Радов Анатолий Анатольевич: другие произведения.

На поверхности - сборник рассказов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Чисто фантастика!


  
   Георг (По звёздным перекатам...)
  
   Его звали Георг. Это имя было написано на кармане серебристой куртки, и вытатуировано на правом плече. Всё остальное он ещё продолжал узнавать.
   Когда он очнулся, он не знал ничего, даже того, что его зовут Георг. А очнулся он распластанным на полу. Над самой головой истошно мигало красное слово "Столкновение!", в голове монотонно гудело, внутри чувствовался полный беспорядок. Он с трудом поднялся на ноги и огляделся. Рядом лежал Сметов Н. Это Георг узнал по такой же, как у него надписи на кармане серебристой куртки. Сметов был мёртв. Вокруг Сметова, покрывая пол приличным слоем, валялись разной величины осколки, обломки, куски, части и прочие фрагменты некогда составлявшего целое под названием - внутренняя обшивка космического челнока.
   Георг оттащил тело Сметова в седьмой отсек и оставил его там. Так Георг остался один.
   Через час после столкновения включилась аварийная система возвращения на Землю. Сообщение об этом замигало зелёным, вместо красного истошного "Столкновения". Так Георг узнал, что он с Земли.
   Георг долго ходил по отсекам космического челнока. Внутри них всё было вверх дном. Столкновение вывернуло внутренности челнока наизнанку, не пожалев ни одного предмета. На полу валялись оторванные системы воздухоснабжения, разбитое вдребезги оборудование, под ногами хрустело стекло. Георг осторожно переступал через валявшиеся вещи, иногда наклоняясь, поднимая и рассматривая что-нибудь.
   В личном отсеке Сметова Н. он поднял небольшой прямоугольный предмет. Такие же валялись здесь повсюду. Предмет раскрывался. Георг раскрыл его примерно посередине. На белом фоне почти правильные чёрные прямоугольнички. Георг прищурился. Прямоугольнички рассыпались на сотни маленьких значков.
   - Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты, - удивлённо прочитал Георг. Так Георг узнал, что он умеет читать.
   Он присел и за раз прочел томик Пушкина. Вернулся на первую страницу. Стихи.
   - Это стихи, - сказал Георг, и поднявшись, принялся собирать все прямоугольные предметы в стопки.
   Георг стал читать почти безостановочно, чтение прерывалось только размышлениями.
   - Сметова нужно похоронить, - думал он, захлопнув очередную книгу. - Но, как это сделать на космическом челноке? Никак. Извини Сметов, придётся тебе полежать в седьмом отсеке. А когда вернёмся на Землю, похороним тебя Сметов, обещаю, по всем правилам похороним.
   - У Сметова, наверное, на Земле есть семья, - думал Георг. - Мне придётся сообщить им о гибели... а моя семья? Что если я не долечу? Что если челнок развалится? Нет, я должен долететь. Ради них, ради своих родных.
   Как-то Георг наткнулся на трудную книгу. Он перечитал её несколько раз, пока, наконец, стал что-то понимать. Это был справочник по работе технических систем челнока. Георг долго пытался восстановить по нему информацию на компьютерах, но те были так сильно повреждены, что абсолютно не реагировали ни на команды, ни на восстановительные программы. Промучившись какое-то время, Георг всё бросил и зарёкся больше таких книг не читать.
   - Столько времени потрачено, а толку никакого, - думал он, глядя в бездну иллюминатора. - Другое дело Бальзак. Или Толстой. Сплошная польза! Всё только о самом главном, о человеке. О том, что внутри него, а это тебе не программки для компьютерных систем.
   - Значит так, - размышлял Георг, нервно шагая туда-сюда по пятому отсеку, - Челнок столкнулся с каким-то небесным телом. Сметов погиб, а я выжил. И это - на такой скорости! Господи, да мне повезло просто. Ну потерял память, ну и чёрт с ней. Главное живой, а вспомнить книги помогут. Прав всё-таки Достоевский, ох и скользкий мы народец - люди. Вроде и жалко Сметова, а на его месте оказаться, нет уж. Лучше живым, чем в седьмом отсеке гнить. В холодильник класть поздно, да и не работают они. Так что, прости Сметов, забыл я, что люди гниют после смерти. Головой сильно ударился.
   - О том, что никто не вернётся назад, - Георг захлопнул очередную книгу. - Нет, слишком мрачен Блок. Не вернётся, хм. А я вернусь. Не для того я выжил, чтобы теперь отступать. Там, на Земле, меня ждут. Не зря же нас со Сметовым в такую даль отправили. Хотя, с другой стороны, в эту даль мы как раз и не долетели, и всё из-за куска какой-нибудь ерунды. Появилась на пути, и хана всем планам. И что мне ещё там, на Земле, скажут? Зачем вернулся? Вон Сметов погиб, как настоящий герой, а ты Георг - трус. Но разве я виноват, что живой остался? Повезло просто. Что же они, расстреляют меня теперь за это везение? Да ну, ерунда какая-то. Не за что меня расстреливать. Я в этом челноке, как рыба в консервной банке, от меня и не зависит ничего. Лечу себе в пустоте и книги читаю.
   Время летело вместе с челноком в просторах космоса. Георг прочитал все, что имелось в пятом отсеке, и принялся перечитывать любимое.
   - Если это личная библиотека Сметова, а я так люблю читать, значит, и у меня должна быть своя библиотека. Но где она? Может в тех отсеках, что в носу челнока? Но к ним не пробраться. Вернее, их вообще все сплющило, - Георг грустно усмехнулся. - Не повезло. Наверное, в моей библиотеке тоже полно интересных книг. Что ж, придётся перечитывать. Хотя некоторых перечитывать просто невозможно. Того же Достоевского. Прямо тошно его перечитывать. Почему?
   Георг смотрел в темноту иллюминатора...
   - Земля, как далека ты, но сквозь миры легко... - пронеслась, словно ураган, мысль в голове. Так Георг узнал, что может писать стихи.
   Целый день он пытался закончить четверостишие.
   - По звёздным перекатам, теку к тебе рекой, - Георг ошеломлённо замер. - Да. Да! Боже, как это здорово!
   Всю ночь он пробродил по космическому челноку, всё ещё не веря тому, что создал такое красивое четверостишие. В полумраке коридоров он шептал его, вновь и вновь, удивляясь, как это у него так вышло?
   Утром он снова прошептал его. Вчерашней буйной радости не было. Осталось какое-то умиротворение от того, что он смог, но и этого умиротворения Георгу было достаточно. Стало, как-то не одиноко, словно он открыл мир в котором одиночество всего лишь одно из состояний счастья. Георг попробовал придумать ещё что-нибудь.
   Вскоре у него набралось порядочно стихов. Он записывал их на полях книг карандашом, который нашел у Сметова в отсеке.
   - Неужели, я поэт?! - с гордостью думал Георг. - Наверное, на Земле такие, как я, очень почитаемые люди. Вот вернусь и... что тогда? А вот что. Сделаю, как и положено - издам книгу. Сборник. И люди будут читать его. И наслаждаться красотою моих стихов. А я буду писать и писать новые, и дарить их человечеству. Какое же это будет счастье, делиться сотворённым с людьми...
   Когда замигала надпись "Сближение с Землёй", Георг прижался лицом к одному из иллюминаторов, но ничего не увидел. Всё та же темнота. Тогда он рванул в главный отсек, но и там, в иллюминаторы ничего разглядеть не удалось...
  
   Постовики-роботы на Плутоне определили корабль, как "свой". Корабль ворвался в Солнечную систему на полусветовой скорости, и не снижая её, понёсся к Земле. Когда через четыре минуты с военного крейсера "Урал", курсирующего у пояса астероидов, засекли, что корабль и не думает тормозить, да к тому же покорёжен, как попавшая под каток консервная банка, сбивать было уже поздно. И в следующие шесть минут было принято решение включить над Землёй защитную силовую сеть. Сеть эта предназначалась для дробления больших метеоритов и астероидов и включалась до этого всего раз. Когда комета Энке неожиданно поменяла траекторию и понеслась на Землю, как разъярённая львица на слона. Включение тогда съело все стратегические запасы энергии. Но и теперь выбора не было. Сеть окутала Землю. Челнок прошёл сквозь неё, как сквозь дуршлаг, и уже маленькими, не представляющими угрозы кусочками, мирно полетел к поверхности Земли.
  
   Маленький мальчик подобрал странный кусочек бежевого материала, лежавший на чёрном асфальте и обрадованный находкой, рванул что есть духу домой.
   - Папа! Папа! - возбуждённо закричал он, вбегая в центркомнату своей квартиры. - Смотри, что я нашёл!
   Отец с пару секунд смотрел на странную вещицу в протянутой руке сына. Потом, недоумённо выпятив губы, взял её и положил на стеклянный столик. В середине комнаты появился старичок в смешном колпаке волшебника.
   - Компи, - сказал отец, - Посмотри, что это?
   Старичок моргнул глазами.
   - Так, есть, - начал он. - ST-Скинекс, сверхпрочный материал, использовался, как искусственная кожа. Надпись Георг. Означает следующее - Гео - Земля, РГ - робот грузчик. Партия таких роботов была выпущена двадцать пять лет назад. Обладали логикой и знанием русского языка. Почти вся партия была признана непригодной для целевой эксплуатации и уничтожена.
   - Значит, эта раритетная штука? Хм. Наверное, она чего-нибудь да стоит? - спросил отец.
   - Думаю да, сэр, - старичок снова моргнул. - Примерно пару миллионов русских евро.
   Отец перевёл взгляд на сына.
   - Сынок, - он широко улыбнулся, - Кажется, ты хотел в Диснейленд?
  
  
   Ветер, несущий...
  
   Вся моя жизнь, с тех пор, как я покинул возраст детства, посвящена одному - избавить наш мир от этой мрази. Вы скажите грубо? Возможно. Но как иначе называть существ с чешуёй вместо кожи, существ, которые умеют дышать под водой, существ, глаза которых холоднее серого льда и кажутся абсолютно безжизненными. Такие бывают только у наших мертвецов, когда они поднимаются из могил, чтобы получить небесную стрелу в сердце. Почему небесную? Да потому, что эта стрела даёт им вторую, настоящую смерть и уносит их души высоко в небеса, за бескрайние тучи, даруя вечный покой в Рое.
   Вся моя жизнь... ах, да, я уже кажется...
   Вот почему я чувствую себя сейчас просто замечательно. А как ещё должен чувствовать себя земул, который только что лично убил двух водеров? Только замечательно, и никак иначе. Единственно, что портит настроение, это недовольный взгляд командира нашего небольшого отряда. Глоб со вчерашнего дня бубнит что-то насчёт того, что мы уже слишком далеко отошли от наших владений и давно стоило бы повернуть обратно, но Зак и Танга не желают об этом слушать. Да и мне такие мысли нашего вожака не по нутру. И страх его как-то не по нутру. Говорил же ребятам ещё в селении - не стоит выбирать Глоба командиром. Он хоть и здоровый снаружи, но внутри немного малодушен.
   - Ну чего, теперь назад? - спрашивает он, смурно оглядев нас.
   Зак и Танга кривятся, я отвожу глаза в сторону дороги серого льда, тихо насвистывая песенку, недавно сочинённую музером из нашего поселения, и улыбаюсь правым кончиком рта. Тем, что Глоб не может увидеть.
   Он хоть и малодушен, но кулачища у него дай бог. Раза в полтора больше моих, и если набросится, то пары зубов можно лишиться влёгкую.
   - Глоб, - слышу я густой бас Зака. - Мы убили уже два десятка водеров. Старшие воины теперь не будут называть нас молодыми слизняками.
   Я поворачиваю голову и вижу, как Зак поднимает руку со связкой ушей водеров. Склизких, бледных, мерзких.
   - Здесь четыре по десять, и ещё десять с этих пяти срежем, - Зак кивает в сторону только что убитых тварей. - Всё нормально, Глоб.
   - Что, ребята? - Глоб усмехается. - В раж вошли? А то, что их в этих местностях больше чем пыли в ваших ушах, это забыли?
   - Да чего нам бояться? - встревает в разговор Танга. Голос у него приятный, успокаивающий, потому невольно вызывает доверие. - Что они смогут против нашего оружия? А?
   Я подтверждающе киваю, бросая взгляд в сторону убитых. Одному моя стрела вошла прямо в его холодный, мёртвый глаз, а другому под сердце. Глядя на этих тварей и не скажешь, что у них может быть сердце, но наш верч как-то разрезал одну из этих мразей, а потом долго доставал изнутри большой красноватый сгусток.
   - У них же только дубинки, а у нас стрельбаки, - продолжает своим приятным голосом Танга. - Убьём ещё три по десять, и тогда Смон Игр назовёт нас лучшими воинами этого круга времени.
   Глоб несколько раз задумчиво кивает, сжав свои и без того тонкие губы. Мы терпеливо ждём. Конечно, если сейчас он снова скажет, что нужно возвращаться, начнётся всё тот же спор, что возникал уже не раз за последние два дня. А пока он будет длиться, успеет потемнеть. Думаю Зак и Танга как раз и затягивают все эти споры, чтобы дождаться темноты. По ней всё равно с места не сдвинешься, остаётся лишь находить укрытие и валиться спать, определив жребием кому когда стоять на страже.
   - Ладно, придурки, - бросает наконец Глоб и улыбается во весь рот. - Но надо бы найти укрытие получше.
   Я перевожу взгляд на командира. На этот вопрос у меня есть хороший ответ.
   - Глоб, - говорю я. - Обернись.
   - Чего, умник? - непонимающе моргает он глазами.
   - Да просто обернись и приглядись получше.
   Он оборачивается и несколько секунд молча всматривается вперёд, но похоже ничего не видит. Слепая тетеря.
   - Видишь облачко тумана слева?
   - Ну.
   - За ним развалина.
   - Не вижу ни гуя.
   - Не ругайся, - спокойно продолжаю я. - Совсем недавно ещё видна была. Не вру. Высокая развалина с рядами дырок, такая же, как те, что за чёрными лесами. Её туман закрыл.
   - А-то ты был за теми лесами, - с насмешкой говорит Глоб не оборачиваясь и продолжая всматриваться.
   - Старшие говорят. Да и отец мой видел, - отвечаю я. - Он на сходе рассказывал.
   - Да ну тебя, - ругается Глоб и поднимается на ноги. - Что, поверим этому умнику? - спрашивает он у Зака и Танги.
   - Я тоже видел развалину, - говорит Танга и бросает на меня косой взгляд.
   Он не видел, тут же понимаю я по этому скользнувшему взгляду, но жажда приключений заставляет его поддержать меня. Он вообще любитель всего нового, этот невысокий, сбитый парнишка с доверительным голосом, а Заку, как я вижу, на всё уже глубоко наплевать. Он молча поднимается, проводит ладонью по широкому уставшему лицу, готовый идти хоть за чёрные леса, лишь бы снова не тратить себя впустую на долгие споры с командиром. И я его понимаю. Тратиться нужно только на то, чтобы уничтожать водеров, этих мерзких тварей, а всё остальное - ненужная ерунда.
   Я соскакиваю с сухого бревна и вынимаю из-за опоясанной поверх тепловика верёвки сверкающее оружие. Таких в нашем селении всего один раз десять и ещё четыре. Все они достались нам от наших предков, пришедших в новые владения из-за чёрных лесов. Из уст в уста в селении передаётся легенда о них, которая является историей всего нашего народа. Из легенды следует, что вышли наши предки из глубоких пещер, в которых такой штуки, из чего сделано сверкающее оружие, было валом. И развалин там тоже было валом, но жить в тех местах стало почему-то нельзя и они двинулись в путь в поисках новых владений. Произошло это полдесятка поколений назад, или по-другому - десять по десять кругов времени и ещё семь по десять. Давно. Очень давно. Подумаешь иногда о том, сколько этого самого времени прошло с тех пор, аж кожа дыбом поднимается.
   Отрезав уши убитых водеров и собрав стрелы, я возвращаюсь к отряду. Зак, позёвывая, принимается нанизывать трофеи на тонкую верёвку, Танга с Глобом выбирают свои стрелы из охапки в моей руке, и наконец, мы выдвигаемся в сторону тумана.
   - Ну смотри, умник, - говорит наш командир. - Если там не будет развалины я тебе в лоб заеду.
   - Да говорят же тебе, - снова вступается Танга, - Я тоже видел.
   - Защитничек, - ухмыляется Глоб и ускоряет шаг, что поневоле приходится делать и нам, чтобы не растягиваться по над дорогой серого льда, предоставляя водерам лёгкую добычу. Что-что, а рассекать наши порядки они умеют, бросаясь клином в самую середину. Это их единственный шанс одержать победу, разделить, снизить плотность стрел, добить по одному.
   Облачко тумана медленно движется влево, и Танга мягко поправляет Глоба, который по-дурацки подварачивает в сторону движения этой серой кочующей пелены. Глоб недовольно скидывает руку Танги со своего плеча.
   - Я знаю, как правильно идти, - бурчит он, а Танга подмигивает мне, и улыбаясь, кивает на нашего вожака.
   Я только пожимаю плечами. Глоба я знаю с самого своего появления на этот свет, как впрочем и всех остальных. Да и вообще всех из нашего селения. При рождении нового детёныша у нас принято называть ему имена всех, кто уже живёт, а я младше ребят из нашего отряда на один круг времени, так что мне, только что родившемуся и кричащему от боли и холода, без сомнения представили этих отчаянных придурков в числе прочих.
   - Вон она! - вдруг гулко вскрикивает Зак, и мы вчетвером резко останавливаемся. Наши взгляды замирают на огромной развалине, как минимум, в десять наших ростов. Выглядит развалина точь-в-точь, как и рассказывают о ней старшие. Хотя, они сами их не видели, и рассказы эти только повторение того, что говорили им их старшие, но никто из слушавших ни разу не усомнился в правдивости слов рассказчиков. А у меня сомневаться поводов и подавно нет. Мой отец - Арс Игн - лично ходил за чёрные леса и потом рассказывал обо всём, что видел там, на общем сходе. Правда, к этому наши отнеслись, мягко говоря, без особого доверия, но я знаю что отец не врал. Я научился различать по его глазам, когда он врёт, а когда нет, и в тот раз они были очень правдивыми.
   Но за моим отцом в поселении давно тянется слава несерьёзного земула, из-за того, что он немного знает и продолжает изучать мёртвый язык, и из-за того, что иногда придумывает какие-то нелепые истории и рассказывает их всем в поселении. Вот поэтому Глоб и зовёт меня умником. Как говорится - досталось мне всё это по-наследству, от отца к сэну.
   - Здоровая, - выдыхает Танга и слышно, как он возбуждённо и неестественно громко сглатывает слюну.
   У развалины три ряда дыр, правый бок слегка обрушен, а по всему периметру торчат какие-то коричневые тонкие палки. Преодолев зачарованность, мы начинаем медленно приближаться к ней, не забывая бросать взгляды в сторону дороги серого льда. Там обитают водеры, твари, которые умеют быстро сокращать расстояния, случись прозевать их появление.
   - Должна быть большая дыра, - говорю я. - В неё нужно входить.
   - Знаю, - бурчит в ответ Глоб. - Только где она? Что скажешь, умник?
   - Нужно обойти развалину вокруг, - говорю я.
   Но обходить полностью не приходится, зайдя за первый же угол мы видим её. Большая дыра, о которых рассказывали старшие, и о которой с жаром говорил мой отец на сходе.
   Большая дыра находится немного выше земли и нам приходится запрыгивать, чтобы забраться внутрь. Я чувствую, как напряжены ребята. Глоб с Заком держат перед собой стрельбаки с натянутыми жилами, а мы с Тангой прислушиваемся. Кто его знает, может водеры тоже умеют проникать в развалины? Хотя, куда этим глупым тварям.
   - Слышите что-нибудь? - шёпотом спрашивает Глоб, оборачиваясь.
   Я мотаю головой. Слух в нашем думе у всех хороший, даже лучше чем в думе у Танги, поэтому командир спрашивает у меня. Я бросаю взгляд на Тангу. Тот не в обиде, хотя обычно между нашими думами частенько возникают споры - кто лучше слышит. Но сейчас не до этих глупостей. Все напряжены до предела.
   Развалина оказывается внутри имеет много больших дыр и за каждой дырой новое пространство, огороженное крепкими стенами. Мы осматриваем шесть пространств. В шестом замечаем странное сооружение ведущее вверх, но проход завален крепкими кусками, скорее всего, обвалившихся ограждений.
   - А что если там наверху водеры? - спрашивает шёпотом у всех нас Глоб и стирает пот со лба.
   - Да ну, - так же шёпотом отвечает Танга. - Они, наверное, и внутрь развалины зайти не могут. Откуда им знать, что в неё нужно входить через большую дыру?
   - Это точно, - подтверждает Зак.
   - А ты что думаешь, умник? - спрашивает Глоб у меня, и от удивления мои глаза округляются. Никогда ещё Глоб не спрашивал у меня с таким серьёзным выражением лица. Никогда и ни о чём. И где же твоя вечная ухмылка, здоровяк? А? Что, страшновато стало?
   Теперь уже я, пытаясь упрятать внутрь ухмылку, отвечаю с таким же серьёзным видом.
   - Даже если они и вошли сюда, то наверх всё равно не смогли бы подняться. И самый большой умник через такой завал не проберётся. Нужно проверить все пространства здесь внизу, и потом, думаю, можно будет ничего не бояться.
   - Ну смотри, - с совсем неуместной злостью бросает Глоб, и мы направляемся к дальнему пространству.
   Первым в него заглядывает Зак, натянув жилу стрельбака. Мы молча ждём. Зак долго смотрит внутрь седьмого пространства и мы не выдерживаем.
   - Ну чего там? - спрашиваем у него нестройным хором.
   - Хм, - Зак оборачивается. - Знаешь что, Ант, здесь такие же штуки, как и три у твоего отца. Только здесь их на-а-много больше, - он лихо присвистывает.
   Я быстро подхожу к Заку и выглядываю из-за его плеча. Действительно, такие же штуки, как у моего отца. Он называет их умницами. Именно за такими он и отправился однажды через чёрные леса, чтобы обыскать развалины, но видимо ничего не нашёл в них и потому вернулся с пустыми руками.
   Это его очень огорчило, что было видно по тем же глазам. Не могли его глаза ничего сокрыть, выдавали сразу наружу, что было лишним поводом для поселения считать его несерьёзным.
   - Ну, умник, - снова с ухмылкой протягивает Глоб, - Вот оно ваше счастье. Набирай поклажу своему отцу.
   - Здесь и расположимся, - Зак устало бросает стрельбак на пол. - Дырка всего одна и не со стороны дороги серого льда. Можно прямо возле неё огонь разжигать, водеры не увидят.
   - Точно говоришь, - тут же соглашается Танга и плюхается на задницу. - Устал, ничего уже не хочу.
   - Врёшь, - улыбается Зак и плюхается у стены. - Спать-то хочешь?
   - Спать хочу, - кивает Танга. - Глоб, разведёшь огонь?
   - Разведу, - быстро соглашается тот с какой-то радостью, тут же начиная скидывать умницы с полок в кучу возле единственной дырки.
   - Может, чего-нибудь другое палить будем? - предлагаю я, чувствуя, как невольно сжимается сердце. Хотя, для меня это и не особо важные штуки. Нет, отец, конечно, научил меня мёртвому языку и даже заставил просмотреть те три умницы, которые у него имелись, но вот так, чтобы до сжатия сердца... - Можно то бревно притащить, из-за которого мы стреляли.
   - Ага, - Глоб смеётся. - Щас мы по сумраку попёрлись за бревном, как же. На потеху водерам, вот те обрадуются. А эти штуки хорошо горят... старшие говорили, а они врать не будут.
   - Ты просто даже не представляешь сколько в них ценного может быть.
   - Да ладно тебе, Ант, - зевнув, встревает Зак. - Всё равно много ты своему отцу не утащишь, а мы помогать не станем.
   - Во, видал, - Глоб потирает руками и достаёт из сумки, висящей на плече, чиркало. - Все согласны. Так что давай, помогай.
   - Сам делай, - отвечаю я, и мой взгляд останавливается на низком предмете похожем на стол для еды. На нём лежит что-то похожее на умницу, но в то же время не совсем такое. Я подхожу ближе. Странная умница раскрыта примерно посередине.
   - Чего ты там нашёл? - спрашивает Танга, но тут же теряет интерес, и обращается уже к Заку. - Давай, доставай шыриц.
   - Четыре осталось, - Зак лезет в свою сумку, и достав одну, протягивает Танге. - Самые просушенные.
   - Люблю хорошо просушенные, - в голосе Танги прямо чувствуется аппетит.
   Глоб быстро добывает огонь из чиркала и спешит к Заку.
   - Мне самую большую давай, - с оживлением говорит он. - Я с ног уже валюсь от голода.
   - На, на, - смеясь отвечает Зак, протягивая следующую шырицу командиру.
   - Ну чего там? - спрашивает жующий Танга. - Эй, Ант!
   Я отрываю взгляд от умницы в своих руках и бросаю его поверх быстро разгорающегося пламени. Какая-то это не такая умница, как остальные. Каждый листок находится в непонятной прозрачной обёртке, через которую видно так, словно этой обёртки нету совсем.
   - Я в эту умницу посмотрю немного, - рассеянно отвечаю я, и присаживаюсь недалеко от костра.
   - Лови свою долю, - громко говорит Зак, и перебрасывает небольшую сушённую шырицу высоко через пламя.
   Я еле успеваю поймать и глупо улыбаюсь.
   - Во, он и будет первым сторожить, - радостно говорит Глоб и впивается зубами в солонковатое мясо засушенного зверька.
   - Хорошо, - киваю я, откусывая небольшой кусок от своей доли и не отводя взгляда от умницы.
   - Не забывай огонь поддерживать.
   Я снова киваю.
   В первое время приходится часто подбрасывать новые и новые умницы, чтобы огонь не погас, и я делаю это, хоть моё сердце продолжает сжиматься. Но пламя позволяет видеть то, что в этой, другой, не такой как все умнице, листья которой находятся в странной обёртке. Краем моего острого слуха я вылавливаю разговор ребят. Они мечтательно рассуждают о том, как вернутся с кучей ушей водеров, и как вожак поселения Смон Игр назовёт их лучшими воинами этого круга времени.
   - Я буду смотреть на него равно, - увлекаясь, говорит Глоб. - Даже глаз отводить не буду.
   - А не боишься, что он тебе морду в грязное месиво превратит? - спрашивает Зак.
   - Он на его место метит, - как всегда спокойно заявляет Танга.
   - Ничего не мечу, - тут же испуганно отнекивается Глоб, понимая, что сказал лишнее. Смон Игр суровый вожак, огромный и не терпящий неповиновения. Пока старость не лишит его силы, вряд ли кто-то сможет отобрать его место.
   Но всё это постепенно отодвигается, размывается. Огонь больше не нужно поддерживать так часто, небольшое пламя подолгу долизывает чёрные остатки сгоревших умниц. Я не замечаю, как ребята засыпают, погружаясь всё глубже и глубже в то, что вижу в странной умнице. И хотя мне тяжело, я многого не понимаю, но кажется, с каждым новым листком мне становится всё легче и легче. Словно умница сама обучает меня, как когда-то обучал отец. Но разве мог дать мне отец то, что я получаю сейчас. Что были его три умницы? Ничто, по сравнению с этой.
   Я чувствую, как внутри меня словно что-то расширяется, и вот мне уже хочется разбудить ребят, рассказать им, но я сдерживаюсь, зажимаю в себе, с великим трудом, потом лучше расскажу, завтра, когда буду знать всё, когда...
   - Тварь! - резкий удар по щеке грубо выхватывает меня из сна. Я, ничего не соображая, вскакиваю на ноги, и глупо смотрю прямо перед собой. Перекошенное от злости лицо Глоба.
   - Уснул всё-таки! - кричит он.
   - Заткнись уже! - в пространство заглядывает Танга, и его голос в первый раз срывается в крик. Наверное, в первый раз за всю его жизнь. - Если бы он не заснул, они бы всё равно нас обнаружили.
   Танга исчезает. Глоб бросается за ним и я спешу следом. В другом пространстве, дырки которого выходят на дорогу серого льда, я вижу Зака. Он выглядывает в одну из дырок, держа в руке натянутый стрельбак.
   - Один раз десять и ещё шесть, - говорит он сквозь зубы.
   - Пока стрел хватает, - голос Танги снова становится спокойным и уверенным.
   - Ещё два из кругов вылезли.
   Я припадаю к одной из дырок. Водеры продолжают выползать и выползать из кругов в дороге серого льда и медленно идут к развалине. В руках их увесистые дубины до блеска зализанные водой, текущей под толстым серым льдом.
   - Это всё из-за умника, - снова взрывается Глоб.
   - При чём тут Ант? - Танга неспеша заряжает стрелу. - Они ещё со вчерашнего знали, что мы в этой развалине.
   - Тогда это из-за всех вас, - не унимается Глоб. - Я вам говорил, что пора возвращаться. Говорил?
   - Заткнись! - не выдерживает Зак и оборачивается. Его злой, с примесью презрения взгляд, впивается в командира. - Командывание отрядом беру на себя, - тут же говорит он. - Кто согласен?
   - Я согласен, - без паузы отвечает Танга.
   - Ты, Ант, что скажешь? - Зак смотрит на меня.
   - Подожди, подожди, Зак, - нервно начинаю я, размахивая руками. - Ради великого бога Ро, прошу, послушай. Послушайте, Зак, Танга, Глоб, - я быстро обвожу их взглядом.
   Танга удивлённо отрывает взгляд от дыры, а Глоб зло плюёт под ноги.
   - Не стреляйте пока, - я чувствую, как мои руки трясутся. - Дайте мне немного времени. Не стреляйте... только если они набросятся на меня... только тогда...
   В глазах ребят непонимание, но разве успеть теперь объяснить им?
   - Там в умнице! - почти кричу я. - Там... Дайте мне немного времени!
   Я бросаюсь через все пространства к большой дыре, спотыкаясь, и еле удерживая равновесие, не останавливаясь, спрыгиваю вниз. И уже внизу, пару раз тяжело вздохнув, я медленно иду к дороге серого льда. На секунду обернувшись, вижу напряжённые лица ребят в дырках, они смотрят не понимая, и им страшно. Да, им по-настоящему страшно, потому что происходит что-то такое, чего никогда ещё не приходилось им видеть в своей короткой жизни.
   Водеры удивлены не меньше. Они вдруг разом замирают, и их холодные глаза внимательно впериваются в меня. Я останавливаюсь и медленно поднимаю правую руку, сжав её в кулак. Оставляю несжатыми только седьмой и восьмой пальцы. Этот знак у нас означает добрые намерения...
   Но вдруг мне становится смешно. Да смешно. Откуда водерам знать наши жесты?
   - Послушайте, - начинаю я тогда громким голосом, который от напряжения заметно подрагивает. Я начинаю на мёртвом, потому что с нашим языком водеры не знакомы, как и с жестами. - Послушайте меня. Я знаю, среди вас есть хотя бы один, кто понимает на мёртвом.
   Несколько секунд стоит полная тишина, и я даже слышу, как звонко срывается вниз капля пота с моего виска. Сейчас, именно сейчас он ответит, выйдет.
   Но ни один водер не сходит с места. Они молча продолжают впиваться в меня мёртвыми глазами, и я нервно проглатываю слюну.
   Неужели я ошибся?
   Нет! Не может быть. Они просто боятся. Они не доверяет нам.
   - Послушайте меня, - мой голос становится вдруг уверенней. Мне теперь нечего терять. Всё, что имело для меня значение до минувшей ночи, сгорело, как найденные в развалине умницы. Все, кроме одной. И к чему теперь глупые звания лучших воинов этого круга времени, к чему ненависть к этим тва... существам, к чему все легенды? Сто семьдесят лет, ха! И у меня ещё вздыбливалась кожа от величины этого срока? Смешно.
   - Вы должны меня выслушать, иначе ничего не имеет смысла. Я уверен, что кто-то из вас знает мёртвый, - повторяю я ещё громче. - Пусть он потом переведёт остальным. Двести лет назад случилась большая война. Одно огромное племя напало на другое. Они воевали таким оружием, которое могло убивать миллионы живых существ. Стрела, которая убивала миллионы, сотни миллионов, всё живое вокруг себя. Война длилась всего один день, и потом, те кто жил далеко от этой войны, те, кто остались в живых, решили, что всё закончилось. Они радовались, что можно жить дальше, но появился ветер. Ветер, несущий с полей сражений грязные облака и едкий дым. А с ним и радиацию.
   Капли пота бегут по моему лицу, но я не стираю их, я даже не замечаю их, ища сщуренным взглядом того, кто понимает меня. Ища среди десятков холодных, мёртвых глаз.
   - Я не знаю, что это такое, но в книге, которая лежала на столе в этом разрушенном здании, написано это слово. И вот из-за этой радиации с нашими телами стали происходить изменения. У одним появились жабры и чешуя, у других кожа похожая на кору деревьев. Вы слышите? Я говорю про нас с вами. Мы одно и тоже, один вид, и даже может быть один народ. Но это не важно. Важно то, что и вы и мы - люди!
   Я с надеждой замолкаю. Всё что нужно я сказал, а лишние слова никогда не помогали пониманию. И как бы я не обманывал себя, мне сейчас очень страшно.
   И вдруг шаг одного из водеров, короткий, потом два широких, и вскинутая вверх рука. Я шумно, с облегчением выдыхаю. Нет, всё же я не ошибся.
   - Я тоже читал её, - говорит вышедший вперёд водер. - Я тоже это знаю.
   И мне вдруг кажется, что слева, от тех дальних земель, которые не они, не мы ни разу не видели, снова дует ветер. Ветер, несущий... Нет, теперь не запах гари, не серую пыль и не радиацию, а что-то другое, хорошее. И я начинаю мысленно молиться великому богу Ро.
   - Великий Ро, - прошу я его, - Сделай сейчас так, чтобы никто из них не выстрелил. Ни Зак, ни Танга, ни Глоб. Сделай так, чтобы уже никто и никогда не выстрелил, потому что дальше так жить нельзя. Сделай это, если ты и вправду существуешь в глубинах того, что наши общие предки - люди - называли Вселенной.
   На лице вышедшего вперёд водера медленно появляется улыбка. Это улыбка, такая же как и у нас земулов, её легко угадать. И я улыбаюсь в ответ, чувствуя как мои широкие волосы мягко шевелит ветер, несущий надежду.
  
  
   Симбиоз
  
   Пятьдесят лет!
   Всего пятьдесят лет прошло с тех пор, как появились они, восьмого августа, две тысячи двенадцатого года. Как мы изменились за эти пятьдесят лет! Как они изменили нас!
   Тогда, в две тысячи двенадцатом, количество жителей на земном шаре перевалило за семь миллиардов. Иначе и быть не могло. Ни одна страна, за исключением Китая, не ограничивала рождаемость, а даже, наоборот, при помощи разных пособий и дотаций, и введением специального налога на бездетных, способствовали демографическому росту. Да и в Китае, несмотря на все ограничения, детей рождалось всегда чуть-чуть больше, чем того бы хотелось правительству.
   Поэтому, процесс роста населения Земли был также неизбежен, как и процесс оскудения природных ресурсов. И чем больше становилось людей, тем тяжелее было выжить отдельно взятому человеку во всё более ужесточавшихся условиях "внутривидовой борьбы". В начале двадцать первого века, ученые уже довольно привычно применяли термин "внутривидовая борьба" по отношению к человечеству.
   Обычные же люди, "неученые", не имевшие понятия ни о каких терминах, продолжали просто жить, полностью поглощенные этой самой внутривидовой борьбой, заводя вторых, третьих, четвертых детей, в расчете на государственные дотации, вовсе не задумываясь о какой-то там проблеме перенаселения, и не принимая во внимание, непрерывно растущее число гибнущих от голода.
   А ведь уже не было ни одного уголка на земном шаре, где бы жизнь человека не становилась с каждым днем лишь тяжелее, не было ни одной валюты, которая бы не обесценивалась относительно натурального продукта. Жить, и даже попросту поесть, становилось с каждым днем дороже. Плюс к этому, ставшие регулярными природные катаклизмы, планомерно наносили вред, уничтожая весомый процент того, что выращивали и производили люди. Земля боролась с человеком, а человек глупо продолжал бороться с Землей, забывая, что победа в этой борьбе, для него равносильна поражению.
   Читая справочники по истории, я тщетно пытаюсь представить себе те отчаяние и страх, которые охватили людей в дни массовых летних пожаров две тысячи двенадцатого, когда были уничтожены две трети урожая зерновых. Цена на хлеб резко подскочила до таких отметок, что от ежедневного приема этого продукта, который являлся основным для большинства, отказалась почти половина населения нашей планеты.
   В перспективе вырисовывался неизбежный голод, пожары оставили без пищи и животных, которых люди разводили для обеспечения себя мясом и молоком. Поэтому появление ИХ стало для человечества настоящим, и главное своевременным спасением. Тогда люди еще не дали им названия.
   Теперь мы, привыкшие к ним, называем их старками. И это название нам кажется таким же естественным и древним, как и название нашей звезды - Солнце. Впрочем, считается, что корень названия "старки" и произошел от английского - звезда. И если учитывать, что старки ещё и похожи на морских звезд, то мне кажется, что имя для них подобранно как нельзя правильнее.
   В то восьмое августа старки в огромных количествах появились из вод всех четырех океанов. Миллионы и миллионы их выползали на берега континентов и островов, и медленно расползались по суше.
   Люди в прибрежных районах, поддавшись панике, обрывали телефоны местных муниципальных служб спасения, требуя избавить их от ползущих гадов любыми возможными способами. Но все попытки бороться с ними терпели фиаско.
   Существует красивая легенда, что первым человеком, с которым сросся старк, был молодой островитянин, спавший на берегу океана. Старк взобрался к нему на живот и запустил щупальца в тело. Островитянин проснулся, и увидев на своем животе непонятное существо, попытался его сбросить, однако старка, как известно, сбросить невозможно.
   Поняв это, молодой островитянин стал разглядывать непонятное существо. Увидев, что хотя щупальца и уходят в тело, но ни ран, ни крови, ни боли нет, он очень удивился. И с тех пор он стал жить новой жизнью.
   Но это легенда. В реальности все было не так поэтично. Старки расползались по миру и пользовались любыми возможностями добраться до области живота. Легче им было, когда человек лежал. Если же человек находился в вертикальном положении, старк карабкался по ноге, обвивая ее своими тонкими щупальцами. Паника ни на минуту не прекращалась. Люди, разглядывая приросших к животам, похожих на морские звезды существ, попросту сходили с ума. Они пытались избавиться от старков. Были случаи, когда человек, безуспешно испробовав все подручные средства, додумывался обливать старка бензином и подносил горящую спичку. Но при этом страдал лишь сам, получая сильнейшие ожоги, а старк, объятый пламенем, спокойно продолжал висеть, не проявляя ни малейших признаков беспокойства по поводу охватившего его пламени. И все же видя, что старки не причиняют им боли (после того, как щупальца проникали в тело, в местах проникновения ощущалось лишь легкое покалывание), люди начали понемногу успокаиваться.
   Через месяц уже почти все жили в симбиозе с этими звездообразными существами, и казалось, что старк предназначен именно для человека. Он обеспечивал его необходимой для жизнедеятельности энергией, жидкостью, буквально из воздуха создавая белок для человеческих тканей. Конечно, людям было нелегко привыкнуть к висящему на животе трехкилограммовому существу, но все же это было не самым сложным. Труднее было отвыкнуть от употребления пищи. Люди по привычке продолжали есть, но старк мгновенно высасывал еще даже не успевшую начать перевариваться пищу из желудка и выбрасывал ее на землю через одно из щупалец, тем самым, давая понять, что отныне берет на себя функцию обеспечения организма всем необходимым.
   И примерно через месяц есть бросили все, так как старки стали применять против пытающихся поесть, болевые ощущения. Проглотивший самый небольшой кусочек пищи, испытывал острую, нестерпимую боль в желудке.
   А уже через полгода люди забыли о еде полностью, само собой перестав вообще выращивать что-либо. Домашний скот, ставший ненужным, был выпущен на волю, поля стали зарастать травой и диким кустарником, сельскохозяйственные машины ржавели в гаражах. Небольшие рыболовецкие суда были переоборудованы в прогулочные катера, а те, что побольше, в пассажирские лайнеры для круизов.
   Перестали работать сотни тысяч заводов и фабрик, выпускавших продукты питания, закрылись миллионы пекарен. Люди были теперь заняты лишь добычей природных ресурсов, нефти, газа, всевозможных руд, да ещё производством различной бытовой техники. Два миллиарда людей остались без работы, но как не смешно, в это же время число голодающих приблизилось к постоянному нулю. И эти люди, не обремененные необходимостью работать ради куска хлеба, занялись различными увлечениями. Они рисовали, учились играть на музыкальных инструментах, занимались танцами, или просто путешествовали. В общем, стали вести приятный, беззаботный образ жизни.
   Но такой образ жизни имел и свои минусы. Он лишал праздных людей денежных средств необходимых для приобретения бытовых предметов, а также возможности оплачивать услуги и пользование энергоресурсами. Два миллиарда человек почти одновременно перестали пользоваться электричеством и газом, а также парикмахерскими, и прочим, входящим в так называемую сферу услуг для населения.
   Как ни странно, но на демографическом фронте наступило затишье. Казалось бы, исчезновение проблемы голода должно было породить у людей желание иметь большое количество детей, но оказалось все не так просто. Детей нужно не только кормить, но еще и покупать для них детскую мебель, одежду, коляски, игрушки, да мало ли чего. А два миллиарда неработающих не могли себе этого позволить. Поэтому зачастую семейные пары из неработающих вообще не заводили детей. Да и висевшие на животах трехкилограммовые старки отнюдь не способствовали усилению сексуального желания между партнерами.
   Через два года, среди тех, кто имел работу, в разы выросло количество тех, кто отказывался от неё. И даже не потому что они, как они сами объясняли, завидуют тем двум миллиардам неработающих и занимающихся лишь развлечениями землянам, а потому что потеряли стимул для труда. Если нет необходимости, как раньше, ежедневно утолять голод, то, стало быть, и нет необходимости ежедневно надрываться. А иметь десятый телевизор, или сотые джинсы, оказалось не так уж и интересно. Так был решен вопрос с неработавшим населением. Теперь все люди были разделены на две группы. Пока одна группа работала, зарабатывая на путешествия и развлечения, другая путешествовала и развлекалась.
   Люди стали более спокойны и свободны. Им не нужно было заботиться о завтрашнем дне так, как они заботились о нем до появления старков. Завтрашний день теперь не грозил голодом, необходимостью идти на унижение ради куска хлеба, не грозил смертью от неимения средств на пропитание. Завтрашний день был всего лишь завтрашним днем, когда вставало солнце, и ты мог заниматься всем, чем тебе угодно. Даже те, кто находился в группе на данный момент работающих, частенько безо всяких уважительных причин не выходили на работу, предпочитая заниматься любимыми хобби. Их совершенно не пугало то, что они могут быть лишены рабочего места. Ведь они работали, для того чтобы иметь деньги на, если так можно сказать, товары второй необходимости, а не для того чтобы иметь возможность питаться.
   Из-за огромного количества праздных, в первые десять лет стали бурно развиваться все виды искусств. И многие, благодаря неограниченности свободного времени, достигали своих вершин, становясь настоящими мастерами. Но именно неестественно большое количество достигших мастерства и привело к тому, что произведения искусств вскоре обесценились.
   Обесценилась и религия. Не осталось жаждущих, остались только пресыщенные. Христианство вообще лишилось многих первозначимых для этой религии понятий и обрядов. Из-за невозможности его соблюдения, исчез пост. Святое причастие тоже обессмыслилось. Ибо верующий стал неспособен вкушать плоть Христову, и пить кровь его. Люди стали задумываться, а взалкал бы Иисус, проведя сорок дней в пустыне, если бы на его животе висел старк? Многолетнее голодание Будды в Урувельском лесу уже не могло возыметь действие на умы верующих, и многие буддисты отошли от самой древней мировой религии. Стало бессмысленным и отношение мусульманства к свинине. Теряя, религии уступали дорогу, начавшей свое массовое паломничество науке, названной историками "дилетантской".
   Появились десятки тысяч "новых ученых", которые стали выдвигать всевозможные гипотезы, относительно того, какие новые горизонты открывает для человечества симбиоз со старками. И все рисовавшиеся ими картины будущего, не сильно отличались от религиозных представлений о рае, ведь все они ни на минуту не забывали о том, что старки когда-то явились для людей истинным спасением, не дав познать отчаяние голодных времен.
   И никто не задумывался о том, что мы потеряли. Тот мощный стимул, который заставлял древнего человека выходить из безопасных пещер и идти в кишащий опасностями мир ради добывания пищи. Тот мощный стимул, который толкал человека на подвиги, вынуждая бросаться с одной лишь дубиной на превосходившее его в силе и ловкости животное. Мы потеряли голод. Голод, который делал человека бесстрашным. И все это ради успокаивающей уверенности в завтрашнем дне.
   И вскоре у людей полностью атрофировалась пищеварительная система. Не занятый своей прямой обязанностью желудок сжался до размеров грецкого ореха, железа перестала выделять желудочный сок и постепенно отмерла. Люди, читавшие книги писателей, создававших свои произведения до появления старков, искренне не понимали те места, где описывалось наслаждение от употребления изысканных блюд. Тем более что уже появилось поколение, находившееся с рождения в симбиозе со старками и не евшее в своей жизни ни разу.
   И вот, когда они полностью сменили так называемое "переходное поколение", началось то, что мы наблюдаем сейчас. То, что разрушило иллюзии человечества, и вновь повергло его в панику.
   Старки начали отделяться.
   И тут мне вспоминается книга некоего А.Р. вышедшая небольшим тиражом еще в первые годы симбиоза. Она не произвела никакого впечатления на людей, или если сказать правдивей, прошла абсолютно незамеченной. Весь небольшой тираж сиротливо полежал на книжных полках, после чего, получив звание "макулатура", был хладнокровно переработан.
   И только несколько авторских экземпляров, который А.Р. получил от издательства, избежали жестокой участи. Некоторые из них были подарены писателем своим друзьям, одним из которых был мой дед. И вот этот-то экземпляр я и обнаружил, когда копался в старом шкафу.
   И вот о чем мне поведала эта книга.
   "Придет время и мы, люди, уже неспособные самостоятельно употреблять пищу, станем полностью зависимы от этих существ. И тогда они отделятся, оставляя нас умирать страшной смертью. А потом придут те, кто их создал..."
   Последняя фраза весьма туманна, но мне кажется, я начинаю понимать, что подразумевал под этими словами А.Р. Теперь, когда старки отделяются, все стало предельно ясно. Я вижу, как люди погибают, неспособные к самостоятельному существованию. А те, чьи старки еще не отделились, живут в постоянном страхе, ожидая это неизбежное событие. А событие это - неизбежно.
   С каждым днем старков отделяется все больше и больше. Число погибших после отделения приблизилось уже к трем миллиардам.
   Я тоже живу в постоянном страхе. Я знаю, что мне осталось ждать совсем не долго. Впрочем, не только мне, но и всему человечеству. И мне очень обидно.
   Нет, не потому, что я умру. И не потому, что умрет все человечество. Абсолютно не поэтому.
   Мне обидно, потому что я знаю - мой старк отделится до того, как космические корабли тех, кто их создал, приземлятся на эту планету, и я не смогу всадить пулю хотя бы в одного из них.
  
  
   Сисадмин
  
   Система всегда должна работать безупречно, и это основная задача моей деятельности. Даже не побоюсь сказать больше - сверхзадача. И дело тут совсем не в том, что в противном случае можно получить реальную взбучку от нашего главного, в этом плане как раз-таки всё нормально, он парень добрый. Дело в самом себе, в том, какова мера ответственности, которую ты избрал для себя лично...
  
   Дмитрий Шепелев на работу, как обычно, опоздал. Бригада уже сидела переодевшись, в маленькой подсобке, вовсю дымя сигаретами.
   - Блин, явился, - злорадно протянул "серый кардинал" бригады Пётр Байков. - Опять на его кислую рожу целый день смотреть.
   Бригада загоготала.
   Дмитрий молча переоделся и плюхнулся на скамейку в углу подсобки.
   - Чё? Этому как обычно - потяжелее? - улыбаясь спросил бригадир, низенький двадцатипятилетний парень. - А, Петь? - он глазами Табаки посмотрел на Байкова, но тот проигнорировал его.
   - Чё, Шепелявый, - Байков уставился на Дмитрия, - Опять в отрыве от коллектива? Типа, западло?
   Дмитрий не ответив, достал сигарету и закурил.
   - Видали? - Байков окинул взглядом бригаду. - Ему и базарить с нами западло.
   - Так его, это, - снова вступил бригадир, - Опять на отбойник сегодня?
   - Не, - Пётр покачал указательным пальцем. - На отбойнике сёдня халява, мы с Боником пойдём, - он бросил взгляд на мелкого пацанёнка, который уже подобострастно улыбался. - Да, Боник?
   Тот быстро закивал.
   - Тогда это - бригадир почесал лоб - Сегодня яму у четвёртого цеха нужно выкопать.
   - О, точняк, - Пётр кивнул. - Яма это хорошо, - он снова уставился на Дмитрия. - Вот так вот, дружище. Был бы ты с коллективом, я бы взял тебя с собой на отбойник. Там сегодня вообще ничего делать не нужно, понял?
   - Мне всё равно, - Дмитрий стряхнул пепел в пустую консервную банку. Хреново, конечно, после бессонной ночи в землю врываться, но с другой стороны, зато в одиночку. Можно спокойно додумать рассказ, который начал вчера вечером.
   - А, ну да, - Пётр усмехнулся. - Базарить ему с нами западло, в карты он с нами не играет, в обед пожрёт и сваливает сразу куда-то. Дрочить, что ли, уходишь?
   Бригада снова прыснула от этой заезженной шутки.
   Дмитрий молча продолжал курить почти не слушая словесный понос Байкова. Тем более что тот мог изливаться в течение всего рабочего дня безостановочно.
   - Ты понимаешь, что такое коллектив? - продолжал "серый кардинал". - Это когда каждый друг за дружку, помогает, если чё. Понимаешь? Или тебе насрать? Не, ты скажи, чё там, мы не обидимся. Нам и без тебя нормалёк, если чё...
   До обеда Дмитрий успел выкопать половину ямы и почти проработать в уме финал рассказа. Торопливо доставая из пакета банки с обедом, он уже предвкушал, как быстро поев, снова уединится в разбираемом здании старого Уксусного цеха, на огромной широкой трубе и продумает финал с тщательностью.
   - Чёрт! - звон вслед за разбитым стеклом разлетелся по подсобке.
   - Ха! - тут же откликнулся Байков. - Не повезло тебе, бригадир.
   Сняв пластмассовую крышку со своей банки, он принялся уплетать за обе щёки, одновременно комментируя с набитым ртом:
   - Эт потому, что спешить не надо. Поспешишь - людей насмешишь. Понял?
   Дмитрий бросил взгляд на свой обед. Чего там Машунька сегодня положила? В одной банке был наваристый борщ, во второй картофельное пюре с двумя котлетами.
   Отдавать борщ стало стыдновато, решат ещё, что котлеты зажал, и он протянул банку со "вторым" бригадиру.
   - Держи.
   - В смысле? - с недоверием спросил тот.
   - Ну, у тебя ж разбилось, - Дмитрий пожал плечами. - Ешь.
   Быстро расправившись с борщом, Дмитрий положил пустую банку обратно в пакет и поднялся из-за стола.
   - Чё, опять дрочить? - засмеялся Байков, и бригада тут же подхватила. - А чё в картишки с коллективом желания нету?
   - Ну если хочется человеку подрочить, - хихикнул бригадир, - Чего ему мешать?
   Бригада разразилась смехом с новой силой, и лицо бригадира просияло. Не часто ему удавалось козырнуть своим "остроумием", но сейчас вот получилось и он довольно принялся за вторую котлету.
  
   У хорошего сисадмина всё работает, как швейцарские часики. В смысле то, что зависит лично от него. Серваки, локалка, пэкадэшки. Но и то, что от него не зависит, всё равно должно как-то подгоняться, исправляться, и даже иногда доделываться. И с железом так, и с программками.
  
   Антон плёлся по пыльной просёлочной дороге, время от времени озираясь по сторонам. На правой ноге щипала раздербаненая с утра мозоль, лоб холодили капли пота, во рту першило от пыльного ветерка, а мозг сам по себе матерился на потерявшего все края сержанта Колчина. И ничего с этим поделать Антон не мог. Ни с мозолью, ни с ветерком, ни со своим мозгом, ни с сержантом, который каждый день посылал "черпаков" по очереди в посёлок за водкой, а сам с утра до вечера валялся в палатке.
   Их часть, ФАПСИ, обеспечивающая правительственную связь, в данный момент дислоцировалась недалеко от посёлка Ведено. Антон в начале радовался, когда попал служить именно в неё. Недалеко от дома, всего сорок километров, по слухам - без особой дедовщины и землячества, да и по определению - не самая тяжёлая служба. Присягу он принимал даже с неким воодушевлением, уже строя в голове планы на будущую жизнь после службы. Да, до дембеля ещё как до Пекина раком, но что может случиться в роте связистов столь непредвиденного, что кардинально изменит ход событий? Ну отхватишь с десяток раз пилюлей от дедушек, ну вши-собаки поедят хорошенько, ну ноги там-сям подгниют малость, ну поблюёшь от несвежего, переваренного в хлам сала, так это разве страшно? Вон его однокашник пишет (сначала домой, а потом уже мамка сюда - почтой), у них в ВДВ - вообще кранты. Командиры каждый взвод на "сто штук" напрягли, чтоб скопом собирали, и парням приходится продавать патроны с "калаша" по электричкам. Не продал, держи колобаху. В их роте одному так уже шею сломали, и пацана инвалидом домой отправили, кайфуй дальше как хочешь. В общем, неплохо у них...
   Было бы, если б не Чечня. Десятого мая, сразу после Дня Победы, в их часть поступил приказ выдвигаться в сторону Моздока, а оттуда их тут же перебросили к посёлку Ведено. Расположились они в полукилометре от сводной роты ВДВ из Ростовской области, которая, как бы, должна была их охранять. Охранять-то "вэдэвэшники" охраняют, но парни там на всю голову отмороженные. Не дай бог попасться им под горячую руку, особенно когда те под "синькой". Мало не покажется.
   Войдя в Нефтянку, район-посёлок на окраине Ведено, Антон ускорил шаг и двинулся напрямую по правой стороне улицы к воротам второго дома возле которого рос высокий инжир. В метре от ворот забор из камней был довольно сильно развален, и в проёме Антон разглядел старую чеченку, которая набирала воду из колодца. Проём этот "смастерили" всё те же "ВДВэшники", задев забор бэтером. Пешком они за водкой никогда не ходили, только на броне.
   В голове снова замелькали ругательства на сержанта. Не, ну понятно, "соседи" те вечно по району мотаются, то зачистки у них плановые, то разведданные поступят. Им стрессы снимать нужно. У них только за последние две недели один "двухсотый" и два "трёхсотых". Ну а нашему барану зачем бухать? Из расположения части хрен вылазит, бородатых в глаза не видел, а пацанов подставляет. Самому мне нахрена оно: безоружным сюда переться? Конечно, по официальным сводкам данный район от боевиков очищен полностью, но разве неясно чего стоят все эти их официальные данные?
   Антон коротко постучал в калитку и уже через секунд десять её открыла та же пожилая чеченка, которая успела набрать воды и теперь стояла с полным ведром от тяжести чуть наклоняясь вбок.
   - Здрасьте, тёть Фатима, - Антон улыбнулся. - Мне четыре.
   Женщина быстро окинула взглядом улицу.
   - Заходи.
   - Давайте я помогу, - Антон выхватил из руки женщины ведро и поплёлся вслед за нею к небольшому домику. - У меня мамка вот такая же, как вы, пятьдесят восемь в этом году будет, - зачем-то начал рассказывать он. - Я поздний ребёнок. И единственный. Мамка пишет тяжело ей стало по-хозяйству справляться. Она ж ещё огород этот постоянно разводит, не может, чтобы в земле не поковыряться.
   Чеченка молча забрала ведро, вошла в дом и вернулась через пару минут с наполненным чёрным пакетом.
   - Ну ладно, я пойду, - проговорил Антон, заглянув в пакет, в котором лежало четыре бутылки "палёной" осетинской водки.
   - Хороший ты, - лицо чеченки стало задумчивым. - Храни тебя Аллах.
   Антон развернулся и быстро зашагал к калитке. Перед КПП перепрячу, стал размышлять он, две в сапоги, две в рукава. И всё, больше не пойду. Пусть бьёт тварь, не пойду, пошлю его и всё.
   Антон поклялся себе в том, что поступит именно так, и внутри стало чуть легче. Он даже устало улыбнулся, и принялся напевать под нос старую дворовую песенку. Но, открыв калитку, он резко замолчал и замер на месте, чувствуя, как в одно мгновение оледенела спина и больно сжалось сердце. Метрах в пяти стоял мужчина лет сорока в замызганном штатовском "комке". Всего долю секунды его взгляд был растерянным, а потом он резко вскинул висящую на плече АКСушку и нажал на спусковой крючок.
   - Что делаешь, Рамзан! - последнее, что услышал Антон, крик чеченки. - Он же мальчик совсем!
  
   Хотя, к программкам претензий хватает. Иногда думаю, а сами разработчики полностью в них соображают? Не, понятное дело, одни пишут коды, другие компонуют программные пакеты, третьи тестируют, но надо же как-то взаимосвязанней что ли, с хорошим мониторингом в обе стороны. А то иногда возникает ощущение, что у них одностороннее движение. Написал код, отдал, и забил. Глюки они, конечно, по-мелочи всегда есть, но не в таком же коли... хотя... может, это у меня чего-то?
  
   Арсений Сергеевич Ситкин кружил по улицам на старенькой неприметной "шестёрке" уже битый час, поглядывая по сторонам поверх больших очков с толстой оправой, сдвинутых на нос. Но ничего подходящего что-то не попадалось.
   Он свернул на Вольную и тут же увидел её. Она сидела на остановке, читая книгу. Одна, в лёгеньком платьице. Он остановил машину.
   Чтобы уговорить её ему хватило трёх минут. Нагнал, как обычно, пурги про то, что он ректор одного из городских вузов и может помочь поступить не только на своё отделение, но и на любое другое. Связи, девочка, они и в Африке связи, сказал он ей с добродушной и немного грустной, словно ему было жаль данного обстоятельства, усмешкой.
   По дороге он продолжил гнать пургу про куртку, которую нужно срочно забрать с дачи, бред по сути, но она вроде верила. Хотя Арсений Сергеевич имел по этому поводу давно сложившееся и очень конкретное мнение. Дуры они все, думал он, поглядывая на пассажирку, и твари. Все твари. Сидит, красавица, блин. Лет двадцать назад такая бы и не посмотрела на меня, взгляда бы не бросила. Невзрачный парнишка в очках с толстой оправой, одежда плохенькая, худющий, как жердь, и прыщи эти. Чёртовы прыщи. Что он мог предложить такой красавице? А теперь сидит вот она вся такая, думает, сейчас её в институт за красивые глазки устроят. Твари, все продажные твари...
   Насиловал он её в лесополосе, отъехав от дороги всего метров триста. Удар по затылку килограммовой гирькой вырубил девушку, после чего осталось связать руки за спиною и залепить рот скотчем. Жаль, конечно, что приходится так поступать. Арсению Сергеевичу хотелось целовать её, хотелось, чтобы её руки ласкали его, но...
   Закончив, Арсений Сергеевич придушил зарёванную девушку верёвкой, оттащил в полосу, за деревья, и прикрыл тело ветками. Не забыв вымыть руки, что он всегда делал после общения с этими продажными тварями, он поставил пятилитровую пластмассовую флягу обратно в багажник и устало плюхнулся на сиденье. По спине привычно пробежал холодок и в голове мелькнули неприятные мысли. Такое тоже было всегда, после каждого раза, и он уже почти не обращал на это внимания.
   - Не заметут, - проговорил он уверенно, глядя на своё лицо в зеркале заднего вида. - Четырнадцатая уже за три года, и ничего, не замели. Продажные твари. Все продажные твари. И менты тоже. Не заметут, не переживай.
   Он усмехнулся и подмигнул своему отражению.
  
   Каждый сам выбирает степень ответственности и у меня она самая высокая. Так уж я устроен, если что-то делаю, то на все сто, если не на тыщу. Жаль, что отпуск придётся обрывать на середине, но по-другому... как вообще можно по-другому? Лично мне не понятно.
   Потому я закуриваю сигарету и выхожу на балкон. Вид отсюда открывается, словами не передать, смотри только молча и впитывай. Лес и речку даже видно, ту, что протекает за городом. Интересно, я такой высокий этаж инстинктивно выбрал? Хм, да, скорее всего. Привычка.
   Выбросив бычок, я ловко вспрыгиваю на парапет, и резко выдохнув, делаю шаг в пустоту.
  
   - Я тебе говорил, чтобы этих мразей не было? Говорил? Можешь считать, что ты уволен.
   Виктор Иванович Боголепин засунул телефон в чехол, быстро сошёл по ступенькам городского суда и зашагал к своему "Майбаху". Дверь торопливо открыл водитель Коля.
   - Всё нормально? - осторожно спросил он, но шеф только зло бросил взгляд в его сторону, и молча нырнул в салон.
   Откинувшись на мягкую спинку сиденья, Виктор Иванович ослабил галстук и закрыл глаза. Ох, и устал он с этим чёртовым судом.
   Говорил же этому дармоеду, стал он думать с ненавистью в мыслях, чтобы из газеты "Открытой" никого на суде не было, так нет же. Дармоед чёртов, зам, что шеф не дожрёт, я сам ам. А зампрокурора падла, молодой, заносчивый. Ну ничего, я тебя пообломаю. Будешь знать, как на главу города рыпаться, щенок вислоухий. Погибла целая семья, погибла целая семья, растявкался щенок, раззадорился без хозяйских пинков. А нехрен было по ночному городу всей семьёй ездить на свое быдлячей старой ауди, спать надо, бля. Ни на рестораны, ни на казино денег нихрена, а ныкаются по ночам непонятно чего. Специально что ли, чтобы под моего "Крузака" с кенгурятником попасть? Ублюдки. Туда им и дорога, нищебродам. Не-е, меня так просто не возьмёшь. Я на этот пост руками и ногами дорогу себе пробивал, и деньгами тоже немерянными. Ишь ты, щеняра блохастая, удумал меня засадить. Пять лет, ну-ну. А Демьяныч-то, козёл старый, морда прокурорская, заднюю врубил, в больничку с инфарктом, типа, слёг. Ничё, я и тебе устрою, сука трухлявый...
  
   Третий корпус, этаж второй, удивлённые глаза секретарши.
   - Вы же вроде в отпуске...
   - Да забыл кое-что, - бросаю первое, что приходит на ум.
   В кабинете привычная тишина, монитор во всю стену, указываю на ярлык ПКД "Земля" и начинаю работу.
   Ну конечно, антизло непонятно почему уже больше двадцати лет отключено, приложения "Суровая кара", "Возмездие", и утилитка "Справедливость" вообще не работают. Да, блин, вляпался я... вляпался бы, если б не вернулся вовремя. Но у меня своя мера ответственности, которую я сам себе определил.
   Пробегаю журнал: да двадцать пять лет назад первая запись об ошибке. Это получается, на пятый год отпуска сбой произошёл.
   Работу продолжаю, профессионально, без нервов. Проверил антизло, обновил из Центра, переустановил приложения, прогнал всё с контрольной точки по сию секунду. Проверил ещё раз. В работе системы ошибок не обнаружено. Удовлетворённо откидываюсь на спинку кресла.
  
   "... - Ты, блин, мешать не умеешь, что ли?! Чё морду отворачиваешь?!
   - Не знаю, ни разу не мешал.
   - Учись, блин, - бригадир вырвал деревянный брусок из рук Дмитрия. - Битум вот так мешать надо. Берёшь двумя руками и чтоб палка до самого дна...
   Вырвавшееся из бочки пламя не дало договорить. Оно охватило голову, в одну секунду сожгло волосы, перекинулось на рубаху, и на лице бригадира вместо скривленной мины презрения нарисовалась гримаса боли. Он дико заорал, и отбросив палку, рванул прочь от бочки. Но тут же взял правее и стал ничего не соображая нарезать круг возле большой лужи, вопя сквозь рыдания. Всё что мог сделать Дмитрий, это завалить его в лужу, чтобы хотя бы сбить пламя с одежды..."
   "... Как сообщают источники из Чечни, возле посёлка Ведено была блокирована и уничтожена банда боевиков, которую возглавлял полевой командир Рамзан Угоев, уроженец посёлка Ведено. О судьбе пропавшего двумя днями ранее сержанта из части ФАПСИ, Колчина Игоря Николаевича до сих пор ничего неизвестно..."
   "... В Ростовской области наконец-то арестован маньяк, державший в страхе город Шахты и окрестные поселения на протяжении трёх лет. Список его жертв по предварительным данным может составлять больше десяти человек. В основном это девушки пятнадцати-двадцати лет. Выжившая чудом последняя из жертв смогла полностью описать насильника и убийцу и вспомнить номер машины, в которую тот уговорил её сесть на одной из остановок города Шахты..."
   "... Виктор Иванович устало выбрался из машины, и отпустив водителя, тяжело зашагал к крыльцу своего особняка. Этот день, с долбаным судом его утомил. Он стёр пот со лба.
   - Я вам покажу, щенки, на кого пасти разеваете, - прошипел он, поднимаясь по ступенькам.
   - Жанна! - позвал он жену, разувшись и пройдя в зал на первом этаже. - Жанна Сергеевна, - повторил он игриво.
   В ответ только тишина. Он хмыкнул и нахмурился. Он привык, чтобы домашние встречали кормильца. Обойдя две комнаты, он услышал тихий шум воды в ванной и удивлённо ускорил шаг.
   - Сейчас я ей устрою, - вихрем закрутилось в мозгу. - Ишь ты, купания всякие ей важнее, чем мужа встретить. И знает ведь тварь неблагодарная откуда я возвращаюсь.
   Он с силой дёрнул на себя дверь и уже собрался было закричать, но наткнулся на глаза жены. Глаза были заплаканными, снизу потёки туши.
   - Чё ревёшь? - холодно спросил он, с непониманием уставившись на неё.
   - Рак, Витя. У нашего мальчика в мозгу рак.
   Она потянулась рукой к струйке воды, но вдруг замерла, словно за долю секунды превратившись в камень. Виктор Андреевич тяжело сглотнул и по его спине побежали холодные волны. Не столько от сказанного, сколько от того, что он увидел дальше. Глаза жены стали вдруг мёртвыми, из них словно дыхнула на него ненависть всего ада, и медленно указав на него рукою, она прошипела сквозь стиснувшиеся зубы.
   - Это ты... ты виноват. Это из-за тебя всё..."
  
   Система всегда должна работать безупречно, и это основная задача моей деятельности. Даже не побоюсь сказать больше - сверхзадача. Бывают, конечно, неполадки и сбои, но для того и нужен сисадмин, чтобы суметь вовремя всё поправить.
   Я выхожу из кабинета и почти бегом направляюсь в первый корпус. Быстро прошмыгнув мимо кабинетов начальства, ныряю к Отправщикам. На меня устремляются два удивлённых взгляда.
   - Ты же вроде в отпуске, Лю, - говорят почти хором.
   Я с глупым видом пожимаю крыльями.
   - Да вот, вернуться нужно было. Мне б обратно, по-тихому.
   - Понятно, - подмигивает один из Отправщиков. - Давай в "рогатку".
   Я улыбаюсь. Аппарат, который за считанные секунды может отправить тебя в любую материнскую утробу, в любой точке Вселенной, эти шутники называют "рогаткой".
   - Куда? - спрашивает второй, с готовностью наклонясь над клавиатурой.
   - Как обычно, на свою подшефную, - отвечаю я.
   - С определённой судьбой? Кстати, теперь можем сделать тебя сисадмином.
   Оба задорно смеются. Я улыбаюсь в ответ. Славные парни, с юмором.
   - Да не-е, - говорю я, останавливаясь перед "рогаткой" и оборачиваясь. - Этого мне и тут хватает. Давай-ка попробуем писателем. всё работает, как швейцарские часики
  
  
   Птеродактиль
  
   Сегодня утром папа подарил мне маленького птеродактиля, сказав, что нашёл его на скалах. Но как он мог его там найти, если птеродактили именно на этих скалах и живут, а он ходил туда за их яйцами. Значит, он его не нашёл, а просто взял, хотя я думаю, большой разницы тут, конечно же, нет.
   Птеродактиль очень забавный, хлопает крылышками и постоянно разевает рот, а во рту у него даже сейчас, когда он ещё такой маленький, есть острые зубы. Поэтому папа сказал, чтобы я не засовывала ему в рот пальцы. Мне стало очень обидно. Я сказала папе, что я уже взрослая, мне двенадцать лет и никакие пальцы я ни в какой рот засовывать не буду. Папа извинился, погладил меня по голове и снова ушёл.
   Он отправился добывать мясо. Мясо он добывает при помощи ружья и очень часто говорит - слава мутировавшим птицам, что оно у него есть. Без ружья, конечно же, было бы очень плохо. Я это тоже понимаю.
   Мама положила яйца в дальней комнате. Там прохладней и они дольше сохраняются. У мамы всегда испуганное лицо, когда наступает день охотника. Так этот день называет папа. В день охотника, а случается он тогда, когда заканчивается еда, папа берёт ружьё и сначала идёт к скалам за птеродактилевыми яйцами, а потом в лес, чтобы кого-нибудь подстрелить, а я в это время обычно или читаю, или пишу всякие разности.
   На самом деле, кроме этого, то есть чтения и писательства, я больше ничем почти и не занимаюсь. Из дома выходить нам с мамой нельзя, потому что это очень опасно. Так говорит папа, а папа он очень умный и знает почти всё.
   Мама иногда рассказывает, что папа очень большой учёный и даже обладатель каких-то там премий, хотя я не совсем понимаю, что это такое. Но когда мама рассказывает, я чувствую гордость за папу, а мама почему-то плачет. Она говорит, что из-за его лишнего ума это всё и случилось.
   Но маму слушать я не очень люблю, потому что она рассказывает всегда одно и то же и мне уже не интересно её слушать. Я, конечно же, не говорю ей об этом, а терпеливо молчу и иногда киваю головой, когда она начинает рассказывать.
   Папа же рассказывает всегда что-то новое, поэтому его я слушаю с огромным удовольствием. А когда он уходит охотиться, я читаю или пишу. Научил меня этому папа, и он всегда говорил мне во время уроков, когда я только училась набирать слова на эктоплазе, что я очень способная и очень-очень талантливая, и мне нравилось, когда он так говорил.
   А когда он рассказывает, я порою и рот открываю, так всё интересно. Иногда бывает даже страшно. Особенно было страшно, когда папа рассказывал про мутировавших птиц. Он говорил, что в каком-то там году птицы мутировали и стали очень большими, и тогда мировое правительство раздало всем ружья, чтобы люди могли защищаться. Вот благодаря этому у нас и есть ружьё.
   Мама говорит, что однажды папу выгнали с работы, за то, что он пошёл против начальства, и всегда при этом тяжело вздыхает, а иногда начинает снова плакать. Папа тоже рассказывал об этом, но он почему-то вёл себя совсем по-другому. Он то злился, то смеялся, и я злилась и смеялась вместе с ним, потому что папа очень заразительно рассказывает.
   Мама говорит, что именно из-за того, что папу выгнали, он и стал делать эту чёртову штуковину прямо в доме. Он натащил всяких деталей и приборов и протянул по всем комнатам провода. Но я этого не помню, потому что мне было тогда всего два года.
   Папа же говорит, что если бы его не выгнали, то он бы никогда не сделал то, что он сделал. Он говорит, что эта гениальная мысль пришла к нему тогда, когда он отстранился от вечной суеты, это слова папы, и наконец-то, обрёл достаточно времени для свободного и продуктивного мышления. Но когда он так говорит, он почему-то смотрит на меня с какой-то грустью и гладит по голове. А иногда повторяет по нескольку раз, что всё будет хорошо, и что он что-нибудь обязательно придумает.
   Папа с мамой постоянно ругаются, а я всё слышу. Не потому что я подслушиваю, вот ещё, а просто потому, что они ругаются на повышенных тонах, это слова мамы, и между ними уже давно нет взаимопонимания.
   Чаще всего мама ругает папу за то, что он затащил нас сюда, и что нужно было прежде всего думать о ребёнке(это обо мне), а не о своих гениальных дуростях. А папа кричит в ответ, что он сам не предполагал, что всё так получится.
   Хотя я всё знаю и без этих ссор и криков. Папа мне всё рассказал. Он что-то там понял насчёт времени, и что-то там написал про это. Написанное он отнёс начальству в институт, но там над ним посмеялись. Тогда он стал делать машину времени дома. Он трудился целых два года, как раз с моего рождения и до того момента, когда мы провалились, это снова слова папы, во вневременное пространство и нас забросило сюда. Он говорит, что хотел попробовать перенестись в прошлое всего на пару лет, но что-то там пошло не так.
   Теперь наш двухэтажный дом стоит на поляне в каком-то там периоде. Папа говорит, что, слава богу, что перенёсся весь дом. Здешние животные принимают его за холм и не пытаются разрушить. Правда в доме пришлось завешивать все окна, потому что однажды в одно из них заглянуло какое-то чудовище, и мама очень сильно испугалась. Она громко вскрикнула и упала в обморок, а потом, когда она пришла в себя, им пришлось окна завешивать. Всего этого я, конечно же, не помню, потому что мне было тогда всего два года и три с половиной месяца.
   Именно поэтому мама всё время плачет. Ей здесь очень страшно и она хочет вернуться назад в наше время.
   Папа говорит, что это в принципе возможно, но требует какой-то там энергии, которой у него пока не хватает. Он соорудил на крыше солнечные батареи, но того что они дают хватает только на его ноутбук, на котором он постоянно решает какие-то формулы, и на то, чтобы понемногу накапливать. Он сказал, что так - дело пшик, и что от батарей хватит только на волну и то если собирать лет двадцать. Сейчас уже есть почти до наших времён, так он называет время которое далеко впереди, но чем удалённее отсюда, тем больше нужно энергии на прохождение временной плотности. Да и какой смысл посылать сигнал туда, где нет никаких институтов и ещё не существует какой-то там науки. Так говорит папа. Он вообще очень много говорит об этом, когда мы ужинаем варёнными птеродактилиевыми яйцами. Если, конечно же, быть точнее, то ужинаем мы одним яйцом, после которого даже немного остаётся на завтрак.
   Он говорит, что знает точно координаты института, и что если он не найдёт здесь какой-то там уран, то придётся подождать, и ещё через десять лет он отправит волну в будущее, точно в район его института. Волна эта будет посланием, и она обязательно должна зафиксироваться на их компьютерах в виде информации. Так говорит папа, а мама только плачет. Она говорит, что ей жаль десяти лет проведённых внутри одного дома, без подруг, без развлечений и без будущего. Но папа говорит ей, что когда они вернутся, то он обязательно получит большую премию и они отправятся в тур по Солнечной системе. Иногда это маму успокаивает.
   Ещё папа говорит, что когда там получат сообщение, то они обязательно свяжутся с нами, потому что он в отправленной информации объяснит им как это сделать. А уже через месяц они смогут построить машину времени и вытащить нас отсюда. Он говорит, что там у них, энергии очень много, и если бы столько было б у нас здесь, то мы могли бы летать во времени туда-сюда не зная никаких проблем.
   Когда он это говорит, он всегда улыбается. Папа он вообще очень добрый человек, и если бы мама не начинала ругаться первой, то он бы никогда не повышал голос. Я так думаю. Хотя в последнее время он и бывает мрачен, и даже немного злой, но это только потому, что энергия которую он собирает, куда-то просачивается, и по последним расчётам, чтобы накопить на волну понадобится тридцать лет. Мама говорит, что это очень долго, и что тогда им будет уже по шестьдесят пять, а мне тридцать два.
   Но папа всегда объясняет ей, что при здешней чистой и нетронутой прогрессом природе мы будем стареть гораздо медленней и шестьдесят пять лет здесь будет всё равно, что сорок там. Но мама ему не верит, и они снова ругаются.
   А в последние два ссоры папа даже ударял маму. Не сильно, но я слышала, как мама кричала - не трогай меня! И ещё, в последнее время, она говорит мне, чтобы я не раздражала папу, потому что ему очень и очень тяжело, и его не надо злить.
   Я всё это понимаю, но не понимаю, как можно скрыть то, что случилось несколько минут назад. Я хотела сказать маме, но боюсь, она станет снова плакать, а мне и так тяжело на душе. И всё из-за этого маленького птеродактиля с его этим вечно открывающимся ртом.
   Я просто хотела узнать что-нибудь побольше о нём, как быстро он растёт, или чем его кормить, например. Папа мне несколько раз показывал, как пользоваться его ноутбуком и говорил, что в нём очень и очень много полезной информации. Я тайком зашла в его кабинет, когда мама прилегла в спальне, чтобы немного отдохнуть, и стала искать в библиотеках, которых у папы в ноутбуке очень много, что-нибудь про динозавров. Я хотела узнать, чем мне накормить этого маленького зубастого монстра, и не заметила, как он взялся грызть проводки.
   Точнее, я заметила, как замигала какая-то зелёная лампочка на приборе, висящем прямо над столом, потом замигала красная на приборе стоящем возле стола, а потом появилась надпись на экране о том, что сообщение отправлено в двадцать второй век до нашей эры.
   Я очень сильно испугалась, и схватив разивающего рот питомца, убежала в свою комнату. А когда мне становится страшно, я либо читаю, либо пишу на эктоплазе.
  
   PS. Данный текст был найден шесть лет назад на странном носителе в виде кристалла, в формации S юрского периода, при раскопках вблизи городка Стара-Загора. В дальнейшем по периметру были также обнаружены остатки железобетонного строения, по предположению - жилого помещения. В одной из комнат этого строения найдены три плохо сохранившихся скелета, два взрослых и один девочки лет двенадцати. В хорошо сохранившихся лобных костях детского и женского черепов ясно различимы пулевые отверствия диаметром в полтора сантиметра, что навело на мысль о насильственной причине их смерти. Предположение подтвердилось, когда был полностью раскопан скелет мужчины с таким же пулевым отверстием в черепе и остатками неизвестной конструкции оружия рядом с фрагментами правой кисти. Под скелетом девочки археологами были найдены плохо сохранившиеся осколки, предположительно фрагменты лучевой кости принадлежавшие маленькому птеродактилю. Видимо девочка придавила его собою, упав после выстрела.
  
  
   На поверхности
  
   Вот уже второй день мы находимся на поверхности единственной планетки
   вращающейся вокруг Бетельгейзе. И находимся на ней в странно-прямом смысле этого выражения. Джек (Джек - мой напарник. Англичанин.) в одних джинсах, с отрешенным видом валяется со вчерашнего вечера возле корабля. А я все еще вожусь с буром на что-то надеясь. И знаете, я уже не понимаю, что я здесь делаю. Мне отлично жилось на земле. Богатые родители, толпы влюбленных девушек. Я мог бы стать классным юристом. Или журналистом. Нет же. Мне приспичило стать астронавтом-первопроходчиком. Видимо, сказалась юношеская любовь ко всяким там приключенческим романам.
   В школе астронавтов нас, конечно, предупреждали, что мы можем столкнуться с чем-нибудь необычным и загадочным. С недружелюбными и непонятными формами жизни, например. Или с небольшими отклонениями от законов Земной физики. Короче, с так называемыми исключениями из правил. Редкими исключениями. Редкими, потому что эти уроды ученые, видите ли, считают, что в нашей галактике все подчиняется тем же правилам, что действуют в солнечной системе. Сволочи! Могли бы и получше пошевелить мозгами, чтобы предусмотреть что-нибудь эдакое.
   То эдакое, с которым мы столкнулись. Дело в том, что у этой чертовой планеты нет ничего, кроме поверхности. Да, вот такая петрушка. Ничего, кроме ровной, гладкой, сраной поверхности. Ни одного углубления или отверстия. Да что там отверстия. Ни одной царапинки. Голимый бильярдный шар.
   Впрочем, и это не верно. В бильярдном шаре есть что-то внутри, правильно? А у этой планеты под поверхностью нет ничего. Абсолютно ничего.
   Вы спросите, зачем мы вообще на нее прилетели? К сожалению, в Млечном пути так мало планет, что выбирать не приходится. Да и кто знал, что этот шарик окажется с такими прибамбасами.
   Уже сразу после приземления, нам с Джеком показалось странным, что на поверхности планеты не осталось ни каких следов от реактивных турбин, которые мы включили для торможения, сразу же, как вошли в атмосферу. И еще, нас удивил внешний вид планеты. Ровная до чертиков. Ни гор, ни впадин. Хотя, на этот счет мы особо не заморачивались. Решили, что приземлились в местной пустыне. А вот насчет следов от турбин...
   Я помню, как Джек напряженно, на ломаном русском произнес:
   - Здесь что-то не так, капитан. Ей-богу не так.
   Я и сам почувствовал, что не так. Но надо было делать свою работу. Надо было приниматься за исследование планеты.
   Около часа мы потратили на изучение местной атмосферы. Ни черта необычного. Почти как Земная. Пару часов монтировали оборудование для бурения. А потом... а потом, до самого захода Бетельгейзе, мы просидели, глядя, как идиоты, на мониторы компьютеров. Все компьютеры абсолютно серьезно показывали, что бура под поверхностью нет.
   Но мы своими глазами видели, как бур уходит в поверхность! А по всем показаниям, там, под поверхностью, его не было.
   В попытках понять данную странность, мы здорово пополомали мозги. К вечеру они, видимо исчерпав свой потенциал, отказались понимать что-либо вообще. Тогда мы бросили все к чертовой матери и решили поужинать. Джек сбегал в корабль за тюбиками со жратвой, которые мы не полностью опустошили утром, когда изучали атмосферу, и устроившись поудобней на гладкой поверхности, мы собрались с горя объесться.
   И вот тут я испугался. Да и Джек, я думаю, тоже. В тюбиках ничего не было. Они были абсолютно пустыми! Я не знаю, как Джеку, но мне в голову сразу пришла, с одной стороны идиотская, а с другой стороны, достаточно обоснованная и пугающая мысль. Я резко обернулся в сторону корабля. Поздно! Джек закрыл люк.
   И вот он со вчерашнего вечера безучастно лежит в одних джинсах возле корабля и отрешенно смотрит в небо. Со мною не разговаривает, считая, что он того не достоин. Что это из-за него мы попали в такую заварушку. И если бы его не дернуло закрыть люк, который оставался открытым с самого приземления...
   Я пытался его убедить, что это не так. Что он ни в чем не виноват. Что если бы он не закрыл люк теперь, нам бы все равно пришлось его закрывать при отлете. Но Джек ничего не хочет слушать. Он закрывает уши руками. А на этой планете это ой-как опасно.
   Поэтому я уже часа два не беспокою его, а плюнув на бур, молча сижу и пишу эту записку. Конечно, данное занятие довольно глупое, но ведь надо чем-то заниматься, хотя бы для того, чтобы не сойти с ума. И я уже подумываю, а не положить ли мне ее в герметичный контейнер? Ха-ха.
   Здесь вот какая петрушка-то. Хотя, конечно, это всего лишь версия, но мне думается (да и Джеку тоже), что здешняя атмосфера то ли боится герметически закрытых пространств, то ли просто недолюбливает сложно организованную материю. Вот поэтому я думаю, а не живая ли она? Хотя, это к делу не относится. А относится вот что. Как только пространство, в которое проникла местная атмосфера, полностью герметизируется, все, что находилось внутри, исчезает. Словно распадается на атомы. Или куда-то переносится. На какую-нибудь мусорку на краю Вселенной. Ха - ха. Звучит, конечно, глупо, но я, черт возьми, не знаю, как сказать об этом не глупо. Да и вообще не уверен, правильно ли мы с Джеком все поняли?
   Но я своими глазами видел - когда мы открыли люк корабля, внутри ничего не было. И знаете, что я думаю?
   Если мы когда-нибудь выберемся отсюда, я с большим удовольствием набью морды всем уродам ученым, которые что-то там вякают про общие правила для всей галактики.
   А если не выберемся... Хм, да отсюда просто невозможно выбраться!
   Что ж. Смерти от жажды я предпочту другую.
   Закрою глаза, уши, ноздри...
  
  
   Гадина.
  
   Бабка, а вернее прапрабабка, сидела на ветхом, казалось сто лет некрашеном крылечке, такого же, как она старого дома, подстелив под себя коврик из лоскутков, и наблюдала за незамысловатой игрой пятилетнего праправнука. Вчера приезжала его мать, ее правнучка, и оставила мальчугана у нее на все лето.
   - У меня появилась хорошая работа, - сказала она. - И мне не с кем оставить Сашеньку.
   Она еще долго рассказывала, как год назад ее бросил муж. Как она год прожила в нищете, без работы. И вот, наконец-то, ей немного повезло. Она нашла хорошую работу. Конечно, работа отнимает много времени, но зато перспективная.
   - Когда я встану на ноги, - говорила она вчера вдохновенно, - Я заберу Сашеньку. И вас заберу к себе.
   - Как же, - думала бабка. - Если ты привезла дитя к столетней старухе, значит, что-то тут не так.
   По лицу правнучки бабка догадалась, что та пьет. Или еще что похуже. Вот уже больше двадцати лет никто из родных не навещал ее. Последний раз, лет двадцать пять назад, приезжал к ней один из внуков со своей женой и маленьким ребенком. Бабка хотела спросить правнучку - чья она? Но передумала. Вдруг спугнет и нерадивая мамаша заберет малыша. А такого подарка судьбы больше не будет. Тем более, что подошло время.
   Правнучка побыла всего час и уехала. Ни денег, ни сменных вещей она не оставила, а бабка и не спросила - почему? Зачем? И так все было понятно.
   Непонятно было одно. Почему ей так неожиданно повезло?
   Бабке было уже сто шесть лет, и время подошло. Она вспомнила то лето, когда ей было семьдесят шесть. Тогда ей тоже повезло, и времени пришлось отодвинуться.
   Саша ковырялся в земле, извлекая из пыли камешки. Некоторые из них он разбивал большим камнем и потом подолгу рассматривал места сколов. В селе почти не было его сверстников. Большинство молодых семей давным-давно перебрались в город, да бабка и не позволила бы ему ни с кем знакомиться. Ей это было не нужно. Поэтому весь день Саша ковырялся во дворе, иногда искоса поглядывая на сидящую на крыльце бабку. Бабка же почти не сводила с него взгляда. В ее голове крутилась только одна мысль.
   - Почему же мне так повезло?
   День пролетел, как всегда, незаметно, схожий этим с самой жизнью. Стало быстро темнеть.
   - Саша, пора ужинать и спать, - позвала бабка мальчика, поднялась и взяла в руку коврик.
   Мальчик перестал ковыряться, положил на землю горстку расколотых камешков и молча пошел к дому. За то время, которое он находился здесь, он не произнес ни слова, и бабка уже начала думать, а не немой ли он? Или может, не умеет разговаривать? Это было хорошо.
   - Но кричать-то он умеет, - одергивала она себя.
   Ужин был незамысловатый. Яичница и молоко с хлебом. Пока бабка готовила яичницу, Саша помыл руки и теперь молча сидел за столом, сосредоточенно глядя на свои сандалики.
   Бабка привыкла питаться скудно. Живности она не держала. К чему? Она была счастлива уже тем, что имеет возможность жить. Раз в два дня она ходила к соседям справа - покупала у них яйца и молоко. Те держали и курей, и коров. И еще, раз в два дня, соседи покупали для нее в сельском магазине четыре булки хлеба. За все это она расплачивалась в начале каждого месяца, когда ей приносили пенсию. Зачем ей нужно столько хлеба, соседи не спрашивали, а бабка сама и не рассказывала.
   Саша поел и отправился спать в дальнюю комнату, а бабка осталась сидеть на кухне. Когда полностью стемнело, она взяла булку хлеба и вышла из дома. Аккуратно сошла со ступенек и направилась к погребу.
   Погреб этот находился в задней части двора и был достаточно большим, глубиной почти в три метра, сверху надстроенный домик из кирпича с массивной, деревянной дверью. Впрочем, такие здесь были в каждом дворе. Когда-то этот погреб был почти полностью заставлен банками с разносолами и ящиками с картошкой, но это было очень давно. Так давно, что бабка и не помнила того времени.
   Она сняла навесной замок и открыла скрипящую дверь. Постояла немного, словно собираясь силами и затем начала медленно спускаться по ступенькам вниз, в затхлую тьму. И сразу же почувствовала неприятное, но уже привычное покалывание в голове. Гадина, как теперь называла ее бабка, подготавливалась к общению. Пробуравливала волнами мозг.
   - Ты привела его? - услышала бабка первый вопрос.
   Она никогда толком не видела гадину. Гадина боялась любого света. Солнечный был для нее смертелен, а искусственный причинял боль, поэтому бабка не брала с собою в погреб ни то что старого, подаренного давно одним из внуков, фонарика, но даже обычной свечки. Правда пару раз бабка нащупывала в темноте нечто похожее на холодец, но чувствовала в эти моменты такую нестерпимую боль в голове, что оставила всякие попытки приблизиться к гадине.
   - Ты привела его? - повторила вопрос гадина.
   - Нет, - ответила бабка шепотом.
   Гадина общалась напрямую, посылая вопросы в мозг и также из мозга вытягивая ответы. Но бабка никак не могла к этому привыкнуть. Поэтому, думая ответ, она едва слышно проговаривала слова. Человеческая привычка, которую, наверное, невозможно побороть.
   - Ты же знаешь, что время подошло, - бросила в мозг очередную фразу гадина.
   - Да, знаю. Завтра вечером приведу, - бабка положила булку хлеба на бетонный пол погреба и отступила на два шага. - Ешь.
   В темноте послышался звук, как будто кто-то провалившись по колено в болотную трясину, пытался вытащить ногу.
   - Наверное, так же муха всасывает разложенную своим желудочным соком пищу, - подумала бабка.
   - Иди. И смотри не делай глупостей, - услышала она в голове. - Ты же знаешь, это важно для нас обоих.
   - Я знаю, - шепнула бабка, развернулась и стала неспеша подниматься по бетонным ступенькам. Снова ощутила покалывание в мозгу. Гадина вытаскивала из ее головы волны - щупальца.
   Выйдя из подвала, бабка закрыла дверь и повесила замок. Постояла, вдохнула свежий, ночной воздух и торопливо заковыляла к дому.
   Заперевшись на засов, она тихонько прошла в свою комнату, где скинула сарафан и надела ночную рубашку. Потом прочитала шёпотом пару молитв и улеглась в кровать. Закрыла глаза. Но сон не шел.
   Бабка думала, как ей поступить. Время подошло и нужно было решать.
   Тридцать лет назад было проще. Ребенок был чужой. А этот, вроде как, ей родня, хотя уже и на седьмом киселе.
   Бабка вдруг припомнила тот поздний, летний вечер, когда появилась гадина. Она тогда сидела на крыльце уставившись в пустую темноту и думала о своей тяжелой и горькой судьбе. Жизнь прошла. Она стара и одинока. Дети, а их было пятеро, давно поразъехались кто куда. У них появились свои дети, ее внуки. Иногда они, чаще летом, приезжали к ней семьями погостить, и тогда у нее был праздник. Она хлопотала на кухне, готовя разные блюда, и потом, улыбаясь, смотрела, как все ели, нахваливая ее кулинарное мастерство. И она была счастлива...
   Да, тогда она была счастлива.
   Потом выросли внуки, которые тоже иногда навещали ее, но уже намного реже. Потом и дети, и внуки вдруг перестали к ней приезжать вовсе. У них свои дела, думала она, и так и должно быть. Вот тогда она и почувствовала себя одинокой. Ей было семьдесят шесть. Она сидела на крылечке и смотрела в темноту двора. Вдруг в огороде ярко полыхнуло. Потом еще раз. Странно, грозы не было. Она поднялась, и тяжело передвигая ноги, поплелась в огород.
   - Может, шось горит? - подумала она.
   Но ничего не горело. В огороде, на заброшенных грядках, лежало большое яйцо металлического цвета. И казалось, это яйцо само по себе зарывается в землю.
   - Боже правый, - ойкнула бабка, глядя на диковинку.
   Через несколько минут яйцо полностью скрылось под землей.
   - Может привиделось?
   Она быстро перекрестилась и зашагала обратно к дому. И тут с дорожки заметила, что дверь в погреб приоткрыта. Она подошла ближе и дрожащим голосом крикнула в темноту.
   - Хтось тута? Обзовись.
   Ответа не последовало. Тогда она начала медленно спускаться вниз. Ступив с последней ступеньки на бетонный пол, она почувствовала сильную боль в голове и потеряла сознание.
   Теперь она знала, что все время, пока она находилась без сознания, гадина изучала ее и считывала из мозга информацию о том месте куда она попала. Но все это бабка узнала потом, после долгих, интересных бесед с гадиной. А тогда...
   Когда она очнулась, в голове ощущалось легкое покалывание. Она нащупала стенку и попыталась подняться.
   - Не вставай. Сиди, - услышала она голос прямо в голове.
   - Хтось тута? - спросила она и почувствовала, как тревожно и больно забилось сердце.
   - Не бойся. Я ангел.
   - Ангел?
   - Да. Так получилось, что я упал с небес...
   Бабка глухо рассмеялась в темноте. Старая кровать чуть слышно заскрипела. Она перестала смеяться и прислушалась. Вдруг Саша проснулся. Нет. Все тихо. Не проснулся.
   - Обманула же она меня тогда. - улыбаясь, подумала бабка. - Ангел, хм. Хотя я тогда была такой неучью. Три класса образования. Потом работа. С детства к вере приучена. Естественно, глупо было ей сразу рассказать мне, что она из далекого мира, находящегося где-то на периферии Млечного пути.
   - Упал с неба?
   - Да. Чтобы помочь тебе. Ты уже старая и скоро твой организм не выдержит. Я могу исправить это. Но ты должна помочь мне.
   - Ты точно ангел? Уж ни сатана ли?
   - Нет. Я ангел. Я служу Богу.
   - И как же ж я тебе помогу?
   - Я должен пожить какое-то время в твоем погребе. И ты никому не должна обо мне рассказывать. Пока этого будет достаточно.
   Они еще долго разговаривали в ту ночь. Бабка и пришелец. Два одиноких существа.
   Через год бабка уже многое знала. Гадина подготавливала ее. Казалось, перед бабкой открылся новый и доселе неведомый ей мир.
   - Я активизирую твой мозг, - говорила гадина. - Почему-то он у тебя работает на минимуме. Я заставила его работать хотя бы на десятую долю от своих возможностей. Иначе ты просто не поймешь то, что я тебе передаю.
   И тогда она предложила ей.
   - Твое тело скоро исчерпает свой ресурс. Но есть способ на время остановить разрушительный процесс.
   - Какой способ?
   - Нужны клетки молодой особи твоего вида. Много клеток. Целый ребенок. Это даст тебе тридцать лет жизни. И даже некоторое омоложение организма.
   - Это невозможно. Где я тебе найду ребенка?
   - Ты живешь среди представителей своего вида. Неужели рядом совсем нет молодых особей?
   - Это же убийство! Убийство ребенка!
   - Не думай так интенсивно. Ты не будешь убивать. Тебе нужно лишь найти способ привести его сюда. Остальное сделаю я. Поверь, следов не останется.
   - Я не могу.
   - Тогда ты скоро умрешь. Ты готова к этому?
   - Нет, - вздрогнув, ответила бабка в ту долгую ночь.
   И она действительно не была готова. Да и разве может живое существо быть готовым к такому?
   Она размышляла неделю. Внутри нее боролись две противоположности - страх смерти и совесть. И с трудом, но все же совесть отступила.
   У соседей через дом был мальчишка лет шести.
   Бабка выглядывала из-за калитки целый день. И следующий день. Наконец, на третий день представился случай.
   Мальчик был метрах в трех от ее забора. Он сидел на корточках, разглядывая дохлого воробья. Больше на улице не было ни души.
   Она осторожно открыла калитку и тихим, предательски дрожащим голосом позвала:
   - Внучек, помоги мне, пожалуйста.
   Мальчик встал и подошел к калитке.
   - Слазь, баночку помидор с погреба достань. А то у меня ноги совсем больные.
   - Ладно, - сказал мальчуган и вошел во двор.
   Оглядев улицу, бабка закрыла калитку. Сердце казалось вот-вот выпрыгнет из горла, руки дрожали, и она ежесекундно подносила их к дрожащим губам.
   Они дошли до погреба и бабка торопливо открыла дверь. Мальчик стал спускаться вниз.
   - Где помидоры? - спросил он.
   - Отам, справа, у закутке, - сказала она, прикрывая массивную дверь. Гадина ненавидела свет.
   Дверь закрылась. За нею послышался хруст. Потом громкое чавканье. Гадина растворяла в себе тело ребенка. Когда звуки стихли, бабка спустилась в погреб.
   - Ложись, - прозвучало в голове.
   Она послушно легла. Почувствовала, как в нос полезла вязкая масса. И тут же мозг отключился.
   Очнувшись, бабка сразу поняла, что-то изменилось.
   - Можешь подниматься. Никто не видел, как он входил?
   - Да вроде никто.
   - Иди в дом и веди себя спокойно.
   Мальчишку долго искали. Приезжали даже следователи из города и опрашивали всех соседей. Но она была вне подозрений. Старуха. Разве может старуха украсть или убить ребенка?
   Со временем все забылось. Родители мальчика пережили горе и через три года переехали в город...
   Бабка перевернулась на другой бок и тяжело вздохнула. Воспоминания давили на нее...
   Утром она проснулась с восходом солнца. Саша тоже уже проснулся и лежал в кровати, выглядывая из под одеяла.
   Бабка заглянула в его комнату.
   - Вставай завтракать.
   Та же яичница и молоко с хлебом. Другого ничего просто не было.
   - Если бы это не было подозрительным, - подумала бабка, - Я бы сходила в магазин и купила ему что-нибудь вкусненькое.
   Саша поел. Потом снова ушел в дальнюю комнату и лег в кровать.
   - Вот и хорошо, - обрадовалась бабка. - Меньше кто увидит.
   Целый день она размышляла. Если его мать пьет, то она вообще может за ним не вернуться. Просто избавилась от ребенка и все. А если она наркоманка - еще лучше. Таким дети вообще не нужны.
   Весь день Саша пролежал в кровати, а бабка просидела на кухне. Начинало темнеть.
   Бабка почувствовала, как снова заколотилось сердце и задрожали руки.
   - Нет. К этому нельзя привыкнуть, - подумала она и пошла в дальнюю комнату.
   - Внучек, помоги мне, - сдавленно произнесла она.
   Мальчик посмотрел на бабку. Потом медленно откинул одеяло и поднялся.
   - Надо сходить в погреб, достать баночку помидор.
   Саша надел свои штанишки и рубашку, затем в коридоре обул сандалии. Вдвоем они вышли во двор. Свежий воздух. Первые звезды на небе.
   - Да. Жить стоит, - подумала бабка.
   Они в полной тишине подошли к погребу. Бабка сняла огромный замок и открыла дверь. Дверь жалобно скрипнула.
   Бабка понимала, что эти тридцать лет нужны не только ей, но и гадине. Пока жива она, гадина может спокойно жить в ее погребе.
   - Внучек, спускайся вниз, - сказала бабка и сердце ее сжалось. - Там, справа, у закутке.
   Саша начал спускаться. Но вдруг остановился и обернулся.
   - Но здесь же темно, - неожиданно сказал он тонким голоском.
   Сердце у бабки чуть не вырвалось из груди.
   - Что же ты бабушку так пугаешь? - произнесла она, тяжело охнув. - Ты ручкой вправо пощупай, там баночки.
   Саша отвернулся и продолжил спускаться в затхлую тьму.
   Медленно закрывая дверь, бабка смотрела ему вслед. Наконец, дверь была закрыта полностью. За нею послышался хруст, чавканье.
   Из глаз бабки покатились слезы и она принялась торопливо вытирать их краешком платка. Впереди было еще тридцать лет жизни.
  
   Предатель
  
   Мои пальцы с умопомрачительной скоростью бегают по клавиатуре. Что поделать, раз принял гостя, нужно успеть всё записать. От стука по чёрным клавишам, такое ощущение, что в комнате идёт проливной дождь. Ну вот, опять что-то непонятное.
   - Что значит плюгуна?
   - Ну, как эта, как капсула...
   - А-а - я снова барабаню по кнопочкам.
   ...Они высадились из капсулы и осмотрелись. Бескрайняя желтовато-серая степь, солнце зависшее в небе, ощущение мира. Но мира не будет. Через час в этой степи произойдёт самое кровавое сражение в Галактике за последние двадцать тысяч лет. Воины напряжены. Их не обманет лёгкий ветерок, ласкающий мускулистые тела, улыбающееся во весь рот солнце, невесомая тишина. Они знают зачем пришли сюда, и их руки крепко сжимают готовое к бою оружие...
   - Лаготы.
   - Если я напишу лаготы, никто не поймёт.
   - Но ведь лаготы же.
   - Понимаешь, я не люблю всякие там синхропозихрени, сверхмощные лазеры, а тем более лаготы. Что такое лаготы?
   - Это двухстволь...
   - Вопрос был риторический, и я сам хотел на него ответить - мне становится немного страшновато. А не чересчур ли я на него наезжаю? Ведь может вот сейчас взять и уйти. А кроме него у меня только двое останется... маловато - Я имею ввиду, ну прочитает человек - лаготы, и что он подумает? Он подумает, да нафик мне эти лаготы...
   - А ты, как некоторые, сноску, а внизу объяснение.
   - Нет - я твёрдо киваю головой - Это не мой стиль.
   - Ну, ладно - вдруг сдаётся он, и мне становится полегче.
   ...Над горизонтом появляется облако пыли, это идут они. Мерзкие трёхногие твари. У них нет оружия, кроме того, что дала им природа. Но это оружие страшнее всяких лаго...
   Я давлю четыре раза на стрелочку.
   ...искуственных средств для убийства...
   Ладно, потом найду что-нибудь получше.
   - Наверное, всё на сегодня - говорю я своему гостю и откидываюсь на спинку кресла - Нужно ещё всё это перепахать.
   На самом деле, сначала мне хочется порубиться в "линейку", а уже потом перерабатывать набранную за сегодня треть авторского листа.
   - Тогда до завтра?
   - Угу - я киваю монитору, и слышу, как мой гость уходит в другую комнату. Этот хоть порядочный попался, в другую комнату пошёл, а-то бывают и прямо здесь. У меня уже и винда слетала, и монитор сгорал из-за всяких таких несознательных.
   Я натягиваю наушники, радостно закрываю ворд и жму на ярлык "линейки". Понеслась вода по кочкам!
   Неуверенное похлопывание по плечу. Ччёрт!
   Я недовольно стягиваю наушники, и медленно разворачиваюсь. На моём лице гримаса разочарования.
   Мой четырёхглазый гость извинительно кашляет.
   - Я это. Хотел узнать, как там моё, ну вот то, про выползающих из океана, ну похожих на звёзды...
   - Симбиоз называется.
   - Ну, я не знаю, как ты его назвал - он смущённо хлопает четырьмя глазами.
   - На конкурсе продул, сто какое-то место занял, но зато уже четыре раза напечатан. Я ж справку в центр отправлял. Тираж правда маленький, одиннадцать тысяч всего, но зато журналы хорошие. В смысле чисто фантастические. Там тебе за это должны были выплаты поднять.
   На его лице расплывается огромная, сантиметров сорок в ширину, улыбка.
   - Здорово! Я просто в центре давно не был. Немножко путешествовал по местах боевой славы - он снова, но теперь наигранно покашливает - Потратился, в общем.
   - А ты повспоминай ещё. Что-нить путное найди в памяти, а? Вон, твой одноизмеренник мне выдал историю, закачаешься. Сам Стругацкий заценил, теперь у него в альманахе выйдет.
   - Стругацкий?
   - Ты что, не знаешь? - удивляюсь я.
   - Да знаю конечно. Я просто замечтался сейчас. У нас, кто Стругацким истории рассказывал, на планете Райус сейчас живут, а не в центре. У них выплаты, что нейтрино в космосе, немеряно.
   - Вот если вспомнишь что-нибудь хорошее, и твои выплаты вверх поползут.
   - Идея! - мой четвероглазый гость подпрыгивает до потолка - А ты напиши всю правду. Напиши, что у всех фантастов контракты с Центром Заслуженных Пенсионеров Восьмидесяти Измерений. Что к каждому приходят старички облазившие свои миры вдоль и поперёк, и рассказывают о этих мирах, о своих приключениях в них, о своей истории. Ну, как? Отличная же идея. Напишешь?
   Я отрицательно мотаю головой.
   - Нет. Что ж я предатель что ли? Это же тогда все узнают, что фантасты не сами придумывают, а только записывают то, что уже случилось в других мирах. Ни за что!
   Он печально пожимает плечами и махнув зелёной рукой, расстроенно уходит в другую комнату. Я ещё с минуту смотрю ему вслед и поворачиваюсь к монитору.
   За спиной раздаётся хлопок. Всё, наконец-то он свалил в свой центр, и можно со спокойной душой порубиться в любимую игрушку. Я кладу руку на мышку, но играть расхотелось. В мою голову полезли всякие там мысли.
   А ведь и в самом деле, всё-таки лучше когда выплаты, то бишь гонорары побольше. Почему бы и не написать правду? Предательство? Блин, да...
   Я снова открываю ворд.
   Ну не для себя ж я в конце концов, для него ведь стараюсь. Жалко мне этого четырёхглазого старичка из двенадцатого измерения, участника трёх Галактических войн, ведь совсем у него там, в их пенсионном центре выплаты маленькие.
  
   Идущие на смерть
  
   Они посадили корабль возле громадной стены, окружавшей город серым кольцом. Стена была высокой, из тщательно обработанного и подогнанного друг к другу камня, и на вид просуществовала уже не одну тысячу лет. Местами поросшая каким-то мхом, местами выщербленная здешними ветрами, она представляла величественное и в тоже время жутковатое зрелище. Когда люк открылся, и они сошли на поверхность планеты, обозначенной в астрономических каталогах бездушной цифрой 289, стена показалась им ещё более жуткой и величественной.
   - Капитан, - сказал самый высокий из них, - Это же сенсация! Люди побывали уже на сорока планетах, но ни на одной не обнаружили даже признаков разумной жизни. А здесь целый город!
   - Чак, а представь если в нём ещё и люди живут. Ну, не люди, а местные какие-нибудь, - поправил себя капитан и посмотрел на третьего астронавта. - Дюк, по-моему, мы станем известными. Только прикинь, первые астронавты, которые открыли внеземную цивилизацию.
   Дюк мечтательно разулыбался, но через несколько секунд улыбка исчезла с его лица.
   - Если за то время, пока мы летали, уже кто-нибудь не сделал этого, - сказал он немного разочарованным голосом. - Мы ж сюда восемь лет летели, черт их дери, эти парсеки.
   - За триста лет никто этого не сделал, - с ободрением проговорил капитан.
   - Ну, мало ли.
   - Вечно ты со своим скептицизмом, - не выдержал Чак. - Всё время что-то придумывает, что-то обламывает своими дурацкими опасениями.
   - Успокойся, Чак, - перебил его капитан. - Дюк прав. Мало ли. Постараемся сделать тут всё по-быстрому и галопом назад, на Землю. Такой шанс упустить нельзя.
   - Смотри, капитан! - закричал вдруг Чак. - Стена под землю проваливается!
   Но Дюк и капитан уже и сами заворожено смотрели на часть стены, безшумно проваливающуюся чёрти куда.
   - Это ворота, - наконец проговорил капитан.
   - Вот только странно они открываются, - сказал Дюк. - Не по-земному как-то.
   - Так мы и не на Земле! - возбуждённо прокричал Чак.
   - Да не кричи ты, - теперь капитан успокаивал Чака. - Поспокойней, поспокойней, дружище.
   Когда ворота полностью исчезли в местной почве, перед глазами трёх землян предстала толпа двуногих существ, облаченных в длинные до пят цветастые халаты. Было такое ощущение, что все они только что наскоро вылезли из своих ванн, едва завидев спускающийся с неба космический челнок. Толпа медленно шла к ним, и на слегка уродливых лягушачьих мордах этих аборигенов светились широкие улыбки. Земляне напряжённо ожидали.
   Толпа приблизилась к ним на расстояние трёх шагов и замерла. Чак успел насчитать штук сорок лягушачьеподобных, когда один из толпы что-то проквакал и указал на голову капитана.
   - Чего они хотят? - шёпотом спросил Дюк, зачаровано глядя на квакающего.
   - Не знаю, - прошептал в ответ капитан. - Сейчас разберёмся.
   Он сделал шаг вперёд и оказался лицом к лицу с квакнувшим. Тот в свою очередь поднял обе руки и осторожно положил их на голову землянину.
   - Он что его, крестит что ли? - усмехнулся Чак.
   - Помолчи, - цыкнул на него Дюк. - Стой молча, парсек тебя дери, а то не дай бог ещё спровоцируешь.
   - Ни чё. Применим оружие, - с бессмысленным озорством бросил Чак.
   - Не глупи. Оружие может быть и у них. А по количеству счёт явно не в нашу пользу.
   - Да фигня, перебьём. У меня подготовка на высшем уровне, - невозмутимо продолжал Чак.
   - Тебя дурака сейчас со стены продырявят из какой-нибудь лазерохрени, тогда поглядим на твою подготовку.
   Чак замолчал и стал прищурясь пялиться на верх стены. В это время, квакавший отвёл руки от головы капитана, сделал шаг вперёд и фамильярно взял его под руку. От толпы отделились ещё двое и также панибратски, но с большой осторожностью, взяли под руки Чака и Дюка. Чак от неожиданности едва не оттолкнул аборигена, а Дюк лишь пожал плечами, предпочтя особо не дёргаться. Толпа развернулась и неспеша, словно самое главное уже сделано, а остались сущие пустяки, потянулась к воротам. Войдя в город, ведомые под руки астронавты услышали шум за спинами - это закрывались ворота.
   - Что-то мне не по себе, - сказал Чак, но тут же отвлёкся на диковинный вид города.
   Город был и великолепен и несуразен одновременно. Дома непохожие друг на друга, словно строили их абсолютно разные архитекторы. На каждый дом свой архитектор. И поэтому они были были круглыми и прямоугольными, возносящиеся к небесам и стелящиеся по земле в один этаж, усеянные окнами разных форм и совсем безоконные. Цветовая гамма тоже была представленна во всей своей полноте, от ядовито красных, до абсолютно чёрных, дома были похожи на рисунки детей, которым подарили много больших коробок карандашей и фломастеров. Помимо домов то тут, то там виделись монументы, стеллы, памятники, а иногда и просто непонятные конструкции. Чёрный куб, стоящий на одной из граней, зелёного цвета плита из которой торчало несколько десятков тонких красных штырей, согнутых в виде знаков вопроса, стеклянная бочка, набитая внутри белыми перьямя... Земляне широко раскрыв глаза разглядывали всё это нагромождение с неподдельным интересом.
   Флора вокруг зданий, а иногда и прямо на них, не уступала своим многоообразием архитектуре. Здесь были деревья с листьями самых разных форм и цветов, здесь были цветы размером с деревья.
   - С ума сойти, - только и прошептал капитан, глупо усмехнувшись и помотав головой.
   Наконец, процессия остановилась возле высокого зелёного здания, крышей которому служила стеклянная пирамида наполненная голубоватой жидкостью. Большая часть толпы мгновенно разбрелась, видимо чтобы вернуться в спешно покинутые ванны, и возле астронавтов осталось только трое ведших их под руки. Они повели их в дом, о чём-то оживлённо квакая между собой и почёсывая свои лягушачьи затылки.
   В доме ожидало ещё пятеро местных, одетых в длинные чёрные платья. Они молча усадили астронавтов в большие фиолетовые кресла и надели им на головы металлические шлемы, очень похожие на тот тазик, который таскал на своей голове небезизвестный рыцарь печального образа. Из шлемов во все стороны торчали тонкие антеннки.
   - Сейчас будут мозг исследовать, - понял Дюк. - Капитан, нужно им как-то объяснить, что мы не собираемся у них долго засиживаться.
   - Да подожди ты немного, - пробурчал капитан, разглядывая суетящихся аборигенов. - Видимо это их ученые, или что-то в этом роде.
   - Ага, - недовольно выпалил Чак. - Или это они нас на электрический стул сажают.
   - Не говори ерунды, - капитан зло поглядел на Чака. - И, главное, не дёргайся, я тебя умоляю.
   - Да ладно, - обижено просипел Чак.
   Капитан отвёл взгляд от не в меру напрягающегося второго пилота и стал разглядывать помещение. Голые, серые стены, без узоров, без украшений. Всё по-спартански сурово и просто.
   Через полчаса с землян шлемы сняли, и облачённые в чёрные платья аборигены, быстро ушли из комнаты. Вместе с астронавтами остались только те трое, что привели их сюда. Они молча стояли посреди комнаты и продолжали улыбаться.
   - Мы с Земли, - громко, чеканя слова, проговорил капитан. - Мы астронавты.
   Один из троих что-то проквакал в ответ.
   - Да уж, - Чак улыбался во весь рот. - Если бы сюда прилетели французы, вот бы им радости было.
   - Чего это? - спросил Дюк.
   - Столько лягушачьих лапок, - прыснул Чак.
   - Откуда ты знаешь, что у них там лягушачьи лапы? - едва сдерживаясь от смеха, спросил Дюк. - У них же платья эти их до самого пола.
   - Судя по их мордам, должны быть, - Чак громко рассмеялся, а за ним не сдержавшись, заржал и Дюк.
   - Тихо вы! - цыкнул на них капитан, сам с большим трудом не давая смеху вырваться наружу.
   В это время в комнату вернулись аборигены в чёрных платьях. Они довольно квакали между собой, бросая на землян приветливые взгляды.
   - Добро пожаловать, земляне, - хрипло произнёс один из учёных. - Мы изучили ваш мозг и теперь знаем ваш язык. Добро пожаловать на планету Танг.
   - Мы тоже рады вас приветствовать, - произнёс капитан, выправляя осанку и поднимаясь с кресла. - Я Виктор, капитан космического челнока, это Дюк и Чак, пилоты, - он указал рукою на два других кресла. - Мы астронавты-исследователи. Мы пришли с миром.
   - Вы у нас в гостях, - прохрипел абориген. - Мы думаем, что вы немного устали, потому все церемонии оставим до завтра. Отдыхайте. Ешьте.
   Прохрипев последнее слово, он развернулся и быстро вышел из комнаты. Вслед за ним заспешили и остальные. Астронавты остались в одиночестве, завороженно наблюдая за произошедшим чудесным событием. Из пола в мгновение ока вырос чёрный овальный столик, на котором лежал целый, запечённый поросёнок и по комнате поплыл сводящий с ума запах.
   - Ух ты! - во всю глотку воскликнул Чак. - Они изучили не только наш язык, но и нашу кухню. Интересно, где это они поросёнка взяли?
   - Да не гони ты, - глотая слюни, проворчал Дюк. - Сто процентов поросёнок искусственный.
   Быстро поднявшись, он подошёл к столику, оторвал от тушки большой кусок и жадно впился в него зубами. По его подбородку потёк жирный сок.
   - Даа, бвин, - проурчал он, усердно двигая челюстями, - А по фкуфу фамый нафтояфий.
   Плотно поев, астронавты решили хорошенько отдохнуть. Кроватей вокруг они не обнаружили и потому повалились прямо на пол.
   - Вот это я понимаю, встреча, - осоловело пролепетал Чак, ковыряясь в зубах языком. - Давненько я вот так не объедался. Всё тюбики, тюбики... - он закрыл глаза и тут же захрапел. Капитан с Дюком ещё несколько минут говорили о происходящем, пока сытый сон не сморил и их.
   Утром землян разбудил хриплый голос.
   - Вставайте. Пора идти.
   Астронавты открыли глаза. Перед ними стоял всего один абориген в чёрном платье, вежливо улыбаясь.
   - Куда? - спросонья спросил Чак и быстро заморгал, стряхивая сладкую дремоту.
   - Следуйте за мной, - коротко бросил абориген и выжидательно замер.
   Астронавты медленно поднялись, и абориген тут же развернулся и быстро зашагал вперёд. Капитан поспешил за ним, а Чак и Дюк двинулись в развалочку, потирая заспанные глаза.
   - Куда это он нас? - зевая спросил Дюк.
   - А чёрт его знает, - незамысловато ответил Чак.
   Абориген подойдя к проёму в стене, стал спускаться вниз по ступеням, постоянно оборачиваясь и пялясь на астронавтов с благодушной улыбкой. Капитан улыбался в ответ, от нечего делать считая ступеньки. Через пару минут и ровно двадцать две ступеньки они оказались в узком, слабо освещаемом коридоре. У стены справа стояла металлическая скамейка на которой ворохом лежала одежда и три коротких меча.
   - Пожалуйста, переоденьтесь в это, - прохрипел абориген и прислонившись к стене стал ждать.
   - Зачем? - непонимающе, разом спросили астронавты.
   - В вашем мозгу мы отыскали образы этих одеяний, - без особого желания стал объяснять лягушачьеподобный. - И мы подумали, что они наиболее отражают суть вашей расы. То, в чём вы сейчас, это слишком банально и совсем не характеризует вас. Все путешественники в космосе одеты примерно так же.
   - А вы что, видели других путешественников? - удивлённо спросил Дюк, бросив взгляд на капитана. - По-моему нас опередили, - сказал он ему. - Вот тебе, блин, и первые кто открыл эту цивилизацию, - Дюк недовольно цыкнул языком.
   - Не бойтесь, они были не с Земли - сказал абориген, снова одарив астронавтов широкой, лягушачьей улыбкой.
   - Так значит есть ещё цивилизации?! - воскликнул Чак. - Ну надо же! Вы нам обязательно дайте их координаты, если знаете конечно. Капитан! Не, ты представляешь если мы вернёмся на Землю с координатами сразу нескольких цивилизаций! Да мы ж... - он не закончил фразу, задохнувшись от нахлынувшего волнения.
   - Давайте об этом чуть попозже, - попросил абориген. - Одевайтесь пожалуйста, вас уже ждут.
   - Ладно, - сказал капитан улыбнувшись. - Раз уж ваши правители хотят видеть землян так, то мы, конечно, уважим.
   Они стащили с себя комбинезоны, помогая друг другу, и надели доспехи из толстой кожи. Потом, вертя их и разглядывая, взяли в руки мечи.
   - Идите вдоль по коридору, земляне, - пафосно проговорил абориген и поклонился.
   - Видал какая уважуха, - бросил довольный Чак Дюку.
   Они двинулись вперёд, щурясь и пытаясь разглядеть, что там впереди. Но освещение по мере продвижения становилось всё слабее и слабее, и они уже почти в полной темноте наткнулись на стену. Раздался громкий треск и стена начала проваливаться вниз, так же как и ворота города. Астронавты молча стояли, вглядываясь в полоску яркого света, которая становилась всё шире по мере проваливания стены. Когда стена полностью исчезла в полу, они ослеплённые, ничего не видя перед собой, сделали несколько шагов вперёд. Чак закрыв глаза, тёр по ним ладонью.
   - Чё ж так слепить, - бурчал он при этом.
   Наконец, их глаза привыкли к яркому освещению и они принялись торопливо озираться по сторонам. Оказалось, что они стоят на большой круглой арене, вокруг которой возвышаются трибуны. А на этих трибунах сидят тысячи лягушачьеподобных в своих длинных цветастых халатах, не сводя взглядов с трёх озирающихся землян.
   - О лучезарные жители прекрасной планеты Танг, - прохрипел над ареной громоподобный голос. - Наконец-то мы дождались! Мы изучили ещё один язык, мы увидели в мозгах этих пришельцев новые прекрасные архитектурные сооружения, новые виды искусств, и самое главное, мы узнали новое развлечение. Хлеба и зрелищ! - кричали их предки, когда-то очень давно. Хлеба и зрелищ! - кричим мы сегодня, потому что мы счастливы. Вот уже четырнадцать лет никто не приземлялся на нашей планете и нам уже надоели развлечения последних пришельцев. Нам надоели развлечения Аурелян!
   - Надоели! - громом рявкнула толпа на трибунах.
   - И вот свершилось! Нас посетила новая раса - Земляне! Их мозги просто набиты разными развлечениями, которых нам хватит надолго. Наши роботы отловили самого кроважадного хищника этой планеты, наши роботы воздвигли за одну ночь этот Коллизей. А сейчас, о возрадуйтесь лучезарные жители планеты Танг, они строят Американские горки. Но сначала это! Гладиаторские бои! Выпускайте же Гарла! О, наисчастливейшие жители планеты Танг! Сейчас мы увидим, как трое землян будут сражаться с нашим самым кровожадным хищником. Хлеба и зрелищ!
   - Хлеба и зрелищ! - мощным эхом подхватили трибуны.
   - Чёрт возьми, что за хрень?! - испуганно закричал Чак, затравленно озираясь по сторонам.
   - Что-что, - глухо проговорил Дюк, - Попали мы по самое не хочу.
   - Да какого хрена? - в голосе Чака проступил испуг и он сделал несколько шагов назад, уперевшись спиной в успевшую вернуться на место стену.
   - Значит так? Ну-ну... - сквозь зубы процедил капитан, и подняв голову, презрительно окинул взглядом замершие трибуны. Медленно и шумно вдохнул воздух, наполнив лёгкие до предела и закричал, напрягая всё тело:
   - Идущие на смерть не приветствуют вас, уроды!
   И опустив голову и высоко подняв короткий меч, он мрачно двинулся на выскочившего на арену огромного Тангского хищника.
  
  
   Конструктор
  
   Учитель находился на берегу океана и созерцал заход солнца. Ученик неуверенно приблизился к нему.
   - Учитель, - заговорил он робко, - Вы позвали меня. Значит, моё время пришло?
   Учитель изменил очертания, отрываясь от любования закатом.
   - Завтра, с восходом солнца, - неторопливо начал он, - Ты вселишься в мозг избранного нами. А пока, я дам тебе последний урок. Ты знаешь своё предназначение, но у тебя накопилось немало вопросов. Я вижу это. Уже слабо, но я всё-таки помню себя таким же, как ты. И я помню, что у меня тогда тоже были вопросы.
   - Я знаю, ты спрашиваешь себя, зачем нам всё это? И вот, что я хочу тебе сказать. На этой планете мы находимся уже несколько десятков тысяч лет. И всё это время мы живём в симбиозе с людьми. Не со всеми, конечно, но с самыми лучшими из них. Когда мы впервые появились здесь, что мы увидели? Только несколько диких разрозненных племён.
   - Мы заинтересовались ими, мы стали проникать в их мозг, и вот что обнаружили. Люди способны накапливать первичные знания, подсказанные здешней природой, но абсолютно не способны строить из них знание новое, вторичное. Эти первичные знания лежали в их головах, как детали конструктора, который они не умели собирать. И тогда мы поняли, что нашли то место во Вселенной, где мы по-настоящему нужны. По-настоящему, ты понимаешь? Ведь мы к сожалению в отличии от людей не способны хранить в себе большое количество использованной информации долгое время. Наш разум отторгает мёртвое знание. Как только мы рождаем из двух единиц информации новую третью, две первоначальные единицы начинают тускнеть и, в конце концов, полностью стираются. Они исчезают так же неумолимо, как на этой планете каждый вечер уходит за горизонт Солнце. Мы сохраняем лишь незначительное количество, достаточное для продолжения нашей деятельности. Поэтому у нас нет истории, мы всегда только настоящее и будущее, а не прошлое. Но люди, они могут хранить все детали конструктора, даже самые мельчайшие. Так устроен их мозг. Всё, что они видят изо дня в день, всё остаётся в их голове. И в этом их сила. И огромное преимущество перед нашей расой.
   - И вот мы начали вселяться в мозг некоторых людей, и жить в симбиозе с ними. Нас было очень мало, но и этого хватило с лихвой. Оказалось, что достаточно на сто-двести человек одного с заселённым в него представителем нашей расы, для того, чтобы происходило постоянное развитие. Так за короткое время человечество узнало колесо, религию, письменность, математику...
   - Мы лишь конструировали из их знаний, перемешивали, складывали. Люди только успевали усваивать новое, а мы уже из него конструировали следующее новое. Так, шаг за шагом, мы совершили вместе с людьми огромную работу.
   - Тех редких избранников, в которых селились наши представители, люди выделяли среди прочих. Они стали называть их гениями. А сами гении, тот момент, когда наш представитель начинал строить из их мыслей новые конструкции, назвали вдохновением.
   - Но учитель, - робко прервал ученик, - Получается, что люди всего лишь кладовые для созданных нами конструкций? И всё, что они считают своими изобретениями и своей историей - это наши изобретения и наша история?
   - Ты забываешь, что изначально мы воспользовались их первичными знаниями, - поправил его учитель.
   - Да, но без нас они бы не создали ничего!
   - Ты прав. И дело обстоит даже хуже. Как ни странно, все те, в ком нет наших представителей, пытаются всеми силами помешать конструированию. Они отравляют своих гениев, жгут их, расстреливают.
   - А что же тогда происходит с нами? - испуганно спросил ученик.
   - Ничего страшного. Мы просто отделяемся от мёртвого человека и вселяемся в другого, такого же достойного. Или, как я, продолжаем существовать отдельно. Я тоже в своё время был представителем в очень достойном человеке. Его сожгли на костре. После этого я решил существовать отдельно.
   - Так зачем же тогда всё это, учитель? Ты так и не ответил на мой вопрос.
   Учитель на мгновение задумался.
   - Просто всё так устроено, - произнёс он сухо. - Вселенная - это большой конструктор, и наше дело собирать его.
   - Значит, ты тоже не знаешь, - грустно выдохнул ученик.
   Но учитель уже не слушал его. Он снова изменил очертания и углубился в созерцание звёздного неба. Ученик бесшумно, чтобы не потревожить его, переместился на небольшое расстояние, и остановившись, задумался.
   - Неужели, за столько лет конструирования не был создан ответ на главный вопрос? Зачем всё это? Зачем? Сколько же ещё лет предстоит конструировать, чтобы этот ответ получить?
   Он печально посмотрел на восток. На востоке тонкой полоской заалело небо.
  
  
   Рецессивный ген
  
   22 июня, 2278 год
  
   Сегодня из Репродукционного Центра пришло сообщение. В нём меня уведомляли, что наконец-то найдена пара с которой я могу создать продолжателя рода. Я воспринял информацию более чем адекватно, хотя и ожидал её долгое время (если быть точным - семнадцать лет), и написал в Центр благодарственный ответ. Также я поспешил их уверить, что осознаю ту ответственность, которая несомненно возлагается на меня, и заранее готов содействовать любому решению Центра. Центр оценил мою гражданскую сознательность и в свою очередь уверил, что будет самым тщательным образом следить за моими делами и в случае форс-мажора незамедлительно примет решение по моему вопросу.
   Все эти тонкости и предосторожности были необходимы, и я понимал это, и был благодарен Центру. Загвоздка заключалась в том, что тридцать четыре года назад, через месяц после моего рождения, в моём геноме был обнаружен опасный рецессивный ген. Родись я на десять лет раньше, я был бы попросту уничтожен, но я родился в те времена, когда интеллектуальная гуманность уже была возведена в ранг имеющей логическое обоснование и прописана в конституции Северо-Западного государства.
   Хотя я уже и привык к тому, что могу остаться без продолжателя рода, информация из Центра меня всё же порадовала (сразу же извиняюсь за использование устаревших выражений, которые употребляю лишь для связки предложений). Я стал представлять себе свою будущую пару. Я нарисовал в мыслях её образ - интеллектуально развитая, адекватная, лояльная, желательно с повышенным математическим образованием - и остался этим образом доволен.
   Для того, чтобы пара мне подошла, было необходимо присутствие у неё доминантного гена, который блокировал бы мой опасный рецессивный, и раз уж Центр даёт своё разрешение на объединение наших гаплоидных клеток, значит, этот ген у неё присутствует. Семнадцать лет назад мне объяснили в Центре, что мой рецессивный из разряда самых редких и потому опасных, и что отыскать для него доминанту будет непросто. Ещё мне объяснили, что возможно мне не придётся интеллектуально познать отцовство и поздравили меня с прекрасными показателями работы моего мозга. Я поблагодарил Центр, и если быть честным, абсолютно забыл об этом разговоре, окунувшись в интеллектуальную работу. Поэтому пришедшее сообщение оказалось полной неожиданностью для меня. Но, как я уже сообщал ранее, отреагировал я на него более чем адекватно.
  
   25 марта, 2279 год
  
   Я стал отцом. Мой продолжатель рода женского пола, или как говорили раньше - девочка. Всё что она может - громко кричать, пачкаться и иногда спать. Её крик очень отвлекает от интеллектуального труда, и я иногда думаю, что лучше бы уж Центр так и не отыскал мне пары, как бы всё тогда было спокойно и превосходно.
   Моя пара женщина адекватная и интеллектуально развитая, и я чувствую к ней уважение, видя, как она стойко справляется со своими новыми функциями. До появления продолжателя рода мы с нею не раз занимались интеллектуальными дискуссами, и я знаю, что работа её мозга соответствует стандартам установленным Главным Интеллект-Центром Северо-Западного государства.
   Забыл написать - продолжателя рода мы назвали Ириша.
  
   5 апреля, 2282 год
  
   Мой продолжатель рода уже разговаривает, и я с искренним интересом присматриваюсь к ней, пытаясь угадать каким будет её интеллектуальный уровень. Временами я замечаю некоторые странности в её поведении, о чём своевременно сообщаю в Центр. Но из Центра меня уверяют, что всё в порядке, и что эти небольшие колебания в пределах допустимой нормы. Они говорят, что со временем всё образуется и интеллект приведёт в равновесие всю систему. Я понимаю это, но иногда мой мозг впадает в ступор при виде того, что делает Ириша. На днях она обнимала и гладила дерево, повторяя абсолютно не логичную мысль, что это самое лучшее дерево на всём свете. А две недели назад она натащила в свою комнату камней с улицы, объяснив это тем, что на улице холодно и шумно, и что камни пока поживут у неё. При этом она употребила глагольную форму давно вышедшего из употребления слова - жалость. И где она только набирается всеми этими глупостями? Я начинаю опасаться за её интеллектуальное будущее. Неужели это какие-то подспудные проделки моего рецессивного гена?
   К моему удовольствию, Центр отреагировал на мои опасения, и к нам приезжала комиссия. Они наблюдали за Иришой и пришли к выводу, что пока всё ещё в норме, хотя уже в опасной близости к некондиционному поведению.
  
   5 мая, 2282 год
  
   Когда я катаю Иришу на качелях, она мне говорит - Дыщ-дыщ.
   И я ей отвечаю - Дыщ-дыщ.
   Она смеётся и снова говорит - Дыщ-дыщ.
   И я ей отвечаю - Дыщ-дыщ.
   Так может продолжаться по нескольку минут, и я уже начинаю опасаться за своё интеллектуальное будущее.
   А ещё Ириша говорит: - Папа, ты смешной и хороший.
   И смеётся.
   Она так смеётся, что...
   Совсем забыл написать. В последнии дни я прекратил всякое общение с Центром. Надеюсь, что это временно, ведь всё образуется, и интеллект приведёт систему в равновесие.
  
   15 мая, 2282 год
  
   Из Центра пришло сообщение, что мне нужно срочно с Иришей явиться к ним. Срочно - это значит в течении суток. В моём мозгу шевелится что-то тёмное и неприятное. Возможно они отыскали какой-то изьян, или генетический процесс дал сбой, или доминантный ген моей пары каким-то образом не справился с моим опасным рецессивным. Я не знаю и не хочу об этом думать. И я не хочу думать, что они сделают с моей дочкой (ещё раз извиняюсь за вышедшие из употребления слова), мне просто нужно поступить так, как предписывает Центр. Моя пара подготовила мне костюм, начистила до блеска обувь - Центр это не какой-нибудь гипермаркет, и честь быть приглашённым в него выпадает не каждый день.
  
   16 мая, 2282 год
  
   Я не смог. Наверное, я слишком много думал о том, что они могут сделать с Иришей. А может потому что когда мы подходили к Центру, она посмотрела на меня... так посмотрела... и улыбнулась.
   - Папа, мы идём к другим дядям? А у них есть конфеты?
   - Нет, звоночек, мы поедем в другой город. Нам нужно поехать в другой город.
   - Ура! В другой город!
   Она засмеялась и захлопала в ладошки.
  
   18 мая, 2282 год
  
   Не думал, что будет так тяжело. Днём мы прячемся в заброшенном доме, а ночью я выхожу в город. Я прохожу два километра и оказываюсь в окраинном районе. Здесь можно добыть еду и деньги, но для этого приходится идти на нарушение конституции Северо-Западного государства, и хотя мой интеллект противится этому, я не понятно чем соображаю, что должен поступать именно так. Поступать так, потому что моя Иришка должна смеяться и не должна плакать. Никогда.
   Прошлой ночью увидел по визиону в одном из гипермаркетов, что мы объявлены в розыск. Центр готов выплатит за любую информацию о нас круглую сумму. Ещё я увидел свою пару, которая убеждала меня не делать глупостей, а прислушаться к своему интеллекту и в течении суток сдаться в руки Центра. Я плюнул на блестящий пол гипермаркета, и развернувшись, спешно покинул его. Теперь мне нельзя появляться в людных местах. Теперь нам будет ещё тяжелее.
  
   20 мая, 2282 год
  
   Я подверг себя и её риску, подавшись в город днём, но мне ничего не оставалось. Моя Иришка проголодалась, и ей очень хотелось пить. Она, конечно, не говорила об этом, она улыбалась и разговаривала с одним из своих камешков. В тот день, когда мы должны были разумно посетить Центр, она взяла с собой два или три. Я точно не знаю зачем, по-моему она не хотела, чтобы камешки скучали без неё.
   Я заметил хвост, когда уже вышел из города и прошёл около полутора километров. Кто преследует меня, разглядеть не удалось, но наверняка это люди из Центра. Я бросился бегом к заброшенному дому и ввалился в него тяжело дыша. У Иришки были испуганные глаза.
   - Папа, за тобою гонятся?
   - Нет, просто решил пробежаться.
   Я улыбнулся, стараясь выглядеть искренне.
   - Нам нужно пойти в другой домик. Там лучше.
   Она только кивнула, и подойдя, вцепилась в мою руку. А я увидел длинную тень.
   - Не бойтесь меня.
   Голос был женским, неагрессивным. Я резко обернулся. В полуразрушенном проёме стояла женщина. Руки она держала у груди, словно умоляя не бояться. И ещё я увидел её извиняющуюся улыбку.
  
   21 мая, 2282 год
  
   Женщину зовут Мария. Мы вместе вышли из нашего убежища, ставшего опасным, и направились на восток. Сейчас мы укрылись в небольшом лесу, чтобы переждать день. Моя Иришка играется с Марией, они звонко смеются, а я делаю запись, пристроив маленький блокнотик на колене. Иногда я смотрю на них, и внутри меня, где-то очень далеко, появляется что-то неизвестное мне, что-то совсем новое.
   По дороге Мария рассказала много странных вещей, и теперь мой интеллект пытается всё это согласовать и проанализировать. Мария заметила меня ещё в городе, а потом стала следить за мною. Она рассказала, что до этого дня работала в архивах, и ей однажды попались какие-то старинные файлы, о которых она и проговорила всю дорогу. Она говорила, что кроме интеллекта людям присущи ещё и чувства. Она пыталась объяснить мне что это такое, но я к сожалению не совсем понял, хотя уровень моего интеллекта намного выше общеустановленного стандарта. Я хотел было возразить, что то что она говорит, полная абракадабра, и что простыми логическими операциями я с лёгкостью могу ей это доказать. Она только грустно улыбнулась и сказала, что однажды это само придёт ко мне, обязательно придёт. Она сказала, что хотя они и боролись с генами отвечающими за чувства, но однажды это всё вернётся, однажды рецессивные гены снова проявятся и люди станут самими собой.
   Ещё она очень долго и совсем непонятно говорила о некоем, по её словам, существующем чувстве - любовь. Она говорила, что это главное чувство, и только с ним человек счастлив.
   - Ерунда. Этого нельзя доказать, а значит этого нет.
   Я ехидно усмехался, а она не обращала на это никакого внимания.
   - Ты любишь свою дочь, а это не надо доказывать.
   - Я не понимаю терминов, которыми ты оперируешь.
   - Однажды ты всё поймёшь.
   Надеюсь. Очень надеюсь. Потому что мне так хочется понять. Понять полностью, чтобы не оставалось ничего неизвестного. Понять мою Иришку, понять эту странную девушку Марию. Хм, любовь. Пока ещё я не могу её почувствовать, не могу её отыскать внутри себя, но всё чаще и чаще повторяя это слово в своём мозгу, мне начинает казаться, что в нём что-то есть, что-то... я пытаюсь подобрать определения, но у меня не получается. И тогда мне становится немного страшно, потому что я чувствую... да, чёрт побери, чувствую, что это намного больше моего дурацкого интеллекта.
  
  
   Космические байки
   Дикие времена
  
   Это произошло в те дикие времена, когда космос бороздили отчаянные астронавты-одиночки, в надежде что-нибудь урвать. Я сам тогда ошивался недалеко от центра нашей галактики на своем стареньком челноке. Знаете, такой типа "эФЮэС", только слегка модернизированный. Более легкие турбины, двойная обшивка, укороченный передок. И этот старичок запросто выдавал тройную световую.
   Я как раз летел на тройной с Капекса, где по моим сведениям обнаружили уран-320. На Ортоне за пару килограмм этой штуки я мог бы поставить на свой "эФЮэС" новенький фотонный движок Л-з-800. Тот, что выдает пять световых. Мне уже надоело, что меня обгоняют всякие недоноски.
   Вот и на Капексе меня обогнали. Кто-то уже добыл с этой маленькой планетки весь запас урана-320. Причем таким кустарным способом, что кроме обгоревших пеньков я не нашел на ней больше ни одного признака растительности. А ведь еще пару лет назад, я слышал о Капексе, как о райском местечке, где на деревьях задушевно распевают веселые птахи и трава вырастает высотой до подбородка. Ну ничего. Я думаю через пару миллионов лет здесь снова будут и деревья, и птахи, и трава до подбородка. Вот только не уверен насчет цветовой окраски всего этого.
   Побродив в скафандре среди горелых пеньков, я вернулся на челнок. У меня в загашнике оставалось грамм двести платины, и я решил махнуть на Дельту-8. На эти граммы благородного металла там я мог неделю жрать всякие жидкости с повышенным градусом и пользоваться популярностью у симпатичных дельтянок.
   Я припарковался возле бара со странным названием "Ниагара". Название мне ни о чем не говорило, но звучало приятно и я поспешил в него заглянуть.
   Через полчаса я сидел за столиком уже порядком захмелевший и вел дружескую беседу с таким же, как я космическим бродягой. Мы по очереди угощали друг друга местной бодягой и рассказывали друг другу космические байки.
   Когда мой новый друг как раз заканчивал историю о том, как он чудом избежал смерти на Синх-5, к нашему столику подошел рыжий хлюпик и вежливо попросил разрешения присесть.
   Мы дружно кивнули, мол валяй, чего уж там. Он осторожно присел и стал потягивать что-то желтое из своего стакана.
   - Так вот! - возбужденно заканчивал рассказ мой новый друг - Я уже решил убраться с Синх-5, но эти твари не давали мне пробиться к кораблю. Зеленые такие, по три глаза у каждой. За спиной маленькие фиолетовые крылышки. Этих тварей было штук тридцать и все не ниже трех метров.
   - Вы немного не правы - вдруг мягко проговорил рыжий.
   - Я не прав?! - взревел мой знакомый - Я не прав?! Значит, по-твоему, я лжец?!
   С этими словами он вскочил на ноги, достал лазер и проделал в рыжем дырку прямо по середине груди.
   Рыжий побледнел и тяжело задышал.
   Мой знакомый запрыгнул на стол, и схватив рыжего за воротник, стал усердно трясти.
   - В чем я солгал?! - кричал он при этом - Отвечай!
   Рыжий собрал последние силы.
   - Я ученый - тяжело захрипел он - Я был на Синхе-5 и изучал этих тварей. Они никогда не вырастают выше двух девяносто.
   Сказав это, он отрубился. Причем навсегда.
   Да-а, вот такие они были, дикие времена.
  
   Ремонт
  
   Кстати, тот парень резво смылся, так что я до сих пор не ведаю, чем у него там, на Синхе-5 все закончилось. Но, судя по его вспыльчивому характеру, животный мир Синха-5 вряд ли отделался легким испугом.
   Я и сам, повинуясь больше зову напрягшихся нервных окончаний, нежели зову сердца, решил долго в "Ниагаре" не засиживаться. Да и вообще на Дельте-8. Я сообразил, что рано или поздно, и скорее рано, чем поздно, сюда нагрянут космические копы. А космические копы - это не няньки в яслях. И если даже они вас и усаживают на горшок, то лишь для того, чтобы вы могли более менее по-человечески испражниться своими отбитыми почками.
   Я выскочил из бара, шустрее самой прыткой блохи, запрыгнул в свой "эФЮэС" и так стартанул, что, наверное, стекла в "Ниагаре" сначала громко звеня, рассыпались на мелкие кусочки, а потом эти кусочки, тихо шипя, оплавились.
   Я топил на третьей световой пару суток. И, конечно же, старенький Л-з-700 не выдержал. Он с минуту поиздавал противные булькающие звуки, которые я ошибочно списал на свой желудок, а потом перестал издавать какие-либо звуки вообще. Пришлось на аварийном движке садиться на ближайшую, и что плохо, совершенно незнакомую планетку.
   Посадив челнок на зеленую поляну возле зеленого леса, я произвел все необходимые замеры, после чего смело вышел из челнока без скафандра. Вдохнул чистый местный воздух и занялся ремонтом. Ничто мне не мешало. Никаких трехметровых, зубастых монстров. Тишь да благодать.
   Если не считать штук пятьсот небольших, размером с мой кулак, плюшевых зверьков с большими зелеными глазами. Они расположились метрах в пятидесяти от меня и наблюдали за тем, что я делаю.
   Представляете, тысяча больших зеленых глаз, наблюдающих, как ты копаешься в стареньком Л-з-700.
   Конечно, их маленький размер не был аргументом в их пользу, но количество! Да и на некоторых планетах природа так искусно научилась скрывать за плюшевыми мордашками воистину хищнические нравы, что я всегда привык держать ухо востро. Я постоянно оглядывался и это отнюдь не способствовало ремонту. И вот, когда я наконец-то обнаружил, что в этом чертовом движке поломалось, они все разом бросились в мою сторону, громко вереща. Я только и успел, что прыгнуть в челнок и задраить люк.
   Уже изнутри я услышал, как эти зеленоглазые плюшевые комки стали биться об обшивку моего "эФЮэСа".
   Я представил, как они острыми зубами разрывают обшивку на куски, отчего по моей спине пробежали совсем не плюшевые мурашки, и отчётливо понял, что надо что-то делать.
   У меня был робот, которого я купил, для того чтобы он помогал мне добывать тот чертов уран, и знаете, я уже начинал жалеть о том, что потратился на него. Но как у нас, у космических бродяг говорится, если в начале полета на вашем поясе висит лазер, то в конце полета он обязательно выстрелит. А один мой приятель говорил о роботах так, "Полежал, попылился, глядь и сгодился".
   В общем, я его включил.
   - Да, сэр - сказал он.
   - Сейчас я выпущу тебя через запасной люк наружу - сказал я - Там ты увидишь, гм, несколько зверюшек. Привлеки их внимание, добейся чтобы они последовали за тобой, и беги что есть силы в сторону горизонта.
   - Слушаюсь, сэр.
   Я открыл запасной люк, пинком вытолкнул робота (в те времена еще не было дурацкого билля о правах роботов) и быстро люк захлопнул. В иллюминатор я увидел, как робот глупо замахал руками и побежал, а все пятьсот плюшевых придурков с большими зелёными глазами кинулись за ним.
   Я выбрался из челнока и в спокойной обстановке закончил ремонт. После чего вернулся в кресло пилота и направился на поиски робота, хотя внутренне, не без сожаления памятуя об его стоимости, уже попрощался с ним. Но, пролетев всего километров шесть, я увидел его. Он лежал на земле, а по нему прыгали примерно пятьдесят плюшевых комков, облизывая его розовыми язычками. Остальные тут же рядом копошились небольшими кучками, видимо играя друг с другом.
   - Тьфу ты, черт - сплюнул я - Да они ж безобидные.
   Я посадил "эФЮэС", вылез из него, подошел к роботу и стал ногами распихивать лижущих его существ.
   - Не обижайте их, сэр - взмолился робот - Они просто хотят поиграть.
   Я поднял его и отвел на челнок. Мы взмыли вверх, и эта железяка еще долго махала в иллюминатор своим новым друзьям.
   - Они такие милые - проговорил он вдруг, когда планета превратилась в зелёный шарик - А по-началу я здорово испугался.
   - Как это ты испугался? - недоумевая, спросил я - Ты же не можешь чувствовать. Как ты мог понять, что ты испугался?
   - Понимаете, сэр... - начал робот, но запнулся.
   - Что такое? Говори.
   - Мне стыдно, сэр.
   - Да говори ты уже! - не вытерпев, крикнул я.
   - Я понял, что я испугался, когда по моим ляжкам потекло масло. Прямо по моим железным ляжкам, сэр.
   Я хотел было рассмеяться, но, припомнив кое-что, не стал этого делать.
   Я припомнил, как на некоторых планетах, по моим ляжкам текло и не такое.
  
   Чти субботу
  
   Мы - космические бродяги, особенно не заморачиваемся. Живем, как есть - весело и отчаянно. Но иногда, попадая в действительно жуткие передряги, поневоле начинаешь задумываться о чем-то высшем. О движке Л-з-800, например. Ну, или о Боге.
   Вот и я, с трудом унося ноги с Циотона, и стреляя направо-налево из лазера по практически невидимым местным обитателям, задумался о Боге.
   Сперва я конечно не то чтобы впрямую задумался, а так, спокойно сказал сам себе:
   - Слава Богу, что эти твари хотя бы неразумные.
   Сказал до того, как одно из этих неразумных созданий вцепилось в мою левую лодыжку (вовек не забуду, что в левую) своей холодной лапой. А вот в тот самый момент, когда вцепилось, вот тогда задумался. Даже, стыдно сказать, крикнул во всю глотку:
   - Господи, спаси!
   Ну, конечно, когда я был уже в паре парсеков от Циотона, в кабине своего обожаемого "ЭфЮэСа", я списал этот отчаянный крик на перенасыщенность момента экстремальными составными, однако, где-то глубоко в моем подсознании прочно засело желание, аккуратненько порасспросить о всяких там религиях у своих коллег по шатанию на просторах Вселенной.
   Но порасспросить, даже аккуратненько, оказалось весьма неприятным занятием. Пару раз я натыкался на искреннее непонимание. Раз двадцать на взрывы здорового, презрительного смеха непуганых отморозков, плохо сказавшихся на моей самооценке. И вот, наконец-то, примерно три месяца спустя случая на Циотоне, мне повезло.
   Один космический бродяга, которого я здорово подпоил в дешевом баре "Черная дыра", на астероиде 3А-676, рассказал мне об очень древней религии, зародившейся, по его словам, на нашей общей с ним, в чем я слегка засомневался, глядя на его немытую рожу, прародине, планете Земля, в черти каком-то там веке, и даже объяснил мне, где находится небольшая молельня, в которой эту самую древнюю религию исповедуют. Называлась она, то ли хрисианство, то ли херстианство, я так точно и не узнал. Подпоенный мной был уже в нестыковочном состоянии. Он лишь успел кратко поведать мне о чрезвычайной кротости и безмерной доброте последователей этой религии, да о заповедях не убий и не укради, которых они свято придерживаются. После чего упал лицом (точнее подобием его) в недоеденный салат из фиолетовых червей. Я не стал будить скоропостижно уснувшего, чтобы разузнать поподробнее об интересующем меня вопросе, а решил все разведать самостоятельно. Я расплатился с четырехухим барменом и удалился из "Черной дыры".
   Выйдя на улицу, я сразу же направился к своему челноку. Робот, уже собравшийся идти в бар и привычно тащить меня пьяного на своем железном горбу, чрезвычайно обрадовался, увидев, что я отлично передвигаюсь сам, и весело замахал мне рукой.
   Я забрался в челнок, и направил его к планете, на которой, по словам сладко уснувшего в компании фиолетовых червей, находилась молельня.
   Весь путь я блаженно размышлял о той кротости и доброте, которыми наделены служители древней веры. Я представлял себе их кротко склонённые фигуры и бесконечно добрые глаза, свято надеясь, что их у них два, иначе мне стало бы немного труднее возлюбить их. И когда я себе всё это представлял, меня охватывало какое-то неопределённое чувство, из-за чего я глупо улыбался, разглядывая потолок челнока. Всё это время, робот испуганно поглядывал на меня, видимо решив, что я задумал очередную глупость, вроде той, когда решил поохотиться на Циотоне. Не могла глупая железяка разглядеть в моём взгляде бурные порывы благостных мыслей.
   Подлетая к планетке с молельней, я уже окончательно решил, что навсегда заброшу бродяжничать по космосу, приму столь благостную во всех отношениях веру, и поселившись на маленьком, тихом астероиде, стану выращивать цветы. В общем, довёл себя до религиозного экстаза.
   Посадив "эФЮэс" на планетку Сиус, я возбуждённо расспросил первых встречных о месте нахождения молельни. Двое, не ответив мне, прошли мимо, недоверчиво взглянув на меня. Третий, одним из двух пальцев на его руке, указал мне направление и поспешил удалиться.
   Я на бреющем рванул в сторону указанную двухпальцевым. Мне пришлось пролететь километров сто, прежде чем я увидел небольшой городок, на краю которого возвышалось конусообразное строение с двумя перекрещенными досками на крыше.
   Оставив челнок на небольшой посадочной стоянке, я приказал роботу не вылазить наружу и побрёл к зданию с двумя досками.
   Входя внутрь, я смиренно склонил голову и выразил сразу всем своим лицом непритворную благость. Но, как только я вошёл, благость покинула моё лицо, и оно вновь приобрело своё обычное выражение.
   Посреди молельни стоял человек в длинной чёрной одежде и стрелял в какого-то лысого парня. На полу лежал еще один, уже мёртвый, из груди которого тянулась струйка вонючего мутного дыма.
   Не обращая на меня абсолютно никакого внимания, человек в чёрном прикончил лысого, и когда лысый упал, стал шарить в карманах его одежды, присев на корточки. Ничего не найдя, он поднялся, сплюнул на пол, подошёл к убитому ранее, и с лёгкостью проделал ту же операцию, или попросту сказать - обшарил и этого. Но и у этого ничего не оказалось.
   - Тьфу ты, дьявол! - громко выругался он - Пустые, чёрт их дери!
   После этого, он наконец посмотрел в мою сторону. Заметив в моей руке лазер, он елейно улыбнулся.
   - Что привело тебя в храм Божий, сын мой? - спросил он ласково.
   Казалось, благость, покинувшая за несколько секунд до этого лицо моё, птичкой перепорхнула на лицо его.
   - А как же не убий и не укради? - глупо спросил я.
   Он подошёл ко мне, засовывая на ходу свой лазер за пояс, и продолжая елейно улыбаться.
   - В Библии сказано, - заговорил он монотонно, косясь на мой лазер - Чти субботу, будь добрым и кротким в день сей, ибо в день сей, Бог отдыхал от трудов своих... Ну там, Землю создал, и всё такое - закончил он скороговоркой.
   - Ну и? - спросил я, ничего не понимая.
   - Хуи - передразнил он меня - Тебе ж говорят, сказано - чти субботу. А сегодня четверг. Врубаешься? Сегодня на этой вонючей планете всего лишь долбаный четверг.
  
  
   Договор
  
   Трагл выбрался из зарослей алькоры и огляделся. Земла нигде не было.
   - Наверное, он потерял мой след, - решил Трагл. - Но с другой стороны, и я потерял след Буара.
   Он осторожно поднялся на ноги и быстро зашагал к темнеющему невдалеке лесу.
   - Нужно поскорее обнаружить Буара, - размышлял он на ходу, - И гнать его в сторону Земла, чтобы Буар нанес укус. Но надо учитывать, что и Буар гонит на меня Земла. И не дай бог, Земл схватит меня первым и укусит. Тогда снова, уже пятый раз подряд, целое поколение Траглов будет рабами Землов. А Буары продолжат жить, как и сейчас живут. Во время прошлой ловли им опять не повезло. Хотя это еще, с какой стороны посмотреть. По крайней мере, они не стали рабами, как Траглы.
   - Конечно, мне лучше первому настигнуть и укусить Буара, - продолжал размышлять Трагл, - Но Траглы в тайне решили стать свободными, как Буары вот уже пять поколений подряд. Когда такое было? Пять поколений! Да никогда. Траглы, Буары и Землы постоянно сменяли друг друга и не задерживались в одной ипостаси дольше двух поколений. А теперь вот такое. Буарам пошли на пользу пять свободных поколений. А вот Землы, на которых пять поколений горбатились Траглы, совсем ослабли от безделья. Но им все же всегда удается укусит Трагла. И виной этому, скорее всего, Буары. Они нарочно не кусают Земла, а гонят его на него, на Трагла. Хотя, это против правил ловли. При таком нарушении со стороны Буаров, Траглам никогда не стать свободными. Поэтому в этот раз, Траглы сами нарушат правила.
   Трагл вошел в лес и лег на землю. И вовремя. На горизонте появилась черная точка. Земл искал Трагла. Земл очень хотел оставить все как есть.
   - Пять поколений подряд, - думал Трагл, глядя на черную точку вдали, которая медленно увеличивалась в размерах. - И так может продолжаться вечно, если Буары в сговоре с Землами. Каждые тридцать лет мы, Траглы, собираемся в единый организм и мечтаем о том, что Буары нанесут укус Землам, а мы станем свободными. Но Буары не слишком усердствуют. Хотя, впрочем, зачем им реализовывать мечты Траглов? Им и самим нравится быть свободными. Но почему они не хотят стать правителями? Траглы долго размышляли над этим, глядя на Землов. Правление имеет свои минусы. Впрочем, как и рабство. И не знаю, как Землы, а Траглы с завистью смотрят на Буаров. Буары не особенно утруждаются ради куска хлеба. Они живут, продавая Землам плоды своих выдумок. У них есть свободное время, чтобы что-то выдумывать. А Траглы?..
   Трагл услышал шорох слева от себя и повернул голову. Из полумрака чащи прямо на него шел Буар. Вернее организм, состоявший на время ловли из всех Буаров. Буар-Титан. Трагл недоумевая смотрел на него. Стоило ему броситься на Буара и укусить его, и целое поколение Буаров в течении тридцати лет, до следующей ловли, будет рабами Траглов. Так уж все устроено в их мире. Укус Траглов действует только на Буаров, заставляя тех в течении тридцати лет подчиняться Траглам, но абсолютно безвреден для Землов. Укус Буара действует на Земла. А укус Землов, на Трагла. И если Трагл сейчас укусит Буара, Траглы станут правителями. Планета на время их правления станет называться "Трагла". И на этом ловля закончится. А Землы автоматически станут свободными. На тридцать лет.
   Поэтому Трагла удивило поведение Буара. Его удивило, что Буар сам идет на него без всякого страха. Трагл уже инстинктивно хотел броситься и нанести укус, но сдержался.
   - Тебе хочется укусить? - спокойно спросил Буар. - Вы хотите быть правителями?
   - Нет. Мы хотим стать свободными, как вы, - ответил Трагл. - Но мы думаем, что вы нарушаете правила. И поэтому свобода стала для нас недостижимой. Вы в сговоре с Землами?
   - И да, и нет, - Буар прищурил глаза. - Вот уже пятый раз подряд мы не кусаем их. Но это мы делаем для себя, а не для Землов. Мы не хотим быть правителями. Но и рабами мы тоже быть не хотим.
   - Вы хотите навсегда остаться свободными?! - вспылил Трагл, вскакивая на ноги. - Сейчас нанесу укус, и распрощаетесь со своей свободой.
   - Не стоит, - тихо произнес Буар. - У меня есть план получше.
   - Какой план?
   - Для этого надо дождаться Земла.
   - Ты думаешь, я глупец?! - взревел Трагл. - Как только Земл приблизится, он попытается укусить. И тогда все останется, как есть. Ты этого хочешь?!
   - Нет, - ответил Буар. - Я хочу договориться.
   Трагл резко обернулся. Он почувствовал Земла. Земл входил в лес. Увидев Трагла он напрягся, готовясь к прыжку. Но тут же растерялся, заметив Буара.
   - Постой! - крикнул Буар. - На этот раз обойдемся без укуса.
   - Как это без укуса? - рявкнул Земл. - Мне нужны рабы.
   - Да вы точно в сговоре! - удивленно и испуганно крикнул Трагл. Он почувствовал себя в ловушке и попытался спастись бегством, но Буар схватил его за руку.
   - Послушай меня, Земл! - громко произнес он, не отпуская руку Трагла. - Я хочу договориться. Мы, Буары, свободные люди и Траглы будем отдавать вам половину оттого, что будем производить. Вы будете правителями. Навечно. Планета будет называться вашим именем. Половина от всего, за свободу. Наша половина и половина Траглов в сумме составят то, что вы имели до этого с одних Траглов.
   Земл недоверчиво смотрел на Буара. Он опасался, что тот просто морочит ему голову, чтобы неожиданно напасть и укусить.
   - Не бойся Земл, - сказал Буар улыбнувшись, - Я не укушу тебя, я просто хочу помочь Траглам стать хотя бы наполовину свободными. И за это я отдаю половину своей свободы.
   - Ну что же, - медленно произнес Земл, - Если это правда, я согласен. И с вас Буары, и с вас Траглы, половина всего.
   - Договорились! - воскликнул Буар. - А договор дороже жизни.
   Трагл восхищенно посмотрел на Буара. Он испытывал по отношению к нему чувство глубокой благодарности. Но в то же время непонятно откуда и зачем взявшееся чувство ненависти.
   - Вот в чем дело! - понял вдруг Трагл. - Мы теперь в долгу перед Буарами.
   С тех пор прошло тридцать тысяч лет. Планета до сих пор называется Землей, в честь правителей. Буары - свободные люди, практически все истреблены. А Траглы, ради которых Буары пожертвовали половиной своей свободы, все больше и больше уподобляются рабам, какими они были тридцать тысяч лет назад. Видимо за те пять поколений, рабство прочно засело в их душах. И мне, как одному из последних Буаров, грустно это осознавать.
  
  
   Красивая сказка
  
   Маленький ангел прилёг на мягкое облачко рассеянной туманности и подложил ручки под белобрысую голову.
      - Дедуня - прозвенел он своим голоском - Ну расскажи мне сказку, а?
      Старик-Творец повернул к нему свой лик.
      - Я же тебе всего миллион лет назад сказку рассказывал. Не слишком ли часто?
      - Хочу еще одну сказку - прозвенел маленький ангел, насупив бровки.
      - Ладно - Творец улыбнулся - Тогда слушай. В огромном-огромном пространстве есть маленькая-маленькая песчинка. И несётся эта песчинка вокруг песчинки побольше, а та несётся вместе с миллиардами таких же песчинок за своим собственным светом. И живут на маленькой песчинке существа, и называют они свою песчинку - планета Земля.
      - А какие они?
      - Не спеши малыш - мягко сказал Дедуня-Творец - Сказка быстро не сказывается. И жили они раньше дружно, помогали друг другу, любили ближних своих.
      - Ближние это как?
      Творец на годик задумался. Ангелы, как и он, могли перемещаться мгновенно в любую точку сотворённого им мира, и потому понятием ближний они не пользовались. Но не успел малыш и моргнуть, как он продолжил.
      - Ближние - это такие же, как ты. С такими же глазами, сердцем... крыльями...
      Старик погладил крылышки мальчугана.
      - Но вот однажды они перестали любить друг друга. В их сердцах вспыхнула нена... впрочем, ты пока не поймёшь. Давай попробуем немножко по другому. Они перестали жить по правилам того, кто их сотворил. И тогда они стали несчастными.
      - Дедуня, а кто их сотворил? - спросил маленький ангел.
      Старик добродушно рассмеялся.
      - Неужели тоже ты? - малыш округлил глазки.
      Старик лукаво подмигнул.
      - И когда ты успеваешь, дедуня? - удивлённо спросил малыш, снова закрывая глазки.
      - И сам не знаю - отшутился Старик - И тогда тот, кто создал их, послал к ним своего сына, дядьку твоего.
      - Какого?
      - Твоего самого любимого - Старик улыбнулся.
      - А-а - понятливо пропел мальчуган - А зачем?
      - Чтобы объяснить, как нужно жить, чтобы снова стать счастливыми. Но они не послушали его, и уб...
      Как же трудно ему рассказывать сказки, подумал Творец.
      - И... просто не послушали его. И тогда Творец дал им время, чтобы они исправились...
      - Господь - услышал Старик голос в пространстве - Всё уже готово. Время пришло.
      - Спи - сказал он ангелку - Мне нужно срочно заняться важным делом.
      - Но я хочу знать, чем всё закончилось, дедуня, ну, пожалуйста - заканючил мальчуган.
      - Хорошо - подожди немножечко, всего тысячу лет, я вернусь и закончу сказку.
      - Правда, правда, всего через тысячу лет? - настороженно спросил малыш.
      - Правда - старик кивнул головой.
      - Тогда я подожду.
      Творец поспешил в точку пространства, из которой донёсся голос. Он увидел своего сына, держащего в руке меч. Рядом с ним кружились Архангелы с трубами.
      - Отец, время пришло - сказал сын.
      Господь кивнул головой.
     
      Ангелы носились над землёй и отделяли зёрна от плевел. Повсюду рекою текла кровь. Люди молили о пощаде, но их никто не слушал. Ни одна мышца не дёрнулась на лице Иисуса. Меч в его вознесённой руке красиво сверкал на солнце...
     
      Когда Творец вернулся, маленький ангел ещё не спал. Он ковырял пальчиком мягкое облачко туманности.
      - Ура, дедуня вернулся - обрадовался он, увидев Старика - Давай же, рассказывай, что было дальше с теми существами с маленькой песчинки?
      Дедуня присел рядом с мальчуганом.
      - На чём я там остановился? - спросил он.
      - Ты дал им время, чтобы они исправились - прозвенел мальчуган.
      - Ах, да. Точно. Я дал им время, чтобы они исправились, и они осознали, что исправиться нужно. Они постарались, и снова стали любить друг друга, и всех ближних своих. И зажили счастливо-счастливо.
      - И теперь живут счастливо-счастливо? - спросил ангелок.
      - Конечно же, живут - кивнул головой Старик.
      - Какая красивая сказка - прозвенел своим голоском маленький ангел, и счастливо улыбнулся.
  
  
   Принцип действия
  
   За окном давно стемнело. Володька сидел в кресле и всё открывал и закрывал коробочку.
   - Да хватит тебе - недовольно сказал белобрысый паренёк, сидевший на журнальном столике - Дай я её рассмотрю.
   - Рассматривал уже. Чё толку? - Володька скривился - Принцип действия, принцип действия. Да какая нафиг разница?
   - Мне интересно.
   - Завтра будет интересно. Ты посчитал сколько уже?
   - Тысяч десять, может больше.
   - Ладно, на первый раз хватит - Володька протянул коробочку своему другу - На, Миха, рассматривай. Только не поломай.
   Миха бережно взял коробочку, открыл её. На дне лежала сторублёвая купюра. Он достал купюру и стал её вертеть.
   - Главное и номера все разные - он заглянул внутрь коробочки - В чём же тут принцип действия?
   - Тьфу ты, блин. Достал уже. Лучше заткнись и давай о завтрашнем дне подумаем. Куда завалимся, на "Юлечку" или на "Пирата"?
   - Да погоди ты - Миха посмотрел на друга - Ты чё не врубаешься, что это бред какой-то? Или фокус. Нас завтра менты повяжут, за то, что купюры левыми окажутся.
   - Нет, это ты не врубаешься - Володька усмехнулся - Физик-ядерщик в проекте, блин. Ты эту коробочку у бабуси купил на рынке, правильно?
   - Ну?
   - Баранки разгинаю. Значит коробочка волшебная. А бабуся колдунья. Врубился?
   - Да это же хрень - Миха развёл руками - Волшебства не существует.
   - Значит существует.
   - Бред.
   - Питт блин - Володька едва не плюнул на ковёр от злости - Забей. Бабло есть, жизнь карамелька. Так куда завтра?
   - На "Пирата" - рассеянно сказал Миха, подняв коробочку и разглядывая дно - Там кровавую Мэри офигенно делают.
   - Ну во-о-т - довольно протянул Володька - А то всё маманя, да маманя.
  
  
   Всю неделю пацаны гуляли, появляясь в школе через день, да и то, сваливая после первой же пары. Кабаки, игровые аппараты, подруги - рай.
   - Слышь, Вован - еле ворочавшимся языком вещал Миха - Надо эту бабульку найти, пузырь ей поставить.
   - Поставим, от души - ржал пьяный Володька, гладя по ноге двадцатилетнюю шлюшку.
   - Ты понял братан? - говорил Володька, лёжа на диване в Михиной комнате - Это же теперь всю жизнь можно не работать. Свобода! Кайф. Полный но пасаран!
   - А может того, отдадим бабульке эту коробочку? - спрашивал бледный от постоянного недосыпания Миха.
   - Ты чё?! Это же раз в жизни такое счастье. Хочешь его запороть?
   - Да нет - вяло улыбался Миха - просто бухалово заеба...
   - Ты хочешь, чтобы тебя работа заеба...?
  
  
   Володька вылез из мэрса и направился в офис. Охранник у входа вежливо отодвинулся.
   - Здравствуйте Владимир Сергеич.
   - Угу - буркнул Володька.
   В офисе почти никого не было. Обед. Служащие, в кафе напротив, восполняют затраты энергии. Он вошёл в кабинет директора.
   - Ну чё Миха?! - заорал он с порога - Как дела?
   - Ты где пропал? Ты же еще вчера должен был приехать - спросил Михаил, отрываясь от документации.
   - Да задержался чуть - Володька бухнулся в кресло - Соску такую снял. Улёт. Сиськи как у Памеллы, только натуральные. Юга братан, это юга. Я её прямо в море отпердолил. Заплыли мы на катамаране короче...
   - Давай выпьем - перебил его Михаил.
   - А чё, давай - согласился Володька - Только я щас, это.
   Он достал маленькую коробочку. Михаил снова уставился в документы. Ему было противно смотреть, как его друг нюхает кокс.
   - Ты бы завязал с этим - буркнул он, разглядывая лист договора.
   - Иди-и ты - высказался в ответ Володька
   Наконец послышалось довольное кряхтенье. Михаил снова посмотрел на друга.
   - Чё ты Миха? Не сы, я всего полдозы, чтобы не кумарило. Давай наливай.
   Михаил достал из барчика начатую бутылку водки и два стакана. Налил. Володька поднял стакан.
   - Ну, за чё пьём?
   - За нас - ответил Михаил и залпом проглотил сто грамм. Поставил стакан и понюхал рукав пиджака.
   - Слушай, друг - произнёс он спустя пару секунд - А ты не задумывался?
   - Ну вот, опять началось - скривил физиономию Володька.
   - Подожди, не перебивай - отмахнулся Миха - Я ведь серьёзно. Это ведь не наша жизнь. Это ведь не мы. Это всё эта долбаная коробочка. Ты понимаешь?
   - Нудный ты Миха, тридцать лет тебе уже, и все эти тридцать лет зудишь. Тебе чё плохо на мэрсе ездить? Хочешь на большой жёлтой машине с мощным двигателем?
   - Да я не об этом. Просто это не мы, понимаешь? Бизнес весь этот...
   - А чё? - перебил Володька - Нормальный такой бизнес. Высокими технологиями торгуем, брат, а это тебе не батарейки китайские на базаре продавать.
   - А ты в них что-нибудь понимаешь, в этих технологиях? - Миха налил еще по соточке.
   - А для этого у нас спецы и работают, чтобы нам мозги свои не перенапрягать - обиженно пробурчал Володька, поднимая стакан - А наше дело, чтобы баблос шёл.
   - Баблос - хмыкнул Михаил - А ты забыл, как год назад чуть не обанкротились? Забыл, как коробочку месяц открывали и закрывали безостановочно? Руки уже не болят?
   - Да расслабься - Вовка накатил - Ну с кем не бывает?
   - Не-бы-ва-ет - чётко выговорил Михаил - Если банкротство, то люди либо по миру идут, либо в банке ссуду выпрашивают, что одноху.ственно. А нам, коробочку пооткрывал, и всё ровно. Где же мы тогда? Это жизнь этой коробочки. Не-на-ша! Я же физиком-ядерщиком хотел стать!
   - Блин - недовольно прошептал Володька - Понесло.
   - А кем стал? Быдлом с бабками. Вот мы с тобой оба не женаты, а знаешь почему?
   Володька неопределённо махнул рукой.
   - Потому что бабы для нас все шлюхи, которых можно просто купить. Потому что мы сами алкаши и наркоманы.
   - Ну, ты гонишь - хмыкнул Володька - А чё ты вообще на меня орёшь? Я что ли эту коробочку купил? Не я, а ты, правильно? Так что не ори на меня, я не при делах.
   - Да я тебя не виню - продолжил возвышать голос Миха - Я о жизни говорю. О жи-з-ни, понимаешь?! Не наша это жизнь!
   - Ну всё - не выдержал Владимир и поднялся с кресла - Иди на зеркало поори. А я эту муть слушать не хочу. Если чё, я в "Кардинале" вечером буду.
   Он быстро вышел из кабинета, со злостью хлопнув дверью.
   Михаил налил себе полный стакан и мгновенно опорожнил его. Шумно выдохнул.
   - Не наша это жизнь, дружбан, не наша - проговорил он, обращаясь к пустому кабинету.
  
   Михаил в шестой раз за последние две недели бродил по рынку.
   - Да умерла она наверно уже - думал он, разглядывая торгашей и торгашек - Сколько ей тогда на вид было? Лет шестьдесят, семьдесят? А уже тринадцать лет прошло с того дня. Хотя женщины, они и до девяноста живут, ничего. Может в газеты объявления дать? Ну вроде, купил тогда-то тогда-то, если живы, позвоните.
   Михаил купил с десяток местных газет на одном из прилавков и зашагал к своей ауди.
  
   Утром он хмурый вошёл в офис. На улице шёл дождь, а когда шёл дождь, у Михаила напрочь пропадало всякое настроение. Он зашёл в свой кабинет, бросил дорогое пальто на кресло у стены, и сев на стол, закурил.
   В кармане пальто зазвенел телефон. Михаил нехотя сполз со стола и, достав телефон, нажал на зелёную кнопочку.
   - Алло - сказал он полусонно.
   - Здравствуйте. Я Анастасия Степановна - сказал голос в трубке.
   - Здравствуйте Анастасия Степановна. Вы, наверное, ошиблись номером. Я президент ООО "Техновысь". А вам кого надо было?
   - Вас, наверное - ответил голос - Я по поводу коробочки.
   - Коробочки? - переспросил Михаил и присел на своё дорогое пальто - Той самой?
   - Да, той самой.
   - Значит, вы и есть та бабуся?
   - Та, да не та. Я ведь когда от коробочки избавилась, свою жизнь прожила. Настоящую. Вы меня слушаете?
   - Конечно, слушаю - быстро подтвердил Михаил, напряжённо потирая воротник пальто.
   - Я эту коробочку у одного алкаша купила, когда мне двадцать пять годков было. За три рубля. Обманул он меня, сказал, денег на выпивку не хватает. Ну, я пожалела, да и купила. Пришла домой, коробочку на стол поставила. Ну и решила бусики в неё положить, надо же было как-то её использовать. Открываю. А на дне трёшка лежит. Вы меня слушаете?
   - Да, да, да - скороговоркой пробубнил Михаил, стирая со лба выступивший пот.
   - Ну, я и обрадовалась, дурочка, думаю, вот алкаш прогадал, посмотрел бы в коробочку, и продавать не надо было бы. Ну а бусики положила. А через неделю решила их надеть, а там снова три рубля. Ну, вы меня понимаете.
   - Да - выдохнул Михаил.
   - Ну и пошло поехало. Мне тогда двадцать пять было. Вокруг коммунизм люди строят, а я уже в нём живу. В ресторанах своею стала. Пару раз чуть не убили меня из-за денег этих проклятущих. Чудом выжила. А когда постарела, назад оглянулась, а жизнь-то не моя была. И не мне коробочка помогала, а я ей помогала своё дело проклятое делать. Решила я тогда её больше не открывать. Год не открывала, а что толку? Жизнь-то уже прошла.
   - Прошла - шёпотом подтвердил Михаил.
   - Слава Богу, алкаш этот жив еще оказался. Вернее, он не алкаш был тогда уже. Он когда продавал, спросил, где я живу, ну я и сказала. А он, солидный такой мужчина, возле дома меня ожидал. Иду, он ко мне. Вы коробочку покупали? Я, говорю. Ну, тогда, давайте к вам в гости зайдём. Вот, и вся история.
   - Как вся? - напрягся Михаил - А мне-то, что делать?!
   - А-а, да, это я вам сейчас как раз и расскажу - голос в трубке покашлял - Вам нужно эту коробочку продать. Положите в неё, сколько не жалко, закройте, и продавайте.
   - И всё? - удивлённо спросил Михаил, поднимаясь с помятого пальто.
   - И вернётесь в свою жизнь - голос снова покашлял - Только никому двенадцать лет об этом не рассказывайте. Коробочка возвратится.
   В трубке противно завыли гудки.
   - Так просто? - спросил у пустого кабинета Михаил.
  
   Девочка лет пяти подбежала к прилавку, и схватила руками небольшую железную коробочку.
   - Давай купим, а? - тут же проканючила она с просящим личиком.
   - Нет! - испуганно крикнул мужчина, вырвал коробочку из рук девочки и швырнул на прилавок.
   - Вы что это так с моим товаром обращаетесь! - закричала толстая торгашка.
   Красивая женщина взяла мужчину под руку - Пойдём дорогой. Настенька, папа не любит коробочки, ты же знаешь.
   Девочка обиженно поплелась за родителями.
   - Странный ты у меня Мишаня. Вроде физик-ядерщик, а каких то там коробочек боишься.
   - Да не боюсь я - проговорил Михаил, пытаясь успокоиться и улыбнуться - Просто хорошо знаю принцип их действия.
  
  
   Он, она и алгоритмы...
  
   Звонок заиграл их любимую мелодию, и она судорожно вздохнула.
   - Как же это сделать? - думала она, ожидая, пока он откроет дверь. - Как же это всё-таки тяжело. И ему тяжело будет... Может решить проще и не говорить совсем? Нет, так нельзя, он имеет право знать.
   Он открыл и она тут же почувствовала его объятия, всё такие же пьянящие, как и в самый первый раз. Он поцеловал её в шею, и она едва не расплакалась, но сдержалась.
   - Я ждал тебя, - его губы нежно улыбались. - Я так скучаю без тебя.
   - Послушай, милый. Мне нужно сказать тебе кое-что очень-очень важное. Подожди...
   Она попыталась освободиться из объятий.
   Тогда он разжал руки и сделал два шага назад, продолжая улыбаться, а она уже входила в комнату и ощущала, как привыкла ко всему этому. К синей вазочке на маленьком столике, к мягкому свету, к запаху фиалок, к нему и его обьятиям, поцелуям, ласкам. Здесь всё было так, как она любила. Каждая мельчайшая деталь здесь была для неё. Она подошла к маленькому изящному диванчику и присела, робко, на самый краешек, нервно сжав кулачки.
   - А что если он любит меня по-настоящему? - спросила она себя, и ей стало не по себе. - Что если?
   - Милый, присядь, пожалуйста, - тихо проговорила она.
   - Я тебя не понимаю, - начиная волноваться, сказал он. - Ты какая-то странная сегодня. Что-то случилось?
   - Нет, ничего, - она подошла к окну и посмотрела на ночной город. Всё тот же ночной город, который она видела уже много раз.
   Он присел рядом с нею, взяв её напряжённые кулачки в свои ладони.
   - Нет, я же вижу, что-то случилось. Скажи мне.
   - Со мною ничего не случилось, - сказала она, стараясь не смотреть в его глаза, боясь всё забыть, или перенести всё на потом, или не суметь сказать вообще и просто уйти, убежать, сделать так, как, наверное, делают все.
   - Не обманывай меня, - он пытался поймать её взгляд, а она прятала его. - Я же люблю тебя. У нас не должно быть друг от друга секретов.
   - Ты правда любишь меня?
   - Конечно, глупышка.
   Она незаметно усмехнулась. Он называл её глупышкой, и это было действительно как-то глупо, как-то несуразно до сумасшедствия.
   - Я должна тебе сказать что-то очень важное... - она заговорила быстро, чтобы успеть сказать всё, и может быть даже уйти до того, как он всё поймёт. Хотя, нет. Так вряд ли получится. - Только ты слушай и не перебивай. Послушай, - она на секунду запнулась, - послушай, ты... ты... ты не настоящий. Слышишь?
   - Я тебя не понимаю, - в его глазах промелькнул страх, - Господи, да что с тобой такое?
   - Да ничего такого, - она почувствовала в своём голосе недовольство и ей стало немного стыдно. - Я тебе говорю, послушай меня. Я тебе сейчас говорю очень важные вещи. Это не шутка. Совсем не шутка. Ты не настоящий. Ты просто программа, алгоритм. Но у меня теперь есть настоящий. И я должна уйти от тебя. Навсегда уйти.
   - Господи, что ты несёшь? - спросил он, и снова попытался её обнять. Она резко отстранилась.
   - Я не за этим пришла, ты слышишь? Я тебе говорю абсолютно серьёзные вещи.
   Его лицо стало задумчивым.
   - Это смешно. Откуда ты набралась всей этой ерунды?
   Он резко поднялся, и сделав шаг назад, удивлённо посмотрел на неё.
   - Нет, это и вправду смешно, - повторил он. - Этого просто не может быть. Не должно быть.
   - Послушай, милый, я понимаю, как тебе не легко...
   Он громко рассмеялся. Он смеялся долго, а она ждала, когда он придёт в себя.
   - Да, блин, - сказал он, наконец укротив смех, - значит, ты настоящая, а я нет? Ты мне только объясни, откуда это взялось в твоей головке?
   - Я понимаю, как тебе...
   - Так, замолчи, - грубо перебил он, - мне уже это всё надоело, - он зло махнул рукой. - Чёрт побери, значит ты настоящая... Хм. Тебя как зовут, помнишь?
   - Причём здесь это? - она непонимающе посмотрела ему в глаза.
   - Просто скажи как тебя зовут, - требовательно повторил он.
   - Ты же знаешь, что меня зовут Фиалка.
   - Ну, и это ты думаешь нормально?
   - А почему это должно быть ненормально?
   - Да потому что не бывает таких имён у настоящих, - он замолчал, внимательно глядя на её реакцию.
   - Я понимаю, - сказала она тихо, - это у тебя такая защитная реакция. Но подумай сам, почему ты всегда находишься в этой комнате? И почему в этой комнате всё мне нравится? Как будто здесь всё сделано именно для меня.
   - Потому что я так сделал, - почти прокричал он. - Именно для тебя сделал. Чтобы ты всегда была счастливой, во всём, в каждой мелочи.
   Он принялся ходить по комнате, и с его лица уже не сходила ухмылка.
   - Послушай, - заговорила она, следя за ним взглядом, - это раньше таких имён не было. Ещё триста лет назад. Когда мужчины существовали. А потом... в смысле сейчас, сейчас мы снова воссоздаём мужские особи. Вот уже тридцать лет. И я накопила на настоящего... Прости, - она всхлипнула, - Прости, милый...
   Он застыл на месте, глядя на её сморщенное личико, и в нём в эти секунды боролись два ощущения. Смешно-жалко, жалко-смешно. Он запутался, зло махнул рукой, чувствуя, как внутри него всё закипает, и вдруг улыбнулся.
   - Это книга, - улыбка снова превратилась в ухмылку. - Я ведь не только программист, но и писатель. Я тебе просто не говорил этого, извини. И я сейчас как раз пишу... блин, видимо в твою программу как-то попал этот текст, - его лицо стало задумчивым, - про будущее, в котором вымерли мужчины... хм... забавно. И ты восприняла его, как свою память... - он снова хмыкнул.
   - Милый, - она посмотрела на него с отчаянием, - да, ты ещё и писатель. Я знаю. Когда мне создавали матрицу твоих параметров, я попросила, чтобы ты был программистом и писателем. Мне показалось, что так ты получишься интересней...
   - Охренеть! - он снова рассмеялся, коротко, словно давясь смехом. - Фиалка, блин, ты что, не понимаешь, я создал тебя, как саморазвивающуюся программу. Ты даже теперь, всё что я тебе говорю, прописываешь, как свою память. Охренеть, - повторил он почти беззвучно. - Вот только всё, что ты помнишь - эти данные вводил я. И это моя книга про мир женщин, которые заводят себе виртуальных мужчин...
   - Ты меня не слышишь! - перебила она его криком, - Это я попросила, чтобы ты писал книгу про настоящий мир. Я думала, тебе так будет легче понять меня. Ты же ничего не слышишь! Ну послушай же, милый...
  
  
  
   Работая локтями
  
   Вселенная не стоит на месте. Она расширяется, эволюционирует, и всё в ней завоёвывает себе место, работает локтями. Одни звёзды умирают, другие рождаются. Гелий выгорает в водород. Планеты летят по своим орбитам, атакуемые триллионами мелких пылинок. Иногда пылинки оказываются покрупней. И тогда гибнут Фаэтоны, откалываются куски Земли, покрывается оспинами лицо Луны. Вселенная не стоит на месте. Она эволюционирует.
  
  
   Геннадий Сергеевич Бердышев, генерал-майор, главный человек на Плесецком военно-испытательном космодроме, спешно, размашистым шагом, почти бежал к своему кабинету. На его лице читалось неподдельное беспокойство, и особенно оно было заметно в глазах. Они взволнованно сверкали, наполненные какой-то смесью страха и удивления. Геннадий Сергеевич чувствовал сам, что он сейчас на взводе. Но этому было объяснение. Ситуация на космодроме, мягко говоря, была внештатной.
   Он вбежал в свой кабинет и ринулся к телефону с гербом России на корпусе. Поднял трубку, и прислушался. Через секунды три, на том конце провода уставший мужской голос спросил - Да?
   - Мне президента - резко бросил Геннадий Сергеевич - Срочно!
   - Вы что, пиццу заказываете? - спросил недовольный голос.
   - Я генерал-майор Бердышев, командующий Плесецким военно-испытательным космодромом. У нас контакт.
   - В смысле, контакт? - спросил голос.
   - В прямом. Пятнадцать минут назад на стартовую площадку космодрома приземлился инопланетный корабль.
   - В Плесецке? Генерал-майор, не говори ерунды. В этом случае, нас давно бы предупредило ПВО...
   - Значит, не засекли их ваши ПВО - перебил Бердышев, повысив голос - И вы мне не тычте. Я вам не мальчик с улицы.
   - Не кричите - спокойно сказал голос - Я тоже не с улицы. И что это значит - ваши?
   - Сейчас не время придираться к словам - зло бросил Бердышев в трубку.
   - Хорошо - медленно произнёс голос - Через пару минут соединю.
   Геннадий Сергеевич держа трубку возле уха, присел в кресло. Взволнованно забарабанил пальцами по столу. Ждать. Как же ждать, когда такое? - думал он, разглядывая двуглавого орла на телефоне. Время не спешило, как черепаха. Он перевёл взгляд на часы. Одна секунда, две, три, так было ещё медленней. Он снова уставился на орла.
   В телефоне царила тишина. Потом пошли мягкие сигналы.
   - Наверное, соединяют - подумал Бердышев.
   - Я вас слушаю, генерал-майор - узнал Бердышев знакомый голос.
   - Товарищ главнокомандующий - начал генерал-майор - Сегодня, в четырнадцать сорок, по Московскому времени, на территории Российской федерации совершил посадку управляемый инопланетный корабль, с представителями другой цивилизации на борту - Бердышев шумно вдохнул.
   В трубке на несколько секунд вновь повисла тишина. Геннадий Сергеевич стёр пот со лба, и заметил, что рука дрожит.
   - Да-а - наконец заговорил знакомый голос - Угроза существует?
   - Нет - ответил Бердышев - Они явно прилетели с мирными целями.
   - Почему вы уверены?
   - Они просто приземлились на стартовую площадку - сказал Бердышев - Просто вышли из корабля, и ждали нас. Никакой агрессии.
   - Их не засекают наши ПВО - голос президента слегка помрачнел - А что если возле Земли полно их кораблей? Что если это только отвлекающий манёвр с их стороны?
   - Не знаю - Бердышев задумался - В таком случае, мы ничего пока не можем сделать. Только ждать.
   - Вы правы, генерал-майор, правы - торопливо проговорил президент - Спешить сейчас абсолютно незачем. Так что, как говорится, не будем гнать лошадей. Через два с половиной часа я лично буду у вас.
   - Есть одна проблема - поспешил сказать Бердышев.
   - Какая ещё проблема?
  
  
   Вселенная не стоит на месте. Она эволюционирует. Голосемянные проигрывают под натиском покрытосемянных. Что поделать, борьба. Работа локтями. Продвижение вперёд, по тонкому мостику к цели. А цель одна, выжить и победить.
  
  
   Бердышев вернулся в командный пункт. Встретился взглядом с майором Ладовым. Кивнул головой. Майор пробираясь сквозь столы с мониторами, и задевая офицеров, заспешил к командиру.
   - Ну что? - спросил он подходя.
   - Всё по плану. Никакой спешки, и никакой самодеятельности. Через пару-тройку часов здесь будет сам президент. А пока, я не знаю, поместите их в какое-нибудь комфортабельное помещение. Но главное, оградить их от информации - Бердышев постучал пальцами по груди майора - От любой информации, Миша. Иначе, ты сам понимаешь, что может произойти.
   - А что президент?
   - Президент взял этот вопрос под свой личный контроль. Наши послы во всём мире сейчас предупреждают руководителей остальных держав.
   - Может, мы слишком переживаем по этому поводу? - спросил майор.
   - Слово слишком в таких случаях неуместно - ответил Бердышев - Мы должны продумывать все варианты. Они неагрессивны... пока. Но, что мы о них знаем? Ничего. Хотя, нет. Мы знаем, что если они сюда долетели, то и оружие у них, ну ты сам всё понимаешь...
   - Да, опасные черти - согласился майор.
   - А потому, не будем гнать лошадей, как сказал президент. И никакой информации. Никакой - повторил Бердышев.
  
  
   Вселенная не стоит на месте. Она расширяется, эволюционирует, создаёт новые формы. А жизнеспособны эти формы, или нет, это уже доказывать им самим. Этим формам. Работать локтями, пробиваться, цепляться за жизнь, и идти вперёд.
  
  
   Президент откинулся на спинку кресла.
   - Что там? - спросил советник по вопросам безопасности.
   - Что-что. Контакт, чёрт его дери.
   Президент устало откинулся на спинку кресла. На его плечи легло многое. Подъём страны с колен, вытаскивание экономики из бездны, народа из великого коллапса. Благодаря его работе, страну стали снова уважать, как прежде, во времена социализма, во времена Петра первого, во времена Святослава, во времена... И вот теперь это. Это посложней всяких там бездн и коллапсов. Здесь чужеродное сознание, и как оно будет реагировать на человека и на историю Земли, одному богу известно.
   - Боевая готовность номер один по всем регулярным частям - сказал президент - Это первое. Второе, передать полную информацию во все посольства. Пусть предупредят президентов, шейхов, премьер-министров, и прочую верхушку. Третье. Нам немедленно нужно вылетать на место.
   - Может стянуть к этому самому месту пару-тройку дивизий? Или лучше армию? - спросил советник.
   - Это лишнее - отклонил президент - Основная угроза сейчас может прийти только из космоса. Пусть уже прошарят получше окрестности Земли - президент повысил голос - Что, у нас такое тупое ПВО, что вообще не заметила этих инопланетян?
   - Совершенно другие технологии - сказал советник, разведя руками.
   - Да я понимаю.
  
  
   Вселенная не стоит на месте. Она эволюционирует. Одни виды сменяют другие, и идут вперед. Не оборачиваясь, не останавливаясь, не размышляя о прошлом. Только о будущем. О своём будущем.
  
  
   Бердышев глупо смотрел на пришельцев. Те неловко сидели в чёрных креслах из кожи, и с ничего не выражающими лицами смотрели на людей.
   - Что делать? - наклоняясь к Бердышеву, шёпотом спросил майор.
   Бердышев пожал плечами. А откуда ж он знает? По нём, так лучше б и не было этих пришельцев, этого контакта.
   Один из инопланетян заговорил. Все молча слушали его речь. Сама речь не отличалась от человеческой, в ней было только больше шипящих звуков, а так, ни какого свиста, ни какого прищёлкивания, ни какой телепатии. Он просто что-то говорил на непонятном языке, время от времени утвердительно кивая головой.
   - Интересно, о чём он там? - подумал Бердышев - А речевой аппарат у них видимо схожий с нашим - у Бердышева вдруг в голове мелькнула мысль - Значит, наш язык они быстро смогут выучить, а мы их. И тогда они доберутся до всей информации, и тогда... что тогда? Кто знает, как они отреагируют? Может им глубоко по боку будет. А может натолкнёт их информация на те же мысли, что и нас с майором. И тогда...
   Инопланетянин всё говорил и говорил. Люди молча стояли. Пока нужно стоять и молчать, не проявляя агрессии. Может быть, уже завтра с ними начнут работать лингвисты, а через неделю, мы будем понимать друг друга.
   Бердышев незаметно похлопал майора по спине, тот обернулся, и Бердышев мотнул головой. Они медленно вышли в коридор.
   Бердышев вытащил пачку сигарет и, предложив майору, закурил сам. Майор взял, сжал пальцами белую гильзочку "русского стиля", и поместив её между губ, щёлкнул зажигалкой.
   - Глупо как-то всё - сказал Бердышев, выдыхая струйку дыма - Он что-то говорит, а мы молчим, как идиоты. Ещё не хватало, чтобы они нас по-настоящему за идиотов посчитали.
   Майор усмехнулся.
   - А как вы хотели? Это вам не в фантастических рассказах, только прилетели, и сразу здравствуйте Земляне, мы с альфы Центавра, хотели бы с вами дружить.
   Бердышев тоже хмыкнул.
   - Да-а, всё не так просто, как в книжках и кино. А ты заметил, что речь у них, почти, как наша? Если на ихнем разговаривать, то и язык особо ломать не надо.
   - Да, есть такое - согласился майор.
   Бердышев бросил окурок на линолеум коридора, и растёр его подошвой ботинка.
   - Ну что? Нужно идти туда, и стоять - то ли спросил, то ли просто сказал он, и открыл дверь в комнату для отдыха. Лучшего места для временного размещения пришельцев они пока не придумали. Майор затушил сигарету пальцами и положил в карман. Они молча вернулись обратно.
   Говоривший пришелец уже молчал. Все трое внимательно смотрели на рассказывающего им о Земле лейтенанта.
   - Чёрт! - буркнул Бердышев - Майор, ну-ка быстро заткни этого придурка. Я его козла в стройбат отправлю.
   Майор ринулся к лейтенанту, и грубо схватил его за локоть.
   - Заткнись, придурок - прошипел он ему в самое ухо.
   Лейтенант обернулся, и недоумённо уставился на майора.
   - А что такого? - спросил он, испуганно захлопав глазами - Я им просто историю Земли рассказываю. Как она формировалась.
   - Ты, баран, в стройбате будешь дальше служить, ты понял? - пугающим шёпотом выдохнул прямо ему в лицо майор.
   Лейтенант потупил глаза, и торопливо ретировался в дальний угол. Майор вернулся к Бердышеву.
   - И откуда такие болваны у нас? - спросил Бердышев - У нас тут что, обычная мотострелковая часть, что ли?
  
  
   Вселенная не стоит на месте. Движется, оставляя за спиной всё, что погибло, не сумев приспособится. Не оборачиваясь, не сочувствуя, не жалея. Некогда ей. Она работает локтями, расширяется, эволюционирует. Она не стоит на месте.
  
  
   Правительственный кортеж подъехал почти к самому самолёту. Президент выбрался из автомобиля и, окружённый охранниками, зашагал к трапу. Справа от него бежал советник.
   - В посольства уже сообщили. Они работают. У нас тоже все правоохранительные структуры занялись проблемой. Командующие ракетными войсками стратегического назначения ждут ваших указаний. Боевая готовность номер один.
   - Хорошо, хорошо - президент кивал головой в такт шагам - Но информация не должна просочиться не только к ним, но и к журналистам о них. Нам абсолютно не нужно, чтобы кто-то об этом знал. Только военные. Только верхи. Иначе начнётся такая заваруха...
   - Само собой - громко говорил советник, с трудом поспевая за уверенным шагом президента - Этим журналюгам дай мелкий повод, так они... А здесь, целое пришествие.
   Президент легко поднялся по трапу и скрылся в салоне самолёта. Вслед за ним в салоне, один за другим, стала скрываться охрана и всевозможные советники.
   Когда последний из них вошёл в самолёт, трап медленно отъехал, и дверь, поднявшись вверх, плотно прижалась к арке входа.
   Борт номер один, вырулив на взлётную полосу, остановился, и на месте набрав обороты, резко ускоряясь, рванул вперёд. Метров через двести переднее шасси оторвалось от асфальта. За минуту до этого, с военного аэродром, расположенного в сорока километрах от Внуково, поднялись в воздух две тридцатых СУшки.
  
  
   Вселенная не стоит на месте. Что-то гибнет, что-то рождается. Но разве мы, люди, виноваты? Мы идём вперёд, не оглядываясь, работая локтями, расширяемся. По Земле. В космосе. Вселенная не стоит на месте. Мы идём вперёд.
  
  
   Самолёт приземлился на взлётную полосу, находящуюся на территории закрытой зоны Плесецкого космодрома. Президент ступил на землю, и заворожено посмотрел на корабль инопланетян. Тот был размером с хрущёвскую пятиэтажку. Чёрного цвета, без каких-либо иллюминаторов, он походил на огромное животное. Президент невольно поёжился. Да. Эти ребята чертовски опасны, и если они вдруг решат, что...
   - Господин президент - перебил его размышления советник по вопросам безопасности - Нам лучше уйти отсюда в здание. От этой махины наверняка исходят вредные излучения.
   - Да, да - сказал президент.
   Из здания вышел Бердышев и заспешил к главнокомандующему.
   - Добрый день - заговорил он громко издалека - Мы вас уже заждались. Совсем не знаем, что делать?
   Президент подошёл к Бердышеву, пожал ему руку.
   - Ну, ведите нас к своим зелёным человечкам - натянуто улыбнулся он - А они и вправду зелёные?
   - Вправду - ответил Бердышев - Только не человечки. Под два с половиной метра ростом.
   Вся делегация поспешила к зданию.
   - Один из них что-то говорил, но мы естественно ничего не поняли. Нужно направить сюда лучших лингвистов и языковедов, пусть начинают с ними работать - говорил Бердышев, шагая рядом с президентом по коридору - Как там насчёт проблемы, о которой я вам говорил?
   - Всё уже решается - ответил президент - Но мы не можем сделать так, чтобы об этом молчали все, это невозможно. Есть один способ, это держать их пока здесь. Может, они и не захотят ничего узнавать о нашей планете. Побудут здесь немного, да и улетят себе восвояси.
   - Лингвисты, лингвисты нужны - возбуждённо продолжал Бердышев - Иначе мы никогда не узнаем, зачем они прилетели. А может они уже знают? - спросил вдруг Бердышев, остановившись - Мы же в космос спутник отправили с полной информацией!
   Президент тоже остановился и посмотрел на генерал - майора.
   - Будем надеяться, что нет - проговорил он задумчиво - Да и вообще, может, они и не обратят на это никакого внимания.
   - Может они уже требуют - медленно произнёс Бердышев, посмотрев в глаза президенту - Откуда мы знаем, что он там целых десять минут говорил?
   Они ещё с секунду посмотрели друг другу в глаза, и быстро зашагали к комнате отдыха.
  
  
   Вселенная не стоит на месте. Мы не стоим на месте. Ничего не стоит на месте. Разве мы несём ответственность за других? Мы идём к своей цели. Человеческой. Работая локтями, руками, мозгами. Какое нам дело до других?
  
  
   Президент вошёл в комнату, бросив охране, чтобы те оставались в коридоре. Вслед за ним вошли Бердышев, и советник по вопросам безопасности. Они втроём посмотрели на пришельцев. Пришельцы заинтересованно посмотрели на них.
   - Да они похожи, очень похожи - подумал президент - Только меньше, и на двух ногах. Больше похожи на этих, как же их?
   Он взял Бердышева под локоть.
   - Мы постараемся сделать всё возможное, чтобы они ничего не узнали - проговорил он шепотом, и, развернувшись, вышел.
   Он зашагал по коридору к выходу. Охрана молча последовала за ним вдоль стен.
   - Что ему сейчас тут делать? Пусть работают лингвисты, шифровщики. Пусть разбираются в их языке, пусть учат их и учатся сами - принялся размышлять он.
   Вслед за ним из комнаты выскочил советник по вопросам безопасности, и недоумённо засеменил следом.
   - Вспомнил, как их - президент щёлкнул пальцами - Диплодоки. Да, больше всего они похожи на диплодоков. Такие же длинные, дурацкие шеи.
   - Сколько там динозавры жили? - спросил он у поравнявшегося с ним советника.
   - Точно не помню - советник виновато улыбнулся - Несколько десятков миллионов лет, по-моему. А может и сотен - советник округлил глаза.
   - Да, много - подумал президент - А мы сколько? Тысяч сто? Двести? Генерал-майор прав. Вдруг им и вправду придёт в их динозавровые головы заявить свои права на Землю, когда они узнают, что миллионы лет она принадлежала таким же, как они. А с их технологиями, эта заявка окажется очень серьёзной. Нужно, чтобы эта информация никогда до них не дошла. Придётся археологам и Спилбергу забыть о своих работах. Хотя, эти их долбаные динозавры сами виноваты, слабыми оказались, вот и вымерли. А мы, люди, здесь абсолютно не причём. Мы просто идём вперёд, в ритме эволюции, работая локтями, руками, мозгами. Вселенная ведь не стоит на месте. Она эволюционирует.
  
  
   Восьмой хобот
  
   Сегодня Врикс проснулся в превосходном настроении. Впрочем, он все последнее время и засыпал в этом настроении, и мечтал в этом настроении, и бродил в нём по Лужайке, ну и, конечно же, в нём просыпался. Все объяснялось достаточно просто. Он уже предощущал, или если сказать точнее, предвосхищал то значимое в его жизни событие, которое вот-вот должно было произойти. Он жил и дышал этим предвосхищением.
   Он ждал того дня, когда у него наконец-то появиться восьмой хобот. И с появлением этого хобота он перешагнет в новый и, наверное, самый счастливый период своей жизни.
   Восьмой хобот даст ему право выбрать себе представительницу противоположного пола из своих одногодок и уйти с нею в Долину Взрослых. Впрочем, он не мечтал о каких-то там среднестатистических представительницах. Его сердце уже давно и навсегда было отдано лишь одной из них, той, на которую он стал смотреть неожиданно для себя совсем по-другому, когда на его голове вырос седьмой хобот. До этого Лула была для него всего лишь другом для игр и веселья на Лужайке. Они вместе бегали в дальние сады, в которых в изобилии росли сочные, сладкие плоды маунги. И они, смеясь, срывали их и наедались до отвала, утоляя голод, всегда приходящий после веселых игр. А потом бежали наперегонки до ручья вытекающего из темного, веющего прохладой леса и утоляли жажду. А после, довольные, они долго лежали в зеленой, густой траве на берегу ручья и вглядывались в лес, который, как им казалось, хранил множество тайн, и загадывали друг другу разные загадки, которые сами друг для друга и придумывали.
   - Угадай, - говорил Врикс, - Старый-старый, тридцать на голове.
   - Это старец Хог! - кричала Лула и громко смеялась.
   И Врикс громко смеялся вместе с нею.
   Но, как только у него появился седьмой хобот, все сразу изменилось. Они все также бегали в сад, но теперь он, наслаждаясь плодами маунги, смотрел, как откусывает от плода Лула и ему почему-то это нравилось. И когда они, утолив жажду, лежали у ручья, он уже не вглядывался в темный лес, а смотрел на Лулу. И совсем не мог сосредоточиться, когда Лула задавала загадки.
   - Что с тобой, Врикс? - спрашивала Лула.
   А Врикс слышал ее, ставший вдруг таким волнующим голосок, и не мог ничего ответить.
   - Ты, наверное, заболел, - говорила Лула.
   А Врикс глупо моргал глазами.
   Вечером Врикс возвращался в свою маленькую норку под высоким Свогом, растущим на краю Лужайки, ложился спать, но сон подолгу не шёл к нему. Врикс думал о Луле. И внутри него становилось то вдруг хорошо-хорошо, то вдруг, как будто, что-то сжималось и ему хотелось плакать.
   Он совсем не знал, как ему быть, что делать с этими новыми, непонятными ощущениями. Сначала он решил попытаться не замечать их, но не смог. Тем более что с каждым днем они становились всё сильнее, и что хуже, всё болезненнее. Стоило ему увидеть Лулу, как его сердечко сжималось и ему казалось, что он сейчас умрет или расплачется.
   Тогда обеспокоенный странными ощущениями, Врикс собрался духом и решил сходить к старцу Хогу, надеясь, что тот объяснит ему, что с ним происходим.
   Одним ранним утром, он, обходя Лужайку по краю, чтобы никто его не увидел, отправился к старцу, живущему у подножия горной гряды, в пещере. Старец Хог сидел у входа в пещеру и ел плод маунги. Его тридцать хоботов на голове покачивались в такт жующему рту.
   - Старец Хог, - смущенно заговорил Врикс, - Я хотел у тебя узнать...
   - Я знаю, Врикс, о чем ты хочешь узнать, - перестав жевать, сказал Хог. - Я ждал, что ты вот-вот придешь. У тебя появился седьмой хобот, а все у кого появляется седьмой хобот рано или поздно приходят ко мне, чтобы спросить. Для этого я здесь и нахожусь, - старец добродушно рассмеялся.
   - Что со мной Хог? - потупившись, спросил Врикс. - Я заболел?
   - Ни в коем случае, - ответил Хог и повертел головой. - Ты в полном порядке. Просто ты полюбил. Наверное, Лулу?
   - Откуда вы знаете про Лулу? - испуганно спросил Врикс.
   - Не перебивай, - сказал Хог. - Как же не знать. С тех пор, как ты попал на Лужайку, еще когда у тебя было всего три хобота, вы и не расставались с ней. Все время вместе играли. Да-а, каждый день вместе. Я часто наблюдал за вами. И уже тогда я догадывался, что когда вы подрастете обязательно составите пару. Да-а, обязательно. Ведь вы всегда играли в стороне от других, и вам никогда не было скучно вдвоем. Ведь так, малыш? И вот то, о чем я догадывался - ты полюбил Лулу.
   - И что мне теперь делать? - спросил Врикс, взглянув на старца.
   - Ничего особенного. Жди появления восьмого хобота. Как только он появится можешь привести Лулу сюда, к пещере, и я проведу вас по священному гроту в долину взрослых лунгов. Так было уже сотни раз. Да-а, сотни. Здесь на Лужайке вы растете, играете, и когда у какого-нибудь лунга появляется восьмой хобот, он может выбрать себе пару из своих одногодок, а я провожу их в долину. Я делал это уже сотню раз, - повторил Хог и устало посмотрел на Врикса. - А теперь иди.
   - Но, Хог! А когда же появиться восьмой хобот? - Врикс с мольбой посмотрел на Хога. - Ответь, пожалуйста. Ведь любить так тяжело. Иногда мне даже плакать хочется.
   - Я знаю, - кивнув головой, сказал Хог. - Когда я был таким же, как ты, я тоже очень сильно любил. И никак не мог дождаться, когда же появится восьмой хобот. Но это произошло. Да-а. И намного раньше, чем я ожидал. Тогда я пришёл к старцу Куну со своей возлюбленной, и он провел нас по священному гроту. И мы прожили с моей Вулой очень долгую и счастливую жизнь. А когда она ушла в Страну Облаков, я был направлен сюда, на Лужайку, так как старый Кун уже слишком ослабел для выполнения... - Хог поморщившись, посмотрел на Врикса. - Ну, ты меня старика прямо разговорил. Ладно. Хватит тебе все выспрашивать. Иди и жди. А когда дождешься, приходи с Лулой, и я... - глаза Хога неожиданно закрылись, и он захрапел.
   Врикс, не решившись будить старца, развернулся и побежал на Лужайку.
   - Долго ли еще ждать? - думал он на бегу. - Хотя - это, наверное, не главное. Все равно же когда-нибудь произойдет. Все же, наверное, дождались. И я, как и все, тоже дождусь. А когда дождусь, возьму Лулу, и приведу к пещере. А Хог проведет нас в Долину Взрослых. И мы проживем с Лулой долго и счастливо. Ах, Лула. Навсегда. Вместе. Разве может что-то быть лучше в этом мире? Нет. Ничего не может быть.
   На Лужайке он встретил Лулу, и они вместе побежали в дальние сады, и ели плоды маунги, а потом пили чистую, прохладную воду из ручья, и всматривались в темный лес. Зеленые листья слегка шевелились от легкого ветерка, а Врикс отгадывал загадки, которые ему задавала Лула, и был счастлив.
   Шло время. Врикс терпеливо ждал.
   И вот, проснувшись этим утром в превосходном настроении, Врикс, как обычно ощупал свою голову и с радостью обнаружил на ней, с левой стороны, небольшой бугорок. Он понял, что вот-вот должен появиться тот самый долгожданный восьмой хобот. Он запрыгал от счастья в своей норке и решил отправиться к далекому водоему, чтобы посмотреться в него. Ему очень хотелось увидеть новый нарост на голове. И он, выскочив из норки, со всех ног помчался по зеленой траве Лужайки, время от времени щупая бугорок на голове.
   Добравшись до водоема с чистой прозрачной водой, он встал на корточки и принялся разглядывать свое отражение. Да! Точно такой бугорок был у него за день до появления седьмого хобота. Значит, уже завтра! Уже завтра он сможет привести свою единственную, свою возлюбленную Лулу к пещере, и Хог поведет их к новой жизни. Жизни счастливой. Такой счастливой, что и представить ее он даже боялся. Ему хотелось кричать от радости, кувыркаться в высокой зеленой траве, смеяться и жить, жить, жить! Врикс вгляделся в свое отображение, сосредоточив взгляд на бугорке. Его сердце билось сильно и радостно, казалось всё тело трясёт от его ударов. И вдруг, он увидел, как со дна водоема поднимается какая-то странная вещь, сплетенная из тонких волосков. Он присмотрелся, удивлённо распахнул глаза, и почувствовал, как на его спину что-то мягко упало. А потом что-то отвратительно пахнущее закрыло ему рот, и он почти сразу уснул.
   Проснулся Врикс от того же неприятного и незнакомого ему запаха. Так пахло повсюду. Он увидел, что находится в странном ограждении, сделанном из каких-то тонких, но очень прочных веток. Справа от него, в таком же ограждении сидел трублит. Большая, но безвредная птица, обитающая в темном лесу. Лежа у ручья, они с Лулой иногда видели таких. Но трублит был неразумным и спросить, что с ним произошло и где он находится, Вриксу было не у кого. Он потрогал восьмой хобот появившийся на голове.
   В это время пришло незнакомое, огромное существо, посмотрело на него и бросило плод маунги. Но есть Вриксу не хотелось.
  
   -А ловко мы его, а Виктор Сергеич? - спросил молодой парень у сидевшего в кресле первого пилота, мужчины средних лет.
   - Да, с птичкой пришлось дольше повозиться, - согласился мужчина.
   - Да, подольше, - подтвердил парень, усаживаясь в свое кресло. - Теперь, главное, доставить их в целости и сохранности. В зоопарке на Земле мы за них хорошие денежки получим.
   - Доставим, Макс, - уверенно проговорил Сергеич. - Деньги и вправду за них хорошие можно получить. Особенно за пушистого, с хоботами который. Больно уж он смешной. Семь хоботов на голове...
   - Восемь, - перебил Макс. - Я когда ему их грушу относил, посчитал. Знаешь, а он немного похож на этого китайского медведя. Как его, панда, что ли?
   - Есть немного. Если бы не хоботы.
   - И глаза.
   - А что глаза?
   - Да какие-то они у него. Не знаю. Разумные, что ли? И грустные. Как будто он чего-то лишился.
   - Да брось ты, - хмыкнул Сергеич. - Это же простая зверушка. Чего ему лишаться? Груш мы ему местных пока набрали, а на Земле придумают, чем кормить.
   - Да, наверное, - буркнул Макс, нажимая на кнопки на пульте. - Я запускаю фотонки.
   - Валяй, - уставившись на монитор, бросил через плечо Сергеич. - А кстати, ты на что деньги за этих зверюшек собираешься потратить? Небось, есть любимая бабенка?
   - Да какая там любовь, - Макс махнул рукой и усмехнулся. - Ты ж знаешь, Сергеич, нету ее, любви этой.
   - Ты прав, - Сергеич закивал головой - Нету любви. Так, выдумка одна. Ну что ты там, включил фотонки?
  
  
   Война и сало
  
   Закрыл я дверь на все замки, шторы задвинул, свет само собой не включаю. Достал из тайника небольшой кусочек сала, отрезал от него квадратик, положил его в рот, жую, и слёзы текут по моим щекам. О, какое же это наслаждение, и какая же это боль! За этот кусочек сала я отвалил уже почти десять тысяч. А что будет дальше? С каждым днём достать сало всё труднее и труднее, ну и, конечно же, дороже. А всё из-за этих гадов.
   Прилетели два года назад на своих тарелочках. Скопом целым. Вокруг Земли выстроились, ощетинились. Ну и главного своего на Землю посылают. То ли обычай у них такой, то ли что?
   Ну, этот главный, расфуфыренный весь, с какой-то пирамидкой на голове, фотокарточки нашим генералам показывает, мол, глядите, какие у нас пушки на тарелках, да лазеры на поясах. В миг вам шею свернём. Жезл белый ручкой своей протягивает и хрюкает что-то по-своему, это вроде, войну объявляет. Сдавайтесь, мол, несчастные, всё равно вам каюк.
   Ну, у нас один гений нашёлся. Давайте, говорит, этого расфуфыренного в плен возьмём. Всё равно войну нам не выиграть, а так время потянем, да может, и выторгуем себе что-нибудь.
   Согласились все. Этому расфуфыренному, его же жезлом, по голове дали, и в самый секретный, да самый глубокий бункер уволокли.
   Ну, а те, что вокруг Земли ощетинившись, через пару часов связались с Землёй, поинтересоваться видимо, где наш товарищ, ждём его, ждём, а его всё нету. А наши им запись того, как мы их главного пленяем. Ошарашили пришельцев, так, что те сперва совсем сникли, а как в себя пришли, руками замахали, глаза выпучили. Вроде как, отдавайте его нам и всё тут.
   Сутки руками махали, а не нападают. Наверное, боятся главного своего ненароком зашибить. Не знают ведь, что он в самом глубоком, а потому и самом безопасном бункере сидит.
   Ну, наконец, успокоились. Фото своего этого показывают, и пальцами своими короткими в него тыкают. Наши сразу догадались, поговорить с ним хотят. И решили им телемост устроить.
   И тут незадача. Этот расфуфыренный в бункере взял и помер. То ли переволновался, то ли аллергия у него на бункерную пыль была, непонятно. Только помер скоренько. Сидел, сидел, вдруг бах, на пол упал, ножкой своей зелёной пару раз дрыгнул и представился. Ну, наши врачи его, конечно, попытались спасти, но сами понимаете, если не знаешь, как устроены часы, а лезешь их ремонтировать, то обязательно доломаешь. Вообщем, и этого доломали. А те всё в фотографию тычут. Давайте-ка его, поговорить надо.
   Ну, тут опять нашёлся гений. На компьютере расфуфыренного нарисовал, программки составил, чтобы тот ртом шевелил, да глазами хлопал. А вот насчёт речи...
   Заметил этот гений, что уж больно их речь на свинячье хрюканье похожа, взял и в каком-то свинарнике записал пару минут самого отборного хрюканья. Ну и смонтировал всё это с изображением.
   Вообщем, сидит их главный в экране, ртом шевелит, глазами хлопает, и хрюкает, как недорезанный. А те, слушают внимательно и головами мотают.
   Помотали головами, а через пару часов завели свои тарелочки и исчезли в неизвестном направлении.
   Что он им там нахрюкал, до того и большие учёные до сих пор додуматься не могут. Но с того дня, свиней, за спасение Земли и человечества, объявили священными животными. Их не то что убивать и есть, их ударить теперь нельзя, посадят, как того расфуфыренного, в самый глубокий бункер, и сгноят в неизвестном направлении.
   Месяц назад, сосед мой на "свином" деле попался. Остановили его представители отдела по борьбе с нарушениями прав свиней, обыскивать стали. А у того, за пазухой пятьдесят грамм свежего сала, только что с великими предосторожностями у "черных мясников" приобретенное. Соседа своего я больше не видел, но об участи его страшной догадываюсь.
   И вот сижу я в полной темноте, жую сало и слезами обливаюсь. Оно конечно если бы не свиньи, всё по-другому могло обернуться. Напали бы эти гады, и уничтожили нас всех до последнего. Но с другой стороны - мой дед ел сало, мой отец ел сало, и я без сала прожить не могу.
   И вот сижу в темноте, слёзы горькие утираю, да думаю.
   Ну почему они, например, не крякали, а? Ну почему? Уж я бы, как-нибудь без утятинки, того...
  
  
   Возвращение на Артру
  
  
   Разве может быть что-нибудь прекрасней Артры? Что-то совершенней, гармоничнее и важнее для нас? Ответ может быть только один - нет!
   И поэтому я возвращаюсь. Возвращаюсь на планету, которой я снова нужен. Которая позвала меня из самой глубины моего сердца, заставив меня отринуть и забыть всё неважное, всё несовершенное, всё наносное. Зачем мне не моё?
   Артра мой дом. Как давно я не был в нём, в моём доме? Как давно я не чувствовал себя хозяином, не боялся, не прятался, не оборачивался от лёгкого шороха? Я уже не помню такого времени. Я помню лишь страх. Вечный страх перед... смертью? Перед самим страхом? Перед другими боящимися? Или перед жизнью?
   Я не знаю. Но страх этот вечен и непреодолим. Он никогда не закончится здесь. Он закончится только там, на Артре.
   Сколько их, уже вернувшихся? Сотни? Тысячи? Миллионы? Это держится в секрете. Но так не может долго продолжаться, ведь скоро все закончится. Здесь. А там, на Артре, продолжится. Продолжится так, как и должно быть.
   Поэтому я возвращаюсь. Весь, от родничка до пят, всеми квадратными миллиметрами своего тела, всеми его миллиграммами.
   Я не могу оставаться здесь. Артра позвала, и теперь я знаю разницу между здесь и там. Нужно быть просто глупцом, чтобы, зная всё это, остаться.
  
   - Ещё один придурок - Логинов покривился - Думает, через пару дней наберёт световую, и рванёт. А хрен ему, а не световую. Дэн, давай-ка, МР-29 к запуску подготавливай. Через час ты у нас в космосе фаршем болтаться будешь, придурок.
   - Командир, за сегодня это уже седьмой в нашем секторе. А таких секторов больше сотни. Сколько же их в день...
   - Ты еще посчитай тех - перебил Логинов - у кого нет личного космотранспорта. А таких шестьдесят процентов.
   - Ну, тех просто изолируют, не убивают же.
   - Ты в это веришь, Дэн? Кормить такую прорву, хм. Скорее всего, их тоже в расход, а тела сжигают.
   - Ну, я не знаю. Я верю в официальную версию.
   - Верь, кто тебе мешает? Ты главное, ракету подготовь к запуску.
   - Ноу проблем, командир.
  
   Артра, моя родина. А здесь я чужой. Что я видел здесь? Жизнь похожую на мрак, на пустошь, на паутину. Не пошевелиться, не выбраться к свету. К счастью. Жизнь в капле отравленной воды. Поэтому туда, туда, к свету, к спасению, к себе. Да, я оттуда, а здесь я только скрывался от истины, от счастья, от покоя. И теперь я возвращаюсь. Здесь нет ничего моего, всё там. Многие мои братья уже вернулись на Артру, и они счастливы, чтобы не твердили здесь эти ублюдки. Они просто ещё не знают. Артра ещё не позвала их.
  
   - Где эта Артра, командир, ты знаешь?
   - В шестистах пятидесяти световых годах от нас. Вертится вокруг Полярной. Но это всё предположительно.
   - Так до неё ж всё равно не долететь, чего они прут?
   - А ты что, никогда не слышал?
   - Не, просто в газетах всякую ерунду о них пишут, а в нашем ПСТ пока ни одного такого придурка не было.
   - Понятно. Наверное, тебя, поэтому и взяли на контрольную огневую точку.
   - Наверное.
   - Короче, возвращаются эти придурки. Типа они оттуда - Логинов усмехнулся.
   - Как это возвращаются?
   - Ну, вроде как, Артра наша прародина, и только там мы будем счастливы.
   - Блин, выдавали бы по две таблетки в день, я б по две таблетки пил. Да и пачку бы сжирал, лишь бы только наверняка. А то как-то страшновато. Интересно, а им страшно, или всё уже по фигу?
   - Да хрен их знает, Дэн. Не парься, запускай ракету.
   - Как скажешь, командир.
  
   Они говорят, что возвращаться не нужно. Что это не правильно. Но они лгут. Нет, они не лгут. Они просто пока не знают, и потому не верят нам. Но придёт и их время. Придёт время, когда они узнают всё сами. Узнают, что Артра - это наша колыбель, и только там мы обретём истинное счастье. А здесь это невозможно. Здесь мы чужие. Здесь мы рабы, ничтожные существа, ползающие в болоте. А там нам дано воспарить, как птицам, как ангелам, как пару, подняться вверх, до недосягаемых здесь высот. Потому что здесь, мы чужие, а там - там наша родина.
  
   - Если перестать пить таблетки, через сколько такая байда начинается?
   - Через пару суток.
   - Слышишь командир, а как это? Ну там, голос внутри зовёт на эту Артру лететь, или как?
   - А я почём знаю? - Логинов недовольно посмотрел на лейтенанта - Я что, по-твоему, психиатр? Моё дело этих придурков сбивать.
   Дэн насторожено поглядел на своего командира.
   - Я хотел спросить у тебя одну вещь, командир - сказал он натянуто.
   Логинов заинтересовано посмотрел на лейтенанта.
   - Спрашивай, Дэн, ничего не бойся.
   Дэн резко вздохнул.
   - А чё их просто не отпустить, а? Пусть себе летят. Сдохнут в космосе, и все дела. Зачем ракеты тратить?
   - Мы цивилизация, Дэн. Зачем нам тысячи придурков в космосе? Вдруг там - Логинов ткнул пальцем вверх - Другие цивилизации есть. Что они о нас подумают? По мне, так лучше бы владение частным космотранспортом запретили, тогда б никто и никуда не возвращался. Но это не выгодно для атомной промышленности. Короче, просто не нужны они нашим "пастухам" живыми. Зачем они им, сам подумай.
   - Знаешь командир, а это всё-таки страшно, вот так зовёт тебя что-то в неизвестное, и сопротивляться не можешь.
   - А как ты хотел? Психическое заболевание. Оно всегда страшно, потому что не понятно.
   - И откуда такая зараза?
   - А хрен его знает? Наверное ж, из космоса и залетела.
   - Блин, чтобы шиза, и распространялась воздушно-капельным путём, бред полный. Да ещё и всех на одну тему глючит. Так ты говоришь, через пару дней?
   - Это не я говорю, это так доктора говорят. Дэн, смотри, ракета на подлёте, а ну, дай мне связь с этим придурком.
   - Без проблем, командир.
  
   Я возвращаюсь. Меня зовёт моя колыбель. Там впервые я посмотрел разумно на этот мир. Там я в первый раз почувствовал себя частью Вселенной. Там, моя Артра. И в ней моё счастье.
   - Эй, придурок! Куда собрался? Не на Артру случаем?
   Я не буду отвечать. Мне незачем отвечать им. Они другие. Артра ещё не позвала их. А я уже среди званных. И я возвращаюсь. Прочь незваные, мне уже нет до вас никакого дела. Вы - чужие мне.
   - Если на Артру, то спешу сообщить, что, во-первых, ты придурок, а во-вторых, ты багаж забыл. МР-29 называется. Ракетка такая небольшая. Но не переживай, сейчас догрузим.
   Знаю я. А по другому на Артру и не попасть. Идиоты, они думают они меня убьют. Они думают мы сумасшедшие. Ублюдки. Вы и не знаете, что этим помогаете мне. Только смерть перенесёт меня на мою родину. Смерть в космосе. Так говорит мне Артра. Из глубины моего сердца.
  
   - Ну, вот и всё, кердык придурку - Логинов отвернулся от монитора - Очередное возвращение на Артру прошло успешно - он рассмеялся.
   - И зачем они бросают пить таблетки? - Дэн посмотрел на смеющегося командира. Логинов перестал смеяться.
   - А они не бросают - проговорил он с серьёзным лицом.
   - В смысле?
   - В самом прямом - Логинов посмотрел в удивлённые глаза своего подчинённого - Таблетки не действуют.
   - Как не действуют?!
   - Вот так. Хочешь открою тайну? Не знаю зачем, но открою. Может просто молчать надоело?.. Я уже четыре месяца не пью эти долбаные таблетки - Логинов отвернулся, и уставился в монитор - Жизнь наскучила - тихо проговорил он - Дай думаю, сойду с ума, полечу, а вы меня собьёте. И как видишь, ничего, нормально. А значит, всё это туфта.
   - Командир, ты серьёзно? - лицо лейтенанта начало бледнеть.
   - Знаешь что Дэн? Если я первый, ты меня догрузи. Понял?
   Дэн тупо мотнул головой и уставился в пол.
   - Да ладно, не парься лейтенант. Вон, в двадцать первом веке рак стал валить людей почище древней чумы, и ничего, придумали ж лекарство. Может и против этой штуки ещё придумают.
   - А если не придумают?
   - Ну, тогда надо срочно выпить. А то можно ведь и не успеть, правильно, лейтенант?
   Логинов достал из внутреннего кармана кителя небольшую фляжку и привычным движением скрутил крышку.
   - Командир - лейтенант испуганно обернулся - Как ты пронес алкоголь?
   - Долго ли умеючи - проговорил, улыбаясь, Логинов, подмигнул и протянул фляжку лейтенанту - Будешь?
   - Что ты, командир! Нет, нет! - отчаянно замахал головой и руками лейтенант.
   - Ну и зря. А я выпью - Логинов поднял фляжку над головой, и ещё раз подмигнул своему подчинённому - Ну что? За возвращение на Артру?
  
  
   Контакт
  
   Гул торопливых шагов наполнял тёмный коридор, бежали двое, тяжело дыша и постоянно оглядываясь, хотя оглядываться было бесполезно, в коридоре царила тьма, беспроглядная и вязкая, она окутывала их со всех сторон, делая слепыми кротами. Бегущий впереди внезапно налетел на невидимое препятствие, и громко вскрикнув, осел на пол. Послышался лязг металла об металл и отборный мат.
   - Ты на предохранитель поставил? - испуганно спросил второй, резко остановившись.
   - Да поставил, не сы. Сука, как же больно!
   - Кость не задета?
   - Да я откуда знаю? - недовольно бросил первый. - Доберёмся до своих, Ленка посмотрит.
   Второй зашарил дрожащими руками, облапывая то, обо что ударился первый. Где-то далеко раздалась короткая очередь из автоматической винтовки, и зазвенело в голове так, что первый бешено завыл.
   - У-у, твари, убью!
   - Открыл! - нервно крикнул второй и потянул толстую перегородку отсека на себя. Первый, покачиваясь, поднялся на ноги и наощупь скользнул в образовавшуюся узкую щель, следом за ним юркнул второй, и вернув перегородку на место, привалился к ней спиной.
   - Дальше что? - коротко спросил он, глядя в темноту перед собой.
   Вспыхнул пучок света и торопливо зашарил по железным стенам, выхватывая маленькие кругляшки из непроглядной тьмы. Побегав несколько секунд по стенам и потолку, пятно света резко остановилось на надписи сделанной белой краской.
   - Блин, двадцать девятый отсек, - первый сплюнул на пол. - Отсюда до наших только через грузовые тоннели, а там пауки.
   Второй промолчал, переваривая услышанное. Идти через грузовые туннели дело рискованное. Хотя никто ещё от пауков не пострадал, но без сомнения опасность они представляют, и не маленькую. Потому что и сами они не маленькие. С тех пор, как пять лет назад в одной из перестрелок пострадал восьмой ядерный реактор и началась утечка, эти членистоногие здорово подросли. Алексеич говорил, что видел экземпляры размером с ротвейлера.
   - Ну, что молчишь, Миха? - спросил первый, и в его голосе Миха ясно расслышал насмешку. Конечно, считает меня трусом, обижено подумал он, и предав голосу безразличие, резко выдохнул:
   - Мне на пауков начхать.
   - Ну, тогда погнали.
   Они осторожно двинулись вдоль железной стены отсека, ища выход в грузовой тоннель. Первый светил перед собой фонариком, и Миха видел, как сильно дрожит кругляшок, значит, его друг тоже на пределе, то ли от нервов, то ли от ранения. Сам Миха пытался успокоиться, вспоминая всякую ненужную чушь. Какой он смотрел фильм в последний раз? Чёрт, что это? Миха вздрогнул, и всё его напускное спокойствие мигом улетучилось.
   Луч света наткнулся на чёрное пятно в углу отсека, и это пятно резво рвануло с места и скрылось за огромный контейнер. Первый поспешно направил ствол винтовки на угол контейнера.
   - Не стреляй, - дрожащим голосом выдавил из себя Миха. - Лучше их не провоцировать.
   - Чёрт, что они делают в этом отсеке? Они что, умеют открывать перегородки?
   - Не стреляй, ладно? - снова попросил Миха.
   - Да не ной ты. Я и не собирался стрелять.
   Миха почувствовал, как дрожь растекается по всему телу. Он боялся и обычных пауков, там, на Земле. А перед этими, переставшими быть обычными земными, он испытывал неудержимый, абсолютный ужас. Как он вообще сможет пройти через тоннель?
   То, что паук пробрался в двадцать девятый было необъяснимо и оттого пугало ещё больше. Может, кто-нибудь ходил здесь и не закрыл перегородку? - успокаивал себя Миха, идя за первым. Нужно ведь хоть какое-то объяснение, правильно? Иначе...
   Первый, раненый друг Михи, белорус, в это время высветил перегородку, отделяющую отсек от тоннеля. Миха краем глаза заметил, что перегородка плотно закрыта. Чёрт, подумал он, тревожно отводя взгляд, как же он здесь очутился? А может, показалось, и то чёрное пятно, скользнувшее за контейнер, вовсе не паук? Тогда что? Крыса? От этого предположения желудок под резко возросшим давлением ужаса невольно сжался в маленький комок. Хотя нет, одёрнул себя Миха, крыс на корабле нету, это точно. Только пауки. Интересно, а как они попали на корабль? В смысле ещё там, на Земле.
   Белорус подошёл к перегородке, нажал на вакуумный рычаг и навалился всем телом на стальную дверь. Та тихо отошла в сторону, и из проёма сразу же ударило в нос кислой затхлостью старых заброшенных подвалов. Миха еле сдержал рвоту, глубоко вздохнув и скривившись так, что мышцы лица свело лёгкой судорогой. Белорус обернулся и направил фонарик прямо в лицо своего друга.
   - Ну, чё, пойдём? - спросил он безразлично, но голос предательски дрогнул.
   Он тоже боится, понял Миха, только пытается скрывать. Зачем? Неужели он думает, что если я узнаю о его страхе, то перестану уважать? Эх, глупость людская, и чего они все так пекутся о том, что о них думают другие? Мне же вот пофик.
   - Кстати, а чем они питаются? - вопрос у Михи возник внезапно. В самом деле, чем? - Мы уже восемь лет летим, а они ещё не убили ни одного человека.
   Белорус не ответив, посветил в проём и шагнул в тоннель.
   В отличии от нас, подумал Миха, мы то уже друг друга завалили порядочно. Так до Капеллы фик кто долетит, и некому будет контачить с пока единственной отыскавшейся в Млечном пути цивилизацией. Хотя мы то ихних всего троих завалили, а вот амры наших уже семь человек.
   Четыре ноги гулко выбивали странный слаженный и напряжённый ритм, но он не мешал расслышать другой звук. Мягкое суетливое шуршание паучьих ног. Наверное, пауки были совсем рядом, где-нибудь сзади или по сторонам. Фонарик, которым белорус светил себе под ноги, пока не выхватил из темноты ни одного мутировавшего арахнида. Они точно сзади, делая трясущимися ногами шаги, думал Миха. Эх, чёрт, был бы у меня второй фонарик, хотя, что толку? Он проследил луч света и вдруг ясно разглядел сидевшего на пропавшей два года назад металлической коробке с провиантом огромного паука. Тот смотрел своими отливающими красным глазами прямо на Миху, ядовитые отростки - хелицеры злобно шевелились, пугая и завораживая холодной уверенностью движений. Миха невольно приблизился к другу, который остановился, взял паука в прицел, но не стрелял.
   - А мы думали, что этот ящик амры стащили, - прошептал Миха в самое ухо белоруса.
   - Угу, - буркнул тот. - Давай, обходи его справа. Не сы, он у меня на прицеле. Если дёрнется...
   - Успеешь?
   - Успею.
   Миха, прижавшись к самой стене, стал медленно продвигаться вперёд, не сводя взгляда с мохнатого чёрного монстра. Паук тоже не сводил с него взгляда. Как детская игра в гляделки, подумал Миха, только выигрывает не тот, кто моргнёт позже, а тот, кто выживет. А размером он точно с ротвейлера, Алексеич не соврал. Миха почувствовал, как куртка прилипла к спине, несмотря на холод, царящий в туннеле. Капля пота скатилась с ресницы прямо в глаз, и неприятно защипало, но вытереть её Миха не спешил, а вдруг паук на резкое движение рукой отреагирует агрессивно? Он услышал сзади, примерно на расстоянии полуметра, шаркающие шаги белоруса. Вот гад, выругался про себя Миха, тоже ведь сыт, ближе ко мне жмётся, вместо того чтобы стоять и держать на прицеле эту чёрную тварь. А такого героя из себя вечно ставит, чуть ли ни на памятник претендующего.
   Они обошли сидевшего на коробке паука и ускорили шаг. Сзади слышалась торопливая, шуршащая поступь десятков лохматых лап, но никто не нападал. Как будто им просто достаточно было идти за людьми и наблюдать за их действиями. Или они ждут сигнала? Например, от того, сидящего на коробке. Миха попытался прогнать из головы жуткие мысли, но они никак не отреагировали на его попытку, продолжая вырабатывать страх со стахановскими темпами.
   - Интересно, а у пауков вообще есть вожаки? - задумался Миха, прислушиваясь к шороху раздающемуся уже отовсюду. И тут он наткнулся на очередную перегородку, тоннель закончился, сейчас должен быть двадцать восьмой, из него на лифте можно подняться на верхний уровень, а там уже, до четвёртого, где сейчас все наши, рукой подать. Восемьдесят два с половиной метра, это точная цифра, Миха легко запоминал цифры, хотя иногда и не понимал, зачем они ему все?
   - Что там? - услышал он прямо за спиной уже откровенно дрожащий голос друга. Такая прогулочка по тоннелю любого сломает. Так он же ещё и ранен, вспомнил Миха.
   - Как ты? - спросил он, и ему почему-то стало стыдно, за то, что ни чем не помогает белорусу, а думает только о своём спасении.
   - Да нормально, только тошнит немного и в руке адская боль, - тихо ответил раненый.
   Они вошли в отсек и спешно зашагали к лифту. Он должен быть в западной части, почти в самом углу. Миха ухмыльнулся, запад, блин. Откуда он тут вообще этот запад? Здесь ни запада, ни востока, ни юга, ни севера, здесь экспедиционный челнок, а вокруг него бездонный космос, и единственный ориентир - это центральное гравитационное ядро вокруг которого вращаются два огромных модуля.
   В лифте белорус опустился на пол и тяжело выдохнул. Миха присел рядом на корточки и посмотрел на разорванную у самого плеча куртку друга. Из под торчащих в разные стороны ошмётков материи тонкой струйкой текла кровь. Белорус медленно поднял руку и стал рассматривать свою кисть тёмно-красного цвета. В ярком освещённом лифте рана выглядела ужасно, и Миха непроизвольно отвернулся. Нет ничего неприятнее, чем видеть чужие раны, просто дрожь берёт, и всего так и выворачивает.
   Лифт дополз до верхнего уровня, и дёрнувшись, остановился. Миха помог другу подняться, и они, устало преодолев последние восемьдесят два метра, забарабанили прикладами винтовок в перегородку четвёртого отсека.
   - Кто там? - громко спросили с той стороны.
   - Алексеич! - закричал Миха. - Это мы. Открывайте быстрей, Санёк ранен!
   За перегородкой резко щёлкнуло и автоматика, зашипев, неспешно принялась открывать вход в отсек. Из проёма выглянул высокий с густой бородой мужчина, увидев раненого Санька, он поменялся в лице, и поспешно подхватив его под руку, почти затащил в отсек. Следом, оглянувшись, заскочил Миха.
   - Что ж вы так неосторожно? - спросил мужчина у раненого.
   - Алексеич, они нас засекли, - ответил белорус. - Мы чё, дураки на рожон лезть? А до провианта мы не добрались.
   - Зато мы прошли через тоннель, - добавил Миха.
   - Через тоннель? - резко спросил Алексеич. - А пауки?
   - Ничё, - Миха хмыкнул. - Не напали. Один там на меня смотрел. Я думал...
   - Это вы зря, - перебил его Алексеич. - Пауки очень опасны.
   В это время в отсеке появились ещё двое, парень и девушка. Девушка бросилась к раненому.
   - Куда? - только и спросила она, и её красивые точеные губки задрожали.
   - В руку, - бросил Алексеич. - Никос, помоги дотащить Саню до медотсека. Леночка готовься к операции. Пуля внутри застряла. А где остальные, блин?
   - Артур и Влад два часа назад ушли искать провиант во второй модуль. А остальные в пятом отсеке, - быстро протараторил молодой парень, и взяв белоруса под вторую руку, вместе с Алексеичем бережно повёл сильно побледневшего Саню к одной из перегородок. Леночка поспешила следом, успевая на ходу вытирать кровь с ладони раненого маленьким носовым платком со смешными детскими рисунками в уголках.
   Миха присел на пол отсека, и отбросив винтовку, расстегнул молнию куртки. Глубоко вздохнул. Даа, и попали сегодня мы в переплёт, подумал он, грустно глядя на девушку, заботливо суетившуюся возле Санька. Нет, она меня никогда не полюбит, а вот его... Да и чёрт с нею, вдруг мысленно ругнулся он, зато мы теперь можем пройти через тоннель. Алексеич не прав, пауки неопасны. Я как-то это почувствовал. Как? А чёрт его знает. Что-то было во взгляде того, на коробке с провиантом. А вот насчёт провианта смешно получается. Мы думали, что это амры весь провиант спёрли, а может выйти и так, что во всём виноваты эти мутанты. Впрочем, амры от этого лучше не становятся. И надо же было набрать команду из восемнадцати наций. Хотя, американцы всю эту долбаную экспедицию финансировали, но вот эта их ненависть и презрение к остальным, в конце концов, и разделили нас на два враждующих лагеря. И это при том, что летим мы для установления контакта с другой цивилизацией. Миха усмехнулся. Какая нахрен другая цивилизация?! Мы между собой контактировать ещё не научились, а лезем к другим.
   Михин слух вдруг уловил неясный шум за перегородкой, за той, где были те самые восемьдесят два метра, которые они с раненым белорусом всего десять минут назад преодолевали из последних сил. Он напрягся всем телом и резко повернул голову в сторону перегородки. Шум за нею нарастал, как будто кто-то потихоньку наваливал уровень громкости работающего двигателя. Это же гул от шагов, - словно вспышка сверкнула в мозгу Михи.
   - Чёрт! - крикнул он, и потянулся за отброшенной винтовкой. Пауки? - торопливо спросил он себя, передёргивая затвор. Вряд ли. Слишком громко. Неужели амры? Так быстро? Прошли за нами через тоннель? Миха вскочил на ноги и бросился к перегородке, ведущей в центральный коридор.
   Уже в коридоре он услышал оглушающую длинную очередь, упал, попытался понять, в кого это они там стреляют, быстро поднялся и рванул к медотсеку. В четвёртом же никого нет. Чёрт!
   Из медотсека уже выбегал Алексеич, держа в руке винтовку, за ним грек Никос. В конце коридора он увидел Артура и Влада. Слава богу, вовремя вернулись, обрадовался Миха и заорал во всю глотку:
   - Амры!
   - Саня под наркозом, - подбежав, бросил Алексеич. - Миха ты в медотсек. Охраняешь Саню и Леночку.
   - Понял, - кивнул Миха. Мимо пронеслись Артур и Влад. На их лицах были понимание серьёзности ситуации и сосредоточенность. Михе стало по-настоящему жутко.
   - Чёрт, чёрт, чёрт! - пульсировало в голове. - Они решились на конкретную атаку. Что же теперь будет? Господи, мы выживем?
   Он влетел в медотсек. На столе лежал Саня до пояса накрытый белоснежной простынею, на правой руке красной змейкой висел расслабленный жгут, значит, наркоз уже успел проникнуть в тело и полностью завладеть им. Рядом стояла испуганная Леночка и с надеждой смотрела на Миху.
   - Амры, - громко проговорил Миха, и увидел, как надежда в глазах девушки растаяла.
   - Я думала, что-то просто случилось, - сказала она и вдруг заплакала.
   В четвёртом послышалась очередь, потом сразу две или три, и уже через секунду началось. Лязг, звон, сплошной гул заполнили пространство, оглушая, беспощадно разрывая перепонки. Лена упала на колени и закрыла уши руками. Миха бросил винтовку, схватил девушку под мышки и затащил за стол, потом стащил со стола Саню, и упав на пол, снова взял винтовку и навёл прицел на перегородку медотсека. Господи, помоги, прошептал он немеющими от ужаса губами.
   Гул разрастался. Теперь уже были слышны очереди справа, там, где пятый отсек. Миха вытер со лба пот. Там в пятом два серба и китаец, и у них на троих две винтовки. Ещё в пищевом блоке Серёга, но он без оружия. Разве что ножом кому-нибудь глотку перережет. А амров семнадцать человек и четырнадцать м-16.
   Миха не сводил взгляда с перегородки. Расклад был не в их пользу, и если выбросить из расчётов чудо, то максимум минут через пять - шесть эта перегородка откроется, и сюда войдут амры, войдут, чтобы убить. А он здесь можно считать один. Девушка не в счёт, белорус под наркозом, вот и вся арифметика. Один против скольких?
   Раздалась очередь прямо у медотсека, Миха быстро провёл рукой по глазам и уставился в прицел. Руки дрожали. Перегородка начала медленно открываться. Чёртовы перегородки, ругнулся Миха, и кто их придумал такие, которые без проблем открываются с обеих сторон? Хотя, инженеры не виноваты. Откуда им было знать, что на челноке случится настоящая война. Он на полсекунды обернулся, встретился с до смерти испуганным взглядом Лены и всего через миг уже стрелял в протискивающегося в полуоткрытый проход амра. Амр затрясся, словно его било током и сперва повис, а когда перегородка открылась ещё на пару миллиметров, мешком повалился на железный пол, и тут же, по его спине, стреляя веером, в отсек ворвался ещё один амр. Девушка истошно завизжала, и вскочив на ноги, словно обезумевшая, рванулась к выходу, прямо на опешившего амра. Миха выстрелил ему в грудь одиночным, боясь задеть Лену, и тот, падая вперёд, в агонии вогнал в девушку весь магазин. Они столкнулись, и мощное тело амра отбросило изрешечённую Лену назад к столу. Она упала на спину, голова с размаху ударилась об пол, и Миха ясно услышал треск проломившегося черепа. Он глупо посмотрел в лицо Лены, увидел струю крови бегущую сквозь красивые полуоткрытые губы, вскочил, и склонившись над ней, схватил за плечи и истерично затряс. И вдруг почувствовал жгучую боль в спине, дыхание спёрло, в глазах резко почернело. Он отпустил девушку, и опёршись руками в пол, быстро и глубоко задышал. Но воздуха всё равно не хватало. Он медленно поднял голову, прямо над ним стоял молодой амр. Из дополнительного состава, как и я, подумал Миха. В эту экспедицию помимо взрослых были взяты и дети двенадцати лет. По продолжительности полёт рассчитывался на двадцать три года, и к тому времени взрослые постарели бы. А вот двенадцатилетние как раз вступали в зрелый возраст. Их и обозначили, как дополнительный состав.
   Амр выпустил короткую очередь в грудь спящего белоруса и навёл винтовку на Миху. Миха тяжело дыша, безнадёжным взглядом смотрел на амра. До винтовки не дотянуться, да и сил не хватит, чтобы её поднять. Он зажмурился и стал ждать тьмы. Тьма и всё, думал он. Ни боли, ни страха, ни мыслей, только всепрощающая и ничего не требующая тьма. Навсегда. На миллиарды миллиардов лет. На его глазах навернулись слёзы. Стало жаль себя, Лену, белоруса, Алексеича. Ну, стреляй же, хотел крикнуть он, но в лёгких не было ни капли кислорода. Силы стремительно покидали его. В ушах появился противный нарастающий звон, во рту солёный привкус, и он на секунду провалился в пустоту, но тут же вернулся. Где же тьма? - изумленно подумал он и открыл глаза.
   Молодой амр лежал на животе, уткнувшись лицом в железный пол, и дёргался в конвульсиях. На его спине, воткнув ядовитые отростки - хелицеры в район сердца, стоял огромный паук. Тот, с коробки с провиантом, почему-то подумал Миха. Паук вытащил хелицеры из спины амра, и неуклюже повернувшись, посмотрел на Миху. Теперь моя очередь, понял Миха.
   - Мы не хотели никого убивать, - услышал он вдруг голос прямо в голове. - Мы только хотели помочь вам, но не успели. Все ваши погибли.
   - А амры? - сдавленным шёпотом спросил Миха. Сил на то, чтобы удивляться у него уже не было
   - Они плохие. Они убивали нас, и мы ни одного из них не оставили в живых. Но мы не хотим убивать.
   - А как же мухи? - глупо спросил Миха, вспомнив, как там, на Земле в детстве ловил мух и бросал их в паучью сеть, испытывая при этом завораживающее чувство ужаса.
   - Мы обрели разум, и он подсказал нам, что любая жизнь священна и потому неприкосновенна.
   Миха посмотрел в глаза пауку. Да. Это тот, с коробки.
   - А как же я? Я ведь живой. Значит ни все наш...
   Миха задохнулся на полуслове и повалился на бок. Лёгкие уже не работали, Миха не знал, что в каждом сидят по две пули, но догадался, что он умирает, и уже ничто не поможет ему. Он вдруг успокоился, ему стало легко и не страшно.
   - Мы знаем, куда вы летите, и мы закончим вашу миссию. Мы установим контакт, но только от своего имени. Извините. Вы слишком жестокие существа, владея разумом, вы всё же убиваете себе подобных. Вы забыли, что жизнь - это добро... - слова смешались в Михиной голове в кучу, он едва уловил их смысл, и ему захотелось что-то ответить, что-то важное, что-то оправдывающее людей, но к нему уже пришла ничего не требующая и всепрощающая тьма.
  
  
   Наблюдатель
  
   Старик с самого начала показался мне странным. А потом он заговорил.
   - Да, это тело старо. Слишком старо - начал он, по-старчески причмокивая - Но оно знавало и лучшие времена. Крепкое сердце, легко перекачивающее кровь, сильные руки и ноги, мозг, неустанно работающий на свои положенные три процента. Я долго поддерживал его в таком состоянии. Но его жизненные силы не бесконечны - старик тяжело вздохнул.
   Я взглянул на дорогу уходящую к горизонту. Автобуса не было. Ну вот, на этой зашарпанной остановке, далеко от города, мне придётся выслушивать бред давно выжившего из ума старого человека.
   - Да и мы, жители Вэсты не всесильны - старик грустно хмыкнул - Да, да. Вы думаете, я выживший из ума старикашка. Телом да. Хотя, если быть точным, я не есть это тело. Я наблюдатель.
   Пришлось достать сигарету и закурить. Мне стало как-то неловко за него, а когда мне неловко, я курю. Лучше бы он молчал.
   - Да, да. Я наблюдатель с Вэсты. Мы, если можно так сказать, самая развитая цивилизация в этой Галактике - старик вновь хмыкнул, но теперь с сарказмом - И мы взяли на себя право наблюдать за другими. Всё как у ваших писателей - фантастов. Если цивилизация представляет опасность, мы меняем вектор её развития. В тяжёлых случаях просто уничтожаем. Ох, и почитал я ваших фантастов. С ума сойти - старик неопределённо махнул рукой.
   - Мастера они наговаривать на себя - старик улыбнулся - А с этими контактами. Пишут, совсем не зная о настоящем положении дел. То у них пришельцы захватывают Землю, то наоборот, оказываются друзьями, и помогают изо всех сил. А ведь никаких контактов не будет. Мы давно контролируем этот вопрос. Ни один представитель другой цивилизации не высадится на вашу планету - старик покачал головой.
   - А если бы они высадились... Вы думаете, они будут воевать? Или помогать вам? Война сделает эту планету одной из тех, которых в Галактике полно. Слой смога вместо голубого неба, отсутствие флоры и фауны, искусственный кислород. А помогать... С чего? Кто вы для них? Просто конкуренты. Они с лёгкостью обведут вокруг пальца ваши три процента, и вы даже не заметите, как исчезнете с лица своей планеты - старик неловко пошевелился.
   - Да, это тело старо - пробурчал он - Очень жаль, что вы так быстро стареете. Вы знаете, почему мы взяли вашу планету под охрану?
   Я из вежливости помотал головой. А в принципе какая разница, что он говорит. Пусть. Мне не жалко.
   - Я был наблюдателем на восемнадцати планетах. И я общался с другими наблюдателями. Такой планеты, как ваша, в Галактике давно уже нет - старик на секунду задумался - Да, нет. И в принципе многие цивилизации хотели бы отобрать её у вас. Но мы не дадим.
   Старик закашлялся. Я вновь посмотрел на дорогу. Где же этот чёртов автобус?
   - Самое удивительное, что вы считаете себя плохими. И ваши писатели - фантасты вам это убедительно доказывают. Войны, убийства, ядерное оружие. Вот-вот наступит Армагеддон. Какая чушь. Да если бы они увидели другие планеты. Ваши войны, и ваша так называемая жестокость, плюшевые игрушки по сравнению с тем, что твориться в Галактике. Вы просто образец гуманности. Ваше оружие предназначено для того, чтобы убить. На Лаусе оружие не убивает, оно несёт боль. Боль парализует противника. А после сражения, избежавшие страшной участи живьём поедают парализованных. Я был там наблюдателем, и планета Лаус была определенна мною, как неопасная. А ядерное оружие. Восемьдесят процентов цивилизаций погибает через пять лет после его изобретения. Те, кто начинает его использовать, уже не могут остановиться. Мощь и жажда власти помрачает их рассудок. Мы до сих пор не можем понять, как вы смогли остановиться после Хиросимы. Это загадка для всей Галактики.
   Старик снова задумался. Я выбросил окурок и сразу же закурил следующую. Чувство неловкости, чёрт его дери.
   - А ваши попытки защитить от вымирания диких животных. Ни на одной планете нет подобного. Считается само собой разумеющимся, что неконкурентоспособные виды должны исчезать, уступая место более приспособленным - голос старика сделался заинтересованным - Зачем вам это? - спросил он.
   Я пожал плечами и глубоко затянулся. Главное не отвечать, подумал я, иначе потом не отвязаться.
   - А ваши инвалиды - продолжил старик, не дожидаясь ответа - Это вообще нонсенс. Оставлять в живых изначально неконкурентоспособных особей. Многие в Галактике ломают голову над этим вашим нонсенсом.
   Я отвернулся. На моих губах расплылась улыбка. Ну, горазд ты старик заливать, подумал я, пытаясь не засмеяться. Не хотелось его оскорбить.
   - Единственно плохо - продолжил старик - что ваш мозг работает всего на три процента. Хотя, может быть в этом и разгадка? Мы всегда удивлялись, как существо с такой работоспособностью мозга может создать "Джоконду"? Или "Фауста". А этот реквием Моцарта - старик повысил голос - А идея Бога!
   Старик поднял глаза к небу.
   - Неужели это всё эти три процента? - спросил он - Вы знаете, я давно оставил работу наблюдателя. Всё равно больше нигде в Галактике я не найду такого места. И знаете, я никогда не пожалею, что остался здесь.
   Вдалеке показался автобус. Ну, слава Богу, подумал я и поднялся.
   - Молодой человек - окликнул старик.
   Я обернулся. Старик протягивал мне руку.
   - Я всегда рад пожать руку землянину - проговорил он с глупым пафосом. Мне не хотелось оскорблять его. Я ответил рукопожатием. Глаза старика потускнели. Долгожданный автобус наконец-то притормозил в трёх шагах от меня и с неприятным скрипом открылись двери. Я освободил свою руку из холодной ладони старика и сделав три шага, легко запрыгнул на ступеньку. Оглянулся. Старик сидел на лавочке, сильно наклонясь вперёд, словно пытаясь что-то разглядеть под ногами.
   Двери с тем же скрипом закрылись. Автобус тронулся, и за стеклом поплыли поля с зелёной травой, деревья с сидящими на ветвях птицами, и над всем этим бездонное голубое небо. На моей родной Вэсте этого уже давно нет. Во всей Галактике нет. Я безмятежно улыбнулся. Да, я никогда не пожалею, что остался здесь.
  
  
   Забег
  
   Александр бежал уже пять минут. Ноги сами несли вперёд, в одном ритме, раз-два, раз-два, раз-два, и он ничего не мог с этим поделать. Александр огляделся. Справа бежало человек шестьдесят, слева не меньше сотни, позади стремительно нагоняла группа дюжих парней.
   - Наверное, спортсмены - решил Александр - Из какой-нибудь секции.
   Практически из всех зданий постоянно выбегали новые люди и присоединялись к остальным бегущим. Улица быстро наполнялась. Спортсмены догнали Александра и уверенно пошли на обгон. Александр хотел с ними заговорить, но их лица были настолько отвлеченны от этого мира, что он решил их не трогать. Мало ли, всё-таки спортсмены. Пусть себе бегут спокойно.
   Александр взглянул налево. Там пожилая женщина упала на асфальт, и мужчина в дорогом костюме пробежал буквально по её груди, при этом женщина нелепо дёрнулась, но не издала ни звука.
   - Мертва - подумал Александр - Первая.
   Спортсмены обогнали. Александр смотрел на их широкие спины.
   - Неужели они? - подумал он - Это не очень то справедливо. С другой стороны, а так ли ценен интеллект, как я всегда считал? Может он то, как раз и не нужен?
   Справа упал ещё один. Мужчина средних лет. Его стало рвать на ходу, и он не смог совместить возросшую потребность в кислороде с рвотой.
   - Первые четверть часа - Александр невольно вздрогнул - А сколько я выдержу? Час? Два? День? Интересно, а они уже поняли, что происходит?
   Он снова стал разглядывать бегущих. У большинства лица были сосредоточенны, однако никакого проблеска мысли на них не присутствовало. Наконец Александр наткнулся на осмысленное выражение лица. Он улыбнулся ей. Девушка натянуто улыбнулась в ответ. Александр взял чуть правее и сблизился.
   - Вы что-нибудь понимаете? - спросила она, тяжело дыша.
   - Да - коротко бросил Александр.
   - Значит, вы знаете, как остановиться?
   Нет, всё-таки глупы они, девушки. Даже те, которые кажутся умными. Разве он бы бежал, если бы знал. Александр не стал ей говорить всего этого, а просто выдохнул - нет. Девушка мигом потеряла к нему интерес. Александр невольно рассмеялся. Даже в такой ситуации они остаются верны себе. Деньги есть? Нет? Свободен. Знаешь, как остановиться? Нет? Гуляй Вася.
   Александр оставил девушку и, взяв чуть влево, выбежал на проезжую часть. Здесь пока было посвободнее.
   Справа, на тротуаре, упали сразу трое, и началась катавасия. Люди налетали на упавших, падали через них, бились об асфальт, ломали себе руки, но поднимались и бежали дальше. Раз-два, раз-два, раз-два. Александр отвернулся. Незачем смотреть на это. Незачем. И так страшно.
   Александр оглядел улицу. Теперь она была полностью заполнена бегущими.
   - Интересно, так во всём мире, или только в нашем городе? А если во всём мире, тогда что? - Александр почувствовал, как начало покалывать в боку - Чёрт! - испуганно шепнул он - Сколько там первый марафонец пробежал? Сорок два километра, по-моему. А потом что? Помер. Так он тренированный был. Воин как никак.
   Катавасия, случившаяся пару минут назад справа, повторилась слева. Только в более крупных масштабах. Всему виной стала полная женщина лет сорока пяти. Она, громко крикнув, осела прямо на асфальт. Из её рта повалила пена, как из огнетушителя, облепляя синеющие губы. Через неё кувырком полетел сухонький старичок, и вновь началось. Крики, треск костей. Полная свалка.
   Александр заметил, что количество этажей у высоток вокруг уменьшается. Он понял, что через минут десять, двадцать город, возможно, закончится, и начнётся... А вот, что начнётся, Александр не знал. Что тут, с этой стороны города - леса, луга, поля? А может океан? Как давно я был за городом? Как давно я сворачивал с пути дом - офис - дом? Сто лет назад, чёрт подери.
   Сзади кто-то похлопал по плечу. Александр обернулся. Увидел улыбающегося парня лет двадцати с коричневой кожанной папкой в руке.
   - Как лемминги - с трудом выговорил парень и натянуто улыбнулся.
   А то я не знаю, подумал Александр, поравнявшись с ним. Значит я не один, кто понял. Ну, слава Богу. Хотя толку?
   Парень больше ничего не говорил. Было видно, что ему очень тяжело даётся этот забег. Он напряжённо дышал, глядя себе под ноги. Раз-два, раз-два, раз-два. Александр тоже похлопал его по плечу, стараясь поддержать. Парень поднял глаза, и снова натянуто улыбнулся.
   - Не боись - отрывисто бросил Александр - Я думаю, это ненадолго. Мы же не лемминги, по несколько дней бежать, через пару часов - Александр перевёл дыхание - Через пару часов, я думаю всё закончится.
   - Выдержать бы - глухо сказал парень.
   - Выдержишь - уверил его Александр, хотя уверенности у него не было никакой. Вообще никакой. Откуда знать, может, и сутки придётся бежать. Может у природы глобальное уничтожение по плану. Какой процент там, у леммингов выживает? Господи, неужели всего пятнадцать? Нет, наверное, я с чем-то путаю. Или всё же пятнадцать?
   Александр попытался вспомнить. Парень начал отставать.
   - Чёрт, не на себе ж его тащить - Александр оглянулся. Парень махнул рукой, беги. Александр поднял сжатый кулак, вроде как - но пасаран, держись.
   - Хорошо курить бросил два месяца назад. Как будто предчувствовал - Александр хмыкнул. Самое смешное, предчувствовать не предчувствовал, а думал об этом. Да, думал. Пару месяцев назад.
   Александр вспомнил, как шёл на работу протискиваясь сквозь толпу, и думал о леммингах. Как у них там всё регулируется?
   А и вправду, как? Наверно, выползает лемминг из норки, и видит краем глаза, там ещё лемминг, и там ещё один, и вон там. Мелькают вокруг. И тогда включается. У всех одновременно.
   Александр заметил, что толпа вокруг немного поредела. Дело, задуманное природой, потихоньку продвигалось. И это, спустя какие-то пятьдесят минут.
   Люди справа и слева падали теперь постоянно. Валились на полном ходу, уже мёртвые, ломая носы и челюсти об асфальтовое покрытие. По спине снова похлопали. Александр удивлённо увидел уже знакомого парня. Тот улыбался.
   - Второе дыхание открылось - проговорил он, поравнявшись - Я в школе бегом занимался. Так по твоему, когда остановимся?
   Александр пожал плечами. Откуда ему знать? Может, вообще не остановимся.
   - Люди дохнут, как мухи. Там, сзади, просто повальный пи.дец - парень сплюнул, но слюна повисла на губе. Он стёр её рукой - Меня самого чуть не затоптали. Я через какого-то мудака упал. Еле поднялся.
   Александр его не слушал. Под сердцем вдруг резко закололо. Неужели всё? Час это мой предел? Больше не смогу?
   Он ушёл в себя. В висках безжалостно застучало. Перед глазами поплыли чёрные мушки. Он закрыл глаза и глубоко вдохнул. Нет! Я не должен умереть. Чёрт вас дери, я не лемминг. Он сосредоточился на дыхании. Последние пятнадцать минут он дышал через рот. Нет, так нельзя. Он стиснул губы. Только через нос. Р-а-аз - два, ра-а-аз - два, ра-а-аз - два.
   Под сердцем колоть перестало. Он открыл глаза. Мушки разлетелись. Он повернул голову и наткнулся на испуганный взгляд парня.
   - Эй, ты чё? Нормально? - спросил парень.
   - Нормально - слабым голосом ответил Александр.
   - Блин, ты это, держись. Знаешь, я больше никого соображающего не встретил, ты понимаешь? Они все отупели. Бегут, в глазах пустота, не отвечают. Может, они навсегда уже отупели?
   - Девушка ещё есть - тихо сказал Александр.
   - Какая девушка? - не понял парень.
   - Да там, раньше встретил. Ну, в смысле не отупевшая.
   Александр с удивлением заметил, что высоток вокруг нет. Справа и слева виднелись одноэтажные строения.
   - Ты смотри, мы уже почти за городом - сказал он парню.
   - Угу - буркнул тот в ответ.
   Александр принялся разглядывать деревья, потом непонятно откуда взявшуюся траву под ногами. Вот она природа, мать наша, пришла в голову мысль. И тут под сердцем ёкнуло. Впереди, метрах в трёхстах он увидел озеро. Люди с разбега бросались в воду и плыли. Александра охватила паника. Плавать он никогда не умел, да и зачем умение плавать в мегаполисе? Он взял резко влево. Парень последовал за ним. Большинство бегущих упрямо стремились к водоёму.
   - Смотри - обратился Александр к парню - По-моему, они не могут свернуть. Или не понимают, что впереди озеро.
   Парень кивнул головой.
   - А как же мы? - выдохнул Александр - Может мы немного другие?
   Парень пожал плечами.
   Наверное, уровень нашего интеллекта выше, чем у большинства, и инстинкт не может полностью контролировать нас, задумался Александр. Или мы просто меньше поддаёмся влиянию толпы?
   Огибая озеро, Александр время от времени поглядывал направо. Даже те, кто умел плавать, с трудом добирались до середины. Сказывался час непрерывного бега. Те же, кто не умел, глупо заходили в воду по шею, и бешено колотя руками по воде, тонули...
   Александр бежал и бежал, стараясь уже ни о чём не думать. Два с половиной часа, как и озеро, давно остались позади. Когда бы он поверил, что сможет непрерывно бежать два с половиной часа? Это ж сколько будет в километрах? Помнится, в школе он пробегал трёшку минут за двенадцать, и падал. Александр весь ушёл в себя. Он принялся вспоминать школьные годы. Так было проще. Не думать об этом дурацком забеге, о всеохватывающей усталости, ватных ногах, о леммингах...
   И вдруг он почувствовал, что бежит сознательно. То есть, ничто его не заставляет, а он всё равно бежит. Раз - два, раз - два, раз - два.
   - Чёрт! - закричал он - По-моему, всё!
   - Что всё?! - парня передёрнуло.
   - Смотри! - крикнул Александр и остановился - Всё!
   Парень тоже остановился, и тяжело дыша, опёрся ладонями на колени.
   - Забег окончен. Финиш - выдохнул Александр и повалился на землю. Метрах в десяти на землю повалилась молодая девушка. Чуть дальше за ней мужчина в смешной кепке. Александр приподнял голову и стал осматриваться. В пределах видимости разглядел человек сто пятьдесят. Они устало валились на зелёный ковёр травы. Какие там пятнадцать процентов? По всей видимости, мы леммингов обскакали.
   - Вот блин, и что теперь? - спросил парень, пытаясь отдышаться.
   - Да ничего - Александр приподнялся и сел - Жить дальше.
   - Ну, после такого, как-то... Не по себе, как-то, понимаешь? Страшно. Это же, что теперь? В любой момент ожидать снова? И что же делать?
   - Что-что? - Александр вдруг громко рассмеялся - Тре-тре-нироваться!
   Парень недоумённо посмотрел на гогочущего, как идиот, тридцатилетнего мужика, и неожиданно для себя тоже рассмеялся. Молодая девушка, упавшая неподалёку, подняла голову и недоумённо посмотрела в их сторону. И её испуганное, заплаканное лицо начало медленно расплываться в улыбке.
  
  
   Микроминус
  
   Бур неторопливо выбирался с отметки двести двенадцать метров, жужжа, как трудолюбивая пчела. Ливнев, двадцатишестилетний, микробиолог по специальности, присев на корточки, апатично смотрел на вращающуюся спираль троса. Наконец появился сам бур, и Ливнев аккуратно соскоблил кусочки льда с его пазов в маленький железный контейнер.
   - Ну, вот и седьмая - проговорил он замёрзшими губами - Ещё три, и хорош.
   За его спиной пританцовывал Сергей Старин, климатолог по профессии, и неудачник по призванию. Ему совсем не улыбалось находиться в Антарктике, он с детства не переносил холода, но отказаться от этой экспедиции он не мог. По довольно банальной причине. Ему пообещали приличные командировочные, а это был сильный аргумент. Год назад, к своему тридцатилетию, он, наконец-то женился, и денег на жизнь стало катастрофически не хватать. Но теперь он уже сомневался в правильности сделанного выбора. Холод сводил его с ума. Ему даже стало казаться, что он не только снаружи, но и пролез внутрь него, как змея, и теперь замораживает его органы. Чёрт бы побрал этот холод, чёрт бы побрал эти деньги, думал он, и недовольно морщился, глядя на спину Ливнева.
   - Может, хорош на сегодня? - спросил он, продолжая исполнять танец древних охотников.
   Ливнев обернулся.
   - Что, замёрз? - спросил он, улыбаясь - Серёжа, мальчик, потерпи, это всего лишь циклон.
   - Нет никакого циклона - зло перебил Старин - И не называй меня мальчиком!
   - А ты что, девочка? - Ливнев по-дурацки округлил глаза - Надо же.
   - Да пошёл ты! - осклабился Сергей - За вчера температура безо всяких на то причин упала на три градуса, а теперь вот ещё на одиннадцать, и это, в самой середине дня, а тебе только дурачиться.
   - Это Антарктика, Серёжа. Минус сорок два для здешних мест просто жара.
   - Я же повторяю, никакого движения холодных фронтов не наблюдается. Ты посмотри, ветра вообще нет. Флюгер висит, как член старого импотента. Тебе этого мало?
   - Член старого импотента - Ливнев рассмеялся - Да ты поэт, Серёжа.
   - Придурок - ругнулся Сергей.
   - Ладно - пожалел его Ливнев - На сегодня хорош. Завтра последние три пробы возьмём. Зачем тебя вообще сюда направили?
   - Чтобы расставить все точки в теории Миланковича.
   - Да, нет. Я в смысле, зачем тебя сюда направили? Не могли найти другого, не такого мерзляка?
   Старин молча развернулся, и торопливо зашагал к домику из пластика, служившего им маленьким научным центром, кухней и спальней одновременно. Рядом с домиком стоял вездеход "Бобр", больше напоминавший североамериканского бизона. Правда, бобров Старин в живую ни разу не видел, только на картинках. Впрочем, то же можно было сказать и о бизонах. Ливнев вскочил на ноги, и поспешил следом.
   - Да ладно, не обижайся! - закричал он в спину Старину - Я же шучу!
   Старин неопределённо махнул рукою, и, открыв дверь, скрылся в домике. Через секунд двадцать вошёл Ливнев.
   - Ты чё, обиделся? - спросил он с порога.
   - Да ничё я не обиделся, Просто знаешь, мне кажется что-то не то. Не должна температура так резко падать - он посмотрел на термометр на стенке - Во, смотри, и внутри на три градуса упала.
   Ливнев подошёл к термометру. Красная чёрточка остановилась у плюс тринадцати.
   - Ну? - спросил Старин.
   - Наверное, что-то с генератором - сухо ответил Ливнев - А что вчера было шестнадцать?
   - А ты что не смотришь? - удивился Старин.
   - Нет - искренне ответил Ливнев - Мне что шестнадцать, что тринадцать, я разницы не чувствую. Ты не забывай, что я Томич. Это ты у нас с юга.
   - Ну, ты даёшь - Старин покачал головой - Вообще-то позавчера было семнадцать.
   - Точно что-то с генератором - сказал Ливнев и спокойно бухнулся на раскладушку, которая напряжённо заскрипела.
   - Так пойди, посмотри - сказал Старин.
   - Чуть попозже, давай? - Ливнев потянулся - Сначала пожрём.
   Он достал из под раскладушки ящик с рыбными консервами.
   - Что будешь? - спросил он напарника - Сайру или мойру?
   - Давай суп сварим - предложил Старин.
   - Чё-то никакого желания. Я пару консерв заточу, и пойдёт - Ливнев взял в руку банку мойры, и стал искать на столике консервный нож - Не могли импортных положить - забурчал он себе под нос - Щас бы дёрнул за колечко и нормуль - он наткнулся взглядом на нож и перестал бурчать.
   Старин тоже передумал варить суп и подошёл к столику.
   - Дай мне сайры - холодно попросил он.
   Ливнев покопался в ящике.
   - Держи, напарник - пафосно проговорил он, протягивая консерву, и принялся ножом открывать свою. Старин глупо стоял с сайрой в руке.
   - А, извини - наконец заметил его Ливнев, протянул ему уже открытую и забрал из руки напарника железную шайбу с запечатанной внутри едой.
   Старин взял со стола ложку и принялся неспеша есть, поглядывая на Ливнева.
   - Ты говорил, что в четвёртой пробе что-то обнаружил - спросил он, без особой радости жуя безвкусную, в кашу переваренную рыбу.
   - Угу - мотнул головой Ливнев - Какие-то неизвестные архефаги, скорее всего древние цианобактерии.
   - И что? - спросил Старин, ни черта не понимая.
   - Да ничего - промямлил с набитым ртом Ливнев - Думаю, это, как минимум кандидатская.
   - Да чёрт с ней. Что за бактерии-то?
   - Да самые обычные - буркнул Ливнев - Только древние. Дай поесть спокойно.
   Старин с банкой в руке и с невкусной рыбой во рту подошёл к термометру.
   - Ё! - крикнул он, и кусок пережёванной сайры вылетел из его рта - Уже двенадцать! - в его глазах нарисовалось беспокойство. Он вернулся к столику и бросил на него недоеденную консерву - Так, что там за бактерии? - крикнул он прямо в лицо Ливневу.
   Ливнев медленно поднял голову и недоумённо уставился на напарника.
   - Ты чё? Зачем так орать?
   - Ладно, извини - сказал Старин, смутившись своей резкости - Просто тебе не кажется, что это как-то связано?
   - Да бред - Ливнев покачал головой.
   - А ты возьми и посмотри - снова стал повышать голос Старин, удивляясь, откуда у него столько злобы внутри - Перестань жрать эту сраную мойру, и включай ноутбук!
   Ливнев перестал жевать и как-то настороженно посмотрел на напарника.
   - Это сайра, Серёга, а не мойра. Ты что, с ума сходишь?
   Старин присел на корточки, потянулся за ноутбуком и сунул его под нос Ливнева.
   - Давай посмотрим на твоих бактерий - веско предложил он.
   Ливнев отставил консерву, нехотя взял в руки комп, и медленно раскрыл его.
   - Ладно - мрачно сказал он - Раз тебе так хочется.
   - Да, мне хочется.
   - Тогда давай сюда четвёртый контейнер.
   Старин потянулся к железным баночкам, стоящим метрах в двух от него.
   - Какой из них четвёртый? - спросил он.
   - Там написано - ответил Ливнев.
   Старин покрутил парочку, и протянул один из них Ливневу.
   - На.
   Ливнев открыл контейнер и капнул из него на стёклышко электронного микроскопа, встроенного в ноутбук. Потом быстро забегал пальцами по клавиатуре.
   - Ну что? - нетерпеливо спросил Старин.
   - Да подожди ты - Ливнев уставился на экран - Так, вот они. Надо же!
   - Что? - спросил Старин, наклоняясь.
   - Вчера они не были такими активными - Ливнев хмыкнул - И вчера их в таком объёме было - он посмотрел на Старина - Примерно в пару сотен тысяч раз меньше.
   - Как ты их там назвал? Циановые?
   - Цианобактерии. Они выделяют кислород.
   - Вот! - закричал Старин - Вот оно!
   - Что, вот оно?
   - А то! - Ливнев заметил, что Старина трясло, то ли от возбуждения, то ли от холода - Ты можешь определить температуру этого кислорода? Ну, которого они выделяют.
   - Можно - начиная понимать, кивнул головой Ливнев. В его глазах стал разгораться огонёк.
   - Чёрт! - крикнул он через минуту, и рассмеялся - Да это докторская! Какая там докторская, это Нобелевская! Ты понимаешь?! - он посмотрел на Старина.
   - Ты мне про температуру-то скажи - ответил испуганным голосом Старин.
   - Минус сто два - весело ответил Ливнев - Представляешь, они выделяют атом кислорода с температурой минус сто два по Цельсию. Это Нобелевская, Серёга!
   Старин опасливо заглянул в глаза напарника.
   - Эй, ты врубаешься вообще? Какая на хрен Нобелевская. Мы выбурили опасную хрень, Ливнев. Давай срочно сообщай в свой институт, и валим отсюда подальше!
   - Радиостанция сломана - весело сказал Ливнев.
   - Чё ты мне голову морочишь? - крикнул Старин - Какая на хрен радиостанция. Давай по мылу посылай!
   Ливнев вдруг резко захлопнул ноутбук и прижал к себе, обняв его, как дети обнимают любимого плюшевого медвежонка.
   - Ты хочешь, чтобы они украли мою Нобелевскую?! - возбуждённо заговорил он - Нет уж. Я пять лет на побегушках у этого Поплавского. Тоже мне доктор наук. А что он открыл? А? Я спрашиваю, что открыл этот старый педик? Ни чер-та! Он теперь мне задницу будет лизать с утра до вечера! - Ливнев часто задышал, бешено сверкая глазами.
   Старин глупо посмотрел на него.
   - Что смотришь?! - закричал Ливнев - Думаешь, я карьерист? Да! Я карьерист, чёрт тебя подери! И я запарился быть невидимкой, пашущим на этого педика Поплавского. Я хочу признания. Я хочу славы, в конце концов!
   Старин схватился за край ноутбука и попытался его вырвать, но Ливнев вдруг со всей силы ударил его ноутбуком в грудь и Старин повалился на спину, по-дурацки замахав руками. Он удивлённо огляделся, потом поднялся и уселся на полу, вытянув руки перед собой.
   - Спокойней, спокойней приятель - сказал он сдавленно - Ты немного не понимаешь ситуации. Дело совсем не в Нобелевской. Дело в том, что эти штуки опасные! Понимаешь, по теории Миланковича, толщина льда постоянно меняется, а от этого и климат, и эти штуки - он попытался подобрать слова - Эти штуки, они не могут быть отсюда. Ведь если бы они были отсюда, на Земле давно был бы стабильный ледниковый период. Наверное, они пробили лёд и замёрзли в воде. Вернее, метеорит с ними пробил лёд. Может два миллиона лет назад, может четыреста тысяч лет, тогда толщина льда была минимальной.
   - Чушь - рявкнул Ливнев.
   - Не чушь. Я думаю, что если бы метеорит не упал в район Антарктики, а куда-нибудь на материк, было бы намного хуже. Нам надо валить отсюда. Хочешь, никому ничего не сообщай, но валить надо. За пару-тройку километров отсюда, а там уже решим, что делать дальше.
   Они несколько минут молча смотрели друг на друга.
   - Ладно - наконец согласился Ливнев - Давай грузиться в "бобрика".
   Старин резко вскочил на ноги и стал собирать вещи. Ливнев принялся одной рукой рассовывать по карманам контейнеры с пробами, в другой крепко держа ноутбук. Старин с вещами открыл дверь, и выскочил наружу, но тут же вернулся обратно, захлопнув дверь.
   - Чёрт, где там маски? Для меня это чересчур. Там уже под полтинник, не меньше.
   Ливнев кивнул на серый рюкзак.
   - По-моему там.
   Старин бросил вещи на пол и стал рыться в рюкзаке. Наконец извлёк маску, натянул её на лицо, и, подобрав вещи, вышел. Вслед за ним поспешил Ливнев, прихватив две консервы сайры и бутылку с водой. Они побросали всё в вездеход, и залезли сами.
   - А ты знаешь, при какой температуре замерзает дизельное топливо? - странно улыбнувшись, спросил Ливнев.
   - Нет - буркнул Старин, заводя "бобра".
   - Минус пятьдесят. А на градуснике сорок девять.
   Вездеход заурчал и резко дернувшись, понёсся по сверкающему льду.
   - Ничего. Сейчас отъедем подальше, и всё будет нормально - сказал Старин, сильно прищурившись глядя сквозь лобовое стекло.
   - Ты что, боишься сбить белого медведя? - улыбаясь, спросил Ливнев.
   - Да заткнись ты! - не выдержав, рявкнул Старин.
   Ливнев замолчал и принялся разглядывать через правое окошко бесконечную гладь Арктического льда. "Бобр" летел вперёд, оставляя за собою белую полоску весело кружащейся снежной вьюги. Старин стиснул зубы. Его, как никогда ещё в его спокойной, терпеливой жизни, наполняла злоба, бешеная, неукротимая. Он глянул на мониторчик бортового компьютера. Температура снаружи минус пятьдесят пять.
   - Чёрт! - выругался он, и испугался. А что если они не выберутся из этого кольца? А то, что это кольцо, Старин себе представлял. Как большой взрыв во Вселенной. Только разлетается не материя, а холод.
   И в этот момент вездеход стал задыхаться, и дёргаться, как раненый зверь в агонии и, наконец, замер.
   - Вот так умирают бобры - сказал всё ещё улыбающийся Ливнев, поворачивая голову.
   Старин, вложив всю свою силу, ударил его в нос, потом ещё раз, и ещё раз. Ливнев закрыл лицо руками и закричал.
   - Сука! - заревел Старин - Давай сообщай в институт!
   - Не могу! - закричал Ливнев - Нужно подключаться к тарелке, а тарелка осталась там.
   Он отвёл ладони от лица, и Старин с удивлением увидел улыбку на лице напарника. И взгляд. Он испугался этого нечеловеческого, сумасшедшего взгляда, поэтому бил и бил Ливнева, пока тот не отключился. Потом схватил ноутбук и вылез с ним наружу, глянув на мониторчик. Минус шестьдесят. Да эти твари плодятся в геометрической прогрессии, испуганно подумал он.
   Холод въелся в глаза, и стал проникать своими щупальцами под трёхслойный комбинезон, вцепился своими мёртвыми пальцами в ноги. Старин, прикусив губу, быстро, почти бегом, бросился назад, к маленькому домику из пластика. Как же он терпеть не может этот холод, думал он ускоряясь. Чёртова командировка, чёртовы деньги! Чёртовы бактерии!
   В восемнадцать ноль-ноль короткое, сбивчивое письмо, легко преодолев тысячи километров, легло в ящик компьютера стоящего в деканатской научного института экспериментальной метеорологии и прогнозирования климата. Через час, ровно за семьдесят шесть часов тридцать четыре минуты до того, как всё живое на Земле погибло, его прочитали.
  
  
  
   Выигрыш
  
   Дэн играл в лотереи всю свою сознательно-самостоятельную жизнь, с того самого дня, когда его определили как достигшего работоспособного возраста и перевели из раздельного инкубатора четвёртого уровня на вольное проживание в один из заштатных районов. Случилось это чуть более пятнадцати лет назад. Ему выдали стандартную комнатушку три на два метра, устроили на стандартную для его айкью работу - гидровщик в термоферме, и тем самым навсегда определили его серое, лишённое перспектив будущее. Единственное на что он мог рассчитывать - это найти такую же как он подругу с шестью квадратными метрами, пополнить общий инкубатор-ясли тремя плодами их совместной пылкой любви и разжиться добавочными тремя квадратами. Пятнадцать квадратов для пары четвёртого уровня - это максимум на перенаселённой Земле, плюс навсегда определённая зарплата - сорок геонов в год, как ни крути, а энтузиазма такое вряд ли кому-то прибавит.
   - Эх я дурак, - корил себя частенько Дэн после работы, заперевшись в своих шести квадратах. - Надо было ещё в общем инкубаторе напрягаться, развиваться блин, а я... Эх...
   Поэтому Дэн и играл в лотереи. Играл практически во все - в "Гео-спринт", идущее по восьмым дням месяца, "Галактик-лото" по пятнадцатым, и даже в захудалую "Usa-бинго" разыгрываемую раз в три месяца, и ещё, и ещё, и ещё... общим числом выходило около тридцати лотерей, на которые Дэн тратил половину своей зарплаты, а это как-никак целых двадцать геонов, новеньких, хрустящих, со ста сорока степенями защиты. Но бросать Дэн не собирался. Бросить играть, для него было равнозначно потере единственной надежды хоть на какое-то изменение в своей серой жизни. А жизнь была по-настоящему серой.
   Каждое утро, ровно в пять тридцать он просыпался в своём скворечнике, глотал пищевую пилюлю, спускался на скоростном лифте с двести шестого этажа на двадцатый и там втискивался в транспортник сто восемьдесят второго маршрута, набитый такими же как и он неудачниками четвёртого уровня. Транспортник летел к дальнему посту, посадка на площадке термофермы номер двести сорок была первой, поэтому Дэн старался занимать место ближе к выходу. Однажды, безжалостно вдавленный толпой глубоко внутрь транспортника, он не смог выбраться на своей остановке и добрался на работу только к обеду. Обошёлся ему такой казус серьёзным разговором с непосредственным шефом, нагловатым парнем со статусом третьего уровня, и штрафом в полгеона. Со штрафом Дэн, скрипя сердцем смирился, а вот вспоминая перекошенную и плюющуюся рожу своего шефа, он до сих пор чувствовал внутри себя обиду. Но обиду не злобную, а такую, от которой хотелось заплакать, потому что понимал Дэн, что ничего поделать с этим он не в силах. Если его уволят с термофермы с формулировкой - неподчинение вышеуровневому, всё что останется, это работы для отбросов пятого уровня, тяжёлые и беспросветные, с тринадцатичасовым рабочим днём и с зарплатой пятнадцать геонов в год. А о том, как живут эти бедолаги, Дэн и думать не хотел. Хотя иногда задумывался и не мог поверить, что такое вообще возможно. Сорок квадратов на сорок человек, проснулся, собрался на работу, а на твоё место уже кто-то спать повалился, хотя, может и не повалился, а так, стоя... Недаром эти ребята так часто пытаются пробраться в кварталы второго и первого уровня с заточенными железяками разных размеров, но в корпусах межуровневой защиты тоже не дети служат.
   - Нет, я там не смогу, - говорил себе Дэн. - Я так не смогу.
   И потому проглатывал свою обиду всё глубже и глубже, порой даже чувствуя, как она движется по пищеводу, медленно, обжигая.
   И потому играл, как обезумевший, экономя на пищевых таблетках, на развлечениях и прочей ерунде. Хотя зарплата в сорок геонов позволяла ему хоть изредка покупать модифицированный рис и посещать дешёвые забегаловки и кинотеатры со стоячими местами, где не исключалась возможность встречи со своей будущей половинкой, но он всё это отметал, и потому до сих пор существовал в одиночестве. Существовал, потому что если хорошенько задуматься, жизнью назвать это было нельзя. Да и не называл Дэн, а даже шутку придумал - раз человек это существо, значит и не жить он должен, а существовать, а чтоб иначе, живуном надо быть. Шутку эту Дэн вспоминал по вечерам в своей комнатушке, сразу после просмотра очередного розыгрыша по визиону, перепроверяя ещё раз лотерейные билеты на компакт-линксе. Но выигрышей не было. Не было ни разу за долгие пятнадцать лет, и Дэн только крепче сжимал зубы, чтобы предательская слеза не потекла из глаз.
   - Не живун я, существо, - думал Дэн, глядя в серый потолок. - Существо четвёртого уровня. Неудачник.
   И снова подъём в пять тридцать, снова душный транспортник и наглое лицо шефа.
   Хотя на термоферме ему нравилось. Работа не тяжёлая, даже приятная. Следишь, чтобы модифицированный рис был вдоволь залит водою и всё. Иногда Дэн бродил по длинным узким коридорам и разглядывал, что творится за стеклоботами в других секциях. Выращивали на термоферме номер двести сорок много чего, но Дэн даже не пытался узнать названия всех этих овощей и фруктов. Денег на такую роскошь у него всё равно не было. Нет, можно конечно купить все эти красные, зелёные и прочие вкусности, небольшой набор-ассорти стоит двенадцать геонов, но для чего? Однажды купив двести грамм того самого риса, за поливом которого он наблюдал вот уже пятнадцать лет, Дэн здорово разочаровался. Рис оказался совсем не вкусным, хотя и живот распёрло до боли, как от трёх пищевых таблеток съеденных за раз, но цена в пять геонов мучила несказанно дольше, чем тягучая боль в животе.
   - Лучше б набрал таблеток побольше, - корил себя Дэн. - Это ж сто пятьдесят таблеток, чёрт подери.
   Так он и жил, день за днём, одинаково, тускло, с безразличным взглядом, но с надеждой где-то в глубине мозга. А может и не мозга, а сердца, например. Или той древней непонятной субстанции в которую когда-то верили люди. Душа, что ли?
   Дэн покупал билеты всегда в одном и том же месте, в нижнем максимаркете своей гиперэтажки. В пищевом отделе, в правом, дальнем углу, там, где полная, вечно чем-то недовольная продавщица смотрела на него как на придурка, кривя рот в безобразной ухмылке. Он старался не смотреть ей в лицо, чтобы не сорваться, не послать её на плутоновые рудники, и потому лица её почти не помнил. Что-то такое смутное, круглое.
   Он ждал пока продавщица доставала имеющиеся в наличии билеты и раскладывала их на стеклоботовом прилавке. Тогда он переводил взгляд со своих ног на билеты и несколько секунд молча смотрел на них. Цветастые, размером с двадцатигеоновую купюру, виденную Дэном только по визиону, из тонкой бумаги, на которую игровая индустрия не скупилась, утверждая, что так было с самого начала и так будет вечно. Эту фразу всегда повторяла красивая девушка из рекламы "гео-спринта", безупречно улыбаясь. А усатый, холёный мужчина из "галактик-лото" утверждал, что выплата выигрыша и соблюдение традиций для них самое святое. Дэн знал наизусть все перлы из лотерейных рекламных роликов. Он повторял их вслед за всеми этими безупречными девушками, холёными перцами в дорогих костюмах, повторял, когда включал визион висящий на стенке и замирал с билетом в руке. После розыгрыша он перепроверял билет ещё раз на линксе, а затем просто падал на спину и долго смотрел в потолок. Его мозг отключался, чтобы не перегореть от тяжёлого напряжения, и в эти минуты Дэн не видел и не чувствовал ничего. Перед ним и внутри него была пустота, и он проваливался в неё всё глубже и глубже, пока не погружался в сон.
   Просыпался он примерно через пару часов. Организм сбрасывал напряжение, всю эту многотонную обиду на несправедливость, на вечное невезение, на саму жизнь и Дэну было легче. В голове появлялись привычные мысли, что это ничего, что в следующий раз обязательно повезёт, ведь не может же не везти вечно. Он тихо смеялся, несколько раз приседал возле кровати, глубоко дышал.
   - Довыделываешься ты, Дэн, - говорил он себе, шутя. - Вот выиграешь джек-пот и будет тебе куча проблем. Затаскают туда-сюда. Все эти журналисты, все эти переоформления на первый уровень, или, не дай бог, в "Галактике" сорвёшь куш...
   Дэн знал, что сумма в сто тысяч геонов позволяет перейти на первый уровень, и даже самый грязный работяга с пятого уровня, заимев эту сотню, мог, забив на кордоны защитных корпусов, вальяжной походкой направиться в престижные районы, и, наверное, мог даже плюнуть в какого-нибудь корпусного офицера не опасаясь ни за свою жизнь, ни даже за своё здоровье. Все офицеры имеют статус второго уровня и обучают их первым делом становиться по стойке смирно перед теми, кто выше них, а уж потом отгораживать одни районы от других. Единственно он не понимал, откуда этот работяга мог взять такую сумму, и зачем тогда все эти инкубаторы, все эти тесты на айкью, если, в конце концов, всё решают деньги.
   Так же Дэн знал, что в "Галактик-лото" сумма джек-пота давно уже перевалила за миллион, слишком сложной была система угадывания, и учредители стали серьёзно поговаривать, что выигравший может получить даже небольшую планету вместо денег, в "Гео-спринте" насобиралось что-то около восьмидесяти тысяч, в остальных поменьше конечно, но на роскошную жизнь хватило бы без проблем. О планете Дэн даже не помышлял, это было сверх его уразумения, и он даже жалел того, кто выиграет её.
   - Точно с ума сойдёт. Это же непостижимо просто, целая планета, да тут на месте от счастья умрёшь. А может, врут? Кто ж это целую планету тебе даст? Врут, конечно же.
   Именно об этом думал Дэн в день своего тридцатилетия, пялясь на разноцветные билеты.
   - Слушай, тебе не надоело играть? - спросила полная продавщица, и он вздрогнул от неожиданности. Продавщица никогда не заговаривала с ним. Ни разу за шесть лет, которые она здесь работала, а он покупал у неё билеты. Дэн судорожно проглотил слюну и поднял взгляд. Ему было немного не по себе. Нарушалась давняя, спокойная традиция - он подходит, смотрит на свои ноги, она достаёт билеты и раскладывает, он берёт, платит и уходит. И всё это молча, ни слова, ни даже лёгкого покашливания, абсолютная тишина. Дэн почувствовал, как быстро скачет сердце.
   Лицо продавщицы было некрасивым, расплывшимся. Он удивлённо уставился в это полное лицо, не зная, что ответить на неожиданный вопрос.
   - Сколько ты денег тратишь на всю эту ерунду? Десять геонов, пятнадцать? - продавщица привычно скривила рот.
   - Двадцать, - глупо ответил Дэн и перевёл взгляд на свою правую руку, которая судорожно комкала билетик "галактик-лото".
   - Эй, ты чё это билет портишь? - вскрикнула продавщица и, привстав, потянулась пухлыми ручками вперёд.
   Дэн по-детски спрятал руку с билетом за спиной.
   - Я его покупаю, - смущённо проговорил он. - Я же всегда покупаю. Зачем кричать?
   - Попробуй не купи, помял уже весь, - грубо просипела продавщица и снова бухнулась на металлический стульчик.
   Дэн положил на стеклобот четверть геона, и резко развернувшись, заспешил к лифту.
   - Дура, - шевелилось в мозгу. - Я шесть лет у неё покупаю, а она... Хм, не вызываю я симпатий у женского пола. Даже эта уродина на меня зашипела, как транспортник при посадке.
   Дэн с кислинкой ухмыльнулся.
   - И билет взял не выбрав. Не, ну не дура? Молчала шесть лет и вдруг - на тебе. И в такой день.
   Дэн снова задумался о своём тридцатилетии. Полжизни были за спиной, может, конечно, не точно половина, но лучшая её часть осталась где-то там. Это уж точно. До шестидесяти он дотянет работая, потом либо полуголодная пенсия в двенадцать геонов, либо... Большинство через пару лет выбирают безболезненную смерть в центре контроля за численностью населения. Хороший обед напоследок, приятная музыка, укол, и сон, переходящий в вечное ничто.
   Дэн тряхнул головой, пытаясь выбросить из неё мрачные мысли, и протиснулся в как всегда набитый людьми лифт.
   Измятый билет он положил в миниатюрную тумбочку, единственный предмет мебели в его комнатушке, если не считать кровати. Потом проглотил пищевую таблетку и заметил, что руки до сих пор дрожат. Слишком давно он не общался с женщинами, так давно, что даже от этой полной продавщицы организм напрягся не на шутку. Дэн пару минут поприседал возле кровати и ему стало немного легче. Он проглотил ещё одну таблетку, мысленно поздравив себя с тридцатилетием, и почувствовал в желудке приятную истому. Улыбнувшись, он повалился на кровать, и стал вспоминать годы жизни в инкубаторах, сначала в общем, потом в раздельном. Он делал так каждый свой день рождения.
   - Всё же тогда было лучше, - приходил он всегда к одной и той же мысли. - Хотя, конечно, если бы выиграть, тогда...
   Десять дней, остававшиеся до очередного розыгрыша "Галактик-лото", Дэн привычно работал, следя за рисом, выслушивая от шефа вечные упрёки, бродя по коридорам фермы и поглядывая сквозь стеклоботы. В транспортнике он молча пялился в маленькие окошки и на его душе было грустно. В северном полушарии начиналась зима. Падал сероватый снег, солнце скрылось за фиолетовыми плотными тучами, отчего повсюду царил полумрак. На термоферме, в транспортниках, в комнатушке. В такие серые зимние дни Дэн часто вспоминал, как в раздельном инкубаторе он однажды подслушал разговор двух пожилых воспитателей. Воспитатели, как и военные, имели статус второго уровня, и по слухам у них был доступ к какой-никакой информации. В тот вечер двенадцатилетний Дэн решился побродить по ночному коридору инкубатора, и возможно даже пробраться в шестой и седьмой отсеки, что вообщем-то строжайше запрещалось и за что сурово наказывали, но Дэн рос очень любопытным парнем, хотя и не в ту сторону, как однажды сказала ему ведница по термографии, и именно в шестом отсеке он и услышал тот разговор. Говорили о том, что когда-то давно на Земле жило намного меньше людей, и весь этот сыр-бор с перенаселением случился после того, как количество перевалило за семнадцать миллиардов. После чего случился какой-то непредвиденный скачок и потом...
   Дэн до сих пор улыбался, вспоминая, как один воспитатель чуть ли не клялся другому в том, что лично читал о том, о чём говорил. Хотя и говорил он полную ерунду. Что когда-то люди имели не только комнаты, но даже участки земли вокруг. Что когда-то все люди питались только натуральной пищей. Что была программа по заселению других планет, но оказалось, что это слишком дорого. Что многие из первого уровня всё же переселяются, платя большие деньги. Что...
   Дальше рассказчик перешёл на шёпот, а Дэн, решив не испытывать судьбу, вернулся в свой отсек и, измученный ночными похождениями и напряжением, быстро уснул.
   В пятнадцатый день месяца, за двадцать минут до розыгрыша, он тоже уснул. Такого с ним не случалось ни разу, потому проснувшись, он несколько секунд тупо смотрел на работающий визион, чувствуя внутри какое-то смутное и неприятное чувство.
   - Чёрт! - ругнулся он и быстро достал из тумбочки билет. - Что-то совсем я мозгом тронулся. Это всё из-за этой продавщицы, чтоб ей на плутоновых рудниках потеть. Зачем она со мной заговорила? Нет, ну вот зачем? Теперь всё наперекосяк, чёрт подери.
   Продолжая ругаться, он отключил визион, и дождавшись, когда напряжение станет достаточным, включил компакт-линкс. На всех страницах "Галактик-лото" мелькало одно и то же сообщение - джек-пот выигран.
   - Блин, такое пропустил, - вздохнул Дэн. - Наверное, какой-нибудь перец с первого уровня сорвал куш. А вдруг кто-нибудь с пятого?
   Дэн нервно рассмеялся.
   - Если с пятого, то этот парень давно уже мёртвый, лежит с разорвавшимся от счастья сердцем. Хотя нет, где ж ему лежать? Так стоя, небось, и умер.
   Дэн рассмеялся громче, чувствуя, как дрожат руки и всё внутри колотится.
   Когда до него дошло, что сорок номеров из пятидесяти у него закрыто на сорок первом ходу, он почувствовал свою влажную спину. Оставалось девятнадцать ходов и десять незакрытых номеров. Его потянуло сразу же сравнить серийный номер своего билета с выигрышным, но он сдержался. Облизав сухим языком губы, он посмотрел следующие три хода. Ещё два номера закрылись.
   - Фух, - он тяжело вздохнул и на пару секунд прикрыл веки.
   Шестнадцать ходов и восемь номеров, шестнадцать и восемь, пятьдесят на пятьдесят - бешено пульсировало в мозгу. Дэн почувствовал лёгкую тошноту.
   Проверив ещё двенадцать ходов, он повалился на кровать и уткнулся лицом в мягкий головной валик. Виски прыгали, кололись и жгли. Сердце собиралось вот-вот разорваться. Как бы это не было то ли смешно, то ли страшно, но у него остался незакрытым всего один номер, и целых четыре хода впереди.
   - А что если не будет? Что тогда? Чёрт, я ведь не переживу этого. А если будет, переживу?
   Он медленно приподнялся и медленно повёл взглядом по выпавшим номерам. Промах. Чёрт. Промах. Фу-у-ух. Промах. Нет, чёрт дери. Там же планета. Целая планета, где нет никаких выделенных квадра... Сорок восемь!
   Дэн подпрыгнул из сидячего положения, едва не ударившись макушкой в потолок. Из его лёгких нёсся безумный крик, и он чувствовал, что едва не теряет сознание, но кричал и кричал, потому что не мог остановиться.
   Через десять минут безумства, он сообщил в "Галактику" свои координаты.
   - Планета, - крутился в его голове водоворот. - Целая планета.
   Из "Галактики" сообщили, что будут у него ровно через тридцать минут. Дэн ходил по комнате, два шага туда, разворот, два шага обратно, разворот. Он не мог остановиться, улыбка растянула его губы на максимум, в глазах полыхал безумный блеск. Но вместе с этим внутри всё трепетало. Это был страх, самый обычный человеческий страх. Слишком резким получался переход, и Дэну было страшно. Низ желудка пульсировал, словно в него вогнали нож, а сердце временами замирало и холодело. Дэну было страшно.
   Поэтому когда раздался звонок в дверь, Дэн подпрыгнул выше, чем в тот момент, когда понял, что выиграл. Всё тело сжалось в комок.
   - Дэн С-1234-78? - спросили за дверью. - Мы из "Галактик-лото".
   Дэн почувствовал, как по телу бежит горячая волна, понемногу смывая с него страх. Теперь всё будет хорошо, подумал он, только хорошо.
   - Да! - крикнул он в ответ спросившему, и слабо улыбнулся, услышав, как сорвался голос.
   - Мы поздравляем вас Дэн С-1234-78! - громко прокричали за дверью несколько молоденьких девичьих голосов, и Дэн полностью расслабился. Он шумно выдохнул, и сделав шаг, резко распахнул двери.
   - Вот он, наш победитель! Я не верю своим глазам! - прямо в лицо Дэну закричал тот самый холёный и усатый, которого Дэн так часто лицезрел по визиону. Ведущий "Галактик-лото" протягивал прямо к его носу маленький чёрный микрофон, и Дэн видел большой бриллиант на среднем пальце и чуть поменьше на мизинце. Вокруг и позади ведущего толпились улыбающиеся девушки, несколько журналистов, какой-то странный парень с глупым выражением лица, который нервно озирался, постоянно вздрагивая. Дэн настороженно взглянул на него, но тут же рассмеялся. Это был его сосед справа. Как его звали, кем он работал, Дэн не удосужился узнать за пятнадцать лет, а сейчас ему и подавно было наплевать на этого неудачника.
   - Смотрите! - закричал усатый ведущий. - Он смеётся! Да-а! А знаете, почему он смеётся? Потому что он безумно счастлив. Только "Галактик-лото" может сделать человека безумно счастливым.
   - Скажите, что вы чувствуете? Где вы купили билет? Вы давно играете? Скажите, вы носите нижнее бельё фирмы "идеальтик"? - Дэн только сейчас заметил, что помимо ведущего с ним говорят и журналисты. Но он не знал что отвечать, и надо ли вообще отвечать, потому он просто обвёл их всех взглядом, глупо улыбаясь при этом во всю возможную ширину.
   - Дэн, - усатый ведущий наклонился и закричал прямо в ухо. - Дэн, идите за мною! Не обращайте внимания на журналистов. Не отвечайте на вопросы.
   Дэн увидел, как два огромных парня оттеснили журналистов к стене, и облепленный аппетитно пахнущими девушками, он заспешил за широкошагающим ведущим.
   - Не отставай, Дэн! - через каждые пять секунд кричал ведущий оборачиваясь. - Девочки, девочки, плотнее к победителю.
   Девочки весело смеялись и легонько подталкивали победителя в спину. В голове Дэна всё шло кувырком, от громких голосов, женского смеха и запаха духов, он тряс головой, желая проснуться, но в тоже время боялся проснуться, и вместе с тем понимал, что это не сон, а явь. Самая счастливая явь на свете. Он почувствовал, как его тело поплыло, и он слегка завалился на белокурую красавицу справа, но тут же вздрогнул и немного пришёл в себя.
   - Извините, извините, - залепетал он, глядя в большие серо-зелёные глаза.
   - Я люблю вас! - закричала красавица. - Мы любим вас! Ура победителю!
   - Ура победителю! - крикнули все девушки хором так громко, что Дэну на миг снова стало страшно.
   Дэн почувствовал, как кто-то легонько надавливает на его затылок. Он обернулся и увидел одного из тех парней, что вежливо, но уверенно оттеснили к стенке журналистов.
   - Осторожно, сэр, - безликим голосом проговорил парень. - Лётозин, сэр. Пригните голову, сэр.
   Дэн, ошеломлённый обращением - сэр, покорно пригнулся и оказался внутри лётозина. С мягким шипением закрылась дверь, и Дэн, наконец-то, услышал тишину.
   - Да-а, сынок, - раздался голос слева, и от неожиданности резко повернувшись, Дэн увидел усатого ведущего. - Я понимаю, как тебе сейчас хочется скорее получить свою планету и на всю эту суматоху наплевать, но придётся недельку потерпеть. Да-а, придётся потерпеть. Ты же понимаешь, все эти вручения приза, съёмки программы и прочее, прочее, прочее, - усатый тяжело вздохнул. - Знаешь, я сам устал от всего этого, но ты же понимаешь - работа, работа, работа.
   - Так значит про планету - это правда? - Дэн внутренне напрягся, ожидая, что усатый сейчас рассмеётся ему в лицо и скажет что-то типа - Х-ха. Повёлся парень? Кто ж тебе планету даст. Тут из первого уровня никто планет не имеет, а ты... Кто ты? Неудачник из четвёртого уровня?
   - Конечно, правда, - лицо ведущего профессионально вытянулось в гримасу удивления. - А ты что, сомневался что ли? Запомни, сынок, "Галактик-лото" - это самая серьёзная лотерея во всей галакти... Тьфу ты. Привык я к этому пафосу, извини. Ты же понимаешь, работа, работа. Но насчёт планеты, сынок, чистейшая правда. Самая чистейшая. Мы решили это сделать, потому что во-первых, мы недавно приобрели небольшую планетку в семи световых годах отсюда, во-вторых, потому что однажды кто-нибудь всё равно это сделает, и тогда мы не будем первыми. И это возможно главный аргумент. "Галактик-лото" это самая серьёзная лоте...
   Он кисло улыбнулся и махнул рукой.
   - Ты может думаешь, что здесь какой-нибудь подвох? - продолжил он, стерев голубым платком капельки пота со лба. - Никакого, сынок, никакого. Планетка просто шикарная, необитаема, воздух чистый, земля, или как там она называется... - усатый на секунду замолчал. - Почва, в общем. Так вот, сынок, почва там плодородная, а из живности кроме двух видов миролюбивых травоядных никого. Ни одного хищника. Я бы и сам хотел бы заиметь такую и жить себе там припеваючи, но ты же сам понимаешь - работа, работа...
   Всю неделю Дэн пребывал в волшебном, очаровывающем полусне. Его рассудок кружился в облаках безостановочно, с раннего утра и до позднего вечера. Шикарные девушки, вспышки камер, натуральные продукты, и вопросы, вопросы, вопросы. От вопросов Дэн и вовсе впадал в прострацию, глупо улыбаясь и моргая глазами. Усатый ведущий всё время был рядом: на вручении сертификата, на бесконечных банкетах, на встречах с большими людьми первого уровня.
   - Поздравляем, поздравляем, поздравляем, - слышал Дэн со всех сторон. Он видел уважительные взгляды, чувствовал уважительные рукопожатия, и понемногу неуверенность покидала его.
   Когда его готовили к полёту, он говорил и смотрел вокруг себя едва ли не заносчиво.
   - Целая планета, сынок, - без конца твердил усатый ведущий. - Эх, если бы не работа...
   Дэн уже смотрел на него, как на равного. Не было ни желания заискиваться, ни прежней растерянности, он даже успел пару раз панибратски похлопать его по плечу.
   Когда его погружали в анабиоз, Дэн только спокойно поинтересовался, долго ли лететь.
   - Пару месяцев, - мягко проговорил суетящийся врач и добавил, присвистнув, - На сверхсветовой-то скорости.
   Дэн только пожал плечами и погрузился в ватную темноту...
   Очнулся он в полной тишине. Вокруг разливался мягкий зеленоватый свет. Дэн отстегнул ремни и поднялся с уютного кресла. Огляделся. Небольшой отсек с железными ящиками у стен, с какою-то большой панелью за спиной, с маленькими лампочками на потолке. Справа он заметил очерченный чёрной полосой овал высотою в его рост.
   - Это, наверное, люк, - решил Дэн и шагнул к нему. Люк шипя открылся от лёгкого нажатия ладонью. Он немного отодвинулся от Дэна и быстро пополз вверх. В глаза ударил яркий свет и Дэн зажмурился.
   - Блин, - пробурчал он, потирая глаза кулаками.
   Через минуту он открыл глаза и увидел в овальном проёме, то что ещё пару месяцев назад даже и не мечтал увидеть, да и всю свою жизнь, там на Земле, не мечтал. Перед ним лежала бескрайняя зелёная долина, сверху голубое небо, далеко у горизонта сизоватый дымок. Дэн выскочил из капсулы и огляделся по сторонам. Справа, совсем недалеко возвышался зелёною густой стеною лес, слева, чуть подальше, радовала глаз светло-синяя вода небольшого озерца.
   - А-а-а! - закричал Дэн и вскинул вверх руки. - Это всё моё! Это моя планета!
   Он повалился на колени и стал гладить руками траву.
   - Моё, моё, моё, - повторял он шёпотом, пока в нём снова не закипела энергия счастья и он вскочил на ноги, и закричав, бросился бежать, смеясь и воздевая руки к небу.
   - Это моё! Мо-о-о-ё!
   Выдохшись, он вернулся к капсуле и принялся исследовать её изнутри. В ящиках отыскались запасы пищевых пилюль и медикаментов, пара автоматических винтовок, пластиковый дом в разобранном виде, маленькая электростанция, множество разный инструментов, половину которых Дэн видел впервые. Разобравшись с панелью на стенке капсулы, он отправил сообщение на Землю, смутно размышляя о том, за какое время оно дойдёт.
   - Но дойдёт же, - сказал он себе. - Ведь если существует сверхсветовая скорость, то чёрт его знает, при помощи чего они научились распространять информацию. Во уроды, всё от нас скрывают, всё.
   Дэн присел на пол капсулы, не в силах справиться с накатившей волной эмоций.
   - Чёрт, я не верю. Я просто не могу поверить. Ведь я простой гидровщик, парень четвёртого уровня. Чёрт, ведь я же выиграл, я всё же выиграл целую планету.
   Он почувствовал, как из глаз потекли слёзы.
   - Я выиграл, - прошептал он. - И это не сон, это всё по-настоящему. Вот она. Вокруг... целая планета... пространство без ограничений... Ладно, ладно, хватит раскисать. Обустраиваться нужно...
   Собирая пластиковый домик, Дэн размышлял о том, что с ним произошло никак не меньше чем чудо. Взять билет, в котором закроются все пятьдесят чисел за шестьдесят ходов, это невероятно. Спасибо этой полной продавщице. Обязательно сделаю ей вызов, и даже участок земли бесплатно выделю. Жаль не знаю её линкс-адреса, ну ничего, свяжусь с "Галактикой", попрошу отыскать. И куда они денутся, отыщут. Я теперь не какой-то там неудачник четвёртого уровня.
   Дэн размечтался, как поделит здесь всё на участки и станет продавать всем, кто захочет сюда переселиться. А то, что захотят - это не вопрос. Правда позволить такое себе смогут только эти напыщенные индюки с первого уровня. А может половину бесплатно раздать? - Дэн задумался над идеей. - Не-е, - наконец пробурчал он. - Так сюда набегут всякие мрачные личности с пятого уровня...
   Шорох послышался, когда Дэн, смешно пыхтя и высунув кончик языка, прилаживал к стенке пластиковую дверь. Шорох был отчётливым и резким, и Дэн быстро обернулся. За деревьями леса мелькнула серая тень, и через секунду онемело правое плечо.
   - А-ай! - вскрикнул Дэн и повалился на землю, не отводя взгляда от деревьев. В правом плече, где-то очень далеко появилась слабая пульсирующая боль.
   - Что за чёрт? - Дэн вывернул голову и увидел, как из плеча хлещет кровь. Его собственная кровь. В горле тут же появилась тошнота, и Дэна затрясло от нахлынувшего страха. До него дошло, что его только что хотели убить, и он, вскочив на ноги, из всех сил бросился к капсуле.
   - Уроды, - крутилось в мозгу. - Всё-таки нае... Да тут, наверное, местные какие-нибудь водятся. Уроды.
   Он нырнул в капсулу, и схватив неповреждённой рукой винтовку, тут же выскочил обратно. Чтобы не делать из себя легкодоступную мишень, он повалился на траву, и направив дуло в сторону леса, нажал на курок. Курок не сдвинулся ни на миллиметр.
   - Чёрт, где тут предохранитель? - Дэн зашарил глазами по винтовке. - А, блин, вот это, наверное.
   Раздался хлопок с шипением и Дэна отбросило назад. Он перекатился на спину и уставился в бездонное голубое небо.
   - Отлично, - проскрипел он, скривившись. В плече неумолимо нарастала боль, и оттуда начинала разливаться по всему телу. Дэн чувствовал, как она добралась до затылка, потом поползла вниз по позвоночнику.
   Поднявшись, он добрался до капсулы, и несколько секунд порывшись в ящике с медикаментами, сделал себе укол обезболивающего и кровоостанавливающего. Когда лекарства подействовали, он снова выбрался наружу и торопливо зашагал к лесу. Ему не терпелось увидеть того, кто стрелял в него. То, что его тело будет там, Дэн ни на секунду не сомневался. В инструкции чёрным по белому было написано, что винтовка стреляет маленькими самонаводящимися ракетками, радиус поражения полтора километра, процент попаданий в цель равен круглой циферке - сто, а значит, у этого аборигена не было ни единого шанса. Конечно, он понимал, что здесь могут быть и другие, но у него, в конце концов, в руках была всё та же винтовка с семью ракетками в магазине.
   Порыскав пару минут между деревьями, Дэн наткнулся на отвратительное зрелище. Возле кустов валялась оторванная рука, коричневого цвета, заляпанная ядовито-зелёной жидкостью. Такой же ядовито-зелёный след тянулся в глубь леса и Дэн, сжав зубы, направился по нему.
   - Хрен вам всем, - шептал он, раздвигая ветки. - Это моя планета. Я её выиграл, чёрт вас дери. Вы не понимаете, что такое шесть квадратов, вы не понимаете, что такое беспросветное существование, у вас не совпало пятьдесят номеров. Так что это мой выигрыш...
  
   Аарионроро почти дополз до своей лакуны. Он чувствовал, как полностью отключилась первая система лингообращения, а вторая работает всё хуже и хуже. Оставшаяся верхняя конечность не ощущалась, а нижние были продырявлены осколками. Линга вытекала из ран, и Аарионроро чувствовал, как вместе с нею вытекает жизнь.
   Когда до лакуны оставалось пару аргов, Аарионроро услышал позади быстрые, озлобленные шаги.
   - Твари, - прошипел он немеющими губами.
   Обернувшись, он разглядел между деревьями идущее в его сторону существо. Он понял, что его обманули, и что планета обитаема. Он вполз в лакуну, и вцепившись зубами в рычажок, привёл в действие заряд уничтожения.
   - Вот так вот, - прошипел он. - Пусть тут всё разлетится на кусочки, мне плевать. Да, мне плевать, - Аарионроро стиснул два ряда зубов. - Всё равно я уже умираю. Эти проклятые местные неплохо вооружены. Местные, - Аарионроро усмехнулся. - Да наплевать! Это я, а не они, сто двадцать сургов ютился в микрохижине, это я жил беспросветно, жил одною надеждою, вырваться с перенаселённой Аарионрии, это у меня совпало пятьдесят видов растений на шестидесятом ходу, а значит это моя планета. Да, моя, Аарион меня дери, потому что она - мой выигрыш!
  
  
   301 спартанец
  
   - Мы умрём?
   Молчание в ответ, тягостное и решительное. Что ему мой вопрос?
   - Мы умрём?
   Он пристально всматривается в меня пару секунд и, не ответив, отворачивается.
  
   Двести девяносто девять мёртвых и двое живых лежат на зелёной траве. Трава мирно шевелится, заигрывая с прохладным ветерком, вдалеке белоснежные горы выставили напоказ свои сверкающие ледяные доспехи, сиреневое солнце дремлет в зените.
   Мы умрём? Только этот вопрос сверлит мозг.
  
   Но это не страх, нет. Это мерзкое ощущение своей собственной смерти. Не могу я без отвращения представить своё гниющее лицо, уткнутое в ковёр шевелящейся травы, смрадный сладковатый запах разваливающегося на атомы тела, ползающих в гортани и глазницах муравьёв. А они здесь есть, похожие на наших мурашей, неторопливо занимающихся своим делом. Они и не узнают, что ты чужой, что ты пришёл издалека, они просто употребят в пищу твой белок.
  
   И ещё, это непонимание - почему мы должны умирать? Но никак не страх. Нет.
  
   Идёт четвёртый час нашего пребывания здесь. Триста воинов и один штатский. Триста выкованных из стали спартанцев и один изнеженный свободой афинянин. Мы пришли завоёвывать новый мир, мы поменялись ролью с Ксерксом. Леонид Викторович, гвардии - капитан, мы уже не спартанцы, зачем нам умирать?
  
   - Мы умрём?
   Он снова оборачивается и презрительно сплёвывает. Ему сорок пять, мне тридцать. У него жёсткий, уверенный взгляд, а в моём одни вопросы. Леонид Викторович, вам не жаль умереть здесь? Но что ему мои вопросы?
  
   Мы высадились на НП-2 у подножия горы Стрикс и за три часа совершили марш-бросок волчьей рысью на двадцать пять километров. Выданный мне автомат все три часа проболтался на плече нашего капитана с именем спартанского царя, а теперь он лежит прямо передо мной, уже успевший остыть. Вряд ли я в кого-то попал, но жал на гашетку до тех пор, пока они не отступили, оставив на шевелящейся траве двести девяноста девять трупов.
  
   Я закуриваю сигарету и смотрю на блестящие блики гор. Где-то высоко в небе заливается песней незримая птица, наверное, так же, как и жаворонки у нас, увлечённо машет крылышками и ей всё равно, что внизу двести девяносто девять мёртвых и двое живых.
  
   Разве не пришло время не воевать, а думать?
  
   Я жадно глотаю дым, погружаясь во временное спокойствие, никотин иногда полезен. Там, на земле я курил, чтобы быстрее работал мозг, здесь я курю, чтобы притормозить его деятельность, и во мне нет удивления. Я давно знаю, у вещей нет определённой целенаправленности, мы сами направляем их. Леонид Викторович, больше нет тех, кого вы направляли, кого вы считали вещами, двести девяносто девять мертвы. А я не хочу быть вещью, я свободен.
  
   - Да. Умрём - он бросает это неожиданно и холодно, я вздрагиваю, и сигарета падает на траву.
   - А если я не хочу?
   - Мы пришли сюда выполнять определённые задачи, и мы либо выполним их, либо умрём - его зубы сжаты.
   - Выполним? - я смеюсь.
  
   Они напали, когда был объявлен привал. Десяток чёрных фигур. Открытый шквальный огонь не причинил им никакого вреда. На то, чтобы оставить на местной траве двести девяносто девять бездыханных, исковерканных тел, они затратили сорок секунд. Выполним? - я смеюсь.
  
   Меня взяли сюда, чтобы я написал по возвращению книгу об очередном завоевании Землян. Великой расы! Так теперь считаем мы все, после победы на НП-1, все просто сошли с ума, победа превратила нас в безумную толпу, жаждущую продолжения безумия. Банкиры и дворники, военные и штатские, американцы и русские - все мы теперь одно целое - великая раса Землян, великая толпа безжалостных завоевателей. Леонид Викторович, неужели вы не понимаете, что человечество превращается в зверя? Хотя конечно вы вряд ли задавались таким вопросом. Вам, как военному, всё это даже по душе, но отбросьте хотя бы эти лживые, пафосные фразы о долге, о чести, о выполнении задач. Это не Фермопильское ущелье, и мы конечно же не спартанцы, защищающие свою родину, мы обезумевшие завоеватели, мы, вообразившие себя бессмертными, рабы Ксеркса.
  
   Он напряжённо смотрит вдаль, пожёвывая сорванную травинку, как обычно готовый убивать. Убивать любого, на кого укажет божественный перст нового Ксеркса. Леонид Викторович, ваш тёзка, великий царь Спарты, не стал служить царю - завоевателю, почему же вы?
  
   Но что ему эти туманные философские намёки? Даже если спросить его, разве он поймет, о чём я? А если и поймёт, что остановит его убить меня? Победители всегда уверенны в своей правде, даже если знамя победы водружено на вершине новой Джомолунгмы из трупов невинных. Они просто не видят эту Джомолунгму, их учат её не видеть.
  
   Я вслушиваюсь в песню парящей в чужом небе птицы. В ней так много знакомых, щемящих ноток, Леонид Викторович, вы слышите? Все птицы во Вселенной поют об одном и том же, о радости жить. Почему бы нам не быть такими, как они?
  
   Он напряжён, он ждёт их возвращения. Его палец лежит на курке, и никакая сила не в состоянии его с этого курка снять. Но они не вернутся.
  
   - Они не вернутся - громко говорю я и смеюсь. Он сплёвывает травинку и морщится. Ему не хочется спрашивать меня, но он всё-таки, переборов презрение, спрашивает.
   - Откуда тебе знать?
   - Если бы они хотели убить нас, они бы убили сразу. На двести девяносто девять хорошо обученных воинов они потратили сорок секунд. Неужели вы думаете, что нас они не смогли убить?
   Он на миг задумывается, но тут же его лицо становится злым.
   - Чушь - сквозь зубы говорит он - Они мерзкие инопланетные твари. Они способны только убивать.
   - То же самое для них мы - спокойно отвечаю я.
   Я вижу, как быстро играют желваки на его широких скулах.
  
   Истина ему ненавистна, возможно это единственное чего он боится, а потому и отворачивается от неё с наигранно-презрительным лицом. Истина - его злейший враг. Он не умеет думать, что он не прав, трудно так думать, когда в твоих руках постоянно находится автомат. Леонид Викторович, бросьте оружие, станьте снова человеком.
  
   Сиреневое солнце уходит за горизонт. Капитан, нам тоже нужно уходить, мы здесь лишние, мы пришли на эту планету с жаждой растоптать, уничтожить, стереть с её лица все, что мешает нашему победному шествию, но они остановили нас. Леонид Викторович, вы разве не поняли? Это они сейчас спартанцы, героические воины, пошедшие вдесятером против превосходящей их силы, а мы... нам нужно уходить.
  
   - Нам нужно уходить - говорю я, глядя на его широкую спину - Они оставили нас в живых, чтобы мы осознали это. Нам нужно уходить и больше никогда не возвращаться. Это их мир, их планета, за которую они будут биться до последнего спартанца. Своего спартанца. Мы должны вернуться. Я должен рассказать людям о славных воинах с чужой планеты, о том, что мы запутались, поддались гнусному желанию властвовать, я должен им напомнить, что спартанцы не были завоевателями, я должен им напомнить о человеческом.
  
   Он молчит и глубоко дышит. Он не оборачивается.
  
   Я поднимаюсь с зелёной, шевелящейся травы.
   - Если мы не вернёмся, сюда пришлют ещё воинов, потом ещё, и так до бесконечности. Вселенная ещё не видела столько пролитой крови, сколько принесёт эта война. И эта война никогда не закончится. Не лучше ли её не начинать?
  
   Я вешаю автомат на плечо и медленно развернувшись, иду к огромной металлической капсуле. За моей спиной слышен отчётливый щелчок передёргиваемого затвора, но я не оборачиваюсь. Зачем? Я и так знаю, куда сейчас направлено дуло его автомата.
   Восемнадцатая
      Жизнь Александра текла уверенно. Хотя в чём уверенно - Александр точно не знал. Но он знал, что вот так вот течь ей и течь, и крепнуть в своей уверенности, а другого и не предвидится.
      И ещё - жизнь Александра текла скучно. Если сильно поднапрячься, он мог вспомнить примерно три интересных события своей жизни. Первое случилось ещё в детстве, и длилось минут пять. Саше подарили телескоп, установили его на подставку и направили на ночное небо. Заворожённый увиденным, Саша на время потерял дар речи, однако приобрёл взамен дар мысли, глубокой и точной. Он вдруг осознал, что мир не ограничен одной планеткой Земля, а гораздо шире. Шире настолько, что бесконечная широта эта навсегда охладила у Саши желание его, этот самый мир познавать. Через пять минут безмолвного пялинья в межзвёздное пространство, Саша оторвался от окуляра, и после этого больше телескопом не интересовался никогда. Второе произошло в юности, и была это банальная любовь. И само собой влюбился Санёк в самую красивую девушку в квартале. Но оказалось, что любовь не ограниченна одними воздыханиями и написанием глупых стишков, а гораздо шире. Настолько шире, что практически раздавила его своей широтой и... безответностью. После чего Александр просто стал её избегать. Третье никакого отношения к нему самому не имело. Да и что интересного может случиться с тобой, если ты избегаешь любви? Третье случилось с живым вокалистом в одном престижном кабаке. Где-то в середине девяностых. Вокалист здорово сфальшивил, и один из новых русских просто пристрелил его за этот "косяк", после чего спешно кабак покинул. Так живой вокалист превратился в мёртвого, а Санчес добавил, в список интересного, третье событие. Всё-таки не каждый день у тебя на глазах убивают человека. После этого больше ничего не происходило, и Саша, Санёк, Санчес незаметно для себя превратился в Александра, никому не интересного и не нужного мужика тридцати лет. И всё бы так и закончилось, если бы не событие под номером четыре...
      Александр лежал в одинокой комнате на одинокой кровати в позе одинокого. На часах без пяти двенадцать. Александр выключил свет и попытался уснуть. И только у него начало получаться...
      - Здравствуй, милочка - раздался женский голос у самой кровати.
      От неожиданности Александр дёрнулся изо всех сил в тылы, и больно ударился головой об стену.
      - Кто-о-о здесь?! - заорал он, влаживая в крик силу всех своих мышц.
      В ответ кто-то поддержал его крик своим диким визгом. У Александра волосы так и прилипли к стене. Он даже полез рукой их отдирать. Но тут крик и визг, исчерпав запасы кислорода в лёгких, одновременно прекратились. В комнате повисла жуткая тишина.
      - Кто здесь? - наконец решился прошептать Александр.
      - А ты кто? - спросил женский голос.
      - Как это кто? Я - это, бля, я - от страха ругнулся Александр.
      - Не выражайся при женщине - в темноте послышалось лёгкое шуршание, и в глаза Александру ударил яркий пучок света.
      - И вправду мужик - сказал голос с той стороны пучка.
      - Вы из милиции? - спросил Александр - Я ничего не делал. Заявляю сразу. В смысле, ничего противозаконного.
      Послышалось шуршание бумаги.
      - Александра Ефимова? - спросил женский голос.
      - Нет.
      - Сама вижу, что нет.
      Вновь повисла тишина. Александр дрожащей рукой пытался найти на стене выключатель.
      - Во, гады! - порвал темноту возмущённый женский вскрик - Они ж всё напутали!
      В этот миг Александр нащупал выключатель и чуть ли не вдавил его в стену. Вспыхнула лампочка. Александр увидел фонарик, потом руку. Скользнув взглядом по руке, он увидел плечо, шею и, наконец, лицо. Перед ним стояла женщина лет сорока пяти, в меру для своих лет полная, в больших очках, нелепо устроившимися на смешном носе картошкой. Она недоумённо смотрела на маленький кусочек бумаги.
      - Вы кто, женщина? - поинтересовался Александр.
      Женщина посмотрела на него.
      - Напутали гады, всё напутали - сказала она и сморщила недовольную мину, отчего очки угрожающе зашевелились.
      - Что напутали-то? - не понял Александр.
      - Вы же не Александра Ефимова?
      - Нет... хотя... почти.
      - Как это - почти? - удивилась женщина.
      - Я Александр Ефимов.
      - А-а - протянула она - Теперь всё понятно.
      - Да кто вы, ёханый бабай?! - Александр хотел выразить мысль поярче, но воздержался.
      Женщина положила в карман зелёного пиджака кусочек бумажки, потом фонарик.
      - Извините - сказала она, принимая торжественный вид - Я забыла представиться. Я фея. Фея восемнадцать.
      - Какая на хрен фея? - не пронявшись торжеством момента, грубо спросил Александр.
      - Обычная - немного обиделась женщина - С волшебной палочкой и прочей канителью.
      - Да что вы мне мозги парите!
      - Я не парю, молодой человек. Просто тут ошибочка вышла. Я должна была попасть к Александре Ефимовой, а не к вам.
      - Вот и идите к своей Ефимовой.
      - А вот тут как раз и засада. Пока задание не выполню, мне назад нельзя. Рейтинг упадёт.
      - Какое нафиг задание? Какой нафиг рейтинг? - угрюмо спросил Александр.
      - Какое, какое, что ты раскакокался? - фея поправила очки - На бал тебя отправить, а там принц, вообщем туфлю свою... - фея запнулась.
      - Сами видите, глупость одна - сказал Александр.
      Фея сконфузилась, но тут же пришла в себя.
      - А хоть и глупость. Чё флаеру зазря пропадать?
      - Какому флаеру?
      - На тако-о-ой тусняк - фея аж причмокнула - За-ка-ча-ешь-ся.
      - Не поеду я ни на какой тусняк - твёрдо сказал Александр - Тем более, полночь уже. Часы пробили, карета превратилась в тыкву, и по этой тыкве я бы сейчас настучал кой-кому, если бы вы женщиной не были.
      - Кстати - не обратив внимания на тираду, поинтересовалась фея - У тебя транспорт есть какой-нибудь, ну на чём ехать?
      - Не поеду - буркнул Александр.
      - Съезди. Там же всё на халяву. Еда, выпивка. Чего тебе стоит? А у меня рейтинг не упадёт.
      - Да что вы с этим рейтингом.
      - Я что у тебя денег занимаю? - обиженно спросила фея - Нет. Я тебе халяву предлагаю, а ты... Пожалей бедную женщину. Я рейтинг долгим и упорным трудом поднимала. А если задание не выполнено, это сразу на двадцать строчек вниз.
      - Ладно - нехотя согласился Александр - Только не плачьте.
      - Ну вот, деловой разговор - фея поправила очки - И так что у тебя с транспортом?
      - Копейка старая во дворе - неохотно признался Александр.
      - Ну, одевайся тогда - фея достала из кармана волшебную палочку - Пора на бал! Вернее на тусу.
      Александр недоверчиво посмотрел на палочку.
      - Что, и вправду волшебная?
      - А ты что думаешь, китайская подделка? Обижаешь.
      Вся эта байда уже серьёзно заинтересовала Александра, и противился он лишь из-за привычки заведённой ещё с детства - противиться до последнего. Он быстро оделся и рванул с феей во двор.
      - Щас мэрс сделаем - радостно завертелось в голове - Из копеечки моей.
      Во дворе он указал фее рукой на машину. Фея вскинула палочку и махнула. Ничего не произошло. Она взмахнула ещё раз. Снова ничего.
      - Я так и знал - констатировал Александр - Не фея ты, и палочка у тебя ненастоящая.
      - Ненастоящая? - обиженно фыркнула фея, и махнула в сторону Александра. Старая куртка и джинсы превратились в шикарный костюм.
      - Во! Видал?
      Александр пощупал костюм. Настоящий, из атласа.
      - А чё ж тогда с машиной?
      - Не получается - фея пожала плечами.
      - Ну, ты же из тыквы карету делала?
      - Делала. А тут что-то... - фея снова пожала плечами.
      - Да-а - подумал Александр - Чтобы сделать из Жигулей Мерседес, оказывается даже чуда недостаточно.
      - Ничего - заговорила фея - Ты за квартал припаркуйся, и чуть пешочком пройди. А там тусняк, зака-а-ачаешься - она снова причмокнула.
      - А как же насчёт часы пробьют в полночь?
      - Да это когда было - фея махнула рукой с палочкой, и на стене Сашкиного дома вырос куст роз - Сейчас только в полночь вся движуха и начинается.
      Александр прыгнул в машину и завёл мотор
   - Махни там палкой, - попросил он, - чтобы ворота не открывать.
      - Да говно вопрос - фея махнула, ворота совсем исчезли. Александр недоумённо посмотрел на то место, где они только что были.
      - Ты езжай, езжай, я потом верну на место - сконфуженно затараторила фея.
      Александр хмыкнул и легонько надавил на газ. Машина покатилась.
      - Стой, стой! - закричала фея - Флаер забыл!
      Она неуклюже подбежала и бросила флаер в приоткрытое окошко.
     
      Утром фея раздевала пьяного вдрабодан Сашку. Тот глупо улыбался и пытался потрепать её за щёчку.
      - Ну и нажрался же ты, Александр Ефимов - приговаривала она, тыкая ему под нос листком бумаги - Саша, вот тут подписать надо. Что ты доволен проделанной работой. Саша, без этого рейтингу капут. А что это за парень тебя подвёз?
      - Но-но - Александр погрозил пальцем - Я свою туфлю никому не давал, понятно?
      - Да я не о том. Мне просто пора уже, подпиши.
      Александр, долго путаясь в пальцах, всё же умудрился создать дулю, и сунул её прямо в очки фее.
      - Выкуси... Гони принцессу.
      - Будет тебе принцесса, только подпиши, опаздываю ж, тебе говорят.
      - Точно будет? - Александр вновь погрозил пальцем - А то...
      - Будет, будет. Подписывай родной. Одиннадцать дня уже. У меня ж рейтинг.
      Александр взял ручку, протянутую феей и намазюкал свою роспись.
      - Ну, всё, Александр, прощай. Спи, родной.
      Она уложила его на бок.
      - Смотри у меня - неопределённо погрозил Сашка и захрапел.
      - Фух - выдохнула фея - Надо же, выкрутилась.
      Она положила подписанную Александром бумагу в карман и исчезла.
     
      Александр проснулся вечером.
      - Чё-то мне в последнее время всякая хрень снится - подумал он и открыл глаза. Башка безжалостно затрещала - Не, не снится.
      Он приподнялся.
      - Эх, сейчас бы эту восемнадцатую, чтобы за минералкой в магазин не бежать.
      Александр медленно оделся, стараясь как можно меньше шевелить головой, и поплёлся за минералкой.
      Взяв как обычно "Славяновскую" он вышел из магазина. Метрах в десяти стояла симпатичная девушка и копалась в своей сумочке.
      - Эх - выдохнул Александр - Если б щас кто-нибудь эту сумочку у неё вырвал, а я б... Александр принялся развивать мечту.
      Но развить не получилось. Какой-то парень подбежал к девушке, вырвал у неё сумочку, и рванул наутёк. Александр не веря своим глазам, стартанул за ним, вскинув над головой полторашку "Славяновской". Парень завернул за угол. Александр ускорился. Заскочив за угол, он со всего маху налетел на парня и по инерции зарядил ему бутылкой по голове.
      - Ай! - завопил тот, поднимая руки - Не бей! Я от восемнадцатой!
      - От - от во - осемнадцатой? - тяжело дыша, спросил Александр.
      - От бывшей восемнадцатой - пискнул парень.
      - Как от бывшей? Она что, умерла?
      - Да типун тебе на язык - парень опустил руки - Мы ж бессмертные. Просто она теперь первой стала. Ну, после случая с тобой.
      - Со мной?
      - Ты представь только, канцелярия ошиблась, а она всё равно с заданием справилась. А?! У нас просто фурор по этому случаю. Все только об этом и говорят. А её рейтинг...
      - С заданием справилась? - Александр зло усмехнулся - Она ж мне флаер на гейскую тусу подогнала...
      - Ну, это для проформы - перебил его фей - Просто нужно, чтобы в тебя на балу принц влюбился, секёшь? Ну, а там принцев... Говорят тебя какой-то принц домой привёз - фей захихикал.
      - Ещё по башке хочешь? - нахмурившись, спросил Александр.
      - Молчу, молчу, молчу - фей сделал серьёзное лицо - А вот тебе подарок от восемнадцатой, тьфу, не привык еще, от первой - фей протянул сумочку - Она ж тебе обещала.
      - Обещала? - Александр не понял.
      - Иди, иди уже - сказал фей, подталкивая Александра - Девушка заждалась.
      - А-а - врубился Александр, схватил сумочку и бросился обратно.
      Девушка стояла и плакала. Александр подбежал и протянул ей аксессуар.
      - Ваша?
      Девушка подняла глаза.
      - Моя. Вы что его догнали? Ой, вы такой смелый. Ой, спасибо вам - она заулыбалась.
      - Меня Александр зовут - взял быка за рога новоявленный герой.
      - Правда? А меня Александра - девушка засмеялась.
      - Извините, за глупый вопрос - Александр замялся - А фамилия случайно не Ефимова?
      - Нет - девушка удивлённо посмотрела на него - А почему вы спросили?
      - Да так, не обращайте внимания - отмахнулся Александр - Может, куда-нибудь сходим?
  
     
   Космлет
   1
   - Кто здесь? - спросил Берн, услышав за железной перегородкой тихий кашель.
   - Сам отвечай мне кто идёт? - спросили в ответ и снова закашляли.
   - Да здравствует Земля! - весело прокричал Берн, узнав голос Франца.
   - Ты, Берн?
   - Он самый, Франц.
   - Зачем же странность эту ты кричишь?
   - Не знаю.
   Берн увидел Франца. Тот смотрел на него, держа сжатый кулак у рта.
   - Ты болен Франц? Не хочешь ли прилечь, поспать?
   - Нет, просто поперхнулся. Да что ж так странно ты сегодня говоришь?
   - Не знаю, ты скажи мне лучше, спокойно всё?
   - Нет. Снова видел, как мелькнула тень. Вон там - Франц отвёл руку от лица и указал в тёмный угол - Блин, неужели трансиянец пробрался на корабль наш, когда на Трансии мы приземлялись?
   - Не думаю чтоб он сумел пробраться. Ты слишком фантазируешь мой друг.
   - С тех пор, как приземлились мы на ней, на корабле творится только худо. Внезапно умер капитан в своём отсеке, а новый капитан, как обезумев, приказы отдаёт на приземленье, лишь стоит нам к какой-нибудь планете на пятьдесят парсеков подлететь.
   Берн усмехнулся.
   - Заметь, всегда он на разведку посылает Ганса. Он словно хочет погубить его! - последние слова Франц выкрикнул.
   Берн опасливо осмотрелся по сторонам.
   - Потише ты. Зачем кричать такие вещи? Ты ж понимаешь Франц, что может быть нам за слова такие. И разве не боишься ты?
   - Отчасти.
  
  
  
   2
   - Мой юный Ганс, ты вновь печален? - Клиф улыбнулся, проведя ладонью по короткой, густой бороде.
   - Печален я от гибели отца, который капитаном был вот этого "Космлета" - Ганс обвёл рукой большую дугу - Летящего сквозь мириады звёзд, чтобы однажды грозно возвратиться, и Землю нам землянам возвратить.
   - Всё это блажь - Клиф рассмеялся - Мы десять лет уже в пути, и столько же уйдёт на то чтоб возвратиться. Но с чем вернёмся мы? С одною плазменною, двухдюймовой пушкой, да с парой средней дальности ракет? Короче, с тем же, с чем удрать успели от бешеных атак пришельцев - Клиф махнул рукой - Забудь, все возвращенья блеф. Нам лучше б новую найти планету, чтобы с нуля на ней построить прежний мир. А если возвратимся мы, то все умрёт!
   - Мы все и так умрём, сегодня или завтра - разве в этом дело? А прежний мир возможен только там.
   - Ты лучше выбрал бы себе жену, чтобы продолжить род - Клиф подошёл к женщине средних лет, сидевшей в чёрном кресле, прикрыв глаза. Казалось, она дремлет, но как только Клиф мягко коснулся её волос, она глаза открыла - На корабле две сотни человек, и это много меньше, чем нам нужно.
   - Да, Ганс, он прав, тебе уже пора. Найди себе достойную подругу, и внука мне скорее подари - женщина с мольбой протянула руки к молодому человеку.
   - Я вижу, ты себе уже нашла - Ганс сделал шаг назад - Да, мать, не долго ж ты тужила.
   - А ты её не обвиняй - лицо Клифа напружинилось, желваки слегка заходили - Нам наше нужно увеличивать число. Нас мало Ганс, огромен шанс погибнуть.
   - Чем гибели в консерве этой дожидаться, не лучше ли вернуться нам назад, чтоб Альма-матер возвратить себе?
   - Оставим этот разговор пустой - Клиф скривился - Ты слишком молод, и конечно глуп. Оставь свою мечту, смирись. Земля для нас потерянное место.
   - Нет, дядя! - Ганс покачал головой - Я с мечтою этой, погибну лучше в битве за неё.
  
  
   3
   - Сэр - Франц слегка наклонившись вперёд, шептал в самое ухо - Мы в транспортном отсеке восемь раз уже, тень быструю, чернее чёрных дыр, с напарником Бернардом замечали.
   - И что это за тень?
   - Мы думаем, что это с той планеты, что вы назвали Трансией в тот миг, как только мы её песка коснулись.
   - С Трансии? - Ганс рассмеялся - И я её назвал ужасно так? Да и зачем вообще названья эти? Слова, слова, слова - значенья нету в них.
   - Тень эту первым я заметил - Франц на секунду замолк, словно прислушавшись к гордости внутри себя - Потом Бернард четыре раза, после снова я.
   - Так значит с Трансии?
   - Да, это тени те, которые на нас напали, когда ходили на разведку мы. Зачем они пробрались на "Космлет"? Зачем им это?
   - Чтобы нас убив, "Космлетом" завладеть - Ганс схватил Франца за плечо - Я должен эту тень увидеть, сегодня же!
  
   4
   - О, Ганс, о чём же ты всегда молчишь?
   - Твои вопросы очень часто, бывают глубже космоса глубин - Ганс нежно обнял стоявшую рядом девушку за плечи - Но есть на свете странные ответы, которых лучше и не слышать нам. Забудь, Овелия...
   - Забуду. Поцелуй меня.
  
   5
   - Ты видел Франц? - Ганс взволнованно всматривался в полумрак транспортного отсека.
   - Конечно, вон туда рванула.
   - Я следом!
   Франц схватил Ганса за плечо, но тот бросился вперёд так, что в кулаке Франца остался только чёрный офицерский погон.
   - Она опасна, сэр! Поосторожней!
   Ганс заскочил за угол и увидев тень, нырнул за ящик. В полумраке было плохо видно, но Ганс слышал, как тень, мягко шурша, удаляется. Он выглянул из-за ящика. На месте, где должна была быть тень, стоял его дядя Клиф, прислонившись к железной стене, словно кого-то ожидая. Ганс с силой прищурился, думая, что ему во мраке мерещится. Но прищурившись, он только убедился в том, что кроме его дяди никого больше нет. Он хотел было уже устремиться вперёд, чтобы выяснить, зачем Клиф пришёл сюда, в транспортный отсек, но вдруг увидел ещё одну тень, приближающуюся к дяде. Приблизившись, тень остановилась, и Ганс с удивлением узнал своего отца.
   - Какие новости? - спросила тень отца.
   - Всё движется как нужно, о великий! - дядя поклонился - Уже почти что в половину этих тварей проникли мы. Ещё немного и корабль будет наш. Они, как мы, свою планету потеряли, но вместо поиска планеты новой, они мечтают старую вернуть. Глупцы, с одним-то кораблём - дядя рассмеялся.
   - Быстрей Форбрас, не стоить медлить нам. Как только кто из них уснёт, вы сразу же сквозь эти их отверстья в их глупых головах, вползайте.
   - Не всё так просто, о великий. Они ложатся в капсулы, чтоб спать, и только те, кто засыпают так, в отсеках, когда усталость вдруг внезапно берёт их в плен, лишь те доступны нам.
   - Мне наплевать! Я говорю, не медлить!
  
   6
   - Я не верю, сэр - Франц перевёл удивлённый взгляд на Бернарда, потом на шестерых парней, стоявших возле дальней стены отсека.
   - Всё так мой верный друг, я долго слушал - говоря, Ганс обегал взглядом всех находящихся в его личном отсеке - Через отверстья в голове они вползают в нас. И вот уже ты и не человек, а только тень, которой наплевать на всё, что связано с Землёй. Ты призрак, ты - они, а не землянин.
   - И что ты предлагаешь, командир? - спросил один из стоящих у стены.
   Ганс посмотрел на задавшего вопрос.
   - Подумай сам, Георций, у себя спроси. Быть хочешь ты или не быть собою? Землянином ты хочешь умереть, или остаться жить какой-то тварью, бездумной оболочкою для них? Я думаю, что благородней будет, напасть сейчас же.
   - Сэр, но мы не знаем, в кого они успели заползти. И кто уже они, а кто земляне.
   - Ты прав, Георций - Ганс взволнованно заходил по отсеку. Его глаза сумасшедше заблестели - Но тогда одно! Вернее два. Убить их всех, или покорно ждать, когда они в тебя вползут, когда уснёшь ты, вне капсулы, сморённый пустотой.
   - Внутри?
   - Кругом, Георций, всюду пустота, когда не по родной земле ты ходишь. Когда тот мир в котором ты живёшь не твой.
   - Так что же делать, сэр? - неистово закричал Франц.
   - Не знаю! Боже правый, я не знаю!
  
   7
   - Всё сделано как надо, о великий - Клиф поклонился капитану - "Космлет" захвачен, мы теперь вернёмся, на ту планету, где обитали мы в пещерах чёрных, скрываясь от светила и куда на наше счастье приземлились эти - он постучал себя по груди - Их тела к светилу равнодушны. Оно не вызывает боли в них.
   - Да, разворачивай корабль.
   - Одно лишь но, вернее два...
   - Какие?!
   - Не все поддались полному контролю, о великий. Есть те тела в которых к удивленью порою просыпаются мечты, и мысли их владельцев настоящих.
   - Ерунда. Планету эту назовём Землёю, историю им сочиним и пусть, они поверят в золотую сказку.
   - Есть ещё один. С ума сошёл и вот теперь он вовсе контролю нашему не подлежит. Убить его?
   - Зачем, оставим. Раз он средь них слывёт лишь сумасшедшим, тем более всё сказанное им от правды этих тварей отвратит навеки.
   - Вы гениальны, о великий!
  
  
   8
   - Они сошли с ума - Ганс вместе с остальными спускался по трапу, глядя на чужое голубое небо - А может я сошёл, а все в своём рассудке? И что же, пусть! Не в этом дело, а совсем в другом - он опасливо огляделся, словно боясь, что кто-нибудь подслушает его мысли, но на него никто не обращал никакого внимания - Совсем, совсем в другом сокрылось дело, в том, чтобы и они однажды сошли с ума и вспомнили себя, чтоб в их мозги опять вернулись мысли и может даже, вернулись те, великие мечты о прежнем, нам принадлежавшем мире.
  
  
   Вести с фронта
  
   Бац! Трубы уходят нотой выше. Бац! - повторяют литавры. Бу-бубу! - трубы несут мелодию вперёд, вверх, вниз. Бу-бу! - почти уже басом и снова вверх. Невидимый оркестр где-то там в динамиках. Оркестр играет марш. Бац! - закрепляют такт литавры.
   Толпа слушает молча, напряжённо, привычно. Каждый месяц - Бац! Бу-бубу! Вверх, вниз и вперёд, вперёд, туда, в известное и такое неизвестное. Что там? Как там?
   Двенадцать молодых парней стоят шеренгой, слушают, смотрят, хотят запомнить каждое мгновение, сохранить, вглядываются в толпу, и спрашивают, спрашивают себя - Как там? Что там?
   Бу-бубу!
   Бац!
   Оркестр резко смолкает и над площадью нависает тишина. Кто-то вздрагивает, вздрагивает от тишины. Толпа молчит и смотрит.
   - Сограждане! Люди! - человек на трибуне строг и подтянут - В тяжёлое для нашей планеты время мы должны быть сильными. Там - рука указывает на запад - Там идут бои. Трудные, кровопролитные. Там мы, земляне, ведём освободительную войну. Это наша планета. Миллиарды лет эволюции которую мы прошли здесь, даёт нам право называть Землю своим домом.
   Вздох, напряжённое движение рукой. Толпа слушает, молчит и смотрит. На её лице отражение войны, чёрные платки, проплаканные ночами глаза. Сотни матерей здесь. Они смотрят на парней, все до единой, смотрят на двенадцать восемнадцатилетних мальчиков, как когда-то на одного своего, в прошлый раз, год назад, два, три...
   - Вот уже пять лет, как продолжается эта кровавая битва. Война, которая приносит миллионные жертвы. Но если мы не будем противостоять, если мы сдадимся - жертв будет больше. Они уничтожат нас всех!
   Снова вздох. Человек на трибуне переводит дыхание. Двое парней нервно переминаются с ноги на ногу. Толпа слушает.
   - Эти двенадцать юношей, достигшие восемнадцати лет, будут сражаться за нас. Да, за нас. Они будут очищать нашу планету от агрессоров. Слава их матерям, которые воспитали их верными долгу, сильными и достойными. Мы победим!
   Бу-бубу! Из динамиков снова оркестр. Бац! - литавры бьют так, что сердце сжимается в маленькую точку.
   К парням подбегает лейтенант и указывает рукою на "Урал". Поворот, нечёткий, расхлябанный, шаг нестроевой, медленно, неуклюже.
   - Костя! Алёша! Сынок! - доносится из толпы. Поверх труб, поверх литавр - Сынок, береги себя! Парни оборачиваются, машут. Одни машут - отстань, другие - я ещё здесь, я вернусь. Лица сосредоточены, в глазах испуг, в глазах тяжёлые мысли.
   - Мама! Мама! - кричит высокий, худощавый, с добрым, растерянным взглядом.
   Бац! - заглушают его крик литавры. Бу-бу! - надрываются трубы.
   Пожилая женщина, красные глаза, большие, с большим страхом в глубине. Она вытягивает голову, жадно, пытаясь поймать его слова. - Алёша - раз за разом, словно заклинание шепчут губы.
   Он машет, пытается улыбнуться, ловит её взгляд.
   - Мы победим, мама! Я вернусь!
   Бац! Бу-бубу! Трубы выше, громче, вперёд, вперёд, не останавливаясь. Она видит только его губы, хочет прочитать по ним, но не может.
   - Я вернусь, мама!
  
   Он вернулся через два месяца. Глубоко в ночь, на небе тонкий серп луны.
   Слабо три раза в окно, потом чуть сильнее в дверь. Мать должна быть дома. А где ей ещё быть?
   Он осмотрелся, прищурившись, туда в темноту, в глазах напряжение, без страха, с усталостью.
   В доме послышались шаркающие шаги.
   - Кто там?
   - Мама - беззвучно от нахлынувших чувств, потом уже шёпотом - Это я мама, открой.
   Два щелчка, замок, открывшаяся дверь, материнские объятия, от которых наконец-то становится спокойней и чуть легче.
   - Мама не плачь - шёпотом, сам еле сдерживая слёзы - Мама, всё хорошо.
   - Мы выиграли? - руки щупают лицо - Сынок, ты очень похудел.
   - Я знаю мама, послушай меня мама, ты должна понять, у меня мало времени, они ищут меня.
   - Кто они? Сынок, почему ты так похудел?
   - Мама, ты не о том. У меня мало времени. Я не знаю, что мне делать, мам, они ищут меня.
   - Господи, ты сбежал? - руки гладят по волосам, нежно, по-матерински - Тебе стало страшно, Алёша? Ты сбежал? Это ничего...
   - Нет мама, я должен сказать, я не знаю. Ты же поймёшь, мама?
   - Тебе, наверное, стало страшно? Я понимаю сынок, понимаю. Мы завтра пойдём в военкомат и ты вернёшься на фронт.
   - Нет никакого фронта, мама.
   - А помнишь, как ты в детстве испугался собаки? А потом подрос и уже не боялся.
   - Ты меня не слушаешь мама. Нет никакого фронта. Нет никакой войны.
   - Когда подрос уже не боялся - повторяет она задумчиво.
   - Мама, есть что-нибудь перекусить? Я очень голодный, мам.
   - Ой, что же это я? Сама не догадалась.
   Она разжимает объятья, через силу, и бежит внутрь дома, в темноту, включая на бегу свет. Свет больно ударяет в глаза, он проходит на кухню и садится за стол.
   - Что ж это я сама не догадалась? - укоряя себя, спрашивает и спрашивает она, копаясь в холодильнике - Сейчас, сейчас только разогрею.
   Она оборачивается, тарелка летит из рук.
   - Алёша - слабым шёпотом, не слышным из-за бьющейся тарелки, одним выдохом, одним сжатием сердца.
   Его одежда грязная, разорванная, щёки ввалившиеся, серое лицо и мёртвые глаза. Она смотрит и не узнаёт. Перед нею не её сын. Перед нею чужой человек, немного похожий на её сына.
   - Алёша - из глаз снова слёзы и она, присев, начинает собирать варённые картофелины в разбитую тарелку. Он бросается помогать.
   - Чего ты мам? Чего?
   - Посмотри - кивает в сторону зеркала.
   Он подходит и молча смотрит. Проводит рукою по щеке, по лбу и нервно оборачивается, словно что-то вспомнив.
   - Это ничего, мам. Я просто... Мама - это всё не важно. Мне нужно уходить. Они ищут меня. Не разогревай, мам, не надо. Сложи в пакет. Пусть холодное.
   - Мы завтра пойдём в военкомат. Они простят. Ты снова попросись на фронт. Они простят.
   - Мама, фронта нет - он повторяет холодно, без чувств, уже на автомате - Они давно победили. Мама, они привезли нас в какой-то лагерь, а там... - тяжёлый вздох, ещё один - Там трупы мама, без голов. И они. Много их. Они такие же как мы, только маленькие щупальца вот здесь - он тыкает грязными пальцами в свой подбородок - Такие маленькие, почти незаметные щупальца, мама. Я не знаю, как мне удалось. Мне повезло, мама. Я спрятался в трупы, в безголовые трупы. Они едят наши головы, мам.
   - Мы завтра пойдём. Прямо с утра. Тебе нужно помыться, Алёша. Ты такой грязный.
   Руки кладут в пакет варённые картофелины.
   - Завтра, сынок, прямо с утра.
   Булку хлеба и консерву.
   - Они простят, сынок.
   - Мама мне нужно идти, прости. Я не хочу к ним. Они едят головы.
   - Хочешь я котлет сделаю?
   - Не надо мам, этого хватит.
   Он подходит, обнимает, её глаза наполняются слезами, всё расплывчато, она смотрит на него и не узнаёт.
   - Алёша, а как же эти передачи с фронта?
   - Не знаю, мам. Может они снимают специально. С другими. Нас они сразу в лагерь, и там головы... Всё мам, я должен идти. Я должен.
   Резкий разворот, она семенит следом, не поспевая, губы повторяют, как заклинание - Они простят, простят, простят.
   После яркого света не видно ничего. Она полсекунды видит его спину и потом тьма, тьма вокруг, ночь и тонкий серп луны.
   И вдруг, как будто - Мама!
   И она бросается с крылечка в темноту. Где-то там, впереди, шорох, там борьба, и снова - Мама!
   Она подбегает, но только тьма и больше никого. Только тьма и безразличный серп луны.
  
   Бац! Трубы уходят нотой выше. Бац! - повторяют литавры. Бу-бубу! - трубы несут мелодию вперёд, вверх, вниз. Бу-бу! - почти уже басом и снова вверх. Невидимый оркестр где-то там в динамиках. Оркестр играет марш. Бац! - закрепляют последний такт литавры и нависает тишина.
   Толпа молчит и слушает. Слушает тишину, смотрит на человека на трибуне, привычно, с пониманием, идёт война, долгая, кровопролитная и всё это необходимость. Потом, когда война закончится всего этого не будет. Не будет этих двенадцати мальчишек каждый месяц, не будет этого марша, этих чёрных платков и проплаканных глаз...
   - Мы должны быть сильными. Пока идёт эта кровопролитная война мы должны быть крепки духом...
   - Простите моего мальчика! - как взрыв, как сжимающий сердце удар литавр, голос в перемежку с рыданием - Он просто испугался! Отпустите его, умоляю вас. Верните мне сына!
   Толпа вздрагивает, человек на трибуне наклоняется к стоящему рядом, что-то шепчет.
   - Умоляю вас! - разрывается женский голос.
   - Сын этой женщины дезертировал с фронта - холодно говорит человек с трибуны.
   Толпа с презрением оборачивается в сторону голоса.
   - Мы не можем его вернуть, потому что не знаем, где он прячется.
   - Ты лжёшь! Ваши твари схватили его возле дома. Лжец!
   Толпа приходит в движение. Кто-то ударяет кричащую женщину, кто-то громко кричит:
   - Заткнись, шлюха!
   - Найдите этого ублюдка и расстреляйте!
   - Правильно, в расход дезертира.
   - Они едят их головы! - двое хватают женщину под руки и тащат из толпы - Они едят их головы! Они съели головы ваших сыновей!
   Женщину заталкивают в чёрную машину.
   - Извините - спокойно говорит человек на трибуне - Это единственный случай дезертирства, и мы знаем, что единственным он и останется. Потому что, когда я смотрю на этих двенадцать юношей, мне хочется сказать только одно - среди них дезертиров быть не может. Я знаю, что они сложат свои головы ради победы, рады того, чтобы мы жили счастливо на этой планете. Слава их матерям, которые воспитали их верными долгу, сильными и достойными. Мы победим!
   - Бу-бубу! - взрываются трубы - Бац-бац! - отсчитывают ритм литавры.
   Поворот, нечёткий, расхлябанный, шаг нестроевой, медленно, неуклюже, двенадцать парней потянулись к грузовику.
   Человек сходит с трибуны, тяжело вздыхает и слегка пригнувшись, исчезает в бронированном джипе. Бесшумно захлопывается дверца. Человек снова вздыхает.
   - Тяжёлый день, господин Иин? - водитель заводит двигатель и машина мягко трогается.
   - Ничего, ничего, Ииар, всё нормально - господин Иин, отдирает от подбородка маленький, белый пластырь в форме полумесяца, бросает его себе на колени и откидывается на спинку сиденья - Всё нормально.
  
  
   Лунный дождь
  
   Полная луна мягко осветляет звёздное небо. Над самым горизонтом всеми цветами радуги переливается звезда. Тихо и спокойно. С неба моросит мелкий дождь. Я сижу на порожке дома, и глядя вперёд себя, задумчиво курю. Лунный дождь умиротворяет. Он еле слышно шуршит по опавшей листве, навевая покой и сон. Как таинственен мир, как божественен. Сколько всего в нём ещё непознанного нами?
   - Много, очень много, - слышу мягкий, шуршащий голос справа от себя. Я поворачиваю голову, и мой взгляд встречается со взглядом разумного существа. Он просто смотрит на меня, ни агрессии, ни любви, просто взгляд. Взгляд разумного существа. Я знаю это, ведь я тоже разумен. Я человек, песчинка в великой пустыне Вселенной, но я наделён тем, что позволяет мне это понимать. Я наделён разумом.
   - Кто ты? - спрашиваю. Во мне ни страха, ни волнения, я просто спрашиваю.
   - Не знаю. Наверное, я забыл, - отвечает он. - Хочешь, зови меня Лунный дождь.
   - Хорошо, - соглашаюсь я. - А откуда ты?
   - Наверное, с Луны. Но во мне есть мысли, что с Илты. Возможно Луна и Илта это одно и тоже.
   - Как это?
   - Те, кто создали меня, жили на Илте. Но их больше нет. Давно нет.
   - С ними что-то случилось? - догадался я.
   - Они погибли, - прошуршал Лунный дождь. - Они погибли вместе с Илтой.
   - Мне очень жаль, - сказал я, глядя на далёкую, неутомимую звезду. - Расскажи мне о них.
   - Они были древней цивилизацией. И вначале жили не на Илте. Илта была всего лишь одним из спутников их планеты, которую они ласково называли Рута. Но потом произошло то, что и должно было произойти. Их звезда начала умирать, и им ничего не оставалось, как покинуть пределы своей планетной системы.
   - Как они хотели это сделать? - спросил я, сожалея о судьбе людей с Руты. Мне почему-то хотелось, чтобы они были людьми. Чтобы они были похожими на нас.
   - Они долго думали над этим, - Лунный дождь шумно вздохнул. - И, наконец, пришли к идее столкнуть Руту со своей орбиты, - он задумался.
   Я смотрел на переливающуюся всеми цветами звезду. Как тяжело быть песчинкой в целой пустыне. Как непредсказуемо и опасно.
   - Но столкнуть Руту оказалось им не под силу, - продолжил Лунный дождь. - У них не было столько энергии. И тогда они обратили свои взоры на Илту.
   Я понимающе кивнул. Да, Илта была спутником, а значит, и намного меньше и легче Руты.
   - Они построили на Илте большой купол, а под ним город. Но город был слишком мал, чтобы вместить всех. И им пришлось делать выбор.
   Он не договорил, но я всё представил сам. Как они отбирали лучших представителей своей расы, как мужественно желали им доброго пути остающиеся.
   - И вот выбор был сделан, и Илта, сдвинутая мощными ракетами, начала свой путь в неизвестность.
   У Лунного дождя сверкнули глаза. Слёзы? - подумал я. - Или это просто капли блестят в лунном свете?
   - Илта долго летела в бесконечных просторах космоса. Под куполом текла обычная жизнь. Рождения, любовь, смерть. Никто не ожидал беды.
   - Какой беды? - спросил я, предчувствуя нехорошее.
   - Илта столкнулась с небесным телом, - Лунный дождь на секунду перестал шуршать. - И это была - Земля.
   Во мне что-то сжалось.
   - Простите, - сказал я. - Мы не хотели.
   - Вас ещё не было, - умиротворяюще прошуршал Лунный дождь. - На Земле вообще ещё никого не было. Илта прошла по касательной, отколов от Земли большой кусок, и по инерции полетела вокруг вашей планеты. Купол был полностью разрушен, и все погибли. Они не успели почувствовать боль. Смерть была мгновенной. А Илта так и осталась кружить вокруг Земли.
   Как памятник погибшей цивилизации, подумал я, посмотрев на холодную, безжизненную луну. А что ждёт нас? А что ждёт всё живое и всё разумное во Вселенной? Неужели неизбежная смерть? Рано или поздно.
   - Мне очень жаль, - сказал я, поворачивая голову и ища взгляд моего собеседника. Но его уже не было. Я прислушался. Дождь закончился, луна приближалась к горизонту, и я почувствовал, как сильно хочется спать. Я поднялся, помахал луне рукою, и ушел в дом.
   Засыпая, я стал думать о том, кто он, этот Лунный дождь? Не знаю, наверное, я забыл... сказал он. Значит, когда-то знал.
   И уже проваливаясь в пустоту сна, я вдруг понял. Это был Бог. Их Бог. Они создали меня... всё правильно. Они создали своего Бога, и... погибли. И теперь он одинок. Сердце моё сжалось от боли. Как же он одинок. А ведь мы тоже создали Бога. Своего, Земного, и неважно, как его кто называет. Главное, мы должны жить. Ради него, чтобы он не остался таким же одиноким, как Лунный дождь. Чтобы не бродил по чужим планетам, ища... ища чего? Почитания? Любви? Или простого понимания? Да, мы должны жить. Ради своего Бога. Ведь если мы в ответе за тех, кого приручаем, разве не должны мы отвечать и за тех, кого создаём?
  
  
   Перечень услуг
  
   Виктор Сергеевич Гринёв, тридцатидвухлетний менеджер младшего звена в одной из небольших компаний, удивлённо взирал на лист бумаги, поданый ему минуту назад сотрудником фирмы "Счастье". Наконец, устав удивляться, он поднял глаза и недоумённо посмотрел на человека, вручившего ему этот лист.
   - Но здесь всего лишь одна строчка - медленно проговорил он.
   - Всё правильно - весело ответил сотрудник "Счастья" - А больше и не требуется. Разве вам не достаточно этой одной строчки?
   - Ну-у, как-то слишком просто всё. Знаете, не убеждает. Я плачу свои... - он замолчал, вспомнив, что никаких денег он не платит. Он первый клиент этой фирмы, и ему, как первому клиенту, весь перечень услуг абсолютно бесплатно. Смущало только одно. Перечень этих самых услуг ограничивался одной, как ему казалось, слишком уж самоуверенной и претенциозной фразой. И звучала она так - Решение любых проблем.
   - Да, да - словно прочитав его мысли, проговорил сотрудник "Счастья" - В рамках эксперимента мы готовы решать ваши проблемы бесплатно. А то, что мы не перечисляем всего, что мешает людям быть счастливыми, это из экономии бумаги. Зачем же зря тратить бумагу, правильно? Тем более что у нас уникальная технология, позволяющая и в самом деле решать все проблемы. Ну, может, за исключением проблемы смерти. Хотя и это только вопрос времени. И возможно, через пару лет, делать людей бессмертными станет нам под силу - сотрудник широко улыбнулся - Не забывайте, в нашей фирме работают лучшие умы нашей страны.
   Гринёв хмыкнул. Он думал, что лучшие умы нашей страны давно утекли за рубеж, ан нет, вот они оказывается где, работают в фирме "Счастье".
   - И так - сказал сотрудник, делая серьёзное лицо - Какую бы проблему вы хотели решить первой?
   Всё ещё сомневаясь, Гринёв задумался. А чем чёрт не шутит. Тем более, бесплатно.
   - Вот! - наконец громко сказал он, поднимая вверх палец - С этим вы точно не справитесь. Понимаете, моя жена...
   - Всё ясно - перебил его сотрудник - Ваша жена нервирует вас, не выполняет своих обязанностей, беспричинно ругается, не позволяет вам заниматься любимыми делами, и главное, не даёт вам расслабляться посредством алкоголя.
   - Откуда вы знаете? - спросил Гринев, недоверчиво уставившись на сотрудника.
   - Это же просто - махнул рукой сотрудник и вновь показал Гринёву все свои тридцать два безупречных зуба - Вы хотите, чтобы она была такой... в общем такой, как вы хотите. Правильно?
   - Да - только и кивнул головой Гринёв.
   - Ну, вот и хорошо - радостно выпалил сотрудник - Будем считать, что это и есть первая проблема, которую нам будет нужно решить. С неё и начнём - сотрудник довольно потёр руки - Ну, а потом по нарастающей.
   - В смысле, по нарастающей? - не понял Гринёв.
   - Ну, это же не единственная ваша проблема? - уверено спросил сотрудник.
   - А, ну да - понял Гринёв.
   - Ну, вот. По нарастающей решим и остальные.
  
   Гринёв вышел из офиса фирмы со странным ощущением. Как будто его только что развела цыганка. Хотя в чём развела? - тут же поправил он сам себя - Никаких денег платить не надо. Значит, развода нет. И если ничего не получится, он ни рубля не теряет. Это хорошо.
   Он бодро зашагал по тротуару, решив не воспринимать всё сказанное сотрудником с голливудской улыбкой всерьёз. Так, маленькое приключение. Ещё одно любопытное событие в его жизни.
  
   Через три дня, когда он уже совершенно забыл о посещении фирмы с самым коротким перечнем услуг, он вдруг обратил внимание на странное поведение жены. Во-первых, она вдруг живо поинтересовалась о его самых любимых блюдах, и приготовила на обед украинский борщ, который он просто обожал есть в детстве.
   - Получилось? - подобострастно спросила она, как только Гринёв съел первую ложку.
   - Пойдёт - сказал, он, недоумённо поглядев на жену.
   Во-вторых, после обеда она предложила ему сходить в пивную, выпить пару бокальчиков пива и поиграть с друзьями в нарды. С друзьями, а не с собутыльниками. Глаза Гринёва медленно ползли вверх, подбираясь ко лбу. Когда вечером, придя изрядно пьяным, он не услышал привычного истеричного крика о том, что она потратила на него лучшие свои годы, Гринёву стало не по себе. Он прошёл в туалет, и оттуда позвонил в фирму "Счастье".
   - Звоните в любое время - разрешили ему три дня назад тридцать два идеальных зуба, протягивая визитку. Он покопался в кармане, достал маленький прямоугольничек бумаги, и набрал номер.
   - Здравствуйте - сразу же проговорили на том конце.
   - Это Гринёв - шёпотом сказал Виктор Сергеевич.
   - Почему вы шёпотом? - спросил знакомый голос сотрудника.
   - Я сейчас в туалете - прямо ответил Гринёв.
   - У вас проблемы с туалетом? - живо поинтересовался голос - А-а, нет. У вас, наверное, проблемы с желудком? Что же, это просто решается. Приходите завтра...
   - Нет, нет - торопливо перебил Гринёв - У меня проблемы с женой.
   - Не может быть! - почти крикнул голос - Она продолжает вас донимать?
   - Да нет же. Наоборот. Она ведёт себя так, как надо.
   - Тьфу ты - облегчённо выдохнул голос - Вы так не пугайте меня, Виктор Сергеевич. Я уж было подумал, что схема не работает.
   - Значит, это всё-таки вы? - зачем-то спросил Гринёв, хотя уже знал ответ.
   - Да - гордо ответил голос - Вы довольны?
   - Доволен - согласился Гринёв.
   - Ну, тогда заходите завтра к нам, и мы поговорим о других ваших проблемах, хорошо?
   - Хорошо - сказал Гринёв, смывая для правдивости воду в бачке.
   - Ну, тогда до завтра?
   - До завтра.
  
   Гринёв пытался выбрать, какую проблему решать следующей. Сотрудник терпеливо ждал. На вопрос о методах, сотрудник неопределённо проговорил о каких-то новых технологиях, и Гринёв понял, что о методах ему не расскажут. Ну и правильно, решил он, это обычная профессиональная тайна. В их компании тоже много тайн, и он никому никогда о них не болтает. А вдруг дойдёт до шефов, и тогда его могут уволить. Кстати о работе.
   - Вот - сказал он.
   - Да, я вас слушаю - радостно откликнулся сотрудник и выжидательно склонился над столом.
   - Понимаете, у меня на работе... в общем, я всего лишь младший менеджер, хотя работаю уже почти десять лет.
   - Понимаю, понимаю - закивал сотрудник - Шеф вас не ценит, не замечает, а потому и не повышает. А с вашим опытом и знаниями, вы уже давно должны быть старшим менеджером. Так?
   - Так - согласился Гринёв, чувствуя, как в его душе сладко зашевелилось предчувствие - И что, вы можете?...
   - Конечно! - воскликнул сотрудник - Вы же знаете, что в наш перечень услуг пока что не входит только бессмертие - сотрудник подался всем телом вперёд - Но мы над этим работаем - он игриво подмигнул.
   Гринёв глупо улыбнулся в ответ.
  
   Через два дня Гринёва вызвали к шефу и он, ощущая внутри лёгкое волнение, и пытаясь скрыть улыбку, устремился к кабинету в конце коридора.
   - Проходите, проходите, Василий Константинович вас уже ожидает - прощебетала тоненькая секретарша в очках с толстенной оправой, и Гринёв не останавливаясь, влетел в кабинет.
   Василий Константинович увидев его, тут же поднялся и вышел из-за стола, натянуто улыбаясь.
   - Здравствуйте, Виктор Сергеевич - ласково пропел он, и подойдя, взял руки Гринёва в свои ладони - Присаживайтесь, присаживайтесь же - он указал взглядом на стул, и отпустил руки удивлённого младшего менеджера, только когда тот уселся. Хотя уже и не так удивлённого, как в первый раз, с женой.
   - Мы рассмотрели вашу кандидатуру на роль старшего менеджера - неторопливо заговорил шеф - Вы ни разу не опоздали на работу, всё это время вы отлично справлялись со своими обязанностями, вы просто классный специалист. Я и сам не понимаю, как это вы ещё ходите в младших? - шеф тоскливо улыбнулся - В общем, чего зря болтать. С завтрашнего дня вы наш новый старший менеджер. Поздравляю, Виктор Сергеевич.
   - Спасибо - спокойно ответил Гринёв - Я могу идти?
   - Конечно же, идите, идите - шеф глубоко вздохнул - А чёрт с ним, приступайте к новой должности уже сегодня.
   - С радостью - сказал Гринёв и вышел из кабинета - Эх, молодцы эти ребята из "Счастья". И как им это только удаётся? - думал он, идя по коридору в свой новый кабинет. Из кабинета уже выметался бывший старший менеджер Скворцов, с большой картонной коробкой в руках.
   - Поздравляю, поздравляю - промямлил он, и побежал по коридору, виляя своим толстым задом. Гринёв радостно улыбнулся. Вот оно счастье, понял он.
  
   Вечером, когда он ел шоколадный торт, спечённый женой, и запивал его любимой "колой", позвонили из "Счастья".
   - Здравствуйте - проговорил, как всегда, бодрый голос сотрудника - У вас всё нормально, Виктор Сергеевич?
   - Всё отлично - проговорил набитым ртом Гринёв - Вы настоящие профессионалы.
   - Спасибо - поблагодарил сотрудник - У нас к вам есть дело. Вы не могли бы зайти завтра вечером в наш офис?
   - А что такое? - спросил Гринёв, и хлебнул колы.
   - Да ничего страшного - бодро ответил голос - Значит, до завтра?
   - До завтра - согласился Гринёв, и откусил огромный кусок торта.
  
   Весь день Гринёв наслаждался новой должностью. Первым делом он дал понять всем сотрудникам, кто теперь главный. Он наорал на Дубкова и Старыгина, с которыми ещё вчера ходил в одной весовой категории, потом добрался до менеджеров среднего звена, и уже к вечеру добился, чтобы весь подчинённый ему персонал фирмы боялся его и уважал. В превосходном настроении он вечером направился в офис фирмы, так изменившей его жизнь. Его встретил всё тот же сотрудник, но на его лице теперь вместо улыбки была нарисована некая озабоченность.
   - Присаживайтесь, Виктор Сергеевич - мягко сказал он, указывая на стул.
   Гринёв присел, настороженно поглядывая на сотрудника.
   - Прямо не знаю, как и сказать - заговорил сотрудник, вздыхая - В общем, Виктор Сергеевич, сверху пришла директива - он неопределённо ткнул пальцем вверх - И мы вынуждены прекратить ваше бесплатное обслуживание. К сожалению, с этого дня мы будем работать только на коммерческой основе. Тем более что у нас уже появились клиенты - он вновь горько вздохнул.
   - А как же по нарастающей? - недовольно скривясь, спросил Гринёв - Вы же сами говорили. У меня ещё с тёщей не всё ладно, машину вот хотелось бы, новую квартиру в центре, ну и это, как его, ещё повышения.
   - Всё это достижимо, Виктор Сергеевич. Мы же не уходим с рынка услуг. Мы только переходим на сугубо коммерческую основу. Заплатите, и любая ваша проблема будет решена.
   - И сколько это стоит? - осторожно поинтересовался Гринёв.
   - Пять тысяч уе за каждую проблему - сухо ответил сотрудник.
   - Ого! - вскрикнул Гринёв - У меня и нет таких деньжищ.
   - Очень, очень жаль, Виктор Сергеевич - печально сказал сотрудник, и указал рукою на дверь - Как только вы сможете оплатить наши услуги, приходите. Мы всегда будем рады - лицо сотрудника сделалось вдруг каменным, и Гринёву стало не по себе. Он вышел из офиса и поплёлся по тротуару.
   - Жаль - думал он - Жаль, что не получилось решить ещё несколько проблем нахаляву. Но и так в принципе не плохо. Жена слушается, повышение получено, ну а остальное, я уж как-нибудь сам. Такой крутой подъём за неделю, блин, это ж отличный задел для продолжения. Эх, надо бы хорошенько обмыть. Я ведь даже ещё не обмыл повышение - Гринёв стукнул себя ладонью по лбу - Забыл, чёрт подери - он ускорил шаг - А если уж и возникнет какая-нибудь серьёзная проблема, тогда сниму деньги с книжки - Гринёв быстро прикинул в уме, и получилось, что накопленные за десять лет семейной жизни сто пятьдесят тысяч рублей, как раз и есть, те самые пять штук уе - Ну это, на самый крайний случай - твёрдо сказал он себе.
   Он подошёл к любимой забегаловке, и предвкушая хорошее веселье, с широкой улыбкой заскочил внутрь.
  
   В забегаловке он встретил двух старых знакомых, и они быстро сообразили на троих. Через час, пьяный Гринёв, стучал кулаком по пластмассовому столику, и врал, как он сам добился всего, как он ещё далеко пойдёт, потому что такие как он, всегда идут далеко. Уже за полночь, он вывалился из забегаловки, и, подойдя к краю дороги, принялся ловить такси, неуклюже махая рукой. Такси быстро нашлось, Гринёв повалился на заднее сиденье, громко крикнул - Давай в казино! - и тут же отрубился.
  
   Очнулся он оттого, что его грубо тормошили, и он, не открывая глаз, решив, что это жена, послал её к чёрту. Но его снова принялись тормошить. Ничего не понимая, Гринёв поднял веки и пьяно огляделся. Перед собою он увидел незнакомого здоровяка.
   - Ты кто? - спросил Гринёв. Мужчина молча указал рукою в угол. Гринёв посмотрел. В углу, возле стола, стоял сотрудник с тридцатью двумя безупречными зубами.
   - Здравствуйте, Виктор Сергеевич - официально проговорил сотрудник.
   - Здрастье - кивнул головой Гринёв, с изумлением разглядывая стол. На нём, привязанная за все четыре лапы, стояла серая кошка, и жалобно смотрела в его сторону.
   - Всё, это белка - подумал Гринёв, и яростно замотал головой.
   - Успокойтесь, Виктор Сергеевич - мягко сказал сотрудник - Это всего лишь стандартная процедура, не выходящая за рамки нашей схемы. А теперь я прошу вас быть предельно внимательным.
   Гринёв уставился на сотрудника. Тот поднял руку, и в ней Гринёв разглядел маленький пульт, похожий на тот, от сплит-системы, который вечно валялся у них дома на диване, и который постоянно оказывался под задницей.
   - Смотрите на кошку - сказал сотрудник - Я нажимаю на кнопочку, и кошка умирает.
   Гринёв увидел, как бедное животное задёргалось в агониях, судорожно открывая рот, словно собираясь мяукнуть, но никакого мяуканья не было. Наконец её привязанные лапы неуклюже подогнулись, и она замерла в глупой позе.
   - То же, что внутри этой кошки, находится и внутри вас, Виктор Сергеевич. Крохотные нанороботы. И когда я нажму на кнопочку, они перекроют клапаны вашего сердца, и вы умрёте от инфаркта.
   - Это же противозаконно! - пьяно выкрикнул Гринёв.
   - Вы правы - спокойно согласился сотрудник - И, если вы сообщите об этом кому не следует, я нажму на кнопочку - он улыбнулся - Но патологоанатомы зафиксируют всего лишь смерть от инфаркта, так как, маленькие нанороботы сразу же покинут ваше тело после смерти - сотрудник смешно помахал рукой, словно с кем-то прощаясь.
   - Не понимаю, зачем всё это? - сдавленно спросил Гринёв.
   - Я же вам говорил, Виктор Сергеевич, у нас появились клиенты. Один из них, ваш шеф.
   - Он хочет, чтобы я уволился? - уныло спросил Гринёв.
   - Нет, нет, что вы? Он только хочет, чтобы вы написали заявление о переводе вас на должность дворника. А второй клиент, вернее, вторая клиентка, извините, ваша жена.
   - Она сняла наши общие деньги - пробурчал Гринёв.
   - Нас это не интересует. Главное, заказ оплачен. Её требование, чтобы вы больше никогда не употребляли алкоголь.
   - Ага, сейчас - хмыкнул Гринёв. В этом он совершенно не хотел уступать.
   - Каждый вечер мы звоним своим клиентам и узнаём об их делах - не реагируя на ухмылку, продолжил сотрудник - Если их что-то не устраивает, мы нажимаем на кнопочку. Вы всё поняли, Виктор Сергеевич?
   - Угу - буркнул Гринёв.
   - Ну, вот и отлично - обрадовано произнёс сотрудник - Алексей, выведите его.
   Незнакомый здоровяк подхватил Гринёва под мышки и выволок из офиса на улицу, после чего тут же исчез. Гринёв остался в гордом одиночестве. Он оглянулся, вяло погрозил офису фирмы "Счастье" кулаком, и пошатываясь, подавленный поплёлся по ночной, безлюдной улице. В его голове, отдаваясь болью, неистово зудело всего два вопроса. Первый, естественный и понятный - через сколько времени они будут контролировать всех на этой планете? И второй, глупый и лишенный какой-либо адекватности, но с пугающей неотвязностью требующий ответа. Он усиленно пытался подсчитать, сколько ж для этого будет убито ни в чём неповинных кошек?
  
  
   Одорённость
    Серебристый краешек всходящего солнца показался из-за горизонта...
    Вы уже, конечно поняли, что раз уж краешек солнца серебристый, то это солнце не то наше солнце, которое есть Ж2 - жёлтый карлик, а совсем другое. И появляется оно само собой не над горизонтом Земли, а над горизонтом совершенно другой планеты. Вдобавок появляется не над горизонтом, а из-за горизонта. Точность и ясность - вот, что должно придавать началу фантастического рассказа тот заряд, то настроение, которое, как крючок, цепляет читателя, захватывает его, и уносит за собою в безграничную страну фантазии. И так...
    Серебристый краешек всходящего солнца показался из-за горизонта...
    Хотелось бы сразу объяснить предыдущее объяснение, чтобы не возникало уже больше никаких вопросов. Дело в том, что (чего уж тут скрывать) у этого рассказа просто гениальная концовка. Поэтому, я хотел бы сгладить то досадное впечатление, которое возможно появится у вас, когда вы будете читать начало этого рассказа. Оно может показаться вам простеньким, невзрачненьким, может быть даже похожим на начала тысяч других фантастических рассказов. Скорее всего, всё так и есть. Я и не пытаюсь вас в этом переубедить. Но скажите мне, сколько раз вы читали начала, которые были захватывающими, закрученными, многосложными, и в конце концов, разочаровывались, с таким трудом пробравшись сквозь все кущи и дебри до самого, что ни на есть, тупого финала. Вспомните, сколько раз вы гневно отшвыривали книгу в дальний угол комнаты, жалея о своём драгоценном, но так бездарно потраченном времени. Вот в том то и оно. Шикарные, замороченные начала никогда не гарантируют такого же финала. Увы, это частый случай. С этим же рассказом всё обстоит с точностью до наоборот. Начало здесь не блещет виртуозностью, не утяжелено интеллектуальными кренделями и выкрутасами, но концовка... Поверьте автору - концовка гениальная.
   Итак...
    Серебристый краешек всходящего солнце показался из-за горизонта...
    Да банально, да действие будет происходить на другой планете, но, ведь это только фон, задний план, на котором станет стремительно и живо развиваться прекрасный и оригинальный сюжет, будут дышать и жить настоящие, "некартонные" герои, будут кипеть нешуточные страсти. И вы, околдованные, зачарованные красотой слова и смелой оригинальностью ходов, будете легко нестись вперед и вперед, не в силах остановиться, к поистине гениальной концовке. В этом я нисколько не сомневаюсь. Конечно, действие происходящее на другой планете может указывать на скудоумие, и отсутствие фантазии у автора, но не в этом случае. Повторяю ещё раз, другая планета это лишь фон, а главное, это само действие, невероятное, головокружительное, неуёмное, ведущее к ней, к гениальной концовке, и вы никогда не пожалеете, если дочитаете этот рассказ до самой до неё. А в том, что она гениальная, уж в чём в чём, а в этом у вас нет никакого повода сомневаться. Это всё равно, что сомневаться в том, что после понедельника будет вторник. Ну, что, вы готовы? Тогда давайте же не будем отвлекаться на постороннее и сиюминутное, а поскорее начнём...
    Серебристый краешек всходящего солнца показался из-за горизонта...
    О, если бы вы знали, что такое предчувствие гениальной концовки! Оно просто окрыляет. Я уже вижу, как борются главные герои, как искусно слажен текст, как великолепно он передаёт все нюансы описываемых событий и характеров. И всё это вот из такого, казалось бы простенького и банального начала. Признайтесь, ведь именно так показалось вам? Ан нет. Это всего лишь искусный авторский ход. Согласитесь, как много обманчивого в этом мире. Вот он, такой невзрачный дебют, и на тебе, какой эндшпиль. Боже, какой эндшпиль! Что я могу сказать. Повезло. Вот так вот, одарил меня Бог такой гениальной концовкой, и как не крути, а когда вы дойдёте до неё, будете вы поражённые её божественной гениальностью, смотреть ошеломлённо перед собой, не в силах ни пошевелиться, ни... Поэтому скорее же, скорее, дайте мне вашу руку, и я поведу вас при помощи верного друга любого писателя - слова, к ней, к этой божественной коде.
    Серебристый краешек всходящего солнца показался из-за горизонта...
    Кстати, о божественном. Нет, мне просто интересно, как вы думаете, откуда берутся такие гениальные концовки? Бог? Или всё-таки нечто другое? Может это всё только человеческий разум? Трудный, очень трудный вопрос. Можно сказать неразрешимый. Хотя нам, гениальным авторам, по сути всё равно. Главное для нас, создать шедевр. Мучиться, не спать ночами, стучать уставшими пальцами по клавиатуре в такт пульсации творящего мозга, для того, чтобы подарить вам, нашим читателям частицу своей фантазии, своего сердца, своей души. Только для этого и маемся мы, работаем не жалея себя. Да, только для этого. Только для того, чтобы донести до вас свои шедевры, одним из которых, без сомнений является этот рассказ ... и так, читаем...
    Серебристый краешек всходящего солнца показался из-за горизонта... О, Боже!
    Нет, этого просто не может быть! О, Боже! Да, я, конечно, знал, что я гений, но чтобы так! Это уму непостижимо. Вы не поверите, но это правда. Только что Бог вновь одарил меня! И я просто не в силах ждать. Я должен поделиться этим подарком с вами, с моими почитателями. Ведь это как озарение. Буквально несколько секунд, и вот уже всё сложено в моей голове. Вот оно, наслаждайтесь, упивайтесь, блаженствуйте ...
    Огромный космический корабль нёсся среди звёзд, в бесконечном просторе космоса...
    Да, да. Начало, конечно, покажется вам простеньким, неказистым, возможно даже банальным. Космос, космический корабль, звёзды. Скорее всего так и есть. Я и не пытаюсь вас в этом переубедить. Но концовка! Поверьте мне - автору - концовка в этом рассказе, ну просто гениальнейшая...
  
  
   Скачки эволюции
  
   Трой посмотрел на свою жену, вернее самку. Самка лежала рядом, абсолютно голая, на ложе из сухой травы и тихонько посапывала. Незамысловатое ложе из подсохшей травы находилось внутри небрежно сооруженного шалаша из веток местных деревьев. Трой поцеловал самку в плечо и на четвереньках выбрался из шалаша наружу. Задрав голову, он прищурился и посмотрел на большое всходящее солнце голубоватого цвета. Решил чуть-чуть повыть, но передумал. Продолжая передвигаться на четвереньках, он несколько раз оббежал вокруг шалаша. Вдруг на его лице промелькнул легкий проблеск мысли, и он, оскалив зубы в первобытной улыбке, поднял ногу и помочился на стенку шалаша. Опустив ногу, он постоял не шевелясь с полминуты, озабоченно глядя в сторону леса, начинавшегося метрах в трёхстах от шалаша, и вдруг, оторвал колени от земли, и опираясь на пальцы рук и ног, неуверенной рысью рванул к темно-зелёному массиву. Подбегая к нему, он перешел на галоп и резво скрылся среди деревьев, но уже минуты через две выбежал обратно, и довольный засеменил в сторону шалаша, держа в зубах мертвое животное, больше всего похожее на суслика.
   Метрах в двухстах от него, скрытые пышным кустарником стояли двое. Высокий и низкий. Оба одеты в черные комбинезоны, на правых рукавах которых красовались нашивки. Нашивки изображали пёстрый флаг Объединенных штатов обеих Америк и прилегающих территорий.
   -Ты видел это? - спросил высоким голосом низкий.
   -Конечно, видел - пробасил ему в ответ высокий. - Я же не слепой.
   -По-моему он нес в зубах мертвого суслика.
   -Какие на хрен суслики - раздраженно возразил высокий. - Мы в двадцати световых годах от Земли. И от сусликов примерно на таком же расстоянии. Суслики не путешествуют с планеты на планету. Или ты видел возле их норок космические корабли?
   - Ну, я имел в виду местных сусликов - стал оправдываться низкий - Разве он не похож на суслика? Ведь похож, правда же? На тех, что живут возле гор. Знаешь, такие грязные, шустренькие.
   - Заткнись - мрачно сказал высокий - Ты мне лучше скажи, кто, по-твоему, этого суслика нес. Человек?
   - Наверное - низкий на секунду задумался. Потом, подняв руку, произнес - Конечно, в нем есть что-то странное, но это, наверное, потому что он голый.
   - Дубина - рявкнул высокий - Это потому, что он передвигается на четырех конечностях.
   -А, ну да, ну да - низкий нахмурился, но тут же улыбнулся - Это смешно, правда же?
   - Не очень - сказал высокий - Ладно, пойдем к его жилищу. Может этот четвероногий еще не разучился разговаривать.
   - Давай у него суслика отберем - вдруг предложил низкий.
   - Тьфу ты - высокий сплюнул под ноги - Идиот, ей-богу.
   - Да я пошутил, пошутил - скороговоркой начал оправдываться низкий - Это шутка такая. Зачем нам его суслик, правда же?
   Высокий еще раз сплюнул и зашагал к шалашу. Низкий засеменил за ним, продолжая скороговоркой бубнить себе под нос.
   Трой сидел возле шалаша, подогнув под голую задницу правую ногу. Рядом с ним валялся мертвый суслик. Трой с вялой грустью посмотрел на подошедших к нему людей в черных комбинезонах, потом поднял левую руку и стал чесать за ухом.
   - Вы умеете разговаривать? - спросил высокий у чешущегося.
   Чешущийся молча продолжил чесаться.
   - Я у вас спрашиваю - повторил высокий - Вы умеете разговаривать?
   В это время низкий, обойдя Троя, заглянул внутрь шалаша. Трой злобно покосился на низкого. Низкий облизнулся.
   - Что там? - спросил высокий.
   - Наверное, его женщина - сказал низкий, дрогнувшим голосом - Или самка. Го-ла-я!
   - Ну и что?
   Низкий подошел вплотную к высокому.
   - Может того? - шепнул он.
   - Чего того? - не понял высокий.
   - Ну это, чесоточного прибьем, а самку, ну того.
   Трой перестал чесать за ухом.
   - Ты извращенец - рявкнул высокий - Только попробуй, я тебя сам того. Ты хочешь занести на корабль инфекцию? Тебе что, РПА мало?
   Трой облегчённо вздохнул и снова стал чесать за ухом.
   - Да меня уже тошнит от РПА - заныл низкий.
   - Резиновая Помощница Астронавта - это единственное существо, с которым астронавту дозволено иметь отношения - назидательно произнес высокий - Пункт двадцатый ПОПЫ.
   Трой хмыкнул.
   - Ты что, не читал? - закончил назидательную речь высокий.
   - Читал - проныл низкий - Но она же резиной пахнет, правда же? А эта, наверное, резиной не пахнет.
   - Забудь - строго сказал высокий, нагнулся и в упор посмотрел на Троя.
   - Вы меня понимаете? - почти крикнул он.
   Трой оскалился.
   - Ой, лучше не надо! - пискнул низкий - Отойди от него. Вдруг он тебя укусит. А потом еще не дай бог и меня.
   - По-моему он ни хрена не понимает - подвел итог общения высокий, отходя от Троя - Неужели они так быстро деградировали? Странно - он пожал плечами - Всего сорок лет прошло. Может быть, произошел какой-то резкий скачок эволюции?
   - Скачок чего? - спросил низкий.
   - А-а - безнадежно махнул рукой высокий - Зря я генетику пропускал.
   - Чего пропускал? - спросил низкий.
   - В отличии от тебя, только генетику - ответил высокий. Потом пристально посмотрел на своего напарника - Как тебя вообще в астронавты взяли?
   - У меня папа был астронавтом - гордо заявил низкий.
   - А мама не была?
   - Не-е-т - сказал низкий, улыбнувшись - Мама у меня фельдшер.
   Высокий еще несколько секунд смотрел на напарника, потом перевел взгляд на местного неандертальца. Вернее колониста. Двадцать лет назад на земле получили сообщение от экипажа экспедиционного корабля ЭЧ-18.
   "Планета действительно имеет атмосферу. Приступаем к созданию колонии. Местная фауна не агрессивна. Разумных существ не наблюдается. До связи".
   Но связь пропала. На двадцать лет. И вот МегаНАСА отправила их двоих на эту планету, чтобы узнать, в чем собственно дело.
   - Пойдем - сказал высокий, отвлекаясь от своих размышлений - По-моему, они деградировали.
   - Это, что ли, стали как обезьяны?
   - Что-то в этом роде. Поэтому, наверное, и связь перестали поддерживать.
   - Но на земле, обезьяны ведь умеют пользоваться передатчиком, правда же?
   - Когда-нибудь я ударю тебя по голове. Больно - гаркнул высокий, развернулся и зашагал прочь от шалаша и сидящей возле него жертвы скачка эволюции.
   Низкий, глядя на мертвого суслика и не желая разделить его скорбной участи, несколько метров отступал спиной вперед. Потом, погрозив пальцем продолжавшему чесаться колонисту и крикнув - Я не суслик! Меня есть нельзя! - он развернулся и быстро побежал вслед за высоким.
   Пройдя километра два, они подошли к своему кораблю, стоявшему на небольшой прямоугольной площадке, заросшей травою. В углу площадки покоился полуразобранный ЭЧ-18.
   - Наверное, на стройматериалы ломают - подумал высокий.
   Он открыл люк новенького ЭЧМ-78, и пригнувшись, исчез в корабле. Низкий последовал за ним. Люк плавно закрылся.
   Высокий бухнулся в большое, черное кресло.
   - Что будем делать? - спросил низкий.
   - Там на полочке лежит ПОПА. Почитай ее и не задавай глупых вопросов.
   - Хорошо, потом почитаю - промямлил низкий.
   - Я думаю - высокий почесал затылок - на этой планете находиться опасно. Наверное, в ее атмосфере присутствует нечто такое, отчего люди начинают быстро деградировать. Может какая-то бактерия - закончил он задумчиво.
   - И что? - спросил низкий.
   - А то. Пункт второй Правил Обязательного Поведения Астронавтов гласит, если на планете находиться опасно, нужно немедленно ее покинуть.
   - Значит, мы улетаем? - расстроено произнес низкий, все еще думая о голой самке в шалаше.
   - Да. Полетим на Арктур. Нам нужно проверить еще одну колонию. От них уже десять лет нет сигнала.
   Низкий сел в маленькое, черное кресло и пристегнулся.
   - А это далеко отсюда? - спросил он, пристегивая ремень.
   - Почему ты не пошел в дворники? - вопросом на вопрос ответил высокий.
   - Так там же теперь только роботы.
   Высокий сплюнул на пол корабля и нажал кнопку "старт".
   Трой досмотрел, как корабль превратился в точку. Потом перевел взгляд в сторону леса. По лугу к нему направлялся мужчина, лет шестидесяти с темным пакетом в руке.
   Мужчина подошел к Трою и протянул ему пакет.
   - Молодец, здорово у тебя получилось - сказал он.
   Трой поднялся на ноги, достал из пакета трусы, рубашку и брюки, и принялся одеваться.
   Мужчина вынул из кармана трубку, сделанную из золота, насыпал в неё табак и закурил.
   - Ты отлично справился - сказал он, выпуская дым изо рта - Хочешь, я подарю тебе свою трубку?
   -Да на хрен она мне нужна - буркнул Трой - Лучше выделите новые штаны из запаса.
   Золота на этой планете было столько, что никто, в том числе и Трой, уже не мог на него смотреть. Они каждый день добывали его и переносили в грузовые отсеки ЭЧ-18. За тридцать лет они перенесли на корабль тонн триста. Оставалось добить последний отсек тоннами сорока и все. Вперед, к обеспеченной и беззаботной жизни на Земле. Так что плевать он хотел на золотую трубку. А вот штаны...
   - Сынок - ласково сказал мужчина - На Земле у тебя будет тысяча штанов.
   - Они хотели убить меня и изнасиловать Лизу.
   - Но этого же не случилось. Зато они не узнали, что эта планета до краев набита золотом. Иначе... Ты знаешь, что такое золотая лихорадка?
   - Да. Профессор рассказывал - кивнул Трой.
   - Кстати о профессоре - мужчина улыбнулся - Ты не сильно помял чучело суслика? Старик им очень дорожит. Говорит, что сам его поймал и набил еще на Земле.
   - Да пошел он, со своим сусликом! - обиженно проговорил Трой - В следующий раз пусть сам скачек голяком по лугам и таскает его в зубах.
   - Следующего раза не будет. Ты сыграл превосходно - мужчина посмотрел в небо - Я думаю, они поверили, что мы деградировали.
  
     
   Многоточие............
  
   Яркий свет превратил зрачки в две сингулярные точки. Он зажмурился.
   - Больно. Очень больно - подумал он - Но я привыкну.
   С закрытыми глазами было страшно. И не интересно. Он открыл. Снова зажмурился. Снова открыл. Глаза привыкали.
   Когда привыкли полностью, он огляделся.
   - Ничего - сердце сжалось - Ничего нет. Но ведь что-то изменилось? Иначе, зачем эта новая боль?
   - Значит всё заново. Опять всё заново.
   Он стал вспоминать, как было в прошлый раз, но не мог. Память была чиста, он весь был чист. И только маленькая чёрная точка незримо присутствовала где-то рядом.
   - Да - подумал он - Что-то такое было. Что-то чёрное и опасное. Что-то, что и привело к этому.
  
  
   Земля летела по орбите. Человек летел по пыльной улице. Он опаздывал. Всю жизнь. Везде. За свои тридцать лет он успел всего один раз. Родился вовремя. Ну и еще он знал, что не опоздает на свою смерть. И вот сейчас... он очень боялся не успеть.
  
   - Всё заново? - подумал он - Хорошо. Я попробую еще раз.
  
   Человек завернул за угол и налетел на старуху, нёсшую в корзине финики.
   - Куда ты так несёшься, ирод? - закричала та, падая.
   Но человек не ответил и не остановился. Он очень спешил.
  
   - Ну вот. Уже что-то получилось - обрадовался он - И главное я начинаю вспоминать. Да, именно вот так было и в прошлый раз. И в позапрошлый, по-моему. И в...
  
   Человек остановился и огляделся. Здесь. Он увидел приближающегося мужчину. Наверное, это от него - подумал человек и улыбнулся.
  
   - Ха, а они забавные - он рассмеялся - И как это они получаются всё время точно такие же. Но всё равно забавные. Хорошо когда всё вспоминаешь. Становишься собой. Вот только что это за точка? Вернее две точки.
  
   - Не подведи - сказал мужчина.
   - Нет - человек ухмыльнулся - Разве я похож на подлеца?
   Мужчина громко рассмеялся, развернулся и пошёл прочь.
  
   - Что же с этими чёрными точками? - думал он, заканчивая работу - Не помню. Но именно из за них я, в конце концов, и решил всё перезагрузить. Он ласково посмотрел на своё новое творение.
   Творение поднялось на две ноги и открыло глаза. Резкая боль пронзила сердце Бога. Он вспомнил. Он всё вспомнил. Слёзы потекли по его лику.
   - Ну здравствуй, Иуда - слабым голосом проговорил он, глядя в два бездонных зрачка Адама.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   88
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Альянс Неудачников. Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) С.Казакова "Жена-королева"(Любовное фэнтези) О.Грон "Попала — не пропала, или Мой похититель из будущего"(Научная фантастика) А.Светлый "Сфера: один в поле воин"(ЛитРПГ) Л.Вериор "Другая"(Любовное фэнтези) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) Д.Толкачев "Калитка в бездну"(Научная фантастика) А.Климова "Заложники"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"