые, прошлогодние листья и только сейчас увидел перо, которое Корсар вынул из раны. С одной стороны оно было тонкое и острое, словно шило, потом начиналось некоторое подобие пуха, а с другой стороны вновь острое жало, на котором уже запеклись капельки крови. Мальчишка поднял это перо и с интересом осмотрел.
   - Ох, ничего себе, - попробовав остриё пальцем, поразился он - Оно острое, как игла. Разве могут у птицы быть такие перья? К тому же оно острое с обеих сторон.
   - Могут, - заверил Корсар. - И в руках ты держишь явное тому доказательство, а если есть сомнения, посмотри на своё плечо.
   - Я и не заметил, - Костик удивлённо уставился на разорванный рукав футболки и царапину на плече, которая уже подсыхала.
   - Царапина не глубокая, поэтому за более сильной болью ты не заметил слабую, - объяснил Корсар.
   - А твоя рана, спохватился Костик, - сильно глубокая? Болит?
   - Нет. Пустячная. Мне тоже повезло. И раз мы со всем разобрались, значит давай двигать дальше. Не следует терять время, выигранное с таким трудом.
   Они снова шли, петляя между деревьями, перебираясь через бурелом, продираясь сквозь колючий кустарник и, как утверждал Корсар, им ещё повезло, поскольку они опять вышли на одну из звериных троп. Костик поднял по дороге большую, толстую палку, обломил торчащие сучки и управлялся ею словно посохом. Иногда, просто ради забавы, он сбивал палкой колючки и длинные стебли трав. На одном из кустов, мимо которых они проходили, висели странные коробочки, должно быть с семенами, пузатые и ярко-красные. Костик размахнулся палкой и к полному своему удовольствию, одним ударом сбил сразу несколько коробочек. Они лопнули с лёгким хлопком, выбросив облачко жёлто-оранжевой пыльцы. Ветер тут же подхватил её и шедший впереди Корсар оказался прямо в центре этого облачка. Он замахал руками, разгоняя пыльцу, и облачко нехотя рассеялось, а Корсар громко чихнул. Костик, наблюдавший всю эту сцену, весело рассмеялся.
   - Будь здоров, расти большой, - пожелал он Корсару.
   - И тебе того же, - на ходу буркнул тот в ответ.
   - Послушай, - догнав его, сказал Костик, - говорят, за разговорами дорога, кажется короче. Можно тебя расспросить кое о чём?
   - Кое о чём - это о чём? - Не совсем довольно поинтересовался Корсар.
   - О драконах, - признался парнишка. - После нашей встречи у дуба в моей голове роится куча вопросов.
   - Ладно, давай, выкладывай свою кучу.
   - Как ты догадался, что в последней загадке речь шла о драконе. Сам я понял это только потом, по вашему разговору.
   - Очень просто. Дракон и есть хранитель тайных троп. И столб огня ожидает каждого, кто не в состоянии разгадать загадки, поскольку для этого нужно раскинуть мозгами, но если раньше ты никогда этого не делал, то погибнешь, проклиная только леность своего ума, - в этот момент Корсар опять чихнул, видно пыльца, попавшая в нос, до сих пор щекотала ему ноздри.
   - Ой, ли? - хмыкнул Костик. - Только леность мозга, а дракон значит не при чём? - мальчик был явно не согласен с Корсаром. - Вот с нами он так мило беседовал, а не отгадай мы загадки, без зазрения совести испепелил бы.
   - Испепелил! - подтвердил Корсар. - Работа у него такая. Каждый должен честно выполнять своё предназначение. Тебя ведь никто не тянул силой к этому ходу. Мог бы просто пройти мимо, не подвергая свою драгоценную жизнь опасности. А раз ты решил поиграть со смертью, то нечего скулить.
   - И всё-таки странно, - продолжал размышлять Костик, - Лютоброг мне понравился и мы ему тоже, по крайней мере, ты, неужели он смог бы хладнокровно нас испепелить?
  - На то он и хладнокровный, чтобы испепелять не мучаясь, при этом, угрызениями совести. Но странно мне другое, - Корсар внимательно посмотрел на Костика, - я чихнул, но не слышу твоего "будь здоров".
   - Извини, увлёкся, - опешил Костик, - а тебе очень нужно моё "будь здоров"?
   Корсар только тяжело вздохнул.
   - Похоже, ты не в курсе, так знай, что если человеку не сказать "будь здоров" после того, как он чихнёт в присутствии кого-то и это повторится трижды, у чертей появится полное право забрать чихавшего к себе. А они уж обязательно этим воспользуются. Я конечно выпутаюсь, но время... К тому же ты уверен, что хочешь остаться один, именно сейчас.
   - Фу ты, никак не привыкну, что у вас здесь всё не так, а как-нибудь эдак, - хмыкнул Костик. - Я этого не знал, но теперь буду внимательнее. Понимаешь, я сейчас живу, будто во сне, поэтому и не удивляюсь ничему. Нет, удивляюсь, конечно, но не так, чтобы... Мало ли, что может присниться. Ведь всё, что происходит вокруг, настолько нереально для того мира, где я привык жить, что даже опасность мне трудно воспринимать всерьёз. Наверное, на самом страшном месте надеюсь проснуться. Потому, что если поверю, что всё это происходит на самом деле, то боюсь двинуться умом.
   - Я тебя понимаю, - подумав секунду, согласился Корсар. - Просто с первым путешествием ты поспешил. Вообще удивляюсь, как шеф тебя отпустил без положенной адаптации и подготовки. Ну да ему виднее.
   - Я сам напросился, - признался Костик. - Сначала думал, что Бур и Клык такие на самом деле, - немного сбивчиво попытался объяснить он, - и только в последний момент понял - дурачились, идиоты.
   - Они так часто ведут себя с новичками, - объяснил Корсар. - Просто случай... несчастный.
   - И этот случай произошёл из-за меня. Поэтому и пошёл, - нахмурился парнишка, загрустив от воспоминаний о случившемся.
   - Знаешь, - стараясь отвлечь паренька от грустных мыслей, сказал Корсар, - открою тебе одну тайну. Умеешь держать язык за зубами?
   - Клясться кровью надо? - очень серьёзно поинтересовался Костик.
   - Вообще-то нет, - опешил Корсар. - Достаточно будет твоего слова.
   - Тогда я - могила! - пообещал Костик.
   - Лютоброг не испепелил бы нас при любом раскладе.
   - Как так? Почему ты решил?
   - Драконы в его возрасте ещё не умеют выдыхать огонь, только дым.
   - Откуда ты знаешь его возраст? - удивился мальчишка.
   - Определить возраст не сложно, но знают этот секрет не многие, что, правда, то, правда.
   - Но... ведь тогда его могут... обидеть, - возмутился Костик. - Как же Гротоброг мог оставить вместо себя такого... маленького?
   - Возможно, у него не было выхода, он, действительно, был уже стар, - довольный реакцией парнишки и, пряча улыбку, предположил Корсар. - А может ещё какая напасть. Впрочем, Лютоброг уже очень скоро станет совершеннолетним и "столб огня" перестанет быть метафорой. До этого времени репутация Гротоброга послужит ему надёжным прикрытием.
   Костик, на какое то время замолчал, обдумывая услышанное, а когда заговорил вновь, то тема интересов его сменилась. Должно быть, он почувствовал, что сейчас Корсар не рассердится, услышав новые вопросы.
   - Птицы, которые накинулись на нас, - напомнил он. - Мы для них слишком крупная добыча и такими перьями нас не убьёшь, почему же они напали?
   - Должно быть, птицы охраняют подступы к источнику. Вторжение они засекли вовремя, а напали, чтобы попытаться задержать нас или, как можно больше осложнить нам путь. Представь, если таких перьев в тебя вонзится штук десять. Кстати, раны вполне могут оказаться смертельными, в зависимости от того, куда перья попадут и, как глубоко вопьются, - объяснил Корсар.
   - А, как называются эти птицы? Впрочем, нет. Дай сам попробую отгадать, - попросил Костик. - Их перья словно стрелы. Может, стрелоносцы?
   - Мимо, - раскидывая очередной завал из бурелома, ответил Корсар.
   - Перомёты? - предположил мальчишка, помогая Корсару.
   - Опять мимо, - хохотнул Корсар.
   - Может, стрелопёры, - предложил Костик ещё один вариант.
   - Эдак мы сейчас и до "перошвыров" доберёмся, - засмеялся Корсар. - Ещё совсем недавно их называли Белохвостыми шипокрылами, но тогда они охотились исключительно на грызунов и мелких птиц. Однако когда силы зла переманили их на свою сторону, с лёгкой подачи известного тебе Айболита, их прозвали шипожопы.
   Услышав такое название, Костик, тоже рассмеялся.
   - Почему именно шипожопы? - уточнил он
   - Однажды был такой случай, - стал рассказывать Корсар. - На одного из наших напали сразу три таких птицы. Каждой так не терпелось выслужиться перед новыми хозяевами и попасть в цель, что они лезли одна вперёд другой, заслоняя друг другу всю видимость обстрела. Тогда, одна из птиц взбесилась и метнула перья в своих соплеменниц. Заорав, словно вороны с перепою, птицы взмыли вверх и со злости всадили в третью целый пучок перьев, пополнив её собственное хвостовое оперение. Ещё три дня над тем памятным местом потом раздавались дикие вопли, поскольку шипожопу и летать было больно и сесть некак.
   Костик хохотал до слёз, представляя себе эту картину, а, отсмеявшись, спросил.
   - Это ведь байка, да? Ты всё выдумал?
   - Ты мне не веришь? - возмутился Корсар, а потом улыбнулся и добавил: - Посмеяться над врагом, иногда, бывает очень полезно. Важно только, чтобы эти шутки не ввели тебя в заблуждение. Недооценивать врага тоже нельзя.
   - Послушай, - вмиг посерьёзнел парнишка. - Ты только что сказал силы зла. Это так туманно. Кто прячется за этими словами? С кем нам придётся сразиться, отправившись в этот поход?
   - Силы зла, - задумчиво протянул корсар. - Ты правильно заметил, именно прячется. Мы до сих пор не знаем, кто встал во главе всего этого сброда. Однако нашёлся же всё-таки "мил человек", который вознамерился объединить их всех под своим единовластным руководством. И делает он это очень ловко и умело. Где хитростью, где лестью, где обещаниями власти и богатства, а где и силой. Я очень надеюсь, что эти самые объединённые силы сейчас не встанут непроходимой стеной у нас на пути к источнику. Если такое случится, то не видать нам живой воды, как своих ушей, да и жизни свои положим. Одна надежда, что у этих самых сил зла есть сейчас дела поважнее и нам доведётся сшибиться только с теми, кому доверили охранять источник от таких, как мы.
   - Всем нам сейчас приходится туго, - Корсар потрепал по волосам притихшего мальчонку. - И раньше то жизнь малиной не казалась, всегда находился тот, кто старался подгадить, а теперь и вовсе... Сперва ведь приходилось иметь дело со своей нечестью, а её "родимую" мы уже знали, как облупленную. Потом стало появляться нечто, абсолютно нам не знакомое. Со временем то мы поняли, что кому-то удалось найти способ протаскивать в наш мир всяких тварей из другого мира. Как с ними бороться мы не знали. А где найти тех, кто знает? - Вопросительно посмотрел Корсар на мальчишку и, не дожидаясь ответа, продолжил: - Правильно, в тех же мирах. Сначала, после долгих поисков, у нас появились нюхачи-искатели. Они согласились нам помогать. И уже потом у нас стали появляться рекруты из других миров. Думаю, теперь тебе понятна причина твоего здесь появления, - подытожил свой рассказ Корсар.
   - И они соглашаются, - удивлённо спросил Костик. - Ну, те, из других миров. Бросают свою жизнь там и готовы умирать здесь.
   - Кажется, я уловил твою мысль,- ответил Корсар. - Видишь ли, ведь нюхачи-искатели берут не всех подряд, а подбирают рекрутов по определённым критериям. Как бы тебе сказать, тех, кому нечего терять в том, другом мире. Причин может быть множество. Они могут быть одиноки, больны, несчастны...
   - Я понял, - перебил Костик, - такие, как я.
   - Тоже верно. - Подтвердил Корсар. - Яркий и доступный пример. Но есть кое-что и похуже. Оказалось, что во многих мирах твориться то же самое, что у нас тут. Зло покрыло все эти пространства своим чёрным покрывалом, и бороться с ним там не сумели. А может, не захотели. Может, даже, сочли случившееся за благо. Прогресс меняет и жизнь и людей. Вот и в вашем мире местные властители приняли изменения с радостью, безошибочно распознав все вытекающие из этого выгоды для себя.
   - Наш мир ничуть не хуже других, может, даже получше, - почему то насупился Костик.
   - Неужели ты считаешь, что мир, в котором существуют беспризорные, никому не нужные дети, может считаться хорошим, счастливым? - удивился Корсар. - Бездушие, бессердечность, грубость, эгоизм - вот чем наполнены сердца людей подобного мира. Именно там с лёгкостью восторжествует зло. Ты не согласен?
   - Согласен, - печально опустив голову, удручённо сказал Костик. - Почему же я раньше так не думал, всего этого не замечал?
   - Возможно потому, что ты не видел лучшей жизни. Жизни в другом мире, абсолютно противоположном вашему.
   - Но я и сейчас ещё не видел другой жизни.
   - Не видел, - согласился Корсар. - Но теперь ты почти уверен, что она существует. А это уже не мало, для начала.
   - Но разве, всем тем, кто понял... не хочется спасать свой мир, - мальчишка запнулся не находя нужных слов, для него подобные беседы были внове.
   - Чем погибать за этот, - ты это хотел сказать?
   - Да, - Костик, почему-то смутился ещё больше.
   - Конечно, они хотят спасти и свой мир. И в этом мы им без сомнения поможем. Всему своё время. Но вести войну, пускай и освободительную, на всех фронтах одновременно, просто невозможно. Сейчас у нашего мира неплохие шансы сохранить Свет и нам нужна ваша помощь. А в будущем, создав мощную и надёжную базу здесь, мы сможем помогать другим. Когда зло объединяется, должно сплотиться и добро! Здесь, сейчас, нам это сделать проще. Мы не потеряли искру Света, мы помним, как бороться со злом. Помогите нам и мы научим вас этому, и не менее самоотверженно поможем вам.
   - Я готов, - тут же выпалил Костик, гордо вскинув голову.
   - Я знаю, - улыбнулся Корсар. - Доброта, благородство и врождённое чувство справедливости у тебя в крови. Поэтому ты и оказался здесь. И никуда нам, брат, с тобой от этого не деться, - он ещё раз взъерошил мальчишке волосы на макушке и похлопал по плечу. - Но, мы, кажется, увлеклись разговорами и сбавили темп, - решив, что для первого раза объяснил достаточно, Корсар удвоил силы, протискиваясь сквозь непроходимую, как казалось Костику, чащу.
  
   - Однако смотрю я на тебя, - Корсар хитро прищурился, наблюдая за пареньком, который с двойным рвением бросился вперёд, - не очень то ты похож на невежественного, тупого бродяжку, как следует из тех сведений, что я о тебе узнал.
   - С кем поведёшься, от того и наберёшься, - хмыкнул Костик. - Какое то время жил поблизости от нас, в полуразвалившемся подвальчике, один чудак. Нелюдимый такой мужик, но со мной, почему-то общался. Именно он меня и научил всему тому, что я знаю. Правда, случалось это не часто, только когда он был трезвым и в хорошем настроении. Жалко только, что два этих условия были практически несовместимы. Но в те редкие дни, когда подобное чудо свершалось, его было любо-дорого послушать. Он знал массу всевозможных вещей, говорил даже, что когда-то был профессором, если не врал, конечно.
   - Профессором чего? - поинтересовался Корсар.
   - Ох, и тёмный же ты человек, - хохотнул Костик. - Ни чего, а кем. Я же говорю - профессором.
   Корсар закатил глаза к небу, тяжело вздохнул и... громко чихнул. Костик добросовестно пожелал ему здоровья, и они двинулись дальше.
   - А как тебя черти могут забрать? Ты же ещё не умер, - выбравшись из кустарника, вновь спросил парнишка.
   - Умер? - не понял Корсар.
   - Ну, да. Черти ведь забирают в ад грешников.
   - Ад? - опять переспросил Корсар.
   - Ад, чистилище, пекло... - видя, что Корсар не понимает, постарался навести его на нужную мысль Костик.
   - Они забирают человека к себе в чертовник, - перебил Костика Корсар, боясь, что объяснения могут затянуться надолго. - Выбраться оттуда можно, например, сыграв с чертями в карты на свою свободу.
   - А если проиграешь?
   - Несколько лет будешь им служить, - объяснил Корсар.
   - И ты уже бывал, ну, в этом самом черотвнике? - затаив дыхание, поинтересовался Костик.
   - Бывал, так, ради интереса.
   - И что? - продолжал допытываться мальчишка.
   - Резались в карты всю ночь.
   - И... - паренёк уже начинал злиться, что ему приходится вытягивать из Корсара каждое слово.
   - Сначала проиграл, - признался Корсар. - Но, потом отыгрался, а к утру у меня уже был мешочек золота, крысиный хвост, с помощью которого можно распознать перекинувшегося человеком чёрта и вот эта вот курительная трубка с жестяной коробочкой, которая называется табакеркой.
   - Вот это да! - удивился Костик, заворожено слушавший рассказ Корсара. - А что же ты ставил на кон? - поинтересовался он.
   - Свою жизнь.
   Костик едва не поперхнулся от неожиданности:
   - И ты так рисковал ради этого?
   - Молод был, - просто ответил Корсар. - Хотя, вещи получил стоящие. Хотел ещё чёртово копыто заполучить, но как только пропели петухи, мне с облегчением заявили, что я свободен.
   Немного впереди, совсем рядом, что-то затрещало, заскрипело, и послышался глухой удар о землю. Не успел ещё звук затихнуть, как всё в точности повторилось.
   - Что это? - замер, прислушиваясь, Костик.
   - Деревья валятся, - объяснил Корсар. - Похоже, кто-то большой пробирается в нашу сторону.
   - Кто большой? - Не понял парнишка.
   - Тссс, - шепнул Корсар и потянул мальчишку за собой, подкрадываясь с двойной осторожностью к источнику шума.
   Деревья валил огромный детина, волосатый, словно обезьяна и с очень тупым выражением на бандитской роже. Подойдя к дереву, этот детина упирался в него плечом, поднатуживался и могучий лесной гигант, из последних сил цепляясь корнями за землю, всё же валился, подминая под себя кусты и молодые деревца.
   - Кто это? - округлив от удивления глаза, шепнул на ухо Корсару Костик.
   - Великан, - даже не глянув на паренька, тихо ответил Корсар.
   - Удивительно... - начал, было, Костик, но Корсар его перебил:
   - Не удивительно, а странно, что может делать гном в компании великана?
   - Какой гном, где? - не понял Костик.
   - Вон там, под деревом, - махнул головой Корсар.
   - Очень смешно, - огрызнулся Костик. - Особенно если учесть, что мы в лесу и здесь кругом одни деревья.
   В это самое время гном зашевелился, отодвинулся от ствола дерева и засеменил к следующему, стоящему неподалёку. Зелёный камзол и коричневые штаны были для гнома замечательной маскировкой, но когда он зашевелился, Костик без труда заметил маленького человечка, ростом не выше трёхлетнего ребёнка.
   Обогнув пару кустов, гном достал из кармана камзола маленький, хрустальный стаканчик, наклонился и зачерпнул воды из, невидимого для прячущихся путников, родничка. Подняв стаканчик над головой, он залюбовался прозрачной жидкостью, заискрившейся под солнечными лучами.
   Костик, в предвкушении удачи, радостно хлопнул Корсара по спине. От чего тот стукнулся лбом о ствол дерева, за которым прятался. Гневно сверкнув глазами в сторону мальчишки, Корсар шикнул на паренька, но Костик этого даже не заметил.
   - Ты видел, там источник. Они заваливают его брёвнами.
   - Нет, - усомнился Корсар, который вообще не мог понять, что могут делать вместе такие разные существа, как гном и великан. Как бы там ни было, но на изощрённых злодеев они не походили.
   - Почему нет? - удивился Костик. - Мы должны были оказаться вблизи источника, и мы оказались. А источник хотят завалить брёвнами, чтобы труднее было к нему подобраться. Ты только глянь на этого здоровяка, бандитская рожа, издали видать.
   - В таком случае, либо они здесь не одни, либо это всё-таки не тот источник.
   - Что гадать, всё равно проверять надо, - засуетился Костик в предвкушении настоящей стычки. Страха у парнишки не было, наоборот, его, вдруг, затопило какое-то бесшабашное озорство. - Давай так, - предложил он, - один их отвлекает, а другой определит тот ли это источник. И поскольку я не знаю, как распознать живую воду, то я буду отвлекать. Если это тот источник - прокукуешь три раза, если же не он, столько же раз каркнешь. Потом встретимся возле во-о-н той высокой сосны, - и Костик указал пальцем на огромную сосну, верхушка которой возвышалась над кронами окружавших их деревьев.
   - Нет, - зашипел Корсар, но его рука уже схватила пустоту. Паренёк растворился в зелени кустов и при этом, ни одна веточка не дрогнула. - Вот балбес, - поняв, что уже остался один, заскрипел зубами Корсар. - У сосны он встретится. Думает, до неё рукой подать. Ладно, живы будем - доползём и уши кому-то оборвём, а, пока, поглядим на этого "отвлекальщика".
   На всякий случай, Корсар приготовился спасать всех, мало ли, что задумал пацан и во что это выльется. А невинные жертвы никому не нужны.
  
   Ждать пришлось не долго. Великан, вывернув из земли очередное дерево, присел на ствол, отдохнуть. Через несколько секунд он вздрогнул и подняв руку, осторожно ощупал затылок. Похоже, в его длинных, всклокоченных давно не мытых и нечесаных волосах что-то застряло. Подёргав пряди, великан раздражённо запустил огромную пятерню в свои космы и с силой рванул. В следующий миг от его обиженно-удивлённого вопля белки на ближайших деревьях попрятались в дупла, а птицы, испуганно щебеча, упорхнули прочь от этого страшного гиганта, уничтожающего их дома.
   - Что за фигня, - зарычал великан. - Какая-то гадость залезла мне в волосы.
   Рядом с ним тут же возник гном:
   - Покажи, - потребовал он и великан, с готовностью, опустил голову почти до самой земли. - Это всего лишь репей, - распутывая волосы, успокоил приятеля гном. - Много репья, - тут же поправился он, выдирая цепкие шарики вместе с клочками волос, отчего великан взвыл и попытался увернуться, но гном шустро вцепился обеими руками в застрявший репей. Здоровяк мотнул головой и гном закачался в воздухе, болтаясь из стороны в сторону. Впрочем, репей сдался первым и маленький человечек, с торжествующим возгласом, шлёпнулся на землю, а в следующую минуту послышались его жалобные стенания.
   - Вот ведь каланча дубовая, смотри куда роняешь, - скулил гном, выползая из-под пышных и негостеприимно колючих еловых веток, потирая все ушибленные места по очереди.
   - Ты, между прочим, тоже смотри, чего дёргаешь, - насупился великан.
   - Ладно, забыли, - уже более миролюбиво пропищал гном. - Давай, отдохни ещё пару минут и вперёд... Дел невпроворот.
   - Только не стихами! - взвыл великан. - Я же сто раз просил. Слышать эти рифмы не могу.
   - Какие рифмы? Не было тут никакой рифмы, - опешил гном, но, прокрутив в уме свою последнюю фразу, вынужден был признать: - Это случайно получилось. И рифма то тут слабенькая. Я вон даже и не заметил.
   - А мне и слабенькая, как кость поперёк горла. Не могу я их слышать и всё! - закатив глаза к небу, гнул своё великан.
   - Хорошо, хорошо. Прости. Я буду повнимательнее, - пообещал гном и даже похлопал великана своей маленькой ручонкой по огромной ручище, которой тот опирался о ствол поваленного дерева.
  
   Корсар, тем временем подбирался всё ближе к этой странной парочке. Пока эти двое были заняты выяснением отношений, они мало обращали внимание на то, что происходило вокруг.
   А великан, между тем, шмыгнув носом, тоже похлопал гнома по плечу... указательным пальцем, как бы подкрепляя и своё дружеское участие. Этих двоих явно объединяла какая то общая тайна.
   Казалось, едва не начавшаяся ссора была улажена, и в этот момент великан опять схватился за голову.
   - Вот, опять, - простонал он и его гневный взгляд заметался от ствола к стволу, выискивая скрывающегося злодея. - Найду - раздавлю! - громогласно пообещал он и в гневе так стукнул кулаком по растущему рядом дереву, что оно закачалось, как былинка под ураганным порывом ветра.
   - Это ты мне! - прогремел над лесом грозный голос и гном с великаном недоумённо переглянулись.
   - Кто тут? - наконец вспомнив, что он всё-таки великан, спросил великан.
   - Дух леса, разбуженный предсмертными стонами умирающих деревьев, - прогремело в ответ, а Корсар, уже почти подобравшийся к источнику, поперхнулся резко втянутым глотком воздуха и зажал рот рукой, чтобы не закашляться.
   - Дух леса? - с сомнением пискнул гном. - Чем докажешь?
   - Ты сомневаешься, несчастный?! - взвыл голос, больше напоминающий вой потревоженного призрака. - Может, чтобы доказать, нужно вас... заколдовать?
   - О нет, только не стихи - плаксиво застонал великан, а потом со всего размаху сел на землю и заткнул ладонями уши.
   - Мы верим, что ты - Дух леса, - поспешно выпалил гном. - Скажи, чего ты хочешь?
   - Зачем вы наломали здесь столько дров? - поинтересовался дух. И тут же гневно добавил, - Хотите, чтобы я заставил посадить все деревья назад и поливать, пока не примутся?
   - Мы хотим построить себе дом, - почти прошептал виновато гном. - Мне то места немного надо, а вот ему, - кивнул он на великана, - сами понимаете, двумя брёвнышками не отделаешься.
   В этот момент, где-то рядом, трижды прокаркала ворона, громко и как-то...разочарованно.
   - Ладно, - сразу смилостивился лесной дух, - стройте свой дом. Только смотрите, чтоб порядок кругом был. Место тут хорошее, ручеёк чудный...
   - Ох, спасибо, - одновременно засияли лучезарными улыбками и великан и гном. - Огромное спасибо! Если вам когда-нибудь от нас что-то понадобится, вы только скажите... Мы для вас...
   Но им уже никто не ответил. Завывающий голос стих, видно решил, что сказано уже достаточно.
  
   До сосны Костик добирался довольно долго. Казалось бы, вот она, эта сосна, рукой до неё подать, а будто заколдованная. Парнишка даже стал оглядываться по сторонам и недоверчиво, с придиркой, присматриваться к каждому кусту. Может, опять, леший какой, его морочит. Но попробуй разглядеть на фоне растрёпанной зелени ещё более растрёпанного лешего.
   Но вот, наконец, и сосна. Корсар конечно уже сидел под деревом, попыхивая своей неизменной трубкой. Завидев Костика, Корсар в молитвенном жесте сложил руки и, низко опустив голову, торжественно провозгласил:
   - Приветствую тебя, о великий и могучий Дух леса!
   - Да ладно тебе... - запыхавшийся Костик рухнул на землю рядом с Корсаром. - Это ведь я так, в шутку. Даже не думал, что сработает. Ума не приложу, чего они так переполошились?
   Корсар окинул Костика недоверчивым взглядом, в очередной раз тяжело вздохнул и сказал:
   - Только не говори мне, что ты не знал о том, что Дух леса действительно существует.
   Теперь настала очередь Костика удивлённо воззриться на Корсара.
   - Ты что, серьёзно, - не веря услышанному, хмыкнул парнишка.
   - Серьёзнее не бывает, - подтвердил Корсар. - И я бы на твоём месте так не веселился. Ты сам не знаешь, во что влип, давая добро на строительство дома и проживания в нём, от лица самого Духа леса. Теперь ты и никто другой будешь отвечать за все последствия пребывания этой весёлой парочки в лесу.
   - Перед кем отвечать то?- всё ещё не до конца понимая сложившуюся ситуацию, спросил Костик.
   - Перед Духом леса, недалёкий мой друг. Перед самим Духом леса...
   И сказано это было таким тоном, что Костик непроизвольно поёжился, подозрительно оглядываясь по сторонам.
   - А где он, этот дух? - не увидев ничего подозрительного, но на всякий случай тихо, прошептал Костик.
   - Дремлет, - как-то неопределённо ответил Корсар.
   - В смысле - спит?! - тут же перешёл на нормальный тон Костик.
   - Не спит, а дремлет.
   - Велика разница, - хмыкнул паренёк.
   - Даже больше, чем ты думаешь, - уверил его Корсар и продолжил: - Он всё слышит и всё видит, что происходит в его лесу, вот только уже давно ни во что не вмешивается.
   - Ну и зря, а ребятам, между прочим, где-то жить надо. Не думаю, что я сделал что-то плохое. Вот ты, например, знаешь, что значит не иметь дома?
   - Я - знаю, - Корсар положил Костику руку на плечо. - Ладно, разберёмся. Не это сейчас главное. С родником у нас опять - мимо. Вода замечательная, но не живая.
   - Ясно, - кивнул Костик. - Куда теперь?
   - Если б я знал, - вздохнул Корсар. - Однако если до вечера воду не найдём, вернуться назад к сроку можем не успеть.
   - Тогда что же мы сидим, - вскочил Костик. - Пойдём хоть куда-нибудь, только не сидеть.
   - Пошли, - решительно поднялся Корсар и тут же замер, прислушиваясь.
   - Что? - спросил Костик, но Корсар остановил его взмахом руки. В следующую секунду и парнишка услышал неясный гул, который доносился... из-под земли?!
   - На дерево, быстро... - ещё успел крикнуть Корсар, прежде чем земля под их ногами разверзлась и они рухнули вниз.
  
   Сколько времени Костик пробыл без сознания, он не знал, но левая рука, на которой, как выяснилось, он всё это время лежал, порядком затекла. Откуда-то сверху падал одинокий луч света, но рассмотреть толком что-либо не было никакой возможности.
   - Корсар, - тихо позвал парнишка, высвобождая руку. - Корсар! - позвал он чуть громче, а правой рукой стал ощупывать пространство вокруг себя. Пальцы нащупывали только рыхлые комья земли, а чуть дальше твёрдая, утоптанная, но тоже земля. Костик, кряхтя, поднялся, стряхнул с головы землю, отёр лицо и, старательно протерев глаза, посмотрел вверх. Над головой зияла дыра, сквозь которую они с Корсаром рухнули вниз. Паренёк поднял руку вверх, подпрыгнул, стараясь определить глубину провала, но только зашипел от боли, не зная за какое из ушибленных мест хвататься в первую очередь.
  - Ох, ничего себе, с какой же это высоты мы сверзились?- удивлённо присвистнул он. - Как только ничего не сломали себе?
   Эта мысль заставила мальчишку подпрыгнуть на месте. Возможно, он поспешил с выводами и Корсар не отзывается именно потому, что лежит без сознания из-за многочисленных переломов.
   Парнишка отступил в тень и закрыл глаза, привыкая к темноте. Затем, встав спиной к свету и немного углубившись в подземный мрак, он открыл глаза и попытался разглядеть неподвижное тело Корсара. В это время лежащие на полу комья земли подозрительно зашуршали, зашевелились, словно живые и резко взмыли вверх, потянув за собой даже маленькие песчинки. Резко обернувшись, в последнем пучке света, Костик успел заметить только этот песчаный хвост, и полная тьма окружила перепуганного мальчишку. Земля очень качественно залепила дыру над головой Костика, будто её там никогда и не было.
   - Корсар! - снова позвал растерявшийся паренёк, но стены подземного туннеля поглотили этот одинокий звук и, имя прозвучало так, будто его прошептали.
   Как не крути, а выходило, что Корсара рядом не было. Взгляд Костика метался из стороны в сторону, не в силах справиться с непроглядной темнотой и от этого было ещё страшнее. Мальчишка почувствовал себя словно погребённым заживо. Костик попятился, пока не уткнулся спиной в стену. Резко развернувшись, он стал ощупывать её руками, но под пальцами зашуршала только холодная, безучастная ко всему происходящему, земля. Костик, нервно вздрогнув, снова прижался к стене спиной. Ему, вдруг, показалось, что сзади, из непроглядного мрака к нему кто-то подкрадывается и сейчас кинется, впиваясь в его тело острыми клыками. Костик, затаив дыхание, заскользил вдоль стены, боясь оставаться на одном месте. Бочком, бочком, всё увеличивая скорость, лишь бы не стоять на месте. Передвигаться таким образом было жутко неудобно, поэтому неудивительно, что первый же попавшийся под ноги камень лишил Костика и без того шаткого равновесия. Он упал, неудачно подвернув ногу и вскрикнув от резкой боли. Эта липкая, страшная, непроницаемая темнота вокруг, была явно в сговоре с молчаливыми, земляными стенами туннеля. Они с наслаждением поглотили крик мальчишки, как нечто непередаваемо вкусное.
   У парнишки застучали зубы от страха, но Костику послышалось чавканье, будто каждый рождённый в этом подземелье звук, с усердием пережёвывали. Волосы на голове у паренька зашевелились, и волна тихого ужаса стала медленно засасывать его в свою трясину.
   Развернувшись, он бросился бежать, больше не обращая внимания на кромешную тьму. От этого, при столкновении со стенами, его постоянно отбрасывало в разные стороны, вышибая из мальчишки те жалкие остатки воздуха, которым ещё удавалось задержаться в лёгких. А Костику казалось, что невидимые ему руки специально толкают его, радуясь, что им удалось из обычного страха взрастить в этом мальчишке безумную панику.
   Костик бежал всё быстрее и быстрее, только бы ни о чём не думать и ничего не слышать. Когда туннель сделал резкий поворот, паренёк, со всего размаху врезавшись в стену, отлетел назад на пару метров и затих на земле в спасительном забытьи.
  
   Сознание возвращалось медленно и осторожно, будто выплывая из сна, а не из обморока. Костик со стоном перевернулся на бок, потому, что в спину давило что-то большое и жёсткое. Нехотя открыв глаза, паренёк удивился абсолютной беспроглядности ночи и зашарил по карманам в поисках спичек. Как не странно, спичек при нём не было и карманов, между прочим, тоже. "Какой чёрт меня сюда занёс, - разозлился Костик. - И где мои карманы с кучей так необходимых в жизни мелочей?"
   Паренёк, продолжив ощупывать пол вокруг себя, убедился, что лежит прямо на голой земле.
   - Не хватало ещё заболеть, - проворчал он, вставая на четвереньки. Лямки рюкзака туго врезались в кожу на плечах и Костик, ойкнув, схватился за них руками. Сел, с трудом снял непослушными руками рюкзак со спины, раскрыл его и запустил туда руку. Будто сам собою в руку прыгнул обрезок гладкой, холодной трубы. Вынув находку, Костик удивлённо повертел её в руках, ощупывая со всех сторон.
   "Что за фигня, - недоумевал парнишка. - И откуда у меня вообще эта сумка?"
   Нащупав некое подобие кнопки, на одном из концов трубы, Костик, не задумываясь, нажал на неё. Из противоположного конца трубы вырвался сноп искр, озаривших на короткое мгновение всё вокруг. Парнишка, геройским усилием не откинул эту фиговину куда подальше, а только отстранил на вытянутой руке от лица, а свободной ладонью прикрыл глаза. Когда всё вокруг снова погрузилось во мрак, Костик вспомнил то, что успел таки разглядеть, земляные стены вокруг.
   Услужливая память тут же не замедлила вернуться, напомнив пареньку, где он и как тут оказался. Однако паническому страху не хватило совсем немножко времени, чтобы вновь целиком и полностью овладеть мальчишкой. Трубка, которую Костик продолжал сжимать в руке, неожиданно заклокотала, привлекая к себе внимание и, вместо искр, выплюнула струю огня. Парнишка, отшвырнув от себя трубку, прижался спиной к стене и, даже перестал дышать.
   Никакого взрыва не последовало. Пламя, перестав трепыхаться, выровнялось и теперь эта трубка напоминала парнишке, столь необходимый в подобной обстановке, факел. Не отводя взгляда от пламени, Костик, наконец, перевёл дух и к своей огромной радости понял, что ему уже не так страшно. Он осторожно подошёл к странному факелу, присел рядом и легонько дотронулся до железной поверхности пальцем. Труба оставалась холодной, и мальчишка рискнул взять её в руки. Пламя факела продолжало ровно пылать, изредка вздрагивая, будто подмигивая Костику. Парнишка и сам удивился от того, как ему полегчало, когда он наделил пламя частичкой разумной жизни. Он улыбнулся огню и к его полному восторгу оно, на мгновенье, вспыхнуло ярче, он готов был поклясться в этом. Благодаря присутствию этой невообразимо странной частички жизни все страхи Костика забились куда-то в глубину, не смея показывать и носа наружу.
  К тому же мальчишка вспомнил, что именно Айболитыч положил этот странный предмет в его сумку. Костик тогда не спросил для чего эта штуковина, как-то не до того было, а Айболитыч видно решил, что паренёк и сам всё прекрасно знает.
  
   Слух Костика уловил какие-то странные звуки, доносящиеся из глубины подземелья. Там, впереди, кто-то был. Всякие сомнения в этом исчезли, как только под земляным сводом пронеслись чьи то сдавленные ругательства. Подхватив рюкзак, и ещё раз порадовавшись тому, что путь он может себе теперь освещать, парнишка, со всеми предосторожностями, и в то же время, как можно быстрее, стал продвигаться к источнику звука.
   Костик не отставал, но почему-то и не догонял тех, кто шёл впереди. В этом он убеждался каждый раз, когда неясные бормотания, вперемешку с более громко высказанными ругательствами, долетали до его слуха. Он ещё прибавил шагу и теперь почти бежал, но и эти старания оказались напрасными, поскольку пареньку пришлось надолго остановиться, когда туннель привёл его к развилке. Куда свернуть, вправо или влево, вот задача, которую Костик никак не мог решить. Он весь обратился в слух, надеясь по доносящимся звукам определить направление, но всё тщетно, вокруг стояла гробовая тишина. С каждым мгновением, те, кого он преследовал, уходили всё дальше, и оставалось всё меньше шансов уловить шум, производимый ими.
   Несколько секунд потоптавшись на месте, Костик сунулся было в один туннель, сделал несколько шагов, передумал и вернулся. Затем пошёл по второму туннелю и к огромной радости заметил, что пламя его факела слегка заколебалось. "Сквозняк, - обрадовался парнишка. - Сейчас поглядим, куда тут ветер дует". И отгоняя все сомнения прочь, Костик решительно двинулся дальше.
  
   Кругом не было ни звука, только шум, который производил сам Костик. Он всё шёл, а сомнения с каждым шагом подкрадывались всё ближе и ближе. Что, если он свернул не туда? А если даже туда, то куда приведёт его этот туннель? Так ли уж правильно он сделал, бросившись догонять неизвестно кого? Правда всегда можно вернуться и пойти по другому туннелю. Но и это не главное. Главное, как найти Корсара? Где искать? И что делать, если он не найдётся? Все эти вопросы, роем кружащиеся в голове парнишки, настолько замучили его, что он попросту отогнал от себя все мысли и шёл вперёд, стараясь ни о чём не думать.
   Сколько времени он так шёл, трудно сказать. Только неожиданно стал явственно слышен гул впереди. Этот гул был настолько многоголосым, что Костик, как вкопанный замер на месте. А в следующую секунду, в общем гаме расслышав одно единственное чётко произнесённое слово - "Корсар", он ринулся вперёд, словно увидев путеводную звезду.
   Туннель оборвался резко, словно невидимая рука отсекла его огромным мечом. Костик затормозил, но сделал это недостаточно проворно и по инерции, его всё-таки выбросило на освещённое пространство. А то, что он увидел, заставило его позабыть обо всём на свете.
   Здоровенный подземный грот, открывшийся взгляду паренька, заполнялся всё подтягивающимися и подтягивающимися из боковых туннелей чертями. В том, что это - черти, Костик не сомневался. Такое ни с чем не спутаешь. Публика подобралась в прямом смысле этого слова, разношерстая. Здесь были черти всех размеров и всех мастей, от взрослых, мускулистых чертищ, до маленьких, юрких бесенят. От копыт и до пояса были эти создания покрыты рыжей, чёрной или сероватой густой шерстью. Торс был менее волосат, а вот всклокоченная шевелюра, никогда в своей жизни не знавшая расчёски, могла поставить в тупик любого парикмахера. К тому же, всю эту живописную копну на голове, украшала пара рогов. Хотя, присмотревшись внимательнее, Костик заметил, что форма рогов у каждого из чертей была весьма индивидуальная. Изогнутые изящной дугой, вогнутые, выгнутые рога или даже с отломанными концами.
   Спохватившись, что он здесь явно не званный гость, парнишка быстренько юркнул в тень приведшего его сюда туннеля и уже оттуда стал наблюдать за происходящим. Кажется, в общем столпотворении его так и не заметили. Поток пребывающих чертей стал редеть, а Костик всё это время не переставал молиться, чтобы его туннель по-прежнему оставался безлюдным. Наконец, похоже, все, кто должен был прийти, пришёл и в ожидании начала столь экстренно созванного собрания по толпе пополз изумлённый шёпот. Зал загудел, словно растревоженный рой и то тут, то там, перекрывая общий шум, слышался вскрик, явно сопровождающийся истерическими нотками.
   - "Корсар?!" - вот то слово, которое не оставило равнодушным никого из присутствующих.
   Самого Корсара Костик, пока, не видел, но безошибочно понял, что особой радости у собравшихся его появление не вызвало.
  
   Толпа была возбуждена и не сразу обратила внимание на чёрта с одним единственным рогом на голове(второй явно был отломан), но который, тем не менее, был старательно вызолочен. Золоторогий чёрт от такой неучтивости особо не расстроился и без лишних церемоний сам проложил себе сквозь толпу путь, активно работая локтями. Наконец, добравшись до высокого, гладко ошлифованного камня, находящегося в центре грота, чёрт, помогая себе руками, быстро взобрался на него, выпрямился, молодецки расправив плечи и окинул толпу суровым, требующим внимания взглядом. Постепенно гул стих и в наступившей тишине прозвучал, вопрошающий каждого из присутствующих, голос возвышающегося над всеми остальными чёрта.
   - Ну и что будем делать?
   - Да, влипли, - отозвался кто-то из толпы.
   - Может, добить, пока не очнулся? - неуверенно выкрикнул некто и тут же ойкнул, получив увесистый подзатыльник. Однако это предложение было услышано и поддержано рядом нестройных голосов. После этого, на какое-то время, в гроте повисла напряжённая тишина. Похоже, черти действительно попали в затруднительную ситуацию и теперь мучительно искали оптимально приемлемый выход. Потом тишину будто прорвало. Все разом, наперебой кинулись предлагать свои варианты. Расслышав кое-что из предложенных вариантов, Костик в ужасе передёрнул плечами.
   "Эх, пропадать, так вместе, - подумал парнишка. - Просто так я им Корсара не отдам". Но тут, перекрывая весь этот гвалт, рявкнул всё тот же чёрт с золотым рогом: - Не забывайте, что мы имеем дело с Корсаром. Может среди вас появились те, кто решил прославиться, прослыв его убийцей?
   Шум, будто по волшебству, стих. Неопределённо хмыкнув, чёрт продолжил:
   - Предлагаю усыпить его и держать в таком состоянии, пока всё само собой как-нибудь не утрясётся. А там видно будет... Можем даже пустить осторожный слушок, что Корсар погиб или пропал. Сами же будем ждать и наблюдать. Кто - за?
   Все дружно подняли руки, а некоторые, как заметил парнишка, даже обе. Всем не терпелось поскорее разобраться с проблемой и вернуться к повседневным делам.
   - Кто - против? - на всякий случай поинтересовался председательствующий чёрт.
   Костик тяжело вздохнул и совершил поистине героический поступок - высоко поднял вверх руку.
   Через несколько секунд сотни глаз, существ, которых, Костик всегда очень на это надеялся, и на свете то нет, уставились на него, словно единственным монстром здесь был он. Гробовую тишину не нарушал ни один звук. Все, должно быть, старались понять, откуда взялась эта массовая галлюцинация, в виде маленького, взъерошенного мальчишки с зелёными волосами, старательно тянущего вверх свою конечность.
   - Может, неприкаянная душа? - предположил один из тех чертей, который стоял в непосредственной близости от Костика. - Мало ли их тут бродит... Хотя, цвет лица больно уж живой, да и запах...
   Все черти дружно втянули своими носами - рыльцами воздух и как-то сразу оживились.
   - Живой, - загудела толпа. - Сам пришёл. У нас что, намечается праздник.
   Неожиданно, общий шум перекрыл голос чёрта с золотым рогом:
   - Подойди сюда, - прогудел он трубным гласом замершему в страхе мальчишке. - А вы, куцехвостые, расступитесь. Ишь, слюнки то уже распустили. Сначала разобраться надо.
   Толпа нехотя засуетилась, расступаясь. Парнишка, понимая, что заваренную им кашу придётся всё-таки расхлёбывать до конца, медленно двинулся сквозь толпу к подножию плоского камня.
   - Ты откуда взялся? - сурово поинтересовался чёрт, сверля Костика грозным взглядом.
   - Я с ним, - Костик указал рукой на лежащего без движения Корсара, которого он, к огромному облегчению, обнаружил у основания то ли жертвенного камня, то ли трибуны для подобных митингов.
   - Почему я об этом узнаю только сейчас? - перевёл золоторогий свой взгляд на чертей, стоящих к нему ближе всех, которые, при появлении Костика потупили взгляд и старательно делали вид, что их здесь нет.
   - Мы подумали, что такая мелочь не стоит вашего внимания, затеряется где-нибудь и сгинет бесследно. К тому же он закатился куда то, когда упал, - как-то уж совсем неумело стали оправдываться черти, стушевавшись под грозным взглядом золоторогого начальника.
   - Да, - подозрительно прищурился тот, - а может делиться не захотели? Подумали, далеко не уйдёт, заблудится, а вы потом найдёте и ...
   - Чтоб мы... и от всех... - взревели черти, тыча себя кулаками в грудь, но при этом, даже Костик заметил, что глазки их воровато забегали.
   Золоторогий чёрт хмыкнул, довольный своей прозорливостью, а Костик содрогнулся, представив, что могли бы сделать с мин черти, надумавшие затаить часть добычи. Впрочем, дальше свою догадку чёрт развивать не стал, посчитав за лучшее сейчас замять эту тему, но пометку, на будущее, в памяти оставил. А сейчас всё его внимание было сосредоточено на Костике.
   - Значит, говоришь, что ты с Корсаром? - покрутив для пущей важности носом, спросил чёрт.
   Костик согласно кивнул.
   - Что-то сегодняшний день не на шутку изобилует странностями, - начал вслух рассуждать чёрт. - Не скрою, что появление Корсара было для нас большим сюрпризом. Мы ждали... кого-то другого. А потом выясняется, что у этого сюрприза есть ещё и приложение в виде маленького, костлявого мальчишки. И что теперь с вами делать?
   - Нам идти надо, - неуверенно подал голос Костик. - Очень.
   - Куда? - заинтересовался чёрт.
   - Вы лучше у него спросите, - предложил парнишка, указывая на Корсара. - А я и не знаю ничего.
   - Хороший ход, - хмыкнул чёрт. - И у него спросим. Разговор наш, похоже, всё равно неизбежен. А сейчас я спрашиваю у тебя, почему ты ошивался рядом с Корсаром?
   - Корсар взял меня к себе, как бы, в ученики, - немного подумав, сказал Костик.
   - Чего? - Явно не поверил услышанной новости чёрт. - Корсар! Тебя! Придумай что-нибудь правдоподобнее, - хохотнул чёрт.
   - Меня! - С вызовом выпятил грудь Костик.
   - Впрочем, в жизни, иногда, случается и не такое, - философски заключил чёрт. - А вот ситуация наша становится всё интересней. Корсар обзавёлся учеником?! И куда же вы путь держите? - хитро ввернул чёрт всё тот же вопрос.
   - У нас этот... рейд по ознакомлению, - вспомнил умное слово Костик и лучезарно улыбнулся.
   - Рейд, говоришь, - задумчиво произнёс чёрт. - Допустим, добиться от тебя ответа - не проблема. У нас масса методов. Самый простой - пытка. Быстро и надёжно. Гарантия - сто процентов. Вопрос только в том, скажет ли Корсар нам за это спасибо или наоборот. Может, расскажешь хотя бы, как ты заставил Корсара взять тебя в ученики?
   Костик при слове пытка побледнел, но быстро взял себя в руки, и с вызовом посмотрев чёрту прямо в глаза, сказал:
   - Если вы действительно знаете Корсара, как утверждаете, то должны понимать, что заставить его...
   - Ты прав, - не дав пареньку договорить, перебил его чёрт. - Это я расфантазировался. Наверное, съел что-то не то на завтрак. - Он перевёл взгляд на лежащее без движения тело и долго стоял молча. - Ладно, - наконец сказал он, - меньше знаешь, лучше спишь. Приведите-ка его в чувства.
   Вмиг грот наполнился тревожным гудением.
   - Может не стоит? - выкрикнули из толпы. - Как бы чего не вышло!
   - Уже вышло! - огрызнулся чёрт. - Теперь будем расхлёбывать. И лучше это делать совместными усилиями. Насколько я понимаю, эти ребята, - он кивнул в сторону Корсара и стоящего рядом с ним парнишки, - тоже в этом заинтересованы.
   Один из стоящих поблизости чертей, нехотя приблизился к неподвижному телу, оглянулся по сторонам, ища сочувствия и не найдя его, обречённо махнув рукой, наклонился к самому уху Корсара и что-то шепнул. Затем он молниеносно отскочил в сторону, но это ему не помогло. Как только веки Корсара дрогнули, его кулак безошибочно нашёл ухо потенциального врага.
   - Рефлексы - великая вещь! - хохотнул золоторогий чёрт, наблюдая за тем, как его соплеменник медленно сползает по каменной стене на пол. - Здорово, Корсар! - добавил он, поворачиваясь к поднимающемуся Корсару.
   - Здорово, Фион, коли не шутишь, - вмиг оценив обстановку и увидев невредимого Костика, ответил Корсар. - Что за дела? - тут же поинтересовался он. - С каких это пор вы стали безоглядно хватать то, что вам, пока, не принадлежит? Или у вас за последнее время что-то переменилось? - внимательно вглядываясь в глаза золоторогому чёрту, спросил он.
   Чёрт хмыкнул, потёр задумчиво подбородок и согласно кивнул головой:
   - Влипли мы тут в неприятную историю и чтобы выпутаться, не совсем обдуманно пошли кое с кем на сделку.
   - В чём суть сделки? - уточнил Корсар.
   - Взаимно помогаем избавиться друг другу от... временных неприятностей.
   - Интересно, - присвистнул Корсар, - что это за неприятности такие, с которыми вы, черти, не можете справиться самостоятельно.
   Чёрт замялся, явно не желая распространяться на эту тему. Корсар тоже молчал. Он ждал, понимая, что от сказанного или не сказанного далее, зависят их с парнишкой жизни, которые, как он теперь понимал и были частью сделки.
   Чёрт, видимо, долго прикидывал так и эдак, пока не решился:
   - Завелось тут у нас... не поймёшь что, только губит оно нашего брата направо и налево, почём зря. Ни выгнать его не можем, ни убить, да и просто защититься при случайных встречах, пока тоже не получается. В общем, когда поступило предложение о помощи, мы не смогли отказаться. Правда, знай мы, что... нехорошим человеком окажешься ты, мы бы ещё дважды подумали.
   - Выходит, вас обманули? - уточнил Корсар.
   - Правильнее будет выразиться, не сказали всей правды. Да мы, на радостях, не очень то и докапывались. Делов то. Поставили ловушку по предоставленным ориентирам, она безотказно сработала. А уж потом обнаружили, что угодил в неё ты. Поспешили, одним словом.
   - Именно, что поспешили, - хмыкнул Корсар. - Есть у меня так же предположение, что вторая сторона не спешит исполнять свою часть сделки, небось, выжидают, пока вы управитесь.
   - Думаешь, нас могут кинуть, - встрепенулся Фион.
   - Сам думай, - усмехнулся Корсар. - Эту мысль озвучил ты, не я.
   Стоящие вокруг и до этого безмолвствующие черти, зашумели. Каждый пытался высказать своё мнение по этому вопросу. Душераздирающий вопль, прокатившийся под сводами грота, заставил всех замолчать. Черти пугливо озирались, в толпе выискивая взглядом своих родных и близких. Они то уже знали, что означает подобный вопль. Чудище нашло очередную жертву.
   - Да, - нахмурился Корсар, наблюдая за реакцией чертей, - первый раз вижу, чтобы одна нечисть так боялась другую нечисть.
   - Оно не из наших, - отмахнулся Фион от слов Корсара. - Уж не знаю откуда его нелёгкая занесла, однако никто из нас такую тварь раньше не видывал и не слыхивал. Пробовали договориться - без толку. То ли оно по нашему не понимает, то ли не хочет понимать, а может и вовсе в этой гадине разума нет. Говорю же, по всякому старались. Уже не один десяток своих положили в этой "миротворческой" миссии. Сам видишь, мы готовы на руках носить того, кто избавит нас от этой напасти. А тут такое предложение, всего какой-то человечешко... - но, глянув на Корсара, тут же добавил: - говорю же - поспешили.
   - Давай так, - предложил Корсар, - вы пока повремените с выполнением своей части соглашения, а мы попробуем избавить вас от этой твари. Если у нас получится, то тем, другим, скажете, что сами справились и соответственно в сделке с ними не нуждаетесь.
   - А если не справитесь? - полюбопытствовал чёрт.
   - Вот тогда и разговоры разговаривать будем, - отмахнулся Корсар.
   - Ну, не знаю, протянул Фион. - Ребята там серьёзные, могут возникнуть проблемы.
   - А так, надеешься, не возникнут, - недобро улыбнулся Корсар. - Да ладно тебе, - он хлопнул Фиона по плечу. - Если бы они не тянули, а первыми выполнили свою часть сделки, тогда конечно... А так... никто никому ничего не должен.
   Корсар знал, какими изворотливыми могут быть черти, когда дело касалось каких либо договоров или сделок, уж они то лазейку всегда найдут. К тому же и Корсар, и черти давно питали друг к другу некую взаимную симпатию, выражавшуюся и в совместных попойках, и в обмене некоей информацией, и в негласном нейтралитете, когда интересы противоположных сторон пересекались в связи с нескончаемыми, извечными конфликтами добра и зла.
   Фион окинул взглядом всех соплеменников, собравшихся под сводами этой огромной пещеры, приглашая их поучаствовать в решении этого вопроса. В этот миг прозвучал ещё более ужасающий вой, достигнувший, казалось, самых отдалённых закоулков подземного мира. Как только жуткое эхо затихло, черти дружно загалдели:
   - Да пусть пробуют. Ведь никакой жизни не стало. Дети днём спать бояться, - слышалось со всех сторон.
   - Ладно, - махнул рукой Фион. - Дальнейшее мы уже сами обсудим. Можете расходиться.
   Толпа послушно рассосалась.
  
  
   - Послушай Корсар, - сказал чёрт, когда все разошлись. - Ты ведь понимаешь, как всё зыбко. Если что, то мы...
   - Да знаю я, знаю... вашего брата, - хмыкнул Корсар. - Только ведь и вы меня знаете, - многозначительно произнёс он, - и то, что обещал, непременно постараюсь выполнить. Ну, а если выполню, то и от вас потребую...
   - Это я понимаю, - согласно кивнул Фион
   - Может, скажешь, кто нашей смертушки желает? - понимая, что сказать друг другу им больше нечего и надеясь на авось, как бы, между прочим, поинтересовался Корсар.
   - Извини Корсар, но это наши внутренние дела, тут уж никак, а ты и сам скоро всё узнаешь.
   - Но не о вас, - уточнил Корсар.
   - Не от нас, - хмуро подтвердил Фион. - Хоть и доверия у метя к тебе побольше, чем к этим ребяткам, но своих выдавать не принято. К тому же с такой силой многим придётся считаться. И помоги нам чёртова бабушка, если мне перед ними ответ держать понадобится.
  
   - Вот и снова нам предстоит рискнуть головой, - сказал Корсар Костику, положив ему руку на плечо. - Времени на разведку и планирование - нет, поэтому, станем действовать по ходу дела. Будь готов ко всему. Если со мной что-то случится, постарайся найти путь наверх, не позволь чертям себя поймать. Они вряд ли оставят тебя в живых, а значит...
   - А значит, у нас всё получится, - уверенно сказал Костик. - Других вариантов нет.
   - Тогда, по рукам, партнёр, - Корсар протянул свою широкую ладонь пареньку. - И принимаемся за дело.
   У Костика даже ладошка вспотела, таким торжественным показался ему момент. Он очень по взрослому пожал протянутую руку и словно как-то вырос в собственных глазах.
  
   Они медленно продвигались по подземному туннелю, освещая себе путь факелами. У Корсара в сумке, которую ему, кстати, безоговорочно вернули, лежал точно такой же факел, на который Костик случайно, и так кстати, наткнулся. Примерное направление им указали и даже немного проводили, пока, по мнению чертей, это было безопасно. Теперь, судя по всему, до цели оставалось идти совсем немного. Громкое сопение и шуршащий звук сыплющейся земли слышались уже настолько отчётливо, что Корсар и Костик дальше прокрадывались буквально по сантиметру, со всеми возможными предосторожностями, притушив свет факелов до минимума.
   Дикий рёв прозвучал столь неожиданно и так близко, что это заставило двоих смельчаков замереть на месте.
   - Здесь что-то не так, - шепнул немного погодя Корсар. Мальчишка, приподняв брови, выразил этим немой вопрос.
   - Звуки рёва изменились, - пояснил Корсар, едва шевеля губами, но Костик стоял так плотно прижавшись к нему, что всё прекрасно слышал. - Может быть я ошибаюсь, но сейчас в этих звуках не слышно агрессии, а только боль и отчаяние.
   - Рёв, как рёв, - буркнул Костик. - Жуткий и душераздирающий. У меня даже мурашки по спине поползли.
   Дальше, метров через пятьдесят, туннель делал резкий поворот. Судя по всему, за ним и находилось неведомое чудище. Наконец и эти метры позади. У поворота Корсар остановился, прижался спиной к стене, подождал, пока Костик повторит его действия, а потом приложил палец к губам, требуя полной тишины. Костик недоумённо посмотрел на Корсара, ведь и без прислушивания было отчётливо слышно хриплое дыхание зверя.
   Корсар присел на корточки и прежде, чем Костик успел что-то сообразить, молниеносно выглянул за угол и вновь прижался спиной к стене. Парнишка медленно присел рядом и с немым вопросом заглянул в глаза партнёру. Разведя руки пошире, давая понять, каких именно размеров чудище он увидел, Корсар, для достоверности, даже округлил глаза. Костик беззвучно присвистнул.
   Дальнейшие события происходили, будто в страшном сне. Странный шум мгновенно насторожил Корсара, он схватил Костика за руку и поднялся, увлекая парнишку за собой. Вот тут-то, из-за угла и вывернула эта зверюга. Она уставилась на людей большущими, немигающими глазами, а мужчина и мальчишка замерли, боясь пошевелиться. Костик даже моргнуть не смел. Взгляд монстра притягивал к себе, как магнит и это не давало возможности рассмотреть в подробностях всё чудище. Одно было ясно, зверюга действительно огромна, поскольку своей тушей заполняла почти весь туннель сверху донизу. Развернуться бы она здесь точно не смогла.
   Огромная морда вплотную приблизилась к Корсару, обнюхивая его, затем столь же пристального внимания удостоился и Костик. В этот миг парнишка узнал, каково это, когда душа уходит в пятки. Сердце же наоборот, бешено колотясь о рёбра, готово было выпрыгнуть прямо через горло и Костик с трудом сглотнул, стараясь этого не допустить.
   Зверюга, вздрогнув всем телом, отстранилась от людей и, неожиданно, рухнув на земляной пол, тяжело захрипела. Громадная туша задёргалась, заполонив собой весь проход, суматошными движениями лап, заканчивающихся огромными когтями, раскурочив земляные стены. Комья земли, камни и пыль полетели во все стороны. Корсар и Костик, стараясь прикрыть голову свободной рукой, удивлённо наблюдали за корчащимся существом, чьи когти каким-то чудом до сих пор ни разу не задели их, хотя иногда и вспарывали воздух буквально в нескольких сантиметрах. Положение становилось отчаянным и Корсар понял, что надо немедленно выбираться отсюда. Пробираться мимо пасти чудовища - это самоубийство, значит, единственный путь для отступления, идти туда, откуда пришла зверюга. Но, как только Корсар двинулся в этом направлении, потянув за собой ошарашенного Костика, задние ноги чудища скребанули по стене прямо перед носом у Корсара, и когти застряли там, засев глубоко в земле и отрезав путь к отступлению. Незадачливые искатели чудищ застыли на месте. Вскоре пыль осела, пламя факелов, которые, несмотря ни на что, Костик и Корсар продолжали судорожно сжимать в руках, выровнялось, и они смогли осмотреться. Задняя часть туши застывшего на земле монстра с застрявшими в стене когтями задних ног, основательно закупорили туннель. Этот вариант спасения отпадал, оставалось только вернуться тем же путём, которым пришли. А для этого нужно было пройти не только мимо когтистых передних лап, всё ещё конвульсивно дёргающихся, но и мимо огромной, зубастой морды, косящей красными, слегка затуманенными глазами в их сторону. Будто разгадав планы пленников, монстр вскинул переднюю лапу и вогнал когти глубоко в земляную стену в десятке сантиметров от Костика, замыкая их в живое кольцо - ловушку из собственного тела. Корсар по-своему оценил этот жест, поняв, что жить им осталось недолго, живыми их отсюда отпускать не собирались. Он стал прикидывать, чем можно было бы сразиться с чудищем, но все мало-мальски пригодные для такого дела вещи находились в сумке, а снимать её с плеч ни времени, ни возможности не было. Не кидаться же на монстра с голыми руками?!
   Чудище всё так же тяжело дышало, его бока судорожно вздымались и опадали, а огромный живот ходил ходуном, перекатываясь странной волной.
   "Может, его газы мучают? - неожиданно подумалось Костику. - Если оно сейчас... пукнет - мы тут сдохнем".
   В это время чудище, открыв глаза и вперив взгляд в Костика, надсадно, с дикой безысходностью завыло, да так громко и страшно, что у парнишки тут же заложило уши, а все мысли, опережая друг друга, выскочили из головы, образовав там странную, непривычную пустоту. Вой затихал долго, переходя в хрипящий стон, а мальчишка всё никак не мог оторвать взгляд от глаз монстра. Ему в этот миг казалось, что они смотрели на него вполне осмысленно, с немой мольбой взывая о помощи.
   Из этого состояния парнишку вывел стон Корсара, которому в плечо попал увесистый камень, и только сейчас Костик увидел, что лапы зверюги вновь заскребли по стене, видимо от очередного приступа боли. Может быть, именно эта боль подтолкнула чудище к действию. Согнув переднюю, остававшуюся свободной, лапу, под неимоверным углом, монстр растопыренными когтями разорвал собственную плоть, вспоров живот. Кровь брызнула во все стороны, окатив и стоящих у стены людей. Чудище, глубоко погрузив лапу в собственное чрево, что-то с силой вырвало оттуда, и окровавленная конечность безвольно упала на землю. Зверюга издохла. Туннель погрузился в гробовую тишину.
   Прошло несколько минут, а может несколько часов, Костик явно потерял ощущение времени, поглощённый разыгравшейся на его глазах трагедией.
   - Не может быть?! - Услышал он удивлённый голос Корсара. - Оно и вправду сдохло.
   Костик с трудом поднял, будто онемевшую руку, проведя ладонью по лицу, размазывая кровь, смешавшуюся с пылью, которая тут же превратилась в липкую, грязную субстанцию.
   - Но, почему? - только и смог сказать парнишка.
   Корсар, повозившись немного с факелом и сделав огонь ярче, повыше поднял его, внимательно осматривая место трагедии. Костик, увидев эту жуткую картину в ярком свете, в ужасе отвернулся. Его едва не вырвало.
   - Я так и думал - удовлетворённый осмотром, Корсар повернулся к парнишке. - Это была самка.
   - По-твоему, это и является разгадкой произошедшего? - не понял мальчишка.
   Корсар только хмыкнул в ответ и пониже наклонился к окровавленной лапе.
   - Ты видел её живот? - и, не ожидая ответа, продолжил: - Она ждала детёныша и не могла разродиться. Похоже, уже много дней её мучили жуткие боли, поэтому она и вела себя так агрессивно, уничтожая каждого, кто попадал ей под "горячую" лапу. Бедняга, ей можно только посочувствовать. Интересно, как она оказалась в этом подземном лабиринте. Туннели здесь слишком узкие, чтобы привлекать своим уютом и тишиной. Вот в чём настоящая загадка, требующая ответа.
   - Зачем она с собой такое сотворила? - не унимался Костик, которому все другие загадки сейчас были побоку, так сильно его взволновало увиденное.
   - А ты в лапу к ней загляни, - посоветовал Корсар.
   Костик, жаждущий получить ответ на свой вопрос, наклонился и пригляделся к кровавому месиву. В лапе что-то шевелилось и это что-то явно было живым.
   - Что это? - передёрнул мальчишка плечами.
   - Это её детёныш, - вздохнул Корсар. - А её самоубийство, это всё, что она могла в данной ситуации для него сделать.
   - Как детёныш? - охнул Костик. - И что же мы будем с ним делать? - совсем растерялся парнишка.
   - Ничего, - угрюмо отмахнулся Корсар. - Давай выбираться отсюда. Надо как-то перелезть через эту тушу.
   Костик, уже сделавший шаг вперёд, услышал тихий писк и остановился. Понимая его нерешительность, Корсар похлопал паренька по плечу.
   - Он всё равно умрёт без матери, - объяснил он Костику. - Даже если мы возьмём его с собой, чем прикажешь его кормить? А теперь представь себе ещё худший вариант, допустим, он выживет. Ты сам видел его мамочку. Из него вырастет такое же. Ты хочешь принести в наш мир это?! Мало нам хлопот, так ещё и неведомый монстр для разнообразия. Заметь, с этой зверюгой не смогли совладать даже черти.
   Безусловно, доводы Корсара были правильными и Костик, тяжело вздохнув, согласно кивнул. Корсар развернулся и внимательно приглядываясь, куда поставить ногу, стал перебираться через мёртвого гиганта. Костик тоже уцепился руками за какой-то нарост и в это время живой комок вновь подал голос, запищав ещё более требовательно и призывно. Парнишка застыл, не зная, как быть.
   - Ну, где ты там? - позвал мальчишку Корсар, уже спрыгнувший на землю по ту сторону туши.
   Костик, повернув голову на звук, встряхнулся, окончательно убедившись, что другого выхода у него нет, быстро наклонился к непонятному комку, откинул в сторону остатки окровавленной плёнки и, не глядя, что делают руки, торопясь, запихнул маленькое существо себе за пазуху. Затем быстро полез вверх, аккуратно протиснулся в узкое отверстие свободного пространства под потолком и ловко скатился вниз.
   Корсар внимательно пригляделся к мальчишке, который старательно отводил от него глаза и со вздохом спросил:
   - Ты, серьёзно, собираешься взять Это с собой?
   - Ну... - замялся парнишка.
   - В таком случае знай, - строго и в то же время торжественно, произнёс Корсар, - ты, и никто другой будешь нести полную ответственность за это чудище всё то время, которое он пробудет в нашем мире. Ты готов взять на себя такую ответственность?
   - Я не знаю, - окончательно понурив голову, признался Костик.
   - То-то... - довольно хмыкнул Корсар.
   - Но, я точно уверен, что не смогу оставить его здесь, одного, умирать, - голосом, сдавленным от подступившего к горлу кома, почти прошептал Костик.
   Корсар страдальчески закатил глаза к потолку и в сердцах махнул рукой, понимая, что больше он тут ничего сделать не сможет. Случившееся остаётся только принять и приглядывать за этими двумя, чтобы в будущем эта его мягкотелость не привела к катастрофе. Он развернулся и побрёл по лабиринту, нужно было возвращаться в главный зал. Дело было сделано.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"