Раков Дмитрий Александрович: другие произведения.

Крысиные фантазии

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Всплыло как-то раз написать небольшую зарисовку-катастрофу. Как получилось - судите сами. Рассказ о том, что иногда мысли воплощаются в реальность. *Изменен, исправлены логические неточности и ошибки*

  Что-то он замечтался.
  Стоя на краю оледеневшей платформы, парень ждал следующей электрички. Предыдущая от него сбежала, прямо как в той песне. Правда, эта была не последняя, да и по шпалам юноша вряд ли бы пошел. Переночевал бы у сестры, которая жила с мужем недалеко от станции. И все же песня крепко въелась в мозг.
  На платформе кроме него не было ни души. Позднее время, будний день. Однако шатающихся от алкоголя мужиков в переходах города хватало. Уму не постижимо, как в такой мороз можно еще и пить?
  Электричка пришла вовремя. Удивительная удача, если учесть постоянные изменения в графике движения поездов. Двери с лязгом отворились, изнутри повалил пар. "Ну, хорошо, хоть отогреюсь", - подумал он. Рано радовался. Внутри было только чуть теплее, и клубы пара вырывались изо рта даже в вагоне.
  После фильма они разошлись быстро, поцеловавшись наспех в губы. Женя попросила не провожать ее, что было ему даже на руку. По пути он непременно заработал бы воспаление легких в такой-то мороз. При одной мысли об этом юноша закашлялся. А может, он уже заболел? Не важно, в принципе. На здоровье Рома уже давно наплевал.
  Руки тряслись. Как и все тело. Он никак не мог расслабиться, чтобы унять дрожь. Зубы стучали друг о дружку с какой-то невообразимой скоростью. А вот поезд напротив, ехал не торопясь, будто ленивая гусеница, плелся по рельсам домой после тяжелого дня поедания травинок и листочков. Хотя если представлять электричку гусеницей, то этот монстр ест скорее людей, чем растительность. Все мы продукты пищеварительного тракта общественного транспорта... Растерев руки и обильно подышав на них, Рома попытался устроиться поудобнее. Жесткая лавочка снизу слегка подогревалась, но этого было мало.
  Вот и следующая станция. Зашли какие-то охранники, девушка и парочка влюбленных. Он вспомнил о Жене, чуть поволновался, без происшествий ли она дошла до дома. Мелькающие фонари, силуэты деревьев проносились мимо в окне, а вокруг темнота. Позади вдалеке виднелись холодные вечерние огни домов пригорода. А, вот и контроллеры с хмурыми лицами зашли в вагон. И ведь работают же люди в такое позднее время! Небрежно глянув в билет, молодой человек удалился проверять остальных. Тяжелая, наверное, работа. Много хамов, зайцев, пьяных и остальных неуважительно относившихся к такой ответственной работе людей. Ну, за это платят.
  Электричка прилично разогналась.
  Знаете, когда все серо и скучно, иногда хочется придумать какую-то экстраординарную ситуацию. Роман, например, порой представлял, что во время какого-нибудь полета на авиалайнере неожиданно обнаруживаются неполадки с двигателем, крыло начинает разваливаться по частям, пассажиры кричат, паникуют, а он сидит с каменным лицом в своем кресле и удовлетворенно думает: "А я ведь знал!" О, кто-то, кто забыл пристегнуться, пролетает сверху над креслами и ударяется головой об отделение ручной клади. На полке остается кровавый след. Тогда Рома думает, как хорошо, что на месте бедняги не он. Эгоистично, но что поделать? Люди - те же животные, с обостренным инстинктом самосохранения. Нам бы лишь оттянуть подальше момент смерти, хоть на секунду, и плевать на других...
  Или же во время движения по трассе навстречу едет огромный бензовоз. Красота. Не справившись с управлением, водитель, запаниковав, вылетает из кабины машины на обочину в надежде спастись, но тщетно. Ломая шею и ноги, он медленно умирает, не видя, как огромный грузовик переворачивается и врезается в легковушку, на которой едет Рома. Наверное, юноша бы не выжил в таком случае, но досмотреть представление-то хочется. Поэтому парень представляет, как его тело разбивает лобовое стекло и каким-то чудом пролетает в узкую щель между капотом машины и бензобаком грузовика. Он приземляется на асфальт, кубарем катится пару десятков метров и пластом разваливается на дороге. А сзади взрывы, горящий бензин хлещет изо всех щелей, поливая дорогу огненной струей, будто пламя разъяренного дракона. Шикарно.
  Порой фантазии Ромы сами его пугали. Но жить, не представляя экстренных ситуаций, ему было скучно. Пусть хоть в воображении случится что-то опасное и захватывающее. В остальное время Строгачев жил самым банальным образом: студенчество в одном из самых престижных вузов страны, съемная напополам с родителями квартира в столице, прекрасная девушка, хорошие друзья. Даже заклятых врагов не было. Не то, чтобы ему этого сильно хотелось, не то, чтобы он чувствовал себя уныло, но чего-то из ряда вон выходящего почему-то хотелось.
  Вот и электричка доехала. Быстро как-то. Рома даже не заметил, как прошло полчаса. Лениво подъезжая к станции, поезд затормозил, заскрипев колесами о рельсы. Выйдя на холодную платформу, юноша почти в одиночку дошел до входа в метро, которое лениво его проглотило. Хоть здесь было более-менее тепло. Рома потихоньку оттаивал.
  Снова поезд. Странно, но здесь еще было полно народу. Не такая "мясодавка", как бывало с утра, когда Строгачев спешил в институт, но почти все места сейчас были заняты.
  Юноша ехал, покачиваясь взад и вперед домой. Вот в вагон зашел попрошайка-цыганенок, закутанный в необъятных размеров грязный шарф. Двигаясь по салону, он трясущимися руками нес кепку, в которой было несколько монет. Дойдя до Ромы, бедняга заглянул парню в глаза, пошевелил губами, но Строгачев ничего не услышал: в его ушах болтались наушники. Когда это заметил попрошайка, взгляд его изменился с жалостливого на озлобленный. Он сильно надавил своей крохотной ножкой на ботинок юноши, но Рома никак не отреагировал.
  Переход на другую станцию. Следующий пожиратель людских тел, только уже на другой ветке. Забавно покачивались в такт одной из песен КиШа головы пассажиров. Гул метро закладывал уши даже через наушники.
  Пристроившись на только что освободившемся месте, Рома ощутил резкое чувство дежа вю. В последнее время с ним происходило подобное все чаще и чаще. Ему казалось, что он уже видел этого мужчину, смотрящего на даму рядом с ним взглядом, полным надежды. Но та лишь отвернула свой нос от своего мужа. Видимо, у кого-то сегодня ночью ничего не будет. Казалось, что он видел этого школьника в шапке "Адидас", развалившегося на сиденье, словно царь и повелитель всех земель. Тот заметил взгляд Ромы и живо сел по струнке, смутившись. Как быстро его вид превратился из "львиного" в "мышиный".
  Поезд остановился и хилый поток людей ринулся на свободу. Подъем по эскалатору, ледяной ветер в лицо на выходе, темные улицы, улыбнувшаяся чему-то проходящая мимо девушка, и вот он, спасительный подъезд родного дома.

***

  Следующий день встретил Строгачева ослепительным солнечным лучом в правый глаз. Недовольно поежившись, юноша повернулся на другой бок и закрыл голову одеялом. Ему предстояла еще одна поездка в пригород, надо было встретиться с бывшей ученицей и помочь ей со вступительными экзаменами. Рома был довольно умен в математике, чем иногда и подрабатывал.
  Встав с кровати, он пошел в ванную и умылся. Из зеркала на него смотрел угрюмый восемнадцатилетний юноша взглядом, полным серости и безысходности. Строгачев даже не заметил, когда именно он привык к такому выражению своего лица. Переезд в столицу неожиданно резко его изменил. Ураган обыденности превратил молодого человека из жизнерадостного школьника в лишенного надежд и мечтаний студента. Лишь единственная цель маячила перед глазами: не провалить экзамены. Со всеми это происходит, наверное.
  Выйдя из теплого подъезда, Рома прошел в метро, достал билет и опасливо прошмыгнул мимо турникета. Двери подошедшего поезда сомкнулись. Люди спешили на работу, на встречи с друзьями, с родными. Милая девушка, сидящая по соседству, устало облокотилась головой ему на плечо. Рома не стал ее тревожить, пусть поспит. Бывает такое и с ним, что ему просто нужно плечо поддержки, на которое можно прилечь и расслабиться. А что произойдет, когда проедешь нужную станцию, становится таким далеким и ненужным.
  Поезд шатался из стороны в сторону. Вот уже и следующая станция. Теперь предстоял долгий переезд. Мирное покачивание вагонов, размеренный стук колес... Строгачев сам не заметил, как задремал.

***

  Грохот разбудил Рому. Да и затрясло вагон не слабо. Еще не пришедший в себя мозг досматривал последний сон, но времени на это уже не было. Несколько ламп заискрило и лопнуло, кто-то вскрикнул. Вагон опасно накренился вбок. Один из пассажиров глухо ударился о противоположное окно, чуть его не выбив. Скрежет колес о рельсы был оглушителен. Девушка, ранее спящая на его плече, упала на впереди сидящего пассажира. Рома же успел вцепиться в ближайший поручень и повиснуть на нем.
  Впереди прогремел взрыв. Поезд наклонился сильнее и мгновение ехал только на левых колесах, а потом рухнул на бок, все еще двигаясь по инерции вперед и царапая собой своды тоннеля. Не выдержав напряжения, сцепляющая этот и задний вагоны ось лопнула. Все вокруг не на шутку в последний раз тряхнуло, и поезд резко остановился. Все полетело вперед: сумки, чемоданы, люди... Пожилой мужчина, который сидел ближе к выходу, с воплем покачнулся и начал падать, не удержавшись в кресле. Он врезался в поручень позвоночником. Звук ломающихся костей вызвал у Ромы тошноту.
  Юноша никак не мог нащупать пол под ногами. Где-то справа истошно закричала девушка. Рома посмотрел туда: около пяти человек лежало без признаков жизни в головной части вагона, словно груда мусора. Их конечности неестественно выгнулись в разные стороны, кто-то истекал кровью.
  Следующий взрыв не заставил долго ждать. Он прогремел где-то в голове поезда, но был настолько сильным, что стекла из окон вылетели, словно пробка из шампанского, и разбились на тысячи крошечных осколков.
  Мозг Строгачева отказался работать. В глазах все расплылось, и парень отключился, соскользнув с поручня, наверное, спасшего ему жизнь.

***

  - Эй, ты жив? - донеслось откуда-то издалека, будто за несколько сотен метров от парня. Первое, что увидел Строгачев, когда открыл глаза, было лицо той самой девушки, которая спала на его плече чуть ранее. Ее рот был перекошен, остекленевшие глаза смотрели в разные стороны, а с губы стекала струйка крови на руку Ромы. Дыхание парня перехватило, и он в панике отстранился от мертвой пассажирки. Череп на ее затылке был промят внутрь, оттуда вытекало его содержимое, смутно напоминающее человеческий мозг, если бы его прокрутили в блэндере. Кровь заставила волосы слипнуться, и теперь они превратились в темно-бордовые сосульки вместо каштановых локон.
  Строгачев попытался подняться. Его ноги не хотели слушаться. Словно сардельки, они бессильно забрыкались, толкая что-то мягкое. Рома понял, что лежит на той горе людей в голове вагона, что увидел перед отключкой. Подтянувшись на одной руке, он оперся о покосившееся сидение и схватился за чей-то чемодан. Тот не выдержал веса, и Строгачев сорвался с опоры. От неожиданности парень дернул ногой. Ботинок ударил по грудной клетке одному из пассажиров, от чего из рта того плеснула кровь. Юноша в панике забил ногами сильнее, пытаясь забраться подальше от горы трупов.
  Его сознание потихоньку приходило в себя. Парень увидел поручень и снова подтянулся. В конце концов ему удалось встать в проем между дверями.
  - Тебе повезло, - услышал он. Только сейчас молодой человек заметил еще одного парня чуть старше его, который балансировал на противоположном сидении и разгребал завалы вещей. Его синяя куртка была вся в пыли, а изо лба сочилась кровь. Капли падали на тела под ним. - Еще чуть-чуть, и ты, скорее всего, напоролся бы на угол сидения головой, как твоя подружка, - парень указал на тело пассажирки. - Счастливчик. Наверное. Я переносил тебя в эту часть вагона к... остальным, когда заметил, что ты дышишь.
  - Что за... - начал было Рома, но осекся: голос показался ему слишком писклявым и испуганным. Пыль попала в горло, и Строгачев закашлялся.
  - Теракт, скорее всего, - беспристрастно сказал парень, открыв упавший чемодан и, вероятно, прочитав мысли собеседника. - Я Влад.
  - Рома, - ответил шепотом студент. - А спасатели?
  - Без понятия, - произнес тихо собеседник. - Здесь сети нет, позвонить никому нельзя. Будем надеяться, что скоро все образуется.
  Рома сел на пол и обхватил голову руками. Он почувствовал резкую боль в плече: наверное, вывихнул. Осмотрев свою одежду, он обнаружил, что джинсы порваны в двух местах, а пуговицы пиджака разлетелись в неизвестном направлении. И правда, повезло, легко отделался.
  - Кто-нибудь еще выжил? - спросил Строгачев.
  - Снаружи посмотри.
  Рома, шатаясь, встал. Минуту спустя он смог протиснуться в разбитое окно. Парень спрыгнул на землю, но в темноте не заметил осколок от стеклянной бутылки, который, хрустнув, прорезал подошву и впился в ногу. Острая боль пронзила все тело, и Строгачев повалился на пол метро.
  - Здесь есть доктор? - встревоженно крикнула женщина средних лет неподалеку. К ней подошла девушка с набедренной сумкой. Рома заметил, что на путях возле той женщины лежал примерно такого же возраста мужчина. Его горло было залито кровью, а глаза бегло шатались во все стороны. Девушка наложила бинт и направилась теперь к Строгачеву. Женщина нагнулась над мужчиной и что-то залепетала, вероятно, успокаивая того. Он судорожно схватился рукой за ее плечо и потянул к себе. Прошептав на ухо последние слова, он тихо скончался. Рука, державшая бинт, обессилено упала на пол, и теперь кровь медленно вытекала на грудь мужчины, заливая бордовым цветом рваную рубашку. Жена зарыдала.
  - Что у тебя? - холодно спросила девушка. Рома трясущейся рукой указал на ногу с осколком. Ботинок был в крови, а стекло торчало из подошвы. Строгачев с ужасом смотрел на то, как медсестра разрезала ножницами обувь и принялась доставать осколок. Юноша стиснул зубы от боли. - Полина, - невозмутимо произнесла она.
  - Рома, - ответил "пациент" сквозь слезы, которые капельками выступили у него в уголках глаз.
  - Надеюсь, мы сможем выбраться отсюда, - сказала девушка, быстро, но не резко дернув за стекло. Кровь полилась ручьем, но Полина зажала место чуть выше раны, и поток прекратился. Зубами порвав бинт и смочив его спиртом, она связала ступню и похлопала парня по плечу. - Жить будешь.
  - Мама... - раздался тихий детский голосок из вагона.
  - Бл*ть, - донеслось до ушей Ромы. Похоже, это был Влад. Медсестра побежала внутрь.
  Рома огляделся. Помимо периодически вздрагивающей от слез женщины здесь находилось еще несколько человек: подросток в красной куртке, пожилой мужчина с треснувшей пополам тростью, супружеская пара, которая, обнявшись, сидела сверху на краю вагона, и еще около пяти пассажиров. Рома посмотрел наверх. Потолок и стены тоннеля освещался уцелевшими лампами, вагон, в котором ехал студент, слетел с рельс и врезался в стены, чем обрушил на себя своды тоннеля. Или же это сделал тот взрыв, что услышал в последний момент Рома? Отцепившийся сзади вагон тоже повалился на бок и был завален обломками, что закрыло отход назад. Словно капкан.
  Рома оглянулся. В вагоне промелькнул свет от фонарика. Юноша оперся о стену тоннеля и встал. Боль в ноге резко дала о себе знать, но постепенно утихала. Наступать на ступню было сложно, но Роман потихоньку двинулся к вагону.
  - Помогите кто-нибудь! - раздался голос Полины. Парень поспешил. Сняв пиджак, он положил его на разбитое окно, чтобы никто не порезался, и принялся доставать ребенка из вагона. Тому было не больше пяти, его глаза были красными от слез, а из носа текли сопли. Взяв его на руки, Строгачев спустил малыша на землю и помог спуститься медсестре.
  - Где мама? - содрогаясь, спросил мальчишка. Влад, стоявший сзади, покачал головой и сплюнул на пол тоннеля. Полина прижала к груди ребенка.
  - Скоро и ее отыщем, потерпи.
  Мальчик выразительно посмотрел на Рому. В его заплаканных глазах читались одновременно страх, боль и снова страх. Строгачев отвернулся в сторону.
  - Эй! - раздалось со стороны заднего вагона. - Кто-нибудь собирается мне помочь?
  В углу Рома заметил средних лет мужчину в бежевом плаще, который, стоя на вагоне, пытался с помощью арматурины приподнять один из валунов, что обрушились сверху. Он пыхтел, кряхтел, но труды не приносили плодов. Он чуть ли не всем телом висел на железном пруте - тщетно. Влад поплевал на ладони.
  - Авось, - вздохнул он, - что и выйдет.
  Оставив Полину и Рому с мальчиком, Влад подошел к мужчине. Отломив один из поручней внутри вагона, он с размаху воткнул его в место, где, по его мнению, сила рычага должна была быть максимальной. Но не успел он надавить на железку, как сверху посыпалась пыльная крошка. Влад с пассажиром еле успели отскочить, как часть потолка с грохотом рухнула.
  - Вот блин! - выдохнул мужчина, потирая ушибленное колено.
  - Мда, похоже, без профи тут не обойтись, - тихо протянул Влад.
  Послышался недовольный стон со стороны парочки, которая наблюдала все это действие с другого конца. Мужчина с досадным вздохом достал из кармана пачку и вынул короткую армейскую сигарету. Чиркнув спичкой, он попытался прикурить, но женщина, у которой скончался муж, быстро к нему подошла и шлепком выбила коробок из рук.
  - Не хватало, чтобы у нас еще тут и воздух закончился! - закричала она.
  - Всем собраться у переднего вагона! - крикнул Влад, отбросивший в сторону обломок поручня. Народ послушно двинулся к указанному месту. Лица их были полны страха. Кто-то трясся от шока, многие плакали.
  - Что с нами будет? - спросил дрожащим голосом мальчишка Рому. Тот лишь промолчал в ответ. Ему нечего было сказать. "С такой хрупкой конструкцией даже спасателям будет трудно нас достать", - подумал он, но промолчал.
  Выжило не много не мало: двенадцать человек. Если, конечно, кто-то живой не остался в вагоне. Тринадцать, считая еще и Строгачева. Парень слушал речь Влада, который, похоже, взял на себя роль вожака.
  - Мы перекрыты с обеих сторон, - громко говорил он. - Вагоны и обломки не дают нам пролезть между ними, все завалено. Вы видели, к чему привели наши попытки выбраться, - послышался всхлип замужней девушки. Ее супруг нежно приобнял жену. - Все, что мы можем сейчас, это выжить и дождаться спасения. Сеть не ловится, но я уверен, что о взрывах уже галдят по видакуи в сети. Так что ждать нам осталось недолго. Наверное, - добавил напоследок Влад.
  На этой оптимистичной ноте он закончил. Люди медленно двинулись кто куда, чтобы отдохнуть и ждать, ждать...
  Полина прошептала то, что раньше пришло в голову Роме.
  - Если мы завалены, спасателям будет трудно нас достать.
  - Тетя, все будет хорошо? - потянул за юбку девушки мальчуган, шмыгнув носом.
  - Конечно, дорогой, - как можно уверенней, но все же дрогнувшим голосом, ответила Полина.
  - А с мамой?
  - И с ней тоже.

***

  Именно ожидание было самой мучительной пыткой для выживших. Хоть каждый здесь и понимал, что спасатели в конце концов найдут их, все равно атмосфера была не из приятных. Кто знал, сколько придется ждать? Почти кромешная тьма, за исключением света тусклых аварийных ламп в тоннеле, давила на глаза. И тишина. Все молчали. Казалось, что любое слово может обрушить весь мир вокруг, прорвать пространство и уничтожить всех и вся. Никто не смел даже пискнуть. Но одновременно с этим все слушали тишину в надежде хоть на какой-то сигнал от спасателей.
  - Пошли, поможешь мне найти еду, - сказал Влад Роме. Тот полулежал, прислонившись к холодным рельсам головой, пытаясь унять боль. Мозг просто кипел. Строгачев нехотя встал.
  - Никого из живых больше в вагоне... нет? - спросил студент парня.
  - Вряд ли, - ответил тот. - Люди - хрупкие создания. Кто свернул шею при торможении, кто сломал позвоночник, кто расшиб череп о пол, как твоя подружка... Кстати, мои соболезнования. Вы так мило смотрелись в поезде, когда она спала у тебя на плече, я видел.
  - Нет, она просто попутчица, - резко отрезал Роман. Вспомнив о Жене, он проглотил ком в горле. Она сейчас, наверное, места себе не находит.
  - А, ну тогда радуйся, - сказал Влад и запнулся под озлобленным взглядом Строгачева.
  В вагоне смердило. Стоял трупный запах, доводящий до рвоты, еще слабый, но уже вполне различимый. Рома пересилил себя и пролез в окно. Больше всего тел было в головной части вагона: Влад перетащил их туда, предусмотрительно разлучив мертвых пассажиров с их багажом.
  Безжизненные глаза трупов смотрели в никуда. Последние эмоции были запечатлены на лицах. Точнее, всего лишь одна: страх, паника. О чем же они думали в момент смерти? О семье, работе, неудавшихся планах на выходные? Конечно, не о каких-то глупостях вроде этих. Все это мелочно, глупо и недостойно быть последним нервным импульсом в мозге человека, венца мироздания! Поэтому, скорее всего, самая последняя мысль у всех была едина: "Вот, бл*ть!" Рома горько усмехнулся от такой догадки.
  Уже пара часов прошло с момента аварии, а спасателей все не было. Некоторые выжившие уснули, кто-то нервно ходил взад и вперед и размахивал телефоном, пытаясь поймать сеть, но безуспешно. Рома принялся копаться в вещах. Влад подал ему пару сумок, и Строгачев начал изучать их внутренности. Помада, влажные салфетки, паспорта, книги, бутылка воды, разбитый телефон, какие-то бумажки. Все. Негусто. Отложив воду в сторону, Рома взялся за другую сумку. Она была мужская, кожаная, почти новая. Тетрадки и пенал, пара блокнотов - вот и все ее содержимое. Когда Строгачев залез во внутренний карман, он на что-то напоролся. Шикнув, он вынул кровоточащий палец из сумки и удивленно на него посмотрел. Бусинки крови стекали по ладони на пол вагона. Влад обернулся и заметил порез у Ромы.
  - Дай, - тихо сказал юноша. Студент лишь прижал сумку к себе.
  - Ну уж нет, - отрезал Строгачев. - Я нашел.
  - Если там оружие, то пусть будет в безопасном месте, Ром, - тихо и спокойно сказал парень, чтобы не вызвать панику у остальных выживших. Строгачев прищурился. В тусклом свете ламп лицо Влада выглядело более чем воинственно.
  - Не могу с уверенностью сказать, что у тебя оно будет в безопасности, извини.
  - Что мы, звери что ли? - уже громче сказал Влад. - Дай мне, пригодится. Вон, пару чемоданов вскрыть.
  Рома только поудобнее ухватил нож в кармане сумки. Такой полезный предмет должен был остаться у него: мало ли что? Может, страх неизвестности заставлял юношу крепче сжимать рукоятку ножа? Или банальная паника? Иметь при себе хоть какое-то оружие было спокойнее. Инстинкты. Скорее всего, и Влад почувствовал то же самое: его кулаки были сжаты и он тяжело дышал.
  - Я нашел, - сказал как можно спокойнее Рома, - мне и обладать. Чемоданы вскрыть я помогу, но нож не отдам. Так спокойней.
  - Ты что? - возмутился Влад. Его голос стал еще громче, а в глазах появился нездоровый блеск. - Не доверяешь?
  - Нет, - честно ответил Строгачев. - Отдавать оружие в руки человека, которого знаешь пару часов - не разумно. Может, ты маньяк какой?
  - Пошел ты, - огрызнулся Влад. - Я откуда знаю, что ты людей по ночам не режешь?!
  - Знаешь, что...
  - Хватит! - раздался женский голос со стороны окна. Парни замерли. Полина пролезла в проем и направилась к Строгачеву, требовательно вытянув руку вперед. Тот нехотя отдал ей нож. - Вы еще перебейте друг друга здесь!
  - Полин... - начал было Влад, но она цыкнула на его и положила находку в свою сумочку.
  - Я его спрячу, - сказала медсестра. - А вы как дети малые! Чтоб такого больше не было! Понимаю, что шарики за ролики тут у каждого заедут, но все-таки мозги имейте.
  Влад по-детски насупился, а Рома коротко кивнул. Полина удалилась, парни же теперь в полной тишине стали снова искать пищу.
  - Ты извини, - пробормотал юноша. - Тут с ума и правда сойти недолго.
  - Ладно, - ответил Строгачев. Но беспокойное биение сердца никак не могло замедлиться.

***

  Прошел еще час, судя по наручным часам Ромы. Спасателей все так же не было ни видно, ни слышно. Похоже, догадки были верны: осложнений не избежать. Собрав всю еду в центре тоннеля, выжившие разделили все поровну. Строгачеву досталась начатая упаковка сырных чипсов. Еда не лезла в горло, но питаться надо было, иначе откуда было взять силы? Хотя пить от соленых снэков хотелось невыносимо. Все молча сидели в кругу и уминали запасы, атмосфера не располагала к разговору. Только сладкая парочка спала в углу мирным сном.
  Откуда-то сверху послышался шорох. Рома встрепенулся. Неужели...
  Крыса темно-бурого цвета протиснулась в щель и двинулась по направлению к еде, не обращая никакого внимания на людей. Полина вскрикнула. Влад поднялся и сапогом с размаху пнул тварь. Та жалобно пискнула и бросилась наутек.
  - Ненавижу, - сказала одна из пассажирок.
  После этого все снова принялись есть. Опять молчание. Только хруст оберток и пережевывание пищи.
  - Может, познакомимся хотя бы? - предложил мальчик. - Я Степа. Мне шесть.
  - Полина.
  - Андрей, - тихо сказал старик, крутя в руках обломок трости.
  - Влад.
  - Варвара, - сказала женщина средних лет.
  - Игорь, - прошептал подросток.
  - Света, - выдохнула девушка в треснувших очках. Она была ровесницей Ромы на вид.
  - Стас, - сказал мужчина с козьей бородкой. Его куртка военного цвета лежала на коленях, а в руках он держал остатки маковой булки.
  - О, спой нам, Стас! - с усмешкой предложил Влад.
  - О да, эта шутка про Михайлова еще долго не устареет, - хмуро ответил тот.
  - Илья и Соня, - слабо сквозь сон пролепетала девушка в объятиях мужа.
  - Константин, - сказал мужчина в бежевом плаще.
  - Кристина.
  - Рома, - под конец представился Строгачев. Тринадцать человек. Пять женщин и восемь мужчин, считая Степу. Мальчуган довольно улыбнулся и вернулся к своему печенью.
   В тоннеле было холодно. Из-за отсутствия движения кисти рук подмерзали, приходилось растирать, чтобы восполнить кровоток. Полина еще раз перевязала ногу Роме. Слабо улыбнувшись, она села рядом. Облокотившись на упавший вагон, они сидели в мертвой тишине. Медсестра положила голову на плечо Строгачеву.
  - Осторожно, - сказал тот, слегка удивившись. - Череп последней, что лежала на моем плече, смялся, будто жестяная банка, - Полина хмыкнула.
  - Неудачная шутка, - сонно прошептала она на ухо парню и задремала. Вскоре и Рома отключился.

***

  В вагон теперь было сложно зайти, не зажав нос. Сладко-горький трупный запах проникал в ноздри, наполнял все тело каким-то отяжелением, будто легкие лишили свободы. Лужа крови под телами потихоньку высыхала. Сами трупы были похожи теперь на груду кукол: бледная кожа, стеклянные глаза, неестественно выгнутые конечности, засохшие струйки крови из носа, ушей и даже глаз... Добраться до следующих вагонов было невозможно, это Рома уже проверил. Обвал с обеих сторон отрезал пути отхода. Хорошо еще, что сами вагоны не сдавило под обломками свода тоннеля.
  Влад снова копался внутри вагона. Намотав на лицо тряпку, он рылся в вещах, надеясь найти что-то стоящее. Его карманы были набиты мелочью, документами и купюрами. "Больше им не пригодится", - повторял он шепотом.
  Степа мирно спал у ног Ильи и Сони. С первого взгляда можно было подумать, что это их сын. Наверное, ему хотелось родительского тепла. Влад сказал Роме, отойдя в сторону, что женщина рядом с мальчиком умерла от того, что сломала грудную клетку от удара об угол сиденья вагона. Обильное внутреннее кровотечение.
  Кристина и Костя изучали почти что севший телефон в надежде, что он им поможет. Слабый свет от экрана падал на их сосредоточенные, но разочарованные лица.
  Рома пролез к Владу. Услышав шорох, тот встрепенулся.
  - Что-нибудь новенькое? - спросил Рома.
  - Неа, - ответил парень и снова принялся копаться.
  Трупы покрылись мелкими пятнами. Синяки распространились по телам, словно какая-то болезнь. Девушка, которая лежала на плече Строгачева, смотрела пустыми глазами в потолок. Кровь из головы уже давно перестала течь, запекшись и превратившись в толстую корку. Рот полуоткрыт, будто она хотела в последний момент что-то сказать. Не успела. Рома пробрался к девушке поближе и закрыл глаза веками. Ему было неприятно видеть ее стеклянный взгляд.
  - Ты знаешь, что мы все уже съели? - спросил тихо Влад. - Хватило на один раз, даже и не подумали, чтобы на потом оставить.
  - Да? Было же вроде много?
  - Было, да сплыло. Пару дней в таком режиме мы проживем, но что будет потом... - прошептал он. - И вода кончилась.
  - Да, Степа выпил последнюю бутылку, - согласился Строгачев. - Но ему нужнее, подрастающий организм.
  - Да черт с ним! - отрезал Влад. - Ты представляешь, каково ему будет после всего этого? Психологическая травма на всю жизнь. Да и без матери... Может, у него больше никого нет?
  - С каких пор ты стал заботиться об остальных? - спросил Рома. - Ты вообще недавно готов был мне шею свернуть за ножик.
  - Ну, не надо так, - сказал юноша, выдергивая отломившийся поручень из живота мертвеца. Из того вылетела слабая струйка крови и обрызгала лицо Влада. Поморщившись, он вытер рукавом капли. - Только хотел сохранить всех в безопасности. Никому тут доверять нельзя. Все мы через какое-то время превратимся в животных с обостренным инстинктом самосохранения.
  - До этого еще далеко, - возразил Строгачев, вспоминая до жути знакомые слова. Хотя подобные мысли приходили к нему самому все чаще. Оставив Влада в вагоне, он спустился на пол метро.
  Еды и правда не осталось. Хорошо, что еще никто не паниковал по этому поводу. Во рту у Ромы все пересохло, послевкусие сырных снэков было просто ужасным. Язык стал шершавым и постоянно хотелось плеваться. Но нечем. Слюна вырабатывалась еле-еле. Голова от всего этого болела уже не на шутку. Да и стопа снова ныла.
  Полина проснулась. Ее заспанные изумрудные глаза заблестели в свете ламп. В первый миг в них была видна искра надежды, но потом, когда мозг сообразил, где девушка находится, взгляд померк.
  - Как нога? - спросила она.
  - Сойдет, - покраснев, ответил Рома. Он сам не понял, почему смутился.
  - Давай перевяжу, - сказала Полина. Студент развязал бинт, а Полина достала из сумки новый. Наверное, она всегда с собой ее носила на экстренный случай. И он настал ведь...
  Кровь на ране запеклась. Бинт пришлось отдирать, несколько белых ниточек остались на ноге. Но Полина сказала, что кость не задета, так что все было в порядке. Это успокоило Рому.
  Рука Полины потянулась к сумке. Открыв молнию, она удивленно уставилась внутрь.
  - Что такое?
  - Спирт. Банка исчезла, - коротко ответила девушка.
  Отложив сумку в сторону, Полина резко поднялась. Окинув взглядом тоннель, она направилась куда-то вперед. Подойдя к Константину, укрывшемуся своим плащом, она принюхалась, а в следующий момент с силой пнула носком кед мужчину.
  - Пьянь! Идиот! Животное!
  Костя застонал и перевернулся на спину. Из-под его бока со звоном выкатилась баночка. Полина бережно подхватила ее, посмотрела сквозь нее на свет.
  - Да тут на донышке осталось! - она снова толкнула мужчину.
  - По-пошла ты... - икнув, промычал он. - Ра-ссла-биться...
  - Расслабиться ему захотелось?! - вскричала девушка. - Да ты выдул самое дорогое, что только может быть здесь!
  - Отстань, - захрапел Константин, смачно рыгнув. Полина поняла, что дальше продолжать диалог бесполезно, и вернулась к Роме.
  - Странно, а выглядел таким интеллигентом, - раздраженно шепнула она. - Теперь ненадолго останется. Да и если что серьезное случится...
  Аккуратно, бережно смочив краешек чистого бинта капелькой спирта, Полина наклонилась к ноге Ромы. Продезинфецировав рану (юноша скрипнул зубами от жгучей боли), она обмотала ступню и сложила оставшиеся инструменты в сумку.

***

  Погас свет. Кристина встревоженно вскрикнула от неожиданности. Строгачев зажег фонарик. Остальные зашевелились, встревоженно зашептались.
  - Все в порядке, - громко сказал Илья и обнял Соню. Его голос эхом раздался по помещению. - Наверное, обесточили, чтобы спасателям было легче работать, - раздался неуверенный голос Андрея в двух шагах от Ромы.
  - Или же нас уже считают трупами, - едва слышно пробормотал кто-то. Однако эта фраза донеслась до ушей каждого. Мурашки пронеслись по коже Ромы. Полина сжала его руку сильнее. Только сейчас юноша заметил, что сам держит ее ладонь в мертвой хватке.
  Что-то зашуршало. Полина встревоженно посмотрела на парня. Ее зеленые глаза в слабом свете фонаря блестели встревоженным и испуганным отблеском. Рома направил свет в сторону шума.
  Крысы. Теперь не одна, а шесть-семь, пролезали между вагоном и обвалом. Сыпалась мелкая крошка, худощавые тела тварей пытались протиснуться в трещины. В желтоватом свете фонаря было видно, как острые коготки быстро-быстро царапают слабые места обвала, проделывая дыры. Люди отстранились подальше, собрались в кучку рядом со Строгачевым и Полиной в противоположном углу, прижались друг к другу. Степа встревоженно сопел и дергал за куртку Рому.
  - Спокойно, - раздалось откуда-то сверху. Это Влад вылез из окна вагона и приземлился неподалеку. - Разберусь с этим.
  Крысы зашипели. Кто бы мог подумать, что эти звери умеют еще и шипеть? Каждая из них была размером с кошку, их желтые зубки зловеще сверкали на свету. Они перебегали с места на место, отстраняясь от луча фонарика. Рома заметил одну прихрамывающую тварь темно-бурого цвета. Вероятно, ту, которую пнул Влад. Значит, друзей привела?
  Влад целеустремленно двинулся вперед. В его руке блеснуло лезвие ножа.
  - Дибил! Куда собрался?! - крикнула Полина парню, даже не спросив, как он нашел нож.
  - Все нормально, справлюсь, - отрезал он. Его взгляд был направлен в сторону крыс. Те попятились назад. - Что, боитесь человека? Царя природы?!
  С этими словами он набросился на ближайшую из них. Та пискнула и прыгнула на нападающего. Другие пока стояли в стороне, оскалив клыки, следили за битвой свояка с чужим. Увернувшись от удара ножа, крыса перебежала за спину Влада и набросилась сзади. Ее зубы вонзились в ногу парня.
  - Мать твою, - успел выкрикнуть тот и занес нож для удара. Резким движением он полоснул тварь выше шеи. Кровь прыснула темной струей, тело крысы повалилось на бок, дергаясь в предсмертных судорогах. Остальные, увидев это, попятились в темноту. - Ха! Зассали!
  Но не тут-то было. Похоже, это были на удивление умные существа. Забравшись на бок вагона, одна из них тут же прыгнула на юношу. Тот лишь успел кулаком руки отшвырнуть ее в сторону, но другие крысы напали слева. Похоже, они отклонили стратегию "и один с этим жалким человеком справится". Крысиная стратегия.
  Влад завопил. Рома отдал фонарь Полине.
  - Если что-то случится, - сказал он, - идите в вагон и найдите что-нибудь, чтобы отбиться.
  С этими словами он выхватил из рук испуганного Андрея обломок трости и ринулся помогать. Соня крепче прижалась к Илье. В свете фонарика почти ничего не было видно, но Строгачев осторожно подходил к стае сбоку. Одна из тварей заметила его и понеслась навстречу, но парень успел вонзить обломок ей в брюхо, когда та прыгнула на него. Рома увидел Влада. Тот был просто увешан крысами. Штуки две держались за ткань его куртки лапками, пытаясь укусить за шею, одна висела на руке с ножом, впившись зубами в кисть.
  Влад матерился не своим голосом. Пытаясь освободить руку, он тряс ею, словно в конвульсиях. Рома ударил палкой по одной из крыс на спине, но промахнулся и попал по лопатке парню. Тот взвыл от боли.
  - Что ты, бл*ть, делаешь?
  - Тебя спасаю, долбозвон, - ответил Роман, схватив за извивающийся хвост крысу на плече Влада, которая пыталась пробраться к шее юноши, и швырнув ее о стену. Та безжизненно повалилась на пол. Влад, догадавшись, принялся наспех снимать куртку. Рома помогал. Схватив крыс, словно в мешок, они туго завязали рукава куртки и принялись колотить по ней ногами. Влад с остервенением вонзал нож в самодельный капкан, из проделанных дырок брызгала кровь, Рома тростью бил по тварям. Когда куртка перестала дергаться, они, тяжело дыша, сели на пол. Влад еще раз ткнул ножом в тела крыс на всякий случай. Ноль реакции.
  - Придурок, - наконец выдохнул Строгачев.
  - Кто, если не я? - улыбнулся парень и сразу же поморщился от боли. Подбежала Полина.
  - Дибил, - повторила она свои слова, доставая из сумки остатки спирта. Влад протянул руку, девушка плеснула всю оставшуюся жидкость на кровоточащую рану от зубов крысы.
  Степа подошел к этой троице. Мальчуган протянул руку.
  - Спасибо, - шепнул он Владу. Тот пожал маленькую кисть здоровой левой рукой.
  - Обращайся, - смущенно ответил тот.
  Кто-то зааплодировал. Похоже, Варя. За ней начали хлопать и другие. Рукоплескания гулко раздавались в метро, звук отражался от стен, и казалось, что не десять, а сотня людей аплодировали парням.
  Грохот сверху заставил людей прекратить. Посыпалась пыль с потолка, несколько камней упали на пол. Варвара вскрикнула. Этот звук... Полина прижалась к Владу, а тот снова потянулся за ножом.
  - Есть кто живой? - раздался бас мужского голоса. В потолке рядом с вагоном образовалась дыра, и из нее полился яркий желтоватый свет, который заполнил тоннель. Все зажмурились.
  - Наконец-то... - шепнул Костя. Кристина ринулась к отверстию.
  - Мы здесь!

***

  Лежа на больничной койке, Рома никак не мог заснуть. Ему мерещился труп той девушки, как только он закрывал глаза, а в ушах раздавался писк крыс. Влад лежал рядом, на соседней кушетке. Солнечный свет бил сквозь окна яркими лучами, но Рома был только рад этому.
  - Будет что детям рассказать, да? - пробормотал Влад заплетаюшимся языком. Его вымотало это приключение, наверное, больше всех остальных.
  - История не для такого мелкого возраста, знаешь ли, - ответил шепотом Строгачев.
  Женя приходила его навещать уже пару раз за день. В первый раз она принесла ему сырные чипсы, но Рома с отвращением повел носом. Однако он был все равно безумно рад ее видеть. Просто донельзя. Родители тоже приходили, накричали на него непонятно из-за чего, мать даже расплакалась. Вскоре они все ушли по просьбе медсестер.
  - Ладно, все это, конечно, хорошо, но я, пожалуй, пойду: меня Полина ждет, - сказал Влад без следа усталости, приподнимаясь на кровати и срывая капельные трубки. - Свяжись со мной как-нибудь, телефон я оставил.
  - Да куда ты? - спросил Рома. - Отлежись лучше.
  - Нет уж, - отрезал Влад и встал. - В гробу время на это будет, - Его новая одежда лежала на прикроватном стуле. Роме на мгновение показалось, что от самого парня все еще несет трупной вонью.
  Строгачев понял, что удерживать его бесполезно. Да и Полину не стоило задерживать. Она отказалась лежать в больнице, медсестра и так могла по своему состоянию сказать, что с ней все в порядке. Лишь небольшой шок.
  Влад вышел из палаты, подмигнув Роме. Тот повернулся на бок, проводив парня взглядом.

***

  Юноша ехал в столицу из пригорода. Все те же областные вечерние огни домов провожали Строгачева. Женя его что-то зацеловала в последнее время, ни на секунду не отрывается. "Так и губы сотрутся", - подумалось Роме. Он довольно расплылся в улыбке. Даже сегодняшний поход в кофейню закончился тем, что ее хозяйка просто вытолкала сладкую парочку за дверь, потому что они ничего не заказали, кроме бесплатного чая, и весь вечер только и делали, что целовались.
  Рома посмотрел в окно. С момента произошедшей аварии прошло не меньше месяца, а СМИ до сих пор трубили во всю, что это был самый ужасный теракт в метро за десятилетие. Более сотни погибших. Спасатели реагировали как можно быстрее, но смогли добраться до выживших лишь через двадцать часов. И какая же была маленькая вероятность, что тринадцать человек выживут в этом аду? Вот и его остановка. Рома вышел, помахал автобусу рукой и двинулся по направлению к дому. Как ни странно, он недавно обнаружил в себе неимоверную любовь к прогулкам.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"