Раков Дмитрий Александрович: другие произведения.

C.1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Ветка C.1

  
   -- Добро пожаловать!
  
   Рыжеволосая девушка на ресепшене приветливо улыбнулась. Я почему-то ощутил острое чувство дежавю, хотя раньше никогда не был в НИИ Энергопрактика. Сюда сегодня меня позвал мой бывший заведующий кафедрой. Он уже несколько лет работал в этой организации, а после моей защиты диплома он пригласил меня сотрудничать с ним. Еще в университете я постоянно помогал ему со многими проектами.
  
   Правда, я слышал, что он хотел уходить из этого НИИ. Какие-то трения с руководством, насколько я понял. Да и простой на карьерной лестнице мало кого устроит. Однако он продолжался недолго: после создания машины времени команда Константина Евгеньевича стала самой знаменитой в мире, а его, как руководителя, повысили до генерального директора.
  
   Меня же тема путешествий довольно сильно привлекала. Я вообще любил научную фантастику и порой жалел, что со мной не происходит ничего необычного. Но в таком уж мире мы живем: чудеса надо воплощать в жизнь, а не мечтать о них.
  
   -- Привет, Коля, -- мой бывший завкафедрой улыбнулся мне, как старому другу. За время моего обучения в университете мы довольно плодотворно сотрудничали. Мне не хватало опыта работы над серьезными проектами, а он, как один из руководителей такого НИИ, как Энергопрактика, давал мне возможность потихоньку реализовываться. Правда, к созданию машины времени я не привлекался: Константин Евгеньевич, видимо, посчитал, что я еще не совсем готов к этому. С одной стороны, мне было немного обидно, но с другой и представления не имел, как бы повернулась моя жизнь, если бы я участвовал в главном проекте Энергопрактики. "Уж пусть все идет, как идет", -- думал я.
  
   -- Здравствуйте, Константин Евгеньевич, -- поприветствовал я в ответ.
  
   -- Ну что, готов поработать вместе? -- в глазах генерального директора самого важного научно-исследовательского института, как это часто бывало, заиграла усмешка.
  

***

  
   Успешно пройдя собеседование меня зачислили в штат. Моя мечта о полноценной работе в НИИ, тем более таком влиятельном, можно сказать, осуществилась. Я долго к этому шел, и хоть в университете мои оценки и были не слишком высокими, я смог стать специалистом. Во многом благодаря моему руководителю, конечно.
  
   Через пару недель я влился в трудовые будни. В целом, работа в НИИ не особо отличалась от того, с чем я уже сталкивался за время нашей совместной деятельности с Константином Евгеньевичем. Правда, сейчас все приняло более серьезные обороты. Каждый проект был на вес золота, да и оплачивался соответствующе. Только времени, порой, не хватало...
  
   Был очередной день в Энергопрактике. Мир после создания машины времени, на самом деле, не слишком-то и изменился. После того, как возможность путешествий во времени была доказана моим руководителем год назад, конечно же, все перепугались. Шутка ли, такое грозное оружие! Именно поэтому после придачи огласке данного исследования были подписаны мировые пакты о неиспользовании устройства. Так, под пристальным взглядом правительства, все было относительно безопасно.
  
   Конечно, в этом вопросе не обошлось без органов исполнительной власти. Еще когда я учился на третьем курсе, когда и был трудный момент в жизни Константина Евгеньевича, мы смогли помочь осуществить довольно важный проект для федеральной службы безопасности. Именно тогда мы и познакомились с их сотрудником Беном, которого Константин Евгеньевич привлек впоследствии для защиты машины времени.
  
   -- Должен кое в чем тебе признаться, -- сказал мне он, когда мы встретились в очередной раз в стенах Энергопрактики. За время совместной работы мы с бывшим ФСБшником сумели неплохо так сдружиться. Два года после нашего первого проекта пролетели даже как-то незаметно.
  
   -- Что же? -- спросил я. Редко я его видел таким серьезным.
  
   -- Хотя... -- протянул он, сомневаясь, -- а, ладно. Просто скажу, что тебе надо бы быть поосторожнее с вашим гендиром.
  
   -- Почему это? -- не до конца понял его я.
  
   -- Ну... В общем, я давно хотел тебе рассказать, -- все-таки выдохнул он. -- Константин Евгеньевич, когда нанимал меня на работу, поставил некоторые... скажем так, специфичные условия. Теперь, в его охранной группе, я должен буду выполнять любой его приказ.
  
   -- Ну, это условия контракта, -- пожал плечами я.
  
   -- Нет, ты не понимаешь, -- Бен мотнул головой. -- Если что-то случится, он сумеет заставить меня сделать все, -- он подчеркнул это слово, -- что потребуется в сложившейся ситуации. Даже если с ним что-то случится, контракт не может быть расторгнут без его подписи или согласия его доверенных лиц.
  
   -- Ты имеешь ввиду что-то криминальное? -- шепотом спросил я.
  
   -- Может быть, -- вздохнул мой друг. -- Условия были такими размытыми, что это может относиться к абсолютно любой опасной ситуации.
  
   -- И... убийство? -- вроде бы я начинал понимать, к чему клонит мой коллега.
  
   -- И это тоже.
  
   "Значит, Константин Евгеньевич и на такое способен", -- подумал я. -- "Ну, работа с самым важным объектом человечества, наверное, требует жестких мер. Интересно, по приказу Константина Евгеньевича Бен смог бы убить, например, меня?" -- не знаю, почему это пришло мне в голову.
  

***

  
   Проект, над которым мы работали в настоящее время, конечно же не был таким опасным. Я и Саша Серебрянский потихоньку работали над заказом одной крупной нефтегазовой компании, которая хотела оптимизировать свои производственные процессы и найти выход из длительного застоя. Не очень сложная работа, можно сказать, даже стандартная: поездить по филиалам, узнать тонкости работы руководящих сотрудников и прочая мутотень.
  
   С Сашей мы работали впервые. Он был не намного меня старше, но его опыт работы был довольно впечатляющим. Константин Евгеньевич возлагал на него большие надежды. Однако мне этот человек показался каким-то уж больно скрытным. Мы с ним переписывались по поводу работы, но что он делает в свободное время и чем увлекается, я не знал.
  
   -- Коль, пошли покурим? -- неожиданно предложил он мне во время обеденного перерыва.
  
   В курилке на удивление никого не было.
  
   -- Какие-то проблемы с твоей частью задания, Саш?
  
   -- Нет, все в порядке, -- коллега выглядел каким-то обеспокоенным.
  
   -- А что такое?
  
   -- Константин Евгеньевич... -- Саша замялся, что было совсем не характерно для его темперамента. -- В общем, он может совершить одну очень большую ошибку.
  
   "О чем это он? И почему в последнее время мои друзья говорят о нашем руководителе в каком-то даже негативном ключе?" -- подумал я.
  
   -- Дай угадаю, ты не скажешь, какую именно? -- спросил я.
  
   -- Да, -- Серебрянский достал сигарету и закурил. -- Просто имей это ввиду.
  
   -- Как скажешь, -- я пожал плечами и вышел из курилки. Этот разговор меня почему-то начал даже бесить. Какие-то тайны, заговоры, тайные заговоры... Я-то тут причем? Самый обычный парень, пашущий в офисе, чтобы прокормить себя. Держите свои загадки при себе...
  

***

  
   Я и не знал, что эти разговоры были для меня только началом. Я стал замечать, что они оба, Бен и Саша, стали себя как-то странно вести. Серебрянский, например, стал реже появляться на рабочем месте, а всю работу пересылал мне на почту. Бен же вообще спустя пару недель стал очень дерганным. Может быть, он думал, что я раскрою его боязнь начальнику, но его общение со мной теперь свелось исключительно к обсуждению рабочих моментов.
  
   Вместе с ними я стал замечать за собой, что тоже становлюсь менее собранным и даже раздражительным. Я всегда был пофигистом, но теперь мне повсюду мерещились какие-то недомолвки и загадки... Я даже какое-то время следил за Константином Евгеньевичем, но ничего странного не заметил. Как всегда, он трудился не покладая рук, стараясь сделать этот мир лучше.
  
   Стрессовое состояние почему-то никуда не хотело уходить. Оно лишь накапливалось и росло, что мне совсем не нравилось. Мало ли, это могло повлиять на мою производительность? Я совсем не хотел в первый год с треском вылететь с работы. Но что-то было не так...
  
   В тот вечер все началось. Я заработался в офисе Энергопрактики в надежде отвлечься от странных мыслей, которые в последние дни предательски лезли мне в голову. Иногда мне даже казалось, что у меня настоящая паранойя.
  
   Во всем здании потух свет. Даже компьютеры перестали работать.
  
   "Пробки что ли выбило?" -- подумал я. Обычно свет в НИИ был включен круглосуточно, потому что многие работники, как и я, засиживались допоздна, да и охране было легче нести вахту.
  
   Я встал со своего места. Кроме меня в офисе уже давно никого не было. Саша, который, к моему удивлению, все-таки приходил сегодня, отпросился пораньше.
  
   Свет на мгновение включился и снова погас.
  
   Мне это совсем не нравилось. Еще не хватало перебоев в сети на объекте мирового значения. "Может, что-то не так с самим устройством?" -- подумал я, но тут же отбросил эту глупую мысль. Машина времени охранялась круглосуточно, а пароль от входной двери был только у высших руководителей НИИ и лиц мирового значения.
  
   В кабинете распахнулась дверь, и мои глаза ослепил яркий свет фонарика. В проходе стоял Серебрянский, который тяжело дышал.
  
   -- Живо! -- задыхаясь выкрикнул он. -- Вниз!
  
   Не знаю, зачем я пошел за ним. Меня обуревала целая палитра эмоций. Во-первых, я ничего не понимал, и это меня не на шутку пугало. С меня было достаточно загадок на несколько лет вперед. Во-вторых, мне все-таки было интересно. Частичка меня желала узнать, что же происходит.
  
   Мы рванули по лестнице вниз по направлению к подвалу.
  
   Подойдя к двери подземной лаборатории, о которой я только слышал, у меня внутри все сжалось от страха. Я никогда тут не был. Именно за этим проходом, в следующем помещении и должно было находиться устройство... Страх стал еще сильнее, когда я увидел пустую будку охранников...
  
   -- Саша...
  
   -- Нет времени, -- резко оборвал он меня и направился к панели управления замком. Я с удивлением наблюдал, как он набирает код, который не мог знать рядовой сотрудник Энергопрактики.
  
   Замок, наконец, поддался, и мы вошли внутрь.
  
   Лаборатория была залита ярким светом. Наверняка, работали запасные генераторы. Но тут что-то было не так... Мы были не одни.
  
   -- Константин Евгеньевич! Отойдите от устройства! -- Серебрянский завел руку за спину и достал... Пистолет?! Я даже не успел в очередной раз удивиться, как он навел его на моего руководителя, который сидел в кресле в центре лаборатории с какой-то странной штукой на голове.
  
   -- Поздно, Саша, я уже все исправил, -- тихо и даже с каким-то фанатичным облегчением проговорил Константин Евгеньевич.
  
   -- Встать! -- Серебрянский уже приказывал. Я же совсем ничего не понимал. И от моей беспомощности во мне начал вскипать гнев, который горел во мне уже очень давно...
  
   Мы осторожно подошли к сидящему начальнику. Константин Евгеньевич стал осторожно снимать шлем, как будто и не замечал оружия в руках своего подчиненного.
  
   Саша взял устройство в одну руку и убрал пистолет в кобуру, заломив руку генерального директора Энергопрактики. Константин Евгеньевич опустился на колени.
  
   "Что происходит? Почему мой коллега угрожает моему начальнику? Что мне делать?" -- промелькнуло у меня в голове со скоростью света. -- "Может, Саша хочет захватить..."
  
   Не было времени раздумывать. Если я прав, то мир сейчас в большей опасности, чем когда-либо.
  
   -- Так! Ни с места! -- заорал я, резко выбив пистолет из кобуры Серебрянского.
  
   -- Чт... -- Саша на секунду ослабил хватку, и Константин Евгеньевич резко отпрыгнул в сторону.
  
   -- Я уже ничего не понимаю! -- крикнул я, направив пистолет на своего бывшего коллегу, которого я совсем не знал.
  
   -- Тише, тише, Коля, -- Саша медленно поднял руки. -- Я все могу объяснить...
  
   -- Коля, держи его на мушке, он террорист! -- крикнул Константин Евгеньевич.
  
   -- Ты сделаешь гигантскую ошибку! -- Серебрянский попытался подойти ко мне, но я взвел затвор.
  
   -- Докажи, мать твою! -- почти что приказал я ему, сквозь слезы. Все вокруг казалось каким-то нереальным. Саша... Зачем ты предал нас? Но...
  
   -- Есть способ... -- тихо сказал парень. -- Ты можешь увидеть, что будет, если ты совершишь эту ошибку. По-другому ты мне просто не поверишь...
  
   Я не понимал, о чем он говорит? Как я могу увидеть то, что будет?.. Ведь... Точно...
  
   -- Давай... -- пробормотал я. Мне уже было все равно. Бен, Саша, Константин Евгеньевич. Все, что тут происходит, было за гранью моего понимания. И почему-то мне казалось, что "это" даст мне ответы на все мои вопросы. Она манила меня, звала к себе...
  
   Саша медленно передал мне шлем и отошел к пульту управления, одновременно внимательно следя за испуганным Константином Евгеньевичем.
  
   -- Запуск! -- раздался голос моего коллеги, и тьма проглотила меня...
  

***

  
   -- Ну, наконец-то!
  
   Возбужденный голос, который я услышал, показался мне смутно знакомым. Это был голос Серебрянского! Что произошло? Я все еще здесь, в "настоящем"?.. Я открыл глаза.
  
   -- С прилетом! -- радостный Саша стал трясти мне руку.
  
   -- Сколько... -- выдавил из себя я и удивился своему голосу. Он стал гораздо грубее, чем раньше. Значит...
  
   -- Два года, -- Серебрянский как-то даже понурился. Он практически не изменился с тех пор, как я его видел буквально минуту назад. Может, немного похудел, осунулся, хотя куда уж больше. Мне сразу стало интересно, как же выгляжу я.
  
   -- Я еще... точнее... ты обещал мне все показать! -- я потихоньку привыкал к своему голосу.
  
   -- Я знаю, мы ведь сами все это устроили, -- рассмеялся Саша. -- Именно поэтому ты здесь, сейчас. -- Серебрянский обвел руками комнату, и я с удивлением обнаружил, что лаборатория за эти два года ни капли не изменилась. Правда, теперь тут была куча народу: лаборанты, которых было, наверное, раза в два больше, чем раньше, что-то активно обсуждали, видимо, мой прыжок в будущее; более того, я не мог не заметить, что в помещении были и люди в военной форме.
  
   -- Никогда не любил экскурсии... -- пробормотал я.
  

***

  
   -- За эти два года все более чем поменялось, -- развеял мои сомнения Саша, отведя меня в конференц-зал и протянув мне планшет. На экране красовался заголовок в иностранном электронном журнале двухлетней давности:
  
   "Time machine -- not a secret anymore!"
  
   -- Что это значит?
  
   -- А то, что после того, как Константин Евгеньевич использовал машину времени в своих целях, началась массовая паника, -- Саша развел руками. -- На тот момент наша организация -- ФСО -- уже присматривала за ним какое-то время. Создание машины времени... -- Саша усмехнулся. -- Мы сразу же поняли, что здесь что-то не так. Слишком уж все было гладко. В одиночку придумать такое... Он ведь даже не создал команду по разработке, а план машины времени будто взялся из ниоткуда. Физики Энергопрактики, конечно, улучшили его идеи, построив машину, которая не только отправляет в прошлое, но и в будущее.
  
   -- Что? -- я не сразу в это поверил. Так значит, машина времени изначально могла отправлять только в прошлое? Но то, что я помню, из отчетов Энергопрактики, действительно расходилось с этим. Машина времени с самого начала была основана на квантовом процессоре, который и позволял отправлять сознание в будущее...
  
   -- Неудивительно, что он построил ее за такое короткое время, -- продолжал Серебрянский. -- Планы машины времени были у него еще за два года до его прыжка в прошлое, и за это время он успел неплохо так подняться.
  
   "Именно тогда он и начал строить машину времени", -- сказал я себе.
  
   -- Но Константин Евгеньевич даже не занимался углубленно квантовой физикой ни разу в жизни! -- воскликнул Саша. -- А его первоначальное устройство было настолько сложным, что самостоятельно он ну никак не мог все это сделать. Как потом на допросе он рассказал, его "идея" пришла к нему во сне. Менделеев, блин...
  
   -- Во сне? -- я помнил, что машина времени отправляла в прошлое именно в момент, когда человек спит. Так значит, он воспользовался ей, чтобы передать знания о машине времени себе в прошлое? Значит, машина времени, по факту, создала сама себя? По крайней мере, мне стали понятны те слова Константина Евгеньевича, когда мы увидели его в лаборатории:
  
   "Поздно, Саша, я уже все исправил".
  
   Получается, с помощью машины времени он оставил план машины времени себе в прошлом, а потом вернулся. Цикл был завершен, парадокса не было. "Исправил", значит...
  
   -- Он сам признался, -- Саша сжал кулаки. -- "Нельзя использовать машину времени в собственных целях" -- это было правилом, от которого зависело все. Нельзя было его нарушать, даже если "собственные цели" -- это само создание машины времени. Хотя я думаю, что он просто хотел нажиться на этом. Кто знает, как повернулась бы судьба, если бы Константин Евгеньевич не был единоличным создателем машины времени.
  
   -- То есть, сейчас он под стражей? -- спросил я.
  
   -- Да, причем сидит пожизненный срок, лишившись всех привилегий и статуса, -- объяснил Саша. -- Хоть это и не предотвратило катастрофы.
  
   -- Что? Катастрофа? -- не понял я.
  
   -- Заголовок, -- юноша жестом указал на планшет у меня в руках. -- Когда всем стало известно, что мир был изменен, тем более так серьезно, все будто с цепи сорвались. На все законы и запреты, которые страны мира так долго разрабатывали, практически сразу забили. Ситуация многократно усугубилась, когда после заключения Константина Евгеньевича под стражу все данные о машине времени каким-то образом оказались в общем доступе. Не знаю, как он это провернул, -- Саша почесал затылок, -- но теперь ученые многих стран пытаются повторить то же самое... Создать машины времени.
  
   Я был в шоке. Машина времени... Если одно такое устройство способно изменить реальность, то тогда что же будет, когда их будет много?
  
   -- Но ведь... -- не до конца понял я. -- Ведь должно же было с чего-то начаться? Как была создана первая машина времени, если Константин Евгеньевич в ее устройстве мало что понимал?
  
   -- Вот тут-то и начинается самое интересное, -- заговорчески подмигнул мне Саша. -- Мы долго ломали над этим голову, но в конце концов пришли ко мнению, что он ее украл.
  
   -- Как так?
  
   -- Ну смотри, -- парень из угла зала подкатил белую доску для заметок и начал маркером рисовать линии. -- Допустим, существует другая реальность, параллельная. -- Он провел линию, назвав ее английской буквой B. -- В ней машину времени создали, не привлекая Константина Евгеньевича к ее непосредственной разработке. Скорее всего, в той вселенной, он работал с ее создателями, может даже самолично участвовал в экспериментах. Но вряд ли его устраивала работа на вторых позициях. -- Саша нарисовал крестик на линии и указал на него. -- Здесь он решил в первый раз воспользоваться ей, чтобы обрести славу. Он послал себя в прошлое, в момент, когда машина времени еще не была создана, передал все планы устройства себе в прошлом, чем создал новую ветку времени, где и стал генеральным директором Энергопрактики. -- Серебрянский провел параллельную линию чуть ниже, назвал ее С, и стрелкой обозначил прыжок моего бывшего завкафедрой в прошлое, на эту ветку. -- И теперь мы здесь, на временной линии, где он получил все. Знал бы ты, какими силами мы его затащили за решетку... Его адвокат был просто зверем.
  
   -- Еще бы, за такие деньги, которые были у Константина Евгеньевича, можно, наверное, купить всех адвокатов мира, -- пробормотал я. -- А почему ты обозначил линию "С"?
  
   -- На всякий случай, -- пояснил Саша. -- Ученые сошлись во мнении, что, скорее всего, ветка B, как и наша, была создана кем-то, если на ней существовала машина времени, поэтому букву А мы решили оставить в покое. Вряд ли мы даже сможем достигнуть ее.
  
   -- Что ты сказал? -- резко оборвал я коллегу. -- Достигнуть?
  
   -- Да, -- Серебрянский снова мне подмигнул. -- Мы собираемся изменить реальность.
  

***

  
   -- Представь, как чувствуют себя люди в этом мире, -- мы сидели с Сашей в курилке. Сейчас он пытался объяснить мне, почему во всем мире возникла паника, когда стало известно, что Константин Евгеньевич использовал машину времени для наживы. -- Они другие, не те, которыми должны быть. Да я и сам себя несколько странно чувствую, если честно, -- признался он. -- Где-то там есть параллельная ветка времени, где я, может быть, совсем другой человек. Каждый в мире после этого происшествия задумывался над этим, и все боятся потерять, что они имеют сейчас, ведь если что-то поменяется в прошлом, они уже будут не теми, кто они есть здесь и сейчас. Константину Евгеньевичу не нравилось, что у него нет власти, денег... Вот он и решил поменять все в свою пользу.
  
   -- А ты бы хотел? -- осторожно спросил я Сашу.
  
   -- Нет, конечно! -- он с удивлением посмотрел на меня. -- Меня все устраивает, как и людей в этой временной ветке. Они те, кто они есть, и менять что-то было бы очень неправильно. Поэтому все и боятся, что с несколькими машинами времени все поменяется. Зато представь, какой соблазн у всех стран мира... Стать господствующим государством, покорить мир...
  
   -- Больше похоже на антиутопию, -- заметил я.
  
   -- Да, если не хуже.
  
   -- Что ты имеешь ввиду?
  
   -- Ну... -- Серебрянский замялся. -- Дело в том, что мы не знаем, как поведет себя наш мир, когда устройства будут построены по всему миру. Представить, как поведет себя наше пространство-время, в случае, когда машин будет много, никто не может. Но прогнозы неутешительные... Может последовать разрыв.
  
   Я опять ничего не понял.
  
   -- Время -- очень странная структура, -- Саша вздохнул. -- Как мы уже могли убедиться, ее не так-то уж просто изменить. Даже Константин Евгеньевич должен был закрыть парадокс, чтобы ничего не случилось. Но что будет, когда на парадоксы всем будет плевать, и каждый захочет лишь собственной выгоды?
  
   -- Парадокс... Значит, разрыв времени? И пространства тоже? -- я начал догадываться.
  
   -- Да, скорее всего, -- горько усмехнулся мой коллега. -- Мы живем в трехмерном пространстве с четвертым измерением времени, которое изменять в обычных условиях не можем. А если времени, такого фундаментального закона не будет...
  
   -- Ладно, не продолжай, -- оборвал его я. Да, и правда, все было совсем не радужно.
  
   -- Но все можно исправить.
  
   -- Как?
  
   Саша посмотрел на меня, и в его глазах я увидел горящие огоньки.
  
   -- Ты сам все придумал.
  
   -- Что-о-о? -- протянул я, снова ничего не понимая.
  
   -- Думаешь, почему я тебя ждал, когда ты переместился сюда, в будущее для тебя? Мы заранее все распланировали, и собираемся изменить реальность, как я тебе и говорил. Ты придумал план, который, быть может, все сможет исправить.
  
   -- Какой?
  
   -- Тут надо начинать издалека, -- Серебрянский устало вздохнул. Наверняка, он уже устал все мне разжевывать, но это было необходимо для "плана". -- Вспомни, когда ты сюда прыгнул?
  
   -- Из лаборатории, когда я стоял с пистолетом, направленным на тебя, -- смущенно ответил я. Да, теперь, когда я знал, что Саша собирался предотвратить катастрофу вселенского масштаба, мне было жутко стыдно, что тогда я подумал, что он хочет захватить устройство.
  
   -- Именно, -- Саша затянулся. -- Это был тот момент, когда ты должен был сделать выбор, что же делать дальше. Как ты мне потом сам объяснил, этот выбор и мог все изменить, исправить будущее, а для нас сейчас -- настоящее. Именно от выбора зависит все. Каждый человек в мире его совершает каждый день и слегка меняет реальность. У Константина Евгеньевича тоже был выбор, когда он в первый раз отправился в прошлое, чтобы отдать самому себе планы устройства. Теперь от тебя зависит будущее. -- Серебрянский увидел, как я на него ошарашено смотрю. ---- Это ты сам мне сказал! До того, как ты сюда переместился, мы разрабатывали стратегию, по которой ты бы мог все исправить. Правда, ты меня мало посвящал в свои мысли, но мы подготавливали все для твоего плана: подключили правительство, чтобы никакая другая информация уж точно не утекла, изучали машину времени, строили гипотезы... В итоге, мы должны будем тебя вернуть туда, в прошлое, в момент твоего выбора.
  
   Я с ужасом осознал, какой груз ответственности теперь лежал на моих плечах. Это был гигантский риск, но, похоже, и единственное решение, которое пришло мне в голову. Тот я, который прожил эти два года, все думал над тем, как же все исправить, но тогда...
  
   -- Стоп, а разве это не парадокс? -- спросил я.
  
   -- Что конкретно?
  
   -- Ну... -- замялся я, пытаясь сформулировать все на словах. -- Если я отправлюсь в прошлое и все изменю, то разве сейчас не должно быть все по-другому, исправленное?
  
   -- А, -- понял меня Саша. -- Да, ты задумывался над этим не раз. Дело в том, что тот ты, который жил все это время, пока ты сюда не перепрыгнул, тогда ничего не сделал. Точнее, твое бездействие было правильным, если посмотреть на него с моей точки зрения.
  
   -- Как это? Что тогда произошло?
  
   -- Тогда ты дал мне его арестовать, -- Саша пожал плечами. -- ФСО повязало Константина Евгеньевича, но на следующий день информация о машине времени утекла, и тогда началась массовая истерия. Мы ломали голову над тем, что же пошло не так. Но ты, похоже, не сильно удивился. -- Саша нахмурился. -- Тогда ты просто сказал: "Значит, я выбрал этот путь". И больше об этом ты ничего не хотел говорить.
  
   -- Что же мне нужно сделать, чтобы все исправить? -- от бессилия простонал я.
  
   -- Без понятия, -- признался Саша. -- Когда я пытался с тобой поговорить об этом, ты меня избегал, говоря, что все должен решить "этот" ты.
  
   -- Черт побери, как все запутано.
  
   -- Да уж, -- протянул Саша. -- Путешествия во времени -- это сложно, по себе знаю.
  
   -- Что? -- резко повернулся я. -- Ты знаешь?
  
   -- Да, а как же, -- он хмыкнул. -- Я сам отправлялся в прошлое.
  
   -- Это как?
  
   -- Пошли лучше покажу, -- он встал со скамейки.
  

***

  
   Кабинет Саши был расположен неподалеку от лаборатории, видимо из соображений безопасности. На столе был ноутбук, который я узнал: именно на нем он обычно работал тогда, когда мы вместе работали в Энергопрактике.
  
   Саша включил компьютер и зашел в папку с названием "Попытка номер 1". Там располагалось несколько видеофайлов, которые он и воспроизвел.
  
   -- Внимательно слушай, -- усмехнулся он.
  
   Экран мигнул, включая проигрыватель медиафайлов. На мониторе из затемнения появилась лаборатория, в центре которой было кресло с уже установленным на нем шлемом устройства. Из динамиков послышался знакомый мне гул компьютеров. Дата записи была годовой давности.
  
   -- Ну что, готов? -- услышал я подозрительно знакомый голос.
  
   -- Да, готов, -- коротко ответил Серебрянский, который показался в кадре. Он подошел к креслу, снял шлем с подставки и надел его на себя.
  
   -- Тогда повтори, что ты должен сделать, -- громкость голоса усилилась, и сбоку в кадр зашел... я не мог поверить глазам... я сам!
  
   -- Начинаем эксперимент под кодовым названием "попытка номер один", -- произнес Саша уже в кресле. -- Я отправляюсь на три с половиной года назад, в момент, когда уже была создана машина времени, и смогу убедить себя в прошлом... -- он запнулся, -- в том, что Константин Евгеньевич нарушит запрет по ее неиспользованию и использует для собственной выгоды. Я передам себе эту информацию и вернусь сюда через восемь часов, когда тот я в прошлом проснется.
  
   -- Верно, -- сказал я с экрана монитора. Было жутко странно смотреть на то, что я не делал... Я невольно заметил, что моя осанка стала хуже. -- Начинаем. Запустить процесс!
  
   Серебрянский откинулся в кресле. Гул компьютеров усилился. Саша шумно вздохнул и закрыл глаза.
  
   Дальше запись оборвалась, но через мгновение возобновилась. Дата на ней стояла уже через восемь часов с последней записи. Я снова появился в кадре, а Саша все лежал.
  
   -- Подготовиться к возвращению! -- скомандовал я.
  
   Тут же пришли два лаборанта и поставили рядом со мной аптечку и стакан воды. Я все сверялся с часами на моей руке, и даже немного было слышно, как я отсчитываю секунды...
  
   Саша открыл глаза. Он, похоже, не до конца понимал, где он находится. "Как и я, когда прилетел сюда", -- заметил я про себя. Я с экрана подошел к "подопытному" и снял шлем.
  
   -- Не вышло?.. -- услышал я тихий голос Серебрянского.
  
   -- Как видишь, -- почему-то улыбнулся в кадре я. -- Ничего, мы это предполагали.
  
   -- Но я все сделал! Я оставил ему послание! Почему он ничего не сделал?! -- прокричал Саша и отмахнулся от моей руки со стаканом воды. Запись на этом оборвалась.
  
   Я удивленно посмотрел на Сашу, который с какой-то злобой смотрел в экран. Наверное, ему и правда было сложно вспоминать свою неудачу.
  
   -- Я помнил это, -- тихо сказал он. -- Тогда, четыре с половиной года назад. Послание... Я записал видео, в котором рассказал самому себе в прошлом о том, что произойдет, если я не остановлю Константина Евгеньевича. Я даже сказал, что мне нужно привести тебя туда в ту ночь, ведь в ином случае случился бы парадокс. Поначалу я не верил во все это, но спустя пару дней и плотного расследования в команде ФСО, я убедился в том, что это все может быть на самом деле... Поэтому я все знал заранее... Но ничего не смог сделать...
  
   Я положил руку на плечо коллеги. Ему и правда было сложно. "Попытка номер один"... Значит, они все-таки надеялись, что что-то может измениться, если Сашу отправят в прошлое. Это было необходимо, чтобы закрыть парадокс, иначе он не помнил бы всего этого, не привел бы меня в лабораторию в ту ночь, не попытался бы остановить Константина Евгеньевича...
  
   -- Все было предопределено, Саш, -- тихо попытался успокоить его я. -- Теперь все будет зависеть от меня.
  
   -- Да, так ты мне тогда и сказал, -- горько усмехнулся Серебрянский. -- После моего "полета"...
  

***

  
   Эта запись очень сильно ударила по моему сознанию. У Саши не получилось. Он пытался всеми силами остановить Константина Евгеньевича, но не смог. То же самое предстояло проделать и мне, и теперь моя уверенность в себе померкла, будто свечка, которую затушили пальцами. Парадокс... О чем же думал тот я, который уже знал все это, который вернулся в прошлое и прожил эти два года, пытаясь предотвратить катастрофу? Почему он не предпринял чего-нибудь другого, зная, что ждет его в будущем? Я знал, что скоро этим "я" стану именно я, который сейчас думает об этом всем. Но возможно ли вообще так перескочить на другую, параллельную линию, где все будет исправлено?
  
   Что вообще знал "тот" я? То же самое, что и я сейчас. Он знал, что сделал не тот выбор, но почему же он его не исправил? Что могло быть настолько сильным, чтобы усомниться в том, что мои действия правильные?
  
   Я не знал ответа на эти вопросы.
  
   -- Сигареты не найдется?
  
   Я ощутил острое чувство дежавю, когда услышал этот женский голос позади себя. Обернувшись, я выпучил глаза.
  
   -- Ты!
  
   Рыжеволосая девушка в лабораторном халате присела на скамейку и удивленно посмотрела на меня.
  
   -- Ты ведь работала на ресепшене! -- наконец вспомнил я. В следующий момент она звонко рассмеялась.
  
   -- Уф, уморил, -- девушка отдышалась. -- Я на секунду подумала, что твой план с прыжками во времени все-таки дал сбой, и ты меня сейчас знаешь. Значит, ты из прошлого, как и должно быть.
  
   -- А... Алиса? -- с трудом вспомнил я имя на бейджике.
  
   -- Подберезная, -- она наигранно поклонилась. -- Я тебя удивила тем, что с ресепшена добралась до лаборатории?
  
   -- Это уж точно, -- у меня в голове не укладывалось, как так вышло.
  
   -- На самом деле, я хотела работать лаборантом в Энергопрактике, -- Алиса подпалила тонкую сигаретку. -- У меня вообще-то очень сильно развито аналитическое мышление и куча сертификатов в запасе, но Константин Евгеньевич... -- она сморщилась от воспоминания об этом преступнике, -- меня оставил на стойке у входа. Я до сих пор не знаю, почему, если честно. Может, завидовал. Но, -- девушка посмотрела на вечернее небо сквозь стекла помещения, -- теперь это не важно. Я работаю, как и все, над очередным главным проектом человечества: как предотвратить катастрофу времени!
  
   "Как-то она слишком разболталась", -- заметил я.
  
   -- И как же ее предотвратить?
  
   -- Твой план, тебе и знать, -- девушка по-детски щелкнула пальцами. -- Ты меня совсем не посвящал в свои размышления.
  
   -- У меня складывается впечатление, что никакого плана и не было, -- буркнул я. -- А мы с тобой были знакомы?
  
   -- Ну конечно, мы были коллегами! А вообще... -- Алиса запнулась. -- Наверное, если бы тогда всего этого и не произошло, я бы так и осталась на стойке регистрации. Меня-то и заметили только когда вся эта шумиха с машиной времени началась, когда ситуация накалилась...
  
   -- Это ты считаешь плюсы и минусы? -- немного раздраженно спросил я.
  
   -- А почему нет? -- Алиса резко встала и уперлась руками в бока. -- Меня все устраивает, я не живу ни будущим, ни прошлым. Я живу тем, что происходит вокруг: моя команда пытается спасти мир и без твоего гениального плана! Разве это не цель, не мечта - работать над чем-то настолько важным?
  
   "Похоже, она до сих пор не привыкла к тому, что я знаю ее пару минут и в большинстве своем не понимаю, о чем она говорит", -- усмехнулся про себя я.
  
   -- Наверное, ты права... -- я опустил голову. Что же тогда делать мне?..
  
   -- И вообще, ты меня втянул в это все, -- огорошила меня Подберезная. -- Ты нашел меня, раскрыл потенциал, поднял старые архивы на меня и дал команду, чтобы я приложила все усилия, чтобы спасти всех. Мы собираемся предотвратить катастрофу, а твой "план" только второстепенен.
  
   -- И ты веришь, что у вас это получится? "Что можно убедить не создавать машины времени?" -- немного с издевкой спросил я.
  
   -- Я просто пытаюсь понять, как исправить ошибки прошлого, -- резко отрезала девушка. -- Мой мир -- это мой мир, и я его принимаю таким, какой он есть.
  
   Я тяжело вздохнул. Теперь я еще больше убедился в том, что все мои попытки тщетны...
  

***

  
   -- Ну что, Коля, ты готов? -- Саша подошел ко мне в лаборатории, когда настало время для моего обратного путешествия во времени.
  
   -- Нет, -- честно ответил я. -- А к этому вообще можно подготовиться?
  
   Саша неуверенно хмыкнул и отошел к пульту управления. Шлем машины времени лежал на кресле передо мной, словно ждал. Я судорожно сглотнул.
  
   По факту сейчас мы совершаем преступление. Именно таким образом Константин Евгеньевич перенесся в прошлое и впоследствии стал одним из самых влиятельных людей своего времени. Мы же сейчас тоже пытаемся изменить реальность.
  
   Люди, которые живут здесь, сейчас, на этой временной линии не просто объекты в пространстве-времени. Они тоже живые. Если я что-то изменю в прошлом, если смогу преодолеть парадокс, то все, чего они добились здесь, будет пустым местом... Алиса может никогда не добиться успеха, Саша может вообще вылететь из ФСО, а я... Я даже не знал, что случится со мной, если что-то пойдет не так. Да и вообще, действительно ли от моего выбора временная ветка может измениться? Смогу ли я создать парадокс, который изменит реальность?
  
   -- Начать процесс! -- отдал команду Саша. Лаборанты закопошились вокруг компьютеров, которые начали мирно гудеть.
  
   Я стоял перед машиной времени, будто оцепенев. Однако я должен был переместиться назад, иначе случился бы еще больший парадокс: меня бы здесь попросту не было бы, я бы не смог отправить Серебрянского в прошлое, нанять Алису на работу и так далее. Но что я буду делать там, в своем времени? Все, что я увидел, почувствовал здесь, никак не помогло мне сделать выбор. Я лишь еще больше запутался...
  
   Дрожащими руками я поднял шлем и водрузил его на свою голову. Саша пристально следил за мной. Алиса, наблюдавшая за всем процессом, язвительно хмыкнула.
  
   -- Запуск! -- услышал я и глубоко вздохнул.
  

***

  
   Первое, что я ощутил, это холодный металл пистолета в моих руках. Шлем все еще был на моей голове, и я осторожно его снял. Саша под дулом пушки стоял напротив, помолодевший на два года и смотревший на меня так же, как и в будущем. Константин Евгеньевич же забился в угол и что-то бормотал себе под нос.
  
   -- Все?.. -- Серебрянский неуверенно спросил.
  
   -- Да, -- выдохнул я и опустил пистолет, направленный на него.
  
   Действовать                Нет
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"