Радов Анатолий Анатольевич : другие произведения.

Выигрыш

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    журнал "Мир фантастики" #83 июль 2010(на диске)


   Выигрыш
  
   Дэн играл в лотереи всю свою сознательно-самостоятельную жизнь, с того самого дня, когда его определили как достигшего работоспособного возраста и перевели из раздельного инкубатора четвёртого уровня на вольное проживание в один из заштатных районов. Случилось это чуть более пятнадцати лет назад. Ему выдали стандартную комнатушку три на два метра, устроили на стандартную для его айкью работу - гидровщик в термоферме, и тем самым навсегда определили его серое, лишённое перспектив будущее. Единственное на что он мог рассчитывать - это найти такую же как он подругу с шестью квадратными метрами, пополнить общий инкубатор-ясли тремя плодами их совместной пылкой любви и разжиться добавочными тремя квадратами. Пятнадцать квадратов для пары четвёртого уровня - это максимум на перенаселённой Земле, плюс навсегда определённая зарплата - сорок геонов в год, как ни крути, а энтузиазма такое вряд ли кому-то прибавит.
   - Эх я дурак, - корил себя частенько Дэн после работы, заперевшись в своих шести квадратах. - Надо было ещё в общем инкубаторе напрягаться, развиваться блин, а я... Эх...
   Поэтому Дэн и играл в лотереи. Играл практически во все - в "Гео-спринт", идущее по восьмым дням месяца, "Галактик-лото" по пятнадцатым, и даже в захудалую "Usa-бинго" разыгрываемую раз в три месяца, и ещё, и ещё, и ещё... общим числом выходило около тридцати лотерей, на которые Дэн тратил половину своей зарплаты, а это как-никак целых двадцать геонов, новеньких, хрустящих, со ста сорока степенями защиты. Но бросать Дэн не собирался. Бросить играть, для него было равнозначно потере единственной надежды хоть на какое-то изменение в своей серой жизни. А жизнь была по-настоящему серой.
   Каждое утро, ровно в пять тридцать он просыпался в своём скворечнике, глотал пищевую пилюлю, спускался на скоростном лифте с двести шестого этажа на двадцатый и там втискивался в транспортник сто восемьдесят второго маршрута, набитый такими же как и он неудачниками четвёртого уровня. Транспортник летел к дальнему посту, посадка на площадке термофермы номер двести сорок была первой, поэтому Дэн старался занимать место ближе к выходу. Однажды, безжалостно вдавленный толпой глубоко внутрь транспортника, он не смог выбраться на своей остановке и добрался на работу только к обеду. Обошёлся ему такой казус серьёзным разговором с непосредственным шефом, нагловатым парнем со статусом третьего уровня, и штрафом в полгеона. Со штрафом Дэн, скрипя сердцем смирился, а вот вспоминая перекошенную и плюющуюся рожу своего шефа, он до сих пор чувствовал внутри себя обиду. Но обиду не злобную, а такую, от которой хотелось заплакать, потому что понимал Дэн, что ничего поделать с этим он не в силах. Если его уволят с термофермы с формулировкой - неподчинение вышеуровневому, всё что останется, это работы для отбросов пятого уровня, тяжёлые и беспросветные, с тринадцатичасовым рабочим днём и с зарплатой пятнадцать геонов в год. А о том, как живут эти бедолаги, Дэн и думать не хотел. Хотя иногда задумывался и не мог поверить, что такое вообще возможно. Сорок квадратов на сорок человек, проснулся, собрался на работу, а на твоё место уже кто-то спать повалился, хотя, может и не повалился, а так, стоя... Недаром эти ребята так часто пытаются пробраться в кварталы второго и первого уровня с заточенными железяками разных размеров, но в корпусах межуровневой защиты тоже не дети служат.
   - Нет, я там не смогу, - говорил себе Дэн. - Я так не смогу.
   И потому проглатывал свою обиду всё глубже и глубже, порой даже чувствуя, как она движется по пищеводу, медленно, обжигая.
   И потому играл, как обезумевший, экономя на пищевых таблетках, на развлечениях и прочей ерунде. Хотя зарплата в сорок геонов позволяла ему хоть изредка покупать модифицированный рис и посещать дешёвые забегаловки и кинотеатры со стоячими местами, где не исключалась возможность встречи со своей будущей половинкой, но он всё это отметал, и потому до сих пор существовал в одиночестве. Существовал, потому что если хорошенько задуматься, жизнью назвать это было нельзя. Да и не называл Дэн, а даже шутку придумал - раз человек это существо, значит и не жить он должен, а существовать, а чтоб иначе, живуном надо быть. Шутку эту Дэн вспоминал по вечерам в своей комнатушке, сразу после просмотра очередного розыгрыша по визиону, перепроверяя ещё раз лотерейные билеты на компакт-линксе. Но выигрышей не было. Не было ни разу за долгие пятнадцать лет, и Дэн только крепче сжимал зубы, чтобы предательская слеза не потекла из глаз.
   - Не живун я, существо, - думал Дэн, глядя в серый потолок. - Существо четвёртого уровня. Неудачник.
   И снова подъём в пять тридцать, снова душный транспортник и наглое лицо шефа.
   Хотя на термоферме ему нравилось. Работа не тяжёлая, даже приятная. Следишь, чтобы модифицированный рис был вдоволь залит водою и всё. Иногда Дэн бродил по длинным узким коридорам и разглядывал, что творится за стеклоботами в других секциях. Выращивали на термоферме номер двести сорок много чего, но Дэн даже не пытался узнать названия всех этих овощей и фруктов. Денег на такую роскошь у него всё равно не было. Нет, можно конечно купить все эти красные, зелёные и прочие вкусности, небольшой набор-ассорти стоит двенадцать геонов, но для чего? Однажды купив двести грамм того самого риса, за поливом которого он наблюдал вот уже пятнадцать лет, Дэн здорово разочаровался. Рис оказался совсем не вкусным, хотя и живот распёрло до боли, как от трёх пищевых таблеток съеденных за раз, но цена в пять геонов мучила несказанно дольше, чем тягучая боль в животе.
   - Лучше б набрал таблеток побольше, - корил себя Дэн. - Это ж сто пятьдесят таблеток, чёрт подери.
   Так он и жил, день за днём, одинаково, тускло, с безразличным взглядом, но с надеждой где-то в глубине мозга. А может и не мозга, а сердца, например. Или той древней непонятной субстанции в которую когда-то верили люди. Душа, что ли?
   Дэн покупал билеты всегда в одном и том же месте, в нижнем максимаркете своей гиперэтажки. В пищевом отделе, в правом, дальнем углу, там, где полная, вечно чем-то недовольная продавщица смотрела на него как на придурка, кривя рот в безобразной ухмылке. Он старался не смотреть ей в лицо, чтобы не сорваться, не послать её на плутоновые рудники, и потому лица её почти не помнил. Что-то такое смутное, круглое.
   Он ждал пока продавщица доставала имеющиеся в наличии билеты и раскладывала их на стеклоботовом прилавке. Тогда он переводил взгляд со своих ног на билеты и несколько секунд молча смотрел на них. Цветастые, размером с двадцатигеоновую купюру, виденную Дэном только по визиону, из тонкой бумаги, на которую игровая индустрия не скупилась, утверждая, что так было с самого начала и так будет вечно. Эту фразу всегда повторяла красивая девушка из рекламы "гео-спринта", безупречно улыбаясь. А усатый, холёный мужчина из "галактик-лото" утверждал, что выплата выигрыша и соблюдение традиций для них самое святое. Дэн знал наизусть все перлы из лотерейных рекламных роликов. Он повторял их вслед за всеми этими безупречными девушками, холёными перцами в дорогих костюмах, повторял, когда включал визион висящий на стенке и замирал с билетом в руке. После розыгрыша он перепроверял билет ещё раз на линксе, а затем просто падал на спину и долго смотрел в потолок. Его мозг отключался, чтобы не перегореть от тяжёлого напряжения, и в эти минуты Дэн не видел и не чувствовал ничего. Перед ним и внутри него была пустота, и он проваливался в неё всё глубже и глубже, пока не погружался в сон.
   Просыпался он примерно через пару часов. Организм сбрасывал напряжение, всю эту многотонную обиду на несправедливость, на вечное невезение, на саму жизнь и Дэну было легче. В голове появлялись привычные мысли, что это ничего, что в следующий раз обязательно повезёт, ведь не может же не везти вечно. Он тихо смеялся, несколько раз приседал возле кровати, глубоко дышал.
   - Довыделываешься ты, Дэн, - говорил он себе, шутя. - Вот выиграешь джек-пот и будет тебе куча проблем. Затаскают туда-сюда. Все эти журналисты, все эти переоформления на первый уровень, или, не дай бог, в "Галактике" сорвёшь куш...
   Дэн знал, что сумма в сто тысяч геонов позволяет перейти на первый уровень, и даже самый грязный работяга с пятого уровня, заимев эту сотню, мог, забив на кордоны защитных корпусов, вальяжной походкой направиться в престижные районы, и, наверное, мог даже плюнуть в какого-нибудь корпусного офицера не опасаясь ни за свою жизнь, ни даже за своё здоровье. Все офицеры имеют статус второго уровня и обучают их первым делом становиться по стойке смирно перед теми, кто выше них, а уж потом отгораживать одни районы от других. Единственно он не понимал, откуда этот работяга мог взять такую сумму, и зачем тогда все эти инкубаторы, все эти тесты на айкью, если, в конце концов, всё решают деньги.
   Так же Дэн знал, что в "Галактик-лото" сумма джек-пота давно уже перевалила за миллион, слишком сложной была система угадывания, и учредители стали серьёзно поговаривать, что выигравший может получить даже небольшую планету вместо денег, в "Гео-спринте" насобиралось что-то около восьмидесяти тысяч, в остальных поменьше конечно, но на роскошную жизнь хватило бы без проблем. О планете Дэн даже не помышлял, это было сверх его уразумения, и он даже жалел того, кто выиграет её.
   - Точно с ума сойдёт. Это же непостижимо просто, целая планета, да тут на месте от счастья умрёшь. А может, врут? Кто ж это целую планету тебе даст? Врут, конечно же.
   Именно об этом думал Дэн в день своего тридцатилетия, пялясь на разноцветные билеты.
   - Слушай, тебе не надоело играть? - спросила полная продавщица, и он вздрогнул от неожиданности. Продавщица никогда не заговаривала с ним. Ни разу за шесть лет, которые она здесь работала, а он покупал у неё билеты. Дэн судорожно проглотил слюну и поднял взгляд. Ему было немного не по себе. Нарушалась давняя, спокойная традиция - он подходит, смотрит на свои ноги, она достаёт билеты и раскладывает, он берёт, платит и уходит. И всё это молча, ни слова, ни даже лёгкого покашливания, абсолютная тишина. Дэн почувствовал, как быстро скачет сердце.
   Лицо продавщицы было некрасивым, расплывшимся. Он удивлённо уставился в это полное лицо, не зная, что ответить на неожиданный вопрос.
   - Сколько ты денег тратишь на всю эту ерунду? Десять геонов, пятнадцать? - продавщица привычно скривила рот.
   - Двадцать, - глупо ответил Дэн и перевёл взгляд на свою правую руку, которая судорожно комкала билетик "галактик-лото".
   - Эй, ты чё это билет портишь? - вскрикнула продавщица и, привстав, потянулась пухлыми ручками вперёд.
   Дэн по-детски спрятал руку с билетом за спиной.
   - Я его покупаю, - смущённо проговорил он. - Я же всегда покупаю. Зачем кричать?
   - Попробуй не купи, помял уже весь, - грубо просипела продавщица и снова бухнулась на металлический стульчик.
   Дэн положил на стеклобот четверть геона, и резко развернувшись, заспешил к лифту.
   - Дура, - шевелилось в мозгу. - Я шесть лет у неё покупаю, а она... Хм, не вызываю я симпатий у женского пола. Даже эта уродина на меня зашипела, как транспортник при посадке.
   Дэн с кислинкой ухмыльнулся.
   - И билет взял не выбрав. Не, ну не дура? Молчала шесть лет и вдруг - на тебе. И в такой день.
   Дэн снова задумался о своём тридцатилетии. Полжизни были за спиной, может, конечно, не точно половина, но лучшая её часть осталась где-то там. Это уж точно. До шестидесяти он дотянет работая, потом либо полуголодная пенсия в двенадцать геонов, либо... Большинство через пару лет выбирают безболезненную смерть в центре контроля за численностью населения. Хороший обед напоследок, приятная музыка, укол, и сон, переходящий в вечное ничто.
   Дэн тряхнул головой, пытаясь выбросить из неё мрачные мысли, и протиснулся в как всегда набитый людьми лифт.
   Измятый билет он положил в миниатюрную тумбочку, единственный предмет мебели в его комнатушке, если не считать кровати. Потом проглотил пищевую таблетку и заметил, что руки до сих пор дрожат. Слишком давно он не общался с женщинами, так давно, что даже от этой полной продавщицы организм напрягся не на шутку. Дэн пару минут поприседал возле кровати и ему стало немного легче. Он проглотил ещё одну таблетку, мысленно поздравив себя с тридцатилетием, и почувствовал в желудке приятную истому. Улыбнувшись, он повалился на кровать, и стал вспоминать годы жизни в инкубаторах, сначала в общем, потом в раздельном. Он делал так каждый свой день рождения.
   - Всё же тогда было лучше, - приходил он всегда к одной и той же мысли. - Хотя, конечно, если бы выиграть, тогда...
   Десять дней, остававшиеся до очередного розыгрыша "Галактик-лото", Дэн привычно работал, следя за рисом, выслушивая от шефа вечные упрёки, бродя по коридорам фермы и поглядывая сквозь стеклоботы. В транспортнике он молча пялился в маленькие окошки и на его душе было грустно. В северном полушарии начиналась зима. Падал сероватый снег, солнце скрылось за фиолетовыми плотными тучами, отчего повсюду царил полумрак. На термоферме, в транспортниках, в комнатушке. В такие серые зимние дни Дэн часто вспоминал, как в раздельном инкубаторе он однажды подслушал разговор двух пожилых воспитателей. Воспитатели, как и военные, имели статус второго уровня, и по слухам у них был доступ к какой-никакой информации. В тот вечер двенадцатилетний Дэн решился побродить по ночному коридору инкубатора, и возможно даже пробраться в шестой и седьмой отсеки, что вообщем-то строжайше запрещалось и за что сурово наказывали, но Дэн рос очень любопытным парнем, хотя и не в ту сторону, как однажды сказала ему ведница по термографии, и именно в шестом отсеке он и услышал тот разговор. Говорили о том, что когда-то давно на Земле жило намного меньше людей, и весь этот сыр-бор с перенаселением случился после того, как количество перевалило за семнадцать миллиардов. После чего случился какой-то непредвиденный скачок и потом...
   Дэн до сих пор улыбался, вспоминая, как один воспитатель чуть ли не клялся другому в том, что лично читал о том, о чём говорил. Хотя и говорил он полную ерунду. Что когда-то люди имели не только комнаты, но даже участки земли вокруг. Что когда-то все люди питались только натуральной пищей. Что была программа по заселению других планет, но оказалось, что это слишком дорого. Что многие из первого уровня всё же переселяются, платя большие деньги. Что...
   Дальше рассказчик перешёл на шёпот, а Дэн, решив не испытывать судьбу, вернулся в свой отсек и, измученный ночными похождениями и напряжением, быстро уснул.
   В пятнадцатый день месяца, за двадцать минут до розыгрыша, он тоже уснул. Такого с ним не случалось ни разу, потому проснувшись, он несколько секунд тупо смотрел на работающий визион, чувствуя внутри какое-то смутное и неприятное чувство.
   - Чёрт! - ругнулся он и быстро достал из тумбочки билет. - Что-то совсем я мозгом тронулся. Это всё из-за этой продавщицы, чтоб ей на плутоновых рудниках потеть. Зачем она со мной заговорила? Нет, ну вот зачем? Теперь всё наперекосяк, чёрт подери.
   Продолжая ругаться, он отключил визион, и дождавшись, когда напряжение станет достаточным, включил компакт-линкс. На всех страницах "Галактик-лото" мелькало одно и то же сообщение - джек-пот выигран.
   - Блин, такое пропустил, - вздохнул Дэн. - Наверное, какой-нибудь перец с первого уровня сорвал куш. А вдруг кто-нибудь с пятого?
   Дэн нервно рассмеялся.
   - Если с пятого, то этот парень давно уже мёртвый, лежит с разорвавшимся от счастья сердцем. Хотя нет, где ж ему лежать? Так стоя, небось, и умер.
   Дэн рассмеялся громче, чувствуя, как дрожат руки и всё внутри колотится.
   Когда до него дошло, что сорок номеров из пятидесяти у него закрыто на сорок первом ходу, он почувствовал свою влажную спину. Оставалось девятнадцать ходов и десять незакрытых номеров. Его потянуло сразу же сравнить серийный номер своего билета с выигрышным, но он сдержался. Облизав сухим языком губы, он посмотрел следующие три хода. Ещё два номера закрылись.
   - Фух, - он тяжело вздохнул и на пару секунд прикрыл веки.
   Шестнадцать ходов и восемь номеров, шестнадцать и восемь, пятьдесят на пятьдесят - бешено пульсировало в мозгу. Дэн почувствовал лёгкую тошноту.
   Проверив ещё двенадцать ходов, он повалился на кровать и уткнулся лицом в мягкий головной валик. Виски прыгали, кололись и жгли. Сердце собиралось вот-вот разорваться. Как бы это не было то ли смешно, то ли страшно, но у него остался незакрытым всего один номер, и целых четыре хода впереди.
   - А что если не будет? Что тогда? Чёрт, я ведь не переживу этого. А если будет, переживу?
   Он медленно приподнялся и медленно повёл взглядом по выпавшим номерам. Промах. Чёрт. Промах. Фу-у-ух. Промах. Нет, чёрт дери. Там же планета. Целая планета, где нет никаких выделенных квадра... Сорок восемь!
   Дэн подпрыгнул из сидячего положения, едва не ударившись макушкой в потолок. Из его лёгких нёсся безумный крик, и он чувствовал, что едва не теряет сознание, но кричал и кричал, потому что не мог остановиться.
   Через десять минут безумства, он сообщил в "Галактику" свои координаты.
   - Планета, - крутился в его голове водоворот. - Целая планета.
   Из "Галактики" сообщили, что будут у него ровно через тридцать минут. Дэн ходил по комнате, два шага туда, разворот, два шага обратно, разворот. Он не мог остановиться, улыбка растянула его губы на максимум, в глазах полыхал безумный блеск. Но вместе с этим внутри всё трепетало. Это был страх, самый обычный человеческий страх. Слишком резким получался переход, и Дэну было страшно. Низ желудка пульсировал, словно в него вогнали нож, а сердце временами замирало и холодело. Дэну было страшно.
   Поэтому когда раздался звонок в дверь, Дэн подпрыгнул выше, чем в тот момент, когда понял, что выиграл. Всё тело сжалось в комок.
   - Дэн С-1234-78? - спросили за дверью. - Мы из "Галактик-лото".
   Дэн почувствовал, как по телу бежит горячая волна, понемногу смывая с него страх. Теперь всё будет хорошо, подумал он, только хорошо.
   - Да! - крикнул он в ответ спросившему, и слабо улыбнулся, услышав, как сорвался голос.
   - Мы поздравляем вас Дэн С-1234-78! - громко прокричали за дверью несколько молоденьких девичьих голосов, и Дэн полностью расслабился. Он шумно выдохнул, и сделав шаг, резко распахнул двери.
   - Вот он, наш победитель! Я не верю своим глазам! - прямо в лицо Дэну закричал тот самый холёный и усатый, которого Дэн так часто лицезрел по визиону. Ведущий "Галактик-лото" протягивал прямо к его носу маленький чёрный микрофон, и Дэн видел большой бриллиант на среднем пальце и чуть поменьше на мизинце. Вокруг и позади ведущего толпились улыбающиеся девушки, несколько журналистов, какой-то странный парень с глупым выражением лица, который нервно озирался, постоянно вздрагивая. Дэн настороженно взглянул на него, но тут же рассмеялся. Это был его сосед справа. Как его звали, кем он работал, Дэн не удосужился узнать за пятнадцать лет, а сейчас ему и подавно было наплевать на этого неудачника.
   - Смотрите! - закричал усатый ведущий. - Он смеётся! Да-а! А знаете, почему он смеётся? Потому что он безумно счастлив. Только "Галактик-лото" может сделать человека безумно счастливым.
   - Скажите, что вы чувствуете? Где вы купили билет? Вы давно играете? Скажите, вы носите нижнее бельё фирмы "идеальтик"? - Дэн только сейчас заметил, что помимо ведущего с ним говорят и журналисты. Но он не знал что отвечать, и надо ли вообще отвечать, потому он просто обвёл их всех взглядом, глупо улыбаясь при этом во всю возможную ширину.
   - Дэн, - усатый ведущий наклонился и закричал прямо в ухо. - Дэн, идите за мною! Не обращайте внимания на журналистов. Не отвечайте на вопросы.
   Дэн увидел, как два огромных парня оттеснили журналистов к стене, и облепленный аппетитно пахнущими девушками, он заспешил за широкошагающим ведущим.
   - Не отставай, Дэн! - через каждые пять секунд кричал ведущий оборачиваясь. - Девочки, девочки, плотнее к победителю.
   Девочки весело смеялись и легонько подталкивали победителя в спину. В голове Дэна всё шло кувырком, от громких голосов, женского смеха и запаха духов, он тряс головой, желая проснуться, но в тоже время боялся проснуться, и вместе с тем понимал, что это не сон, а явь. Самая счастливая явь на свете. Он почувствовал, как его тело поплыло, и он слегка завалился на белокурую красавицу справа, но тут же вздрогнул и немного пришёл в себя.
   - Извините, извините, - залепетал он, глядя в большие серо-зелёные глаза.
   - Я люблю вас! - закричала красавица. - Мы любим вас! Ура победителю!
   - Ура победителю! - крикнули все девушки хором так громко, что Дэну на миг снова стало страшно.
   Дэн почувствовал, как кто-то легонько надавливает на его затылок. Он обернулся и увидел одного из тех парней, что вежливо, но уверенно оттеснили к стенке журналистов.
   - Осторожно, сэр, - безликим голосом проговорил парень. - Лётозин, сэр. Пригните голову, сэр.
   Дэн, ошеломлённый обращением - сэр, покорно пригнулся и оказался внутри лётозина. С мягким шипением закрылась дверь, и Дэн, наконец-то, услышал тишину.
   - Да-а, сынок, - раздался голос слева, и от неожиданности резко повернувшись, Дэн увидел усатого ведущего. - Я понимаю, как тебе сейчас хочется скорее получить свою планету и на всю эту суматоху наплевать, но придётся недельку потерпеть. Да-а, придётся потерпеть. Ты же понимаешь, все эти вручения приза, съёмки программы и прочее, прочее, прочее, - усатый тяжело вздохнул. - Знаешь, я сам устал от всего этого, но ты же понимаешь - работа, работа, работа.
   - Так значит про планету - это правда? - Дэн внутренне напрягся, ожидая, что усатый сейчас рассмеётся ему в лицо и скажет что-то типа - Х-ха. Повёлся парень? Кто ж тебе планету даст. Тут из первого уровня никто планет не имеет, а ты... Кто ты? Неудачник из четвёртого уровня?
   - Конечно, правда, - лицо ведущего профессионально вытянулось в гримасу удивления. - А ты что, сомневался что ли? Запомни, сынок, "Галактик-лото" - это самая серьёзная лотерея во всей галакти... Тьфу ты. Привык я к этому пафосу, извини. Ты же понимаешь, работа, работа. Но насчёт планеты, сынок, чистейшая правда. Самая чистейшая. Мы решили это сделать, потому что во-первых, мы недавно приобрели небольшую планетку в семи световых годах отсюда, во-вторых, потому что однажды кто-нибудь всё равно это сделает, и тогда мы не будем первыми. И это возможно главный аргумент. "Галактик-лото" это самая серьёзная лоте...
   Он кисло улыбнулся и махнул рукой.
   - Ты может думаешь, что здесь какой-нибудь подвох? - продолжил он, стерев голубым платком капельки пота со лба. - Никакого, сынок, никакого. Планетка просто шикарная, необитаема, воздух чистый, земля, или как там она называется... - усатый на секунду замолчал. - Почва, в общем. Так вот, сынок, почва там плодородная, а из живности кроме двух видов миролюбивых травоядных никого. Ни одного хищника. Я бы и сам хотел бы заиметь такую и жить себе там припеваючи, но ты же сам понимаешь - работа, работа...
   Всю неделю Дэн пребывал в волшебном, очаровывающем полусне. Его рассудок кружился в облаках безостановочно, с раннего утра и до позднего вечера. Шикарные девушки, вспышки камер, натуральные продукты, и вопросы, вопросы, вопросы. От вопросов Дэн и вовсе впадал в прострацию, глупо улыбаясь и моргая глазами. Усатый ведущий всё время был рядом: на вручении сертификата, на бесконечных банкетах, на встречах с большими людьми первого уровня.
   - Поздравляем, поздравляем, поздравляем, - слышал Дэн со всех сторон. Он видел уважительные взгляды, чувствовал уважительные рукопожатия, и понемногу неуверенность покидала его.
   Когда его готовили к полёту, он говорил и смотрел вокруг себя едва ли не заносчиво.
   - Целая планета, сынок, - без конца твердил усатый ведущий. - Эх, если бы не работа...
   Дэн уже смотрел на него, как на равного. Не было ни желания заискиваться, ни прежней растерянности, он даже успел пару раз панибратски похлопать его по плечу.
   Когда его погружали в анабиоз, Дэн только спокойно поинтересовался, долго ли лететь.
   - Пару месяцев, - мягко проговорил суетящийся врач и добавил, присвистнув, - На сверхсветовой-то скорости.
   Дэн только пожал плечами и погрузился в ватную темноту...
   Очнулся он в полной тишине. Вокруг разливался мягкий зеленоватый свет. Дэн отстегнул ремни и поднялся с уютного кресла. Огляделся. Небольшой отсек с железными ящиками у стен, с какою-то большой панелью за спиной, с маленькими лампочками на потолке. Справа он заметил очерченный чёрной полосой овал высотою в его рост.
   - Это, наверное, люк, - решил Дэн и шагнул к нему. Люк шипя открылся от лёгкого нажатия ладонью. Он немного отодвинулся от Дэна и быстро пополз вверх. В глаза ударил яркий свет и Дэн зажмурился.
   - Блин, - пробурчал он, потирая глаза кулаками.
   Через минуту он открыл глаза и увидел в овальном проёме, то что ещё пару месяцев назад даже и не мечтал увидеть, да и всю свою жизнь, там на Земле, не мечтал. Перед ним лежала бескрайняя зелёная долина, сверху голубое небо, далеко у горизонта сизоватый дымок. Дэн выскочил из капсулы и огляделся по сторонам. Справа, совсем недалеко возвышался зелёною густой стеною лес, слева, чуть подальше, радовала глаз светло-синяя вода небольшого озерца.
   - А-а-а! - закричал Дэн и вскинул вверх руки. - Это всё моё! Это моя планета!
   Он повалился на колени и стал гладить руками траву.
   - Моё, моё, моё, - повторял он шёпотом, пока в нём снова не закипела энергия счастья и он вскочил на ноги, и закричав, бросился бежать, смеясь и воздевая руки к небу.
   - Это моё! Мо-о-о-ё!
   Выдохшись, он вернулся к капсуле и принялся исследовать её изнутри. В ящиках отыскались запасы пищевых пилюль и медикаментов, пара автоматических винтовок, пластиковый дом в разобранном виде, маленькая электростанция, множество разный инструментов, половину которых Дэн видел впервые. Разобравшись с панелью на стенке капсулы, он отправил сообщение на Землю, смутно размышляя о том, за какое время оно дойдёт.
   - Но дойдёт же, - сказал он себе. - Ведь если существует сверхсветовая скорость, то чёрт его знает, при помощи чего они научились распространять информацию. Во уроды, всё от нас скрывают, всё.
   Дэн присел на пол капсулы, не в силах справиться с накатившей волной эмоций.
   - Чёрт, я не верю. Я просто не могу поверить. Ведь я простой гидровщик, парень четвёртого уровня. Чёрт, ведь я же выиграл, я всё же выиграл целую планету.
   Он почувствовал, как из глаз потекли слёзы.
   - Я выиграл, - прошептал он. - И это не сон, это всё по-настоящему. Вот она. Вокруг... целая планета... пространство без ограничений... Ладно, ладно, хватит раскисать. Обустраиваться нужно...
   Собирая пластиковый домик, Дэн размышлял о том, что с ним произошло никак не меньше чем чудо. Взять билет, в котором закроются все пятьдесят чисел за шестьдесят ходов, это невероятно. Спасибо этой полной продавщице. Обязательно сделаю ей вызов, и даже участок земли бесплатно выделю. Жаль не знаю её линкс-адреса, ну ничего, свяжусь с "Галактикой", попрошу отыскать. И куда они денутся, отыщут. Я теперь не какой-то там неудачник четвёртого уровня.
   Дэн размечтался, как поделит здесь всё на участки и станет продавать всем, кто захочет сюда переселиться. А то, что захотят - это не вопрос. Правда позволить такое себе смогут только эти напыщенные индюки с первого уровня. А может половину бесплатно раздать? - Дэн задумался над идеей. - Не-е, - наконец пробурчал он. - Так сюда набегут всякие мрачные личности с пятого уровня...
   Шорох послышался, когда Дэн, смешно пыхтя и высунув кончик языка, прилаживал к стенке пластиковую дверь. Шорох был отчётливым и резким, и Дэн быстро обернулся. За деревьями леса мелькнула серая тень, и через секунду онемело правое плечо.
   - А-ай! - вскрикнул Дэн и повалился на землю, не отводя взгляда от деревьев. В правом плече, где-то очень далеко появилась слабая пульсирующая боль.
   - Что за чёрт? - Дэн вывернул голову и увидел, как из плеча хлещет кровь. Его собственная кровь. В горле тут же появилась тошнота, и Дэна затрясло от нахлынувшего страха. До него дошло, что его только что хотели убить, и он, вскочив на ноги, из всех сил бросился к капсуле.
   - Уроды, - крутилось в мозгу. - Всё-таки нае... Да тут, наверное, местные какие-нибудь водятся. Уроды.
   Он нырнул в капсулу, и схватив неповреждённой рукой винтовку, тут же выскочил обратно. Чтобы не делать из себя легкодоступную мишень, он повалился на траву, и направив дуло в сторону леса, нажал на курок. Курок не сдвинулся ни на миллиметр.
   - Чёрт, где тут предохранитель? - Дэн зашарил глазами по винтовке. - А, блин, вот это, наверное.
   Раздался хлопок с шипением и Дэна отбросило назад. Он перекатился на спину и уставился в бездонное голубое небо.
   - Отлично, - проскрипел он, скривившись. В плече неумолимо нарастала боль, и оттуда начинала разливаться по всему телу. Дэн чувствовал, как она добралась до затылка, потом поползла вниз по позвоночнику.
   Поднявшись, он добрался до капсулы, и несколько секунд порывшись в ящике с медикаментами, сделал себе укол обезболивающего и кровоостанавливающего. Когда лекарства подействовали, он снова выбрался наружу и торопливо зашагал к лесу. Ему не терпелось увидеть того, кто стрелял в него. То, что его тело будет там, Дэн ни на секунду не сомневался. В инструкции чёрным по белому было написано, что винтовка стреляет маленькими самонаводящимися ракетками, радиус поражения полтора километра, процент попаданий в цель равен круглой циферке - сто, а значит, у этого аборигена не было ни единого шанса. Конечно, он понимал, что здесь могут быть и другие, но у него, в конце концов, в руках была всё та же винтовка с семью ракетками в магазине.
   Порыскав пару минут между деревьями, Дэн наткнулся на отвратительное зрелище. Возле кустов валялась оторванная рука, коричневого цвета, заляпанная ядовито-зелёной жидкостью. Такой же ядовито-зелёный след тянулся в глубь леса и Дэн, сжав зубы, направился по нему.
   - Хрен вам всем, - шептал он, раздвигая ветки. - Это моя планета. Я её выиграл, чёрт вас дери. Вы не понимаете, что такое шесть квадратов, вы не понимаете, что такое беспросветное существование, у вас не совпало пятьдесят номеров. Так что это мой выигрыш...
  
   Аарионроро почти дополз до своей лакуны. Он чувствовал, как полностью отключилась первая система лингообращения, а вторая работает всё хуже и хуже. Оставшаяся верхняя конечность не ощущалась, а нижние были продырявлены осколками. Линга вытекала из ран, и Аарионроро чувствовал, как вместе с нею вытекает жизнь.
   Когда до лакуны оставалось пару аргов, Аарионроро услышал позади быстрые, озлобленные шаги.
   - Твари, - прошипел он немеющими губами.
   Обернувшись, он разглядел между деревьями идущее в его сторону существо. Он понял, что его обманули, и что планета обитаема. Он вполз в лакуну, и вцепившись зубами в рычажок, привёл в действие заряд уничтожения.
   - Вот так вот, - прошипел он. - Пусть тут всё разлетится на кусочки, мне плевать. Да, мне плевать, - Аарионроро стиснул два ряда зубов. - Всё равно я уже умираю. Эти проклятые местные неплохо вооружены. Местные, - Аарионроро усмехнулся. - Да наплевать! Это я, а не они, сто двадцать сургов ютился в микрохижине, это я жил беспросветно, жил одною надеждою, вырваться с перенаселённой Аарионрии, это у меня совпало пятьдесят видов растений на шестидесятом ходу, а значит это моя планета. Да, моя, Аарион меня дери, потому что она - мой выигрыш!
  

Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"