Радов Анатолий Анатольевич: другие произведения.

Грязь - роман(1-8 главы)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


Оценка: 3.06*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    В начале может показаться, что никакой фантастики здесь нет, но она, как и знаменитый суслик - есть! Прочти, и ты не только увидешь суслика, но и сможешь заглянуть в его маленькие, грязные глазки...


   1
   За 20 часов до появления гор
  
   Пасмурное утро едва добралось до прихожки, и Артём Гранитский включил свет. Потом он остановился напротив большого зеркала, испестренного в уголках мелкими, молочного цвета точками, и с утренним, полусонным спокойствием посмотрел на своё отражение. Отражение ему понравилось. Он с силой потёр кулаками припухшие глаза, глубоко зевнул, на пару секунд задержав воздух в лёгких, давая им расправиться вовсю, и лишь затем резко и шумно выдохнул. Когда чёрные мушки перед глазами исчезли, он снова стал смотреть на себя в зеркале, теперь уже замечая кой-какие изъяны. Но он привычно, как делал это каждое утро, стал их оправдывать. Да, сказал он себе, живот немного выпирает, но я же не манекенщица какая-то. Да и вообще, эти тощие вешалки годятся только для тупых шмоток, которые делают всякие там пидоры. Ну, немного опухшее лицо, ну и что? Это после вчерашнего крепкого возлияния, которое я, как нормальный мужик, могу себе позволить. И не какую-то там палёную бурду, которой привыкло заливаться быдло, а нормальную водяру, и желательно под шашлычок или красную икорку.
   Он удовлетворённо потянулся, подняв вверх обе руки, потом с интересом провёл указательным пальцем правой по россыпи разнокалиберных точек на стекле.
   - Мухи? - задался вопросом.
   - Да ну, откуда, - тут же ответил. - Слюни. Просто засохшие слюни.
   Вяло улыбнувшись, он прислушался к звукам и запахам, доносящимся из кухни. Слышалось монотонное позвякивание посуды, пахло разогретым шашлыком и ещё чем-то сугубо кухонным. Он невольно поморщился. После вчерашнего гайгульчика ни ему, ни его желудку думать о завтраке не хотелось. Из кухни выглянула жена, вытирая руки об аляповатый китайский фартук.
   - Иди есть, - коротко бросила она.
   - Не хочу, - буркнул в ответ Артём, ещё больше морща лицо.
   - Что значит не хочу? - спросила жена.
   - Не хочу, значит не хочу, - Артём почувствовал, как утреннее спокойствие проваливается куда-то в глубокую неизвестность.
   - Чем это мы уже недовольны?!
   - Не знаю, как мы, а я, слава богу, всем доволен, - Артём покосился на свою супругу, заметив, как выжидательно заблестели её серо-зелёные глаза.
   - Тогда иди и ешь.
   - Да не хочу я, бля! - резко бросил Артём, оторвавшись от зеркала и уставившись на жену.
   - Чё, с утра начинается? - спросила жена, и Артём с отвращением отметил, что блеск в глазах его суженой неумолимо растёт. В тех самых глазах, в которые ещё два года назад он мог смотреть бесконечно, чувствуя внутри них и себя что-то хорошее.
   - Чё начинается? - спросил он, слегка повысив голос.
   - А то ты не знаешь.
   - В натуре, бля, не знаю, - по-зековски проговорил Артём, и заскрипев зубами, ушёл в зал.
   Жена следом не пошла, хотя чаще она поступала именно так, чтобы с удовольствием продолжать ссору.
   - Ещё успеет, - зло хмыкнул Артём. - Весь день впереди.
   Он бухнулся в кресло и принялся натягивать носки. Потом поднялся и неспеша надел брюки и рубашку. Торопиться необходимости не было. Он работал на себя, и этим гордился. Ни разу, говорил он себе частенько, ни разу я не горбатился ни на какого козла. Пусть всякое там быдло гнёт спины на этих долбаных фабриках и прочей мутотени, а он сам себе хозяин. По жизни.
   Одевшись, он снова вышел в прихожую. Жена возилась у раковины, сознательно или нет, не обращая на него никакого внимания.
   - Ты когда придёшь? - громко спросил он, обувшись.
   Жена выглянула.
   - В обед.
   - А чё так?
   - Ты ж уже напохмеляешься...
   - К вечеру приходи, - сдержанно проговорил Артём, не желая с самого утра выматывать себе нервы.
   - Не надо мне, к вечеру. Ты к вечеру со своими дружками нажрёшься, а торговать кто будет? Пушкин?
   - Гоголь, бля.
   Артём хмыкнул. То, что жена считает себя его спасительницей от горькой участи алкоголика - бесило зверски. Однажды он пытался объяснить ей, что до женитьбы не пил совсем, но она каким-то странным образом умудрилась не въехать в его мысль.
   - Я к обеду буду, - повторила жена. - Шашлык хотя бы с собой возьми.
   - Не буду я ничего с собой брать! - не справившись с волнением, резко крикнул Артём, и хлопнув дверью, вышел из квартиры.
   - Коломбо, бля!
   Он вспомнил, как жена на вопрос - кто открыл Америку? - вдруг ляпнула, что русский мореплаватель Коломбо.
   - Кто-кто? - переспросил он.
   - Коломбо, - повторила жена и нахмурилась, интуитивно почувствовав подвох.
   - Русский?
   - А какой же?
   - Коломбо, бля, - задумчиво повторил Артём, и плюнув на лестничную площадку, стал медленно спускаться.
   На улице было прохладно, несмотря на то, что сентябрь всего неделю как начался. Казалось, природа остановилась между летом и осенью, раздумывая в нерешительности, к чему прибиваться. Листья пока и не собирались менять цвет, но уже погрустнели и заметно подвяли, словно чувствуя приближение неизбежного листопада. Пасмурное небо низко нависало над городом, и Артёму показалось, что оно хочет раздавить весь этот грёбаный мир, и вот-вот справится со своей прямолинейной миссией, не оставив никому никаких шансов. В этом мрачном настроении он и влез в свою старенькую иномарку.
   По дороге он уже не думал ни о жене, ни о каждодневных утренних ссорах, а лишь о торговле, которой не было. Игрушки пылились на прилавке и в ларьке, а это быдло проходило мимо, к продуктовым точкам.
   - Чё за хуйня? - спросил он себя, паркуя машину на бесплатной стоянке, метрах в двухстах от рынка.
   Щёлкнув сигналку, он по привычке проверил все двери, закурил, и медленно поплёлся по серому тротуару. От сигареты свело желудок. В висках привычно закололо.
   - Блин, нужно будет в гастроном заглянуть - подумал он, и прибавил ход.
   Пока он дошёл до своего ларька, ему пришлось перездороваться со всеми торгашами ряда, на котором у него была "точка". Торгаши уже давно и привычно занимались делом. Рынок не первый час жил, галдя, как курятник, нервозно и буднично. Люди шли, останавливались у прилавков, снова шли, снова останавливались, и было в этом что-то успокаивающее, дающее смутное представление о постоянности. Артём открыл ларёк, и неторопливо, с выработанной сдержанностью и надменным выражением лица, развесил по периметру большие плюшевые игрушки, после чего уселся на деревянный табурет за прилавком, решив для начала что-нибудь продать, и только потом вознести должное великому товарищу Бахусу. Он снова закурил, но сделав пару затяжек, поморщился, и с отвращением бросил сигарету в картонную коробку, служившую мусоркой. Сигарета угодила в смятый пластмассовый стаканчик, пропалила в нём маленькое, с чёрной окаёмкой отверстие, и затухла навсегда.
   Первой к прилавку подошла женщина, полноватая, лет сорока. Значит, хорошей торговли не будет. Верная примета. Женщина принялась усердно копаться в товаре, а Артём бросил на неё выжидательный взгляд, слегка прищурив глаза.
   - Вам для мальчика или для девочки? - спросил он, когда молча копающаяся в товаре женщина начала его понемногу раздражать.
   - Что вы спросили, я не поняла, - женщина подняла на него глаза, продолжая "вслепую" теребить целлофановый пакет с набором солдатиков.
   - Я спрашиваю, вам для мальчика или для девочки?
   - Для девочки, для девочки, - закивала женщина.
   - Вот куклы есть, - Артём небрежно указал рукой на угол прилавка.
   Женщина перевела бессмысленный взгляд в указанном направлении. Её руки увлечённо мяли пакет.
   - А пакет обязательно мять? - не выдержал Артём.
   - Какой пакет? - женщина с таким удивлением посмотрела на продавца, словно увидела вдруг перед собой что-то уж совсем неподходящее для этого места и времени. - А что это вы мне грубите?
   - Кто вам грубит?
   - Хам-ло, - медленно отчеканила женщина.
   - Чё, не похмелилась ещё? - спросил Артём и презрительно ухмыльнулся.
   Женщина отбросила пакетик, резко развернулась, и с гордым видом зашагала прочь.
   - Иди на хуй, быдло, - бросил ей вслед Артём, и взяв пакет с солдатиками, принялся поправлять разворошенные игрушки. Когда, управившись, он поднял глаза, перед ним, глупо улыбаясь, стоял его давний кореш.
   - Здоров.
   - Дарова, - кореш тут же шмыгнул в проём между двумя прилавками и оказался рядом с Артёмом. - Слышь, у тебя ещё осталось? - спросил он с ходу полушёпотом, чуть наклонившись вперёд.
   - Да есть дэц-дэц. На пятку.
   - Чё, может замастырим?
   - Чё, прямо сейчас, что ли? - спросил Артём.
   - А чё ждать? - бросил в обратку кореш.
   - Я думал сначала накатить, - Артём покривился. - Башка чёто болит.
   - Потом и накатим.
   - Ладно, уболтал, - Артём согласно кивнул. - Тогда это, садись и смотри за товаром, а я пока пойду, забью.
   Артём неторопливо поднялся с табурета и скрылся в ларьке, за стоявшим по центру полуразвалившимся бежево-грязным шкафом. Кореш остался, развернувшись лицом к прилавку и нетерпеливо покусывая нижнюю губу.
   - Чё вчера, всё нормалёк? - спросил Артём, аккуратно высыпая шалу из пакетика на ладонь.
   - Да нормалёк, - ответил кореш.
   - Без приключений добрался?
   - Да я ещё к Мурику зашёл вчера, - кореш достал сигарету и нервно закурил. - Прикинь, хотел у него две штуки занять, а он ни хрена.
   - А чё это он тебе должен занимать? - непонимающе спросил Артём.
   - Он сказанул, что мне кредит безграничный открыт. По началу. А потом заднюю врубил, прикинь.
   - Ага, кредит ему, - Артём громко усмехнулся, елозя папиросой по кучке шалы в ладони. - Ты типа крутой такой, что тебе кредиты безграничные открывать должны, да? А чем ты отдавать собираешься?
   - Да я бы поднял вчера.
   - Ну, ну, - Артём выглянул из-за шкафа. - Ты до хрена уже поднял?
   Он постучал гильзой по ногтю большого пальца, утрамбовывая пятку, затем подул на ладонь и вернулся к корешу.
   - Чё, туда же пойдём?
   - А куда ещё? - кореш обернулся. - Не, хочешь, давай здесь дунем, - он беззвучно хохотнул.
   Артём в ответ только вымученно улыбнулся. Шутка была уже давно и до отвращения заезженной.
   - Не-не, - сказал он, положив папиросу в карман брюк. - Давайте уж лучше пройдёмте.
   Выйдя из-за прилавка, Артём быстро огляделся. Все, кроме соседа справа, торгующего куртками, занимались покупателями.
   - Посмотри чуть, - обратился он к нему. - Мы на пару минут отскочим.
   - Угу, - кивнул головой сосед, при этом, зачем-то, глупо подмигнув левым глазом, и Артём мотнув корешу головой, быстро зашагал к выходу с рынка.
   - Не, Мурик всё-таки козёл, - буркнул кореш, заспешив следом.
   - Да забей, - Артём сплюнул под ноги.
   - На чё забить?
   - Вообще на всё забей.
   Они вышли с рынка и деловито, засунув руки в карманы, заспешили к частному сектору. Там, в конце улицы, упирающейся в незастроенный пустырь, возле небольшого оврага, на треть засыпанного мусором, у них было своё место для накурки. Склон оврага порос кустарником. Они спустились вниз и присели на корточки.
   - Чё, давай взрывай, - нетерпеливо выдохнул кореш.
   Артём зажал папиросу между губ, и поднеся зажигалку, чиркнул. Затем шумно потянул в себя.
   - Не, эта хорошая - на выдохе, сквозь кашель проговорил он.
   - Базара нет, эта нормалёк - согласился кореш - Лучше прошлой.
   Артём кивнул, ещё пару раз затянулся и передал штакетину заждавшемуся другу.
   Накурившись, и пустив друг другу напоследок по парочке паровозов, они поднялись из оврага.
   - Чё, теперь в гастроном? - Артём почесал нос - По соточке?
   - Да можно - кореш кивнул - Чё, торговля прёт?
   - Да какая на хуй торговля - Артём цокнул языком - По ходу у людей бабла нету.
   Они закурили по обычной сигарете и неспеша поплелись обратно.
   - Чё, есть чё? - спросил Артём, оборачиваясь к идущему за ним приятелем.арочке париков, ся на проходящих мимо прилавков людей
   - Да так, по мелочи пока - ответил тот - Она ж с педалями.
   - Да я в курсах - кивнул Артём.
   Они вошли в рынок и направились к маленькому кирпичному зданию, над дверями которого висела надпись "Гастроном", но в основном заведение держалось на продаже спиртного в розлив. Всё остальное лежало на прилавках скорее для вида. Внутри было несколько деревянных массивных столиков, за которыми любили посидеть завсегдатаи. В большинстве это были торговцы. Но частенько сюда заглядывали и работяги. Кто утром, чтобы накатить похмельные сто пятьдесят и купить чекушку на долгий рабочий день. Кто по вечерам, чтобы просто расслабиться после тяжелого пахалова. Но и эти были из постоянных. Потому все знали всех, и от этого обстановка в "Гастрономе" царила почти что домашняя. Единственным минусом было то, что внутри не разрешалось курить. Но завсегдатаи с этим мирились, выходя между ста граммами покурить на порожек магазина.
   Зайдя внутрь, Артём огляделся. За дальним столиком сидели азеры, продавцы всяких-разных фруктов-овощей. Они о чём-то тихо переговаривались, тяжело облокотившись на столик. Перед ними стояла почти пустая бутылка коньяка и тарелка с бутербродами. За самым первым от входа столиком Артём с удивлением увидел ещё одного своего приятеля, Игоря Легкова. Тот смотрел на него, сжимая в руке стопку.
   - О-о, а ты тут чё делаешь? - спросил Артём, улыбнувшись - Ты ж вроде в завязке был. Или всё уже, развязал?
   Игорь вяло махнул свободной рукой.
   - Да затрахало всё - спокойно проговорил он.
   - Тебе ещё взять? - Артём полез в карман за деньгами.
   - А ты чё, типа угощаешь?
   - Соточкой угощу.
   - Ладно - улыбнувшись, протянул Игорь, и залпом допил из своей стопки.
   Артём с другом перенесли стаканчики со стойки на столик и присели.
   - И сколько ты не пил? - спросил Артём у Игоря.
   - Два месяца почти.
   - Ну чё, как обычно, пополам? - сказал Артём.
   Они ополовинили сначала стопки с водкой, затем пластмассовые стаканчики с соком. Артём толкнул своего кореша плечом.
   - Слышь прикол. У Игорька статья есть за употребление.
   - Да ладно - удивился кореш.
   - Я тебе на полном серьёзе говорю. Прикинь, тип вообще не курит, а статью имеет. Игорёк, приколи.
   - Да неохота чёто - буркнул Игорь.
   - Да не в падлу, расскажи чё ты - попросил Артём.
   - Ты еще тогда в больничке с переломом лежал - проговорил Игорь - Помнишь?
   - Ну.
   - А я тут забухал, на гастрономе этом. Ну и, блин, в сортир поперся, короче. В платный. Здесь закрыт был в тот день. А возле сортира до меня торч какой-то доколупался, типа, купи книгу.
   - Чё за книгу? - спросил Артём.
   - Да обычную. Я даже не помню, чё за книга. Жёлтая такая была. Ну я ему кричу, типа, денег нету. А он мне - тогда купи траву. Я ему говорю, слышь, в натуре баблоса нет. А он говорит, так возьми, типа, на пробу. А халява русская, она ж есть, ты знаешь. Короче, взял я у него пакетик. Подумал ещё, тебе потом в больничку занесу, если чё.
   - Ой, только не надо меня ещё виноватым делать - недовольно проговорил Артём.
   - Да кто тебя виноватым делает? Ты просил рассказать, я рассказываю - Игорь обиженно умолк.
   - Да ладно тебе - улыбнувшись, сказал Артём - Чё ты, рассказывай.
   Игорь покривился.
   - Да чё рассказывать? Короче, шагов через десять мне менты в штатском наручники хлобысь только, и защёлкнули.
   - А бабками не пробовал отмазаться? - спросил кореш Артёма.
   - Да откуда у него бабки? - Артём едко усмехнулся, словно это было само собой разумеющимся.
   - А чё, у меня бабок быть не может? - обиделся Игорь.
   - Не, ну тогда же не было?
   - Тогда не было. Они у меня уже хотя бы пару штук просили, прикинь - Игорь ухмыльнулся - А у меня три последних червонца в кармане лежало...
   - Чё, давай ещё накатим? - спросил Артём.
   Они допили оставшиеся по пятьдесят.
   - Может ещё по соточке? - предложил Артём.
   - Ну, я не знаю - Игорь пожал плечами.
   - А ты? - спросил Артём у кореша.
   Тот только апатично кивнул головой.
   - Так, короче - проговорил Артём - Ещё по сто, и рассос. Жена может нежданно-негаданно припереться. Только, Игорёк, эту в долг.
   - Ладно.
   - Сколько ты мне уже торчишь?
   - Пятихатку.
   Артём кивнул головой, и поднявшись, пошёл к стойке. Вслед за ним поднялся Игорь.
   - Чё ты? - спросил Артём, обернувшись.
   - Да надо ж всё это перенести.
   Они перенесли стаканы, и снова бухнулись на деревянные скамейки. Кореш Артёма медленно поднял голову, и тупо посмотрел на Игоря.
   - О-о! - почти пропел Артём - По ходу цепануло не шутейно.
   Он толкнул друга плечом и улыбнулся.
   - Чё, присыпаешь уже?
   - Не-не-не - пролепетал друг.
   - Ладно. Так ты когда долг отдавать-то думаешь? - обратился Артём к Игорю.
   - Отдам - буркнул тот в ответ.
   - Когда отдашь? Ты мне эту пятихатку уже три месяца торчишь.
   - Заработаю, отдам.
   - Когда заработаешь? Ты ж, бля, ни хрена не работаешь.
   - Я комп собираю. Продам, баблос будет - сказал Игорь.
   - А-а, ты теперь компьютеры собираешь? - Артём ехидно улыбнулся - Кем ты у нас только не был. И музыкантом был, и поэтом, и писателем. Теперь ты у нас компьютерщик?
   - Да ладно. Чё ты начинаешь? - спросил Игорь - Давай лучше накатим.
   Они вдвоём ополовинили стопки.
   - Ты же не знаешь, почему я всё бросил - тихо сказал Игорь, кривясь от выпитой водки - Тебе же всё кажется таким простым. Ты пару нормальных книжек прочитал, и думаешь, что ты читал, блин. Ты шансон свой слушаешь, и думаешь что это музыка. Чё, не так, что ли?
   - Не, ну понятное дело, ты ж у нас эстет - Артём презрительно скривился.
   - Да причём тут эстет - Игорь слегка повысил голос - Дело не в этом. Дело в глубине, понимаешь. Вот я русскую классику сейчас перечитываю, и знаешь что?
   - И что, бля?
   - Да то, что она даже в серьёзных вещах с выкаблучиванием каким-то. Словами, бля, как ножками выкручивают, и так и сяк, аж кости хрустят. А зачем? Да потому что народу ж пишут. А народ у нас любит поржать да позубоскалить. Кому что-то серьёзное нужно? Знаешь, кто читает по-настоящему? Только критики и сами писатели. Остальным по херу вся эта литература. Не, ну с прозой, конечно, ещё кое-как. А с поэзией всё так и есть.
   - Ну почему - перебил его Артём - Вот Круг, например.
   - Ой, только не начинай заново - Игорь покривился - Ну не поэзия твой Круг, понимаешь?
   - Всем поэзия, а ему нет.
   - Да причём тут я. Она самой поэзии не поэзия, понимаешь? Это вообще, тексты для песен, а не поэзия. Музыка просто усиливает конкретно, а так почитай, примитив полный.
   - Всё гениальное просто.
   - Но ведь это не значит, что всё простое гениально - Игорь усмехнулся - Согласись? Да и не простота там, я ж говорю, примитив. Разницу чуешь?
   - Да нихрена. Если народу нравится, значит реальная вещь. Заметь, именно слова нравятся... чуешь? - перекривил Артём.
   - А потому что на жалостливые точки стандартно надавлено. Да бог с ней, с этой поэзией. И с литературой всей. Всё равно её сегодня нету - Игорь развёл руками - Нету, понимаешь? И не будет уже. Это не преходящее. Это время всё меняет. А может не время, а страна у нас такая. Специально так замутили, чтобы всё нормальное исчезло напрочь, понимаешь? Там, у них, нормальное есть, и литература, и музыка, а у нас нихера. Форматом дешёвым давят, и это хуже цензуры. И даже больше скажу - это целенаправленно, а значит кому-то нужно. А народ он же не врубается. Он хавает за неимением другого и думает, что кроме этого и нету больше ни хрена. И поэтому он сейчас думает, что литература говно, поэзия говно, и все прочее говно, только деньги не говно, и Круг твой не говно. Слушай, меня вообще убивает, как это ты всех напропалую быдлом считаешь, а то же хаваешь, что и весь пипл?
   Игорь шумно вздохнул, переводя дыхание. Сквозь пьяный блеск его глаз, в мир на секунду выглянула ненависть. Он резко провёл ладонью по глазам, словно пытаясь её скрыть.
   - Да забей ты на всё - усмехнувшись, сказал Артём.
   - Да как забей?
   - Молотком - пошутил Артём.
   - Не смешно - Игорь грустно хмыкнул.
   - Ты лучше приколи, давно играл?
   - Сколько и не пил.
   - Да ладно - Артём недоверчиво посмотрел в глаза Игорю.
   - Я тебе говорю.
   - Да ладно - повторил Артём.
   - Я серьёзно. Чё я тормоз какой-то свои бабки фээсбэшникам дарить? Вот кстати тебе и доказательство, что ничего уже в этой стране не будет. Если игровой бизнес контролирует фээсбэ, то чего ожидать? В церквях мак продают, все точки с пойлом мусорские, чё тебе ещё надо?
   - Да мне ничего не надо - Артём снисходительно улыбнулся - У меня всё есть. Семья, бабки, ребёнок. Это у тебя нихера нету.
   - А, ну понятно. Сначала угощаю, а потом всё тоже, всем тем же, и по тому же месту - Игорь рассмеялся - Ну есть у тебя, и чё? Типа ты счастлив? Чё то я не особо наблюдаю. Бухаешь, играешь, жена сейчас придёт, наезжать на тебя будет, и чё?
   - Чёто ты разбазарился не в тему - Артём повысил голос.
   - Эй, вы чё? - спросил кореш Артёма, медленно подняв голову.
   - Да нормально всё - коротко бросил Артём - Спорим, типа.
   - Прикинь - кореш мутным взглядом посмотрел на Игоря - Я у Мурика хотел вчера пару штук занять, а он заднюю врубил.
   - А кто такой Мурик? - спросил Игорь.
   Кореш неопределённо махнул рукой, и закрыв глаза, снова опустил голову.
   - Я тебе говорю - Артём чуть подался вперёд - Устройся на работу, и всё будет пучком. И на бухалово деньги всегда будут, и на поиграть.
   - А я не хочу ни на бухалово, ни на поиграть. Не хочу уже. Настоебало - Игорь резко поднялся - Пойду я короче - тихо проговорил он, не глядя на Артёма - Дела у меня, короче.
   - Да какие у тебя могут быть дела? Ты чё обиделся? - Артём ухватил Игоря за рукав куртки.
   - Я те серьёзно говорю, дела у меня.
   - Да ладно - Артём на секунду улыбнулся, но тут же вернул лицу серьёзно-презрительное выражение - Садись, побухаем ещё.
   - Не - Игорь чуть отдёрнул руку, стараясь освободиться, но Артём отпустил сам.
   - Ладно. Если чё, заходи.
   - Угу - буркнул Игорь, и слегка пошатнувшись, вышел из "Гастронома".
   - Чё эт он? - спросил кореш, тяжело подняв голову.
   - А хер его знает - задумчиво произнёс Артём - Обычно он на халяву в упор нажирается. А тебя чё, прибило, что ли?
   - Да так, по мелочи. Отпускает уже.
   - А-а.
   Артём посмотрел на часы, висевшие на стене. Часовая стрелка чуть перевалила за одиннадцать, минутная за четверть. Скоро должна была появиться жена.
   - Ни хрена себе мы на пару минут отошли - сказал Артём корешу - Да в принципе, похуй. Щас жена придёт, пусть сама и торгует. Всё равно никто не подходит, ссука. Так, подходят всякую мелочь прикупить, типа мыльных пузырей. Короче, нахер их всех - он махнул рукой, и подняв свою ополовиненную стопку, осторожно прикоснулся ею ко лбу кореша.
   - Давай, за тебя братело.
   Он одним глотком влил в себя водку, и шумно выдохнув, допил весь сок.
   - Чё, ты тут посидишь? - задал он корешу вопрос.
   - А ты куда?
   - Да я на точку, типа я там.
   - А-а, понял, не дурак - кореш кивнул.
   Артём медленно поднялся, тяжело опираясь на руки, и огляделся. "Гастроном" продолжал жить своей повседневной жизнью, неторопливой и предсказуемой. За дальним столиком начинали первые пол-литра телефонщики. К вечеру они догонятся стандартным литром, и пьяные разойдутся по домам. Азеры уже изрядно нагруженные, рассказывали друг другу о последних победах на игровом фронте, оживлённо размахивая руками. Возле стойки наскоро вливал в себя сто грамм рубщик из мясного. Артём кивком поздоровался с телефонщиками, и сделав несколько шагов, схватился рукою за дверную ручку. Но дверь с силой распахнулась в его сторону, и ему пришлось сделать шаг назад, чтобы не упасть. Прямо перед собой он увидел раздражённую и запыхавшуюся жену.
   - Не, ну а где ж ещё?! - с порога крикнула жена, делая шаг вперёд, давая двери закрыться - Конечно здесь, дружков своих поит.
   - Не ори - тихо сказал Артём, резко делая злую мину.
   - А чего мне бояться? - она бегло осмотрела завсегдатаев - Эт ты с этим что ли бухаешь? - спросила она, на несколько секунд задержавшись взглядом на снова задремавшем кореше Артёма.
   - Я тебе говорю, не ори - повторил Артём сквозь зубы, и схватил жену за руку - Иди торгуй.
   Азербайджанцы дружно повернулись, оскалившись улыбками, и с нетерпением ожидая развития. Утомлённые однообразными разговорами об одном и том же, они хотели чего-то нового, и семейная разборка подходила как ничто лучше.
   - А ты, значит, здесь бухать останешься? - спросила жена с сарказмом, немного понизив голос.
   - Я щас приду - с напускной уверенностью проговорил Артём.
   - Денег дай - жена высвободила руку из сжатой ладони мужа и протянула её вперёд.
   - Откуда у меня? - спросил Артём и криво улыбнулся.
   - Ты утром с собою брал. Давай деньги.
   - Нету денег - Артём улыбнулся шире - Масленица пришёл, и ф-фить - он по-дурацки махнул рукой.
   - Я серьёзно тебе говорю - жена прищурилась.
   - Я тоже серьёзно. Масленица пришёл, и ф-фить.
   - Шутить значит мне будем? - нетерпеливо сказала жена - Так, давай деньги.
   - А зачем тебе? - спросил Артём, продолжая кривляться.
   - На сдачу.
   - Я тебе деньги, и ты уходишь торговать?
   - Давай - резко выдохнула жена.
   Артём полез в задний карман брюк, чуть качнувшись назад. Медленно достав пачку сотен, он разделил её примерно поровну, и протянул половину жене.
   - На.
   - Давай все - жена схватила половину и хищно посмотрела на оставшиеся в руках мужа купюры.
   - Щас прям - буркнул Артём, и спрятав деньги обратно, повернулся к стойке.
   - Два по пятьдесят - он снова полез в карман за деньгами.
   - Может хватит? - спросила жена.
   - Не, не хватит - ответил Артём - Иди торгуй.
   - Придурок - бросила жена, и выскочила из "Гастронома".
   Артём кинул одну сотню на стойку.
   - Знаешь почему я деньги дал? - спросил он у полной продавщицы, с ярко накрашенными губами.
   - Да мне всё равно - ответила та, привычным движением наполняя стопки.
   - Потому что вам, женщинам, только бабки и нужны - продолжил Артём - Чё, не так что ли?
   - Я тебе сказала, мне всё равно - равнодушно повторила продавщица и выставила стопки на стойку.
   - Ну-ну - рассеянно выдохнул Артём, словно только что поняв, что ему говорит продавщица. Он взял стопки и вернулся к столику. Кореш уже в очередной раз успел проснуться и с улыбкой смотрел на него.
   - Чё, как обычно? - спросил он - Одни и те же на манеже?
   - Ага, клоуны остались, а цирк это... уехал.
   - Не, не так - кореш поднял вверх указательный палец - Цирк уехал, а клоуны остались.
   - Да похер как - буркнул Артём - Одно другому не мешает. Чё ей надо? Вышла бы за какого-нибудь Васю, жрала бы "Анакомы". А-то привыкла к свининке, да салатикам всяким, и ещё чёто не нравиться ей. Шубу бля купи, юбку бля купи, причёски всякие, бля. Да похуй. Главное сын растёт, остальное по-ху-уй.
   - Эт точно - мотнул головой кореш.
   Артём поднял стопку.
   - Ладно, ввязуй - сказал он - Давай накатим чуть-по-чуть.
  
   2
   За 16 часов до появления гор
  
   Игорь вышел с рынка, и напряжённо зашагал по тёмному, испещрённому трещинками асфальту, по привычке разглядывая эти трещинки, чтобы спрятать взгляд от идущих навстречу. Он давно заметил, что этой привычкой страдает не он один. Ею мучаются практически все. Люди бегут по своим делам, закрытые внутри себя, как огурцы в банках, законсервированные в своих прочных убежищах. И это давно стало традицией.
   Но иногда, исполнившись какой-то непонятной блажи, он нарушал эту глупую традицию, через силу заставляя себя таращиться на окружающих. Напряжённей всего забава получалась в маршрутках, где люди находились в непривычной, дискомфортной близости друг от друга. Они прятали глаза в полу, в спинках кресел, в пробегающем за окнами пейзаже, но иногда что-то заставляло их быстро обегать взглядом салон, словно инстинктивно убеждаясь в неопасности друг друга. И тогда он начинал забаву. Он ловил взгляды и смотрел прямо, с неподдельным интересом, словно пытаясь заглянуть в самую глубину. И люди испуганно и рассержено взгляд отводили, пытаясь эту глубину скрыть.
   - Какая чушь - прошептал Игорь и полез в карман за телефоном.
   Нужно позвонить Олегу, судорожно думал он, с трудом извлекая телефон из узкого кармана джинсов, Олег может помочь с бабками. Всё-таки как-никак одноклассник. Иначе Мурик может поставить на счётчик. Даже не может, а точно поставит. Это, как пить дать. А Мурик, тип по-настоящему опасный.
   Он набрал номер Олега и прижал трубку к уху. Заиграла незнакомая и невыразительная мелодия. Несколько секунд Игорь слушал этот невразумительный и неприятный набор нот, пока его одноклассник не взял трубку.
   - Да - услышал Игорь в трубке.
   - Привет, Олег - торопливо ответил он - Как дела?
   - Да нормально. Чё звонишь?
   - Да так - спокойно сказал Игорь - Увидеться нужно.
   - Зачем? - голос в трубке напрягся.
   - Я тебе завтра всё объясню, хорошо?
   Несколько секунд в трубке висела выжидающая тишина.
   - Ладно - наконец донеслось до слуха Игоря - Я завтра к восьми на своём магазине буду.
   - Я как раз к восьми и подойду - Игорь облегчённо вздохнул - Как вообще жизнь? Как бизнес?
   - Да потихоньку.
   - Ну и слава богу - сказал Игорь, увернувшись от идущей навстречу старушки - Чёрт.
   - В смысле? - спросил голос.
   - Да чуть на старушку не налетел - Игорь улыбнулся - Не привык на ходу разговаривать. Да и не привыкну.
   - У-ум - невнятно протянул голос - Слушай, мне сейчас некогда, дела.
   - А, понимаю, понимаю - заискивающе проговорил Игорь - Значит, завтра в восемь?
   - Угу.
   - Ну всё тогда, давай, до встречи.
   - Давай.
   Игорь нажал на красную кнопку и засунул телефон в карман.
   - Чёрт, куда я иду? - спросил он себя вдруг, и резко остановился, словно наткнувшись на незримую стену.
   Он рассеянно огляделся по сторонам. Идти и действительно было некуда. Никто его нигде не ждал. Разве что... Он резко развернулся, и сделав всего пару шагов, налетел на своего знакомого.
   - Блин - громко проговорил знакомый - Я хотел незаметно подкрасться. Ты куда так летишь? - знакомый растянул широкую улыбку.
   - Да ни куда - вяло ответил Игорь.
   - Слышь, погнали тогда в торговый центр, полазим.
   - Чё там делать?
   - Да посмотрим просто - знакомый мотнул головой в сторону высокого здания, на другой стороне улицы - Ты чё уже, это? Накатил? - вдруг спросил он не в тему своему жесту.
   - Да так, по мелочи - ответил Игорь, поёжившись от неожиданно прямого вопроса.вшись на незримую стену
   - Нафига?
   - Ой, Макс, только не надо меня лечить - недовольно сказал Игорь - Ты сам не бухаешь, только потому, что закодировался.
   - Ладно, ладно - миролюбиво проговорил знакомый, соскакивая с темы - Чё, пойдём по магазину полазим? Всё-таки месяц не виделись. С меня пиво.
   Игорь повернул голову в сторону нового торгового центра. Затея бессмысленно лазить по четырём этажам его не вдохновляла, но от нечего делать он кивнул головой.
   - Ладно, пошли. Возьмёшь мне "Клинского".
   - Да без проблем.
   Сделав несколько шагов, знакомый достал из кармана телефон.
   - Приколись, чё у меня за труба - в его голосе звучала неподдельная гордость.
   Игорь бросил косой взгляд на трубу Макса, подумал о своём стареньком Эриксоне, и задумчиво ухмыльнулся.
   - Это вообще бомба - продолжал Макс - Памяти два гига. Камера восемь и один. Улёт, короче. Щас я тебе новые приколы покажу. Это я сам снимал, позавчера.
   - Давай, потом посмо... - начал было Игорь.
   - Да они короткие - перебил Макс - По минуте всего.
   - Не, ну серьёзно. Давай чуть позже - Игорь постарался наполнить голос уверенностью - Короче, по магазину полазим, потом на лавочке возле почты упадём, я пивка накачу, и твои эти посмотрю.
   - Ладно - Макс недовольно убрал телефон в карман - Я твой роман прочитал. Ну, начало в смысле.
   - Молодец - вяло прореагировал Игорь - Ну и как?
   - Да прикольно. Я местами конкретно ржал. Прикинь, матушка в комнату заглянула, спрашивает, чё я ржу. Думала у меня крыша поехала.
   Игорь грустно улыбнулся. Хорошие эпизодики конечно там есть, но по большому счёту такое никому не нужно. Он уже давно это понимал. Потому роман так и валялся написанным до середины. Делать дальше желания не было.
   - А ты в какой отдел-то хочешь зайти? - спросил он у Макса, отвлекаясь от мыслей.
   - Ну, телефоны можно посмотреть, потом...
   Игорь громко рассмеялся.
   - Ты гонишь по телефонам, Макс. Но, как говорил мой учитель по писательству, ты в этом не оригинален.
   Макс непонимающе посмотрел на Игоря.
   - О, а у тебя какой телефон? - вдруг спросил он с неподдельным интересом - Блин, надо же, забыл поинтересоваться. Не, ну чё у тебя за труба, покажи.
   - Да та же - Игорь вяло махнул рукой.
   - Да ладно - не поверил Макс.
   - Слушай, мы месяц всего не виделись. С чего у меня должен быть новый телефон?
   - Я уже два раза свой менял - Макс недоумённо пожал плечами - Ты помнишь, тот который у меня был?
   - Да не помню я твоих телефонов - громко проговорил Игорь, чувствуя, как внутри него закипает. Он глубоко вдохнул.
   - Короче, давай на какую-нибудь другую тему поговорим. Ты меня уже достал со своими телефонами. Мне похер какой у тебя был, какой у тебя сейчас, и какой у тебя будет.
   - Ладно, чё ты заводишься? - как можно спокойней, чтобы не распалять, проговорил Макс - Щас короче пойдём, диски посмотрим. Какой сейчас фильм нормальный, не в курсе? Ну, из последних в смысле.
   - Не знаю - спокойно проговорил Игорь, снова погружаясь в себя - Я не смотрю ничего.
   - А чем же ты занимаешься? - удивлённо спросил Макс.
   - Дрочу, бля.
   Макс рассмеялся.
   - Чё с утра до вечера?
   - Не угадал, бля. С вечера до утра. С утра не дрочится чёто - Игорь натянуто улыбнулся.
   Они вошли в центр, и тяжело поплелись по лестнице на четвёртый, где продавались диски. Игорь чувствовал, как всё быстрей и быстрей стучит сердце, остро отдаваясь в висках.
   И это только тридцатник, подумал он с грустью.
   В отделе негромко играл транс. Макс долго выбирал, что бы посмотреть, а Игорь безразлично разглядывал людей, которые казались красивей и даже добрее в таких торговых центрах, чем они были на самом деле. Как будто мягкий свет скрывал не только их внешние недостатки, но и внутреннюю грязь. Он несколько раз переводил взгляд на знакомого, удивляясь его энергии, не понимая, откуда она? Ещё более непонятным было, если она есть, зачем её тратить на такие бессмысленные движения? Когда Макс, наконец-то, выбрал диск, он с облегчением вздохнул. В горле уже пересохло, и бутылку пива оно бы восприняло с громадной благодарностью.
   - Ну чё, пойдём на почту? - спросил Игорь, когда Макс подошёл.
   - Давай ещё телефоны посмотрим. Я тебе покажу, какой я себе хочу.
   Игорь сжал губы, и шумно вдохнул.
   - Ладно. Тока не долго, я серьёзно говорю.
   Они спустились на первый этаж, и подошли к витрине с трубками.
   - Вот, вот этот - сказал Макс, и тыкнул пальцем в один из телефонов - Прикольный?
   Игорь во всём этом нифига не разбирался. Он просто посмотрел на ценник, увидел цифру двадцать один, и пожал плечами.
   - Наверное, раз столько стоит. Очко, блин.
   - Какое очко? - спросил Макс.
   - Стоит очко. Двусмысленно получается.
   - Ладно, пойдём пива куплю. Ты, блин, вообще телефонами не интересуешься, что ли?
   - Не-а - Игорь мотнул головой.
   - Странно.
   Они подошли к кассе "Магнита". Игорь остановился.
   - Чё ты, пошли - тихо сказал Макс.
   - Да чё мы за одной бутылкой пива вдвоём пойдём что ли? Я тут подожду.
   - Ну, как хочешь.
   Макс скрылся за стеллажами, и через минуту появился с бутылкой "Клинского".
   - Из холодильника хоть взял? - громко спросил Игорь.
   Макс стыдливо заморгал глазами. Расплатившись, он подошёл к Игорю.
   - Чё ты орёшь? - спросил он шёпотом - Я ж не пью уже полтора года.
   - Ты, да ладно тебе - Игорь взял прохладную бутылку - О-о, из холодильника. Нормалёк.
   Они вышли из торгового центра, и перейдя улицу, плюхнулись на скамейку возле почты. Игорь нетерпеливо открыл бутылку зубами, и сделал несколько больших глотков.
   - Уф, по кайфу - выдохнул он.
   - Так чё ты, работаешь? - спросил Макс.
   - Не-а, ищу - Игорь сделал ещё пару глотков - А нет, я это, комп собираю, продам, бабки будут. Тебе кстати не нужен комп?
   - Я попозже себе хороший возьму.
   - А ну понятно, сначала надо тот телефон за очко взять, да?
   - Да что за очко такое? - непонимающе спросил Макс.
   - Ладно, проехали - Игорь поставил бутылку на лавочку, и полез в карман за сигаретами.
   - Смотри - Макс быстро достал телефон - Это я с тёлкой одной. Короче, я сейчас с нею типа встречаюсь. Ну, не встречаюсь, а типа. Короче, смотри. Потом скажешь, нормальная девчонка, или нет?
   Игорь закурил, и апатично уставился на маленький экранчик. Какая-то обычная шмара застенчиво улыбаясь, наигранно закрывала лицо правой рукой. Левой она раз за разом одёргивала вниз топик, который снимающий постоянно пытался задрать вверх. Судя по смеху, голос у неё был грубый, совсем не женский.
   - Чёто они у тебя все одинаковые - сказал Игорь.
   - Не, это обалденная.
   - Ну, да - согласился Игорь, совсем не желая вступать в споры. Поверх хихикающей обалденной девчонки высветилось сообщение о звонке.
   - О, кто это? - спросил непонятно у кого Макс. Он принял звонок и поднёс телефон к уху.
   - Кто это?
   - Кто-кто, Анжела - расслышал Игорь искажённый мембраной голос.
   - А-а, Анжела - Макс мгновенно изменился, приняв какую-то игривую позу. По его лицу расплылась блаженная улыбка.
   - Чё за Анжела? - спросил Игорь, и подняв бутылку, неторопливо отхлебнул.
   - Тс! - Макс испуганно прижал палец к губам, сделав при этом просительную мину.
   Игорь пожал плечами, и откинулся на спинку лавочки.
   - Ты где, зайка? - улыбаясь, спросил Макс у девушки из телефона.
   Где, Игорь не понял, но понял, что вроде как не в этом городе, и что скорей всего это какая-нибудь дура, с которой Макс познакомился в иннете.
   - Слушай, может давай встретимся? - глаза Макса едва не закатились.
   Мембрана что-то продребезжала в ответ.
   - Так ты не здесь?
   - Здесь.
   - А где? У кого? - Макс напрягся.
   В ответ вопросам раздался смех.
   - Ты чё там не одна? - спросил Макс.
   - Нет.
   - А с кем? С кем, с кем? С подружкой? А чё за подружка? Как её зовут? Юля? А чё за Юля? Не, я в смысле, нормальная девчонка? - Макс рассмеялся, в ответ на смех с той стороны. Игорь грустно посмотрел на заканчивающееся пиво, потом перевёл взгляд на Макса. Но смотреть на знакомого желания не было. Макс сейчас был похож на его пса-дворнягу из детства, который присыкал, стоило его погладить. Конечно, Максу уже за тридцать два, а тем мокрощелкам, которые возбуждают мембрану его нового телефона своим смехом, скорее всего по шестнадцать-семнадцать, но есть же всё-таки какие-то пределы в этой долбаной жизни.
   - Чё, может увидимся? Вы здесь? - Макс взглянул сальными глазами на Игоря, молча объясняя, что щас он всё замутит.
   - Так вы где? Здесь, в городе?
   По всей видимости, его вопросы частично игнорировались, потому Игорь отвлёкся от глупого разговора и снова стал разглядывать людей. Он всегда их разглядывал. Была ли эта привычка связана с тем, что он когда-то был писателем, или он делал это просто от скуки, он уже не знал. Раньше, наверное, знал, а теперь уже нет.
   Люди шли по своим делам. Кто торопливо, кто неспеша и с каким-то нелепым достоинством выпячиваясь вперёд. Кто-то расставлял широко ноги, разводил руки, и был похож на бычару или гопника. Кто-то шёл сжавшись, или почти бежал. Но кто бы как ни шёл, все выглядели как-то неестественно, наигранно. Хотя, наверное, мне это только кажется, подумал Игорь, и снова отпил из бутылки. Пиво уже успело нагреться, и стало не таким вкусным.
   - Я тоже не один - услышал Игорь игривый голос Макса - С кем, с кем, с другом. Какой, какой. Обычный пацан. Он писатель.
   Игорь недовольно скривился и зло посмотрел на Макса.
   - Есенин, что ли? - прокричала мембрана и задрожала от припадка смеха.
   - Пушкин, бля! - зло и громко сказал Игорь.
   - А чё эт он наезжает? - спросила мембрана, резко перестав смеяться - Он чё, охуел?
   - Ебало защёлкни, мокрощелка - громко ответил Игорь.
   Макс с испуганным видом посмотрел на Игоря и покрутил пальцем у виска. Потом несколько раз постучал этим же пальцем по своим губам.
   - Это он шутит, Анжел. Он шутит.
   - Ни хрена себе у него шутки. Чё за тело оборзевшее?
   Игорь глупо махнул рукой, и мысленно выругал себя за то, что так отреагировал. Ему было в принципе плевать, и он допив пиво, поставил бутылку под лавочку и снова закурил.
   - Ну чё там твой друг? Всосал уже, что не в тему пизданул?
   - Да я ж говорю, он пошутил. Чё может давайте всё же встретимся? - в который раз повторил он, успевший набить оскомину, вопрос - А, так вы не здесь? А чё ж ты Анжел обманываешь?
   - Она тебя не обманывает - зачем-то снова полез Игорь - Она тебе мозг ебёт.
   Мембрана что-то прокричала.
   - Анжела - громко проговорил Макс - Я тебе попозже перезвоню. Идёт? Ты только не обижайся, ладно? Он просто пьяный. Я тебе перезвоню.
   Он судорожно нажал на кнопку, и закачал головой.
   - Ну ты, блин, даёшь - медленно и осуждающе выдохнул он.
   - Дают бляди - мрачно сказал Игорь, щелчком выбросив окурок.
   - Это нормальные девчонки - обиженно проговорил Макс.
   - Судя по лексикону, это они и есть - Игорь усмехнулся - Хотя, извини. Я, наверное, и в самом деле не прав. Другое время, другие лексиконы. А то, что литература не в уважухе... Да хрен на неё, на эту литературу. Знаешь, я долго думал. Литература не бог весть какое место занимает в жизни человечества на самом деле. Да и вообще, нормальным людям она нахуй не нужна.
   - Не, ну почему? - Макс пожал плечами - Литература важна, она...
   - Слушай - перебил Игорь - Ты что, решил передо мной литературу оправдать что ли? - он громко засмеялся.
   - Чё я, чёто смешное сказал? - обиделся Макс.
   - Нет - сказал Игорь, резко перестав смеяться - Это я просто так, от перенапряжения нервов. Чёто нервы ни к чёрту стали. Чё ты, забухать не надумал?
   - Не-а - Макс покачал головой - Чтобы опять всё дерьмо вернулось?
   - Страшно?
   - Ничего не страшно - бросил Макс - Просто не хочу и всё.
   - Ну-ну - Игорь достал сигарету и закурил.
   - Ты ж только что курил - сказал Макс, посмотрев на неуспевший потухнуть окурок.
   - Да и хуй с ним - буркнул Игорь, резко поднявшись - Пойду я домой, короче.
   - Да чё ты, давай ещё посидим - безразлично, вскользь сказал Макс, глядя на телефон - Поговорим о том о сём.
   - Не, домой надо - Игорь протянул руку.
   Макс не отводя взгляда от телефона, быстро пожал её.
   - Если чё, созвонимся, короче - рассеянно проговорил он, и Игорь развернувшись, зашагал в сторону торгового центра.
   - Звони! - бросил ещё раз вдогонку Макс.
   - Угу - выдохнул себе под нос Игорь, и тут же задумался о своём. Он подумал, что завтра нужно с утра зайти к Олегу, чтобы выпросить денег, и что это важно. Других вариантов не было. Но поверх этих мыслей, словно сообщение о звонке поверх заигрывающей шмары, высветились другие. Он резко обернулся. Макс звонил, видимо извиняясь за него перед своими "нормальными" девчонками.
   - А чё, я перед ним отчитываться что ли должен? - мелькнуло в голове, и он резко свернув влево, зашагал к рынку. Он понимал, что лучше этого не делать, но сопротивляться не мог. Да и не видел смысла.
   - Поставлю будильник - оправдывался он перед собой - И ни чё, нормально завтра к Олегу успею. Похуй.
   Его чёрный дух, его бессознательное уже брало верх, захватывая все уголки мозга, и хладнокровно направляло его туда, где нет ни грусти, ни мучительных раздумий, где нет ни тягости воспоминаний, ни страха перед будущим, и даже перед самой смертью.
   Войдя в рынок, он сразу же направился к "Гастроному", но там Артёма не оказалось. Тогда он прошёл по центральному ряду до рыбного киоска, обитого белым пластиком, и выглянул из-за угла.
   - Да чё я выглядываю? - спросил он себя мысленно - Стопудово он там с женой.
   Он сделал несколько шагов вперёд, и остановился в метре от Артёмова прилавка. Артём сидел на табурете, и читал вслух газету. Жена стояла рядом с холодной, презрительной улыбкой. Она бросила резкий взгляд на Игоря.
   - О, ещё один твой дружок нарисовался, хрен сотрёшь. Чё решил на халявку забухать? - её губы безобразно скривились.
   - Да я вообще-то не бухаю - сказал Игорь, сохраняя спокойствие.
   - О, Игорёк! - весело произнёс Артём, расплываясь в улыбке - А я прикинь, статью читаю, о том, как жена мужа на свалку отправила. Прикинь. Вот, короче.
   Он снова уставился в газету.
   - Получается, когда я был здоров - с ухмылкой начал читать Артём - Я был им нужен, а как только заболел, меня тут же лишили всего, бизнеса, денег, и даже квартиры. Для чего же я проработал столько времени? - Артём оторвался от текста и посмотрел на Игоря.
   - Это вот этот комерс вопрос задаёт, понял? - он перевёл взгляд на жену - Вот такие вы все.
   - Придурок - зло бросила жена.
   Артём снова посмотрел на Игоря.
   - А ты какими судьбами здесь?
   - Да так, вот. Гуляю - ответил Игорь.
   - Мы это, щас - сказал Артём, поднимаясь с табурета.
   - Куда, куда? - жена стала прямо перед ним.
   - Так - он отодвинул её рукой в сторону - Давай без этой тупости.
   - Чё, всё уже? - громко и зло спросила жена - Продолжение следует? Опять аппараты всю ночь?
   - Да какие нахуй аппараты, дура - скривился Артём - Не будет никаких аппаратов. Мы щас с Игорьком по соточке накатим и всё.
   Он, пошатнувшись, вышел из-за прилавка.
   - Точно? - в спину ему спросила жена, и с ненавистью посмотрела на Игоря - Чё припёрся, чмо? Только потяни мне его куда-нибудь, я тебя грохну.
   - Ладно, пошли - тихо сказал Артём Игорю - Не обращай внимания, она гонит.
   Они направились к питейной забегаловке, на ходу переключаясь на конкурентно-стёбное настроение с которым привыкли общаться, когда напивались вместе.
   - Так чё вернулся-то? - спросил Артём, когда они вошли внутрь "Гастронома".
   - Да решил нажраться - ответил Игорь.
   - У-у - промычал Артём и повернулся к стойке.
   - Чё, давай ещё по сотне - сказал он полной продавщице.
   Они присели со стаканчиками за столик и молча ополовинили.
   - Эт правильно, что решил нажраться - сказал Артём - Зачем терпеть если хочется, правильно? Я вот недавно в газете прочитал, в "Спид-инфо" по-моему, что если бы сейчас какая-нибудь катастрофа нагрянула, все люди стали бы трахаться направо-налево, типа, чтобы успеть перед смертью.
   - Представляю - Игорь улыбнулся - Метеорит подлетает, смотрит, а тут все ебутся.
   - Я тебе серьёзно. Если бы ожидался повальный катаклизм, то все начали бы делать то, что в обычной жизни не могли.
   - А ты бы чё сделал? - спросил Игорь.
   - Да как и все, трахал бы всё, что движется.
   - А жена?
   - Да ты не шаришь просто. Жена ну максимум на год, а потом по-любому новенького хочется.
   - А убить желания нету?
   - Кого, жену что ли? - спросил Артём.
   - Да пофик кого. Я в общем плане.
   - Ну, не знаю - Артём задумался. Игорь молча рассматривал водку в стакане.
   - Не знаю, короче - наконец сказал Артём.
   - Это хорошо - Игорь кивнул - Я хоть и к христианству хреново отношусь, но не убий всё же вещь нужная. Хотя люди-то не убивают не поэтому, а потому что срока большие дают.
   - Кому дают, а кому и не дают.
   - Не, ну это понятно. Я не про то. Я про то, что если бы за убийство не сажали, а чисто надеялись на силу заповеди, тут бы всё в крови было нахер. Слушай, ведь нормально же без бога жили - сказал вдруг Игорь - Ты же помнишь совдеп, лучше же было.
   - Да уже пора забыть об этом - Артём хмыкнул - Надо сейчас жить, а не прошлое вспоминать.
   - Да я не о совдепе - быстро заговорил Игорь - Я о том, что ведь добрее люди были без бога, разве не так? Нормальную литературу читали, о космосе мечтали, верили в будущее ведь. А сейчас что? Сейчас мы снова в средневековье с этой религией свалимся. Будем одну книжку наизусть учить, бля. Знаешь, я когда в последний раз бухал, с людьми пообщался не хило так. Так прикинь, я ни одного атеиста не встретил. Все верующие, мать их. Когда они так успели? - Игорь пожал плечами - Ладно эти молодые евангелисты до которых я доколупался, но мужики которым за сорокет, они с чего такими христианами вдруг стали?
   - Слушай, а может всё-таки есть бог? - спросил Артём - Вот ты такой умный, скажи, а почему и вправду так много библий было выпущено? И ещё выпускают и выпускают.
   - Блин, ты иногда такое скажешь, что начинает казаться, что ты тупой.
   - Да ладно. Чё тут такого тупого?
   - Да то, что так поступает большинство, задают вопрос, а сами на него подумать нихера не могут. Хорошо, что ты ещё про часовщика мне не залупил. Ты чё, недавно с сектантами общался?
   - Почему это общался?
   - Да потому что это их фишка. Ты сам подумай. Ты живёшь в христианском мире, и потому о других даже не задумываешься. Ты думаешь, Коран меньшими тиражами выпускается? Или какая-нибудь буддийская книжка, какая у них там главная, я хуй его знаю. И плюс, эту всю хрень по большей части бесплатно раздают, чтобы количество паствы росло постоянно. Блин, да если Пушкина бесплатно раздавать, за пару тысяч лет небось разов в пять он бы любую религиозную туфту побил.
   - А чё ж не раздают?
   - Тьфу ты - Игорь махнул рукой - Ты чё не врубаешься? Я вот недавно у одного "свидетеля" спросил, сколько они в месяц платят, так он обиделся. Говорит, мы добровольно деньги вносим. Я ему говорю, в аппараты люди точно так же добровольно играют. Он нихрена не въехал.
   - Не, ну я в курсах - сказал Артём - Чё думаешь, я вообще тормоз? Я просто прикалываюсь. Мне вон типчик недавно приколол, как машину хотел освятить. У батюшки какого-то спрашивает, типа, сколько будет стоить, а тот ему пальцем внутрь церкви показал, и говорит, там на стене прейскурант висит. Ну, он пошёл, и в натуре висит. Русская триста, иномарка пятьсот.
   - Хуля, время баблоса. Щас у всех один бог - баблос, даже у этих уродов в рясах - Игорь презрительно скривился - Тошно от всего этого, понимаешь Артём?
   - Да мне лично наплевать. Я сильно не заморачиваюсь - Артём поднял стопку - Чё, давай накатим.
   - Давай.
   После пива водка шла тяжело. Игорь вталкивал её в себя маленькими глоточками и когда стакан опустел, шумно занюхал рукавом.
   - Чё, не лезет? - спросил Артём.
   - Да я щас Макса встретил. На бутылку пива его крутанул.
   - А-а - понимающе кивнул Артём - Ну чё он там, как?
   - Да всё телефоны меняет.
   - Сука. Торчит мне штуку, и хуй заходит. Увижу, в очко ему его новый телефон затолкаю.
   Игорь усмехнулся.
   - Чё, может пойдём покурим? - спросил он, чувствуя, как последние сто грамм крепко ударяют по мозгам.
   - Идём - кивнул Артём, поднимаясь.
   Выйдя из гастронома, они с удивлением увидели, что уже начинало темнеть.
   - Бля, время летит - сказал Артём, щёлкая зажигалкой.
   - Ты в смысле сегодня, или вообще?
   - И так и так.
   - Угу, летит - Игорь подкурил.
   - Чё, может на аппараты ломанём? - спросил Артём и затянулся.
   - У меня бабок нет - Игорь развёл руками - Ни копья.
   - Ну я тебе займу пару сотен, если чё.
   Игорь на несколько секунд задумался.
   - А жена как же? - наконец спросил он.
   - А мы щас прям ломанём вон по тому ряду - сказал Артём, указывая сигаретой с оранжевым огоньком на конце - Чё, сорвались?
   - Угу - буркнул в ответ Игорь.
   Они сделали всего пару шагов, когда за спиной раздался крик жены. Пришлось остановиться и обернуться
   - Куда это вы намылились? - жена быстро приближалась, злобно впериваясь глазами то в одного, то в другого. Её руки стискивались в маленькие кулачки, отчего вся она походила на сжавшуюся пружину, которая вот-вот расправится. И она расправилась. Подбежав к мужу, она изо-всех своих силёнок толкнула его в грудь, и тот, не ожидавший столь решительных действий, повалился на землю.
   - Ты чё? - спросил он, пытаясь подняться.
   - Нажрались уже? - прокричала жена скорее утверждение, нежели вопрос.
   Игорь принялся помогать другу.
   - На аппараты собрался? А ты чё его поднимаешь, тянешь туда? На аппараты тянешь, чмо? Чё валяешься, вставай давай! - она обращалась то к одному, то к другому, выкрикивая накопившуюся злобу.
   Артём наконец поднялся и принялся отряхиваться.
   - Ты чё, совсем ебанулась? - спросил он, сбивая пыль с рукава.
   Жена принялась отряхивать ему спину.
   - Чё там, чистая спина? - спрашивал Артём, выворачивая голову то в одну, то в другую сторону.
   - Чистая, чистая - зло бросала жена - Ты никуда не пойдёшь, ты понял?
   - Чего это вдруг? Я чё, не имею права?
   - Не имеешь. Ты женатый человек.
   Артём усмехнулся.
   - Пошли - бросил он Игорю.
   - Никуда ты не пойдёшь - взвизгнула жена, повисая на руке Артёма.
   - Так, короче, прекрати это. Я сказал, пойду, значит пойду.
   Игорь смотрел на всё это молча, ожидая, чем всё закончится. Думать и разбираться кто прав, кто виноват, в таких ситуациях бесполезно, да и не его это дело. Он курил, разглядывая проходивших мимо, нисколько не удивляясь их смешкам и улыбкам.
   Артём сумел освободиться от хватки жены и сделал пару шагов спиною вперёд.
   - Иди точку закрывай - сквозь зубы сказал он - Я скоро приду.
   - Артём, ну не ходи - жена перешла на просительные нотки, понимая, что силой мужа всё равно не остановить.
   - Иди я говорю - зло бросил Артём, и развернувшись, быстро зашагал вперёд. Игорь поплёлся за ним.
   - Скотина! - прокричала жена, и схватив пустую картонную коробку, догнала уходивших, и ударила ею мужу по голове. Артём развернулся, вырвал коробку и отбросил в сторону.
   - Пшла вон, дура - процедил он сквозь зубы, и плюнув, пошёл дальше, оставив жену стоять со сжатыми кулачками посреди торгового ряда.
   - Да-а, блин - только и сказал Игорь.
   - Чёто она совсем оборзела - Артём полез в карман за сигаретами - Ни чё, я дома с нею поговорю.
   Игорь едва слышно хмыкнул. Такие ситуации при нём возникали уже не раз. Иногда он даже чувствовал себя виновником их возникновения, хотя и понимал, что он здесь совсем не причём. Будучи не женатым, а потому пока ещё законченным идеалистом и романтиком, он думал, что, наверное, такого с лёгкостью можно избежать. Стоит только найти общий язык с женщиной и всё. Но с другой стороны, он не был и полным профаном в этом вопросе, и потому уже смутно понимал, что возможно между мужчиной и женщиной взаимопонимание невозможно по самой природе, по той разнице в воспитании с самого детства, и ещё по куче всяких нюансов.
   - Посмотри, я чистый? - попросил Артём, остановившись.
   Игорь окинул его быстрым взглядом. В полумраке разглядеть пыль на чёрном пиджаке было нереально, и потому он уверенно кивнул.
   - Ладно - Артём закурил - Чё, куда пойдём?
   - Мне всё равно. Ты как бы играть будешь, а я так, прицепом.
   - Да бля, она ж щас припрётся на игротеку. Ладно, ломанули на новую "Корону", она по-моему о ней ещё не знает.
  
  
   3
  
   За 8 часов до появления гор
  
   Заморосил мелкий, прохладный дождь, и Артём с Игорём ускорили шаг. Минут через пять они уже подошли к небольшому зданию без вывески, и Артём с видом "бывалого" постучал в дверь. Дверь быстро открыли, женщина лет сорока впустила их, окинула беглым взглядом улицу, и так же быстро дверь закрыла.
   - Ну чё, ты на какой? - спросил Артём, и достав из кармана деньги, протянул две сотни Игорю.
   - Не знаю - тот взял деньги и пожал плечами - Может на гаражи?
   - А я на обезьянках попробую.
   В игровом зале кроме них было человек шесть, не больше. "Корону" эту недавно закрывали в связи с очередным указом, но то ли срали хозяева на все эти указы, то ли были как раз из тех, кто должен следить за их исполнением, как бы там ни было, заведение через неделю вновь благополучно заработало. Правда, потеряв при этом на время какой-то процент клиентуры, которые пока ещё были не в курсе насчёт того, что всё снова в ажуре и купюроприёмники готовы пожирать их бабки.
   Игорь разменял сотню по полтиннику, и сев за "гаражи", стал без особого интереса гонять по первой линии без умножения. Рядом на обезьянах, Артём уже умудрился слить пятихатку, вбабахивая по двадцатнику за ход.
   - Поставь на десять - Игорь бросил взгляд на Артёма - У тебя чё, денег с собою дохера?
   - Да не дохера, просто с каской хотел проход поймать.
   - Угу. Поймаешь, щас. Я вообще в этой "Короне" ни разу не снимал.
   - Не, я как-то снимал червонец. Сука! Ну куда ж ты?
   - Чё там? - Игорь бросил взгляд на Артёмов аппарат.
   - Да, блядь двойку на тройку кинул. Пятихатку спалил - Артём ударил кулаком по кнопке - Сука!
   - Ты как маленький, в самом деле - Игорь хмыкнул - Знаешь же, что тройку хуй продуплишь, обязательно двойка будет.
   - Сука! - снова ругнулся Артём и сунул в аппарат вторую пятихатку - Да знаю, а хули толку. Хотел на штуку пробить.
   - Ты смотри - Игорь улыбнулся - Пятихатку сжирает с первого раза, а полтинник заебешься пихать.
   - Сука! - Артём снова ударил по кнопке - Три сотни уже сожрала и ни хуя не дало. Прикинь, вообще ни хуя.
   - Молодой человек, не стучите по аппарату - недовольно крикнула операторша.
   - Да на хуй пошла - бросил в ответ Артём, и со всей силы засадил кулаком по кнопке - Штуку сука уже сожрал.
   - Так, я кому сказала? - операторша вышла из-за стола и медленно двинулась к Артёму.
   - Иди на хуй - повторил Артём и ухмыльнулся.
   - Чё ты сказал хуйло? - из-за одного из аппаратов вскочил здоровый молодой парень и вцепился в рукав Артёмового пиджака.
   - Руку убери, бля - с ухмылкой проговорил Артём, и одёрнул плечом.
   - Хули убери, ты, урод. А ну давай вставай. Вставай, бля, я кому говорю.
   - Руку убрал - повторил Артём, медленно поднимаясь.
   За спиной парня тут же нарисовались ещё трое, презрительно глядя на покачивающегося из стороны в сторону типа.
   - Слышь, ты давай не коси, типа бухой. На улицу пошли.
   - Пошли - Артём продолжал ухмыляться.
   - Пацаны, да нормально всё - Игорь быстро поднялся - По синьке ляпнул пацан, короче.
   - Хули нормально - зло бросил невысокий, сбитый парень, стоявший позади остальных - Он не прав уже.
   - Да он вообще не вам говорил - Игорь обращался уже к операторше - Он аппарату сказал.
   - Какому аппарату, бля - парень дёрнул Артёма на себя.
   - Ты чё дёргаешь? - Артём сам сделал шаг вперёд и уставился в переносицу парня.
   - Слышь - парень процедил сквозь зубы - Я тебя прямо здесь щас стегану.
   - Саш, не надо здесь - попросила операторша, и развернувшись, неторопливо пошла обратно к своему столу.- Он ё.ошли н
   - Так, короче - громко сказал Игорь - Нормально всё, он в натуре аппарату сказал. Чё б он посылал кого-то?
   - Ты, да не лезь, Игорь, я сам разберусь - Артём недовольно посмотрел на своего приятеля - Чё ты лезешь?
   - Пацаны, он короче синий конкретно - Игорь схватил Артёма за руку и потащил к выходу - Всё нормально пацаны. В натуре, нормально.
   Артём пару раз попытался вырваться, но Игорь держал крепко.
   - Слышь, ты чё? Отпусти, я тебе говорю.
   - Давай, валите - парень махнул рукой - По-бырому, бля, пока я не передумал.
   Артём хотел было рвануться обратно, но Игорь удержал, и открыв свободной рукой дверь, выволок приятеля на улицу.
   - Слышь, ты чё? - снова спросил Артём, ухмыляясь - Хуля ты меня вытащил?
   - Слышь, пошли пивка возьмём в гастрономе - спокойно сказал Игорь, продолжая тянуть за собой Артёма.
   - Чё, сыканул, что ли?
   - Бля, ну ты гонишь - Игорь помотал головой - Тебя щас только что жена толкнула, и ты на асфальт лёг. Ты чё, думаешь ты против этого бодрого типа потянул бы? Или решил отгрести по беспределу?
   - Да похуй.
   - Похуй больно - Игорь отпустил руку Артёма и полез за сигаретами.
   - Ладно - секунд через пять согласился Артём - За пивом, так за пивом.
   - Угу - только кивнул головой Игорь и сделал глубокую затяжку.
   Курить в прохладе было приятно. Воздух после прошедшего дождика пах арбузами и этот запах намоченной пыли почему-то Игорю всегда нравился. Было в нём что-то от жизни, какая-то сила, да и вообще, хорошее что-то.
   Гастроном красовался сверкающими витринами, подсвеченными рекламками всякой фигни, и несмотря на вечернюю суету внутри, показался Игорю мёртвым. Цветастый, светящийся, наполненный, но мёртвый. Игорь остановился возле входа, спешно докуривая. Артём стоял рядом, ожидая, и рассматривая машины на стоянке. Игорь проследил его взгляд.
   - Заметил, вся блатота в маркетах скупается? - спросил он, кивнув в сторону "кайена" - Судьи, который меня судил, "поршак".
   - Хм, а зарплата по ходу рублей сорок в месяц - ухмыльнулся Артём - Сколько на такого "кайена" копить? Причём, не жрамши вообще.
   - Да хер на него - Игорю не хотелось сейчас высчитывать всю эту ерунду. Ему на самом деле было плевать на все эти дорогие тачки. Его едва не выворачивало, когда кто-нибудь из знакомым вдруг спрашивал, нравится ли ему та или иная марка импортной телеги. И теперь, ему вдруг вспомнился недавний разговор со знакомым, ебошащем и маслающем на стройке за червонец.
   - Слышь? - спросил знакомый - Чё лучше, "крузак" или икс-пятая?
   Игорь был не в настроении и высказался по полной программе. Высказался о том, как его заебали вот такие придурки, рассуждающие постоянно о дорогих тачках, и в конце концов берущих себе максимум свежие жигули, а то и ничего так и не берущие, как его вообще заебали все эти разговоры с умными рожами о том, чего эти умные рожи никогда иметь не будут.
   - О, Игорёк - слабый, дрожащий голос отвлёк Игоря от мыслей. Он перевёл взгляд с "кайена" на обратившегося к нему.
   - Слушай, пять рублей не хватает - обращавшийся мужик извинительно улыбался.
   - Душа? - Игорь улыбнулся в ответ - Живой ещё?
   - Да живой, куда ж я денусь? - отшутился мужик - Есть пятак?
   Игорь порылся в заднем кармане джинсов и бросил в быстро протянутую ладонь пятирублёвую монету.
   - О, спасибо - радостно сказал мужик - Ладно, пойду я. Похмелюсь.
   Развернувшись, он быстро исчез в темноту.
   - Чё, кореш твой? - спросил Артём с ухмылкой - Вот оно, твоё будущее.
   - Ты, да ладно, хорош уже одно и тоже - Игорь недовольно скривился, словно ему стало тошно.
   - Ладно, ладно. А чё за тип такой?
   - Да-а, синяк местный.
   - А чё за душа такая?
   - Погоняло его. Он постоянно, когда набухается обращается ко всем - душа моя, душа моя. Та-ак, безобидное тело.
   - У-у - протянул Артём - Ну чё, ты докурил или как?
   - А, да - Игорь щелчком выбросил почти докуренную сигарету - Чё, ломанули за пивком?
   - Да давно уже пора было. Пиздит тут стоит со всякой швалью.
   - Артём, не гони пургу. На Душу у меня максимум минута ушла.
   Они быстро поднялись по ступенькам и вошли внутрь магазина. Внутри было порядочно народу. Люди медленно бродили туда-сюда, уверенные в себе, довольные. Игорь вдруг в очередной раз почувствовал себя лишним, не тем, кто должен быть среди таких, не тем, кто может быть среди таких. В нём не было ни уверенности, ни довольства, ни этой их ухоженности.
   Прошмыгнув мимо кассы, они сразу зашагали в дальний край отдела, туда, где стояли холодильники. Игорь заметил, как один из охранников медленно поплёлся за ними. Артём тоже заметил, и подмигнул охраннику. Тот сделал недовольное лицо и остановился.
   - Сучонок - тихо проговорил Артём - Может ему полтинник за хорошую службу заплатить? Точно. Ща буду выходить, полтинник ему кину под ноги.
   - Бля, ты заебал уже - Игорь скривился и покачал головой - На хуя эти все хуйни?
   - Да хуля это быдло будет меня подозревать, что ли? Получает тут свои пять штук долбаные и выёбуется.
   - Работа у него такая. Ты может без своих этих дешёвых понтов?
   - Да ты охуел. Бухаешь на халяву и ещё чёму-то меня учишь. Это быдло нужно на место ставить.
   - Знаешь, делай чё хочешь. Я вписываться в такую хуйню не буду. А пива можешь мне не брать, если чё.
   - Слышь, да ладно, я пошутил - Артём усмехнулся - Возьму я тебе пива.
   Артём полез в холодильник, а Игорь стал без особого интереса разглядывать ряды бутылок на стеллаже. Настроение у него испортилось окончательно, но ничего нового в этом не было. Артём так вёл себя всегда, и по трезвому, и по синьке. Единственно что - по синьке тема быдла обострялась. Игорю всё это было противно, до тошноты, до презрения к человеку считающему себя выше всех остальных. На вопрос же - зачем он общается с этим человеком - Игорь точного ответа не знал. Может потому что больше и общаться ему было не с кем, да и не о чем. Иногда он ловил себя на мысли, что наверное и сам, так же как и Артём, страдает манией величия. Только в какой-то замкнутой форме. Никогда у него не было желания оскорблять людей, намекать им на их глупость или другие недостатки. Да, он всё это видел в других, но он так же видел, что есть у них и достоинства, те, которых ему никогда не заиметь в себе. Да и что такое глупость? Разве глупо жить как все? Деньги, семья, непритязательное развлекалово. И если ему это всё противит - разве он выше? Вряд ли. Он просто другой.
   Артём вытащил две бутылки "Клинского" и они направились к кассе.
   - Чё, где пить будем?
   - Да на лавочке - коротко бросил Игорь, продолжая размышлять о себе и других. По его губам скользнула грустная ухмылка. О себе и о других - не сходилось. Ведь он сам только что назвал себя другим, а значит все остальные свои. Да, всё просто. Они все свои, а он другой, не их. И он каким-то странным образом понимал, что вся эта херня началась с самого рождения, и что её никогда и никак не изменить.
   Они вышли из магазина. Прохладный воздух вернул Игоря в реальность, и он поёжившись, застегнул ворот на свитере.
   С неба снова моросило, и пройдя мимо лавочки, приятели двинулись к навесу над порожками почтового отделения. Присев на корточки, они открыли пиво и стали неспеша тянуть лёгкое "Клинское".
   - Надо было всё-таки ебануть этого урода - проговорил Артём, закуривая - Быдло какое-то, бля.
   - Да нету никакого быдла - Игорь зло сплюнул на одну из ступенек - Хуйня всё это, нету никакого быдла.
   - Слышь, не гони - Артём ухмыльнулся.
   - Да я не гоню. Нет, вот ты просто скажи тогда, как ты разделяешь? Где у тебя быдло и не быдло?
   - Ну вот я не быдло, ты не быдло. Хотя ты наполовину быдло, конечно.
   Игорь рассмеялся.
   - Чё ржёшь? - Артём недовольно посмотрел на Игоря.
   - Да так. Смешно это всё нахрен. Ты думаешь если у тебя доход в пять раз больше чем у среднестатистического человека, значит ты не быдло, а он быдло?
   - Конечно.
   - Да ты гонишь - Игорь грустно улыбнулся - Если уж и делить, то совсем по другим меркам.
   - И по каким же?
   - По другим.
   - Короче, опять нихера не знаешь, а пиздишь - проговорил Артём с сарказмом - Как и со смыслом жизни. Помнишь? Типа, ты знаешь в чём смысл жизни. Чё, помнишь?
   - Да хули, помню.
   - Не знаешь ведь? Или снова скажешь, что знаешь?
   - Прикинь, снова скажу что знаю.
   - Ну и в чём же?
   - Я ж тебе говорил - если сейчас кому-нибудь выскажу, потом написать не смогу. Есть такая хуйня у писателей. Сказанул, и всё, перегорело.
   - Да пиздишь короче - Артём недовольно махнул рукой - Ты ж всё равно не пишешь уже.
   - Сейчас не пишу - поправил Игорь - Вообще-то, кто хоть раз что-то написал, тот потом уже от этого не уйдёт. По-любому это всегда внутри будет. Свербить будет.
   - Свербить, бля - перекривил Артём - В пизду все эти смыслы. Пойдём до Мурика. У меня ещё полторы штуки на кармане.
   - Надо просадить, да? - спросил Игорь и засмеялся.
   - Да хуля, имею право. Мои бабки, чё хочу, то и делаю.
   - Да ради бога - Игорь допил пиво и навесиком забросил бутылку в стоящую в паре метров урну - Может, в другую игротеку пойдём?
   - У Мурика нехуёво даёт в последнее время. По ходу процент поднял, чтобы клиентуры набить побольше.
   Артём поднялся, отфутболил пустую бутылку ногой, и быстро сошёл со ступенек.
   - Ну чё, идём до Мурика?
   Игорь задумался. Он торчал Мурику двадцать штук, и отдавать их нужно было через два дня. Мурик был фээсбэшником, и не отдать было нельзя. Если сейчас появиться, в тему оно будет? Да в принципе чё не в тему? Если чё, скажу - всё в норме, бабки через два дня, как и договаривались. А завтра у Олега перезайму на неделю. Чем Олегу отдавать? Так это уже как у той сучки Скарлетт - подумаю об этом завтра.
   Игорь усмехнулся, и спрыгнув с порожек, похлопал Артёма по плечу.
   - Ладно, погнали до Мурика - бодро проговорил он, и первый зашагал в сторону игротеки, находившейся за гастрономом, в паре сотен метров.
   По пути они снова зашли в магазин, и взяли по пиву и по пачке сигарет. Артём выдал Игорю ещё пару сотен, напомнив, что тот торчит ему теперь штуку сто, объяснив эту сумму приплюсованным пойлом на рынке. Дождь прекратился, и в небе стали видны большие, словно разбухшие от влаги звёзды. Они нервно подрагивали, а Игорь думал о завтрашнем разговоре с Олегом. Поверит ли?
   В Муриковской игротеке народа было побольше чем в "Короне". С разных сторон неслись звуки - кваканье, идиотский смех, какое-то визжание, всё это возбуждало тех, кто знал назубок, какой звук что обозначает. Три раза проквакало слева - кто-то поймал три лягушки, и теперь будет прыгать по листьям. Спустя всего две секунды раздался рык и громкое ругательство. Игорь усмехнулся. Он знал всю эту звуковую чехарду игротек назубок.
   Обежав взглядом зал, Игорь заметил Мурика. Тот тоже его заметил и коротко махнул рукой.
   - Щас я - сказал Игорь Артёму - В сортир схожу.
   - Угу - буркнул Артём, и кивнув, поспешил к своим любимым "обезьянкам".
   Игорь подошёл к хозяину игротеки и пожал протянутую руку.
   - Ну чо? Всё пучком? - Мурик помимо фээсбэшника, был осетином, и говорил с лёгким акцентом, неприятно щуря глаза.
   - Нормалёк всё - кивнул Игорь - Всё как договаривались.
   - Смотри, а то сам знаишь чо делать могу.
   - Нормалёк всё - повторил Игорь - Чё у тебя, хорошо аппараты дают? - Игорь натянуто улыбнулся.
   - Хорошё, хорошё. Играй давай, вийгриш бири.
   К Мурику подошёл его земляк, и Игорь не став ожидать, когда они наговорятся на своём родном, развернулся и пошёл к угловому "гаражу". Возле Артёма разыгрывалась очередная комедия с элементами мерзости. Игорь передумал идти к "гаражам", и увидев, что рядом с Артёмом свободен "скалолаз", двинулся к нему.
   Артём сидел в полуразворот на стульчике, и с усмешкой смотрел на стоявшего перед ним длинного, худощавого мужичка.
   - Чё, станешь на колени? - услышал Игорь, когда подошёл, и принялся пихать полтинник в купюроприёмник.
   - Ну чё ты Артём? Ну я тебе ж отдам, ты знаешь.
   Игорь мужичка этого знал. Даже как-то ездил с Артёмом к нему за товаром, когда тот сдавал его по дешёвке. Звали его то ли Серёгой, то ли Семёном, Игорь точно не помнил. Сам этот мужичок не торговал, торговала жена, а он частенько продавал кое-что по ценам ниже оптовых, когда не было на "поиграть" или выпить. Помимо игры этот Серёга, или Семён, плотно сидел на синьке, что само собой удваивало херовость его положения. В принципе Игорю было посрать и на мужичка, и на происходящую комедию, поэтому он молча примостился на чёрный стульчик, и когда аппарат с третьего раза схавал полтинник, поставил умножение на три.
   - Да мне похер отдашь ты или не отдашь. Хочешь играть - становись на колени.
   - Не - мужичок покрутил головой.
   - Ладно, хуй с ним. На одно колено и за стольник - Артём достал из кармана сотню.
   Игорь краем глаза взглянул на мужичка. Не становись, почему подумалось ему, хотя никакого сочувствия он не испытывал. Испытывал он как обычно тошноту. Что-то много в последнее время стало этой тошноты. Иногда казалось, что она и не уходит уже никуда, а присутствует постоянно. Постоянная тошнота, с утра до вечера.
   Чё там было дальше, Игорь досматривать не стал. Он "поймал три верёвки", и стал сосредоточенно бить по кнопочкам. Скалолаз выматывающе долго лез вверх, наконец он взобрался на вершину и воткнул в неё альпеншток. Аппарат насчитал бонус.
   - Полторы штуки снимите! - крикнул Игорь, и огляделся.
   Мужичка рядом с Артёмом уже не было. Интересно, стал, не стал, подумал он.
   - Красава. Должок кстати гони - буркнул Артём.
   - Да без базара.
   Он поднялся со стульчика, давая операторше открыть аппарат. Молодая, симпотная девчонка достала ворох купюр из приёмника, и отсчитала полторашку.
   - На - протянул Игорь штуку сто Артёму - По нулям.
   - Угу - буркнул тот.
   Игорь краем глаза заметил жену Артёма. Она вошла в зал, быстро обежала его взглядом, и увидев мужа, заметно обрадовалась, и двинулась к нему.
   - Чё, всё уже просадил? - спросила она, едва подойдя.
   - Да при своих - зло бросил Артём.
   - Не ври.
   - Я тебе говорю при своих.
   - Кто-то говорил, что на покраску машины деньги нужны.
   - Будут на покраску. И на хуекраску будут. Так же, кумэ?
   Артём взглянул на Игоря и подмигнул.
   - Дело говоришь, кум Цырный.
   Артём рассмеялся.
   - Вы чё? - сказала жена с удивлением и презрением одновременно - Совсем уже допились? Какие вы кумовья?
   - Дура. Это из Кустурицы - сказал Артём и снова рассмеялся.
   - Так, всё. Давай домой.
   - Щас, добью вот эту - Артём кивнул на экран.
   Жена с интересом уставилась на мелькающие бабочки, бананы, черепа.
   - Ты выигрываешь? - спросила она, прищуриваясь.
   - Ага, вот он выигрыш - Артём с силой ударил по кнопке, и быстро поднялся - Съебался, прикинь! В последний момент.
   Артём громко заржал.
   - Куда? - с интересом спросила жена, продолжая пялиться в экран.
   - Пошли уже, клуша - усмехнулся Артём и быстрым шагом направился к выходу.
   На улице всё ещё моросил мелкий дождь, и свет фонарей, окутанный воздушными нимбами, выглядел мягче и загадочней. Проезжающие машины, тяжело шуршали колёсами по мокрому асфальту.
   - Тебя довезти до светофора? - спросил Артём, у вышедшего последним Игоря.
   - Не, я сам как-нибудь - ответил тот, вытаскивая из кармана пачку сигарет.
   - Ну, как хочешь. Давай.
   Они пожали руки, и Артём с женой пошли к своей старенькой иномарке. Игорь подкурил, и прикрывая сигарету рукой, торопливо зашагал по тротуару.
   Дождь давно остудил воздух, и теперь щедро угощал лёгкие своей прохладой. Игорь пару раз вдохнул очень глубоко, по ощущениям определил степень опьянения, и достав телефон, посмотрел время. Десять вечера.
   Успею ещё, подумал он, и свернув на перекрёстке вправо, направился к видневшемуся метрах в стах гастроному. Издалека его подсвеченные витрины, показались Игорю какими-то погрузневшими, и немного погрустневшими от дождя, но по мере приближения, они становились всё чётче, без тени грустинки на себе. Да и с чего им грустить? - хмыкнул Игорь - У этих всё хорошо. Их мир, хули.
   Он вбежал по ступенькам, и войдя в здание, двинулся прямиком к стеллажам с водкой, чтобы взять чекушку для полного догона. ран.ся,
  
   4
  
   За 4 часа до появления гор
  
   Кинув пятак в карман, Душа заспешил в "реанимацию", где круглосуточно наливали дешёвый суррогат. Банковали глухонемые, поэтому звонок не издавал звука или мелодии, а вместо этого в глубине дома вспыхивалаое-что по ценам ниже оптовых.мёном. Торговала его жена, а он частенько продавал кое-что по ценам ниже оптовых. к угловому " яркая красная лампочка. Душа позвонил, через полминуты глухонемой подошёл к окну кухни, взял деньги, налил в пластмассовый стакан положенные на пятак сто пятьдесят грамм, и протянул его в открытую форточку. Душа сразу же выпил половину, и поставив стаканчик на выступ фундамента, достал из кармана помятую сигарету. Потом целую минуту искал спичечный коробок. Наконец, по второму кругу обнаружил его в заднем кармане брюк, и чиркнув спичкой, жадно подкурил. После трёх затяжек жадность ушла, и в четвёртый раз он потянул дым уже спокойно, смакуя. И только как будто теперь заметил, что пребывает в полном одиночестве.
   - Странно - подумалось ему, и он неопределённо хмыкнул.
   В основном в это время во дворе у глухонемых собиралось человек под десять. Публика была, конечно же, не из элитных, а вполне определённая, но как ни странно, довольно разношёрстная. Работяги, и те, кто уже давно и видимо навсегда на работу забил: синячащие изо дня в день, наркоманы на перекумарке, недавно откинувшиеся типы. Бездельники стреляли у работяг, падали им на хвосты, а сильно пьяных могли запросто почистить на бабло и телефоны. Душа был из обычных синяков, тех, кто не понятно как вообще влачится изо дня в день, умудряясь почти не выходить из состояния опьянения. И ему в принципе было глубоко наплевать на отсутствие народу, но с другой стороны, в толпе можно на халяву ломануть грамм сто-двести. А нужны ли они?
   Душа прислушался к ощущениям. Вчера его здорово тряхануло, и он побаивался, что приступ может повториться. Но по ощущениям, вроде как, всё было почти в норме, и он, взяв стакан, двумя глотками опорожнил его, чтобы эту норму закрепить. Шумно выдохнув, он довольно улыбнулся. Теперь до завтрашнего утра должно хватить.
   Он уже было развернулся, чтобы уйти, но вдруг сомнения сжали мозг. А что если как вчера? Пожалел же вчера, и чуть не крякнул. Что если повторится?
   Его легонько передёрнуло. Нет, повторения не хотелось, и он быстро зашарил в потайном карманчике старого пиджака. Вытащив два червонца, он аккуратно положил один из них обратно, и нажал на кнопку звонка.
   Глухонемой появился быстрее, чем в первый раз, видимо решив, что "пошёл клиент", но снова увидев Душу, он вдруг зло замычал и замотал перед собой руками.
   - Да, есть, есть деньги - быстро проговорил Душа и протянул мычащему червонец - В баклажку мне, в баклажку налей - отмахнул рукою вправо - Мне с собой, домой мне.
   Проговорил он всё это в крик, машинально, и вроде бы глупо, но с другой стороны, глухонемой крик понимал быстрее, возможно читая по губам, которые при повышенных тонах шевелились энергичнее и чётче. И словно в доказательство, продавец пойла тут же понял, кивнул, и через секунд десять протянул душе маленькую пластмассовую бутылочку, наполненную почти доверху.
   Душа аккуратно поместил баклажку во внутренний карман пиджака, и развернувшись, вышел на улицу. Внутри теперь было абсолютно спокойно. Гарантия этого спокойствия приятно размещалась у сердца, и Душа быстро зашагал по улице, глубоко вдыхая влажный, напитанный воздух. Редкие горящие фонари выхватывали из темноты улицы небольшие желтоватые сферы, проходя сквозь которые, Душа чему-то своему улыбался.
   Благодаря свежему воздуху, он добрался до дома быстрей обычного, ни разу не сбавив темп, и тем более не остановившись, чтобы отдышаться. Всё было просто прекрасно. Нырнув в тёмный подъезд своей двухэтажки, он быстро преодолел один марш лестницы, и на ощупь вставил ключ в замок. При повороте, замок гулко крякнул, отдавшись эхом на нижней лестничной клетке, и Душа спеша, вошёл в квартиру, захлопнув за собою дверь.
   Свет включать не стал. Фонарь, горевший у входа в подъезд, давал лёгкую видимость и в кухоньке и в комнате, и преодолев прихожку, Душа бухнулся на старый диван. Минуты две он просидел неподвижно, глядя перед собой, и прислушиваясь к ходу сердца. После быстрой прогулки, сердце стучало немного резвее, чем следовало, и вдобавок как-то тяжеловато.
   - Фух - тяжело вздохнул Душа, и вдруг почувствовал, как быстро пьянеет. Спёртый воздух комнаты уменьшил количество кислорода в крови, и при оставшемся в ней неизменном количестве спирта, опьянение настигало неминуемо.
   - Хе - как-то неопределённо выдохнул Душа.
   Он принялся стягивать пиджак, и когда наконец у него получилось, совершенно обессилено бросил его рядом с собою и повалился на бок. По всему телу разлилась пьяная истома, завладев им, связав и окутав тяжёлыми верёвками. Он потянулся вперёд, затащил на кровать ноги, и вспомнил, что не разулся.
   - Да и чёрт с ним - вяло пробормотал он и пьяно улыбнулся. Всё хорошо. Всё в норме.
   Он стал проваливаться куда-то внутрь, в темноту, которая была спасением, и которую он даже по-своему любил, за отсутствие вопросов, да и вообще мыслей. Не нужных, судорожных мыслей, о себе, о жизни, жизни, как таковой.
   Но когда, казалось, темнота уже взяла его, он почувствовал резкий укол изнутри сердца. Дыхание тут же сбилось, и на лбу выступил обильный, холодный пот. Душа стремительно потянул в себя воздух, потому что ему показалось, что тот остановился у самых губ, и никак не хотел проникать внутрь. Как будто к губам кто-то поднёс стекло, прижал его вплотную, и теперь между лёгкими и воздухом было невидимое, но непреодолимое препятствие. Сердце из-за резкого убывания кислорода быстро набирало темп, но Душа вдруг почувствовал, что дело не только в скорости, а вообще с его мотором что-то не так. Как будто оно не сжималось и разжималось, а просто дёргалось туда-сюда, больше похожее на камень, чем на кусок мяса. Ну а если уж всё-таки мяса, то сильно замороженного, которым можно было и гвозди забивать.
   Воздух не проходил. Душа через силу стал подниматься. Его водило из стороны в сторону, тело сотрясала дрожь. И ему стало страшно, по-настоящему, до внутреннего озноба. Он усилил насколько мог старания, и наконец поднявшись, тут же согнулся пополам. Вцепившись пальцами в край кровати, он потянул в себя воздух, напрягая мышцы рук, словно помогая лёгким, и это немного подействовало. Воздух прополз внутрь, но осталось чувство, что он едва смог расширить лёгкие, наполнив их максимум на треть. Дрожь новой волной прокатилась по всему телу, руки уже тряслись, как с самого страшного бодуна, и на глазах сами по себе выступили слёзы. Душа жалостливо сглотнул и в очередной раз потянул воздух, чувствуя то же ощущение нехватки. Но лёгкие были ни при чём. Душа понял это, прислушавшись к сердцу. Именно из-за него, только из-за него, из-за его окаменения, самое неприятное, самое пугающее удушье.
   Душа разогнулся и снова потянул в себя. В полумраке комнаты кружились белые мушки, хотя скорее мотыльки, судорожно рвущиеся к фонарю за окном. Душа несколько раз с силой закрыл глаза, обхватив тело руками. Озноб усиливался, тело тряслось всё сильнее, три раза мелко, потом вдруг резкий толчок изнутри, от которого передёргивалась каждая клеточка. И всё та же нехватка воздуха.
   Душа торопливо нащупал левой рукой пульс на запястье правой, но от этого стало только страшнее. Пульса не было, в привычном понимании слова. Было что-то невнятное, какие-то неритмичные толчки разной силы. А между ними провалы, и во время этих провалов тело холодело всё сильней и сильней.
   Душа снова обхватил себя руками и согнулся в три погибели.
   - Бля-я-дь - выдавил он из себя сквозь сжавшиеся зубы, и его лицо тоже сжалось, а из глаз покатились слёзы.
   - Я не хочу, не хочу-у-у, блядь...
   Холодные пальцы стала сводить судорога. Душа хотел пошевелить ими, но пальцы не слушались. Входящий в лёгкие воздух не давал насыщения, и всё вдруг стало понятно. Это она, холодная и безжалостная. Хотя, может быть, ей и жалко, но что это меняет.
   - Мама, мамулечка - выдавил Душа, ощущая на немеющем лице слёзы и пот.
   Он снова выпрямился. Ему вдруг захотелось увидеть свет, пусть тусклый, желтоватый, но всё-таки свет. И он повернул голову к окну, к фонарю, который был единственным свидетелем происходящего. Мозг не повернулся назвать это тем словом, которое соответствовало, потому что было страшно, как никогда в жизни. В жизни которой уже не оставалось.
   Мягкий свет рассыпался на разноцветные, мокрые блёстки, воздух снова застрял у онемевших губ, тьма в дальнем углу как будто зашевелилась, и Душа резко повернул голову в её сторону, уже почти ничего не соображая.
   - Это она, она, она... - сдавила мозг единственная мысль.
   И вдруг поверх неё в голове раздался отчётливый, чужой голос. Голос, который задал всего один вопрос:
   - Страшно?
  
   5
  
   Через 4 часа после появления гор
  
   Будильник зазвенел на пятнадцать минут раньше. Игорь недовольно открыл глаза, и тут же зажмурился, из-за острой боли в висках.
   - И это ещё лёжа - подумал он - Нахуй я вообще вчера догонялся?
   Вопрос был чисто риторическим, и отвечать на него не то что не имело смысла, но и вообще было неприятно, особенно с бодуна. Конечно, можно было докопаться до самой сути, объяснить, разложить по полкам, ничего сложного, так, простенький психоанализ, но тогда придётся посмотреть в глаза, нет не правде, а скорее самому себе. Но смотреть себе в глаза это, как минимум, жутковато.
   Игорь медленно поднялся, чувствуя не только боль, но и отвращение ко всему вокруг. К солнечному свету, к без десяти семь на часах, к пыли на корпусе компьютера, к боли в висках, и только одна вещь не вызвала у него неприязни. Чекушка с граммами ста внутри себя, которая стояла недалеко от кровати.
   Игорь медленно наклонился и взял её в руку. Его тут же скривило, усилилась тошнота.
   - Тьфу, бля - выдавил он, вдохнул сквозь зубы, и зажмурив глаза, выцедил из бутылки остаток пойла.
   Следующую минуту он просидел всё так же скривившись, ожидая, примет ли организм водку.
   - А иначе ещё хуже - думал он - Так может хоть по мелочи поправит.
   Когда тошнота, наконец, немного отступила, Игорь поднялся и медленно пошёл на кухню. Обнаружив в морозилке пакет с десятком оставшихся пельменей, он поставил на плитку кастрюлю с водой, и бросил их в холодную воду. Подумав, достал из ящика пачку макарон, и сыпанул пару жменей до кучи, после чего поплёлся в ванную.
   - Надо будет зажевать конкретно, каким-нибудь стиморолом - думал он, настраивая прохладную воду - А то Олег ещё в залупу полезет, типа ты бухаешь, потому бабок не дам. А что если в натуре не даст? Мурик же, бля... Вот, сука, как я вообще умудрился двадцатник за раз проиграть? Ну играл до этого по-мелочи, и ничё. Вот долбоёб, нахуй мне это умножение на двадцать по седьмой линии? Бля, сука, чё за жизнь?
   Наконец, он надыбал нужную температуру, и сбросив шмотки, залез под струйки душа. Прохладная вода показалась разгорячённому телу ледяной. Игорь несколько раз вздрогнул, напрягся, и принялся растирать себя руками. Жизнь потихоньку возвращалась. Пока ещё только физиологически, но Игорь знал, что морально она вернётся только за дверьми квартиры. А пока он внутри, будет давить измена. Да и с чего ей не давить? Чё будет, если он не отдаст деньги? И ещё это писательское воображение, шло б оно лесом.
   Он вдруг рассмеялся, чувствуя, что иначе напряжение просто разорвёт его изнутри. На маленькие, бля, кусочки.
   Тело постепенно охладилось, и даже начало замерзать. Игорь выключил воду и вылез из ванны.
   - Ка-айф - повторял он, вытираясь большим махровым полотенцем - В натуре, кайф.
   Бросив влажное полотенце на стиралку, он надел трусы, и заспешил на кухню. Там было всё как обычно, на сильном огне, вода закипела и залила конфорку. От запаха газа снова затошнило, и глаза сами по себе сощурились. Игорь закрыл залитую конфорку, переставил кастрюлю на соседнюю, сделал слабый огонь, и ушёл в зал.
   На часах было десять минут восьмого. Игорь натянул джинсы, накинул рубашку и вернулся на кухню. Минут пять он сидел на стуле, куря первую сигарету, от которой его, на пару со ста граммами, здорово развезло, и мысли стали спокойнее и увереннее.
   - Да поверит - сказал он вслух, и затушил окурок в пепельнице.
   Наскоро проглотив горячие пельмени с макаронами, он положил тарелку в раковину и снова закурил. Вторая сигарета вернула организм в привычное для курильщика состояние, в затылке появилась тяжесть, где-то возле сердца слегка кольнуло, Игорь тяжело вздохнул, и решил выдвигаться.
   Часы в зале показывали половину.
   - В принципе нормально - сказал Игорь сам себе, и натянув свитер, огляделся, чтобы проверить, не забыл ли чего. Так он поступал всегда, детская привычка, даже не привычка, а рефлекс, вбитый предками, наподобие тех собачьих слюней, благодаря которым Павлов обрёл вес в мировой науке. Там оно, наверное, так и было, чем больше слюней, тем весомей вклад в науку.
   Вяло улыбнувшись своей тупой шутке, Игорь вышел в прихожую, обулся, и покинул квартиру, закрыв замок на два оборота.
   На улице было довольно прохладно. Осень приближалась, пока ещё незаметно для глаз, на уровне одних невнятных ощущений. Игорь добрался до остановки быстрым шагом, и через пару минут, уже влезал в маршрутку номер пятнадцать, которая была набита под завязку. Весь путь ему пришлось провести на корточках возле дверей, постоянно открывая их, выбираясь наружу, и потом пытаясь вернуться обратно, грамотно закрывая корпусом вход от наваливающей толпы.
   - Надо же, с каким энтузиазмом они на работу прутся - думал он, не понимая этого энтузиазма, смутно припоминая, как сам ещё три месяца назад вот так же спешил в замызганный цех, с вечной пылью в воздухе, от которой к вечеру становилось трудно дышать. А теперь только установка оперативки полным профанам, компилирование "оригинальных" рефератов, простенькие сайты на дримке, и постоянно отлаживаемый "форматный" роман, который стопудово должно взять какое-нибудь издательство. Хоть какое-нибудь, бля.
   - Что-нибудь про драконов и магов - размыто говорил себе Игорь почти каждый вечер, и даже начинал набрасывать мысленно начало, но стоило нажать на ярлык ворда, как все начала куда-то исчезали, губы недоумённо выпячивались вперёд, и в голове оставался один вопрос - Как вообще можно такую хрень писать? Бля-а-а...
   И ему становилось страшно. Страшно от того, что, по всей видимости, никогда не увидеть ему своей книги, не втянуть носом её дурманящий запах краски. Дурманящий, потому что это его книга. Его, бля.
   Плюс к тому, это единственный способ доказать, что ты писатель. Доказать? Кому и нахуй? Но с другой стороны, нет книги, не писатель ты ни хуя, а пейсатель, графоманище унылое. И для чего же тогда было вляпываться в литературу в возрасте пятнадцати лет? И потом ещё пятнадцать что-то там чёркать, сначала на бумаге, потом в компе. Чёркать в компе... да уж.
   Игорь ухмыльнулся. Припомнился один из вечных холиваров с Артёмом. Да разве с ним одним? Сколькие говорили ему, что уж если бы они начали писать, то и лучше б у них получалось, и известность давно бы они поимели. Легион им фамилия.
   Легион, думающих, что быть писателем, это значит просто что-то писать. Легион тех, чей мозг поляжет после пары-тройки мутных абзацев, чтобы уже никогда к писательству не вернуться. Хм, а вдруг многие из них уже... Артём, тот же. Попробовал, не вышло, а пиздеть продолжает...
   - Чёрт - ругнулся под нос Игорь, заметив, что позади остался перекрёсток, перед которым он хотел выйти.
   - Хуйню всякую думаю - ругал он себя, выбравшись из маршрутки на очередной остановке - Тут двадцать тонн долга висит, а я про старую мозоль.
   Игорь подкурил, и заспешил по ряду стихийного рыночка, большая часть которого была оккупирована цыганами с развалами дешёвых сумочек, обуви и картонными ящиками, наполненными пузырьками лака для ногтей.
   - По ходу тоже сами варят - усмехнулся Игорь. Он до сих пор не мог удержаться от улыбки, вспоминая, как однажды какой-то цыган предлагал ему рецепт варки золота за штуку. Но так как последовал отказ, цыган тут же решил загнать всего за сотню секрет варки мёда.
   Игорь свернул вправо, на узкую тропинку между двумя развалами, и ускорил шаг. Оплачивая проезд, он успел увидеть время на часах, прикреплённых на панели прямо перед водилой. Обычный китайский прямоугольничек с худыми циферками из палочек. И сложены были эти китайские палочки в восемь ноль пять. Как бы не свалил куда-нибудь одноклассничек.
   - Тогда, пизда - Игорь с грустью хмыкнул.
   Обогнув общагу тринадцатого училища, он почти трусцой пересёк дворик по диагонали. Дальше срезать не получилось из-за огромной лужи на дороге.
   - Прорвало, что ли? - недоумённо мелькнуло в мозгу, который отчётливо помнил, что за последние три дня дождей и в помине не было.
   Пришлось обходить ещё одну общагу.
   - Бля - Игорь вдруг резко остановился - Зажевать же.
   Он стукнул себя ладонью по лбу, и обежал глазами периметр. В торце ближайшей пятиэтажки к счастью располагался небольшой магазинчик. Преодолев расстояние до него лёгким бегом, Игорь двумя прыжками покорил шесть ступенек, и вошёл внутрь. Справа над ухом звякнул колокольчик, а Игорь уже в дверях разглядел кассу.
   - Стиморола айса - сказал он, подойдя к ней, и улыбнувшись симпотной продавщице. Улыбнуться в ответ продавщица не удосужилась. С отсутствующим лицом, она положила заказанное на прилавок, Игорь оплатил, и быстрым шагом из магазинчика вышел.
   - Да и хуй с ней - выдохнул Игорь, сам не понимая, зачем вообще обращает внимание на такую ерунду.
   Он торопливо вскрыл пачку, и забросил в рот сразу три подушечки. Мятный холод остудил, защипал, и Игорь сбежав по ступенькам, продолжил свой путь к Вьетнамскому рынку, где и был у его одноклассника небольшой магазинчик из красного кирпича. Несмотря на то, что уже довольно давно телефоны напрочь вытеснили наручные часы, Олег продолжал делать ставку на них, что лично Игорю казалось странным. Можно ещё было понять тех, кто носил часы стоимостью в новую "десятку", для стиля, солидности, и прочее, но покупать котлы за триста рэ, это, мягко говоря, смешило.
   Пройдя рыночные ворота, Игорь свернул на первый же ряд, с прилавками заваленными джинсами, и с вьетнамцами, увлечённо пьющими зелёный чай из своих миниатюрных кружек. Оставив его позади, он взял влево, и уже через минуту вошёл в магазинчик одноклассника, выплюнув шагов за пять до этого большой комок изжёванного стиморола.
   - Привет, Олег - поздоровался он, осторожно закрывая дверь.
   - Здоров - Олег кивнул.
   Посетителей в магазинчике не было. Игорь быстро сфотографировал взглядом прилавки, и подойдя к однокласснику, пожал протянутую руку.
   - Растёшь - с восхищением проговорил он.
   Несмотря на то, что часы всё также занимали большую часть витрин, в глаза бросились и "новинки", флэшки, гарнитура для телефонов, диски, третья плэйстейшен, рядом с которой стоял большой двухкассетный магнитофон.
   Игорь едва заметно улыбнулся. Этот же магнитофон он видел, когда заходил сюда пару лет назад, да и шесть лет назад, по-моему, он ещё стоял, и простоит, наверное, столько же. Хм. А мы хотим, чтобы в продуктовых нам только свеженькое предлагали. Наивные, бля.
   - Чё случилось? - спросил Олег напрямую.
   - Да ничего такого - Игорь пожал плечами - Дело есть.
   Он вдруг почувствовал, как его прошиб пот. То ли от того, что так резко, и так не тактично начал разговор, то ли от взгляда одноклассника. Умел Олег смотреть так, что становилось до мурашек неприятно. Как-то сквозь, с полным отсутствием, как будто не на тебя, а за тебя, в пустоту, отчего хотелось тут же обернуться, чтобы убедиться в отсутствии чёрной бездны за спиной. Но Игорь оборачиваться не стал. Он выдержал этот неприятный взгляд и даже слегка улыбнулся.
   - Денег занять желаете?
   В голосе Олега Игорь расслышал такую смесь из сарказма, недовольства, и в то же время пофигизма, что его ударило в пот повторно.
   - Трудный вопрос - с наигранной спокойностью ответил он, понимая, что выводить Олега из жлобского состояния нужно очень аккуратно - Но тут ведь главное - на что.
   Игорь вдруг как в замедленной съёмке увидел, что Олег собирается что-то сказать, и этим что-то, судя по его лицу, будет слово - заебали.
   - Бизнесом хорошим заняться хочу - перебил Игорь даже не успевшего заговорить одноклассника - Подъём сто процентов. Половина нужной суммы уже есть.
   - Чё за бизнес? - выдохнул Олег вместо - заебали, наверное, и сам удивляясь не соответствию звуков, вылетевших из его рта, мыслям в голове.
   - Может я это, зайду? - Игорь кивнул за прилавок.
   - А, да. Заходи.
   Проходя мимо Олега, Игорь как обычно почувствовал себя маленьким, если не сказать, каким-то миниатюрным. Этакой вьетнамской чашечкой для чая.
   Крупным Олег был уже в школе, крупнее всех остальных в классе, и первое место в "физкультурной" шеренге он никому так и не уступил. Эх, школа, школа, ёб твою мать, на хуя ты вообще? Девки повыскакивали замуж, пацаны, почти все, кто не сидит и не колется, в торговле, плюс неудачник, думающий, что он писатель. Такие "грандиозные" судьбы можно было устроить и в обход математики с физикой.
   Игорь уселся на низенькую табуретку, дождался когда Олег умостится в своём кресле, и тогда полез в карман за сигаретами. Курить в магазинчике Олег разрешал, Игорь это знал, и в общем, был рад такому раскладу, ведь с никотиновой палочкой в руке он чувствовал себя всегда уверенней.
   - И чё за бизнес? - спросил Олег, глядя своим фирменным взглядом, как Игорь подкуривает.
   - Да обычный - Игорь выдохнул дым - Компьютеры собирать и продавать.
   - Компьютеры?
   В голосе Олега послышалось то ли недоверие, то ли разочарование. Из-за невозможности контролировать собеседника по глазам, Игорь решил ориентироваться по тону, и в вопросе Олега он явно различил диссонанс. Диссонанс этот нужно было срочно каким-то образом переиначивать в гармонию. Выдохнув дым, Игорь слегка наклонился вперёд, и проговорил почти заговорщицким тоном.
   - Это намного выгодней, чем ты думаешь.
   После чего кивнул с уверенностью во взгляде.
   - Да эти компьютеры везде уже, если чё - Олег хмыкнул - В каждом магазине, бля. Пивка не хочешь, кстати?
   - Не, я не пью - быстро ответил Игорь и тяжело сглотнул.
   - А я накачу.
   Олег наклонился влево, и достал откуда-то из-за ноги полторашку "Арсенального".
   - Вчера коньяку перебрал - объяснял он, наливая янтарную жидкость в большую кружку с отколотой ручкой - С кентюриком нехуёво на "Арине" посидели. Кафэшка новая, слыхал?
   - Да чёто слыхал - Игорь кивнул - Возле дэкашки?
   - Угу. Боевая такая кафэшка.
   Игорь не ответил. Да и что было отвечать? Боевая, не боевая, похуй. Он молча смотрел, как Олег жадно опорожняет кружку, обхватив её своей огромной лапищей, и прикидывал в уме раскладку на данный момент. Выходило не в его пользу. Поэтому, как только Олег с довольным выдохом стёр с губ пивную пену, и принялся наполнять кружку повторно, Игорь заговорил.
   - В магазинах оно конечно есть, да вот только такой фуфел, и по таким ценам, что охереть можно. По пятнахе машины стоят, которым цена максимум восемь.
   - Да ну - не поверил Олег - У меня вон кум трёхядерный за шестнадцать купил. Три гига памяти. Чё, хуёвый разве?
   - Трёхядерные это бракованные четырёхядерные. С одним битым ядром.
   - Да ну нахуй - Олег задержал на секунду кружку в паре сантиметров у губ, делая недоверчивое лицо. Но у него не получилось, и он продолжил похмел со своим привычным "отсутствием".
   - Я тебе серьёзно говорю. А три гига памяти, хм, так память она самая дешёвая из всего железа. Да и ставят по ходу с самой низкой скоростью. Если ещё и вторая дэдээрка, то это вообще копейки. Четыре листа гиг.
   - Четыреста рублей, что ли?
   - Ну да. А на столичных складах вообще по три сотни.
   - Да ладно.
   - Я тебе серьёзно.
   - А-а, так ты хочешь в столицу смотаться, да? - догадался Олег, заканчивая вторую кружку.
   - Ну да. Просто понимаешь, можно было б конечно и через интернет заказывать, но они на каждую вещь штуку наваливают сверху цены. За доставку, типа. Например, проц за три штуки с доставкой выйдет уже в четыре.
   Олег наполнил кружку в третий раз, сделал пару больших глотков, и откинувшись на спинку кресла, воткнул безразличный взгляд в собеседника.
   - Так это ж соображать нужно, как собирать - он изобразил губами что-то вроде ухмылки, которая с пустыми глазами вкупе, смотрелась немного гротескно - Образование компьютерное иметь. А у тебя ж его, по-моему, нету.
   Игорь откровенно рассмеялся.
   - Не, Олег - сказал он, подавив смех - Там проще, чем детский конструктор. Мимо не промажешь - Игорь улыбнулся - А насчёт совместимости, у меня столько с иннета накачено на эту тему, что там можно любой аппарат собрать. От первых пней, до фенома с двадцаткой частоты. Но это всё лишнее. Достаточно заниматься атлонами два и четыре ядра, а всё остальное нафик. Себе, конечно, можно собрать чё-нибудь серьёзное. У тебя кстати какой?
   - А фик его знает. Я в "Техносиле" брал пару лет назад. Формоза называется. Нормальные Формоза?
   - Да Формоза это так, название просто. Это раньше так остров Тайвань назывался, когда Португальской колонией был. Короче, Формоза это означает только одно - собран на Тайване.
   - Не знаю. Все говорят, что Формоза нормальные компьютеры.
   - Да я и не говорю, что они плохие - Игорь мысленно улыбнулся - Чёрт! - мелькнуло в голове - Нужно на другое давить, на то, что это стопудово прибыльное дело, а не дешёвые понты колотить - Я о том - продолжил он с уверенным лицом - Что если чё, можно тебе нормальный аппарат собрать за недорого. Ядра на четыре. В двенадцать штук запросто можно вложиться.
   - Да я почти и не пользуюсь - Олег широко зевнул.
   - Олег, компьютер с каждым днём становится всё более необходимой вещью - выдал Игорь идиотскую фразу, похожую больше на слоган придуманный бесталанным рекламщиком - Да то фигня короче. Вот смотри, я хочу взять железа на четыре аппарата. Пока два ядра. Памяти поставлю по трёшке. Винты на триста гигов. Блок ватт на триста пятьдесят. Видюху средненькую. В оконцовке выйдет на червонец где-то. Так это аппараты будут с частотой за пять тысяч, ты представляешь? Вай-фаевскую плату плюс. Короче, по двадцатке с руками оторвут. У меня уже даже на два компа клиенты есть. А корпуса я здесь у одного типчика...
   - И сколько тебе надо? - перебил Олег.
   Игорь на секунду завис. Он знал необходимую сумму, он носил её в своей башке уже неделю, но взгляд одноклассника сбил все программы, спалил всё железо, и он теперь почувствовал себя пустым корпусом.
   - Плюс же ещё привод - почему-то пришла мысль, как только мозг отвис.
   - Пятнадцать, на неделю - выдохнул Игорь, и тут же внутри него всё сжалось. Ёб твою - выдал мозг, и если бы у мозга были зубы, то можно было б с уверенностью сказать, что выдал он сквозь них.
   - Ну, это можно - Олег кивнул, поставил кружку на прилавок, и потянулся за огромной коричневой барсеткой, стоявшей на полочке, рядом с пошлыми настенными часами в виде клубники.
   Игорь проследил движение одноклассника с такой сдавливающей досадой внутри, что ему стоило больших усилий не дать ей проявиться снаружи. На лице, в глазах, в крепком словце. Зато там внутри, досада эта самовыражалась на полную катушку.
   - Сука, сука, сука - повторял и повторял мозг - Да чё ж я за баран такой. Заднюю врубаю, даже когда всё ровно. И чё за хуйня такая?
   Но ответ на этот вопрос был простым. Неверие. Вечное неверие в себя, боязнь, что не выгорит, не срастётся. И всё то же чёртово писательское воображение, которое в долю секунды прокрутило простенький сюжет - Олег говорит, что двадцатник это до хуя, отказывает, и вот уже он стоит на улице, подкуривает, и понимает, что дальше пиздец.
   - И чё теперь? - спросил Игорь у себя, глядя, как Олег достаёт из барсетки пресс тысячных купюр.
   Олег быстренько отсчитал пятнадцать бумажек, положил остальную стопку, которая была намного толще отсчитанного, обратно в барсетку, и протянул деньги Игорю.
   - Держи - сказал он, сильно наклоняясь вперёд и вытягивая руку.
   - Угу - буркнул Игорь, взяв деньги.
   Олег, не разгибаясь, вдруг потянулся к полке, на которой лежало несколько листов печатной бумаги, и ловко схватив пальцами верхний, протянул его Игорю.
   - Ну и расписочку, само собой - проговорил он таким спокойным тоном, что Игорь сначала и не понял, чего в принципе Олегу надо.
   Поэтому он секунд пять просто тупо пялился на протянутый, белоснежный прямоугольничек.
   - Ты ж понимаешь, что сейчас время такое...
   - А, да-да - Игорь быстро закивал, и взял лист - Конечно, конечно. Только это, у меня ручки нету.
   - Сейчас - Олег резко распрямился и снова потянулся к барсетке.
   Пока его одноклассник искал ручку, Игорь вдруг отчётливо припомнил случай из такого далёкого школьного бытия. Двадцатилетней выдержки память, не меньше. День рождение Олега, вся пацанва и всего пара девчонок из их третьего "а". Помимо того, что Олег был крупнее всех, он ещё был и лучше всех обеспечен. Точнее, конечно же, его предки. Так вот там, после днюхи, уже на выходе, произошло то, чего никто не ожидал. Всех подвергли обыску, самому настоящему, вплоть до постукивания ладонями в районах щиколоток и паха. Хули, у пацанчика была не хилая коллекция моделей авто, чего уж тут.
   Когда в руке у Игоря оказалась ручка, он стал смутно припоминать, как пишутся расписки.
   - Пиши, такой-то - такой-то - сказал Олег, видя как Игорь нахмурившись, чешет ручкой лоб, но тут в магазинчик вошёл покупатель, и он сразу же переключился на него.
   Игорь стал медленно заполнять белый лист буковками, слушая краем уха разговор продавца с клиентом, по нажитой писательской привычке. "Нажитая привычка" заставила его легонько улыбнуться. Получалось, что вот это и есть всё то, что он нажил. Писательская привычка. И ни хрена больше.
   - Мне сейко, есть такие, только мне настоящее сейко, у меня подделок нет, а вот эти сколько, триста пятьдесят, но за триста уступлю, дайте померить, вот так вот застёжка открывается, хорошо у вас на руке сидит, возьмите триста, сейчас ещё пятьдесят дам, не надо, я ж говорю - за триста уступаю, о классно, спасибо, пожалуйста, заходите ещё, скоро новые модели будут...
   Под этот глобальный идиотизм, Игорь успел накатать расписку, и когда Олег бросив деньги в пластмассовую коробку из-под торта, повернулся к нему, он протянул сложенный пополам лист.
   - Написал - выдохнул он при этом.
   - Ану, ану.
   Олег взял лист, развернул его, и пару раз пробежал написанное глазами.
   - Нормально - он кивнул, сложил лист вчетверо, и спрятал его в барсетку - Чё, наших кого видишь? - спросил он, снова поднимая кружку.
   - Не-а. Чёто в последнее время вообще никого. Ну чё, всё? - Игорь быстро поднялся - Пойду на завтра на автобус запишусь.
   - А ты чё ещё, не записался? - в отсутствующем взгляде Олега мелькнуло лёгкое недоверие.
   - А чего заранее записываться? - Игорь с разоружающей искренностью улыбнулся - Вдруг тебя бы не застал, или ещё чего. Человек может только предполагать, а располагает бог, так же?
   Игорю стало на секунду тошно от своего вопроса, потому что ничего кроме расчёта и лицемерия в нём не было. Чистый стандарт для такого случая. Олег ответил так же стандартно, и с такой серьёзностью и заученностью, словно это была связка пароль-отзыв.
   - Это да. Всё в руках божьих.
   Они пожали на прощание руки, Олег задержал ладонь Игоря в своей лапище, заглянул ему в глаза, и предупредил насчёт того, что всё должно быть только тип-топ, а иначе...
   - Само собой, Олежек - кивнул Игорь, и уже секунд через десять, он торопливо шагал по тому же ряду с джинсами и пьющими чай вьетнамцами, напряжённо размышляя о том, где теперь брать недостающие пять штук.
  
   6
  
   Через 6 часов после появления гор
  
   Ещё не открыв глаз, Артём сообразил, что сейчас где-то часов девять-десять. Сообразил по ощущению, и потом подтвердил это ощущение визуально. На настенных часах было девять двадцать.
   - Заебись - выдохнул он, и откинув одеяло, медленно поднялся.
   Посидев пару минут на краю кровати широко зевая, он наконец стряхнул с себя остатки сна, и встав, поплёлся на кухню. Лёгкое послевкусие от вчерашнего бухалова было даже приятным, что означало, что критическую точку он вчера всё-таки не преодолел. Правда, он точно не знал, где эта точка, да и постоянной она, скорее всего, не была, потому и казалась неуловимой. Определить переход точки наверняка, можно было только на следующее утро, и конкретное сегодняшнее утро говорило о том, что вчера точка осталась впереди лица, а не позади жопы. Но, несмотря на отсутствие серьёзного похмелья, он всё же достал из холодильника литровую банку с маринованными опятами, и взяв столовую ложку, стал с наслаждением их поглощать. Гортань тут же остудил вязкий грибной "кисель", потёк вниз, приятно тронул желудок.
   - А-а-а - протянул Артём от удовольствия.
   Ничего более кайфового с бодуна, а иногда и просто натощак, он не знал. Ну разве ещё селёдочка или сёмга. Прохладная, из холодильника, которая остужает и мягко обволакивает внутренности. После таких приятных утренних процедур и первая сигарета идёт, как по маслу, хотя в принципе, именно по маслу она и идёт.
   Поставив банку на стол, и кинув ложку рядом, Артём подошёл к окну, и взяв сигарету из пачки лежащей на подоконнике, закурил. После грибов сигарета ощущалась едва ли не полезной. Дым не обжигал гортань, по той причине, что он и не мог этого сделать, и потому курилось не внапряг.
   Добив первую сигарету до фильтра, он затушил окурок об дно пепельницы, и несколько секунд просто смотрел в окно. Близилась осень, которую он не любил. Не из-за каких-то там высоко парящих соображений, а чисто рационально. Осень это дожди, прохладная погода, а значит меньше покупателей. После осени последует зима, и снова мёрзни на этом сучьем рынке, короче, впереди как минимум полгода дискомфорта.
   - Да уж, бля - пробормотал Артём и удручённо поплёлся в ванную.
   Приняв душ, он накинул халат на голое тело, и выйдя в прихожку, несколько минут простоял возле зеркала. Скривил пару выёбисто-злых рож, поводил ладонью по влажному ёжику причёски, потом от нечего делать стёр с десяток белых точек в правом верхнем углу.
   - Бля, и чё делать?
   Задавшись этим вопросом, он задумался. Жена на рынке до вечера, ребёнок у её предков, семью этажами выше, и значит, впереди на несколько часов абсолютная свобода. Потому вопрос тут же показался смешным.
   - Чё, чё, делай чё хочешь - проговорил он и улыбнулся своему отражению.
   Слово - хочешь - тут же привлекло внимание. Да, ему конкретно хотелось, как это обычно и бывало с лёгкого бодуна. Да и с тяжёлого тоже особой угнетённости никогда он не замечал.
   Артём заспешил к компьютеру, ощущая приятное, нарастающее напряжение внизу живота. Уже возле стола, он надавил указательным пальцем на кнопку пуска и плюхнулся в кресло. Жалобно пискнув, компьютер начал неторопливо загружаться, а Артём от нетерпения принялся выбивать пальцами частую дробь по крышке стола, размышляя о том, как отмазываться перед женой за потраченные со счёта деньги. Денег оставалось рублей восемьдесят из влитой дня четыре назад сотни. Пару раз заходили посмотреть погоду, пару раз просто шарились, итого улетел тридцатник. Если сейчас слить ещё примерно двадцатку, жена обязательно спросит.
   - Скажу, насчёт запчастей смотрел - выдохнул Артём, продолжая выбивать пальцами чёткий ритм.
   И когда, наконец-то, появилась картинка рабочего стола, и заработал долбаный антивирус, он резко накрыл ладонью мышь, и подведя курсор к красному бублику оперы, нетерпеливо кликнул.
   Ошибка! Невозможно найти удалённый сервер.
   - В смысле? - не понял Артём, и закрыв окно, кликнул на ярлык оперы ещё раз.
   Ответ был аналогичным.
   - Во суки! - зло выдавил Артём, чувствуя, как напряжение в паху прекратило рост и застыло в недоумении - По две сотни в месяц выкидываешь, а они бля нормальную сеть не могут предоставить. Вечно какая-то хуйня.
   Почесав затылок, он ничего не смог придумать, кроме как нажать на ярлык ещё раз. Получив в третий раз тот же ответ, Артём задумчиво цокнул языком. Дрочить на то, что имелось в компьютере, желания не было. Всё уже приелось до отвращения, и он заранее знал, что со старым материалом выйдет скучно.
   - Скучно и с женой можно - усмехнулся он, и обернувшись, стал искать глазами телефон.
   Трубка лежала на журнальном столике. Артём повернулся к монитору и выключил комп. Потом поднялся, и сделав пару шагов, взял трубку. Нашёл в записной книжке Алика-телемастера, и надавил большим пальцем на зелёную кнопку.
   - Когда там у неё должен муж из командировки вернуться? - Артём сморщил лоб. По памяти выходило, что не раньше чем в следующем месяце.
   - Ну да. Две недели назад он уехал. Потом через пару дней я её трахнул. Значит, ещё пару недель точно он там будет. Да и хули тот муж, быдло конченное. Алкаш, бля. Его если напоить, то и при нём эту блядь драть можно.
   В трубке царила тишина.
   Артём отвёл телефон от уха и тупо посмотрел на экранчик. Связи не было вообще.
   - Чё за хуйня?
   Он ещё пару раз попробовал дозвониться, но после всё той же тишины, швырнул телефон на диван, и присев рядом, с лицом роденовского мыслителя уставился в пол.
   - Ехать надо - сказал он в пустоту секунд через тридцать - Да, ехать, бля.
   Резко вскочив, он принялся торопливо одеваться, поглядывая на часы. Было уже десять, и если прибавить пару часов на дорогу, и пару часов на дело, то к двум, самое позднее к трём он должен вернуться. Это было нормальным. Потом ванна и спать, чтобы окончательно похерить все возможности для подозрений.
   Одевшись, он выскочил из квартиры, и быстрым шагом спустился по лестнице. Вдохнул уличный воздух, и как будто почувствовал лёгкими приближение осени. Было в смеси кислорода и городской пыли что-то ещё, почти неуловимое, но очень неприятное, тоскливое. Артём усмехнулся и зашагал в сторону остановки, на ходу закуривая вторую сигарету, которая несмотря на завтрак из маринованных грибов, уже обжигала гортань.
   - Всё хорошее быстро заканчивается - констатировал он, сворачивая с асфальтовой дорожки, чтобы пересечь двор по диагонали.
   Брошенный мимолётом взгляд вверх, успел сфотографировать, как быстро летят облака. Картинка показалась немного не соответствующей. Здесь внизу особого ветра не было, так, изредка лёгкие дуновения.
   - Неужели там наверху так дует? - подумал Артём, провожая взглядом отъезжающую маршрутку, у которой на трафарете за одним из боковых окошек чернела цифра двадцать - Да и хуй с ней, они теперь часто ходят.
   Он трусцой пересёк дорогу, и оказавшись на остановке, бросил выкуренную до половины сигарету на проезжую часть. Добивать после столь резвой прогулки желания не было. Сердечко нужно беречь.
   И засунув руки в карманы, Артём стал вглядываться в номера подъезжающих маршрутных такси.
   - Так, двадцать седьмой не в ту степь? - размышлял он, переступая с ноги на ногу - А-а, не, двадцать седьмой вообще, бля, в другую сторону. А четырнадцатый, по-моему на Горсуд. Ну да. Бля, дэц-дэц не успел. Чё за непруха?
   Следующая двадцатка появилась немного раньше, чем Артём ожидал. Примерно минут через десять. Он с усмешкой посмотрел, как какое-то быдло его возраста ломануло на свободное место возле водилы, подождал пока из салона выберется женщина весом под центнер, и наконец, оказался внутри. Плюхнувшись в свободное кресло, он резко выдохнул, и стал безразличным взглядом пялиться в окно. Краем уха он по привычке вылавливал разговоры пассажиров, между собой, по телефону, и уже в миллионный раз убеждался, какое они все быдло.
   - Вон оно - думал он насмешливо, изредка оббегая взглядом салон - Едет, бля. А это, сука, ломанулось, бля, рядом с водилой посидеть. Своей машины нету ни хуя, так хоть тут. Вот же быдло, сука.
   Путь до сотого микрорайона занял сорок минут. Артём выбрался из маршрутки, и первым делом направился к магазину, чтобы купить полторашку пива. Ничего кроме пива Светка не пила. Заявляла она об этом с гордостью, считая данное обстоятельство серьёзным достижением.
   - Не-е, как они вон-то водку пьют, я не хочу. Чё я, дура что ли? - говорила она и непвно посмеивалась.
   Артём взял крепкой "Охоты", и двинулся к кассе, но подумав, вернулся и прихватил маленький пакет чипсов. Большой брать было не резон. Сам он чипсы не ел, считая их быдлячим кормом, а Светка никогда и маленький не доедала, налегая больше на пиво.
   Выйдя из магазина, он снова закурил, и заспешил к нужной общаге. На сотом микрорайоне общаг этих было хоть жопой жри. На одну квартирную многоэтажку приходилось как минимум три-четыре коробочки всяких там малосемеек, секционных, и коридорного типа, отчего район славился своим беспределом. Буквально на неделе обдолбленный торчубас завалил двух ментов прямо возле местного опорного пункта. Ножом бил прицельно в горло, после чего скрылся, и до сих пор находился в вольных бегах.
   Завернув за редкую для этих мест хрущёвку, Артём бросил взгляд на торец общежития коридорного типа, где имела свои восемнадцать квадратов Светка. Ютилась в этой будке она вместе со своим мужем, любителем нажраться в говно, и двумя детьми, которых почти всегда отправляла к тёще, особенно если муж сваливал в командировку на стройки Подмосковья.
   Пройдя мимо бабули-вахтёрши, которая, как обычно, вдумчиво читала что-то из жёлтой прессы, Артём свернул влево, и торопливо зашагал по коридору. Прогуливаться вразвалочку и палиться желания не было. Конечно, никто из его нормальных знакомых в таких быдлятниках не живёт и не жил, но бережённого как известно и бог подстраховывает.
   Поднимаясь по лестнице, Артём не таясь, скривил лицо, и с этим выражением посмотрел на двух пацанов лет двенадцати, куривших на лестничной площадке. Один из них вперился взглядом в ответ и смачно сплюнул на пол.
   - Бля, въебать бы ему - подумал Артём, но прошёл мимо. Остановило всё то же нежелание палиться.
   По коридору, где жила Светка, он шёл уже неспеша, пытаясь не сильно стучать каблуками туфель. Бросив быстрый взгляд в кухню, в которой что-то там варили две женщины в халатах, он тихо прошмыгнул мимо.
   - Дома должна быть - мелькнуло в голове.
   Комната Светки была в самом конце коридора, за углом, и дальше только душевая. Именно в ней, в проёме двери, Артём и увидел свою любовницу, которая полоскала бельё в пластмассовом тазике. Конечно, любовницей он никогда её в мыслях не называл. Какая на хуй любовница? Он нормальный, обеспеченный пацан, и если б захотел, то завёл бы себе цивильную тёлку. Правда на таких нужно тратиться...
   Артём прервал свои размышления, и ухмыльнувшись, тихо окликнул Светку. Та резко подняла голову и удивлённо округлила глаза.
   - О-о, привет. А чё это ты?..
   - Привет. Да я это... ну поняла, короче. А по телефону чёто не получилось - Артём пожал плечами - Не дозвонился, короче.
   Светка улыбнулась шире. Потом вдруг улыбка резко исчезла с её губ. Она бросила мокрую майку в таз и быстро подошла.
   - Иди в комнату. Я щас быстро себя... ну, это...
   - Угу.
   Артём кивнул. Развернувшись, и сделав всего пару шагов, он открыл дверь, и вошёл в Светкину комнату. Неприятный запах ударил в нос. Запах какой-то старости, затхлости, неухоженности.
   - Ничё, щас пивка накачу, не так заметно будет - подумал он, уже привычно морщась.
   Он подтащил стул, который почему-то стоял строго посередине комнатёнки, к старенькому разложенному дивану, и выставил на него из пакета бутылку "Охоты".
   - Идёт охота на блядей, идёт охота - тихонько пропел он, и усмехнулся.
   Потом достал пачку чипсов, и смяв пакет, засунул его под ворох белья, громоздящийся на тумбочке возле окна.
   - На хуй он мне? - подумал он и посмотрел в окно. На его лице тут же выразилось недоумение, и лоб прочертили две вертикальные морщины.
   - А чё, разве так?
   Он пару раз моргнул. Может раньше просто не обращал внимания?
   За спиною тихонько открылась и тут же закрылась дверь.
   - Слышь, Светка - спросил Артём не оборачиваясь - А чё, Стрижамент такой длинный?
   Светка быстро подошла к нему и уставилась в окно.
   - А что такое Стрижамент? - спросила она, и Артём удивлённо хмыкнул.
   - Ну ты блин даёшь. Гора вон та - Артём ткнул пальцем в стекло - Она чё, от того края до этого?
   - Ну да - быстро кивнула Светка, и тут же добавила - А вообще-то, я не помню.
   Артём цыкнул и махнул рукой. Чего с бабы взять?
   - Ладно, давай по пивку оформим.
   - Угу - буркнула Светка и стала открывать бутылку. Артём присел на кровать и закурил.
   - А дети где? - спросил он, выдыхая дым.
   - Малой у свекрови, а старшая на море ж поехала.
   - Да ладно - удивился Артём - За какие такие шиши?
   - А у неё ж школьная подруга есть - Светка аккуратно положила крышечку на стул, и пошла за кружками, стоявшими на хельге, рядом с маленьким телевизором - И она родителей попросила, а они с собою Олю взяли. Хорошая у неё подружка, они с первого класса с нею...
   - На халяву значит - не дослушав, перебил Артём - И чё ей, не стыдно, как думаешь?
   - Нет - Светка пожала плечами - А чего стыдиться? Они ж с первого класса дружат. Хорошая девочка, Наташей зовут. Опрятненькая такая, симпатичная девочка.
   - Ладно, завязывай про всякую херню рассказывать - недовольно проговорил Артём - Лучше пиво наливай. Я ж не на сутки к тебе.
   - А твоя на рынке? - осторожно спросила Светка, разливая пиво по кружкам.
   - А где ж ей быть?
   - До вечера?
   - Нет, до утра, бля - Артём усмехнулся - Всю ночь будет плюшевых медведей продавать.
   - Ну, я ж шутя спросила.
   - Ну-ну. Муж чё, когда приезжает?
   - Через дней десять должон - Светка сделала несколько больших глотков - Работает потихоньку - сказала она, вытерев пену с губ.
   - Красава, чё там - Артём поднял свою кружку и отпил сразу половину.
   - Вчера звонил, говорит, отделкой сейчас занимаются. Им там обещали ещё по две тысячи надбавить. Ну, сверху того, что здесь сказали...
   - Да ты чё - безразлично выдохнул Артём, и посмотрел на Светку - Ты давай, пиво побыстрей глотай. Чё тянешь?
   - Холодноватое немного.
   - Да ничё не холодноватое. Самое то. Не, ты чё реально не помнишь, Стрижамент от того края и до этого? - повторил он вдруг вопрос.
   - Артём, я не помню, честно. Я туда и не смотрю почти.
   - Ладно, ладно, давай кружку.
   Артём взял бутылку и долил себе и Светке.
   - Чё, за нас? - спросил он, с ухмылкой чокаясь.
   - Да, давай за нас.
   - Чипсы ешь.
   - Не, не хочу.
   - Да ладно. Небось с утра один "Анаком" схавала и всё?
   - Нет, почему. Я суп разогревала. Вчера варила. С работы пораньше чуть-чуть отпустили...
   - Ладно - Артём поставил ополовиненную кружку на табуретку - Давай, наверное. Чё ждать?
   Стянув джинсы вместе с трусами, он повалился на кровать, и прищурясь, стал смотреть на Светку. Та поставила кружку, и встав, скинула с себя выцветший халат. Артём окинул взглядом её тело. Достаточно сексуальное, почти девичье, если бы не растяжки и местами выступающие вены на ногах. Испытав некоторый эстетический дискомфорт от этих фиолетовых змеек на бёдрах, он прикрыл глаза, и через секунду почувствовал её влажные губы возле своего пупка.
  
   7
  
   Через 8 часов после появления гор.
  
   Прозвучавший в голове вопрос, заставил Душу на секунду забыть о нехватке воздуха. Он просидел несколько минут, прислушиваясь и тяжело дыша, пока наконец усталость не заставила его снова повалиться на диван.
   Заснул он почти сразу, как голова коснулась замусоленной подушки, даже не успев удивиться тому, что ему стало легче. Какое-то время он находился в пустотах медленной фазы сна, простой кусок мяса, отдыхающий от возможности себя чувствовать и осознавать. Потом немного отдохнувший мозг включился на минимальную мощность.
   Началось сновидение, похожее больше на переработку дневных ощущений тела, нежели разума. Душа видел себя разорванным на миллионы маленьких кусочков. Кусочки эти пульсировали, а он как будто метался от одного к другому, не в силах понять, почему он не может почувствовать себя, как нечто единое, как и должно быть. По крайней мере, в яви.
   Быть каждым кусочком в отдельности было неприятно, хотелось закричать, хотелось перестать чувствовать эти миллионы себя. И эту пульсацию, похожую больше на дрожь. Да, каждый кусочек дрожал, дёргался, в полной темноте, и больше ничего вокруг, кроме дергающихся кусочков...
   Проснулся Душа, когда было уже светло. Он осторожно открыл глаза и уставился на стену. Даже в лежачем положении стало понятно, что тело абсолютно обессилено, по мелкой дрожи в руках, по ознобу на лице, по поверхностному дыханию. Поднимись он сейчас, и всё тут же провалится в черноту, а следом накатит тошнота.
   - Живой хоть - с дрожью выдохнул Душа, и стал думать о баклажке в кармане пиджака - Брал же вроде вчера.
   - Или нет? - пришло вдруг сомнение, и Душа нахмурил лоб - Да нет, брал. И вчера ни глоточка из неё не отпил. Плохо ж стало. Сердце... голос.
   Душа почувствовал, как снова становится страшно.
   - Белка, что ли? - осторожно спросил он себя.
   За почти десять лет беспробудного употребления, он не ловил белку ни разу. Хотя большинство его знакомых успели познать этого юркого зверька, а вот его, бог миловал. За что, не понятно, хотя может, и не в боге совсем дело, а просто организм чуть покрепче. Вот и печень вроде ещё ничего, и почки... Сердечко только. Но с сердечком всегда не лады были. Слабоватое, не уверенное какое-то.
   Душа опустил взгляд и разглядел в ногах пиджак. Осторожно подцепив его пальцами, он поднял согнутую ногу, и пиджак на секунду взмыв вверх, тут же упал ему на живот. Теперь уже можно было не приподнимаясь, взять его рукой. Но сам пиджак был душе не нужен, и он просто нащупав рукой бутылку, вытащил её из кармана.
   - Вот она - устало проговорил он и улыбнулся.
   Бутылка была тепловатой. Душа открутил пробку, и медленно приподнявшись на локте, сделал пару глотков. Противная водка заставила скривиться, и Душа, отведя бутылку ото рта, ещё несколько раз судорожно сглотнул, проталкивая пойло внутрь.
   - Фу ты - выдохнул он наконец, и стал закручивать пробку - Ну ничё, ничё, пойдёт.
   - Смотреть тошно - прозвучал в голове вчерашний, холодный голос, и Душа выронил бутылку из руки.
   Несколько секунд висела тишина, и Душа пытался убедить себя, что ему снова показалось, как и вчера.
   - На улице могли сказать - подумал он, но лицо тут же плаксиво скривилось - Неужели, белочка?
   - Хуелочка, блин - голос в мозгу хмыкнул - Хотя, какая разница? Думай что хочешь. Поверь, мне глубоко наплевать.
   Душа снова судорожно сглотнул и огляделся.
   - Под кровать можешь не смотреть, меня там нет - сказал голос - Да и вообще, тебе лучше не подниматься. Давление девяносто на шестьдесят. Грохнешься в обморок.
   Душа провёл ладонью по холодному лбу. Рука заметно дрожала. Повернув лицо к окну, он превратился в животный слух. Оставалась ещё надежда, что это Семёновна с Люськой на лавочке у подъезда. Они любили иногда громко на ней потрындеть, и чем чёрт не шутит, может у Семёновны этой как раз низкое давление, а Люська просит её не подниматься.
   - Семёновна дома спит ещё. Глупое существо. А Люська в магазине. Спрашивает сейчас у продавца, почём вон то кругленькое печенье в дальнем верхнем углу - проговорил голос со своим холодным спокойствием.
   - Кто ты? - спросил Душа вслух.
   - Можешь не проговаривать свои мысли. Поверь, это лишнее колебание воздуха. И не потому, что оно дублирует информацию, в этом как раз-таки нет ничего глупого, а потому что колебание это не отличается красотою. Мне нравятся красивые колебания.
   Душа ничего не понял из прозвучавшего в голове, и нащупав рукой бутылку, просто повалился на подушку.
   - Это белая горячка - прошептал он испуганно.
   - Как хочешь - согласился голос - Мне всё равно. Да и тебе тоже никакой разницы. Скоро всё закончится.
   - Я умру? - Душа почувствовал, как лицо снова сворачивается в плаксивую мину.
   - Тебя только это и интересует - в прохладе голоса почувствовалось лёгкое презрение - Ну да, конечно. Ты ведь центр, мировая ось, очаг и суть. Я часть мира, но весь мир есть я. Так? Надуманное противоречие точки, хотя скорее - претензия. Если в бесконечном пространстве определить точку, то она автоматически становится центром этого пространства. Это позволяет точке забыть, что она всё равно в этом пространстве остаётся стремящейся к нулю величиной. Но дело даже не в этом. Дело в том, что точка неспособна видеть другие такие же точки вокруг себя. Гугол точек. Хотя, о чём это я? Разумная точка не замечает другие точки сознательно, и тем самым лишается презумпции невиновности за нарушение общепространственных принципов. А тебя что, удивляет мысль, что ты умрёшь?
   Душа тяжело сглотнул. Из всего прозвучавшего в голове, он понял едва ли четверть. Но его и напряг не столько смысл, сколько появившееся презрение в голосе. Что ответить он не знал, а голос не стал ожидать.
   - Ты считаешь, что смерть это зло? - спросил он, и на несколько секунд замолчал.
   - Да - выдохнул Душа.
   Подождав минуту, и не услышав продолжения, он снова открутил пробку и сделал через силу ещё два глотка. Пойло потекло по пищеводу, обжигая его и пустой желудок, но прибавляя энергии. На лице уже не чувствовался озноб из-за отлившей крови, а мозг и тело медленно окутывались в привычную вату.
   - Каждый день - неожиданно продолжил голос - Ты пытаешься отключить свой мозг посредством алкоголя и сна. Создавая противоречие вне себя, точка неизбежно получает его внутри. Твой мозг мешает твоему телу. И не просто мешает, а уничтожает его. Здесь нет ничего ужасного, только закон, общепространственный принцип. Понимая, что ты используешь его не для того, для чего он создан, мозг воспринимает себя, как неверно функционирующий, даже, как вредно функционирующий, а потому функционировать не имеющий права, и делает всё, чтобы прекратить свою деятельность посредством уничтожения тела. Ты спросишь, почему бы ему просто не слететь с катушек? С катушек слетает не тот мозг, который понимает неправильность своих функций, а как раз наоборот. Надеюсь, это ясно.
   Душа тяжело вздохнул, и сделал из бутылки ещё один глоток. Страх от голоса в голове медленно таял. Было ли это заслугой алкоголя, или он просто начинал привыкать к новой хрени? Да и мало ли было в его жизни всякой хрени? Иногда такой, что казалось - не жилец он больше, но ничего же, дышит пока. Может и с этим всё обойдётся.
   - Знаешь для чего нужен мозг? - спросил голос, и Душа вяло повертел головой.
   - Представь себе окружность на плоскости - голос снова был холоден и беспристрастен - Это то, чем должен быть мозг. Не точкой, которой он является у большинства, а именно окружностью. И окружность эта должна постоянно расширяться, поглощая собою то, что находится за нею. Развивающаяся система, которой вечно тесно внутри себя, и потому всегда стремящаяся стать большим чем она есть, перерасти себя. Когда система расширяется, тогда и нет никаких надуманных противоречий.
   - Я ничего не понимаю - устало прохрипел Душа - Зачем мне это?
   - Тебе? - голос усмехнулся.
   Душа сделал ещё пару глотков, и закрутив пробку, сунул бутылку под подушку. Он уже чувствовал наползающее ватное опьянение. Страх полностью отступил, и он улыбнулся. Ему вдруг стало наплевать на дурацкий голос в голове. Какая разница? Даже сам голос так и сказал - какая разница? Душа прикрыл глаза.
   Единственное плохо - подумал он - Что давление низкое. Может к вечеру отойду чуть?
   К вечеру он, как обычно, собирался пойти пострелять денег. Этот немудреный способ добычи был освоен Душою лет пять назад, и теперь он даже не мог понять, как умудрялся пить раньше, когда ещё не пересёк эту черту.
   - Хм - снова появился голос - Интересно, а если расширение происходит в пустоте, не является ли оно вредным? То есть, расширяясь, окружность охватывает всё больше и больше пустоты, и тем самым становится пустее - голос на несколько секунд умолк.
   - Чушь - уверенно сказал он после паузы - В пустоту нельзя расширяться.
   - Можно - вставил Душа, продолжая блаженно улыбаться. Белка, так белка, пофиг, главное опьянеть и уснуть. А чтобы сон сморил скорее, почему бы и не поговорить с этим сраным голосом.
   - Чушь - повторил голос - Я говорю о настоящей пустоте, а не о том, как представляешь её ты.
   - Да мне плевать - Душа улыбнулся шире - Свято место пусто не бывает.
   - К чему этот пассаж? - не понял голос.
   - Пассаж, пассаж... пассать бы. Как думаешь, дойду до сортира?
   - Фу-ух - вздохнул голос, и тут же рассмеялся.
   Душа слушал, как в его голове смеётся чужой голос, и блаженно улыбался. Было в этом что-то отвлекающее от насущных проблем, что-то детское, со всеми этими привидениями и красными руками, с чёрными простынями и вдовами. Иррациональное дерьмо во всей красе.
   - Ладно - сказал голос, перестав смеяться - Что там у нас с пустотой? Мы определились, что за пределами окружности пустоты быть не может, следовательно, любое расширение можно рассматривать только как полезное. Иначе и быть не может. Расширение - это вообще необходимое действие, а если необходимое действие будет само по себе вредно, то система неминуемо уничтожится. Хотя многие рассматривают любое становление, как уничтожение того, что уже есть. Но ведь это только форма. Становление, уничтожение. Если не обращать на форму никакого внимания, то очевидно, что содержание только накапливается, и ничего более...
   Под эти монотонные размышления голоса, Душа сладко погрузился в пустоту сна.
  
   8
  
   Через 10 часов после появления гор
  
   Пару часов Игорь бесцельно прошатался по городу, раздумывая, где взять недостающую сумму. Но как ни напрягал он мозг, ответа не приходило. Вокруг него суетился город, люди, машины, туда-сюда, безостановочно, а он шёл сквозь это движение, как никогда чувствуя своё одиночество. Было отчего упасть духом.
   Ему вдруг представилось, что всё это движение вокруг есть нечто единое, и только он как-то умудрился выпасть из него. Похожий на шарик спортлото, который уже скатился по желобку, а ведущий, поправив его аккуратными пальцами, отчётливо назвал номер. Ещё в детстве он смотрел на такие выпавшие шарики с давящей грустью, и совсем иначе на те другие, продолжавшие весело подпрыгивать в стеклянной ёмкости. Подпрыгивать с надеждой. Те другие ещё были в движухе.
   Устав бродить, Игорь зашёл в одну из сотен пивнух, цветасто разбросанных по городу, и взяв бокальчик живого, присел за пластмассовый столик. Закурив, и отпив несколько глотков, он стал по привычке рассматривать людей, и всего через несколько секунд, его взгляд выхватил в толпе давнего знакомца. Тот вышел из магазина, и пытался кому-то дозвониться, но судя по его жестам и мимике, у него никак не получалось. Тогда он остановил пару прохожих, что-то спрашивал у них, жестикулировал руками, и в очередной раз обведя растерянным взглядом людей, увидел Игоря. Улыбнувшись, и приветственно вскинув руку с телефоном, знакомец неторопливо зашагал к пивной. Переходя дорогу, он чуть было не попал под медленно едущую машину, водитель притормозил и засигналил, но знакомый даже не повернул головы, а только зло отмахнулся. Шагнув на тротуар, он ещё умудрился столкнуться с хлипким мужичком, который тут же испуганно отскочил в сторону, видимо узрев почтенного размера живот.
   Вся эта сценка вызвала у Игоря какую-то странную ухмылку, и он отпив ещё пару глотков, откинулся на спинку стульчика, и стал просто ждать, когда знакомец словно ледокол, проложит себе путь к полярной пивной станции.
   - Здоров, Игорёк - бросил знакомец, подойдя к столику - Блин, телефон вообще не звонит.
   Он достал из кармана белый носовой платок и вытер им вспотевший лоб.
   - Здоров - Игорь затянулся.
   - Чё, тут живое разливное есть? - спросил знакомец, оглядываясь по сторонам.
   - Ага. По полтишку.
   - Нормальное?
   - Пойдёт.
   - Возьму себе - сказал знакомый, и заковылял к прилавку.
   Игорь затушил окурок, и тут же подкурил следующую. Под пиво сигареты всегда уходили в шум, только успевай травиться.
   Знакомец вернулся через минуту. Поставив бокал на столик, он медленно уселся.
   - Чё, как дела? - спросил он, уставившись на свой телефон - Слышь, у тебя со связью нормально?
   - Да хрен его знает, я и не смотрел сегодня - Игорь пожал плечами и полез в карман джинсов.
   - Ну ты даёшь.
   - Да ладно тебе.
   Достав телефон, Игорь сам посмотрел на экранчик, потом повернул его к знакомому - Ни хрена, ни одной палочки.
   - Во-во. И у меня та же хуйня - он положил трубу на столик, и подняв бокал, жадно к нему припал.
   - У-ух - довольно выдохнул он, отводя бокал от губ - Так чё, как дела-то?
   - Да нормалёк, Саня - Игорь натянуто улыбнулся.
   - Чё-то ты загруженный какой-то. Случилось чё?
   - Да не - Игорь хмыкнул - Усталость просто.
   - Чё, работаешь, что ли?
   - Да не.
   - А от чего тогда усталость?
   - А чё, когда не работаешь, нельзя быть усталым?
   - Можно, чё - Саня на секунду выпятил нижнюю губу, выразив недоумение - Просто надо же работать на постоянку. Не, конечно ты сам решай, но я просто говорю.
   - На чужого дядю пахать?
   - Ну почему на дядю? Можно на предприятии каком-нибудь. Вон у нас, например...
   - А ты в курсах, что контрольный пакет вашего этого предприятия итальянцам принадлежит? - Игорь усмехнулся.
   - Не, ну это да - знакомый слегка смутился, быстро поднял бокал и сделал большой глоток - Ну, если тебя так это напрягает, на другое куда-нибудь устройся.
   - Другое? Сраное градообразующее на половину немцы и москвичи держат, "Шерстяной" даги с теми же итальянцами. Какое другое?
   Игорь увидел, что Санёк смутился сильнее. По нему это выкупить было раз плюнуть. Когда Санёк смущался или врал, у него начинал заплетаться язык. Не заплетаться даже, а словно костенеть, отчего изо рта начинали переть не слова, а сплошная каша.
   - Дафисним - пробурчал Саня и стал хлебать пиво.
   Игорь затушил в пепельнице окурок, и тоже занялся "живым".
   - Да, я кстати тебе звонил вчера утром - сказал Саня, облизав губы - Насчёт компьютера. Чё-то не заводится.
   - Наверное я в наушниках был - Игорь сделал задумчивый вид - Угу. По ходу да. Я когда в тырнетах шарюсь, я постоянно музычку на полную врубаю. А чё, как он у тебя не заводится?
   - Да я не знаю, не заводится и всё.
   - Ну железо работает? Я в смысле, ничё не горело, не воняло?
   - Да нет вроде - Саня пожал плечами.
   - И чё ты?
   - Да ничё. Позвонил в магазин, там сказали - две с половиной.
   - Не ведись. Я тебе за штуцер всё сделаю. У меня сейчас и седьмой ломанный есть, пацаны с Новосиба лицензию поломали, и на платформе "зверя" хорошая винда имеется. Приложений тоже до хрена. У тебя чё-нить нужное есть там, ну в смысле данные какие-нибудь?
   - А-а, да - Саня закивал - Фотки. Жена просила все фотки чтоб восстановить.
   - А, ну я тогда свой дежурный винт возьму. Если чипсет родной будет, тогда вообще ноу проблем. А если другой, на свой винду под твой чипсет поставлю, а потом из под него всё вытащу.
   - Ну, я это не понимаю. Мне главное фотки.
   - Да пофик, можно всё перекинуть. У меня дежурный на полтерабайта.
   Игорь опустошил бокал, и поднялся.
   - Чё, ты ещё будешь? - спросил он, глядя, как знакомый приканчивает своё пиво.
   - Да бокальчик ещё можно - кивнул Санёк, пытаясь тоже подняться.
   - Сиди - Игорёк мягко надавил ему на плечо - Ща принесу.
   - Ща, я полтинник... - знакомый полез в задний карман брюк.
   - Ой, да ладно Санёк, хуля тот полтинник. Я уж угощу. Ты меня тоже угощал, так что - проехали. А кошелёк в заднем кармане не таскай. Я как-то кента приколол вот так. Без всякого мастерства, толканул чуть сзади, типа случайно наткнулся, и всё. Лопатник у меня.
   Игорь подмигнул, и развернувшись, направился к стойке. Вернулся он через пару минут, держа в руках бокалы.
   - Так и чё с лопатником? - с ходу спросил знакомый. По лицу было видно, что все эти две минуты он ждал, чтобы задать интересующий его вопрос - Ты отдал потом?
   - Бля - Игорь усмехнулся - Довели народ, хуй знает до чего. Я ж говорю, кента приколол. Чё непонятного?
   - Ну, мало ли.
   - Вот я про что и говорю. Хотя, ты и прав в принципе. Хуля сегодня кент? Бабки главнее.
   Игорь поставил бокалы, и присев, снова закурил.
   - Ебать, ты часто куришь - проговорил Санёк - Бросил бы лучше.
   - Нахуя?
   - Здоровье поберечь. Я вот бросил два года назад.
   - Красавчик - Игорь пару раз кивнул - Только я бросать не собираюсь.
   - Дело твоё.
   Саня поднял полный бокал и стал смакуя отпивать.
   - Хотя, конечно желательно бы - Игорь улыбнулся - Скоро блин задохнусь нафик от этих сигарет. Или инфаркт схвачу.
   - А разве в таком возрасте можно? - удивился Саня.
   - Аж бегом - Игорь цокнул языком - Не, я тебе само собой не как спец, просто слышал насчёт этого пару раз. Один пацанчик в двадцать восемь словил, а второй по-моему в тридцатник. Но этот вроде как спортсменом был, спортивное сердце, знаешь такую фишку?
   - Не-а - Саня помотал головой.
   - Короче - Игорь махнул рукой - Ну его нафик о плохом. У тебя как?
   - А-а, нормалёк всё - лицо знакомца тут же стало уверенней чем у Сфинкса в Гизе - За квартиру полностью рассчитался, дом уже успел построить. Сын в пятый пошёл. А недавно третье место по краю взял.
   - А чем он у тебя занимается? - Игорь напряг лицо, делая вид что пытается вспомнить.
   - Я ж говорил тебе - удивился знакомец - Дзюдо.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   38
  
  
  
  

Оценка: 3.06*8  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"