Радов Анатолий Анатольевич: другие произведения.

Микроминус

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


   Микроминус
  
   Бур неторопливо выбирался с отметки двести двенадцать метров, жужжа, как трудолюбивая пчела. Ливнев, двадцатишестилетний, микробиолог по специальности, присев на корточки, апатично смотрел на вращающуюся спираль троса. Наконец появился сам бур, и Ливнев аккуратно соскоблил кусочки льда с его пазов в маленький железный контейнер.
   - Ну, вот и седьмая - проговорил он замёрзшими губами - Ещё три, и хорош на сегодня.
   За его спиной пританцовывал Сергей Старин, климатолог по профессии, и неудачник по призванию. Ему совсем не улыбалось находиться в Антарктике, он с детства не переносил холода, но отказаться от этой экспедиции он не мог. По довольно банальной причине. Ему пообещали приличные командировочные, а это был сильный аргумент. Год назад, к своему тридцатилетию, он, наконец-то женился, и денег на жизнь стало катастрофически не хватать. Но теперь он уже сомневался в правильности сделанного выбора. Холод сводил его с ума. Ему даже стало казаться, что он не только снаружи, но и пролез внутрь него, как змея, и теперь замораживает его органы. Чёрт бы побрал этот холод, чёрт бы побрал эти деньги, думал он, и недовольно морщился, глядя на спину Ливнева.
   - Может, и так хорош на сегодня? - спросил он, продолжая исполнять танец древних охотников.
   Ливнев обернулся.
   - Что, замёрз? - спросил он, улыбаясь - Серёжа, мальчик, потерпи, это всего лишь циклон.
   - Нет никакого циклона - зло перебил Старин - И не называй меня мальчиком!
   - А ты что, девочка? - Ливнев по-дурацки округлил глаза - Надо же.
   - Да пошёл ты! - осклабился Сергей - За вчера температура безо всяких на то причин упала на три градуса, а теперь вот ещё на одиннадцать, и это, в самой середине дня, а тебе только дурачиться.
   - Это Антарктика, Серёжа. Минус сорок два для здешних мест просто жара.
   - Я же повторяю, никакого движения холодных фронтов не наблюдается. Ты посмотри, ветра вообще нет. Флюгер висит, как член старого импотента. Тебе этого мало?
   - Член старого импотента - Ливнев рассмеялся - Да ты поэт, Серёжа.
   - Придурок - ругнулся Сергей.
   - Ладно - пожалел его Ливнев - На сегодня хорош. Завтра последние три пробы возьмём. Зачем тебя вообще сюда направили?
   - Чтобы расставить все точки в теории Миланковича.
   - Да, нет. Я в смысле, зачем тебя сюда направили? Не могли найти другого, не такого мерзляка?
   Старин молча развернулся, и торопливо зашагал к домику из пластика, служившего им маленьким научным центром, кухней и спальней одновременно. Рядом с домиком стоял вездеход "Бобр", больше напоминавший североамериканского бизона, нежели на бобра. Правда, бобров Старин в живую ни разу не видел, только на картинках. Впрочем, то же можно было сказать и о бизонах. Ливнев вскочил на ноги, и поспешил следом.
   - Да ладно, не обижайся! - закричал он в спину Старину - Я же шучу!
   Старин неопределённо махнул рукою, и открыв дверь, скрылся в домике. Через секунд двадцать вошёл Ливнев.
   - Ты чё, обиделся? - спросил он с порога.
   - Да ничё я не обиделся, Просто знаешь, мне кажется что-то не то. Не должна температура так резко падать - он посмотрел на термометр на стенке - Во, смотри, и внутри на три градуса упала.
   Ливнев подошёл к термометру. Красная чёрточка остановилась у плюс тринадцати.
   - Ну? - спросил Старин.
   - Наверное, что-то с генератором - сухо ответил Ливнев - А что вчера было шестнадцать?
   - А ты что не смотришь? - удивился Старин.
   - Нет - искренне ответил Ливнев - Мне что шестнадцать, что тринадцать, я разницы не чувствую. Ты не забывай, что я Томич. Это ты у нас с юга.
   - Ну, ты даёшь - Старин покачал головой - Вообще-то позавчера было семнадцать.
   - Точно что-то с генератором - сказал Ливнев и спокойно бухнулся на раскладушку, которая напряжённо заскрипела.
   - Так пойди, посмотри - сказал Старин.
   - Чуть попозже, давай? - Ливнев потянулся - Сначала пожрём.
   Он достал из под раскладушки ящик с рыбными консервами.
   - Что будешь? - спросил он напарника - Сайру или мойру?
   - Давай суп сварим - предложил Старин.
   - Чё-то никакого желания. Я пару консерв заточу, и пойдёт - Ливнев взял в руку банку мойры, и стал искать на столике консервный нож - Не могли импортных положить - забурчал он себе под нос - Щас бы дёрнул за колечко и нормуль - он наткнулся взглядом на нож и перестал бурчать.
   Старин тоже передумал варить суп и подошёл к столику.
   - Дай мне сайры - холодно попросил он.
   Ливнев покопался в ящике.
   - Держи, напарник - пафосно проговорил он, протягивая консерву, и принялся ножом открывать свою. Старин глупо стоял с сайрой в руке.
   - А, извини - наконец заметил его Ливнев, протянул ему уже открытую и забрал из руки напарника железную шайбу с запечатанной внутри едой.
   Старин взял со стола ложку и принялся неспеша есть, поглядывая на Ливнева.
   - Ты говорил, что в четвёртой пробе что-то обнаружил - спросил он, без особой радости жуя безвкусную, в кашу переваренную рыбу.
   - Угу - мотнул головой Ливнев - Какие-то неизвестные архефаги, скорее всего древние цианобактерии.
   - И что? - спросил Старин, ни черта не понимая.
   - Да ничего - промямлил с набитым ртом Ливнев - Думаю, это, как минимум кандидатская.
   - Да чёрт с ней. Что за бактерии-то?
   - Да самые обычные - буркнул Ливнев - Только древние. Дай поесть спокойно.
   Старин с банкой в руке и с невкусной рыбой во рту подошёл к термометру.
   - Ё! - крикнул он, и кусок пережёванной сайры вылетел из его рта - Уже двенадцать! - в его глазах нарисовалось беспокойство. Он вернулся к столику и бросил на него недоеденную консерву - Так, что там за бактерии? - крикнул он прямо в лицо Ливневу.
   Ливнев медленно поднял голову и недоумённо уставился на напарника.
   - Ты чё? Зачем так орать?
   - Ладно, извини - сказал Старин, смутившись своей резкости - Просто тебе не кажется, что это как-то связано?
   - Да бред - Ливнев покачал головой.
   - А ты возьми и посмотри - снова стал повышать голос Старин, удивляясь, откуда у него столько злобы внутри - Перестань жрать эту сраную мойру, и включай ноутбук!
   Ливнев перестал жевать и как-то настороженно посмотрел на напарника.
   - Это сайра, Серёга, а не мойра. Ты что, с ума сходишь?
   Старин присел на корточки, потянулся за ноутбуком и сунул его под нос Ливнева.
   - Давай посмотрим на твоих бактерий - веско предложил он.
   Ливнев отставил консерву, нехотя взял в руки комп, и медленно раскрыл его.
   - Ладно - мрачно сказал он - Раз тебе так хочется.
   - Да, мне хочется.
   - Тогда давай сюда четвёртый контейнер.
   Старин потянулся к железным баночкам, стоящим метрах в двух от него.
   - Какой из них четвёртый? - спросил он.
   - Там написано - ответил Ливнев.
   Старин покрутил парочку, и протянул один из них Ливневу.
   - На.
   Ливнев открыл контейнер и капнул из него на стёклышко электронного микроскопа, встроенного в ноутбук. Потом быстро забегал пальцами по клавиатуре.
   - Ну что? - нетерпеливо спросил Старин.
   - Да подожди ты - Ливнев уставился на экран - Так, вот они. Надо же!
   - Что? - спросил Старин, наклоняясь.
   - Вчера они не были такими активными - Ливнев хмыкнул - И вчера их в таком объёме было - он посмотрел на Старина - Примерно в пару тысяч раз меньше.
   - Как ты их там назвал? Циановые?
   - Цианобактерии. Они выделяют кислород.
   - Вот! - закричал Старин - Вот оно!
   - Что, вот оно?
   - А то! - Ливнев заметил, что Старина трясло, то ли от возбуждения, то ли от холода - Ты можешь определить температуру этого кислорода? Ну, которого они выделяют.
   - Можно - начиная понимать, кивнул головой Ливнев. В его глазах стал разгораться огонёк.
   - Чёрт! - крикнул он через минуту, и рассмеялся - Да это докторская! Какая там докторская, это Нобелевская! Ты понимаешь?! - он посмотрел на Старина.
   - Ты мне про температуру-то скажи - ответил испуганным голосом Старин.
   - Минус сто два - весело ответил Ливнев - Представляешь, они выделяют атом кислорода с температурой минус сто два по Цельсию. Это Нобелевская, Серёга!
   Старин опасливо заглянул в глаза напарника.
   - Эй, ты врубаешься вообще? Какая нахрен Нобелевская. Мы выбурили опасную хрень, Ливнев. Давай срочно сообщай в свой институт, и валим отсюда подальше!
   - Радиостанция сломана - весело сказал Ливнев.
   - Чё ты мне голову морочишь? - крикнул Старин - Какая нахрен радиостанция. Давай по мылу посылай!
   Ливнев вдруг резко захлопнул ноутбук и прижал к себе, обняв его, как дети обнимают любимого плюшевого медвежонка.
   - Ты хочешь, чтобы они украли мою Нобелевскую?! - возбуждённо заговорил он - Нет уж. Я пять лет на побегушках у этого Поплавского. Тоже мне доктор наук. А что он открыл? А? Я спрашиваю, что открыл этот старый педик? Ни-чер-та! Он теперь мне задницу будет лизать с утра до вечера! - Ливнев часто задышал, бешено сверкая глазами.
   Старин глупо посмотрел на него.
   - Что смотришь?! - закричал Ливнев - Думаешь, я карьерист? Да! Я карьерист, чёрт тебя подери! И я запарился быть невидимкой, пашущим на этого педика Поплавского. Я хочу признания. Я хочу славы, в конце концов!
   Старин схватился за край ноутбука и попытался его вырвать, но Ливнев вдруг со всей силы ударил его ноутбуком в грудь и Старин повалился на спину, по-дурацки замахав руками. Он удивлённо огляделся, потом поднялся и уселся на полу, вытянув руки перед собой.
   - Спокойней, спокойней приятель - сказал он сдавленно - Ты немного не понимаешь ситуации. Дело совсем не в Нобелевской. Дело в том, что эти штуки опасные! Понимаешь, по теории Миланковича, толщина льда постоянно меняется, а от этого и климат, и эти штуки - он попытался подобрать слова - Эти штуки, они не могут быть отсюда. Ведь если бы они были отсюда, на Земле давно был бы стабильный ледниковый период. Наверное, они пробили лёд и оказались замурованы во льду. Вернее, метеорит с ними пробил лёд. Может два миллиона лет назад, может четыреста тысяч лет, тогда его толщина была минимальной.
   - Чушь - рявкнул Ливнев.
   - Не чушь. Я думаю, что если бы метеорит не упал в район Антарктики, а куда-нибудь на материк, было бы намного хуже. Нам надо валить отсюда. Хочешь, никому ничего не сообщай, но валить надо. За пару-тройку километров отсюда, а там уже решим, что делать дальше.
   Они несколько минут молча смотрели друг на друга.
   - Ладно - наконец согласился Ливнев - Давай грузиться в "бобрика".
   Старин резко вскочил на ноги и стал собирать вещи. Ливнев принялся одной рукой рассовывать по карманам контейнеры с пробами, в другой крепко держа ноутбук. Старин с вещами открыл дверь, и выскочил наружу, но тут же вернулся обратно, захлопнув дверь.
   - Чёрт, где там маски? Для меня это чересчур. Там уже под полтинник, не меньше.
   Ливнев кивнул на серый рюкзак.
   - По-моему там.
   Старин бросил вещи на пол и стал рыться в рюкзаке. Наконец извлёк маску, натянул её на лицо, и, подобрав вещи, вышел. Вслед за ним поспешил Ливнев, прихватив две консервы сайры и бутылку с водой. Они побросали всё в вездеход, и залезли сами.
   - А ты знаешь, при какой температуре замерзает дизельное топливо? - странно улыбнувшись, спросил Ливнев.
   - Нет - буркнул Старин, заводя "бобра".
   - Минус пятьдесят. А на градуснике сорок девять.
   Вездеход заурчал, и резко дернувшись, понёсся по сверкающему льду.
   - Ничего. Сейчас отъедем подальше, и всё будет нормально - сказал Старин, сильно прищурившись глядя сквозь лобовое стекло.
   - Ты что, боишься сбить белого медведя? - улыбаясь, спросил Ливнев.
   - Да заткнись ты! - не выдержав, рявкнул Старин.
   Ливнев замолчал и принялся разглядывать через правое окошко бесконечную гладь Арктического льда. "Бобр" летел вперёд, оставляя за собою белую полоску весело кружащейся снежной вьюги. Старин стиснул зубы. Его, как никогда ещё в его спокойной, терпеливой жизни, наполняла злоба, бешеная, неукротимая. Он глянул на мониторчик бортового компьютера. Температура снаружи минус пятьдесят пять.
   - Чёрт! - выругался он, и испугался. А что если они не выберутся из этого кольца? А то, что это кольцо, Старин себе представлял. Как большой взрыв во Вселенной. Только разлетается не материя, а холод.
   И в этот момент вездеход стал задыхаться, и дёргаться, как раненый зверь в агонии и, наконец, замер.
   - Вот так умирают бобры - сказал всё ещё улыбающийся Ливнев, поворачивая голову.
   Старин, вложив всю свою силу, ударил его в нос, потом ещё раз, и ещё раз. Ливнев закрыл лицо руками и закричал.
   - Сука! - заревел Старин - Давай сообщай в институт!
   - Не могу! - закричал Ливнев - Нужно подключаться к тарелке, а тарелка осталась там.
   Он отвёл ладони от лица, и Старин с удивлением увидел улыбку на лице напарника. И взгляд. Он испугался этого нечеловеческого, сумасшедшего взгляда, поэтому бил и бил Ливнева, пока тот не отключился. Потом схватил ноутбук и вылез с ним наружу, глянув на мониторчик. Минус шестьдесят. Да эти твари плодятся в геометрической прогрессии, испуганно подумал он.
   Холод въелся в глаза, и стал проникать своими щупальцами под трёхслойный комбинезон, вцепился своими мёртвыми пальцами в ноги. Старин, прикусив губу, быстро, почти бегом, бросился назад, к маленькому домику из пластика. Как же он терпеть не может этот холод, думал он ускоряясь. Чёртова командировка, чёртовы деньги! Чёртовы бактерии!
   В восемнадцать ноль-ноль короткое, сбивчивое письмо, легко преодолев тысячи километров, легло в ящик компьютера стоящего в деканатской научного института экспериментальной метеорологии и прогнозирования климата. Через час, ровно за семьдесят шесть часов тридцать четыре минуты до того, как всё живое на Земле погибло, его прочитали.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"