Радов Анатолий Анатольевич : другие произведения.

Сисадмин

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


Оценка: 5.70*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    журнал "Магия ПК" октябрь 2010


   Сисадмин
  
   Система всегда должна работать безупречно, и это основная задача моей деятельности. Даже не побоюсь сказать больше - сверхзадача. И дело тут совсем не в том, что в противном случае можно получить реальную взбучку от нашего главного, в этом плане как раз-таки всё нормально, он парень добрый. Дело в самом себе, в том, какова мера ответственности, которую ты избрал для себя лично...
  
   Дмитрий Шепелев на работу, как обычно, опоздал. Бригада уже сидела переодевшись, в маленькой подсобке, вовсю дымя сигаретами.
   - Блин, явился, - злорадно протянул "серый кардинал" бригады Пётр Байков. - Опять на его кислую рожу целый день смотреть.
   Бригада загоготала.
   Дмитрий молча переоделся и плюхнулся на скамейку в углу подсобки.
   - Чё? Этому как обычно - потяжелее? - улыбаясь спросил бригадир, низенький двадцатипятилетний парень. - А, Петь? - он глазами Табаки посмотрел на Байкова, но тот проигнорировал его.
   - Чё, Шепелявый, - Байков уставился на Дмитрия, - Опять в отрыве от коллектива? Типа, западло?
   Дмитрий не ответив, достал сигарету и закурил.
   - Видали? - Байков окинул взглядом бригаду. - Ему и базарить с нами западло.
   - Так его, это, - снова вступил бригадир, - Опять на отбойник сегодня?
   - Не, - Пётр покачал указательным пальцем. - На отбойнике сёдня халява, мы с Боником пойдём, - он бросил взгляд на мелкого пацанёнка, который уже подобострастно улыбался. - Да, Боник?
   Тот быстро закивал.
   - Тогда это - бригадир почесал лоб - Сегодня яму у четвёртого цеха нужно выкопать.
   - О, точняк, - Пётр кивнул. - Яма это хорошо, - он снова уставился на Дмитрия. - Вот так вот, дружище. Был бы ты с коллективом, я бы взял тебя с собой на отбойник. Там сегодня вообще ничего делать не нужно, понял?
   - Мне всё равно, - Дмитрий стряхнул пепел в пустую консервную банку. Хреново, конечно, после бессонной ночи в землю врываться, но с другой стороны, зато в одиночку. Можно спокойно додумать рассказ, который начал вчера вечером.
   - А, ну да, - Пётр усмехнулся. - Базарить ему с нами западло, в карты он с нами не играет, в обед пожрёт и сваливает сразу куда-то. Дрочить, что ли, уходишь?
   Бригада снова прыснула от этой заезженной шутки.
   Дмитрий молча продолжал курить почти не слушая словесный понос Байкова. Тем более что тот мог изливаться в течение всего рабочего дня безостановочно.
   - Ты понимаешь, что такое коллектив? - продолжал "серый кардинал". - Это когда каждый друг за дружку, помогает, если чё. Понимаешь? Или тебе насрать? Не, ты скажи, чё там, мы не обидимся. Нам и без тебя нормалёк, если чё...
   До обеда Дмитрий успел выкопать половину ямы и почти проработать в уме финал рассказа. Торопливо доставая из пакета банки с обедом, он уже предвкушал, как быстро поев, снова уединится в разбираемом здании старого Уксусного цеха, на огромной широкой трубе и продумает финал с тщательностью.
   - Чёрт! - звон вслед за разбитым стеклом разлетелся по подсобке.
   - Ха! - тут же откликнулся Байков. - Не повезло тебе, бригадир.
   Сняв пластмассовую крышку со своей банки, он принялся уплетать за обе щёки, одновременно комментируя с набитым ртом:
   - Эт потому, что спешить не надо. Поспешишь - людей насмешишь. Понял?
   Дмитрий бросил взгляд на свой обед. Чего там Машунька сегодня положила? В одной банке был наваристый борщ, во второй картофельное пюре с двумя котлетами.
   Отдавать борщ стало стыдновато, решат ещё, что котлеты зажал, и он протянул банку со "вторым" бригадиру.
   - Держи.
   - В смысле? - с недоверием спросил тот.
   - Ну, у тебя ж разбилось, - Дмитрий пожал плечами. - Ешь.
   Быстро расправившись с борщом, Дмитрий положил пустую банку обратно в пакет и поднялся из-за стола.
   - Чё, опять дрочить? - засмеялся Байков, и бригада тут же подхватила. - А чё в картишки с коллективом желания нету?
   - Ну если хочется человеку подрочить, - хихикнул бригадир, - Чего ему мешать?
   Бригада разразилась смехом с новой силой, и лицо бригадира просияло. Не часто ему удавалось козырнуть своим "остроумием", но сейчас вот получилось и он довольно принялся за вторую котлету.
  
   У хорошего сисадмина всё работает, как швейцарские часики. В смысле то, что зависит лично от него. Серваки, локалка, пэкадэшки. Но и то, что от него не зависит, всё равно должно как-то подгоняться, исправляться, и даже иногда доделываться. И с железом так, и с программками.
  
   Антон плёлся по пыльной просёлочной дороге, время от времени озираясь по сторонам. На правой ноге щипала раздербаненая с утра мозоль, лоб холодили капли пота, во рту першило от пыльного ветерка, а мозг сам по себе матерился на потерявшего все края сержанта Колчина. И ничего с этим поделать Антон не мог. Ни с мозолью, ни с ветерком, ни со своим мозгом, ни с сержантом, который каждый день посылал "черпаков" по очереди в посёлок за водкой, а сам с утра до вечера валялся в палатке.
   Их часть, ФАПСИ, обеспечивающая правительственную связь, в данный момент дислоцировалась недалеко от посёлка Ведено. Антон в начале радовался, когда попал служить именно в неё. Недалеко от дома, всего сорок километров, по слухам - без особой дедовщины и землячества, да и по определению - не самая тяжёлая служба. Присягу он принимал даже с неким воодушевлением, уже строя в голове планы на будущую жизнь после службы. Да, до дембеля ещё как до Пекина раком, но что может случиться в роте связистов столь непредвиденного, что кардинально изменит ход событий? Ну отхватишь с десяток раз пилюлей от дедушек, ну вши-собаки поедят хорошенько, ну ноги там-сям подгниют малость, ну поблюёшь от несвежего, переваренного в хлам сала, так это разве страшно? Вон его однокашник пишет (сначала домой, а потом уже мамка сюда - почтой), у них в ВДВ - вообще кранты. Командиры каждый взвод на "сто штук" напрягли, чтоб скопом собирали, и парням приходится продавать патроны с "калаша" по электричкам. Не продал, держи колобаху. В их роте одному так уже шею сломали, и пацана инвалидом домой отправили, кайфуй дальше как хочешь. В общем, неплохо у них...
   Было бы, если б не Чечня. Десятого мая, сразу после Дня Победы, в их часть поступил приказ выдвигаться в сторону Моздока, а оттуда их тут же перебросили к посёлку Ведено. Расположились они в полукилометре от сводной роты ВДВ из Ростовской области, которая, как бы, должна была их охранять. Охранять-то "вэдэвэшники" охраняют, но парни там на всю голову отмороженные. Не дай бог попасться им под горячую руку, особенно когда те под "синькой". Мало не покажется.
   Войдя в Нефтянку, район-посёлок на окраине Ведено, Антон ускорил шаг и двинулся напрямую по правой стороне улицы к воротам второго дома возле которого рос высокий инжир. В метре от ворот забор из камней был довольно сильно развален, и в проёме Антон разглядел старую чеченку, которая набирала воду из колодца. Проём этот "смастерили" всё те же "ВДВэшники", задев забор бэтером. Пешком они за водкой никогда не ходили, только на броне.
   В голове снова замелькали ругательства на сержанта. Не, ну понятно, "соседи" те вечно по району мотаются, то зачистки у них плановые, то разведданные поступят. Им стрессы снимать нужно. У них только за последние две недели один "двухсотый" и два "трёхсотых". Ну а нашему барану зачем бухать? Из расположения части хрен вылазит, бородатых в глаза не видел, а пацанов подставляет. Самому мне нахрена оно: безоружным сюда переться? Конечно, по официальным сводкам данный район от боевиков очищен полностью, но разве неясно чего стоят все эти их официальные данные?
   Антон коротко постучал в калитку и уже через секунд десять её открыла та же пожилая чеченка, которая успела набрать воды и теперь стояла с полным ведром от тяжести чуть наклоняясь вбок.
   - Здрасьте, тёть Фатима, - Антон улыбнулся. - Мне четыре.
   Женщина быстро окинула взглядом улицу.
   - Заходи.
   - Давайте я помогу, - Антон выхватил из руки женщины ведро и поплёлся вслед за нею к небольшому домику. - У меня мамка вот такая же, как вы, пятьдесят восемь в этом году будет, - зачем-то начал рассказывать он. - Я поздний ребёнок. И единственный. Мамка пишет тяжело ей стало по-хозяйству справляться. Она ж ещё огород этот постоянно разводит, не может, чтобы в земле не поковыряться.
   Чеченка молча забрала ведро, вошла в дом и вернулась через пару минут с наполненным чёрным пакетом.
   - Ну ладно, я пойду, - проговорил Антон, заглянув в пакет, в котором лежало четыре бутылки "палёной" осетинской водки.
   - Хороший ты, - лицо чеченки стало задумчивым. - Храни тебя Аллах.
   Антон развернулся и быстро зашагал к калитке. Перед КПП перепрячу, стал размышлять он, две в сапоги, две в рукава. И всё, больше не пойду. Пусть бьёт тварь, не пойду, пошлю его и всё.
   Антон поклялся себе в том, что поступит именно так, и внутри стало чуть легче. Он даже устало улыбнулся, и принялся напевать под нос старую дворовую песенку. Но, открыв калитку, он резко замолчал и замер на месте, чувствуя, как в одно мгновение оледенела спина и больно сжалось сердце. Метрах в пяти стоял мужчина лет сорока в замызганном штатовском "комке". Всего долю секунды его взгляд был растерянным, а потом он резко вскинул висящую на плече АКСушку и нажал на спусковой крючок.
   - Что делаешь, Рамзан! - последнее, что услышал Антон, крик чеченки. - Он же мальчик совсем!
  
   Хотя, к программкам претензий хватает. Иногда думаю, а сами разработчики полностью в них соображают? Не, понятное дело, одни пишут коды, другие компонуют программные пакеты, третьи тестируют, но надо же как-то взаимосвязанней что ли, с хорошим мониторингом в обе стороны. А то иногда возникает ощущение, что у них одностороннее движение. Написал код, отдал, и забил. Глюки они, конечно, по-мелочи всегда есть, но не в таком же коли... хотя... может, это у меня чего-то?
  
   Арсений Сергеевич Ситкин кружил по улицам на старенькой неприметной "шестёрке" уже битый час, поглядывая по сторонам поверх больших очков с толстой оправой, сдвинутых на нос. Но ничего подходящего что-то не попадалось.
   Он свернул на Вольную и тут же увидел её. Она сидела на остановке, читая книгу. Одна, в лёгеньком платьице. Он остановил машину.
   Чтобы уговорить её ему хватило трёх минут. Нагнал, как обычно, пурги про то, что он ректор одного из городских вузов и может помочь поступить не только на своё отделение, но и на любое другое. Связи, девочка, они и в Африке связи, сказал он ей с добродушной и немного грустной, словно ему было жаль данного обстоятельства, усмешкой.
   По дороге он продолжил гнать пургу про куртку, которую нужно срочно забрать с дачи, бред по сути, но она вроде верила. Хотя Арсений Сергеевич имел по этому поводу давно сложившееся и очень конкретное мнение. Дуры они все, думал он, поглядывая на пассажирку, и твари. Все твари. Сидит, красавица, блин. Лет двадцать назад такая бы и не посмотрела на меня, взгляда бы не бросила. Невзрачный парнишка в очках с толстой оправой, одежда плохенькая, худющий, как жердь, и прыщи эти. Чёртовы прыщи. Что он мог предложить такой красавице? А теперь сидит вот она вся такая, думает, сейчас её в институт за красивые глазки устроят. Твари, все продажные твари...
   Насиловал он её в лесополосе, отъехав от дороги всего метров триста. Удар по затылку килограммовой гирькой вырубил девушку, после чего осталось связать руки за спиною и залепить рот скотчем. Жаль, конечно, что приходится так поступать. Арсению Сергеевичу хотелось целовать её, хотелось, чтобы её руки ласкали его, но...
   Закончив, Арсений Сергеевич придушил зарёванную девушку верёвкой, оттащил в полосу, за деревья, и прикрыл тело ветками. Не забыв вымыть руки, что он всегда делал после общения с этими продажными тварями, он поставил пятилитровую пластмассовую флягу обратно в багажник и устало плюхнулся на сиденье. По спине привычно пробежал холодок и в голове мелькнули неприятные мысли. Такое тоже было всегда, после каждого раза, и он уже почти не обращал на это внимания.
   - Не заметут, - проговорил он уверенно, глядя на своё лицо в зеркале заднего вида. - Четырнадцатая уже за три года, и ничего, не замели. Продажные твари. Все продажные твари. И менты тоже. Не заметут, не переживай.
   Он усмехнулся и подмигнул своему отражению.
  
   Каждый сам выбирает степень ответственности и у меня она самая высокая. Так уж я устроен, если что-то делаю, то на все сто, если не на тыщу. Жаль, что отпуск придётся обрывать на середине, но по-другому... как вообще можно по-другому? Лично мне не понятно.
   Потому я закуриваю сигарету и выхожу на балкон. Вид отсюда открывается, словами не передать, смотри только молча и впитывай. Лес и речку даже видно, ту, что протекает за городом. Интересно, я такой высокий этаж инстинктивно выбрал? Хм, да, скорее всего. Привычка.
   Выбросив бычок, я ловко вспрыгиваю на парапет, и резко выдохнув, делаю шаг в пустоту.
  
   - Я тебе говорил, чтобы этих мразей не было? Говорил? Можешь считать, что ты уволен.
   Виктор Иванович Боголепин засунул телефон в чехол, быстро сошёл по ступенькам городского суда и зашагал к своему "Майбаху". Дверь торопливо открыл водитель Коля.
   - Всё нормально? - осторожно спросил он, но шеф только зло бросил взгляд в его сторону, и молча нырнул в салон.
   Откинувшись на мягкую спинку сиденья, Виктор Иванович ослабил галстук и закрыл глаза. Ох, и устал он с этим чёртовым судом.
   Говорил же этому дармоеду, стал он думать с ненавистью в мыслях, чтобы из газеты "Открытой" никого на суде не было, так нет же. Дармоед чёртов, зам, что шеф не дожрёт, я сам ам. А зампрокурора падла, молодой, заносчивый. Ну ничего, я тебя пообломаю. Будешь знать, как на главу города рыпаться, щенок вислоухий. Погибла целая семья, погибла целая семья, растявкался щенок, раззадорился без хозяйских пинков. А нехрен было по ночному городу всей семьёй ездить на свое быдлячей старой ауди, спать надо, бля. Ни на рестораны, ни на казино денег нихрена, а ныкаются по ночам непонятно чего. Специально что ли, чтобы под моего "Крузака" с кенгурятником попасть? Ублюдки. Туда им и дорога, нищебродам. Не-е, меня так просто не возьмёшь. Я на этот пост руками и ногами дорогу себе пробивал, и деньгами тоже немерянными. Ишь ты, щеняра блохастая, удумал меня засадить. Пять лет, ну-ну. А Демьяныч-то, козёл старый, морда прокурорская, заднюю врубил, в больничку с инфарктом, типа, слёг. Ничё, я и тебе устрою, сука трухлявый...
  
   Третий корпус, этаж второй, удивлённые глаза секретарши.
   - Вы же вроде в отпуске...
   - Да забыл кое-что, - бросаю первое, что приходит на ум.
   В кабинете привычная тишина, монитор во всю стену, указываю на ярлык ПКД "Земля" и начинаю работу.
   Ну конечно, антизло непонятно почему уже больше двадцати лет отключено, приложения "Суровая кара", "Возмездие", и утилитка "Справедливость" вообще не работают. Да, блин, вляпался я... вляпался бы, если б не вернулся вовремя. Но у меня своя мера ответственности, которую я сам себе определил.
   Пробегаю журнал: да двадцать пять лет назад первая запись об ошибке. Это получается, на пятый год отпуска сбой произошёл.
   Работу продолжаю, профессионально, без нервов. Проверил антизло, обновил из Центра, переустановил приложения, прогнал всё с контрольной точки по сию секунду. Проверил ещё раз. В работе системы ошибок не обнаружено. Удовлетворённо откидываюсь на спинку кресла.
  
   "... - Ты, блин, мешать не умеешь, что ли?! Чё морду отворачиваешь?!
   - Не знаю, ни разу не мешал.
   - Учись, блин, - бригадир вырвал деревянный брусок из рук Дмитрия. - Битум вот так мешать надо. Берёшь двумя руками и чтоб палка до самого дна...
   Вырвавшееся из бочки пламя не дало договорить. Оно охватило голову, в одну секунду сожгло волосы, перекинулось на рубаху, и на лице бригадира вместо скривленной мины презрения нарисовалась гримаса боли. Он дико заорал, и отбросив палку, рванул прочь от бочки. Но тут же взял правее и стал ничего не соображая нарезать круг возле большой лужи, вопя сквозь рыдания. Всё что мог сделать Дмитрий, это завалить его в лужу, чтобы хотя бы сбить пламя с одежды..."
   "... Как сообщают источники из Чечни, возле посёлка Ведено была блокирована и уничтожена банда боевиков, которую возглавлял полевой командир Рамзан Угоев, уроженец посёлка Ведено. О судьбе пропавшего двумя днями ранее сержанта из части ФАПСИ, Колчина Игоря Николаевича до сих пор ничего неизвестно..."
   "... В Ростовской области наконец-то арестован маньяк, державший в страхе город Шахты и окрестные поселения на протяжении трёх лет. Список его жертв по предварительным данным может составлять больше десяти человек. В основном это девушки пятнадцати-двадцати лет. Выжившая чудом последняя из жертв смогла полностью описать насильника и убийцу и вспомнить номер машины, в которую тот уговорил её сесть на одной из остановок города Шахты..."
   "... Виктор Иванович устало выбрался из машины, и отпустив водителя, тяжело зашагал к крыльцу своего особняка. Этот день, с долбаным судом его утомил. Он стёр пот со лба.
   - Я вам покажу, щенки, на кого пасти разеваете, - прошипел он, поднимаясь по ступенькам.
   - Жанна! - позвал он жену, разувшись и пройдя в зал на первом этаже. - Жанна Сергеевна, - повторил он игриво.
   В ответ только тишина. Он хмыкнул и нахмурился. Он привык, чтобы домашние встречали кормильца. Обойдя две комнаты, он услышал тихий шум воды в ванной и удивлённо ускорил шаг.
   - Сейчас я ей устрою, - вихрем закрутилось в мозгу. - Ишь ты, купания всякие ей важнее, чем мужа встретить. И знает ведь тварь неблагодарная откуда я возвращаюсь.
   Он с силой дёрнул на себя дверь и уже собрался было закричать, но наткнулся на глаза жены. Глаза были заплаканными, снизу потёки туши.
   - Чё ревёшь? - холодно спросил он, с непониманием уставившись на неё.
   - Рак, Витя. У нашего мальчика в мозгу рак.
   Она потянулась рукой к струйке воды, но вдруг замерла, словно за долю секунды превратившись в камень. Виктор Андреевич тяжело сглотнул и по его спине побежали холодные волны. Не столько от сказанного, сколько от того, что он увидел дальше. Глаза жены стали вдруг мёртвыми, из них словно дыхнула на него ненависть всего ада, и медленно указав на него рукою, она прошипела сквозь стиснувшиеся зубы.
   - Это ты... ты виноват. Это из-за тебя всё..."
  
   Система всегда должна работать безупречно, и это основная задача моей деятельности. Даже не побоюсь сказать больше - сверхзадача. Бывают, конечно, неполадки и сбои, но для того и нужен сисадмин, чтобы суметь вовремя всё поправить.
   Я выхожу из кабинета и почти бегом направляюсь в первый корпус. Быстро прошмыгнув мимо кабинетов начальства, ныряю к Отправщикам. На меня устремляются два удивлённых взгляда.
   - Ты же вроде в отпуске, Лю, - говорят почти хором.
   Я с глупым видом пожимаю крыльями.
   - Да вот, вернуться нужно было. Мне б обратно, по-тихому.
   - Понятно, - подмигивает один из Отправщиков. - Давай в "рогатку".
   Я улыбаюсь. Аппарат, который за считанные секунды может отправить тебя в любую материнскую утробу, в любой точке Вселенной, эти шутники называют "рогаткой".
   - Куда? - спрашивает второй, с готовностью наклонясь над клавиатурой.
   - Как обычно, на свою подшефную, - отвечаю я.
   - С определённой судьбой? Кстати, теперь можем сделать тебя сисадмином.
   Оба задорно смеются. Я улыбаюсь в ответ. Славные парни, с юмором.
   - Да не-е, - говорю я, останавливаясь перед "рогаткой" и оборачиваясь. - Этого мне и тут хватает. Давай-ка попробуем писателем. всё работает, как швейцарские часики
  

Оценка: 5.70*8  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"