Ракшас: другие произведения.

Глава 2. Утро нового мира

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая глава истории, начатой "Питомцем". А точнее одна из двух планируемых глав предыстории. Итак, наступило 13 сентября 2000 года... (глава завершена)

From the south comes the forces of chaos and destruction.
The ultimateheat from the world of Muspel
Will very soon burn the world and turnit into ashes.
The firegiant Surt rides with his hordes
To meet the gods in the final battle of Ragnarok.
But the wheel of fate will turn once again
And from the ash a new world will rise.
Therion. "Muspelheim"


     (Город Мисаки. Префектура Окаяма. 13 сентября 2000 г.)
    
     Лучи заходящего солнца заливали класс. На парте возле окна сидел юноша и, казалось, любовался закатом, но на лице его читалась явная печаль.
     Раньше Шики часто оставался в школе вечерами, но это очень расстраивало и сердило Акиху, а когда его сестра была не в духе... мало не казалось никому. Так что, ему ничего не оставалось, как практически отказаться от подобного времяпровождения. Но сегодня, был один из тех немногих дней, когда сестры не было в городе, так что, юноша спокойно мог встретить закат здесь.
     Акиха уехала из Мисаки по делам компании, главой которой она и являлась, несколько дней назад. Компания Тоно владела одной из крупнейших сетей гостиниц и отелей в Японии. И сегодня планировалось открытие нового крупного отеля в одном из пригородов Киото. Его сестра очень гордилась тем, что ей удалось привлечь к проектированию отеля какого-то известного в узких кругах архитектора, с которым она планировала обговорить во время банкета возможность дальнейшего сотрудничества. Кохаку она взяла с собой, и теперь население особняка составляли лишь двое: сам Шики и Хисуи, его личная служанка. Хотя, если быть более точным, их было всё-таки трое, ведь не стоит забывать про Рен. Проводя большую часть времени в облике кошки, она, тем не менее, была полноправным жильцом, даже Акиха приняла её.
     Главной причиной, по которой юноша был сейчас здесь, являлись воспоминания. Воспоминания о событиях, случившихся около года назад, и, главным образом, воспоминания об одном человеке, вместе с которым он дважды встречал закат именно в этом классе.
     Первый раз, после того, как они, по её "просьбе", провели весь день вместе, гуляя по городу и веселясь. Тогда именно здесь они дали друг другу обещание, что после победы над своим противником, проведут вместе ещё один такой день. Но судьба распорядилась по-иному, и вторая их встреча в этом классе стала и их последней встречей. Шики до сих пор в мельчайших деталях помнил тот вечер и... её, словно растворяющуюся в лучах заката, решившую вернуться в свой замок, чтобы уснуть теперь уже навсегда и не подвергать его той опасности, что, как она считала, таилась в ней.
     — Продолжай и дальше жить с улыбкой на лице, — такими были её последние слова.
     Шики пытался выполнить её последнее желание, но... без неё ему не хотелось улыбаться, не хотелось... жить. Но он жил, хотя бы это он заставил себя сделать. Но улыбаться... веселиться... нет, он не мог... без неё... без своей Белой Принцессы... Арквейд.
     Его родные и друзья пытались помочь ему, да и жил он, собственно, только ради них. Ради тех людей, кто был дорог ему, и кому был дорог он. Этих людей осталось немного. Акиха — единственный его близкий родственник, служанки Хисуи и Кохаку и последний оставшийся друг — Арихико.
     Сиэль-семпай, которую он тоже считал близким другом, после ухода Арквейд вернулась назад в Европу к своей работе. А Юмидзука Сацуки, второй его школьный друг, бесследно пропала во время тех событий. Её тело даже не было найдено. Видимо она стала одной из жертв Роа и его гулей. И Шики винил себя в её смерти. Возможно, если бы он действовал тогда по-другому, и Юмидзука была бы жива, и... Арквейд осталась бы с ним...
     Юноша бросил последний взгляд в окно и встал с края парты. Всё-таки ещё нужно было вернуться и приготовить ужин. Ведь Кохаку уехала, а доверять приготовление пищи Хисуи... нет он не дорожил своей жизнью, но так он умирать не хотел.
     Он уже выходил из класса, когда пол ушёл у него из-под ног. Землетрясениями Японию не удивить, но такого Шики на своей жизни припомнить не мог. Толчки следовали один за другим. Кое-как он выбрался из школы, со стен которой уже сыпалась штукатурка, и со всех ног бросился домой.
    

* * *


     (Один из пригородов Киото. Церемония открытия нового отеля.)
    
     — Я рада, наконец, представить вам новый отель...
     Акиха Тоно не очень любила подобные мероприятия, тем более, ей не нравилось их проводить. Но она была главой компании и, что ещё важнее, главой семьи, так что ей приходилось соответствовать, и любой человек, попытавшийся оценить её по её возрасту, совершил бы жестокую ошибку. Несмотря на то, что ей было всего семнадцать лет (ну, точнее, шестнадцать — день рождения у неё ещё через неделю), она была достаточно жёсткой, чтобы уже несколько лет после смерти отца управлять огромной компанией. Хотя, справедливости ради, надо отметить, что в сам процесс работы вмешиваться практически не приходилось — отлаженный за долгие годы механизм под управлением команды профессионалов, подобранной ещё при основании фирмы, продолжал работать без каких-либо проблем.
     — ... И право перерезать ленточку я хочу предоставить госпоже Аозаки, без которой этого здания не существовало бы...
     Строго, но модно одетая женщина подошла к ней и взяла у неё из рук ножницы. Глаза женщины за стёклами очков смеялись. Пользуясь тем, что она стоит спиной к репортёрам, и прекрасно понимая состояние Акихи, Аозаки Токо подмигнула девушке, подбадривая её. Акиха благодарно кивнула в ответ, едва заметно, но они поняли друг друга.
     Акиха смотрела как архитектор, разрезает ленточку. Длинный хвост красно-рыжих волос Аозаки колыхался на ветру. Акиха ещё раз подумала, насколько ей повезло, что она смогла привлечь к работе над отелем, этого таинственного архитектора, на счету которой было несколько довольно известных в Японии работ. И хотя одно из зданий в Токио, сделанное по её чертежам, пару лет назад было по какой-то причине разрушено, работы Токо всё ещё считались шедеврами.
     — ... Приглашаю всех присутствующих на банкет, после чего...
     Традиционно устраиваемый на подобных событиях банкет для прессы, был по своей сути взяткой, платой журналистам за положительные обзоры и статьи — пожалуй, один из лучших видов рекламы для отеля.
     Все требуемые по протоколу речи были произнесены, на вопросы газетчиков она ответила, так что Акиха просто стояла в стороне от общей массы людей и, держа в руках бокал с вином, оглядывала зал, отмечая работу персонала, реакцию журналистов и тому подобное. Впрочем, её мысли постоянно возвращались совсем к другому. Брат. Её брат — Шики. Долгие годы они были разлучены, а когда, наконец, он вернулся домой, произошли те страшные события. И ведь закончилось всё, на первый взгляд, благополучно: и она и брат живы, а ШИКИ мёртв. Мёртв окончательно и не вернётся больше, чтобы навредить им. Но вот брат с тех пор изменился. А всё из-за той женщины, которую он тогда встретил. Акиха даже ни разу не видела её. Если с другой женщиной, участвовавшей в тех событиях — монахиней, боевиком Церкви, Сиэль — она встречалась, а точнее даже сказать сражалась, вначале против неё, а затем вместе с ней против ШИКИ, то ту воровку, укравшую сердце брата, ей повстречать так и не довелось. Хотя Акихе и хотелось бы наказать её за то, что она вовлекла Шики в ту переделку, влюбила в себя и заставила страдать, в конце покинув его. И теперь брат грустит, несмотря на все попытки её и служанок семьи Тоно, как-то подбодрить его. Нет, внешне он старался не показывать этого, но она-то знала, что на самом деле творится на душе у брата. В конце концов, они связаны, связаны смертью и жизнью. Иногда, она даже думала, что лучше бы та женщина не уходила никуда и оставалась с братом, он тогда, по крайней мере, не убивался бы так...
     — Вы отлично справляетесь, Акиха-сан, — подошедшая Токо отсалютовала ей бокалом вина. — Всё организовано на высочайшем уровне.
     — Благодарю вас, Аозаки-сан, — ответила Акиха, возвращаясь к реальности, и символически пригубила из своего бокала. Она прекрасно знала о своей нестойкости к алкоголю, так что этот бокал сухого вина, останется полным до самого конца мероприятия. — Но без вас, этого здания, во всём его великолепии, просто не было бы.
     — Я всё же не единственный архитектор в Японии, — улыбнулась Аозаки. — Хотя должна признать, мне было интересно работать над этим проектом.
     Внезапно их разговор был прерван. Сильнейший подземный толчок буквально заставил пол холла уйти из-под ног у собравшихся людей. Сразу же последовал ещё один толчок, затем ещё один. Здание отеля, как и большая часть строений в Японии, было спроектировано с учётом высокой сейсмической активности на островах, и пока держалось. А вот о людях такого сказать было нельзя — подавляющее большинство присутствующих запаниковали и толпой ломанулись к выходу. Те же кто поумнее, надо сказать, что и Акиха и Токо относились к этой категории, метнулись к стенам, чтобы не быть затоптанными. Одновременно с этим, Акиха отметила, что служба безопасности компании уже принимает определённые действия, чтобы как-то организовать вывод людей и избежать жертв.
     "Надо будет их поощрить", — отметила она. — "Быстро среагировали."
     — Акиха-сама, вы в порядке? — Кохаку возникла рядом с ней словно из ниоткуда.
     — Да, — ответила девушка, хотя она сомневалась, что это надолго, землетрясение продолжалось, толчки всё усиливались.
     Наконец, основная масса паникующих людей оказалась на улице.
     Почти одновременно к ним подскочили двое: сотрудник охраны, его Акиха не знала, и молодая длинноволосая японка среднего роста. — "То ли ученица, то ли помощница Аозаки. Азака, кажется", — вспомнила Акиха.
     — Госпожа Тоно, нужно уходить, — быстро проговорил охранник. — Машина должна ждать на улице.
     Акиха ещё раз окинула взглядом зал.
     — Посетители и персонал эвакуированы? — Резко спросила она.
     — Посетители эвакуированы все. Персонал мы продолжаем выводить через запасные выходы и парковку.
     — Отлично. Идёмте.
     Впятером они выбежали через главный вход отеля.
     На улице творился не меньший бардак. И хотя большинство присутствовавших на открытии уже разбежалось, несколько журналистов остались. Ребята с какого-то местного телеканала снимали творящуюся вокруг неразбериху, какой-то газетчик что-то быстро писал в блокнот. А землетрясение продолжалось и даже усиливалось.
     — Госпожа Тоно, нужно уезжать, — продолжал настаивать охранник.
     — Он прав, Акиха-сан, — вступила в разговор Токо. — Землетрясение усиливается, дома не выстоят. Надо уезжать из города как можно быстрее.
     — Токо! А как же брат?! — Впервые вступила в разговор Азака. — Он ведь где-то в городе... С этой...
     "Брат? С этой?.." — Акиха непроизвольно дёрнулась и, неожиданно для себя, произнесла:
     — Вы знаете куда он пошёл? Мы подберём их по дороге.
     Азака бросила на неё полный надежды взгляд.
     — Госпожа Тоно, — охранник было начал возражать, но девушка прервала его.
     — Это не обсуждается! В машину. Аозаки-сан, Азака, скажите ему куда ехать.
     Лимузин был вместительным, и все они поместились там без каких-либо проблем.
     Хорошим в их ситуации было то, что брат Азаки со своей девушкой собирались прогуляться по парку, который находился не так и далеко от нового отеля. А вот то, что на дороге они были далеко не одни, учитывая всеобщую суматоху, являлось не столь благоприятным фактором. Поэтому, не было ничего удивительного в том, что далеко уехать они не успели.
     Какой-то хетчбек подрезал их на одном из перекрёстков, и водитель, пытаясь избежать столкновения, ударил по тормозам, выворачивая руль. Но это и привело к аварии. Ехавший за ними микроавтобус с надписью "Цветы" ударил их сзади, выбрасывая на встречную полосу, прямо на старенький седан. Лобовое столкновение было страшным. Автомобиль отбросило на тротуар. Хотя лимузин и был оборудован подушками безопасности, они не сработали. Не повезло водителю — кости переносицы от удара об рулевое колесо вошли в мозг. Охранник, также сидевший спереди, остался жив, но был без сознания. Пассажиры же, на удивление, остались более или менее целы.
     Очнувшаяся первой Акиха дёрнула ручку двери, пытаясь открыть её, но заклинившая дверь отказывалась открываться. Девушка повернулась к начинающим приходить в себя спутницам — возможно они смогут выбраться через вторую дверь — но вдруг часть двери, которую она только что безуспешно старалась распахнуть, вывалилась наружу. Кто-то просунул руку сквозь образовавшуюся дыру, ухватился за край двери и рывком распахнул её.
     — Осторожнее... — человек, открывший дверь, помог ей выбраться.
     — Шики?! — В первый момент, Акихе показалось, что это был её брат, неизвестно как очутившийся здесь, но почти сразу она поняла, что обозналась.
     Впрочем, её вопросительный возглас не остался без ответа.
    

* * *


     (Пригород Киото. Центральный парк.)
    
     В центральном парке всегда было много народу. По утрам его аллеи были заполнены спешащими на работу людьми. Позже, в середине дня, здесь гуляли молодые матери с детьми, отдыхали пожилые бабушки и дедушки. Ближе к вечеру, в парке появлялись засидевшиеся за партой школьники, тогда в парке становилось особенно шумно. В пять-шесть вечера парк снова превращался в муравейник — все возвращались с работы. А в такое время как сейчас, когда солнце уже начинало садиться за горизонт, здесь становилось довольно тихо и удивительно красиво, и основными посетителями этого чудесного места становились влюблённые парочки.
     На одну из таких пар и обратила внимание задержавшаяся на работе и теперь возвращающаяся домой немолодая женщина.
     "Красивая пара", — отметила она. — "И традиции девочка чтёт, не то что многие..."
     Действительно, идущая навстречу ей невысокая девушка была одета довольно непривычно для глаза современного японца. Традиционные кимоно всё больше и больше отходили в прошлое, и увидеть на улице одетого в подобную одежду человека можно было разве что во время какого-нибудь праздника. Да и носить его, честно говоря, умели уже немногие. Но на этой девушке расшитое кимоно и широкий оби со сложным рисунком смотрелись настолько естественно, что чувствовалось — для неё это привычная одежда. Хотя и здесь не обошлось без некоторых отступлений от традиций — на улице было уже довольно прохладно, видимо, это и являлось причиной того, что поверх кимоно девушка надела короткую красную кожаную куртку — весьма странное сочетание, но ей было к лицу.
     "А вот волосы она могла бы и не стричь", — подумала женщина. — "Да и... Нет..." — мысленно возмутилась она. — "Современная молодёжь всё же совершенно не чтёт традиций!"
     Первая её мысль относилась к причёске девушки. Её коричневые волосы были обрезаны коротко, до плеч, и неровно, будто она сама, не заморачиваясь, отрезала их ножом. А вот возмущение женщины вызвала обувь. Тяжёлые на вид военные ботинки скорее подошли бы к камуфляжу или, хотя бы, к джинсам.
     Но, впрочем, оставим в покое спешащую домой женщину с её несколько ханжескими мыслями и полностью переключимся на упомянутую пару. И коли уж девушку мы уже описали, стоит упомянуть и её спутника.
     Черноволосый юноша лет двадцати, среднего роста, полностью одётый в чёрное. В очках, что свидетельствовало о не самом хорошем зрении. Ещё одной особой приметой была едва заметная хромота. Вот, пожалуй, и всё, что можно было сказать о нём при первом взгляде.
     Они медленно шли по аллее, явно наслаждаясь тишиной, и негромко разговаривали о чём-то.
     — Значит Мана? Да, Шики?
     — Да, — просто ответила девушка.
     — Мана. Мана Рёги, — юноша словно покатал на языке это имя. — Мне нравится, Шики. Хотя, всё же жаль, что ты решила оставить фамилию. Мана Кокуто звучало бы не хуже, — с едва уловимым сожалением добавил он.
     — Кокуто! — Девушка явно возмутилась. — Мы же давно обо всём договорились!
     — Да, да, — рассмеявшись, парень поднял руки, признавая поражение. — Я помню, Шики. Просто ты такая милая, когда злишься. Вот я и не удержался.
     — Грр-х! — Прорычала Шики, но тут же улыбнулась и, слегка стукнув своего спутника по плечу, произнесла. — Не приведи боги, наша дочь будет похожа на тебя...
     — Я бы тоже предпочёл, чтобы она пошла в тебя, — глубокомысленно ответил юноша. — Особенно внешне...
     — Эй, Кокуто! А мой внутренний мир тебе что, не нравится?!
     Так перешучиваясь, они продолжали свой путь по аллее, наслаждаясь каждой минутой, проведённой вместе. Пока по закону подлости эта идиллия не была прервана. Уходящая из-под ног земля — не то, на что можно не обращать внимания, особенно, если это вызвано не обильными возлияниями, а самым настоящим землетрясением, очень сильным землетрясением.
     — Надо забрать сестру и Токо и убираться из города подальше.
     Шики в ответ лишь кивнула, и они побежали в сторону отеля, где должна была проходить церемония открытия, на которую была приглашена их начальник и друг Аозаки Токо.
     На улицах города творился страшный беспорядок. Многоэтажные жилые дома, специально спроектированные, чтобы выдерживать подземные толчки, пока держались, но мечущиеся по улице люди и мчащиеся по проезжей части автомобили, а правила в такой ситуации никто уже не соблюдал, создавали настоящий хаос.
     Неудивительно, что они не успели добежать до отеля. Шики едва успела придержать своего спутника и вместе с ним отскочить назад, когда на то место, где они должны были оказаться, вынесло большой чёрный лимузин. Остальные машины, участвовавшие в аварии, остались на дороге, а вот эта изрядно разбитая "Тойота" могла бы снести их, не среагируй девушка вовремя.
     — Это же та машина, что забирала днём Азаку и Токо, — вспомнил юноша.
     Они подбежали к автомобилю. Заглянув через стекло передней двери, Шики констатировала:
     — Водитель мёртв, а этот ещё дышит.
     Тут они услышали, как кто-то пытается открыть заднюю дверь. Похоже безуспешно.
     Парень дёрнул за ручку. Дверь не поддалась.
     — Заклинило. Шики...
     Девушка оттолкнула его, достала откуда-то из-за спины нож. Её глаза сменили цвет, превратившись из серых в яркие пурпурно-голубые. Она долю секунды смотрела на дверь, а затем быстро провела ножом там, где должен был находиться замок. Кусок обшивки автомобиля отвалился и упал на асфальт.
     Юноша ухватился за край получившегося отверстия и, приложив усилие, открыл дверь.
     — Осторожнее, — он помог сидящей внутри девушке, нынешнему работодателю Токо — Акихе Тоно — выбраться наружу.
     Её он узнал сразу — ведь информацию по ней для Аозаки собирал именно он.
     Странный взгляд, брошенный на него спасённой, он уловил, но обдумывать это было некогда и он повернулся к машине, чтобы помочь остальным сидящим там.
     — Шики?! — Раздался возглас Тоно.
     "Странно, почему она обращается ко мне", — мелькнуло в голове у юноши, и привыкший обрабатывать информацию мозг моментально дал ответ. — "Наверное из-за стресса приняла меня за своего брата. Судя по его фотографиям, мы с ним несколько похожи. А их с Шики имена произносятся одинаково."
    

* * *


     — Чего тебе? И кто ты такая? — Услышала Акиха в ответ на свой возглас. Что интересно, голос был женским и несколько недовольным.
     — А? — Она обернулась.
     К ней обращалась молодая женщина, лет двадцати, одетая в кимоно и, почему-то, красную кожаную куртку. В руке она держала длинный прямой нож, а радужка её глаз была... ярко синего цвета. Прямо как у... Шики, когда он использовал свою силу.
     — Она ко мне обращалась, Шики, — отозвался парень. — Перепутала меня со своим братом.
     "Её зовут Шики?.. Ну да, точно, ведь есть и женское имя с таким произношением. Что-ж, надо извиниться и поблагодарить за спасение..."
     — Микия?! — Донёсся из машины голос Азаки. — Откуда ты...?
     — Снаружи поговорите, — а это уже Токо. — Эта машина и загореться может.
     При помощи юноши девушки выбрались из машины.
     — Привет, Азака, — Шики лениво махнула рукой.
     — Рёги... — помощница Аозаки явно не была рада этой встрече.
     — Шики, ты как? — Немного обеспокоенно спросила Токо.
     — В порядке, — отмахнулась та. — Чего со мной могло случиться-то?
     Пока они переговаривались, Микия открыл переднюю дверь и вытащил охранника, который только начал приходить в сознание.
     Землетрясение продолжалось. Суматоха и беспорядок, если эти термины ещё можно было применить к сложившейся ситуации, на улицах города всё увеличивались. Надо было срочно решать, что делать дальше.
     После короткого обсуждения, было решено, что оставаться на улицах или прятаться в каком-либо доме слишком опасно, а покинуть город прямо сейчас будет крайне сложно, ближайшим местом, где можно было относительно спокойно переждать катаклизм, оказался всё тот же парк. Туда-то теперь и направлялась объединившаяся группа.
    

* * *


     (Неизвестно где.)
    
     Этот замок стоял на этом месте долгие тысячелетия. И вот уже почти тысячу лет он пустовал. Место для него было выбрано создателями специально, исходя из его труднодоступности и защищённости. И их выбор оправдал себя — ни разу за всё время своего существования замок не был взят врагом. И тем не менее, он пал, ведь смерть пришла к его обитателям с совершенно неожиданной стороны — изнутри замка. Но даже после этого, он продолжал хранить тайны создателей от возможных искателей приключений. В том числе и самую страшную из тайн, которая и привела к гибели целой расы.
     В глубине замка, в тронном зале, на вырезанном из целого куска камня троне сидела девушка, вся обмотанная цепями. Её руки были прикованы длинными цепями к стенам замка, так что она была как бы распята. Она была одета в длинное украшенное платье, очень дорогое на вид, подчёркивающее красоту её тела. Голова её была опущена на грудь, и недлинные, до плеч, золотистые волосы практически полностью скрывали её лицо, не позволяя рассмотреть его.
     Попади сюда какой-нибудь человек, он, скорее всего, ужаснулся бы при виде всего этого и задумался о том, кто и зачем мог заковать в цепи эту девушку, и был бы, наверное, несказанно удивлён, узнав, что всё это она сделала с собой сама, считая, что теперь, когда её главная задача выполнена, запереть себя в этом замке и погрузиться в вечный сон будет наилучшим решением.
     Она приняла это решение около года назад и спала беспробудным сном с того самого времени. И с того самого времени ей снились сны. Самые разные сны. Печальные сны и весёлые сны, сны полные страха и сны заполненные надеждой, сны о том, что уже происходило с ней, и сны о том, чего она желала всем своим сердцем. Но у большинства этих снов была одна общая черта — в них присутствовал один человек. Тот, кого она встретила во время своего последнего пробуждения. Тот, кто показал ей, что жизнь не сводится только к охоте, только к выполнению задачи, которую она поставила перед собой, что в жизни есть место и для веселья, для радости. Тот, кого она полюбила всем сердцем и кого вынуждена была бросить. Тот, кто убил её. Шики Тоно.
     В своих снах она часто мечтала о том, как бы могла сложиться их жизнь, останься она тогда с ним, прими она тогда его предложение. Иногда эти сны оборачивались кошмарами, в которых они были вынуждены сражаться друг с другом не на жизнь, а на смерть; но чаще эти сны были полны радости и любви, и тогда на её спящем лице возникала слабая улыбка.
     Вот так теперь проходила её жизнь. Жизнь живого орудия, созданного много веков назад, и уничтожившего своих создателей. Жизнь монстра, чьей единственной целью была охота за ещё более страшным монстром. Жизнь девушки, познавшей любовь лишь через тысячу лет после рождения. Жизнь Белой Принцессы Истинных Предков, Арквейд Брюнстад.
    
     Этот район никогда не был сейсмоопасным, и потрясающие Японию и многие другие страны землетрясения не затронули его. Но вызвавший их катаклизм затронул все слои реальности, и волна энергии прокатилась по всему земному шару, заставляя корчиться от боли магов разума и экстрасенсов, естественно кроме тех, что были просто шарлатанами, дурящими легковерных людей. Эта волна прошла и сквозь Тысячелетний Замок, выдёргивая из сна его единственного обитателя и владельца.
     Девушка резко вскинулась, оглядываясь по сторонам. Её взгляд метался из стороны в сторону, пытаясь найти того, кто прервал её сон. Но никого вокруг не было. Успокоившись, она поняла, что послужило причиной пробуждения, и принялась решать, что же ей делать дальше.
     Нет, головой она понимала, что единственным правильным выходом будет снова уснуть, но вот сердце её говорило о другом. Тогда, перед их с Шики последней встречей, она долго готовилась, подбирая слова, чтобы убедить его в том, что расставание — лучший выход в их ситуации, но на самом-то деле, убеждала она скорее себя, и только собрав в кулак всю волю, она смогла отвергнуть его предложение и уйти. И сейчас на её лице отражалась борьба, происходившая в её разуме. Наконец, через несколько долгих минут, её лицо разгладилось — она решила, что ей следует сделать...
    

* * *


     Хотя Тысячелетний Замок и был скрыт от любопытных взоров, дорога к нему всё же существовала. За тысячу лет, в течение которых её никто не ремонтировал, она почти полностью разрушилась, но следы кое-где ещё оставались. Пойди случайный путник по этим следам, не доходя до замка, он бы наткнулся на странную деревеньку, что послужила бы одним из почти непреодолимых препятствий на его пути. Вообще, слово "деревенька" здесь являлось даже преувеличением. Вокруг участка дороги было разбросано несколько домиков, настолько маленьких, что жили в них, должно быть, какие-нибудь лилипуты.
     Хотя именно сейчас этому путнику не пришлось бы долго гадать о том, кто здесь проживает. Ведь все обитатели деревушки собрались на дороге, что-то оживлённо обсуждая. Но вот при виде их, этот самый путник долго бы гадал, не чудится ли ему, не ударился ли он до этого головой, не подмешал ли ему какой-нибудь недоброжелатель наркотик во флягу с водой, наконец.
     Существа, стоящие на дороге, были похожи на... даже не сказать сразу на кого... Чуть меньше метра ростом, с непропорционально большой головой, они чем-то напоминали стоящих на задних лапах кошек. По крайней мере у каждого из них были кошачьи уши и хвост. Одеты они были практически одинаково — юбка и свитер. Только цвета их отличались. Ну и цвет волос (или это была шерсть?) тоже был у каждого существа свой.
     Среди существ выделялось одно в чёрной юбке и тёмно-сером свитере. Волосы его и шерсть тоже были почти чёрными. Существо курило папиросу и что-то доказывало сородичам. Возможно, оно было старшим среди них. Когда оно закончило говорить, остальные оживлённо загалдели, некоторые явно начали спорить с главным. Через некоторое время они, наконец, пришли к какому-то решению и разошлись по домикам. А где-то ещё через час они снова собрались на дороге, и несколько из них под предводительством того чёрного существа, которое всё так же дымило папиросой, покинули деревню.
    

* * *


     (Мисаки. 15 сентября.)
    
     Водопровод полетел к демонам. Впрочем, можно сказать, почти всё отправилось туда же. Власти обещали, что будут поддерживать порядок и всё восстановят, но у Шики возникали резонные сомнения в этом. По крайней мере в ближайшее время всё будет оставаться так, как есть. Ведь, как оказалось, катастрофа была глобальной. То землетрясение, что застало Шики в школе, было не единственным. Точнее, оно было единственным, только трясся одновременно весь мир.
     Телевидение уже не работало, но Шики успел увидеть съёмки того ужаса, что творился везде. Землетрясения, цунами, извержения вулканов, начавшееся движение пластов земной коры... Прибрежные районы Японии, да и практически всех государств, имеющих выход к морю, были стёрты с лица земли. От Токио, столицы Японии, города с многомиллионным населением, почти ничего не осталось.
     Связь тоже работала с перебоями, и он не смог сразу связаться с сестрой. К счастью, у них в доме стоял спутниковый телефон. Но дозвониться до неё они в тот день так и не смогли. Лишь на следующий день она позвонила сама и, осведомившись как дела у них, сообщила, что с ней всё в порядке, насколько это возможно в подобной обстановке, и что они с Кохаку и ещё несколькими гостями прибудут так скоро, как только смогут.
     Как уже было сказано, водопровод не работал. Возможно, где-то прорвало трубы, что неудивительно при таком землетрясении, может была какая-то ещё причина. Но, как оказалось, где-то под особняком залегал пласт подземных вод, и в своё время, ещё при строительстве, была организована система резервного водоснабжения, которая периодически модернизировалась. Так что теперь им оставалось только перекрыть один вентиль, открыть другой и запустить помпу — электричество к счастью пока ещё было. Впрочем, наличие бензинового генератора и приличного запаса топлива могло решить, в случае чего, и эту проблему.
    

* * *


     (Пригород Киото. Офис компании Тоно.)
    
     Акиха Тоно медленно пила чай, размышляя, что ей всё же повезло. Все дорогие ей люди — а их было немного, лишь её брат и служанки Хисуи и Кохаку — выжили в этой катастрофе. Многим повезло куда меньше. Как, например, семействам Кокуто и Рёги, последние представители которых находились здесь с ней.
     Акиха поражалась их стойкости. Узнать, что все родные, скорее всего погибли — Токио, где они жили, был практически стёрт с лица земли — это страшно, такого не пожелаешь никогда и никому. Но они держались. И юная помощница Токо-сан, Кокуто Азака, и её брат Микия, и его жена — эта странная девушка, оставившая после свадьбы свою фамилию — Рёги Шики. Очень сильные люди. Акиха была рада, что познакомилась с ними, пусть и при таких обстоятельствах.
     Учитывая, что у них теперь не было дома, она пригласила их к себе в Мисаки. Конечно же, правительство наверняка создаст лагеря беженцев, но, во-первых, эти люди были симпатичны ей, а, во-вторых, она планировала извлечь из этого некоторую выгоду.
     Из разговоров с Токо и Азакой она узнала, что у Рёги Шики та же способность, что и у её брата. Этот факт даже позабавил её — она знала трёх человек с такой способностью, и имена всех троих произносились как "шики", хотя и писались по разному. Но вот Рёги, в отличие от брата, могла обходиться без очков, свободно управляя силой своих глаз. Акиха надеялась, что эта девушка сможет научить её брата справляться с его способностью.
     К тому же, если их правительство и другие страны не смогут справиться с ситуацией, то начнётся всеобщий бардак, а иметь в такой ситуации на своей стороне двух магов, пусть даже одна из них ученица, это дорогого стоит.
     Что до мужа Рёги, Микии, он, как поняла Акиха, мастерски умел находить и обрабатывать информацию. Весьма ценное качество. Заполучить для компании такого работника, ну или пусть даже просто завести хорошие отношения с таким человеком, было бы очень и очень неплохо.
     Акиха отпила из чашки и улыбнулась своим мыслям. Всё-таки даже в такой ситуации, особенно в такой ситуации, надо пытаться извлечь пользу из всего, не это ли одна из черт настоящего руководителя.
    

* * *


     (Мисаки. 17 сентября.)
    
     Сегодня ближе к вечеру должна была приехать Акиха вместе с её гостями, поэтому всё утро Шики убил на приготовление ужина. Хисуи помогала ему, правда к самому процессу готовки он её не подпускал, так что времени это у него заняло не так много, как он думал.
     Закончив с приготовленим пищи, Шики немного помог Хисуи с её работой, а затем отправился к единственному своему школьному другу Арихико, заодно решив по дороге зайти в пару продуктовых магазинов — несмотря на катастрофу, некоторые владельцы лавок открылись уже на следующий день.
     Его товарищ был у себя дома, боролся с водопроводом. В его доме, в отличие от особняка Тоно, вода была, но шла она с перебоями и тонкой струйкой, так что юноша был занят делом — устанавливал двухсотлитровый бак, чтобы накапливать воду. Время у Шики было, и он включился в работу. Как оказалось, этот бак был куплен сестрой Арихико задолго до катастрофы, но Ичико никак не могла заставить младшего брата поставить его.
    
     — Ну что, — Арихико критичести осмотрел то, что у них получилось. — Включаем?
     — Давай, — кивнул Шики. Он не так часто делал подобную работу, поэтому ему даже было интересно.
     Его рыжий товарищ открыл вентиль, и в бак потекла вода.
     — Шики, проверь, там не течёт?
     Юноша ещё раз осмотрел все соединения, для надёжности провёдя по ним рукой — везде было сухо.
     — Порядок, — откликнулся он.
     — Ну и отлично, — Арихико разулыбался и в порыве чувств хлопнул Шики по спине. — Спасибо что помог, дружище!
     — Да не за что, — улыбнулся юноша.
     Они ещё некоторое время проговорили, но всё когда-нибудь заканчивается, и Шики покинул дом своего друга.
     Зайдя, как и собирался, в магазины, Шики направился домой. Пакет с продуктами оттягивал руку.
     Было воскресенье, и здесь, в районах малоэтажной застройки, прохожие как обычно практически отсутствовали.
     Юноша в очередной раз завернул за угол и... замер, словно натолкнувшись на стену. Его рука сама собой разжалась — пакет упал на асфальт, из него вывалились две пачки риса.
    

* * *


     Город явно изменился за время её отсутствия. Некоторые здания были разрушены. Асфальт покрыт трещинами. Кое-где в земле зияли провалы, огороженные, впрочем, флажками.
     В самом начале, когда она только появилась в городе, девушка собиралась снять номер в отеле, но, увидев картину произошедшего, решила сразу отправиться к особняку Тоно.
     На одной из нешироких улиц малоэтажной застройки она остановилась, раздумывая куда свернуть. Всё-таки, во время прошлого визита в Мисаки, она чаще выходила из своего жилища поздно вечером, когда солнце уже садилось, а люди прятались по домам, и передвигалась по городу, прыгая с крыши на крышу. А когда они с Шики вместе гуляли, то ходили лишь по центру города. Так что, с этого ракурса она видела этот район можно сказать впервые.
     Внезапно она услышала, как где-то у неё за спиной что-то упало. Девушка обернулась. В нескольких метрах от неё стоял тот, к кому она шла, у его ног валялся пакет и пара выпавших из него упаковок.
     Юноша медленно шагнул вперёд, его ноги дрожали. Он молчал и просто смотрел на неё.
     — Привет, Шики, — Арквейд, широко улыбаясь, подошла к нему. — Что такое? Ты не рад меня видеть?
     Он протянул руку и коснулся её плеча, словно не веря в её реальность.
     — Да что это с тобой, Шики? — девушка надула губы. — Тогда в классе мне показалось, что ты не хотел, чтобы я уходила.
     — А-арквейд, это... это правда ты? — наконец вымолвил юноша.
     — Конечно это я, глупый Шики, — она мягко погладила его по щеке. — Или ты думал, я тебе лишь снюсь? — В глазах девушки заиграли бесенята. — Небось часто просил Рен показать тебе тот сон?
     Шики покраснел, непроизвольно вспомнив подробности того самого сна. Всё-таки, это и вправду она, на самом деле она...
     Он схватил её, прижал к себе, крепко обнимая, и прошептал ей на ухо:
     — Арквейд, я так рад что ты вернулась...
     Впервые за долгие месяцы он был счастлив.
     Внезапно девушка отстранилась от него и, пристально посмотрев ему в глаза, спросила:
     — Шики, хочу тебя спросить, помнишь, что ты говорил Сиэль в ту ночь, о том, что любишь меня? Твои чувства не изменились?
     Юноша, улыбаясь, укоризненно покачал головой.
     — Арк, разве тебе не говорили, что подслушивать нехорошо?
     — Ответь мне, Шики? — Она посерьёзнела. — Мне нужно знать.
     — Нет, Арквейд, не изменились... Я люблю тебя. Больше всего на свете... — он снова обнял её.
     — Тогда и я рада, что вернулась, — счастливо прошептала девушка, из её глаз потекли слёзы. — Я тоже люблю тебя, Шики.
     Какое-то время они стояли, обнявшись, посреди улицы.
     — Арквейд, а что насчёт вампирского импульса, ты победила его? Теперь ты не исчезнешь, как в тот раз? — Спросил её юноша.
     Она чуть отстранилась от него.
     — Нет, не победила, — призналась она. — Но я сдерживаю его, и пока у меня есть силы для этого, я не уйду.
     Шики нахмурился.
     — Арк, а может существует способ подавить твою жажду? Хоть какой-нибудь?
     Она покачала головой:
     — Если и есть, то я ничего не знаю об этом. Не бойся, Шики, у меня пока хватает сил.
     — Хорошо, — по его голосу чувствовалось, что он не оставит эту идею. — Арк, пойдём домой.
     — Домой? — Не поняла девушка.
     — Ко мне домой. Хочу познакомить тебя со всеми.
     Она лишь согласно кивнула.
     Шики подобрал пакет, положил туда высыпавшиеся продукты, и, держась за руки, они двинулись вперёд.
    

* * *


     — Добрый день, Акиха-сама, — встречающая хозяйку особняка Хисуи низко поклонилась.
     — Здравствуй, Хисуи, — ответила девушка. — А где мой брат?
     — Шики-сама ушёл к одному из своих школьных друзей, — Акиха, услышав это, нахмурилась. — Также, он планировал зайти в продуктовый магазин. Поскольку вы приехали раньше, чем планировали, он не успел ещё вернуться, — добавила служанка в защиту своего хозяина.
     — И то верно, — уточнение Хисуи смягчило недовольство Акихи. — Что-ж. Хисуи, комнаты для наших гостей готовы?
     Служанка бросила взгляд на остальных прибывших вместе с хозяйкой, они как раз выбирались из машин. Поймавшая взгляд сестры Кохаку широко улыбнулась ей и помахала рукой.
     — Да, Акиха-сама. Вы не дали точных указаний о необходимом количестве комнат, поэтому я взяла на себя смелость приготовить отдельную комнату для каждого гостя.
     — Отлично. Сейчас мы пройдём в гостиную, а потом ты покажешь им их комнаты. Пока помоги им с вещами.
    

* * *


     — С возвращением, Шики-сама, — Хисуи поклонилась и вопросительно посмотрела на хозяина.
     — Да. Хисуи, это Арквейд, познакомься. Арк, это Хисуи.
     — Я помню, мы ведь встречались. Здравствуй, — вампирша приветственно махнула служанке рукой.
     — Здравствуйте, Арквейд-сан, — коротко поклонилась ей Хисуи, в её глазах читалось явное удивление — она-то этой встречи не помнила.
     — Гм, — Шики вспомнил, при каких обстоятельствах произошла та встреча, и почему Хисуи так удивлена. Он поспешил перейти с опасной темы. — Хисуи, Арквейд скорее всего будет жить у нас, — вампирша при этих словах поражённо уставилась на него. — "Если я сумею договориться с Акихой," — мысленно добавил он, а вслух спросил, заметив свет и движение в одном из окон второго этажа. — Акиха уже приехала?
     — Да, Шики-сама.
     Юноша пожевал губами, раздумывая о чём-то, затем задал следующий вопрос:
     — Хисуи, сестра сильно злится, что меня не было на момент приезда? — От этого зависело насколько сложно будет убедить её принять Арквейд.
     — Акиха-сама учитывает тот факт, что они приехали раньше, чем планировалось, — уклончиво ответила служанка.
     — Это уже неплохо, — вздохнул юноша. — Тогда пойдёмте в дом, знакомиться.
     Хисуи кивнула и, уже повернувшись и направившись к особняку, добавила:
     — Я приготовлю комнату для Арквейд-сан.
     Шики двинулся за ней, но Арквейд остановила его.
     — Шики, ты правда хочешь, чтобы я жила здесь, с тобой? Помнится, ты не хотел, чтобы я приходила сюда.
     — Тогда всё было по другому, — ответил юноша. — К тому же, — он усмехнулся. — Я ведь обещал, что буду заботиться о тебе, а делать это, когда ты рядом, заметно проще. Тем более что, — он посеръёзнел. — Ты же видишь, что творится в городе, сомневаюсь, что снять номер в наших гостиницах сейчас просто. А ты разве против? — юноша вопросительно посмотрел на спутницу.
     — Нет, совсем нет, — девушка прижалась к нему. — Раз ты так хочешь, то идём.
    

* * *


     Шики на секунду притормозил перед дверью гостиной, собираясь с духом, затем решительно распахнул дверь и зашёл внутрь. Арквейд последовала за ним.
     Взгляды всех присутствующих скрестились на них.
     В гостиной было непривычно людно. Шики уже привык, что тут находятся только он, Акиха и обе служанки, а сейчас здесь вместе с ним и Арквейд было около десяти человек.
     За столиком на своём излюбленном месте сидела Акиха, за спиной у которой привычно стояла одетая в кимоно Кохаку. Напротив сестры сидела незнакомая женщина в очках. Её красно-рыжие волосы напомнили Шики о сенсей, они у неё были точно такого же цвета. Третьей за столиком была молодая девушка с длинными чёрными волосами. Наверное это та архитектор и её ассистентка, решил юноша.
     Он перевёл взгляд на оставшуюся пару. На стоящем у стены диване расположился мужчина лет двадцати, но Шики практически не обратил на него внимания — его взор приковала к себе сидящая рядом женщина. Кимоно, не длинные, до плеч, чёрные волосы, спокойный, почти безразличный взгляд.
     Откуда-то из глубины начало подниматься давно забытое ощущение...
     УБЕЙ...
     Где-то на фоне, что-то произнесла Кохаку...
     "Что она сказала? Не важно... Сейчас ничего не важно..."
     УБЕЙ ЕЁ... УБЕЙ...
     — Шики!
     — Брат!
     "Это Акиха... и Арквейд... не важно... потом..."
     РАЗРЕЖЬ ЕЁ НА ЧАСТИ...
     УБЕЙ... УБЕЙ... УБЕЙ... УБЕЙ...
    

* * *


     "Вот, наконец, и брат вернулся", — пронеслось в голове у Акихи, когда дверь гостиной открылась. — "Не буду сильно ругать его, всё же мы и правда приехали раньше... Стоп, а это ещё кто с ним?"
     "Светлые волосы до плеч, лицо европейского типа. Фигура очень... гм... женственная", — с некоторой завистью отметила девушка. — "Кто это ещё такая?" — внезапная догадка возникла в её сознании. — "Неужели... это та, которая..."
     Внезапно, девушка заметила, что брат как-то странно себя ведёт. Он уставился на... Рёги?
     — Вот и Шики-сан вернулся! — Весело воскликнула за спиной Акихи Кохаку. Брат не отреагировал.
     "Это чувство... Тогда ночью в парке..."
     — Брат! — Акиха попыталась криком привлечь его внимание. Так получилось, что она и та женщина крикнули в унисон.
     Он не отреагировал. Его рука скользнула в карман, блеснуло полированное лезвие фамильного ножа. Акиха бросила быстрый взгляд на Рёги. Та уже стояла, держа в руках свой длинный нож. Её глаза вспыхнули синим.
     "Что же делать?"
    

* * *


     Арквейд с интересом рассматривала сидящих в комнате людей. Она узнала только Акиху, старшую сестру Шики, и Кохаку, их вторую служанку — Шики как-то рассказывал ей про них. Остальные были ей совершенно незнакомы.
     Она перевела взгляд с Акихи, которая сейчас хмуро смотрела на неё, на сидящую перед той женщину в очках. Как и все сидящие, женщина смотрела на них с Шики, точнее — поправила себя вампирша — эта красно-рыжая смотрела именно на Шики, и в её глазах, почему-то, читалось какое-то... удовлетворение?
     — Вот и Шики-сан вернулся! — Этот радостный возглас принадлежал Кохаку. Но Шики промолчал.
     Арквейд перевела взгляд на своего спутника. Странно. Он стоял, уставившись на пару, что сидела на диване у стены.
     "Он... Это ощущение... Тот переулок, когда он..."
     — Шики! — Выкрикнула она имя близкого человека.
     — Брат! — Одновременно с ней крикнула Акиха.
     "Он нас не слышит... или не понимает."
     В руках Шики возник нож. Та, на которую был обращён его взгляд, уже стояла держа собственный нож, а её глаза... такие же как у Шики? Как это возможно?
     "Как его остановить?" — Мысли неслись в голове принцессы галопом. — "Они же сейчас..."
     В её памяти всплыла одна сцена из фильма, того первого и пока единственного просмотренного ей фильма, на который её водил Шики.
     Она решительно схватила своего возлюбленного на плечи, рывком развернула к себе лицом — благо с её силой это было несложно — и... поцеловала его, буквально впившись губами в его губы.
    

* * *


     — Прошу простить моего непутёвого брата, — обратилась к гостям Акиха. — Изредка на него находит.
     — И часто такое бывает? — осведомилась Токо, в её голосе звучал профессиональный интерес.
     Акиха было собралась ответить, но затем всё же решила переадресовать вопрос:
     — Брат? — вопросительно обратилась она к Шики.
     Ещё не до конца отошедший юноша рассеянно ответил:
     — Дважды...
     — И сколько людей ты при этом убил? — прямо спросила его Рёги, нож ещё был у неё в руках.
     — Гм, — Шики переглянулся с Арквейд. — Ни одного, — ответил он.
     — А нелюдей? — уточнила женщина, засовывая нож в скрытые под оби ножны.
     Арквейд недовольно хмыкнула, но промолчала.
     — Эээ... Не считал, — признался Шики, снова покосившись на подругу.
     — Шики, неужели ты с ним померяться хочешь? — Усмехнулась всё ещё сидящая Аозаки.
     — Шики? — Арквейд с интересом посмотрела на одетую в кимоно девушку.
     — Кгхм, — Акиха громко кашлянула, привлекая внимание присутствующих, и, дождавшись, когда все повернутся к ней, продолжила. — Раз это маленькое недоразумение разрешилось, давайте я вас всё-таки представлю. Это, — она показала на рыжеволосую женщину. — Известный архитектор Аозаки Токо...
     — Аозаки? — Перебил её Шики.
     — Брат, — возмутилась девушка. — До чего же ты невоспитан!
     — Прости, Акиха, просто...
     — Просто позволь мне завершить процедуру представления, брат!
     Шики просто кивнул, решив не искушать судьбу.
     — Это её ученица Кокуто Азака, её брат Кокуто Микия и его жена Рёги Шики. А это, — теперь она обращалась к гостям. — Мой старший брат Тоно Шики и... — она сделала паузу, но не дождавшись, недовольно проворчала. — Брат, не молчи, представь нам свою... знакомую.
     — Гм, — Шики чувствовал себя, мягко говоря, неловко. — Позвольте представить вам Арквейд Брюнстад... — он замялся, не зная как продолжить.
     — Одна из Истинных Предков, — помогла ему улыбающаяся Арквейд. — Рада со всеми вами познакомиться.
     — Истинных Предков? — Встряла в разговор Азака. — Но разве они все не...?
     — Хе-хе, — вампир смущённо поскребла затылок. — Вообще-то ты почти права, я — последняя из них.
     — Что-ж, — Токо встала со своего кресла. — Рада встретиться с Белой Принцессой, — она коротко кивнула головой. — Было бы интересно пообщаться с тобой.
     — Конечно, — девушка беззаботно улыбнулась. — Но не думаю, что смогу быть очень полезна, мне было не так много лет, когда я... гм... стала последней из своего вида.
     — А вы вдвоём, — голос Азаки буквально был пронизан любопытством. — Ну эээ...
     Арквейд непонимающе уставилась на неё.
     Шики же, в отличие от своей подруги прекрасно понял, куда клонит гостья его сестры, и ожидающие взгляды остальных присутствующих, а особенно Акихи, он также прекрасно видел. Что Арк для него значит, он уже давно для себя решил, а что сказать им?
     "А, к демонам всё!" — подумал он и решительно ответил вместо неё, словно ныряя с обрыва головой вниз:
     — Она моя невеста.
     Нельзя сказать, что это заявление произвело эффект взорвавшейся бомбы. Всё-таки лишь трое из присутствующих достаточно хорошо знали его.
     — О! Шики-сан не терял времени даром, — Кохаку захихикала, прикрывшись рукавом, вид совершенно ошеломлённой Акихи её очень веселил. — Вы так не считаете, Акиха-сама?
     Её хозяйке этот вопрос помог прийти в себя, и, зыркнув в сторону веселящейся служанки, Акиха обратилась к Шики:
     — Брат, нам надо серьёзно поговорить, пройдём в кабинет отца. Кохаку, позаботься пока о наших гостях.
     Шики кивнул ей и потянул Арквейд, которая тоже совершенно не ожидала такого поворота событий, за собой.
     — Арк, идём.
     — Поговорить наедине, брат, — Акиха уставилась на Шики, но, с удивлением, натолкнулась на непреклонный взгляд.
     — Нет, её это тоже касается, — отрезал юноша. Он, пожалуй, впервые открыто пошёл против сестры.
     Несколько секунд они мерялись взглядами, и в конце концов Акиха сдалась.
     — Хорошо, идёмте.
     Они вышли из гостиной, провожаемые взглядами, и поднялись по лестнице на второй этаж особняка.
    

* * *


     — Вот значит как, — задумчиво произнесла Акиха. — Ты бросила брата, чтобы не подвергать его опасности. Это несколько меняет дело. Но скажи мне, что если твоя жажда вернётся снова? Что тогда?
     — Акиха! — Возмутился бесцеремонностью сестры Шики.
     — Нет, брат. Это важно. Ну так что?
     — Как я уже говорила, сейчас я полностью контролирую её, и даже если я только почувствую, что смогу сорваться, я... — Арквейд отвела взгляд в сторону.
     — Ты снова уйдёшь, так?
     Вампир лишь коротко кивнула головой.
     — Брат, выйди, — приказала Акиха. — Мне и твоей... гостье надо пообщаться наедине.
     Юноша покачал головой, отказываясь.
     — Шики, — Арквейд коснулась его плеча. — Всё будет нормально, выйди.
     — Хорошо, — он нехотя развернулся и пошёл к выходу.
     Когда он вышел, закрыв за собой дверь, Акиха обратилась к светловолосой девушке:
     — Арквейд-сан, мне не нравится, что ты заставила страдать брата, когда ушла от него. Ещё более мне не нравится, что ты можешь снова уйти, и он будет страдать ещё больше. Но, похоже, он по-настоящему любит тебя, и, если я не разрешу тебе остаться здесь, он снова начнёт убегать по ночам. Поэтому... можешь жить здесь. — "По крайней мере, здесь проще за вами обоими приглядывать", — мысленно продолжила она, а вслух добавила. — Но если ты опять причинишь брату боль, клянусь, я сделаю всё, чтобы уничтожить тебя.
     — Я поняла, — серьёзно кивнула вампир. — Спасибо.
     — Да не за что, — хмуро отозвалась Акиха. — А теперь, Арквейд-сан, мне бы хотелось узнать как вы с Шики познакомились и что точно произошло год назад. Он отказался рассказывать мне что-либо о тех событиях.
     — Э-хе-хе, это сложная история, — начала вампир. — И долгая, с чего мне начинать-то?
     — С вашей первой встречи, — ответила Акиха. — Что тогда произошло такого, что он так привязался к тебе?
     — Наша первая встреча, да, — Арквейд тихо засмеялась. — Когда мы впервые встретились, Шики убил меня...
    

* * *


     Девушки вышли из кабинета. Шики, ожидавший их возле окна в торце коридора, быстро подошёл к ним, в его глазах читался немой вопрос.
     — Арквейд-сан может остаться, — сообщила ему Акиха свой вердикт. — Я не стану препятствовать вашим отношениям. — "Пока они не станут вредить тебе", — дополнила она про себя.
     — Спасибо, Акиха, — Шики явно успокоился, услышав её решение.
     — Как я уже говорила твоей подруге, не за что. Да, ещё одно, — спохватилась она. — Арквейд-сан, у тебя есть какие-нибудь документы?
     — Эээ... Нет, — вампир помотала головой. — А что это?
     Акиха уставилась на неё, не понимая, как можно этого не знать.
     — Гм. Подожди, Арквейд, — Шики удивлённо посмотрел на девушку. — Ты же снимала номер в отеле, год назад. И не в одном. Там же требуют паспорт при регистрации.
     — Ну, — девушка немного замялась. — У меня что-то такое спрашивали, но я сказала им, что у меня этого нет, а когда они отказались дать мне номер, я просто заставила их.
     — Заставила? — Удивление в глазах юноши лишь возросло. — А... Понял, — ему вспомнилось то утро, когда Арк второй раз пробралась в его комнату, и Хисуи застукала их.
     — Хм. Я чего-то не знаю? — Акиха вопросительно подняла бровь.
     Арквейд пожала плечами:
     — Мистические глаза очарования. Одна из способностей вампиров.
     — То есть, ты можешь приказать людям сделать всё, что угодно? И они не будут помнить об этом? — Акиха перевела взгляд с Арквейд на брата и обратно.
     — Нет, — девушка помотала головой. — Просто могу заставить их увидеть то чего нет, точнее убедить их в том, что они это видят, ну или не дать увидеть что-то. Могу приказать, или скорее попросить, сделать что-то, не противоречащее здравому смыслу. Ну... например, тогда в отеле они решили, что увидели мой... паспорт, и дали мне ключи от номера. Вот и всё.
     — Интересная способность и полезная, — признала глава семьи Тоно. — Но если ты планируешь жить среди людей долгое время, лучше делать это легально. Так будет гораздо проще, чем... зачаровывать всех, кто захочет посмотреть на твои документы.
     — А где их взять? — Арквейд с интересом посмотрела на неё.
     — У семьи Тоно есть связи в разных сферах, — уклончиво произнесла Акиха. — Я скажу Кохаку, чтобы она сделала твоё фото, и вы подготовите набросок твоей легенды.
     — Легенды? — Непонимающе переспросила девушка.
     — Где ты якобы родилась, где жила до приезда в Японию, — пояснил Шики. — Всё в таком духе.
     — Но зачем?
     Шики в очередной раз вспомнил, насколько она незнакома с человеческой жизнью. То, что для них было очевидно, Арквейд приходилось разжёвывать.
     — Мы же не можем говорить, что тебе несколько сотен лет и ты живёшь в замке на краю света. Этого просто не поймут, либо сочтут, что мы сумасшедшие, либо, что ещё хуже, поверят и захотят изучать. Понимаешь?
     — Кажется да, — задумчиво произнесла девушка. — У вас более сложная жизнь, чем я думала.
     — Ты привыкнешь, — подбодрил её Шики, положив руку ей на плечо. — Мы ведь поможем тебе.
     В душе Акихи кипела целая буря эмоций, когда она смотрела на них. Кипучая ревность, которую она испытывала к той, кто украла у неё брата, смешивалась с радостью за него, за то, что он сейчас счастлив. Но она не позволяла выбраться наружу даже тени этих чувств — это было бы недостойно для главы клана.
     — Что-ж, если мы всё обговорили, давайте спустимся вниз и сообщим остальным, что Арквейд-сан будет жить с нами.
     Она прошла мимо них к лестнице, и им ничего не оставалось, как последовать за ней.
    

* * *


     — Токо-сан, я бы хотел у вас кое-что спросить.
     — Да, Шики, что именно?
     — Аозаки Аоко, вы её знаете? — Задал юноша вопрос, мучавший его с того момента, как он услышал фамилию архитектора.
     Женщина нахмурилась.
     — Она моя... сестра. Но если ты хочешь узнать про неё, вынуждена тебя разочаровать, я не видела её очень давно, — помедлив она продолжила. — И не хотела бы видеть, у нас слишком много... разногласий.
     — Жаль, — Шики и вправду хотелось узнать, как там сенсей. — Она очень помогла мне, а я так и не поблагодарил её тогда.
     Токо хмыкнула.
     — Помогла, да, — она показала на очки, надетые на Шики. — Это ведь она дала их тебе?
     — Верно, — юноша удивлённо посмотрел на неё. — Откуда вы знаете?
     Архитектор пожала плечами.
     — Я тоже маг. Но если она может лишь разрушать, то я творю. Эти очки я делала для Шики, а она украла их и отдала тебе.
     — Простите...
     — Тебе не за что извиняться. В конце концов, они тебе оказались нужнее.
     Некоторое время они молчали. Наконец Шики решился спросить ещё кое-что.
     — Токо-сан, а Рёги Шики, она... человек?
     — Почему ты это спрашиваешь? — Похоже ему удалось сильно удивить рыжеволосую волшебницу.
     — То, что произошло, когда мы пришли... — юноша замолк, пытаясь сформулировать то, что хотел пояснить.
     — Хочешь сказать, что твоё желание убивать относится лишь к нелюдям? — Догадалась Токо.
     Шики лишь кивнул.
     — Даже не знаю. Она — человек. Разве что... ты почувствовал её связь с Акашей.
     — Эм... — теперь настала очередь Шики не понимать, сказанное ему.
     — Попробую пояснить простыми словами. Акаша — это суть всех вещей. Шики очень тесно связана с ней и, благодаря этому, сила её глаз не оказывает на неё такого воздействия, как на тебя. Ты ведь не можешь обходиться без очков, я права?
     — Да, у меня начинает сильно болеть голова если некоторое время смотреть на мир без них.
     — Всё верно. Тело человека не приспособлено к такому. Слишком большая нагрузка на мозг. Что-ж, — Токо резко сменила тему. — Мы ещё успеем поговорить об этом, глядишь, я и смогу помочь тебе, а пока не заставляй скучать свою подругу.
     — Хорошо, Токо-сан. Спасибо за информацию.
     — Обращайся, — улыбнулась ему волшебница.
    

* * *


     Токо закрыла за собой дверь и прошла в глубь комнаты. Внезапно её лицо исказилось гримасой ненависти.
     "Этот щенок! Да как он посмел упомянуть её в моём присутствии... Боги, как же я удержалась, чтобы не убить его? Чёртов выкормыш Аоко!"
     Сдерживаемая до этого момента злость прорвалась наружу. Женщина было огляделась вокруг, ища, что бы сломать, но усилием воли сдержалась — это явно не осталось бы незамеченным, и могли последовать неудобные вопросы.
     Она присела на кровать и провела рукой по стоящему рядом с ней большому кожаному чемодану. Коснулась массивных латунных защёлок.
     "Нет. Ещё не время. Да и, если всё пойдёт как надо, эта дрянь потеряет своего джокера, а я... Нет, он всё же не встанет на мою сторону, но и сам уже не нападёт. Хотя, если бы они сразились, было бы лучше. Ладно, не всегда всё должно получаться, строго как задумано."
     Женщина начала успокаиваться.
     "В конце концов, дальше должно быть легче, мальчик, вроде, не дурак и должен быть ясно понять мои намёки. А продолжит напоминать мне о ней... Что-ж", — волшебница хищно усмехнулась, и снова коснулась одной из защёлок на чемодане. — "Пусть пеняет на себя... Впрочем", — одёрнула она себя. — "Не стоит его недооценивать, а особенно нельзя недооценивать его подругу... Нет", — она неожиданно даже для себя развеселилась. — "Он, конечно, рисковый парень. Это же надо, назвать Принцессу Истинных Предков своей невестой... хотя она, похоже, совсем не против. И это даже неплохо, появляются новые рычаги, опасные, но, возможно, очень эффективные. Надо будет хорошенько это обдумать."
    

* * *


     — Хм. Шики, а куда отправилась Кохаку? — Арквейд стояла возле приоткрытого окна и смотрела в ночь. В комнате было темно, и снаружи её не было видно.
     — Не знаю, я тоже пару раз видел, как она среди ночи уходит куда-то, но не спрашивал её об этом, — юноша подошёл к девушке со спины и приобнял её. — В конце концов, у неё может быть своя личная жизнь.
     — Ты прав, — признала Арквейд и хитро улыбнулась. — А как насчёт нас?
     — Что насчёт нас?
     — Насчёт нашей личной жизни...
     — Ну, — глубокомысленно произнёс юноша. — Учитывая, что ты пробралась в мою комнату, когда все уже легли спать... Не думаю, что есть много вариантов...
    

* * *


     (Германия. Ульм. 20 сентября.)
    
     Белое трёхэтажное здание, расположенное по адресу Блаубойрерштрассе 86, ранее принадлежало какой-то фирме, занимающейся прокладкой коммуникаций. Но пару лет назад они разорились, а здание было куплено какой-то трейдинговой компанией. Предельно честная работа фирмы понемногу привлекала новых клиентов, и деньги там крутились немалые. Компания потихоньку развивалась.
     Мало кто знал, что эта компания была лишь частью огромной системы. А точнее, малой частью огромной системы, малой, но играющей важную роль. Здесь не работало ни одного случайного человека. Несколько раз компания давала объявления о поиске новых работников, проводился опрос кандидатов, но в итоге место получали вполне конкретные заранее известные люди, правда любой, попытавшийся найти что-либо связывающее новых работников с этой фирмой, потерпел бы фиаско. Абсолютно случайные люди, вполне заслуженно получившие свою должность.
     Сюда стекались громадные потоки информации. Даже случившаяся катастрофа не остановила работу организации, наоборот, потоки информации, идущие в обе стороны, лишь увеличились. Часть этой информации уже была обработана и, в основном, представляла из себя отчёты "филиалов" со всего мира. Но большую часть приходилось проверять и подвергать дополнительной обработке, после чего, в зависимости от результата, она могла либо быть "выброшена в корзину", либо уйти наверх по цепочке. И если эти данные имели, по мнению кого-либо из этой "цепочки", особую важность, то они доходили до самого конца. До одного определённого кабинета, где сидел тот, кто мог принять окончательное решение.
     На самом деле, такой информации было не так и много — система была отлажена, на всех уровнях пирамиды стояли профессионалы своего дела, которые сами могли решить очень многое.
     Вот и сейчас хозяин кабинета, сидя за столом, внимательно читал какой-то отчёт, помеченный грифами "важно" и "срочно". Закончив, он несколько минут обдумывал решение, а затем, выбрав один из предложенных его подчинёнными вариантов действий, добавил несколько указаний и отложил папку в сторону, к другим таким же.
     Мужчина откинулся на спинку кресла и тоскливо посмотрел на стопку ещё не просмотренных отчётов. Позволив себе немного посмаковать мысль о том как бы было здорово бросить всё это на самотёк, он тяжело вздохнул, потёр лоб и взял следующую папку.
     "Япония. Гм. А это, похоже, интересно..." — подумал он, увидев на папке определённый символ, обозначающий то, что этот отчёт относился к категории вопросов, скажем так, необычных. Все подобные рапорты попадали к нему, ведь кроме него мало кто в организации мог верно оценить всю их важность.
     Он открыл папку и быстро пробежал глазами первую страницу. Его губы растянулись в улыбке.
     "Значит она вернулась. Как вовремя."
     Мужчина погрузился в чтение. Несколько минут тишину кабинета нарушал лишь шелест страниц. Наконец, последняя страница была перевёнута. Ещё какое-то время мужчина сидел неподвижно. Затем тихо рассмеялся.
     "Какой подарок судьбы. Теперь главное — правильно им распорядиться."
     Он открыл второй сверху ящик стола и достал оттуда ещё один отчёт с таким же грифом на обложке, пришедший буквально вчера. Сам по себе он не представлял особого интереса, но вот в совокупности с сегодняшним...
     "Эта игра будет интересной... Но придётся привлечь дополнительные силы... Только вот вопрос, кого? Её? Нет", — он тут же отверг этот вариант. — "Играть с ней втёмную опасно, а если она узнает причину, то в лучшем случае откажется, а в худшем начнёт мешать. Жаль. Тогда остаётся только один вариант."
     Он взял с подставки трубку, подключенную к терминалу спутниковой связи, и набрал номер. Натренированная за долгую жизнь память позволяла обходиться без записной книжки.
     Потянулись долгие секунды ожидания. К счастью, человек, которому он звонил, оказался на месте.
     — Слушаю вас, — донеслось из динамика трубки.
     — Здравствуйте, герр Монтана, — произнёс мужчина.
     — Герр Орё? Давно вы не звонили мне. Что же заставило вас вспомнить о старом наёмнике?
     — Для таких как мы, возраст лишь достоинство, — усмехнулся мужчина. — Дело у меня к вам следующее: Не одолжите ли мне для одной операции двух-трёх ваших офицеров и несколько отделений прикрытия?
     — Дело должно быть серьёзное, раз вы не можете справиться своими силами. Хотелось бы услышать подробности.
     Следующие десять минут мужчина, известный как Генрих Орё, рассказывал своему собеседнику об их цели и отвечал на уточняющие вопросы.
     — Очень интересно. Вы же не будете возражать, если мои люди захватят пару образцов?
     — Конечно же нет. Мне и самому будет интересно, что сможет выжать из них ваш Док.
     — Значит договорились. Мои люди будут на месте в назначенное время.
     — С вами всегда приятно иметь дело, герр Монтана.
     — Взаимно, герр Орё.
     Мужчина положил трубку, встал из-за стола и медленно подошёл к стоящему у стены шкафу-витрине. Какой-нибудь коллекционер закапал бы слюной весь пол при виде содержимого этого шкафа — один над другим на специальных креплениях висели четыре клинка, в которых человек, разбирающийся в холодном оружии, несомненно узнал бы классические скандинавские мечи — одноручная рукоять с массивным навершием и широкий, у основания почти равный по ширине гарде, клинок, с выгравированными на нём рунами. Каждый из мечей имел своё собственное имя, и был наверняка известен знатокам норвежских и датских саг. Но куда большую известность эти клинки имели среди волшебников, являясь концептуальным оружием, каждый из них имел свою особенность и мог даровать знающему владельцу победу в поединке, но мог и убить его, если тот ошибался.
     Генрих, будем называть его так, открыл витрину и бережно провёл рукой по одному из клинков.
     "Давно я не выбирался из офиса", — пронеслось в голове мужчины. — "Что-ж, несколько дней они справятся и без меня. Хотя..." — он внимательнее посмотрел на один из мечей, руны на котором начали едва заметно светиться зелёным. — "Да нет, справятся... Ну или, по крайней мере, не наделают серьёзных ошибок", — его рот искривился в усмешке.
     Ещё немного полюбовавшись мечами, мужчина закрыл шкаф, вернулся за стол и, включив интерком, начал отдавать распоряжения.
    

* * *


     (Украина. Где-то между Ивано-Франковском и Хустом. 22 сентября.)
    
     Если посмотреть на снимки спутника, то можно увидеть, что практически вся территория к юго-западу от украинского города Ивано-Франковск покрыта лесом — огромный лесной массив, характерное тёмное пятно на картах. Конечно же, это не сибирская тайга, и это тёмное пятно испещрено более светлыми участками — множество маленьких городков, сёл, деревень и соединяющие их дороги. Население этого района исчисляется тысячами. И то, что множество людей летом и осенью ходит в лес, — это совершенно неудивительно. Охотники, грибники, сборщики ягод, просто туристы — лес привлекает многих. И так же неудивительно, что каждый год в лесу кто-нибудь пропадает, кого-то находят поисковые отряды, состоящие из спасателей и волонтёров, в роли которых чаще всего выступают родственники и друзья потерявшихся, а кто-то и пропадает с концами. Всё же к лесу нельзя относиться небрежно — компас и карта, ну или набирающие популярность приёмники GPS, не зря считаются обязательным атрибутом человека, уходящего в малознакомый лес. Многие этим пренебрегают, и некоторые за это расплачиваются, хорошо если не собственной жизнью.
     Даже в эти дни, после начала глобальной катастрофы, хватало людей, которые решили не предавать старых добрых привычек. Только вот лес теперь был отнюдь не старым и тем более не добрым. Со спутника можно было хорошо видеть тёмное, почти чёрное пятно примерно с полсотни километров в диаметре. Это пятно захватывало в свои границы не один населённый пункт, и, что самое странное, связь со всеми городами и селениями пропала. Произойди подобное событие в любое другое время, и в этом районе было бы не протолкнуться от военных, представителей различных спецслужб и вездесущих газетчиков, но сейчас, во время глобальной катастрофы, властям было чем заняться и без этого. Особенно учитывая особенности государственного аппарата этой страны.
     Так что, боевики, расположившиеся вокруг трёх "унимогов" на поле метрах в ста от трассы и в паре километров от границы странного тёмного леса, были одними из немногих, кого сложившаяся здесь ситуация интересовала. Правда вот до проблем с отсутствием связи с городами внутри "пятна" им не было совершенно никакого дела — у них здесь были свои дела.
     — Капитан, долго нам тут ещё ждать? — недовольно пробурчал высокий, одетый, как и остальные боевики, в немецкий пятицветный камуфляж, мужчина, в руках он тасовал колоду игральных карт. В отличие от других солдат у него не было при себе оружия, или по крайней мере, его не было видно. Да и вообще он не был похож на военного. Будто на какого-то гражданского напялили комок, чтобы не выделялся среди остальных.
     Его собеседник лишь махнул рукой, словно показывая, сколько надо, столько и будем ждать. Капитан был единственным среди всей группы, одетым не в полевую униформу, а в длинный плащ цвета хаки и в такого же цвета немецкую кепку времён Второй Мировой, ещё с кокардой, на которой был изображён имперский орёл.
     Эти двое держались несколько обособленно от прочих бойцов. Судя по всему, тот, кого называли Капитаном, был главным в группе, а второй, по-видимому, являлся его заместителем.
     Вдалеке послышался шум моторов, и через несколько минут из-за поворота дороги показались две машины — короткобазный G-Wagen, цвет которого был не различим из-за покрывавшей его пыли, и не менее грязный Лэнд Крузер 75.
     Капитан коротким жестом успокоил напрягшихся бойцов.
     — Ну наконец-то, — буркнул продолжающий перебирать в руках карты мужчина. — Не прошло и года.
     Оба внедорожника съехали с трассы на поле и покатились прямиком к "унимогам".
     Не обращая внимания на брюзжание зама, Капитан направился к вновь прибывшим. Автомобили уже остановились метрах в десяти от грузовиков. Из "гелендвагена" вылез мужчина, одетый в чёрную форму. На клапане одного из нагрудных карманов разгрузочного жилета красовалась надпись "СБУ". Несмотря на это, к "Службе безпеки" этот человек никакого отношения не имел, просто груз, который ехал в багажнике 75-го, был... довольно специфическим, так что форма и соответствующие документы могли помочь избежать лишних вопросов. Впрочем, нужно сказать, что все эти предосторожности, как и многие другие, оказались лишними.
     "Безопасник" и остановившийся перед ним Капитан некоторое время смотрели друг на друга, а затем обнялись, словно друзья, которые не виделись очень долгое время. Хотя... почему словно? Эти двое знали друг друга уже сотни лет.
     — Давно не виделись, Серый, — на удивление прислушивающегося к их разговору зама, сказано это было по русски.
     — Очень давно, Бессмертный... Или лучше называть тебя брат Орё? — Капитан говорил медленно, тщательно подбирая и выговаривая слова, чувствовалось, что он давно не говорил на этом языке. Впрочем, он и вообще редко произносил что-либо вслух.
     Генрих, а это был именно он, хмыкнул и, покосившись на вслушивающегося зама, ответил уже по немецки:
     — Тогда лучше просто "Генрих", ты всё же не входишь в моё Братство.
     В ответ Капитан просто кивнул.
     — Что-ж, не будем тянуть, — Генрих повернулся ко второму офицеру. — Оберлейтенант Альгамбра, стройте людей.
     Названный лейтенант растерянно посмотрел на Капитана и даже прекратил тасовать свою колоду карт. Однако, тот лишь коротко мотнул головой, подтверждая право "сбушника" командовать.
    
     — Наша цель находится где-то на территории этого леса, — Генрих махнул рукой примерно в нужную сторону. — Это поляна, в центре которой растёт одинокое дерево. Наша задача состоит в том, чтобы добраться до неё, забрать одну вещь, оставить там кое-что и вернуться. Вам сейчас кажется, что это слишком просто для солдат вашего уровня, но я уверяю вас, что живыми вернутся не многие. Нашим врагом будет сам этот лес, Лес Айннаше, Седьмой Мёртвый Апостол. Ядовитые испарения на вас не действуют, поэтому основной урозой будут хищные деревья. Задача упрощается тем, что уничтожать их не требуется. Главное — быстро дойти до поляны и доставить туда груз. Хоть она и перемещается в пределах Леса, я и Капитан Гюнше выведем к ней. Оберлейтенант, — Орё снова обратился к офицеру. — Мне нужны двое для переноски грузов. Остальные пусть начинают готовиться к выходу.
     Альгамбра ткнул пальцем вначале в одного из солдат, затем, чуть подумав, в другого, и они все отправились за Генрихом к 75-му.
     В багажнике обнаружились лишь два громоздких, характерно выглядящих цилиндра в специальной обвязке, позволяющей носить их за спиной.
     Оберлейтенант восхищённо присвистнул.
     — Какой, однако, интересный у вас груз. Майору бы понравилось. Это же 159-е? Последствия будут знатные.
     — Именно, — хищно усмехнулся Орё. — SADM M-159. А последствия... Этот мир уже трясёт, и его стоит тряхнуть ещё сильнее.
     Назначенные солдаты начали прилаживать ранцевые заряды за спину, а Генрих отвёл обоих офицеров к "гелендвагену", из багажника которого он достал три свёртка, один из которых оставил себе, а два других отдал Капитану и Альгамбре.
     — Оберлейтенант, у вас есть своё оружие, поэтому это просто отдам на сохранение. Когда вернётесь, отдадите Майору. Это мой ему подарок.
     Альгамбра, взвесив полученный груз в руке, перекинул его через плечо и подтянул ремень, чтобы тот не мешался на бегу.
     Гюнше тем временем развернул свой свёрток, в котором оказался меч, один из тех, что висели в кабинете Орё в Ульме. Капитан наполовину выдвинул клинок из ножен, обнажив надпись, несколько секунд смотрел на неё, а затем, удовлетворённо хмыкнув, засунул его обратно и привесил ножны к ремню.
     Генрих также уже стоял с мечом на поясе. Казалось бы, зачем этот древний и архаичный образец холодного оружия сегодня в век расцвета оружия огнестрельного, но эти клинки были далеко не обычными, да и Капитан с Генрихом Орё не производили впечатления людей, делающих что-то просто так.
     Ещё минут через десять все бойцы были полностью готовы, снаряжение проверено, и отряд рысью двинулся к лесному массиву.
    

* * *


     (Около шести часов спустя)
    
     Сидящий на заднем сиденье полугрузового микроавтобуса хмурый мужчина в который уже раз покосился на свою соседку. Всю поездку его терзали два вопроса: "Сколько же карри может влезть в эту сравнительно миниатюрную девушку?" и "Как ей не надоедает одно и то же?"
     Когда сводная группа боевиков из разных отделов Церкви собиралась на складе на окраине Пшемысля, она, устроившись на одном из ящиков со снаряжением, ела карри. Когда проводили краткий инструктаж, она сидела в задних рядах и, не прислушиваясь к выступающему, ела карри. Впрочем, сам мужчина тоже не сильно прислушивался к "лекции" — всё, что ему было нужно знать о цели, он знал уже давно и резонно сомневался, что в группу мог попасть кто-то неосведомлённый о ней. Скорее всего, роль сыграло то, что группа была составлена из представителей нескольких конкурирующих друг с другом отделов, а возглавлял получившуюся "взрывную смесь" рыцарь Мальтийского ордена. Он служил когда-то в горной бригаде Тауринензе в звании капитана, и теперь, видимо, действовал так, как привык в армии. Но всё же, возвращаясь к этой странной монахине. Когда они только сели в микроавтобус, она достала небольшой металлический контейнер с карри и набросилась на него, будто не ела неделю, и сейчас, когда они уже подъезжали к месту высадки, она приканчивала уже третий такой судок.
     Его размышления прервал грохот взрыва. Колонна остановилась и церковники повыскакивали наружу. Далеко впереди, где-то над лесом, являющимся их целью, вздымался гриб ядерного взрыва.
     — Похоже, нас опередили, — спокойно произнесла девушка.
     — А возможно и нет, — сейчас, когда они стояли рядом, было видно, насколько священник выше. Он буквально возвышался над монахиней. — Кому как не тебе знать силу Предков Мёртвых Апостолов, Экзекутор.
     — Возможно и нет, — не стала спорить монашка. — Принимать решение о дальнейших действиях всё равно не нам, Искариот.
     — По рации передали приказ продолжать движение, — прервал их разговор водитель.
     Боевики соперничающих, если не сказать враждующих, отделов Церкви вернулись в микроавтобус. Через некоторое время колонна продолжила движение.
     Спустя ещё десять минут они прибыли на точку высадки. В нескольких сотнях метров впереди темнел лес... живой лес... лес-вампир... Седьмой Предок Мёртвых Апостолов... Лес Айннаше.
     А в трёхстах метрах южнее, у самой кромки леса, на траве сидели какие-то военные. Их было немного, меньше десятка.
     — Интересно, кто это? — Задумчиво пробормотала монахиня.
     — Вероятно, это те, кто устроил тот взрыв, — ответил священник. Его начинало теребить неприятное предчувствие. Он знал не так много "организаций", способных атаковать одного из Предков Мёртвых Апостолов, причём атаковать, судя по всему, успешно — аура зла, которая должна была бы буквально окутывать живой хищный лес, практически не ощущалась, словно Лес Айннаше уже был мёртв.
     К одной из этих организаций относился он сам. Другая, если объединившуюся вокруг Принцессы чёрной крови группу Предков можно считать организацией, навряд ли атаковала бы другого Предка, особенно такого, как Айннаше. Часовая башня? Маги могли бы надеяться на успех, собери они подготовленную команду. Но, почему-то, паладина Церкви не отпускала мысль, что произошёл наихудший вариант.
     Задумчиво он посмотрел на спутницу. Та смотрела куда-то в начало колонны. Там, как мог разглядеть священник, возле развёрнутого терминала спутниковой связи стоял их командир и что-то орал в трубку, слов было, конечно, не разобрать, но учитывая, что отголоски его рёва доносились даже сюда... Наконец, он кинул трубку связисту, что-то рявкнул и полез в свою машину, которая почти сразу начала разворачиваться в обратную сторону.
    
     Буквально через пару минут из окошка микроавтобуса высунулся их водитель, священник почти такого же роста как и сам паладин:
     — Поступил приказ. Разворачиваемся и уезжаем — Лес Айннаше уничтожен.
     — Этот приказ касается всех, мистер Рассвет? — Обратилась к соратнику монахиня.
     — Да, — подтвердил тот. — Нарбарек и Тринадцатый отдел, — он перевёл взгляд на внимательно прислушивающегося паладина. — Подтвердили его.
     — Поезжайте, — искариот хмуро мотнул головой. — Я остаюсь.
     — Есть что-то, чего мы не знаем? — Подозрительно покосилась на него монахиня.
     — Просто хочу поговорить с теми людьми, — хищная ухмылка на лице священника мало соответствовала его словам.
     — Хм, — экзекутор на секунду задумалась. — Схожу-ка и я познакомиться. Мистер Рассвет...
     — Я подожду вас. Не беспокойтесь, — Мистер Рассвет завёл двигадель, чтобы съехать с дороги и не мешать остальным.
     — Благодарю, — кивнула монахиня в ответ. — Идёмте, Андерсон, — обратилась она уже к искариоту.
     Тот мрачно посмотрел на неё, но возражать не стал.
     Возле них затормозил автомобиль командира группы. Мальтиец высунул голову в окно и, не особо стесняясь в выражениях, уточнил, слышали ли они приказ, и не считают ли они, что им нужно отдельное приглашение.
     В ответ искариот заявил ему, что поскольку их "экспедиция" закончилась, они больше ему не подчиняются. Судя по всему, в словах священника была большая доля правды, потому что командир скривился, будто съел что-то кислое, сплюнул и приказал всем остальным продолжать движение. Возле них останавливались ещё два микроавтобуса. Один с рядовыми боевиками Тринадцатого отдела, на рукавах пассажиров другого красовались опознавательные знаки Похоронного Бюро. После короткого уточнения, они последовали за остальной колонной.
     Наконец, все проехали, и экзекутор с паладином и водителем остались одни. Не говоря ни слова, Андерсон пошагал к тем военным, монахине ничего не оставалось, как последовать за ним.
     Когда они подошли ближе, им навстречу поднялся одетый в чёрное мужчина. На удивление экзекутора, он выглядел так, будто и не вышел недавно из Леса Айннаше — в отличие от остальных военных, у одного из которых не хватало руки, а одежда остальных была местами прорвана, а сами они были покрыты кровью. Более или менее целыми были ещё двое — высокий, не ниже Андерсона, офицер в длинном плаще и кепи и одетый в камуфляж боевик, вертевший в руках колоду карт.
     Рядом с одним из "камуфлированных" стоял развёрнутый терминал спутниковой связи.
     "Значит это они связались с базой и заставили нас повернуть."
     Почему-то у монахини появилось стойкая уверенность, что эти существа совершенно точно не люди. Большая часть ощущалась как вампиры, но как-то странно. Офицер в плаще был непонятно кем. А вот поднявшийся навстречу был как раз человеком, но явно не обычным.
     Паладин и "чёрный" остановились друг напротив друга. Монахиня стояла чуть позади и левее искариота и рассматривала военного, кажется он был из какой-то местной спецслужбы, хотя она и не была в этом полностью уверена. Вообще, самым примечательным в этом человеке был его взгляд, пронзительный, тяжёлый, казалось, проникающий прямо в душу собеседника, он резко контрастировал с дружелюбным, даже весёлым, выражением лица военного.
     Наконец, тишину прервал голос священника:
     — Значит это всё же твоя работа, Убийца? — Монахине показалось, что она чувствует в голосе Андерсона какое-то удовлетворение.
     — А кто ещё мог такое устроить, Ангельская пыль? — Вопросом на вопрос ответил военный.
     "Ангельская пыль?" — девушка недоумённо посмотрела на искариота. — "Странное прозвище... И что... получается, они знакомы? И "убийца" звучит словно имя..."
     — Зачем тебе плод, Убийца? — Андерсон кивком показал на небольшой контейнер с длинным ремнём для переноски, перекинутый через плечо военного.
     Тот в ответ лишь тихо рассмеялся.
     — Я ведь предлагал тебе работать на меня, Александр. Ты отказался. Так что, не обессудь, это не твоё дело... — священник проскрежетал зубами, но промолчал. — ... И кстати, не представишь мне свою спутницу? Хотя, — он внимательнее посмотрел на монахиню. — Пожалуй, Сиэль Элесия, седьмая из Похоронного Бюро, не нуждается в представлениях.
     — Вы меня знаете? — удивилась экзекутор.
     — Я знаю все фигуры на поле, — пожал плечами военный, хотя Сиэль теперь ещё больше сомневалась в его принадлежности к какой-либо армии. — Просто не со всеми я встречался лично, так что вам повезло.
     — И кто же вы такой?
     — Спросите об этом потом у своего спутника, леди. Не люблю распространяться о себе. И... думаю, что вам пора. Ваш водитель уже заждался.
     Их явно и недвусмысленно прогоняли.
     Андерсон резко развернулся и широкими шагами понёсся к ожидающему их микроавтобусу. Сиэль ничего не оставалось, как последовать за ним.
     — Прощайте, — кивнула она "военному".
     — Не прощайте, леди, а до свидания. Этот мир не столь велик, чтобы мы не смогли больше встретиться.
    
     Они догнали остальных церковников и теперь пылили в конце колонны. Где-то минуту назад им навстречу пронеслись два вертолёта — то ли местные военные расшевелились, то ли те непонятные солдаты во главе с "чёрным" вызвали себе транспорт.
     — Кто он такой? — Наконец, спросила Сиэль. — И почему он выглядит так будто не вышел только что из схватки с лесом Айннаше?
     Искариот мрачно посмотрел на неё и немного торжественно процитировал:
     — И сказал Господь: за то всякому, кто убьет его, отмстится всемеро. И сделал Господь ему знамение, чтобы никто, встретившись с ним, не убил его.
     Сиэль потребовалось некоторое время, чтобы узнать эти строки и понять, что имеет в виду Андерсон. Но зато потом, когда она осознала, о ком говорится в этих строфах, она буквально впала в ступор:
     — Ты хочешь сказать, что это... — она не договорила, но священник закончил за неё.
     — Убийца, самый первый убийца...
    

* * *


     (Мисаки. Особняк Тоно. 23 сентября. В районе двух ночи)
    
     Свет в особняке уже несколько часов был погашен. Несмотря на сегодняшний праздник, по крайней мере наблюдатель решил, что это был праздник, там легли рано. Из тени одного из переулков к забору, окружающему особняк, метнулась тень. Одетый в тёмную одежду молодой японец на несколько секунд задержался возле одного из кирпичных столбов ограды, затем проворно взобрался наверх и спрыгнул внутрь.
     Один из лучших специалистов-воров в местном отделении одной международной преступной организации, он два дня назад получил задание следить за домом и его обитателями, а сегодня ему приказали попробовать проникнуть внутрь. Остальные люди из его группы в настоящий момент наблюдали за особняком с других точек, чтобы немедленно сообщить ему, если заметят что-то.
     Парень тихо пробежал вдоль живой изгороди, укрываясь в тени, затем подбежал к стене особняка и принялся разглядывать окно, через которое намеревался пробраться в дом.
     Внезапно он почуствовал запах сигаретного дыма, а затем у него за спиной кто-то тихо засмеялся.
     Вор резко развернулся. На его лице отразилось явное изумление — уж слишком необычным был застукавший его. Парень начал открывать рот, чтобы что-то сказать, но тут его лицо исказила гримаса неподдельного ужаса, и ночную тишину прорезал дикий крик.
    

* * *


     — Что это было? — Шики подскочил к окну и, сдвинув фрамугу, выглянул наружу.
     — Кто-то кричал? — Зевая, спросила севшая на кровати Арквейд.
     — Не просто кричал, — ответил юноша. — Не хотел бы я увидеть то, что может так испугать человека. Надо пойти проверить, что случилось.
     — Подожди, я с тобой, — Арквейд начала подниматься.
     — Эээ... Оденься только, — Шики, прыгая на одной ноге, надевал брюки.
     — А, хорошо, — кивнула девушка, оглядываясь в поисках своей юбки.
     — Оденешься, подходи, — справившийся со штанами Шики накинул рубашку и высочил за дверь.
     Через несколько минут все обитатели особняка собрались возле торцевой стены южного крыла здания вокруг лежащего тела.
     — Занятно, — Аозаки Токо присела на корточки перед телом. — Кохаку-сан, посветите на его лицо, — обратилась она к служанке. — Да, вот так.
     — Что с ним произошло? — Этот вопрос был одним из тех, что интересовали Акиху Тоно больше всего на данный момент.
     — Я бы сказала, что этот человек умер от очень сильного страха, — задумчиво произнесла волшебница.
     — От страха? — Микия присел рядом со своим работодателем. — Но что здесь могло его настолько напугать?
     — Я, кажется, знаю что, — пробормотала Акиха. — Арквейд-сан, вы не хотите ничего рассказать? — Она повернулась к вампирше.
     — Э, — удивлённо воззрилась на неё девушка. — Я?
     — Акиха, — вступился за подругу Шики, — Это точно не она.
     — Брат, я прекрасно понимаю твои чувства к этой женщине, но не нужно её выгораживать. Кто ещё среди нас мог напугать человека до смерти?
     Токо тихонько хмыкнула под нос, но промолчала.
     — Это совершенно точно не она, я... — юноша запнулся. — Гм, она была со мной всё это время...
     — С тобой? — Голос хозяйки особняка изменился, Шики почувствовал, как по его спине пробежали мурашки.
     — Между прочим, раз уж зашёл разговор об этом, — вклинилась молчавшая до этого Азака. — Вы двое не могли бы потише... эээ... вести себя по ночам? Не забывайте, что теперь в соседних комнатах тоже живут люди.
     — БРА-АТ!!! — Акиха даже забыла о лежащем мертвеце.
    

* * *


     — Арквейд, как ты думаешь, что там произошло? — Спросил Шики у девушки.
     Суматоха уже улеглась. Тело отдали полицейским, которые даже не стали задавать особых вопросов — всё же влияние семьи Тоно было достаточно велико, да и статус наблюдателя за городом тоже давал определённую власть.
     Акиха понемногу отошла от своей вспышки гнева, по крайней мере так можно было судить по её лицу и поведению. Похоже она смирилась с тем, насколько далеко зашли отношения Шики и Арквейд, так что молодые люди вернулись в комнату Шики.
     — Не знаю точно, — Истинный Предок покачала головой. — Хотя у меня есть одна мысль... — девушка замолчала на полуслове.
     — И какая же?
     — Мой замок спрятан очень хорошо, но дорога к нему всё же существует, — начала рассказывать Арквейд. — И чтобы никто не мог пройти по ней, были поставлены стражи. Возможно, когда я покинула замок, они отправились за мной... Но я совсем в этом не уверена, — уточнила она. — Такого никогда не случалось раньше.
     — То есть где-то вокруг могут бродить... Эээ... А кто они и как выглядят?
     Девушка в ответ лишь пожала плечами:
     — Не знаю. Эти духи-стражи были поставлены там ещё тогда, когда я первый раз погрузилась в сон. Их создал мой дедушка.
     — У тебя есть дед? — Удивлению юноши не было предела.
     — Приёмный, — немного грустно улыбнулась Арквейд. — Я его почти не помню.
     Шики промолчал, не зная что сказать, а когда, наконец, подобрал слова, обнаружил, что девушка уже уснула.
     — Спокойной ночи, Арквейд, — тихонько прошептал он.
    

* * *


     Полный пакет оттягивал левую руку. Сегодня с утра Шики и Микию отправили в магазин за продуктами. Немного посовещавшись, молодые люди решили разделиться, и вот теперь, закупив свою часть списка, Шики возвращался домой.
     Людей на улицах было довольно много. Несмотря на охватившую страну панику, связанную с гибелью целых городов, а ведь землетрясения ещё периодически происходили, хоть и не такие сильные как в первый раз, правительство Японии пока справлялось с ситуацией. И хоть школы пока ещё были закрыты, но многие предприятия и фирмы продолжали работать как ни в чём не бывало. Да и восстановление города шло полным ходом.
     Особняк уже показался впереди, когда юношу окликнули:
     — Тоно-сан, нам нужно поговорить.
     Шики обернулся. Рослый европеец с обритой налысо головой и аккуратно стриженной бородкой внимательно смотрел на него. Одет он был в простые тёмно-синие джинсы и ветровку. На плече болталась объёмная сумка.
     — И о чём же? — Подозрительно спросил Шики, быстро осмотревшись по сторонам. — И, кстати, кто вы?
     — Генрих Орё к вашим услугам, — как ни в чём не бывало представился мужчина.
     — Так что вы хотели сказать мне, Орё-сан, — Шики вспомнил, что иностранцы обычно говорят вначале имя, затем фамилию.
     — На самом деле у меня два вопроса, — ухмыльнулся тот. — И оба касаются вашей подруги.
     Шики напрягся, специально оставленная свободной рука скользнула в карман, где лежал нож.
     Это движение не ускользнуло от глаз мужчины, он успокаивающе поднял руки.
     — Не нужно, Тоно-сан, я не собираюсь вредить вам. Наоборот. Вы ведь заказывали для неё документы, верно?
     "Значит это один из тех, к кому обратилась Акиха. Но почему он тогда подошёл именно ко мне?"
     Словно отвечая на незаданный вопрос, мужчина медленно расстегнул сумку и вытащил оттуда небольшой свёрток.
     — Здесь полный пакет документов на имя гражданки Германии Арквейд Брюнстад и подробная легенда. О качестве можете не беспокоиться, все документы подлинные, а легенду могут подтвердить несколько человек в Германии и Японии, их контакты там указаны.
     — Вы серьёзно подходите к делу, — поразился Шики, его посетила мысль, сколько же может стоить подобная работа.
     — Естественно, — снова ухмыльнулся Орё. — Я ведь заинтересован, чтобы Принцесса Истинных Предков не имела проблем с законом вашей страны, да и любой другой тоже.
     — Откуда... — Шики оборвал себя на полуслове и, отступив на пару шагов, снова огляделся вокруг.
     — Скажем так, — Орё явно забавляла эта ситуация. — Я знаю многое и слежу за всем необычным. А когда к моим людям обращаются с просьбой сделать документы для одного из самых могущественных существ на этой планете, я предпочитаю брать такие дела на личный контроль. К тому же, у меня есть собственный интерес в этом.
     — Чего вы хотите? — Хмуро спросил его юноша.
     — За документы? Абсолютно ничего, — покачал головой мужчина. — За эту работу уже заплатила семья Тоно. Мой интерес связан со вторым вопросом. Я ведь правильно понимаю, что Принцесса не избавилась от своей жажды?
     — Вы действительно много знаете, — пробормотал Шики.
     — Значит правильно, — кивнул Орё. — Тогда что вы скажете на то, что у меня есть способ излечить её?
     — Что? — Вскинулся Шики. Его глаза вспыхнули надеждой. — Как?
     — Вы наверняка не слышали об такой сущности, как живой лес, он же Лес Айннаше, лес-вампир. Между прочим, он возник из-за ошибки вашей подруги, но речь не об этом, спросите у неё сами. В недрах этого леса растёт плод, который способен даровать человеку бессмертие, а вашу возлюбленную избавить от её проклятия. Так уж случилось, что Айннаше прекратил своё существование, а этот плод достался мне. Вы спрашивали, чего я хочу? Так вот, за этот плод я прошу от вас услугу. Когда-нибудь в будущем я обращусь к вам с просьбой, и вы её выполните. Ну что, Тоно-сан, вы согласны?
     Колебался юноша недолго, всё же когда на одной чаше весов лежит нормальная жизнь любимой, а на другой эфемерная просьба о какой-то услуге в будущем...
     — Да, я согласен, но вы должны понимать, Орё-сан, что если ваша просьба в будущем будет направлена против близких мне людей, я просто не смогу её выполнить.
     — Не считайте меня за идиота, юноша, — покачал головой Генрих, — я всё это прекрасно понимаю и учитываю. Что же, полагаю, мы пришли к соглашению.
     Он засунул свёрток с документами, который всё ещё держал в руках, назад в сумку и, сняв её с плеча, протянул юноше.
     — Контейнер с плодом внутри. По понятным причинам проводить эксперименты ни у кого не было возможности, так что пусть она съест его целиком, для надёжности.
     — Я прослежу за этим, — кивнул Шики, принимая сумку и вешая её через плечо.
     — Тогда мои дела здесь закончены, Тоно-сан, до свидания, — они пожали друг другу руки. — А, да, — словно спохватившись, продолжил мужчина. — Передайте Акихе-сан мои извинения за ночной инцидент, мои люди, почуствовав мой интерес, перестарались, виновные уже наказаны, и подобное более не повторится.
     — Гм, — Шики был окончательно сбит с толку. — Я передам.
     — Вот и отлично. А теперь поспешите к своей подруге, Тоно-сан, — с этими словами Орё развернулся и быстрым шагом двинулся вниз по улице.
     Шики проводил его взглядом, и затем, поправив ремень сумки, пошёл к особняку.
    
     — Шики-сан, вот и вы вернулись, — как обычно радостно воскликнула Кохаку. — Вы всё купили? А то Микия-сан вернулся уже давно, и я ждала только вас, чтобы начать готовить.
     — Да, Кохаку-сан, вот здесь всё, — юноша показал жизнерадостной служанке пакет. — Давайте я сразу отнесу его на кухню.
     — Конечно, — кивнула девушка. — Идёмте. Кстати, Шики-сан, а что это у вас за сумка? Уходили вы без неё, — с явным любопытством спросила Кохаку.
     — Это... гм... те документы, которые вы с Акихой заказывали для Арквейд.
     — О, отлично, теперь Арквейд-сан станет полноправным членом общества! Надо будет это отметить вечером.
     — Эээ... Кохаку-сан, вы думаете стоит? Ведь только вчера мы отмечали день рождения сестры, — с лёгким сомнением уточнил юноша.
     — Конечно же стоит, Шики-сан, — укоризненно посмотрела на него служанка. — Во-первых, ей это будет приятно, а значит, вы должны всецело поддерживать мою идею, и, во-вторых, — Кохаку понизила голос. — Небольшой праздник позволит ещё чуть-чуть отвлечься остальным, не стоит забывать, что им приходится очень тяжело.
     — Да, вы правы, Кохаку-сан, простите, — покаянно опустил голову Шики. — А вы не знаете, где сейчас Арквейд и Токо-сан?
     — Хм-м-м, — протянула девушка, подперев подбородок пальцем. — Токо-сан и Азака-сан в гостиной, обсуждают что-то, а Арквейд-сан я последний раз видела в саду, она о чём-то разговаривала с Рёги-сан.
     — Спасибо, Кохаку-сан, — за разговором они дошли до кухни, и Шики, поставив пакет на стол, отправился искать Арквейд.
     Впрочем, поисками это даже нельзя было назвать. Когда он подошёл к гостиной, на него налетел белый вихрь.
     — Шики, ты вернулся!
     — Арквейд, я уходил всего на пару часов, — укоризненно покачал головой юноша, чувствуя, что его губы сами собой расплываются в улыбке. Всё же в присутствии Арк оставаться серьёзным было совершенно невозможно.
     — А мне было скучно, — девушка надула губы.
     — Гм... А Кохаку сказала мне, что ты всё это время прекрасно общалась с Рёги.
     — Хе-хе, — Арквейд смущённо поскребла затылок. — Ладно уж, так и быть, я тебя прощаю.
     — За что прощать-то? — Тихонько буркнул под нос Шики, всё же понимать ход мыслей его подруги иногда было совершенно невозможно, и уже вслух продолжил. — Арк, нам с тобой и Токо-сан необходимо срочно поговорить.
     — Хорошо, — протянула девушка, озадаченная внезапной серьёзностью в его голосе.
     — Тогда идём, — Шики взял её за руку и потянул за собой в гостиную.
     Как и сказала Кохаку, Аозаки и её ученица сидели за журнальным столиком и что-то увлечённо обсуждали.
     — Гхм... — привлёк внимание волшебниц юноша.
     — А, Шики-сан, Арквейд-сан, — Токо перевела взгляд на них. — Вы что-то хотели.
     — Да, Токо-сан, у нас к вам серьёзное дело.
     — Интересное начало, — рыжая волшебница привычно полезла за сигаретой, но, вспомнив настоятельную просьбу Акихи не курить в доме, остановилась. — Присаживайтесь и излагайте.
     Решив, что присутствие Азаки ничего не изменит, Шики посадил Арквейд на диванчик рядом с Токо, а сам подтащил к столику один из стульев.
     Усевшись поудобнее, он начал рассказывать.
    
     — Вот значит как, — задумчиво проговорила Аозаки. — Значит Плод Айннаше способен избавить Белую Принцессу от её жажды. Вы знали об этом, Арквейд-сан?
     — Нет, — девушка помотала головой, зачарованно смотря на стоящий на столе контейнер.
     — Я тоже, но это вполне вероятно. К тому же... Шики, — обратилась она к юноше. — Как этот человек выглядел? Хотя, подожди. Высокий, за тридцать, лысый, на лице либо небольшая бородка, либо никакой растительности, давящий взгляд. Правильно?
     — Да, но откуда...
     — Хм... Получается теперь он зовёт себя Генрих Орё... — волшебница словно не услышала вопрос. — Интересно... Что он запросил у тебя взамен? — Она внимательно посмотрела на юношу.
     — Услугу, — хмуро ответил тот. — Когда-нибудь в будущем.
     — Значит это точно он, — удовлетворённо проговорила Аозаки. — Как раз в его духе.
     — А кто он такой, Токо-сан? — Азака включилась в разговор.
     — Никто доподлинно не знает, — волшебница покачала головой. — Известно лишь, что он живёт очень долго. Есть мнение, что он бессмертен. Шики, а ты не смотрел на него? Я имею в виду без очков.
     — Нет.
     — Жаль, было бы интересно узнать, способен ли он вообще умереть.
     — Токо-сан, а что на счёт моего вопроса?
     — Не навредит ли Плод Принцессе? Я почти уверена, что нет. Раз уж Генрих заключил с тобой договор, кстати — он скорее всего знает о твоих глазах — то ему выгоднее не лгать. Почти наверняка он рассчитывает использовать и тебя и Принцессу, а если она не будет подвержена жажде, то точно останется бодрствовать. Ведь так, Арквейд?
     Девушка кивнула в ответ, но сказанное волшебницей её насторожило.
     — Токо, эта услуга будет опасна для Шики?
     — Арквейд, это неважно...
     — Нет это важно, Шики! — Девушка сердито посмотрела на него. — Как ты не понимаешь, если эта услуга приведёт к твоей смерти...
     — Арк, ты же знаешь, что я не люблю все эти "если"! К тому же я учитывал этот риск, и считаю его приемлемым.
     — Зато я так не считаю!
     — Шики, Арквейд, — вмешалась Аозаки. — Сейчас об этом уже бесполезно говорить. Они уже заключили договор, и Генрих в любом случае добъётся его исполнения. А что до услуги, так скорее всего он и сам пока не знает, в чём она будет заключаться. Может ему вообще нужно будет просто вскрыть какой-нибудь сёйф. Он набирает должников про запас, иногда он может даже вообще не прийти за этой услугой.
     — Ты слышала, Арквейд? Так что давай.
     — Но... — девушка было снова начала возражать, но, наткнувшись на непреклонный взгляд Шики, остановилась.
     — Всё будет хорошо, Арк, — подбодрил юноша.
     Он открыл контейнер. Там обнаружился небольшой фрукт, чуть вытянутый, яркого багрового цвета.
     Токо хмыкнула:
     — По описанию похож. Маленький и багровый. Арквейд?
     Истинный Предок медленно взяла Плод в руку, поднесла ко рту и осторожно откусила.
     Остальные внимательно смотрели на жующую девушку.
     — Ну как, Арквейд? — Не удержался Шики.
     Принцесса пожала плечами и, проглотив, ответила:
     — Никакой на вкус.
     Закончив есть, Арквейд замерла, прислушиваясь к себе. Её лицо озарилось радостной улыбкой.
     — Действует! Оно действует! Жажда исчезает!
     Она бросилась на Шики и обняла его, уткнувшись лицом ему в грудь. Юноша почувствовал, как его рубашка начинает промокать — Арквейд плакала от счастья. Он гладил её по голове, чувствуя, что сам счастлив не меньше, чем в тот день, когда она вернулась к нему.
     — Хе-хе. Шики-сан, вы опять довели бедную девушку до слёз? — В гостиную заглянула Кохаку.
     Арквейд оторвалась от Шики и повернула заплаканное лицо к служанке, но Азака успела ответить первой:
     — Всё в порядке, Кохаку-сан. Это она от счастья. Шики, принёс лекарство, избавившее её от жажды крови.
     — О, вот как. Так это же прекрасно! Значит сегодня вечером мы точно устроим праздник! — Воскликнула Кохаку. — Хотя вы могли и сказать мне о лекарстве, Шики-сан, — с небольшой укоризной в голосе продолжила она.
     — Простите, Кохаку-сан, — покаянно ответил юноша, улыбка не сходила с его лица.
     — Ладно уж, — махнула та рукой. — Надо будет приготовить что-нибудь особенное, — произнесла она, уже поворачиваясь.
    

* * *


     Тьма уже несколько часов как окутала Мисаки своим покрывалом, и большинство обитателей особняка семьи Тоно давно легли спать. Хотя Кохаку, всё ещё возившаяся на кухне, была уверена в том, что сегодня в одной из комнат точно уснут очень поздно, и даже разнос, устроенный Акихой брату, после того как она узнала о его договоре, не повлияет на это.
     Она хихикнула, вспомнив замечание юной Кокуто о недостаточной звукоизоляции.
     Впрочем, её планам это нисколько не мешало.
     "Всё же, быть единоличной хозяйкой на кухне — это удобно", — подумалось ей.
     Кроме неё, пожалуй, никто и не знал, где здесь что лежит. Нет, многое можно было легко найти, многое лежало на виду, но вот когда у неё возникла необходимость спрятать кое-что, она могла не опасаться, что кто-то это потом найдёт.
     Она открыла дверцу одного из нижних ящиков, за ней обнаружился небольшой холодильник.
     "Интересно, а о нём вообще, хоть кто-нибудь ещё знает?" — в очередной раз задумалась служанка, отодвинув несколько коробок с полуфабрикатами и достав из-за них положенный туда ранее небольшой запаянный пакет.
     Покачав его в руке и полюбовавшись на его содержимое, Кохаку отложила его в сторону, сдвинула коробки назад и закрыла холодильник.
     Кроме этого у неё оставалось ещё три таких пакета, затем придётся добывать новые.
     Девушка положила достанный пакет в сумку, оглядела кухню, вспоминая, не забыла ли она чего, затем выключила свет и вышла, походя проведя рукой по древку стоящей у входа на кухню метлы. На улицах было неспокойно и взять её с собой было бы неплохо, но увидь её кто ночью с метлой в руках... Кохаку снова захихикала.
     "В этом случае наверняка пойдут слухи о гуляющей по ночам ведьме."
     Перед тем, как выйти из дома, она ещё раз огляделась, поправила кимоно, при этом раздался лёгкий пластмассовый стук, тихо открыла дверь и покинула особняк, направляясь на очередную встречу со своей подопечной.
    
     Девушка прошла уже полдороги, когда метрах в десяти перед ней из тёмного проулка ей навстречу вышел какой-то высокий мужчина.
     Кохаку остановилась, пока не зная, как реагировать.
     — Кохаку-сан, не бойтесь, я просто хочу поговорить с вами.
     — Поговорить? Тёмной ночью, наедине с беззащитной девушкой? Просто поговорить? — Кохаку взмахнула рукой, небольшой предмет незаметно скользнул из рукава кимоно ей в руку. — Это настолько странно, что просто невозможно не бояться.
     Мужчина коротко хохотнул.
     — И всё же, Кохаку-сан, мне пока нужно просто поговорить. Насчёт вашей... подопечной.
     — Хе-хе-хе. Вы очень много знаете, незнакомец.
     — О, я знаю лишь то, что попадает в поле моих интересов, — усмехнулся тот. — Но соглашусь, интересы у меня обширные.
     — И что же вы хотите от меня и моей, как вы выразились, "подопечной"? — Перешла к делу девушка.
     — Всего лишь самую малость. Хочу предложить ей возможность начать новую жизнь, более подходящую для её нового состояния.
     — А вы сможете это устроить?
     — Смею надеяться, что да, — кивнул мужчина. — По крайней мере, она сможет более не прятаться по задворкам и будет жить относительно нормальной, для её состояния конечно, жизнью. Ну и к тому же сможет зарабатывать себе на жизнь — работа для такого существа у меня найдётся.
     — Хе-хе. Это ведь и есть главная причина?
     — Естественно. Но я уже очень давно заметил, что мои подчинённые работают лучше, когда обеспечены всем необходимым для комфортной жизни и чуствуют, что защищены.
     — Ну раз уж вы настолько осведомлены, то почему сами не подошли к ней? Ведь вы навверняка следили за мной и знаете, где она обитает.
     — Знаю, — пожал плечами мужчина. — Но если я приду к ней один, она может испугаться и сбежать, а ловить подобное ей существо слишком хлопотно. А вот вас она знает и доверяет вам, так что... далее объяснять, думаю, не нужно.
     — Хм... А в чём же здесь моя выгода, незнакомец?
     — Выгода? А помощь несчастной девушке и избавление от забот по уходу за ней уже не достаточная причина? Ох ух это молодое поколение... — весело произнёс тот. — Что же, за вашу помощь я предложу равноценную услугу в будущем, подойдёт?
     — Хе-хе. Вполне, — так же весело ответила девушка, направляясь к нему. — Тогда идёмте. И раз уж мы пришли к соглашению, не назовёте ли себя? А то ведь это немного нечестно, вы меня знаете, а я вас нет.
     — И то верно, Кохаку-сан, — согласился мужчина, он подождал, пока служанка дойдёт до него, и пристроился рядом с ней. — Вообще, у меня много имён, но сейчас меня чаще всего зовут Генрих Орё.
     — Так значит вы и есть тот самый Орё-сан, который дал Шики-сану лекарство для Арквейд, — девушка кивнула в подтверждение своим мыслям. — Как я и думала.
     — Вы проницательны, Кохаку-сан. Между прочим, вы ведь неплохой биолог и химик, верно? Что вы думаете по поводу...
     Рослый крепкий мужчина и невысокая молодая девушка шли рядом и беседовали о разном, и лишь ночь была свидетелем их разговора.
    

* * *


     Вся её жизнь разрушилась в тот день. Она шла из школы домой, когда её схватили несколько странных людей и затащили на какой-то склад. Там был тот страшный человек, вампир, он укусил её, выпив её крови, и заставил её пить его кровь. Затем он и его люди... нет не люди — мертвецы — оставили её там, на полу заброшенного склада. Вампир смеялся и говорил, что ему очень хочется посмотреть на этого самозванца, когда он увидит, во что превратилась его подружка. Только позже девушка узнала, что он имел в виду, а тогда ей было просто страшно. Она прекрасно понимала, что теперь она не сможет вернуться к прежней жизни, не сможет снова жить со своими родителями, не сможет ходить в школу, видеться с Шики. Она оставалась на том складе долго, но потом её голод... её жажда начали брать верх, и когда зашло солнце, она вышла на улицу. Она не знала, что бы произошло, не встреть она тогда ту странную девушку в кимоно. Наверное, она бы сорвалась и напала на кого-нибудь, начала охотиться на людей и пить их кровь... Но та девушка, Кохаку, помогла ей, начала заботиться о ней, и Юмидзука Сацуки осталась собой... Нет, она всё также была вампиром, ей пришлось пить кровь — Кохаку приносила ей пакеты с донорской кровью — но она не стала тем безжалостным убийцей, которого желал получить обративший её. Одного пакета крови хватало на несколько дней, а потом Кохаку приносила ещё. Юмидзука спрашивала её, где та берёт кровь, и чем сама Юмидзука может помочь ей, но девушка с улыбкой отмахивалась и говорила, что ей не составляет проблем помочь бедной девочке, а помощь ей пока никакая не требуется. Жила новоиспечённая вампирша на старом складе, не том, где её обратили, а другом, куда её ночью отвела Кохаку. Даже получая кровь, Юмидзука не могла вернуться к нормальной жизни, пребывание под светом солнца причиняло ей сильнейшую боль, и всё равно оставалась возможность того, что она может сорваться и навредить близким ей людям. Она выходила по ночам на улицу, несколько раз подбиралась к своему дому и стояла в тени переулка, со слезами на глазах глядя на окна своей комнаты. Пару раз она приходила к особняку, где жил Шики, и, как она узнала позже, жила и работала Кохаку. Иногда ей приходила в голову мысль как-то встретиться с Шики, открыться ему, ей отчего-то казалось, что он сможет понять её, примет такой, какая она теперь есть. Но она отгоняла эти мысли, боясь... боясь того, что он всё же оттолкнёт её, боясь того, что она сама может причинить ему вред... Так что она общалась лишь с Кохаку да и происходило это лишь раз в несколько дней. В остальное время она спала, бродила по ночному городу, стараясь не уходить далеко от своего убежища, читала газеты и журналы, которые ей приносила Кохаку...
     Когда произошло то страшное землетрясение, Юмидзука перепугалась, не за себя, за Кохаку, которая на несколько дней уехала куда-то со своей хозяйкой, сестрой Шики, за самого Шики, за рыжего раздолбая Арихико, за своих родителей, за знакомых... К счастью, оказалось, что никто из них не пострадал. А через пару дней вернулась и Кохаку, принеся новый пакет крови и рассказав свежие новости, среди которых было и появление невесты Шики. Эта весть шокировала Юмидзуку сильнее землетрясения, но она всё же нашла в себе силы порадоваться за друга.
     "Вот и Кохаку", — услышав, как открылась дверь, вампир поднялась с лежащего прямо на полу склада матраса и направилась ко входу, но почти сразу остановилась. — "Кто это с ней?" — Девушка недоумённо смотрела на высокого мужчину, идущего следом за Кохаку.
     — Сацуки-чан, не пугайся, этот человек может помочь тебе, — быстро произнесла служанка, увидев нерешительность девушки.
     — Помочь? — Не сразу осознала эту фразу Юмидзука. — Но... как? — Её голос наполнился надеждой. — Он может вернуть...
     — Нет, — отрицательно покачал головой мужчина. — Превратить вас обратно в человека не сможет никто, Юмидзука-сан. Но я могу помочь вам адаптироваться к новому состоянию, научить использовать его.
     — Научить... использовать?
     — Именно, — вздохнул мужчина. — Кохаку-сан, не могли бы вы дать нам возможность поговорить наедине?
     — Хе-хе-хе. "Мавр сделал своё дело", да? Что же, я погуляю пока неподалёку. Сацуки-чан, этого человека зовут Генрих Орё, выслушай его, хорошо?
     — Х-хорошо, — вампир судорожно кивнула в подтверждение.
     — Вот и ладненько. Орё-сан, позовите меня, как закончите.
     — Непременно, Кохаку-сан.
     Генрих проводил служанку взглядом и затем повернулся назад к Сацуки:
     — Юмидзука-сан, как я уже говорил, я могу помочь вам жить относительно нормальной жизнью. Взамен, вы обязуетесь работать на меня.
     — Работать? Но кем? Я же обычная школьница.
     Мужчина вздохнул.
     — Юмидзука-сан, не забывайте, кто вы теперь. В жизни Мёртвого Апостола есть и свои плюсы, один из них — вечная жизнь. Так что научиться вы сможете всему, чему захотите, а возможность эту я вам предоставлю.
     — Но зачем это вам?
     — Бессмертный работник очень выгоден бессмертному работодателю, Юмидзука-сан, — усмехнулся Орё. — Знали бы вы как сложно бывает подобрать толковых людей, да и уже через сто лет их опыт не будет идти ни в какое сравнение с опытом бессмертного.
     — То есть вы тоже...
     — Бессмертен, — продолжил за неё Генрих. — Но я не Мёртвый Апостол, моя... особенность имеет другие корни.
     — Понятно, — тихо произнесла девушка. — Значит я работаю на вас, а вы учите меня, как жить будучи вампиром?
     — Можно выразиться и так, — хмыкнул мужчина.
     — Перед тем, как ответить, я бы хотела поговорить с Кохаку.
     — Никаких проблем, — согласно кивнул Орё. — Сейчас я позову её.
     Мужчина развернулся и пошёл ко входу на склад, на какое-то время оставив Сацуки наедине со своими мыслями.
     Когда Кохаку подошла, Юмидзука уже всё решила для себя, но для полной уверенности ей всё же нужен был совет подруги...
     — И что ты решила, Сацуки-чан? — Весёлым голосом спросила девушка.
     — Наверное, я соглашусь, Кохаку-сан, — ответила Сацуки. — Это будет лучше, чем прятаться всю жизнь на старом складе, да и ты не сможешь всю жизнь помогать мне.
     — Ну то, что не смогу, так это ты меня обижаешь, — хихикнула служанка. — Но ты права, я говорила с этим человеком и слышала, что о нём говорят другие, если кто-то и сможет помочь тебе, так это он. Так что, Сацуки-чан, — усмехнулась она. — Пожелаю тебе удачи.
     — Спасибо, Кохаку, мне это важно. Только... наверное, теперь я больше не Юмидзука Сацуки, — вампир грустно улыбнулась. — Надо будет придумать другое имя.
     — Хе-хе. И какое же, Сацуки-чан? Хм... Сац-чан... Саччин... Как тебе?
     — Мама называла меня Сац-чан, — Юмидзука с трудом сдержала слёзы. — Мне нравится Саччин. Пусть будет так. Спасибо, Кохаку.
     — Не за что, Саччин. Мне позвать Орё-сана?
     — Да, пожалуйста...
    

* * *


     "Ну что же, теперь у меня нет зависящего от меня Мёртвого Апостола, но зато есть Мёртвый Апостол, считающая меня подругой, и право на услугу от одного из влиятельнейших существ в мире..." — идущая по тёмной улице девушка тихонько рассмеялась. — "Неплохо получилось, очень неплохо."
    

* * *


     (Где-то в Южной Америке.)
    
     Здесь, за многие тысячи километров от берегов Японии, сидящий за столом в своём кабинете невысокий полный мужчина в круглых очках любовался стоящим перед ним на подставке мечом. Он провёл пальцем по цепочке идущих по клинку рун, которые светились тусклым зеленоватым светом, и радостно засмеялся.
    

* * *


     (Мисаки. Особняк Тоно. Шесть месяцев спустя)
    
     — Девочка! Как и ожидалось, — сообщил врач, он осторожно передал ребёнка лежащей на кровати Шики, сидящий рядом с ней на стуле Микия радостно смотрел на жену и дочку.
     — Уже можно? — Дверь приоткрылась, и в щель просунулась голова неугомонного Истинного Предка.
     — Девушка, — недовольно произнёс доктор. — Когда будет можно зайти, я скажу. Закройте дверь!
     — Ладно, ладно, — Арквейд прикрыла дверь и повернулась к стоящему рядом мужу. — Говорят, что ещё нельзя.
     Шики лишь вздохнул в ответ.
     — Арк, имей же терпение.
     — Но мне же интересно, — надулась девушка.
     — Вот через три месяца сама узнаешь, каково это, когда мешают в такой ситуации.
     Истинный Предок погладила заметно выдающийся живот.
     — Это, конечно, так... Но всё же, всё же, долго они там ещё?
     Юноша покачал головой, всё-таки Арквейд была неисправима.
    
     (конец главы 2)
    
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"