Рашевский Михаил Владимирович: другие произведения.

My visit @ Frisomat Belgium

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Впечатлениея о поездке в Бельгию


My visit @ Frisomat Belgium

  
   Среда, 26 января
  
   Итак, впервые за рубежом.
   Я не знаю, каких нервов и усилий стоила подготовка этой вот моей поездки в Бельгию генеральному директору украинского представительства фирмы Frisomat Володе Каневскому и боссу фирмы самому Филиппу Соммерсу, но мне подготовка практически не стоила никаких усилий. Наверное, потому, что я не хотел этой поездки. Парадоксально звучит? Но это факт.
   Почему так?
   Во-первых, я не хотел барахтаться, вылезать из себя и во что бы то ни стало добиваться того, чтобы эта поездка осуществилась. Отчасти это объясняется тем, что совсем не хотелось, чтобы моё возможное рвение ассоциировалось с поездкой за границу, а не по делам компании. То есть не хотелось пересудов о том, что Михаил Рашевский рвётся за рубеж именно на Брюссель посмотреть, а не решить для себя многочисленные инженерные вопросы. Я визуально давал понять, что поездка в Бельгию для меня - явление обыденное. Ой, мол, подумаешь, Европа, да задолбала она, что в ней ловить? Я лучше, мол, очередное коммерческое предложение рассчитаю.
   Отчасти это нежелание объяснялось также ужасным знанием английского языка. Уж сколько раз говорил я себе "Учи English!" Но в жизни столько увлекательнейших занятий, что иностранный отодвигался на эннадцатое место. Не помогали ни тормошения жены, ни висевшее надо мной данное Филиппу обещание "Ес, ай эм стади Инглиш". Ага. Щаз. Успокаивал себя сначала тем, что времени - вагон, и успеется ещё сто раз выучить тарабарщину иностранную. Потом, когда времени становилось всё меньше и меньше и - опять же - становилось ясно, что ничего не успею, появилась отговорка, которой себя успокаивал, что, мол, я и так хорошо понимаю английский. Ну а если раньше когда-то хорошо и разговаривал, то теперь как два пальца об асфальт всё вспомнить снова. Только вот чего я не учёл, так это то, что некоторые люди (99% из...) разговаривают лучше и быстрее меня; что мало понимать, нужно ещё и уметь свою мысль выражать; что общаться я буду не с коренными англичанами, а с такими же самоучками, как и я и если скажу "yes", то для них может прозвучать всё что угодно, но только не "yes". В общем, я много чего понимал в этом вопросе, и потому не торопился в Бельгию. Чтобы не опозориться самому, да и других не подставить. Даже придумал фразу (ой, долго составлял эту фразу для отговорки, буквально по словам со словарём) о том, что я всё (!) понимаю (!!) и умею слушать (!!!). И, мол, дайте мне пару дней (!!!!) практики - и я заговорю так же, как вы (5-!). Наивный? Не то слово!
   В третьих, почему я не хотел ехать за рубеж - из-за моей жены. В принципе, это можно вообще поставить на первое место. Ну люблю я её, что поделаешь! ОЧЕНЬ люблю! И расставание даже на два дня больно бьёт по сердцу. А на десять?! Да пошли они, эти Бельгии вкупе с Фризоматами, если аж на десять дней врозь. При расставании, если подумать, я не её уговаривал, что, мол, не волнуйся, это всего лишь десять дней - на самом деле уговаривал самого себя. Как смогу так долго продержаться? Не знаю. Наташка, жена моя, я тебя ЛЮБЛЮ!
   Приплюсуйте к минусам ещё откровенное смущение "совдепии" перед "европами" и отсутствие достаточного количества личных наличных денег (40 евро) (а от украинского представительства на руки мне не дали ничего) - и получится картинка аховая. Тип, который практически при стопроцентной вероятности посетить на шару самую что ни на есть европейскую Бельгию совсем не в восторге от этой мысли! Да-да, на шару, господа хорошие, вы не ослышались. Фирма полностью оплачивает все расходы в Бельгии, от такси с аэропорта до такси в аэропорт. Гостиница, еда, проезд - всё! Загранпаспорт, виза - шара! Я заплатил только за дорогу в аэропорт в Украине и за страховой полис у дверей посольства. И всё. Всё остальное - шара.
   И в таких условиях человек не хочет ехать в Бельгию? Представьте себе, так оно и было!
   Ну ладно, хватит об этом, начнём, пожалуй.
  
   Обвешанный сумками, приплёлся я на ЖД вокзал к остановке автобусов, курсирующих между ЖД вокзалом и аэропортом. Володя, генеральный директор, настращал меня, что автобус идёт полтора часа, а регистрация пассажиров начинается за два часа до..., потому нужно быть у автобуса часа за четыре до вылета. А вот он и я, здравствуйте, не опоздал? Нет, вроде не опоздал. До вылета четыре часа.
   Тут же я выявил свою неосведомленность в таких вот вопросах вылета за рубеж. Автобус был специальный, "Мерседес". Высокий, с громадными грузовыми отсеками. Пассажиры обычно весь свой багаж кладут в грузовые отсеки, а в салон заходят уже налегке. Я же к такому не привык (да и вообще не знал, что здесь так) - и завалился в салон со всеми сумками, что были в руках. Иду по салону, кошусь по сторонам - а что, все налегке летят куда-то? Те в ответ на меня косятся. Небось, думают, что за придурок такой в автобус с вещами запёрся - а у водителя про багаж спросить слабо? В общем, с сумкой через плечо, с пакетом с ноутбуком в одной руке, с рюкзачком во второй я бодро промаршировал по салону и сел на одно из многочисленных пустых мест. Да уж, слишком привык к междугородним автобусам, в которых не идёшь по салону, а лезешь по баулам. Ну да ладно, первый блин комом.
   Автобус поехал заполненный едва наполовину. В предчувствии расставания надолго, спешу наговориться с женой по мобильному телефону. Сейчас он заряжен под завязку, а под вечер его аккумуляторы сядут. Проехал и родные "Позняки", глянул в своё окно, помахал, может, и видящей меня сейчас, жене.
   Связь шалит не по-детски. Какие-то проблемы в сети. А может, всё дело именно в том, что подъезжаем к Борисполю. Не зря ведь предупреждают, чтобы выключали мобильные телефоны - мешают взлёту, посадке самолётов. Видать, их и в окрестностях глушат. Во всяком случае, из аэропорта я связывался с женой с десяток раз, но все десять раз обрывало.
   Приехали. Немного волнуюсь.
   За день до поездки долго и обстоятельно разговаривали с Володей о Бельгии, об аэропортах и полётах. Для меня всё показалось настолько сложным, что половину забыл тотчас. Например, о заполнении декларации. Вспомнил о ней только за десять минут до регистрации, а сейчас, когда входил, лишь покосился на странную толкучку людей, что-то увлечённо пишущих. Может, акция какая?
   Приехал я слишком рано - до самолётов оставалось больше трёх часов. Автобус шёл намного меньше, чем предполагалось. И что делать эти три часа? То есть, час до регистрации. Читать? Пробовал - не получается ничего. Отвлекают постоянно.
   Что ж, тогда начал буквально таращиться на людей. Здесь, в зоне "Отлёт" (во названьице, да?) были в основном не наши. Иностранцы. Пусть я и навидался их изрядно, и панически-восторженного настроения они уже не вызывают, но какие типажи попались на глаза! Негры с причёсками ирокезов, очкастые немцы, чопорные нидерландцы, темпераментные итальянцы. И тысяча китайцев. Ну, может быть, не тысяча, а меньше. Но ненамного. Если сначала я с интересом всматривался в узкоглазые личика, то потом не знал, куда и деваться от них. Куда ни плюнь - в китайца попадёшь! Вот одна миниатюрная китаянка (да они здесь почти все ростом с меня - малыша!) носится по аэропорту, всем и каждому откровенно демонстрирует красивый синенький наряд. Длиннющий шарф почти подметает пол. А вот китаец а ля жиголо - с боков к нему прилипло по девчонке, а он на третью косится. Вот панки в коже и с оранжевыми волосами. А вот заучи, не меньше - забитые, друг за дружку вцепились, от каждого шарахаются. Но с very expensive чемоданами.
   Аж как-то неестественно в этом желтолицем круговороте смотрятся донельзя контрастные рядом с ними компания наших то ли танцовщиц, то ли спортсменок - высокие, под два метра ростом, они, как ледоколы раздвигают китайцев.
   "И чего столько желтолицых?" - думаю я, но, взглянув на каждую минуту изменяющийся список отбытия, понимаю, почему - за пятнадцать минут до нашего самолёта летит авиалайнер в Пекин. Мама дорогая, да их же тут дофигища! Успеем ли мы сами оформиться?
   О! Оформиться! Тут я и вспомнил об этой несчастной таможенной декларации - и это за десять минут до регистрации! Так вот что писали люди ещё там, на входе! Декларацию! И точно - это были как раз те документы, которые искал. Вот только бланки все были на английском, французском и немецком языках. На русском, украинском - болт. И пиши, как знаешь (Зато на въезде в страну, когда я прилетел обратно, эти таможенные декларации были все на украинском и русском языках - и ни одной на английском. Ох, и матерился какой-то американец, рассматривая со всех боков непонятную для него тарабарщину. Оно и понятно. Все английские декларации - на "отлёте"!) В общем, если ты не знаешь назубок English - пиши наобум. Благо, Володя объяснял - и сам по памяти - что там может быть, в этой декларации. А я ведь больше половины объяснений забыл. Да и непонятно вообще ничего. Ну, оружие, наркотики, яд разобрал. А что такое currency, goods, vehicle - это в таможенной декларации не объяснено. Наполовину зажмурившись, пишу какую-то белиберду. Когда таможенница со вздохами и причитаниями стала разбирать мою декларацию, то первый вопрос мне был задан такой: "Как у вас с английским языком, гражданин?" Я бодро ответил, что, мол, трошки гуд. Таможенница лишь покачала головой. По декларации выходило, что я только что прилетел, у меня есть незаконно провезённые маленькие дети, отсутствует звенящий в кармане мобильник и я непонятно как уже умудрился купить две антикварные книги за десять евро. Ну, повздыхали мы с таможенницей, кое-что подправили, но декларацию она мне всё же штемпельнула.
   Вообще объявили с десятиминутным интервалом регистрацию на самолёты в Рим, Берлин, Пекин, Будапешт и Брюссель. Так что очереди собрались нешуточные. Наши и не наши перемешались. Передо мной стояла семья из пяти человек. Четверо из них провожали пятого. За мной стоял новый русский, нервно теребил пустой бланк декларации, спрашивал у всех, нет ли у кого запасного украинского варианта или объясните кто-то, что здесь писать-то, а то эти янки задолбали.
   В общем, повздыхал вместе с таможенницей над моей декларацией, потом прошёл через пищалку (а вещи прошелестели через чёрненький ящик), подошёл к багажно-билетным девушкам. Тут одна из них, стрельнув на меня глазами, сделала неожиданный подарок. Мол, раз уж вы летите в первый раз, то дам я вам место у окна. Ух! Ура! Мой багаж с бирками улетел-уплыл по транспортёру, в руках у меня оказался Border-Pass. Девушка что-то ещё объясняла, говорила, но я её не слушал - зазвонил вдруг мобильный, и я, угукая и дакая, пытаясь не растерять натыканные мне листочки, подхватив рюкзачок и ноутбук, вприпрыжку помчался к эскалатору. Эх, если бы у меня была третья рука! Тогда я успел бы вытащить телефон. Но увы...
   И снова - последняя! - проверка. Цель поездки? Сколько дней? Где жить будете? Счастливого полёта! Штампы, печати, штемпели. И святая-святых - рекреация, дьюти-фри, богема... Туфта полная! Только поговорил с женой по телефону, сходил в туалет, а там... блин, хуже, наверное, только в общественных туалетах. Вонь, неисправности, туалетная бумага плавает в луже мочи... Европа, блин! Богема, ага. Иностранцы, кашляя и чихая от вони, кривясь, быстрее делают свои дела и бегут из этого "туалета". А под потолком этого "дьюти-фри" стайками летают воробьи. И делают свои нечистые дела сверху на иностранцев. Европа!
   Вот двадцать минут до посадки на самолёт, десять. Уже сказал "до скорого!" жене, уже выслушал лекцию от генерального, что этой поездкой мне дан единственный шанс и т.д. (а то я не понимаю!). Уже скоро, уже сейчас... и тут объявляют, что именно на Бельгию самолёт задерживается, вылет отложен на 25 минут. Опять ждать! Блин, как это изматывает!
   Не спасают бесплатные журналы. Муторошно. Замучила неизвестность.
   И вот, наконец, объявили! Чуть ли не бегом к проходу, оттуда по лестнице вниз на выход к автобусу. А тот приземистый, широкий, прям как в американских боевиках. Сажусь, последний звонок шефу, "удачи!"
   И вот он наш красавец! Небольшой, но весь из себя белый такой, вааще! Поднимаемся дружной толкучкой по трапу, а у входа стоят капитан и обе стюардессы и каждому - каждому! - говорят "Добрый вечер!" - и улыбаются. Вот где первые я почувствовал Европу.
   С трудом разыскал, где тут пишется номер места, запёрся, как был - с рюкзачком и ноутбуком - к окну! Чтобы никто не занял моего - рррррр - места! Только когда взлетели, увидел, что людей в салоне хорошо если треть будет, и если всех усадить на места "А", что у окна (а есть ещё и "В", "С"), то ещё и останутся.
   В общем, пока в салоне царила метушня, пока люди рассаживались, раздевались, бегали по салону, я сидел как мышка-норушка в норке - у иллюминатора, съёжившись в кресле. Наблюдал с интересом за тем, как специальным распылителем обрызгивают крылья самолёта. А у меня было место как раз в метре за крылом.
   Сидел, ждал, а напряжение росло! Ещё бы! Воображение рисовало мне взрывающиеся самолёты, огненные куски обшивки, расплющенные фигурки людей. Но вот, наконец, тронулись с места. Самолёт стал выруливать на взлётную полосу. Стюардессы, миловидные девушки, показывали под стандартное объяснение, записанное на кассету, как пользоваться ремнём безопасности, кислородной маской "если что" и "если что" - куды бечь. Я ещё подумал, а нафига козе баян? В смысле, если самолёт загорится, в одном спасительном жилете даже через запасной выход, коих шесть, особо никуда и не денешься. Парашют из него не вырастет. Ну да ладно. У девчонок работа такая.
   Пока стюардессы провозят тележку со свежей шаровой почтой, скрупулезно выполняю замечания капитана, мол, "пристегните ремни". Ах, какой я правильный! Кто-то из пассажиров на весь салон уже требует себе виски. Его спешат уверить, что всё будет, но позже.
   Вырулили. И тут же - "по газам"! Ощущение - как будто несёшься на бормашине (!), у которой реактивный двигатель, причём этот двигатель всё наращивает обороты. Вот прижало к креслу - разгон! И ещё больше прижало! Ещё больший разгон! И страшненько, будто сейчас будут зуб сверлить. Вдавило в третий раз!
   Когда шасси оторвались от взлётной полосы, я не заметил. Только вот в несколько мгновений земля провалилась вниз, и сразу движение самолёта визуально стало с меньшей скоростью, а детали на поверхности стали мельчать с пугающей быстротой. Вот дома всё меньше, потом как коробочки из-под спичек, а уж потом от дорог остались смутно светящиеся ниточки, а вместо кварталов - сетка из освещённых улиц. Через несколько секунд мы нырнули в облака - и всё, что осталось за бортом - это крыло самолёта, исчезающее в смутном "нигде". Не, ну нормально? Обрадовался месту у иллюминатора, блин! По ту сторону стекла - пейзаж для страдающих бессонницей.
   На уши надавило. Словно нырнул на глубину. Если я открывал рот или сглатывал - пробка в ушах исчезала, но через несколько секунд незаметно появлялась вновь - это я обнаруживал при очередном сглатывании. Это сказывались разность давлений и неимоверное ускорение самолёта. Выше, выше, выше. Самолёт натужно гудел, иногда чуть вздрагивал, иногда его вело, взбрыкивало. В полумраке салона видны только тени к кому-то пробирающиеся по наклонённому салону стюардесс.
   Сколько это продолжалось - не знаю. Но успело порядком поднадоесть. Знаю только, что, как только возникала мысль, что закончили набирать высоту - самолёт дёргался вновь, в ушах вновь возникала пробка - и мучение продолжалось.
   Ну вот, наконец, самолёт перевели в горизонтальное положение, капитан весело так, чтобы не расслаблялись, сообщил на двух языках, что сейчас мы на высоте десять тысяч метров над уровнем моря (то есть падать долго), за бортом минус девять градусов Цельсия (то есть, выходя прогуляться, одевайтесь соответственно) и в Брюссель прилетим в столько-то по Киеву... гм, лучше бы сказал, в сколько по Брюсселю, чтобы знать, насколько переводить часы. А то получалось, что лететь всего полтора часа. На самом деле на час дольше.
   Стюардессы прошлись по салону, проверили состояние пассажиров, понесли уже кому-то воду, а кому-то и водку. Вскоре из хвостовой части уже вовсю гремело и шипело - девушки разогревали нам всем ужин.
   Люди, видать, все привычные к таким перелётам (кроме меня), уже вовсю гуляли по салону, пересаживались друг к другу, смеялись, спорили, пили, спали. В общем, вели себя как-то совершенно неправильно. Не так, как я привык видеть в кино.
   Я сначала от нечего делать попялился за окно в серую муть, потом полистал газеты, попробовал читать книгу... Ничего не получалось!
   Выручили стюардессы. Протарабанив здоровенный железный донельзя поцарапанный ящик по салону, они, повозившись в бизнес классе, начали раздавать ужин.
   Тут я, наконец, осознал, что непонятная финтифлюшка прямо передо мной на кресле - это откидная полочка именно для еды.
   Дождался своего набора, рассмотрел всё. Интересно ж, это в первый раз всё же я ем на высоте 10000 метров над землёй. Ну, что у нас кушают в поднебесной? Несколько герметично упакованных блюд. Салат - несколько капустных и салатных листиков, припорошенных корейской морковкой. В горячей укрытой фольгой пластиковой тарелочке - макароны, овощи и куски курятины. Горячая фольга, парующий обед... хорошо! В чашечке, так же герметично упакованное, пирожное (кстати, очень вкусное!). Булочка в целлофане, набор маленьких герметичных упаковок с соусами, солью, перцем, салфетка, освежающая салфетка и отдельно упакованная зубочистка (!). Да, много всего, а вот места маловато на маленькой полочке. Разорвал упаковки, сложил отходы в одну кучку. Кучка эта заняла половину полочки. Приходилось, когда устраивал "перемену блюд", кардинально играть в пятнашки всем, что на полочке поместилось.
   А тут ещё стюардесса с целым набором спиртных напитков идёт, и у каждого спрашивает: "Что пить будете?" Я бы хлебнул пивка, но вот не знаю, кто будет встречать в аэропорту. Может, сам шеф. Тогда дышать на него пивным перегаром не очень-то прилично. И когда стюардесса, улыбаясь, спросила у меня: "Что пить будете?", я сердито буркнул: "Кофе" - "Кофе будет немного позже" - "А можно кофе с коньяком?" - решил я хоть так подсластить... эээ... подпьянить себе жизнь. "К сожалению, коньяка нет, - отыгралась девушка. - Есть виски и джин, вино и водка, скотч и ром. Не желаете?" Я представил себе гремучую смесь из горячего кофе и водки и аж поморщился. "Не-е, не надо, лучше тогда минералки".
   Народ бухал вовсю! Какие-то мужики, дорвавшись до спиртного, заставляли стюардессу тащить десятую пару стаканчиков.
   Когда девушки собрали и унесли объедки (кстати, и совсем невкусно, вот! Только кофе нормальный), я снова попытался читать, потом засмотрелся на горизонт. Мы словно гнались за солнцем, а оно убегало от нас, убегало всё дальше. Всё время впереди маячила светлая полоса, снизу лохматились облака, а сверху давило беззвёздное небо. Я даже пытался сфотографировать, но ничего у меня не получилось. Иллюминатор и отображаемая на нём вспышка - вот и вся фотография.
   Зачитался.
   А вот когда второй час полёта подходил к концу, я оторвался от чтения и созерцания светлой полосы между двух чернот за иллюминатором - и взглянул вниз. Заметил россыпь огоньков. "Теплоход" - подумал. Хотя, какой к чёрту теплоход в центре Европы? Мы что, озеро Балатон пролетаем, что в Венгрии? Теплоход на какой-то реке - это как подводная лодка в степях Украины. Интересно. Прильнул к иллюминатору, решил рассмотреть получше этот странный теплоход в центре Европы. И заметил ещё одну россыпь огоньков. "Ещё один теплоход?" - не успел я это додумать, как увидел ещё несколько россыпей, соединённых светящимися линиями. "Стая теплоходов? У них что, праздник?" Но тут, наконец, до меня дошло, что светящиеся огоньки - это города и деревни, а соединяющие их линии - это дороги!
   Вау! Так я же для этого и лечу! То есть я хочу сказать, что этот вид - одна из прелестей ночного полёта на самолёте. Этого я ждал с самого начала, но из-за облаков не видел. А теперь - вот оно! Я прильнул к иллюминатору. Во все глаза всматривался в города, деревни, то есть в целое поле светлячков под самолётом. Отрывался только для того, чтобы похрустеть затекающей шеей.
   До чего же интересно стало вновь в самолёте! А то я уж было решил, что все эти полёты - такая скука! В автобусе 5-6 часов ехать - и то интереснее - есть на что посмотреть, даже если и смотреть не на что. А в самолёте - буквально - не на что смотреть. Одни облака! Но вот оно то самое!
   Светящиеся цепочки городских улиц и деревень ткали урбанистический узор. Иногда казалось, что я в подводной лодке, которая плывёт глубоко-глубоко под водой, в царстве вечной темноты, а огоньки подо мной - неведомые звери, морские чудища, сонмы чудищ. Вот раскрыла щупальца во все стороны гигантская морская звезда. А вот свернулась калачиком каракатица размером с город (город и есть, гы!). А вот вообще жуткой формы кракозябра. Язык поломаешь такое описать.
   Когда я устал восхищаться тем, на что можно было смотреть вечно (вау, я нашёл четвёртую вещь, на которую можно смотреть очень долго - это светящиеся в ночной темноте на земле огни освещения городов. Срочно нужен памятник мне любимому!.. Но что-то я отвлёкся...), то обратил внимание на густоту этих самых огоньков. В смысле, если представить, что всё это - города, то... То где же там НЕ города? Ведь это была всамделишная паутина! Сёла, посёлки, города были так близко друг от друга, что словно перетекали один в другой. Очень, очень редко чернели проплешины лесов или озёр. Всё остальное - ниточки урбанистической паутины. Европа (Кстати, а зря я удивлялся, но об этом ниже).
   Вот гигантской жуткой кракозяброй наплыл громадный город - сеть света от горизонта до горизонта, сверху же - чернота, на которой порой выделяется осколок крыла. А между темнотой неба и огненно-жёлтой сетью мегаполиса (понятия не имею, что это был за город) лежала радуга. Да-да, именно - лежала. Как бы отделяя небо от земли. Из черноты неба выплывал фиолетовый, потом синий, потом... ну, и так далее, в строгом соответствии того, что там желал знать охотник. Бардовый цвет постепенно чернел до самого что ни на есть анти-белого.
   Я пытался фотографировать это великолепие через иллюминатор, но после очередной вспышки разбушевавшиеся на выпивку пассажиры смотрели на меня как на придурка. Что, мол, может получиться от фотографирования ночи через иллюминатор? Картинка "А в темноте что-то смутно угадывается"? Нет, это действительно надо видеть вживую, на фотографиях, даже если бы они и получились, был бы лишь жалкий отпечаток.
   Восхищался я недолго. Пилот предупредил, чтобы застегнули ремни, мол, садимся, зона турбулентности, всё такое. Пассажиры нехотя разбрелись по своим местам, пробежали стюардессы. Мы пошли на разворот, нырнули в облака, опять заложило уши. Вынырнули на очередной исполин мегаполис. Да так близко! Улицы стали не ниточками, а верёвочками, по которым тащились кое-где светлые точки. И стало понятно, почему это просто сеть, почему между нитями - чернота. Да просто потому, что тёмные участки сети - это крыши! Кто же на крышах освещение ставить будет? Хотя, и такое было. Видны бассейны и стадионы, игрушечные небоскрёбы, начали проявляться дома.
   А у меня вновь появилось волнение. "Блин, это же сейчас впервые в сознательной жизни ступлю на иностранную землю!" - думал я. Было даже немножечко страшно. Перед неизвестностью-то.
   Некоторым пассажирам надоело уже двадцать минут спуска сидеть. То один подрывался в туалет пойти - его еле утихомирили девчонки-бортпроводницы. То другая пошлёпала нетвёрдой походкой за вином. Налили, усадили.
   Всё ближе и ближе земля. И тут у кого-то начал пикать будильник. "Надо же, какой пунктуальный пассажир, - подумалось мне. - Лёг поспать, а будильник завёл аккурат к посадке! Ушлый, однако!"... Но и через десять секунд, и через двадцать этот пассажир будильник не выключил. Пассажиры с неудовольствием начали оглядываться, выискивая глазами соню. Пиканье раздражало. Тем более, когда простое "Пи. Пи". Перешло в "Пи-пи-пи-пи", да ещё и громкость звука возросла, стало не до шуток. Этот звук очень походил уже не на звук будильника, а на звук бомбы с часовым механизмом. А ведь звук нарастал! Взгляды пассажиров из недовольных становились испуганными и сердитыми. Я тоже злюсь на гада-не-выключившего-будильник, тоже оглядываюсь, но всё больше натыкаюсь на взгляды, обращённые именно ко мне! Что такое? А через секунду с ужасом вспоминаю, что перед тем, как выйти с вещами за порог ещё в Киеве вспомнил о будильнике и положил его в рюкзачок. Который стоял у меня в ногах! Нет, не может быть, чтобы я включил будильник! Однако это так - звук идёт именно из моего рюкзачка. Лихорадочно шарю в нём руками, а спешка ведь хороша только при ловле блох, вы ведь знаете. Вот! Почти нащупал! Но он вновь ускользает сквозь пальцы. Пассажиры уже матерятся вполголоса, у меня по спине бежит пот. Пока искал эту гадскую пластиковую коробочку, думал, меня растерзают одними глазами. Но обошлось. Выключил. Пролетели. Так я чуть не стал террористом.
   И через пять минут - наконец - шарах!!! Тряхнуло, подпрыгнули, ещё тряхнуло, затарахтели как по колдобинам... тише... тише... И, наконец, остановились. Пассажиры - все! - традиция! - зааплодировали пилотам. Мол, молодец, довёз живых, не расплющил при посадке. А моё внимание было поглощено выдвигающимся к самолёту хоботом транспортёра.
   Ой, что сейчас будет!
   Все потянулись к выходу - и я за ними.
   Выходя из салона - жена, гордись! - увидел на одном из кресел журнал "Мир Продуктов". Читают! Твой журнал читают!
   У выхода вновь, как и при входе, стояли стюардессы и пилот, лично каждого благодарили за проведённое с ними время. Вот что значит Европа!
   Да, кстати, вот и он, маленький шаг для человека, но огромный - для человечества. Я сделал первый шаг по настоящей Европе! Ну, здравствуй, родимая. Не ждала? А я вот припёрся!
   Вперёд по кишке перехода в одно из двух крыльев аэропорта Брюсселя.
   Думал, попаду в жуткую неразбериху и толчею, а вышел в громадный и пустой коридор. Непонятные надписи на непонятном языке, бегущая дорожка (вот буржуи и ленивцы!), всюду, через каждые метров 25, туалеты, телефоны, на которые я смотрю с сожалением. Вот бы сейчас позвонить домой, сказать, что жив. Но при посадке ко мне, к вящему удивлению, пришла туча SMS-ок. О том, что, мол, ты, пацан, попал... в новую сеть, где твой телефон хоть что-то, но значит. Я тут же решил позвонить - фига с два! Роуминга-то нетути. А вот SMS-ку послал - прошла!
   В общем, долго ли, коротко, а вышел я к кабинкам таможенников, которые не в пример нашим быстро, с шутками - прибаутками пропускали наших через сито. "За линию не заходить!", "Только для СЕ-граждан!" Да-а, ребята, если хотите увидеть разделение граждан на сорта, не надо искать это в своей стране, можете взглянуть на типа цивилизацию - вот вам и разделение на СЕ и OTHER.
   Обычные вопросы, вопросы с подозрением, визитка, приглашение - и меня пропускают. Выхожу в зал с несколькими крутящимися барабанами. Почему-то ноги несут к одному из..., ничем не выделяющемся. На эти барабаны "выплёвываются" вещи пассажиров. Почему-то особо не удивляюсь, что именно на этом барабане вещи именно с того рейса, который мне необходим, а не одного из двух десятков других, и что именно свою сумку я ловлю первой, подойдя к барабану.
   Зал с людьми. Таблички, имена, непривычно непонятные взгляды, непривычно непривычные лица и выражения лиц. Европа, блин. Что с неё возьмёшь?
   Мой путь сквозь эту толпу на выход. Я так понял из объяснения Володи. Мол, как только выйдешь, сразу налево, там единственное кафе - там и встретишь по идее таксиста, который повезёт тебя в гостиницу.
   Ну, я и вышел. Из аэропорта.
   Вокруг ничего понятного. Караван такси, быстро движущаяся очередь машин, столбики, иностранцы... то есть я для них - иностранец... какие-то аппараты, карточки, указатели, неон и неразбериха - для меня. Долго марширую влево, аж до дороги, ведущей наверх, на поверхность (я, оказывается, даже под землёй). Но никакого кафе! Перешёл на другую сторону (Таксисты, вот педанты, останавливаются в строго отведённых местах на дороге, не то, что наши - где захотят), промаршировал таким же макаром в другую сторону. Но везде только карточки, лифты, полиция... и никакого кафе! Решил вернуться в здание аэропорта и попытаться разузнать, где же здесь то самое единственное кафе? Вернулся, повернул налево - и на тебе! Вот же оно! Оно ВНУТРИ аэропорта, чёрт побери! И туча людей с табличками, на одной из которых - ну, слава Богу, - надпись "Frisomat".
   Я тут же оробел, подхожу к мужику, держащему табличку, пытаюсь что-то сказать, а получается только "А-а-а... о-о-о... Фризомат?" Он меня тут же в нокаут - как начал строчить по-английски! Я стою, глазами лупаю, глупо улыбаюсь и снова: "Ыыы... эээ... Фризомат?" Он, наверное, понял, что со мной, махнул рукой: "Зис вэй" - и мы пошли. Таксист протараторит что-то, а я пытаюсь даже не ответить - понять его! Да, я слышу, что у него правильный английский, и может быть даже какой-нибудь верхнеуэльский акцент, но, блин, тараторит он так, будто прилетел я как минимум с Лондона. Я ему пытаюсь что-то объяснить, он - мне, а понимаем с третьего на десятое.
   Наконец, сели в такси, поехали. Карточки, шлагбаумы, лабиринты улиц. Именно - лабиринты! Вправо - влево - назад - вперёд. И даже в центре города не меньше 70 километров в час!
   Я таксисту: "Впервые за границей!" Он мне: "Много в Украине снега?" Я ему: "Сорри май Инглиш" Он мне: "Очень холодно у вас в России?" Я ему: "Украина и Россия давно уже разные страны" Он мне: "Правда, что ли? Ну так сколько у вас в этом году снега навалило? Метра полтора?" Разговор глухого со слепым. Они в Европе до сих пор воспринимают страны бывшего СССР как одну страну, даром что после развала прошло 14 лет. Украина, Россия - всё равно, главное, что там снег, холодно и медведи по улицам ходят. Хотелось ему сказать, что, жаль, всего три метра навалило, но увы, ничего у меня не вышло. Вот она - проблема отсутствия практики. Забывались простейшие слова, и, чтобы прийти к нужному объяснению, приходилось идти окольными путями, но на них я тоже что-то да забывал. Получалась такая белиберда, что держись. Например, хотел сказать, что "В этом году тепло, потому что парниковый эффект", а на самом деле получилось что-то вроде этого: "В этом году горячо-не-морозно, потому что... ну, когда вся Земля... эта... круглое такое и в небе... потому что везде и против-лёд-влага... нууу, когда не бррр, а наоборот... да". Вы что-нибудь поняли? Вот и я сам запутался. Бедный таксист после пятой-шестой моей попытки объяснить что-то обречённо кивал головой, задавал другой вопрос... Я не знаю, кто из нас был больше садистом, но взаимная пытка продолжалась минут двадцать, а потом он, наконец, от меня отстал, поняв, что всё это более чем безнадёжно.
   А мимо меня проносились дома, светофоры, извивы дороги, машины. Всё не наше, всё - Европа, блин! Вот она, не в телевизоре, а наяву. Всё необычно, а я, как волчонок, испуганно и немного зло смотрю на это всё. Мол, живым не дамся!
   Оставили по левую руку спальный район. Меня там удивили квартиры. Как, блин, офисы у нас. Окна от пола до потолка - у всех! Мол, полюбуйтесь, как мы живём. "За стеклом" отдыхает. Здесь целая нация эксгибиционистов. Сотни семей, как в пчелиных сотах - на виду, лишь кое-где прикрыто шторами. Вот гоняются друг за другом дети. Вот кто-то лежит, телевизор смотрит. А вот молодёжь целуется, в кровати барахтается.
   Едем, а дома не заканчиваются. Дорога петляет. То станет шестиполосной магистралью, то крохотной - двум машинам еле разъехаться. Но... город не заканчивается. А может города и посёлки перетекают один в другой. Кстати, потом я убедился в том, что так оно и есть. Сколько ни возили меня по Бельгии - нигде не видел и не проезжал сколь-нибудь большого леса или поля. Только дома, дома, дома.
   В общем, долго ли, коротко, а приехали мы в Вайнегем, в отель Де Хейдеблюэм... блин, язык поломаешь с этими названиями.
  
   Вот здесь я жил десять дней. Мой номер был почти на крыше, жаль, окна не видно. [Я]
   Фото 1. Отель "Де Хейдеблюэм"
  
   Было уже темно, часов восемь. Спать хотелось неимоверно. Куда-то въехали, машина остановилась - и мы зашли вовнутрь. Таксист пообщался с хозяином гостиницы, пока я изумлённо таращился на самобытный интерьер и мял в руках паспорт. Что неприятно удивило меня: в речи таксиста промелькнула фраза, сказанная пренебрежительным тоном, которую я по интонации хочешь не хочешь, а перевёл что-то вроде "это русский или украинец, а, впрочем, какая разница, всё равно - дикари" - после чего они вместе рассмеялись. Меня это разозлило, я отрывисто бросил: "Михаил Рашевский - Фризомат - зарезервирован номер - ключ, пожалуйста".
   Таксист тут же попрощался и ушёл, а меня пошёл провожать в номер молодой парень.
   Деревянная витая лестница, третий этаж, номер на двоих. А жить в нём буду я один. "Могу я спуститься поужинать через полчаса?" - "ОК"
   Хотел прикольнуться, дать парню чаевые нашими гривнами, но того уже и след простыл.
   Две кровати с ортопедическими матрасами, шкаф, стол, тумбочка, телевизор, настольная лампа, телефон, старинные и тяжёлые стулья... жить можно! А в ванной - совмещённый СУ, всё на своих местах в забавных упаковочках.
   Одеяло выглядит не очень, а на ощупь - неимоверно мягкое (потом ещё и выяснилось, что неимоверно тёплое). Батареи с непонятными регуляторами, наклонённый потолок. Моя комната под самой крышей. Выглянул в окно. Хм. Оно единственное на крыше с этой стороны стены. На столе подносик с минералкой, украшенной бантиком "welcome", бокалы.
   Пощёлкал тиви. Муть какая-то. Если не на дач, то на дойч, а совсем мало - на инглиш.
   В общем, раскидал вещи, переоделся - и быстренько вниз жракать!
   Думал, придётся что-то там заполнять, расписываться. Ничего подобного! Проводили, усадили. "Что будете? Рыбу, мясо? Свинину, баранину, кенгуру, черепаху?" - "Бла-бла-бла" - "С овощами? ... знаете? А может ...? Или сельдерея? Капусты? ...? Картошки? Добавить ещё и ...? Не знаете, что это такое? Это как ..., только немного ..." Половина из того, что разбирал из разговора официантки, было мне неизвестно вообще по причинам отсутствия даже в общепринятом английском. Кое-как сошлись на стейке. Со всякими там брюссельскими капустами. И пиво. Пиво притарабанили сразу. Тёмное, как и просил... Бомба!
   А из через десять минут принесённого мяса на тарелке, в которой я мог поместиться и сам, мне понравилось только само мясо с обильным грибным соусом. Всё остальное пошло в утиль. Но тот "кусочек мяса" я еле оприходовал. Размером он был с мою растопыренную ладонь. Хорошо, никого не было поблизости, никто не видел, как я тренировался есть "в высшем обществе" с ножом и вилкой. Ненавижу держать вилку в левой руке! И где мой хлеб?
   Спасало одно - SMSил любимой жене. А она отвечала! Пару раз проверил - после отсылания SMS счёт не изменялся, так и оставался на уровне 35 гривен. Значит, пакет, предусматривающий бесплатные SMS на пять номеров, действовал даже за границей! Жаль вот только позвонить жене не могу.
   Уставший от впечатлений, я поднялся в номер и завёл террористический будильник на семь утра. Завалился дрыхнуть.
   Ночью спал плохо. То ли от предчувствия завтрашнего, то ли от того, что напротив была стройка - и всю ночь тарахтел какой-то механизм... А ещё Европа, блин!
  
  
   Четверг, 27 января
  
   В среду договорился, во сколько буду завтракать. В полвосьмого. В четверть девятого я должен был встретиться с Клаудией, девушкой из Португалии, таким же инженером португальского представительства Frisomat. Она должна была меня отвезти на фирму. Клаудия была здесь уже третий день, с понедельника. Я не знал, как она будет везти меня - на автобусе гидом или на авто, неважно!
   За окном было ещё темно, а в ресторане уже сидели люди, завтракали. Хозяин гостиницы (почему-то я решил, что он - хозяин. Наверное, потому, что разительно отличался по возрасту от молоденьких хлопцев и девчат - официантов), увидев меня, проводил за стол, усадил, тут же притарабанил кувшинчик кофе, ускакал.
   Блин, если это всё - только завтрак, то какой же у них обед?. Впрочем, тарелки я уже видел - в Украине такие даже с борщом выглядят устрашающе огромными, а если здесь в таких подают ЛЮБОЕ блюдо? Итак, что же было на завтрак? Кувшинчик с соком, кувшинчик с кофе, три булочки (больших таких булочки), целая тарелка всяческих мармеладов, мёдов, масел в забавных маленьких упаковочках. Кофе было подано на отдельном подносике. Кроме самого кувшинчика с парующим напитком на подносе ещё были: кувшинчик малюсенький с молоком или сливками; чашечка с различным сахаром - как белым, так и бежевого оттенка; маленький кусочек пирожного и пакетик с диетическим сахаром. Трындец, но как же здорово это всё выглядело!
  
   Стандартный завтрак. Нет только напитков. [Я]
   Фото 2 Завтрак туриста
  
   Я неспешно приступил к трапезе. Не заметив попервой нож для разрезания хлеба, пропилил первую булочку ножом для намазывания масла. Тогда я ещё не знал, что именно в этих маленьких штучках, где были масло, повидло и т.д. Думал, что это всё можно добавлять в кофе. Ну, извращённые у этих бельгийцев вкусы, что поделаешь?! Подумать только - мармелад - и в кофе или чай!... Фу! Лучше бы на булочку... А вот что всё это именно на булочку намазывать и предназначено, я так и не допёр. И кто ж тут извращенец? В общем, в тот завтрак я не открыл ни одной из упаковочек. Хрумал булочки так. Разрезанные, правда.
   Тут ко мне подошла девушка, которую я заметил, входя в ресторан (ещё бы не заметить - из пяти-шести человек, сидящих в ресторане, только она не мужчина). "Микхайло?" - спросила. - "Да. А вы из Португалии?" - "Да. Меня зовут Клаудия" - протянула руку для знакомства - "Фризомат?" - "Фризомат!" - "Я скоро спущусь, и мы поедем в офис, ОК?" - "ОК!" - и она пошла к себе.
   Клаудия-Анна (потом я буду всегда звать её Анной), была миловидной, а если сравнить с бельгийками - красивой девушкой. Но по сравнению с украинками она была хорошо если симпатичной. Элегантные очки, ладная фигурка, мелированная грива волос, на вид лет двадцать три - двадцать пять.
   В общем, пока я доедал свой завтрак, она сходила к себе, переоделась и спустилась.
   Анна села за руль авто, я сел рядом. Оказывается, эту машину дали ей от Фризомата, она - не собственность компании, а арендованная. Анна водить умеет, я же - нет. Тем лучше. Этот путь к офису компании я сумел запомнить хорошо если на третий день. Лабиринт, что тут говорить. А вот если менты остановят - пиши пропало, затаскают по милициям, кинут в тюрьму, на съедение крокодилам. У них тут строго. Если чего не так сделал - расстрел! Шучу, конечно. Только четвертуют, гы-гы. В общем, едем мы, едем, а не светлеет на улице! Машины, дома, коттеджи, магазины. Очень много ресторанов. Люди спешат в школу и на работу. Любят здесь ездить на велосипедах. Так и видишь блестящие в свете фар, как у ментов - жилеты с полосками по бокам и рукавам. А вот и дети. Тоже в жилетах поверх курточек, только жилеты эти не с полосками, а с большой звездой на груди и спине. Эдакая звёздочка на велосипеде перед тобой. В шлеме и перчатках. Прямо рокеры на велосипедах. Модники из числа молодёжи вообще жилетов не надевали, а натягивали на руки и ноги полосочки на липучках, тоже отбивающие свет фар. Некоторые прохожие поражают лёгкостью одежды. Наверное, тут привыкли к такой зиме - от нуля до плюс пяти. Я же дубею. В Украине то мороз такой, что деревья лопаются, то жара несусветная для зимы непонятная - пот градом в январе! А здесь - непонятно что. Сейчас, правда, в машине, нормально.
   Петляли, петляли, наконец, добрались до Фризомата.
   Я даже и не знал, что это будет то самое здание, что у нас на картине в офисе - главный офис + завод. Красиво, чёрт побери! Зелёные кусты... да, кстати, о кустах. Они здесь действительно зелёные. И действительно с листьями. Живыми. Зимой. Прикол? Ага, щаз. И трава у них зелёная ВСЕГДА и живая. Им не надоедает? В общем, если листья с деревьев опали - это зима. Если выросли - весна. Так и живут. Бедолаги.
   Ну так вот. Зелёные кусты умелым садовником выкошены в лабиринты; из вездесущего мусора - только сухие травинки. Вообще безобразие. Даже мусор, видите ли, у них из карманов выпадает в строго отведённых местах.
   Ну так вот-2. Вошли в офис, поднялись на второй этаж. Все улыбаются, все такие дружелюбные. Тут и Филипп навстречу. "Хау-а-ю-ОК" - и т.д. Повёл меня знакомиться с Фризоматом.
   Ну, перечислять вам людей не буду, скажу только общие заметки. Оказывается, у них тоже хватает людей с чувством юмора. Оказывается, у них в компании ВСЕ знают английский язык. Лучше меня, ага. Оказывается, бельгийцы - классный народ, терпеливые и благодушные люди.
   Что сразу бросилось в глаза - одеты все по-домашнему, неофициально. Костюмов не было даже на боссах. Удобная практичная одежда. Удобная домашняя обстановка. Политика фирмы - чувствуй себя комфортно, главное, чтобы не комплексовал, здесь всё - для тебя. Только работай, блин! Некоторые, правда, даже злоупотребляли "домашностью" обстановки. Анна-Лиз, например, весь день ходила с полувыпущенной из джинсов рубашкой - и хоть бы кто что сказал! Нормально, мол, всё. Или вот время от времени раздающийся громоподобный шморг Франсуа. Или свист "во все губы" Яна. Да многое чего. Однако я хорошо помнил пословицу о Туле и пряниках.
   Итак, Филипп показывал мне двухэтажный красивый круглый офис, представлял меня всем, а всех - меня. Я говорил только одну фразу "Найс ту мит ю, <имярек>". Скоро она так вошла в привычку, что, когда меня спросили про погоду в Украину, я бодро ответил: "Nice to meet you!", что несказанно удивило, а потом развеселило присутствующих.
   В общем, презентация произошла. Из всех людей, с кем меня познакомили, имя я запомнил только одного - Франсуа. Да и то только потому, что после презентации меня отдали ему на растерзание. Ну, плохая у меня память на имена, что поделаешь! А с Франсуа мы должны были решить некоторые спорные вопросы по расчёту зданий и сооружений в расчётной системе. Туда ещё не были вбиты правила принятия нагрузок по-украински, и расчёт производился по нормативам совсем иной страны, что неправильно.
   Мы присели с ним за стол и начали беседу - дискуссию - обсуждение. Я сразу предупредил Франсуа о своём плохом английском, на что тот спокойно ответил, что у него ещё хуже. Так матёрый волчара говорит щенку, что его первый загрызенный противник в своё время надавал ему по мордасам. В общем, все мои беканья-меканья воспринимались нормально. И - что я заметил - через пару часов общения мы стали понимать друг друга лучше. Я вспоминал английский, хотел того или нет.
   Так мы общались долго, до обеда.
   Пару раз выходил в туалет. Блин, у них даже в туалетах махровые полотенца!
   И кофе горячий, когда хочешь и сколько хочешь.
   Буржуи.
   Ну так вот. Пошли мы обедать. В гостинице мне дали с собой Launch-Box, что в переводе на нашенский означает "жрачка". Или совсем уж по-нашему - обед. Кушали на первом этаже в столовой.
   Там уже сидела толкучка людей, меня пригласили за общий стол. Иногда звучали реплики на общепринятом английском, обращённые то мне, то Аньке. Я узнал, что президента нашего зовут Владимир Юченков, а у Джули, которая всегда рядом с ним, что-то странное творится на голове. Много, в общем, смеялись. Мужики элегантно приставали к Аньке. Она для них была неприлично красивой - вот и зубоскалят... А у неё руки волосатые, вот! И наши девчонки всё равно лучше! Моя Наташка самая красивая в мире!
   В ланч-боксе были три бутерброда, яблоко и шоколадка. Бутерброды - это такие же, как утром, булочки, разрезанные напополам, намазанные маслом и с начинкой. В двух из трёх начинкой была ветчина, а в третьем - сыр. Суперово! Кофе, чая - хоть залейся!
   После обеда я занимался, то есть мы занимались - я и Анна - со Стефаном, он обучал нас одной расчётно-графической программе. Я её уже знал, но в новой версии были классные апдейты. Классно объяснял Стефан, отвечал на любые каверзные вопросы. А потом дал практические задания.
   И вот занимаемся мы на компах, а тут подходит Франсуа. "Чем заняты сегодня вечером?" - "Ничем, вроде" - "Как насчёт поужинать вместе?" Вау! Меня ещё никто на ужин не приглашал. Я - приглашал, но меня - нет, не приглашали. Согласились. Где? В ресторане. Когда? Тогда-то. Отлично.
   Когда уже выехали с офиса домой на машине (домой - это в отель), меня интересовал только один вопрос. Я не знаю, какие нормы поведения в Бельгии. У нас, если мужчина приглашает женщину в ресторан, конечно, платит он. О случаях, когда женщина приглашала в ресторан мужчину, я не знаю. Может, там платит женщина. Или мужчина, как это обычно у нас происходит. Но вот если мужчина приглашает мужчину и женщину, платит за всех он сам? Или мужчины? Или все свою часть? Фиг его знает. Пытался узнать мнение Анны - но так и не получилось донести до неё свои мысли из-за жуткого английского, а она, небось, подумала, что я сноб. А, возьму все деньги, а там посмотрим. Ресторан всё же. Дорого. Хоть и наш, гостиничный, для нас - бесплатный, но всё же.
   Или нет! Да пошло оно всё! Я ведь не напрашивался, меня пригласили. Значит, будь что будет, а пусть платит он. Только вот я совсем не разобрался, где именно мы будем жракать - у нас, или выедем куда-то.
   Вечером (договаривались на полдевятого вечера) мы с Анькой выплюнулись из гостиницы и, скукожившись под мелкой моросью, начали ждать машину бельгийца.
   А они здесь почти пунктуальные! В двадцать тридцать две возле нашего отеля затормозила какая-то машина. За ней тут же образовалась пробка - время-то час пик, а на нашей улице только одна полоса в одну сторону, пересекать её нельзя. Анка кинулась к машине, что-то там начала с водителем обсуждать. Я, ничего так и не понимая, кто это, что это, зачем - всё же прыгнул вслед за девушкой. В машине оказались всё же Франсуа и какая-то женщина. Анна что-то обсуждала с бельгийцем, но садиться в салон не спешила. Мне надоело мокнуть под дождём, отошёл под навес. И тут я увидел интересную ситуацию - за машиной Франсуа скопилось уже изрядно машин, десятка полтора. Легковушки, автобусы, один грузовичок. Изрядно. А Франсуа мило так беседовал с Анной уже минуты полторы. Наверное, каждый знает анекдот: "Что такое сотая доля секунды? Это время, проходящее между зажиганием зелёного света на светофоре и сигналом клаксона от машины за тобой". Этого анекдота в Бельгии, видать, не знали абсолютно. Хоть здесь и не было никакого светофора, но вот незадача - машина остановилась, водитель что-то обсуждает. Ничего страшного. Ага. Полторы минуты. Угу. И хоть бы один посигналил! Ни один не "па-пакнул", хотя все торопились, видать, домой. У нас бы уже обложили трёхэтажными, подняли бы на уши весь квартал клаксонами. А тут ничего, ждут. Пусть, мол, пообщается. Чудаки. Тормоза? Или просто вежливые люди?
   Наконец, Франсуа пришёл к какому-то решению и свернул к стоянке отеля.
   Женщиной оказалась жена Франсуа - Беатрисс. Короткая причёска, как у всех здесь. Но хоть одну бельгийку опрятную увидел. Почему "хоть"? Да потому что я удивляюсь с этих бельгийцев! Они совсем не следят за тем, как выглядят. Наверное, для них есть большая разница, как выглядеть в компании своих и чужих. Если свои - да хоть в трусах броди, нормально. И я не очень-то преувеличиваю. Та же Изабелла ходит в джинсах, но эти джинсы спадают то ли незаметно, толи преднамеренно ниже дозволенного. Чуть позже я понял, что преднамеренно - здесь мода такая - показать, в чём исподнем ходишь. Спустить штаны ниже дозволенного приличиями, чтобы выглядывали колготки, нижняя рубашка, майка, трусы. Зачем? Не знаю. Всё вылазит, всё наружу. Я уже говорил, что Анна-Лиз ходила весь день по офису в рубашке, наполовину высмыкнутой из-под свитера. У нас бы такого человека назвали бы как минимум неряхой. Неприлично. А указать на это я не мог - а вдруг как раз это - то, что я на это укажу - окажется неприличным, а не такой вот вид? Кто же их знает, бельгийцев? Вот почему аккуратная Беатрисс вызвала у меня самые хорошие впечатления при первой же встрече.
   Ну так вот. Только Франсуа представил свою жену, Анька тут же полезла к ней целоваться, чем ошарашила не только меня, но и европейцев - бельгийцев. Может быть, в Португалии и принято при знакомстве челмокаться, не знаю. Но не в Бельгии - точно. Когда ко всем вернулся дар речи, мы пошли в ресторан нашей гостиницы. Оказывается, поехать в другой ресторан не получилось потому, что Франсуа не успел заказать столик. А в нашем ресторане ещё были места.
   Вообще, Хейдеблюэм - очень хороший отель. История его началась в 1907 году, то есть ему почти сто лет, а это немало. Все составные хорошего семейного отеля-ресторана в нём присутствуют - и батарея винных запылённых бутылок, и специально отведённые участки для курящих и для мам с детьми, и барная стойка, и меню на две сотни названий, и семейные традиции, и домашние реликвийные вещи - везде, и годами отрабатываемая атрибутика, и... и ещё много "и". А всего три звезды.
  
   Небольшая такая стоечка с винцом. Кстати, абсолютно не возникало мысли стащить с неё бутылку-другую на память.  [Я]
   Фото 3. Мечта алкоголика-меломана
  
   Нас провели в классно оформленный зал. Всё было уже в красно-золотистых тонах, десятки сердечек - тут за месяц начинают готовиться к празднику Святого Валентина. Как-то немножко замешкались, неловко расселись. Тут же официант подал меню. Ха! Если бы я мог читать по-нидерландски (Dutch), то тогда может быть и смог бы прочесть, что здесь предлагают. Посмеялись, Франсуа попереводил, что есть что. Но тут официант поднёс поближе доску, исписанную мелом - "горячее" спец-меню, фирменные блюда - и мы всё выбрали оттуда.
   Вообще в здешних ресторанах (наверное, как и везде, не в курсе), принято набивать желудок в четыре присеста: 1) аперитив и салаты; 2) первое блюдо - что-то холодное, но с мясом или из основного списка, может даже суп; 3) второе блюдо - обычно мясное, рыбное что-то, с овощами; 4) десерт - пирожное, кофе, мороженое.
   Итак, заказали аперитив, сидим, болтаем, потягиваем лёгкие напитки. У меня "Мартини" со льдом.
   И тут я увидел то, о чём раньше только читал или слышал с чужих уст. Это ритуал выбора вина. Именно - ритуал. Официант принёс карту вин. Франсуа ткнул в какое-то название. Потом официант принёс уже бутылку, пыльную, узкую и длинную. Франсуа, не взяв в руки, внимательно её осмотрел, кивнул головой, мол, пойдёт. Официант бутылочку протёр, аккуратно штопором вынул пробку, плеснул в большой специальный бокал. Франсуа посмотрел вино на свет, понюхал, потом сделал маленький глоток, пополоскал во рту, прислушался к своим ощущениям, снова глотнул - и кивнул, мол, сойдёт. Официант, всё это время напряжённо стоящий рядом наготове с бутылкой наперевес, скрылся и вернулся уже с небольшой специальной корзиночкой, в которую была уложена бутылочка. Налил в четыре бокала, начиная с дам, заканчивая, хм, мной.
   Принесли первое. Вообще мы выбирали долго, что кому. Я всё равно названий не знал, доверился вкусу и выбору Франсуа. Мне сказали, что-то, названия так и не разобрал. Какое-то блюдо с четырьмя различными ветчинами. Я этому и обрадовался. А попробовал, когда принесли - черти что! Эти четыре куска ветчины закопаны в кучку прибамбасов, из которых мясо ещё нужно откопать. Три из четырёх вкуса мне не понравились абсолютно. Если бы к этому блюду полагались какие-то специи, то их бы по любому на тарелку положили. Здесь так принято. Повар ведь не знает, какой вкус у посетителя, зато знает, какой вкус у его блюда с различными приправами, если вообще это блюдо с этими приправами употребляется. То есть если подают стейк - то вокруг него разложена кучка различных прибамбасов от овощей до майонеза. Но если вкус этого блюда считается диким с таким-то компонентом, то его и не выкладывают на тарелку. Это я к тому вёл, что, если смотреть на всё вышесказанное, то эту ветчину и так выдали со всем, что ей нужно. Салат там, молодые поросли фасоли, стручки гороха, брюссельская капуста и ещё с десяток различных овощей и фруктов. Но всё равно со всем этим мне ветчина не понравилась. С толчёночкой там, с майонезиком - да! Но не со всеми этими штуками.
   Наверное, неудовлетворение было написано на моём лице, раз Анька сразу заметила это. Я сделал героическое усилие над собой и разулыбался, комментировал своё "нерадостное выражение лица" как задумчивость, мол, вкус специфический и надо "прислушаться к самому себе".
   Кое-как проглотил эти куски ветчины и отодвинул тарелку. Франсуа лупил всё как пулемёт, от него унесли абсолютно пустую тарелку. Сидели с ним, ждали остальных, потягивали вино и переговаривались. Вот что интересно - вот так вот, в неспешной беседе и бутылочки вина достаточно, оно намного предпочтительней, чем у наших - водка. Здесь чувствуешь почти незаметный хмель и приятный вкус во рту. Тянет посидеть подольше, посмаковать, поговорить. Не то, что у наших - побыстрее ужраться и подраться.
   Разговаривали о многом.
   На горячее у меня был просто гигантский стейк из свинины (я заметил, что у них это тут обычно - такие размерчики стейков). Анна что-то специфическое из кенгурятины заказала. Кстати, и недорого стоит, дешевле моего ("мой" - около 18 евро). Не знаю, что там за вкус, но немалый стейк Анна умяла полностью.
   В нужное время появлялся официант, менял приборы, добавлял вино.
   На десерт мне посоветовали мороженое "Dame Blanch" - не знаю, как оно переводится, но что-то явно дамское. Меня уверили, что это белый пломбир. С чем-то там чёрным. Я и поверил. Нет, пломбир-то это действительно был, но ТАКИХ РАЗМЕРОВ! В сущности, это было как две порции мороженого, разделённых тончайшим печеньем. Жаль, описать не могу, но что у бельгийцев неизменно качественное - так это тонкий эстетический вкус. Оформляют блюда они очень классно. В моём случае это было, как я уже сказал, два кругляша белого пломбира, словно снежки. Разделены были они тонким печеньком, сверху тоже накрыты печенюшкой, а на ней - кремовая розочка. На тарелке тоже было несколько кремовых розочек, разбросанные несколько кусочков экзотических фруктов - карамболь, манго. И небольшой кувшинчик с парующим шоколадом. Вот тебе и "что-то там чёрное". Композиция очень напоминала белую женщину в шляпе. А если полить шоколадом - будет чёрный пломбир. Вот вам и Dame.
   Это было ОЧЕНЬ вкусно. Но и ОЧЕНЬ много. Я съел с большим удовольствием, но с громадным усилием. Это заметили все.
   Потом мы ещё смаковали хороший кофе. И на этом наш ужин окончился.
   Ну нифига себе ужин! Я после него на третий этаж еле поднялся.
   В процессе, т.с. поглощения пищи мы с Франсуа и Беатрисс договорились, что бельгийцы покажут нам Антверпен. Франсуа сам предложил, а нам только на руку. Конечно же, мы согласились.
   Когда принесли счёт, я подглядел сумму и ужаснулся - больше 350 евро. Это, правда, за всё и всех. Почти сотня на человека. Это много. Ну да не мне расплачиваться.
   Расстались, можно сказать, друзьями.
   В номере много писал, тихо что-то орали по телевизору на настоящем MTV.
   Спал много лучше, чем вчера.
  
  
   Пятница, 28 января
  
   Утром с Анькой завтракали уже за одним столом. Много разговаривали - как за завтраком, так и по дороге в офис, оттачивали, т.с. английский. Оказывается, она уже три года встречается с парнем, а вот о замужестве не думает даже. Странные они в своей Португалии люди - три года и совсем не... Хотя, это мы вот с Наташкой странные такие - три раза воочию увиделись - и под венец. Это любовь, батенька. А у Аньки это - привыкание.
   Я думал, что пятница - это короткий день. Ага, щаз! Не тут-то было. Начался день как обычно, в полдевятого, а закончился не как обычно - в пять вечера, а даже позже - в полшестого.
   Как только поставили машину и вышли, нос к носу столкнулись с Франсуа, тоже выходящего с машины. Поздоровались, рассыпались в стандартных приветствиях. А погода стояла - умереть не встать. Туман, серое небо, холодно, мерзко, мелкий дождик, почти незаметный, но ощущаемый. Пообсуждали погоду. "Знаете, как такая погода называется у нас?" - заинтересовал их. "Как?" - поинтересовались. А я возьми и забудь то, что хотел сказать! Нет, ну бывает так, что долго готовил речь, а в тот момент, когда приходит для этого время - эта речь напрочь вылетает из головы. Я хотел сказать "морось", но забыл это слово. Возьми и ляпни почему-то "мряка" (темнота - укр.). Причём и сам не понял, что ляпнул. А исправлять самого себя... Вроде как и сам не знаю, что говорю, и сам не знаю родного языка. Ну, мряка и мряка. Но Франсуа уже подхватил слово, понравилось ему. Так и эдак повторял, только с ошибкой: "Бряка, - говорил он и аж вздрагивал. - Да, услышишь только название и представляешь себе эту погоду... Бряка! Бррр" Я не знал, смеяться мне или плакать, но как случилось, так и случилось. Потом он ходил весь день по офису и каждому говорил: "Знаешь, как такая погода, как на улице, на украинском называется? Бряка!"
   До конца рабочего дня мы напряжённо работали со Стефаном и его программой по расчёту зданий Frisomat, а после этого - с десятком папок на полсотни документов каждая, выскребая для себя копии сертификатов соответствия. Не знаю, как Анька, а я устал в этот день ужасно.
   И вот часов эдак в четыре Стефан нам и сообщает, что, мол, сегодня половина Frisomata собирается классно оттянуться. В смысле, посидеть в любимом им ресторанчике, и, если нам с Анной в этот день делать особо нечего, и если мы не против и остальное бла-бла-бла, то подъезжайте на сюда к семи вечера, поедем веселиться.
   Интересно, у них в Бельгии все такие дружелюбные или это "свежая кровь" так влияет, или это установка биг босса? Как позже сказал Володя, вообще-то в бельгийских фирмах такого не принято. Наверное, решили оттянуться по случаю новых людей.
   Я лично хотел сегодня остаться в отеле и дописать под пивко начатое, то есть мемуары о происходящем. Очень устал под конец рабочего дня, если уж совсем честно. Но, с другой стороны - начало уик-энда, почему бы и нет? Часиков до одиннадцати можно. Ведь в субботу на экскурсию в Антверпен. К тому же не только Фризомату с новыми сотрудниками познакомиться нужно, но и нам с ними набить связи необходимо. На будущее. Так что, как говориться, не всё Михе пиво, надо иногда и колбаску.
   В общем, мы согласились.
   Одно только глодало меня. Деньги. Сегодня мне дали деньги на карманные расходы. Просто подошёл бухгалтер фирмы и сказал: "Мы решили дать тебе немного денег. Распишись здесь". Я расписался и получил сто евро. Не такая уж и крупная сумма, но с моими сорока эти сто были не прочь лежать в кошельке. Неожиданный и очень приятный подарок. Сразу же возникла гора планов. А в душе проснулся суперскупердяй. С одной стороны хотелось сэкономить эти сто евро - это же почти семьсот гривен! Очень хорошая надбавка к зарплате. Да и цены тут были - мама дорогая! Для меня. Смотрел на цену чего-либо, мысленно умножал на семь - и получал цену в гривнах. Присвистывал - и шёл себе дальше. "Да вы что, смеётесь, покупать четыре батарейки за полтинник гривен? Да их красная цена двушка за штуку! Переживу!" Но очень скоро такая точка зрения меня стала ужасно тяготить. Я думал: "Какого чёрта!? Если так думать, то и коробок спичек станет жалко купить. Как же! Ведь они вдесятеро дороже украинских! Но а жить, жить-то когда, если ставить во главу угла монеты, а не нормальные условия жизни? Если трястись над каждой копейкой, станешь скупым рыцарем. Сорвут тормоза - станешь нищим. Не стоить себе отказывать, но и тратить нужно с умом". До этого вывода я дошёл только в субботу, но а пока меня волновал вопрос, кто же будет платить, если мы пойдём в ресторан? Если вчера Франсуа выкинул в ресторане чуть ли не сотню евро за человека, то что мешает так же размахнуться компании фризоматовцев? А я уже настроился на покупку сувениров для родных... Но ведь и нахлебником жить не привык... Нда. Положеньице.
   Решил посоветоваться с Анной. Всю дорогу домой в отель мы проспорили. Она говорила, что, мол, ты же получил сто евро? Вот и трать, тебе их для этого выдали. А я ей - хочу половину пустить на иные вещи. Она не понимает. Не понимает, что для меня просить деньги - это как ходить с вытянутой рукой; что половинить можно не только из скупердяйства, а из-за того, что брать не из чего. Ей-то что, у неё карточка банковская, а на ней вряд ли меньше штуки обертается. В Бельгии, кстати, везде можно банковской карточкой расплатиться.
   В общем, подискутировали мы изрядно. А когда более-менее поняли друг друга, я вспомнил, что видел что-то, очень похожее на наш отель, минут пять назад. Вокруг проплывали совсем незнакомые дома и улицы. Куда нас занесло? Хорошо ещё, что не сворачивали с дороги, ехали по прямой. Пока доказал Анне, что мы действительно проехали отель, пока доказывал на каждом перекрёстке, когда возвращались, что не надо сворачивать на параллельные улицы, пока всё-таки нашли отель именно там, где я его и видел, прошло уже столько времени, что осталось ровно на переодеться и снова прыгать в машину.
   Так и поступили. А в девятнадцать ноль пять уже припарковались у офиса Фризомата. Машины стоят, а - никого! Пришлось ломиться в офис, где почти вся компания во главе с гранд-боссом Гийем благополучно жлоктила винчелло. Эдакий аперитивчик. Кто-то откуда-то приехал и выставился вином "Порто" и пивом. Мы как раз на окончание "приговора" бутылочек и попали.
   Потом вся компания - мы с Анькой, Стефан, Анна-Лиз, Тим, Изабелла и Бернар - расселись по машинам и рванули в сумерки. Я, Анна, Изабелла и Стефан оказались в одной машине. Анна-Лиз, Тим и Бернар - во второй, причём в обеих машинах водителями были девушки - Анна-Лиз и Изабелла. Амазонки, блин. А что, качественно вели, между прочим.
   Я уже говорил, что улицы Бельгии - лабиринт? Повторюсь. Лабиринт в квадрате. Петляли, петляли, где - гуськом, а где и по шестиполосной автостраде. Куда-то да приехали. Куда - без понятия, глушь какая-то, спальный коттеджный район. Мертвенный бледный свет фонаря, на дворе - почти ночь, в свете звёзд выделяются только тёмные фигуры мужчин и женщин, в полном молчании подходящих к двери затенённого двухэтажного дома...
   "Вот так это и случается, - подумал я. - Вот так и находятся жертвы для чёрной мессы. Сейчас заведут в дом, достанут тесак и... Кто их знает, а если это секта какая-то?"
   Но обошлось. Это был всего лишь дом Надин. Ввалились всей толпой, она аж ошарашила. Живёт одна, и это заметно. Холодный уют, почти пустые комнаты, как у японцев - ничего лишнего. И характерные для одиноких подушки - с "ответвлением" в виде руки. Лежишь эдак на такой подушке, а тебя обнимает "рука" того, на чьём уютном плече примостилась.
   Надин заметушилась, забегала, засобиралась. Всё так же, проходя возле нашей толпы, ошалелым взглядом обводила всех, всё ещё не веря, что такая толпа ввалилась в дом.
   Потом опять расселись с приключениями - Надин долго металась между двумя машинами, в темноте не поняв, в какой из них не четыре, а три человека. Ехали долго. Разговаривали, общались, было интересно.
   Приехали в город под названием Лиер. Опять долго петляли по улицам. С трудом нашли место, где припарковаться. Несмотря на поздний час (было около девяти вечера), людей на улицах были - толпы. Но эти толпы не просто так ходили, а заполняли пабы, рестораны, кафе и дансинги. Оказалось, никакое это не "позднее" время, а самое что ни на есть раннее для начала уик-энда, да и для Бельгии вообще.
  
   Лиер. Главная площадь. Красивая автостоянка. [Я]
   Фото 4. Главная площадь Лиера ночью.
  
   Ресторан, в который мы зашли, был заполнен едва ли наполовину, а когда уходили - яблоку негде было упасть. Ресторан был с донельзя старинной обстановкой: камин на всю стену, который топили настоящими дровами, а не природным газом; двухъярусный зал; деревянный мезанин и деревянная же скрипучая как надо лестница на него; балки под высоким потолком - не охватишь; люстра с настоящими свечами. И всё, всё отделано под День Святого Валентина.
   Мы ввалились шумной компанией, в ресторане от нас сразу стало тесно. Уселись за один общий стол - и давай шпарить, общаться. Заказали аперитив, потягиваем винцо и пиво.
   Общение на иностранном даётся нелегко, но бельгийцы - ребята понятливые и усидчивые. Если не получилось объяснить всё в первый раз, может, получится во второй, или, если ты сменишь тему разговора, никто не будет настаивать на возврате к предыдущему разговору.
   Сидели мы в более дешёвом ресторане, чем Хейдеблюэм, да и "холодного" заказывать не стали, только горячее. А тарелки всё равно были словно для великанов. Общались. Меня (да и всех) Анна пыталась научить какому-то португальскому слову, что-то вроде "жувашнгрхр", но у меня (да и у всех) запомнить его не получилось. А вот у меня получилось пару раз добиться того, чтобы вместо ихнего "Черс", когда чокались бокалами и кружками, говорили наше "Будьмо!" А ещё бельгийцы к концу ужина спокойно могли говорить и понимать значение "Будь здоров!", "На здоровье!", "Пиво" и "Пьяный". Хоть с жутким акцентом, но всё же более-менее понятно они старательно выговаривали "Назадоравание!" - и мы все понимали, что это такое. Хотя, они утверждают, что украинский язык - тяжёлый. Ха! Послушали бы они свой!
   Ресторан потихоньку заполнялся людьми. Компании, парочки, одиночки - приходили для вечерней гулянки. Было много "за сорок". Здесь вообще люди любят рестораны. Их очень много. И ресторанов, и посетителей. Бывает, да мы и сами это видели, что мест не хватает (это в час ночи!) - и приходится потенциальным посетителям искать заведение, где они смогут сесть всей толкучкой. Каждый ищет что-то своё, домашнее, родное, национальное. И, будьте уверены, в конце концов находит. Пусть я не видел русских или украинских ресторанов, в котором с удовольствием бы посидел, но в каждом бельгийском ресторане знают, что такое пельмени и даже борщ сготовят. Большинство посетителей - местные. Они вообще сюда, в рестораны, ходят просто кушать. Ужинать. Несмотря на то, что это отнюдь не дешёвое удовольствие. Например, на моих глазах в ресторан вошла пожилая парочка и, не говоря ни слова, уселась за почти неприметный столик в уголке. Им, ничего предварительно не спрашивая, принесли несколько приборов и снедей. Постоянные клиенты.
   А мы, молодёжь, быстро нашли общий язык. Да что там говорить, иногда мы вообще без перевода понимали друг друга! Например, Надин рассказывала мемуарную историю - так мы со смеху чуть не попадали со стульев! А рассказывала она на голландском языке! Ни я, ни Анна не понимали ни слова, но в том-то и дело, что понятно было без слов. ВСЁ понятно! Правда, мимика у Надин на высшем уровне, да и жестикуляция как у итальянцев.
   В общем, долго ли коротко ли, а подошло время к десерту. Я люблю кофе с коньяком. Только вот делаю себе этот напиток по нашим, щадящим меркам - кружка кофе и столовая ложка коньяка. Очень классно получается. И не пьяно, и весело. Вот и спросил, а можно ли приготовить такой напиток в этом ресторане? Мне ответили, что без проблем, да даже вот и позиция в меню такая есть. "Французский кофе" называется. Чудненько. Заказал. Принесли... Я бы не назвал это кофе с коньяком, я бы назвал это коньяк, чуть разбавленный горячим кофе. Гадость та ещё! Здесь как минимум полкружки коньяка! В общем, это выпить я не смог. Только наполовину. Кстати, тут и "Русский кофе" есть. Догадались, с чем он? Правильно, с водкой. Саке, короче, отдыхает.
   Было начало двенадцатого, когда мы вышли из ресторана. В это время я собирался уже валяться в кровати. Угу. Наивный. Вы думаете, что после этого мы расселись по машинам и разъехались по домам? Ага, щаз! В это время только начинается веселуха у бельгийцев, оказывается. Мы пошли гулять, вона как! Кстати, и в этот раз платили не мы с Анной. Когда рассчитывались, достали деньги, а на нас замахали руками, мол, Frisomat платит.
   Итак, пошли мы гулять. Главная площадь вся (ВСЯ!) запружена машинами. Ратуша огнях освещения, собор, улицы с узкими фасадами домов. Вообще здесь, в городах, особенно в древних городах, дома строили (а может и строят) очень узкими. Пять-шесть метров в ширину, редко когда восемь - и всё! Но как минимум три этажа. И как минимум метров двадцать в длину вглубь квартала. В общем, в городах бельгийцы живут внутри пеналов. Обычно - одна семья на дом. Кучеряво, не правда ли?
   Вскоре выбрались на площадь, на которой стоит главная достопримечательность города - башня с часами под названием... блин, забыл каким названием, но вещь интересная. Возведённая чуть ли не при царе Горохе, это была функционирующая часовая башня. На ней было с десяток часов. Все различной конфигурации, даже в виде глобуса есть. А рядом с башней - астрономические часы, сделанные прямо на камнях площади тоже в те времена. Всё выглядело бы много лучше, если бы это был день. А так - не видно ни зги, хоть и фонари светят. Во всяком случае, вспышки фотоаппаратов до одного места. Да, я же забыл сказать - и мне, и Анне сегодня в офисе компании выдали по цифровому фотоаппарату. Вот так вот просто взяли и выдали. Надо где-то расписываться? А зачем? Ну, как бы дорогая вещь. Это? Ты шутишь? У нас тут таких знаешь сколько? В общем, для запечатления достопримечательностей мы с португалкой на шару получили по классному фотоаппарату, а каком только мечтать можно. Я теперь ходил важный такой, всё время выискивал интересное и щёлкал, щёлкал. Фризоматовцы уже посмеивались: ба, прошло уже пятнадцать минут, а Майкл ничего не сфотографировал, что случилось?
   Ну так вот. Покрутились мы вокруг этой достопримечательности, попрыгали. Девчонки, проходящие мимо, с удовольствием пощёлкали нас.
  
   Наша кодла. Слева направо: я, Изабелла, Анна-Лиз кривит ноги, Бернар, Надин, Тим, Анька, Стефан. Топчем астрономические часы. [Кто-то]
   Фото 5. Бельгийско-португальско-украинская гоп-компания.
  
   Тут, кстати, совсем рядом был дискобар и людей набилось туда - жуть сколько! Иногда вываливались на свежий воздух толпами. Я думал - бузить будут. Куда там! Иногда что-то покрикивали, но вели себя достаточно миролюбиво.
   Не знаю, у кого первого возникла эта мысль, но всей компанией потащились в бар пить пиво. Это в полпервого ночи! Чудненько. Сидим толпой, потягиваем пивко. Одна бутылочка, вторая... Всё разные сорта, всё необычные. Тут, оказывается, знаете, сколько в Бельгии сортов пива? Я когда узнал - чуть не упал. Больше четырёхсот! И на каждый (каждый!) сорт пива - свои, фирменные бокалы и примочки. Мечта пивомана!
  
   Я по ним скучаю. Чесслово. [Я]
   Фото 6. Пивасик. Yam-yam.
  
   Опять много болтали. Доболтались до того, что Стефан вновь пригласил нас с Анной в воскресенье на одну интересную экскурсию, сути которой я не понял. Что-то вроде экскурсии по домам людей, которые реставрировали старые апартаменты и теперь показывают их всем. Мол, полюбуйтесь... А нафига-то? Ну да ладно, зато можно узнать, как сейчас живут современные бельгийцы.
   Когда выбрались из паба, было два часа ночи. Разобрались по четвёркам и простились до понедельника. Поехали сначала на фирму, где оставили машину, потом мы с Анной - в гостиницу, куда добрались около трёх ночи. И почему путь домой всегда оказывается короче?
   Несмотря на столь поздний час, в гостиницу зашли без проблем. Волшебный код надо знать, вона как! Он - на самом видном месте, а все думают, что это - деталь декора.
   А ведь завтра вставать рано!
   Заснул почти тотчас же.
  
  
   29 января, суббота
  
   Не выспавшиеся и зевающие, встретились мы с Анной внизу в ресторане гостиницы.
   Вяло обсуждали вчерашнюю поездку, вяло жевали такие же, как и вчера, булочки, только вот с ветчиной и сыром. Я похвастался и перевёл несколько СМСок, полученных от жены. Анька только пожала непонятливо плечами, мол, чего только текстовые сообщения получаешь, почему вживую пообщаться не желаешь? Вот, мол, у меня, будь я хоть в Финляндии, хоть в Турции - связь с Португалией без проблем, а расценки на разговоры те же. СЕ, однако. Я же сейчас паразитом живу, что поделаешь. Жена, умничка, любимая моя Наташенька, помогает от тоски по ней с ума не сойти - бомбардирует десятком-другим СМСок в день. Я же всего, что могу - раз в день позвонить с офиса на три-четыре минуты домой, пообщаться. Международные звонки ох как дороги.
   На этот раз Франсуа сам нашёл нас. Вбежал - выбежал, нас за собой утащил, по ходу отприветившись со всеми присутствующими в столь ранний час. Свою машину он оставил у гостиницы, а в Антверпен мы отправились на машине арендованной. И правильно, чего зря жечь бензин? Который и так стоит 1.2 Евро за литр.
   Ехали не знаю даже сколько - так заговорились, что время быстро пролетело. Франсуа рассказывал нам об Антверпене, о Бельгии, просто болтали.
   Да, пока не забыл: бельгийские дороги - это лабиринт - 3 (кажись).
   Приехали в город, попетляли по улицам, решили оставить машину в подземном гараже, расположенном почему-то под главной площадью города.
   Беатрис должна была присоединиться к нам позже, она пела в церковном хоре, а сегодня ведь - суббота.
   Итак, вышли наружу, и сразу тут же увидели кафедральный собор. Ох, ну и красотища! Наши церкви хороши, но тут... просто нет слов.
  
   Чтобы так щёлкнуть, пришлось долго блуждать окресностями - вокруг собора всё застроено! [Я]
   Фото 7. А большая зараза, не правда ли?
  
   Оставив грустить в толпучках туристов памятник Рубенсу, мы вошли в сам собор. Прямо... вау! Билеты, перильца - и вот он, и вот они мы. Везде много всего и всего просто не опишешь, настолько прямо ух!
   Но вот что мне не очень понравилось - я не почувствовал внутри кафедрального собора никакого особенного изменения в себе самом. Не поднялась духовность, ничего, кроме эстетического удовлетворения, не почувствовал. Да, это дом Божий. Но превращённый в музей, в "сборщика податей" в виде денег за сувениры и плату за возможность всё это пыльное великолепие посмотреть. У нас, в нашем же Андреевском Храме, где я венчался с Наташкой (или она со мной... где МЫ венчались!) - там ощущается духовное и духовность. Здесь же - только красота и лёгкость.
   Картины Рубенса, фрески, роспись, деревянные аналои, висящий словно сам по себе крест, статуи... много всего. Даже орган есть.. Ага! Может быть, потому, что он не звучал и не звучала музыка и песнь - я и не почувствовал присутствия духовности?.. Кто знает!
   Собор не подавлял, нет. Он окрылил красотой и высотой, ажурностью.
  
   А воочию так вообще бомба [Я]
   Фото 8. Да, это он самый внутри.
  
   Почти весь каменный пол был в надгробиях. Внутри собора хоронили епископов, и мы буквально ходили по мёртвым. Некоторые надгробия были настолько старыми, что от них остались одни контуры - всё остальное стёрли миллионы подошв прихожан и паломников.
   Через весь зал протянулась по полу золотая линия - это меридиан пересекал собор.
   Уходили мы улыбающиеся и немного ошарашенные. По пути на выход зашли в магазин при соборе. С удивлением обнаружил там и купил книгу "Бельгия. Путеводитель по достопримечательностям. 300 фотографий" на русском языке. Эти славяне... они везде!
  
   Входные ворота. А представьте, как тут церемонии проводили? Красиво! [Я]
   Фото 9. А вблизи эти ворота совсем интересные! Чесслово!
  
   Из собора мы направили свои стопы к дому Рубенса, который давно был превращён в музей.
   Шли через улицы, магазины. Как с известными фамилиями на фасадах и входах, так и абсолютно не известными (лично для меня). Но, видать, они были известны и престижны. Всё-таки Антверпен - центр ювелирного дела в Европе. Там живут самые богатые евреи мира.
   Что показалось интересным, так это то, что на центральной улице с бесшабашными криками веселится ребятня - скейтбордисты. Им до одного места, что вокруг тысячи туристов, им совсем наплевать, что камни, через которые они прыгают на своих досках, были установлены здесь эпоху назад. Они просто... живут.
   Наконец-то увидел полицейских. Женщин в форме полицейских.
   И что ещё показалось странным - обилие мусора. На работе у них (бельгийцев) всё чистенько и стерильно, глазу не за что зацепиться. А в городе... Газеты. Реклама, шкурки, окурки. Или это самим бельгийцам наплевать, что творится в общественных местах, в туристических. Или это сами туристы (почти все - из просвещённой Европы) такие неряхи. Но в любом случае было неприятно видеть на центральных улицах Антверпена грязь - в Киеве такого не допускают.
   У музея Рубенса (такой же дом, как и прочие) нам пришлось подождать Франсуа, пока тот покупал билеты и брал аудиогиды. Раньше я с такими приборчиками не сталкивался. Простенькие, но действенные. Видишь в определённом месте значок уха и номер - набираешь этот номер на аудиогиде и жмёшь "пуск". Этот приборчик с музычкой, театрально поставленными диалогами и голосом а ля Левитан расскажет тебе всё, что соответствует этому номеру. На каком хочешь языке. Даже китайский есть. А вот русского нет. Пришлось слушать на английском. Прикольно, блин. На удивление, понял почти всё. Вот только не разобрал, почему это у Рубенса была такая маленькая кровать. Друзья потом объяснили, что спал этот художник сидя. Так, мол, в те времена многие спали, так, мол, лучше для желудка. Что можно на это сказать?.. Европа, блин!
   Что больше всего там понравилось - так это сад во дворе. С маленьким лабиринтом, очень старым, многосотлетним деревом, арочным виноградником, беседками, бассейном и статуями... А со всех сторон - стены чужой, современной эпохи. Контраст весьма ощутим.
  
   Классно жил Рубенс! [Я]
   Фото 10. Кусочек живого в обрамлении мёртвого.
  
   В общем, походили там изрядно, ноги устали конкретно. Жаль вот только, что в доме Рубенса нельзя фотографировать внутри здания, а то бы я там нащёлкал бы!
   Немного уставшие, мы ещё немного промаршировали улицами, посмотрели на ратушу, посидели немного в отрубленной и выкинутой легендарной руке, от какой и пошло название Антверпен (ант - хэнг - hang- рука; верпен - бросать, легенду не буду рассказывать, долго), купили немного сувениров и пошли искать ресторан, в котором собирались перекусить.
  
   Та самая оторванная рука  [Франсуа]
   Фото 11. Вот так я стал ручным.
  
   Вообще, ресторанов в Бельгии - очень много! Если на первом этаже не магазин, то ресторан. Или кафе. Или паб. Но ресторанов больше всего.
   Франсуа завёл нас в очень известный (кому-то, но не мне) ресторан "Хорта". В нём даже крохотные к кофе шоколадки были именные, не то, что салфетки и всё прочее. Мы ещё успели занять места. Через полчаса свободных мест не осталось.
  
   Анька сфотографировала, когда только аперитив принесли. На переднем плане - Trapist, который мне больше всего понравился в Бельгии. [Анька]
   Фото 12. "Хортица" по-бельгийски.
  
   Перекусить решили на скорую руку. Хорошо покушать решили вечером. Но и это "на скорую руку" состояло из аперитива, "холодного" и десерта. Аперитив, конечно, для нас с Франсуа - пиво. А мы ведь сидели, как мне рассказал тут же Франсуа, в знаменитом "доме пива", в котором подают более двухсот сортов этого пенного напитка. Только бельгийского, кстати. Пил то, что посоветовал Франсуа - "Трапист". Хорошее пиво. (А "Шубин" всё равно самый лучший, вот!)
   А вот на холодное... вот жаль, что не запомнил название, но это блюдо было просто объедение! Три вида ветчины (совсем не такой, какой мне давали в Хэйдеблюэме, а намного вкуснее) с зеленью между ещё парующими тостами и варёными яйцами. И в маленьком графинчике - соус. Из чего сделан - не знаю, но я уже говорил, что это было объедение.
  
   Даже на вид уже ничего, да? [Я]
   Фото 13. А на вкус ещё лучше, чесслово!
  
   Тут и Беатрис подошла. Я даже сфотографировать их сумел.
   Вскоре мы вчетвером поехали в музей искусства. Там были представлены как классика, так и модернизм-абстракционизм.
   Тут, блин, у меня во второй раз подряд за день выдохлись батарейки на фотоаппарате (даром, что семь евро стоят). Пришлось бегать-метушиться с Франсуа, выискивая батарейки, пока дамы потягивали тоники в кафе музея. Забежали в супермаркет - и представьте себе - были какие угодно батарейки от супермаленьких до размеров с кулак, а вот таких, какие нужны - не было!
   Ну да ничего. Будем снимать без вспышки, выключать фотоаппарат. Его хватило, кстати, ненадолго, но у меня с собой был простой фотоаппарат в рюкзачке - с него и вытащил ещё украинские батарейки. И хватило на всё про всё!
   О том, как ходили в музее - рассказывать не буду. Музей - он и есть музей. Картины, статуи. В этот раз аудиогид брать не стали. Дорого, видать. Я ведь не знаю, не я платил за билеты.
  
   А классный эффект вышел, не правда ли? [Франсуа]
   Фото 14. Как я вам в таком ракурсе? Абстракционизьм.
  
   Много фотографировал. Из абстракционистов понравилась одна... работа, иначе не назовёшь. Прямоугольник, весь полностью утыканый гвоздями. Не то что яблоку - вишне упасть там негде было. Здесь даже Малевич со своим квадратом отдыхает. Тут под каким углом, при каком освещении ни посмотри - новая картина. Гвозди-то прибиты под разными углами.
  
   Та самая
   Фото 15. Картина Гвоздевича "Острый глюконат пальция".
  
   Нормально, не спеша, нам досмотреть не дали. Он закрывался в пять, и нас вежливо "попросили".
   Интересные тут у них гардеробы. Помимо чего-то, напоминающего индивидуальные камеры хранения на вокзале, здесь были и обычные тремпеля, на которых были развешаны куртки и пальто. Обычные, да необычные. К тремпелю присобачен тросик. Этот тросик пропускается через рукав и закрепляется в замке, ключ от которого - у тебя. Тремпель приварен. Так что если грабитель захочет свистнуть куртку, ему придётся либо замок вскрывать, либо саму куртку резать.
   Из музея мы поехали на набережную.
   Не знаю, что бельгийцы находят привлекательного в этом канале (или реке, неважно, названия всё равно не помню), но грязный он - кошмар! Наш Днепр раз в тысячу чище и привлекательней. Хотя, были уже сумерки. Вместо неба - серая слизь, плачущая моросью. Холодно. Может и была какая-то прелесть в этом канале, но я не заметил.
   Мы прошлись по набережной, посетили один замок, полюбовались на собор в вечернем освещении и решили ехать домой.
  
   Антверпенский централ. [Франсуа]
   Фото 16. Это ещё утром, но всё равно красиво, не так ли?
  
   В смысле, в ресторан.
   Но сначала пришлось Анну забрасывать в гостиницу. После "Хорты" ей бы посидеть с полчаса - так она привыкла. А мы галопам по европам стали прыгать по музею. Вот с её животом и случилась бяка. Пришлось отвозить её в гостиницу.
   Франсуа похвастал, что живёт в домике совсем недалеко в самом лесу, в глуши.
   Но мало ли что говорил Франсуа. Если для всех бельгийцев то расстояние, что мы проехали после гостиницы, "совсем недалеко", то они мыслят воистину галактическими масштабами. Мы к нему ехали минут двадцать пять, не меньше.
   А ещё Франсуа говорил, что живёт в глуши, в маленькой деревеньке. Если все бельгийцы считают то, куда привёз в конечном итоге меня Франсуа, "глушью", то как они представляют и что подумают при виде нашего Богом забытого хутора? Потому что всё то время, пока мы к нему ехали - мы ехали по улицам городов и посёлков, деревень и больших деревень. Да, обильно вокруг было деревьев, но если толпы бродящих с факелами (какой-то праздник был) людей - это один из признаков "глуши", то я постоянно живу в переполненной глуши - в Киеве.
   Франсуа говорил, что живёт почти в самом лесу. Вокруг него и вплотную - лес. Не скрою, было уже темно, но если они называют группы деревьев между коттеджами лесом, то что они скажут насчёт Сибири или просто Славяногорского леса?
   В общем, долго ли, коротко ли, а приехали мы к Франсуа домой. Я, как вы понимаете, был чуть-чуть удивлён явными несоответствиями того, что говорилось и того, что увидел.
   Беатрисс, пока Франсуа пошёл за пивом, показывала мне фотографии их с мужем последней поездки в Индию (нормально - на уик-энд в Индию смотаться, а?).
   Франсуа тем временем крякал в трубку. Почему "крякал"? Потому что у бельгийцев "да" звучит по-особенному. Что-то среднее между "Yea" англичан и "Ya" немцев. Эдакое "эя". Причём этих "эя" говорилось сразу много и сразу быстро. Получалось что-то вроде "эя-`я-кья-кря", а в конечном итоге - "кря-кря-кря". То бишь "Пойдём на пиво сегодня?" - "Кря-кря-кря" - "А ты любишь утку в яблоках?" - "Кря-кря-кря" и так далее.
   Пока Франсуа вызванивал рестораны по телефону, Беатрисс показывала мне некоторые свои картины. Рисовать - её хобби. Я попытался строить из себя человека с тонким художественным вкусом (на самом деле этот "тонкий вкус" у меня по тонкости сравним разве что с бревном). Общаясь с Беатрисс, пытался объяснить то, что как здорово это вот, что она нарисовала! Мол, я прямо вижу здесь дождь, мокрую дорогу, огни от неона магазинов. Похоже, бельгийка была озадачена. Потом выяснилось, что она вообще-то рисовала корабль на канале. А почему он вверх ногами нарисован? Потому что она его так видит! Абстракционизм, батенька.
   Тут, наконец, до чего-то докрякался Франсуа - и мы поехали в ресторан. Тот оказался на той же улице в том же городе, где находилась моя (во загнул, да?) гостиница. Буквально в пяти минутах... эээ... езды.
   И опять эти семейные рестораны. Обычный дом. Но - ресторан. Камин, правда, горит исключительно на газе, но обстановка очень семейная. И блюда не в пример вкуснее даже наших хейдеблюэмских. Правда, я не понял, почему обычную юшку обзывают супом, но это неважно. Важно то, что всё это было очень вкусно.
   Домой поехали часов в одиннадцать вечера.
   Вот что непонятно - какой сенс так тратиться Франсуа на нас с Анькой? Ведь не родственники его, не знакомые, вообще не бельгийцы. Так, перехожие. Может быть потому, что его обе дочери недавно вышли замуж и съехали с дома - потому он с женой и ощущает недостачу внимания молодых? Кто знает. Может, они, бельгийцы, все такие повёрнутые. Впрочем, что бы им не руководило, а вот до сих пор о нём только самые тёплые воспоминания остались.
  
   Слева неправо: Франсуа, Анька, Беатрисс. Я фотографирую. [Я]
   Фото 17. Франсуа, Анька и Беатрисс. Мы в "Хорте".
  
  
   Воскресенье, 30 января
  
   В час дня мы должны были встретиться со Стефаном у главного офиса Фризомата. До него ехать минут двадцать, а потому до полпервого делать было нечего.
   К своему удивлению, когда спустился в ресторан в пол-одиннадцатого, встретил там и Аньку. "Как живот?" - "Нормально. Где вы вчера отдыхали?"
   А я знаю, где? Тут, блин, названия одно другого краше. Ну, наш Вайнегем ещё куда ни шло. А есть ведь что-то вроде Циркуминстраат. Мы вона сами живём в гостинице под названием Хейдеблюэм. Прям как возглас пьяного своим друзьям: "Эй, де блюём?" Шучу. Как смог, описал ей обстановку и блюда.
   Договорились встретиться внизу тогда-то.
   В общем, Стефан был уже на месте. Опять рокировка машинами - и вот уже бельгиец везёт нас в Антверпен на нашем опельке. Разговоры, то, сё, пятое-десятое.
   В Антверпене покружились по улицам. Вот что меня удивило снова - так это обилие арабов среди городских жителей. То, что евреев много, меня совсем не удивило - их община тут промышляет алмазами. Антверпен славится своими ювелирными мастерскими, а лучшие ювелиры кто? Правильно, они самые. Но арабы?.. Каждая третья женщина, будь она по внешности восточных кровей или западных, в характерном арабском одеянии, голова обязательно платком укрыта.
   Долго ли, коротко, а приехали к чёрту на кулички. В центр выставочный.
   Ага! Так это пытался мне объяснить Стефан? Объяснял, а я не понял, кто там куда водит и что там смотрят? Типа "люди открывают двери". А то, что после реставрации... так, может, этому зданию лет 200 и только сейчас его отреставрировали? Хотя, выглядит почему-то лет на 20, не больше... Странно это всё.
   Но нет, оказалось, здесь мы просто должны были встретиться с Ильзой и её мужем. Ильза тоже в компании работает.
   Скажите мне, ну почему здесь все (ВСЕ!!!) умеют говорить по-английски?! И почему процентов восемьдесят из них говорят лучше, чем я?!
   Ну это я так, отвлёкся.
   Выставка, оказывается, была строительная. Правда, всё показываемое относилось только к интерьеру, но всё же.
   Я бы не сказал, что по организации выставка чем-то отличалась от таких же украинских. Разве что тем, что участники разрешали буквально всё. Хочешь сесть на диван, который демонстрируется? Да пожалуйста! Более того, я буду просто счастлив, если ты сядешь именно на мой диван, а не диваны многочисленных здесь конкурентов. Или ты хочешь лечь? Не стесняйся! Я же в то время, пока ты получаешь удовольствие, расскажу все преимущества моей продукции. Хочешь на нём попрыгать? Ну, попробуй. Это не возбраняется. Просто подумай, как ты будешь выглядеть в глазах других посетителей.
   Так мы и бродили часа два с половиной. Просто шли. По всем четырём выставочным залам. Два с половиной часа. Впечатляет? Меня тоже.
   Ха! Один момент вообще серьёзно врезался в память. На этих выставках-продажах можно сразу всё купить, всё, что видишь. И вот когда мы шли возле эдакого "детского садика" на выставке, куда посетители сдают на время своих детей (сейчас и у нас это в крупных супермаркетах заведено), я заметил на детях характерные для ценников оранжевые наклейки. "Они что здесь, прикалываются, что ли? - аж возмутился я. - Торговать... детьми?" Но эти наклейки были с именами детей. Просто с именами. Блин.
   Ну, прошлись по выставочному центру. А дальше-то что? А дальше мы и направились в паб, в котором собираются люди для таких вот экскурсий по домам только что отреставрированным.
   Да уж. АБСОЛЮТНО непонятная мне идея. Была и остаётся по сей день. Поделюсь некоторыми соображениями на этот счёт.
   Итак, в чём состоит цель подобных экскурсий? Собираются группы по десять человек. Билет стоит не очень дорого. Существуют люди, которые в центре Антверпена в этом или прошлом году отреставрировали/реконструировали/придали иной вид старым домам. Ну, купила семья дом на улице в Антверпене (а то, что это узкие, но длинные дома, я уже рассказывал), и для того, чтобы жить нормально, по собственным эстетическим вкусам эти люди ремонтируют внутренности таких домов. Ну и что в этом особенного? Ничего. Люди просто сделали ремонт своими силами. Может быть, изменили внешний вид дома, но ведь никто из потенциальных посетителей этого не знает! Может быть, кардинально всё внутри поменяли, но опять же - это могут знать только прежние владельцы и настоящие. Но зачем это нужно демонстрировать и смотреть на это другим?
   Процесс "смотрин" осуществляется так: группа приходит к человеку; тот открывает двери, приглашает всю группу вовнутрь; как правило, осмотром первого этажа всё и заканчивается; хозяин рассказывает, "что было до...", и показывает, "что стало после..."; потом посетители, если хотят, задают вопросы, а хозяин отвечает - и все расходятся довольные и счастливые. Группа идёт к следующему такому вот "строителю", а хозяин закрывает двери до следующей такой вот группы. Обычно такие вот смотрины длятся два дня. Два раза в год.
   Но зачем всё это? Смысл? Я не понимаю.
   Какой прок в осмотре интерьера, чужого интерьера стороннему человеку? Чтобы узнать, как можно сделать ремонт в собственном доме? Убедиться реальной возможности ремонта дома? Да любой журнал, передача по тиви расскажет и покажет намного больше, лучше, в деталях.
   Может, посетители так высматривают для себя новое жильё? Не думаю, потому что для продажи и покупки зданий существуют специализированные агентства, для этого не обязательно приглашать в дом туристов, гораздо проще - одних потенциальных покупателей, а не простых зевак. А для туристов - зачем ходить по домам, зная, что они не станут твоими? Чтобы просто помечтать? Что за мазохизм мещанский? Не понимаю.
   Более того, я не понимаю хозяев этих домов. Как правило, их жилища стоят в центре Антверпена или совсем рядом с центральными кварталами. Паб, с которого начиналась наша экскурсия, находился в центре. Да и переход между домами - только ножками. Дома там стоят (как раз те, которые нуждаются в ремонте и так далее) от 200 тысяч евро. Человек покупает такую халупу, меняет окна и двери, полы, делает ремонт - и продаёт обновлённый дом уже за полмиллиона евро. Я к тому веду, что меркантильностью хозяева вряд ли страдают, их дома, если их показывают с целью дальнейшей продажи, вряд ли могут заинтересовать по стоимости туристов. Если хозяева захотят продать дом, то обратятся в соответствующую службу. Если они хотят получить процент с таких экскурсий, то, во-первых, сумма будет не очень и большой, а во-вторых, овчинка выделки не стоит. Представьте себе два дня (уик-энд) ада, в течение которых к тебе в дом приходят и приходят люди - 6-7 групп в день, 60-70 человек в день, 120-140 людей за два дня. Приходят и смотрят, и спрашивают, и всюду суют свой нос. Тебе нужно памперс ребёнку поменять, а тут очередная группа в дверь ломится. Нет, я этого не понимаю.
   Тогда что же? Извращённое чувство неудовлетворённости по жизни, честолюбие? Хозяева только и ждут, что им будут говорить: "Вау! Это было таким ужасным, а стало таким прекрасным! Да вы молодцы, ребята! Нация вас не забудет!" Так, что ли? Не знаю. Но если даже и не это, то владельцы - просто люди больные на голову. Больные непонятно-непривычным меценацтвом.
   В общем, я так и не понял причин этой вот экскурсии. Не понял - и всё тут!
   Но пока не было экскурсии, мы сидели в пабе. В обычном, самом обычном, а потому интересном пабе. Посередине - бильярдный стол, у стен - столики; барная стойка, туалет. Всё. Больше ничего. Ничего лишнего. В основном - выпивка. В основном, пиво. Здесь собирается почти весь близлежащий квартал. От мала до велика. К вечеру, бывает, яблоку негде упасть. И - веселуха! Пока мы сидели и пили пиво, ожидая гида, успели услышать пару песен, исполненных хором полупьяных, но донельзя весёлых мужичков; а потом ещё и игривую перепалку двух бабушек; увидеть, как "от двух бортов в угол" и много всего ещё.
  
   Мы почти самые первые. Слева направо: муж Ильзы, Анька, Ильза, я, Стефан. [Кто-то]
   Фото 18. Паб. Тут пьют. Что и мы делаем.
  
   С удивлением обнаружил над барной стойкой несколько книг, выставленных на всеобщее смотрение. Одна из этих книг была В. Маяковский "Стихи". На русском языке. Он тут бывал, что ли? Может и так, - во всяком случае, официантка, подавая пиво, узнав, что я с Украины, сказала мне с акцентом, но вполне понятно русское "Пожалуйста".
   Наконец, когда народу в пабе набилось столько, что не протолкнуться, с очередной экскурсии пришли "экскурсоводы". Старые дядьки, которые с криками "Вторая группа, за мной! Третья группа, на выход!" - вытащили почти всю эту толпу из паба. Быстро разобравшись, где чей десяток, мы бодро помаршировали по одной из улочек Антверпена. Я говорил уже, что дороги в Бельгии - лабиринт? Ну так всё то же относится и к улицам городов. Наш десяток был "молодым", все - до или чуть за тридцать. Кроме нас с Анькой, похоже, в группе не было иностранцев. Только бельгийцы. Или "Dutch-говорящие".
   Первыми в списке посещений были два парня придурковатого вида. Они открыли дверь с глупыми улыбками на лицах, с щенячье радостным "Хало" проводили всех в гостиную, усадили в стулья. И - что-то начали рассказывать. Что? А шут его знает, они же по-бельгийски говорили. Хотелось, конечно, после того, как они закончат, попросить перевести это всё на английский, но, честно говоря, было не по себе от этой мысли. Мол, скажу, а на меня посмотрят как на врага народа. Что, мол, ты тут делаешь, иностранец? Понимаешь цели нашего визита? Нет? Тогда что ты тут делаешь? Это как пойти на публичное чтение стихов, абсолютно не зная языка и не понимая по сути поэзию. В общем, сидим мы с Анькой на самом последнем ряду, переглядываемся, тихонько прыскаем в кулачки. "Ты что-то понимаешь?" - "Нет, а ты?" - "И я тоже. Дурдом!" - "Согласна".
   Хозяева неумело, сбиваясь и запинаясь, рассказывали. Один косил во все стороны косоглазьем, всё предлагал посетителям написать чего-нибудь в гостевую книгу (совершенно пустую!) свои впечатления и пожелания. Хотелось, конечно, откровенно чиркнуть пару строк - всё, что я думаю по этому поводу, но... а вдруг повесят на стеночку, а в гости придёт человек, знающий русский? Вот смеху-то будет!
   Послушали мы придурковатых парней с косыми глазами - и почалапали себе дальше. Мне всё это было противно. Я не понимал, зачем всё это было нужно, не понимал, зачем я здесь и когда всё это закончится. Пытался не заматериться в голос.
   Вторыми оказались бойкая старушка и старичок. Они отремонтировали (не они конечно, но под их руководством) дом с любовью и с изрядной долей артистизма. Умело добавили в интерьер семейные мотивы. Здесь я даже несколько снимков сделал.
   Третьи - молодая семья. Сами, своими руками, судя по многочисленным фото, отреставрировали дом. Кстати, это была единственная семья, которые показали в фотографиях, разложенных по столу, что было "до", и как это всё ремонтировалось. Вокруг нас и между нами ходили и бегали дети хозяев - трое очаровательных карапузов. И вот здесь я вообще не понял бельгийцев. Детей-то зачем сюда пускать? А вдруг кто из пришлых заразный, больной, психопат, маньяк или с дурным глазом? Ох и беспечные эти европейцы!
   Четвёртыми были уж и не знаю, как сказать - группа молодёжи или "сообщество свободной любви", а может и вообще просто родственники. В общем, молодой мужик и две девушки. Ничуть нас не стесняясь, одна в домашнем довольно открытом одеянии валялась на диване, читая что-то, пока мы ходили вокруг да около. Мы воспринимали её как часть интерьера, она нас, видать, тоже. Вторая варганила что-то на кухне, перекрикиваясь время от времени с первой. Ох и достали, видать, мы - экскурсанты - их. Уже свыклись они с нами.
   Наконец, когда вся наша толпучка, весело маша руками другим встречающимся на пути, такими же группами, прошли ещё с километр, дядька - экскурсовод (а лучше просто проводник) сказал что-то вроде "Вот и всё. Пока" - и не успели мы додумать эту мысль, как скрылся в неизвестном направлении.
   Немного посовещавшись, мы впятером решили пойти в ресторан. Этот вопрос выбора - вещь довольно сложная. Выбирать ресторан в Бельгии из-за громадного количества этих заведений, можно, скорее всего, только по двум критериям: какую кухню предпочитаешь и какой суммой располагаешь. А если все более-менее предпочитают есть одно и то же (то есть среди нас не нашлось тех, кто стейку из свинины предпочитает жареную ляжку носорога или нормальный голландский сыр заменять чем-то дико заплесневелым, но престижным), то это довольно проблематично. Как выбрать ресторан из пары десятков идентичных, причём только в этом квартале? Вконец замучившись спорить, Ильза и Стефан решили остановить выбор на двух - бельгийская кухня или... африканская. Причём африканского в последнем не только название, интерьер и аж один негр - повар, но и блюда. Вот этот ресторан мы и выбрали. Название у этого заведения просто бомбовское - "Мата-мата пили-пили". В очень вольном переводе это что-то вроде "Большой великан и маленький карлик". Названия у них там прикольные! Жаль, не запомнил хоть некоторые из них, но, читая их, вся компания смеялась изрядно. Каково вам название коктейля "Банана-мама"? Кстати, "пили-пили" - это соус такой, его в маленьких плошечках подают к рыбе. Нам дали его к аперитиву с хлебом. Мама дорогая! Аджика отдыхает, чесслово! Вот вам и "карлик" - кусючий вужасть! Съев по кусочку хлеба с этим "пили-пили", мы выдули за один присест весь заказанный аперитив, попросили повторить напитки.
  
   В руках у Стефана тот самый пили-пили, намазанный на хлеб. Я уже попробовал - посмотрите на мои глаза! А Стефан через несколько секунд одним глотком выдует свой коктейль. []
   Фото 19. В ресторане "Мата-мата пили-пили". Пилим "пили-пили".
  
   Народ собирался, в африканском ресторане уже становилось тесно.
   По улице прошла гигантская демонстрация - впереди подвыпивший оркестр, за ним - толпа, тоже подвыпившая, потом просто зеваки, уже трезвые. Свадьба, что ли? Скорее, корпоративная вечеринка.
   Зашла группа хулиганов. На мой взгляд. "Сейчас будет драка", - всплыла мысль. А они присели за столик - и превратились в ботаников, спорящих о Фейербахе и Ницше.
   В общем, было весело и интересно. Но всё течёт, всё изменяется. Насиделись в ресторане - "пришла пора и честь знать".
   И снова - "фирма платит"! Вытащить их в шоппинг-центр с такими заявочками, что ли?
   Прошлись-проехались, прогулялись по центру... а и похолодало же! Я ходил руки в брюки, пинал валяющиеся посреди тротуаров даже не пристёгнутые велосипеды (кому нужны велики на шару - Welcome to Belgium!) и на все вопросы цедил сквозь зубы (чтобы не выдать ими барабанную дробь) "Итс вери гуд энд окей!" Даже не фотографировал, вона как!
   Проводили Ильзу с мужем домой, пошарились по почти ночному центру, наткнулись на мультибанк. А У Аньки проблема вчера возникла - у ней банковскую карту бельгийские мульбанки не признают. В Португалии пользовалась ей без проблем, а здесь попыталась снять деньги с карточки - и болт! В общем, Анька была в ужасе, что, мол, делать, всего сто евро осталось (Ха! "Всего", "осталось". Буржуи!)
   Стефан быстро довёз нас до Фризомата, оттуда мы ещё быстрее на своей машине доехали до отеля.
   В номере долго рассматривал фото жены и разговаривал с ней. Мысленно. Но с большой любовью.
   Завтра - понедельник. Кончился уик-энд. Очень классный уик-энд.
  
  
   Понедельник, 31 января
  
   Уик-энд закончился. Пора отдыха, знакомства с Бельгией, заграницей тоже. Пусть первые два дня стажировки были довольно напряжёнными, но впереди-то были выходные! Теперь же нового уик-энда не дождаться. Следовало отрабатывать вложенные в меня деньги. Немалые, причём. Спрашивать, узнавать, обучаться, мотать на ус, копировать, переписывать, совать свой длинный нос везде, где он только пролезть сможет. Мне дозволялось всё в пределах работы. От меня и ждали их - вопросов. Да, пусть все, кто в офисе сидит, и зарабатывают по 20 евро в час, но, скрипя зубами, а внешне улыбаясь, они объясняли всё, что я или Анна спросим. Они хоть и работают за деньги, но ещё - из-за фирменного патриотизма. Чем лучше будут работать региональные представительства, тем крупнее и богаче будут заказы, а значит, и увеличатся доходы и престиж фирмы. Почти 20 тысяч реализованных проектов - это для них даже не особо большой показатель.
   В общем, сегодня с Анной мы должны были прошерстить всю гигантскую библиотеку чертежей и проектов фирмы. А если здесь хранятся все (ВСЕ!) проекты, все типичные чертежи и все чертежи всех деталей, то... Да-да, мы и ограничились лишь нетипичным, незаурядным. А типичное решили на дисках забрать.
   Даже нетипичное оказалось во "всего-навсего" семнадцати больших многофайловых папках. То и дело то я, то Анька срывались в соседнее крыло здания к батарее ксероксов. Иногда мы сталкивались на полпути, скалили друг другу зубки, потом прыскали в кулаки, а потом настолько устали от поиска нужного, что даже и не пытались улыбнуться.
   Часов через пять поисков, отмечания нужного и ксерокопирования, мы вымотались настолько, что, как это обычно бывает, начало пробивать на "хи-хи". Мы шутили друг с другом, с проходящими Бернаром, Анна-Лиз, Изабеллой. Сначала бельгийцы поглядывали на нас с удивлением, потом каким-то непонятным образом вокруг нас образовалась толпучка человек в пять-шесть. Мы пили кофе и травили анекдоты. Да-да, анекдоты. Неумело, по-английски и нидерландски, но от души. И смеялись взахлёб.
   На фирме в этот день мы увидели двух новых личностей. В смысле, они просто вернулись с командировки. Один из них, Томас, по национальности был словак. Он, как выяснилось в тот же день, понимал по-русски и немного по-украински. А главное - он говорил по-словацки, что не очень-то отличалось от русского. Во всяком случае, мы могли разговаривать каждый на своём языке - и понимать друг друга! О-о-о, это было что-то - наконец-то говорить без коверканья, на родном языке! Правда, всё же иногда мы не могли понять сути некоторых обсуждаемых аспектов - и временно прыгали в английский.
   Итак, мы работали и отдыхали, пахали до цветных кругов перед глазами и веселились. Часам к полшестого вечера чертежи так перемешались перед глазами, что я тупо смотрел на план дома и спрашивал себя, кто же мог выдумать такой квадратный унитаз? Но вот закончились папки, скопированные чертежи, сложенные в папки, приятно оттягивали руку - и мы с громадным облегчением могли крикнуть всем и каждому "See you tomorrow!!!" Да, здесь, придя на работу, можно не со всеми поздороваться, но вот попрощаться должен с каждым лично. Не понимаю, почему так.
   Наверное, отупевше-весёлое настроение у нас с Анькой ещё не прошло. Во всяком случае, всю дорогу домой мы приккалывались. Увидели что-то интересное в окне, да даже и самую обыденную вещь - и умираем со смеху, как накуренные. Вот этого - понимания между нами - я не мог полностью осознать. Почему? Почему мы понимаем друг друга? Она - из процветающей Европы, я же - из считающейся у них дикой Украины. Она всю жизнь жила в условиях, абсолютно отличных от моих, у них совсем иная мораль. Пусть общечеловеческие ценности и нравственность одни во всём мире, но почему мы так легко можем понять друг друга? Мы общаемся друг с другом на абсолютно не родном языке - а понимаем. Не английские слова, нет, но то, что хотел сказать человек, а не смог выразить на все сто процентов. Значит, и не такая уж и великая пропасть между Западом и Востоком, между Европой и пост-советскими странами? Значит, совсем не правы те, кто утверждает, что мы не поймём друг друга? Значит, это они не поймут, а мы - простые люди - да без проблем?! Да, странно всё это. Но и классно, согласитесь.
  
   Мы с Анькой. [Франсуа]
   Фото 20. Скажите мне, ну неужели мы такие классные не сможем понять друг друга?
  
   Наверное, тут ещё дело в том, что за несколько дней общения мы стали и изъясняться лучше, и понимать друг друга тоже стали лучше. Наверное, мы из знакомых уже стали приятелями.
   Мне по хозяйству нужно было мыло. Аньке тоже какие-то безделушки понадобились. Решили мы в супермаркет на обратном пути в гостиницу заехать.
   Зачем мне мыло понадобилось? Дело в том, что доблестные грузчики или таможенники или кто-то там ещё не знаю, но с Украины сто пудов - спёрли мои носки! Специально к поездке прикупил себе три пары носков, присовокупил их к пяти парам не новых. Получилось так, что эти три пары новых лежали на самом верху сумки. А когда в Бельгии я получал сумку, то обратил внимание на то, что ручки, соединяющиеся вместе липучкой, разъединены. Ну, бывает, решил я тогда, всяко возможно. Но насторожился. В отеле, когда сумку разбирал, думал совсем не о вещах, а о том, как бы быстрее спуститься в ресторан. Так что в тот день пропажи не заметил. Только когда пришла очередь новых носков, обнаружилось их полное "не-обнаружение". Кто мог спереть? Работники гостиницы? Вряд ли. Репутация отеля дороже. Бельгийцы в аэропорту? Может быть, но очень маловероятно - что им ловить в невзрачной сумочке, прилетевшей из дикой Украины? Остаются только наши доблестные грузчики в "Борисполе". Эти как раз могут.
   В общем, решил я постирать. Благо, горячая вода имеется. Порошка вот нет. Но на одну стирку покупать пачку порошка?! Может, не стоит с этим возиться и купить себе парочку пар носков? По пять евро за пару?!... В общем, решил постирать. Дело в малом - купить мыло.
   А вот и супермаркет.
   Эх, хорошо, что в Украине появились недавно супермаркеты европейского пошиба. В смысле - я совсем не удивлялся внутренностям магазина, обилию товаров и спектру услуг. А так была бы очередная картинка "Маугли в Нью-Йорке".
   Смотрю на товары, вскользь - а цены, автоматически перевожу в гривны, потом уже привычно приглаживаю встающие дыбом волосы.. А вот это я бы купил... И это... Только нафига они мне ЗДЕСЬ? Я ТАМ бы купил. За такую же цену. В гривнах, а не евро. Но сейчас мне нужно было только мыло. Исколесил супермаркет, но нашёл-таки. У них, оказывается, не рядами чередуются товары, а секциями. Несколько супермаркетов в одном. Буржуи, блин.
   Встал в очередь в кассу. Движется она медленно. И всё от того, что расплачиваются в основном не наличкой, а с помощью карточек. Карточки у них на руках разные. Банковские, кредитные, корпоративные, клубные, потребителя, ещё какие-то. Подходит, например, женщина к кассе и суёт несколько карточек. Одна - дисконтная карта супермаркета, вторая - клубная скидка на товар, третья - банковская карта. И так почти каждый покупатель! Карточку - вжик! Ещё одну - вжик в другом месте. Покупатель настрочил код, что-то ввёл, продавец отдал счёт - и следующий!
   А тут, значит, подхожу я.
   В руке - брикетик Dove (пачка стоит два евро - это 14 гривен! - одуреть можно!!!) и десять евро. Сую всё это продавщице. Та тупо смотрит на мыло, деньги, потом машинально раскодирует мыло и поднимает на меня глаза. Я подозреваю, что её интересует. "I haven't any cards (У меня нет карточек)" - говорю. Продавщица глазами - луп, луп. Не понимает по-английски? Неужели хоть одна не понимает? Но нет, ошибся. Понимает. Просто не может понять, почему это у меня нет карточки. Я повторяю фразу, что карточек у меня нет, зато есть кэш - протягиваю ей десятку. Увы, продавщица явно переработала на данной должности. В неё явно въелся "инстинкт карточки". С безмерным удивлением она спрашивает меня: "No cards?" ("Нет карточки"?) - "No!" - "Anyone?"("Ни одной?") - "Anyone!"
   Похоже, когда, наконец, я отошёл от кассы со сдачей, на меня смотрела не только кассирша, но и вся очередь. Кажется, они перешёптывались у меня за спиной: "Вы только посмотрите на него! Каков наглец! Такой большой - а без карточек! Ай-яй-яй!"
   Завтра должны были к нам присоединиться ещё два человека - Спас с Болгарии и Лучиано с Румынии. Этим вечером они должны были уже быть в гостинице. Вот на ужине мы и смотрели вокруг во все глаза, выискивая среди посетителей незнакомые фигуры. Не выискали.
   После ужина я прихватил в номер с собой парочку бутылочек понравившегося мне Trapist'a. Включил телевизор, настроил MTV, сделал погромче музычку, и, потягивая пивко, поплёлся в ванную.
   Х-ха! Просвещённая Европа, сейчас ты увидишь то, что раньше видела, но думала, что уже лишилась этого. Сейчас "дикарь" с Украины заново научит тебя стирать вручную. А то зажралась, понимаешь. Что ты говоришь? Достаточно постояльцу сложить грязную одежду в кулёчек, уборщицы забирают - и на следующее утро тебе принесут выстиранное и выглаженное? Это всё фигня, Европа! Такого не бывает. Учись, пока я здесь! Берёшь носки, бросаешь их в ванную, набираешь немного горячей воды и бросаешь на носки гостиничное мыло. Пусть киснет. А мы пока пивка попьём. Босс отеля, может быть, в обморок упал бы, если бы увидел всё это. Но его не было рядом, а жаль. Так бы ещё пивка приволок бы. Ну что, как там наши носки? Ах, чёрт, это гостиничное мыло имеет скверную привычку не раскисать в воде. Не то, что наши турецко-китайские подделки. Блин, долбанная европейская фирма. Теперь придётся тереть серьёзно.
   Ничего, сдюжим. Главное, чтобы до утра высохли на батареях. А то придут убирать - точно обморок грохнутся.
   Вот так вот, Европа! Знай наших! Учись, как НЕ следует жить.
  
  
   Вторник, 1 февраля
  
   Пришлось вставать рано утром - минут на сорок раньше обычного. Мы должны были быть в офисе компании без пяти восемь из-за Лучиано. Этот румын был мелким боссом одного мелкого заводика в Румынии, и фирма Frisomat собиралась достаточно серьёзно с ним работать. В Бельгии завод запускали в восемь утра, потому мы и должны были быть на месте без пяти восемь.
   Встретились внизу с Анькой, стали выискивать глазами таких же озабоченных рано попасть на работу незнакомцев. Оказалось всё намного проще - хозяин гостиницы сам сопроводил Спаса и Лучиано к нам за стол. Фризомат к Фризомату.
   Спас, гений инженерии и программирования, был из Болгарии. Это по его программе, адаптированной к зданиям фирмы, мы быстро, а главное - по всем Еврокодовским правилам, рассчитываем наши конструкции. Впоследствии в общении с ним я заметил, что он и тяготится своим исключительным на фирме положением, и устал от него. Он хочет просто работать по своей специальности, хочет в свободное время быть с семьёй, а его знания эксплуатируют практически круглосуточно инженеры всех представительств Фризомата - а это двенадцать стран как минимум. Но в то же время исключительность его фигуры сыграло с ним злую шутку - он почувствовал своё превосходство над другими - и надменность в общении взяло в нём верх. И опять же - это я вывел в течение дня общения, но вечером при разговоре под пиво мы узнали друг друга лучше - и надменность его куда-то исчезла, я увидел в нём нормального парня, правда, безмерно уставшего. Он здесь, в Бельгии, в своё время прожил два года, и ничего его здесь не удивляло.
   Лучиано, смуглый красавчик, был прямиком из Трансильвании. Была в нём итальянская кровь, это заметно становилось сразу при взгляде на него. Ну и, конечно, что-то демоническое в нём тоже было. Что-то а ля Дракула. Улыбался - а в глазах словно бесенята прыгали. С ним я быстро нашёл общий язык, он умел и любил шутить. Правда, с какой-то непонятной вызывающей злостью к девчонкам. С ним мы порой Аньку до "смешной" истерики своими шуточками доводили. Любил он повторять, что он с Трансильвании, живёт недалеко от бывшего замка Дракулы, а посему, "бу-га-га, не закрывай на ночь окно, я прилечу укусить тебя в шею".
   Тот день в компании был тяжёл. Сначала нам до часу дня представляли, показывали и демонстрировали возможности программы Спаса в конференц-зале. Потом мы с этой программой работали самостоятельно. Потом пришлось тесно сотрудничать с Бель и Яном по созданию какого-то крутого скрипта, адаптированного для Украины (жаль, ничего не вышло), потом... Много всего. К концу этого долгого трудового дня головы у всех были тяжёлые и гудящие от новых знаний.
   Примечательная сцена - за обеденным столом рядом сидели интернационалом. Франсуа - бельгиец, Томас - словак, Лучиано - румын, Анна - португалка, Спас - болгарин, я - украинец и Бернар - француз. Каково?
  
   В главном офисе Фризомата. Слева направо: я, Ян бородатый, болгарин Спас. [Тим]
   Фото 21. В офисе с бельгийцем Яном и болгарином Спасом
  
   Тогда же, в обед, мы вчетвером договорились о том, что сегодня съездим в шоппинг-центр. Все были "за", кроме Спаса. Тот просто развёл руками, мол, мне туда не надо, но куда же я денусь, если машина одна? Мы ему предложили кучу вариантов, но он замахал руками, мол, не килишуйте, ребята, всё путём, поедем.
   Он, кстати, и сел за руль, когда мы после работы поехали в шоппинг-центр. И оказался заправским автогонщиком и знатоком здешних дорог. За пять минут домчал нас до шоппинга по таким закоулкам, о которых никто из нас не знал.
   Этот гигантский супермаркет - самый большой шоппинг центр Бельгии. Всего два этажа, но сколько по площади - не знаю. Вошли, оглянулись по сторонам... во все стороны расходятся улицы, где-то там вдалеке смутно угадываются стены. Договорились встретиться здесь же через час. Если бы я знал, что здесь шесть входов-выходов только на этом этаже, я бы потрудился запомнить побольше примет, чем "магазинчик фотоплёнок", кафе, эскалатор на второй этаж". Мне казалось, что по таким приметам найти нужный выход - дело плёвое. Наивный, знал бы я, что тут у каждого входа если не кафе, то ресторан, а уж выход на второй этаж - у каждого входа обязательно!
   Мы быстро потеряли друг друга, разбежавшись кто куда. Я шёл всё время по левую руку, не сворачивая. Потом, заинтересовавшись, зашёл в один магазинчик, вышел из него чёрти где, свернул опять, и ещё... В общем, вскоре я и понятия не имел, где нахожусь.
   Зато сколько интересного вокруг, да и деньги в кармане есть.
  
   Прямо за моей спиной - фонтан в полу. [Кто-то]
   Фото 22. Город магазинов. И я весь такой маленький.
  
   Зашёл в один магазинчик, где продавались, знаете, эдакие сувенирчики для влюблённых - мягкие игрушки, статуэтки, поделки, скульптурки, валентинчики, футболки, открытки и т.д. Зашёл - и пропал. Выбор - огромен - и в этом наибольшее зло. У нас в Украине тоже есть представительства таких фирм. Например, Hallmark. Но там выбор на порядки меньше. Здесь же и того хочется любимой купить, и этого, и это вот, и то тоже. Я выбирал минут двадцать - и не выбрал ничего. Слишком много тоже плохо. Решил зайти чуть позже.
   Дальше, дальше. Ещё магазин, ещё. Из пола бьёт фонтан, висят над людьми громадные ходики, а на перекрёстках этого воистину города выставлены стеллажи все в розовом и золотом - скоро День Всех Влюблённых. Мол, не забудьте. Сердечки, кулончики, всяко разно. Много всего, но с большой любовью и для любимых.
  
   Перекрёсток. А вверху висят ходики четырёхметровой высоты. Жаль, не влезли. [Я]
   Фото 23. Перекрёсток шоппинг-центра. Розово, но сердечно.
  
   Глянул время. Пора возвращаться. А... куда? Где я, интересно? Без понятия. Здесь я был? Не был. Ага, вот и карта. На каждом перекрёстке такая висит. Я вот здесь. А входил где? Да чёрт его знает, тут этих входов. Попробую сначала сюда!
   Магазины, магазины, знакомые виды и не очень. Вроде, шёл куда надо, а забрёл к чёрту на кулички. Ну и куда дальше? Блин, меня небось наши ждать будут, а смеху-то будет, смеху!
   О, вот и тот влюблённо-сувенирный магазинчик. Оказия! Наконец, накупил там всего.
   А время-то поджимает! Снова почти побежал на поиски того самого входа. Туда-сюда. Интересно, как долго я ещё буду блуждать? В десятый раз прохожу перед очами какой-то старушки, наверное, очень удивлённой моим запыхавшимся видом и постоянным дежа-ву от вида этого молодого человека. Видать, думает, что это за придурок круги нарезает? А я просто ищу тот самый вход и бросаюсь панически в разные дороги на перекрёстках.
   Ну, наконец-то! Увидел вдалеке совсем не там, где искал, белую курточку Спаса - и кинулся туда, боясь вновь ошибиться и потеряться. Не, не почудилось. Сидит себе на скамейке, орешки грызёт, удивлённо на мою довольную рожу смотрит. А я испытал чувство, словно из лесу незнакомого дорогу нашёл.
   Хм, а остальных ждали минут двадцать.
   А я ведь всего пол-этажа прошёл. Точнее, четверть, остальное просто оббежал, даже не рассматривая толком... Нет, сюда надо приезжать на весь день. И с тыщей в кармане. Всё равно не хватит.
   Уставшие, но довольные, мы ехали домой и наперебой делились впечатлениями. Понимали друг друга без проблем! Смеялись до упаду. Например, когда только приехали в гостиницу, выходя, Анна обронила фразу на португальском. Лучиано ответил по-румынски, я поддержал его на украинском, а закончил всё Спас болгарским спичем. Это нас захватило - и мы общались каждый на своём языке где-то с минуту. А потом грохнули хохотом. Вышло очень прикольно.
   Решили отужинать вместе.
   Собирались по одному. И тут Спас напомнил мне то, о чём мне говорил ещё Володя, генеральный директор, а я вот забыл. Здесь, в Бельгии, существует странный обычай в гостиницах. Не знаю, может даже это во всей Европе, но вот в Украине я такого не встречал. Дело в том, что здесь холодные обычные салаты предлагаются абсолютно бесплатно. То есть рядом с барной стойкой стоит стол, полностью уставленный тарелками, вилками-ложками, в корзине лежит хлеб, стоит большой казан с супом и стоят несколько больших тарелок с салатами. Подходи, выбирай, накладывай, ешь - и это даже в счёт не войдёт. Да-да, совершенно бесплатно! И классные салаты, между прочим. Например, мелкая отварная картошка в майонезе с луком и креветками. Я не знаю, почему ЭТО называли салатом, но так он и был представлен. Или что-то наподобие оливье. Капустный салат, салат из свежих огурцов и помидоров. И ещё несколько. Только ими можно от пуза накушаться. И всё вкусное! Вот буржуи, а?
   Увидев что-то уплетавшего за обе щёки Спаса, я тоже навалил с горкой всего по чуть-чуть, и к хрусту болгарина добавился хруст украинца. А тут и Анька подоспела с супом. И Лучиано с салатами.
   В общем, когда мы насмеялись, наприкалывались, напились пива, насмешили до икотки Анну и ещё много "на-", то заказали горячее. Я с Лучиано стейки из свинины, Анька что-то из китайской кухни, а Спас какую-то жуткую зверюху с не выговариваемым названием.
   Н-да, если их стейки сравнить с нашими отбивными и сопоставить по размерам, то получается, что у них все свиньи размером с корову. Вот возьмите нашу обычную тарелку типа "Общепит" - это и есть размеры их стейков. Буржуи! Я еле доел! Лучиано вообще осилить не смог.
   Ха! Зато теперь я ничем не отличался от других по технике владения ножом и вилкой, а вот Лучиано действовал так, как действовал бы я, если бы не умел хорошо владеть ножом и вилкой - сначала разрезал весь стейк на мелкие кусочки, потом же нож вообще отложил в сторону. А теперь я сам смотрел на румына как на дикаря. Хоть и "ненавижу есть, держа вилку в левой руке" - эндцать, но спасибо в который раз тёще!
   Когда живот вымучено выпятился и активно запротестовал против опостылевшего ему хоть вкуснейшего и деликатеснейшего, но жареного мяса который день подряд - вот буржуй, а? - ну так вот, когда он запротестовал, то я облегчённо отвалил в кресло и под пивко и спрайт неспешно беседовал со всеми.
   Анька ушла в пол-одиннадцатого, мы - на полчаса позже.
   Спаса завтра рано утром будет ждать такси, которое увезёт его в Антверпен в аэропорт. Суперкороткая у него получилась командировочка.
   А мы завтра опять на Фризомат. Но теперь не так рано утром, а как обычно.
   Сегодня я вообще оборзел и решил расслабиться по полной. Взяв в баре незнамо какую пару пива - решил оттянуться и принять ванну с пивком в руке.
   Долго спускал холодную воду, потом набирал горячей ванну. Откупорил запотевшую бутылочку, залез с ахами и охами в парующую воду, уставился в специально повёрнутый монитором к ванной телевизор и понял... что самым лишним здесь является всё же пиво. Не все удовольствия в мире упираются в этот напиток, ёптыть! За час блаженства в ванной я не выпил и половины 0,33-литровой бутылочки!
   Какой-то весь красный, словно надувшийся, с нежной кожей, я с большой неохотой расстался с ванной.
   Перед тем, как провалиться в сон, долго думал о жене.
   Милая моя, любимая, единственная, желанная Наташенька! Как же мне без тебя одиноко! Да, здесь красиво, необычно, классно, здесь много лучше, чем у нас. Да, здесь жить можно и нам так не жить (а если жить, то недолго). Но все преимущества этой страны, этого нового мира, этого нового общества элементарно меркнут, когда рядом нет любимого человека. Мне реально стало абсолютно плевать на то, что я за границей, в Бельгии и, возможно, больше никогда в жизни в этой стране не буду. Мне стало абсолютно плевать на то, что я ДОЛЖЕН запоминать всё то, что вижу вокруг и что со мной реально происходит здесь. На всё плевать. Как мне хотелось, чтобы она была рядом! Без неё одиноко и грустно. Даже дав ей слово, что не буду грустить, я не мог это слово сдержать. Одиночество, мой бич долгих 27-ми лет, снова пришло ко мне в гости, и я понял, как же плохо после того, как избавился от пустоты вокруг себя и привык жить не один, снова почувствовать себя одиноким.
   Заснул быстро. А вот спал плохо - в комнате было прохладно, приходилось кутаться в одеяло, под которым была просто Сахара. Вспотел и замёрз, во!
  
  
   Среда, 2 февраля
  
   Завтракали мы уже втроём - Спаса в это время самолёт уже вёз домой в Болгарию.
   Лучиано пришёл последним, и мы с Анькой власть пошутили над тем, скольких, интересно, постояльцев успел за ночь искусать румын с Трансильвании? Сошлись на пяти. Лучиано развеял наши сомнения. Он сказал, что не укушенными из постояльцев остались только мы с Анной и именно сейчас он намерен решить эту проблему. На это с Анькой мы возразили, что несколько дней назад ели "пили-пили", и частички этого блюда по любому до сих пор бродят в крови. А что такое "пили-пили"? У-у-у, это яд для всех вампиров. В общем, с шутками-прибаутками так и началась среда.
   Кстати, это название "Мата-мата пили-пили" прочно вошло в наш с Анькой обиход. Это было как девиз - речёвка, пароль - отзыв. Например, меня переклинивало, и я спрашивал у Аньки: "Мата-мата?" Она тут же утвердительно кивала головой: "Пили-пили". И мы смеялись.
   Сегодня на фирме для нас была запланирована экскурс-поездка по нескольким объектам в окрестностям Вайнегема. Хотели нам показать кое-какие нестандартные объекты и решения. Н-дык, енто всегда интереснее бумажек!
   И вот мы - я, Анька, Лучиано, главный - Стефан и присоединившаяся к нашей компании одна из менеджеров Бельгии Энн - поехали. У меня на фотоаппарате оставалось тридцать из трёхсот кадров, и я их решил все отщёлкать. Ага! Счас же! Разбежался! В очередной раз сдохли батарейки. Пришлось полагаться только на цифровой фотоаппарат Анны. Смешно мы выглядели, чесслово. Я бегал за ней как поросячий хвостик и просил её щёлкнуть то-то и то-то, всё равно потом все фото запишут на диски и презентуют и ей, и мне.
   Приехали на первый объект. Что-то вроде автосервиса.
   Погода была ни к чёрту. Дождь капает. Иногда - льёт как из ведра. Мокро, зябко. Но тут - я очень удивился - Анька мужественно носилась под дождём, несмотря на портящуюся прическу, убегая от зонтика, который я всё пытался над ней пристроить и знай себе, щёлкает, дублирует. Ага, найдите у нас таких инженеров-девушек... да вообще попробуйте найти таких, которые думали бы не о внешности, а о деле! Единицы!
   Забавная деталь. Хозяин того автосервиса, когда ему нас представили, довольно спокойно отнёсся к португалке и румыну, а вот когда узнал, что я из Украины, неожиданно оживился. Тут же начал рассказывать, что скоро выйдет на пенсию и переедет в Словакию на ферму в 20 километрах от Украины, будет в гости заезжать и всё такое. И вообще, мол, оранж револьюшен - гуд. Ну, гуд и гуд, я его поздравил с этим, мы все поулыбались. Расставался дедок с нами в очень хорошем настроении.
   Второй объект был в пяти километрах от первого. Мы ехали в лабиринте дорог, а Стефан махал рукой то направо, то налево, указывая на наши, фризоматовские объекты. Аж гордость взяла! Вот она, моща! "А фигли?! - пожимал плечами Стефан - у нас более пятнадцати тысяч реализованных проектов только в Бельгии! Тут вообще всё ими утыкано". А мы это и сами видели.
   Второй объект был в промзоне - участку территории, на котором стояли крупнейшие заводы Бельгии, во всяком случае, проезжая, читал известнейшие на весь мир марки. Мы осмотрели совмещённый ангарчик СТО и вертолётной станции. Да-да, там действительно были вертолёты, внутри нашего ангара, я даже щёлкнулся на их фоне.
  
   Кстати, а вокруг - как раз наши конструкции. Вот такими домиками я и занимаюсь.  [Анька]
   Фото 24. Почти личный. Со следующей зарплаты точно куплю! Правда, только игрушечный.
  
   Третий и последний в сегодняшней поездке объект был километрах в семи. Пришлось пробираться к нему по глуши и глубинке. "Глубинка" отличалась от "не глубинки" возникающими на обочинах карликовыми лесами и полями, которые успеваешь проехать секунд за десять. Я впервые увидел фермы, фермеров и их поля! На одном поле выгуливали коней, на втором фермер с карликового трактора что-то высеивал (это в феврале месяце-то!). Проехали недалеко от самой настоящей мельницы.
   На одном нашем колхозном поле поместится, скорее, с десяток их хозяйств. А вот одно-два таких хозяйства с таких крошечных полей даёт столько же урожая, сколько снимут со всего нашего "стандартного" гигантского для бельгийцев поля. Есть над чем поразмыслить. Подумать, кто лучше умеет обрабатывать и ухаживать за землёй.
   На третьем объекте мы подзадержались. Их там было несколько, и пришлось основательно полазить по ним. А Анька знай щёлкает.
   Возвращались на фирму мы, преисполненные впечатлений. Но на обратном пути пришлось сделать крюк. Заехали в национальный фастфуд Бельгии. От "Макдональдса" отличается как парной поросёнок от синей худой курицы. Пища, сделанная у них, на несколько порядков отличается в лучшую сторону от американской бурды. А стоит дешевле.
   В Бельгии есть традиция: каждую первую среду каждого месяца обедать на фирмах вот этим вот фастфудом. То есть с утра делают крупный заказ, а к обеду всё готово. Сегодня был как раз такой день, и Стефан должен был забрать на всю фирму заказ. Мы пошли ему помогать таскать парующую, доделываемую на глазах картошку фри, шашлычки (кстати, у них тоже жареное на вертелах мясо с прибамбасами зовётся "шашлык"!), майонез собственного производства, колбаски, салаты... много всего.
   Блин, у них каждая забегаловка имеет гордо свою вывешенную историю в фотографиях!
   На фирме вся толпа уже ждала нас в столовой и стучала ложками по столам. В мгновение ока размелись заказы. И началось - чавканье, шумные восклицания, шморганья, отрыжки. Для них это норма, оказывается! Кажись, самыми воспитанными там были мы втроём и Филипп - один из боссов фирмы. Мне, уж не знаю, зачем, подсовывали посмотреть журнальчик "Тракторы". Ах, блин, как интересно втыкать на тракторы! Аньку всё время тоже дёргали во все стороны, что-то спрашивали, но постоянно только на Dutch. В общем, было шумно, людно и как-то суетливо не в меру.
   Я же во время обеда, оценив по достоинству бельгийский фастфуд, думал совсем о другом, об отстранённом. Я строил коварные планы по выманиванию энной суммы у компании. Анька, за невозможностью использовать банковскую карту, как себе деньги берёт? Подходит к финансисту компании Полу и говорит, что, мол, мне нужна такая-то сумма, расписывается в бланке и получает. А мне почему такое не осуществить? Блин, один раз живём, никто тебя здесь не ограничивает, кроме тебя самого, так почему бы не попробовать? Глупая гордость может пока поспать. Тут, блин, шара. Покупай - бери - не хочу!
   И я, краснея как рак, поплёлся к Полу. Так и так, мол, не может ли компания субсидировать небольшую сумму на личные расходы? Пол выспрашивает меня, мол, на карман хочу положить? На карманные расходы? Ну, говорю, на сувениры. Окей, говорит Пол, сейчас пошлём запрос в Украину на сумму, тобой указанную. Как так, спрашиваю, а разве не компания в Бельгии оплачивает? Вот ещё, хмыкнул Пол, и всё объяснил. В общем, личные, карманные расходы оплачивает представительство Фризомата той страны, откуда приехал человек. А проезд, питание - здешнее представительство. Мы, мол, даём тебе всё для существования, а свои личные расходы, будь добр, оплати сам. Фигли? В сущности, правильно. Так значит те сто евро? - Да-да, оплачено Владимиром из Украины. Не хватало только, чтобы они были сняты с моей зарплаты, а она и так невелика. Ну так что, делать запрос, спрашивает Пол. Нет уж, обойдусь.
   А я уже губу раскатал, надо же?! Это вон Аньке хорошо, у неё на карточке, дома запасы имеются. Приедет домой - и мигом переведёт долг куда надо. А мне с чего отдавать? А так мне и надо! Алчность - тоже грех... Только вот жаль, что таких вещичек в Украине не найдёшь, а тут завались.
   Всю вторую половину дня мы занимались с Димитрием и Франсуа.
   После работы решили с Анькой и Лучиано докупить сувениров. Устроить небольшой шоппинг. Одного вот только мы не учли (а в сущности и не знали) - почти все магазины закрывались к шести вечера. А именно в этот день мы необычайно поздно выехали с компании - в полшестого.
   Опять нас посетила непонятная веселуха - и мы прикалывались и шутили всё то время, пока ехали, припарковывались, шли под противным дождиком вдоль магазинов, почти всех закрытых. У меня был зонтик, и я опять пытался галантно держать её над девушкой. Но так как приходилось всё время что-то огибать или пропускать велосипедистов, то через некоторое время всё равно все были мокрыми.
   В один момент Анька успела проскочить на зелёный свет по зебре к мультибанку, а мы остались на этой стороне. Я думал было перейти на красный, всё равно машин не было, но Анька замахала руками, закричала: "Даже не думай! Стефан рассказывал, что даже если нет машин, всё равно ни в коем случае не переходи на красный цвет светофора - штраф за это нарушение 150 евро!" Я живо представил себе, что за каждым углом домов притаились толпы полисменов, коварно дожидающихся, когда я сделаю первый шаг по дороге не на зелёный. Некоторое время мы с Анькой переругивались через улицу (во цирк для аборигенов был, а?), потом вскинул руку с жестом интербригад: "Мата-мата!" - и спокойно начал переходить дорогу. Анька, по инерции ляпнув "пили-пили", заметушила руками, мол, не гони, вернись. Я ж её на светофор показываю, где заговорнищески мне подмигивает зелёный. Я, конечно, для них и дикарь с Украины, но чем чёрт не шутит, а вдруг у них тут действительно за такую мелочь сто пятьдесят евробаков снимают? Которых всё равно нету.
   В общем, пошарились мы, пошарились, но среди сувенирных магазинчиков открытым был только один. Там и затарились шоколадом и другими фигнюшками.
  
   День Святого Валентина рулит даже в шоколаде. [Я]
   Фото 25. Красиво они умеют это оформить, не правда ли?
  
   И вновь, когда уже разошлись по номерам, меня просто-таки заела тоска. Ах, как я истосковался по жене! Скорее бы пятница!
  
  
   Четверг, 3 февраля
  
   Сегодня на фирме была запланирована для нас долгая экскурсия по заводу, на котором изготовляются конструкции для наших зданий. Благо, сам завод располагался в двадцати метрах от главного офиса фирмы, так что долго идти не пришлось.
   Только не думайте, что завод - это только трубы, коллекторы, пыль, нагромождение заготовок и т.д. На этом заводе самым опасным процессом была сварка. Покраска, гальванизация и т.д. элементов производились совсем в других местах. Здесь, блин, делалась влажная уборка каждый день! (!!!) Да-да, и полы мыли. С мылом. Буржуи.
   Лучиано мотался, показывая нам, что он хочет построить на своём заводе, цокал восхищённо языком, разве что не целовал лазерный резак или робота-сварщика. Мы же с интересом наблюдали, как из плоского рулона стали получается изящная профилированная колонна.
   Один человек на одной линии - каково? Двадцать пять человек на весь завод!
   А чтобы долго по большому, в принципе, заводу, не ходить, ездят на маленьких велосипедах с символикой компании. Вот буржуи, а?!
   Мне, в общем, понравилось. Аж завидки взяли.
   Потом мы смотрели завод деревянных изделий при Frisomat'е. Рабочие - семья. Шесть человек на помещение, в котором можно потеряться. И ничего, нормально. При нас один рабочий сделал несколько классных дверей. Пять минут - и дверь! С утеплителем между слоями наборного дерева. Только полакировать осталось. У нас такая дверь стоит полторы штуки. Если не больше. А тут за пять минут - бац! - полторы штуки.
   Но сколь не было вокруг интересно, я ходил смурной. Меня всё гнетило, всё было по барабану. Очень хотелось к жене. Когда узнали причину моего невесёлого, как обычно, состояния, долго успокаивали и говорили, в сущности, прописные истины. Мол, скоро вернёшься, не переживай, а тут же для тебя экзотика, да ещё когда здесь будешь, да радуйся жизни и т.д., и т.п. Да блин знаю я всё. Знаю! Только когда гложет тоска, её улыбкой не снимешь. Себя можно уговорить, но ненадолго. Когда любишь - это очень заметно. Любящих друг друга людей надолго друг от друга отлучать нельзя. Завянут.
   И я решил замучить себя работой. Подбивал списки, что мне нужно, выбивал недостающее, копировал и ксерил.
  
   Вот здесь всё рабочее время и пахал. [Стефан]
   Фото 26. Даже за границей заставляют работать буржуины, вона как!
  
   Тут прикольнулась Анна-Лиз. Утром я отдал ей фотоаппарат, и Анька тоже. Бельгийка нам сделала по диску фотографий и распечатала на фотобумаге несколько из них. А на сами диски налепила обложки, сделанные, опять же, из наших фоток. Обозвала их "My visit @ Frisomat Belgium". У меня на диске была фотография пива, у Аньки - она на фоне Кафедрального собора.
   Чтобы глянуть фото, собралась вся наша гоп-компания. Смотрели, вспоминали, смеялись. Меня поздравляли с тем, что я скоро увижу жену. "Ты рад? - спрашивали меня. - Рад, что возвращаешься?" И я искренне отвечал: "Да!"
   Чувствовалось, что завтра - конец. Что это - последний день в компании. Завтра будет уже совсем не то. Завтра Анька улетит в полвторого, я - чуть позже.
   Чувствовали это и сотрудники Frisomata, предлагали помощь по любому поводу, проявляли более дружеское расположение.
   Какая-то непонятная тоска взяла за горло. Жутко хотелось домой к жене и в то же время я понимал, что сказка подходит к концу. Ты побывал в Европе, настолько европейской, что европеистее не бывает. Когда будешь в следующий раз? А будешь ли вообще?
   В общем, было грустно.
   Кажись, такое настроение было у всей нашей троицы. К отелю ехали подавленные, молчаливые.
   Заехали по пути в супермаркет. Купить то, сё по мелочам. Я же думал привезти домой упаковочку бельгийского пива. Походил, поискал - нету! Есть вино, водка, всё, что угодно из спиртного, а вот пива нету. Спросил у продавщицы, мол, где? Она мне на дверь боковую указывает - там. А там!.. Вот всё, что угодно ожидал, но такого! Но не целый супермаркет пива же! На длинных "пятиэтажных" стеллажах стояло пиво. Сотни различных сортов.
   Буриданов осёл выбирал всего из двух охапок сена? Счастливый! А если бы было две сотни охапок?
   Здесь было... всё! От самой голимой в Бельгии марки "Stella Artois", которую у нас воспринимают как что-то из ряда вон выходящее, до супердорогих вручную закрываемых монахами бутылочек с характерными многоразовыми пробками. Опустошённый, раздавленный, разбитый в пух и прах, обманутый и даже униженный всем этим, я тупо бродил вдоль полок, читал ничего не говорящие мне названия. Нельзя так издеваться над туристами, блин!!! Буржуи хреновы!
   Плюнув, схватил первую попавшуюся под руку упаковочку, да ещё парочку пузатых бутылочек, гордо подняв нос, промаршировал к кассе.
   Мы знали, что сегодня последний день, когда мы вместе - я, Анька и Лучиано. Наш совместный ужин превратился в долгую-предолгую беседу. Мы желали друг другу много всего, Лучиано предсказывал, кто-где-кем станет через десять лет. Шутили и смеялись. А за плечами стояла Печаль. Всё-таки мы успели подружиться.
   Решили завтра обменяться электронными адресами - и разошлись.
   Дома я ещё выдул пузатенькую бутылочку Duvel. Казалось, что там - всего 12 градусов. У меня любимое пиво "Сармат - Добрый Шубин" как раз двенадцатиградусное. Но какая же разница была между этими напитками, называющимися одинаково - пиво. Этот Duvel пить было просто невозможно. Противно. Казалось, это пиво открыли, подержали открытым пару дней - а потом снова закатали и продали. Гадость та ещё. А ведь кто-то пьёт и нахваливает эту гадость!
   В общем, вторую бутылочку я так и оставил в номере нераспечатанной.
   Тоска по жене достигла апогея. Спасало только одно - завтра я её увижу! Торопился уснуть, чтобы поскорее пришло завтра.
  
  
   Пятница, 4 февраля
  
   Утром, завтракая, заметил необычайное оживление в ресторане. Народу было - очень много. Или открывался туристический сезон, или одно из двух. Я даже услышал русскую речь.
   Может, потому владелец гостиницы так обрадовался вчера, что мы уезжаем, освобождаем комнаты? Или он вчера был навеселе? Или они всё время такие все доброжелательные?
   Пока опустили вниз вещи, пока погрузили всё в машину... Вот хорошо, что на фирме мне совершенно бесплатно выделили здоровенную фирменную сумку "Frisomat", а то и не знаю, куда бы я поместил вещи с сувенирами?
   "Надеюсь, у нас вам было хорошо?" - "Да, замечательно, спасибо за всё!" - и мы простились с Хейдеблюэмом.
   Время в офисе тянулось медленно. Мы откровенно просто делали вид, что чем-то заняты, а на самом деле ходили от одного к другому, беседовали, прощались.
  
   Наш главный офис в Бельгии. Обратите внимание на траву. А на улице-то - февраль! [Анька]
   Фото 27. Последнее фото на память перед офисом компании.
  
   За десять минут до своего такси Анька пошла со всеми целоваться, со мной - последним. Обменялись электронными адресами. Прощание вышло скомканным, никаким вообще.
   Видать, и она, и я были сейчас совсем не здесь, а уже дома.
   Я не стал её провожать...
   После обеда откровенно страдал фигнёй. То есть включил ноутбук, а сам строчку за строчкой строчил в блокноте воспоминания. Секунды считал! Ну же, ну, скорее! Это ожидание - оно так выматывает!
   Наконец, за четверть часа до своего такси, побежал со всеми прощаться, целоваться, обниматься. От волнения совсем позабыл английский и говорил смешно и сумбурно.
   Наконец, такси! Простился с боссом - и в путь! Ура!
   Помахал всему "Frisomat"у рукой - и запрыгнул на переднее сиденье роскошной "бэхи". О да, это было чудо, а не машина. Представительский класс. Проехали Frisomat, глянул на него в последний раз - буду ли здесь когда-нибудь ещё? Кто знает?!
   Дороги, повороты, машины и дома. "У вас когда самолёт?" - "В восемь, но в аэропорту нужно быть в шесть" - "Без проблем. Будем".
   Машина не ехала - летела! А я задремал. Проснулся только когда подъезжали к самому аэропорту Брюсселя.
   Забавный вид мне открылся - не доезжая до аэропорта пары сотен метров, увидел самые настоящие развалины самых обычных домов. Скажите мне, почему бы не разобрать эти разрисованные граффити полуобрушенные кирпичные стены? Зачем портить вид суперсовременного аэропорта, визитной карточки Бельгии? Не знаю. В нескольких метрах от тех развалин стоит памятник. Женщина какая-то. Голая. Кому или чему поставили памятник? Не знаю. Но всё равно - фотографируются же люди на фоне этого памятника? Таки да. А если попадут в кадр эти развалины? Фиг его знает, что там думают бельгийцы о престиже вообще.
   На здании аэропорта блеснуло золотом. На крыше вокзала, оказывается, тоже какой-то памятник! Кому он там нужен? Буржуи, что говорить.
   Таксист подвёз меня прямо к "Вылет".
   Регистрация ещё не началась. Побродил чуть по окрестностям - да уж, "Борисполь" отдыхает. Украинский аэропорт раз в двадцать, видать меньше бельгийского.
   Только началась регистрация, вспомнил, что таможенная декларация, которая как раз нужна здесь и сейчас, осталась в гостинице! Но обошлось. Хуже того - здесь вообще всё было упрощено до минимума. Проверили паспорт, шлёпнули штемпель, дали Bording Pass - и свободен. Ни тебе "что вывозишь", ни "с какой целью пребывал в Бельгии", ни "есть ли незадекларированные вещи" - ничего! Хоть пулемёт тащи в кармане, хоть сто тысяч баксов. Аж обидно! Одно слово - буржуи!
   В зале дьюти-фри было людно и шумно. С этого аэропорта ежеминутно улетало и прилетало по несколько самолётов. А до посадки ещё больше часа! Что делать? Побродил там, сям, купил ещё сувениров, пооблизовался в кафешках. Есть хотелось неимоверно - в последний раз ел на фирме в двенадцать дня, почти семь часов назад! А прихваченные с собой яблоки и "Сникерсы" благополучно укатили вместе с багажом. Я ждал и не мог дождаться, когда сяду в самолёт и смогу, наконец, поесть.
   Играючи прошёл таможню, повтыкал на скульптуру прямо у выхода к самолётам - эдакие расстающиеся женщины - и чуть не побежал к своему выходу В8.
   Последние полтора евро на баночку "Спрайта" - и вот он наш красавец подруливает к кишке перехода.
   Но нас не пускают на борт. Вот полвосьмого, без двадцати... Горит надпись "Пассажиры, проходите в ворота", а не пускают! Я уж подумал, что сейчас объявят, мол, господин Рашевский, подойдите туда-то" - у меня в сумке уплыл ноутбук, который нужно было декларировать.
   Рядом ещё наши бизнесмены, шутя, разводили одного из своих, молодого. Мол, у тебя ж есть мобила, а почему не указал в декларации? Ведь из-за тебя задерживают рейс! Тот лопух верил, краснел, порывался куда-то бежать, остальные смеялись, не пускали.
   Но до чего же приятно слышать русскую речь!
   Или украинскую. Характерного вида вдруг разбогатевшие челноки - баба и мужик - всё сокрушались, что, мол, на подарки так мало шоколада купили. Сокрушалась баба. Мужик слушал, слушал, плюнул, сходил в ближайший дьюти-фри, приволок килограммовую коробку. Баба успокоилась.
   По связи долго объявляли какого-то Зденека, который должен был лететь в Варшаву. Мол, самолёт ждёт. Потом этого Зденека провезли по маленькой тележке. Бедный турист так нажужкался в баре, что сам ходить уже не мог.
   К соседним воротам пришвартовали самолёт с Германии. Тут я увидел, как разгружают багаж в аэропортах. Грузчики хвать, хвать сумки, спускающиеся по маленькому эскалатору - и в тележку со всего размаха - бах! Бах! Вдвоём схватили здоровенный чемодан, раскачали - и туда же, поверх сумок. Только что ногами не трамбовали. Я тут же начал беспокоиться за пиво в сумке. Оно хоть и было обложено вещами, но с такими погрузочно-разгрузочными работами всего можно было ожидать.
   Наконец, когда до восьми оставалось несколько минут, нас стали запускать в самолёт. Ура! Я чуть не бегом кинулся по кишке перехода.
   Опять людей было немного. Опять сидел на трёх стульях один.
   Симпатичные стюардессы (ура, наконец-то НАШИ лица!), разнесли прессу, провели инструктаж - и мы почти без опозданий начали выруливать на взлёт.
   Наверное, в такие минуты надо было думать восторженно, благодарно, прощаться. Но я улетал из Бельгии без сожаления. И был безумно рад тому, что улетаю. Через каких-то четыре часа я буду дома! Ура! Я увижу любимую Наташку! Я смогу прижать её к себе, зарыться в неё, растаять и вздохнуть облегчённо.
  
   Ещё будет почти не замеченный полёт на Украину. Ещё будет моё знакомство с туалетом, отличающимся от своего железнодорожного собрата лишь меньшей болтанкой. Ещё будет молитва при посадке в оледеневшем Киеве, ведь не хотелось разбиться в получасе от цели. Ещё будут СМСки от жены в те самые мгновения, когда самолёт шёл на посадку - самолёт от этого мог элементарно повести не совсем так, как надо. Ещё будет такой родной голос в трубке, захлёбывающийся от счастья, что я уже здесь и всё в порядке. Ещё будет поход по заснеженным улицам глубокой ночью с сумками наперевес. И я прижму к себе любимую жену прямо на пороге и прошепчу на ухо: "Здравствуй. Вот и я". Всё это ещё будет.
  
   А пока самолёт выруливал на взлётную полосу, и я мысленно говорил Бельгии: "Ну что, Бельгия, спасибо тебе за всё. У тебя в гостях хорошо. А дома лучше однозначно. Прощай, Бельгия! А лучше - до свидания!"
   Самолёт, набирая ход, покатился по взлётной полосе, подпрыгнул разок - и взмыл в темноту европейского звёздного неба.
  
  
   Поездка осуществлена 26.01.05 - 04.02.05г.
   Впечатления записаны 27.01.05 - 21.02.05г.
   Записи набраны 10.03.05 - 26.05.05г.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Боевое фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Е.Шторм "Сильнее меня"(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Змеиная невеста"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) Б.Стриж "Невеста из пророчества"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"