Радов Анатолий Анатольевич: другие произведения.

Один необыкновенный день Дениса Кузьмича

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


   Один необыкновенный день Дениса Кузьмича
  
   Утро распахнуло объятия и обняло проснувшуюся землю. На траве щедро заблестела роса. Ни единой тучки в небе - день обещал быть жарким и безветренным, таким, каким они и бывают в конце июля, то есть самым обыкновенным летним днём в областях чуть южнее средне-русской полосы.
   Но Денис Кузьмич думал по-другому. Не думал даже, а чувствовал, что день будет необыкновенным.
   - Совсем необыкновенный день будет. Чудо произойдёт, ей-богу произойдёт. Меня не проведёшь - говорило нутро Кузьмича и Кузьмич ему доверительно внимал.
   Кузьмич сидел на порожках и курил горькую "приму", сплёвывая время от времени на землю табак. Кузьмич "приму" курить умел мастерски, не слюнявя, не изжёвывая, но даже у такого мастера табачок иногда нет-нет, да и прилипал к губам.
   - Тьфу ты - плевался Кузьмич, и с губы слетала табачинка - Странно это как-то, вот точное ощущение, что чудо произойдёт. Ей-богу ж.
   В кухне шурудилась посудой жена, бабка Нюська, готовясь сварить борща. Борщ у неё получался наваристый, густой, ложка стоймя стояла в капусте, а дух расплывался по комнатам такой, что Кузьмичу казалось - желудок вот-вот сам выпрыгнет из туловища, да и запрыгнет в исходящую паром и ароматами кастрюлю.
   Забросив пегас на грядку с огурцами, Кузьмич поднялся и заглянул в кухню.
   - Слышь, Нюська, ничего не чуешь?
   Бабка замотыляла головой, шумно вдыхая воздух.
   - Газ что ли?
   - Да не - обиженно махнул рукой - Внутри не чуешь?
   - Иде внутри?
   - Да ну тебя - Кузьмич развернулся и сойдя с порожек, зашагал в сторону главного огорода.
   Главным огородом Кузьмич называл то, что раскинулось за невысоким деревянным забором, отхватив под себя семьдесят соток земли. Такие огороды в деревне были в каждом дворе. Деревня казачья, и видать делили землю казаки сами, не жалеючи, вообщем-то как оно и надо, когда земля своя. И в каждом дворе главный огород использовался одинаково. В начале немного картошки, потом кукуруза до половины, а дальше выгон для скота. У кого для коровы, у кого для коз, а Кузьмич держал кролей, серых великанов. Само собой на выгон их пасти не выпускал, кроль сбежит не задумываясь, а вот травку для них на этом выгоне он завсегда скашивал.
   Взяв притуленную к сараю косу, Кузьмич попробовал большим пальцем насколько она остра, и удовлетворённо цыкнув языком, подошёл к забору. У забора росли колючие, растопыренные кусты крыжовника. Кузьмич сорвал пару зелёных ягод и ловко, коротким движением кисти забросил их в рот, приготовившись к наслаждению вкусом, но крыжовник оказался кисловат, и Кузьмич от неожиданности фыркнул и скривил лицо. Так скривлённым он и открыл калитку, и по-хозяйски глянул вдаль. Впереди, метрах в пятидесяти красовались стройные ряды кукурузы, перед ними желтела картофельная ботва. Кузьмич улыбнулся и зашагал по узкой тропинке, вдоль деревьев тутовника, служивших чем-то вроде ограды между его и соседским главным огородом.
   Солнце медленно ползло вверх, а Кузьмич думал о борще и о том, что чувствовало его нутро. И почему чувствовало.
   - Интересно, какое же чудо должно произойти? - Кузьмич прошёл вдоль кукурузных рядов, и когда они закончились, взял точно по диагонали. Большой выгон был уже на половину скошен, и на месте скошенной травы густо поднималась сочная отава. Кузьмич зашагал по ней, чувствуя, как пахнет росистая, зелёная поросль.
   - Эх хороша - сказал он себе под нос - Но мала пока.
   Он протопал к самому концу выгона, где росла ещё июньская, высокая и уже подсохшая трава. Прислонив косу к телу, Кузьмич поплевал на руки и потёр ладони.
   - Ну - весело гаркнул он - Коси коса - пока роса.
   Но не успел он взяться за дело, как высоко в небе появилось небольшое чёрное пятно. Пятно приближалось, быстро увеличиваясь в размерах и болтаясь из стороны в сторону. Кузьмич поглядел на пятно прищурясь и на его морщинистом лице прочиталось недоумение.
   Когда инопланетная тарелка приземлилась в метрах двадцати от Кузьмича, он смачно плюнул себе под ноги и досадливо покачал головой.
   В тарелке образовалось отверстие и в него выглянуло смуглое трёглазое существо.
   - Крузьмич? - спросило оно и улыбнулось малюсеньким ртом.
   - Ну, пусть будет так - кивнул головой Кузьмич и достав сигарету, закурил.
   - Хророшо, хророшо - обрадованно пропел смуглый и выпрыгнул из тарелки - Проможешь Крузьмич?
   Кузьмич молча развёл руками.
   - У мреня гидрафробус нарвернулся - инопланетянин смущённо отвёл три глаза - А грурмляне говорят, тебе к Крузьмичу, он проможет.
   Кузьмич шумно выдохнул дым и сщурил глаза.
   - Ну, показуй, где он твой гидрахренус.
   Смуглый засуетился, ловко бросился под тарелку и стал тыкать пальцем в днище.
   - Тут, Крузьмич, тут.
   Через минут тридцать, Кузьмич довольно и горделиво потирал руки, а смуглый астронавт с интересом заглядывал под свой летательный аппарат.
   - Я там проволочкой чуть скрутил, до дома вообщем протянешь, а дома ты уж к своим механикам загляни, не поленись.
   - Спрасибо, Крузьмич, спрасибо - инопланетянин моргал тремя веками - Мне грурмляне кроординаты драли... а, дра - он полез в карман комбинезона - Вот, Крузьмич, бартула.
   Он протянул Кузьмичу маленький блестящий шарик.
   - На неё в црентре мрожно крубический парсек крупить.
   Кузьмич молча взял шарик и сунул его в карман штанов. Радости ему от этих бартул, проонов и всяких артренов не было, но использовать в качестве оплаты деньги земные всем этим звездолётчикам категорически не разрешалось. Земля не входила в галактический торговый союз, и посему деньзнаки её не котировались и в обороте не присутствовали. Да по сути и не знала Земля ни о каких галактических союзах.
   - Разлетались тут - подумал Кузьмич - Всё втихую, всё не официально.
   Когда тарелка взлетела и быстро скрылась из виду, Кузьмич наконец-то принялся за работу, размышляя о своём странном предощущении. Предощущение нисколько не угасало, а даже наооборот, разгоралось внутри ярким огоньком.
   - Что-то сегодня обязательно произойдёт. Что-то необыкновенное. Вот чую и всё тут.
   Кузьмич накосил приличную охапку и с нею вернулся во двор. Там он рассовал сухую траву по кормушкам, посмотрел с пару минут как кроли уминают своё любимое лакомство, и вздохнув, поплёлся домой.
   Из кухни плыл дурманящий запах.
   - Скоро? - спросил Кузьмич, проходя мимо жены.
   - Ещё час.
   - У-у - Кузьмич проглотил слюну и ушёл в зал. Плюхнувшись в старенькое кресло, он достал из кармана шарик и принялся его рассматривать. Его глаза стали понемногу слипаться, и он почти провалился в сон, но вздремнуть ему не дали. Раздался громкий стук, резкий и хлёсткий. Стучали в калитку. Кузьмич по стуку сразу же догадался кто.
   Тяжело поднявшись и бросив шарик на кресло, он поспешил на улицу.
   - Хтось там? - спросила жена, когда Кузьмич проходил мимо.
   - Да хтось-хтось, опять эти - Кузьмич махнул рукой - Видать чтось случилось у них.
   - Ну да, как чтось случилось, так сразу Кузьмич. И шляются, и шляются - забурчала жена, но Кузьмич не стал оправдываться. Он выскочил из кухни, спустился с порожек и заковылял к забору. По калитке ещё пару раз хлёстко ударили.
   - Иду, иду - отозвался Кузьмич - Чего у вас там?
   - Помофь тфоя нуфна, Куфьмить - донеслось из-за калитки.
   - Иди, иду - повторил Кузьмич.
   Открыв калитку, он увидел перед собой сразу трёх эволюционировавших бобров.
   - Значит дело серьёзное - подумалось Кузьмичу и он глубоко вздохнул.
   - Куфьмить - заговорил самый рослый эволюционировавший бобр - Помофь тфоя нуфна пофайеф.
   - Позарез что ли? - переспросил Кузьмич.
   - Уфу - бобр мотнул головой - Фапфуду йафобвать нуфно, сфйочно - бобр поднял вверх правую лапку - А то фода в фело пойтёт.
   - Разобрать срочно, а то в село вода пойдёт?
   - Уфу - снова кивнул бобр.
   - А сами? - спросил Кузьмич.
   - Фами долфо, а ф тобой, тяфа за дфа - бобр жалобно посмотрел на Кузьмича.
   - Ладно - Кузьмич вышел и захлопнул за собою калитку - Пойдём, раз уж надо.
   С запрудой пришлось провозиться больше трёх часов, и всё это время Кузьмич думал то о наваристом густом борще, то о своём предощущении.
   - Ну понагородили - беззлобно ругался он, вытаскивая ветки из воды - Вы ж думайте когда делаете-то.
   - Куфьмить - оправдывался старший эволюционировавший бобр - Мы ф не фнали. Мы тефе на фиму дроф навалим, хофефь?
   - У нас в селе газ уже второй год, едрить его в сосцы - бурчал Кузьмич - Ну и понагородили.
   Домой Кузьмич приплёлся уставший до изнемозжения. Насытившись двойной порцией борща с чесночком и серым хлебцом, он грузно упал в родное старенькое кресло.
   - Эх, день проходит, а ни какого чуда - думал он разморённо - Может показалось? Может подвело чутьё?
   Кузьмич прислушался. Нутро упрямо твердило, что произойдёт что-то необыкновенное, обязательно произойдёт.
   - Нюська, а, Нюська - крикнул он обернувшись к кухне - Ни чуешь ничего?
   - Да ну тебя, отстань - ответила криком жена - Совсем старый чёрт из ума уже выжил.
   - Ну и чёрт с тобой - пробурчал под нос Кузьмич и закрыл глаза - Посплю, може и пройдёт. Може это от недосыпу?
   Но вздремнуть ему снова не дали. Проваливаясь в сон, Кузьмич услышал звонок мобильного. Он шустро выпрыгнул из дремоты, как блоха из под ногтя, и схватил телефон.
   - Да - громко крикнул он, едва поднеся трубку к уху.
   - Кузьмич? - спросили из трубки.
   - Ну а ты ж куды звонишь-то, а?
   - Кузьмич, совсем я умаялся, сил моих нема уже.
   - Чего такое, Лексеич? - Кузьмич достал из под задницы бартулу, и не зная, что с нею делать, бросил на пол.
   - Да опять городские эти со своими пикниками, весь лес засрали. Сил моих нема уже.
   - Ладно Лексеич, не кипишуй, подойду сейчас, помогу.
   На уборку леса Кузьмич потратил весь оставшийся день. Когда стало смеркаться, Кузьмич почувствовал, как неприятно заныла спина. Да и как тут не заныть, когда почти всю уборку Кузьмич провёл в одиночестве. Леший постоянно куда-нибудь сбегал, ссылаясь на свои неотложные лешачьи дела. То выпавшего птенца в гнездо положить, то у волка кость в горле застряла, и надо срочно бежать вытаскивать. Кузьмич понимал, что Лексеич сочиняет, но виду не подавал, уважал старшего. Лексеичу этим летом семьсот двадцать годков стукнуло, да и кто его знает, может и вправду где-то там в чащобе волк костью подавился.
   Собрав пустые бутылки и всякие пластиковые причиндалы в большие холщовые мешки, Кузьмич присел на трухлывый пень и закурил. Из чащобы повился леший, держа в руках корзинку с белыми грибами.
   - Эт я тебе Кузьмич, с картошечкой пожаришь. Эх и хороший ты мужик Кузьмич, всегда поможешь не откажешься.
   - Да не тяжело - устало ответил Кузьмич, поднимаясь с пенька.
   - Ну я этим городским - Леший поднял кулак и погрозил им перед собою - В следующий раз медведем их пугану.
   - Да, Лексеич - Кузьмич взял протянутую корзинку - Чуть не забыл, ты скажи Горынычу-то чтобы он над огородами низко не летал. Коровы пугаются, надои падают, да и наши сельские не довольны. Пусть хотя б метров двадцать-двадцать пять, а то он давече прямо на бреющем.
   - Скажу, скажу - леший закивал головою - Этот дельтоплан трёхголовый в последнее время как в детство впал. Да и то сказать, старику уже за тысчонку лет то. Поговаривают он ещё у Батыя телохранителем подрабатывал. О так вот - леший причмокнул губами.
   Домой Кузьмич добрался когда уже совсем стемнело. Поставив корзинку на кухне, он снова поплёлся к своему любимому креслу. Жена раскатывала тесто, искоса поглядывая на него.
   - Ну что, старый - ехидно забурчала она, когда Кузьмич жадно пил из железного ковшика - Произошло твоё чудо?
   Кузьмич повесил ковшик на гвоздь и нахмурился. Внутри всё ещё шевелилась уверенность, что произойдёт что-то необыкновенное, что вообще сегодняшний день необыкновенный, но доказывать жене что-либо, желания не было. Он только тихо и неразборчиво буркнул и ушёл в зал.
   Включив телевизор, Кузьмич завалился в кресло и шумно вздохнул.
   - Да, день закончился, а ничего необыкновенного. Никакого чуда. Может подвело меня нутро?
   Кузьмич уже было хотел с этим смириться, но тут до его стариковского слуха дошло о чём говорили в телевизоре. Кузьмич удивлённо поднял глаза и уставился в экран.
   - Нам стало стыдно перед нашими пенсионерами - говорил с экрана президент, не глядя в камеру, словно ему и вправду было стыдно - и мы приняли решение больше не надсмехаться над ними, и проиндексировать пенсию не на какие-то жалкие семь, десять, или скажем пятнадцать процентов, как мы до этого поступали, а увеличить её на вполне обоснованные и необходимы пятьсот процентов. Также мы приняли решение заморозить тарифы на основные...
   Рот у Кузьмича непроизвольно открылся, а глаза медленно полезли из своих законных орбит. Он почувствовал, как убыстряется сердце.
   - Вот же, вот - прошептал он и резко вскочив, бросился на кухню.
   Жена от неожиданности ойкнула и сделала два шага назад.
   - Ты чего это, Ирод? - испуганно спросила она, держа на всякий случай перед собою скалку.
   А испугаться было чего. Глаза Кузьмича увеличились едва ли не вдвое, руки возбуждённо дрожали, правый уголок рта нервно дёргался.
   - Говорил тебе что сегодня необыкновенный день?! - закричал Кузьмич, победоносно глядя на жену - Говорил?! А ты всё с ума сошёл старый, с ума сошёл старый. Моё нутро никогда меня не подводит!
   - Ты чего это, чего? - жена сделала ещё шаг назад.
   - Чего, чего - передразнил Кузьмич - Вот с утра чувствовал и на тебе, случилось.
   - Да чего случилось-то? - крикнула жена, не выдержав напряжения.
   - Чудо случилось, Нюська - закричал Кузьмич - Самое настоящее чудо!
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"