Радужная Кошка : другие произведения.

Пойманные истории. Лукошко первое

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Капустин В., Neganov Y. Ререна Акуленко Е. Жизни тень Цевелев С.Л. Город Чёрной Птицы Землянская Н.Н. Небо рыб* Шитяков А.А. Реликт Гинзбург М. Ваш замковой, или Предание о легионе Смерти Мартова Н. В топку


   К вечеру похолодало и пошел дождь. Радужная Кошка не любит дождь. Поэтому стоит ей вернуться домой, как она тут же сбрасывает мокрый плащ, начинает отфыркиваться и трясти лапками - как будто это поможет избавиться от пропитавшей шерстку воды. Она удивленно замирает, прислушиваясь к тишине дома. Дома ведь тишина совершенно особенная, она наполнена множеством уютных звуков: на кухне громко тикают большие деревянные часы, из комнаты доносится бормотание телевизора... Что-то незаметное витает в воздухе, может быть это чары - но входя домой невольно улыбаешься, ощущая, что вот, теперь уже спешить не нужно... И сырая темень осеннего вечера тут же становится далекой, не слишком реальной, как пейзаж, написанный масляными красками - вроде там все правда, а как будто и совсем другая реальность.
   В следующую минуту в коридор выходит сам Огнекот, и язычки пламени на его шерстке озаряют полумрак коридора, становится совсем тепло, и даже мокрая шерстка как будто распушается, подсыхая от близкого тепла. В руках у Огнекота - стеклянная кружка эля, он улыбается, обнимая Кошку одной лапой и тут же скрывается на кухне - нужно все подготовить к просмотру историй...
   Радужная Кошка и Огнекот садятся в гостиной, устариваясь по обе стороны низенького журнального столика из золотистого дерева. Свет в комнате дают только высокий круглый торшер, стоящий между книжных полок, да еще свет от самого огненного кота. Блики чуть мерцают на некоторых корешках книг, которых очень много в гостиной, а на средних полках словно бы подмигивают множество всевозможных статуэток из янтаря...
   - Приступим? - спрашивает Огнекот в нетерпении. Радужная Кошка улыбается и ставит на столик большую, пропахшую дождем и городом корзину. На свет появляются Истории...
  
  
  
   Капустин В., Neganov Y. Ререна
  
   Удивительный мир, полный сказок, развернулся над маленьким журнальным столом. Образы ожили, чтоб рассказать свою историю, и так ладно складывалось все, так приятно и легко слушалось... Обманки вели себя достойней чем настоящие люди, и что-то теплое мелькало в глазах Ильки.... Радужная Кошка подалась вперед, чуть склоняя голову на бок, всматриваясь в быстрый образ. Она хотела что-то сказать, но передумала, и откинулась в глубоком кресле, поднося к губам кружку с горячим шоколадом, делая крохотный глоточек. Когда действо закончилось, она шевельнула пушистыми усами, одобрительно кивая:
   - Ну что, Огонек, понравилась тебе сказка? - Глаза ее чуть светились. А может быть, это отражалось пламя, игравшее на шерстке Огнекота.
   Огнекот потянулся и мурлыкнул, отчего несколько язычков пламени салютом взлетели в воздух и стали кружиться под потолком в сверкающем хороводе.
   Огненный танец становился все быстрее, кольцо огня сжималось, пока яркая вспышка не озарила комнату. На журнальном столике, мерцая, стояла янтарная фигурка. Это был рыцарь с добродушным лицом, обнявший за талию хрупкую девушку и куница с хитрыми глазками и пирожком в лапках.
   - Хорошая сказка, пусть она займет свое место в коллекции.
   Огнекот удовлетворенно урча, как подобает настоящему коту, который получил истинное удовольствие, подошел к книжной полке и достал книгу. Она не имела названия, значилось только имя автора: "Станислав Лем"...
   - Только откуда у него такая книга как у меня?
  
  
   Акуленко Е. Жизни тень
  
   Странные сцены разворачивались перед внимательными зрителями. Слова, из которых была сплетена история, оживали, становились действием, и действом... Инженер Мукин страшился смерти, но и ждал ее... Было что-то неясное в его глазах, будто автор, сочинивший Мукина хотел показать еще нечто... но передумал. Когда же на скамейке осталась только одна дама, в красном, Радужная Кошка чуть дотронулась до плеча героини, и та едва заметно качнула головой. Казалось, сейчас она обернется, и посмотрит в кошкины глаза иронично-снисходительным взглядом. Но вот действо совсем закончилось и только золотистое дерево журнального столика мягко поблескивало стареньким лаком.
   - Дама эта неплохо выкрутилась, - улыбнулась Кошка, - Все в этом мире убивает организм. Если клетки не изнашиваются - значит и курево будет не страшно Мукину. А если "ненадлежащее обращение" убивает - значит все идет по кругам своим...
   Огнекот сидел, помахивая из стороны в сторону хвостом и что-то бурррчал в усы.
   - Красивая Она получилась, да и Мукин ничего не потерял, а приобрел ли, не знаю. Вот Она, точно ничего не потеряла.
   В лапках он держал фигурку. Когда она появилась, в какой момент - сказать было невозможно. Огнекот поставил фигурку на ладонь: на стуле сидела благородная дама в большой красной шляпе и чуть позади нее в мешковатом костюме уже немолодой "инженер".
   - Пойду, поставлю на полку и давай пить чай, кошечка, я заварю твой любимый - с бергамотом.
  
  
  
   Цевелев С.Л. Город Чёрной Птицы
  
   Дракон оказался просто обворожительным. Именно таким, как рисовали зачастую драконов - была в нем и мощь, и мудрость, и вселенское терпение, но... Что-то совершенно особое скользило в его неспешных движениях. Когда дракон неспешно двигается по улицам, кажется, что он не просто хранит свой город. Нет, Черная Птица давно слился с городом, давно стал частью всего мира, и он слушает человеческую возню, не замечая и сам, что вливается в нее... Когда-нибудь он станет частью и человеческого мира. Только сам еще не знает об этом.
   Радужная Кошка долго молчит. Она смотрит из-под Ресниц на Огнекота, и все-таки первой нарушает тишину:
   - Как думаешь, что стало с другими?...
   - Нет, Кошечка, он никогда не станет частью чего-то другого и ему не нужен человеческий мир, ведь это так мало. Гораздо меньше, чем два настоящих друга!
   Потом он добавляет:
   - А другие, ушли... Просто - ушли. Придет время, уйдет и он.
   Огнекот встал и мягко отступил в тень. На мгновение над ним взмыли два черных крыла окаймленные искрами огня. Потянувшись, он подошел к Радужной Кошке и улыбнулся одними глазами, как умеют только драконы и коты.
А на столике уже стояла фигурка Дракона и его друзей.
  
  
  
   Землянская Н.Н. Небо рыб*  
  
   Тяжелая, гнетущая атмосфера растекается над внимательными зрителями, пока главный герой мечется, пытаясь успеть спасти свою жизнь, и еще Машку... Зачем? Слова, овеществляясь, кружатся бесполезными птичьими перьями. и хочется остановить рассказ... Но слишком хочется знать - что будет дальше. А дальше - только росчерк пера. И пока последние перья-слова еще кружатся в воздухе, Радужная Кошка тихонько вздыхает:
   - Как странно. Он прав ведь, и сделал свой выбор. Он спас одного, им всем, вероятно, никак не улизнуть было... А все равно ощущение, что так - неправильно. Здравый смысл или совесть?
   Кошка смотрит чуть в сторону, и не дожидаясь ответа, добавляет:
   - А стихи красивые. Простые и глубокие.
   - Эта история в которую очень просто поверить... Это как вылечить преступника для того, что бы затем казнить. Вот и герой так. Что для него эти двое, еще одно мгновение в его жизни. Совесть сейчас сидит и в основном старается не высовываться, ну, только если здравый смысл разрешит.
   Огнекот обнял Радужную Кошку.
   - Я дам статуэтку, но только такую...
   Он поставил на стол янтарную фигурку: чуть сутулый и печальный человек держал на весу ладонь, с которой стекали тягучие капли, принявшие в самом низу формы человеческих фигур. Статуэтку рассекала большая и тяжелая трещина.
  
  
  
   Шитяков А.А. Реликт
  
   В мягких отсветах камина плыли четкие и очень детальные картины. Странный человек, узнавший вдруг сверхсущество, казался каким-то не очень реальным, зато сам дракон... Дракон! С большой буквы! Он жил, и собирался жить еще очень долго. Как и многие таинственные существа, живущие среди людей и не желающие быть узнанными, этот Дракон всего лишь шел своим путем. И ушел.
   Радужная Кошка постучала коготками по краю стола, когда все кончилось, и покосилась на Огнекота:
   - Мне кажется, он сложный... - она хотела уточнить, что говорит о рассказе, истории, но потом подумала, что и для самого Дракона это описание вполне подходит, и просто пожала плечами, - Может быть, я стала больше понимать этих самых простых людей, и перестала понимать высших существ... Но этот Дракон мне кажется таким чуждым!
   - Знаешь... - Огнекот долго всматривался в образ Дракона, который все висел в дымке над столиком. - Кого-то Дракон мне напоминает. Похож на Дункана МакЛауда из клана и МакЛаудов т.д. и т.п. Только слегка модифицированный "магнетическими мыслительными потугами". А так все сходится.
   В комнату проник теплый и необыкновенно волшебный запах свежесваренного кофе. Огнекот зевнул, мотнул головой, от чего несколько искорок слетело с его шерстки, но тут же запрыгнули обратно.
   - Пошли выпьем кофе, Радужная... а про Дракона не думай, да и не дракон это вовсе...
  
  
  
   Гинзбург М. Ваш замковой, или Предание о легионе Смерти
  
   Новая история оказалась сюрпризом! Над маленьким журнальным столиком не просто сценки разворачивались, целая комедия! Бравый легион в составе благородной нави выступил в поход - чтоб покорять врагов на славу предводителю и себе - на обед. Несколько неожиданная и веселая компания заражала хорошим настроением, и трудности казались не страшны.
   Радужная Кошка зааплодировала, стоило отзвенеть последнему действу, и радостно улыбнулась Огнекоту:
   - Какое очаровательное безобразие, - подмигнула она, и по шерстке побежали разноцветные отблески, а глаза замерцали совсем мечтательно. - Тебе понравилось, Огонек?
   Вместо ответа Огнекот подпрыгнул, сделав в воздухе тройное сальто назад и подняв снопы огненных брызг. Приземлившись на столик, он начал крутиться словно волчок, объятый пламенем. В огненном вихре стала прорисовываться не одна фигурка, а целая композиция с Дрого, Фролом, Мстиславой, Рогезой и прабабушкой Миленой, позади них стояли очаровательные призраки.
   Спрыгнув со стола, Огнекот остался очень доволен, а затем, смеясь, сказал:
   - Вот только Дрёмунов и Ётунов жалко... а о Понтах, я вообще молчу!
  
  
  
   Мартова Н. В топку
  
   Генка, ваявший открытки, был таким искренним, что хотелось остановить действо и самолично помочь ему. А уж мелочи, из которых складывались открытки - те и вовсе завораживали. Такой, казалось бы, простой процесс - а хотелось всмотреться. подсказать... И, наконец, становилось понятно, что на самом-то деле эти открытки складывались не из подобранных в тон бусинок и кусочков ткани, не из блестящей фольги и цветной бумаги - нет, самые настоящие открытки, они состояли из чувств и кусочков сердец.
   Даже когда все кончилось, какое-то время не хотелось нарушать тишину, вытканную потрескиванием пламени и тихим перешептыванием янтарных фигурок на полке.
   - Трогательно, хотя и как-то слишком наивно, - Радужная Кошка задумчиво достала с полки вазочку, наполненную конфетами и протянула Огнекоту, - Все хорошо, но только в деталях, а в целом - что-то не дает окончательно поверить... Как считаешь?
   Не притронувшись к конфетам, Огнекот встал и вышел из комнаты. Через минуту он вернулся, что-то пряча за спиной.
   - Вот Кошечка, это тебе... Я сделал ее для тебя, но боялся, что она тебе не понравится.
Он достал из-за спины и протянул открытку. На ее краях подрагивали огоньки, а в центре горело нарисованное сердце.
   - Теперь я не боюсь, только немного жалко, что не дал ее тебе раньше. - Огнекот улыбнулся и обнял свою Радужную Кошечку.
   На столике, мерцая, стояла фигурка Генки и Софьи, в руках у них был целый ворох открыток.
   - Давай поставим эту фигурку на видное место.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"