Радзюкевич Елена Владиславовна: другие произведения.

Глава 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 2
  22 июня 1999г. 9.17
  г. Санкт-Петербург
  Штаб-квартира
  В принтере опять не было бумаги. И опять именно тогда когда ему нужно было распечатать документы. Обычная история. Прихватив стопку бумаги, Светлов вышел из своего кабинета и направился к аппарату, стоявшему на столе в приемной.
  Он вставил плотные белые листы в поддон и замер в ожидании.
  Так, похоже, бумаги в принтере не было с вечера. Очередь документов на печать была длинной.
  Лист, еще один. Светлов в нетерпении посмотрел распечатку. Нет, чужие. Странно - мелькнуло знакомое имя и фамилия - Софья Немеровская. Не самое обычное сочетание.
  Принтер продолжал выплевывать лист за листом.
  Вот и его недельный отчет. Первый лист из восьми, второй...
  Забирая свою распечатку, Светлов снова мельком взглянул на чужой документ с заинтересовавшей его фамилией. Пара листов без каких-либо опознавательных колонтитулов. Без начала и конца.
  Светлов оглянулся, в приемной никого не было. Любопытство пересилило и он прихватил чужие бумаги с собой.
  В конце - концов, успокоил он свою совесть - этот документ вряд ли имел гриф секретно. Или даже ДСП. Сотрудники, имеющие дело с такой информацией имели и персональные принтеры. Этим же пользовалась вся остальная конторская шушера.
  Это явно был кусок аналитической записки: сам такие составлял день за днем, еще бы не узнать...
  Так что же за история приключилась с Софьей Немеровской? И вообще может быть это не она?
  Это была она. Сонечка, 20 марта 1972 года рождения. Место рождения и проживания город Великие Луки, улица Гагарина.
  Дома их были через дорогу. И учились они вместе. Все десять лет. И даже дружили, пока Саша Светлов не влюбился в новенькую девочку, пришедшую в их десятый "Б" класс. Сонька тогда страшно переживала, да и он чувствовал свою вину, но ничего не мог с собой поделать.
   "...косвенно эта версия подтверждается следующим, - начинался документ. Дальше шли женские имена с краткими анкетными данными и примечаниями типа пропала без вести, объявлена в розыск...
  Что же с тобой случилась Соня?
  И с тобой Анна, семидесятого года рождения из Новоржева?
  Ирина, Валентина, Ольга, Елена, Татьяна, еще одна Ольга. Тысяча девятьсот семьдесят пятый, восьмидесятый, даже восемьдесят пятый год рождения... Старшей из упоминавшихся было двадцать девять, младшей четырнадцать.
  Места рождений, даты пропаж. "Места, - мельком отметил Светлов, - знакомые. В основном Псковская область. Только Валентина, семнадцати лет, пожалуй, из Ленинградской области... Волошово это уже там. Или нет?"
  Это что же выходит за последние два месяца у них в области завелся серийный маньяк? Почему же о нем никто ничего не знает? Или знают, но молчат? Не те времена, однако, журналисты давно бы расписали в красках каждый труп, дай только повод.
  Значит не маньяк, а кто? Или что? Что это за список?
  
  
  
  Зазвонивший телефон вернул Светлова к текущим делам.
  Борис Евгеньевич Ковалев очень вежливо, он всегда вежлив, поинтересовался: не забыл ли Светлов какое сегодня число. Число было двадцать второе, а день - вторник. А это значит, что сегодня у Бориса Евгеньевича должен на столе лежать его очередной отчет за прошедшую неделю июня. С начала месяца Светлов изучал милицейские сводки на предмет мошенничества. А заодно газетные объявления и записи местных телевизионных станций с бесконечной рекламой. Давненько они приглядывали за некой мадам Галиной, заслуженной целительницей России, ведьмой в третьем поколении, обладающей даром ясновидения - по крайне мере именно так она себя величала.
  - Совсем оборзели, - сказал Борис Евгеньевич, - поручая Светлову разработку. - Даже не считают нужным маскироваться.
  - А может быть простой обман?
  - Галина не обман. Правда она ничем криминальным не занимается, но связи у нее есть и ого-го какие. Под нее многие работать пытаются, да сам посмотри, - Ковалев кинул Светлову пачку газетных вырезок. Тоже чей-то кропотливый труд. Не сам же глава отдела резал желтую прессу в поисках рекламы колдунов и экстрасенсов.
  Отсеять явных шарлатанов и поручили Светлову.
  Отчет был готов. Внимания заслуживал один колдун, позиционирующий себя на рынке как знаток вуду, и два целителя. Во всех остальных случаях даже из рекламы было видно, что люди понятия не имеют что делают. Белый приворот, например - бред полный. Не существует белых приворотов. В принципе. Магия есть магия. Нет у нее цветов. По крайней мере у низшей, к которой как раз и относятся привороты-отвороты.
  Конечно, бывают исключения. Кто ж спорит. Но чтобы совершить белое, чистое колдовство нужно желать человеку добра. Ага, как раз такое - за нехилые деньги, возлюби ближнего своего.
  Все мечтают о большой и чистой любви, но все ли верят в нее? Если человек закрыл свою душу и сердце для сильных чувств, неважно почему, тогда, показав ему, что может произойти, если он перестанет закрываться - можно снять блокировку. Но это не приворот, это освобождение. И в любой момент человек будет волен уйти - любовь это не плен...
  Милицейские сводки тоже помогли. Каким путем их копии попадали в контору, Светлова не интересовало. Главное, что они были. Полные и свежие. Зачастую расставшись с энной суммой, жертва очередного колдуна, поразмыслив о смысле жизни, направляла стопы в родную милицию.
  Вот вуду - это серьезно. Каким ветром знатока этого культа занесло в Россию? А это по наводке аналитического отдела и проверят оперативники. Если сигнал верный, аналитику плюс.
  Но некоторые аналитики, между прочим, задерживают отчет.
  Выпросив себе еще полчаса, Александр отложил непонятный список и принялся внимательно перечитывать итоговый документ, шлифуя орфографию.
  Работа - это серьезно. Он понял это еще до того как собственно приступил к ней.
  ***
  - Я рад, что вы приняли мое предложение, молодой человек. Мотив не самый обычный, но это не важно. Как я понял, тематика работы вас не смущает?
  - Нет, покачал головой Светлов. - Я, честно говоря, не слишком верующий человек... точнее совсем не верующий, но то, что вы рассказали - это многое объясняет. Собственно не так важно, почему кто-то убивает людей, главное - его остановить... Да и, как я понял, вы планируете меня использовать не на следственной работе.
  - Верно, - Борис Евгеньевич кивнул, - если вы только сами захотите. Дело в том, что продвижение по карьерной лестнице, скажем так, зависит от многих факторов, в том числе и от природных данных.
  - Но... я не думаю, что я многое умею, - ответил Светлов. - Если бы я многое мог - то, наверное, раньше бы понял сам, что я... ну ... что могу...
  Ковалев кивнул.
  - Поверьте, молодой человек, способность внушать другим мысли и желания, вне зависимости от силы воздействия крайне редка. Даже если вы обладаете ею в объеме трех процентов от лучших суггесторов - то и в этом случае вы нам нужны и будете полезны. Я же думаю, что ваш природный уровень значительно выше - это раз, и два - нами разработаны специальные методики, способные увеличить как минимум в два раза ваши задатки... Если вы захотите развить свои способности по максимуму - то мы сможем вам помочь... Но с другой стороны такое развитее ограничивается служебным положением члена нашей организации. Так что кем именно вы будете работать и какими способностями обладать - будет зависеть исключительно от вас. Как видите, я вполне откровенен. Но опять же, говорю я, - есть одно большое но.
  - Я готов учиться и тренироваться столько, сколько нужно, - твердо ответил Светлов.
  - Это - само собой разумеется, - ответил Борис Евгеньевич таким тоном, что Саша прикусил язык. - Я имел в виду нечто иное... Вы должны уяснить одну вещь. - Ковалев взглянул на Светлова оценивающе. - И это крайне важно. Я не буду скрывать - заполучить вас большая удача. И для меня лично и в целом для организации. Но это - дорога в один конец. Понимаете? Или вы принимаете наши правила игры - полностью и безоговорочно, или мы расстаемся с вами прямо сейчас.
  - Понимаю, - кивнул Светлов, - Подписка о неразглашении?
  Борис Евгеньевич усмехнулся.
  - Не только. Далеко не только.
  - Тогда скажите прямо. Или мне, что, нужно поклясться на крови?
  Губы Ковалева искривились.
  - Чушь... Хотя вы правы, кое-что вы должны знать. Но не все. И не сразу. Вот минимум, который я могу вам раскрыть. Организация именуется "Щит". Возраст существования более полутора тысячи лет. Мы относимся к восточному крылу, организованному одним из последних. Тем не менее, архив на несколько сот лет есть и у нас и архив крайне интересный, могу вам гарантировать. Вы удивитесь, когда узнаете... впрочем, я забегаю вперед. Так, что вы еще должны знать? Финансирование достаточное. И многоканальное. Цель - поиск и скажем так... использование людей, имеющих экстрасенсорные способности. Способности разные как вы понимаете... не все люди нам подходят. И - самое главное - далеко не все из тех с кем контактируем мы - люди.
  - Что это значит? Это что, корпорация пришельцев?
  - Есть особи, не относящиеся к виду Homo Sapiens. Наши эволюционные пути разошлись крайне давно. Если они вообще когда-то пересекались. Три сотых процента населения земли - не люди. Это существа совершенно другой биологической природы. И между видами идет война.
  - С таким числовым преимуществом ее выиграть не сложно.
  Ковалев улыбнулся.
  - Качества, которыми они обладают, делают их вполне конкурентоспособными. Но пока - это все. Вы должны знать, что организация полувоенная, со своей структурой, иерархией. Дисциплиной. Со своими интригами и подковерными игрищами. Но последнее - в пределах разумного. До того как вас примут на испытательный срок, это обязательное правило, вы должны будете позволить поставить себе определенный гипноблок. На первом этапе я скажу вам, что он будет содержать. В случае если вы не пройдете испытательный срок, либо сами передумаете сотрудничать с нами - вы полностью забудете обо всем, что с вами происходило в течение этого времени. Думаю это справедливое условие, не так ли?
  Светлов пожал плечами. Дело давно уже приняло не совсем обычный оборот.
  - Далее, - продолжил Борис Евгеньевич, - при назначении вас на другие должности или получении допуска к определенной работе данная процедура может повторяться. Я не говорю, что мы зомбируем всех сотрудников подряд, в вашем случае возможно вмешательство будет минимальным, но это обязательное требование. После прохождения испытательного срока вы сами поймете его необходимость. Полностью содержание того или иного гипноблока вы знать не будете.
  Светлов слушал, все больше хмурясь. Кто-то будет копаться в его мозгах? Не слишком то приятная перспектива.
  - А этот разговор? - спросил он. - Если я сейчас встану и уйду - что вы сделаете? Пошлете своих сотрудников промыть мне мозги?
  - Ну, зачем так грубо, Александр? Что вы знаете сейчас? Что вы можете воздействовать на людей? Вы и сами бы догадались об этом спустя пару лет. Что есть некая организация, которая занимается экстрасенсорикой? И что? Кому вы это сможете рассказать? В лучшем случае вам посоветуют меньше смотреть телевизор, а в худшем... в худшем устроят настоящую промывку мозгов. С помощью аминазина, например. Вряд ли вы захотите так рисковать.
  "А мы тем более рисковать не будем, - Борис Евгеньевич доброжелательно улыбнулся сидящему перед ним молодому человеку. - И если ты, Александр Антонович Светлов, сейчас встанешь и уйдешь - никто тебя удерживать не будет. Сегодня. И завтра. А несколько дней спустя, к тебе подойдет новый клиент, суггесстор получше и тебя и меня, вместе взятых и ты полностью забудешь о том, что был такой Ковалев Борис Евгеньевич, что разговаривал с тобой, открыл, тебе, дураку, глаза на твои же собственные возможности... А парень-то сразу понял, что к чему. И прав в принципе насчет сотрудников, способных промыть мозги".
  - То есть дальнейшего разговора не будет, пока я не соглашусь на гипноз?
  - Я бы не назвал эту процедуру гипнозом, но ситуация именно такова.
  - А сколько времени будет длиться испытательный срок?
  - Шесть месяцев, Александр. Почти в соответствии с КЗоТом. Но ни днем меньше. Возможно больше. Можно сказать почти как на любой другой хорошей работе.
  - И что я буду делать?
  - Учиться, Александр. Пока в основном учиться.
  - А контакты с родными?
  - Нет проблем, - Борис Евгеньевич хмыкнул. - Еще вопросы?
  Светлов помолчал. Предложение было заманчивое. И перспективны неплохие. Один гарантированный переезд в Питер мог перевесить десяток отрицательных моментов.
  - Пожалуй... еще одно... А что будет, если я все-таки вам не подойду, или, - Светлов набрался наглости, - вы мне? Вы, что сумеете заставить меня забыть несколько лет жизни?
  "Да, парень не дурак. Пожалуй, он заслуживает честного ответа. В той мере, в которой это возможно, конечно".
  - Воздействие такого уровня крайне не желательно, Александр. Тем более для вас. Есть более простые и надежные методы... "Ликвидация, например" - Ковалев постарался пожать плечами как можно более равнодушно, - ... у нас есть агенты влияния - люди, которые оказывают изредка ту или иную помощь, занимаясь совершенно посторонними делами. Только рассказать они ничего никому не могут. Тут я вас обманывать не хочу - если вы уйдете... или если мы примем решение с вами расстаться - гипноблок, о котором я говорил, будет многократно усилен. В том числе и без вашего согласия. Именно это я и называю дорогой в один конец... - Боис Евгеньевич внимательно взглянул на Светлова. -Так как? Или ты еще хочешь подумать?
  - Нет, не хочу. Я согласен.
  
  ***
  ...Отправив файл с отчетом по электронной почте куратору, Светлов снова придвинул к себе лист с женскими фамилиями и именами.
  Потом потянулся за своей записной книжкой.
  Сколько лет прошло? Не сменился бы номер телефона.
  - Можно Соню?
  Молчание воцарившееся на другом конце провода, заставило Светлова обругать себя. "Умнее ты ничего не придумал: попросить к телефону умершую".
  - Хто спрашивает? - голос старый, кажется, у Сони была весьма властная бабуля.
  - Это ее знакомый. Еще со школы. Саша Светлов, может быть, помните меня?
  - Саша... А... помню, помню. Помню, как Сонька по тебе убивалась. Сменял мою внучку на ту... как ее звали то? Училась с вами...
  - Бабулечка, так как мне с Соней поговорить?
  - С Соней... А ить не живет она тут. Давно уж. Снимает Сонечка квартиру. - В голосе собеседницы Светлов явно различил обиду. - А почему? Здесь комната хорошая у нее... ну ясно, зачем ей со стариками-то...
  - Давно видели ее?
  - Да приходила, тут на днях, торт принесла. Нет, чтоб самой испечь, покупает, деньги тратит...
  - Бабушка, вы извините Бога ради, но я по межгороду звоню. Вы мне ее телефончик не дадите?
  Оплата телефонных счетов конторы заботила Светлова в последнюю очередь. Его новая работа была выше подобной мелочевки. Но на пенсионерку этот аргумент произвел впечатление и спустя пару минут Светлов записывал цифры. Телефон оказался сотовым.
  Из данного факта вытекало два вывода. Во-первых, Соня Немеровская жива и здорова, по крайней мере, была жива и здорова пару дней назад, а во-вторых, хорошо устроилась, раз хватает денег и на оплату аренды квартиры и на сотовый. Что несколько странно. Помнится, поступала она в педагогический на истфак. А размер зарплаты учителей не знает только слепой и глухой. Может быть замуж вышла?
  Светлов собрался набрать новый номер, но зазвенел его телефон.
  - Зайди ко мне, - голос Бориса Евгеньевича был сух.
  Не пытаясь угадать, зачем понадобился куратору, Светлов, прихватив лист бумаги и ручку, направился в начальственный кабинет.
  Помимо Бориса Евгеньевича там сидело еще двое сотрудников. Кто такие - Светлов не знал.
  - Вот, познакомьтесь, - Ковалев указал рукой на Светлова, - новый аналитик, Александр Антонович. Он из тех мест, должен ориентироваться на местности. Да и ему полезно поработать в команде.
  Светлов пожал протянутые руки.
  - Сергей Васильевич, можно просто Сергей - худощавый высокий парень приветливо кивнул ему.
  - Игорь Иванович, - сообщил немногословно темноволосый мужчина лет тридцати.
  Светлов заметил на столе Бориса Евгеньевича знакомые листы. Вот значит в чем дело. Что ж, места действительно ему известные.
  - Игорь Иванович, - Ковалев кивнул, - прошу, введите нас еще раз в курс дела. Можно кратко. А ты, - Борис Евгеньевич обернулся к Светлову, - потом сам почитаешь все материалы. Допуск я тебе подпишу.
  - Ситуация странная, честно говоря, начал Игорь Иванович, - Мы не совсем уверены в том, что есть повод реагировать. Как известно для начала расследования по нашей линии необходимы определенные формальные признаки мистического порядка. Пока в нашей информации этого нет.
  - Иногда, - бесцеремонно перебил его Ковалев, - отсутствие формального повода связано с хорошо замаскированными следами. Причем, лицом прекрасно осведомленным о ... хм... формальных поводах. И если мы будем сидеть и ждать пока нам преподнесут набор улик... Итак?
  - Мы действовали исходя из тех же соображений, - сказал Игорь Иванович. - По области наблюдается странный скачок заявлений о пропавших без вести людях. А общероссийская статистика...
  - Здесь все в курсе насчет статистки.
  - Понимаю, - Игорь Иванович кивнул, ничем не показывая, что комментарии начальства ему не совсем по душе. - Так вот, средний показатель по Псковской области за май-июнь выше в три с половиной раза. Именно это и привлекло внимание. Даже если исключить сопредельные территории. Хотя два аналогичных случая мы зафиксировали в Ленинградской области...
  - Двое пропавших? - удивленно переспросил Светлов. - Что в этом необычного?
  - Не торопитесь, сейчас я все объясню. Как известно, заявления о пропавших без вести людях регистрируются в органах внутренних дел, возбуждаются дела и соответственно данные попадают статотчетность, которую мы изучаем. Я не буду говорить, с каким скрипом идут подобные дела. Но именно они и дали скачок статданных. Повторюсь, показатель выше общероссийского более чем в три раза. Сейчас по каждому случаю проводится проверка, предварительные результаты - настораживают. Восемьдесят семь процентов пропавших - женщины, средний возраст двадцать один год. Есть несколько четырнадцатилетних девочек и пара женщин за тридцать. Но в основном это молодые девушки.
  - Сколько всего пропало по области? - спросил Ковалев.
  - Всего или женщин? - уточнил Игорь Иванович.
  - И тех и тех.
  - На сегодня общее число - сорок семь человек, из них двадцать шесть женщин.
  - Значит, если убрать ваши случаи, то среднестатистический результат не выйдет за пределы нормы? - быстро сказал Ковалев, потом, прикинув в уме цифры, продолжил: - Хотя нет... подождите. Где еще восемь человек? Любопытно.
  Игорь Иванович кивнул:
  - Нас собственно интересуют не пропавшие, а найденные. Шесть из Пскова, то есть области, двое из Ленинградской области.
  - Женщины?
  - Да.
  - И тоже восемь... Получается, что на каждого найденного, есть один лишний пропавший?
  - Именно так, - ответил Игорь Иванович.
  - Плохо. - Ковалев взял со стола ручку, завертел ее между пальцев.
  - Места обнаружения трупов зафиксированы? - нарушил молчание Светлов. Дело представлялось интересным.
  - Трупов? - переспросил Игорь Иванович. - Нет никаких трупов, в чем и дело! Все найденные живы и здоровы.
  - А остальные?
  - Про остальных ничего не известно, - подал голос Сергей. Сейчас по ним работают.
  Светлов не мог взять в толк, что именно привлекло внимание аналитического отдела. Пропавшие женщины вещь, конечно, явно криминальная, но об этом должна болеть голова у местных милицейских чинов.
  Очевидно, что-то было еще. Но после дурацкого вопроса о трупах - он решил несколько подождать с дальнейшими уточнениями.
  - Так вот, восемь женщин, по ним тоже возбуждались розыскные дела - спустя дней десять двенадцать находятся. Точнее, они сами давали о себе знать: выходили к деревням, поселкам - к людскому жилью. Почти всегда обнаженные и практически в невменяемом состоянии. Что с ними приключилось - рассказать не могут. Реагировали неадекватно. Говорят, что заблудились в лесу, ничего плохого с ними не произошло, никто не обижал... а в основном, что ничего не помнят.
  - Обследовали? - кратко спросил Ковалев.
  - Увы, нет. Мы нет. Спустя пять - шесть часов жертвы, хотя, собственно, какие жертвы? Ладно, потерпевшие, полностью приходили в себя - и отправлялись по месту прописки. Ну а милиция с чистой совестью закрывала дело.
  - Любопытно, - снова сказал Борис Евгеньевич.
  - Но самое интересно даже не это, - взял слово Сергей. - Вот, полюбуйтесь.
  Он достал из своей папки цветную распечатку. Это оказалась подробная карта севера Псковской области.
  - Вот здесь синим отмечены места, где нашлись наши красавицы.
  Если соединить разбросанные точки, то в окружность они, конечно, не сольются: слишком большой разброс - понял Светлов. Но то, что места появлений пропавших располагались вокруг некого центра - сомнению не подлежало.
  - Что скажешь, Светлов? - в голосе Бориса Евгеньевича Александру почудилась легкая насмешка.
  - Нужно подумать, ќ- невозмутимо отозвался Светлов. Не думает же его начальник, что он с ходу выдаст рабочую версию. - Болота там, на севере, глухие и леса. Жилья почти нет. Я был как-то в Озерцах - то еще место.
  - Что за болота?
  - Болота... их там много. Эти, - Светлов ткнул в карту, - кажется, Черный мох называются. Точно, там еще речка есть - тоже Черная. Но там я не был, - Светлов пожал плечами, - Что может быть на болоте? Реки, озера. Дорог почти нет. Лесов мало. Есть там пара мест посуше, даже вроде скалы какие-то...
  - Неконструктивно излагаешь, Светлов, идей не слышу.
  - Возможно, имеет смысл встретиться с кем-то из пропавших и найденных? - предложил Светлов. И мысленно добавил: "И, пожалуй, я знаю с кого начать".
  - Это работа оперативников, Александр, - сказал Борис Евгеньевич, - топтаться по чужой территории я вам не дам. - Еще идеи есть?
  - А раньше такого не было?
  Светлов заметил, что Игорь Иванович и Ковалев переглянулись.
  Ответил Сергей.
  - Было нечто подобное. Двадцать семь лет назад. Но данных мало. Проверяем сейчас кое-что.
  - А еще раньше?
  - Говорю ж, проверяем. Времена были другие...
  - Об этом потом, - прервал их Борис Евгеньевич. - Еще варианты?
  - Когда начались это пропажи и находки? В мае? И девушки выходили из леса голые? Холодно же.
  - В мае два случая. Остальные июнь.
  - Надо думать, что это будет продолжаться и дальше... Тогда нужно успеть обследовать нашедшуюся девушку нашими специалистам. Мы должны точно знать, что с ними происходит.
  - Это я постараюсь обеспечить, - Борис Евгеньевич кивнул. Ладно. Сергей, Светлову дай все материалы... И архивные тоже, что есть. Александр, твоя задача свежим взглядом просмотреть все, тем более места там ты знаешь... Что за сексуальный маньяк там завелся? Составим задание, отошлем оперативникам. Все, идите.
  
  - Держи, Светлов, - Сергей протянул папку.
  - Лучше Александр, - сообщил Саша.
  Сергей кивнул:
  - Понял.
  - Причем здесь маньяк? Их что, насиловали? - спросил Светлов, имея в виду последнюю реплику своего куратора.
  - Знаешь... Саша, - Сергей как-то грустно усмехнулся, - бабы обычно не имеют привычки расхаживать по лесу голяшом. Добровольно, - уточнил он. - По крайней мере, мне такие не попадались.
  
  Так, ну что ж, посмотрим, что мы имеем. Светлов устроился за своим столом и раскрыл папку. Материалов было не очень много. С одной стороны это хорошо - можно быстро войти в тему, с другой... с другой это означало, что работы предстоит много. Светлов отметил, что собранные бумаги не прошиты и не пронумерованы.
  И то верно. Зачем нумеровать и прошивать бумаги? Предъявлять их для ознакомления никому не придется. Ни подозреваемому - обвиняемому, ни его адвокату, ни судье.
  Потому что нет у подозреваемых конторой адвокатов. И прав никаких нет. В том числе и на суд.
  Этот аспект новой работы Светловым поначалу был воспринят несколько болезненно.
  Трудно отказаться от вбитых в голову аксиом.
  И не только аксиом. От действительно ставших уже привычными таких понятий как презумпция невиновности, справедливый суд. С одно стороны оно, конечно, смешно, особенно насчет суда, но с другой, когда этот суд, какой бы он ни был, но суд, заменяется простым приказом о ликвидации - это принять сложно.
  Борис Евгеньевич быстро нашел способ излечить Александра от излишнего романтизма...
  "Так, воспоминаниям мы предадимся в более подходящее время, - одернул Светлов сам себя. - Не отвлекайся".
  Первым документом в папке была та самая распечатка, два листа из которой Светлов уже видел. В ней то, что излагали на совещании Игорь Иванович и Сергей: ничего нового, можно быстро просмотреть. Далее... Статданные, милицейские сводки, с заботливо отмеченными в тексте местами, на которые стоит обратить внимание - но не слишком информативно.
  Самой интересной в папке оказалась пара ксерокопий статей из газеты "Заря Пскова" от 12 и 19 июля 1972 года. В первой сообщалось, что две девушки, Светлана Мальцева и Печорнина Ольга, ученицы 10 класса, школы Љ12, 8 июля 1972 года были задержаны местным участковым за непристойное поведение - разгуливали по деревне Щелец, где гостили у родственницы Мальцевой в минимуме одежды. "Минимум" - выразился журналист. Понимай, как хочешь... Собственно, может девчонки загорали в купальниках? Нет, не загорали - дело было утром, когда прочие жители Щелец шли на работу.
  "Надо полагать, - решил Александр, - голыми они ходили. Как и нынешние".
  Девушки объяснили свое вызывающее поведение тем, что отмечали ночь Ивана Купалы. "Лучше бы эти школьницы направили свою энергию на что-то более конструктивное и приносящее пользу обществу - делал вывод автор статьи и спрашивал: куда смотрит комсомольская организация?"
  Комсомольская организация смотрела куда надо - в следующей статье сообщалось, что девушек исключили из ВЛКСМ, и в отношении них решался вопрос о возбуждении уголовного дела по ст. 206 УК РСФСР. "Можно сказать, - заканчивал мысль журналист, Света и Оля, поделом получили... что должно служить примером..."
  Поделом, так поделом, - согласился Саша, откладывая ксерокопию и отмечая первое задание - установить где сейчас проживают Света и Оля и как у них дела.
  А вот и наши... потерпевшие. Старательно делавшие вид, что они в полном порядке. Интересно почему? Что ж, жертвы сексуального насилия очень часто избегают говорить об ... инциденте. Особенно если остались живы и здоровы. И особенно если винят в происшедшем себя.
  Так, Анна Степановна Веревкина из города Новоржева...
  Пропала первой, двадцать девятого апреля, найдена тоже первой. То есть нашлась первой. Десятого мая.
  Май в этом году был холодный. Выходные Светлов провел дома, да точно, снега не было, и на том спасибо, но холод стоял собачий. И в такую погоду наша дамочка в неглиже значит в лесу гуляет. И, что характерно, не жалуется, мол, раздели, ограбили. Кстати, где она нашлась-то?
  Александр потянулся к компьютеру. Помнится, была там подробная карта Российской Федерации. Да такая, что любой военный топограф увидев это чудо - умер бы от зависти. Если посмотреть, где найдены тела, то возможно...
  Светлов запустил программу с картой. Будем все делать по порядку.
  Сначала отметим всех пропавших. Потом сверим с информацией Сергея. Может, что еще найдется, заслуживающее внимания. И, кроме того, Саше давно хотелось поработать с новой программой.
  Интересные дела получаются... Очень интересные.
  Двенадцать из Пскова, понятно, столица. Семь из Великих Лук, в том числе Софья Немеровская и четырнадцатилетняя девчушка, Лена Иванова. Тоже объяснимо - город по местным меркам большой.
  Остальные пропавшие проживали в самых разных больших и малых городах и селах. Порхов, Остров, Плюсса, Дно, Карамышево, Невель, Локня... стоп-стоп-стоп... Это что ж это исключительно железнодорожные станции? Нет, Воронцово...
  Хм. Оно одно. Что ж, тем проще. Записываем тему номер два - связь с железной дорогой. Какая именно? Вариантов много. Очень много.
  Ленинградская область, Волошово.
  Светлов вызвал увеличение. Так, население... семь тысяч восемьсот, не густо, прямо скажем... И что из этого населенного пункта, на город он не тянет, однозначно, две жертвы? Точно. Помимо семнадцатилетней Валентины Кузнецовой, о которой Светлов уже имел представление, из того же Волошово оказалась Виктория Штерн, и тоже семнадцати лет...
  Поговорить бы с ними. Так как положено. По отдельности с каждой, глядишь, что и всплывет...
  Э нет, Саша, шеф выразился более чем ясно - топтаться по чужой территории он не даст. Под чужой территорией подразумевается работа оперативного отдела, разумеется. А идти вопреки прямому намеку куратора - чревато.
  Отметим задние номер три - уточнить: знакомы ли девушки между собой?
  И, кстати, есть ли в Волошово железная дорога?
  Такой дороги не было.
  Значит просто совпадение насчет станций? Или в этом что-то есть?
  Саша откинулся на спинку кресла, продолжая рассматривать карту на экране.
  Двадцать шесть отметок.
  Каждая - чья-то жизнь.
  Откровение на Светлова ни снизошло. И никакой системы в этих точках он не уловил.
  Теперь отметим тех, кто нашелся. Софья Немеровская, конечно; две девчонки из Волошово. Отлично, вместе пропали, вместе нашлись. Наверняка знают друг друга.
  Сергеева Ольга из Карамышево двадцати двух лет, Невель - Игнатова Татьяна Сергеевна, двадцать семь лет, сама старшая из списка.
  А вот и места появлений...
  Опаньки!
  Все населенные пункты до одного - деревни по окраинам болота Черный Мох. С запада и востока. Дальше всех отстоял Щелец - на юге. К Котельно вышли двое... С чего бы это? А, понятно. Оно ближе всего. Хотя нет... Ближе всех деревня Беленькая. Но там нет... точек выхода. А север? Тоже нет никого. Там болота и вовсе непроходимые...
  Светлов продолжал работать, размышляя о том, что может объединять восемь человек разного возраста и социального положения? Что у них общего?
  Только пол.
  Похоже, версия начальника, которой он небрежно поделился - самая перспективная.
  ***
  - Ну, что, как там твой протеже? Заглотнул наживку? - голос спрашивающего был достаточно спокоен. Не равнодушен, а именно спокоен. Так как и должен быть спокоен голос истинного руководителя. Даже тогда, когда есть реальная возможность заполучить ценный кадр.
  - Пока сложно сказать, - Ковалев побарабанил пальцами по столу. - Слишком мало времени прошло.
  - Как это мало? Борис, парень у тебя больше полгода. Пора бы разобраться, - в голосе слышалось не раздражение, а лишь легкое сожаление.
  - Да, но большая часть времени шла на обучение. У него особая программа. Мы это уже обсуждали.
  - Мне нужна определенность.
  - А мне время. И ему тоже.
  - Время у вас было. Ты же знаешь о причинах интереса.
  - Естественно. Но и вы поймите меня. Я не могу гарантировать ничего. Об оперативной работе с ним не было речи. И не уверен я, что этот человек нам подходит.
  - А что с его способностями?
  - Я докладывал вам, - сухо ответил Борис Евгеньевич, - кое-что есть интересное, но результат не блестящий. Далеко не блестящий.
  - Ну, смотри, тебе видней. Но имей в виду, что оперативников со способностями суггестора крайне мало. Ты понимаешь, о чем я?
  - Понимаю. Но форсировать события я не рекомендую.
  - Твои рекомендации будут учтены, - начальственный голос помолчал, затем продолжил: - Если будет нужна помощь - ты ее получишь. - В финале прозвучала необходимая твердость, и уверенность в компетенции собеседника.
  - Я понимаю.
  Борис Евгеньевич опустил трубку телефонного аппарата на рычаг.
  Подбор работников - дело деликатное. Не каждый человек в состоянии принять правду. Любую правду. Кто-то старательно закрывает глаза на любовные игрища своей половины, кто-то предпочитает не замечать признаков явного алкоголизма в поведении любимого внука, кто-то до сих пор считает, что от него зависит судьба мира.
  И если человека ткнуть носом в ту правду, к которой он не готов, либо которую не способен принять - результат предсказать не возьмется никто.
  Хотя нет, конечно, зная полный психопрофиль человека, особенности воспитания, характера, жизненного опыта, хороший психолог, пожалуй, сможет дать варианты реакций. Но вот и именно что варианты.
  Да... а кто-то не может принять тот факт, что нелюди не имеют прав людей.
  Таких, между прочим, не так уж мало... Романтиков - идеалистов. И барьер этот не легко перешагнуть. Одно дело когда в руки берет оружие человек, лично пострадавший от вурдалака-извращенца - тогда да, легко и просто для многих, но опять же не для все - свершить праведную месть и спать спокойно... Но внушить обычному человеку, точнее убедить его так, чтобы это убеждение стало руководством к действию, убедить в том, что он должен убивать без сомнений и колебаний - задача не из простых.
  Светлов в этом плане сюрприз ему не преподнес. С такой типичной реакцией Ковалев сталкивался не раз. И когда Александр пришел на обычную беседу с куратором в подавленном состоянии, которое пытался безуспешно скрыть, он понял, в чем причина. Тем более что программа общего курса была Борису Евгеньевичу известна досконально.
  Не было в этот раз ни разговоров, ни вопросов, ни споров.
  Была экскурсия.
  Можно сказать ознакомительная. Посмотреть на тех, кого удалось доставить в спец отделение живьем.
  А также на материалы, зафиксировавшие то, что осталось от их жертв.
  Первой, второй, третьей, восьмой. И постоянные, словно рефрен вопросы - ты считаешь, что они имеют те же права? Ты считаешь, что они имеют право на жизнь?
  Вот этот, специализирующийся исключительно на беременных - который добывал плод, не убивая мать.
  Она умирала потом сама. От кровопотери.
  Или этот - сжигавший пятилетних мальчиков. Пепел которых входил в состав его дьявольских зелий...
  Или тот - питавшийся исключительно мозгом жертв, который высасывал через нос.
  И тот, и тот, и тот...
  Вопросов Светлов больше не задавал. Приняв мысленно условия игры.
  И это был первый шаг. А сделает ли он второй? Борис Евгеньевич не знал.
  И Светлов не знал. И знать не мог. Так понятия не имел что такое второй шаг.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) А.Кристалл "Покорение небесного пламени"(Боевое фэнтези) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) А.Лерой "Ненужные. Академия егерей"(Боевое фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"