Раков Дмитрий Александрович: другие произведения.

B.1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Ветка В.1

  
   Наверное, я уже решил, что буду делать, еще до самого выбора. Эта девушка... Во мне будто что-то перемкнуло. Этот странный короткий диалог заставил меня что-то поменять, попробовать, рискнуть. Я должен был полностью разобраться, кто она, а сделать это без изменений в моих действиях нельзя. Что ж, видимо, пришло время встретиться лицом к лицу с моим страхом... И будь что будет. Надо ее найти.
  
   Окончательно придя в себя, я понял еще кое-что. Мои воспоминания... Они были неполными! Это было в первый раз, когда такое случалось, за все время моих "полетов" не происходило ничего подобного. Я помнил практически каждое событие досконально, но сейчас... Практически ничего не мог вспомнить. Только... О чем тот был диалог с девушкой?.. "Что, я даже этого не помню?" -- стал злиться на себя я. Я вспомнил ее зеленые глаза, ее рыжую копну волос, но так и не вспомнил ни слова из того, что она говорила.
  
   Так, что же было три недели назад?.. Я помнил, у меня было немного свободного времени, потому что первый этап проекта я уже закончил. С Константином Евгеньевичем я уже более-менее разобрался, а тот объем работ, который я должен был предоставить за следующие три недели, я помнил вполне четко. Оставалось только выложить все на бумагу и отправить "Леночке" на обработку.
  
   И найти ту странную незнакомку.
  
   Начать я решил с соцсетей, ибо они всегда под рукой. Только открой ноутбук, и все люди на планете в твоем распоряжении. Ну, есть, конечно, исключения... И, конечно же, та незнакомка была одной из них. Либо очень хорошо шифруется. Я убил часа два на то, чтобы просмотреть всех друзей моих друзей, их друзей, членов групп в моем городе, но все было тщетно. Это, конечно, осложнит ситуацию, но выкрутиться было можно. Тем более, что у меня как раз намечалась встреча с одним моим очень полезным знакомым...
  
   Одним из преимуществ работы с проектами и выигрышем тендеров от важных заказчиков является наращивание связей и полезных знакомств. С Бениамином я познакомился как раз, когда мы с Константином Евгеньевичем работали над проектом ФСБ. Он был одним из стажеров, который хотел показать себя в работе с лучшей стороны, а нам нужны были средства для открытия НИИ, поэтому работать было одно удовольствие. Тем более, что проект был не таким уж и сложным. Система управления качеством -- банальное описание всех новейших стандартов, их применения и выработка новой стратегии по их внедрению.
  
   Возможность знакомства с кем-то из государственных органов, тем более таких, как ФСБ, вряд ли кто захотел бы упускать. Вот и я решил завести более тесную дружбу с Беном. Можете осуждать меня и говорить, что это "дружба по расчету", но мне все равно. Парнем он и правда был неплохим.
  
   -- О, Коль, привет! Че по чем? -- спросил меня Бениамин в своей обыкновенной, немного дворовой манере.
  
   -- Да все вроде бы хорошо, Бен. Слушай, не мог бы ты оказать мне одну услугу? -- выдохнул с надеждой я. -- Только, правда, не по телефону...
  
   -- Хм, да не вопрос, если ниче нелегального, -- хмыкнул ФСБшник. -- Давай тогда в кафешке, у меня как раз скоро перекур.
  
   -- И захвати с собой ноутбук!
  

***

  
   -- Ну, давай, выкладывай, че случилось, а то голос у тебя в трубке был больно обеспокоенный, -- спросил Бен, накручивая спагетти на вилку. Я ради приличия заказал десерт и теперь ковырялся вилкой в малиновом чизкейке.
  
   -- Да тут такие дела... -- начал я. -- Влюбился я, короче, Бен! -- выплюнул я первое, что пришло в голову.
  
   -- Воу! Ты стебешься! Сколько уже ты один, парень? -- ФСБшник добродушно хлопнул меня по плечу.
  
   -- Не помню, если честно. Правда, я не знаю ее имени, и где она живет, -- а вот это было сущей правдой по сравнению с бредом о "влюбленности". Я рассчитывал на то, что Бен сможет использовать свою, хоть и не большую, но власть.
  
   -- "А что это за девочка, и где она живет...", -- процитировал мой друг строчку из одной прилипчивой песни. -- Романти-и-ично!
  
   -- В общем, хочу, чтобы ты помог мне ее найти. Поэтому и просил захватить ноутбук, -- объяснил я. -- Можем фоторобот составить и прогнать ее по базам? Только если тебе не сложно...
  
   -- Ну, хоть это и не очень легально... -- протянул ФСБшник. -- Эх, черт с тобой. Ради любви все можно. Вон как у тебя глаза горят!
  
   -- Спасибо, -- с облегчением вздохнул я. -- С чего начнем?
  
   -- Вот! -- Бен открыл ноутбук, ввел пароль (я вежливо отвернулся) и нажал на какую-то иконку. -- Программка, которая нам нужна. Более десяти тысяч лицевых элементов, между прочим! Есть, где разгуляться, выбирай любую, так сказать. Отдельно вобьем цвет глаз, волос и так далее, и, вуаля, твоя красотка найдена!
  
   -- Вроде бы все просто, -- промычал я, рассматривая предложенный "ассортимент".
  
   Мы справились с фотороботом за час. Я беспокоился, что друг опоздает с обеда, но тот сказал, что ничего страшного. Вскоре на меня с экрана монитора смотрела неплохо нарисованная копия моей странной незнакомки, которую я должен буду встретить через три недели.
  
   -- Точно она?
  
   -- Да, да, именно, -- уверил Бена я. -- Теперь по базам?
  
   -- Ага, вот только узнаю пароль... -- он наклонился и достал из своего портфеля маленький брелок с какими-то циферками и буквами. -- Обновляется раз в пять минут, генерится случайным образом! Чудо, а не штука!
  
   -- И правда, -- такой вид шифровки меня даже позабавил.
  
   ФСБшник ввел пароль в открывшееся окошко базы лиц и загрузил созданный файл. После нажатия кнопки "поиск" прошло максимум минуты три, прежде чем фоторобот на экране превратился в настоящую фотографию из паспорта той самой девушки.
  
   -- Спасибо огромное, Бен! Теперь уж точно личная жизнь наладится, -- пошутил я и принялся изучать доступную информацию. Алиса Подберезная... Оказалось, что она сменила место жительства около четырех лет назад, жила в обычной квартире на другом конце Москвы и ей было около двадцати двух лет. Я даже расстроился: ничего необычного, самая обычная девушка, от слова "совсем". Никакого криминала, ничего странного... Я бы не удивился, если бы ее вообще не существовало в базе, но вот она, смотрит на меня из монитора теми же зелеными глазами. Что же тогда она от меня хотела?
  
   Я все не мог вспомнить тот разговор, который произошел... Стоп, я теперь даже не помнил, где мы с ней пересеклись?! Это уже было слишком... Ее лицо же я помнил, так в чем же дело?
  
   -- Пустяки, Коль, обращайся, -- довольно промычал ФСБшник. -- А...
  
   -- Что? -- я увидел, что Бен хочет о чем-то, наверное, спросить.
  
   -- Да тут так... ничего, если честно... забей, как-нибудь сам разберусь! -- Бен как-то засомневался, но я не хотел давить на него. Он мне помог, в конце концов.
  
   Под конец наших посиделок мы заказали по мороженому.
  
   -- Удачи тебе в твоих поисках! -- пожелал мне на прощание Бен.
  
   -- И тебе удачи в работе, -- поблагодарил его я.
  
   Времени до конца дня было еще достаточно много. Поэтому я решил, что надо бы поработать. Никуда эта Алиса от меня не убежит, а вот проектом надо бы заняться, чтобы потом уже полноценно переключиться на раскрытие этой загадки. Тем более, я знал ее адрес.
  
   Дома я открыл ноутбук и сел на диван. Приготовив все нужные материалы, я невольно вздохнул. Все-таки делать все с нуля не так уж и просто. Только на поиск литературы у меня уйдет не меньше недели, ведь ни одна ссылка не сохранилась в моем браузере. Вызвав воспоминания об уже написанном тексте, я начал искать.
  
   На следующий день я проснулся разбитым. Еще бы, ведь время на часах уже подходило к трем дня. Вся ночь у меня ушла только на то, чтобы более-менее привести в порядок воспоминания и найти самые необходимые источники. Солнце нещадно било мне в глаза, а голова болела от недосыпа. Цитрамон снова пришел на помощь, но он уже заканчивался. "Надо бы и в аптеку скоро заскочить", -- подумал я.
  
   Алиса Подберезная. Свой "рабочий план" я выполнил еще вчера, значит сейчас надо было заняться ее поисками. И где же ее мне искать, если не у нее дома?
  
   Квартира Алисы находилась в часе езды на метро от моего местоположения. Когда я прибыл на место, уже начало вечереть. Все-таки последние летние деньки становились все короче и короче, а город начинал заполнять прохладный осенний ветер. Даже листья на многих деревьях уже желтели, а птицы становились все тише, предвещая дождливый сезон.
  
   Я подошел к подъезду. Но что дальше? Просто так позвонить в домофон и сказать: "Знаете, а Вы через три недели должны найти меня и сказать что-то важное"? Я даже не мог внутрь зайти.
  
   -- О, Николай, какими судьбами? -- услышал я знакомый голос позади себя. Обернувшись, я увидел Константина Евгеньевича, который шел с пакетами, полными продуктов, по направлению к подъезду.
  
   -- З-здравствуйте, Константин Евгеньевич, -- промямлил я, не зная, что еще сказать. Мой руководитель, казалось, не слишком удивился.
  
   -- Ну, раз уж ты здесь... -- сказал он и протянул мне половину пакетов. Я, конечно же, помог ему дотащить покупки, пока он доставал ключ.
  
   -- Ну, рассказывай, что же все-таки привело тебя сюда? -- спросил меня он, когда мы уселись с ним на кухне. Бывший завкафедрой налил мне чай и достал печенье с вафлями, а я и не знал, что ответить.
  
   -- Да, девушку одну ищу, даже не знал, что вы живете в одном подъезде, -- решил признаться я.
  
   -- И как же зовут твою избранницу? -- лукаво спросил Константин Евгеньевич, подмигнув.
  
   -- Алиса...
  
   Его зрачки неожиданно сузились.
  
   -- Подберезная, что ли?
  
   Теперь была моя очередь удивляться.
  
   - К-как Вы...
  
   -- Да просто угадал, -- ушел он от прямого ответа и запихнул в рот печенье.
  
   -- А Вы-то откуда ее знаете? -- поинтересовался я, не скрывая нетерпение. Быть может, я все-таки приближусь к разгадке тайны Алисы?
  
   -- Ну, на самом деле, я хотел немного повременить с вашим знакомством, если говорить начистоту, -- признался Константин Евгеньевич. -- Но, раз уж вы уже знакомы... В общем, если она тебе еще не говорила, она наше "связующее звено", так сказать...
  
   -- С чем? -- не понял я. Было видно, что мой руководитель не очень был рад этому разговору, но я решил попытаться продавить его до конца.
  
   -- Ну... С Энергопрактикой.
  
   В моем мозгу что-то щелкнуло. Всего лишь на мгновение у меня появилось чувство, что все встало на свои места... Но оно испарилось так же быстро, как и появилось. Вместо этого ощущения возникло только еще больше вопросов. Алиса Подберезная и Энергопрактика? Этот НИИ как раз был нашим заказчиком по проекту модели машины времени, но то, что Алиса была как-то связана с ними, только еще сильнее все запутывало.
  
   -- А как ты с ней познакомился, позволь спросить? -- вывел меня из раздумий Константин Евгеньевич.
  
   -- Да, не важно, -- попытался отмахнуться я и тут же задал ответный вопрос. -- А Вы?
  
   -- Ну... -- он замешкался, -- на самом деле, это скорее она нас нашла. Ее команда должна принять нашу часть работы.
  
   Вот так новости... То есть она, фактически, наш заказчик. Правда, мне не понравилось слово "часть" работы.
  
   -- Хм, ясненько, -- сказал я, раз за разом продолжая обдумывать полученную информацию.
  
   -- И, как ты можешь догадаться, -- пожал плечами мой руководитель, -- при объявлении тендера и выборе исполнителей именно Алиса настояла на нашей кандидатуре, ведь мы с ней уже давно знакомы. Соседи все-таки, часто пересекаемся.
  
   Точно, мне нужно было догадаться, что все это не простое совпадение. Еще бы, ведь НИИ Энергопрактика был всемирно известным институтом с большим опытом в области физики. Правда, чем конкретно они занимались, я так и не понял. Всем понемногу, так сказать.
  
   -- Здорово иметь такого соседа, -- задумчиво промычал я.
  
   -- Да, конечно, нам сильно повезло. Я был тем, с кем она первой познакомилась в нашем подъезде... Ой, Коль, что-то мы засиделись, -- сказал Константин Евгеньевич, посмотрев на часы. Странно, он называл меня неполным именем в очень редких случаях. Я даже, если честно, не помнил, было ли такое раньше.
  
   Время действительно было уже позднее, за одиннадцать вечера. Даже неудобно как-то сейчас направляться к девушке домой, поэтому я снова решил отложить эту затею хотя бы до завтра. Наспех попрощавшись со своим руководителем, я вышел на улицу и достал смартфон. Такси обещало приехать минут через пятнадцать, поэтому я присел на заборчик возле дома и закурил.
  
   "Мда", -- подумал я, -- "Насыщенный денек. Надо будет разложить все по полочкам, как приеду".
  
   -- Зажигалкой не поделитесь?
  
   ...Я уже знал, кого увижу позади себя.
  
   -- Держи, -- невозмутимо протянул я зажигалку рыжеволосой Алисе. Она присела на ограду рядом со мной и замолчала. А я все ждал.
  
   -- Ты тут живешь? -- спросила она. "Черт, что она от меня хочет?" -- подумал я. По ней не было видно, что она меня знает, но тогда это не имело вообще никакого смысла! Иначе зачем она меня встретила тогда, три недели спустя? Почему хотела рассказать что-то важное? По крайней мере, в ту ночь она точно меня знала...
  
   -- Не, в гости заходил.
  
   -- Хм, к кому, если не секрет?
  
   Я уже не мог сдерживаться.
  
   -- К Алисе Подберезной, мне надо было с ней кое-что обсудить.
  
   Глаза девушки округлились, видимо, от удивления, но я сделал вид, что не замечаю этого.
  
   -- Хм... Ну, удачи Вам тогда... -- она резко встала, выкинула недокуренную сигарету прочь и ушла в подъезд.
  
   Что.
  
   Это.
  
   Было?!
  
   Я сел, обхватив, голову руками. Судя по всему, она меня действительно не знает. Ведь... Стоп... Может, она пока что меня и не должна знать? Все-таки еще три недели до нашей "встречи". Что если я вообще все испортил тем, что так поспешил? "Черт, ну, ничего теперь не поделаешь, придется двигаться дальше", -- как раз подъехало такси.
  

***

  
   Следующая неделя прошла для меня незаметно. Решив, что я перегнул палку, придя к Алисе домой, я решил, что лучше подождать и проследить, что будет дальше. Все это время я усиленно занимался проектом, стараясь сделать как можно больше и сдать свою часть пораньше. Параллельно этому я пытался расставить по местам, все, что со мной произошло. Я даже нарисовал схему, изображающую мой прыжок и все его последствия, мои действия и события. Но чего-то не хватало. Какой-то мелкой детали, которая не давала сложиться всей картине воедино.
  
   Алиса... Именно она не давала мне покоя. Пока не разрешится вопрос с ней, дальше продвигаться бесполезно. Действительно оставалось только ждать? Через несколько дней мы с ней в любом случае должны будем встретиться, вот тогда я и должен буду узнать, что же все-таки она от меня хотела.
  
   Вскоре мне поступило неожиданное сообщение от Константина Евгеньевича, который хотел, чтобы вся наша команда собралась в Иннотехнике. Странно, но я не помнил того, чтобы мы устраивали такой внеплановый сбор. По прибытии на место, я поздоровался с Леной и Егором. Саша, который был новичком в проекте, как всегда не смог приехать. Александр Серебрянский вообще очень редко появлялся на наших собраниях, и я не понимал, как Зайцева еще это терпела. Наверное, за счет его действительно неплохой работы.
  
   До моего последнего "полета" оставалось чуть меньше недели. Мы все собрались в конференц-зале нашего НИИ. Во главе стола сидел Константин Евгеньевич, который начал с небольшого брифинга.
  
   -- Уважаемые коллеги, -- широко улыбнулся он, смотря на нас. -- Вы отлично поработали за последние недели, я очень вами доволен. Саша и Коля, выше всяких похвал. -- Леночка гневно стрельнула в меня своими глазками. -- Однако нам предстоит еще много работы! Мы опережаем сроки, но не сильно. Поэтому, и по еще ряду причин, -- взгляд Константина Евгеньевича недвусмысленно скользнул по мне, -- я решил расширить нашу команду. Нам скоро в любом случае надо было всем познакомиться... Алиса, войди!
  
   Наш руководитель встал и открыл входную дверь. У меня отчего-то перехватило дыхание.
  
   На пороге стояла Подберезная. Сильное чувство дежавю ударило мне в голову. Алиса скромно улыбнулась и обвела нас всех глазами. Когда она заметила меня, ее зрачки сузились, а брови поднялись, как тогда, перед ее подъездом. Я про себя ухмыльнулся.
  
   -- Позвольте представить, Алиса Подберезная, прошу любить и жаловать, -- объявил Константин Евгеньевич, приглашая девушку к столу. -- Она работает в Энергопрактике, курирует наш проект.
  
   Зайцева насупилась и еле слышно фыркнула. Видимо, ей не очень понравилось, что в нашей группе появилась еще одна девушка. Егор вежливо поздоровался, как и я, сделав вид, что вижу Алису в первый раз.
  
   -- Спасибо, Константин Евгеньевич, мне очень приятно работать с такими талантливыми людьми, -- сказала Подберезная. Я заметил, что ее взгляд постоянно возвращался ко мне. Только бы Лена не заметила, а то потом проблем не оберусь за "нездоровые отношения в коллективе".
  
   -- Как вы уже могли понять, этот проект очень важен для нашей организации, -- начала Алиса. -- Это, как минимум, ясно по вашей оплате. Поэтому мы ждем от вас значительных результатов. Теперь давайте ближе к делу...
  
   Девушка начала объяснять нам, что конкретно требуется от проекта. Последовал поток физических терминов, которые мы не особо поняли. Хотя я, интересуясь данной тематикой, уже встречал некоторые из них.
  
   Например, кротовые норы. Я в своей части текста уже описывал возможность путешествий во времени с помощью прыжка в кротовые норы, которые являются, по факту, дырами в пространстве-времени. С их помощью существует возможность перемещаться выше скорости света, что по теории относительности невозможно, но в последнее время физики уже все чаще стали замечать, что данная концепция имеет много неточностей, и работает не во всех случаях. Квантовая физика, например, вообще очень странная область науки, где законы настолько непредсказуемы, что сломаешь мозг, прежде чем понять хоть малую долю из всего, что там есть.
  
   -- Разрешите нескромный вопрос, -- поднял руку Егор. -- Какова наша конечная цель?
  
   -- Хороший вопрос, -- улыбнулась Алиса. -- Ваша, -- она выделила это слово, -- конечная цель -- составить теоретическое обоснование возможности реализации машины времени.
  
   Все как-то притихли. Конечно, мы понимали, что к этому все и идет, но услышать такое напрямую от нашего заказчика... Лена насупилась. Еще бы, ведь она забраковывала мой текст именно по причине того, что я описывал теории путешествий во времени, как "возможные".
  
   Первым снова заговорил Егор.
  
   -- То есть Вы планируете ее... хм... реализовать?
  
   -- Так точно, Егор, -- по-военному отчиталась сотрудница Энергопрактики. -- Думаю, что скрывать это дальше бессмысленно. В настоящий момент мы уже сформировали группу из лучших ученых, но им нужны доказательства. Ваша задача -- убедить их в том, что все это возможно.
  
   Снова тишина повисла в конференц-зале. Теперь уже точно нет дороги назад. Только Константин Евгеньевич почему-то улыбался во весь рот.
  
   -- Спасибо, Алиса, за такую обширную презентацию, -- объявил он. -- Теперь, когда мы точно знаем, насколько этот проект важен, будем работать еще усерднее, да, ребята?
  
   -- Надеюсь на это, -- кивнула со всеми Подберезная.
  
   После этого странного собрания мы попрощались и стали расходиться. Алиса, судя по всему, решила меня избегать всеми силами. Еще бы, я ведь, по факту, в ее глазах теперь был каким-то странным преследователем, который приходит под окна и ждет незнакомую девушку непонятно зачем. Поэтому она сразу же первой вышла из зала, а я даже не пытался ее догнать, надо было подгадать правильное время.
  
   Хм, значит, реальная машина времени? Проект становился все интереснее. Если честно, я даже еще сильнее загорелся работать.
  

***

  
   Оставалось три дня. Момент "икс", когда я встретил в первый раз Алису в первый раз, почти настал. Я решил, что дальше ждать было бессмысленно, надо было ее как-то разговорить. Я так и не продвинулся ни на шаг в разгадке ее тайны, что меня очень сильно настораживало. Хоть я и не помнил ни слова из того разговора, ее взволнованное и в то же время сосредоточенное лицо мне было не забыть. По крайней мере мне казалось, что для нее это было крайне важно.
  
   Еще на первом собрании все обменялись телефонами, включая меня и Алису. Поэтому, снова подъехав к дому Подберезной, я решил первым делом позвонить, а не ломиться в дверь, как думал сделать вначале. Отчего-то дрожащей рукой я набрал ее номер. Каждый гудок, казалось, длился часами. Но не успел я подумать о том, почему это я так волнуюсь, как в трубке раздался голос.
  
   -- Да, Николай?
  
   -- Привет, Алиса. Слушай, ты сейчас не очень занята? -- спросил я в неофициальной форме. Все-таки, она была не многим старше нас с Егором.
  
   -- Хм, а с какой целью интересуешься? -- осторожно спросила в ответ она.
  
   -- Ну, я стою рядом с подъездом, поговорить хотел, -- признался я прямо. В трубке замолчали. Я как будто чувствовал напряжение через телефонную сеть...
  
   -- Сейчас буду, -- быстро бросила она.
  
   Я достал сигарету. Снова дежавю, и снова на том же месте. Сейчас выйдет Алиса, и случится очень странный диалог, я знал это, как свои пять пальцев. Но ничего не оставалось делать.
  
   Дверь подъезда медленно открылась, и показалась Подберезная. Подойдя ко мне, она сразу же требовательно протянула руку.
  
   -- Зажигалку, -- произнесла она, потупив взгляд. "Ну вот, опять началось", -- подумал я.
  
   Мы молчали довольно долго, и я даже закурил вторую. Я все ждал, что же должно случиться? Именно Алисе нужно было что-то от меня тогда, когда я "перелетел" на три недели назад, а не мне. Она хотела что-то рассказать, но, видимо, не успела. Тогда чего же она ждет?
  
   -- Что тогда было? -- не выдержала молчания девушка.
  
   -- Когда?
  
   -- Ну, тогда, в первый раз, здесь же. Ты вообще, что себе позволяешь? Откуда ты меня знал? И сейчас, пришел и теперь молчишь! Я вообще фактически твой начальник, могла бы тебя запросто отправить сейчас работать! -- похоже, она не на шутку взбесилась. "Она сказала именно то, что я хотел у нее спросить", -- заметил я.
  
   -- Мне нужно было понять кое-что, -- протянул я. Оставалось только спросить все напрямую. -- Ответь честно, ты меня знаешь?
  
   -- Дурак, конечно, ты же пишешь мой проект.
  
   -- Я не про это. Ты меня встречала еще раньше?
  
   Брови Алисы в очередной раз полезли вверх. Сколько раз, интересно, я уже видел ее такой вот удивленной?
  
   -- Нет, Николай, ты что-то путаешь...
  
   Она что, смутилась? Но похоже... Во мне почему-то начал вскипать гнев. Я уже совсем ничего не понимал, что происходит в этом мире. Машины времени, странные девушки... Почему все не может быть просто и легко? Алиса, похоже, меня не знает и не знала никогда до момента, когда я сам к ней пришел.
  
   -- Черт... -- выругался я вслух.
  
   -- Что?
  
   -- Да так, просто однажды я тебя уже видел, и ты мне что-то сказала, важное... -- я все пытался вспомнить, что же это было. -- А теперь ты даже не помнишь, что, как и я, если честно.
  
   -- О чем ты, Коля? -- впервые назвала она меня неполным именем.
  
   -- Ладно, бесполезно тебя заставлять вспоминать то, чего может и не было вовсе. Пойду я.
  
   Алиса не останавливала меня, но, когда я отошел к повороту за дом, я заметил, что девушка все еще сидит на месте, задумчиво разглядывая свою обувь. Теперь я точно убедился в том, что что-то сделал неправильно. Она меня не знает.
  

***

  
   И вот, настал он, день "икс". Когда все началось. За три недели я добился лишь того, что нашел Подберезную и познакомился с ней. Плевать, что теперь она, наверняка, меня сторонится. В остальном, за редким исключением, все было то же самое. Даже Леночка позвонила и отчитала меня, будто по расписанию.
  
   Но раз я решил что-то менять, то надо было действовать радикально. Сегодня Алиса наверняка найдет способ, чтобы пересечься со мной, поэтому особого повода выходить на улицу у меня не было. Я же помнил, что это случится именно сегодня, значит все так и будет.
  
   Время до вечера тянулось очень долго. Вероятно, это было из-за того, что у меня начинала болеть голова. Поначалу я не придал этому большого значения, но, когда боль усилилась, я понял, что "это" снова произойдет. Я снова полечу в прошлое, быть может даже на те же самые три недели, чтобы опять попытаться что-то изменить. Потихоньку я смирился с этой ужасающей мыслью, но застревать в этом почти месячном цикле я не хотел. Но что от меня хочет "время"?
  
   Пошарив в аптечке, я обнаружил, что цитрамон все-таки кончился.
  
   На улице стояла теплая безоблачная погода. Солнце уже давно зашло за горизонт, поэтому единственным источником света были фонари, вокруг ламп которых уже мелькала мошкара. Людей вокруг уже почти не было, а если и попадался кто-нибудь, все спешили по домам, поскорее лечь спать перед тяжелыми трудовыми буднями. Только в аптеке, как всегда, была очередь.
  
   Возвращаясь домой, я все думал, почему же так получилось. Где я повернул не туда, чтобы Алиса меня не знала? Я не делал ничего особо значимого, чтобы помешать нашей встрече. Более того, я сам инициировал практически их все. Тогда почему все пошло не по плану? Может, она тоже "летает" по времени, как и я? Я тут же отбросил эту мысль. Такие феномены не могут произойти в одном и том же городе, в один и тот же временной период, в знакомых группах людей. Такое просто невозможно.
  
   Только если...
  
   -- И где ты шляешься?
  
   Я в ступоре остановился. Передо мной стояла Подберезная, тусклый свет фонарей падал на ее недовольное личико, а руки были сложены крест-накрест. "Похоже, она сердится", -- заметил я.
  
   -- Да так, в аптеку бегал, -- помахал я пакетом.
  
   -- И телефон, конечно же, дома оставил.
  
   Я проверил карманы. И правда, мобильника у меня с собой не было.
  
   -- Как ты нашла мой адрес? -- спросил я. "Видимо, теперь настала ее очередь преследовать меня", -- усмехнулся я про себя.
  
   -- Константин Евгеньевич сказал, конечно же.
  
   Точно, вот дурак, совсем забыл, что они соседи.
  
   -- И что же тебя привело сюда?
  
   -- Я... -- она растерялась. Наверное, она и сама не знала, хотя я догадывался, что: если Алиса не встретится со мной сегодня, случится парадокс. А "время" такое вряд ли допустит. -- Не знаю... -- подтвердила мои догадки она.
  
   -- Тогда зачем?
  
   -- Да... -- она нахмурилась, а потом взгляд на меня. В зеленоватом отблеске ее глаз я увидел искреннюю взволнованность. Именно такой я ее и помнил. -- У меня что-то странное происходит в последнее время в жизни.
  
   -- Понимаю, -- я поставил пакет на землю и приземлился на скамейку, закурив. Алиса кивнула и присоединилась ко мне.
  
   -- Просто... -- она никак не могла собраться с мыслями. -- Я не понимаю, что у меня с головой. Память ведет себя очень необычно.
  
   А вот это уже становится интересным.
  
   -- Я... Просто, когда я увидела тебя тогда, в первый раз у подъезда... -- я весь напрягся. -- Я как будто бы... Было такое чувство, будто не видела своего знакомого, а потом неожиданно на него наткнулась.
  
   Она нахмурилась, пытаясь вспомнить события того дня. Я затаил дыхание: может, хоть сейчас станет понятнее, что здесь происходит? Я пытался не обращать внимание на головную боль, но это становилось все сложнее.
  
   -- И этот проект... Я как будто знала, что мне надо выбрать именно ваш НИИ, чтобы там Константин Евгеньевич не говорил насчет кумовства, -- Алиса теперь выглядела не на шутку растерянной. Я же пытался не отвлекаться от разговора, но виски будто сжимало гидравлическим прессом. -- Что с тобой?
  
   Глаза начали гореть, будто у меня резко поднялась температура. Руки дрожали, словно у наркомана. Неудивительно, что Алиса забеспокоилась.
  
   -- Может, вызвать врача? -- спросила она, но я уже слышал ее голос где-то вдалеке. И с каждым мгновением картинка перед моими глазами уплывала все дальше и дальше. "Черт, ну вот и все, я ничего не добился", -- успел подумать я.
  
   Последнее, что я почувствовал, это сильный толчок в плечо.
  

***

  
   -- Воробьев! Эй, очнись!
  
   Я открыл глаза. Все вокруг все еще шаталось, и меня резко затошнило. Я опустил голову вниз и наткнулся лбом на что-то деревянное.
  
   -- Ч-что... -- слабо проговорил я.
  
   Нет... Что-то здесь было совсем не так. Первый раз в моем "полете" не было самого ощущения полета. Меня никуда не засасывало, никакие воспоминания не кружились вокруг в бешеном вальсе, да и такого "похмелья" от прыжка в прошлое у меня ни разу не было.
  
   Я заставил себя осмотреться. Резкий свет светодиодных ламп в помещении, похожем на какую-то лабораторию, слепил глаза. Вокруг ходили люди в белых халатах, следили за мигающими дисплеями... Я же сидел за столом напротив такого же монитора.
  
   Такого я точно не помнил. Где я? И, самое главное, когда?
  
   Только сейчас я заметил, что передо мной стоит Алиса с уже, если честно, надоевшим мне обеспокоенным выражением лица. Она тоже была одета в лабораторный халат, как и Константин Евгеньевич, который стоял чуть поодаль и внимательно наблюдал.
  
   -- Да скажи ты хоть что-нибудь! -- Алиса уже готова была перейти на крик.
  
   -- А... что? -- снова повторил я. От шока слова не хотели приходить в голову и формироваться в нормальные предложения.
  
   -- Отойди, -- грубовато отпихнул Алису какой-то мужчина. С искренним удивлением я узнал в нем Бениамина. Он откуда-то достал маленький чемоданчик, оказавшийся аптечкой, и стал осматривать меня. -- Ты и так перетруждался весь последний год, а теперь еще и вырубился на полминуты.
  
   -- Что?! -- в который раз попытался я хоть что-то спросить, но голос почему-то сорвался. Видимо, от неожиданности, потому что я понял, что голос-то был не моим! Точнее, моим, но он был на порядок ниже. И еще я заметил какое-то странное ощущение... Будто мое тело стало мне чужим.
  
   -- Николай Воробьев, где Вы находитесь? -- официально спросил меня Бен.
  
   -- В лаборатории, - буркнул я наугад. Алиса прищурила глаза. Кстати, она тоже выглядела немного по-другому. Раньше я не замечал морщин в уголках ее глаз...
  
   -- А какое сегодня число?
  
   -- Без понятия, если честно, не слежу за датами, -- практически искренне ответил я. Константин Евгеньевич подошел к Алисе и что-то ей прошептал, на что она резко развернулась на каблуках и удалилась из помещения. Мой руководитель проводил ее взглядом и подошел ко мне.
  
   -- Коля, -- я насторожился, -- передохни, вид у тебя и правда усталый. Но ты можешь гордиться собой! У нас, судя по всему, получилось! -- он кинулся трясти мне руку.
  
   -- Что получилось? -- ничего не понял я.
  
   -- Машина времени, конечно! -- Константин Евгеньевич ослепительно улыбнулся.
  

***

  
   Когда я, пошатываясь от еще не прошедшей головной боли, прошел в конференц-зал НИИ Энергопрактика, где и была создана машина времени, вся наша команда уже собралась. Даже Саша пришел, что было не в его стиле. Я уже и не помнил, когда в последний раз видел его. Узкие очки, короткая стрижка, ни следа щетины, джинсы и рубашка подчеркивали его неестественную худобу. Казалось, что легкий порыв ветра может его переломить, как тростинку.
  
   Бен, к моему удивлению, тоже был на этом собрании. Он сел по правую руку от Константина Евгеньевича и стал что-то печатать в ноутбуке. Лена расположилась рядом с ним и что-то ему прошептала на ухо, от чего ФСБшник даже (или мне показалось) чуть покраснел.
  
   Егор же, как только я вошел, помог мне сесть. Он, как я заметил, тоже немного изменился. Как будто стал даже шире, чем был, если это было возможно. В глазах своего бывшего однокурсника я почему-то увидел отблеск грусти.
  
   -- Итак, позвольте всех поздравить! -- воскликнул Константин Евгеньевич, когда я сел на место. -- Мы справились с поставленной задачей, хоть у нас и ушло на это три года. Как показывают данные, мы смогли перенести тестовый образец информации на неделю назад. Правда, были некоторые осложнения... -- Константин Евгеньевич как-то странно покосился на собравшихся.
  
   -- Давайте пока не про это, -- перебила его Алиса. -- Мы проделали гигантскую работу, и все заслужили немного отдохнуть.
  
   -- А вот это правильно, -- вступил Бен, отвлекшись от ноутбука и Леночки, и откуда-то достал бутылку шампанского.
  
   Я все это время почти ничего не понимал, что происходило вокруг. Как я понял, меня перекинуло в будущее. Да, для меня это было в новинку, ведь раньше мои "полеты" заканчивались только в прошлом. Сколько бы я ни пытался, воспоминаний о прошедших трех годах у меня не было. Хотя это было логично, ведь я не прожил этот период, а просто перенесся сюда из своего времени. Неудивительно, что я почувствовал изменения в своем теле, ведь сейчас мне было уже двадцать пять лет.
  
   Во время этого небольшого фуршета меня отвел в сторону Бен. Он тоже немного... постарел, что ли? Даже седина в его смольной шевелюре появилась.
  
   -- Все никак не находил времени сказать тебе спасибо, -- ФСБшник похлопал меня по плечу. -- Если бы не вы с Константином Евгеньевичем, меня бы здесь не было, и я бы прозябал на бумажной работе в офисе, черт возьми. А тут! Проект человечества, как ни как.
  
   -- Ты вообще о чем? -- решил спросить я.
  
   -- Ну как же! Это же Константин Евгеньевич искал человека для обеспечения информационной безопасности для проекта. Ты предложил ему, я согласился, и ты ввел меня в курс всего, что тут происходит. Уж поверь мне, информационная безопасность тут обеспечена в полной мере, -- подмигнул он мне.
  
   -- А, да, -- рассеянно ответил я. Ну, кстати, неудивительно, что Бена подключили к этому проекту. Мы ведь и раньше работали вместе, поэтому, когда я подал идею, Константин Евгеньевич ее принял. С тех пор прошло так мало... хм... много времени. Но мне все еще нужно было узнать побольше о том, что произошло за все эти годы. -- И как тебе?
  
   -- Ха, да просто волшебно! -- воскликнул Бен. -- Я в восторге от того, что мы работаем над таким важным для всего мира проектом. Правда, все тут строго засекречено, сам понимаешь, иностранные конкуренты, все дела...
  
   -- Это да, -- согласился я. Действительно, думаю, что и одной машины времени в мире хватит с лихвой.
  
   -- Хотя было бы здорово, если бы мы отправляли людей, -- подмигнул мне ФСБшник. -- А так всего лишь какие-то писульки.
  
   -- Это уже гигантский прорыв, Бен, -- попытался оправдаться я. -- Даже этого хватило бы на Нобелевку с лихвой.
  
   -- Наверное, -- он пожал плечами. -- Но ты подними этот вопрос у Алисы, если получится. Лена, после того, как мы перенесли всю операцию в Энергопрактику, потеряла всякую власть, а ты тут один из наиболее важных работников, как Константин Евгеньевич постоянно говорит.
  
   -- А вы с Леной... -- решил угадать я.
  
   -- Да ты че, мы ж уже с прошлого года как вместе! -- удивился Бен.
  
   -- А, ну ладно... -- теперь была моя очередь удивляться. Вот как, однако, все сложилось. Мне было интересно, как они сошлись, но мало ли, что произошло между ними. Совместная работа сближает.
  
   Значит, машина времени отправляет информацию в прошлое. Я сразу и не понял, что значило то высказывание Константина Евгеньевича по поводу "образца тестовой информации", отправленного на неделю назад. Интересно, как они это все контролируют и проверяют?
  
   После этого неловкого разговора мне нужно было покурить. Хорошо, что курилка в Энергопрактике выходила прямо из конференц-зала на стеклянный балкончик. Лучи заходящего солнца красиво отражались от зеркальной поверхности здания, придавая всему вокруг багряный оттенок.
  
   Я похлопал себя по карманам. Черт, у меня сигареты закончились? Или, быть может, я бросил за эти три года?
  
   -- Держи, -- протянула мне пачку Алиса, тоже выйдя наружу. -- Я уже не помню, сколько раз у тебя стреляла зажигалку, поэтому отплачу в трудный момент. Ты заслужил.
  
   -- Ну спасибо, -- буркнул я, принимая сигареты. Жадно затянувшись, я понял по сильному жжению в горле, что курить я все-таки бросал. Ну, что ж, опять псу под хвост все мое терпение.
  
   -- Тебе спасибо, -- сказала девушка, подпалив кончик сигареты. -- Это твоя была идея регистрации. Все-таки одна из самых сложных задач -- это зафиксировать факт изменения в прошлом и настоящем.
  
   -- Да, я ничего не сделал, если честно, -- искренне ответил я.
  
   -- Да, банально, -- продолжала Алиса. -- Но зато эффективно. Лотерейный билет... И чего только люди не сделают ради денег. Конечно, нехорошо, что мы обманули невинного гражданина, -- вздохнула она. -- Но Бен обещал выплатить бедняге компенсацию.
  
   Черт, напрямую спрашивать, о чем она говорит, было бы крайне неловко.
  
   -- А с самим процессом регистрации все прошло нормально? -- постарался выкрутиться я. Алиса ухмыльнулась.
  
   -- Все же было просто донельзя. Если ты про номер билета, который нам должны были прислать сегодня, то тут все отлично. Вовремя, ни секундой позже, контрольный мобильник зазвонил, практически одновременно с отправкой, для чистоты эксперимента. Да и сам номер был такой длинный, что подделать его вряд ли было возможно. Ты же сам это предложил, все точно нормально? -- девушка прищурилась.
  
   -- Да, да, просто голова еще не прошла, -- снова соврал я.
  
   -- Тебе надо отдохнуть, -- повторила она слова Бена и потушила сигарету.
  
   Так, судя по всему, мы попросили кого-то случайного прислать номер лотерейного билета в определенную дату и время. И правда эффективно. Тем более, если сделать это под видом лотереи.
  
   -- Да, неплохо придумано, -- в конце концов согласился я. -- И отправитель был случайным?
  
   -- Ага, -- Алиса затянулась. -- Бен гарантировал это. Очень пригодились его базы данных по всем абонентам России.
  
   -- Ладно, -- я решил, что хватит с меня информации на сегодня. -- Пойду я и правда прилягу, посплю. Даже не помню, когда в последний раз спал. -- Хоть это было правдой.
  

***

  
   Дома все было как всегда. У меня даже сложилось ощущение, что я не появлялся здесь несколько недель: на полках скопился слой пыли, а в углу все также валялись упаковки от лапши быстрого приготовления. Видимо, я и правда все время уделял только работе.
  
   Вообще, я как-то странно чувствовал себя. Шок еще не до конца прошел, а когда я вернулся в свою квартиру, он навалился на меня с новой силой. Мне было даже как-то некомфортно от ощущения, что я буду причастен к созданию настоящей машины времени. Тогда, в прошлом, я все-таки не до конца понимал, что все это реально, но действительность не изменить.
  
   И еще было странно знать, что в будущем я все это сделаю. Я точно знал, что меня перебросит обратно, в прошлое, скорее всего даже снова на три года, чтобы не допустить парадокса. И мне надо было подготовиться к этому.
  
   Первое, что я заставил себя сделать, несмотря на накопившуюся усталость, это прочитать наш полный отчет Энергопрактики. Так я сразу включился бы в работу, и понимал бы хотя бы большую часть того, чем сейчас занимаются мои коллеги.
  
   Я включил ноутбук и опешил. Он был заблокирован. Я никогда не ставил пароли на свои компьютеры за ненадобностью, но, видимо, теперь, в целях сохранности данных, я вынужден был это сделать. Правда, я и понятия не имел, какой пароль я поставил.
  
   Пялясь в монитор, я заметил еще кое-что: раз в минуты две-три он на мгновение моргал. Где-то я уже видел подобное...
  
   Я хлопнул себя по лбу. Это же Бен был ответственен за систему безопасности... Я пошарил по столу в поисках заветного брелока, на который должен был приходить пароль, обновляющийся в определенный период времени, но ничего не нашел. Я даже достал старый пыльный чехол от ноутбука, но и там ничего не было похожего.
  
   От досады я стукнул по столу.... Щелчок, и из ножки что-то выскочило. Я недоуменно наклонился и уставился на "секретное хранилище". Небольшой коробок, в котором лежал то самое устройство. Все-таки Бен был частично приверженцем старой школы. Введя сложный пароль из примерно двадцати знаков, я обнаружил, что и ноутбук загружает не обычный режим операционной системы, а безопасный, не подключенный ни к какой сети и лишенный доступа к любым соединениям. "Ну, что ж", -- подумал я. -- "Этого следовало ожидать".
  
   Кое-как разобравшись с управлением (я очень редко пользовался этим режимом, все было мне в новинку), я нашел нужную папку и стал жадно вчитываться в текст отчета. Раньше проекты у меня выходили страниц на триста-четыреста, но этот был почти на две тысячи! И такой же по объему файл был прислан командой ученых Энергопрактики. Я судорожно вздохнул и проверил свои запасы еды на ближайшие пару-тройку дней.
  

***

  
   Я смог отпроситься у Константина Евгеньевича на целую неделю. Он пытался даже отправить меня в "теплые края", но я вежливо отказался. Надо было все изучить.
  
   Как я понял, ученые лаборатории взяли за основу теорию Рональда Маллета, в основе которой лежит транспортировка сообщений с помощью лазерного пучка, который скручивает плоскость "пространство-время". Отправка не тела, а информации в прошлое -- довольно неплохое решение для первой машины времени по многим причинам, основной из которых является относительная простота. Если бы мы могли отправлять физические предметы в прошлое, случилась бы куча парадоксов, ведь два идентичных предмета из разных периодов времени не могут существовать в одном мире одновременно. Но что-то было странным во всем этом. Я заметил, что весь отчет, который был создан нашей командой, был будто бы не окончен. Попадались фразы с недосказанностями, какие-то странные теории о возможностях интерпретации того или иного явления и прочее. Я буквально чувствовал, что все здесь не так просто.
  
   Отчет группы Энергопрактики, в основном, состоял из сухой теории, странных терминов и точных данных. Читать его было довольно сложно, но я понял, что поток информации машина времени сжимает до невообразимых размеров и, так сказать, "продавливает" пространство-время. Однако и в этом отчете чего-то не доставало. Встречались, например, лишние вычисления и данные, которые не имели под собой никакого обоснования для применения, теоретические выводы были расплывчатыми...
  
   В конце концов, я досконально изучил весь материал. Теперь я был готов к любой ситуации, связанной с исследованиями. Так я думал...
  

***

  
   После моего "отпуска" члены команды снова решили собраться в здании Энергопрактики.
  
   -- Рад, что ты отдохнул, Николай, -- поприветствовал меня Константин Евгеньевич, широко улыбаясь.
  
   -- Да, все в порядке, -- поблагодарил его я в ответ. Алиса тоже поинтересовалась моим здоровьем, а Лена и Бен, появившиеся одновременно, даже слегка забеспокоились. Со стороны Зайцевой это было особенно странно, но скорее всего она делала это лишь из уважения к нашей с Беном дружбе.
  
   -- За это время мы заново все настроили и проверили, а также провели еще парочку тестов, идентичных первому, -- сообщила мне Алиса. -- И сегодня должны прийти результаты нового теста.
  
   Этот "новый" эксперимент был, на мой взгляд, совсем не идеален. Машина времени отправила сообщение в прошлое на телефон абонента, который, как мы узнали от Бена, несколько месяцев назад пережил серьезную операцию по ампутации ноги. Текст сообщения включал в себя приглашение на прием у специалистов, которые предоставили бы этому "пациенту" новейшую разработку биопротеза конечности на безвозмездной основе. Правда, он должен был отстоять "очередь", состоящую, конечно же, из "мертвых душ". Это нужно было как минимум для того, чтобы мы смогли зафиксировать факт того, что он получил это сообщение в прошлом, поэтому мы определили длину очереди в два месяца, а встречу с пациентом назначили на сегодня, через день после отправки сообщения в прошлое. Помимо этого Бениамин смог прикрепить к сообщению специальный код, который считывал бы, какой период времени оно существует.
  
   Все это мне не очень нравилось. Чистота экспериментов, конечно, и в первых тестах была не идеальная. Например, существовала вероятность, что сообщения просто приходят адресатам в настоящем, и они уже отправляют нам сразу же ответ. Да, мне объяснили, что ответные сообщения на устройство приходили сразу же после отправки адресатам в прошлое, но все равно существовала вероятность задержки.
  
   Этот последний эксперимент мне вообще был непонятен. Конечно, обещание предоставить новейший протез не было пустым. Энергопрактика на фондовые деньги и правда приобрела такие устройства, и даже наняла нескольких специалистов, которые ничего не знали о самом эксперименте. В случае успеха мы смогли бы, во-первых, лично убедиться в действии машины времени с помощью проверки сообщения адресата, в котором был спрятан код, а во-вторых, помочь нуждающемуся с помощью машины времени, хоть и несколько в своих целях. Но последнее меня и напрягало. Как будто Алиса ожесточенно хотела доказать, что с помощью машины времени можно "творить добро", как бы пафосно это ни звучало. Но именно такие поступки, обычно, и приводят к обратному.
  
   Как бы то ни было, на собрании мы все заново проверили. Серебрянский сказал, что сообщение должно было дойти два месяца назад, и сегодня в шесть вечера была назначена встреча. Энергопрактика, судя по всему, постепенно увеличивала период времени, на который она отправляла информацию.
  
   Когда стукнула половина шестого, все, кроме Алисы, уселись в комнате наблюдения охраны и стали следить за мониторами камер на улице. Алиса же отправилась на сам контрольно-пропускной пункт, чтобы лично принять гостя. Все члены команды будто на иголках сидели. Даже невозмутимый Саша кусал ногти, а на Константина Евгеньевича вообще страшно было смотреть.
  
   В 17:50 к воротам НИИ подъехало служебное такси, из которого на костылях вывели нашего "подопытного". Сразу же по приказу Алисы подбежали охранники и повели его с родственниками в будку КПП, где тоже была установлена камера и микрофоны. Из динамиков послышался голос Подберезной:
  
   -- Паспорт и полис, пожалуйста, -- сказала она. Одета девушка была во все тот же лабораторный халат, вероятно, чтобы соответствовать случаю.
  
   -- Да, конечно, -- протянула документы мать пациента. Его отец, видимо, от нервов сжимал и разжимал кулаки.
  
   -- Можно, пожалуйста, подтверждение Вашей очереди? -- спросила Алиса. -- На Ваш мобильный телефон должно было прийти письмо с ним.
  
   -- Конечно-конечно, -- пробормотал смущенный парень и стал рыться в карманах джинсовой куртки. "Интересно, он смутился такой привлекательной девушки?" -- подумал я, но тут же себя одернул. Не хватало еще, чтобы я ревновал к Алисе!
  
   Девушка достала какую-то коробочку. Наверное, это было устройство считывания, потому что, когда она поднесла к нему мобильник, в ноутбуке Бена что-то пикнуло.
  
   -- Есть! -- воскликнул он. -- Теперь у нас есть все его письма. Немного неэтично, но зато эффективно. Да и мы же ему помогаем?
  
   Все склонились над монитором ФСБшника. На экране появилось окошко со списком электронных сообщений некоего Олега Степанова. Бен начал осторожно листать вниз.
  
   -- Вот! И смотрите на код!
  
   Сообщение действительно, судя по дате на экране, пришло ровно два месяца назад. "Код", который имел ввиду Бениамин, был составляющей логотипа Энергопрактики. В соседнем окне была открыта программа-дешифратор, которая и подтвердила, что сообщение существует уже два месяца, пять часов, семь минут и пятьдесят шесть секунд.
  
   -- Ура! Все прошло отлично! -- объявил Константин Евгеньевич, когда мы уже снова все собрались в конференц-зале. Парня, которому обещали протез, уже отвели в медицинский отдел, где команда врачей уже готовила его к операции.
  
   Алиса вскоре присоединилась к нам. Я захотел с ней обсудить все накопившиеся вопросы, поэтому сразу же отвел ее в сторону.
  
   -- Ну, как тебе? -- воодушевленно спросила она меня.
  
   -- В смысле?
  
   -- Ну, мы тут помогли человеку, -- она развела руками. -- И с помощью машины времени!
  
   -- Да, только вы могли это сделать и без нее, -- прямо сказал я. -- Зачем весь этот спектакль?
  
   Алиса наклонила голову и прищурилась. Наверное, я задел ее за живое. Значит, радость все-таки была частично наиграна.
  
   -- Мы помогли человеку, -- упрямо повторила девушка. -- И этому устройству нет цены. Ты хоть понимаешь, что с его помощью можно сделать? Сколько болезней, войн, страданий предотвратить?
  
   -- Да, -- согласился я. -- И нет. Если ты внимательно читала наш отчет, то то, что уже произошло, изменить нельзя, отправляя информацию в прошлое. Все уже случилось, а иначе это уже парадокс. Чтобы доказать обратное, вам надо было отправить сообщение в прошлое так, чтобы у этого "подопытного", -- указал я в неопределенном направлении, подразумевая Олега Степанова, -- вообще не было травмы! Но тогда проверить эксперимент вообще нельзя было, потому что тогда его бы и не существовало. Парадокс! И так будет всегда. Если только...
  
   -- Если только что? -- Алиса, видимо, хотела, чтобы я сам произнес вывод, к которому пришел, когда закончил читать наши отчеты.
  
   -- Если только вы не собираетесь отправлять в прошлое не только текстовую информацию...
  
   Алиса открыла было рот, но тут же его закрыла. Жестом приказав мне подождать, она отошла к Константину Евгеньевичу, который все это время внимательно за нами следил, и о чем-то ему шепнула. Было интересно за ними наблюдать: лицо моего бывшего завкафедрой резко побледнело, а Алиса сжала губы, боясь волновать Константина Евгеньевича еще чем-нибудь. Минуту спустя, они вдвоем подошли ко мне.
  
   -- Коль, пойдем покурим, а? -- по-дружески предложил он, как всегда улыбаясь. Только испуганные глаза выдавали его напряжение. Я уже знал, что разговор нас ждет не из легких.
  
   На улице уже успело стемнеть. Внизу, под стеклянным полом курилки, носились туда-сюда автомобили, освещая фарами проходящих мимо пешеходов. Где-то играла музыка.
  
   Я никогда раньше не видел своего руководителя курящим. Вопреки всем моим ожиданиям он достал серебряный портсигар, в котором лежали длинные сигариллы. Мы втроем присели на лавочку, и Константин Евгеньевич предложил мне одну. Это меня насторожило, но отказываться от, судя по всему, дорогого табака я не стал.
  
   -- Коля, -- опять по-приятельски обратился ко мне мой начальник. -- У тебя были какие-то замечания по нашему отчету?
  
   -- Да, Константин Евгеньевич, -- решил немного подыграть ему я. -- Думаю, что он не полностью закончен.
  
   -- Хм, и чего же ему не хватает?
  
   -- Уверен, на этот вопрос может ответить наш заказчик, как максимально заинтересованное лицо.
  
   Алиса хмыкнула. Ей, судя по всему, не нравился этот разговор. Меня же он начал даже забавлять. Я уже, можно сказать, догадался, что же хочет сделать эта странная парочка заговорщиков. Наконец, Алиса взяла себя в руки.
  
   -- Энергопрактика хотела бы, чтобы с помощью машины времени... можно было отправлять в прошлое не только сообщения, -- тихо проговорила она.
  
   -- Что же нужно отправлять? -- издевательски поинтересовался я. Подберезная зло на меня посмотрела. -- Физические объекты?
  
   -- Нет, нет, -- выдохнула она. -- Это теорию мы же сразу отбросили.
  
   -- Тогда расскажите, -- снова с издевкой попросил я. -- Ведь мне с этим еще работать. Как, кстати, и всей команде.
  
   -- Р...м, -- еле слышно пробормотала она. На лице Алисы почему-то проступил стыдливый румянец.
  
   -- Что-что? -- не расслышал я. Хотя мне и не нужно было.
  
   -- Разум! -- практически выкрикнула девушка.
  
   Ну наконец-то. Я уж думал, что они никогда не признают, что замыслили перенести в прошлое разум живого человека. Вот это я называю настоящей машиной времени...
  
   Константин Евгеньевич в ответ на громкое высказывание Алисы заозирался по сторонам и даже немного покраснел. Я же находился даже в каком-то состоянии эйфории. Мозаика потихоньку складывалась. Конечно же, вряд ли наши "большие заказчики" стремились к банальной отправке сообщений в прошлое, спасению инвалидов и надувательству доверчивых граждан. Детские игры. Перемещение в прошлое разума человека наверняка означало и сохранение его воспоминаний о будущем. То есть, существовала вероятность, хоть и мизерная, но вероятность, что настоящее возможно изменить, создать контролируемый парадокс. И кто же больше знаком с этой теорией, чем я? Я знал, что должен был сделать.
  
   -- Это аморально, -- сказал я. -- Неправильно. -- Мне самому доставляло удовольствие пристыжать этих аферистов. -- Но я буду с вами работать и сохраню эту тайну от остальной команды, -- удивление на лицах моих собеседников было неподдельным, -- но с одним условием.
  
   Константин Евгеньевич понятливо кивнул. Конечно, ведь если я разболтаю такую тайну хоть кому-либо, все примет очень серьезные обороты. Даже наше правительство вряд ли знало обо всей этой операции. Бен, судя по всему, работал на частной основе в нашей команде, как я понял, что значило, что даже ФСБ не подозревало, что таится в подвалах НИИ Энергопрактика.
  
   Алиса насупилась. "Глупцы, неужели они думают, что я потребую от них какие-нибудь сказочные богатства или еще что-нибудь в этом роде?" -- улыбнулся я про себя.
  
   Но я должен был это сделать. Просто обязан. Парадоксы -- это вещь, которая не может существовать просто так. И теперь все события, что происходили со мной еще с университета, имели хоть какое-то обоснование.
  
   -- Вы отправите в прошлое... меня.
  

***

  
   К моему удивлению, мое условие приняли практически без боя. Только Алиса немного поворчала, но, скорее всего, для приличия. Им нужна была "лабораторная крыса" для эксперимента, и я самолично кинулся им в руки. Может, они посчитали, что это что-то личное, что я хотел что-то исправить в прошлом, что отчасти было правильным. Наверное, они удивились бы моей причине, а точнее... ее отсутствию. Мне надо было просто закрыть парадокс. Конечно, я не был уверен, что все делаю правильно, но другого объяснения моим странным способностям у меня не было. Именно машина времени дала мне силу прыгать сквозь время, "летать". Правда, я не совсем понимал, почему же я в таком случае не мог вспомнить будущее, которое уже, по логике вещей, должен был прожить. Но, быть может, это был какой-то эффект от переноса во времени с помощью устройства. Или же что-то должно было пойти не так...
  
   Не было никаких гарантий, что все пройдет гладко. С другой стороны, я другого объяснения не видел, а значит нужно попытаться.
  
   Моя команда, включая Егора, Лену, Сашу и Бена, ничего не должна была знать, такими были условия договора. Они просто продолжали заниматься тем же, чем и раньше, в то время, пока команда Алисы готовила полноценный аппарат по переносу в прошлое. Команда Иннотехники занималась теперь расширением теоретических основ, обоснованием экспериментов, анализом результатов и подготовке текста для публикации открытия.
  
   Меня на какое-то время освободили от работы над своей частью (Лена была просто в ярости, когда узнала об этом), поэтому я решил понаблюдать за командой Алисы.
  
   Само устройство, которое и должно было перенести меня назад, было чем-то схоже со шлемом для считывания энцефалограммы, который улавливал электромагнитные волны головного мозга. Правда, эта его версия была значительно массивнее, да и выглядела, как копна спутанных проводов. Этот шлем должен был полностью "отсканировать" мой мозг до последнего синапса. Дальше шло моделирование мозга в прошлом. Это, наверное, было самым сложным моментом в проекте, но с помощью технологии машинного обучения и нейросетей команда Алисы добилась своего. Удаленным серверам главного компьютера предстояло смоделировать все клетки мозга в прошлом по химическому составу в настоящем. Ничто же не уходит бесследно в нашем теле, и даже деление клеток можно было смоделировать по их остаточному следу. Моделирование мозга было необходимой стадией, так как именно с ее помощью компьютер мог определить, в какой момент времени находится "подопытный", и найти его среди всех людей в мире. "Привязка по айпи" в масштабах машины времени, так сказать.
  
   Последняя перед переносом стадия заключалась в считывании электромагнитных импульсов мозга. Все эти данные собирались воедино, и получалась настоящая модель готового сознания в прошлом. Сам переход, как я уже понял, происходил по уже известному мне алгоритму сжатия информации и "вкручивания" ее в пространство-время. Правда, вместо электронных сообщений здесь была информация о человеческом мозге, но кому какая разница?
  
   Схема была вполне понятной, но сработает ли она, как надо? Я боялся, это чистая правда. Волновался до колик в животе, если честно. Но я уже принял это решение, и надо было следовать ему. Хотя было такое жуткое ощущение, что выбор уже был сделан за меня. Ведь без этой способности я бы тут и не находился.
  
   Все приготовления шли полным ходом уже несколько недель. Видимо, команда Алисы уже с самого начала проекта рассчитывала на такой исход, потому что вся основная работа уже была проделана. Единственная загвоздка, с которой еще не разобрались, это регистрация, определение факта "полета". Пока что мы ограничились тем, что я должен был подтвердить чистоту эксперимента самостоятельно, но этот вариант был не очень логичным, ведь в случае успеха я уже должен был подтвердить его сейчас. К тому же, если учитывать то, что можно изменить настоящее, и я это сделал в прошлом, регистрация результата вообще не имела смысла. Значит, выходило, что у Энергопрактики ничего не получится в их стараниях перенести меня в прошлое? Ученые Алисы уже чуть ли не головой о стены лаборатории бились, пытаясь придумать хоть что-то, что их оправдает, но ничего не получалось.
  
   В процессе обсуждения всех этих вопросов, мы пришли к выводу, что никаких катастрофических изменений я не смогу совершить. Самое важное -- это создание машины времени. В случае, если я помешаю этому в прошлом, возникнет парадокс, ведь я даже не буду помнить, что она была создана и, соответственно, не перенесусь в прошлое и не помешаю ее создать. Надо мной проводилось множество тестов, включая и психологические. Вопросы о моей склонности к суициду меня даже немного позабавили, но в целом, мое состояние охарактеризовали, как "удовлетворительное".
  
   Вскоре меня срочно вызвали в лабораторию. Алиса, встретившая меня, просто сияла.
  
   -- Мы придумали, как зарегистрировать твой переход в прошлое! -- объявила она.
  
   -- Как же?
  
   -- Сны!
  
   -- Что? -- не понял я.
  
   -- Мы перенесем тебя в момент, когда ты спал. Это и упростит нам задачу, и решит парадокс регистрации!
  
   Идея Алисы была до жути проста. Я даже винил себя в том, что не додумался первым. Процесс "перелета" должен был произойти в тот момент, когда я в прошлом спал. Во-первых, это было выгодно из-за того, что электромагнитные сигналы мозга во время сна довольно однообразны и слабы, что значит, что смоделировать их можно будет с высокой точностью. Во-вторых, сон, который мне тогда приснится (или приснился), я вряд ли запомню, как и в большинстве случаев. Мало кто на планете вообще помнит свои сны, ведь они так быстро улетают из памяти. Я, например, вообще не помнил ни одного своего сна, кроме самых ярких, еще из глубокого детства. Таким образом, когда я перенесусь в прошлое, я ненадолго проснусь, зарегистрирую то, что я перенесся, а потом меня вернут обратно. Сигналом к моему возвращению должен будет быть определенный сигнал мозга, который можно считать. Мы решили, что это будет зрительный сигнал, а именно, когда я посмотрю на определенный предмет.
  
   Начались новые тесты. Мой мозг считывали и во время того, как я сплю, и во время бодрствования. Первое было особенно сложным, особенно с такой громадной штукой на голове и в незнакомой обстановке, но в конце концов все получилось. Таким образом, меня вернут в прошлое, когда я был с такими же электромагнитными сигналами, то есть во сне. Модель моего мозга в прошлом уже начали составлять, но на это должно было уйти не больше нескольких дней.
  
   В общем, все зависело от меня. Наконец, настало время решить, на какой период времени меня переносить. Решение любезно предоставили мне, и я не долго думал над своим ответом.
  
   -- Пять лет.
  
   -- Что-о?! -- воскликнула Алиса, которая должна была передать мое решение ученым.
  
   -- Погоди, -- успокоил ее я. -- Так, во-первых, будет легче определить, правда это прошлое, или нет. А во-вторых, это не будет выбиваться из графика наших переносов, ведь мы и дальше хотим, чтобы все это было скрытым, пока все не получится, как надо? Уверен, каждый эксперимент записывается настолько тщательно, что даже один "случайный" эксперимент с машиной будет замечен. Мы уже начали отправлять сообщения на три года назад, так что пять лет -- оптимальный срок.
  
   На самом деле, это решение я принял уже очень давно. Более того, я запомнил точную дату. Она врезалась мне в память, потому что именно тогда я и почувствовал, что скоро "полечу". Правда, я не помнил никаких снов в ту ночь, но это не было чем-то из ряда вон выходящим. Я их все быстро забываю.
  
   Алиса поскрипела зубами, но сказала, что спросит свою команду. Через пару часов мне сообщили, что заявку одобрили. Я почему-то не был удивлен.
  
   Конечно, такой большой срок накладывал свои неудобства. Например, теперь необходимо было больше времени на моделирование моего мозга в прошлом. В качестве моего "ключа" к возвращению мы, долго не думая, решили, что это будет мой сосредоточенный взгляд на календарь. Как только я очнусь пять лет назад, мозг, когда я посмотрю на ту самую дату, даст сигнал к моей готовности вернуться. Именно по зрительному сигналу "календарь" электромагнитные импульсы в моем мозгу примут такую форму, с помощью которой компьютер сможет "найти" меня в прошлом и вернуть обратно, в настоящее, где я и смогу подтвердить факт путешествия.
  
   Для того, чтобы меня точно забрали из прошлого, мой мозг несколько раз просканировали в момент, когда я смотрел на дату в календаре, которую я выбрал. Подключенный к шлему, я снова и снова подносил к глазам мой календарик, который я предварительно забрал из дома. В конце концов, компьютер смог смоделировать мое настоящее сознание, которое ему предстояло забрать из прошлого. Теперь оставалось только ждать перепроверок и корректировок...
  

***

  
   -- Николай, как продвигается?
  
   Этот вопрос я слышал от своего руководителя чуть ли не каждый день всю прошедшую неделю. Я все время отвечал однотипно:
  
   -- Сойдет, Константин Евгеньевич.
  
   Было видно, что он волновался и переживает. Правда, я начинал сомневаться, что это из-за меня. Скорее всего, это был мандраж перед моим прыжком в прошлое, но скорее за сам эксперимент, чем за мою сохранность. Алиса тоже волновалась. Как и остальные члены ее команды. Все были сосредоточены донельзя, перепроверяли все чуть ли не до последней цифры в уравнениях.
  
   И вот, настало время, когда мне уже надо было готовиться к отправлению. Константин Евгеньевич сказал, что на "психологическую подготовку" у меня есть два дня, поэтому, первым делом, я решил хорошенько выспаться. Но было еще кое-что. Точнее, кое-кто: человек, с которым я уже давно хотел расставить все точки над "и".
  
   Алиса, как оказалось, тоже решила взять парочку выходных. Видимо, все решили основательно подготовиться к такому важному для всего человечества шагу. По крайней мере, девушка согласилась на совместный ужин практически без споров.
  

***

  
   В ресторане было немноголюдно. Я ни разу тут не был, потому что как-то и повода не было, и денег. С нашим окладом, который выплачивала Энергопрактика, последнее теперь не было проблемой.
  
   Алиса появилась на пять минут позже, чем мы договаривались. Но это опоздание было более чем оправдано ее внешним видом. Легкий макияж, вечернее зеленое платье, каблуки... "Надеюсь, это не свидание", -- подумал я. Мне даже стало немного неловко в своих джинсах, белой рубашке и бежевом хэбэшном пиджаке.
  
   -- Отлично выглядишь, -- поприветствовал я коллегу.
  
   -- Спасибо, -- на ее лице появился румянец. -- Ну что, отметим новый шаг в развитии науки?
  
   -- Тогда надо было и Константина Евгеньевича позвать, -- отшутился я.
  
   Мы заказали поесть. Открыв меню, я даже присвистнул от того, какими высокими были ценами.
  
   Наше "свидание", если честно, было немного неловким. Мы молчали. Иногда обсуждали всякие мелочи. А я никак не мог собраться с мыслями. Да и по Алисе было видно, что она что-то хотела спросить, но почему-то стеснялась. Наконец, она тряхнула головой, видимо, отбросив все сомнения.
  
   -- Мы, кстати, тогда так и не закончили...
  
   -- О чем это ты?
  
   -- Тот диалог, -- тихо проговорила девушка, -- рядом с твоим подъездом, три года назад. Ты тогда просто нагло встал и ушел, а потом все время избегал возвращения к тому разговору!
  
   -- Ха, забавно, -- усмехнулся я.
  
   -- Неужели? -- она прищурилась, даже не понимая, что окончание того разговора для меня даже и не было. -- И что же ты тогда хотел меня спросить?
  
   -- Да на самом деле, сейчас это уже не важно, наверное...
  
   Я не хотел выкладывать все свои козыри на стол. Тем более, что это могло подорвать весь эксперимент. Не мог же я рассказать о том, что я уже путешествую во времени на протяжении пяти лет? В общем, этот диалог стал для меня очень неловким.
  
   -- Нет уж, выкладывай!
  
   -- Нет, Алиса, -- наверное, я слишком резко это сказал, потому что девушка сразу как-то сникла.
  
   -- Я тебя не понимаю.
  
   -- Просто я сам до конца не все понял, что со мной, -- сказал я и тут же понял, что сморозил глупость. -- Может быть, я тебя с кем-то перепутал. -- Попытался выкрутиться я.
  
   -- Ну уж дудки, -- насупилась девушка. -- Меня вряд ли можно с кем-то перепутать. -- Передразнив меня, она встала из-за стола и позвала официанта, чтобы тот принес счет.
  
   На улице уже давно стемнело. Правда, посетителей ресторана это, похоже, не беспокоило. Как только мы вышли, парковка стала стремительно заполняться автомобилями, как будто все только и ждали, когда мы закончим трапезу.
  
   -- Все-таки курение -- это зло, -- сказала девушка, затягиваясь, когда мы ждали такси возле входа в ресторан.
  
   -- Да, наверное.
  
   -- Но хотя бы "табак не предает", -- я почувствовал, как в ее голосе прозвучал упрек. Она затушила сигарету и пошла по направлению к ближайшему светофору.
  
   Резкий свет фар поначалу ослепил меня, но когда машина подъехала, оглушительно заскрипев тормозами, я увидел, что за рулем сидел Константин Евгеньевич.
  
   -- Прыгайте в машину! -- выкрикнул он. Мы с Алисой переглянулись и, недолго думая, сели на пассажирские сидения.
  
   -- Что стряслось? -- первым делом спросил я своего руководителя.
  
   -- На Энергопрактику напали, -- коротко ответил Константин Евгеньевич и вдавил педаль в пол.
  
   -- В смысле? -- не поняла Алиса, схватившись от резкого старта за ручку на потолке. -- Кто и как?
  
   -- Базы данных были взломаны. Практически вся информация скопирована.
  
   -- Но... Бениамин ведь знает свое дело! -- возразил я.
  
   -- Не знаю... -- тихо сказал мой бывший завкафедрой, нервно кусая сигаретный бычок. -- Разберемся на месте.
  

***

  
   В НИИ, несмотря на позднее время, уже собрались все члены команды Алисы. От нашей группы не появилось никого, кроме нас. Видимо, Константин Евгеньевич все еще хотел удержать в тайне от них всю операцию по переносу меня в прошлое.
  
   Ворвавшись в двери лаборатории, мы первым делом увидели Бена, который со скоростью молнии что-то печатал на клавиатуре своего ноутбука.
  
   -- Черт, они уже очень глубоко засели, -- он схватился руками за голову. Увидев нас, ФСБшник даже как-то сник. -- Я сделал все, что мог, но они уже скопировали весь наш сервер.
  
   -- Этого не может быть! -- воскликнула Алиса. -- Мы так долго над этим работали!
  
   -- Как будто им есть до этого дело. У них в руках теперь все необходимое, чтобы даже создать свою машину времени! -- Бен даже немного побледнел, когда осознал смысл своего последнего высказывания. -- Не представляю, как они обошли всю нашу защиту.
  
   То есть, и мой скопированный мозг теперь был у них в базе?
  
   -- Так, все по местам! Загружайте все, что нужно для переноса! Выкурим их перегрузкой энергии! -- приказал Константин Евгеньевич.
  
   Лаборанты зашевелились и стали клацать по клавишам за компьютерами. Но что-то не складывалось. Я знал возможности Бена, и его защитные системы были просто несокрушимы, а какие-то недоброжелатели их так просто взломали? Это было более чем странно.
  
   -- Я уже вызвал знакомых из конторы, но они вряд ли успеют что-то сделать, -- прошептал Бен.
  
   За окном послышался шум тормозов и открывающихся автомобильных дверей. Вероятно, люди Бена успели быстрее, чем мы думали. Но когда дверь в лабораторию с грохотом распахнулась, я увидел, что был совсем неправ.
  
   -- Руки за голову! -- заорал мужчина в маске. Еще пять человек в бронежилетах вбежали в комнату и направили на нас автоматы Калашникова.
  
   Все лаборанты послушно медленно подняли руки. Мне тоже пришлось это сделать. Один Бен почему-то замер, будто не слышал приказа. Он медленно встал и легкой походкой двинулся в сторону террористов. "Что он делает?! Может, у него еще остались какие-нибудь козыри в рукаве?" -- с надеждой эта мысль промелькнула у меня в голове.
  
   -- Фух, успели, парни, -- по-дружески похлопал по плечу первого из террористов Бениамин. -- Я уже гадал, сколько мне еще надо будет разыгрывать этот концерт.
  
   Я краем глаза увидел монитор ноутбука Бена. Там был просто открыт рабочий стол...
  
   -- Бен...
  
   -- Помолчи, Коль, -- попросил меня мой бывший приятель. -- Ты тут вовсе не причем. Просто некоторые больше платят.
  
   -- Да ты хоть понимаешь, что натворил?! Ты нас продал, идиот! -- не выдержав, закричала Алиса.
  
   -- Прости, -- сказал ФСБшник. -- Тебя приказали убрать.
  
   Все будто замедлилось.
  
   Рука.
  
   Кобура.
  
   Пистолет.
  
   Выстрел.
  
   Кровь.
  
   Алиса даже не успела вскрикнуть. На ее вечернем платье в области живота проступило большое красное пятно.
  
   -- Нет! -- закричал я. Резко заболела голова, но я не обращал на это внимание. Рванув к ближайшему от меня террористу, я сорвал что-то с его пояса. Бросив взгляд вниз, я увидел, что это дымовая граната.
  
   Кинувшись под ближайший стол, я не стал дожидаться, пока все придут в себя, и рванул чеку. Комната заполнилась дымом за несколько секунд. Прозвучали первые выстрелы, но я не обращал на них внимание. Наощупь, я продвигался в сторону, где должна была лежать Алиса. "Только бы она была жива", -- судорожно шептал я себе под нос.
  
   Наконец, я наткнулся на что-то мягкое. Пульс девушки был очень прерывистый, но она была еще жива. Неожиданно, из клубов дыма показалась фигура, и я инстинктивно напрягся. Но это оказался один из лаборантов Алисы.
  
   -- Если у нас есть шанс, то это ты, -- прошептал он. -- Подключайся!
  
   Я кивнул головой, и оттащил девушку к креслу, на котором лежал шлем устройства. Там она по крайней мере хоть как-то была скрыта от пуль. Теперь все зависело от меня...
  
   Еще одна очередь выстрелов прошлась буквально в паре сантиметров от моей ноги. "Только бы не задели что-то действительно важное", -- подумал я. Под завесой дыма я схватил шлем в руки.
  
   Алиса... Она была в критическом состоянии, и, если ей не помочь в ближайшее время, она умрет. Но... Конечно. Я все еще должен закрыть парадокс, как я мог это забыть. Нельзя так рисковать. Я сам все исправлю.
  
   -- Переноси меня! -- заорал я в сторону, где должны были быть лаборанты.
  
   Тут же раздался еще один выстрел, и я почувствовал тупую боль в груди. С каждым мгновением эта боль, будто жидкий металл, растекалась по всему моему телу все дальше и дальше. Руки не хотели слушаться, но я надел шлем и что есть мочи зажмурился. Последнее, что я тогда увидел, это Алиса, изо рта которой сочилась струйка крови.
  

***

  
   Я резко поднялся в кровати.
  
   Странный сон. Я был в какой-то лаборатории, там был Бен, и Константин Евгеньевич, и Алиса... Стоп, какая Алиса?
  
   Девушка. Рыжие волосы, глаза, цвета морской пены, зеленое платье... Почему я знаю ее имя?..
  
   Стоп, а если...
  
   "Нет, это не сон", -- где-то внутри меня сказал тихий голос. -- "Ты и правда из будущего. Машина времени, предательство Бена, все это было взаправду. Не притворяйся, ты все это помнишь. Даже если тебе больно вспоминать".
  
   Моя комната была какой-то мутной, но я быстро понял, почему. По моим щекам покатились слезы. Черт... То ли это был эффект от переноса в сновидение, то ли шоковое состояние на меня так повлияло, но мне и правда показалось, что все, что со мной произошло тогда, в будущем, было нереальным.
  
   Но это была реальность, которую мне надо принять. И исправить.
  
   Ну почему так вышло? От обиды я заорал в голос. Вся моя работа, дружба... все коту под хвост! Бен... Зачем? И когда он все это затеял? Теперь у меня не оставалось выбора. Машина времени должна была быть создана, а значит, до момента ее создания я должен был делать то же самое, что и раньше. Иначе случился бы парадокс. И мне не надо совершить ту же ошибку, что и в прошлый раз.
  

***

  
   Двадцать лет. Сейчас мне было именно столько. И у меня трещала по швам голова. Точно, я ведь должен переместиться в прошлое, на пять дней назад. В этот самый день все началось в первый раз, это я помнил на сто процентов. Правда, это должно было случиться к вечеру, да и головная боль была не такой критической.
  
   Черт, университет! Я совсем забыл, что я еще на третьем курсе. Конечно же, я не собирался сегодня идти на пары, ведь меня скоро перебросит в прошлое, где я уже смогу влиться в общий ритм этой жизни. Сейчас я уже работал над проектами с Константином Евгеньевичем, был знаком со всей нашей командой, за исключением Саши Серебрянского. "Интересно, а Алиса уже переехала в дом Константина Евгеньевича?" -- подумал я. Но нет, сейчас было очень опасно с ней пересекаться, хоть и до боли хотелось предупредить ее о будущей катастрофе, что ждет нас всех. Машина времени... И зачем только мы ее создали?
  
   Но это уже нельзя было исправить. Все в этом мире зациклено, причем, как оказалось, вокруг устройства по перемещению во времени. Скорее всего, именно из-за нее я и обрел эту странную способность шататься в хаотичном порядке по линии времени, видимо, что-то в моем мозге было не так, как рассчитывали ученые команды Алисы. И, по крайней мере, я на это надеялся, я закрыл этот парадокс, и объяснил своим прыжком на пять лет назад свое будущее.
  
   Мой бывший... точнее, еще нет, в данный момент настоящий завкафедрой был, как всегда, на своем рабочем месте. Он уходил со своего рабочего места только в случае, когда проходили конференции или командировки. Его трудолюбие, порой, восхищало меня. Все, что он делал, было для создания своего НИИ. От одной мысли о нашем скромном и уютном рабочем уголке Иннотехники мне становилось теплее...
  
   -- О, Николай, привет! -- бросил мой руководитель через плечо. -- Присаживайся.
  
   Напротив рабочего стола Константина Евгеньевича, как я и помнил, стоял "стол для переговоров". "Да, скоро, примерно через год, у нас будет конференц-зал, в котором не будет так тесно", -- подумал я.
  
   -- Ну, рассказывай, как у тебя дела? -- спросил он, как всегда широко улыбаясь.
  
   Было довольно странно видеть его таким молодым. Сейчас я видел эту разницу: пять лет спустя у него прибавится седых волос, да и улыбка будет уже не такой лучезарной. Единственное, что останется неизменным, это рвение работать.
  
   -- Продолжаем работать, -- подавив комок в горле, сказал я. Сейчас, насколько я помнил, мы занимались проектом морского торгового порта, уже практически заканчивали его. Один из самых запомнившихся мне проектов...
  
   -- Ну вот и отлично, -- Константин Евгеньевич улыбнулся еще шире. -- Хорошо, что ты зашел, я хотел с тобой поговорить.
  
   Я уже знал, о чем пойдет речь. Именно поэтому я и пришел сегодня в университет, потому что, быть может, этот момент должен стать ключевым в дальнейшем развитии событий и, впоследствии, создании машины времени.
  
   -- Дело в том, что я хочу, чтобы ты помог мне, наверное, с одним из самых главных проектов в моей жизни... -- начал Константин Евгеньевич. -- Как тебе название Иннотехника?
  
   -- Название для чего? -- сделал удивленное лицо я.
  
   -- Для моего будущего научно-исследовательского института, конечно! -- вздохнул мой руководитель.
  
   "Совсем скоро", -- подумал я. -- "Совсем скоро этот институт начнет проект, который разрушит жизни многим..."
  
   -- Это прекрасное название, -- сквозь зубы улыбнулся я. -- Вы можете на меня положиться!
  

***

  
   Я шел домой после обсуждения мелких деталей создания НИИ Иннотехника с моим руководителем. Мне, уже в будущем знающем все нюансы, было просто разговаривать на эту тему, поэтому я получал удовольствие от дискуссии. Правда, под ее конец у меня голова разболелась уже до такого состояния, что я пообещал Константину Евгеньевичу завершить разговор завтра.
  
   Когда я проходил мимо парка, мой взгляд ухватил какую-то знакомую фигуру за деревьями.
  
   -- А... -- начал было я, но тут же заткнул себе рот рукой. Алиса Подберезная. Я сразу же узнал ее по рыжей копне волос и легкой походке. Боль в висках начинала отстукивать барабанный ритм.
  
   Девушка, похоже, все-таки услышала меня. Она обернулась, и это действие будто еще сильнее ударило по моему сознанию. Мозг уже готов был взорваться, я уже чувствовал, что еще пара мгновений, и я "улечу" в прошлое...
  
   Последнее, что я увидел, это зеленые глаза Алисы, с интересом смотрящие на меня.
  

***

  
   До боли знакомое ощущение... Я как будто ощущал себя там, где должен быть. Это было первым, что я почувствовал после "перелета". Сразу же после этого меня настигла жутко знакомая головная боль. Тошнота подступила к моему горлу. Это же...
  
   -- Ух... -- выдохнул я. Второй полет в будущее в моей жизни. По крайней мере, ощущения были такими же. Но вопрос был все тот же: в каком я времени?
  
   Почему-то побаливало плечо, будто кто-то меня ударил.
  
   -- Что, я сильно толкнула?
  
   Этот голос... Я повернулся. Точно, это был тот самый день, когда начались самые странные события в моей жизни... Когда я перелетел на три недели назад. Только тогда меня перебросило на три года вперед, и сейчас, судя по всему, цикл замкнулся. Алиса тогда пришла к моему подъезду, и мы разговаривали о той, нашей первой с ней встрече, которой она почему-то не помнит. Именно посреди этого разговора я и "перелетел" в будущее в первый раз, во время, когда машина времени уже создана. И сейчас мне снова двадцать два года. Видимо, поэтому я чувствую себя в "своем" теле.
  
   А сейчас Алиса стукнула меня в плечо.
  
   -- Ты чего это?
  
   -- Да так, ничего, -- сказал я, пытаясь собраться с мыслями и обдумать все. Значит, это тот самый момент. Я думал, что меня в будущем просто перебросит сюда, но тогда парадокс не был бы разрешен. Как все-таки выкрутилось "время"... И, судя по всему, теперь мне предстояло прожить эти три года самостоятельно. До момента, когда мы создадим машину времени.
  
   В будущем Алиса сказала мне, что этот разговор не был закончен. "Ты просто встал и ушел", -- рассказала она, когда мы сидели в ресторане... Я сжал зубы. Больше я ошибаться не буду...
  
   -- И что ты думаешь обо всем этом? -- спросила меня девушка.
  
   -- Не знаю, -- честно ответил я. -- А о чем ты говорила, прости?
  
   -- О том, что чувствую, будто все предначертано судьбой, -- с пафосом продекламировала девушка, тряхнув головой.
  
   Точно, я вспомнил. Она рассказывала, будто уже видела меня, а наша команда должна была выиграть тендер.
  
   -- Знаешь, а ты ведь мне тоже показалась знакомой. Может, мы и правда виделись где-нибудь случайно, -- я снова ответил честно. Мы и правда с ней виделись, хоть и на мгновение, два года назад в парке. Это ведь было последнее, что я увидел перед последним "перелетом".
  
   -- Может, -- согласилась она.
  
   -- Да и кто знает, может все и правда предначертано, -- я затянулся сигаретным дымом. -- А может то, чем мы занимаемся, так влияет на наше мировоззрение.
  
   Черт, я взболтнул лишнего. Самое сложное сейчас для меня было в том, что я не знал практически ничего, что будет в следующие три года. Только основные моменты, такие как написание нашего отчета, построение машины времени и так далее. То есть то, что я узнал в "том" времени.
  
   Алиса удивленно посмотрела на меня, хмыкнула и встала со скамейки.
  
   -- Ладно, ты напомнил мне о работе, -- сообщила девушка. -- Еще кучу всего надо сделать.
  
   "Значит, в этот раз встала и ушла именно ты", -- про себя ухмыльнулся я.
  

***

  
   Первый год прошел, на удивление, вполне успешно. Да и, если честно, не было повода волноваться. Я очень редко летал в прошлое, но и это были всего лишь непродолжительные прыжки в пару-тройку дней. Да и прыжки в будущее больше не беспокоили меня. Поэтому я потихоньку влился в трудовые будни.
  
   Работа шла полным ходом. Конечно, мне помогало то, что я уже был в будущем и видел финальный отчет. Даже Леночка в конце концов перестала меня критиковать, ведь заказчик был доволен. Остальные члены команды тоже трудились, не покладая рук. Больше всех выкладывался Саша, а его текст был просто на высоте. Думаю, что из него вышел бы неплохой исследователь.
  
   В середине второго года начались проблемы. Тема нашего проекта стала давить на нашу команду своей ответственностью. Команда Энергопрактики, хоть и трудилась над, так сказать, физической, а не теоретической частью, стала чаще бывать на общих собраниях. Главный лаборант, в котором я с удивлением узнал того ученого, который в будущем помог мне перенестись в это время, Кирилл Обросимов, был выше всяких похвал. Правда, события того дня, когда я надел на себя шлем, стали какими-то расплывчатыми...
  
   Но вот Бена я помнил отчетливо. И помнил его предательство, помнил, что его алчность нас всех и погубит.
  
   Однако вопрос об информационной безопасности теперь стоял очень остро.
  
   -- Все принимает серьезные обороты, -- сказала однажды Алиса, нервно покусывая шариковую ручку. -- Все-таки машина времени не игрушка, и мы не должны "светиться".
  
   Я очень боялся этого момента все эти полтора года с момента моего последнего "перелета". Бениамин, мой друг (а в будущем -- злейший враг), должен был обеспечивать нашу защиту. Но его предательство свело все на нет. Уверен, именно он и взломал свои коды безопасности. Я не мог этого допустить... Но что, если его присутствие необходимо для создания машины времени?..
  
   Не звать Бена                Звать Бена
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"