Рапницкий Станислав: другие произведения.

Робот с хоботом 2 или возвращение Хунвейбина

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


Глава 1.

  
   Есть версия, что Хунвейбина пошили на подпольной фабрике игрушек в Китае. Сам он не возражает против этого мнения и нормально относится к своему имени, которое, собственно, и получил благодаря предполагаемому месту рождения. Однако детские воспоминания запечатлели в его голове (или воображении?) подробности другого порядка. Не великую Поднебесную помнил указанный гражданин, а чужую, далекую планету, где жили подобные ему существа, и характер жизни в этом месте несколько отличался от земного.
  
  
  
  
   Если быть кратким, там обитали граждане, сильно озабоченные деликатным вопросом смысла существования. Загадкой представлялся им не сам смысл (с ним всё было предельно ясно), а то, каким образом втиснуть в рамки бытующих представлений собственную жизнь. Там были в ходу законы, отчетливо поддерживаемые населением и оттого чрезвычайно строго исполняемые, там имелись устои и традиции, веками передаваемые из поколения в поколение, от старших младшим. Казалось бы, живи - не хочу, рай для разумного организма! Прямо отлично всё отлажено! Но штука в том, что педантичное следование устоявшимся нормам и прописанным повсюду истинам обязательно вызывает какие-то досадные недоразумения, разночтения и взаимоисключающие мнения. Оттого войны и локальные конфликты на планете не прекращались ни на минуту, о мире граждане рассуждали как о чем-то несбыточном, хотя и необходимом, а друг к дружке относились с подозрительностью и прохладцей, несмотря на внешние проявления гостеприимства, взаимопомощи и поддержки.
  
   Хунвейбин во всем этом принимал непосредственное участие, поскольку выбора у него не было, к тому же ему повезло с интеллектом: у средних людей и запросы средние, а у посредственных - посредственные, так что на судьбу Хунвейбин не жаловался и недовольства по поводу жизни не проявлял. Давали приказ - он выполнял. Давали увольнительную - отдыхал от боев всеми доступными способами, к слову сказать, не отличавшимися большим разнообразием и изысканностью.
  
   Так прошли детские годы. Для тех, кто не знает: планету населяли существа, отчасти похожие на землян, отчасти - на плюшевых медведей. Довольно больших, в человеческий рост. Внутри плюшевой оболочки у них аккуратно располагался синтепон, глаза коренных жителей выглядели как черные пластиковые круги (кому очень повезло - как голубые огромные пуговицы), а изо рта непременно торчал красный язык, вроде бархатного или войлочного. При такой милой наружности господа убивали один другого, ни мало не беспокоясь и объясняя свои поступки высшей волей Того, Кого никто никогда не видел.
  
   В судьбе Хунвейбина однажды и совершенно неожиданно произошел какой-то сбой, и вместо того, чтобы радостно погибнуть под градом пуль противника или под секирой соседа по лестничной площадке, он был захвачен врасплох пришельцем и увезен в направлении спутника Земли (это в Солнечной системе). Дальше следовали разные события, за ними - другие события, и в результате плюшевый воин всё-таки был умерщвлен командиром лунной армии посредством насильственного отделения мягкой головы от тучного туловища. Вот, такая история предшествует другой истории, о которой речь пойдет дальше.
  
  
   - Кто такой?
   Хунвейбин медленно приходил в себя. Сначала показалось, что ослеп, но темноту прорезал несмелый луч, затем всё озарилось светом.
   - Я уже в раю?
   - Ага, наверняка! Если это рай, то есть места и получше!
   В той, прошлой жизни плюшевым медведям другие плюшевые медведи внушали мысли об обязательном и непременном помещении в рай активных борцов за справедливость. После их смерти, естественно. И чем больше убитых и покалеченных граждан на совести бойца, тем круче будущее, с нетерпением ожидающее его где-то там, откуда не возвращаются.
   - Жаль... Я думал, что мой путь окончен, и теперь можно отдохнуть. Все время отдыхать... Целую вечность...
   - Ты и так здесь отдыхал довольно долго. Под таким слоем пыли, что никто бы тебя не нашел, если бы случайно наш рядовой о тебя не споткнулся на маневрах. Анестезия отпускает?
   - Отпускает. Голова немного кружится.
   - Это нормально. Полежи, не вставай.
   - Полежу, раз надо, - над реанимированным стоял господин в белом, с красным крестом на белой же шапочке, - Я где?
   - В Караганде!.. На Луне, само собой!
   - Опять Луна... Когда это кончится?!
   - Может быть, очень скоро, если тебя снова убьют. А ты что, торопишься? Понравилось быть мертвым?
   - Не знаю. Ничего там не было: ни обещанного рая, ни чего-нибудь другого. Вообще ничего. Умер - очнулся, вот и вся эпопея!
   - Не повезло! Наши рассказывают про такой длинный туннель, свет в конце и всякие интересные и привлекательные перспективы. Правда, некоторые тоже разочарованными возвращаются. Даже большинство. Типа, и в нехорошие места можно попасть. Тут не угадаешь. Тебя как зовут?
   - Хунвейбин.
   - Китаец?
   - Нет. Хотя, возможно.
   - Как здесь оказался?
   - Долгая история. По-моему, меня выкрал робот. Ну, такой весь железный с длинной гибкой рукой, вроде хобота. Я сидел в засаде, вижу - блестящая бочка идет прямо на меня. Я стреляю, а ей - хоть бы что. Обхватила меня шлангом и поволокла. Потом мы летели, летели и приземлились на Земле. Там робот взял в плен еще несколько человек и всех отвез на Луну, сюда.
   - Так. На чьей стороне воевал?
   - На своей планете? - Не знаю. За кого сказали, за того и воевал. Мне это все равно. И здесь тоже сказали, что врага нужно уничтожать, я и уничтожал. Кто враг - до сих пор не представляю. А это важно?
   - А как же!
   - Почему?
   - Ну, надо же понять, за нас ты или против?!
   - Хотите - буду за вас. Дадите ружье - стану стрелять, дадите лопату - буду копать. Убьете - умру. Мне всё равно.
   - Нет, так нельзя. Иначе нет смысла.
   - Разве смысл жизни бойца не в том, чтобы он в конце концов погиб?
   - Это само собой. Но сражение-то должно же иметь хоть какую-то цель? Для чего всё это?
   - Ну, и какая у вас цель?
   - Борьба за наши идеалы.
   - Годится.
   - И ты не спросишь, что это за идеалы?
   - Ладно. Что это за идеалы?
   - Мир во всем мире!
   - А, знакомо! За это я уже сражался.
   - Вот не обижайся, Хунвейбин, но тугой ты какой-то! Безынициативный. Какое звание носил?
   - Лейтенант.
   - Как ты до дослужился до лейтенанта?! Просто загадка!
  
  

Глава 2.

  
   Следующим утром рядового Хунвейбина выписали из военного госпиталя и определили в роту 215 М. Возможно, я выдам секретную информацию, но не могу удержаться: в лунной армии существовали только две роты. В одной три человека, в другой - восемь. Причем тут цифра 215 и тем более буква "М" - неясно. Наверное, это должно было обескуражить и удивить противника. Меня, к примеру, удивляет. Должно быть, я и есть противник.
  
   Командный состав представлял собой двоих бывших граждан Земли, с которыми рядовому посчастливилось познакомиться на допросе.
  
   Одного Хунвейбин уже знал по своей прошлой жизни. Генерал Бубликов его как раз убил несколько месяцев назад и оставил лежать на холодном грунте. Не потрудился даже выбросить на помойку, на темную сторону Луны.
  
   Другой генерал оказался незнакомым господином в клетчатой кепке на большой голове и во фраке с эполетами.
  
   - Вы кого ко мне привели? - начал Бубликов, - Откуда его извлекли?
   - Так, нашли, - ответил доктор.
   - А знаете кто это? Предатель и провокатор! Он приказы не выполняет, саботирует мудрое руководство командования!
   - Он сказал, что воевал здесь раньше, что приказы чтит и слепо им следует! Я не стал его опять уничтожать: все-таки лишняя боевая единица и человек полезный...
   - Какой это человек? Погляди на его плюшевую внешность!
   - Да какая разница? Ружье держать может, значит, сгодится. Хотя, это Вам решать, господин генерал.
   - Вот именно! Свободен, иди лечи... кого-нибудь.
   - Есть! - военврач вышел из кабинета.
  
   Бубликов с неприязнью вглядывался в глаза Хунвейбина. Противно, знаете ли, столкнуться с призраком из своего бесславного прошлого.
  
   - Помнишь меня, боец?
   - Помню, Бублик. Как дела?
   - Так я и думал! Опять свалился на мою голову!
   - Дай закурить!
   - У нас не курят. Мы за здоровый образ жизни.
   - Жаль. Зачем мне здоровая жизнь?..
   - Зачем ты здесь вообще, в моей жизни? Вот вопрос!
   - Так получилось. Я не виноват.
   - Что с тобой делать?
   - Если я тебе не нужен, отправь меня на Марс, пожалуйста! Там, если помнишь, живет Герыч. С ним мы уживемся.
   - Герыча убили. Во время второго рейда. Прилетели туда наши новобранцы и давай палить из всех стволов! И хлопнули твоего приятеля!
   - Всех ты, Бубликов, убиваешь! Прежнее руководство лучше было и гуманнее!
   - Какое "прежнее руководство"? - заинтересовался другой генерал, не Бубликов.
   - Никакое! - главнокомандующий с ненавистью смотрел на обоих, - Молчать, Хунвейбин, диверсант! Не разлагай моральный дух непобедимой армии! Не было никогда никакого руководства, кроме меня!
   - Не было, - согласился рядовой, - Ты один тут всем заправляешь. Вот, и Герыча застрелил, а он тебе жизнь спас...
   - А я тебе спас! Помнишь? - Бубликова прямо трясло.
   - И я тебе, - спокойно отвечал рядовой, - Только, по-моему, зря.
   - Ну, зараза! Что ты за зараза! Фигляр! Мальчишка! Расстрелять! Я лично тебя четвертую перед всем личным составом! Как врага и лазутчика!
   - Давай. У тебя это хорошо получится.
  
   Бубликов обратился к своему коллеге:
   - Общее построение! Этого - в тюрьму. Через пятнадцать минут - казнь!
   - Слушаюсь! - генерал отдал честь и вывел Хунвейбина из помещения.
  
  
   Шаги по серому пыльному грунту Луны звучат приглушенно, глухо, будто кто-то вдалеке бьет в барабан.
   - Стой! - скомандовал конвоир, - Давай знакомиться! Я - Мягкоголовый.
   - Хунвейбин, - медведь протянул плюшевую лапу.
   - Что, правда, раньше другое руководство здесь было?
   - Ага, было. Два генерала: Нумизмат и Второй. Нормальные люди, кстати. Никого не казнили. Так, жили себе. Потом нас сюда выкрали. Несколько человек. А Бубликов сперва тихим таким, незаметным, вроде, плаксивым казался. А видишь, как дело повернулось! Дай сигаретку!
   - Нету. Знаешь, я тебе верю. И мне эта свистопляска с оголтелой военщиной уже во где! - офицер провел рукой по горлу, - На Земле тоже не сахар. Там всё деньги, деньги... Тоже население как расходный материал. Тоже все воюют, друг дружку выщемляют и давят... Конечно, везде есть люди хорошие. Но в целом... Хаос какой-то, белиберда...
   - Это да. Но тебе какая разница? Никто об этом не задумывается, живут, как придется.
   - Нормального существования хотелось бы...
   - Зачем? Всё само собой кончается, никто не живет вечно. Ты вечно жить собрался?
   - Не в этом дело. Просто не могу понять, для чего так всё глупо?
   - У нас считают, что погибший в бою попадает в рай. Это всех устраивает. Только врут, конечно. Что это за рай, в котором одни убийцы? На тюрьму больше похоже. Они ведь и в раю друг друга калечить станут, можешь не сомневаться! Бред какой-то, а не идеология!..
   - На Земле тоже про рай слышали. Одни коммунизм строили, думали, что из планеты можно райский уголок выкроить. В итоге убивали людей толпами, а генералы только радовались и один другого боялись. Еще есть мнение, что вид на жительство в занебесном круге достается как раз добросердечным и гуманным гражданам... Я не знаю... Слушай, давай сбежим отсюда? А? Возможно, я ошибаюсь в тебе, может, ты - террорист и обманщик, но мне это по барабану. Что так, что этак. А жить как раньше уже не могу, пусть и генералом. Сбежим?
  
   Хунвейбин, грязный и потертый, с чуть оторванной левой лапой, стоял в чистом поле лицом к лицу с малознакомым человеком и разворачивающейся сомнительной перспективой.
   - Мне казалось, что наконец-то наступит финал, что больше не будет забот, неприятностей, боев, Бубликова... Но тебя жалко отчего-то. Видно, ты здорово устал... Ладно, давай сбежим...
  
  

Глава 3.

  
   - Слушай, может, робота возьмем? Он хороший, хоть и дурак.
   - Какого робота?
   - Ну, такого, с хоботом...
   - Не знаю, о ком ты. Наверное, его тоже уже убили.
   - Досадно.
  
   Летающая тарелка зажужжала и оторвалась от лунной поверхности, подняв клубок плотной белой пыли. Люди внизу забегали, потом послышались выстрелы, но всё дальше и дальше, пока совсем не смолкли за кормой космического блюдца.
  
   - Куда летим?
   - Можно на Марс. Там прохладно, но жить можно. И еда всегда имеется. А почему тебя прозвали Мягкоголовым?
   - Неприятная история, не хочется рассказывать...
   - Не хочешь - не говори.
   - ...Мне голову оторвало на учениях. В общем, я умер. Но наши как-то быстро подсуетились и пришили другую. Вроде твоей, плюшевую. Не по размеру, большая получилась голова. Но отчего-то отторжения у организма не вызвала и прижилась. Теперь все зовут Мягкоголовым.
   - Ясно.
   - Что ясно? Что я тупой как валенок?
   - А я - тупой? Тоже из плюша, сам же сказал!..
   - Да, точно. Извини... На Марс, может, не полетим? Не люблю холод, мерзну...
   - Тогда куда?
   - На Землю.
   - Ты ж не любишь эту планету!
   - Это да. А людей люблю. Нет, всех вместе - ненавижу, козлы они! Но по отдельности - ничего, могут оказаться хорошими.
   - Ну, рули...
  
  
   Компания приземлилась ночью в московском сквере. Сонные деревья шелестели листвой, неподалеку пробегала беспризорная собака. Животное остановилось, потянуло ноздрями сырой воздух и повернуло морду к пришельцам. Глаза пса округлились, он гавкнул, потом завыл, а после принялся улепетывать, поджав хвост.
  
   - Первый контакт состоялся! Нам здесь рады! - заключил Хунвейбин, - Надо спрятать корабль, а то паника поднимется и всё такое.
  
   Мягкоголовый нажал на кнопку брелка управления блюдцем, и плавсредство стало невидимым:
   - Так нормально?
   - Пойдет. Что дальше?
   - Дальше надо как-то жить.
   - А как тут живут?
   - Трудоустраиваются, в магазин за продуктами ходят, детей растят, снимают квартиру, если своей нет...
   - Сложно тут у вас... Детей у нас нет, и это облегчает задачу. Работать я могу, не знаю как ты.
   - Не умею. И не люблю.
   - Каждому - своё... Не возражаю. С квартирой что делать?
   - Денег надо, тогда снимем.
   - Где их дают?
   - Никто здесь ничего не раздает. Большие деньги можно своровать, маленькие - заработать.
   - Нам какие нужны?
   - Так, средние.
   - Половину воруем, половину нам платят за труд?
   - Гм... Не надо воровать. Это нехорошо.
   - Тогда как поступить?
   - На это нет ответа. Каждый решает сам.
   - Забавно. В загадочном мире мы оказались!
  
  
   - Это что за рожи? Вы кто? - господин в очках внимательно изучал посетителей. Рукой прикрыл документы на офисном столе.
   Хунвейбин оглянулся, пытаясь обнаружить обладателей упомянутых рож, и в конце концов понял, что эпитет относился к нему и к Мягкоголовому.
   - Мы не рожи, а космонавты. Прилетели устраиваться на работу.
   - А... Космонавты? Это не наш профиль. Это не к нам.
   - Мы знаем. Вам какая разница? Кто Вам нужен?
   - Бухгалтер. Нет, вам не подходит... Дворник требуется еще...
   - Годится.
   - М-мм... Не знаю...
   - Вас что-то смущает?
   - Не то чтобы... Хотя, пожалуй.
   - Что?
   - У вас есть рекомендации? Где трудились раньше?
   - На Луне. Рекомендаций нет... С собой нет.
   - Вы меня разыгрываете? Скрытая камера?
   - Где?
   - Не знаю где! У вас!
  
   Хунвейбин поглядел на друга:
   - Мягкоголовый, у тебя есть камера?
   - Нет. Когда-то была, сейчас нет.
  
   Медведь снова обратился к офисному мужчине:
   - Видите, камеры нет! Но если нужна - достанем! Нужна?
   - Зачем? В смысле, вы - идиоты?
   - Не обязательно. Вы с какой целью интересуетесь?
   - Так. Идите отсюда! Сейчас охрану вызову!
   - Значит, дворник Вам не нужен?
   - Не нужен!
   - А говорили, что требуется! Когда всё успело так измениться?
   - Пошли вон! Кретины!
  
  
   На улице Хунвейбин выкурил сигарету. Молча. Потом друзья прошлись по какому-то проспекту. Затем свернули во дворы.
   - Мягкоголовый, дружище! Что-то у нас не ладится! Здесь всегда так?
   - Всегда. Не расстраивайся!
   - Тут вообще можно получить работу?
   - Конечно! Большинству это удается!
   - Как?
   - Не надо говорить правду. Надо врать.
   - Почему?
   - Потому что иначе ничего не выйдет.
   - Жизнь становится еще сложнее. Зачем мы здесь?!
   - Тут все задают себе такой вопрос. И почти никто не может на него ответить.
   - Как же так? Что тогда их удерживает в этом бесперспективном месте?
   - Сила притяжения. Это у нас с тобой звездолет есть, и то ворованный. А у них - ничего, кроме надежд.
   - И на что они надеются?
   - Что когда-нибудь всё будет по-другому и лучше. По крайней мере, в их судьбе.
   - И что, бывает?
   - Редко. Обычно ничего не меняется.
   - Откуда тогда надежда?
   - Ну, это воспитывается с детства. Типа, если будешь хорошо учиться, станешь рядовым работником со средней зарплатой. Будешь слушаться маму - получишь конфетку. Будешь заниматься спортом - дольше протянешь на канцерогенах и выхлопных газах. Будешь работать за двоих - получишь повышение. Возьмешь кредит - избавишься от забот.
   - И что, действительно так бывает?
   - Да нет, конечно. Кроме конфетки от мамы.
   - Значит, врут?
   - Врут.
   - Как-то я растерялся. Все врут, и все верят в эти враки! Почему?
   - Потому что нет выбора. Так всё устроено.
   - Ладно. Ты, как местный, скажи, что нам делать?
   - Для начала надо поесть и найти ночлег. Там посмотрим.
   - В блюдце переночуем! А с едой надо решать, согласен!
  
   Граждане инопланетяне отыскали мелкий магазинчик, а Мягкоголовый отыскал в кармане завалявшуюся мелочь. В результате был куплен батон белого нарезного. В качестве ужина в экстремальных условиях вполне сносно.
  
  
   Утро еще только начало чуть-чуть подсвечивать небо, когда в кустарнике что-то лязгнуло, потом еще раз, потом раздался глухой удар, будто что-то крупное упало на сырую и пыльную московскую траву. Сторож Петров присел. Сторож Петров потянул воздух ноздрями. Медленно и подозрительно огляделся, прищурив недоверчивые глаза. В конце концов, он профессионал! От него еще никто не уходил! Не то, что от сменщика! Нет, это только кажется, что бывают случайные и незначительные профессии! Это заблуждение невежественных людей! Значительность и незначительность зависят от исполняющего обязанности, а сегодня важные обязанности исполнял САМ сторож Петров!
  
   Мужчина еще в детстве догадывался: он не такой как все! А гораздо лучше! И загадочнее! Он всегда знал: за ним следят! Его испытывают. Его к чему-то готовят! Всё в его жизни подчинено строгому распорядку, всё происходит вовремя. Когда другие дети дочитывали "Му-му", Коле Петрову кто-то подкинул книгу, на обложке которой значилось то же название, но внутри помещалась совсем другая история. Про разведчиков. И Коля понимал, что это не зря, что так надо. В итоге на уроке литературы он получил двойку, а когда учительница обнаружила чудо-книжку в неправильной обложке, то получил и запись в дневник. Позже выяснится, что это библиотекарша, переплетая книги, всё перепутала, но школьник Петров придерживался другой точки зрения. Ему было ясно, что работница районной библиотеки заодно с теми, кто взял на себя трудную работу подготовки суперагента и мегашпиона. И стал чаще заглядывать в книгохранилище. И молча, почти незаметно кивал работнице, которая из конспирации показательно надменно относилась к мальчику. И подолгу не выдавала ему требуемые книги. Коля знал: испытывает. И ждал. И получал книгу за книгой. И научился составлять по опечаткам в тексте секретные письма. Естественно, все они адресовались умному юноше. Как же иначе!
  
   В этих посланиях сообщалось, что ребенок обязан прийти на угол Балтийской и Ленинградского к девяти вечера, или что ему необходимо записаться в кружок бальных танцев. И он послушно приходил в нужное место к назначенному времени, простаивал там час и уходил. И записывался в указанный кружок и усердно занимался, заодно делая втайне записи о привычках других увлеченных танцами детей. Были сообщения, отправлявшие мальчика в секцию хоккея, потом неожиданно - на оригами. В итоге Коля перечитал тонны книг, даже очень взрослых, в совершенстве постиг грамматику и орфографию родного языка, стал спортивным и наблюдательным. Потому что когда-нибудь ему прикажут покинуть уютную бабушкину квартиру и присоединиться к лучшей разведке мира, где нет места разгильдяям и безобразникам.
  
   Когда Коля подрос, то поступил в институт, рекламный проспект которого нашел в почтовом ящике. Кто-то намекал, что Петрову требуется именно это образование. Для отвода глаз соседям поступили точно такие же депеши. Но Петров улавливал суть акции. И не подвел. По окончании ВУЗа молодой человек, в отличие от сокурсников с мажорскими замашками, не претендовал на среднюю должность в затрапезном банке или сомнительной компании. Его снова направляли, его продолжали готовить. И сориентировали в охрану одного московского сквера. Работа - сутки через трое. Нищенская зарплата. Мешковатая одежда. Ленивые коллеги и холеричное начальство. Но через это надо пройти! Так решили где-то там, в секретном центре. И вот, в одну из ночей, под самое утро, когда большинство граждан и работников охраны спят детским наивным сном, сторож Петров почувствовал, что время пришло!
  
   Тренированное ухо четко уловило направление, но требовалось установить, нет ли дополнительных условий, нет ли посторонних рядом, нет ли где врага из нехорошей, конкурирующей секретной службы. Через секунду охранник приступил к проникновению в кустарник. Беззвучно, как кот, отклоняя назойливые ветки, он просочился за зеленую изгородь декоративных растений и оказался на травяной полянке, посреди которой возвышалось полупрозрачное чудо - блюдце размером с большой грузовик с открытым в полу люком, откуда, по-видимому, выпрыгнул человек в оранжевом костюме. Загадочный мужчина мочился прямо под агрегатом, на незабудки и хилые маргаритки.
  
   Не смущаясь трогательностью ситуации, Петров начал с пароля, вычисленного вчера из местной газеты всё по тем же опечаткам:
   - Прохладно на Луне?
   И к великой радости услышал точный отзыв:
   - Когда как. На Марсе холоднее.
  
   Хунвейбин, по простоте душевной не оценивший серьезности случая, окончил утренний ритуал приветствия миру и поглядел на вновь прибывшего.
   - Мягкоголовый, вставай! Нас обнаружили!
  
   Только теперь сторож Петров увидел лицо агента. Это было лицо... морда... плюшевого медведя.
  

Глава 4.

  
   - Эй, просыпайся, просыпайся! Мягкоголовый, у нас нет нашатыря? Надо бы ему дать понюхать!
   - Нашатыря нет... Возьми мою портянку! - генерал снял ботинок и размотал кусок серой тряпки с ноги.
   Средство возымело действие, и нежданный гость резко дернулся, конвульсивно хватая воздух ртом. Это означало, что не всё потеряно. Что будет жить. По крайней мере, ближайшие пять минут.
  
   - Ты кто? - Хунвейбин старался говорить по возможности мягко, хотя хриплый голос трудно сделать мягким.
   - Петров... Агент...
   - Страховой?
   - Нет просто агент... разведки. Вашей.
   - М-мм... Вон оно что... Ты, дружище здорово головой треснулся. Так мне кажется.
   - Простите... Это пройдет. Это ведь ничего? Да?
   - Надеюсь. Но некоторым не идет на пользу.
   - Я понимаю. Оплошал в ответственный момент... Но больше не подведу! Вы же знаете!
  
   Лейтенант посмотрел на Мягкоголового:
   - Мы знаем?
   - Не уверен.
   - Видишь, брат, мы не уверены.
   - Поверьте! Правда, не подведу!
   - Ладно, раз ты настаиваешь... Будем знакомы: я - Хунвейбин, это - генерал Мягкоголовый. Он тут старший. А ты?
   - Я - Петров. Николай. Вы должны знать...
   - Должны - значит, знаем. Только не расстраивайся. Затылок не болит?
   - Нет.
   - Ну и хорошо. Что дальше?
   - Я думал, вы скажете, что дальше...
   - Угу... Вот как... А что, и скажем! Требуется завтрак на две... на три персоны. Обеспечишь?
   - Через секунду!
   - Выполнять!
  
   Коля вскочил на ноги и убежал в направлении, ему одному известном, раздирая кустарник как лось во время гона.
  
   - Что думаешь? Что за явление?
   Мягкоголовый почесал затылок:
   - Должно быть, местный сумасшедший. Но парень хороший. Жалко его...
   - Тут жалостью не поможешь. По-моему, ему клиника нужна.
   - Раз на свободе, значит, в клинику не берут. Запущенный случай.
   - И как быть?
   - Ему забота требуется и уход. Может, возьмем под свое крыло?
   - Этот прицеп? Самим жрать нечего!.. Но если ты настаиваешь... Не знаю...
  
   Затрещали кусты и на поляну влетел Николай с целлофановыми пакетами в обеих руках:
   - Вот! Тут чипсы, лимонад, шоколад, сушеный кальмар, булка, две котлеты... В общем, что было в ларьке! Шаурму брать не стал: не доверяю...
   - Молодец! Благодарим за службу! И бдительность!
   - Служу... как называется наша служба?
   Космонавты переглянулись.
   - Антилунная коалиция! - нашелся Хунвейбин.
   - Служу антилунной коалиции! - без запинки выкрикнул сторож.
   - Тише ты!
   - Есть тише! - шепотом рапортовал Петров, - Угощайтесь!
   - И ты с нами!
   - Есть с нами!
   - Ну что ты заладил "есть" да "есть"? Голодный что ли?
   - Не очень...
   - Общайся как люди!
   - Есть!.. То есть, хорошо!
   - Вот и договорились. На тебе котлету!
  
   Коалиция расположилась в квартире Петрова. Он отчего-то стал называть ее "базой". Кому что нравится. Некоторые ведь дают человеческие имена и ласковые прозвища своим автомобилям? Отчего не назвать двухкомнатную квартиру базой? Не овощной, конечно. Хотя, это тоже дело вкуса.
  
   Коля помог Хунвейбину устроиться на службу в сквере. Конечно, возникли проблемы, но вполне преодолимые. Во-первых, поработали над имиджем лейтенанта. Чтобы плюшевые уши не вызывали нежелательного удивления, приобрели рыжий парик и нахлобучили на голову послушного китайца. На нос водрузили темные солнцезащитные очки, вышедшие из моды в семидесятых. Ну, и нарядили, как могли. Короче, собеседование при трудоустройстве прошло как по маслу, учитывая, что в охранную фирму обращаются и не такие чудики.
  
   Мягкоголовый просиживал дома сутки напролет, кашеваря по вдохновению и замусоривая квартиру фантиками от карамелек. Любил он конфеты! Хлеба не дай, а карамель вынь да положь! Так уж устроен человек! Иногда мелочь какая-нибудь определяет всё его бытие.
  
   Немного позже, когда выяснилось, что секретной коалиции не хватает фондов для развития и просто для существования, генерал втайне от товарищей принялся раз в неделю вылетать на космическом крейсере в другие страны. Там люди жили не так бедно. И товары там стоили не так дорого. Генерал беспошлинно ввозил изделия буржуйской промышленности в Москву, удачно реализовывал их оптом на вещевом рынке и таким образом поправлял благосостояние антилунной агентуры.
  
   Сторож Петров научился у Хунвейбина клеить бумажные муляжи стратегических ракет в масштабе 1:1000. Усвоил основные сведения относительно жизни на Луне, бытующего там политического строя и настроений населения. В общем, времени даром не терял. А когда плюшевый друг упомянул о некоем роботе с хоботом, то с радостью сообщил, что такой андроид у Петрова как раз имеется. В кладовке.
  
   Дело было так. Примерно полгода назад Николай стал свидетелем странного происшествия. Возвращаясь со смены домой и проходя одним тесным двором, он наткнулся на группу враждебно настроенных лиц, которые без сомнений и стеснения вязали руки и ноги местному участковому милиционеру. Оценив ситуацию, храбрый и спортивный сторож ринулся на защиту представителя органов, обеспечивающих, в свою очередь, защиту населения. И был нокаутирован в первую секунду начавшегося было раунда. Очнувшись, он обнаружил, что ему тоже кто-то перевязывает руки грубой бечевкой. Беспомощно глядя вокруг, Петров обнаружил среди правонарушителей здоровенную железную бочку с длинной железной же рукой, которая отчего-то не принимала участия в безобразии и, по-видимому, выражала крайнее недовольство происходящим посредством коротких звуковых сигналов, выдающих нотки разочарования и грусти. Почему неизвестно, но Коля отнесся к машине, как живому существу и обратился к ней с просьбой о снисхождении и помиловании:
   - Эй, братуха! Выручай! Видишь, что творится?
  
   Видимо, это тронуло струны стальной души агрегата, поскольку бочка растолкала безобразников, схватила хоботом Николая и побежала с ним в обнимку по дворам и тротуарам, на ходу освобождая руки невинной жертвы. Люди сторонились, оборачивались, расступались, но в чужие дела не лезли. В общем, вели себя как обычно.
  
   По дороге Петров принялся даже подсказывать, куда именно нужно бежать, и робот доставил его почти до квартиры. Не дойдя двух этажей по лестнице, машина уныло щелкнула и отключилась. Видимо, заряд батарей подошел к концу. Не без помощи соседей Коля перенес стальную болванку в свои апартаменты и поместил в кладовку. На всякий случай. Вдруг пригодится. И оказался прав.
  
   Эту историю сторож рассказал Хунвейбину, который так обрадовался услышанному, что бесцеремонно сгреб приятеля в охапку и обнял плюшевыми конечностями.
  
  
   Дома господа пришельцы принялись реанимировать холодный железный организм старого друга. Во-первых, Петров узнал, что робот прекрасно справляется сам с зарядкой аккумуляторов, высасывая электричество из розеток беспроводным способом. Во-вторых выяснилось, что для этого робот сам должен захотеть пополнить недостающие запасы живительной энергии. А для того, чтобы он хоть чего-нибудь захотел, машина должна быть включена, то есть, иметь маломальский заряд. Короче, это всё технические сложности. Мягкоголовый быстренько сбегал на улицу и вернулся с обыкновенной пальчиковой батарейкой. Поводив немного ею возле стальной бочки, он добился того, что робот пару раз щелкнул, опустошая предложенную емкость, а после весело загудел, откачивая ток из всех доступных источников в квартире, не гнушаясь, впрочем, и соседским дармовым электричеством.
  
   Петров понял, что с этой счастливой минуты подрывная бригада антилунной коалиции собрана в полном составе. И что теперь пойдет уже совсем другая жизнь.
  
   И новая жизнь началась. Со звонка в дверь ранним утром.
  
   Петров не помнит, как он поднимался с постели, как пытался попасть ступнями в тапочки, как в одном шлепанце брел к двери и как ее открывал. Но когда открыл, сразу проснулся.
  
   - Доброе утро, негодяи! - незнакомец шагнул через порог, оттолкнув сторожа Колю, и проследовал в темные глубины малогабаритки, - Подъем! Встаем, встаем! Руки за голову!
  
   Вслед за ним вошли еще люди.
  
   - Вот оно, гнездо заговора! - незнакомец включил свет и артистично развел руками, - Здрасьте пожалуйста! Не ждали?
   - Признаюсь, не ждали... - Хунвейбин протирал глаза, - Вы кто?
   - Лунатики в пальто! Ручки поднимаем! Сопротивление бесполезно.
   - Серьезно? - Мягкоголовый отчего-то криво улыбался. Как-то не очень приветливо.
   Не спеша подошел к двери кладовой и стукнул в нее кулаком:
   - Робот, нас обижают. Заступись, плиз!
  
   Из коморки вышел робот. Без суеты. Гости сразу погрустнели. Главный почесался. Махнул рукой прочим, мол, уходим. И все ушли.
  
   - Явка провалена, - подвел итог Хунвейбин и почесал плюшевое ухо, - Надо менять место дислокации!
   Петров молча отправился собирать вещи.
  
   - Куда теперь? - поинтересовался Мягкоголовый.
   - Мы не тревожили противника, и он не тревожил нас. Но ситуация изменилась. Враг нанес первый удар. Нам следует на него ответить... По-моему, - лейтенант извлек из шерсти перья, предательски вылезшие из подушки ночью и угнездившиеся в теплой голове медведя.
   - Как скажешь. Удар, так удар. Робот, не возражаешь?
  
   Железяка завертела головой и щелкнула, как щелкнул бы языком человек, пренебрегающий опасностью и желающий об этом заявить.
   - Ну вот и хорошо! Значит, вылетаем через полчаса.
  
  

Глава 5.

  
  
   Кто не знает, расскажу: обратная сторона Луны представляет собой помойку. Туда всякий мусор стаскивают в надежде на будущую утилизацию. А может, и без всякой надежды. Вот, вокруг Москвы тоже помойки, и ничего. Никто не утилизирует. Так, снежком накроет, и ладно. Возможно, поколения, получившие в подарок оставленное нами, и задумаются над этой проблемой, но не мы. Нам не до того. У нас дела.
  
   Космическое блюдце приземлилось между старым холодильником и ворохом армейских кирзовых сапог. На разведку отправился Петров, сам вызвавшийся на задание, аргументируя мнение большим опытом наблюдательно-розыскного характера.
  
   Прочие астронавты принялись за обед. Так надо.
  
   Робот просто гулял, пиная мелкие камешки. И загадочно глядя в черное пространство открытого космоса, будто ожидая чего-то. Будто давно уже ждет, и не перестает надеяться.
  
   Вечером, конечно, по земным понятиям, поскольку для обратной стороны Луны что день, что ночь - одно и то же: тьма и мороз, итак, вечером сторож Петров вернулся. Грустный. Выяснилось, что никого в лагере лунного войска нет. Вообще никого. Куда-то все подевались.
   - Может, тоже дислокацию поменяли? - предположил разведчик.
   - Едва ли, - Мягкоголовый не на шутку задумался, - Им здесь самое место. Лучше не бывает! Сюда мало кто залетает: зачем? И к Земле близко. Нет, они проводят операцию. Военную. И, судя по тому, что отсутствуют все, операция серьезная. Скорее всего, на нашей синей планете. Я так думаю. Только ради нас они все силы поднимать не стали бы. Тут что-то масштабное намечается.
  
   Хунвейбин подошел к роботу:
   - Дружище, ты можешь радио какое-нибудь поймать? Новости?
   Тот свистнул, щелкнул и огласил окрестности первой пойманной частотой.
  
   И всё стало ясно.
  
   Оказалось, господа лунные террористы наладили кустарное производство стратегических ракет на уране, добывая топливо на одноименной планете. И сегодня атаковали земную цивилизацию, намеренно выбрав в качестве мишеней ведущие товарно-сырьевые биржи и банки. Остальное довершили сами земляне, оказавшись в условиях хаоса и неразберихи удачно выстроенной и сбалансированной экономической системы. Лишившись электричества, топлива, в обстановке пробуксовки финансовых потоков, граждане принялись уничтожать и без того разрушающееся: по местам вспыхнули войны, мародерство, беспорядки, перевороты, как-то сами собой были запущены предусмотрительно заготовленные атомные бомбы, летящие куда попало, без всякой цели... В общем, мир, как мы его знали, подошел к своему завершению, а генерал Бубликов открыл новую страницу истории, умело и вовремя появляясь в разных частях Земли и налаживая порядок посредством оружия, когда стихийные бедствия, вызванные атомной бомбардировкой более-менее прекратились.
  
   Собственно, мест приличного проживания на планете осталось немного, и управлять ими было уже несложно.
  
   Проблемный период занял не более месяца. В течение этого времени сторож Петров, Хунвейбин, Мягкоголовый и робот отсиживались на Луне, хорошо понимая, что ничего полезного они для родной Земли сделать не могут. Был изготовлен спутник и запущен на ближайшую орбиту пострадавшей планеты, и он непрерывно транслировал происходящее на экран телевизора, найденного на лунной помойке и починенного.
  
   Бубликов умело организовал сельское хозяйство и всякое производство, обеспечивая необходимым работников, как это было принято в его армии, без посредничества денежных знаков. Нежелающих участвовать в его задумках он умело вычислял и уничтожал, благодаря единой для всех системе поголовного татуирования. Татуировки содержали главный символ - изображение бублика, а также штрих-код, считываемый любым регламентированным устройством, сообщающий идентификационные данные о человеке, месте проживания, должности и прочем. И если у тебя не было этого знака различия, то жить оказывалось незачем, да и нечем. Мало кто отказывался от прогрессивной системы, но были и такие. Они скрывались, кто где мог, выживали, как получится, и продолжали питать надежду. Жизнь восстанавливалась, и довольно быстро. Генерал, как умелый руководитель, пользовался всеобщим уважением и почитанием. Символу бублика покланялись повсеместно, в определенное время суток, чтобы не отвлекать граждан от процесса производства.
  
   Так прошел год.
  
   Лунные изгои помогали измотанным землянам, чем могли, поставляя гуманитарную помощь в виде сельскохозяйственных культур и готовой пищи в очаги повстанцев на Земле и принимая в свое лунное сообщество любого желающего.
  
   Планета стала совсем другой. Всем всего хватало. Почти все были довольны. Прошедшая война, без сомнения, не оздоровила окружающей среды, и всякие отравления, интоксикации, повальные внезапные ожоги по местностям мало кого смущали. Человечество болело, но упорно боролось за существование, упорно разрасталось, упорно прославляло жизнь и своего великого руководителя.
  
   В определенном смысле, это было неплохо. По крайней мере, не хуже, чем до этого. Возможно, даже в чем-то лучше. Думаю, многие из нас втайне хотели бы оказаться в новом мире, построенном генералом Бубликовым. По-моему, в общем-то, всё к этому и идет.
  
  

Глава 6.

  
   Робот продолжал бездельничать и прохаживаться по лунной пыли. И пинал ногами камешки. И поглядывал в черное, но звездное небо.
  
   Однажды утром, не предупредив никого, сторож Петров оседлал космический челнок и устремился к горемычной Земле. Горемычной, естественно, с точки зрения самого Петрова. Земляне просто не имели выбора, а потому не знали и горя. По крайней мере, на всей планете наступил долгожданный мир. Войн не могло быть вообще. Ни даже военных конфликтов. Впервые за многие-многие века Земля вздохнула спокойно. Она болела, как болели живущие на ней, менялась, пыталась приспособиться, но главное - оставалась живой.
  
   Петров припарковал челнок в пригороде. И пешком проследовал в раскинувшийся перед ним мегаполис. И сделал большую глупость. Поскольку ничего другого не умел.
  
   Он украл чей-то мобильный телефон. Попросту залез в карман и присвоил себе чужое имущество. Иногда такой способ представляется наиболее простым. Мне так не кажется.
  
   После удачно проведенной операции космонавт забился в какой-то угол и принялся рассылать сообщения на разные номера. Текст сообщений был немудреным и содержал, в основном, информацию обличительного характера. Мол, Бубликов - не народный герой, а последнее чмо и террорист. И что нужно задуматься, стоит ли жить так, как желает Бубликов, или все-таки пора стряхнуть ярмо эксплуататора и обманщика?
  
   Петрова запеленговали и арестовали на третий день. А после уничтожили. В определенном смысле, он погиб как герой.
  
   Раздосадованное Правительство Земли предприняло попытку отыскать всех, кто не пожелал присоединиться к более-менее счастливому будущему планеты, и хорошо обученные солдаты выжигали "гнезда бунтовщиков", не обращая внимания на то, что бунтовщики представляли собой небольшие сообщества довольно мирных людей, не помышлявших о разных восстаниях и свержениях.
  
  
  
  
   Случилось, что отчего-то, возможно, потому что земля оставалась зараженной, урожай сельскохозяйственных культур в этом году не дал ожидаемых результатов, и повсеместно распространился голод, а вслед за ним и недовольство. Бубликов умело расправился с теми, кому было поручено ответственное задание кормить народ, но делу это не помогло. Теряя власть и контроль над происходящим, генерал принял решение проредить население и с этой целью подготовил множество бомб и всяких прочих хитрых приспособлений.
  
  

Глава 7.

  
   - Пора! - подвел итог робот, - Все - на борт!
   Он, как обычно, без лишних разговоров, погрузил в фургон Хунвейбина и Мягкоголового. И нажал на педаль газа.
  
   Команда подоспела вовремя к последнему оплоту сопротивления. После артобстрела солдаты принялись "зачищать" порученную им территорию. Еще немного и мир безраздельно будет принадлежать Бубликову. С неба спустился летающий фургон, робот под градом пуль собрал всех оставшихся в живых сопротивленцев и поднял в воздух.
  
   В это время Бубликов нажал на кнопку запуска стратегических ракет. И, как всегда, что-то пошло не так. На Земле не осталось жизни. Ни солдат, ни инженеров, ни даже тараканов, ни самого Бубликова.
  
   История синей планеты подошла к логическому завершению.
  
  
   - Робот, я и не предполагал, что ты можешь говорить. Почему понадобилось скрывать это обстоятельство так долго?
   Робот присвистнул и что-то протрещал, в общем, ответил обычным набором ничего не значащих звуков.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Ч.Маар "Его сладкая кровь"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"