Раков Дмитрий Александрович: другие произведения.

Увидев свет

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Почти все задумываются о том, что же нас ждет там, за полупрозрачной вуалью смерти? Еще больше думают, как же следует прожить отведенный им срок? Но почти никто не задумывается над тем, что же происходит до того, как их выбросит в этот сложный, но от этого и такой прекрасный мир. Данная новеллка как раз пытается дать один из множества возможных ответов на этот вопрос. *Примечание автора* "Увидев свет" - произведение, так и не переросшее в запланированный мной сборник рассказов об Этой Стороне. Дело в том, что когда я написал последнюю строчку, я задумался, а стоит ли продолжать? Данное произведение вышло вполне самодостаточным, так что я решил, что пусть на все те вопросы, которые возникнут у читателя, он сам даст приглянувшийся ему ответ. Надеюсь, что Вам понравится. Приятного чтения!

   - Ты помнишь, откуда... ну... появился?
  
   "Глупый вопрос. Зачем задавать подобные, если заранее уже знаешь ответ?".
  
   - А ты хоть когда-нибудь пытался вспомнить?
  
   "Вот, опять. Зачем она это делает?"
  
   - Может, поговорим о чем-нибудь другом?
  
   Она слабо улыбнулась, подставляя лицо солнцу и зажмурив глаза.
  
   - Боишься? - вкрадчиво прошептала девушка, повернувшись на бок. Сид умиленно посмотрел на спутницу и приобнял ее за талию, стараясь прижаться посильнее.
  
   - Конечно. Все боятся.
  
   - А вот я не боюсь! - Клара вдруг вызывающе подняла голову и отстранилась от парня. Ее вороные волосы волнами перетекли на плечи, скрывая лямки от салатового сарафана. Глаза, цвета светлого изумруда, так и сверкали в солнечных бликах. - Я уже хочу поскорее... - она запнулась, стыдливо закусив губу, потому что не знала, что сказать дальше. Хотя нет, она точно знала, что за слово должно быть произнесено. Сид этого слова ни капельки не боялся. Хотя должен был, наверное.
  
   - Ну, придется ведь когда-нибудь. Каждый через это проходит. Подожди немного, и все будет, - усмехнулся Сид, проведя рукой по щеке Клары. Девушка ласково улыбнулась и даже прищурилась от удовольствия.
  
   - И ты совсем ни капельки не злишься?
  
   - Глупая, - только и сказал с улыбкой парень и поднялся с травы.
  
   Погода была крайне удачной, тем более для осени: уже наступил конец сентября, но на улице было все еще по-летнему светло. Теплые лучи яркого солнца, постепенно клонившегося к закату, пробивались сквозь кроны уже пожелтевших деревьев. Если прислушаться, можно было различить непрекращающийся шорох и слабое жужжание: это насекомые носились по воздуху, добывая последние капельки нектара с уже завядавших цветков. Будто почувствовав второй шанс, небольшую отсрочку перед холодными ветреными осенними ночами, все хотели успеть. Только вот Сиду и Кларе было все равно. Холода на Той Стороне они не чувствовали так же, как и тепла.
  
   - Пошли уже куда-нибудь, пока не наступила ночь, - сказал юноша, протягивая руку девушке.
  
   Городок, на который пал в этот раз выбор влюбленных, был не таким уж и большим. "Так лучше", - уверяла Клара, аргументируя это тем, что не любит шумные мегаполисы. Сид же был не против, хоть и любил более оживленные места. Ему было забавно наблюдать за людьми, которые бегали по своим делам, громко переговариваясь по телефонам о работе, важных встречах и предстоящих планах. Суета городской жизни - это и представлялось парню "настоящим". Он сам мечтал когда-нибудь стать таким же загруженным и занятым мужчиной. Главное было дождаться того самого дня... Но, черт возьми, это тоже было непросто.
  
   Клара же напротив, не слишком-то и разделяла мнение своего возлюбленного. Она грезила о мирных и живописных пейзажах, которые можно увидеть с крыльца небольшого домика где-нибудь подальше от людей. Расслабляющая обстановка в уютном саду или тихие посиделки перед собственным камином, ласковые утра и вечера в компании со своими детьми - вот и все, о чем она мечтала. Сид считал последнее даже забавным: строить планы на своих детей еще до своего рождения - что может быть более странным? Однако, юноша считал это как минимум милой чертой характера своей девушки.
  
   Уже начинало смеркаться, когда они нашли себе ночлег на предстоящую ночь. В этот раз это была довольно пожилая пара, Грегори и Мардж. В доме кроме них вроде бы никого не было, да и выглядели старики более чем дружелюбно. Они уже начали вечернюю трапезу, поэтому ребята сразу же поспешили к ним присоединиться, прошмыгнув в приоткрытую дверь и присев на корточки за столом на кухне. Пусть им и не досталось посуды, зато они с интересом наблюдали за своими новоиспеченными "родственниками", стараясь поточнее запомнить каждое движение, уловить манеры поведения, жесты и мимику. Те в это время не торопясь уминали яблочный пирог, запивая его чаем и спокойно беседуя.
  
   -Закрой, пожалуйста, входную дверь, Маргарет, - попросил Грегори, - а то что-то сильно дует в спину.
  
   ***
  
   - Где мы будем спать? - крикнула Клара в соседнюю комнату из кухни, где она притворялась, что моет посуду после ужина. Она медленно водила руками по тарелкам и столовым приборам, стоящим уже на сушилке, пытаясь хоть чуточку их протереть. Сид сидел рядом с дедом на полу и пялился в телевизор, по которому вещали, что местная команда по бейсболу не прошла в финал турнира. Грегори на это заявление лишь разочарованно покачнул головой и тяжело вздохнул. Сид, заметив это, ободряюще похлопал его ладонью по колену.
  
   - Здесь есть прекрасная веранда! - не отлипая от экрана, громко ответил парень в сторону двери на кухню. - Бабушка там даже расстелила постельное белье. Завтра тетя приедет, - они с Кларой узнали об этом за ужином и решили, что это будет обязательно "тетя", а не "мама". Пусть уж лучше они с Кларой будут как будто бы на летних каникулах у бабушки с дедушкой Сида. Вполне неплохая история, в нее легко было вжиться почти сразу. Незамысловатая, проверенная ими уже на многих семьях - то, что надо.
  
   Клара закончила мыть посуду, даже не намочив руки, и пошла в комнату. Встав в дверном проеме, она секунд десять любовалась картиной: старички держались за руки, сидя на соседних креслах, а Сид оперся спиной на ноги деда. Каштановые короткие волосы неряшливо топорщились во все стороны, а острый, будто бы точеный, нос слегка морщился из-за слабой улыбки на вечно не до конца выбритом лице. Сиду всегда нравилось общество мужчин в семьях, в которых они с Кларой побывали. Особенно он загорался, когда у мужчин находились сыновья или внуки, и тогда старшие оживленно начинали рассказывать им всякие истории из своей жизни, желая поделиться опытом и мудростью, или что-нибудь мастерили, типа скворечников или табуреток (последние уже жутко надоели Сиду). Сам юноша страшно сожалел, что не мог ничего делать самостоятельно, потому что не был в силах даже поднять листок бумаги, но это не мешало ему познавать все вокруг с помощью других. Он умел слушать, даже когда разговаривали не с ним.
  
   ***
  
   - И интересно ведь, сколько еще мне ждать...? - спросила в потолок Клара. Сид, усмехнувшись, повернулся на бок лицом к девушке.
  
   - Что-то слишком много вопросов задаешь сегодня.
  
   - Тебе не нравится? - она чуть ли не обижено округлила глаза, которые блеснули в темноте лунным светом.
  
   - Вот! Опять! - уже прыснул от смеха парень. Он снова заерзал на кушетке, пытаясь поудобнее лечь. Места было не так уж и много, но какая разница, если все равно не можешь спать?
  
   - Ты в последнее время какой-то странный... - проговорила Клара, поцеловав любимого в местами щетинистую щеку и плотнее прижавшись к нему. - Точно-точно все в порядке?
  
   - Да, вроде бы, - неопределенно ответил Сид. Но почему-то ему было не по себе. То ли мутило, то ли голова гудела уже пару суток подряд, он никак не мог понять. - Просто "что-то" чувствую. - Признался он наконец.
  
   - У-у-у, "что-то"?! - с интересом встрепенулась девушка, сев на кровати.
  
   - Ага...
  
   Сид запнулся. Он не был способен объяснить то, что ощущает. Это чувство было похоже на странную тягу к чему-то неизведанному, новому. Оно было одновременно печальным и радостным, резким и мягким, сильным и слабым. Даже сказать что-либо определенное Кларе для описания этих эмоций парень не мог.
  
   Так они молча и лежали всю оставшуюся ночь. Клара смотрела в окно на звезды, а Сид буравил взглядом дырку в стене, лишь изредка легко вздыхая и потирая лоб. Ночи для них всегда были самым странным временем суток. Но, если уж и притворяться, что живешь на Той Стороне, то притворяться до конца и лежать молча, пускай всего лишь и имитируя сон.
  
   ***
  
   Утром в окне веранды кто-то появился. Клара чуть ли не вскрикнула от неожиданности, толкнув Сида в бок. Тот сразу же резко вскочил, увидев гостя. Пришелец был самым обычным парнем лет двадцати пяти. Он стоял, прижавшись руками и лбом к стеклу, высматривая, есть ли кто дома. Заметив Клару и Сида, он помахал рукой им, а увидев, что они его заметили, разочарованно вздохнул. Парочка встала с кровати.
  
   - Эх, я думал, что тут никого с Этой Стороны. А тут вы! Уже несколько недель назад приглядел эту парочку для себя, а вы уже тут как тут, не уследил! Нельзя уже и в лесок на сутки сходить погулять! Надо было оставить знак, надо было!.. - начал тараторить парень. Клара с Сидом, пройдя на улицу, поспешили тут же заверить его, что уже собирались уходить.
  
   - А-а-а! Вы Кочевники! - с радостью воскликнул юноша после этой новости. - Я, кстати, По. - Он протянул руку Сиду. Тот, не торопясь, ее пожал.
  
   - В первый раз вижу, что Кочевников так радостно встречают, - процедила Клара сквозь зубы, но все же представилась сразу после Сида.
  
   - Ну, так все мы, наверное, в каком-то смысле Кочевники, - замешкался По, пожимая плечами. - Я вот вообще Прилипала! Не вижу смысла держать на кого-то из вас, ребят, обиду. Да и у Грегори с Мардж новые дети уже вряд ли появятся, вы же их видели - песок почти что сыпется! - По хлопнул себя по коленке и карикатурно изобразил старческую походку. - Вообще даже странно, что вы ее выбрали, Кочевники же в основном не ищут пожилые пары... Ой, знавал я тут одну парочку! Женщина в сорок лет встретила своего суженого и у них через год родился здоровенький ребенок, вот была потеха! Представляете себе? Ведь кто-то их сорок лет искал и искал, ждал все это время, а они так только встретились! Я за ними наблюдал пару месяцев, хотел все-таки узнать, чем кончится вся эта история. И что бы вы думали? Нашелся! Как я потом слышал, он в Банке сидел практически двадцать лет, все ждал, когда же появится его мысль? И ведь дождался! Он ведь все успел за это время просчитать, что да как там работает, в этом Банке, сумел даже самостоятельно определить место появления Идеи, связанную с его родителями, а потом все ждал и ждал. Представляете себе его мучения? И это ведь еще полбеды, вы же понимаете? Да вы наверняка слышали о нем!..
  
   Сид взглядом покосился на свою спутницу. По, казалось, было не заткнуть. Он все болтал и болтал о своих знакомых, о Банке и о многом другом, уходя в своем повествовании уже далеко не в ту степь, которую хотел бы обсуждать Сид. Клара уже начала уставать от его болтовни, когда По вдруг сам себя заткнул.
  
   - Ну, что же это я, заболтался совсем! - хлопнув себя по лбу, сказал он. - Вы простите меня, что вначале сердился на вас. Все-таки несколько недель наблюдал за ними, практически мой последний шанс, а то моя семья попала в... - По запнулся впервые за весь разговор и, к удивлению влюбленных, нахмурился. Видимо, это было не самое приятное для него воспоминание. Сид понимающе поспешил выйти из неловкого положения.
  
   - Ничего страшного. Мы уже собирались двигаться дальше, - повторился он. - Ты выбрал хорошую пару. Тихие и любящие. Городок тоже неплохой вроде бы.
  
   По снова расплылся в улыбке. Наверняка ему польстило то, что его выбор похвалили даже Кочевники, которые за время своего существования до рождения обычно успевали повидать полсвета, кочуя от семьи к семье. "Прилипалы", к которым относился По, достаточно редко стремились покинуть выбранную семью, однако все же бывали исключения.
  
   Уголки губ По почти что доставали до ушей, а морщинки в уголках глаз так и щербили. Он улыбался так широко, что Сиду с Кларой даже стало немного по себе. Губы юноши будто растянули насильно и закрепили прищепками.
  
   - А то! - воскликнул он. - Первоклассная пара! А вы почему не остаетесь? Никогда не понимал Кочевников, ведь это так сложно каждый раз прощаться с новой семьей.
  
   Сид сжал губы.
  
   - Кочевниками становятся не просто так. Пошли, Клара, - сказал он подруге, и они уже развернулись, чтобы уйти, когда По спохватился с извинениями.
  
   - Я не хотел вас обидеть! Ни в коем случае, ребят! Извините мою нетактичность, со мной всегда так. Что-нибудь ляпну не впопад, а потом страдаю из-за этого! Язык без костей.
  
   - Это мы уже заметили, - шепнула Клара.
  
   Сид снова взглянул на По. Растрепанная кудрявая шевелюра, один глаз карий, другой зеленый, курносый, немного кривые зубы, болотного цвета штаны, джинсовка, футболка... Неплохой вроде бы паренек с виду, но эта улыбка... Сид немного поежился, хотя По, к счастью, этого не заметил.
  
   А новый знакомый всё так же не мог замолчать, уже болтая о том, как всех вокруг всегда доставала его разговорчивость. Он упомянул, что даже в Банке на него все шикали, хоть там и так довольно шумно. Клара закатила глаза, когда он в подробностях начал описывать то, как он вышел на Мардж и Грегори.
  
   - По, нам и правда пора, - в третий раз спохватился Сид и потянул за руку Клару, которая с радостью рванула прочь от неумолкаемого собеседника.
  
   - Ну, что ж, - вздохнул юноша и карикатурно вытер слезинку в уголке глаза, - тогда, может, еще свидимся! Или, по крайней мере, на Той Стороне!
  
   - На Той Стороне! - крикнула Клара через плечо, когда они с Сидом быстрым шагом уже направлялись к лесу. По, к счастью, не воспринял это, как оскорбление, и радостно махал рукой на прощание, пока парочка не скрылась в лесу. Только после этого юноша зашел внутрь дома и немного грустно вздохнул, услышав, как его новая семья негромко разговаривала, проснувшись в спальне.
  
   ***
  
   Город встретил Сида и Клару мирным гулом, по своему обыкновению. И, как говорили на Той Стороне, Город никогда не спал. Тысячи тысяч посетителей этого места слонялись туда-сюда, никогда не прерываясь на ночлег. Это и правда было похоже на улей пчел, не то что в мегаполисах: там люди останавливались, чтобы хотя бы поспать. Здесь такой роскоши не было и в помине.
  
   Здания в Городе совсем не походили на постройки Той Стороны. Если бы обычный человек появился здесь, то, вероятнее всего, сошел бы с ума. Массивы не многоэтажных, а всего в два-три этажа, зданий, на первый взгляд, как будто бы и не существовали вовсе, мерцая и переливаясь в свете никогда не заходящего солнца. Сид, попавший впервые в Город в три года после появления, поначалу испугался такого города-призрака, но в конце концов привык.
  
   Стены всех сооружений словно были сотканы из золотистых и серебристых завивающихся нитей, которые струились, прерывались, перетекали из одной в другую. Из-за этого стены зданий казались полупрозрачными. Внутри них изредка можно было увидеть людей, будто сквозь мутное стекло, которые общались, сидя, в основном, на полу. Практически никто не останавливался в Городе надолго, насколько знал Сид. Большинству надоедало находиться в одном и том же месте, не связанном с Той Стороной, однако за многими Жильцами оставались их дома, пока те находились в той или иной части мира, где они должны были родиться, в поисках нужной, той самой семьи. В таких случаях на лужайки перед зданиями ставились самодельные таблички с именами постояльцев. Остальные же, как Сид с Кларой или По, переходили от одной семьи к другой в поисках нужной. Только некоторые, Прилипалы, постоянно жили у единственной семьи, очень редко и нехотя покидали выбранный дом. Объединяло их всех, жителей Этой Стороны, самое главное: любовь к людям, среди которых они находятся и, конечно же, цель - найти свою семью.
  
   Приглядевшись к стенам зданий, можно было увидеть, что нити - это... пропись! Причем почерк на одной постройке совершенно отличался от почерка на другой. Можно было даже различить буквы, которые складывались во вполне осмысленные предложения. Жалко только, что эти предложения никак не укладывались в голове и постоянно менялись на одном и том же месте. Спустя какое-то время, Сиду, как и многим впервые попавшим в Город, надоела навязчивая идея расшифровывать "тайну стенописаний".
  
   Кларе же даже в четвертый раз посещения Города не надоедало читать все вокруг. Она с энтузиазмом чуть ли не приклеивалась носом к очередному зданию и выкрикивала в сторону Сида что-то вроде "...однако Паскаль не верит, что эти идеи реализуемы!" или "...разве Ницше не применяет то же самое различие, против которого сражается?". "Ей везет в этот раз на философов. Странности..." - пронеслось в голове у юноши после последней фразы, и он провел рукой по спине своей девушке, призывая идти дальше. Все же Сиду было забавно наблюдать, как лицо его подруги меняется по мере того, как меняются надписи, находящиеся на том самом же клочке пространства. Недоумение то и дело перетекало в озарение, но, когда глаза переходили на другую строчку, губы девушки обиженно надувались, а брови хмурились, показывая, что Клара в очередной раз сбилась с мысли.
  
   Никто из ныне присутствующих в Городе не смог бы, наверное, рассказать, кто построил все эти здания. Казалось, они существовали здесь еще с самого Эдемова сада, если не дольше. Однако никто и никогда не помнил, возводились ли новые постройки или нет. Казалось, что они просто появляются тут или там, только поверни за угол и сразу найдешь новое пустое здание, если тебе зачем-то понадобится здесь жилье. Вероятно, кто-то когда-нибудь и пытался найти секрет появления Города, однако ни Сид, ни Клара не слышали о подобных экспериментах.
  
   Идея навестить это место была, как ни странно, Сида. После недолгого, даже поспешного из-за неожиданного посетителя, прощания с Грегори и Мардж его почему-то резко потянуло сюда. Будто бы непреодолимая сила звала и звала откуда-то из подсознания. А может быть это По заразил его навязчивой идеей, вспомнив про Банк? Или то ощущение, что в который раз настигло его в домике ночью, стало преследовать его. Сид никак не мог понять причину, и это было ему не по душе. Голова продолжала гудеть, а его лицо все чаще принимало выражение какой-то удаленности, отреченности и даже грусти. Клара, замечая подобные изменения со своим парнем, тоже не на шутку волновалась, однако пока что молчала.
  
   Сид не помнил, чтобы раньше чувствовал что-то подобное. Кларе, по-видимому, рассказывать он ничего не хотел, и юноша даже сам не знал, почему. Что-то заставляло его молчать, будто бы кляпом затыкало ему рот, как только он собирался поделиться со своей девушкой переживаниями. Ощущение какого-то непонятного, но довольно сильного влечения не давало ему покоя. Оно съедало его изнутри, оставляя лишь оболочку Сида, лишь тонкий и пустой каркас. Порой ему начинало казаться, что его тело становилось бумажным, кожа чуть ли не трескалась, намереваясь разлететься с первым порывом ветра, словно пепел, а разум очищался от ощущения... Привязанности? Наверное... Хотя нет... Это был скорее зов. Он просто еще не до конца понял, куда он его тянет.
  
   - Сид!
  
   Клара окликнула его с противоположной стороны улицы. Она стояла у относительно большого здания, в шесть... нет, в семь... или все-таки в шесть?... этажей, которое возвышалось над всеми остальными, как небоскреб над домиками пригородных поселков, и уходило в длину так далеко, что только хватало глаз. Стены Банка не струились словами и строчками, как это делали остальные постройки, оно было монолитным, как все здания на Той Стороне. Это его больше всего выделяло помимо высоты. Строгий серый гранит, колоннада, каменные горгульи на крыше... И гигантские узорчатые серебряные часы над огромными распахнутыми дверями. Странный готический циферблат имел двенадцать делений, однако они не определяли время. Часы имели всего одну стрелку в виде сплетенной ветви плюща, показывающую месяц года. Даже сам год не был обозначен.
  
   Ну, и, конечно же, количество народа тоже неслабо выделяло Банк на фоне других зданий. Сооружение будто бы выплевывало из себя десяток-другой посетителей и в то же время заглатывало столько же, если не больше. Колоссальный поток движущейся массы словно не мог остановиться. А шум и гам, который шел от него, был просто невообразим. Хотя это можно было понять: всем хотелось обсудить то, что они увидели, то, что они поняли внутри Банка. Сид помнил, сколько всего хранит это место.
  
   Клара помахала рукой перед глазами своего парня, и Сид будто очнулся. То самое чувство все же доставало его все сильнее, а когда они приблизились к Банку, оно только усилилось. Юноша помотал головой, встряхнулся и пошел с подругой по направлению к дверям, проталкиваясь сквозь толпу, которая образовалась у входа. Их давили, наступали на ноги, толкались, но парочка все никак не могла протиснуться внутрь. Почти оглохнув от гама, Сид в конце концов схватил за руку Клару и рванул со всей силы ко входу вместе со следующей кучкой посетителей Банка.
  
   ***
  
   - Здравствуйте, здравствуйте! - гулко раздался над головами сладкий женский голос. Только что вошедшие вздрогнули с непривычки. Те же, кто пробыл в Банке больше пяти минут, уже привычно не обращали внимания на это объявление и спешили в нужную им сторону. - Отдел Идей находится справа от входа. Слева вы можете увидеть зону отдыха. Просьба аккуратно и с пониманием обращаться с Идеями других владельцев. Приятного времяпрепровождения.
  
   - Прямо жутко бесит меня она, - хмыкнула Клара. - Постоянно взбешивает ее слащавый голосок. Да и что, ничего более информативного не может она рассказать?
  
   - Многих это успокаивает,- возразил Сид, вздохнув от наслаждения. Голос дикторши почему-то заставил его думать, что это самый важный голос в его жизни. Мягкий, сладкий и нежно-сливочный, он напомнил ему об утренних бутербродах с чаем, ласковых поглаживаниях по голове в постели... Сиду даже показалось, что он почувствовал запах, свойственный свежевыглаженной рубашке, но тут же его потерял, вспомнив, что подобных воспоминаний у него не было и быть не могло. По крайней мере пока что.
  
   - Ну а вот мне не нравится! - неожиданно резко заявила Клара и устремилась направо. Сид успел заметить, что его подруга буквально на мгновение улыбнулась.
  
   Они, держась за руки, двигались с потоком по главному проходу Банка, пока не вышли на небольшую площадку, где народу было не так много, и огляделись. Все главные помещения Банка были уставлены стеллажами. Сотни тысяч стеллажей в несколько рядов, уходящих на второй этаж и дальше, с миллиардами, если не с сотнями миллиардов конвертов. Каждый из них не был ни подписан, ни обозначен чем-либо еще. Какие-то были больше и толще, какие-то были будто бы пустыми. Но все они содержали одно и то же: человеческие идеи.
  
   Помещение Банка было гигантским. Клара когда-то уверяла Сида, что была знакома с тем, кто дошел до конца. Однако даже он, по ее словам, не смог до конца понять, как устроено это здание. В общих чертах было понятно только одно: он постоянно расширялся и сжимался, наращивая и тут же удаляя этажи и коридоры со стеллажами и конвертами. Знакомый Клары упоминал, что к этой постоянно изменяющейся границе Банка конверты становятся просто невообразимо большими, и стеллажи чуть ли не ломаются под их тяжестью. Заглядывать в них рассказчик, конечно же, не собирался. Да и никто из посетителей Банка никогда сразу не решался брать в руки конверты, даже если он нашел свой, это Сид знал наверняка. Ведь найти и прочитать собственный конверт было, вероятно, одним из самых важных шагов в жизни всех, кто хоть раз бывал в Банке. Каждый конверт мог содержать все что угодно: от принципа готовки какого-либо блюда до плана захвата мира, от одного лишь слова или даже буквы до целых романов. Но жильцам Этой Стороны были интересны только свои конверты: те, которые вели к одному и тому же результату...
  
   ***
  
   - ...рождение? Си-и-ид?
  
   - А? - рассеянно повернул головой юноша в сторону голоса. Его тут же внезапно настигло чувство дежавю. Клара уже пару минут теребила его рубашку за рукав, а он только заметил. - Да-да, все так. Они нужны именно для этого.
  
   - И почему же тогда многие упускают шанс и ни разу не приходят сюда? - не понимала Клара. - Это же самая важная подсказка, а они ее так просто упускают...
  
   - Все гораздо сложнее, чем ты думаешь, глупая, - улыбнулся Сид и потрепал волосы на голове любимой.
  
   Они сидели на траве возле дома напротив Банка. Конечно, было шумно, но Сид все никак не мог отойти. Он до сих пор прерывисто дышал, хотя уже и чувствовал себя получше, чем когда находился внутри. Кларе он сказал, что просто почувствовал себя дурно и неуютно среди толпы народа. Хотя прекрасно понимал, что она ему не поверила.
  
   - Ты уже четвертый раз находишься в Городе? И ни разу не была в Банке до сегодняшнего дня?
  
   - Да просто как-то желания не было, вот и все... - увильнула от ответа Клара. - Слушай, у меня тут знакомая Жительница была в паре кварталов отсюда. Сходим навестить, быть может она все еще там?
  
   Сид тяжело вздохнул. Воздух в Городе был как всегда чище некуда, но надышаться им юноша до сих пор никак не мог.
  
   - Может, ты без меня сходишь? А через два часа встретимся здесь. Мне и самому не мешало бы зайти к кое-кому. Да и я еще не полностью отошел...
  
   - Ла-а-адно, - протянула девушка, вставая и отряхиваясь. Она повернулась к парню лицом и строго погрозила пальчиком. - Тогда здесь, ровно через два часа, и не опаздывай!
  
   - Это и к вам относится, мадам! - слабо рассмеялся Сид.
  
   Когда Клара скрылась за углом, юноша устало повалился на землю. Уже второй раз за день ему приходилось врать. И, хоть вторая ложь была вполне безобидной, - ни к кому Сид не собирался ходить - то первая была практически катастрофической.
  
   - Что же ты делаешь, идиот? - прошептал юноша одними губами и вытянул руку в безоблачное небо, пытаясь поймать солнце в кулак. Лучи света проникали сквозь пальцы, грели ладонь, а кожа по краям кисти как будто бы налилась алой краской.
  
   "...самая важная подсказка..." - снова прозвучали в голове у Сида слова подруги. Она все-таки еще слишком молода, чтобы понять, что же остановило его тогда... Приступ головной боли - самое безобидное, что могло с ним случиться. Сид даже был удивлен тем, что не потерял сознание. Ведь там, в Банке, этот стеллаж был так близко... Сид знал, где он, буквально сразу, как только вошел. И когда они подошли к нему... Слезы навернулись на глаза парня. Зарывшись в траву лицом, он чуть было не разрыдался. Ведь тогда, если бы он протянул руку вперед, достал бы свой конверт, то был бы на шаг ближе! На семимильный шаг ближе. Но тогда они бы с Кларой...
  
   - Хватит! - беспомощно крикнул Сид в никуда. Его голос потух в непрекращающемся гвалте голосов посетителей Банка.
  
   ***
  
   Клара опоздала лишь минут на пятнадцать. Сид, вскочив, встретил ее объятиями, чему девушка немного удивилась.
  
   - Сид, ты с чего такой любвеобильный?
  
   - Да так... просто люблю тебя, - улыбнулся он и чмокнул Клару в лоб. - Так что? Куда теперь?
  
   - Знать не знаю... - протянула она, - но я уже давно хотела навестить Париж! Никогда там не была...
  
   - Как банально, - расплылся в улыбке Сид, аккуратно поправляя вспучившийся внутренний карман своей куртки.
  
   ***
  
   Сара встретила гостей с распростертыми объятиями. Знакомая Сида, которая согласилась приютить их на пару ночей, выглядела довольно радостно, но все же в ее глазах парню привиделся какой-то до боли знакомый, пустой отблеск. Клара же вроде бы ничего не заметила. Видимо из-за того, что все ее внимание было сосредоточено на столице Франции. Она всегда будто бы вся сияла, побывав в новом для нее месте. Вот и в этот раз девушка с широко распахнутыми глазами пыталась увидеть все мелочи, каждую улочку и переулок, запомнить мельчайшую деталь архитектуры того или иного здания. Париж ей показался каким-то огромным, странным и безумно красивым местом. Сид все время потешался над ее впечатлительностью, когда они гуляли по злачным местам столицы... "Не стоит ей показывать бедные кварталы. Пусть думает, что все в Париже необыкновенное. Хотя бы пока что", - решил он, как только они прибыли в город.
  
   - Ну, как вы? Расскажите, что видели, где были? - налетела с вопросами Сара. - А то я, как Прилипала, узнаю новости только если из слов диктора всяких телепередач. Редко ко мне заходят остальные Кочевники... Безумно люблю свою семейку, не могу их покинуть, а то мало ли, я уеду, а когда вернусь, их уже не будет?
  
   - Да не переживай, Сара! Никуда не денутся. Вцепилась когтями в их тесный коллектив как тигрица в добычу! - Сид обнял старую знакомую и представил ей свою спутницу.
  
   - Ха-ха, да уж, умеет он пошутить! - саркастически хмыкнула "хозяйка". - Ну, что это я, проходите внутрь, а то мои сейчас ужинают, и я вас с ними познакомлю!
  
   Гости вместе с Сарой прошли на кухню. Глава семейства, солидный мужчина лет сорока пяти, читал газету. Сара представила его, как Вивьен. Его довольно молодая жена Аннет кормила фруктовым пюре с ложечки двухгодовалую дочурку Ирен. Сара, улыбаясь, рассказывала:
  
   - Они очень долго не могли завести ребенка, и я прямо тоже вся распереживалась, ведь они мне как родные, а я с ними уже лет так двадцать пять, практически с появления! И вот пару лет назад родилась Ирен. Ох, как мы были счастливы! Я рыдала дня три, как только видела Аннет с Ирен на руках, так эта картина сильно трогала меня! Да и это просто чудо, а не ребенок: и спит по расписанию, почти не капризничает, ест спокойно. Всем бы таких детей. Хотела бы я ее знать до рождения, хорошая, видимо, девушка. А ведь, когда она вырастет, я даже с ней поболтать, наверное, не смогу... - Сара невольно вздохнула, а Сид ободряюще похлопал ее по плечу. - Хотя все бывает, ведь так? - Слезы выступили на глазах у подруги, и Клара незамедлительно принялась ее утешать, уведя в гостиную.
  
   ***
  
   - Сколько тебе лет, Сид?
  
   Они вдвоем с Сарой стояли на балконе, смотря на ночной город. Клара ушла понаблюдать за маленькой Ирен, уж очень она ей показалась интересной. Сид подумал, что его девушка и правда практически никогда не сидела с маленькими детьми. Хоть она и существовала уже десять лет на Этой Стороне, но Сид знал ее практически с появления, а в семьях с маленькими детьми они не оставались ни разу. Однако юноша сам совсем не стремился к этому. Довольно странно видеть младенца, когда знаешь, что еще недолгое время назад он был вполне взрослым человеком. По крайней мере по состоянию разума. Парень как-то рассказывал Кларе, что ему кажется, что детям страшно. Будто бы они пытаются что-то сказать, что-то выразить, но никто их не понимает. Это немного пугало и его, ведь, когда они родятся, будет то же самое с ними самим.
  
   - Около двадцати четырех, наверное, - ответил на вопрос Сид и присел на кресло-качалку. Та даже не пошелохнулась. Вопрос подруги был довольно странным. Возраст на Этой Стороне никому не удавалось определить точно. При своем появлении все уже были "взрослыми", знали как ходить и говорить. Некоторые даже появлялись уже в возрасте около тридцати пяти - сорока лет, и в последнее время таких становилось все больше.
  
   Сара уселась напротив, пристально уставившись на друга.
  
   - А существуешь?
  
   - Двадцать три... К чему это вообще? - не вытерпел Сид. Подруга удивленно посмотрела на него, будто впервые видит. Сиду подумалось, что он, и правда, слишком на взводе, если так ее напугал, поэтому понизил тон. - Какая разница, сколько мне? Я в любом случае еще здесь.
  
   - Вот и я так раньше думала, - вздохнула Сара и покоилась на дверь балкона. Из соседней спальни раздался заливистый смех Ирен и следом за ним смех Клары. Видимо, ей нравились дети, в отличие от Сида. - Только вот что-то в последнее время... Хотя ладно, забудь.
  
   - Да что ж такое-то, Сара!
  
   Сид тут же заткнул себе рот, побоявшись, что Клара их услышит. У них с подругой намечался очень интересный разговор, и, хотя парень сам его до чертиков боялся, он не собирался упускать такую возможность.
  
   - Ты знаешь, почему практически все Кочевники и Прилипалы стараются избегать прохождения сквозь стен и тому подобное? Наверное, мы просто хотим походить на живых, уже родившихся, да?
  
   Парень угрюмо молчал. Не нравилось ему то, куда Сара вела разговор. Он уже собрался прервать подругу, но тут она сама догадалась, что слишком драматизирует.
  
   - Ладно, ладно, - отмахнулась подруга. - Просто... Я чувствую Это.
  
   - Что за... "это"? - Сид прерывисто вздохнул, заранее зная, что ответ ему не очень понравится. Сара вдруг резко повернулась к нему и посмотрела прямо в глаза.
  
   - Мое время ведь почти что пришло, знаешь? Мне двадцать восемь. И выгляжу я не слишком-то старше, так что вот-вот я должна... Ну, ты понимаешь... Родиться.
  
   Последнее слово подруга произнесла беззвучно, лишь губами. Сид угрюмо кивнул. Голова юноши почему-то кружилась, да и подташнивало слегка, хотя такое он испытывал впервые за время существования. Сара продолжила.
  
   - Меня будто бы тянет, высасывает отсюда, а я боюсь, жутко боюсь, ты же знаешь. Мне здесь так хорошо, а еще ведь Ирен... Я просто не могу их так вот бросить!
  
   - Ну-ну, не переживай, - поспешно встал и обнял подругу Сид. Она уткнулась ему носом в грудь и прерывисто всхлипнула. Еще чуть-чуть, и она бы расплакалась. - Ничего страшного в этом нет, ты же знаешь. Ты все забудешь...
  
   - Вот именно! - уже практически взвыла Сара. Сид прижал ее сильнее. Внутри у него тоже все разрывалось от жалости. Глаза стали влажнее от слез. Он никак не мог решиться, рассказать подруге или же оставить свой секрет в тайне? А что, если она проболтается Кларе? Будто бы тяжелый груз давил на него все это время, пока они с девушкой добирались до Парижа... Расскажет - он свалится с плеч, но что если узнает Клара?
  
   - Мы недавно были в Банке... - решил начать было Сид. Карман куртки словно налился свинцом, тянул вниз, как груда камней. Сара подняла блестящие в лунном свете глаза на него.
  
   - Ты взял, да?.. Знаю, взял, я же тебя знаю, ты не мог по-другому... Значит, и ты скоро уже... Ох... - залепетала она слабым голосом, как только поняла, что же Сид пытается до нее донести. Она высвободилась из объятий друга и слабо опустилась в кресло. - Клара...
  
   - Именно, Сара. Клара, - тихо произнес Сид. - Не смей ей проболтаться. Ей всего лишь десять, она еще столько же тут пробудет, судя по ее внешности. Ну а мы...
  
   - Ты тоже все это чувствуешь? - перебила его девушка. Сида это немного взбесило, но он сдержал себя в руках и кивнул. - И тебе помог Банк?
  
   - Я еще не открывал. Может быть, после этого и утихнет все "это", но сейчас только усилилось. Отвратительно, да?
  
   - И не говори...
  
   - Что отвратительно? - выпалила Клара, влетев на балкон и сразу же сменив тему. - Вивьен собирается запирать балкон и ложиться спать, так что приходите внутрь, а то я уже почти начинаю ревновать!
  
   - Сейчас придем, Клара, - пытаясь не сорваться произнес, выдавив улыбку, Сид. Голос предательски дрогнул, но вроде бы девушка ничего не заметила, и ее смольная шевелюра скрылась в двери балкона.
  
   "Нет, я должен", - сказал он себе. Пульсация в голове была неимоверно сильной, мозг буквально стучался в черепную коробку, а в глазах все качалось, как в шторм на корабле. Рука невольно потянулась в карман...
  
   - Нет, подожди! - прервала его Сара, заметив движение друга. - Ты уверен?..
  
   - Если я не сделаю этого сейчас, моя голова взорвется, - сказал Сид и быстро достал скомканный сверток. Внезапно в голове его прояснилось, взгляд стал четче, а дрожь в руках унялась. Он точно понял, что должен прямо сейчас достать то, что лежит внутри. Будто его кто-то подталкивал и направлял сделать это. Сара с широко распахнутыми глазами жадно следила за каждым его движением. Он осторожно надорвал конверт и вынул абсолютно ровный, ничуть не мятый листок бумаги, который будто бы и не лежал в куртке несколько часов, а нервные пальцы Сида не комкали его всю дорогу до Парижа. Одна из сторон была полностью чистая. У Сида в голове промелькнула мысль, что ничего и не должно быть, что все это шутка, сон, не больше чем его больная фантазия, а сейчас он проснется в постели в своей семье, как будто бы и не было этих двадцати трех лет. Но, выкинув из головы глупые мысли, он повернул листок. Только одно предложение аккуратной женской прописью красовалось на белом фоне:
  
   "Надо бы покрасить веранду в голубой цвет".
  
   ***
  
   - Знаешь, а ведь я, по-моему, тебе так и не сказала "спасибо", да?
  
   - Ты это о чем?
  
   Сид с Кларой в очередной раз сидели на лавочке в Булонском лесу. Уже неделя прошла с их появления в Париже, и за это время они многое успели повидать. Но Клару больше всего впечатлил именно Булонский лес. Этот громадный парк с его соснами и дубами, нижним и верхним озерами, на которых парочка любила то и дело пристраиваться к кому-нибудь, кто арендовал лодку... Чего только стоили одни лошади на скачках и просто прогулки по пешеходным дорожкам. Правда, Сид старался уводить Клару из парка, пока не наступила темнота, не объясняя своей девушке, что после заката там появляются не самые приличные люди. Но все же даже вид с верхушки Эйфелевой башни ей нравился меньше. Сид же, уже раз десять побывав чуть ли не в каждом уголке города, просто наслаждался обществом девушки.
  
   - Ну как, ведь ты же был первым, кого я встретила после появления... - смущенно проговорила Клара. - Ты же сам знаешь, как может быть страшно ничего не понимать, что происходит вокруг, а никто тебя не замечает, даже проходит сквозь. Я себя привидением чувствовала, но не могла вспомнить, что когда-либо умирала!
  
   Сид усмехнулся, видимо подумав о том, что сходство и правда есть. Да, он и сам помнил, как двадцать три года назад появился. Как целых три месяца слонялся по поселкам, где семейных пар было не очень-то много, а, следовательно, и какого-нибудь Прилипалы или хотя бы Кочевника, который мог бы ему все доходчиво объяснить, тоже. Он даже начинал подумывать, что сходит с ума, пока не натолкнулся, наконец найдя столицу, на Сару. Она шла со своей семьей за покупками и заметила, как он в очередной раз безуспешно пытался привлечь к себе внимание проходящих мимо людей.
  
   - Меня ты, словно котенка, подобрал на улице, когда я сидела на бордюре и рыдала... - вспоминала Клара и неловко улыбнулась, при воспоминании о первой встрече. - Ты будто бы светился изнутри, когда подошел ближе... А потом ты взял меня за руку и отвел в Город, показал, что меня замечают, что я не одна, а нас больше чем много!
  
   - Тогда мне было лет тринадцать, Клара, - сказал, обняв подругу, Сид. - И сам тогда еще не во всем разобрался до конца. И ты мне благодарна?
  
   - Ну конечно, а как же еще? Ты так же благодарен Саре, но мы с тобой друг друга чуть ли не с первого взгляда полюбили... По крайней мере, я уж точно... - ласково посмотрела прямо в карие глаза своего парню Клара.
  
   - Ты меня чуть ли не героем выставляешь, перестань, - засмеялся Сид. Ему, конечно, нравилось, что Клара так ему благодарна, но сам он не чувствовал себя спасителем. Да и все эти признания только сильнее наращивали ком в горле. Ведь Сид в глубине души знал, что в скором времени...
  
   - Так для меня ты и есть самый настоящий герой! - расплылась в улыбке Клара и поцеловала в щеку парня, оторвав его от плохих мыслей.
  
   - Ладно, - произнес Сид, отвернувшись от девушки и посмотрев на горизонт. Там уже начинал розоветь закат. - Пошли уже. Вон, скоро уже стемнеет. Да и дождь, похоже, начинается, - сказал он, встав со скамейки и указав пальцем на пару крохотных влажных пятнышек на асфальте возле себя. Клара с удивлением посмотрела на практически безоблачное небо.
  
   ***
  
   Сид еле выполз на улицу прямо под дикий ливень. Под предлогом нехватки свежего воздуха (хотя и не такой уж и свежий он был в этом квартале Парижа), он оставил Клару с Сарой вдвоем. Решив, что уж пусть они пока что посекретничают "о своем, о женском", он решил привести себя в порядок. Ибо это ему было просто необходимо.
  
   Зайдя за угол соседнего дома, он взвыл от боли, встав коленями на голый асфальт. Уже несколько дней головная боль вернулась с новой силой, да так, что зубы сводило. Схватившись руками за голову, Сид пытался как-то утихомирить убийственную мигрень, но не знал как. Череп каждую секунду норовил разорваться, словно граната, на тысячи осколков.
  
   Дождь проходил сквозь тело Сида, однако странное покалывание от того, что капли пронзают его голову, все же ощущалось. Сид еще несколько лет назад заметил это явление, но в последнее время ему казалось, что чувства обострились. Как будто эта боль пробудила в нем что-то новое, что-то... человеческое? Сид от этой мысли чуть ли не потерял сознание. В то же мгновение вспомнив, что это невозможно, юноша чуть ли не разрыдался. Мысли путались и метались из стороны в сторону, обрывками выскакивая из сознания и тут же прячась обратно, не успев полностью прозвучать в голове.
  
   Находиться рядом с Кларой и Сарой становилось все сложнее и сложнее. И если с сочувствующей хозяйкой квартиры можно было хоть немного расслабить бдительность, то с девушкой Сид держался, словно оловянный солдатик. Но каждая следующая минута становилась все невыносимее и невыносимее.
  
   Это чувство... Как будто громадный компас, находящийся в его голове, стрелкой отстукивал дробь в области лба, указывая направление, двигаться в котором было невыносимо легко. И Сид всеми силами старался удержаться, чтобы со всех ног не рвануть туда, где его уже почти ждут, где он будет... жив?.. И с каждым днем становилось все сложнее и сложнее удерживаться. Однако он говорил себе твердое "нет", которое все больше и больше становилось размытым и вялым, вымученным донельзя. И все чаще Сид ловил себя на мысли: "А почему?" В глубине души он понимал, что от этого не уйти, что когда-нибудь он оставит Эту Сторону и уйдет на Ту.
  
   С Кларой он себя уже чувствовал не в своей тарелке. Понимая, что что-то не так, девушка пыталась вытянуть из него хоть что-нибудь, но Сид упорно отказывался объяснять. Головная боль была сильной, но страх был сильнее. Юноша нередко называл себя трусом, ничтожеством, потому что не мог набраться смелости и попрощаться. Но Клара... Он просто не в состоянии ее отпустить! И Сид знал, что, узнав все, она будет страдать не меньше чем он.
  
   Парень оперся рукой о холодную бетонную стену. Несколько раз глубоко вздохнув, он двинулся в сторону двери подъезда, где жила семья Сары.
  
   ***
  
   - Что-то Сида совсем долго нет, не находишь? - встревоженно сказала Клара Саре, пока та развлекалась с Ирен. Подруга наблюдала за тем, как ребенок с поразительной неистовостью и улыбкой на лице разбрасывает в стороны резиновые игрушки.
  
   - Да, наверное, времени не замечает, с ним бывает такое, - попыталась успокоить подругу Сара, больно прикусив губу.
  
   ***
  
   Сид поднимался по лестнице невыносимо медленно. Усилия, которые приходилось делать, поднимаясь на ступеньку вверх, были колоссальными. Боль почему-то резко усилилась именно сегодня, и Сид не понимал, отчего. Сосредоточившись на том, чтобы только дойти до квартиры, он пытался двигаться вверх, но у него это слабо получалось.
  
   Парень даже не задумывался над тем, что подумает Клара, увидев его в таком состоянии, сейчас он даже не мог представить себе, что будет на следующем пролете. В голове, помимо боли, могли мелькать только самые простые мысли-команды, как, например, "подними ногу" или "еще два пролета". Каждый шаг давался ему все сложнее и сложнее. Перед глазами стояла мутная чернота, как будто чернилами залили зрачки. Почти вслепую он двигался вперед.
  
   Сверху раздался голос Клары. Сид еле услышал его за гулом в ушах.
  
   - Я пойду поищу его, - раздалось словно за милю от Сида. Парень слабо застонал от невыносимой боли. И тут же послышались шаги сверху, которые показались юноше такими далекими...
  
   - Боже... - раздался знакомый голос откуда-то спереди мгновение спустя. В тот же момент Сид сжал всю свою волю в кулак и рванул в сторону голоса. Будто бы сотня игл пронзала ему ноги, как только он ступал на следующую ступеньку. Взлетев по пролету, Сид, наконец, смог различить Клару в темноте, которая стояла, приложив руки ко рту от страха. Юноша собрал последние силы, схватил девушку за руку и крепко зажмурил глаза.
  
   Он чувствовал, что куда-то летит. А, быть может, плывет по течению, и бурный поток несет его и несет куда-то... Туда, где он должен быть.
  
   ***
  
   - Сид! Сид!
  
   Он открыл глаза.
  
   Взволнованное лицо Клары нависло над ним. Нижняя губа подрагивала, а брови были сведены домиком. Сид слабо улыбнулся.
  
   - Что за вид, мадам?..
  
   Рыдания Клары прервали его. Она обняла его за плечи так крепко, что ему показалось, что они хрустят.
  
   - Дурак! Я же волновалась, что ты... А что, если бы ты... умер? - кричала она, не прекращая плакать, а Сид слабо поглаживал ее по спине.
  
   - Да, как же, умру, конечно. Я даже еще не родился, а ты меня уже хоронишь!
  
   - Очень смешно, дурак! - не переставай ругать парня, причитала Клара. Тот лишь слабо усмехнулся. - Я же переживаю!
  
   - Ну все, все, не умер я. Ты вот лучше скажи, где мы? На рынке что ли?
  
   А вокруг и правда было довольно шумно. Люди ходили, не обращая внимания на сидящую на бордюре парочку, поэтому Сид понял, что это все еще Та Сторона. И тут он поймал себя на мысли, что он думает. И при этом совершенно безболезненно! Следующим озарением стало то, что голова перестала трещать так, словно из нее хочет вырваться сатана, а тянущее и зовущее чувство отпустило. На секунду обрадовавшись, Сид призадумался, к добру ли это.
  
   - Да, похоже, что да. Строительный, что ли? - увидев на прилавках шурупы, гвозди, дрели, пилы и остальную мужскую утварь, ответила Клара.
  
   Сид осмотрелся. Рынок как рынок, вроде бы ничего странного в нем не было. Вокруг сновали мужские фигуры, подбирающие болтики и винтики по размеру и оценивающие качество стройматериалов. Многие жадно выбирали по-детски горящими глазами новые инструменты. Но что-то было не совсем так...
  
   - А голубую краску можно посмотреть?
  
   Звонкий женский голос будто бы ножом прорезал мужской гомон вокруг. Ласковый и мягкий, он ярко выделялся на фоне всех этих огрубевших басистых голосов. Услышав его, Сид почувствовал, как теплое молоко со сливочным маслом разлилось у него по душе, а весь тот ужас, что он пережил несколькими минутами раньше, был всего лишь кошмарным сном. Сид приподнялся с колен Клары и уверенно двинулся навстречу голосу, не замечая ничего вокруг.
  
   - Так все-таки голубой?
  
   Этот голос был хоть и мужским, но отчего-то до боли знакомым Сиду. Он не помнил, где его слышал раньше, но точно знал, что хочет слышать его каждый день, как и голос той женщины. Он был бархатным, почти смеющимся, но в то же время строгим. Слова из его уст Сид мог различить даже если бы толпа из миллиона орущих футбольных болельщиков была вокруг.
  
   - Да, хочу голубую веранду, - ответила женщина. Тут Сид уже не мог удержаться и бросился в сторону этих двух голосов. Они будто бы звали его, приглашали к себе, ласково, умиротворенно и нежно. Сид был на сто процентов уверен, что идет в верную сторону, ведь это были "их" голоса, и он не простил бы себе, если бы потерял их.
  
   Юноша выбежал к небольшой лавке, на крыше которой красовалась простенькая вывеска: "Краска". И тут же Сид заметил владельцев голосов: женщина стояла, опершись локтями о прилавок, в кремовой юбке и кофточке с мелкими цветками, выстраивающимися в незамысловатый орнамент. Ее волосы были каштанового цвета, а глаза карими. Мужчина же крутил в руках банку с краской, которую подал ему добродушный продавец. Немного сутуловатый, с короткой аккуратной стрижкой, четкими скулами и неравномерной щетиной, островками высыпавшей на его лице. Носил он коричневый твидовый костюм, а рядом стоял простенький черный портфель.
  
   - Ну так что, берете? - улыбнулся продавец. - Молодоженам скидка!
  
   - Вот спасибо! - поблагодарила женщина.
  
   У Сида перехватило дыхание. Он не мог поверить в это. Даже разобрать, что он чувствует, не мог. Внезапно его захлестнул такой бурный поток эмоций, что юноша даже не мог понять, какую эмоцию ему испытать? То ли радость от того, что он, наконец, нашел их, своих родителей. То ли страх перед Той Стороной. То ли грусть от предстоящего расставания с Кларой... "Клара!" - тут же пронеслось у него в голове, и он обернулся.
  
   Девушка стояла прямо позади него. В и без того красных глазах снова появились крупные, словно жемчужины, слезинки.
  
   - Ты уходишь... да?
  
   Сид отчетливо услышал эти слова, несмотря на гвалт вокруг.
  
   - Похоже на то...
  
   Юноша не мог говорить спокойно. Голос дрожал, а сам он чуть ли не плакал. Сид посмотрел на свои руки: они медленно исчезали, как и все остальное его тело. "Странно, - подумал парень. - Практически ничего не чувствую. Вот значит, каково это..."
  
   Видимо, девушка тоже заметила изменения, потому что глаза ее округлились от удивления. Она ни разу не видела, в отличие от Сида, как кто-то уходит с Этой Стороны. Спохватившись, она подбежала к возлюбленному, чтобы хотя бы обнять его на прощание, но ее руки проскользнули сквозь его тело, словно через столп дыма.
  
   - Ничего страшного, Клара, - сказал парень, стараясь придать своему голосу ободрение или хотя бы спокойствие, но не смог удержать выкрик, который получился у него тише писка мышки. - Мы ведь еще наверняка встретимся!
  
   Клара улыбнулась.
  
   - Конечно, Сид. Только, пожалуйста, прошу тебя... подожди меня... На Той Стороне.
  
   Голос Клары стал внезапно таким далеким для Сида. Да и шум вокруг звучал будто бы за бетонной стеной. Силуэты для него стали расплывчивее, и только две фигуры словно светились: фигуры его будущих родителей. Сид постарался сосредоточиться на таящем облике своей возлюбленной, но это с каждой секундой становилось все сложнее. Его кожа уже стала прозрачнее воды, а голос стал похож на шелест листьев в безветренной роще. Вот уже от него остался лишь слабо различимый силуэт...
  
   - На Той Стороне, Клара...
  
   На рынке была толпа народу, но никто не замечал дрожащую от рыданий девушку, которая стояла на коленях под вывеской "Краска".
  
   ***
  
   - А ты уже думала над именем?
  
   Бет посмотрела на своего вечно недобритого мужа. Его карие глаза ласково светились в янтарном свете осеннего солнца. Майкл ласково поглаживал живот жены, лежа в постели. Его руки медленно двигались по кругу, еле касаясь кожи.
   - Мне всегда нравилось "Сид"...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"