Распопов Дмитрий Викторович: другие произведения.

Осколки Сердец

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 5.65*100  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Древний Род вампиров, впервые за свою историю изгоняет своего отпрыска из семьи. Изгнаннику остаётся только одно - умереть. Так бы и случилось, если бы не Учитель Проклятого клана Носферату и любовь к эльфийской девушке. Преодолеть всё и достичь своей цели - вот главный девиз нового Рыцаря Смерти.

    Книга издана


  
   ОСКОЛКИ СЕРДЕЦ
  
  
   Древний Род вампиров впервые за свою историю изгоняет своего отпрыска из семьи. Изгнаннику остаётся только одно - умереть. Так бы и случилось, если бы не учитель проклятого клана Носферату и любовь к эльфийской девушке. Преодолеть всё и достичь своей цели - вот главный девиз нового рыцаря смерти.
  
  
  
   ПРОЛОГ
  
   Солнце всходило, его первые лучи робко осветили лес и берег реки, на краю которого сидели юноша и девушка. Один из лучей подсветил длинные, серебряные волосы девушки и, коснувшись выглядывающего из-под них заострённого ушка, перепрыгнул на чёрные, как смоль, волосы мальчика.
   - Как красиво! - произнесла она звонким, мелодичным голосом, глядя на восходящее солнце.
   - Да, Ал'лилель, - ответил юноша. - Очень красиво.
   - Так же красиво, как смотреть на тебя, - продолжил он немного погодя.
   Девушка посмотрела на него и грустно сказала:
   - Прости, но мне нужно идти домой, иначе начнут беспокоиться. Думаю, отец что-то подозревает о наших встречах. Теперь я сплю гораздо больше, чем раньше, и это вызывает у него вопросы. Если он прямо спросит, что происходит со мной, мне трудно будет его обмануть.
   - Попроси кого-нибудь из подружек, пусть они скажут, что ночуешь у них, - предложил он.
   - Каин! Ты сам прекрасно знаешь, что это не сработает, - поджав губы, резковато ответила она. - Подругам тоже нужно объяснять, почему я "якобы" нахожусь у них, а сама пропадаю неизвестно где. Мне не хочется врать сразу всем. Пусть всё идет, как идёт, и если отец обнаружит, что мы встречаемся - лучше я буду за это отвечать одна.
   - Может, тогда я сам попробую ещё раз прийти и объяснить всё? Скажу, что мы нравимся друг другу и хотим быть вместе, и попрошу его...
   - Каин! Пожалуйста, прекрати! Пойми, никто из наших не будет слушать вампира. У всех ещё свежи воспоминания о недавней войне, у всех есть погибшие и раненые, и, главное, не забывай, что твой отец дал слово, что более ни один вампир не пересечёт границы эльфийской деревни.
   - Но, Ал'лилель... - умоляюще сказал он.
   - Пошли, Каин. Мне действительно пора.
   Взявшись за руки, они молча направились к границе Леса - максимум, куда без риска для собственной жизни мог дойти вампир из рода Серебряного Тумана.
   - Через два дня, в три часа ночи? - спросил он, когда до границы леса осталось не более шага.
   - Да, я приду, - сказала она, и, приподнявшись на цыпочках, поцеловала его в губы, затем развернулась и быстро побежала вглубь Леса.
   Он ещё несколько мгновений стоял неподвижно, поскольку мысли в голове носились как сумасшедшие, а сердце готово было выпрыгнуть из груди. "Ведь она поцеловала! Она наконец поцеловала!", - метались его мысли. Постояв ещё несколько минут и кинув прощальный взгляд в сторону Леса, он повернулся и пошёл в сторону замка, всё ещё не придя в себя после поцелуя.
  
  
  Глава 1 ПРИЧИНА
  
  
   - Каин! Каин! Где тебя носит негодный мальчишка? - ворчала вампирша, ища по замку быстрого и юркого сына Повелителя. Прошло уже полчаса после того, как тот приказал найти сына и привести его к себе.
   "Опять Повелитель будет не в духе", - подумала она и, тяжело вздохнув, пошла к тому месту, где чаще всего можно было найти юного вампира. Это был спуск вниз, в подвал, в подземелье замка. Никто никогда по доброй воле сюда ни ходил - непонятные существа, которые водились в глубине подземелья, не очень любили вампиров, как, впрочем, и всех остальных, кто вторгался на их территорию. Хотя они и не пытались нанести существенный вред взрослому вампиру, зная, что достаточно будет одной хорошо организованной группы воинов, чтобы извести их всех, но подстраивать мелкие пакости могли преотлично. Чем и занимались всё свободное время, устраивая всевозможные ловушки и каверзы тем, кому приходилось сюда спускаться.
   "Ненавижу это место: сыро, мерзко, затхло, и как ему нравится тут играть?", - думала она, спускаясь вниз. Свет сюда практически не проникал, но это не было помехой для глаз вампирши, прекрасно видевшей в темноте.
   - Каин! Иди сюда, сколько тебя можно звать? - издалека крикнула она, увидев мальчишку на том же месте, где и вчера. Он сидел на краю небольшого подземного озера и в задумчивости кидал камешки, во что-то белое, лежащее в самой его середине.
   - Каин! Иди сюда... - не успела договорить она, как рассмотрела, во ЧТО кидал камни юный вампир. Сердце резко ушло вниз, дыхание перехватило, а ноги непроизвольно подкосились. Для вампирши, которая прожила более трёхсот лет, такое поведение было бы непростительным, если бы не одно но: младший сын Повелителя сидел рядом с подземным духом и преспокойно закидывал его камнями! Медленно, очень осторожно подойдя к сидящему вампиру, она активировала боевой режим, схватила мальчишку и с неуловимой обычным взглядом скоростью бросилась бежать к выходу.
   - Зира! - пискнул полузадушенный её захватом мальчик.
  
   - Ты чего, Зира? - попытался он сказать ещё раз, когда вампирша поставила его на ноги и вышла из боевого режима. От полученного стресса вампирша не могла вымолвить ни слова, поэтому молча рухнула на ближайшую скамью и, схватив мальчишку, уложила его к себе на колени попой вверх.
   - Сейчас узнаешь, чего, - смогла, наконец, произнести она, прежде чем приступила к экзекуции. - И чего! И почему! И зачем! - приговаривала она, нанося удары по многострадальному седалищу юноши.
   Сегодняшнее приключение стало последней каплей, переполнившей чашу её терпения. Этот юный паршивец постоянно умудрялся влипать в такое, что трудно было себе представить: то застрянет в лазе, то ходит кормить существ, на которых без отвращения даже смотреть было невозможно. Однажды потерялся в подземельях, и на его поиски, впервые со времён войны с эльфами, был отправлен полный боевой отряд вампиров - тринадцать взрослых, закалённых в битвах воинов. Они с трудом нашли мальчишку, при этом пятеро из них получили травмы, которые потом долго лечили, потребляя кровь увеличенными порциями. Как мальчишка умудрился забраться так далеко и не получить при этом ни царапины, оставалось загадкой для всех. После того, как его доставили к отцу, у него, конечно, появились синяки и ссадины, но исключительно на одном месте - на том, по которому она сейчас била сама.
   Каждый раз после таких выходок сына Повелитель молча смотрел на неё и, отворачиваясь, уходил. После таких взглядов Зира чувствовала себя снова той маленькой девочкой, которую он приютил у себя, когда все родственники погибли во время одного из набегов проклятых эльфов. Она ненавидела это чувство, поскольку хотела, чтобы Повелитель смотрел на неё не как на осиротевшую маленькую девчонку, а как на взрослую, сильную особь, которой можно доверить воспитание детей, и, может даже, в будущем надеть на неё ожерелье спутницы Повелителя.
   Задумавшись, она по-прежнему наносила удары мальчишке, который уже перестал вскрикивать и сейчас просто лежал, стиснув зубы.
   - Всё, - прекратив наказание, сказала она. - Пошли к отцу.
   Схватив его за руку, она быстро пошла в направлении его рабочего кабинета.
   - Повелитель, - с почтением сказала она, входя в кабинет и затаскивая туда Каина.
   Вампир поднял голову от бумаг и взглянул сначала на злую Зиру, а затем на заплаканное лицо сына.
   - Что на этот раз? - тихо спросил он.
   - Пусть он сам и расскажет, - сказала Зира, выставляя вперёд мальчишку.
   - Отец, я сидел на берегу озера, и просто кидал камни. Затем пришла Зира, схватила меня и потащила к тебе, а перед этим ещё и больно поколотила, - пожаловался он.
   - Это правда, Зира? - усомнился Повелитель. Слишком всё было просто, и описанная сыном история не могла вывести из равновесия обычно спокойную Зиру. Такого раньше никогда не случалось.
   - Конечно, правда, - зло ответила она. - Если только не учитывать две вещи: во-первых, он сидел на берегу озера в подземелье, вход в которое ему запрещён, и во-вторых, кидал камни в подземного духа. А так, в остальном, конечно, всё точно.
   Бледное лицо вампира побледнело сильнее.
   - В кого он кидал камни?
   - В подземного духа, - подтвердила вампирша кивком.
   Вампир почувствовал себя не очень уютно. Подземные духи были страшными существами. Во время войны с эльфами остроухие вначале пробовали натравливать их на вампиров, но после пары случаев, когда разозлённые духи полностью разрушали и их собственные поселения, эльфы прекратили игры с этими жуткими созданиями. Вампиры тоже надолго запомнили силу этих демонов: быстрые, сильные, неутомимые, не подверженные магии и, самое главное, неуязвимые для любого оружия, кроме небесного железа - эти существа оставили о себе "хорошую память".
   - Сын, подойди, пожалуйста, ближе, - тихо попросил Повелитель. Парень насторожился, отец редко разговаривал с ним таким тоном, и обычно это заканчивалось тем, что он потом долго не мог сидеть.
   - Садись на свободный стул, - сказал он. - Зира, присаживайся тоже.
   - Позвольте, мой Повелитель... - попросила она разрешения остаться стоять.
   Вампир кивнул головой.
   - Ну, а теперь, сын мой, попросим тебя дать нам с Зирой небольшой урок истории. Расскажи-ка нам, что произошло со вторым замком рода Серебряного Тумана в эпоху войн с эльфами.
   Мальчик ответил без запинки.
   - Он был разрушен, отец.
   - И кем же мог быть разрушен замок, в котором жило пятьдесят семей вампиров? - спросил его Повелитель. - Причём десять из них были Старшими.
   Юноша задумался, он смутно помнил рассказы учителей о тех временах, когда Зира была ещё девчонкой, а его самого не было ещё на этом свете.
   - А, вспомнил, - улыбнувшись, сказал он. - Замок был разрушен существом, которое наслали на нас эльфы.
   - Молодец! - похвалил его Повелитель. - А ты не вспомнишь, как звалось то существо?
   Юноша задумался, и вдруг его затрясло. Видимо, он вспомнил, тем более, что всего минуту назад это имя было произнесено вслух.
   - Подземный дух, - тихо сказал он.
   - Как? Погромче, пожалуйста, я плохо тебя слышу, - попросил отец.
   - Подземный дух, - громче повторил вампирёныш, втягивая голову в плечи.
   - Сын, а ты представляешь, что может сделать дух, если его разозлить в подземелье под замком, где мы живём!?
   - Я не подумал об этом, отец, - ответил парень очень тихо.
   - А теперь!? Теперь думаешь!? И сколько нужно погибших, чтобы ты начал думать? Может быть, двадцать? Или, может быть, двести? Не молчи, я с тобой разговариваю! - Повелитель повысил голос. - Может быть, ты хочешь избавиться от своей семьи?
   - Нет! Нет, отец! Никогда! - закричал мальчик. - Я никогда не причиню боль своим родным.
   - А не родным, можешь, значит? - усмехнулся Повелитель. После этих слов, на вампирёныша без слёз невозможно было смотреть, весь его боевой настрой угас и сейчас перед взрослыми вампирами сидел, просто маленький запуганный ребенок.
   - Ладно, Каин, надеюсь, ты понял, что даже самые внешне незначительные, но необдуманные действия могут привести к большим и непредсказуемым последствиям? - спросил отец.
   - Да, отец, я всё понял, - прошептал мальчик.
   - Физически тебя уже наказали, так что ограничимся исправительными работами. Зира, отведи Каина на кухню, с сегодняшнего дня и до окончания месяца он работает помощником младшего поварёнка, - сказал вампир.
   - Да, мой Повелитель, - Зира склонила голову в жесте повиновения.
   - Пойдём, - она пропустила мальчика вперёд и молча следовала за ним до самой кухни. Сдав мальчика повару, она повернулась, чтобы вернуться обратно.
   - Зира! Зира, погоди, - услышала она его голос.
   - Да, Каин, слушаю тебя, - обернулась она к нему.
   - Зира, извини меня, пожалуйста, я правда не подумал и не догадывался, что может произойти, поэтому я не сержусь на тебя, - спокойно смотря её в глаза, сказал он.
   Зира улыбнулась и подумала про себя: "Достойный сын своего отца".
   - Я тоже не сержусь на тебя, - она наклонилась и поцеловала мальчика в лоб. - Беги, работай, мой маленький принц.
  
  
   Глава 2 НАКАЗАНИЕ
  
  
   Месяц прошёл как в кошмарном сне, я едва передвигался, с трудом вспоминая всё то, что приходилось делать на кухне. Поварёнок оказался маленьким человеческим демоном, перекидывавшим всю чёрную работу на меня. И если бы не постоянное чувство вины и звучащий в моей голове голос отца, я бы давно ему отомстил, устроив пару "несчастных случаев".
   - Каин! Каин! Ты где? - услышал я звонкий зов сестры.
   - Я здесь, Гита, - улыбнулся я и пошёл навстречу мелодичному голосу. Его хозяйка вылетела из-за угла и, подпрыгнув, повисла у меня на шее.
   - Каин, я соскучилась, никто не хочет со мной играть, - надуло губки это прелестное создание, болтая ножками в воздухе.
   Гита, самое очаровательное, милое и самое избалованное существо в нашем замке. Невозможно было подсчитать хотя бы приблизительное количество людей и вампиров, следящих за ней и ловящих каждый её чих. Она могла являться в любое помещение замка, даже туда, куда мне ход был закрыт, как например, в папину сокровищницу. Она одна могла поднять настроение Повелителя, просто забравшись ему на колени и мило улыбаясь.
   Всё население замка боготворило бы её только за это, а ведь она ещё к тому же обладала весёлым характером и очаровательной внешностью. Это очарование стрелой носилось по замку, и везде можно было услышать её звонкий смех. Все, кто слышал его, улыбались и делали всё возможное и невозможное, чтобы у Гиты не испортилось настроение. Потому что обычно сразу за этим портилось и настроение Повелителя, а это было малоприятно и небезопасно.
   - Ну, что ты молчишь, Каин, - затеребила меня сестрёнка, - пошли скорее играть.
   - Не могу, сегодня последний день моего наказания. Завтра хоть весь день с тобой проведу, а сегодня извини, мне нужно работать, - с сожалением сказал ей я.
   Отцепив Гиту от себя, я извиняющимся тоном повторил:
   - Отложим до завтра?
   - Ну, хорошо, смотри, ты обещал, - нисколько не расстроился ангел и вприпрыжку побежал куда-то по своим делам. За ней следом устремилась вся её "личная гвардия", как я называл приставленных к ней людей и вампиров.
   "Последний день, и я могу быть свободен", - подумал я и пошёл к поварёнку. Тот уже ждал меня, по его счастливому и довольному лицу я понял, что последний день вовсе не будет самым лёгким.
   - А, Каин! - поприветствовал меня он. - Для тебя есть задание, какое ты любишь.
   - И что же это? - ехидно спросил я. - Чистка ста кастрюль? Или разделка пяти корзин рыбы? Или, может, конюху нужна помощь с уборкой конюшен?
   - Да не переживай ты, всё просто, надо сходить в Лес и собрать вот эту приправу, - улыбнувшись сказал он, показывая мне какую-то траву. Я похолодел.
   - Я не ослышался, в Лес? К эльфам? - по его довольной роже я понял, что слух меня не обманул.
  
   Я шёл и думал, как набрать в Лесу травы, и не мог придумать ничего толкового. Поскольку сейчас между родами было перемирие, то нападать на меня никто не будет, но от кучи ловушек и нападения зверья, натравленного эльфами, никто не был застрахован. Взрослые поговаривали, что эльфы поощряют своих детей на подобные шутки, и их молодёжь таким образом часто развлекается с пересёкшими линию размежевания вампирами.
   Подняв сухую ветку, я принялся прощупывать дорогу впереди себя, при этом ещё и пытаясь внимательно осматриваться по сторонам. Неожиданно дёрн в том месте, куда я в очередной раз ткнул веткой, слегка подался. Я присмотрелся и скривился, вот и первый сюрприз эльфов - волчья яма.
   "Сделана очень искусно, я бы и не обнаружил её без ветки", - заметил я, разглядывая её. Уже почти сделав шаг, чтобы обойти яму по краю, я вспомнил, как пострадавшие от ловушек рассказывали, что эльфы часто ставили видимые ловушки, чтобы преждевременно обрадовавшийся путник угодил в скрытую, устроенную рядом. Отойдя от ямы чуть вправо, я провёл веткой поперёк тропинки, она вроде бы ни за что не зацепилась, но через секунду раздался звон спущенной тетивы и мимо меня пролетели две стрелы. Вздрогнув от неожиданности, я замер, а затем осторожно отогнул ветки ближайшего куста и обнаружил за ним разряженный самострел.
   На всякий случай перерезав тетиву, я пометил волчью яму охапкой палых листьев и осторожно пошёл дальше. Ловушки встречались всё чаще и чаще, я уже сменил три ветки, которыми исследовал путь впереди себя, и два раза был поцарапан острыми клиньями, прилетевшими из незамеченных мною ловушек.
   Вблизи хрустнула ветка, и я с испугу отпрыгнул в сторону, активировав новую ловушку - вылетевшая из кустов стрела и мгновенная боль в плече дали мне понять, что расслабляться не следует. Надрезав рукав куртки, я начал осторожно расшатывать стрелу, острая боль ясно дала понять, что ничего хорошего меня не ждёт. Посмотрев на оперение стрелы, я попытался вспомнить уроки мастера по оружию, чтобы определить её тип. "Так, две чёрных полосы возле оперения - это вроде бы обычная охотничья, - размышлял я, разглядывая оперение, - боевые бывают с зазубринами на наконечнике, и обычно отравлены магией".
   Поняв, что стрела не боевая, я покрепче ухватился за древко и с силой рванул её из своего тела. Лоб покрылся испариной, от боли помутилось сознание, но стрела вышла из раны, и я, оторвав кусок рубашки, попытался перевязать себя.
   "Жаль, что я не прошёл посвящение, и не могу входить в боевой режим, - с сожалением подумал я, стараясь плотнее прижимать ткань к ране. - Вот если бы прошёл высшее посвящение, то вообще мог бы превратиться в серебряный туман и все ловушки были бы мне нипочем". Обо всём этом оставалось только мечтать, до посвящения в совершеннолетие мне оставалось ещё долгих десять лет, а высшее посвящении и вовсе выглядело нереальным будущим.
   Боевой режим вампира сильно отличается от обычной его формы, так, если в нормальном состоянии кровь вампиру нужна была всего лишь раз в три месяца, то при активированном боевом режиме эта потребность резко увеличивалась. Чем дольше вампир находился в боевой форме и чем активней двигался, тем более длительной и обильной должна была быть кормёжка.
   Например, отряд вампиров, который искал меня в подземельях замка, вынужден был идти в боевой форме пару дней, и после возращения они кормились кровью слуг раз в три дня, и это не считая тех, кто был ранен. Раненые вообще залечивали раны, питаясь, раз в день, так как регенерация тканей требовала большого количества крови.
   Конечно, пределом мечтаний всех вампиров нашего Рода была высшая трансформация. Посвящение происходило, когда вампир достигал двухсотлетнего возраста и признавался готовым к прохождению этой чрезвычайно болезненной процедуры, которая к тому же была очень опасной. Ведь количество вампиров, выживших после неё, составляло всего одну десятую от общего числа желающих, но все те, кто захотел пройти и проходил его, становились практически неуязвимыми.
   Вампиры, которые трансформировались в Серебряный Туман, могли находиться в этом состоянии сколь угодно долго, при этом их ничего не брало: ни магия, ни оружие, сами же они могли атаковать магией. Правда, питаться после таких переходов в форму необходимо было несколько раз в день, но проблему это составляло только в мирное время, так как во время войны нехватки крови никогда не было. Как на собственном опыте убедились эльфы, данную трансформацию могло пробить только небесное железо, но оно было настолько редко, что только к концу войны эльфы смогли набрать его в количестве, достаточном для того, чтобы вампиры начали терять своих высших посвященных.
   Собственно, из-за этого и было предложено заключить перемирие между нашими расами, на что эльфы, также потерявшие слишком много своих, легко согласились. И продолжается этот мир вот уже несколько десятилетий.
  
   Ещё немного пожалев, что не прошёл никакого посвящения, я перевязал рану, и собрался идти дальше, как вдруг услышал невнятные звуки неподалёку. Слегка поколебавшись, я осторожно двинулся в ту сторону, стараясь ещё внимательнее смотреть по сторонам.
   Миновав несколько ловушек, я вышел на тропу, протоптанную зверьём, и увидел то, что так долго искал - ту самую приправу, за которой меня послали. Обрадовавшись, я направился было к деревьям, у корней которых росла эта трава, но вновь раздавшиеся шорохи заставили меня сначала насторожиться, а потом осторожно, шаг за шагом, напрягая зрение и слух, двинуться к их источнику. Заметив тёмное отверстие, частично прикрытое тонкими ветками и дёрном, я остановился в метре от ямы, отлично замаскированной среди травы, и только теперь понял, что издавало насторожившие меня шорохи и звук - в вырытую эльфами яму-ловушку кто-то попался!
   Когда я заглянул вниз и увидел этого бедолагу, меня прошиб смех: на дне ямы копошился не кто иной, как эльф, угодивший в собственную ловушку! Такую абсурдную ситуацию трудно было даже вообразить, так как все эльфы метили свои ловушки специальной магией, которую улавливали только они и звери в Лесу. Поэтому пойманный в собственную ловушку эльф - это почти как укусивший сам себя вампир.
   "Хотя нужно отдать эльфу должное, - подумал я внезапно. - Если бы не он, я точно угодил бы в яму, хитрецы расположили её прямо на пути к деревьям, где виднелись стебельки необходимой мне приправы".
   "Наверняка эта ловушка - не единственная, - пришла в голову другая мысль, - нужно быть ещё внимательнее". Мои мысли об эльфе-собирателе подтвердились, когда я заметил невдалеке корзинку, содержимым которой были различные растения.
   Я задумался. По идее мне нужно было быстро нарвать травы и, пока меня не засекли другие эльфы, сматываться из Леса, а то доказывай потом, что это не ты столкнул эльфа вниз. Такие сложности мне были ни к чему. Приняв решение, я быстро и аккуратно собрал приправу и уже собрался уходить, как послышался стон и из ямы донёсся приглушенный голос.
   - Помогите!
   Остановившись, я задумался. Может, стоит вытащить эльфа и посмотреть на него? Ведь я никогда не видел живых эльфов, только их изображения на висевших на стенах залов замка картинах, отображавших все важные сражения прошедшей войны. Не устояв перед снедавшим меня любопытством, которое обычно и втягивало меня во все неприятности, я нашёл невдалеке подходящую по размеру палку и, опустившись на колени, протянул её вниз.
   - Эй, ты! Хватайся за палку и держись крепче, я тебя вытяну, - крикнул я в яму.
   - Я не могу пошевелиться, у меня сломаны ноги, и пара штырей пробило бок, - глухо послышалось оттуда.
   Проклиная себя и своё любопытство, я пошёл искать что-нибудь, что дало бы мне возможность спуститься вниз и вытащить этого бестолкового эльфа. Длинный и не слишком толстый ствол давно упавшего дерева нашелся довольно быстро, правда, его пришлось долго очищать ножом от веток. Оставив короткие сучки, на которые можно было становиться ногой, я подтащил лесину к яме и опустил в неё один конец. Затем осторожно слез в яму и увидел лежащего в нелепой позе эльфа. Оказалось, что тот действительно упал очень неудачно: его ноги были подвернуты под тело, а из разорванного бока торчали окровавленные заострённые штыри.
   - Ты ещё жив? - недоумённо спросил я эльфа, не понимая, как он мог выжить при таких ранах.
   - Да, - совсем тихо ответил он.
   Посмотрев на его бок, я задумался.
   "Надо быстрее его вытаскивать, иначе могу попасть в сложную ситуацию. Вампир в Лесу, с мёртвых эльфом на руках - это будет поводом для огромных неприятностей".
   Убедившись, что колья не расшатываются и слишком толсты у оснований, чтобы можно было их перепилить ножом, я понял, что единственный способ вытащить эльфа - это снять его с них. Кое-как пристроившись в узкой яме, я ухватился за его одежду и потянул вверх. Эльф сначала вскрикнул, но сразу же замолчал, видимо потеряв сознание от боли.
   Стащив его со штырей, я осознал, что эльф довольно лёгкий, поэтому решил тащить его из ямы на себе. Оторвав ещё клок от своей рубашки, я связал ему руки и, присев, просунул между ними свою голову. Повисший у меня на спине бедолага даже не шевельнулся от моих манипуляций. С трудом, постоянно срываясь с обрубков сучьев, я забрался наверх, скинул эльфа на край ямы, а затем, немного передохнув, выбрался сам.
   Теперь, при нормальном освещении, я смог его разглядеть и понять, что бестолковым спасенным эльфом оказалась бестолковая девушка-эльф. Серебряные волосы, заплетённые в косы, и ранее убранные под куртку, теперь серебряными змейками вились по траве вокруг головы, а небольшие выпуклости под лёгкой курткой служили ещё одним доказательством того, что это действительно девушка, а не просто симпатичный эльф.
   Я поймал себя на странной мысли.
   "Симпатичная? Эльфийка, симпатичная мне?!". Насколько я помнил по картинам битв, где присутствовали эльфийки, их устрашающая красота была вовсе не той, которая мне нравилась в девушках, населявших наш замок.
   Откинув на время эти мысли, я задумался над тем, что же мне с ней делать. Как лечить эльфов, я не имел ни малейшего понятия, а мои знания о лечении вампиров были сейчас абсолютно бесполезны, так как все, что обычно для этого требовалось - это полный покой и много крови.
   Решив всё же осмотреть её бок - поскольку из него продолжала струиться кровь - я расстегнул на эльфийке куртку, затем рубашку, и теперь уже точно убедится, что это девушка. Небольшая, но симпатичная грудь соблазнительно вздымалась в такт её слабому дыханию. Я помотал головой, отгоняя несвоевременные мысли, и занялся осмотром раны. Осторожно срезав окровавленную ткань рубашки, я ужаснулся - мало того, что рана была безобразной сама по себе, так ещё и острия вкопанных в дно ямы колышков оказались грязными, и, стаскивая с них эльфийку, я занёс в неё землю. Я громко выругался.
   Пытаясь остановить нарастающую панику, я вспомнил, как отец однажды рассказывал, что кровь вампиров для остальных рас имеет обезболивающее и обеззараживающее воздействие. Не став долго раздумывать, я перевернул эльфийку на другой бок и, отрезав ещё один кусок от своей многострадальной рубахи, смочил его водой из фляжки и принялся промывать рану. Почти полностью опустошив флягу, но отмыв - относительно, конечно - рану от крови и грязи, я стиснул зубы и полоснул себя ножом по руке. Медленно потекла кровь, очень быстро застывая на воздухе, мне приходилось постоянно давить на порез и, прижимая руку к ране эльфийки, смазывать её края и внутренние ткани, стараясь, чтобы как можно больше попало вглубь.
   "Наверное, достаточно", - подумал я, увидев, как края раны быстро начали розоветь, а чернота внутри - постепенно исчезать. Срезав ещё лоскут, я обильно смочил его в своей крови и приложил поверх раны, обмотав несколькими слоями ткани, нарезанной из окончательно загубленной рубахи. Закончив с боком, я посмотрел на её ноги, теперь можно было заняться и ими. Поскольку девушка была одета в плотные штаны из неизвестной мне ткани, то пришлось ножом срезать их, чтобы обнажить ноги.
   Мне повезло, под штанами на девушке были надеты маленькие штанишки из белой ткани, прикрывающие её девичьи места. Вида её обнажённой груди мне было сегодня предостаточно, чтобы покраснеть и смутиться, другие соблазны мне были уже ни к чему.
   Осмотрев ноги эльфийки, я увидел, что обе они сломаны ниже колен, и раны с виду ещё ужасней, чем на боку. Преодолевая тошноту и слабость от потери крови, потраченной на эльфийку, я проделал с её ногами всю ту же процедуру, что и с боком, израсходовав на это остатки её рубашки, которую я тоже разрезал на ленты.
   Закончив все перевязки, я, пошатываясь, пошёл искать что-нибудь, годящееся для изготовления шин на переломы. Ничего подходящего не нашлось, поэтому пришлось рубить кусты и делать связки из ветвей. Когда, наконец, девушка приобрела вид спеленатой гусеницы, я смог передохнуть. Достав флягу, я собрался было допить то, что в ней осталось, как услышал слабый стон:
   - Воды.
   Опустившись на колени, я начал аккуратно вливать воду в её пересохшие губы, стараясь не пролить ни капли.
   - Спасибо, - прошептала пришедшая в себя девушка.
   - Ну, как ты? - спросил я у неё, стараясь не смотреть на жилку, бьющуюся на её горле: потеряв кровь, организм намекал мне, что пора бы восполнить потери.
   - Странно, но теперь ничего не болит, - ответила она, - только немного пощипывает, как будто муравьи кусают.
   Я усмехнулся, отворачиваясь.
   - Ничего, как пройдёт действие моей крови, ты всё почувствуешь.
   - Твоей крови? - она побледнела ещё сильнее.
   - Да, моей крови. Её в тебе сейчас, наверное, больше, чем во мне, - с улыбкой ответил я, хотя шутить про кровь сейчас не стоило.
   - Почему? - недоумённо спросила она.
   - Потому, что я её тебе перелил.
   - Зачем?
   - Затем, что наша кровь обеззараживает и очищает раны представителей других рас, - ответил я, - мне отец рассказывал, что однажды он так человека спасал.
   - А ты, кстати, кто? - тихо спросила девушка, с лица которой начала спадать бледность и на щеки вернулся слабый румянец.
   Я тяжело вздохнул, удивляясь её словам.
   - Наверное, ты головой ударилась, когда падала в яму? Я вампир, ты что, не чувствуешь мою ауру?
   - Нет, - ответила она, от испуга пытаясь отодвинуться от меня, что довольно смешно выглядело в её спеленатом состоянии.
   Её слова немного меня напрягли.
   "Странно, отец говорил, что все эльфы и вампиры чувствуют ауру друг друга, а уж два наших Рода, враждовавших не одно поколение, чужую ауру ощущают задолго до появления её обладателя. Если, конечно, тщательно не скрывать её". Списав необычность поведения девушки на удар по голове и травмы, я принялся соображать, что же мне делать дальше, ведь с момента ухода в Лес прошло слишком много времени, и мне не хотелось, чтобы меня снова искали, уж точно не в последний день отработки наказания.
   - Так, ладно, что делать-то будем? - спросил я у неё. - Ты можешь как-то подать сигнал своим, чтобы тебя забрали?
   - Нет, - слабо ответила девушка, уже не с таким испугом, как вначале, глядя на меня.
   - А в какой стороне твой дом? - спросил я, хмурясь.
   - В той, - повела она подбородком, конечно же, в сторону, противоположную той, откуда я пришёл.
   "Если уж начал с ней возиться, придётся довести дело до конца, - решил я про себя, - Волокушу надо сделать, вроде тех, что мы используем зимой".
   Махнув рукой на время и на последствия, я потратил ещё час на сбор необходимых для волокуши веток и палок, соединив их в уродливую конструкцию.
   Скептически оглядев получившееся сооружение, я понял, что моё творение рассыплется на составные части через пару кочек. Пришлось всё переделывать, с самого начала и основательно. Располосовав свою куртку на тонкие ремни, я связал ими прутья и ветки. После окончания работы я несколько раз поднял и швырнул получившуюся волокушу оземь - она выдержала испытание. Тяжело вздохнув и стараясь не смотреть на её шею, я погрузил девушку на волокушу, затем впрягся в неё и потащил в сторону, указанную девушкой.
   - Ты, главное, метки ловушек замечай и мне говори, чтобы я их стороной обходил, иначе мы оба тут надолго застрянем, - вспомнив, попросил я её.
   - Да, конечно, - раздалось сзади.
   Стараясь не думать о том, что мне будет дома за отсутствие в замке без предупреждения, я начал разговаривать с девушкой, интересуясь, как она оказалась в яме.
   - На этих ловушках не было меток. Кто-то поленился поставить их поставить, а я так привыкла полагаться на них, что не увидела в траве замаскированную яму. Честно говоря, - добавила она после паузы, - я забылась, поскольку очень обрадовалась, найдя травы.
   Я улыбнулся, вспомнив своё сравнение про эльфа, попавшего в собственную ловушку, но сразу осёкся, вспомнив, что если бы не она, то сам бы сейчас сидел на её дне.
   - А как тебя зовут? - внезапно раздался сзади голос девушки, в котором чувствовалось смущение.
   - Каин, - ответил я, и почему-то тоже смутился.
   - Каин, - повторила она, - красивое имя, а меня зовут Ал'лилель.
   - Очень красивое имя, и ты сама очень красивая, - помимо своей воли вырвалось у меня, и от неожиданности такого признания я чуть не выпустил ручки волокуши.
   Бросив взгляд назад, я увидел, что девушка, тоже вся красная, старается завернуться в свою куртку, единственную одежду, не считая нижних штанишек, которая на ней осталась.
   - Прости - пробурчал я и, замолчав, потянул носилки дальше.
   - Каин, - позвала она спустя некоторое время.
   Я молчал.
   - Каин,- позвала она ещё раз.
   - Ну, чего? - пробурчал, я не поворачиваясь. Смущение перед ней смешивалось со всё нарастающим голодом, состояние было ужасным.
   - А я, правда, тебе понравилась? - как-то с придыханием, спросила она.
   - Угу, - буркнул я, и снова воцарилось молчание.
  
   Так, в тишине, мы и добрались до границы её деревни, поэтому, когда передо мной внезапно оказались трое эльфов, я вздрогнул от неожиданности. Они молча отстранили меня от волокуши и, жестами велев следовать за ними, подхватили её на руки и бегом направились к деревне.
   Не поспевая за ними, я едва переставлял ноги, им приходилось всё чаще останавливаться, чтобы подождать меня. Тогда я и смог получше рассмотреть тех, кто меня остановил. Все эльфы были невысокие, коротко стриженые, в одеждах странного покроя и плащах, которые казалось, прилипали к своим владельцам во время бега по лесу. Ну и, конечно же, самое знаменитое оружие эльфов - длинные гнутые луки, хитро закреплённые за спинами воинов при помощи крючков на одежде, чтобы не мешали бежать и не цеплялись за всё подряд.
   Меня уже качало от усталости, когда, наконец, мы вбежали в деревню. Два воина сразу унесли эльфийку в сторону огромного дерева, а третий повёл меня в сторону развесистой рощи молодых деревьев.
   - Ал'гиел, - сказал воин, подведя меня к эльфу, который сажал саженцы на краю рощи.
   - Да, спасибо, Эл'нел, - сказал тот, выпрямляясь и стряхивая землю с рук. - Ты можешь вернуться на свой пост.
   Воин кивнул и беззвучно ушёл.
   Сложив инструменты, эльф помыл руки в ручье и повернулся ко мне. Одного взгляда на него мне хватило, чтобы понять - эльф был стар, очень стар - возможно, даже был ровесником моего отца.
   Мне сразу вспомнились отцовские слова о том, что возраст эльфа можно определить по его глазам, только они подскажут, молод эльф или стар. Раньше я не представлял себе, как таким странным методом можно определять возраст, теперь же услышанное когда-то обрело смысл.
   Встретившись с моим взглядом, он, вероятно, понял мои мысли, правда, только лишь усмехнулся уголками губ.
   Игра в гляделки продолжалась до того момента, пока к нам не вернулись те два эльфа, которые унесли Ал'лилель вглубь деревни. Один из них слегка поклонился и произнес, обращаясь к старому эльфу.
   - Мой господин, с госпожой всё в порядке. Разрешите вернуться на пост?
   - Да, конечно, - ответил тот, и воины также бесшумно ушли, как и появились.
   Сделав знак, чтобы я шёл за ним, он пошёл к небольшому навесу, стоящему перед входом в большое раскидистое дерево, под навесом которого стояли плетённые из дерева стол и стулья. Сделав жест, чтобы я присел, он легко опустился на стул напротив меня.
   - Ты Голоден? - спросил он меня, кивнув на мой порез на руке головой.
   По тому, как он произнёс это слово, я понял, что он имел в виду вовсе не еду. Я, отведя от него глаза, молча кивнул.
   - Тогда не буду тебя надолго задерживать, - нахмурился он, - у нас нет лишней крови.
   - Меня зовут Ал'гиел, я Старейшина деревни Рода Быстрой стрелы, - сказал он, когда я ещё раз кивнул.
   - Каин, третий сын Повелителя Рода Серебряного Тумана, - тихо произнёс я, не поднимая головы.
   - Третий сын Повелителя? Даже так? - повторил он с удивлёнными интонациями.
   Я почувствовал, что выгляжу смешно, стоя и молча кивая головой, но посмотреть на могущественного врага рода, о котором не раз рассказывал отец, я не мог. Смущение и нерешительность сковывали меня.
   Он, видя моё состояние, продолжил.
   - А что заставило сына Повелителя идти в лес за травой, как обычного слугу?
   Я нахмурился и пробурчал:
   - Наказание отца, а за что я его получил - вам не скажу.
   Я не собирался рассказывать каждому встречному о своих промахах.
   - Ну что ж, - усмехнулся эльф, - тогда я тебя не держу, иди домой. Передавай привет отцу.
   - Погоди, - остановил меня Ал'гиел, когда я повернулся, чтобы уйти. - Ты не просил сам, но я просто обязан спросить, что ты хочешь за спасение моей дочери?
   Я кинул на него быстрый взгляд, от эльфа просто исходила аура могущества.
   "Мне, в общем-то, от эльфов ничего не надо", - хотел ответить я, как, неизвестно почему, выпалил совсем другое.
   - Хочу от вас три вещи, - сказал я, встретившись взглядом со с старейшиной и снова опуская голову вниз.
   - Три? - снова удивился эльф. "Наверно сегодня, количество его удивлений превысило все возможные рамки", - грустно подумал я.
   - Мне нужно несколько вещей, - быстро заговорил я, чтобы он не успел меня перебить, - полную корзину приправы - раз, чтобы вы никогда и никому не рассказывали о сегодняшнем происшествии - два, и...
   - И? - повторил он с усмешкой.
   - Я хочу увидеться с Ал'лилель, когда она поправится, - я покраснел так, как никогда раньше, поражаясь собственной смелости.
   Если я думал, что выполнил норму удивлений эльфа на ближайшие два-три столетия, то я ошибся, он удивился в третий.
   - Да, молодой вампир, сегодня ты меня несказанно удивил, - признался эльф, как будто прочтя мои мысли. - Да что там, третьей своей просьбой ты меня просто поразил.
   Я был готов провалиться сквозь землю.
   - Ну, что же, будь по-твоему, я исполню все твои просьбы, - твёрдо сказал он. - Через две недели приходи на границу Леса, тебя встретят и проводят.
   Несмотря на терзающий меня Голод, я почувствовал облегчение.
  
   Провожать меня вышел только старейшина. Он довёл меня до края деревни и передав меня воинам, протянул корзинку с приправой. Поблагодарив его, я шагнул за эльфами в Лес. Они любезно показывали мне свободный от ловушек путь, и я быстро шагал за ними.
   Домой я вернулся глубокой ночью, и сразу на пороге замка встретил Зиру, вампирша стояла и смотрела, как я вышел из-за холма и неторопливо шёл к замку. Я подошёл и поздоровался:
   - Зира, привет. Я был в Лесу.
   Почувствовав на себе её внимательный взгляд, я осмотрел себя: штаны изорваны, новые сапоги в грязи, рубашки и куртки нет, плечо и рука перевязаны, а всё тело покрыто царапинами и синяками.
   - Я вижу, - ответила она и, кивнув на мои раны, сказала: - Иди поешь, я приготовлю тебе кровь.
   Обрадовавшись тому, что она не потребовала от меня ничего не объяснять, а молча предложила кровь, я влетел на кухню и выпалив ненавистную траву на сушильные противни, рванул в её комнату.
   - Каин! Каин! - вылетела из-за угла Гита и, повиснув на моей шее, прощебетала: - Папа просил тебя зайти к нему.
   После этих слов быстро отцепилась от меня и ускакала. Следом за ней, но с большим отставанием, понеслась её "личная гвардия".
   "Значит, отец уже все знает", - грустно подумал я. Поскольку планы поменялись, я помылся, переоделся и только потом поднялся к кабинету отца. Отец сидел, подперев рукой подбородок, и о чём-то думал.
   - А, Каин, заходи, присаживайся, - произнёс он.
   Присев на уголок кресла я застыл и приготовился слушать.
   - Зира рассказала мне, в каком виде она тебя встретила. Что произошло?
   - Да ничего страшного, пап, - стараясь держаться спокойно, ответил я. - Напоролся на пару эльфийских ловушек, вот и всё.
   - И это заставило тебя так задержаться в Лесу?
   - Долго не мог найти необходимую траву, - я старался не смотреть ему в глаза.
   - И всё? - его взгляд почти меня парализовал.
   - Да, пап, не волнуйся, всё нормально, - выдавил я из себя слова.
   - Ну, хорошо, - отец задумчиво отвёл от меня взгляд. - Тогда твоё наказание закончилось.
   Но, не дав мне обрадоваться, он продолжил.
   - Чтобы занять тебя на будущее, отправишься к мастеру по оружию, с завтрашнего дня ты в его распоряжении.
   - Хорошо, пап, - сказал я, лишь бы быстрее уйти.
  
   После разговора с отцом я зашёл в прачечную и, попросив старое тряпьё на перевязки, отправился к Зире. Та, молча протянув кувшин с кровью, принялась перевязывать мне руку. Выпив всё единым духом, я поблагодарил её и пошёл к себе. Улегшись в постель, я принялся вспоминать события сегодняшнего дня и последние слова Старейшины. "Через две недели приходи к границе деревни, тебя встретят и проводят".
   Я улыбнулся и поймал себя на мысли, что хочу увидеть Ал'лилель и убедится, что с ней всё в порядке. Несмотря на усталость и напряжение, которое сковывало меня за весь этот насыщенный день, заснул я с трудом, вспоминая девушку и деревню эльфов. Особенно мне мешали уснуть её красивые и манящие глаза, как только я закрывал свои, мне казалось, что я начинаю в них тонуть. Промучившись полночи, я, наконец, уснул.
  
   - Каин, подай мне меч, - вывел меня из сонного транса голос мастера по оружию. - Да не спи ты, сонная гусеница, быстро дай его сюда.
   Именно так началось утро. Всё потому, что я смутно помнил, как Зира меня разбудила, вытащила из постели, и поволокла сонного к мастеру по оружию нашего рода, великому господину Вализиру. Этот вампир по мастерству владения оружия был равен Повелителю рода, уступая ему только во владении магией. Собственно, именно поэтому он был мастером по оружию рода, а не его Повелителем.
   - Почему великий? - иногда интересовались новые слуги. Тогда им просто показывали боевое копьё мастера, сделанное из небесного железа и подаренное ему, в честь признание его силы, подземными мастерами. Копьё хранилось в главном приёмном зале Повелителя, рядом с его мечом - знак высшего уважения к мастерству Вализира. Во время войн, да и после них, мастер воспитал неисчислимые поколения воинов, и был для всех образцом служения Повелителю.
   Само копьё тоже считалось великой реликвией, поскольку было испещрено вампирскими рунами, каждая из которых обозначала имя Старейшины, которого убил Вализир. Рун на копье было ровно двадцать. Если учесть, что в войне со стороны эльфов участвовало всего пятьдесят Старейшин, то становится очевидным, почему его называли великим. Правда, на мече Повелителя красовалось тридцать рун, но это нисколько не снижало заслуг Вализира, только лишний раз подтверждая, что именно отец по праву является Повелителем.
  
   - Каин, - мне прилетела оплеуха, сразу пробудившая меня от раздумий и сна. - Сегодня вечером будешь чистить и полировать все учебные мечи, чтобы не спал на ходу, - произнёс мастер, отходя от меня. - А теперь быстро ровнять площадку с чучелами.
   День пролетел как одно мгновение, мастер, казалось, видел всё и вся, стоило мне только на минутку остановиться и попытаться передохнуть, как тут же раздавался его голос.
   - Каин, закончил? Тогда быстро ко мне, дам следующее задание.
   Не удивительно, что вечер стал "прекрасным" завершением дня, и пока я чистил и полировал все учебные мечи, наступила глубокая ночь. Понятное дело, что ужина мне не досталось, поскольку в это время все уже спали.
  
   На следующий день я встал рано и, прошмыгнув сначала на кухню, стащил пару кусков хлеба и сыра, а затем отправился на тренировочную площадку. Мастер уже был на месте, осматривая те тренировочные мечи, которыми я вчера занимался.
   - Плохо блестят, сегодня повторишь. А также завтра и послезавтра, пока я не увижу, что они блестят как на параде, - спокойно заметил он, возвращая мечи в стойку. - А сейчас давай, подметай арену, и чтобы я не заметил ни одного камешка!
   Я уныло приступил к работе.
  
   Две недели пролетели, как один день, ведь я был занят с рассвета и до глубокой ночи, времени не оставалось ни на что. Гита сердилась на меня, ведь я так и не сдержал данного ей обещания. Она так и ходила надутая вторую неделю, ввергая ползамка в недоумение и грусть.
   Эти две недели я делал всю работу на площадке, где тренировались и опытные бойцы, и мальчишки чуть старше меня, которые только готовились пройти посвящение. От них я постоянно терпел насмешки и обидные слова. Они специально кидали камни и куски щепок, чтобы я убирал их.
   Им, конечно, забавно было издеваться над сыном Повелителя, который сейчас исполнял всю черновую работу по уборке. Однажды я не вытерпел и, набросившись на них, затеял драку - ничего хорошего из этого, понятное дело, не вышло, так как мальчишки были намного взрослее меня и занимались с мастером довольно долго, поэтому, кроме заплывшего лица и синяков по всему телу, большего я не добился.
   На следующий день мастер взглянул на меня, но ничего не сказал. Несколько дней, пока не сошли синяки, я старательно скрывался от отца и Гиты. Единственной отдушиной во всём этом были воспоминания о эльфийке и предчувствия того дня, когда я снова её увижу. Почему-то ночные размышления о ней, даже после самого тяжелого дня, спасительно на меня действовали, позволяя назавтра чувствовать себя лучше.
  
   - Отец, отец, - догнал я Повелителя в коридоре замка, в вечер перед походом в Лес. Отец остановился и повернулся ко мне, от его внимательных глаз, казалось, ничего не могло укрыться.
   - Разреши мне сделать завтра выходной? Мне очень надо! - попросил я, стараясь не смотреть ему в глаза.
   - Хорошо, сын. Вализир доволен твоей работой, почему бы и нет, - он пожал плечами, и, развернувшись, пошёл дальше.
   "Хорошо, что он не стал ничего спрашивать, - с огромным облегчением подумал я, - иначе пришлось бы опять врать". Никогда не думал, что буду с таким нетерпением ждать, когда встречусь с девчонкой. Сердце забилось сильнее при мыслях о ней, и я пошёл к себе думая, в чём завтра пойти.
  
  
   Глава 3 ВСТРЕЧА
  
  
   Встав раньше обычного, я умылся, а затем долго и придирчиво выбирал одежду, в которой пойду. Остановился на варианте парадного костюма сына Повелителя, чёрный костюм с серебряной окантовкой. Быстро, и, главное, незаметно просочившись между слуг, я покинул замок, мне хотелось уйти раньше, чтобы осталось больше времени на разговоры с ней. Когда я подошёл к границе Леса, то очень удивился, никого не увидев.
   "Странно, - подумал я, - ведь старейшина пообещал мне, что сегодня меня будет ждать проводник, такого просто не может быть, чтобы старейшина не сдержал слова".
   Прождав больше часа, я понял, что по какой-то причине проводник не явился, и явится ли вообще - неизвестно, а поскольку больше ждать мне не хотелось, я решился.
   "Ладно, - подумал я, - пробрался один раз, проберусь и второй". Подняв валявшуюся неподалёку длинную палку, я попытался пойти тем путём, которым меня вели назад эльфы. Первая же ловушка наглядно доказала мне, что эльфы сменили их местоположение, и мой путь снова превращался в опасный лабиринт.
   Пробираясь через ловушки, я злился на старейшину, тупых эльфов, не сдерживающих собственные обещания, и на себя, за то, что вообще пошёл на встречу. Уже практически на подступах к деревне я, обходя замаскированный самострел, умудрился свалиться в яму, полную жидкой грязи. Выругавшись про себя, я осмотрел свой парадный костюм, точнее, то, что от него осталось после хождения по эльфийскому Лесу. Рукава висели лохмотьями, штаны зияли прорехами, а сверху всё это было обмазано толстым слоем грязи.
   Решив отыскать ручей, чтобы хоть как-то почиститься, я вспомнил уроки Зиры. Она говорила, когда нужна вода, просто обратись в себя и услышишь, откуда она зовёт. Правда, раньше подобные фокусы у меня не получались, но в этот раз я был настолько зол, что, как только сосредоточился, то сразу услышал шум ручья справа от себя. Отмывался я долго, но, ничего хорошего из этого не вышло, грязь оказалась смешанной с глиной, поэтому остатки моего камзола приобрели непонятный вид и цвет. Поняв, что если я буду продолжать в том же духе, будет только хуже, я решил возвращаться домой, не встречаться же с Ал'лилель в таком виде. Но, как назло, не успел я сделать и пары десятков шагов в обратном направлении, как передо мной появились эльфы. При виде меня в таком кошмарном состоянии никто из них даже бровью не повёл, они просто показали рукой в сторону деревни. "Где вы были раньше, когда я лез через эти гадские ловушки?" - злобно подумал я.
   Чем дальше я шёл по деревне, тем неуютней и неуютней мне становилось, а когда подходил к уже знакомому мне дереву с навесом, стало совсем плохо - дети и подростки тыкали в меня пальцами и тихо смеялись, думая, что я этого не замечаю.
   "Наверное, сегодня я своим видом разрушил те сказки о грозных и страшных вампирах, которыми их пугали взрослые", - грустно решил я, видя реакцию окружающих. Впрочем, взяв себя в руки, я принял гордый, независимый вид, поднял повыше подбородок, расправил грудь и замедлил шаг - пусть видят, неважно как выглядит сын Повелителя, главное, как он себя ведёт.
   Подойдя к уже знакомому столу, я уселся, торча посреди деревни, как пугало на огороде, мысленно проклиная всё и вся, а особенно старейшину, который, похоже, решил надо мной посмеяться.
   Тут из дома раздался шум, внутри что-то упало, и знакомый звонкий голос закричал.
   - Отец, я его встречу!
   Когда я оглянулся на звук голоса, то сначала замер в недоумении, а затем все мои чувства как будто исчезли, сердце замерло и остановилось дыхание: из дома выбежала моя мать и бросилась ко мне!
   - Каин! Как я рада, что ты всё-таки пришёл! - закричала она и бросилась ко мне.
   Правда, когда она подбежала поближе, я понял что ошибся - это была не мама, а Ал'лилель. Меня охватило чувство огромного разочарования, которое тут же смешалось с нескончаемой радостью при виде девушки.
  
   Вблизи она была всего лишь очень похожа на маму, те же большие зелёные глаза, те же губы, скулы и фигура. Внешность мамы я знал наизусть, и мог описать её с закрытыми глазами, так как рассматривал её портрет часами. О ней я знал только то, что она была очень красивой и доброй, а также была нашей с Гитой общей матерью - может быть, поэтому, глядя на неё, отец всегда смягчался.
   О ней мне никто ничего не рассказывал. Сколько бы я не упрашивал, отец всегда переводил разговор на другую тему, а Зира просто злилась и уходила к себе. Очень скоро я узнал, что любые разговоры о моей матери находятся под строжайшим запретом. Потому и испытал такое глубочайшее потрясение от их внешней схожести.
   "Нет, этого просто не может быть, - остановил себя я, - моя мать вампир, а Ал'лилель - эльфийка".
   Поднявшись со стула, я со смешанными чувствами, через силу улыбаясь, сказал:
   - Я тоже очень рад тебя видеть, и тем более рад, что с тобой всё в порядке.
   Девушка взглянула на меня и, нахмурившись, спросила:
   - Что случилось?
   - Просто места ловушек поменялись немного, вот и пришлось повозиться с ними, - улыбнулся я, от близости девушки у меня начала немного кружиться голова.
   - Погоди, какие ловушки? Папа отправлял проводника, чтобы тебя встретили, - она недоумённо на меня посмотрела. - Ты хочешь сказать, что сам прошёл через все ловушки, без проводника?
   - Ну да, вроде бы, - под её взглядом я смутился.
   - Подожди меня здесь, пожалуйста, - взволнованно сказала она и пожав мне руку, побежала в дом. Через несколько минут, вместе с ней вышел старейшина, он удивлённо спросил меня.
   - Добрый день, Каин, это правда? Тебя никто не встретил?
   - Нет, - ответил я, по его виду понимая, что творится что-то необычное.
   Старейшина приподнял руку, и к нему сразу подошло несколько эльфов.
   - Найдите Эн'рила.
   Эльфы молча поклонились и разошлись.
   Повернувшись ко мне, он произнёс.
   - Пойдём в дом, я дам тебе свою одежду, переоденешься.
   - Нет, - ответил я. - Моя одежда меня полностью устраивает.
   Гордость не позволяла мне принять его приглашение, и он это понял, потому что, не став настаивать, обратился к дочери.
   - Ал'лилель, давай накормим гостя.
   Девушка ойкнула и побежала в дом, умудрившись на ходу мне подмигнуть.
   - Как она? - спросил я у старейшины, когда девушка скрылась в доме.
   - Только благодаря тебе - хорошо, - серьёзно ответил он. - Её спасла твоя кровь, она сняла заражение и обезболила раны, поэтому мы смогли провести операцию по сращиванию костей.
   - Я рад, - я смущённо улыбнулся, смотря на взрослого эльфа.
   - Кто тебе рассказывал о воздействии крови вампиров на других существ? - поинтересовался он.
   - Отец.
   Мы замолчали, начав рассматривать посаженные старейшиной саженцы возле молодой рощи.
   - Обед готов, - сказала Ал'лилель, появляясь за нашими спинами. - Пойдёмте в дом.
  
   Обед прошёл очень весело, поскольку эльфийка постоянно задавала вопросы, интересуясь всем: как мы живем, какие у нас обычаи, при этом она старательно избегала любых упоминаний о войне и нашей системе кормления.
   А когда она спросила меня, за что меня послали в Лес, я не смог соврать, и, кинув взгляд на старейшину, всё им рассказал. Девушка сначала смеялась над реакцией Зиры, когда та застала меня за швырянием камней в подземного духа, а потом немного погрустила, когда я рассказал о разговоре с отцом и наказании. Старейшина только в конце моего рассказа серьёзно сказал, косясь при этом на дочь.
   - Хорошо воспитывают детей в Роду Серебряного Тумана, нам тоже иногда не помешает применять подобные методы.
   У девушки немедленно заалели кончики заострённых ушек.
   Только я хотел поинтересоваться причиной её смущения, как во дворе послышался шум, и в дом зашли два эльфа, причём один из которых явно не хотел этого делать. Правда, он, увидев меня, сразу перестал вырываться и гордо вскинул голову.
   - Здравствуй, Эн'рил, - спокойно сказал старейшина. - Расскажи мне, как так получилось, что наш гость пришёл в деревню один, хотя я лично просил тебя встретить его?
   - Я не собираюсь общаться с всякими вампирскими выродками, - запальчиво сказал тот и бросил на меня взгляд, полный ненависти.
   - Что ж, хорошо, - произнёс старейшина, обращаясь ко второму эльфу, - уведите его и присмотрите за ним до моего прихода. После разговора с нашим гостем я займусь его воспитанием.
   Второй эльф поклонился и вывел Эн'рила из дома.
  
   Обернувшись ко мне, старейшина внезапно встал из-за стола и поклонился мне. Это было настолько неожиданно, что я опешил и хотел тоже вскочить из-за стола, но был остановлен рукой Ал'лилель. Она положила свою руку мне на колено и предупреждающе покачала головой.
   - Каин, прошу простить меня и весь род Быстрой Стрелы за нанесённое тебе оскорбление. Прошу тебя потребовать компенсации за все неудобства и потери, которые ты понес из-за нас, - выпрямившись, спокойным тоном сказал он.
   Посмотрев на него и на посерьезневшую девушку, я понял, что это не шутка, и я вправду могу требовать все, что за хочу.
   - Старейшина, - произнёс я, вставая. - Все, что я хочу - это ещё раз увидеть Ал'лилель.
   - Хорошо, - сказал он, - если она не возражает, я тоже не буду против.
   Мы оба посмотрели на девушку, она под нашими взглядами стала стремительно краснеть и тихо сказала.
   - Я не против.
   Моё сердце после этих слов решило выпрыгнуть из груди, и стало стучать так, что мне казалось, что его стук слышали все.
   Внезапно раздались звуки горнов, старейшина с Ал'лилель вздрогнули и недоумённо посмотрели друг на друга, едва ли не бегом выбежали из дома. Снаружи деревня преобразилась и из спокойного болота, стала похожа на разбуженный муравейник. На улицах взрослые эльфийки собирали детей и подростков в группы и куда-то их уводили, а все увиденные мной мужчины были одеты в доспехи и вооружены луками и мечами.
   Все целеустремленно куда-то бежали, каждый из них поспешно занимал своё место в высоте деревьев, окружавших деревню.
   К старейшине тут же подбежала тройка воинов и доложила.
   - Тройка Эл'нела заметила четыре Серебряных Тумана, пересекших границу деревни.
   - Не стрелять, я их встречу, - распорядился он, и, повернувшись ко мне, спросил: - Я так понимаю, это за тобой? Ты никому не рассказывал о произошедшем?
   - Не, - мотнув головой, ответил я, - у меня были бы проблемы из-за этого.
   - Думаю, надо быстрее уладить ситуацию, пока проблемы не начались у всех нас, - улыбнувшись, сказал он.
   Повернувшись, он пошёл навстречу моим родным. Мы с Ал'лилель двинулись за ним следом. Я никогда в жизни не видел своими глазами трансформацию Серебряный Туман, поэтому, когда мы вышли к границе деревни, я пялился на них даже с большим любопытством, чем эльфы. Навстречу нам плыли четыре больших серебряных облака, причём двигались они с очень большой скоростью, мы не успели сделать и пары шагов, как они оказались перед нами.
   Остановившись, одно из облаков начало обратную трансформацию, и вскоре я узнал черты своего отца. "Да, - подумал я, - мне казалось, я такой умный, и даже не предположил, что отец может отправиться по моим следам". Что будет дальше, я даже боялся представить, поэтому попытался спрятаться за спину старейшины.
   - Приветствую тебя, Повелитель, - просто сказал Старейшина, когда обратная трансформация закончилась, и отец предстал перед нами в своём истинном обличье.
   - Привет, Ал'гиел, - так же просто сказал Повелитель.
   От удивления я потерял дар речи.
   "Они что?! Знакомы?! - заметались в моей голове панические мысли, - здороваются как давние приятели".
   После этих слов начали обратную трансформацию остальные три Серебряных Тумана, ими оказались: Зира, мастер по оружию и Тарн, его лучший ученик. После окончания трансформации они так же вежливо поздоровались со Старейшиной.
   За спиной отца я увидел меч, руки остальных также были не пусты. Вализир держал, конечно же, своё знаменитое копьё, которое сейчас переливалось многочисленными рунами.
   - Извини нас за переполох, - обратился отец к старейшине, - но мне стало интересно, чем в Лесу занимается мой сын, который на прямые вопросы об этом не отвечает.
   После этих слов я явственно почувствовал, как по спине у меня покатились капли холодного пота.
   - Может, пройдём в дом? - предложил старейшина. - Мы как раз садились обедать.
   - Я хотел бы получить объяснения сейчас, чтобы не затягивать всё это, - твёрдо сказал отец и посмотрел на меня. Под его взглядом мне стало ещё неуютней, в горле пересохло, я не мог выдавить из себя не то, что слова - звука.
   Тут неожиданно вперёд вышла Ал'лилель и начала рассказывать обо всем: как пошла в лес, как собирала травы, как провалилась, как я её вытащил и спас ей жизнь, пожертвовав своей кровью. Она быстро и горячо рассказывала, стараясь убедить Повелителя в том, что произошедшее - только её вина, а я проявил мужество и благородство, так что если и наказывать кого, то её, а не меня. Закончив объясняться, она умоляюще посмотрела на своего отца, но тот лишь покачал головой, словно говоря ей, что вмешиваться в дела вампиров - напрасная трата времени.
   - Если он пришёл, как гость, - внезапно сказал Вализир, - почему он в таком виде?
   Старейшина махнул рукой и подбежавшему эльфу сказал.
   - Привести Эн'рила.
   Когда давешнего эльфа привели, он уже был не так гонорист, как при первом своём появлении. Старейшина приказал ему рассказать о своём вчерашнем распоряжении и о том, как он его сегодня выполнил. Под хмурыми взглядами четырёх Старших вампиров и главы собственного рода тот говорил конкретно, не отвлекаясь на детали, заметно было, что ему не терпится поскорее скрыться от всеобщего внимания. Поэтому, не затягивая рассказ, он объяснил сложившуюся ситуацию тем, что ненавидит вампиров и потому хотел проучить меня.
   - Что мой сын потребовал у тебя за оскорбление? - спросил отец, отведя глаза от затихшего эльфа.
   - Ещё одну встречу с моей дочерью, - спокойно ответил Старейшина. - И я уже пообещал ему это, - продолжил он, видя вопросительный взгляд отца.
   - Слово старейшины священно, - пожал плечами отец. - Но у меня будет к тебе просьба, как главы рода Серебряных Туманов к Старейшине твоего рода.
   - Всё, что пожелает Повелитель, - вежливо ответил Ал'гиел.
   - Я не потерплю более, чтобы вампиры моего рода ходили в эльфийские деревни, - спокойно продолжил отец, и только сейчас я понял, почему все окружающие стараются на него не смотреть. Вокруг отца собралась настолько тяжёлая и зловещая аура, что я удивился, как я не заметил этого ранее. Казалось, ещё секунда, и его гнев выплеснется на всех окружающих. - Поэтому пообещай мне, что не примешь у себя никого из них, - продолжил он.
   - Обещаю, - ответил старейшина.
   - Но, отец... - начала было Ал'лилель, схватив его за руку.
   - Замолчи, дочь, - грубо прервал её отец. Ал'лилель замолчала, но глаза у неё сразу наполнились слезами.
   - Мы уходим, Каин, - сказал отец и, повернувшись, зашагал в сторону дома.
   Я посмотрел на поджавшего губы старейшину, на спину отца, затем на заплаканную Ал'лилель и произнёс, прежде чем уйти:
   - Встреть меня, пожалуйста, завтра утром у границы Леса.
   - Хорошо, - ответила она сквозь слёзы.
   Чтобы не видеть, как она плачет, я повернулся и бросился догонять отца.
  
  
   ГЛАВА 4 АЛ'ЛИЛЕЛЬ
  
  
   Я уткнулась в спину отца и плакала.
   - Ну почему, отец, почему ты ничего им не сказал? Они его накажут, и мы никогда больше не встретимся, - слезы душили меня, и слова давались с трудом.
   - Ты теперь и так больше никогда с ним не встретишься, - строго ответил отец. - Я дал слово.
   - Ну почему, отец, почему? - его слова обожгли меня не хуже ледяной воды.
   - Потому, что они вампиры! Потому, что если Повелитель вампиров просит о чём-то - нужно исполнять, а иначе он может заставить это сделать, - хмуро произнес отец, я никогда его таким не видела. - У нас нет ресурсов для новой войны, род потерял слишком многих, ещё одной войны деревня не переживёт.
   Его слова ударили по мне не хуже сорвавшейся с пальцев тетивы, и я, не выдержав разговора, побежала к себе. Упала на кровать, слёзы хлынули потоком. Только немного погодя, когда слёз больше не осталось, я начала успокаиваться, но при мысли о том, что завтра увижу Каина в последний раз, расстроилась ещё сильнее.
   При мыслях о нём на меня накатывало какое-то странное, ранее не испытанное чувство, которое меня слегка пугало. Хоть оно и нравилось мне, но такого я не испытывала ни к одному из многочисленных мальчишек нашей деревни и уж тем более, не стала бы плакать из-за того, что с кем-то из них не увижусь.
   Странно, но когда думала о нём, всегда вспоминались его слова о том, что я ему очень понравилась, а ведь я была тогда, мягко говоря, не в лучшем виде. Вспомнив о том, что Каин видел меня обнажённой, я покраснела, и возникло ощущение некой тайны, которое нас с ним объединяет. Вытирая слёзы, я невольно улыбнулась, вспомнив его смущение, когда я лежала перед ним полностью беззащитная.
   "С каким же достоинством он сегодня держался за столом в своей грязной, потрёпанной одежде, было такое чувство, что его ничего не беспокоит", - думая о нём, я вспомнила сегодняшнюю встречу. Припомнив заодно, кто был причиной его подобного вида, я решила отомстить Эн'рилу при первом же удобном случае.
   Мысли о Каине окончательно меня успокоили, я подошла к умывальнику, ополоснула лицо и, приведя себя в порядок, отправилась к отцу. Он сидел под навесом и разговаривал с Эн'рилом, точнее говорил только отец, а подросток, съежившись, его слушал.
   - ......оскорбил честь Рода, - донеслись до меня слова отца, - и заставил меня просить вампира о просьбе, чтобы смыть позор с рода. Я знаю, какое наказание выберу для тебя. Недавно мне рассказали, как воспитывают детей у вампиров, думаю, их методы и тебе пойдут на пользу.
   Эн'рил вскинул голову и испуганно посмотрел на Старейшину.
   - С завтрашнего дня и в течение месяца ты будешь работаешь младшим помощником конюха.
   - Но я воин... - попытался возразить разом побледневший эльф.
   - С завтрашнего дня ты помощник конюха, - резко ответил отец, - на весь месяц.
   Я со злорадством посмотрела на уходящего Эн'рила, и присела рядом. Его лицо при виде меня сразу же смягчилось, и он ласково спросил.
   - Успокоилась? Можем теперь поговорить?
   Я кивнула головой.
   - Ал'лилель, я хочу, чтобы ты меня выслушала и не перебивала, потом можешь задать любые вопросы, хорошо? - спросил он. Я снова кивнула.
   - Мы сейчас не можем позволить себе шутить с вампирами, и тем более с родом Серебряного Тумана. Даже четырёх сегодняшних вампиров в трансформации Серебряный Туман хватило бы на то, чтобы уничтожить нашу деревню, перед ними даже я не устоял бы.
   - Прости, - тихо сказала я, прижимаясь к нему, - я не думала, что всё так серьёзно.
   - Ты у меня умница, - погладил отец по голове рукой. - Если даже не брать в расчёт самого Повелителя, то оставались ещё трое. Слева от Повелителя стояла Зира - вампирша, которая умрёт по одному только его слову. Она сильный вампир, ставший Серебряным Туманом на пятьдесят лет раньше положенного срока. Думаю, ты понимаешь, что просто так такие испытания не проходят, ведь я рассказывал тебе об этом.
   Я утвердительно кивнула.
   - А справа от его находился вампир, знаменитое копьё которого ты должна была узнать самостоятельно, - тихо продолжил он.
   - Вализир, мастер по оружию Рода Серебряного Тумана, - без запинки ответила я. В деревне не было эльфов, которые не узнали бы это копьё, сплошь покрытое вампирскими рунами. - Только у него на копье двадцать рун с именами поверженных им старейшин.
   - Умница, - грустно повторил отец. - Ну и четвертым среди них был Тарн, лучший ученик мастера, успевший отличиться в конце войны. Я видел, как он дерется, и поверь, мне меньше всего хотелось бы увидеть, как он убивает наших воинов.
   Я смотрела в ту сторону, куда ушли вампиры. Отец поймал мой взгляд и немного помолчав, продолжил.
   - Я вижу, что тебе нравится этот мальчик, и поверь мне, доченька, мне он тоже симпатичен, даже несмотря на то, что он вампир. Но подумай сама, если вы будете встречаться то, что вас ждёт в будущем, кроме горечи и разочарований? И это притом, что никто не узнает о ваших отношениях, в чём я глубоко сомневаюсь. Вы оба слишком заметные дети, чтобы ваши отношения прошли мимо любопытных взоров с обеих сторон. Ты - моя дочь, а он сын Повелителя, и ты сама сегодня убедилась, что ему не безразлична его судьба.
   Я молчала, сказать действительно было нечего, отец был прав во всём.
   - Пройдёт несколько десятилетий, он станет полноценным членом своего Рода, а ты станешь полноценной эльфийкой. И что будет тогда? Ты уверена, что война между нами не разразится снова? Что вы будете делать в этом случае? Да взять хотя бы сегодняшних подростков, они все мечтают только о том, как бы им убить вампира и нанести руну на свой лук. Как только они узнают о ваших встречах, в тебя начнут тыкать пальцем, а на Каина устроят охоту. Ты хочешь, чтобы его убили, а на следующее утро к нам в деревню пожаловали вампиры? - его голос становился всё строже и строже, я давно не помнила его таким.
   - Пообещай мне, пожалуйста, что завтрашняя ваша встреча будет последней! - твёрдо закончил он свою речь.
   Я едва сдерживала слёзы, рвущиеся из меня.
   - Я не могу тебе этого обещать, - едва слышно сказала я. - Извини отец, я понимаю, ты прав во всём, но я хочу его видеть, хочу слышать, как он говорит. Я ещё никогда ничего подобного не испытывала и если сейчас отступлюсь от этого, кто может пообещать мне, что такое повторится ещё раз в жизни?
   - Что ж, тогда я тебе обещаю, что постараюсь не допустить ваших встреч, - тяжело вздохнув, произнёс отец, - ты знаешь моё слово.
   Я действительно знала цену его слова, поэтому с тяжёлым сердцем пошла к себе и попыталась разобраться в себе. Разумом я понимала, что слова отца были продиктованы заботой о Роде и обо мне, но сердцу от этого легче не становилось. Я действительно хотела видеть Каина, того времени, что мы были вместе, мне было категорически мало.
   Уже засыпая, я услышала сквозь сон голос отца, разговаривавшего с кем-то в доме. Проснувшись, я прислушалась и заинтересовалась, разговор шёл обо мне. Тихонько встав, я прокралась к входу в большую комнату и замерла у порога.
   - ...хозяина ловушек не удалось установить, мой господин, - услышала я голос невидимого собеседника. - Все ямы были великолепно замаскированы и делались мастером, одно можно сказать с уверенностью - ловушки ставил наш, стиль чисто эльфийский. Ни один вампир не смог бы повторить такого.
   - Непонятно, - задумчиво произнес отец. - Кому понадобилось ставить не маркированные ловушки, да ещё в таком странном месте? Возможно ли такое, что кто-то из наших знал о вампирёныше?
   - Я скорее допущу мысль, что на вашу дочь было совершено покушение, чем предположу, что кто-то из вампиров стал предателем и начал информировать нас о делах рода, - ответил собеседник.
   - Знаешь, а твоя мысль не лишена оснований, - сухо заметил отец, - рассмотри поподробнее эту версию, но без огласки, хорошо?
   - Да, мой господин.
   - А что у нас относительно того, что вампир смог так близко подойти к деревне и никто даже не почувствовал его ауру? - спросил отец. - Насколько я знаю, сегодня тоже никто не смог узнать о его приближении, заметили только, когда он подошёл к патрулю.
   - Тут всё запутано, мой господин, - ответил собеседник. - Ауру этого вампира вообще никто не чувствовал, возможно, Повелитель учит своих детей скрывать ауру в целях их безопасности.
   - Хорошо, спасибо за работу, - сказал отец после секундного размышления. - Через неделю предоставь мне, пожалуйста, полный отчёт о результатах работы.
   - Да, мой господин, - ответил невидимый собеседник.
  
   - А подслушивать не хорошо, - вдруг сказал отец, когда второй эльф вышел из дома.
   Я вышла из своего убежища и подошла к нему.
   - Отец, ты серьёзно думаешь, что кто-то из наших мог покушаться на мою жизнь? - удивлённо спросила я.
   - Я пока ничего не думаю, доченька, - внимательно посмотрев на меня, ответил он, - буду думать через неделю, когда появятся факты. Иди, ложись спать, тебе завтра рано вставать, - добавил он, затем встал и, погладив меня по голове, куда-то ушёл.
   Я пошла к себе, умылась перед сном, расчесала волосы, и с приятными мыслями о завтрашней встрече уснула.
  
  
   Глава 5 РАДОСТЬ И ГРУСТЬ
  
  
   - Вализир, я тобой недоволен, - произнёс отец, когда мы зашли в замок. - Если у мальчика остаётся время на подобные глупости, значит, ты уделяешь ему мало внимания.
   - Я исправлюсь, мой Повелитель, - ответил мастер по оружию,- в самое ближайшее время.
   Кивнув ему, отец вместе с Зирой ушёл к себе. Обо мне все словно забыли, за всё время пути до замка мне не было сказано ни единого слова. Я думал, устроят взбучку или опять накажут, но от такого молчания становилось гораздо хуже, чем от наказаний, к которым я уже привык.
   - Тарн, ты свободен, - приказал Вализир ученику. Тот кивнул и ушёл. Ну, а тобой мы займёмся послезавтра, Каин, - спокойно сказал он, повернувшись ко мне, - я жду тебя в то же время, что и обычно.
   Сказав это, он ушёл. Одного взгляда на его лицо мне было достаточно, чтобы понять, грядут большие проблемы.
   "Это конец, - подумал я. - Послезавтра я умру". Ещё ни разу до сегодняшнего дня Вализир не получал неодобрения Повелителя за действия своих подопечных, поэтому теперь я мог начинать серьёзно опасаться за своё здоровье.
   "Ладно, завтра встречусь с Ал'лилель, и можно будет умирать", - грустно подумал я и поплёлся к себе. Мысли о ней слегка развеяли мою грусть, и я начал вспоминать прошедший день.
   "Какая же она, всё-таки, красивая", - думал я, и мне сразу захотелось сравнить её образ с портретом матери, который висел в коридоре, недалеко от моей комнаты. Подойдя к портрету, я удивлённо замер - не зря я сначала перепутал её с мамой, они были практически на одно лицо.
   "Можно подумать, что они сёстры, - пронеслась у меня мысль, - жаль, что этот вопрос нельзя в замке никому задать. Разве, что отцу Ал'лилель". Решив про себя, что если встречусь со старейшиной, обязательно поинтересуюсь у него о причинах столь удивительного сходства, я пошёл спать.
  
   Встав раньше обычного, я надел последний парадный костюм и, спустившись вниз, позавтракал. Пока я сидел на кухне, все проходившие мимо слуги с испугом на меня поглядывали, многие слышали слова Повелителя, о том, что он недоволен мастером по оружию, но, поскольку истинной причины не знал никто, все строили самые невероятные предположения по этому поводу. Ведь недаром же вчера три старших вампира, да ещё и во главе с самим Повелителем, отправились в сторону Леса? Наверняка всех интересовало, что же на этот раз выкинул сын Повелителя, поскольку после возвращению вампиры выпили столько крови, как будто побывали в трансформации Серебряного Тумана. Никто не мог понять, с кем или с чем им пришлось столкнуться, раз преобразовываться пришлось всем четверым.
   Не выдержав напора любопытных взглядов, я быстро закончил завтрак и вышел из замка, направившись в сторону Леса. Лучше уж подождать девушку у его границы, чем торчать в замке.
   Ещё не дойдя до него, я заметил её, идущую мне навстречу. Увидев меня, она приветственно замахала рукой, моё сердце радостно подпрыгнуло в груди, затем учащённо забилось, а ноги стали ватными. Я с трудом двинулся ей на встречу.
   - Каин! - она сияющими глазами посмотрела на меня, взяв мои ладони в свои. - Тебя наказали? Сильно? - с тревогой спросила она. Я сразу почувствовал, что опять утону в её глазах, настолько они были прекрасны.
   - Каин! - снова спросила она. - Ну, почему ты молчишь? Тебя сильно наказали? - повторила она вопрос.
   - Не сильнее обычного, - соврал я ей. - Не беспокойся, Ал'лилель, ничего страшного не произошло, - сжав её ладошки, улыбнулся я.
   "Она! Волнуется! За меня!" - пролетели у меня в голове слова и вызвали ещё более сильное сердцебиение.
   - Пойдём к реке, - произнесла она, не отпуская мои руки, - сегодня мы будем говорить только о хорошем.
  
   Подобного волшебного дня у меня не было ещё ни разу в жизни. Лёжа вечером в постели, я вспоминал каждую его минуту. В ушах по-прежнему звенел её мелодичный голосок, а перед глазами вставали черты лица. За один-единственный день мы узнали друг о друге очень многое, мы наперебой говорили сразу обо всём - о своей жизни, своих воспоминаниях, впечатлениях. Даже то, чем не стали бы делиться с ближайшими друзьями, мы обсуждали просто и без стеснения - это было странно, но нам обоим очень нравилось, что можно так легко делиться своими тайнами. День пролетел как одно мгновение, казалось бы, только было утро, как вдруг настал вечер, и солнце уже скрывалось за горизонтом.
   Расставались мы долго, очень долго, никто не хотел уходить первым, и только когда наступила глубокая ночь, мы смогли оторваться друг от друга.
   - Когда я смогу снова тебя увидеть? - спросил я перед уходом.
   - А когда ты можешь? - спросила она.
   После её слов я задумался и сказал.
   - Давай поступим так: я буду класть вот под этот камень кусочек ветки, если она будет короткой, то встречаемся на следующий день, а если длинной - то через два. Если ветки не будет, значит, я не могу прийти.
   - Очень хорошо, - обрадовано сказала она, - так и сделаем, а я буду приходить сюда каждый день.
   Мы улыбнулись друг другу, как бы говоря, какие мы молодцы, что так быстро всё придумали. Пожав - наверное, в сотый раз - друг другу руки, мы одновременно повернулись и отправились по домам. Воспоминание о нашей выдумке вызвали у меня улыбку, и я думал о будущих встречах, пока сон не сморил меня.
  
   Утром, выпрыгнув из постели, я быстро умылся, оделся и выбежал на тренировочную площадку. Мастер по оружию, как всегда, был на месте, это меня даже удивлять уже перестало, как бы я рано не приходил, он всегда оказывался первым.
   - А, Каин, - спокойно сказал он, увидев меня, - твоими делами на сегодня будут... - и огласил такой перечень дел, с одной третью из которых я раньше управлялся за три дня. Молча кивая, я слушал, и с каждым названным им пунктом мои худшие подозрения сбывались. Самым обидным было то, что я у меня не оставалось времени для того, чтобы выбраться из замка и встретиться с Ал'лилель.
   - Всё понятно? - спросил меня Вализир. Я обречённо кивнул.
   - Ну, тогда приступай к работе, день у тебя будет длинный, - сказав это, мастер развернулся и бесшумной походкой отправился в сторону казарм, где находились его ученики.
  
  
   Глава 6 ПОМОЩЬ ГИТЫ
  
  
   Я лежал на кровати, глядя в окно. За последние три месяца я привык просыпаться гораздо раньше того времени, когда мне необходимо было появляться на тренировочной площадке. Это были единственные часы, когда я мог беззаботно полежать и подумать о чём-то, не связанном с заданиями мастера по оружию.
   За эти месяцы я так ни разу и не смог подать весточку Ал'лилель - это угнетало меня сильнее всего. Я отчаялся до такой степени, что несколько раз пытался ночью выйти из замка и пробраться к заветному камню, но все мои попытки пресекались возникавшим из ниоткуда мастером. Он, казалось, был вездесущ, куда бы я ни направился, куда бы ни собрался - Вализир был рядом. Его можно было понять - получив одно порицание Повелителя, он не желал второго и теперь прекрасно справлялся с надзором за мной.
   За день он нагружал меня таким объёмом работ, что в первое время я после их исполнения просто физически не мог двигаться, и только по прошествии месяца, привыкнув к таким нагрузкам, я успевал справиться со всем, что мне поручалось, и оставалось немного времени на то, чтобы понаблюдать, как Вализир тренирует учеников. Я даже приноровился так выполнять работы, не требующие особого внимания или сосредоточенности, что краем глаза всегда следил за тем, как он показывает приёмы своим ученикам, как те их выполняют, и как мастер комментирует допускаемые ими ошибки.
   Постепенно это зрелище начало меня захватывать, ведь любой мальчишка придёт в восторг, если на его глазах от едва заметных движений рук мастера пятеро учеников валятся на землю, или куча нападающих с учебными мечами в руках разлетается в разные стороны, потирая ушибленные небольшой палкой места. Я захотел научиться двигаться так же, как и он, чтобы проучить, наконец-то, всех тех, кто надо мной издевался.
   Правда, справедливости ради следует отметить, что за эти месяцы все привыкли ко мне, как к некоей неотъемлемой части тренировочной площадки, и так тяжело, как в первое время, уже не было - все шутки учениками были пошучены, пакости подстроены и, постепенно, всё наладилось. Поэтому я сейчас мог спокойно, не привлекая ничьего внимания, наблюдать за тренировками, и пытаться запоминать все движения и приёмы, которые показывал мастер.
   Я даже некоторое время назад начал перед сном повторять всё, что увидел, и каждый день, подсматривая за учениками, корректировал свои движения, стараясь не повторять наиболее часто допускаемых ошибок, на которые указывал им Вализир. Это хоть немного отвлекало меня от мыслей об Ал'лилель. О ней я думал каждую свободную минутку, а десятки безуспешных попыток пробраться за стены замка никак не способствовали обретению душевного равновесия. Я хотел её видеть.
   Но всё, что мне оставалось - это весь день проводить на площадке, а ночью, перед сном, тренироваться. Со мной в замке никто не разговаривал - ни отец, ни Зира, ни бывшие приятели. Лишь малышка Гита позволяла себе не считаться с тем, что меня все забыли, постоянно прибегала в обед на площадку, щебетала, рассказывая разные новости, приносила всякие вкусности. Мастер даже не пытался её остановить, поэтому я благодарил её и быстро, пока она болтала, проглатывал всё, что она приносила, обычно на ужин я опаздывал, и мне доставались лишь объедки.
   Если раньше я относился к сестрёнке, как к балованному милому созданию, то теперь это чувство превратилось в глубокую братскую любовь и привязанность. Я просто не представлял себе, как бы мне удалось выдержать эти каторжные месяцы без её поддержки. Тяжёлый труд и невозможность увидеться с Ал'лилель усугублялись явно выражаемым презрением окружающих. После того, как все узнали о моей помощи Ал'лилель, от меня отвернулись все, казалось, клеймо "Он общается с эльфами" навсегда отпечаталось у меня на лбу.
  
   "Надо вставать, - подумал я, - лучше приду пораньше, чем терзать себя мыслями в постели". Придя на площадку, я молча начал убираться, не дожидаясь появления мастера. Через несколько минут я почувствовал на себе взгляд, обернулся и увидел, что Вализир уже на месте, наблюдает за моей работой. Ничего не сказав, мастер ушёл к казармам, а я продолжил привычное занятие, уж за три месяца трудно не изучить, что и когда делать, так что указания мастера мне были не нужны.
   День прошел так же, как и все предыдущие. Поздно ночью, когда я освободился и шёл на кухню с целью подыскать себе чего-нибудь на ужин поужинать, то был сильно удивлен при виде Гиты, выбежавшей мне навстречу с увесистой книгой подмышкой. Обычно она в это время уже спала, поэтому я остановился, чтобы узнать, что случилось.
   - Каин! Каин! - закричала малышка, и по привычке повисла у меня на шее. Ей почему-то очень нравилась так висеть и болтать ногами в воздухе, правда, в этот раз она повисла на одной руке, чтобы не уронить книгу. Немного повисев, она, прижавшись к моему уху ртом, сказала:
   - Страница сто двадцать девять. Это из папиной библиотеки, не показывай никому.
   Затем, вручив мне её, она убежала. Я сунул книгу под куртку, быстро пошёл в свою комнату, запер дверь и раскрыл её солидный том на сказанной странице.
   Сначала я не поверил своим глазам, а потом почувствовал себя невероятным болваном - забыл такие простые вещи, о которых говорили все учителя!
   Я чуть не взвыл от собственной тупости, ну, конечно же, все живые существа излучают ауру, и практически все существа могут её чувствовать. Тем, кто не хочет выдать своего местоположения, нужно научиться её прятать. Неудивительно, что Вализир всегда был в курсе моего местопребывания, он не следовал за мной по пятам, а просто отслеживал местонахождение моей ауры. "Как, наверное, он посмеивается, видя мои неуклюжие попытки скрыться от него, даже не спрятав ауру", - проклиная свою глупость, думал я.
   Я восхитился малышкой Гитой, и как только она всё успевает? А главное, откуда знает о моих попытках выбраться из замка? Задумавшись, я принялся вспоминать уроки своих учителей. Всё же они знали своё дело и хорошо меня обучили, потому что уже через минуту я смог почувствовать ауры всех находящихся в замке. Как я и подозревал, аур старших вампиров и Гиты видно не было.
   "Так вот почему за ней бегала "личная гвардия", - догадался я, - просто по-другому невозможно за ней уследить. Ай да Гита, ай да малышка!".
   Я твёрдо решил при первом же удобном случае сделать ей какой-нибудь подарок. Вернувшись к книге, я стал читать об аурах различных существ. В книге были указаны характеристики аур, по которым можно было узнать всё, вплоть до вида существа, описывались самые распространенные: эльфов, вампиров, людей, гномов, зверей и остальных существ Эратии. Так же подробно излагались как различные методы наблюдения за аурами, так способы её сокрытия и поиска скрытых аур.
   "Интересно, где Гита взяла эту книгу? - подумал я. - В общей библиотеке я такую точно не видел, неужели стянула из запретной секции, куда отец никого не пускает?"
   Я лёг и принялся за чтение последней главы, решив - для начала - научиться скрывать ауру, и только потом прочитать всю книгу. Меня не остановило даже то, что автор излагал все сложности маскировки ауры, особенно для непосвящённых вампиров. По сути, непосвящённых специально не учили скрывать ауры, чтобы было легче за нами наблюдать.
   - Если все вокруг будут их скрывать, зачем тогда нужно такое умение? - резонно спрашивал автор читателя.
   Чтение затянулось до утра, и, тем не менее, я не осилил эту главу и до середины. Несмотря на бессонную ночь, мне пришлось с первыми лучами солнца подниматься и идти завтракать, ведь предстоял трудовой день, работы на тренировочной площадке никто не отменял. Пришлось отложить дальнейшее чтение на следующую ночь.
   День прошёл в каком-то лихорадочном ожидании. Освободившись, я пробрался на кухню, захватил там побольше съестного, заперся в своей комнате и набросился на книгу. Дочитав то, что не успел прошлой ночью, я попробовал воспроизвести описанное, но все попытки были напрасны. Меня начала охватывать паника.
   "Вот он, шанс встретится с Ал'лилель, и а я его теряю, из-за собственной глупости и неумелости".
   К сожалению, все мои попытки "...сделать ауру спиралью и сложить кольца друг в друга...", как это было написано в книге, успехом не увенчались, аура оставалась неподвижной, и единственным результатом мысленных экспериментов оказалась жуткая головная боль.
   "Нужно отвлечься и успокоиться, - понял я, - иначе только разозлюсь, без всякой пользы". Встав с кровати, я принялся разминаться. Тренировка принесла успокоение в мысли, а повторение однообразных комплексов полностью отчистило мой разум. В завершение разминки я попытался повторить упражнения с мечом, который показывал сегодня Вализир.
  
   - Тролля одним ударов вы не убьёте, - говорил он ученикам, показывая весь комплекс движений, - если, конечно, вы не Серебряный Туман или Повелитель. Поэтому, вместо того, чтобы пытаться сделать невозможное, вы должны быстро перемещаться и отрубать от него по кусочку: сначала руки, потом ноги, и только в последнюю очередь - голову. Процесс, конечно, долгий, но зато безопасный. Теперь разбейтесь на пары и повторите то, что я показал.
   - Некоторым даже не надо представлять своего напарника троллем, - усмехнулся он напоследок, - всё и так реалистично.
   Все засмеялись. В паре с Тарном стоял огромный и неуклюжий Варн. Издалека его действительно можно было принять за тролля, поэтому все начали беззлобно его подначивать. Привыкший к таким шуткам Варн не обращал на них внимания, так как в одиночных поединках он выигрывал у Тарна две схватки из пяти.
   Делая упражнения, я поймал себя на мысли, что ведь можно попробовать сделать то же самое и с аурой, только не откалывать от неё по кусочку, а подгибать края. Найдя кусок пергамента, я принялся подворачивать его уголки, и ровно через пару минут у меня в руках оказался плотный маленький комочек. Я обратился в своё сознание и начал сворачивать собственную ауру, всё время вспоминая, как это делал с пергаментом. Сначала она не поддавалась моим усилиям, но, как только я уменьшил размер сворачиваемых "кусочков", дело пошло быстрее. На полное свёртывание ауры ушло около получаса, и в итоге, когда я посмотрел на то, что получилось, то был полностью удовлетворён результатом. Решив проверить классификацию получившейся ауры по книге, я нашёл нечто похожее, оказалась, что моя теперешняя аура очень похожа на ауру крупного грызуна.
   Очень довольный собой, я решил прочитать, как восстанавливать ауру, чтобы вернуть свою в изначальное состояние. Выяснилось, что процесс разворачивания "комка" занимает вдвое больше времени, чем сворачивание. Закончив, я вздохнул и вытер пот с лица. "Надо придумать что-нибудь другое, - решил я, - что-то, что позволило бы - в идеале - одним движением развернуть весь получившийся клубок. Какое-то подобие шнурка, за который достаточно будет потянуть, чтобы вся собранная конструкция сразу развернулась обратно".
   Автор книги предостерегал от скрывания ауры в присутствии того, кто имел возможность наблюдать за ней в течение длительного времени. Книга описывала, что в таком состоянии ауру скрывать бесполезно, так как тот, кто смотрит за вами, узнает о её изменениях. Необходимо дождаться момента, когда прямого наблюдения не будет, и только тогда можно маскироваться. Кроме того, в книге были описаны случаи, когда некоторые Повелители могли привязывать часть своей ауры к предметам, а сами передвигались абсолютно свободно, так как следящие считали, что объект наблюдения неподвижен. Это меня очень заинтересовало, и я решил изучить книгу от корки до корки, чтобы выяснить все подробности таких манипуляций, и те обстоятельства, которые могли бы меня выдать.
   Каждый день теперь проходил в ожидании вечера, когда я мог спокойно почитать. Закончив работу, я обычно заходил на кухню, набирал съестного и запирался у себя в комнате. Сначала следовала небольшая тренировка, повтор того, что показывал сегодня мастер или один из его учеников, затем чтение. Прошло больше недели, прежде чем я решился снова попрактиковаться с аурой.
   Я долго раздумывал над тем, как научиться быстро сворачивать и разворачивать ауру, чтобы тратить на это минимум времени. Опыты с верёвкой ни к чему не привели, я тренировался на том же многострадальном пергамене, что и в первый раз, но ничего не выходило, верёвка постоянно запутывалась, и конечный результат получался неудовлетворительным.
   Как ни странно, но помог мне разобраться с проблемой опять же пергамент. Он настолько скомкался, что когда я его сгибал сотый раз, то он, понятное дело, складывался по образовавшимся от предыдущих опытов складкам. "А что, если наметить на новом пергаменте линии сгиба, которые позволили бы мне быстро складывать и восстанавливать лист?" - задался я вопросом. После пары вечеров я разобрался с оптимальными линиями сгиба листа, при этом конечный результат свёртки был самым минимальным по размерам.
   Наступило время переходить от теории к практике. На своей ауре я точно также наметил линии сгиба, сделав их немного светлее её обычного цвета. Когда я оглядел конечную ауру с добавленными в неё контурами предстоящего опыта, то был полностью удовлетворён результатом, светлые полоски были едва заметны, и их назначение было понятно только мне. После недели тренировки по своему новому способу, время на свёртывание и развёртывание ауры уменьшилось до десяти секунд. Посчитав такой результат вполне приемлемым, я взялся за вторую, более сложную проблему - прикрепления частей ауры к определённому месту.
   Эту проблему я смог решить ещё через неделю, когда во время работы на тренировочной площадке подсмотрел, как один из учеников при тренировке боя с завязанными глазами сбивал с толку нападавших, раскидывая в пространстве свои ложные ауры. Всё оказалось очень просто, он брал небольшой кусочек ауры и делал его настолько тонким, что по площади он совпадал с целой. В методе имелся недостаток, стоило противнику сконцентрироваться получше, как обман сразу же обнаруживался. Впрочем, бойцу этого времени хватало на то, чтобы изготовить ещё пару-тройку обманок, и всё начиналось сначала.
   Поэкспериментировав несколько вечеров, я смог повторить его действия, правда, обнаружилась одна малоприятная деталь: в отрыве от основной ауры и при отсутствии подпитки такие тонкие копии держались от силы минут десять. Эту проблему я решил, не спав пару ночей, просто сделал так, чтобы кусочки, меньшие по объёму, но большие по плотности (по форме и размерам напоминавшие ауры крыс), раскиданные по всему замка, соединялись между собой тоненькими жгутиками.
   Вся эта конечная конструкция, запущенная мной в один из вечеров, без всякого ущерба проработала до утра. Я очень гордиться проделанной работой, ведь теперь можно было встретиться с Ал'лилель.
  
  
   Глава 7 СЧАСТЬЕ
  
  
   Весь день я дрожал от возбуждения, ожидая наступления ночи, ведь она должна была доказать пригодность всех моих экспериментов. Вечером, походив по замку, я привел в действие свою конструкцию, стянув все подпитывающие жгутики ауры от небольших кусочков подпитки на себя. Я подумал, что проще будет закрыться и быстро поставить копию, чем сначала ставить её, а затем ходить и цеплять к каждой обманке тонкие жгуты от своей ауры.
   Ровно в три часа я поднялся, прицепил копию ауры к кровати и, одевшись, проскользнул во двор, а затем за ворота, мимо сторожевых големов. Эти существа из глины, оживлённой магией, были личным изобретением Повелителя, по ночам из замка всех выпускали, но впускали обратно только с рассветом солнца. С их появлением количество ночных караулов на стенах замка значительно сократилось, при этом его обороноспособность не пострадала.
   Подняв камень, под который мы договорились класть послания, я увидел записку, быстро схватив, её я начал читать.
   "Дорогой! Я очень за тебя волнуюсь, тебя нет уже четвёртый месяц. Я буду приходить раз в неделю, и проверять, оставил ли ты что-нибудь".
   Записка была без подписи, но я и без того знал, кто мог написать это письмо. "Она назвала меня дорогим и к тому же волнуется за меня!!" - со смесью восхищения и недоумения подумал я. После прочтения записки все мои тревоги о том, что она забыла меня, улетучились, оставив только нежность к этой храброй девушке, не забывшей своего обещания и ожидавшей меня всё это время. Положив под камень короткую ветку, я на рассвете возвратился в замок, скоротав ночь на берегу реки за постоянным перечитыванием записки.
   Когда я прокрался в свою комнату, не потревожив никого из сонного населения замка, то сразу же погасил копию ауры, предварительно посмотрев, сколько подпитки она впитала в себя за ночь. Оказалось, что почти все кусочки подпитывающих аур были истрачены.
   "В следующий раз придётся устанавливать побольше", - подумал я, отправляясь на кухню.
   Позавтракав, я занялся своими повседневными делами по уборке и приведению в порядок тренировочной площадки. Через час на поле пришли ученики и, пробежав несколько раз по полосе препятствий, приступили к тренировкам. Продолжая автоматически исполнять свои обязанности, я по-прежнему внимательно следил за всем, что показывал Мастер и делали его ученики, стараясь запомнить самые мелкие детали - ведь, как я убедился, тренировки помогали мне и в работе с аурой.
   Да и затаённое желание стать когда-нибудь таким же, как мастер или мой отец, тоже делало своё дело, пусть до времени моего посвящения и оставалось долгих десять лет, но стать лучшим учеником среди своих одногодок я ведь и сейчас могу?
   Весь день я думал над тем, что теперь придётся каждую ночь ходить к условленному месту, ведь я не знал, когда Ал'лилель оставила свою записку. Поэтому следовало, не откладывая, рассчитать оптимальное время работы копии, чтобы она гасла немного позже рассвета, когда я буду уже находиться в замке. "Нужно экспериментировать с количеством подпиток", - утвердился я в своём решении.
   Всю неделю я беспрепятственно покидал замок и возвращался в него, моя ветка лежала на месте, а Ал'лилель не появлялась. Мои успехи в постановке копий, а также в скрывании и восстановление ауры достигли совершенства. Теперь по ночам я тренировался и перечитывал книгу, чтобы всё запомнить, ведь её придется возвращать Гите.
   В понедельник, покинув замок уже привычным образом, я пришёл на место тайника. Ветка была на месте, но я решил подождать рассвета, надежда увидеть девушку никуда не исчезла. Когда горизонт зарозовел, но солнце ещё не показалось, я вдруг обнаружил на краю Леса эльфийскую ауру - одним из результатов моих ночных экспериментов стало и то, что я теперь постоянно, чисто автоматически контролировал состояние как своей копии, так заодно и наличие других аур вокруг себя.
   Быстро вскочив, я всмотрелся в ту часть леса, где почувствовал ауру - и моё сердце бешено забилось в груди, когда я увидел выходящую из Леса Ал'лилель. Я, сломя голову, рванулся к ней, а она, заметив меня, тоже побежала навстречу. Мы столкнулись на полпути, она бросилась мне на грудь и, уткнувшись в неё лицом, расплакалась. От переизбытка нахлынувших на меня чувств я не мог ничего сказать, только крепче сжимал в объятьях её хрупкое тело. Её слёзы заставляли моё сердце едва не раскалываться на части, поэтому я начал срывающимся голосом рассказывать, почему меня не было всё это время. Про свои эксперименты с аурой я тоже ей рассказал, добавив, что теперь мы можем встречаться каждый день.
   Наконец она подняла на меня заплаканные, но уже сияющие глаза и тихо сказала:
   - Я точно знала, что ты придёшь, даже ни на минуту в этом не сомневалась, и всегда приходила к нашему тайнику.
   Я улыбнулся и снова её обнял, не в силах выпустить из рук. Так, молча, мы простояли до восхода солнца, и только тогда с трудом смогли оторваться друг от друга, пообещав встретиться завтра.
  
   С того дня, как она меня впервые поцеловала, прошло несколько месяцев. Мы по-прежнему встречались тайно, моя копия работала безупречно, а время, которое мы были вместе, очень нас сблизило. Я просто не представлял себе жизни без неё, и, похоже, такие же чувства она испытывала ко мне. С каждой встречей мы всё больше узнавали друг друга, и однажды она рассказала, как получилось, что наши отцы знакомы, а также, куда исчезла её мать.
   Оказалось, что Ал'гиел действительно один из старейших представителей народа эльфов, и ранее состоял в Совете Старших, собиравшемся в эльфийской столице. Как старейшина своего рода, он участвовал в войне с вампирами, где и познакомился с моим отцом. Во время войны он потерял двух дочерей, старших сестёр Ал'лилель, которых она никогда не видела. После этих событий жена бросила его с маленькой дочкой на руках, и тогда он принял решение уехать в самую дальнюю деревню своего Рода.
   Я в свою очередь рассказал всё о себе, своей жизни, о том, что никогда не знал маму, и что в замке эта тема находится под запретом. С каждой встречей мы раскрывались друг перед другом, и с каждым днём расставаться на рассвете было всё мучительней и мучительней.
   Наконец я предложил ей уйти со мной, подальше от всех, правда, сразу же понял, что сказал глупость. Поскольку посвящения не было ни у нее, ни у меня, то принадлежать сами себе мы не могли, и если я ещё мог скрывать свою ауру, то Ал'лилель этого делать не умела.
   Можно было не сомневаться, что эльфы или вампиры обязательно кинутся искать беглецов, и эти поиски не займут у них много времени. Найдут нас легко, и тогда мы лишимся даже того малого, что имеем сейчас.
   Все эти месяцы я по-настоящему жил только ночью, во время наших встреч с Ал'лилель. Всё остальное время за меня действовал как будто другой Каин: он ел, работал, разговаривал и тренировался, как бездушный голем. Все мои чувства проявлялись только при встречах с ней.
  
  
   Глава 8 УДАР
  
  
   Удар, который вскоре перевернул всю нашу дальнейшую жизнь, был ужасен, но закономерен - трудно удерживать в тайне постоянные отлучки, к тому же этому поспособствовал этому "знакомый" нам эльф.
   Эн'рил, не забывший унижения от наказания, принялся следить за Ал'лилель и очень быстро узнал о её отлучках, и как бы та не скрывала их, смог заметить её ночные вылазки из деревни. Оскорблённое самолюбие, помноженное на огромную ревность, разъедало его каждый день, и то, что Ал'лилель не обращала на него никакого внимания, жутко его бесило.
   Именно он тогда установил ловушки, не пометив их, чтобы Ал'лилель в них попалась, а он её спас, получив благодарность отца и благосклонность самой девушки.
   Возможно, всё так бы и произошло, если бы не один ублюдочный вампир, который нарушил все планы, явившись первым и получив всё, что должно было по праву принадлежать ему. Тщательно разработанный план, неделя копки ям, неделя распускания слухов среди девушек о месте, где растёт много редкой приправы - всё оказалось зря.
   При воспоминаниях о том, как смотрела на своего спасителя Ал'лилель, разум эльфа сразу окутывала пелена бешенства. На него, на него она должна была так смотреть, а не на этого вампирского выродка! Твёрдо решив покончить с вампиром, он начал вынашивать планы, как можно его убить, не наводя на себя при этом никаких подозрений.
   Отлично подготовленная попытка провалилась, недоносок смог в одиночку пробраться к деревне, обойдя все ловушки, и, что самое поганое, кроме самого Эн'рила, в этой истории больше никто не пострадал. Месяц, проведённый вдали от дома, с табунами, ещё больше укрепил его ненависть к вампиру. Когда того забрали свои, и достать его было невозможно, Эн'рил обратил всё своё внимание на Ал'лилель. Потому-то он первый и обнаружил, что девушка постоянно куда-то исчезает.
   На первых порах ему ничего конкретного узнать не удавалось, так как эльфийка была очень бдительна и всегда проверяла, чтобы за ней не было слежки. Не добившись никакого результат, он отправился к старейшине и выложил ему свои подозрения. Тот, конечно, и сам подозревал, что его дочь что-то скрывает, но когда задал ей прямой вопрос, ясного ответа не получил.
   Она заявила, что нашла себе достойного парня из другой эльфийской деревни, и встречается с ним тайком, так как не хочет знакомить его с отцом, пока не проверит свои чувства. Отец поверил ей безоговорочно, до этого случая дочь никогда не обманывала его, и даже не стал посылать за ней своих следопытов, чтобы случайно не оскорбить дочь недоверием. Он даже порадовался тому, что Ал'лилель забыла, наконец, своего вампира.
   После же слов Эн'рила старейшина решил проверить их достоверность и обоснованность своих прежних подозрений. Вызвав начальника следопытов, он попросил незаметно проследить за дочерью, само собой, в полнейшей тайне. Следопыты быстро справились с порученным делом, и, конечно же, девушка не замечала того, как несколько пар глаз были свидетелями её встреч с Каином, да и что могла непосвящённая эльфийка противопоставить опытнейшим воинам? Поэтому о фактах встреч с вампиром было быстро доложено старейшине.
   Вначале он хотел поговорить с ней, но потом понял, что это будет бесполезно, и, несмотря на все запреты, встречи продолжатся. Портить отношения с дочерью ему категорически не хотелось, и он придумал, как можно было всё устроить и не допустить дальнейшего развития отношений дочери и вампира.
   С помощью почтовых летучих мышей он списался со своим старым другом из Совета Старейшин, и попросил, чтобы его дочь приняли в ученики столичной школы магии, на любой факультет, сейчас, посреди семестра. В школу непосвященных часто принимали по протекциям Совета Старейшин, так что это не было редкостью, и пришедшее от школы магии приглашение не бросало на него тень, как на организатора заговора. Друг быстро всё устроил, тем более, что Ал'гиел объяснил ему причину своего поступка, заменив только историю с вампиром на ту, что преподнесла ему дочь. Мол, он не желает, чтобы дочь до посвящения увлеклась настолько, что забыла о предстоящей учёбе.
  
   - Ал'лилель, тебе письмо, - закричали подружки, окружая её, когда она вернулась с лесной прогулки.
   - Смотри, смотри, на нём штамп школы магии Алондруина! Неужели это вызов!? - щебетали они вокруг неё.
   - Повезло, - начали вздыхать они, когда обнаружилось, что да, это действительно вызов в столицу с зачислением её на курс алхимии и травничества, с требованием прибыть в школу через две недели.
   - Как тебе повезло! - восклицали они, не замечая помрачневшего выражения её лица. - В столице куча прекрасных юношей, красивой одежды, лучшие менестрели и, конечно же, обучение в школе магии. Её выпускников без экзаменов принимают в столичную Академию магии, а это же... это же... настоящее чудо для нашей маленькой, окраинной деревни!
   Так, продолжая трещать и восхищаться, они проводили её до дома и только там оставили наедине со своими мыслями.
   Ал'лилель не слушала и не слышала никого, ей казалось, что жизнь рухнула, этот вызов обрушился на неё, как ведро холодной воды. Она стояла на пороге дома и сквозь слёзы рассматривала письмо - составленное и подписанное по всем правилам, оно действительно было путёвкой в отличное будущее. "Что же делать? Как быть? Я обязана поехать, да и очень хочется, если честно, - вертелись в голове мысли, - но как же тогда Каин?".
   За те месяцы, пока его не было, она плакала практически каждую ночь, но всё равно ходила проверять тайник, в надежде получить от него вести. Она ни секунды не сомневалась, что Каин обязательно отзовется, если сможет выбраться из замка. В тот день, когда они впервые встретились после долгой разлуки, она была готова бросить всё и уйти за ним на край света. Все последующие встречи только утверждали её в мысли, что такого чистого и яркого чувства у неё может больше никогда и не быть. Когда она прижималась к нему, а он обнимал её, казалось, останавливалось время, она была бесконечно счастлива.
   Письмо разбило все мечты. "Как сказать о нём Каину? - подумала она. - Для него это тоже будет страшным ударом".
   - Привет, моя девочка, - услышала она голос отца.
   - Почему ты такая задумчивая? - спросил он, подходя ближе и присматриваясь к конверту у неё в руках. - О! - воскликнул он, прочитав письмо, протянутое ему.- Вызов в школу магии столицы! Какая же ты у меня умница. Раз прислали приглашение, значит, интересуются тобой, а это явно путёвка в Академию, - радостно говорил он, словно не замечая настроения дочери.
   - Когда тебе необходимо прибыть туда? - спросил он, видя, что дочь словно в каком-то трансе.
   - Через две недели, - едва смогла произнести она.
   - Тогда нужно поторопиться, ведь путь в столицу займет дней десять, - озабоченно сказал Старейшина, но, видя отсутствие на свои слова реакции дочери, тихо ушёл.
   Ал'лилель с трудом дотерпела остаток дня и вечер, так и не придумав, что сказать Каину, и, главное, что делать ей самой - отец прав, уезжать нужно уже на этой неделе, на сборы остаётся всего пара дней. Так, ничего не решив, она пришла на встречу с Каином. При виде него у неё защемило на сердце и, расплакавшись, она уткнулась ему в грудь.
   - Что такое, моя хорошая? Не плачь, что случилось, солнышко? - говорил он в волнении, пытаясь её успокоить. Девушка не могла ничего сказать, поэтому просто протянула ему письмо.
   По мере прочтения, лицо его менялось.
   - Насколько это серьёзно?
   В ответ девушка только расплакалась.
   - Давай убежим!? - твёрдо сказал он. - Может, удастся скрыться от наших в людских поселениях?
   - Нас найдут быстро, и ты сам это прекрасно знаешь, любимый, - сквозь слёзы ответила девушка, - я видела следопытов, встречающихся вечерами с отцом, и мне кажется, я видела одного из них, когда шла сегодня на свидание с тобой.
   - Наверно, твой отец узнал о наших встречах, и принял меры, - пробормотал вампир. - Слишком "вовремя" пришло письмо.
   - Может быть, - ответила девушка, прижимаясь к нему крепче. - Я так боялась тебе его показать, и просто не знаю, что мы будем теперь делать.
   - Если твой отец знает, что мы встречаемся, и этот вызов - действительно его рук дело, то убежать нам точно не дадут, - против свой воли ответил он. - Хоть я и не чувствую никого рядом с нами, но это вовсе не значит, что никого нет, скрывать ауру довольно просто.
   - Что же тогда будем делать, Каин? Игнорировать вызов не получится. Даже если я откажусь, то меня никто не поймет, а отец может силой увезти в столицу. Отказ будет оскорблением школе магии, а таких вещей у нас не прощают.
   - Когда тебе надо уезжать? - тихо спросил он.
   - Через четыре дня, - с грустью ответила девушка.
   - Как скоро, - прошептал он.
   - Что же, у нас есть целых четыре дня, - напуская на себя весёлость, громче сказал он и, подхватив её на руки, побежал к реке.
   - Каин, ты меня уронишь, - сквозь слёзы, невольно улыбнулась девушка.
   - Никогда, Ал'лилель. Никогда, - улыбнувшись, ответил он.
  
   "Четыре дня, четыре дня, четыре дня", - с того момента, как их произнесла Ал'лилель, эти слова громом отзывались у меня в голове.
   "Я не смогу её больше видеть", - эта мысль не давала мне покоя весь день и всю ночь, я так и не смог заснуть, лихорадочно прикидывая, что же можно сделать.
   Побег виделся единственной возможностью избежать разлуки, но я прекрасно понимал, что если за Ал'лилель следят эльфийские стражи, то нам просто не дадут уйти. А если ещё старейшина поговорит с отцом, и тот узнает о наших встречах... - я вздрогнул, об этом лучше было не думать.
   Сама мысль о расставании причиняла мне боль, не говоря уже о том, что мы долгое время не сможем увидеться. Но чем больше я об этом думал, тем больше понимал - разлука неизбежна. Я мог бы последовать за ней, но только после своего посвящения, когда стану свободным вампиром. Правда, перспектива девятилетней жизни вдали от эльфийки казалась мне невыносимой. "Надо найти способ пройти посвящение раньше, - появилось вдруг озарение. - Ведь Зира же смогла это сделать, к тому же и высшее посвящение прошла, значит, первое тем более можно ускорить". Обрадовавшись этой идее, я решил завтра же поговорить с Зирой и рассказать о своей задумке Ал'лилель.
  
   Вечером, после работы, я нашёл Зиру и заставил её со мной поговорить, что было совсем непросто, так как после нашего совместного возвращения из эльфийского Леса она со мной даже не здоровалась при встречах. Полученные сведения были не слишком утешительны. Да, первое посвящение можно провести раньше, но, чтобы оно завершилось успешно, потребуется приложить нереальные усилия и выполнить невообразимые условия. Во-первых, продержаться три минуты против лучшего ученика мастера по оружию, и, во-вторых, продемонстрировать судьям переход в боевую трансформацию. За все времена существования Рода подобное досрочное посвящение удалось пройти только десятерым, и последним из этой десятки был мой отец. "Нужно идти к нему за советом", - понял я.
   - Пап, можно войти? - спросил я, постучавшись в кабинет отца.
   - Входи, присаживайся, - ответил он, отрываясь от бумаг, горой лежавших на его столе. - Я тебя слушаю.
   - Пап, научи меня обращению в боевую форму.
   Отец удивлённо посмотрел на меня и неожиданно спросил:
   - Настолько уверен, что сможешь выстоять три минуты против Тарна?
   Этот вопрос сбил меня с толку. "Неужели он обо всём догадался? - пронеслось у меня в голове. - Нет, не должен", - постарался успокоить я сам себя.
   - Да, я хочу пройти посвящение раньше положенного времени, как сделал это ты, - произнёс я спокойным тоном, глядя ему в глаза.
   - И только? - задумчиво спросил он, не отрывая от меня взора.
   - Хочу стать одиннадцатым, кому это удалось, - честно ответил я, нисколько не покривив душой.
   - Хорошо, начнём занятия на следующей неделе, - сказал он. - Что-то ещё, сын?
   - Нет, это всё, - радостно ответил я. - Спасибо пап.
   С этими словами я встал и вышел. Сердце радостно билось в груди, я вытер рукавом внезапную испарину со лба. "У меня получилось, он будет меня учить!", - радостно думал я, а от предвкушения рассказать о своей задумке Ал'лилель у меня даже язык зачесался.
   Это был реальный выход из ситуации, поскольку посвящённый вампир, становясь совершеннолетней особью, может беспрепятственно уходить из рода и возвращаться, когда ему вздумается, правда, в мирное время. За все, что с ним происходит во время его отсутствия, род не несёт никакой ответственности. Единственным исключением была война, тогда все вампиры безоговорочно подчинялись роду, но меня это не пугало, так как войн на горизонте пока не наблюдалось.
   Встретившись ночью с Ал'лилель, я радостно пересказал ей всё, что узнал, она тоже очень обрадовалась такому выходу из ситуации. Теперь она могла спокойно ехать, а я, когда пройду посвящение, найду её в городе эльфов, и время разлуки теперь будет исчисляться не годами, а всего лишь месяцами. Обрадовавшись, мы весело проболтали остаток ночи, строя планы, как будем встречаться в будущем, и в приподнятом настроении расстались.
  
   Весь следующий день я просто летал, как на крыльях. Теперь отец займётся со мной обращением в боевую форму, и всё, что мне осталось сделать - это устоять против Тарна. Я видел многие бои с его участием, и шанс продержаться три минуты у меня был. Мои ежедневные тренировки медленно, но верно приносили пользу, теперь я в своих движениях и выполняемых комплексах замечал всё меньше ошибок, на которые у других учеников указывал мастер. Правда, практических навыков боя у меня не было, но я рассчитывал на то, что во время тренировок с отцом я смогу восполнить и этот пробел.
   Ночью, поставив копию ауры, я как обычно, отправился на встречу с Ал'лилель, но долго не мог выйти из замка, у калитки стоял ночной патруль, занимаясь беседой о всякой ерунде. Время шло, я тихо бесился, но ничего не мог с этим поделать - другие выходы были просто закрыты. Наконец вампиры наговорились и разошлись, а я сразу выбежал из замка. На подходе к месту наших обычных встреч я почувствовал её ауру и радостно бросился к ней. То, что я увидел, приблизившись, меня шокировало. Ал'лилель лежала на земле, а к ней приближалось какое-то странное существо, внешне напоминавшее сильно вытянутого вверх вампира, но с очень длинными руками и ногами, вместо лица у которого была маска. Но самым отвратительным был рот существа, обрамлённый длинными щупальцами, а также два отверстия над ним, видимо выполнявшие функции носа.
   Заорав что-то нечленораздельное, я бросился на него, подхватив по дороге короткую, но толстую ветку. Подбежав ближе, я увидел, что глаз и ушей у существа не было, но на мой крик оно отреагировало мгновенно - развернулось и не спеша пошло навстречу. Оббежав неведомую тварь по дуге, я бросился к лежащей на земле Ал'лилель и быстро осмотрел её - видимых повреждений нет, похоже, она просто была без сознания. Вздохнув с облегчением, я снова посмотрел на существо, и пока то медленно двигалось к нам, быстро проверил его ауру. Странно, но пока это нечто не подошло ко мне на расстояние менее десяти шагов, я её не ощущал, но стоило ему переступить эту невидимую черту, как она проявилась в виде небольшого чёрного пульсирующего шара. У меня затряслись колени, поскольку только одно существо имело такую ауру - Поглотители Сознания.
   Я сразу вспомнил, что о них писалось в книге. "Поглотители Сознания - это результат неудачных экспериментов эльфов по выращиванию идеальных солдат с магическими способностями. Данное направление исследований специализировалось на создании при соединении людского материала с мелкими демонами мощных колдунов магии Разума. Успех по их выведению, на первый взгляд, был несомненным, получившиеся создания могли оглушать или подчинять себе любые существа в радиусе двух полётов стрелы, причём количество подчинённых существ могло расти при соответствующих тренировках.
   Питались эти существа тоже чрезвычайно просто, обездвиживали свои цели и, подходя к ним, высасывали мозг. Действия монстров были настолько впечатляющими, а война с вампирами настолько кровавой, что Совет решил не проверять далее возможности этих существ, а организовал их производство и поставки в армию в больших количествах. Создатели не учли одного - существа, оперирующие магией Разума, могли стать слишком разумными, а уж о таком сюрпризе, как объединение Поглотителей в коллективный разум, не мог подумать никто.
   Что такое коллективный ментальный удар тысячи Поглотителей Сознания, познали на себе обе стороны - и эльфы, и вампиры. Очередная битва между ними была окончена за несколько минут, и на поле никого живого, кроме Поглотителей Сознания, не осталось. Позже выяснилось, что скопление в одном месте такого количества этих существ оказалось тем камешком, который спустил лавину, пробудив разум у этих могучих существ. Съев все мозги поверженных врагов, они разошлись по Эратии, и теперь каждый из них жил и контролировал свою область отдельно от других особей. С другими особями своего вида они старались не контактировать, и слава всем богам, что создатели заложили в них отсутствие возможности размножения".
   В книге так же упоминалось, что в рукопашной схватке эти существа довольно слабы и легко проигрывали вампирам в их боевой форме, а также эльфам. Правда, случаев, когда Поглотители вступали в такие схватки, было крайне мало. Резюме, которое давала по этим существам книга, было простым и коротким: "Если вы засекли ауру Поглотителя Сознания, то вскоре вы умрёте, тихо и безболезненно".
  
   Поглотитель был голоден, поэтому, когда он уловил эмоции человеческого дитя - редкого для себя деликатеса - то сразу вышел из пещеры и направился в сторону одинокого детского сознания. Полакомиться мозгами человеческих детёнышей было чрезвычайной редкостью, так как пропажа нескольких в одной области, приводила к облавам. Столько существ одновременно он не мог остановить, поэтому приходилось менять место обитания, что для осёдлого создания было крайне нежелательно. Редкие удачи поглощения мозгов человеческих детёнышей оставили о себе приятную память в его сознании. Поэтому сейчас, едва поняв, что детёныш один, он сразу двинулся к нему, правда его слегка смущало, что для детёныша тот двигался слишком быстро, и к тому же рядом с детским сознанием, ощущалась какая-то странная и непонятная для Поглотителя аура. "Даже если с ним кто-нибудь есть, это не будет проблемой, - решил он, ускоряя шаг - всё равно на помощь никто не прийти успеет".
   Шло время, а он никак не мог догнать странного детёныша, тот всё время двигался на приличной скорости. Поглотитель давно отказался бы от погони, если бы не постоянный фон эмоций детёныша, которые были настолько лакомыми, что противостоять искушению он не мог. Наконец детёныш остановился, а странная аура отделилась от него и быстро убралась прочь. Ещё раз окинув местность поисковой магией, он заметил недалеко от человеческого ещё и эльфийского детёныша.
   Поглотителя ощутил сильнейшие эманации радости, за один день два таких деликатеса - это было редкое везение. Оглушив обоих, он сначала полакомился мозгами человеческого детёныша, а затем направился к эльфёнку. Вдруг, из ниоткуда, прилетела звуковая вибрация, кожа, уловив её, просигнализировала об этом в мозг - Поглотитель повернулся в сторону раздражителя и недоуменно замер. Если все существа отображались у него в виде сгустка определённых эманаций, то тут он увидел перед собой мёртвого вампирского детёныша с уже съеденными мозгами. Поглотитель не ощущал абсолютно ни одной исходящей от объекта эманации, но объект явно двигался - это утверждали рецепторы вибраций на коже. Попробовав оглушить непонятное существо, он ещё больше удивился, удар точно попал в объект, но это было равносильно тому, что Поглотитель ударил бы по трупу. Попытка подчинить объект тоже результата не дала.
   Продолжая попытки воздействия на существо, Поглотитель подошёл ближе и учуял запах, существо пахло напуганным вампирским детёнышем с небольшой примесью дерева. Решив покончить со столь странным объектом немедленно, Поглотитель начал медленно подходить к непонятному существу. Он редко вступал в поединки с участием грубой силы, но от непонятного субъекта опасностью не пахло, а вкусные мозги оглушенного эльфа излучали такие призывно эманации, что Поглотитель бросился в атаку.
  
   Я удивился, почему Поглотитель не оглушил меня, а бросился в рукопашную схватку. Всё происходило не так, как было описано в книге. Но долго удивляться мне не дали, пришлось защищаться - удары длинных верхних конечностей Поглотителя были быстры и точны. Пару раз подставив под них обрубок ветки, я понял, что она долго не выдержит. Пытаясь уклоняться от его ударов, я не мог придумать ни одной толковой идеи относительно того, как победить это существо.
   Через минуту я понял, что если не начну шевелить мозгами, то схватка закончится очень скоро, и совсем не в мою пользу. Поглотитель Сознания оказался слишком силён, его длинные, кривые когти уже несколько раз задели меня, пропоров куртку и глубоко порезав тело. Кровь хоть и сворачивалась почти сразу, но такое обилие ран начало меня истощать. Я ясно понял, что ещё минута - и если я не остановлю магическую тварь, то сначала умру сам, а затем умрёт Ал'лилель.
   Дикий страх за неё так подстегнул меня, что я решил наплевать на собственную жизнь, главное, чтобы она осталась в живых. Бросившись на этого демона, я сразу попал в его могучие объятия, для того, чтобы освободить правую руку, мне пришлось с хрустом в суставе вывернуть её, после чего я вонзил своё примитивное орудие ему в пасть и начал изо всех оставшихся сил давить на этот обрубок, проталкивая его дальше.
   От страшного давления у меня хрустнули сначала рёбра, затем позвоночник, я перестал чувствовать ноги, стало трудно дышать, а глаза заволок красный туман. Внезапно почти не поддававшийся мои усилиям обрубок ветки резко пошёл вперёд и, как будто прорвав какое-то препятствие, на всю длину погрузился в отвратительное подобие рта Поглотителя. Тот сразу обмяк и медленно рухнул на землю, придавив меня собой.
   "Неужели я его убил?", - вяло шевельнулась мысль. Двигаться я уже не мог, просто лежал под тушей Поглотителя и еле дышал, постоянно теряя сознание.
   Не помню, сколько прошло времени, но, как только в голове начало проясняться, я решил вылезти из-под этой пакости, правда, удалось мне это только после нескольких попыток. Наконец я смог освободиться от тяжести туши мёртвого Поглотителя и первым делом пополз к бесчувственной Ал'лилель, чтобы убедиться, что с ней всё в порядке.
   Сил у меня не было, но я всё же дополз. Кажется, девушка не пострадала, просто была в глубоком обмороке. Я, немного успокоившись, исследовал самого себя: рёбра переломаны, позвоночник, скорее всего, тоже повреждён, вдобавок я весь был покрыт ранами и измазан в слизи Поглотителя. Только-только я собрался с силами, чтобы попробовать девушку в чувство, как вздрогнул, увидев приближающихся к нам со стороны замка отца, Зиру и Вализира, а со стороны Леса - Старейшину в сопровождении десятка воинов.
   "Всё кончено, - обречённо подумал я, увидев их, - теперь я никогда больше её не увижу ". Слово "никогда" гулом отозвалось в голове, заполняя её туманом ярости.
   "Нет! Я не отдам её им! - тут же, внезапно, убеждённость захлестнула меня целиком. - Никогда, ни за что, никому не отдам! Лучше умру здесь и сейчас, чем потеряю её навсегда!", - снова и снова повторял я про себя.
  
  
   Глава 9 ИЗГНАННИК
  
  
   Рассвело, но Повелитель всё сидел в кабинете и просматривал бумаги о доходах и расходах. Он изучал отчёты старост деревень и думал о странной просьбе сына. То, что сын постоянно находил на свою голову опасные приключения, стало уже привычным делом, хотя, конечно, последние события, со спасением дочери старого врага, были просто шедевром.
   Его удивлению просто не было предела, и только слова эльфийки смогли убедить его в том, что сын не врёт. Заметил Повелитель и взгляды, которыми обменивались эльфийка и его сын, и они ему категорически не понравились, какие-либо отношения между ними не могли привести ни к чему, кроме огромных проблем.
   Вновь сталкиваться с Советом ему не хотелось, а ведь встречаться обязательно придётся, поскольку эльфы неминуемо попытаются избавиться от сына своего кровного врага, шатающегося в их Лесу. Не своими руками конечно, но способов было хоть отбавляй.
   В счастливый исход истории любви между эльфами и вампирами Повелитель давно не верил, одно то, что произошло с матерью Каина, было прекрасным доказательством его правоты.
   Неожиданно течение мыслей Повелителя нарушила пришедшая со стороны реки волна ментального удара страшной силы. Он ощутил, как во дворе замка застонали люди-слуги, простые вампиры схватились за головы, животные же словно взбесились в своих стойлах.
   "Поглотитель Сознания??? Так близко к замку!?" - стремительно набрасывая на себя плащ и хватая ножны с мечом, поразился он. Буквально вылетев из кабинета, он перешёл в боевой режим и со всей доступной скоростью бросился к тому месту, откуда на замок пришла волна. Выбегая из ворот, он почувствовал за спиной присутствие Зиры и Вализира. Боевые способности Поглотителей Сознания он знал не понаслышке, и ни разу такая встреча не приносила ему ничего хорошего. Если даже ментальные удары не проходили через защиту Повелителя, то подчинение ближайшего окружения и натравливание их на него, было любимым способом ведения боя Поглотителями, и это притом, что их самих нужно было ещё найти, так как своими куклами они могли управлять на огромном расстоянии.
   Едва почувствовав ментальный удар, он вначале удивился тому обстоятельству, что Поглотитель оказался так близко к замку, а потом тому, что тот вообще дал себя обнаружить - такое поведение было не в их привычках. Уже удаляясь от замка, он просмотрел ауры всех жителей замка - все были на месте, и даже сын сидел в своей комнате.
   "Хорошо, что хоть это приключение он пропустит", - с усмешкой подумал Повелитель, практически летя к месту предположительного местонахождения Поглотителя. Подбегая к реке, он почувствовал ауры эльфов, быстро приближающихся к тому месту, откуда пришёл удар.
   "Странный Поглотитель, - недоумевал он, - своей волной поднял всех, кого только мог". С этими мыслями он взбежал на пригорок и застыл на месте. Рядом с ним поочерёдно возникли сначала свои, затем эльфы, и все они замерли.
   Нет, то - что его сын каким-то образом умудрился оказаться здесь, его удивило не очень сильно. Удивила его ситуация, в которой оказался его полуживой потомок, лежавший около эльфийки в нескольких шагах от мёртвого тела Поглотителя Сознания. Повелитель содрогнулся, когда увидел, в каком сын состоянии: вывернутые под немыслимым углом, неподвижные ноги, располосованное когтями тело, торчащие наружу рёбра. Повелитель, несмотря на ситуацию, почувствовал странную смесь гордости и отчаянья - хоть и полуживой, сын всё же отстоял свою девушку.
   Старейшина сделал шаг к вампиру, одной рукой обнимающему лежащую рядом с ним эльфийку. Но нут случилось невероятное.
   Вампир каким-то немыслимым усилием воли и мышц сумел не только сесть, но и уложить себе на колени бесчувственную девушку.
   - Не подходите! Пусть никто не приближается ко мне! - вдруг закричал он с истеричными нотами в голосе. - Иначе я активирую Взрыв Ауры!!!
   При этих словах Повелитель действительно увидел, что непонятно каким образом скрываемая до этого момента аура сына почти мгновенно проявилась и начала подготовку к этому сложнейшему заклинанию. Почувствовав то же самое, старейшина подался назад, дав знак своим воинам опустить луки. Заклинание Взрыва Ауры повисло на волоске, грозя сорваться с цепи и разнести всё на своём пути.
   - Не подходите, - уже спокойней сказал сын, и Повелитель облегчённо вздохнул.
   - С ней всё в порядке, - сказал он, обращаясь к старейшине, - просто она оглушена Поглотителем.
   Старейшина понимающе кивнул.
   Повелитель, рассматривая сына, старательно скрывал от всех своё удивление. Мало того, что сын умудрился оставить копию своей ауры в замке и пробраться сюда, укрывшись от наблюдения каким-то необычным способом, так ещё и умудрился сцепиться с Поглотителем Сознания и убить его в рукопашной схватке! Это, как оказалось, мелочь! Он сумел активировать Взрыв Ауры - одно из самых сложных заклинаний рода Венту, которое подразумевало взрыв всей имеющейся у создателя заклинания ауры - разумеется, с летальными для него последствиями - но влекущее за собой цепную реакцию взрывов любых аур вокруг себя, причём на довольно большом расстоянии. Никто его не измерял, но Повелитель однажды видел пострадавших от заклинания - жуткое месиво из костей и мяса. Проверять на себе заклинание, которое висело сейчас, готовое сорваться по желанию сына, ему не хотелось.
  
   - Если он активирует его, - тихо сказал я всем стоящим рядом, - мы все умрём.
   Окружающие вздрогнули и немного подались назад.
   - Дай мне её осмотреть, Каин, - попросил старейшина сына, не моргнув и бровью, хотя слышал мои слова. - Ты ведь не хочешь, чтобы Ал'лилель пострадала?
   - Вы её у меня заберёте, - произнёс тот, нервно облизывая губы и стискивая девушку в объятьях, - и я никогда больше её не увижу.
   - Каин, может, ей плохо? - попытался увещевать его старейшина.
   - Со мной всё хорошо, - вдруг раздался слабый, но спокойный голос девушки, приподнявшей голову с колен сына. - Что произошло, любимый? - спросила она, обняв его на глазах у всех.
   - Любимый?! - одновременно вырвалось у свидетелей, заставив их изумлённо переглянуться.
   Старейшина и Повелитель столкнулись взглядами, и в глазах эльфа явственно читалось то, что он думает по этому поводу.
   А сын, прижав девушку к себе, начал сбивчиво пересказывать ей произошедшее. Его слушала не только она, но и мы все.
  
   - Ал'лилель, - позвал старейшина дочь уже после завершения невероятного рассказа, - попроси Каина убрать заклятье и позволить нам уйти.
   - Без него я никуда не пойду, - твёрдо произнесла девушка, ошарашив всех.
   - Повелитель! - резко обратился к вампиру старейшина, он был похож на готовый к удару меч. - Я уже отдал тебе двух своих дочерей! - сказал он, глядя ему в глаза. - Третью ты получишь только через мой труп!
   Этими словами он, видимо разбередил давние раны, потому что всегда спокойный Повелитель словно взбесился.
   - Каин! Сейчас же! Отпусти девушку, и убери заклинанье! - приказал он сыну, чеканя каждое слово. - Приказываю тебе, как Повелитель рода!
   - Вы заберёте её у меня, - тихо ответил он, не глядя ни на кого, кроме девушки, - и я больше никогда её не увижу.
   После этих слов они ещё теснее прижались друг к другу.
   - Ты знаешь, что бывает за неподчинение Повелителю? - внешне спокойно спросил вампир.
   - Да, отец, - ещё тише произнёс он.
   - Что ж, ты сам выбрал свою судьбу, - Повелитель снова стал спокоен и произнёс ритуальную фразу изгнания вампира из Рода. - Я, Повелитель рода Серебряного Тумана, изгоняю тебя из рода - отныне ты сам себе повелитель.
   Сказав это, вампир повернулся к своим.
   - Мы уходим, - сказал он, заглушая рвущуюся наружу злость.
   Вампиры потрясённо смотрели на него, они ещё не верили, что это произошло на их глазах - Повелитель изгнал из Рода своего сына, и теперь тот стал изгнанником! Теперь ни один Род не примет его у себя, а без посвящения такому изгнаннику уготовано только одно - быстрая смерть.
   Повелитель с горечью подумал, что теперь действительно, как и хотел, его сын навсегда войдёт в историю Рода - правда как первый, изгнанный из него. Хотя из других Родов изредка изгоняли соплеменников, но в роду Серебряного Тумана, такое случилось впервые.
  
   Я молча смотрел на то, как отец повернулся и ушёл, а за ним, спустя мгновение, последовали вампиры.
   Старейшина, глядя на меня, просительно сказал.
   - Каин, отпусти её пожалуйста. Или ты хочешь, чтобы и я изгнал её из Рода?
   При этих словах Ал'лилель испуганно посмотрела на отца.
   Такой судьбы я уж точно не желал для своей любимой. Быть всеми отвергнутой и бессильно ожидать скорой смерти - нет, это не та судьба, которую я бы для неё хотел.
   Тяжело вздохнув, я убрал заклинание, затем наклонился и поцеловал её.
   - Помни, сколько бы ни прошло времени, я всегда буду любить тебя. Это моя клятва тебе, любимая.
   Ал'лилель широко раскрыла глаза, всё ещё не понимая, что произошло.
   Как только я убрал заклинание, ко мне бросились эльфы и вырвали девушку из моих объятий. Она вырывалась, кричала, звала меня на помощь, но силы были не равны, и, закутав её в плащ одного из воинов, соплеменники унесли её прочь.
   От её крика внутри меня образовалась огромная, холодная пустота. Она ширилась и ширилась, до тех пор, пока мне не показалось, что она проникла во все уголки моей души. Я был полностью опустошён, от меня осталась одна оболочка. Повернув голову, я следил за тем, как мою любимую уносят в Лес, затем лёг на спину и решил умереть - жить оставалось незачем.
   Так я пролежал полдня - тело затекло, раны воспалились, ноги вообще не слушались, рёбра при каждом вздохе тёрлись друг о друга, но смерть всё не наступала. Пока я лежал, мысли проносились в моей голове быстрее, чем я мог их зафиксировать.
   "Почему отец не встал на мою защиту? Почему, вместо того, чтобы защитить меня, он изгнал из Рода?". Я вспомнил все слова, которые говорились отцом и старейшиной и понял, такое решение он принял после слов Старейшины о том, что он уже отдал Повелителю двух дочерей и не отдаст третью.
   "Если у Старейшины были другие дочери, и их забрал отец, значит, они жили где-то у нас в замке", - думал я, и сразу вспомнилась странная похожесть Ал'лилель и своей матери.
   "Интересно, а возможно ли такое, чтобы Повелитель взял в спутницы своей жизни эльфийку? - от одной только мысли об этом мне стало жарко. - Конечно, это трудно представимо, но возможно. Значит, моей мамой вполне могла быть одна из старших сестер Ал'лилель? А если это правда, то, что же, интересно, произошло в прошлом, если отец, вместо защиты собственного сына, изгнал его из Рода?".
   Ответов ни на один вопрос у меня не было. Чтобы получить их, требовалось расспросить либо отца, либо старейшину. Отца теперь спрашивать было бесполезно, для Рода я теперь был никем, значит, остается старейшина, который после всего произошедшего тоже будет "не очень рад" меня видеть. Ведь я теперь никто, безродный вампир, за которого никто не будет мстить - просто завитушка руны на лук того, кто первым меня подстрелит.
   "Ал'лилель", - подумал я о своей любимой. От простого произношения её имени внутри у меня вспыхивал пожар ненависти ко всем, кто вынудил меня отказаться от неё. "Молодец, старейшина, - со злостью думал я. - Ты знал, чем меня можно обезоружить, я, безродный вампир, никогда не обрёк бы свою любимую на подобную судьбу". При мысли о том, как она сейчас страдает, в моей пустой оболочке, потерявшей смысл жизни, зажёгся слабенький огонёк, а следом пришёл проблеск осознания.
   "А я ведь теперь стал свободным вампиром! Пусть и не совсем таким образом, как хотел этого добиться, но ведь в конечном итоге вышло то же самое - я теперь свободен!".
   Новизна этой мысли меня просто ошарашила, ведь всю жизнь мне вбивали в голову, что вампир без Рода - никто, просто временно живое, никому не нужное существо, и тут вдруг у этой аксиомы открывается другая сторона! Я свободен, причём свободен полностью и абсолютно, никому ничем не обязан, могу делать всё, что только захочу - отец был прав, сказав, что отныне я сам себе повелитель. Слабенький огонёк в груди вспыхнул ярким костром.
   Пришла ещё одна правильная мысль.
   "Мне нужно стать сильнее, - сказал я себе, - мне нужно стать сильнее всех, чтобы найти и увидеть её снова. Чтобы защитить от любой опасности, и чтобы больше никто и никогда не смог отнять её у меня".
   "Сегодня я был слишком слаб, чтобы противостоять всем, - признался я сам себе, - но я стану сильнее, даже если за это время Ал'лилель забудет меня. Я всё равно с ней встречусь, хоть бы и для извинения за свою сегодняшнюю слабость".
   Произнеся эти слова вслух, как клятву, я решил, что никто и ничто меня не остановит в этом стремлении, и отныне всем смыслом моей жизни будет фраза: "Цель оправдывает средства". Теперь я должен рассматривать всё происходящее со мной только с двух позиций: поможет это стать мне сильнее или нет, остальное должно стать для меня несущественным. Только так я смогу обрести настоящую Силу.
   "Всё, нужно действовать", - твёрдо решил я. Получив ориентир, мозг сразу заработал в поисках путей для выхода из сложившейся ситуации. Для регенерации мне нужна была кровь, а рядом имелось только тело мёртвого Поглотителя, к которому я бы раньше ни за что не притронулся. Но теперь у меня были иные принципы жизни, поэтому я подполз к трупу и, с трудом останавливая рвоту, наклонился и впился клыками в холодное горло. Полу-кровь, полу-слизь была отвратительна на вкус и ужасно воняла, к тому же она успела порядком загустеть, мне приходилось прилагать значительные усилия, чтобы высосать её. Рот заполнился привкусом гнили, снова и снова подкатывала тошнота. "Кровь нужна для того, чтобы я выжил и стал сильнее, значит, я должен выпить всё", - не обращая на все неприятные моменты, я продолжал глотать отвратительную жидкость.
   Полностью опустошив Поглотителя, я откинулся на спину и принялся прикидывать, где взять ещё крови - домашние животные замка отпадали, в Лес я соваться не мог, значит, оставалось только одно - спустится к реке и, найдя какое-нибудь бревно, сплавится вниз по течению. Так я и сделал. Перекатываясь с боку на бок, я скатился с берегового откоса вниз и долго разыскивал необходимое транспортное средство. Наконец углядел подходящее дерево, зацепившееся кроной за кусты, а комлем наполовину погрузившееся в воду. С трудом отцепив его от кустов, я лег на него и, оттолкнувшись, медленно поплыл по течению. Прислушавшись к своим ощущениям, я понял, что регенерация в теле уже началась, для поддержания процесса необходимы были время и кровь. Плыл я долго, всю ночь и утро следующего дня. Река была широкой, и бревно никак не могло никуда пристать, а грести - пусть даже руками - у меня не было сил. Голод начал ощущаться всё сильнее, организм требовал ресурсов для регенерации. В полдень мне, наконец, повезло, река сделала широкий поворот, и бревно вынесло на мель. Просмотрев местность вокруг, я почувствовал ауры многих животных. Жажда стала просто нестерпимой. Я быстро пополз в направлении ближайшего животного, предварительно свернув свою ауру. С трудом выползя на пригорок, я увидел спящего под деревом человеческого детёныша и несколько пасущихся на полянке овец.
   Раньше я, конечно, кормился у человеческих слуг, живших в нашем замке, но те отдавали часть своей крови добровольно, так как им за это отлично платили. Все были довольны: вампиры сыты, а люди за несколько лет работы в замке зарабатывали себе столько, что уходя, могли купить собственную ферму и подворье. Всего несколько дней назад я бы и помыслить не мог напасть на человеческого ребёнка, но теперь, после появления нового смысла жизни и принесённой клятвы, я отключил в себе все воспитанные во мне нормы поведения.
   "Его кровь сделает меня сильнее", - только об этом я и думал, впиваясь ему в горло". Вкус крови был божествен, я пил, пил и никак не мог остановиться. После гадости из вен Поглотителя эта кровь была подобна лучшему вину, которое я пробовал на праздниках в нашем замке.
   Опустошив мальчика, я почувствовал прилив сил, регенерация снова заработала, и я почувствовал, что рёбра начинают срастаться, а раны понемногу затягиваются.
   "Что же это ноги никак оживать не хотят?", - подумал я, прежде чем приступить к овцам, покорно ждущим своей очереди. Скоро всё стадо было опустошено, а по моим жилам заструился такой огонь, что через несколько минут я начал чувствовать покалывание в ногах.
   "Так, теперь надо избавиться от тел", - подумал я, и, дождавшись, когда окрепшие ноги смогли меня хоть как-то поддерживать, принялся рыть обломком какого-то плоского камня яму на отмели реки. Рыть было легко, песок был влажным и мягким. Копал я больше вширь, чем вглубь, так как мне нужно было припрятать много тел за короткий промежуток времени, оставаться здесь я не собирался, а время на то, чтобы уйти как можно дальше, было просто необходимо.
   Я был так изранен и измучен, что даже всей полученной от человечка и животных крови не хватило для восстановления всего тела, хотя держаться на ногах и с трудом передвигаться я всё же мог. Закончив погребение, я закидал могилу обломками камней, сверху нагрёб песок, а затем ушёл в лес. Ночью мне повезло ещё раз, в одном из стогов на краю поля, примыкавшего к лесу, кто-то возился. Подойдя поближе, я увидел самозабвенно обнимавшуюся молодую парочку. Подобранной в лесу дубинкой я сначала оглушил парня, а затем девушку, та успела вскрикнуть, но в ночи её никто не услышал. Опустошив любовников, я оттащил тела далеко в лес и спрятал в колючем кустарнике.
   "Падальщики съедят, если до того их никто не обнаружит", - подумал я. За следующую неделю скитаний я убил ещё шестерых людей. Тело полностью оправилось от ран, а одежду я сменил, сняв её с убитого крестьянина.
  
   Отдыхая в один из солнечных дней на траве маленькой лесной полянки, я раздумывал над тем, что же мне делать дальше. Однозначно нужен был учитель, причём сильный. "Где же найти такого учителя, который согласится взяться за обучение изгнанного вампира?" - мучил меня вопрос. Перебрав все знакомые вампирские рода, я понял, что ни один их представитель на такое не согласится. Лёжа и перебирая варианты, я неожиданно вспомнил об одном случайно подслушанном лет пять назад разговоре между отцом и Вализиром.
   - Повелитель, мы нашли его, - сказал тогда отцу мастер по оружию, - к сожалению, уничтожить его не удалось. Убив двоих моих учеников, он скрылся в горах. Дальнейшие поиски ничего не дали. Я прошу назначить мне наказание за неисполнение вашего приказа, - склонив голову, продолжил Вализир.
   - Оставь это, Вализир, - проговорил отец, - мы ведь с тобой прекрасно знали, на кого охотимся, и шли на риск, так что, отдав приказ о поимке, я и сам виноват в их гибели. Жалко мальчишек, конечно, но хорошо, что старый зверь не убил всех, а предпочел скрыться. Мы с тобой прекрасно знаем, на что способен Проклятый Клан.
   Вализир склонил голову в согласии.
   - Где в последний раз вы видели его следы? - спросил отец,
   - Возле Мализийских пещер, Повелитель.
   - Там он может прятаться ещё хоть тысячу лет, - поморщился отец. - Ты уже отправил информацию о происшествии в другие рода?
   - Да, они тоже заинтересованы в его устранении, почти все пообещали поддержку в охоте, если мы сможем обнаружить его ещё раз.
   - Отлично, - заключил отец. - Разошли разведчиков к подножьям гор, пусть попробуют собрать информацию.
  
   Тогда, я не придал значение этому разговору, но сейчас информация о вампире, который смог убить двух учеников Вализира и скрыться от него самого, становилась жизненно важной. Мне просто необходимо было найти этого странного вампира и попроситься ему в ученики, иначе моя клятва так и останется неисполненной.
  
   Поход к горам оказался тяжёлым, были очень серьёзные проблемы с едой, слишком уж мало было живых существ в этих каменных пустынях. Настоящим праздником оказался день, когда меня попыталась ограбить довольно крупная шайка бандитов, после этой стычки я обзавёлся неплохим мечом, кожаными доспехами, полным животом и отличным настроением. Всё остальное время я довольствовался тем, что поедал зайцев или птиц, подбивая их самодельной пращёй, пользоваться которой научился ещё в раннем детстве.
  
  
   Глава 10 УЧЕНИК И УЧИТЕЛЬ
  
  
   Я всё же добрался до входа в Мализийские пещеры, хотя три месяца пути измотали меня физически и морально. Только новый смысл жизни и непоколебимое стремление исполнить клятву заставляли меня двигаться вперёд, делая шаг за шагом израненными ногами.
   "Последний рывок - и я обрету учителя", - подбадривал я себя, не допуская даже мысли о возможном отказе. Войдя в пещеры, я осмотрелся, в доступной мне области восприятия не ощущалось ни одной ауры. Свою я прятать не стал, чтобы мой будущий учитель мог легко меня обнаружить. Я шёл вдоль ручья, текущего по дну пещеры, пока не упёрся в развилку.
   "Буду идти, сворачивая всегда вправо", - решил я. Пометив поворот горкой камней, я двинулся дальше. Ещё развилка, ещё, а затем ещё и ещё. Наконец я оказался в тупике, пришлось вернуться к предыдущему повороту и пойти в другом направлении. Я шел и шёл, постоянно попадая в каменные мешки, возвращаясь обратно к отмеченным камнями развилкам и сворачивая во всё новые и новые проходы. Следующие два дня, я ел, пил и спал только когда валился с ног от усталости, но ни разу у меня даже не возникло мысли об отказе от поисков. Минуло ещё два дня, начала просыпаться Жажда, от высасывания улиток горел язык и болели скулы, но я всё шёл и шёл, обходя коридоры.
   К концу десятого дня Жажда стала невыносимой, а так как я ничего не ел, кроме улиток, силы пришлось пополнять за счёт собственной крови. Понятно, что долго так продолжаться не могло. Мой организм умирал, но я продолжал тащиться по этим проклятым каменным коридорам.
  
   На пятнадцатый день поисков я лежал на полу пещеры, не в силах шевельнуться, Жажда превратилась в разрывающий мозг клин, из-за неё я не мог даже связно мыслить. Собрав в кулак остатки своей воли, я попытался встать, но не получилось даже подняться на колени, пришлось ползти, с трудом подтягиваясь дрожащими руками.
   - Какое настойчивое молодое создание! - вдруг раздалось сбоку от меня.
   Я повернулся и посмотрел в ту сторону, откуда раздался голос, но ни ауры, ни самого говорившего я не заметил.
   - Могу я полюбопытствовать, юный упрямец, что ты здесь ищешь? - спросил голос.
   - Учителя, - ответил я хриплым голосом. - Ищу вампира, который станет мне учителем.
   - А что ты о нём знаешь? - весело спросил голос.
   - Только то, что у него достаточно сил, чтобы противостоять Повелителю рода Серебряного Тумана, - ответил я.
   После моих слов, от стены отделилась тень, которая по мере приближения ко мне обретала черты очень старого вампира. Я удивился, стариков-вампиров просто в принципе не бывает, поскольку вампир после достижения трёхсотлетнего возраста просто перестаёт стареть и остаётся в таком виде на протяжении всей оставшейся жизни. Этот же вампир был именно стариком.
   - А зачем тебе учитель? Разве твой Род не обязан учить тебя?
   Сил отвечать уже не оставалось, поэтому я молча спустил с правого плеча куртку и показал ему место, где раньше у меня была магическая метка моего клана, исчезнувшая после слов Повелителя об изгнании.
   - Какая прелесть! - всплеснул руками старик. - Изгнанный вампир, не прошедший посвящения, и какой же, интересно, род бросил своего соплеменника на смерть?
   - Род Серебряных Туманов, - я бессильно уронил голову на руки.
   - Просто замечательно, - снова весело сказал старик, - за все века, что живу на свете, ты третий, кто меня веселит.
   Откровенно говоря, быть всюду и для всех каким-то исключением мне начало надоедать, тем более, что ничего смешного в своих словах я не видел.
   - Ладно, - сказал он, протягивая мне мех. - Пей, это восстановит твои силы, уж очень хочется узнать, что ты такого совершил, что тебя выгнали из Рода.
   Приложившись к меху, я начал быстро и жадно пить. Жидкость оказалась какой-то странной смесью из неизвестной мне крови, трав и ещё чего-то, чего я не смог опознать. Странное питьё моментально меня взбодрила, и кровь сразу забурлила во мне. Только что я был беспомощен, как улитка, извлечённая из раковины, а теперь вновь стал полон сил. Отдав мех странному старику, я тяжело поднялся с пола.
   Пройдя поворотами, через которые я сам неоднократно проходил, мы как-то незаметно вошли на прямой отрезок каменного коридора, которого - я был в этом просто уверен - раньше тут не было. Он закончился небольшим гротом, войдя в который, я недоумённо застыл - грот представлял собой обычную комнату дома, разве что без одной стены. Тут была вся необходимая мебель, утварь, имелась даже печь. В углу грота обнаружился алхимический стол, а рядом с ним открытый шкаф с большим количеством всевозможных колб и пробирок.
   - Предлагаю поесть, ты слишком ослаб за эти дни, - предложил вампир и вытащил из шкафа еду, в основном вяленное и сушеное мясо. Привередничать я давно отучился, поэтому, поблагодарив хозяина, без лишних слов принялся за еду. Ели мы в полном молчании, хотя по тому, как нетерпеливо ёрзал на своём месте старик, явно было видно, что ему не терпится начать задавать вопросы.
   - Давай познакомимся? - сказал он, когда я наелся. - Меня зовут Лиевсей, мастер по оружию рода Носферату, или, как нас называют другие, Проклятого Клана.
   - Проклятый клан? - переспросил я. - Второй раз слышу о нём.
   Старик засмеялся и, хлопая себя ладонями по бёдрам, сказал:
   - Ну, вот такой вот я исключительный. Хотя, сказать по правде, таких, как я, довольно много на этом свете.
   - А можно поинтересоваться, почему вы выглядите таким старым? Ведь старых вампиров не бывает, - поинтересовался я причиной его столь необычной внешности.
   - Старым я только кажусь, просто мои морщины скрывают шрамы, полученные при трансформации, - усмехнулся Лиевсей. - Впрочем, что это мы всё обо мне да обо мне, твоего имени я ведь так и не узнал, - намекнул мне "старик", переходя на другую тему.
   - Прошу меня простить, меня зовут Каин, бывший род Серебряного Тумана, - исправился я и посмотрев в хитрые глаза старика, твёрдо добавил. - Бывший сын Повелителя рода.
   Старик присвистнул.
   - А теперь, голубчик, рассказывай без утайки, как ты умудрился так влипнуть.
   Рассказ получился необычно долгим, я не стал скрывать от старика ничего, и вскоре по его посерьезневшему виду было видно, что он не будет смеяться надо мной. Поняв это, я рассказал и про свои эксперименты с аурой, и про любовь к Ал'лилель. Выговорившись, я посмотрел на старика, тот сидел задумавшись.
   - Говоришь, Поглотитель Сознания вступил с тобой в рукопашную, - неожиданно произнёс он, - давай сейчас кое-что проверим. Сворачивай свою ауру.
   Я быстро выполнил требование и стал ждать дальнейших распоряжений.
   - Ну, долго мне ещё ждать? - спросил недовольно меня старик.
   - Так я свернул её сразу после ваших слов, учитель, - произнёс я.
   - Погоди, ты хочешь сказать, что тебе потребовалось для этого меньше десяти секунд? - ошарашено спросил он.
   - Пять, если быть точным, - скромно сказал я.
   Старик оживился.
   - Давай-ка я на тебя настроюсь, а ты скрой и раскрой ауру по моей команде.
   - Готов?
   Я кивнул.
   - Делай, - произнёс он. Я выполнил.
   Старик сначала нахмурился, а потом захихикал.
   - Вот так ученичка я себе нашёл! Приходит непосвященный изгнанник и первое, что делает - разрушает все представления о правилах свёртки аур. Ты должен научить меня этому, - настойчиво попросил он.
   Я попросил у него лист пергамента и уже по давно освоенной методике продемонстрировал оптимальный пример свёртки ауры и то, как это можно быстро делать на самой ауре, маскируя линии сгиба. После моего рассказа старик пару минут покрутил в руках листок и без подготовки свернул свою ауру по моему методу. Я открыл рот - вампир действительно был не прост.
   - Теперь я раскрою тебе секрет, почему Поглотитель Сознания не оглушил тебя издалека, как твою подружку, - хитро сказал он, косясь на меня. - Он тебя просто не видел.
   - Конечно же, он меня не видел, - удивился я такому секрету. - У него глаз нет.
   Старичок от смеха чуть не упал под стол.
   - Прелестно, просто прелестно. Знаешь, глядя на тебя, я утверждаюсь в мысли, что права была поговорка: "Дуракам везёт", - отсмеявшись, сказал он. - Поглотители - это существа, оперирующие только магией Разума, поэтому им не нужны глаза, чтобы видеть мир. Они видят всё вокруг себя на большом расстоянии
   Я удивленно на него уставился.
   Видя моё недоумение, он пояснил.
   - Твоя странная свёртка позволила не только скрыть саму ауру, но и скрыть все эманации, которые исходят от любого живого существа. Поглотитель думал, что смотрит на непонятным образом передвигающийся труп, - снова захихикал старик. - Теперь понимаешь, как тебе повезло?
   Я ошарашенно закивал, оказывается, моя победа над Поглотителем была просто счастливым стечением обстоятельств.
   - Расскажи подробней, чего ты там ещё придумал, когда убегал из замка? - поинтересовался вампир.
   Я показал создание копий ауры, затем показал создание подпитки и, сделав всё воочию, показал получившийся результат.
   - В зависимости от количества подпитки, копия будет исчезать в определённое время, - объяснял я. Старик внимательно смотрел за моими манипуляциями и кивал, что понимает.
   - Ещё я могу сделать это, - напрягшись, я повесил перед собой почти готовое заклинание Взрыва Ауры. Старик побледнев, замахал руками.
   - Ты сдурел, что ли? - закричал он, отпрыгивая от меня. - Не знаешь, что заклинание Взрыва Ауры срабатывает само, через несколько минут после активации?
   Настала моя очередь бледнеть, я этого действительно не знал, и в книге о такой особенности заклинания ничего написано не было. Теперь я понял, с чем была связана поспешность отца при принятии решения, он-то наверняка знал о таком его свойстве, и не стал рисковать.
   По моему ошарашенному виду старик понял, что сообщил мне большую новость.
   - Дали же боги ученичка, - произнёс он. - Едва не угробил старика. В общем, хватит на сегодня приключений, давай спать ложиться. Завтра с утра займёмся твоим воспитанием, - подытожил наш разговор вампир.
  
   Встав по привычке рано, я сразу же услышал в свой адрес много интересных пожеланий для вампиров, которые встают ни свет, ни заря, топочут, как табун лошадей, и не дают старикам выспаться.
   "Когда же у него утро-то начинается? - подумал я, пробежавшись вокруг грота, и сделав пару разминочных упражнений с мечом.
   - Запомни несколько правил, - сказал вампир, выходя ко мне через пару часов и потягиваясь. - Заучи их наизусть и выполняй беспрекословно, иначе мы с тобой очень быстро расстанемся.
   - Первое - с этого дня ты принадлежишь мне, если я скажу, что ты лягушка, ты начинаешь квакать и прыгать. Второе - зовёшь меня только Учитель и не задаёшь мне ни одного вопроса, всё, что я показываю, ты должен познавать сам, я лишь объясняю, как это сделать. Третье - когда я встаю, должен быть готов обед, а когда соберусь поужинать - ужин. Вопросы есть?
   Понятное дело, что вопросы у меня были, хитрый старикашка заполучил себе раба, который будет всё за него делать - но выбирать мне было не из чего, всё равно других Учителей в округе не имелось.
   Учёба оказалась действительно странной, старик мне ничего не показывал, ничему не учил, только орал, что медленно работаю и плохо готовлю. Единственное, что он мне продемонстрировал - это кратчайший путь от входа в пещеру до его грота. Так прошёл месяц, и я начал подозревать, что старик не собирается меня ничему учить, его всё устраивает в текущем состоянии. Я много раз порывался уйти, но мысли об Ал'лилель и своей клятве сразу возвращали меня к действительности.
   Однажды вечером он подозвал меня к себе и серьёзно сказал.
   - Что ж, ты не соврал, желание учиться у тебя есть. С завтрашнего дня мы начинаем тренировки.
   Меня затрясло от ярости - проклятый старикашка устроил мне проверку, надеясь, что я не выдержу и уйду.
  
   На следующее утро, приготовив завтрак, я дождался, когда вампир встанет и позавтракает.
   - Пошли за мной, - строго сказал он и повёл меня в пещеру, расположенную неподалёку от его грота. - С сегодняшнего дня мы начинаем делать из тебя настоящего вампира, такого, о котором будут говорить во всех вампирских родах и на которого после обучения - если, конечно, ты его переживёшь - сразу начнётся охота.
   Я внимательно слушал.
   - После посвящения ты станешь одним из рода Носферату, величайших бойцов среди вампиров, - серьёзно продолжал он. - Нас осталось мало, и на всех охотятся. Ты готов к этому?
   - Я рассказал вам о своей клятве, Учитель, - тихо ответил я. - У меня нет другой цели в жизни.
   - Тогда приступим, - сказал он. - Для начала я покажу тебе, почему у меня столько шрамов.
   Он начал раздеваться и я с удивлением и страхом увидел, что всё его тело было искорежено. Так, как будто было множество раз переломано - кожи совсем не было видно, её заменяли шрамы - тысячи шрамов по всему телу. Посмотрев на лицо Учителя, я увидел, что морщины начинают разглаживаться, и лицо сразу стало превращаться в ужасную маску, полностью испещрённую полосками шрамов.
   - Ещё раз подумай, хочешь ли ты, стать таким как я? - спросил Учитель, выпрямляясь.
   - Если это позволит стать мне сильнее, то да, - без капли сомнения, ответил я, стараясь не думать о том, как встретит меня в таком виде Ал'лилель.
   - Ты сам выбрал свой путь, мой Ученик, - Учитель странно улыбнулся и сказал: - Сейчас я покажу тебе, на что способно такое тело.
   Через секунду вместо Учителя передо мной стояло странное существо: приземистое, с длинными руками, оканчивающимися огромными когтями, мощными ногами и непропорционально тонким телом - не дав мне рассмотреть себя, существо внезапно исчезло и через пару секунд появилось снова.
   - Ты убит три раза, - проскрипело оно. Я с удивлением оглядел себя и поражённо заметил, что одежда на мне действительно имеет три небольших разреза.
   Существо опять быстро исчезло и снова появилось.
   - Ты убит шесть раз, - снова проскрипел Учитель. Я повторил осмотр и убедился, что число порезов на куртке действительно увеличилось.
   - Ну, и как тебе демонстрация? - спросил вампир, возвращаясь в свою обычную форму. - Это даже не десятая доля возможностей данной ипостаси, а сотая - главное, знать, как этим пользоваться и хотеть этого.
   - Тогда почему же род Носферату практически уничтожен? - спросил я его. - Если вы такие великолепные бойцы, один наш род смог бы уничтожить всех остальных вампиров, не говоря уж об эльфах.
   - Молодец, Ученик, именно Наш род, - отметил с улыбкой Учитель и продолжил: - Проблема в том, что наш род сражался на стороне эльфов.
   Я удивлённо замер, никогда ничего подобного не слышал.
   - Видишь ли, эльфы наняли нас, чтобы мы сражались за них против своих собратьев, - продолжил он.
   - Чем же можно было купить верность целого Рода? - удивлённо спросил я. - Да ещё и заставить пойти против своих?
   - Тем, что мы хотели иметь больше всего на свете, - с лёгкой грустью ответил вампир. - Амулет первого Повелителя рода Носферату, который находился у эльфов.
   - Что же в нём такого особенного? - удивлённо спросил я.
   - Точно этого никто не знает, Ученик, но легенда гласит: стоит вампиру Носферату повесить амулет себе на шею и произнести заклятье присоединения, как он растворяется в теле хозяина, делая его Повелителем рода, и сразу же начинает испускать зов ко всем вампирам клана, с требованием явиться к нему. По рассказам, никто из вампиров не может игнорировать этот призыв. Этот амулет для одного вампира будет бременем власти, а для всех остальных - надеждой на возрождение клана.
   - Чего-то не совсем понятно, - недоумённо сказал я. - Если вампиры дрались за него в войне, почему же его у нас нет? Получается, эльфы не отдали обещанное?
   - Когда нас осталось маленькая горстка, эльфы просто вышвырнули нас из своего королевства, - сжав губы, ответил Учитель. - Я был одним из тех, кто на Совете голосовал за присоединение к эльфам в войне против вампиров, так что часть груза ответственности за убийство соплеменников до сих пор лежит и на мне тоже, - тише добавил он.
   - Учитель, но как же скорость, с которой вы перемещаетесь? Неужели вы не можете забрать амулет у эльфов?
   - Чтобы что-то забрать, нужно знать, где оно лежит, - хмыкнул он, - а местоположение амулета - одна из главных тайн их Совета. Я её так и не смог узнать.
   Вампир вздохнул.
   - Ладно, Ученик, вернёмся к тренировке. Есть два метода начала обучения: один быстрый и ужасно болезненный, а другой долгий и безопасный. Ты какой выбираешь? - спросил он.
   Взглянув на моё бесстрастное лицо, он усмехнулся.
   - Это я так спросил, для порядка, сам прекрасно понимаю, что твоя эльфийка может тебя и не дождаться, если всё делать вторым способом. Но, прежде чем мы приступим, я хочу рассказать о пути, что ты выбрал. Возможно, ты передумаешь.
   - Методы тренировок нашего Рода основаны на полном перестроении своего тела в то, что ты недавно наблюдал. При медленном способе способность перехода в эту трансформацию достигается в течение многих лет, и когда заканчивается первый этап, считается, что вампир прошёл Посвящение.
   Тело может перестраиваться по желанию, но только по трём путям развития: сила, ловкость и магия. Есть также два основных правила трансформации: первое - нельзя стать одновременно сильным, быстрым и прекрасно владеть магией. Можно стать вампиром, который немного может и то, и другое, и третье, но жизнь показала, что в этом случае он никогда не сможет одолеть вампира, трансформировавшегося полностью в одном направлении. И второе правило: чем сильнее ты изменишь своё тело, тем сильнее станешь сам, правда, после этого ты не сможешь свободно перемещаться среди людских и вампирских поселений - твой вид будет, мягко говоря, ужасен. То, что ты будешь представлять собой после глубокого изменения, будет внушать ужас, поверь мне, я видел вампиров конечной трансформации, даже у меня в жилах застывала кровь.
   Усмехнувшись при виде моего слегка бледного от таких новостей состояния, он продолжил:
   - Как я уже говорил, при втором способе трансформации перестроение организма занимает около тридцать лет.
   - Но... - промычал я.
   - Дай мне закончить, - отрезал Учитель. - Более быстрое перестроение придумал один из наших Повелителей, когда воинов во время войны стало не хватать. Он выстроил специальное заклинание, позволяющее ускорить процесс до нескольких недель. Правда, выяснилось, что у данной трансформации два плохих побочных эффекта. Часто вампиры теряли разум от ужасной и продолжительной боли, и в итоге получалось неконтролируемое чудовище, которое приходилось убивать. Ну, и второе, трудно было определить время, необходимое для завершения трансформации, потому что если слишком затянуть пробуждение, то вампир очнётся в полной трансформации тела, а если поднять его раньше, то он не получит всю силу.
   Я слушал и удивлялся.
   - Поэтому даю тебе последний шанс подумать, мой юный ученик: какой путь и вид трансформации ты выбираешь? - серьёзно спросил меня Учитель.
   - С кем вам, Учитель, тяжелее всего было сражаться? - спросил я. - Не зная сильных и слабых сторон путей трансформации, мне трудно выбрать, на какой путь встать, поэтому я буду руководствоваться вашим опытом.
   Вампир задумался.
   - Самым запоминающимся боем в моей жизни была схватка с вампиром, вставшим на путь магии, - спустя некоторое время ответил он. - Правда, хочу тебя предостеречь, это был очень сильный маг, ничтожное число вампиров способно дорасти и вообще дожить до уровня его способностей.
   - Но ведь вы его победили? Значит, ваш путь сильнее?
   - Я бы умер в том поединке, - нехотя ответил он. - Меня спас другой вампир, напавший на мага сзади.
   - Спасибо, Учитель, за подсказку, тогда я выбираю быструю трансформацию на пути вампира, управляющего магией, - сделал я свой выбор.
   - Подумай, пути назад не будет, ведь если ты разочаруешься в своих способностях, проделать трансформацию ещё раз тебе не удастся, - напомнил мне вампир.
   - Спасибо за заботу, - ещё раз поблагодарил я его, - но я решил.
   - Да, и последнее, - спохватился он. - Кто будет контролировать время трансформации? Я или ты?
   - Я сам, - ответил я.
   - Отлично, тогда не будем затягивать, - повернувшись ко входу в пещеру, сказал он. - Идём, пока у тебя есть решимость, это сильно тебе поможет.
   Мы зашли в пещеру, на скалистом полу которой стоял каменный саркофаг. Показав мне рукой, чтобы я залез внутрь, Учитель взял кусок белого вещества и начал рисовать вокруг саркофага круги, один больше другого. Получилось три круга с начерченными внутри непонятными рунами.
   - Сейчас я запишу все необходимые условия, которые мы с тобой обговорили, - сказал мне Учитель, поднимая голову от пола, - а ты там пока устраивайся поудобнее.
   - Ну, вот и всё. Если ты не передумал, то можно приступать, - через несколько минут сказал он, поднимаясь с пола и отряхивая руки от белой пыли.
   Я молча лёг на спину и закрыл глаза, а он так же молча задвинул за мной крышку. Снаружи слышался приглушенный голос Учителя, что-то быстро читавшего вслух. Я лежал и ждал трансформации, как внезапно, без всякого предупреждения на меня нахлынула такая боль, что я сначала скорчился, а потом потерял сознание.
  
  
   Глава 11 ПОСВЯЩЕННЫЙ
  
  
   Очнулся я, стоя абсолютно голым посреди непонятной дороги, у которой вместо обочин были пропасти. Оглядевшись, я увидел, что дорога позади меня уходит за горизонт, а далеко впереди виднеется какое-то странное сооружение. Ощупав себя, я не нашёл следов повреждений, поэтому, вздохнув спокойнее, решил идти вперёд, к этому строению. Шагая по дороге, я смотрел по сторонам и думал.
   "Какая-то странная местность, гладкая, как лёд, дорога, и полная тишина вокруг".
   Сооружением оказалась сложенная из человеческих черепов пирамида, стоящая на самом разветвлении дороги, которая расходилась дальше в трёх направлениях. Подойдя ближе, я заметил, что каждая грань пирамиды подписана рунами, сделанными из костей. "Сила, ловкость, магия", - прочитал я. Четвёртая грань была пуста. Не успел я подумать о том, что бы это могло значить, как пирамида развернулась передо мной так, что каждая надписанная грань указывала на свою дорогу, а пустая смотрела на меня.
   Размышлять над странностями пирамиды мне не пришлось, вдалеке я услышал сильный гул. Обернувшись, я увидел, что по дороге прямо на меня быстро движется стена пламени. Не став тратить время, я устремился вперёд по дороге магии, постоянно оглядываясь. Стена пламени всё время ускорялась, и вскоре мне пришлось убегать от палящего жара. Через некоторое время пламя меня догнало, и когда оно лизнуло мне спину, я, закричав от боли, рухнул на дорогу. Закрыв глаза, я ждал, когда огонь поглотит меня целиком, но, пролежав пару секунд, я с удивлением почувствовал, что ещё жив - стена огня остановилась в двух шагах от меня и больше не двигалась.
   "Почему она остановилась? - подумал я, перевернувшись с обожженной спины на живот. - Ведь совсем немного оставалось, чтобы меня дожарить". Немного спустя боль в спине слегка притупилась, и я решил продолжить путь. Как только я встал и сделал шаг вперёд, стена пламени кинулась вперёд и снова обожгла меня, всё повторилось - закричав от боли, я упал на колени.
   "Значит, огонь движется только тогда, когда я сам двигаюсь, - с удивлением подумал я, - интересно, а что произойдёт, если пойти назад?".
   Решил поэкспериментировать, я шагнул к стене, и та отступила ровно на шаг. Ещё два шага вперёд - стена отодвинулась ровно на то же количество шагов.
   "Так, выходит, что вперёд меня не пускают, дальше идти нельзя, - догадался я. - Может быть, попробовать двигаться спиной вперёд?". Обмануть огненную стену оказалось не так просто, стоило мне сделать шаг назад, как язык пламени рванулся вперёд и обжёг мне лицо, едва не спалив глаза.
   "Сидеть и ждать не имеет смысла, - решил я, обдумав ситуацию, когда боль от ожогов слегка утихла, - нужно любой ценой двигаться вперёд". Придя к такому выводу, я встал, изо всех сил рванулся вперёд, и, как только почувствовал на спине жар, кинулся плашмя на дорогу. Пламя лишь слегка лизнуло спину и снова замерло. Даже не зная, что хуже, обожженная спина или разодранные в кровь руки и колени, я опять поднялся на ноги.
   С каждой минутой идти становилось всё тяжелее и тяжелее, руки и ноги были стёрты так, что каждый шаг и падение отдавались сильной болью, а с обожженной спины, я чувствовал, кожа слезала клочьями, причиняя боль ещё более мучительную. Относительно целыми оставались только грудь и живот, так что я решил пятиться назад, закрывая лицо руками. Идти стало ещё труднее, поскольку необходимо было постоянно оглядываться. Когда лоскуты кожи начали отслаиваться и с живота, я стал похож на хорошо прожаренного поросёнка, которого прежде, чем подвесить жариться на углях, предварительно хорошенько поваляли по земле.
   Решив дать себе хоть немного роздыха, я присел на дорогу, сил двигаться дальше уже не оставалось. Свесив голову, я задумался над тем, что же будет, если я останусь сидеть тут, а не пойду дальше. Вспомнив все слова Учителя о трансформации, я понял, что могу прервать свои мучения в один момент, нужно только произнести ключ-заклинание - и меня тут же выбросит обратно. Мне, конечно, хотелось бы остановиться, не доходя самую малость до полного превращения, чтобы сила после трансформации была максимальной, но как продолжать движение по дороге, когда собственное тело мне практически не подчинялось, я не знал.
   Отдохнув и вспомнив о своей любимой, я решил идти так далеко, как только смогу, и, прежде чем окончательно потеряю сознание от боли, активировать ключ возврата. Подняв голову, чтобы собраться с силами и встать, я в ужасе отшатнулся - в двух шагах от меня стоял Поглотитель Сознания. Представив себе битву с этим чудовищем в моём теперешнем состоянии, я приготовился к активации заклинания - умереть здесь совсем не входило в мои планы, уж лучше пусть я не доберу часть силы.
   - Стой, существо, - прозвучали у меня в голове чьи-то слова. - Нам надо поговорить.
   Я ясно понял, что со мной заговорил Поглотитель, и остановил заклинание.
   - Ты хорошо билось, существо, - чужие мысли зашелестели у меня в голове, как сухие листья, гонимые ветром. - Ты выпило меня, отдав мне дань уважения за бой, поэтому я хочу предложить тебе свои силы, чтобы ты продолжил путь. Правда, я тебя предупреждаю, моя помощь здесь может отразиться на тебе, когда ты очнешься в реальном мире, и эти последствия я не берусь предсказать.
   - Как ты вообще здесь оказался? - спросил я, думая, принимать ли помощь этого воплощённого кошмара.
   - Всё, что происходит здесь, вызвано заклинанием трансформации, которому подвергается твоё тело. Такую же перестройку проходит и твой мозг, а я являюсь одним из самых сильных твоих воспоминаний о прошлой жизни, - отозвался монстр.
   - Хорошо, я принимаю твою помощь, - ответил я, всё равно деваться было некуда.- Что мне нужно делать?
   - Подойти, коснуться меня, - прошуршал ответ, - и идти дальше.
   - Что ж, благодарю за помощь, - сказал я, когда, дотронувшись до Поглотителя, почувствовал внезапный прилив сил. В ответ раздался только шелестящий смех.
   "Может, и зря согласился, - подумал я, - но отступать уже некуда".
   С новыми силами я продолжил свой путь, правда, вскоре иссякли и они. Теперь я полз на четвереньках, и боль от ран всё сильнее раздирала меня на части, кровавый туман давно застилал глаза, но я полз и полз, проходя сантиметр за сантиметрами.
   - Каин, - услышал я голос и замер.
   - Это я, Каин.
   Это был её голос, я сразу его узнал. Подняв голову, я действительно увидел Ал'лилель, она улыбалась и протягивала мне руки.
   - Ал'лилель, - закричал я, рванувшись к ней, но истратил последние силы и упал возле её ног. Слёзы потекли по моим щекам.
   - Прости меня, любимая, прости за мою слабость! Будь я сильнее, то смог бы защитить тебя, даже если бы тебя изгнали из Клана, - едва смог прошептать я.
   - Каин, я просто твои воспоминания, - грустно сказала она. - Я не могу тебя прощать, тебе нужно просить меня об этом в реальном мире, хотя я уверена, что и там я прекрасно пойму твой поступок и смогу тебя простить. Да и не за что тебе просить прощения, я никогда не смогла бы тебя ненавидеть, ведь ты сделал выбор за нас обоих, тот, на который у меня не хватало решимости.
   - А теперь давай я тебе помогу, - сказала она, протягивая ко мне руки. - Дотронься до меня, я дам тебе сил - это единственное, чем я могу тебя сейчас поддержать.
   - Но тогда ты исчезнешь и не будешь самым сильным моим воспоминанием в новом теле, - с испугом сказал я, отодвигаясь от неё.
   - Зато у тебя появятся силы продолжить дальше свой путь, - произнесла она, снова протягивая мне руки.
   - И до, и после моей трансформации единственной целью в жизни, - сказал я, отодвигаясь от протянутых рук, - было, есть и будет найти тебя и извиниться за свою слабость. Если ты меня не простишь и не позволишь быть с тобой рядом, то смысла в дальнейшем существовании я не вижу. Я не могу принять твою помощь, и тем самым лишиться самого дорогого воспоминания о прошлой жизни, - глядя ей в глаза, твёрдо сказал я и активировал ключ возвращения.
  
   - Каин, очнись, - услышал я голос Учителя.
   Всё тело горело, было такое чувство, что по нему пронёсся табун лошадей, дышать удавалось с трудом, но я смог приоткрыть глаза и увидеть склоненное над собой обеспокоенное лицо Учителя.
   - Слава богам, ты очнулся. Что произошло, почему ты так долго не возвращался? - взволнованно спросил он.
   - Сколько времени меня не было? - спросил я, воздух с трудом покидал лёгкие, и язык еле ворочался в пересохшем рту.
   - Ты не просыпался целый месяц. Я, конечно, предполагал, что ты далеко зайдёшь в своей трансформации, но боялся, что у тебя не хватит ума вовремя остановиться, - сказал он. - Я даже начал готовиться к худшему и собирался прикончить тебя во сне. Ведь все нормальные сроки даже для максимальной трансформации - около двух недель - давно истекли.
   - Я просто шёл по дороге, а сзади меня обжигала стена пламени, - едва ворочая языком, ответил я.
   - Ладно, потом расспрошу тебя подробнее, - сказал Учитель, - сейчас пошли, примешь ванну со специальным составом, который залечивает раны, выглядишь ты не лучшим образом.
   Не придав значения его словам, я лёг в подготовленную ванну. Почти сразу наступило облегчение, странная жидкость всасывалась в раны и те понемногу переставали болеть и покрывались корочкой. Оказалось, что все травмы и ожоги проявились и на моём настоящем теле, я был весь обгорелый, с ободранными почти до костей руками и ногами.
   Несколько минут расслабляющего тепла - и я заснул.
   Когда я проснулся, то понял, что во мне что-то изменилось. Всё окружающее я видел теперь в странном, непривычном виде, казалось, что всё вокруг имеет свой сияющий ореол, полностью совпадающий с формой предмета. Я посмотрел на стену пещеры и удивлённо замер - я видел сияющие абрисы вещей, находящихся за ней. К тому же я понял, что вижу вообще всё, что находится вокруг меня, даже то, что по бокам и за спиной. Это было настолько необычно, что я даже не сразу сообразил, как мне такое удаётся. Напрягшись, я увидел даже силуэт Учителя, сидящего в своём гроте, за двумя стенами, он алым цветом сиял на фоне светло-белых контуров окружающих его предметов.
   - Дар Поглотителя! - воскликнул я в прозрении. - Так вот о чём говорил он в моём сознании!
   Немного потренировавшись со своим новым зрением, я успокоился и принялся осмысливать, что же ещё во мне стало необычным. Я чувствовал себя налитым до краёв непонятной мне силой, которую, как мне казалось, я поглощал отовсюду, просто из окружающего пространства. Я посмотрел на свою ауру и зажмурился - она слепила глаза своим багрово-красным цветом.
   Вылезши из ванны, я подобрал сброшенную одежду, облачился в неё и вошёл в грот, в котором сидел Учитель. Несколько нервничая, я подошёл к шкафу со стеклянными дверцами и посмотрелся в них, не узнав поначалу собственное отражение. На меня смотрел какой-то странный тип, вся кожа которого была как у старого кожаного сапога, в буграх и складках, тело же стало непропорционально тонким, с длинными руками и укоротившимися ногами. Всё это венчала абсолютно лишённая волос голова.
   "Даже глаза изменились", - подумал я, всматриваясь в отражение. Они горели ярко-красным цветом, и взгляд от этого был жутким.
   "Ну, что ж, - решил я, обозревая себя нынешнего, - всё, что мне теперь нужно сделать - это научиться магии, пройти через эльфийское королевство, добраться до их столицы и найти Ал'лилель. Хотя сейчас, после подобных увечий, эта идея не кажется мне такой уж правильной".
   - Ну, как тебе? - спросил меня подошедший сзади Учитель. - Нравишься ты себе нынешний?
   - Честно говоря, не очень, - ответил я, отворачиваясь от отражения. - Я бы даже сказал, очень не нравлюсь. Но я знал, на что иду.
   - Присаживайся, нам нужно многое обсудить, - сказал мне он. - Только ты можешь мне объяснить некоторые непонятные моменты, произошедшие при твоей трансформации.
   - Пока ты одевался, - продолжил он, - я покопался в записях, относительно известных до сего дня сроков протекания трансформаций. Так вот, ни в одной из книг не говорится о времени больше, чем три недели. Все вампиры, которые просыпались после, были в ипостаси полной трансформации абсолютно безумны. Но, знаешь, оказывается, не это не самое удивительное в твоём случае, - учитель замолчал.
   Я удивлённо уставился на него.
   - Объясни мне, пожалуйста, откуда у тебя на плече метка Поглотителя Сознания и заодно, почему у тебя не вампирская аура? - закончил он.
   - Метка Поглотителя? - удивился я и, быстро расстегнув куртку, посмотрел на плечо и остолбенел. Действительно, чуть выше магической метки рода Носферату (горизонтально расположенных трех капель крови) виднелась невиданная мною ранее зелёная раскручивающаяся спираль.
   - Э-э-э, - протянул я, ощупывая метку, - давайте лучше так, учитель, я расскажу вам, что со мной происходило, а вы сами делайте выводы.
   Рассказ длился недолго, но я старался припомнить всё, вплоть до последних мелочей, начиная от граней пирамиды и заканчивая моими словами Ал'лилель. Выговорившись, я поднял глаза на Учителя. Он сидел с отвлечённым видом, как будто не слушал меня вовсе.
   - Учитель, - позвал я его, думая, что тот уснул.
   - Даже не знаю, что тебе и сказать, - внезапно открыв глаза, ответил старый вампир. - Я знаю много вариантов прохождения трансформаций, но общего с ними в твоём случае только дорога и пирамида. Ни у кого не было ни огня, ни всплывающих воспоминаний. Единственное, что могу сказать точно, так это то, что если бы ты принял помощь своей эльфийки, то полностью закончил бы своё превращение. Обо всём остальном мне нужно подумать, почитать в библиотеке - возможно, что-нибудь и найду. Значит, давай так, сегодня ты отдыхаешь, а завтра приступаем к тренировкам.
   - Давайте лучше я вам помогу в библиотеке, - ответил я. - Мне нужно отвлечься от всего произошедшего, я ещё не готов воспринимать себя в таком облике, - я показал рукой на своё тело.
   - Хорошо, тогда пойдём, я дам тебе пару книг, обязательных к прочтению тем, кто ступил на путь магии.
   Библиотекой в полном смысле слова четыре - хоть и битком набитых книгами - шкафа назвать было трудно. Но необходимые для начального обучения книги были. Учитель достал из шкафов десяток таких и заявил, что пока я не заучу их содержимое наизусть, лучше к нему не подходить.
   Начал я с изучения и запоминания магических рун, с помощью которых можно было строить заклинания. Магических алфавитов было три: один из них содержал руны направления - то есть с их помощью можно было указывать силу заклинания, его направление и привязку к местности, с помощью второго - определялся сам вид заклинания, а с помощью третьего - осуществлялось связка нескольких, если маг использовал комбинированное заклинание. Едва начав читать, я очень быстро понял, что руны чрезвычайно сложны, а воспроизводить их в уме следовало идеально, иначе они не срабатывали или - что намного хуже - действовали совсем не так, как задумывалось.
   С запоминанием текста мне очень помогли вновь приобретённые способности Поглотителя Сознания. Оказалось, что для того, чтобы Поглотители могли ориентироваться в сложном многомерном пространстве, их создатели заложили им абсолютную память. Как я установил опытным путём, я теперь мог без всяких усилий запоминать всё, что вижу.
   После того, как я разобрался с этим феноменом, усвоение алфавитов не заняло много времени. Покончив с этим, я изучением других книг. Тексты в них были в основном о правилах и видах формирования заклинаний, их комбинированию и ограничениях, накладываемых на тот или иной вид заклинания. К сожалению, в книгах не было описано ни одного конкретного заклинания, так что наглядного примера, из каких рун его делать и как применять, я не нашёл.
   Объяснялось это тем, что научить правильному составлению заклинаний может только учитель, так как при этом необходимо учитывать разные факторы, заметно влияющие на успех магического действия. Дочитав все книги и запомнив их наизусть, я подошёл к Учителю, чтобы продолжить обучение.
   - Понимаешь, Каин, - немного смущённо ответил мне Учитель, с удивлением обнаружив, что я действительно запомнил все книги, - я не зря тебе говорил о трудностях пути мага. Редкие вампиры вставали на этот путь, потому и книг по магическому обучению, а также учителей практически не осталось. Все, что у меня было, ты уже прочёл, сам я в этом не силён, так что магии тебе придётся учиться самостоятельно. Единственное, чем я могу тебе помочь - так это подсказать, где можно найти хорошую библиотеку.
   - Если вы не можете научить меня магии, то чем же мы будем тогда заниматься, Учитель? - в недоумении спросил я. - Может, мне лучше сразу отправится на поиски библиотеки?
   Учитель рассмеялся и ответил.
   - Если ты думаешь, что ты теперь великий маг, то сильно ошибаешься. Ты просто оболочка для создания заклинаний, поскольку опыта и силы в тебе пока нет совсем. А пока ты будешь этого набираться, тебя могут убить множество раз. Так что, до тех пор, пока ты не сможешь хотя бы задеть меня в поединке, ты отсюда не уйдёшь.
   Я недоумённо покачал головой.
   - Но, Учитель, чтобы задеть вас, нужно быть таким же, как и вы, избравшим путь скорости. Да я ваши перемещения в боевом обличии едва вижу, не думаю, что смогу вас даже поцарапать, разве что учиться придётся всю оставшуюся жизнь.
   Он опять засмеялся.
   - Чтобы у тебя был стимул учиться быстрее, будешь всё это время исполнять всю ту работу, которую делал два месяца назад.
   Я застонал от отчаянья. Учитель противно захихикал, снова превращаясь в того противного старикашку, с которым я жил за месяц до трансформации.
   - Пошли, опробуем твою новую боевую форму. Мне самому интересно, какой же она будет, - перевёл вампир разговор на другую тему.
   Мы вошли в третью по счёту от нашего жилища пещеру.
   - Трансформируйся, - сказал он.
   - Я не знаю, как, - я пожал плечами.
   - Просто закрой глаза и сбрось с себя нынешнюю оболочку, как куртку, это очень легко, - посоветовал он.
   Я закрыл глаза, расслабился и сразу же почувствовал, как кожа давит мне на тело, нужно действительно всего лишь пошевелить плечами и сбросить её. Кожа поддалась легко, и я почувствовал огромное облегчение.
   Сразу же после этого я услышал удивлённый присвист Учителя и его слова.
   - Да, ученичок, советую тебе входить в боевой режим подальше от людских, эльфийских, да и вампирских глаз.
   С большой тревогой я открыл глаза и осмотрев себя, выругался. Высказав пещере всё, что я думаю о самих Поглотителях, их создателей, а также близких, дальних родственников, а также высказал предположение, чем они могли бы все вместе заняться, если бы встретились в одном далёком месте.
   - Не расстраивайся так, - смеясь, сказал Учитель, - подумай, всё могло быть гораздо хуже и тебе сразу станет легче.
   Что могло быть хуже этого, я не знал. Если не учитывать наличия глаз, ушей и не высокий рост, то в боевом режиме я выглядел так же, как Поглотитель Сознания. Не зря хихикал тот гад, который предложил свою помощь. Помимо очевидных плюсов дара, таких, как проникающее зрение и абсолютная память, такая подлянка резко снижала мои шансы на выживаемость среди всех остальных рас. Никто из них не станет терпеть присутствие рядом с собой Поглотителя Сознания, наоборот, приложит максимум усилий, чтобы от него избавиться.
   Я ещё раз оглядел себя. Одежда же конечно переместилась вместе с кожей в пространственный карман, оставив после себя типичное тело Поглотителя: тонкие складки зеленоватой кожи, свисающие вдоль тела, были сплошь украшены метками в виде зелёных раскручивающихся спиралей, рот в обрамлении гибких щупалец с присосками, а также тонкое гибкое тело. Так что ни с чем иным меня нельзя было перепутать.
   - Ну, хватит стонать, - усмехнулся Учитель и, перейдя в боевую форму, продолжил: - Всегда мечтал проверить, каковы Поглотители в ближнем бою.
   Я от злости кинулся на него, новое тело было невероятно быстро и почти невесомо, но не успел я сделать и одного шага, как вампир пропал из обычного поля зрения. Правда, не из зрения Поглотителя, я видел размытую ауру вампира, стремительно несущуюся ко мне. Тем не менее всё, что я успел сделать - так это констатировать прикосновение учителя к моей шее.
   - Я ведь говорил вам, Учитель, у меня нет ни одного шанса в бою с вами, - сказал я, рассматривая тонкий порез на шее.
   - Это пока нет шансов, - сурово ответил он.
  
  
   Глава 12 ВАМПИР ПРОКЛЯТОГО КЛАНА
  
  
   Я лежал на кровати и думал о том, что прошли бесконечно долгие пять лет с того памятного дня трансформации, но только вчера мне удалось задеть Учителя в тренировочном бою. Старый вампир обрадовался, наверно, больше меня, заявив, что это дело нужно отпраздновать. Сходив наверх, я подстрелил пару птиц, косулю и вечером мы устроили роскошный ужин, за которым Учитель сказал, что теперь он за меня полностью спокоен и может выпустить в мир. Мы выпили за это и за то, чтобы мой поход увенчался успехом.
   Обдумывая все годы ученичества, я понимал, что на пути мага практически ничего не достиг, не считать же удачным экспериментом обвал одной из пещер, случившийся после того, как я попытался сделать из воды вино.
   После этого случая Учитель запретил мне эксперименты с магией внутри пещер и сделал основной упор на боевую подготовку. Вампир не зря носил титул мастера по оружию, к тому же оказалось, что вампирам Носферату оружие особо и не нужно, они прекрасно справлялись с врагами своими невероятно острыми и прочными когтями, которые появлялись у них при переходе в боевую форму.
   Лиевсей учил меня чувствовать противника и продумывать всю картинку боя от начала до конца, ориентируясь на ауру противника и его поведение. Я уже настолько привык к взгляду Поглотителя, что перестал жалеть о своём внешнем виде.
   Кстати, моя форма оказалась, как ни странно, очень удачной для ближнего боя. Кожными складками, свисающими вдоль тела, я чувствовал мельчайшие вибрации вокруг, а его сила и гибкость позволяли развить невероятную скорость. Конечно, до Учителя мне было далеко, но всё же теперь я не только видел его, но и мог блокировать некоторые атаки, а вчера вообще порезал ему когтём бок.
   Кроме боевых навыков я успешно тренировался в работе над аурой, так как её слепящий цвет необходимо было как-то прятать. По совету Учителя я маскировал её под ауру обычного человека. Он же и потребовал, чтобы я всегда ходил с такой маскировкой, иначе неприятностей не избежать. Во время работы с ней я также понял, что могу чувствовать эмоции тех существ, на которых фиксирую взгляд.
   Но, конечно же, самой важной учёбой было запоминание и многократное повторение в сознании всех рун трёх магических алфавитов, сейчас я мог рисовать их даже с закрытыми глазами, надеясь на то, что очень скоро смогу всё же ими воспользоваться. Для того, чтобы удалять из организма излишки магической энергии, которую я постоянно поглощал из пространства, Учитель выдал мне из своих личных запасов кристалл-накопитель, небольшой полупрозрачный камень, оправленный в простую медную подвеску. На первый взгляд эта штука казалась дешёвой безделушкой, но Учитель предупредил, чтобы я не скрывал её, будучи в обществе магов или эльфов - за обладание такой безделушкой меня легко могли убить.
   В отличие от обычных кристаллов-накопителей, которые могли впитывать всего треть от магической энергии носителя, кристалл, подаренный мне Лиевсеем, позволял сбрасывать в него десятикратно больший запас.
   "Завтра я ухожу", - почему-то с грустью подумал я. За пять лет я привык к Учителю, к этому месту, единственное, что меня тревожило, так это события предшествовавшие моему появлению здесь. Беспокойство за Ал'лилель буквально сводило меня с ума, ведь время шло, а к выполнению своей клятвы я не приблизился ни на шаг. Учитель ясно дал понять, что пока я не стану сильным магом, лезть в эльфийское королевство будет самоубийством. Мои навыки рукопашного боя представляли угрозу только для небольшого отряда эльфов, противостоять Старейшинам я бы не смог.
   "Перед началом обучения Учитель упоминал, о какой-то известной ему библиотеке, надо будет поговорить с ним об этом", - вспомнил я и заснул.
  
   Утро началось как обычно: я сделал разминку, затем, перейдя в боевой режим, провёл бой с тенью, отрабатывая атакующие и защитные приёмы. Выйдя после разминки на тренировочную площадку, я с удивлением отметил, что не ощущаю присутствия Учителя.
   "Странно, куда это он мог подеваться?", - недоумевал я.
   Поскольку обязанность по добыче продуктов и готовке обеда с меня никто не снимал, то я отправился наверх, поохотиться. После трансформации и дара Поглотителя охота превратилась в простейшее занятие, нужно было просто найти нужную ауру и, послав ментальный удар, просто собрать оглушенную добычу. Добыв таким способом необходимое количество птиц, я вернулся обратно и приступил к готовке - Учителя по-прежнему не было, и я не знал, что и думать. Приготовив обед, я перекусил и решил поваляться в постели - это был первый день за прошедшие пять лет, когда я мог делать, что хотел.
   Лиевсей вернулся только глубокой ночью, и при виде его я сильно удивился - Учитель был весь в крови и с трудом стоял на ногах.
   - Что случилось, Учитель, вы ранены? - я бросился к нему.
   - Всё нормально, пара царапин, - отмахнулся он и с гордостью произнёс: - Я решил сделать тебе подарок, думаю, он очень пригодится тебе в пути. Пойдём, поможешь мне снять шкуру с добычи, - сказал он, показывая на выход. - Я давно его заприметил, да всё некогда было за ним гоняться.
   Не совсем понимая, что же такое он раздобыл, я отправился следом за учителем. Путь занял долгие четыре часа, хоть и двигались мы в боевой трансформации. Остановившись у глубокой ямы, Учитель с улыбкой показал мне на неё рукой. Взглянув туда, я непроизвольно охнул - на дне ямы лежал мёртвый василиск, тварь настолько древняя, что считалась вообще исчезнувшей ещё в незапамятные времена. Частично их выбили люди, охотясь за невероятно прочной шкурой, частично они истребили себя сами. Ещё живя в замке, я интересовался всеми древними тварями, доставшимися нам от древних времён: драконами, василисками, мантикорами и прочими полулегендарными существами.
   - Учитель, - только смог я выдохнуть из себя, - как вы смогли его убить? Считается, что они неуязвимы для обычного оружия и почти не поддаются магии.
   - Может быть, для оружия и неуязвимы, - видя моё восхищение, сказал он, довольно улыбаясь, - но только не для когтей Носферату. Давай снимем с него кожу, я хочу сделать тебе настоящий боевой костюм Носферату, - распорядился он, приступая к делу. - Запоминай, Ученик, если тебе посчастливится убить дракона или гидру, то учись, как делается настоящий костюм, умельцев по его изготовлению осталось ещё меньше, чем магов Носферату.
   Выковыряв глаза и зубы, мы сняли кожу и пошли к ручью, а затем Учитель показал, как подготовить кожу василиска для пошива.
   Прошло ещё две недели, прежде чем я смог примерить костюм - он оказался великолепен. Гибкая, стального цвета кожа прекрасно на мне сидела, а кроме того, была настолько мягка, что в ней можно было спать, не испытывая неудобств. По прочности же кожа не уступала кольчугам из арсенала Учителя, и разрезать её можно было только с обратной стороны. В общем, моей радости не было предела, множество раз поблагодарив Учителя, я устроил ему роскошнейший ужин.
  
   Сколько бы я не тянул с уходом, но настал день, когда мы стояли у входа в пещеры и смотрели друг на друга, понимая, что расстаемся надолго. Одет я был в свой костюм, поверх которого накинул просторный балахон странствующего монаха одного из человеческих орденов. Как сказал учитель, это самая не привлекающая к себе внимания одежда. Мне нужно было пройти по человеческим землям, чтобы добраться до одного из заброшенных замков Рода Носферату, уничтоженному эльфами. Нескольким выжившим вампирам удалось спасти лишь книги, унеся их вглубь подземелий. Учитель нарисовал мне примерную карту предстоящего пути, а также схему подземелий погибшего замка, с отметкой в том месте, где предположительно находился сам тайник.
   Мы молча посмотрели друг на друга в последний раз, и я уже повернулся, чтобы отправиться в дорогу, как Учитель заговорил:
   - Каин, я верю, что ты найдёшь эльфийку и выполнишь свою клятву, но у меня будет к тебе просьба - если ты узнаешь хоть что-нибудь об Амулете Повелителя, сразу дай мне об этом знать. Ты обязательно станешь великим магом, может быть, единственным, которому удастся добыть реликвию нашего Рода. Поэтому, если тебе выпадет такая возможность - сделай это для меня, больше мне от тебя ничего не надо, - с этими словами он повернулся и ушёл в пещеры.
  
   Постояв ещё немного, я сделал первый шаг навстречу исполнению клятвы. Поскольку необходимый мне замок ныне находился на территории человеческого королевства Талон, я сразу решил, что пойду напрямик - жажда знаний и невостребованное любопытство в освоении магии не давало мне спокойно жить, иначе какой смысл был в моём выборе пути магии?
  
   Несколько дней я передвигался без всяких приключений и неожиданностей, так что перестал даже настороженно контролировать наличие аур вокруг, лесная дорога была тиха и спокойна. Поэтому, когда в один из дней в поле зрения Поглотителя обнаружились сразу множественные ауры, это оказалось для меня несколько неожиданным. Поскольку кормиться мне было не нужно, я решил пройти мимо, но, подойдя поближе, я понял, что это не просто скопление людей - на полянке шёл бой между охраной какого-то каравана и разбойниками. Причём дела у охранников с каждой минутой шли всё хуже и хуже, нападавших было раза в три больше, да и экипированы они были не по-разбойничьи хорошо, почти на каждом были если не панцири, то кольчуги.
   "Может, стоит помочь караванщикам? - мелькнула у меня мысль, - с ними я быстрее доберусь до ближайшего города, да и местность они знают лучше, чем я". Мысль показалась мне вполне здравой, поэтому, не раздумывая больше, я кинулся в битву с криком:
   - Охранники, отступите к повозкам!
   Услышав - а главное, увидев - что на них с огромной скоростью несётся непонятное существо страшного вида, имеющее на руках длинные когти, охранники поспешили оттянуться к своим повозкам. Несколько разбойников, услышав мой вопль, бросились мне навстречу. Правда не успели их лошади сделать и пары шагов, как я оказался рядом, и, пронесшись мимо, устремился к остальным разбойникам, оставив позади себя падающие на землю изуродованные куски мяса - всё, что секунду назад было четырьмя всадниками и их лошадьми. Те из разбойников, кто заметил расправу над товарищами, дико заорали.
   Закричал и их главарь, который сразу же указал всему отряду на появившуюся угрозу. Караван и его охрана были забыты, и сорок с лишним всадников кинулись на меня.
   "Чем кучнее они скачут, тем лучше", - подумал я, на максимальном ускорении боевой формы, врубаясь в их строй. Ни один из всадников просто не поспевал за мной, их удары уходили впустую, так что вскоре на земле лежали вперемешку обрубки тел, и трудно было определить с первого взгляда, где люди, а где лошади.
  
   Таир был опытным и осторожным торговцем, поэтому старался заранее узнавать обо всех опасностях, которые могут ждать его в пути. Собирая сведения по тавернам и борделям, он узнал, что вот уже пару месяцев на караванной дороге разбойничает сын барона, которому принадлежат близлежащие земли. При нападениях его люди прикидывались обычными разбойниками, не носили отличительных знаков и закрывали лица, но, поскольку трудно скрыть от опытного взгляда как выучку солдат, так и отличное вооружение, то в версию о разбойниках мало кто верил, тем более, что среди продаваемых доверенными людьми барона товарах многие узнавали личные вещи караванщиков. К сожалению, баронский сынок не оставлял живых свидетелей своих набегов, так что доказать версию о его причастности к грабежу было невозможно.
   Таиру очень не хотелось с ним встречаться, но товар, который лежал у него в повозках, нельзя было продать нигде, кроме как в городе Тратон. Поэтому потратившись на наём дюжины наёмников, он решил рискнуть и прорваться по этой дороге. Сначала всё шло хорошо, но посередине пути удача всё же отвернулась от него.
   Силы охранников таили, как свечи, солдаты барона действительно оказались лучше вооружены и обучены, да и дрались упорнее, чем его наёмники, которые лишь отрабатывали полученные деньги. Решив уже бежать в лес, чтобы спасти хотя бы собственную жизнь, Таир вдруг услышал возглас:
   - Охранники, отходите к повозкам!
   Повернув голову в сторону кричащего, купец вздрогнул - на разбойников и охранников со скоростью молнии неслось нечто, вооружённое множеством кривых изогнутых клинков, растущих как бы из его рук. Сделав знак охранникам отходить, Таир с содроганием увидел, как направившиеся к этому существу солдаты, были изрублены на куски вместе с лошадьми. Дальнейшие события вообще навсегда врезались в память торговца, до конца жизни заставляя вздрагивать от ужаса при одном только упоминании об этой бойне.
   Всего несколько минут понадобилось странному существу, чтобы оставить от сорока опытных воинов разорванные на части тела и забрызганную кровью поляну. Оно перемещалось с невероятной скоростью, уничтожая всё на своём пути. Купец с ужасом переглянулся с начальником наёмников, никто не знал, что будет, когда незнакомец закончит с солдатами барона.
   Закончив страшную мясорубку, существо распрямилось, стряхнуло со своих страшных четверных изогнутых клинков кровь и обрывки плоти, и направилось в сторону каравана. Таир заметил, как наёмники затряслись от страха, правда, осуждать их он не мог, после увиденного его и самого потряхивало.
   Какого же было удивление Таира и наёмников, когда подошедшее грозное существо, вблизи оказалось человеком, лицо которого испещряли тысячи застарелых шрамов, тонкими белыми линиями, расчерчивающими всё лицо.
   - Мне нужно в город, - произнёс он, приблизившись к ним. - Не пригласите меня с собой?
   Таир, решив, что если незнакомец не убил их сразу, то под такой охраной они легко доберутся до города без дальнейших приключений, поэтому тут же согласился.
   - Кто ты? - немного трясясь от страха, заговорил с ним купец, спускаясь с повозки. - Я благодарен тебе за спасение каравана, поэтому хотел бы отблагодарить, предоставив кров и еду на продолжении всего пути.
   - Я на твоём месте не стал бы торопиться, - вдруг усмехнулся незнакомец, - ведь мы ещё не познакомились. Возможно, ты откажешься от своего предложения.
   - Таир, свободный торговец из Тирана, - быстро представился торговец, замирая от загадочных слов незнакомца.
   - Каин, Род Летучей Мыши, - спокойно представился неизвестный, пряча свои изогнутые клинки в рукава балахона.
   - Вампир! - раздались отовсюду тихие испуганные возгласы наёмников. Но Таира это, как ни странно, успокоило. Вампиры для Пограничных государств, вроде Талона, не были чем-то из ряда вон выходящим, они не трогали людей, а люди не задевали их. Теперь ему становилась понятна и скорость движений, и жестокость совершённых убийств, вампиры никогда не страдали излишним человеколюбием, а об их страшной силе знали и говорили все. Поэтому, узнав, что расправившийся с напавшей на них бандой - вампир, Таир даже слегка успокоился и постарался припомнить об этих существах всё, что раньше знал или слышал.
   Во многих королевствах существовала договорённость между Повелителями Родов вампиров, с чьими владениями они граничили, о том, что вампиры вправе посещать людские города, не питаясь на их территории человеческой кровью. Вампиры же, в свою очередь, не закрывали свои границы, и допускали торговцев в свои замки, правда, с проводниками.
  
   Я назвался членом Рода Летучей Мыши, так как знал, что их земли граничат с землями людей, а также о договоре между Повелителями людей и вампиров об обоюдном ненападении на чужих территориях. У людей хватало проблем внутри собственной расы, а вампиры были вечно заняты междоусобицей с эльфами. Воевать ещё и между собой было не резон, тем более, что торговля приносило ощутимый доход в казну и тех, и других.
   Следуя за торговцем, я заметил, как многие охранники бросали на меня опасливые взгляды, видимо, не все из них встречались с вампирами, да и подтверждение тех ужасных историй про вампиров они только что увидели собственными глазами - один вампир убил более сорока вооруженных человек и не получил ни единой царапины!
   Торговец попытался было меня разговорить, но ответив, что мне надо отдохнуть, я попросил его предоставить мне место в караване, на что торговец с радостью согласился, выделив мне довольно неплохую повозку, гружённую товаром.
  
   Барон Трогвальд начал беспокоиться, прошло больше суток, а сын всё не возвращался, не было даже гонца с сообщением о причинах задержки. В начале предприятия барон не поощрял подобные забавы сына, но, увидев, что дело приносит значительный доход, переменил своё мнение и даже выделял отряду сына лучших бойцов из собственной сотни. Вестей всё не было, поэтому, собрав всех оставшихся людей, он направился к месту засады, где сын должен был ждать богатого торговца, везущего груз самоцветов в Тратон.
   - Мой господин! - выбежал из леса солдат, посланного вперёд авангарда. - Сюда! - закричал он, и, показав рукой направление, согнулся, опорожнив желудок.
   Барон забеспокоился. Что могло вызвать такую реакцию у опытного солдата, который не раз участвовал в разбоях и грабежах соседних деревень? Пришпорив лошадь, он выехал на поляну, и ему тоже стало плохо. Несколько раз судорожно вдохнув, он успокоил желудок и спешился, чтобы посмотреть на то, что осталось от отряда сына.
   "Неужели попали в засаду? - подумал барон, глядя на окровавленные ошмётки людских и лошадиных тел, на которых сотнями сидели вороны, а вокруг вились тысячи мух. - Но зачем тогда убивать лошадей? Они же дорогой товар".
   К Трогвальду приблизился один из опытнейших разведчиков.
   - Не хочется огорчать вас, хозяин, но эту бойню устроил один человек, - сказал он перекосившимся лицом. - Он пришёл оттуда, вмешался в бой, убив сначала вот этих четверых, а затем напав на всех остальных. Я понимаю, что это звучит неправдоподобно, но все следы указывают на то, что если бы не его вмешательство, то у каравана не было бы шансов. Отряд молодого господина перебит практически весь, уцелевшие охранники в бойне не участвовали, отступив к каравану.
   Барон побледнел.
   - Как может один человек убить более сорока воинов? Такого просто не могло быть!
   Сбоку подошёл ещё один разведчик и сказал:
   - Господин, это был не человек, скорее всего, кто-то из расы вампиров. Я однажды видел, на что они способны в своей боевой форме. Слишком быстро перемещался неизвестный, да и следы разрезов на телах погибших принадлежат неизвестному типу оружия - четыре тонких, близко расположенных клинка.
   Барон побагровел и выкрикнул приказ:
   - Все за мной! Будь это хоть сам Повелитель Вампиров, я заставлю его заплатить за смерть сына!
  
   Я был доволен тем, что решил помочь каравану, всего несколько минут боя, зато теперь я мог спокойно ехать, бесплатно есть и пить, а не тащиться пешком, поедая птиц и грызунов. Караванщики вскоре успокоились, видя, что я ем обычную пищу, и никто из них не умер от потери крови.
   От тряской дороги я начал засыпать, как вдруг на самой границе зоны видимости появилось множество аур людей верхом на лошадях.
   "Надо бы проверить, кто это пожаловал к нам в таком количестве", - решил я, спрыгнул с повозки и сказал погонщику:
   - Я отлучусь ненадолго. Продолжайте путь, я догоню.
   Отойдя в лес, я принял боевую форму и понёсся навстречу чужому отряду. Через несколько я увидел на дороге группу вооружённых людей во главе с человеком, который громко и яростно орал на остальных. Скакавшие впереди основного отряда пятеро разведчиков высматривали следы на земле и периодически что-то докладывали главарю.
   "Скорее всего, по нашу душу, - понял я. - Наверное, собираются мстить за своих".
   От отряда нужно было избавляться, и мне в голову пришла отличная мысль, как это можно сделать, не утруждаясь самому. Я решил опробовать ещё одну способность, доставшуюся мне от Поглотителя Сознания - контроль сознаний живых существ. Раньше я тренировался на не вполне разумных существах, пытаясь контролировать одновременно несколько птиц, зверей и грызунов - получалось не очень хорошо, но я хотя бы опытным путём определил, что проще всего держать в подчинении несколько существ одного вида. Правда, и в этом случае количество подчинённых сознаний не превышало пяти, сколько бы я ни тренировался.
   Так что отряд оказался отличным вариантом для проверки моих умений. Спрятавшись далеко впереди него, но в зоне ментального контроля, я настроился на пять аур ехавших впереди воинов и начал тянуть к ним мысленный жгут. Подключение к аурам этой пятёрки много времени не заняло, и, присоединив жгуты, я послал по ним копии своего разума, которые, достигнув цели, заменили собой сознания воинов, оттеснив их собственные в дальние уголки мозга. Как обычно, вслед за этим моё сознание распалось на шесть частей, теперь я наблюдал за происходящим как своими глазами, так и глазами захваченных жертв. Приказав им повернуть лошадей навстречу своим товарищам и атаковать их, я обнаружил, что управлять людьми было очень трудно, а контролировать бой - ещё труднее. Поэтому своих подконтрольных я потерял быстро, но всё же, прежде чем упасть, будучи пронзёнными мечами, они успели убить троих своих собратьев. Отряд остановился, и воины принялись о чём-то ожесточённо спорить. Тем временем я проложил каналы к другим солдатам и также приказал им атаковать ближайших товарищей.
   Пока они дрались с не соображающими, что происходит, бывшими соратниками, я решил попробовать другой метод.
   "А что, если я буду просто прокладывать жгуты к другим аурам, но не задействую их до того, как уже имеющиеся марионетки не будут убиты? А после их гибели сразу переключусь на других, и так далее?". Пока отряд отражал атаку второй пятёрки, я успел прикрепить жгуты ко всем оставшимся.
   "Ну что ж, приступим!", - сказал я сам себе, активируя контроль на новых солдатах, как только кого-то из моих убивали.
   Мои эксперименты продолжались недолго. Когда пол-отряда перерезало друг друга, оставшиеся солдаты перестали слушать своего вожака и, пришпорив лошадей, кинулись наутёк. Вычленив из общего количества жгутов тот, который был прикреплён к главарю, я захватил его сознание и, заставив выхватить меч, погнал в погоню за убегающими. Ему удалось зарубить двух, прежде чем выпущенные арбалетные болты не погасили жизнь моей марионетке.
   Я успел активировать ещё пять жгутов, прежде чем остатки отряда покинули зону моего контроля - жгуты, лопаясь на границе зоны, возвращались ко мне.
   "Отличная тренировка, - радостно потирая руки, подумал я, поднимаясь с земли, - нужно будет почаще тренироваться в захвате сознаний, очень полезное умение".
   Выйдя из боевой формы, я подошёл к убитым и выпил их всех - им было всё равно, а мне следовало восполнить потраченную энергию, на манипуляцию сознанием людей её ушло просто невероятное количество.
   Также пришлось потратить время на избавление от трупов, ведь если колотые и резаные раны можно было объяснить, то обескровленные люди дали бы пищу для ненужных размышлений. Напоследок я опустошил карманы убитых, и, позвякивая кошельком, полным золотых и серебряных монет, отправился назад. Догнав караван, я проигнорировал взгляды охранников, улёгся на своё место и уснул, захватив перед сном сознание полевой мыши, которую расположил возле себя как сигнальный колокольчик.
   На следующий день я проснулся прекрасно выспавшимся и полным сил. Отпустив мышь, я направился к купцу. Присоединившись к его завтраку, я рассказал о своих вчерашних приключениях, без упоминания методов, с помощью которых были уничтожены преследователи.
   Побледневший купец, дрожа и заикаясь, поблагодарил меня, и сказал, что очень хотел бы, чтобы я принял в благодарность небольшую премию. Я неопределённо пожал плечами и попросил его никому об этом происшествии не рассказывать. Торговец истово закивал, всячески заверив меня в том, что от него об этом не узнает ни одна живая душа.
   Следующие два дня прошли без происшествий, и всё это время я провёл в повозке, изредка выходя в лес прогуляться и потренироваться. Очень скоро я увидел такое множество аур, что у меня разболелась голова, пришлось притушить зрение Поглотителя и ограничиться обычным взглядом. "Мы подъезжаем к городу", - понял я и решил осмотреться повнимательнее.
   Подсев к возничему, я принялся осматривать окрестности. Мы подъезжали к воротам, к которым отовсюду стекались просто потоки людей. Вокруг стоял шум и гам, кричали люди, плакали дети, мычали коровы, ржали лошади - и всё это столпотворение окутывали поднявшиеся до небес клубы пыли. Я сидел и не понимал, как люди живут в такой суете?
   Охранники каравана принялись энергично прокладывать ему дорогу, отталкивая недовольных корпусами лошадей. Нам вослед сразу же посыпались проклятия и угрозы, на которые наёмники не сочли нужным реагировать. Вскоре мы нагнали ещё один караван, охранники которого занимались тем же самым. Объединившись, мы стали продвигаться быстрее и очень скоро остановились перед воротами. Тут все повозки в обязательном порядке досматривались, чтобы стража могла взять пошлину пропорционально ввозимому товару. Нам повезло, купца, к каравану которого мы присоединились, здесь очень хорошо знали, поэтому нас, не перетряхивая сверху донизу, пропустили в город после уплаты пошлины, правда, весьма завышенной. Поблагодарив купца, Таир приказал двигаться в сторону известного ему караван-сарая.
   На протяжении всего пути я осматривал город, который с каждой минутой разочаровывал меня всё больше, слишком уж он был грязным и шумным.
   - Не хочешь поработать у меня охранником? - спросил меня вечером, во время ужина в честь успешного прибытия в город, подвыпивший торговец.
   - У меня свои планы, - отказался я, - завтра мы расстанемся.
   - Жаль, - купец, похоже, действительно расстроился. - Но если передумаешь, то можешь поспрашивать обо мне у купцов, меня в этом городе многие знают. Я много езжу, и всегда щедр со своими людьми.
   Торговец заказал ещё кувшин вина и принялся за его дегустацию. Подождав, пока он доберётся до дна, я, как бы между прочим, поинтересовался у него:
   - А вот кстати, не знаешь ли ты, как лучше пройти к Орочьим болотам? Мне нужно посетить одного знакомого, который там живёт.
   - Отлично знаю эту местность, - обрадовался купец возможности мне помочь, видимо, надежда на то, что я соглашусь на его предложение, у него ещё теплилась. - Если ты до завтрашнего вечера ещё будешь в городе, то я смогу даже достать тебе карту.
   - Хорошо, договорились. Я приду сюда завтра.
  
   Утром купец выплатил мне вознаграждение - десять золотых монет, столько же он раздал каждому из наёмников за охрану каравана. "Что-то он невысоко оценил свою жизнь", - с усмешкой подумал я, скидывая деньги в кошель, который и без того был почти полон. Решив прогуляться по городу, так как всё равно нужно было дождаться вечера, я пошёл в сторону рынка. Походив пару часов, я окончательно убедился, что город мне отвратителен: слишком многолюдно, грязно, полно вони, а плотно стоящие дома, казалось, убрали весь свежий воздух из окружающего пространства.
   "Пойти поесть, что ли? - подумал я, с нетерпением дожидаясь вечера и кружа по городу. - Надо найти не очень богатое заведение и подкрепиться". Кругом ничего подходящего не было, а прохожие чаще всего от меня шарахались. Остановившись на одной из улиц, я решил поймать одного и затащить его в тихий переулок для приватной беседы.
   - Пожалуйста, помогите мне, - услышал я сзади себя. Обернувшись, я увидел симпатичную человеческую девушку, которая всхлипывала, размазывая слёзы по щекам. - Братишка упал в яму и сейчас лежит там со сломанной ногой, помогите мне, пожалуйста, донести его до дома, - причитала она, показывая в сторону переулка.
   "А вот и желающий поговорить со мной", - усмехнулся я про себя, но вслух сказал другое:
   - Веди.
   Не зная своей судьбы, та всю дорогу благодарила меня и Бога, что послал на помощь незнакомца. Подходя к переулку, я не заметил ауры мальчишки, зато увидел четыре ауры взрослых людей, скрывающихся за стеной дома. Я едва не засмеялся - меня привели в засаду. Меня это даже обрадовало, больше людей - больше сведений, поэтому я продолжал идти за девушкой.
   Как только мы приблизились к дому, где скрывались люди, девушка сделала жест рукой, и из проёма, перекрывая мне дорогу, вылезли четыре человека, вооружённые короткими дубинками.
   Не став ждать избитых фраз в виде "кошелёк или жизнь", я просто ускорился, и за несколько тактов сердца убил всех четверых, просто проткнув им когтём сердце. Пока ошеломлённая девушка стояла с открытым ртом и выпученными глазами, зажал ей рот и, оттащив в тот проулок, откуда вылезли разбойники, начал допрос.
   - Я спрашиваю, ты отвечаешь только да или нет. Тебе всё понятно? - спокойно спросил я, глядя в расширенные от ужаса глаза и слегка убирая ладонь ото рта.
   - Да, - едва слышно прошептала она, дрожа в моих руках, как осенний лист на ветру.
   - Какая смышленая девочка, - улыбнулся я, показав клыки. - Думаю, мы с тобой поладим.
   Девушка едва не упала в обморок при виде моих зубов, и только сильная пощёчина вернула её к суровой реальности.
   - Ты знаешь, где находится хорошая таверна с вкусной едой и нормальным вином, но без городской стражи? - спросил я.
   - Да, - ответила явно смышленая девочка, глядя на вампира, который за доли минуты зарезал четверых компаньонов.
   - Тогда пошли, - слегка отпустил я её, позволяя спокойно вздохнуть. - И обними меня покрепче, мы будем лучшими друзьями, - продолжил я, направив один из когтей в поясницу, тут же прижавшейся ко мне девушки. Та, напряглась, но, тем не менее, зашагала по улице.
   Увидев вывеску трактира, я повеселел, а многообещающая надпись "Кабан" дала повод желудку громко пробурчать. В трактире было много народу, это я сразу определил по аурам. Когда мы зашли, я удостоился кучи удивлённых взглядов, но рассмотрев передо мной девушку, все отвернулись. "Похоже, она тут своя", - определил я. Столов свободных понятное дело не было, поэтому подойдя к столику за которым сидело всего два человека, я вежливо попросил их уступить. Они недовольно посмотрели на меня, но взглянув на девушку, молча, покинули стол. "Да ещё и пользуется уважением", - удивился я этой сцене, готовый применить силу.
   Я заказал себе много еды и, с трудом дождавшись, когда её принесут, взял в руки нож с вилкой. Сидевшая до этого неподвижно девушка, зло блеснув глазами, резко скатилась со стула и, отпрыгнув в сторону, закричала:
   - Это стражник! Он меня захватили в плен, и теперь пришёл шпионить!
   За несколько секунд спокойная таверна превратилась в толпу орущих людей, размахивающих разными железными предметами. Я поразился коварству девчонки, а мой желудок ясно издавал звуки, требуя к себе внимание. Настроение, бывшее и до этого почти на нуле, скатилось ещё ниже. Доставший меня город и его жители, не дающие спокойно пообедать, окончательно меня взбесили.
   "Сокращу-ка я их численность, хотя бы в отдельно взятом месте", - подумал я, ускоряясь на максимум скорости и врезаясь в орущую толпу. Не тратя времени, я просто резал все, что попадалось у меня на пути. Двигаться на такой скорости, не задевая мебель, было трудно, поэтому, кроме оторванных конечностей, в воздух взлетали щепки и обломки мебели.
   Очень скоро противники у меня кончились, поэтому, вернувшись в нормальное время, я дошёл до своего стола, который оказался залитым кровью и, подняв его одной рукой, вынес на сухое место, поставив рядом с бледным, как смерть, хозяином таверны. Взяв стул и оттерев его от крови, я уселся и посмотрел на ужин, который был безнадежно испорчен, щепки попали и сюда.
   Увидев, что я скривился, хозяин бросился ко мне и принялся умолять разрешить ему заменить блюда. Я согласно кивнул, и он принялся двигаться, наверное, даже быстрее меня, челноком мотаясь за блюдами на кухню, мимо выглядывавших из всех щелей испуганных слуг. Я решил не заметить, что он заодно заменил странным образом не пострадавшую бутылку вина на другую.
   Поев и запив ужин хорошим вином, я почувствовал, что настроение немного улучшается, настраивая меня на благожелательный лад. Поманив пальцем девушку, которая, неподвижно замерев и боясь даже моргать, всё это время стояла там, куда отпрыгнула во время своего громкого заявления. Я жестом показал ей место напротив себя. Она уселась на краешек скамьи, стараясь делать минимум движений, и с каким-то обречённым ужасом взглянула на меня, видимо, не сомневаясь, что теперь пришла её очередь. К столу, дрожа и часто кланяясь, подошёл хозяин.
   - Г-г-гос-подин желает ещё что-нибудь? - заикаясь, угодливо спросил он.
   Поинтересовавшись, что конкретно у него есть, я получил ответ, что имеются прекрасные засахарённые фрукты на десерт. Так как до сего дня я ничего подобного не пробовал, то решил восполнить этот пробел и согласился. Однако хозяин не уходил, а остался топтаться у стола, разевая рот, как рыба, но ничего не произнося.
   - Что-то ещё, любезный? - вежливо поинтересовался я.
   Хозяин побелел ещё больше, и, наконец, выдавил из себя просьбу разрешить ему убраться в зале.
   - Делайте что хотите, только не мешайте мне, - отмахнулся я.
   Хозяин, льстиво улыбаясь и пятясь задом, заверил, что он создаст все условия для того, чтобы меня не беспокоили. Обратно он вернулся чуть ли не через мгновение, но уже с подносом, на котором стояла огромная кружка с каким-то ароматным напитком и несколько вместительных чаш с разными засахаренными фруктами. Поблагодарив его, я попробовал содержимое каждой. Было вкусно.
   Подняв себе настроение ещё немного, я перевёл свой взор на девушку, которая молча тряслась от страха.
   - Что ты мне можешь предложишь, чтобы я оставил тебя в живых? - спросил я, кладя в рот кусочек неизвестного фрукта.
   - Всё, что будет угодно господину, - прошептала она, поняв, что я не собираюсь её убивать.
   - Господину нужны две вещи: первое - свести его с тем, кто знает, как быстрее всего добраться до Орочьих болот или имеет карту местности, и второе - чтобы после этой встречи его проводили в один караван-сарай. Ты в состоянии это сделать? - спросил я.
   Девушка усиленно закивала.
   "Ну, тогда остаётся только расплатиться", - решил я, закончив пиршество. Подозвав хозяина, я спросил, сколько с меня за ужин, тот несколько нервно улыбнулся и сказал, что если любезный господин сочтёт возможным принять этот ужин в качестве подарка от заведения, то хозяин будет бесконечно счастлив. "Он наверно, просто мечтает, чтобы я поскорее отсюда ушёл", - догадался я. Кивнув ему в знак согласия, я пошёл на выход, девчонка сорвалась с места и бросилась вперёд меня, показывая дорогу.
   "Может, и не всё потеряно для этого города?", - с усмешкой предположил я.
   Через полчаса блуждания по узким, кривым улочкам, мы вышли на длинную улицу, по обеим сторонам которой располагались лавки торговцев. Оглянувшись, чтобы убедиться в том, что я всё ещё следую за ней, девушка распахнула дверь одной из них.
   - Дядя Карим! - закричала она. - Я привела тебе покупателя.
   Из недр тёмной лавки показался толстый, высокий продавец с огромными усами. Он, улыбаясь, поинтересовался, что именно меня интересует. Поняв, что мне требуется, он ушёл к стеллажам и, покопавшись там некоторое время, принёс карту. Поизучав её пару минут, я всё запомнил, но, решив, что на покупателя никто не станет жаловаться, отдал требуемую сумму.
   Выйдя из лавки, я назвал девушке нужный мне караван-сарай, где была назначена встреча с торговцем, и мы направились туда. На пороге девушка повернулась и с испугом посмотрела на меня.
   - Всё, ты свободна, - сказал я. - У меня будет к тебе только одна просьба: никому не говори, куда мы ходили и что делали, хорошо?
   Девушка испуганно закивала, не веря, в то, что я её отпускаю.
   Не обращая больше на неё внимание, я зашёл внутрь, и сразу почувствовал, что мои руки и ноги неожиданно онемели, сколько бы я не пытался пошевелиться, ничего не получалось. Решив пока не прибегать к крайней мере в виде перехода в боевую трансформацию, я остался ждать тех, кто на меня напал. Они не заставили себя долго ждать, ко мне подошли три человека, ауры которых были хорошо спрятаны. Я мысленно обругал себя, заметил же, что в здании есть непонятные оболочки с остатками ауры, но не придал этому значения, и вот закономерный результат.
   Когда три мага приблизились ко мне, я увидел, что они улыбались. Из-за угла вышел караванщик, и, стараясь не смотреть на меня, доложил, что я и есть тот самый вампир, что убил людей барона Трогвальда, и ищущий путь к Орочьим болотам. Я ещё раз удивился своей наивности, а заодно и людской неблагодарности. "Зря оставил его в живых, - подумал я, - если смогу выбраться, обязательно устраню это недоразумение". Караванщик, увидев мой взгляд, побледнел и быстро ушел наверх.
   - Какая интересная особь, - сказал один из магов, скидывая с меня капюшон.
   - Думаю, пропажа одной молодой особи не потревожит Повелителя Рода Летучих мышей, - улыбнувшись, ответил ему второй.
   Я стоял и пытался освободиться от сдерживающего меня заклинания, но ничего не получалось. Мне очень не хотелось переходить здесь в боевую форму, кругом было слишком много свидетелей, даже если я постараюсь убить всех, остаётся шанс, что кто-то всё же ускользнёт. Оставалось ждать удобного момента и ругать себя за то, что так бездарно попался.
   Тем временем маги вызвали с улицы несколько людей, и те, подняв меня, дотащили до телеги, стоящей неподалёку от входа, уложили на дно, прикрыли сверху какой-то мешковиной, и почти сразу телега тронулась с места. Я тут же активировал боевой режим и попытался прокинуть жгуты к небольшим кусочкам спрятанных аур магов, жгуты удачно закрепились, но проникнуть в их сознание я не смог: то ли на них были амулеты, защищающие обладателей от магии Разума, то ли они сами так хорошо умели закрывать сознание.
   Я с удивлением понял, что и у магии Поглотителей есть свои пределы. Впрочем, это меня не сильно расстроило, так как я начал крепить жгуты к незащищенным аурам расположившихся рядом со мной на телеге людей. Поскольку ехали мы долго, то я успел прикрепить жгуты ко всем сопровождающим, а также сделать ещё несколько попыток пробить защитное заклинание магов. Запустив зрение Поглотителя, я увидел, что мы прибыли в бедные кварталы, застроенные расположенными чуть ли не вплотную друг к другу покосившимися хибарами.
   Решив напасть, как только телега остановится, я принялся цеплять жгуты ко всем животным и людям, что находил поблизости. Когда они отставали от нас, жгуты обрывались и возвращались ко мне, а я продолжал кидать и крепить энергетические жгуты вперёд телеги, готовясь к битве. Выбрав пять бродячих собак, я взял над ними контроль и приказал следовать за нами.
   Через пару минут мы, по-видимому, прибыли на место: маги, выйдя из своей кареты, проследовали мимо телеги и подошли к довольно солидному - особенно на фоне остальных - зданию.
   "Лучшего момента не будет", - подумал я и отдал собакам приказ на атаку. Сразу же за атакой последовал крик - страшно закричал один из магов, которому пёс прокусил шею. Нужно отдать должное оставшимся, они быстро активировали охранные щиты и начали убивать собак. "Пора менять марионеток", - ухмыльнулся я, отрывая жгуты от собак и проникая в сознания к опешившим от зрелища охранникам. Те дружно кинулись на магов, к сожалению, они были уже под щитами, и несколько успешных ударов прикончили нападавших. Правда, за это время я активировал следующие жгуты, которые руководили двумя оставшимися охранниками и тремя бродягами, слонявшимися поблизости.
   Тут мне повезло, одному из охранников удалось пробиться к раненому магу и точным ударом дубинки раскроить ему голову. Охранника сразу же убили двойным попаданием молнии, а следом добили и оборванцев. Понятное дело, что отдыхать магам я не дал, на них набросились ещё три собаки. От недостатка человеческих ресурсов в ближайшей зоне я накидывал жгуты на попадавшихся под руку животных - собак и крыс. Собаки до магов не добежали, крысы же смогли незаметно прокрасться и теперь пытались пробиться сквозь защиту.
   Мне нужно было поддерживать постоянное давление на магов, чтобы не дать им ни минуты на отдых и раздумья о том, что же всё-таки является причиной всех этих нападений. Заметив появившихся в зоне контроля четверых человек, я быстро захватил их сознание и послал в бой. По изменению цвета ауры было заметно, что ещё немного - и маги запаникуют, их ресурс магической энергии не был безграничным, да и расходовали они его напропалую, одновременно скрывая свои ауры, держа защитные заклинания и постоянно отбиваясь от нападающих. Мои последние марионетки оказались патрулём городской стражи. Руководимые мной, они бросились в атаку на магов, те попытались стрелять в них молниями, но оказалось, что страже выдавались стандартные амулеты защиты от основных видов магии, поэтому все молнии их просто обтекали. Видя, что магия воинов не берёт, маги ударились в бегство, но проиграли, соревноваться в беге с воинами было бесполезно, те быстро их догнали и прикончили.
   Внушив стражникам, что те остановили трёх обезумевших магов и предотвратили убийство многих мирных жителей, я отпустил их сознания, предварительно отправив одного с докладом начальству и за подкреплением.
   После смерти магов заклинание опутывания перестало меня держать, я быстро вышел из боевой формы, и, пока к страже не прибыло подкрепление, решил проникнуть в дом, куда меня собрались затащить.
   Взломав замок, я закрыл за собой дверь и забаррикадировал её мебелью. Внутри дома было светло, поэтому я быстро осмотрел его, не найдя ничего интересного, кроме спуска вниз. Подвал тоже оказался пуст, но в глубине, у задней стенки, я заметил странный контур, похожий на потайную дверь. Приблизившись, я нашёл связанные с этим контуром соединяющие линии, идущие от двери к незаметному замаскированному камню, рядом с дверью. Нажав на него, я открыл потайную дверь.
   Подперев дверь стоявшей неподалёку бочкой, я вошёл в коридор, который привёл меня в огромный зал, с большим жертвенным алтарём посередине. Подойдя поближе, я убедился в своем предположении - алтарь действительно был жертвенным, ни для чего иного фиксаторы для рук и ног, а также углубления для стока крови служить не могли.
   Я хмыкнул, все держатели были рассчитаны на вампиров - толстые металлические захваты невозможно было сломать даже в боевой трансформации. "Чем им так вампиры не угодили? - удивлённо подумал я. - И что это за культ такой странный - маги, убивающие вампиров?". Оглядев зал я не нашёл ничего интересного, кроме лежащего на алтаре странного кинжала. Формой он напоминал четырёхгранник, светившийся ровным голубым светом, а в его навершие был вставлен крупный рубин.
   Решив в качестве компенсации за потраченное время забрать камень, я выковырял его из рукоятки и спрятал в один из карманов костюма, причём как только я это сделал, кинжал сразу перестал светиться. Закончив с поисками, я поднялся на второй этаж дома и выглянул в окно, на улице уже было полно стражников и важных людей в золоченых каретах. Я вылез через чердак на крышу, следя за тем, чтобы никто не смотрел в мою сторону. "Надо запастись припасами в дорогу и уходить из этого городишки, - думал я, пробираясь по крышам домов подальше от столпотворения. - Совсем я здесь задержался".
   Зажав в переулке очередного грабителя, предложившего мне расстаться с кошельком, я выспросил сначала дорогу к ближайшей таверне, а затем с помощью него же восстановил силы, потраченные в бою. Закинув останки в ближайшую тёмную подворотню, я направился по указанному маршруту.
   Таверна и вправду оказалась рядом. Закупив там продукты и разузнав дорогу к ближайшим городским воротам, я вышел из таверны. До закрытия ворот оставалось много времени, поэтому я спокойно вышел из города, даже не обратив на себя внимания стражи, те были заняты выбиванием пошлины из какого-то купца. Так как приблизительное направление движения я знал, то и зашагал по дороге, на ходу обдумывая своё легкомысленное поведение, ставшее причиной того, что маги захватили меня врасплох и спеленали, как ребёнка. Если бы не Дар Поглотителя и то, что они не догадались прикрыть защитой своих слуг, лежал бы сейчас на том алтаре с перерезанным горлом.
   "Нельзя связываться с магами, пока не научусь противостоять им", - решил я на будущее. Вспомнив об алтаре, я достал камень и рассмотрел его, на первый взгляд вроде бы ничего необычного, камень как камень, поэтому, оставив разгадки на потом, я положил его обратно.
  
   Путь до болот прошёл без особых приключений, ночевал я в основном в лесу, еду пополнял в деревнях, так что, когда вышел к краю болот, настроение у меня было приподнятое. Достав карту Учителя, я сверил её с купленной в лавке, понятное дело, что они не совпали, поскольку карта Учителя изобиловала значками давно не существующих мест и ориентиров. Вырезав длинную палку, я медленно двинулся через трясину. Несколько раз на меня нападали какие-то странные змеи, пару раз я чуть не утонул, провалившись в вязкую жижу, и только крепость палки, а также использование боевого режима не дали мне погибнуть.
   Только далеко за полночь я выбрался на остров, расположенный, судя по картам, почти в центре болот. Упав на твёрдую почву, я решил отдохнуть, от хорошего настроения к этому времени не осталось и следа. "Знали Носферату, где строить логово, дважды подумаешь, прежде чем в гости к ним пойдёшь", - мрачно констатировал я, отплёвываясь от попавшей в рот тины. Осталось найти вход в замок, поскольку ночевать пусть и на земной твёрди земле, но в окружении проклятых болот, под открытым небом, с неизвестными монстрами под боком мне категорически не хотелось.
   Потратив на поиски ещё часа два, я обнаружил наполовину затонувшие в болоте развалины. "Сегодня точно не мой день, - я ещё больше помрачнел. - Теперь ещё и нырять придётся". Стащив с себя всё, кроме костюма из кожи василиска, который был непромокаем, я оставил вещи на берегу, под одним из камней и нырнул в чёрную, вонючую воду. Позанимавшись этим делом ещё около часа, я всё таки обнаружил вход, и, выбравшись в последний раз на сушу, быстро смотал вещи в тугой ком, завернул в балахон, отдышался, перешёл в боевой режим и, нырнув, быстро поплыл к входу.
   Поскольку развалины были затоплены, то, чтобы не заблудиться, приходилось постоянно ориентироваться на вручённую мне Учителя схему подземелий. Я плыл долго, воздух в лёгких заканчивался. Стараясь не запаниковать, я начал внимательнее оглядывать путь, по которому плыл, и мои усилия вскоре были вознаграждены, поблизости, прямо под потолком, обнаружился небольшой воздушный мешок. Доплыв до него, я вынырнул и сразу сморщился, воздух был ужасно затхлый, поэтому стараясь вдыхать только ртом, я набрал полную грудь и снова нырнул. Воздушных мешков было мало, но, поскольку другого выхода всё равно не было, я плыл от одного к другому, разыскивая нужную дверь, которая вскоре нашлась, указатели на карте оказались абсолютно точны.
   Нужная мне дверь практически полностью сгнила, оказалось достаточно слабого толчка, чтобы труха посыпалась вниз. С трудом протиснувшись между оковывавших её в прежние времена железных полос, я снова начал задыхаться, поэтому из последних сил принялся грести по коридору, поднимающемуся вверх. Сначала я заметил свечение, а когда подплыл ближе, то увидел странный мерцающий купол, окружавший шкафы с книгами. Когда я прикоснулся к поверхности купола рукой, она, хоть и с некоторым сопротивлением, пропустила её внутрь, при этом странное заклинание, поставленное неизвестно кем и неизвестно откуда бравшее энергию на своё поддержание, не допустило в купол и капли воды. Вслед за рукой я пролез и сам, выпав на пол абсолютно сухим. Отдыхая и наполняя свои лёгкие довольно свежим воздухом, я огляделся - библиотекой в истинном смысле слова увиденное мною можно было назвать с большой натяжкой, всё вокруг было просто завалено различными шкафами и вещами. Решив отложить поиски книг на завтра, я распотрошил пару тюков выцветшей ткани, расстелил их на том, что условно назвал полом и завалился спать.
   Проснувшись, я сначала не понял, где нахожусь, и только через минуту вспомнил вчерашние приключения. Поскольку времени для обследования у меня было много, так как еды и питья я захватил с собой на неделю, то, прежде чем начать обыскивать комнату, я решил неспешно перекусить. Чтобы ничего не пропустить, я мысленно поделил комнату на несколько небольших квадратов и принялся за поиски в ближайшем из них.
   Тут были свалены горы мусора: рулоны ткани, множество свитков, старых вещей и прочего подобного хлама. Добравшись до шкафов в этом секторе, я принялся методично просматривать находившиеся в них книги, ничего интересного, все они были либо историческими летописями, либо жизнеописаниями разных Повелителей. Во втором обыскиваемом квадрате я тоже не обнаружил ничего для себя интересного, и в третьем тоже. Создавалось впечатление, что в комнату, ранее используемую как кладовку, натаскали шкафы с книгами, не разбираясь с тем, какие из них важны, а какие нет. Обыскивая четвёртый сектор, я заметил два сундука, заваленных полуистлевшей кипой плащей. Сбросив эту ветошь на пол, я откинул крышки сундуков и заинтересованно заглянул внутрь, оба были забиты бутылями с какой-то жидкостью.
   Я осторожно открыл одну из склянок, принюхался и попробовал содержимое на вкус, жидкостью оказался тот самый напиток, который я пил у Учителя - особая смесь крови и трав, приправленных специальной магией, позволяющей надолго сохранять напиток в состоянии, пригодном для питья. "На таких запасах я смогу долго прожить, - обрадовался я, ещё разок прикладываясь к бутылке, - теперь главное - найти то, ради чего я сюда пришёл".
   Наконец, в шестом квадрате удача мне улыбнулась, я обнаружил две книги с многообещающими названиями "Составление заклинаний" и "Правила составления заклинаний". Отложив их, я продолжил поиски. К сожалению, всем остальным в комнате был просто хлам. Пришлось засесть за чтение, предварительно добыв из сундука ещё одну бутылку с животворным напитком. Прочитав только несколько страниц из каждой книги, я с огромным облегчением понял, что зря расстраивался, только ради этих двух томов стоило сюда добираться.
   В первой описывались магические формулы для составления рунических заклинаний и, что самое главное, примеры некоторых заклинаний с полным раскладом всех их составляющих. Во второй были описаны ограничения на составление заклинаний и факторы, которые необходимо учитывать при их подготовке.
   Оставалось только мысленно поблагодарить Учителя, рассказавшего мне об этом хранилище, и приступить к детальному изучению книг. Пока у меня была еда и питьё, это можно было сделать и здесь, всё равно возвращаться мне было некуда. Тем более, что книги могли намокнуть, если бы я прямо сейчас поплыл обратно.
   Поэтому я сидел, читал и запоминал всё так, чтобы каждая из страниц чётко запечатлелись у меня в сознании, благо, что память Поглотителя давала мне такую возможность. Я заучивал всё до такого состояния, чтобы суметь мысленно представить каждую страницу каждой книги, вплоть до последней точки и пометки. На это у меня ушла неделя, и только после того, как я убедился в том, что если понадобится, вспомню даже расположение пятен на каждом листе, решил выбираться наружу.
   Сняв с себя костюм, я уложил в него книги, обернул кожу василиска вокруг них в четыре слоя и обмотал сверху найденной здесь же ещё довольно крепкой верёвкой, чтобы исключить малейшую возможность проникновения в этот драгоценный тючок даже капли влаги. Оглянувшись вокруг, чтобы проверить, не забыл ли чего, я шагнул к стенке чудесного купола и протянул руку, которая наткнулась на жёсткую и неподатливую поверхность его внутренней стороны. Холодная пот прошиб меня с головы до пят, я попытался налечь на преграду всем телом - всё было бесполезно. "Как-то я такой вариант даже не учёл, - с недоумением подумал я. - Похоже, что выбраться я отсюда смогу, только разрушив это заклинание". Всё же ещё около часа я потратил на разные ухищрения с целью преодоления стен, пола или потолка купола - без одежды, без книг, в боевом режиме - всё было бесполезно, с моей стороны купол был крепче каменной стены.
   Делать было нечего, оставалось попробовать найти в книгах возможность составления контр-заклинания. Через пару часов мой оптимизм основательно угас, оказалось, что для составления такового необходимо было видеть ауру мага, создавшего первичное заклинание. Причём задача тысячекратно усложнялась, если в момент заклятия маг скрывал свою ауру, ибо по возмущению магического фона можно было угадать, на основе какой магии делать разрушающее или отражающее заклинание. Опытные и долгоживущие маги тем и отличались от неопытных и, соответственно, мёртвых магов, что могли предусматривать и, соответственно, предотвращать неприятности для самих себя.
   Также я прочитал, что заклинания, которые привязываются к месту, обычно недолговечны, так как быстро теряют подпитку энергии от своего создателя. К сожалению, заклинание, преграждавшее мне дорогу, прекрасно обходилось без подпитки сотворившего его мага, а о такой ситуации в книгах ничего не было написано.
   Шла вторая неделя моего добровольного заточения, а выхода из ситуации я по-прежнему не видел. Чтобы немного отвлечься, я начал читать книги о жизни Повелителей прошлого, из которых узнал довольно много интересного об истории своей расы, в том числе и об Амулете Повелителя.
   Каждый день я пытался создать отменяющее заклинание, комбинируя все описанные в книгах контр-заклинания, но всё было без толку. Правда, назвать мои опыты совсем бесполезными было бы неправильно, так как я всё же осваивал атакующие и защитные заклинания, тут же опробуя их на защитном куполе, который, к сожалению, просто игнорировал все мои ухищрения. Создать же именно то, что мне было нужно, оказалось неимоверно трудно, даже вроде бы правильно скомбинировав руны всех трёх алфавитов, я на выходе получал нечто прямо противоположное тому, что задумывал.
   В конце концов мне это надоело, новых идей относительно того, как разрушить купол, у меня не появлялось, поэтому я начал основное время уделять оттачиванию выбранных мной четырёх заклинаний, которыми я собирался овладеть на максимально доступном уровне. Я всегда считал, что лучше уметь быстро и безукоризненно выполнять несколько заклинаний, чем метаться в выборе нескольких.
   Мой выбор остановился следующих заклинаниях:
   Первое - Призрачная летучая мышь. Магический нетопырь устремлялся к указанному объекту и, проникнув в тело, забирала часть крови владельца, затем возвращалась назад и отдавала эту кровь заклинателю. Его я выбрал в качестве основного атакующего заклинания, из-за высокой эффективности и невозможности защититься от него не-вампирам, правда, вампиры хоть и могли от него уберечься, но при этом теряли вместо крови часть энергетического потенциала. То есть я мог восполнять часть энергии, потраченной на заклинание, за счёт чужой магической энергии. По сложности исполнения заклинание стояло в пятёрке самых трудных.
   Второе - Облако крови. Заклинание, направленное на определённую область, размер которой, а также количество высасываемой крови, зависели только от силы атакующего мага. Само заклинание вытягивало кровь из всего живого, образуя в конце своей работы кровавое облако, которое и дало название заклинанию. Оно было первым по сложности, и его я выбрал в качестве основного для борьбы с множеством целей.
   Третье - Броня Повелителя. Тело создавшего его мага окутывала призрачная оболочка, гасящая удары любым холодным оружием. Единственным минусом являлось то, что за каждый удар броня забирала часть магической энергии у заклинателя, так что длительность работы брони зависела от величины энергетического запаса мага.
   Четвёртое - Броня Повелительницы. Заклинание, практически идентичное предыдущему, но гасящее магические удары по своему создателю. Аналогично, каждый отражённый удар забирал часть магической энергии у того, на ком Броня была активирована.
   Остановившись на этих заклинаниях, я начал тренироваться в их исполнении. Обычно первую половину дня я отводил на их освоение и шлифовку исполнения, а вторую - на попытки пробить стенки своего узилища. Вначале ничего у меня не получалось, но время шло, и появились определённые успехи. Защитные заклинания начали у меня получаться на вторую неделю тренировок, а заклинание Призрачной мыши мне удалось активировать в начале третьей, по крайней мере, мышь вылетала и проникала туда, куда я показывал. К сожалению, никаких живых существ, чтобы проверить действенность вытягивания крови, поблизости не было, поэтому оставалось тренировать правильность построения и быстроту прочтения заклинания. Угнетало меня пока только то, что никак не удавалось поставить Облако крови, все мои попытки вызывали либо слабенький хлопок, либо вообще ничего не происходило.
   Шли недели, бутылок с кровяным эликсиром становилось всё меньше и меньше, а выхода из ловушки я по-прежнему не видел, только и оставалось, что учиться и тренироваться.
   В один из таких похожих друг на друга дней я, как обычно, пытался построить Облако крови, как, воспроизводя про себя руническую формулу, запнулся, и от испуга выпалил остаток заклинания единым духом. Взрыва, как ни странно, не последовало, но я вдруг увидел, что рядом со мной колеблется воздух. Ещё не веря в то, что у меня получилось, я принялся изучать результат. Всё было похоже на описание из книги - практически прозрачное облако с едва заметным волнением внутри, а также синие искорки, редко пробегающие по краям.
   - У меня получилось! Получилось самое сложное из заклинаний книги! - не в силах сдержать свой восторг, заорал я.
   Решив закрепить успех, я прочитал заклинание повторно, сделав всё так же, как в прошлый, вплоть до ошибки прочтения, плотность воздуха стала гуще, теперь два Облака стояли одно в другом. Заковырка заклинания стала понятна, нужно было делать паузу после определённой руны, хотя в книге об этом не было сказано ни слова. "По-видимому, книга - это пособие, а практике все учатся под руководством Учителей, которые наверняка знали подобные тонкости", - решил я.
   Собравшись уже погасить заклинания, я заметил, что в той области купола, которой касаются Облака, начинает просачиваться вода. Я подошёл ближе и убедился в своём наблюдении. "Они изменяют структуру заклинания, - догадался я.
   - Надо поставить больше Облаков в это место, - мелькнула у меня мысль, - правда чуть позже, после отдыха, так как два уже созданных Облака отняли у меня практически все силы".
   "Если у меня получится, - решил я, - нужно подготовиться к тому, чтобы с разбега нырнуть в место, где изменилась структура купола". Думать о том, сколько крови я потеряю при этом, не хотелось, но, похоже, другого выбора не было, ведь все остальные попытки выбраться отсюда ни к чему не приводили.
   - К этому надо подготовиться основательнее, - вслух высказал я свои мысли. - Отдохнуть пару дней, потом выпить целую бутылку эликсира, и, если понадобится, задействовать кристалл-накопитель.
   Отдохнув пару дней, я собрал вещи, вновь упаковал книги и оставшиеся бутылки в боевой костюм, и повесил на шею кристалл. "Эта попытка должна быть успешной", - внушал я сам себе. Прочитал заклинание один раз, второй, третий, вода из области, затянутой Облаками, начала сочиться сильнее, но брошенный в стенку кусок какой-то ржавой железки не пролетел сквозь препятствие.
   Я решил поставить ещё два Облака - не помогло, ещё и ещё, магической энергии в теле практически не оставалось, я задействовал кристалл, новое облако, ещё одно, ещё - и когда я начал чувствовать, что ещё немного - и я не смогу удержать получившееся нагромождение - железяка прошла сквозь стену и булькнула в воду.
   Радоваться было некогда, груз поддерживаемых заклинаний страшно давил на меня, поэтому, с трудом передвигая ноги, я подошёл к Облакам и, собрав последние силы, кинулся в них. Чудовищная боль пронзила всё тело, но практически сразу же прекратилась, как только я вылетел из купола. Сил плыть у меня не осталось, я подумал, что нужно достать из узла с книгами бутылку с кровавым напитком, иначе я не смогу доплыть до первого воздушного мешка.
   Распутывая узел костюма, я дёрнул верёвку сильнее, чем следовало, тючок раскрылся, и тут же всё его содержимое, все книги и бутылки, кроме одной, которую я успел схватить свободной рукой, поплыли вниз. Я едва не застонал от разочарования, книги, добытые с таким трудом, тонули, а сил достать их у меня не было. Вырвав зубами пробку из горлышка пойманной бутылки, я взахлёб начал пить, восстанавливая силы после потери крови. Стало легче, ненамного, но хотя бы появились силы плыть. Припомнив местонахождение последнего воздушного мешка, я поплыл к нему. Вынырнув, я долго отдыхал, заодно допив бутылку. Стало значительно легче, ведь в воде я едва не терял сознание от потери крови.
   "Надо тут отдохнуть, - решил я. - Иначе не доплыву". Восстановив дыхание и силы, я поплыл по коридору к выходу, с каждым гребком сознание мутилось, но, к счастью, впереди забрезжил свет, я загребал руками, тратя последние силы и всё же добрался до поверхности. Высунув голову из воды, я судорожно вдохнул, выполз на берег и застыл, не в силах пошевелиться, все эти магические эксперименты и продолжительные водные процедуры полностью меня вымотали.
   Двигаться я практически не мог, поэтому просто лежал. Позади себя я отметил ауру одной из тех змееящериц, что атаковали меня, когда я только шёл сюда. "Что ж, как раз вовремя. На ней и опробую заклинание Мыши", - решил я. Собрав остатки энергии из кристалла, я отправил Призрачную мышь к хищной твари. Долетев, та просочилась в тело змееящерицы.
   Возмущение ауры существа от применения заклинания я почувствовал сразу, а буквально через секунду в меня влилась свежая кровь, которая взбодрила меня, как ведро холодной воды. Я был слишком далеко, чтобы змееящерица почуяла, кто причинил её такой ущерб, да и потеря крови её серьёзно ослабила, так что она, сильно покачиваясь, нырнула в болотную жижу и скрылась.
   "Зрение Поглотителя и заклинания магов дают поразительные результаты, - подумалось мне. - Ведь она меня даже не заметила, хотя и потеряла часть крови".
   Силы частично восстановились лишь к утру, но, поскольку запасы энергии были почти на нуле, я решил остаться на островке ещё на один день, чтобы в случае нападения суметь защититься не только с помощью физической силы. Быстрота и действенность заклинания Призрачной мыши меня покорили.
   Проснувшись рано утром, я почувствовал себя намного лучше, и в голове сразу начали вертеться идеи насчёт того, что надо бы вернуться в подземелье и поискать утонувшие книги. Однако, не найдя в себе достаточно сил, чтобы лезть в тоннель, из которого едва выплыл, я поборол искушение и двинулся в обратный путь.
   По дороге на меня опять попыталась напасть змееящерица, но не успела она броситься, как я запустил в неё первую Призрачную мышь. Пресмыкающееся, зашипев от боли, закрутилось на месте, поэтому я успел создать второе такое же заклинание. Принесшие кровь мыши очень сильно восполнили мои ресурсы, в этот раз я увеличил количество рун, отвечающих за силу заклинания, так что Призрачные мыши получились сильнее, и, как следствие, принесли много крови. Я решил, что надо побольше экспериментировать и делать заклинания максимально эффективными.
  
   Выбравшись из болот, я направился к той деревне, где последний раз покупал продукты. Я мечтал только о том, как бы помыться, выстирать одежду, досыта поесть и поспать несколько дней. Уже на подходе к ней я почувствовал ауры всадников, носящихся по деревне, а также разрозненные ауры мечущихся по окрестностям людей. Подойдя поближе, я понял, что на деревню напали бандиты, которые убивали, грабили и насиловали крестьян. Некоторые развлекались тем, что, выстроив в ряд жителей, стреляли по ним из луков. Вся деревня была исходила криками, стонами и дымом.
   "А я только хотел отдохнуть, - огорчился я, и задумался. - Следующая деревня слишком далеко отсюда, а помыться и нормально выспаться я хочу сейчас". Ситуация начала вызывать раздражение и неприязнь к пришлым, которые лишали меня заслуженного отдыха. "Займусь ими", - решил я, повесив на себя Броню Повелителя и направившись к деревне.
   Первые жертвы умерли, даже не вскрикнув, но тут меня заметили их "коллеги". Увидев, что осталось от сотоварищей, они заорали что-то угрожающее и кинулись ко мне, в одного я успел запустить Призрачную мышь, а прочих порвал когтями. Приток свежей крови очень бодрил и прибавлял сил. На крики товарищей откликнулись остальные, их командир, оценив обстановку собрал всех в кучу, пустив вперёд арбалетчиков. Я понял, что Броне Повелителя будет устроено серьёзное испытание, так как уклониться от такого количества болтов я бы не смог. И действительно, более десятка стрелков выпустили в меня свои стрелы, часть я отбил, от некоторых увернулся, но всё равно не менее пяти болтов ударили по Броне. Я сразу ощутил, как сократился мой магический ресурс. Не став дожидаться, когда они перезарядят своё оружие, я бросился вперёд.
   Командир оказался достаточно опытным, и приказал арбалетчикам отойти назад, а остальным кинуться мне наперерез. Опять выпустив вперёд Мышь, я заметался среди атакующих, прибавка сил и крови показала, что Мышь нашла свою жертву. Убив пятерых, я увидел, что стрелки перезарядили арбалеты и вновь готовы к стрельбе. По знаку командира всадники спрыгнули с лошадей, и, прикрывшись ими, как щитами, расступились в стороны, открывая меня в качестве мишени. Арбалетчики сделали залп, и в этот раз в меня угодило более десяти болтов, отняв почти половину оставшейся магической энергии.
   "Ну всё, шутки кончились", - разозлился я. Рванувшись вперёд и разрывая в клочья лошадей и людей, оказавшихся у меня на пути, я начал готовить заклинание Облака Крови с прикреплением его к тому месту, где сгруппировались арбалетчики. Драться и кастовать одновременно было чрезвычайно трудно, но всё же не зря я долгих пять лет учёбы заучивал руны алфавитов, теперь они вставали у меня перед глазами отчётливо и в нужном порядке. Для быстрого формирования заклинания пока не хватало практики, но со временем я надеялся исправить и это упущение.
   Подготовив Облако Крови, я кинул его в арбалетчиков. Оно опустилось ровно посередине их строя, и сразу же раздались вопли ужаса. Люди бросились врассыпную, но не все успели выбежать из зоны поражения заклинания, оставшись лежать на земле. Облако, повисев столько, сколько я указал временными рамками, превратилось в тонкий ручеёк и устремилось ко мне. Мне показалось, что в грудь ударила сильная струя воды, так много было крови, целый её поток всасывался в меня, пока полностью не растворился.
   Это кровяное подкрепление сильно увеличил мои силы, поэтому, ускорившись, я быстро покончил с остатками отряда. В живых остался только командир, который, размахивая мечом, побежал мне навстречу. Не утруждая себя физическими упражнениями, я кинул в него Призрачную Мышь - негромкий вскрик, струйка крови, влившаяся в меня, и с последним бандитом было покончено.
   "Надо что-то придумать с избытками крови, - подумал я, убирая когти и отряхиваясь. - Сегодня я еле вместил в себя эти ресурсы, а ведь в одной из книг было показано, как можно преобразовывать кровь в магическую энергию".
   Вернувшись из боевой формы в обычную, я повернулся в сторону деревни. Оставшиеся в живых жители - особенно женская их часть - с ужасом смотрела на меня. Направившись к наиболее кучно стоявшей группе, я рукой поманил к себе одну из женщин. Та испуганно вздрогнула и попятилась, но, когда я нахмурился, нашла в себе силы и на подгибающихся ногах подошла поближе.
   - Могу я получить у вас хорошую еду, баню и чистую постель на пару дней? - спокойно спросил я.
   Она сначала опешила от моего вопроса, но потом, пару раз оглянувшись на своих, сказала:
   - Я помню вас, господин, вы покупали у нас еду несколько месяцев назад, а сегодня и вовсе спасли нас всех. Я прошу вас остановиться у меня.
   - Тогда пошли, я уже не могу оставаться в такой грязной одежде, - ответил я, довольный тем, что нашёл приют. Она пошла вперед, ведя меня за собой, но тут нам заступил дорогу какой-то старик.
   - А что с этими прикажете делать, господин? - спросил он меня, показывая на разбросанные по всей деревне тела.
   - Мне-то какое до этого дела? - удивлённо спросил я его. - Что хотите, то и делайте.
   Оставив за собой недоумевающих селян, я пошёл вслед за женщиной. Она привела меня в свой дом, не сильно пострадавший от бандитов и предложила мне бельё своего покойного мужа, чтобы я мог переодеться после бани. Решив не пугать её своим внешним видом, я отказался, сказав, что могу носить только собственную одежду и добавил, что и стирать её буду сам. Когда женщина ушла, я сев на табурет и прислонился к стене. Переполнявшая меня - от впитанной крови - сила просто распирала моё тело, нужно было срочно найти заклинание преобразования крови в энергию. Закрыв глаза, я быстро вспомнил необходимую формулу, правда, там специально оговаривалось, что количество магической энергии, полученной от такого преобразования, будет меньше, чем чистой энергии поглощённой крови. Меня это полностью устраивало, поэтому я сразу провёл преобразование. Оказалось, что книга полностью права, я сразу почувствовал, что силы, переполнявшие мой организм, намного уменьшились, а вот резерв магической энергии пополнился не так значительно. Я вздохнул свободнее и решил, что на будущее нужно вплетать в заклинание Облака дополнительное условие преобразования добытой крови в магическую энергию, а чистую кровь получать от Призрачной Мыши. Сообразив, как можно осуществить свою задумку, я открыл глаза. Теперь можно и отдыхать.
   - Господин, баня готова, - спустя некоторое время меня позвала хозяйка. - Вам помочь?
   - Не надо, - ответил я, вставая. - Только принеси какой-нибудь плащ или балахон, чтобы накрыться после бани.
   Она кивнула и вышла.
   Я отмывался очень долго, а потом ещё дольше отстирывал одежду, поэтому, когда всё же выбрался из бани, было уже темно. Закутавшись в принесённый хозяйкой старый, но добротный плащ, я развесил бельё на просушку и вошёл в дом, где хозяйка сразу же позвала меня к столу. Проходя мимо начищенного медного листа, выполнявшего роль зеркала, я остановился и удивленно всмотрелся в своё отражение. То, что на голове у меня начали расти волосы, я обнаружил ещё в библиотеке, ещё подумал, что это заклинание щита как-то подействовало на мой организм, потому что никакой другой встряски я вроде не испытывал.
   Я ещё раз взглянул на себя, понимая, что вижу второе изменение внешности за неполные семь лет: теперь на меня из зеркала смотрел взрослый вампир с коротким ёжиком белых волос, с глазами, каких у меня никогда не было - полностью чёрные и без белков. Кожа, которая раньше была похожа на кору старого дерева, слегка разгладилась, и выглядела почти как у взрослых вампиров. Общее впечатление было таким, что я увидел перед собой одного из старших вампиров рода. Пожав плечами, я пошёл к столу, влиять на изменения своей внешности я, к сожалению, не мог.
   Накинув капюшон плаща, сел на табурет. Стол был небогатым, хотя хозяйка, по всей вероятности, выложила на него всю еду, которая была в доме, но после длительного поста в подземной библиотеке я жадно накинулся на всё. Поев, я поблагодарил её и попросил показать место для ночлега, предупредив, что спать буду долго и будить меня можно только в случае крайней нужды.
  
   - Господин, проснитесь, - услышал я сквозь сон, нехотя приоткрыв глаза, я увидел плачущую хозяйку.
   - Что случилось? - я понял, что дело серьёзное.
   - Солдаты едут, - ответила она сквозь слёзы. - Пастух прискакал, сказал, что к деревне приближается большой отряд, ищут пропавших. Кто-то им донёс, что они были у нас.
   - Откуда они вообще взялись? Да ещё и в таком количестве? - поинтересовался я.
   - Мы живём на земле, за которую уже два десятка лет спорят два королевства - Талон и Арам. Короли друг другу уступить не хотя, поэтому мы постоянно подвергаемся нападениям, то со стороны солдат Талона, то Арама. С каждым годом солдаты становятся всё озлобленней и озлобленней, раньше они не убивали и не насиловали, только грабили иногда, а сейчас сами видели, что творится.
   - Чего же вы не уйдёте отсюда? - удивился я.
   - Так как же можно бросить хозяйство-то? - недоумённо ответила она. - На новом месте пока всё подымешь - целая жизнь потребна
   "Странные они какие-то, эти люди, - подумал я, одеваясь. - Их убивают, а они о хозяйстве беспокоятся и переживают, что на новом месте тяжело придётся".
   Выйдя из дома, я увидел, что крестьяне собирают молодых девушек и женщин и куда-то их уводят. "Ну и ладно, хоть меньше народу под ногами мешаться будет", - подумал я и пошёл к границе деревни. Пройдя по дороге метров сто, я присел на травку и принялся ждать.
   Чтобы полностью восстановить свои силы, я собирался остаться в деревне ещё на несколько дней, поэтому непрошеные гости мне были совершенно не нужны. Увидев появление контуров-аур множества всадников, я встал, отряхнулся, снял балахон и в боевом костюме встал посередине дороги. "Заодно проверю, правильно ли вплёл в Облако дополнение для преобразования крови в магическую энергию", - подумал я, готовя заклинание и вывешивая его в двадцати шагах от себя. Второе Облако я поставил в десяти шагах, третье - почти вплотную к себе. На всякий случай подвесил ещё по парочке с обеих сторон дороги, ближе к лесу. Удерживать Облака было энергозатратно, но я надеялся часть израсходованной энергии получить обратно.
   Вскоре на дороге показался авангард отряда. Увидев меня, всадники сначала остановились, но, посовещавшись и оглядевшись по сторонам, пришпорили лошадей. Скакали они, конечно, красиво, поигрывая копьями, так же красиво влетели в первое облако, и, проскочив его на полном скаку, попали во второе. Кони, ослеплённые накрывшей их болью, поднялись на дыбы и скинули своих седоков, часть крови которых была потеряна ещё в первом облаке, а остальное вытянуло второе. Те животные, которые бросились в сторону от дороги, смогли выйти из второго облака, но обессиленные большой кровопотерей, через некоторое время рухнули на землю. Ровно за две минуты, не пошевелив ни пальцем, я избавился от десяти нападавших. Облака, теперь вполне заметные из-за наполнившей их крови, отстояв указанное при создании заклинания время, превратились в кровавые струйки, устремившиеся ко мне.
   Ровно через мгновение после того, как Облака превратились в струи, активировалось второе заклинание, и летевшая ко мне кровь начала трансформироваться в сгустки магической энергии, которые, проникая в меня, пополняли мои запасы. "Эксперимент оказался удачным", - порадовался я за себя. Основной отряд, вылетевший на дорогу, сразу остановился, заметив лежащих мёртвыми разведчиков и их лошадей, а также стоящего недалеко от их тел странного незнакомца. Командир отряда был осторожен, увиденная картина его не вдохновила, поэтому он отдал распоряжение одному из своих выдвинуться к стоящему посреди дороги незнакомцу и выяснить, что ему надо. Одновременно с этим он приказал арбалетчикам разделиться на две группы, въехать справа и слева в лес и, скрываясь там, подобраться на расстояние выстрела.
   Я следил за этими манипуляциями, видел, как отряд разделился на части, обхватывая меня со всех сторон, и порадовался собственной предусмотрительности, выразившейся в постановке Облаков на флангах своей позиции. Так что, не обращая особого внимания на обходные маневры противника, я спокойно ждал, когда ко мне подъедут трое парламентёров.
   Всадники подъехали ближе, и я, не дав им открыть рот, жёстко заявил:
   - Даю вашему отряду десять минут на то, чтобы забыть об этой деревне и убраться прочь. Это мои владения.
  
   Ярим не был дураком, поэтому одного взгляда на незнакомца ему хватило на то, чтобы понять всю серьёзность такого заявления. Даже то обстоятельство, что вампир был один против почти сотни хорошо обученных и вооружённых солдат, солдата не обнадёживало. Ярим лучше всех знал возможности собственной расы, а уж то, что вампир, стоящий сейчас перед ним с наглой ухмылкой, был очень стар, мог не заметить только слепой.
   Но больше всего его пугала не сморщенная кожа и опасная аура, исходящая от незнакомца, которая заставляла вздрагивать, как только он пытался её рассмотреть, а глаза этого странного вампира. Ни он сам, ни служившие в его отряде пять вампиров рода Летучей мыши никогда не слышали о таких глазах. Его пугали эти чёрные зрачки, по которым даже не было понятно, куда смотрит их обладатель.
   - Мне нужно посоветоваться с командиром, - вежливо ответил Ярим и, повернув лошадь, поскакал к командиру.
   - Вот такие дела, командир, - пересказал он слова вампира и своё впечатление от встречи с ним.
   Тот задумался, ситуация была не стандартная.
   - Позови своих, - наконец распорядился он, - нужно подумать, сможем мы справиться с ним или нет. Кому, как не вам, лучше знать своих сородичей.
   Вампиры появились, как всегда, бесшумно, передвигались они всегда пешком, так как лошади их не на дух выносили, но при этом никогда не отставали от конного отряда. Выслушав Ярима, другой вампир, Роал, задумчиво сказал:
   - Нам нужно поговорить с ним. Если это действительно старший вампир, то будет лучше уехать без боя.
   - Быть по сему. Ярим, ты старший, - кивнул головой командир.
   Развернувшись, вампиры направились к незнакомцу, обмениваясь мнениями по поводу него. Более странного представителя собственной расы никто раньше не встречал. Аура однозначно показывала, что перед ними обычный человек, пусть и с возможностями мага.
   - Агрим, из Рода Летучей Мыши, - представился один соратников Ярима.
   - Каин, - услышали они в ответ, и удивлённо переглянулись. Вампир, назвавшись, не объявил свой Род! Это могло означать только одно - перед ними стоял изгнанник. Обычно изгнанники быстро умирали, так как мстить за их смерть было некому, но, выходит, из каждого правила есть исключение. И вот одно из них - старый вампир-изгнаник - стояло перед ними, нахально ухмыляясь.
   - Ты знаешь, куда пропал наш первый отряд, Каин? - осторожно поинтересовался Ярим.
   Он решил разговаривать очень осторожно, так как предугадать поведение изгнанника не мог никто. Если бы это был вампир одного из родов, он, скорее всего, не полез бы в драку, так как родовая месть родовой местью, но для пятерых вампиров убить одного и спрятать концы в воду было бы не слишком сложным делом.
   - Я их всех убил, они мешали мне отдыхать, - ответил тот настолько равнодушно, словно речь шла не о сорока опытных воинах, а о попавшем под сапог муравье. - У вас осталось пять минут, - буднично добавил он.
   Вампиры переглянулись.
   - Что ж, попытайся нас остановить, - всегда импульсивный Роал выхватил меч и, трансформируясь на ходу, бросился на незнакомца. Поскольку теперь выбора не оставалось, Ярим, перекинувшись в боевую форму, присоединился к остальным.
  
   Как же я был благодарен Учителю за то, что он настоял на моей боевой подготовке! Сплетать заклинания, когда тебя атакуют пятеро, я не мог, все силы приходилось отдавать защите, и то я пару раз почувствовал, как удары попали по Броне Повелителя. Надо было сразу захватывать контроль над их сознаниями, а теперь стало слишком поздно. Времени на прикрепление жгутов мне не давали, я не мог даже сосредоточиться, вампиры оказались очень сильны, я всё чаще и чаще пропускал удары. Броня Повелителя исправно поглощала их, но также исправно забирала магическую энергию. Решив сыграть на факторе внезапности, я начал специально пропускать несерьёзные удары, чтобы успеть сосредоточится и составить заклинание Призрачной Мыши. Идея оказалась достаточно удачной, хоть мой запас энергии от достигших цели ударов наполовину иссяк, я всё же успел сплести заклинание и, резко отскочив, выпустил его в самого опасного противника. Четыре клинка одновременно ударили по мне, какой-то я отбил, от какого-то уклонился, и тут моя Мышь попала в цель. Обратно она принесла просто огромное количество магической энергии, сразу восстановив половину потерь. Тот вампир, которого она высосала, конвульсивно прижал руку груди, а затем безмолвно рухнул на землю.
   Я ухмыльнулся, вызвав этим новый всплеск ярости у нападавших. Секундная растерянность вампиров, не понявших, что случилось с их соплеменником, дала мне время на то, чтобы сплести ещё одну Мышь и послать её в следующего по силе противника. Когда упал и он, резерв магической энергии во мне заполнился, даже невзирая на то, что некоторое время я вообще не защищался и удары по Броне Повелителя стали проходить чаще. Оставшиеся в живых вампиры поняли, что если так пойдёт и дальше, я убью их по одному. Скорость атак возросла на порядок, они выкладывались по максимуму, лишь бы не дать мне время на плетение заклинаний.
   Внезапно слева от себя я почувствовал летящие ко мне тонкие, едва заметные контуры. "Не вовремя арбалетчики приступили к делу", - подумал я, попытавшись сместиться так, чтобы вампиры хотя бы частично прикрывали меня от обстрела. К сожалению, опытные бойцы разгадали мой манёвр и не дали такой возможности, в свою очередь заставляя меня повернуться к болтам спиной. Выбора не оставалось, я понадеялся на Броню Повелителя. Попадание и отброс множества болтов стоили мне очередного опустошения резерва. Вскоре за первым залпом я снова увидел летящие ко мне контуры болтов, теперь уже с правой стороны. "Второй отряд", - успел подумать я, и снова пришлось подставлять под удар свою спину, вампиры не давали мне ни шанса уклониться. "Ещё пара таких залпов - и я труп, - подумал я, - придётся рискнуть и попробовать кинуть на вампиров жгуты управления из оставшейся энергии кристалла". Погасив заклинание Брони Повелителя, я немедленно за это поплатился, удар мечом не смог пробить кожу василиска, но успешно сломал мне рёбра, второй удар пришёлся по бедру, хрустнула кость. Пронзившая меня боль едва не остановила накидывание жгутов энергии, но собрав волю в кулак, я смог прикрепить их к аурам вампиров.
   Перед посылкой своего сознания в их головы я успел получить ещё один удар по той же ноге, который успешно доломал треснувшую кость. Закричав, я упал на землю, но для вампиров игра была закончена, мои двойники прорвались в их сознание, и мир у меня в голове разделился на четыре. "Срочно устранить арбалетчиков", - мелькнула мысль и два вампира рванулись разбираться с отрядами стрелков по обе стороны дороги. Оставив третьего для охраны, я смог, наконец, перевести дух и начать спокойно думать, не ожидая каждую секунду, что меня разрубят на куски. "Срочно нужна кровь и энергия", - подумал я, чувствуя, что в теле началась регенерация. Взгляд мой упал на десяток всадников, стоящих поодаль. Поскольку энергии, да и просто сил у меня не осталось, я решил обойтись без защитника, пополнив и то и другое за счёт его тела. Приказав вампиру нагнуться, я впился ему в горло, высасывая кровь.
   Силы начали возвращаться, а энергия вновь стала заполнять меня, ещё немного и её хватит для создания заклинаний. Опустошив вампира, я отбросил его в сторону и направился к всадникам, явно ожидающим развязки боя. Две захваченных мною марионетки успешно разобрались с обеими группами арбалетчиков, которые ничего не смогли противопоставить вампирам в боевой трансформации. Мне оставалось только заняться остатками отряда, которые, смекнув, что бой протекает не в их пользу, принялись разворачивать лошадей. Мне, конечно, немного повезло, что дорога проходила хоть и не в чаще, но всё же в довольно густом лесу, поросшем к тому же кустарником. В принципе, по одному всадники могли двигаться и без дороги, но вот для группы количество направлений возможного отступления было ограничено.
   Этим я и воспользовался, ставя на наиболее вероятных путях отхода Облака Крови. Магическая засада сработала, буквально через пять минут первые потоки крови и энергии начали насыщать меня, что ускорило регенерацию, и как только я смог встать на ноги, я обратил внимание на тех, кто нахлёстывал лошадей, стараясь быстрее уйти с места схватки. Направив двух порядком потрепанных вампиров по их следам, я устало присел на труп лошади. "Вот это называется - серьёзно влипнуть, с досадой констатировал я. - Нужно больше тренироваться, чтобы не попадаться так". Ждать вампиров пришлось недолго, по управляющим жгутам я видел, как они догнали и прикончили всех, кто бежал с места битвы. Заставив своих марионеток стаскивать все тела в две кучи, я поднялся на ноги. Бой дался очень тяжело, но, главное, я остался жив. Теперь следовало поставить небольшой эксперимент. Когда вампиры закончили работу, я подошёл к кучам трупов и запустил в них по Облаку Крови, одно - настроенное на сбор только крови, а второе - на сбор энергии.
   Руны силы заклинаний я сделал максимальными, потратив на это весь оставшийся резерв магической энергии. Сила поглощения у установленных Облаков оказалась немалой, поэтому буквально через несколько минут обе кучи были полностью обескровлены, а я получил огромнейшие запасы крови и магической энергии, заполнив до отказа собственные резервы, и почти на треть кристалл-накопитель.
   Когда я вернулся в деревню, то, минуя напуганные взоры, сразу пошёл к дому. Баня была ещё тёплой, я быстро помылся и постирал одежду. Выйдя из бани, я развесил бельё доме и краем глаза отметил, как в дверях показалась хозяйка.
   Пройдя мимо неё в дом, я спокойно сказал:
   - Мы поговорили с гостями, и они передумали здесь оставаться. А сейчас мне бы поесть не мешало.
   Глаза хозяйки расширились до пределов возможного, но она быстро оправилась и кинулась собирать на стол, по пути выпихнув во двор любопытных, которые целой кучей пытались протиснуться в двери.
   Всю следующую неделю я только ел и спал, регенерация, подкреплённая большими запасами крови, быстро восстанавливала повреждённые конечности и ткани. Жители, конечно же, сходили на место битвы, нашли кучу обескровленных трупов, и если до этого они меня просто боялись, то после увиденного начали испытывать при виде меня настоящий суеверный ужас.
   Когда я почувствовал себя готовым к продолжению пути, то решил спланировать, что буду делать дальше. Соваться к эльфам. обладая мизерной силой и знаниями, было самоубийственно, недавние стычки ясно продемонстрировали, что сил у меня для противостояния магам и большим вооружённым отрядам пока недостаточно. "Значит, нужно больше тренировок и опыта, - пришла разумная мысль. - А где можно тренироваться без опаски, что тебя заметят? Конечно же, на войне". Идея понравилась мне настолько, что я решил так и поступить. Ведь служили же вампиры в уничтоженном мною отряде, значит и у меня есть шанс стать наёмником. "Завтра же выдвигаюсь", - решил я, когда стало понятно, что делать дальше. Надо быстрее набирать силу, клятва, данная Ал'лилели, не давала мне спокойно жить, ведь любовь никуда не ушла, она просто глубже спряталась в сердце.
  
   Наутро, позавтракав и собрав вещи, я позвал хозяйку.
   - Вот деньги, за постой, - сказал я, высыпав на стол десять золотых.
   - Господин, - залепетала, она, побледнев. - Вы мне ничего не должны, я и один-то золотой раньше никогда не видала, а тут сразу такое богатство. Не нужно денег, вы мне, да и всей деревне жизнь спасли, это мы у вас в долгу.
   - Отказ не принимается. Сказал - значит, бери, - прибавил я металла в голос и, пальцами подтолкнув монеты ближе к ней, вышел. Денег у меня теперь было множество, и тратить их я мог спокойно.
  
  
   Глава 13. НАЕМНИК
  
  
  Через полдня пути, уже на границе с королевством Арам, я наткнулся на конный патруль. "Как раз то, что нужно", - радостно подумал я, заступая дорогу ошалевшим от такой наглости солдатам. Один из них попытался ударить меня кнутом, я увернулся и, схватив его за сапог, выкинул из седла. Тот, пролетев довольно большое расстояние, шлёпнулся на землю.
   - Кто ты, путник? - решив больше не рисковать, спросил один из них, в то время как другие начали осторожно окружать меня.
   - Каин, вампир Рода Триммер, - представился я новым Родом. Поскольку я собирался тренироваться с магией, то мне нужно было соответствующее этому занятию прикрытие, Триммеры же всегда славились своими магами, даже среди людей ходили страшные слухи об их возможностях. Ещё одной причиной, по которой я назвался выходцем из этого Рода, была его чрезвычайная закрытость даже от других вампирских Родов. Никто толком не знал, что они вообще делают, а те, в свою очередь, никого не посвящали в свои планы. После моих слов солдаты сразу стали значительно вежливее и приветливее.
   - Что угодно уважаемому вампиру рода Триммер? - произнёс максимально вежливо тот же солдат, видимо, начальник патруля.
   - Расскажите мне, пожалуйста, принимают ли вампиров в наёмные отряды вашего королевства? Если да, то на каких условиях, и к кому следует обратиться? - так же вежливо спросил я.
   - Уважаемый правильно выбрал королевство, которому хочет служить, - обрадованный моим вопросом, ответил патрульный, - у нас есть смешанные отряды вампиров, людей, гномов, даже эльфы имеются.
   - Я знаю, как вампиры относятся к эльфам, уважаемый,- быстро поправился говоривший, увидев мою гримасу, - но они превосходные лучники и отважно дерутся, к тому же у нас записывают всех желающих, лишь бы прошли проверку и принесли клятву верности своему отряду.
   - Спасибо, - кивнул я, - а где можно поступить в вольный отряд?
   - Вам нужно пойти по этой дороге вперёд на день пути, там, недалеко от деревни, будет один из наших лагерей, как раз сейчас там остановился отряд наёмников "Волки Изиргила". Если пройдёте испытание, вас примут.
   - Спасибо за подробный ответ, - ответил я, кидая золотую монету тому, кто мне отвечал. - Мне скоро деньги будут ни к чему, а вы хоть выпьете за моё здоровье.
   Солдаты радостно заулыбались, провожая меня взглядами, деньги для солдат были огромные, и пить на них можно было не один день.
   До указанной солдатами деревни я дошёл за оставшиеся полдня, а поскольку время было уже к полночи, то смысла идти в лагерь я не видел. "Нужно переночевать тут, а утром уже выдвигаться к наёмникам", - решил я. Не найдя в небольшой деревне таверну, я принялся ломиться в первый же прилично выглядевший дом. Мне долго не отвечали, но я настойчиво колотил в дверь, едва не снося её с петель. Решив припугнуть хозяев, я закричал:
   - Пустите на ночлег, иначе дверь вынесу.
   - Хороши жильцы, - ворчливо раздалось изнутри. - Пустишь среди ночи такого - убьют, не пустишь - дверь выломают - с этими словами дверь отворилась, и я увидел молодую женщину, державшую в руках лезвие косы в качестве оружия.
   - Не волнуйся, я заплачу, - сказал я, показывая ей золотой. При виде тускло блеснувшего металла настроение молодицы сразу поднялось. Меня пригласили в дом, усадили за стол, а затем уложили спать на печку.
   Утром, позавтракав и уточнив у хозяйки дорогу к лагерю, я вышел из деревни.
  
   Лагерь я увидел сразу, даже не доходя до указанного поворота. Он был настолько велик, что количество шатров не поддавалось исчислению. Охрана и защита его были организованы на высоком уровне: весь периметр был обнесён частоколом из заострённых брёвен, наличествовал ров, шатры стояли ровными рядами. Многочисленные конные разъезды часто меня останавливали и спрашивали, куда и зачем я направляюсь. Услышав, что иду наниматься к "Волкам Изиргила" они, посмеиваясь, показывали дорогу.
   Лагерь наёмников располагался немного обособленно от основного, но видно было, что здесь царил железный порядок: караульные внимательно следили за вверенными объектами, а не точили лясы между собой или с другими солдатами, как это местами наблюдалось в воинском стане. Я поморщился, среди часовых имелось слишком много эльфов.
   Подойдя к воротам, я спросил часового, где могу найти их капитана, тот безмолвно указал на большой шатёр. Подойдя к указанному шатру, я снова объяснил двум часовым-эльфам, что мне нужен капитан, они вежливо ответили, что сейчас узнают, примет ли он меня. Согласие было получено быстро, и меня пропустили в шатёр. Изнутри он был обставлен очень скромно: большой стол, деревянные табуреты, пара скамеек и ширма, с виднеющейся за ней кроватью. За столом сидело четверо, гном, два эльфа и... я опешил, эльфийка! На меня тут же обратились все взоры. Эльфийка поднялась из-за стола и, обращаясь ко мне, сказала:
   - Слушаю тебя, я капитан Волков.
   Сказать, что я удивился, значит, ничего не сказать, у меня едва не отпала челюсть. "Вот почему все посмеивались, когда указывали мне дорогу, - вспомнил я лица солдат, - было отчего, капитан отряда наёмников - баба". Впрочем, эти мысли я отбросил, как только вспомнил железную дисциплину вокруг и внутри лагеря, и коротко заявил:
   - Я хотел бы вступить в ваш отряд.
   Гном и два эльфа за столом покатились со смеху, причём гном смеялся громче всех, показывая на меня пальцем:
   - Вампир? В наш отряд? - и снова хохотал.
   Женщину нисколько не смутил мой вопрос, она внимательно посмотрела меня, и неожиданно сказала:
   - Хорошая на тебе броня, давно я не видела кожи василиска.
   Смех сразу прекратился, а присутствующие переводили удивлённые взгляды со своего командира на меня. Гном вскочил из-за стола и, подойдя ко мне сбоку, быстро кинул взгляд на части костюма, виднеющегося из-под балахона.
   - Слушай, вампирчик, - процедил он сквозь зубы, нагло смотря мне в глаза, - а по плечу ли тебе носить такие доспехи? Может, поделишься?
   Вспышка бешенства ослепила меня, я мгновенно ускорился, и, выпустив один из когтей, резко повернулся, проведя им на уровне шеи гнома. Моя стремительность не позволила среагировать ни ему, ни кому-либо другому, поэтому голова, отделившись от тела, уже катилась к столу, а зрители ещё даже не шевельнулись.
   - Думаю, броня мне по плечу, недомерок, - сказал я обезглавленному телу.
   Все эльфы, вытащив мечи, бросились ко мне, но были остановлены криком капитана:
   - Стоять! Сядьте!
   Они подчинились и сели на свои места, но их злобные взгляды не предвещали мне ничего хорошего. Эльфийка взглянула сначала на меня, а затем на обезглавленное тело и, поджав губы, спросила:
   - У тебя всегда такая манера отвечать на грубость? Бедный Гимли был несносен, но в бою стоил троих лучших воинов.
   - Оскорблять вампира в присутствии эльфов - это не несносность, это самоубийство, - спокойно ответил я.
   Отдав распоряжение охране шатра, чтобы унесли тело и засыпали песком лужу крови, эльфийка пригласила меня за стол. Пришлось сесть рядом с ней, так как постоянно следить за руками остальных не хотелось. "Воткнут ещё в бок кинжал, а потом скажут, что так было", - хмыкнул я про себя.
   Эльфийка, устроившись удобней, приступила к расспросам:
   - Значит, в отряд пришёл записываться... - проговорила она в пространство, скорее всего, просто думая вслух. - Обычно я спрашиваю, готов ли пройти испытание вновь прибывший, но сейчас что-то мне подсказывает, что испытание будет не у тебя, а у нас. Такой заявки на вступление, - эльфийка кивнула на засыпанную песком лужу крови, - у нас ещё не было. Скажешь, когда будешь готов к испытанию, и мы начнём, а сейчас можешь походить по лагерю, посмотреть, понаблюдать, вдруг да и передумаешь к нам присоединяться.
   - Я хочу прямо сейчас, - спокойно сказал я, снова поймав на себе удивлённые взгляды.
   - И тебе даже не интересно, в чём оно заключается? - изучающее уставившись на меня, спросила она.
   - Думаю, правила огласят перед началом, - пожал я плечами.
   - Рем, общий сбор через пять минут на тренировочной площадке, - повернувшись к одному из эльфов, приказала она.
   - Да, кэп, - гаркнул тот, срываясь с места.
   "Железная баба, надо быть с ней настороже", - прокомментировал я про себя его поведение.
   - Пока все собираются, объясню правила: испытуемый становится посередине площадки с посохом в руках, а остальные нападают на него с голыми руками. Разрешено всё, - сказала она, смотря мне в глаза, и видимо ожидая какой-то реакции.
   - Вообще всё, что угодно, без ограничений? - уточнил я, недоумевая над простотой испытания.
   - Ты так говоришь, как будто уже победил, - резко и зло сказала она, вставая. - Что ж, обычно я не принимаю участие в таких забавах, но сегодня сделаю исключение, надо же проучить такого наглеца, как ты.
   Эльфы довольно улыбнулись.
   Мы вышли из шатра и направились к тренировочной площадке. Увидев количество солдат, которое поджидало нас там, я понял, что моё бахвальство может до добра не довести. Основной костяк отряда состоял из эльфов, и было их около четырёх сотен, кроме того, в наличии было около сотни гномов. "Многовато, - подумал я, осматривая огромную толпу, - придется действительно использовать всё, что могу".
   - Братья, - закричала тем временем эльфийка, - у нас есть кандидат, заявивший о своём намерении быть в отряде, поэтому по традиции мы устроим ему испытание. Он считает, что легко справится со всеми нами, поэтому я сочла своим долгом участвовать в забаве вместе с вами.
   После её слов, толпа взревела, а эльфийка ехидно посмотрела на меня.
   - Бери палку и вставай на середину площадки, - сказала она мне. - Мы начнём по твоему знаку.
   Даже не притронувшись к поданному каким-то эльфом посоху, я прошёл на середину. Шанс победить у меня был только один, поэтому я сразу принялся со всех сторон окружать себя Облаками Крови, ставя их максимально близко к себе, но чтобы они меня не задевали. Через пару минут, когда со всех сторон уже начали раздаваться насмешливые крики о том, что я трус и враль, я приветственно кивнул, давая знак к нападению.
   Когда на меня нахлынула озлобленная толпа, я стоял на маленьком пяточке, со всех сторон окружённый шестью небольшими, но очень сильными Облаками. Толпа с разгона вломилась в Облака, и сразу раздались крики боли. Я помнил на себе действие концентрированных Облаков, поэтому представлял себе, что такое, когда изо всех пор тела вытекает кровь. Сейчас же большинство солдат попали с разгону в центр заклинаний и почувствовали на себе полное их действие. Первой попалась капитан, я видел, как она сразу же поворачивает назад, крича всем остальным, чтобы они отступали.
   Атака захлебнулась, солдаты из задних рядов вытаскивали своих неподвижных товарищей из Облаков, даже несмотря на то, что, попадая в них, сами страдали от потери крови. Теперь я стоял один, в окружении уже видимых, кроваво-красных Облаков. Наступило молчание, поскольку солдаты не знали, как ко мне подступиться. В запасе у меня был огромный запас крови, я мог ставить новые Облака, а уже напитавшиеся кровью забирать себе, чем я, собственно, и занялся. Наёмники, видя исчезающие кровавые Облака, попытались кинуться на меня вновь, но добились только покраснения новых Облаков.
   Вскоре желающих проверить прочность моей обороны не осталось, и у меня появилась возможность осмотреться. Больше половины отряда лежало на земле, их отпаивали вином и совали куски мяса. Те, кто был в задних рядах, пострадали не очень сильно, и в их взглядах читалось искреннее желание стереть меня в порошок.
   Странно, но знака к окончанию испытания капитан не дала, и все по-прежнему стояли, окружив меня и ежесекундно с разных сторон тыча в Облака пальцами. "Ждут, пока я растрачу всю энергию на их поддержание", - догадался я. Облака действительно поглощали много энергии, но полученного мною сегодня запаса хватило бы на целый день. Впрочем, мне совершенно не хотелось прождать всё это время, а потом упасть без сил и стать ковриком, который будут топтать грубые солдатские сапоги. Нужно было как-то изменить ситуацию. "Потренируюсь в быстром плетении Призрачной Мыши, - решил я. - Если капитан останется без второй половины отряда, испытание окончится само собой".
   Плетя заклинания, я привязывал цели для Мышей, ориентируясь на наиболее сильные ауры, а сами заклинания делал очень слабыми, убийства будущих сослуживцев было бы совершенно ни к чему. Когда заклинания были закончены, я выпустил Мышей, тут же послышались крики боли, а Мыши начали приносить мне энергию, поскольку крови у меня и без того был избыток. Когда количество жертв Мышей перевалило за двадцать, капитан изменилась в лице и подошла к границе действия Облаков.
   - Вампир, хватит! Я останавливаю испытание, ты его прошёл, - она оглянулась на свой обессиленный отряд, и добавила. - Это мы его не прошли. Убирай свою магию, и пойдём ко мне, - продолжила она, поворачиваясь и направляясь в сторону своего шатра.
   Крикнув ещё нескольких эльфов, она зашла внутрь.
   Я убрал все плетения и зашагал туда же, ловя на себе взгляды, далёкие от дружелюбных. На подходе к шатру командира меня остановили несколько эльфов и гномов.
   - Не думай, что ты такой непобедимый вампир, - злобно смотря на меня, сказал один из эльфов. - После сегодняшнего дня у тебя не будет доброжелателей в нашем отряде, так что берегись, в битве умирают не только от вражеских стрел.
   Я окинул взглядом подошедших, потом упёр его в глаза говорившего и медленно произнёс:
   - При малейших признаках угрозы для своей жизни я убью всех.
   Физиономии солдат слегка скривились, но мне было наплевать на их угрозы, поэтому я отодвинул гнома и вошёл в шатёр. Внутри за столом меня уже ждали капитан и несколько эльфов.
   - Присаживайся, - сказала она, показывая рукой на табурет, - нам всем надо немного успокоиться, поэтому предлагаю сначала познакомиться.
   - Знакомиться надо было сразу, тогда, возможно, вы бы не захотели подвергать жизни своих бойцов опасности, - спокойно сказал я, присаживаясь. - Каин, род Триммер.
   Двое эльфов застонали. Даже капитан поморщилась, услышав имя Рода, которым я назвался.
   - Это моя вина, - внезапно произнесла она, покачав головой. - Я знала о вампирских родах, практикующих магию, но никогда не думала, что встречу одного из их представителей. Ты прав, вампир, если бы мы познакомились сразу, я бы не стала проводить испытание. Популярности в отряде ты сегодня себе не набрал.
   - Чуть не убил половину отряда, - злобно сплюнул один из сидевших рядом.
   - Теперь наша очередь представляться, - произнесла она. - Здесь присутствуют сотники отряда. Итак, справа налево: Фрист, Алор, Гивер, Альст, - когда она называла имена, названые эльфы кивали головой.
   - Ну, а меня зовут Белинда - продолжила она. - И сразу отвечу на вопрос, который задают все: Изиргилом был прошлый капитан, он погиб, и меня выбрали на его место.
   Я вежливо кивнул, довольный её ответом, вопрос действительно висел у меня на языке.
   - Думаю, теперь стоит обсудить, как нам тебя использовать с максимальной эффективностью, - задумчиво продолжила она. - В десяток ставить бессмысленно, в первом же бою убьют свои.
   - Или попытаются убить, - поправилась она, встретившись с моим взглядом. - Всё равно, кто-нибудь погибнет, а нам это ни к чему.
   - Предлагаю сформировать из вампира десяток, - сказал один из эльфов, вроде бы Гивер, - пусть пока будет в нём один, а приписать его к моей сотне, она сегодня не слишком пострадала на испытании.
   Остальные сотники кивнули, соглашаясь с этим предложением. Видя, что возражений нет, капитан сказала:
   - Тогда все свободны, кроме Каина.
   Эльфы, молча, поднялись и вышли. Капитан дождалась, когда выйдет последний, а затем начала разговор:
   - Хочу тебе немного разъяснить ситуацию, чтобы в один прекрасный день не остаться без своего отряда. Наш отряд - один из самых удачливых и сильных, поэтому король затыкает им дыры в обороне при набегах орков. Сейчас середина лета, а это значит, что через месяц или два они обязательно сделают очередной набег, таким образом они проверяют удаль своих воинов и подростков, только вступивших на путь воина. Сила нашего отряда в том, что любой в него вступивший клянётся выполнять три незыблемых правила. Так что. если ты вливаешься в наши ряды, то также будешь их выполнять. Это понятно?
   Я кивнул в знак согласия. Капитан продолжила:
   - Правило первое - жизнь товарища важнее твоей собственной. Правило второе - приказам старших все подчиняются беспрекословно. Правило третье - никого не спрашивай о прошлом, и никто не будет спрашивать об этом тебя. Есть вопросы по этим пунктам? - спросила она.
   Вопросов у меня не было. Конечно, первые два правила для меня не очень подходили, поскольку эксперименты с заклинаниями эффективно можно было проводить только на ком-нибудь, чтобы я сразу видел, в чём состоят ошибки и мог сразу их устранять, но с этим придётся смириться.
   - Меня всё устраивает, - ответил я.
   - Тогда свободен, сейчас подойдёшь к Гиверу, он расскажет тебе остальное, - сказала она и направилась к ширме, давая понять, что аудиенция закончена.
  
   - Я знаю, как ты относишься к эльфам, - сказал мне Гивер, когда я нашёл его, - но здесь тебе придется забыть о древней вражде. Ты здесь такой же солдат, как и все мы, а если твоя неприязнь к эльфам, гномам или кому-нибудь ещё отразится на выполнении задания, я лично отрежу тебе голову, несмотря на все твои магические штучки, - закончил он, следя за моей реакцией.
   Я пожал плечами, всё и без слов было понятно.
   - Жалование выдаётся раз в неделю, хочешь - берёшь, хочешь - оставляешь в казне отряда, - продолжил он. - Многие так делают, а когда прибываем в большой город, где есть Залоговые Дома гномов, то переводят деньги туда. Все счастливы и довольны. Так что смотри сам, как поступать, завтра предупредишь о своём решении казначея.
   Я кивнул, по-прежнему молча.
   - Подъём завтра в семь. Поскольку ты десятник в десятке из самого себя, - тут он заржал, - то и притащишь сам себя сначала на пробежку, а затем на тренировку. Думаю, желающих размяться с тобой в учебном бою будет предостаточно. Всё остальное по ходу дела. Спать будешь у меня, пока не разживешься собственным шатром и десятком.
   С этими словами, он ткнул рукой на свой шатёр и, больше не обращая на меня внимания, зашагал по своим делам.
   "Завтра надо будет купить шатёр и койку, - подумал я, снимая балахон и укладываясь на деревянную койку рядом с очагом, устроенным посередине шатра Гивера.
  
   Утром, когда раздался звук побудки, я был уже на ногах, умытый и почищенный, поэтому я сразу отправился на разминку. Сначала были стандартные пробежки, затем полосы с препятствиями, поднятие тяжестей и прочее, что я исполнял с полным безразличием, особо не напрягаясь. Количество злобных взглядов в мою сторону не уменьшилось, это я отметил сразу. Ближе к полудню обязательная программа закончилась, и начались тренировочные бои: сначала команда на команду, для отработки слаженности действий при атаке и отступлении, а затем одиночные. Командные упражнения меня здорово разозлили, так как солдаты - что из враждебной команды, что свои собственные - постоянно выдавливали меня на остриё атаки или защиты, при этом старательно наступая на ноги и тыча локтями под рёбра или кулаками в спину. Я молча наливался бешенством, решив отыграться на них при первом удобном случае.
   Ждать такого долго не пришлось. Как и ожидалось, желающих выйти против меня в одиночный бой оказалось очень много, даже целая очередь выстроилась. Умудрённые опытом вчерашнего дня, десятники сразу огласили правила: никакой магии, только собственное оружие. Я с удовольствием посмотрел на вытянувшиеся рожи наёмников, когда демонстративно вытянул и втянул свои когти.
   Первым претендентом оказался широченный гном с огромным молотом на плече. Правда, било у молота было не железным, а деревянным, но из самого крепкого дерева. Не успела раздаться команда начинать, как он бросился ко мне. Коротышка оказался очень юрким для своих габаритов, и молотом владел превосходно. Я не стал тратить на него время, просто, ускорившись, разломал когтями молот на части. Гном, недовольно кусая губы, принял поражение и отошёл, смерив меня на прощание ненавидящим взглядом. Следующим вышел невысокий эльф с двумя мечами.
   К обеду я был совершенно измотан бесконечными стычками, ведь во время тренировочных боёв пользоваться магией для пополнения собственных сил мне не давали. Если бы можно было убивать, я бы справился без такой удручающей потери сил и энергии. Большинство боёв я выиграл, но и те, кому я проиграл, не могли в полной мере насладиться своими победами, они сами были полуживые. Правда, один полезный урок из этих серийных избиений я всё же вынес, стало понятно, что без магии мои боевые возможности очень ограничены. Вполне может сложиться так, что в будущей борьбе с эльфами мои магические ресурсы будут исчерпаны, и придётся сражаться обычным оружием, а то и без него. А в единоборствах я не очень силён, сегодняшняя тренировка это доказала.
   "Ладно, - решил я, - теперь буду тренироваться и в рукопашных схватках, чтобы не умереть, оставшись без магии".
   Прошла неделя, я постепенно обживался в лагере, жил уже в собственной палатке и ел отдельно от всех. Общаться я ни с кем не собирался, и был доволен, что никто ко мне не лез. Потребность в крови я удовлетворял за счёт животных, когда выходил в лес по ночам. В отряде отношение ко мне не изменилось, но в командных битвах меня уже не трогали. Я добился этого, когда начал запоминать тех, кто больше всех меня пинал и устраивал пакости, а затем в одиночных поединках мордуя их до полусмерти. Так что очень быстро в командных стычках я стал рядовым бойцом, на меня обращали не больше внимание, чем на какого-нибудь нового эльфа или гнома.
   Поскольку я жил обособленно от всех, то ещё спустя какое-то время открытая неприязнь со стороны наёмников перешла в скрытую форму, явных угроз и противостояния я больше ни от кого не видел. Несмотря на это, три основных правила отряда выполнялись всеми безоговорочно, даже меня, которого многие ненавидели, в командных схватках теперь прикрывали наравне со всеми, потому что если выпаду я, то откроется брешь, и тогда умрут все остальные.
  
   Лёжа у себя на койке, я обдумывал свои действия в последних тренировочных боях. В последние дни количество эльфов и гномов, которым удавалось меня победить, начало быстро расти, наверняка они извещали друг друга о моих слабых сторонах и делились удачными приёмами боя, а это меня серьёзно беспокоило. Конечно, поражение в тренировочном бою не говорило о том, что я не смогу убить любого из них в доли секунды, но всё же мне не нравился сам факт того, что меня побеждали. "Может, попросить капитана дать мне достойного учителя? - подумал я. - Неплохая идея, тем более, что вечером я всё равно ничем, кроме магических тренировок, не занимаюсь, а они без наличия объекта для испытаний всё равно неполноценны".
   Решив не откладывать дела в долгий ящик, я поднялся и пошёл к шатру капитана, охрана меня пропустила, даже не спросив у неё разрешения. Это было странно.
   - Капитан, разрешите войти? - поинтересовался я на входе, так как за этот месяц я уже убедился в её железной руке и воле, какими она с лёгкостью управляла интернациональным отрядом. Наказанием за нарушение дисциплины действительно была смерть, причём приводила приговор в исполнение сама капитан, вызывая провинившегося на бой до смерти. Парочку таких я наблюдал воочию, убедившись в том, с каким мастерством она владела тяжёлой абордажной саблей. Шансов выжить в таком бою с ней не было ни у кого, несмотря на то, что все воины в отряде были очень приличными бойцами.
   - Да, Каин, заходи, - донеслось из-за ширмы. - Я предполагала, что ты придешь, поэтому и распорядилась, чтобы тебя пропускали без задержек.
   - Я ненадолго отвлеку ваше внимание, - разговаривать с ширмой было не очень удобно, но пришлось. - У хочу попросить вас выделить мне индивидуального учителя ближнего боя.
   - Зачем тебе это? - раздался её удивлённый голос. - Насколько я знаю, ты сейчас побеждаешь в трёх схватках из пяти.
   - У меня проблема с тренировочными схватками, - признался я. - Не хватает знаний и умения, чтобы работать в полную силу, использовать все возможности своего тела.
   При этих словах капитан вышла из-за ширмы, и у меня сразу же перехватило дыхание. Вместо привычной кожаной брони она была одета в свободный брючный костюм. Я мгновенно забыл, что передо мной стоит капитан наёмников, и вспомнил о её половой принадлежности, тем более, что все явные подсказки были налицо. Крепкое, натренированное тело только подчёркивало все женские достоинства, а длинные волосы, обычно собранные в косу и спрятанные под шлем, теперь свободно рассыпались по плечам. Я был сражён на месте, её красота оказалась прямой противоположностью красоте Ал'лилель, так, как если бы друг другу противостояли молодость, нежность, беззащитность и зрелость, твёрдость, уверенность в себе.
   При виде моей реакции она довольно улыбнулась. Знаком указав мне на табурет у стола, она села напротив. "Да она сегодня она даже пахнет по-особенному", - подумал я, вдыхая сладкий аромат её тела, к которому примешивался индивидуальный запах крови.
   - Третье правило отряда всегда неизменно, поэтому я предлагаю тебе сделку, - немного помолчав, сказала она. - Я задам тебе один вопрос, а взамен отвечу на любой твой. Устраивает такое?
   Я кивнул, мне давно хотелось задать ей вопрос.
   - Зачем ты пришёл в отряд Каин? - спросила она, накручивая на палец прядь волос. - Я не понимаю тебя, не понимаю твоих поступков. Я постоянно спрашиваю себя, что ты делаешь в моём отряде, и как может твоё присутствие обернуться против нас? Я всё время задаю себе эти вопросы и не нахожу на них ответы. И всё потому, что не понимаю причин, по которым ты здесь находишься. Золото тебя не интересует, сила, могущество у тебя и так есть, что тогда тобой движет? Я не понимаю, а это создаёт большую напряжённость, что плохо и для меня, и для моего отряда.
   Я задумался. "Не зря она так оделась, неспроста, - рассуждал я, рассматривая её. - Считает, что если капитану отряда я бы смог соврать, то уж красивой женщине - вряд ли". Улыбнувшись своим мыслям, я сказал:
   - Капитан, вы напрасно из-за меня потратили время, переодеваясь и приводя себя в порядок.
   Я с улыбкой увидел, как от досады она закусила губу.
   - Хотя стоит признать, честно, я впечатлён, сам бы никогда не смог разглядеть всё это, под вашей вечной бронёй и стальным взглядом - закончил я, показывая на вздымающуюся от волнения грудь и красивые волосы. - Что же касается вашего вопроса, я отвечу честно. Мне необходимо стать сильнее, чтобы исполнить свою клятву. Ради этой цели я пойду на что угодно, буду драться с кем угодно, и убью любого, кто встанет у меня на пути.
   - Что это за клятва, ты мне, конечно, не скажешь? - спросила она, даже не моргнув глазом, когда услышала ответ на свой вопрос.
   Я отрицательно помахал головой.
   - Мне интересно, что же это за цель такая, если добиться её тебе не хватает сил уже имеющихся, достаточных для уничтожения отряда в полтысячи бойцов? - задумчиво произнесла она, глядя на меня.
   Я лишь легко улыбнулся в ответ.
   - Хорошо, теперь твоя очередь, - произнесла она, когда мы закончили играть в игру "кто кого переглядит".
   - Собственно у меня тот же вопрос к вам капитан, что делает такая красивая женщина, среди толпы наёмников?
   - Обещание, данное на могиле близкого человека, - ответила она, при этом широко улыбнувшись.
   - Думаю спрашивать о вас нём тоже бессмысленно? - скорее для себя, чем для неё спросил я.
   - Ты правильно думаешь, Каин, - ответила она, - если хочешь, можем обменяться и этими вопросами.
   - Думаю, что обойдусь, - немного резче, чем следовало ответил я.
   От моих слов она огорчённо нахмурилась.
   - Так как насчёт моей просьбы капитан? - вернул я разговор я первоначальное русло.
   - Я сама буду тебя учить, - спокойно сказала она. - Твоя клятва интересует меня всё сильнее и сильнее. Может, если я буду больше с тобой общаться, то наступит такой момент, когда ты проговоришься?
   - Тогда мне придется убить вас, - улыбнулся я и вдруг с огромным изумлением обнаружил, что улыбка Белинды настолько похожа на улыбку Ал'лилель, что у меня дрогнуло сердце. Тут же нахлынули запрятанные глубоко внутрь воспоминания, и я понял, что разговор нужно срочно заканчивать.
   - Где и когда? - скомкал я общение.
   Видя резкую перемену моего настроения, она перестала улыбаться и просто сказала:
   - Каждый вечер, после семи, тебя устроит?
   Я кивнул и, быстро простившись, вышел.
   Только вернувшись в свою палатку, я смог успокоить бешено бившееся сердце. Улыбка Белинды вызвала буквально поток воспоминаний, я как будто бы заново пережил и радость наших встреч с Ал'лилель, и горечь расставания. Через несколько минут я всё же взял себя в руки и успокоился. "Лучшего учителя в этом лагере трудно было найти, - оценил я результаты визита. - Нужно больше тренироваться, а заодно и после её уроков возобновить ночные тренировки".
  
   Следующий день прошёл как обычно, за исключением того, что я поймал на себе парочку удивлённых взглядов. Видимо, новость о том, что капитан сама будет тренировать меня, уже облетела отряд, и солдаты недоумевали, с чего это влруг мне такая честь. Вечером я не стал дожидаться назначенного часа, а сразу же после ужина отправился на тренировочную площадку. Ещё даже не дойдя до неё, я отметил значительное количество зевак, видимо, многим было любопытно взглянуть на нас с Белиндой. Проигнорировав присутствующих, я вышел на площадку и приготовился ждать. Делать этого долго не пришлось, ровно в семь появилась капитан, и, не обращая внимания на собравшихся подошла ко мне.
   - Сначала давай определимся вот с чем, Каин, - без предисловий начала она. - Твои когти, не спорю, хороши, но у них есть два минуса. Первый: они не подходят для боя на дистанции, и тебе приходится прилагать много усилий для сближения с противником. Второй: твои когти - одиночное оружие, и если ты будешь вынужден сражаться с большим количеством бойцов, этот минус станет явным. Я предлагаю тебе подкрепить твоё природное оружие другим, владению которым я смогу тебя обучить. Мне думается, что это должны быть либо парные мечи, либо двуручник. Выбирай.
   Я согласно кивнул, мне и самому приходили в голову схожие резоны, а уж такому опытному бойцу в этом вопросе можно было верить и без дополнительных аргументов. "Что же выбрать"? - задумался я. С моей скоростью передвижений идеально подходили бы два меча, но, вспомнив бой с вампирами, когда мне необходима была дистанция для кастования заклинания, я определился с выбором.
   - Значит, двуручник, - задумчиво повторила она. - Мне почему-то казалось, что ты выберешь парные. Не скажешь мне, чем продиктован такой выбор?
   Я объяснил.
   - Ты хочешь во время боя ещё и успевать накладывать заклинания?! - удивилась она, посмотрев на меня пристальнее. - Думаешь, получится?
   Пришлось мне рассказать про бой с вампирами, опуская подробности вроде причины нашей стычки, а также своей способности управлять одушевлёнными существами. С каждым моим словом глаза её распахивались всё шире, и в них явственно начало проглядываться сомнение.
   - Из какого рода они были?
   Пришлось признаться, что из рода Летучей Мыши. Эльфийка посмотрела на меня с ещё большим недоверием, и задала следующий вопрос, заставивший меня вздрогнуть:
   - А не было ли с теми пятью вампирами отряда в сотню человек?
   Я понял, что меня раскусили, и дальше отпираться просто бесполезно.
   - Сколько-то было, я не считал, - попытался перевести дело в шутку.
   Белинда слегка побледнела и нахмурилась.
   - А случайно это не ты тот вампир, о котором с ужасом говорят жители деревеньки, рядом с которой пропал ещё один отряд наёмников, также в сотню человек?
   Я хотел было ответить отрицательно, но, увидев её глаза, просто промолчал.
   Белинда продолжила:
   - Только сейчас я вспомнила описание того вампира, которого все искали: высокий, носит всё время балахон монаха, особая примета - чёрные глаза без белков. Ведь это ты и есть, как я не сообразила этого раньше!
   Я упорно молчал, но она продолжала давить:
   - Признайся, это ты убил всех из тех отрядов?
   Проклиная себя за болтливость, я признался. Эльфийка посмотрела на меня и сказала:
   - Больше никому не рассказывай об этом, и на всякий случай смени балахон на длинный, широкий плащ. Из-за этого случая всех глав наёмных отрядов предупредили, что противник, скорее всего, использует отряд вампиров неизвестной численности, и стоит быть всегда настороже.
   Её голос изменил тональность и стал задумчивым, она разглядывала меня так, словно впервые видела.
   - Не знаю, зачем тебе вообще учиться бою холодным оружием, если своей магией ты можешь уложить столько народу?
   Я, тщательно подбирая слова, ответил:
   - Понимаете, капитан, магия имеет свои пределы. Я не могу долго поддерживать как Облака Крови, так и остальные заклинания, да и время на их подготовку и активацию требуется. Кроме того, имеются ограничения по запасам магической энергии и, соответственно, количеству заклинаний, которые я могу сотворить одновременно или на продолжении некоторого временного периода. И мне вовсе не хочется очутиться однажды перед врагом с опустошенным магическим резервом, имея в арсенале лишь посредственное умение обращаться с обычным оружием.
   - Ну что ж, хорошо, - понимающе кивнула она, направляясь в сторону стоек с тренировочным оружием. - Осталось тогда выбрать меч тебе под руку.
   Мы подошли к этому учебному арсеналу, и она предложила найти такой меч, который я смогу держать на вытянутых руках, лишь немного напрягаясь. Я решил начать "примерку" с самых больших, чудовищных двуручников, даже в стойке выглядевших устрашающе. Первые два я даже поднять смог с трудом, третий и четвёртый были полегче, на пятом я остановился, его я мог держать, не особо напрягаясь.
   - Этот, - сказал я, поворачиваясь к Белинде.
   - Значит, тренироваться ты будешь с предыдущим, - ответила она. - Бери один из них, я покажу тебе сегодня основные движения.
   Мы начали тренировку с азов, меч был явно тяжеловат, поэтому очень скоро я устал, но старательно делал вид, что всё в порядке, поскольку Белинда размахивала своей тяжёлой абордажной саблей, как тросточкой. Вскоре, увидев, что меня просто учат тому, как стоять и двигаться, а, стало быть, ничего интересного произойти не может, зрители разошлись, и мы остались одни.
   - Достаточно на сегодня, - сказала она, видя, что двуручник уже просто вываливается из моих рук. - Завтра в это же время.
   Не помню, как я добрался до кровати, у меня не было сил даже на то, чтобы раздеться, я рухнул в койку в чём был и мгновенно отключился.
   Все последующие дни стали похожи на этот с точностью до минуты, разве что демонстрируемые Белиндой приёмы иногда различались, но результат всегда был один и тот же - я доползал до своей палатки и засыпал мёртвым сном, настолько выматывающий темп тренировок взяла капитан.
  
   Прошла пара недель, и однажды вечером Белинда не пришла на занятия, что меня очень удивило - эльфийка была до жути пунктуальна. Когда я, выждав некоторое время, сам отправился к её шатру, чтобы узнать, в чём дело, охранники сказали, что приехал посыльный, и Белинда, срочно собравшись, уехала с ним. Так что этим вечером я был предоставлен самому себе, пришлось тренироваться одному.
   На следующее утро меня разбудил звук горна, трубившего боевую тревогу. Быстро одевшись, я побежал к построению отряда, чтобы занять своё место в конце сотни Гивера. Капитан была уже на месте и посматривала на песочные часы, которые отмеряли время общего сбора отряда. Прежде, чем последние песчинки упали на дно часов, все наёмники выстроились на лагерном плацу.
   - Братья, - сказала она, обращаясь ко всем, - вот и пришёл конец нашему отдыху. Орки снова вторглись на юг Арама, и завтра все боеспособные части отправляются им навстречу. Мы выдвигаемся сегодня и идём быстрым маршем. Король поставил нашему отряду задачу принять на себя первый удар и удерживать орков до подхода основных сил. По данным следопытов, орков чуть больше двух тысяч, так что серьёзных проблем возникнуть не должно. Мы приходим, выбираем удобное место, возводим защитные сооружения и держимся ровно сутки, пока нас не сменят королевские полки.
   Белинда обвела нас взглядом и продолжила:
   - Десятники ко мне, всем остальным быть готовыми к выдвижению через час. Разойтись.
   Все десятники подошли к Белинде.
   - Не понравился мне приказ, ребята, - тихо сказала она. - Внутренне чувство подсказывает, что король втягивает нас в какую-то нехорошую историю. У всех наёмных отрядов послезавтра срок расчёта за очередной месяц службы, а нас вместо кассы отправляют на войну с орками, причём следопытов, которые якобы их видели, нам не показали, заявив, что те измучены и ранены. Никому из командиров это не понравилось, ведь после выплат мы могли распрощаться с королём и отправляться на все четыре стороны, а тут вдруг приказ о немедленном выступлении. Всё, что от меня сейчас услышали - держите при себе, пока что подчинённых не посвящать. Определимся по обстановке, а там видно будет.
  
   Через час мы выступили, разведка и капитан на лошадях, все остальные быстрым пешим маршем. К вечеру мы добрались до указанного Белиндой места и остановились, выбирая место для лагеря. Самым удобным оказалось место на длинном пологом холме, посреди небольшой долины, с него можно было при необходимости отступить в лес, а с флангов к нему незаметно не подобраться. Приказав солдатам ставить укреплённый лагерь, рыть ров и вкапывать частокол, Белинда с разведчиками уехала вперёд. Я попал в команду землекопов, занятие было для меня непривычным, но я делал всё, что мне говорили, ведь чем дольше этот отряд протянет на войне, тем большему я успею научиться.
   Когда ров уже почти опоясывал весь холм, а частокол огораживал чуть больше половины лагеря, мы увидели, что передовой дозор во главе с капитаном галопом несётся обратно. Лошади были в мыле, а сами всадники выглядели встревоженными.
  
   - Фрист, докапывайте ров, перекрывайте все проходы. Алор, твои ребята пусть рубят как можно больше леса, Гивер, всеми уже имеющимися брёвнами закрывайте южное направление. Альст - твои пусть зарядят арбалеты и в полной готовности - на стену. Поторапливайтесь у нас не более получаса, орки идут. Каин, ко мне!
   Все эти команды капитан прокричала на одном дыхании, и, спрыгнув с лошади, помчалась через ров в лагерь.
   Я, бросив работу, побежал за ней, впервые видя её такой взволнованной. Белинда остановилась за рвом и, повернувшись ко мне, сказала:
   - Разведка не соврала, орков действительно идёт около двух тысяч, в основном молодняк. Скажи мне, ты можешь убить хотя бы часть из них?
   - Не знаю, капитан, я ещё ни разу не сталкивался с орками, понятия не имею, как на них действует магия вампиров, и действует ли вообще, - честно ответил я. - Думаю, лучше мне первому вступить в бой, так я буду знать, что мне от них ожидать. Встану на их пути, по максимуму установив Облака Крови, посмотрю на результат, а если что пойдет не так - отступлю в крепость.
   Она внимательно посмотрела на меня, что-то прикидывая.
   - Хорошо, попробуем сделать так, как ты говоришь. Ты успеешь вернуться в лагерь после своей магии?
   - Это мы тоже скоро узнаем, - сказал я, улыбнувшись.
   - Хорошо, иди, выбирай место и готовься, мы тебя прикроем, на случай, если магия не сработает и орки кинутся за тобой, - сказала она, не отреагировав на мою улыбку, и пошла в лагерь.
   Когда она ушла, я задумался, планируя, как провести бой. Наилучшим вариантом казалось поставить перед собой шесть Облаков в линию, закачав в них столько силы, сколько мне это позволит резерв энергии. Время их активности установить небольшим, чтобы после попадания в них орков они успели высосать кровь, преобразовать её в магическую энергию и сразу вернуться ко мне. Долго их держать не было смысла, ставку следовало делать на силу заклинания. Броню Повелителя я решил не надевать, поскольку для Облаков требовалась вся моя энергия. В резерве я собирался оставить только кристалл-накопитель. "Если орки попадутся в ловушку, то я полностью восполню свой резерв, а если нет, то придётся возвращаться в лагерь, используя энергию кристалла на создание и поддержание Брони Повелителя", - резонно решил я.
   Пока я обдумывал детали, в поле моего зрения Поглотителя появилось множество серых аур. Начинать ставить Облака было ещё рано, и я попробовал рассчитать, можно ли сделать привязку заклинаний друг к другу, чтобы поставить все шесть Облаков одновременно. Мысль была интересной, но в данный момент экспериментировать не хотелось, поэтому я решил отложить реализацию этой идеи на потом.
   Когда орки подъехали ближе, то увидели и лагерь на холме, и меня, одиноко стоящего на их пути. В тот день нам повезло дважды, первый раз в том, что наступающий отряд состоял только из молодых орков, впервые вышедших в набег, и второй - что с ними не было шаманов.
   Увидев меня и лагерь за моей спиной, бесшабашные подростки, приехавшие за ушами людей, чтобы хвастаться дома, потрясая ими во время посиделок, не раздумывая, бросились вперёд. Каждый хотел быть первым, кто убьет человека и получит вожделенный трофей.
   Начав ставить перед собой Облака, я решил немного скорректировать свой первоначальный план и выставил в линию пять Облаков, а шестое приберечь про запас и установить потом, перед отступлением в лагерь.
   Закончив активацию заклинаний, я около минуты наблюдал за накатывающейся на меня лавиной орков, а затем развернулся и побежал, поставив за собой шестое Облако. Увидев, что жертва пытается убежать от них, орки, заулюлюкав, прибавили шагу, и первые сотни дружно влетели в Облачное заклинание. Я этого не видел, но по раздавшимся сзади крикам стало понятно, что ловушка сработала. К сожалению, лавина орков неслась слишком широким фронтом, поэтому в ловушку попали только три сотни бойцов, остальные же спокойно пробежали слева и справа от смертельной преграды.
   Но положительный эффект от сработавших облаков не ограничился только мгновенно умерщвленными тремястами орками. При виде того, как их товарищи внезапно упали на землю и замерли, все орки сбавили шаг, сообразив, что загадочный человек, в одиночку стоявший перед ними, оказался магом, который подстроил какую-то ловушку. Но, поскольку все в отряде были подростками, то жажда расквитаться пересилила осторожность, орки рванули за мной и около пятидесяти первых, вырвавшихся из общего отряда, влетели в шестое Облако, умерев так же быстро, как и предыдущие три сотни.
   Остальные, наконец, поняли, что действовать опрометчиво нельзя, так как они только теряют воинов, и решили отступить, забрав с собой тела всех погибших, при этом старательно избегая мест, где недавно висели кровавые облака, хотя те, кстати, внезапно окрасились синеватым цветом и исчезли.
   Я тем временем спокойно дошёл до лагеря и был поднят на стену, удостоившись сотен удивлённых взглядов. Ещё бы, один вампир, не получив ни царапины, уничтожил три с половиной сотни орков - это было просто невероятно. Я, не обращая ни на кого внимания, прошёл к своему боевому посту, назначенному мне Гивером, и, заняв позицию, принялся наблюдать за орками. Сила, полученная от их крови, просто переполняла меня, заставляя ёрзать на месте от нетерпения, ведь даже кристалл-поглотитель был заполнен под завязку.
   Орки, довольно долго посовещавшись, пошли на повторный штурм, но на этот раз поступили умнее, выбрав кандидатов на смерть и заставив их идти впереди всех остальных жиденькой цепочкой. "Быстро учатся", - хмыкнул я. Расстояние от передовой цепи до основных сил было небольшим, и никак не сумел бы втиснуть свои Облака между ними. Обнаружив, что смертоносной магии больше нет, и никто не гибнет, орки испустили воинственный клич, потрясся в воздухе своими ятаганами, а потом принялись орать что-то нечленораздельное, но явно злобное, тыча при этом оружием в сторону нашего лагеря.
   - Они кричат о том, что тебя ждёт, вампир, за смерть их братьев, - неожиданно сказал мне сосед по месту на стене. Я безразлично пожал плечами, меня это мало волновало.
   Тем временем орки подошли на расстояние арбалетного выстрела, и самые меткие из солдат выстрелили, убив и ранив около десятка. Орков это подстегнуло, и они быстрым шагом, но по-прежнему позади цепочки смертников, пошли на приступ. Щелчки арбалетов стали раздаваться всё чаще и чаще, выбивая из рядов орков то одного, то другого бойца. Подойдя вплотную ко рву, они закидали его связками валежника и бросились в атаку, как раз в том самом месте, где частокол был не достроен.
   При виде рванувших на прорыв орков ко мне пришла мысль поставить несколько концентрированных Облаков в месте прорыва, где сейчас стояли бойцы нашего отряда. Подбежав к Гиверу, я доложил ему свой план, и он, глянув на меня, сказал:
   - Действуй, я отдам необходимые распоряжения, думаю, Белинда возражать не будет.
   Мой план был прост: защищающие проход воины, как бы отступая под натиском, очищают проход и Орки кидаются в него. Чуть в глубине я ставлю полукругом такие же Облака, какими встречал их в поле, и когда они в них угодят, на позицию выходят наши арбалетчик и добивают тех, кто не умер.
   Зрелище отступающих людей, как я и предполагал, распалило орков, и они с воем и рычанием всей толпой ринулись в проход. Первые ряды, сделав не более полудюжины шагов, влетели в ловушки. Бежавшие за ними, наученные прошлым опытом, попытались отступить назад, что у них не вышло из-за напора соплеменников из задних рядов. Образовалась плотная толпа, в которой передние не желали двигаться вперёд из-за самоубийственности подобного шага, а задние напирали на них, так как не имели понятия о происходящем. И тут на убойные позиции вышли наши арбалетчики. Первый их ряд опустился на колено, прогудели тетивы и ливень болтов буквально смёл тех орков, которые пытались не попасть в Облака Крови. Сразу же за этим дал залп второй ряд, а третий в это время перезаряжал арбалеты первых. В таком месиве ни один выстрел не пропал даром, мощные болты пробивали тела орков практически навылет, нередко вслед за тем вонзаясь в стоящих позади. Это стало последней каплей, и оставшиеся в живых орки ударились в бегство.
   Правда, продолжалось отступление недолго, за пару полётов стрелы от нашего лагеря их командиры навели относительный порядок. Орки остановились, перестроились и принялись обустраивать свою стоянку.
  
   Белинда воевала уже долгое время. Со смертью дочерей она бросила всё и поступила вместе с Изиргилом в один из наёмных отрядов. С того дня прошло много лет, наёмники участвовали во множестве сражений, но ещё никогда действия отряда не были такими результативными, как сегодня. Ужасные Облака вампира мало того, что не давали сквозь них прорваться, так ещё и убивали всякого, кто имел несчастье угодить в заклинания. За сегодняшний день они не потеряли ни одного бойца, имели всего десяток легкораненых, и это при том, что уничтожили около тысячи орков. Казалось бы, можно было только порадоваться тому, что вампир на их стороне, но его непонятная тайна стала её постоянной головной болью с самого дня его вступления в отряд. Этот его взгляд, которым он меряет всех, кто оказывается рядом с ним... Однажды она уже видела такой, когда вышла посмотреть на партию людей, привезённых в Алондруин, и столкнулась одним из придворных магов, занимающихся выращиванием Поглотителей Сознания.
   Именно его взгляд, брошенный на привезённых людей, и напоминал ей то, как вампир смотрел на всех вокруг себя. "Тогда он сказал правду про свою клятву, хоть и не до конца", - вспоминая разговор в шатре, думала она. Белинда немного покраснела при воспоминании о том, как пыталась вызвать его на откровенность давно забытым способом... и с чего это ей взбрело в голову, что вампир будет откровеннее, если она предстанет перед ним, одетой как женщина, а не как капитан? Хотя стоит признать, что её план не совсем не удался, всё же кое-что о намерениях вампира узнать удалось. Хотя бы то, что ему нужна война, чтобы проводить свои магические эксперименты, собственно, для этого он и вступил в отряд.
   При мысли о том, что кто-то может желать воевать только для осуществления своих магических экспериментов, у опытного командира отряда, имевшего на счету не одно совершённое собственноручно убийство, по спине побежали мурашки. "Я боюсь того, в кого он может превратиться", - внезапно чётко поняла она и вздрогнула от этой мысли. Она, участвовавшая сначала в войнах против вампиров, а теперь командующая одним из самых известных отрядов наёмников - боится того, кем может вскоре стать этот вампир! Белинда вспомнила свои ощущения при общении с ним, и вдруг осознала, что, несмотря на взрослый внешний вид, было ощущение, что разговариваешь с подростком. Она прекрасно помнила, как вели себя старые вампиры: не замечали никого, кто был ниже их по статусу, цедили слова, даже не глядя на собеседника, а уж улыбающимися их не видел никто и никогда. Каин же, несмотря на свою замкнутость, был лишён всех этих черт.
   "Он подросток! - сообразила эльфийка. - Жестокий, обозлившийся на весь мир подросток, который дал себе какую-то клятву и сейчас идёт к ней, переступая через горы трупов".
   "А ведь он и через нас переступит, - так же ясно поняла она. - Как только мы станем ему не нужны, он просто переступит через трупы бойцов отряда, и, глядя только вперёд, пойдёт к своей цели".
   Белинда никак не могла понять, что же это за цель может быть у вампира, если тот согласен воевать вместе с эльфами и подчинятся командам эльфов? Насколько она помнила, такое за вампирами никогда не наблюдалось, те немногие, что приходили прежде наниматься в отряд, при сообщении о том, что в его составе есть эльфы, презрительно кривили губы и уходили к другим. Каину же было всё равно, кто его окружает, ему вообще было наплевать на всё, кроме своей цели. Даже после сегодняшнего боя, когда отношение к нему в отряде стало меняться в лучшую сторону, он не сделал и шага навстречу поздравлявшим его товарищам.
   Белинда взглянула на угрюмо стоявшего вдали от всех вампира, который опять экспериментировал с магией, и вернулась к своим мыслям. Хотя очень многие из тех, кто пострадал во время испытания вампира, говорили, что и от вампира может быть польза, и готовы были выпить с ним мировую, тот даже не заметил приглашающих жестов Гивера, зовущего его присоединиться к общему столу. Вместо этого вампир, вместе с ещё несколькими легкоранеными, таскал трупы орков, которые были убиты в проходе, для того, чтобы опять и опять тренироваться. Закончив свои жуткие опыты, он, не замечая никого и ни на кого не глядя, уселся возле костра, опять же индивидуального.
   Белинда смотрела на него, и от отражающихся в его чёрных глазах искр ей становилось не по себе. "Наверное, сейчас какую-то очередную пакость задумывает. Чего доброго, ещё предложит напасть на орков этой ночью", - подумала она про себя, и тут же, словно в ответ на её мысли, вампир поднялся и подошёл к ней.
   - Капитан можно с вами поговорить? - спросил он.
   Белинда от такого совпадения просто опешила, поэтому решила пошутить.
   - Ну, рассказывай, чего ты там придумал. Хочешь убить сегодня ночью ещё больше орков?
   Глаза вампира сначала расширились, но затем он спокойно спросил:
   - Я настолько предсказуем, капитан?
   Белинда невольно улыбнулась, отвечая:
   - Если обещаешь после этой заварушки поужинать со мной, то скажу.
   Он неожиданно легко - наверное, даже для самого себя - согласился, а затем продолжил.
   - Капитан, мне нужна помощь тех, кто может беззвучно снимать часовых. Необходимо сделать так, чтобы у меня была возможность незаметно приблизиться к лагерю орков, не далее, чем на сотню шагов к лагерю, тогда я, пожалуй, смогу устроить им бессонную ночь.
   Белинда задумалась. Ночную вылазку она планировала и без предложения вампира, но сейчас, видя, что она очень уверен в своём плане, решила сыграть по его правилам. Получив одобрение, радостный вампир отправился к сотникам.
   "Что же мне с ним делать? - вернулась капитан к собственным мыслям. - Оставить всё как есть, не получится". Она не хотела очутиться на месте сегодняшних орков, а в том, что вампир способен такое сотворить - не сомневалась. Белинда после сегодняшнего боя полностью уверилась в том, что если Каин сочтёт, что отряд стоит перед ним на пути достижения его цели, то будет бой, и закончится он массовой гибелью её наёмников. "Надо постараться узнать о нём всё, что только возможно, - решила она про себя. - Буду тренировать его и постараюсь сблизиться, просто необходимо узнать, что за клятву он дал. Исходя из этого, можно будет планировать, как поступить с вампиром дальше".
  
   Я обрадовался тому, что капитан так быстро согласилась на моё предложение, да ещё и будущий совместный ужин поднимал настроение. Мне это было на руку, можно было невзначай расспросить и о эльфийском королевстве, и о его столице, ведь вскоре мне придётся отправиться туда в поисках Ал'лилель. "Стоит сблизиться с ней, - подумал я, - она идеальный вариант на роль моего осведомителя, тем более, что сама просит о встрече". С этими мыслями я подошёл к сотникам и передал им свою просьбу, а также распоряжение Белинды. Они заинтересовались планом и быстро устроили совещание, предварительно пригласив требуемых мне умельцев, которыми оказались четверо невысоких, молчаливых эльфов. Обсудив все детали плана, мы решили, что сначала эльфы расчищают мне дорогу к становищу орков, убирая с неё все препятствия, и только потом возвращаются за мной.
   Я лежал в траве и, дожидаясь эльфов, прикидывал, как можно поставить нужное количество Облаков с помощью одного заклинания. Даже попытался воспроизвести данную конструкцию из рун у себя в голове, но всё получилось слишком громоздко и шатко, следовало идти других путём. Вот только я пока не знал, каким именно.
   Я едва не уснул, и когда передо мной появилось лицо эльфа, то пришлось протереть глаза. Тот, хмурясь, знаками показал следовать за ним, и мы поползи к лагерю. Вскоре я увидел множество костров, а также спящих возле них орков. Все они располагались довольно далеко друг от друга, и я понял, что мой план даёт сбой, так как установить столько Облаков мне было не под силу, поставить же пять-шесть заклинаний означило разбудить весь лагерь сразу же после того, как хоть одно из них сработает. Надо было срочно что-то придумывать, тем более, что сопровождавшие меня эльфы уже энергично показывали на луну, напоминая о времени. "Интересно, а что будет, если я не укажу руну ветра в стабилизирующих заклинание факторах?", - пришла ко мне случайная мысль, когда я ощутил дуновение. Решив сначала проверить мысль подальше от лагеря орков, я знаками показал эльфам, чтобы они не двигались, а сам отполз в сторону и на максимальной дальности от нас и лагеря поставил Облако, как и хотел, без одной из стабилизирующей руны. Заклинание сработало, это я увидел по появившейся ауре, а когда ветер подул на него, оно медленно поплыло. От радости я чуть не вскрикнул, предположение сработало!
   Оставалось надеяться, что, когда я поставлю Облака в стане орков, ветер не будет часто менять своё направление. Приблизительно прикинув скорость, с которой ветер передвигал то моё экспериментальное Облако, я начал создавать заклинания немного поодаль от лагеря, чтобы у нас был запас времени скрыться отсюда. Проблему подпитки заклинаний я решил по своему старому, испытанному методу, когда оставлял копию своей ауры в замке. Выжав досуха все резервы, я прикрепил энергетические сгустки подпитки к четырём поставленным Облакам, установив их так, чтобы жгуты не оборвались из-за дальности, когда Облака будут плавать по лагерю, но отцепились, когда Облака выйдут за границу лагеря с другой его стороны. С точки зрения рациональности использования магической энергии моя конструкция была ужасно расточительной, не имея понятия о том, сколько впитает в себя каждое Облако за время прохождения территории орковой ночёвки, я просто поделил свой магический резерв на четыре части и оставил их на подпитке.
   Следовало также учесть вероятность того, что вся эта хрупкая конструкция, которую я собрал впервые, вообще не сработает, слишком уж от многих факторов она зависела: мог измениться ветер, потеряться контроль за заклинаниями, иссякнуть энергия подпитки, и прочее, и прочее. Но, так как других вариантов у меня всё равно не было, пришлось - к собственному недовольству - рисковать и положиться на удачу. Уползая назад с эльфами, я всё время обдумывал, что и как нужно будет сделать, чтобы конструкция стала более устойчивой и менее энергозатратной.
   В лагере нас уже ждали сотники. Едва увидев, что мы вернулись, они подошли и вопросительно на меня посмотрели.
   - Сделал, всё что смог, остаётся только дождаться результата, - ответил я на невысказанный вопрос.
  
   Из-за терзающего меня беспокойства, сработают или нет мои Облака, заснуть мне не удавалось, но, даже напрягая зрение Поглотителя, я не мог разглядеть ауры орков с такого расстояния. Полной неожиданностью для меня стало, когда, подобно бушующему водопаду, в меня огромными потоками хлынули струи магической энергии, захлестывая с головой в водовороте бушующей силы. Мои опустошённые магические резервы наполнились так, что стало казаться - ещё секунда, и я разорвусь от переполнявшей меня энергии, вскоре даже кристалл-накопитель оказался полностью заполнен, а поток даже не ослабевал. Чтобы хоть как-то сбросить излишки, я поставил далеко за нашем лагерем огромное Облако, с такой максимальной концентрацией, что сразу же почувствовал, как отток энергии компенсирует приток её в меня. "Нужно будет купить мощные кристаллы-накопители, - сделал я себе ещё одну пометку, - а то у меня две крайности в последнее время: либо совсем пустой, либо энергию девать некуда". Когда, наконец, энергия перестала прибывать, я убрал высасывающее Облако. "Интересно, сколько же орков умерло? - подивился я, уже засыпая. - Никогда столько энергии за один раз не чувствовал".
   Проснулся я оттого, что меня кто-то тряс за рукав и торопливо повторял:
   - Каин! Проснись! Да просыпайся же!
   Открыв глаза, я сначала не понял, кто меня будит, и только присмотревшись, увидел улыбающегося сотника. Поскольку такие понятия, как "улыбка" и "Гивер" были несовместимы, я решил, что это продолжение сна, и попытался снова закрыть глаза.
   - Сейчас вылью на тебя холодную воду, - пообещал мне Гивер из сна, но я не обратил на него никакого внимания, ведь во сне холодная вода не страшна. Только когда на меня обрушился поток воды, я вскочил, начав крыть всяких тупых эльфов, которые незваными заявляются в сны порядочных вампиров, да к тому же обливают их водой.
   - Да не сон я, дубина, - сказал продолжающий ухмыляться Гивер и добавил: - Срочно вставай и беги к капитану, она приказала доставить тебя к себе ещё десять минут назад.
   Я понял, что это серьёзно, капитан ждать не умела, а провинившегося вполне могло ждать весёлое наказание, например, в виде копания рва вокруг лагеря на достаточную, по её мнению, глубину. Быстро привёдя одежду в порядок и пару раз плеснув себе в лицо водой из стоящей рядом с палаткой бочки, я на рысях устремился к палатке капитана. Всю дорогу до неё меня сопровождали приязненные взгляды солдат, и я начал беспокоиться: улыбающийся Гивер, доброжелательные солдаты... "Теперь только похвалившего меня капитана не хватает, - недоумённо подумал я, смотря по сторонам, - а то, несмотря на ледяной душ, придётся подумать, что я по-прежнему сплю".
   Капитан стояла возле своей палатки и выслушивала доклад одного из тех эльфов, которые были со мной ночью на вылазке. Заметив меня, она жестом прервала эльфа и, улыбнувшись, сказала:
   - Каин, ты просто молодец!
   От её слов мои дурные предчувствия, до этого просто терзавшие меня, теперь взвыли. "Точно сплю", - подумал я.
   Не видя никакой реакции на свои слова, Белинда удивлённо сказала:
   - Ты чего, Каин? Или ты с самого начала знал, что всё так и будет?
   - Будет что? - недоумённо переспросил я.
   - Что случилось этой ночью, и как ты умудрился уничтожить семь сотен орков, будучи уже у нас лагере? - Белинда повысила голос.
   Я присвистнул, семь сотен, на такой результат я даже не надеялся.
   - Мне нужно осмотреть место, - ответил я. - Тогда смогу рассказать, что произошло. Ничего подобного я не предполагал.
  
   Пока мы шли к лагерю орков, я по дороге принялся выпытывать у своих ночных компаньонов обстоятельства произошедшего, и вот что они мне рассказали.
   Рано утром часовые обнаружили странное шевеление в лагере орков. Об этом было доложено капитану, и та послала их проверить, что происходит. Подобравшись поближе, они увидели, что семь сотен орков лежат обескровленные возле своих костров, а оставшиеся три сотни удирают без оглядки, бросив все пожитки.
   Добравшись до лагеря, я собственными глазами увидел то, в чём меня убеждали эльфы. Войдя на территорию стана, я принялся изучать трупы, не понимая, как мои четыре - хоть и сильно концентрированные - Облака могли причинить такой урон неприятелю. Подсказку я нашёл у костров орков, которые почти прогорели, но всё же кое-где светились ещё не остывшими углями. Рассматривая обескровленные тела возле одного из них, я почувствовал слабое дуновение теплого воздуха в спину. Удивлённо повернувшись, я ничего, кроме костра, не увидел, но, подойдя поближе, явственно ощутил, как от него тянет теплым воздушным потоком. Обойдя почти все костры, я обнаружил, что возле них творится то же самое. Обратив внимание на то, что возле каждого костра валяются странного вида мешочки, от которых ощутимо веяло магией, я развязал один из них и вытряхнул содержимое на землю. Этим содержимым оказались пучки неизвестной мне травы, пропитанной непонятным плетением. Было похоже на то, что кто-то, так же, как и я недавно, вложил в траву небольшие сгустки энергии, которые подпитывали какое-то заклинание.
   Продолжая эксперимент, я кинул несколько травинок в костёр, и сразу же почувствовал, как в лицо задул тёплый ветерок. "А-а-а!", - едва не вырвалось у меня, когда я понял смысл этого действия, просто осмотревшись и сообразив, чего вокруг не хватает. Над теми трупами орков, которые лежали вдалеке от костров, вились многочисленные мухи и слепни, а вот рядом с тлеющими кострищами не было ни единого из этих крылатых тварей. Было похоже на то, что эту траву орки использовали для борьбы с ночными кровососами, заклинание вместе с тёплым воздухом отпугивало их от спящих. "Выходит, орки сами виноваты в своей смерти", - хмыкнул я про себя, а затем рассмеялся вслух, вспомнив, как переживал вчера за результат опыта.
   Услышав смех, ко мне подошли эльфы и потребовали объяснений. Я рассказал им принцип опыта и то, из чего я исходил, когда плёл всю вчерашнюю конструкцию. Тогда я рассчитывал, что Облака, гонимые ветром от одного конца лагеря к другому, убьют по пути столько орков, сколько смогут зацепить. А из-за этой травы, с помощью которой Орки отгоняли летающих паразитов, мои Облака путешествовали от костра к костру по всему лагерю, убивая всех на своём пути. На их вопрос, как же выжили все остальные, я предположил, что, возможно, выжившие орки либо не использовали траву, либо же она у них закончилась.
   Выслушав объяснения, они тоже рассмеялись и мы, довольные, вернулись в лагерь. Они разошлись по своим сотням, рассказывать новости своим приятелям, а я отправился доложиться капитану. Выслушав мои объяснения, Белинда улыбнулась.
   - Это моя первая операция, завершившаяся подобным сокрушительным успехом, - сказала она. - Ещё ни разу в своей истории отряд не обходился без серьёзных потерь, столкнувшись с орками, да ещё и настолько превосходящими нас числом - и всё это только благодаря тебе!
   Я пожал плечами:
   - Капитан, ваша благодарность ни к чему. Вы знаете, для чего я это сделал и почему, зачем произносить ненужные слова?
  
   На следующее утро разведчики доложили, что к нам движется обещанное подкрепление. Каково же было удивление командиров других отрядов наёмников, когда они узнали о том, что орки разбиты, а оставшиеся в живых три сотни в спешке бежали. Вначале они не поверили словам Белинды, но после показанных трупов, удивлёно кивая головами, выслушали наш подробный рассказ. И всё равно то, что её пятьсот мечей разбили отряд орков в две тысячи ятаганов, было выше их понимания.
   Узнав же о том, что и пострадавших у нас всего десяток, они стали требовать от Белинды, чтобы она перестала морочить им головы и честно призналась, кто ещё из наёмников помогал ей в битве. Устав их убеждать, она махнула в ответ рукой и отдала приказ сворачивать лагерь и выступать назад. Всю дорогу я чувствовал на себе взгляды солдат из других отрядов, так как наши наёмники держать столь поразительную информацию при себе вовсе не собирались.
   Также выяснилось, что новости имеют обыкновение мчаться быстрее любой лошади, потому как стоило нам прибыть в лагерь, как на торжественную встречу отовсюду набежали не участвовавшие в походе солдаты. А уж мне уступали дорогу везде, куда бы я не направлялся, слух об ужасном маге-вампире разошелся по всей округе, а количество убитых мною лично орков приближалось уже к пяти тысячам.
  
   Вечером этого же дня нас всех собрала капитан, и сказала, что её подозрения подтвердились, король не выплатит нам денег за прошлый месяц. Сославшись на временные трудности, он объявил, что денег для всех наёмников не будет в течение трёх месяцев, однако же после этого срока он оплатит все долги и даже выдаст премию за ожидание. Многие командиры были против, но всё же решили подождать эти три месяца, правда, сведя при этом к минимуму деятельность по охране границ. Наш капитан также заявила, считает целесообразным всё же подождать, а если кто-то из солдат против такого решения, то он может разорвать контракт с отрядом и, заплатив штраф в двадцать золотых, покинуть его. Двадцать золотых были слишком большими деньгами, поэтому несогласных с капитаном не нашлось.
   После того, как закончился общий сбор, капитан подошла ко мне и напомнила, что я задолжал ей ужин, который - если я не возражаю - состоится сегодня вечером в её шатре. Я кивнул, вспомнив о своих намерениях поподробнее расспросить её о королевстве эльфов, а особенно об Алондруине.
   Вечером капитан меня снова удивила, одевшись в другой брючный костюм светло-зелёного цвета, который прекрасно оттенял её глаза, раньше я и не замечал, что они у Белинды были необычного светло-зелёного цвета.
   - Я почему-то считал, что у вас только один костюм, капитан, - сказал я, когда мы сидели за столом. - Ваша броня.
   - Обо мне вообще мало кто что знает, Каин, - улыбнувшись, ответила она.
   Я разлил вино по стаканам и взял себе немного мяса, есть не очень хотелось, я больше надеялся получить нужную информацию.
   - Продолжим нашу игру в честные ответы? - первая предложила она.
   Я кивнул.
   - Сколько тебе лет, Каин? Я вижу по твоей коже и глазам, что не меньше ста, но после бесед с тобой у меня всегда появляется ощущение, что я разговариваю с подростком - спросила она первая.
   Поразительно, но я почувствовал, что краснею, от её необычного вопроса мне стало неловко. Она же, заметив это, весело засмеялась. "Неужели в разговорах я выгляжу, как подросток? - удивлённо думал я, не зная, что ей ответить. - Что же теперь, совсем не разговаривать, что ли? И так вроде бы ни с кем, кроме неё, не общаюсь".
   - Ну, так как? Я уверена, что угадала, просто хочется узнать от тебя твой истинный возраст, - по-прежнему улыбаясь, подтолкнула она меня к ответу.
   - Двадцать восемь, - нехотя признался я.
   Она поражённо ахнула.
   - Ого, значит, ты ещё не прошёл первое Посвящение? Я казалось, ты намного старше, ну, минимум лет пятьдесят, а оказывается, ты практически ребёнок.
   Я сделал себе мысленную пометку: "Интересно, откуда она так хорошо разбирается в наших обычаях и в том, как выглядят вампиры разных возрастов?". И тут же с неудовольствием понял, что её слова меня задели.
   - Посвящение я прошёл, - буркнул я, и набросился на еду, чтобы скрыть свою досаду.
   - Насколько я знаю, обычно первое Посвящение не проходят досрочно, - снова удивила она меня своими познаниями.
   - Это ваш второй вопрос, капитан? - спросил я.
   - Давай договоримся, когда мы одни, называй меня Белинда, - попросила она, нежно улыбнувшись и вызвав у меня этим дрожь во всём теле. - Хорошо, это мой второй вопрос.
   - Досрочное Посвящение пройти можно, но, чтобы у кандидатов не возникло мысли о том, что это очень легко, его обычно делают трудновыполнимым, - сказал я.
   Она заинтересованно на меня посмотрела:
   - И сколько вампиров в год сдаёт Посвящение досрочно?
   Я улыбнулся:
   - Третий вопрос?
   Она подтверждающе кивнула.
   - В год - нисколько, количество вампиров, посвящённых досрочно, обычно можно пересчитать по пальцам, - честно ответил я.
   - И какой ты по счёту, интересно? - ещё более заинтересованно спросила она.
   - Четвёртый? - я посмотрел на неё. Она кивнула.
   - Одиннадцатый, - назвал я цифру своего бывшего клана, ведь всё же я прошёл его досрочно. Тем более, что сколько было досрочно Посвященных у Рода Носферату, я не знал, и даже не интересовался у Учителя, хотя он и упоминал, что во время войны бывали досрочные Посвящения.
   - Значит, я сижу рядом с легендой Рода? - засмеявшись, спросила она.
   - Ты даже не представляешь себе, Белинда, насколько ты права - я горько усмехнулся и подумал про себя, что первый вампир, изгнанный из Рода Серебряного Тумана, точно войдёт во все легенды.
   Увидев мою усмешку, она задумалась и сменила тему:
   - Спрашивай, у тебя целых четыре вопроса ко мне.
   - Можно, я вместо вопросов попрошу тебя рассказать мне об эльфийском государстве и его столице? - спросил я прямо.
   Она в упор взглянула на меня:
   - Зачем тебе это?
   Я понял, что если не скажу хотя бы части правды, то она мне ничего не расскажет.
   - Ну, скажем так, у меня в Алондруине есть друг, которого я бы хотел навестить, но не знаю, как это сделать.
   - А твоя клятва имеет к этому какое-нибудь отношение? - смотря мне в глаза, спросила она.
   - К посещению - нет, к другу - да, - честно ответил я, глядя ей в глаза. Не мог же я ей сказать о том, что для встречи с Ал'лилель придётся пройти по трупам множества эльфов.
   - Рассказать по-прежнему не хочешь? - не сводя с меня глаз, спросила она.
   Я отрицательно покачал головой. Она задумалась.
   - Не уверена, что поступаю разумно, но ты, хоть и не сказал всей правды, но максимально честно отвечал на мои вопросы, поэтому я не откажу тебе в просьбе.
   Расстались мы только под утро, я был очень рад, что согласился на ужин, узнать столько необходимой информации за столь короткий срок было верхом моих надежд. Придя к себе, я ещё долго лежал, вспоминая и закрепляя в памяти её рассказ, всё, что она мне поведала, должно было обязательно пригодиться в будущем.
  
   Следующие три месяца прошли спокойно для всех солдат, кроме меня. Поскольку из-за невыплаты денег количество обходов границ и, соответственно, столкновений с орками резко уменьшилось, то я упросил Белинду, чтобы она поговорила с капитанами других отрядов, кто всё же выходил в рейды. Неделями дожидаться, пока до нашего отряда дойдёт очередь, было выше моих сил, я не мог терять столько времени понапрасну. Хотя я и занимался вечерами с Белиндой, но мне нужно было тренировать и магическое искусство тоже.
   Капитаны с удовольствием согласились на время принимать меня в свои команды, ведь иметь в своём составе мага-вампира, который убивает орков сотнями, хотели все, тем более, что денег за это платить мне не было нужно. Никто мне не отказывал, так что я отправлялся в походы практически еженедельно.
   Орки, словно узнав о том, что количество отрядов на границе снизилось, развернули очень активную деятельность, всё чаще стали приходить вести из разорённых пограничных деревень, о нападении небольших отрядов орков, которые грабили и разбойничали. Практически каждый рейд, в который я ходил, заканчивался стычками с такими отрядами. Поскольку все они были маленькими, то обычно хватало пары-тройки Облаков Крови и болтов арбалетчиков нашего отряда. Нередко бывало и такое, что солдатам вообще не приходилось вступать в битву, я справлялся один. Вначале они даже радовались этому, так как отпадала необходимость подставлять свои голову под орочьи ятаганы, но когда с каждым походом я всё больше натренировывался в скорости постановки Облаков, а также выпуске Призрачных Мышей, начало проявляться недовольство, связанное с тем, что участие в походах всех остальных участников свелось лишь к наблюдению за моими действиями.
   Капитаны начали опасаться, что король и его министры узнают о маге-вампире, который справляется с работой целого отряда, и наймут вместо них таких же вампиров, оставив наёмников без заработка.
   Очень скоро в рейды меня брать перестали, и хотя потери в отрядах резко возросли, все, кроме меня, были довольны. Мне приходилось воевать только со своим отрядом, правда, теперь и мои сослуживцы тоже были не слишком рады моему присутствию.
   Как я узнал позже, из случайно подслушанной беседы двух солдат, я стал обладателем довольно мрачной репутации. Выяснилось, что я злобный, кровожадный монстр, бросающийся на всё живое, лишь бы в его жилах текла кровь. Даже причины, по которым меня перестали брать в отряды, оказались совсем другими - солдатам было объявлено, что я неуравновешенный, злобный и кровожадный монстр, которому всё равно кого убивать, и он (то есть я) могу в любой момент напасть на свой же отряд. Только поэтому-то отцы-командиры вынужденно рискуют жизнями своих солдат, но не включают маньяка в свои ряды.
   Так что теперь, где бы я не появлялся, мне теперь не только уступали дорогу, но и вообще разбегались в разные стороны, стоило мне появиться в лагере. Одно было хорошо, эти же самые слухи дошли и до орков, и те перестали связываться с отрядами наёмников, предпочитая сразу убегать. Только относительно крупные отряды рисковали ввязываться в сражения.
  
   Наконец настал долгожданный день, когда король обещал выплатить деньги. Все ожидали его с нетерпением, предвкушая, кроме платы за предыдущие месяцы, ещё и обещанную королём премию за ожидание. Весь день солдаты вглядывались в дорогу, высматривая появление королевских латников с казной для наёмных отрядов, но они так и не показались. На следующее утро весь лагерь провожал взглядами хмурых капитанов, уезжавших к королю за объяснениями.
   Через пять дней командиры отрядов вернулись назад, злые и раздражённые. Собрав сразу весь лагерь, они поведали о встрече с королём. Тот извинялся за задержку с оплатой, но денег не дал, а наоборот, заявил о необходимости подождать ещё три месяца. Единственное, чего капитаны смогли от него добиться, так это увеличения содержания солдат до шести золотых, за предыдущие и предстоящие месяцы. Все без всякой искренности прокричали здравицу королю, без вознаграждения никто не жаждал рисковать своей жизнью. Капитаны также объявили, что поскольку денег нет, то количество патрулей уменьшается ещё вчетверо, и так будет продолжаться до тех пор, пока король не выплатит всё причитающиеся им золото.
   После собрания я улёгся на койку в своей палатке и принялся размышлять о том, что мне предпринять дальше. Поскольку и до того я в походы почти не ходил, а с новыми веяниями эта возможность вообще начала стремиться к нулю, то единственным выходом из этого безделья оставался разрыв контракта. Двадцать золотых на выплату штрафа у меня имелись, так что осталось только определиться с датой ухода.
   "На этой неделе у нас рейд, значит, сразу после буду прощаться со всем этим", - прикинул я.
   Думая, сообщать ли Белинде о своём уходе сейчас или поставить её перед фактом в день ухода, я решил, что она своим хорошим отношением ко мне заслужила то, чтобы не узнавать новости последней. Заодно и штраф заплачу, чтобы она поняла насколько серьёзно моё решение.
  
   - Белинда, можно к тебе? - спросил я, входя в шатёр.
   - Конечно, Каин, проходи, устраивайся за столом, я сейчас, - раздался её голос за ширмой. Я подождал немного, пока она не вышла ко мне. Почему-то теперь всегда, когда мы встречались наедине, она надевала не в свою воинскую броню, в которой ходила постоянно, а мирную одежду.
   Так оказалось и в этот раз. Присев к столу, она вопросительно посмотрела на меня.
   - Белинда, у нас сложились неплохие отношения, поэтому я хочу заранее предупредить тебя о своём решении после рейда уйти из отряда, - сказал я, бросая на стол кошель с монетами.
   Она взглянула на мешочек и снова перевела взгляд на меня, словно пытаясь что-то прочесть на моём лице.
   - Могу я узнать причину твоего ухода? - мягко поинтересовалась она тем голосом, от которого обычно разбегались все, кто её знал.
   - Ты её прекрасно знаешь, Белинда, мне не хватает битв для усиления магической практики, - спокойно глядя ей в глаза, честно ответил я.
   - Действительно, ты самый кровожадный ублюдок из всех, кого я знаю, - жёстким, грубым голосом заявила она. - Ты ни о чём не можешь думать, только об убийствах и своей дурацкой клятве.
   Я удивился, никогда до этого, как бы сильно она не была раздражена, Белинда к крепким выражениям не прибегала.
   - Я не ублюдок, - спокойно ответил я. - Я знаю своего отца и свою мать.
   Она ещё более раздражённо уставилась на меня:
   - Значит, от кровожадного ты не отказываешься?
   - Меня задело только слово ублюдок, - ответил я.
   - А я всё это время пыталась найти в тебе что-то хорошее, - глядя, на меня с прищуром начала она. - Видимо, правы те, кто говорит, ты злобный, кровожадный монстр.
   Я встал и молча вышел из шатра, слушать новые оскорбления мне не хотелось.
  
   Белинда с такой силой пнула стул, на котором сидел этот несносный вампир, что ни в чём не повинная мебель отлетела в другой угол шатра. "Он действительно злобный, кровожадный монстр", - убеждала она себя.
   "Тогда почему же я так бешусь оттого, что он уходит, - задавала она себе вопрос и не находила ответа. - Да и вообще, с каких это пор меня стало интересовать, что хотят вампиры? Пусть поступает, как хочет, Посвящение прошёл, значит, сам за себя отвечает. Она в его дела лезть не собирается. Да ещё наряжаться для него, каждый раз, как на свидание, ведь её никто не заставляет переодеваться. Сидела бы в броне, и он бы смотрел на неё, как на капитана, а не на красивую женщину".
   Через несколько минут её мысли потекли в прямо противоположном направлении. Белинда начала злиться на себя. Вместо того, чтобы попытаться остановить его, предложить что-то другое, она сорвалась на бессмысленную брань. Ведь могла же она, наконец, плюнув на договорённости с капитанами, уходить в рейды с прежней частотой? Конечно, могла бы, ей никто не указ. Нет же, надо было наговорить вампиру гадостей. "Да что же такое на меня нашло?", - снова спрашивала она себя. Белинда долго недоумевала в поисках логического объяснения причин, по котором она не хотела отпускать этого вампира от себя. Правда, в одном она была уверена точно: если она его сейчас не удержит, то без общения с ней, без общения вообще с кем-либо, этот угрюмый и вселяющий страх подросток вскоре может превратиться в жуткое чудовище. Та фанатичность, с которой он шёл к своей цели, её пугала. Белинда прекрасно видела его нынешние силы, и вполне представляла, до каких пределов они могут развиться (если они вообще есть, эти пределы), и ей до колик в желудке было страшно представить, что Каин может сотворить лет через двадцать, если у него будет постоянная магическая практика.
   Она ведь чувствовала, что после разговоров с ней его взгляд смягчался, переставали проскальзывать в разговорах постоянные утверждения о том, что всё вокруг ему необходимо постольку, поскольку это способствует поставленной им перед собой цели - делать себя и свою магию сильнее и сильнее. Находясь с ней наедине, он улыбался, и даже шутил. "Сегодня нам обоим нужно успокоиться, - решила она. - А завтра с утра я с ним поговорю". С этими мыслями она легла спать.
  
   Я вышел из шатра взбешённый. "Да что эта эльфийская дрянь себе позволяет!". Если бы не сведения, получаемые от неё, а также обучение мечевому бою, то послал бы её сразу и перестал общаться. "Может плюнуть на всё, и уйти сейчас?" - подумалось мне. Но я сразу же отбросил эту идею. Цель оправдывает средства, напомнил я себе, недопустимо из-за каких-то чувств мешать исполнению своей клятвы. Я уже унизился до того, что делю кров и пищу с эльфами, что мне стоит ещё неделю потерпеть выходки этой бабы, если это сделает меня сильнее?
   - Каин, к тебе пришёл человек! - крикнул, увидев меня, часовой у входа в наш лагерь. Я удивился. Ко мне? Человек? Стало любопытно, и я прошёл на пост.
   Там меня действительно ждал незнакомый солдат. Раньше я его не видел, хотя и походил со всеми отрядами два с лишним месяца. "Может из новеньких?", - подумал я, подходя к нему.
   - Добрый вечер, уважаемый, - в традиционном для вампиров приветствии, склонился он в поклоне. Обычно так младшие вампиры приветствовали старших.
   - И тебе доброй ночи, - ответил я, не став отклоняться от правил общения.
   - Не мог бы уважаемый Каин уделить мне десять минут своего времени? - снова склонился в поклоне тот.
   - Не знаю, кто тебя послал, но он точно плохо разбирается в наших обычаях, - сказал я, заставив его вздрогнуть. - Люди не имеют права разговаривать с нами, а тем более - говорить по нашим правилам этикета.
   - Но не волнуйся, ты меня заинтересовал, так что я тебя выслушаю, - добавил я, видя, что лицо человека исказилось от страха. "Интересно, чего он боится?"
   - Может быть, пройдёмся? У меня есть для вас личная информация, уважаемый, - сказал тот, показывая глазами на часовых. Я кивнул. Мы отошли от лагеря, и я кивнул еще раз, показывая, что здесь он может говорить свободно.
   - Уважаемый, до моего нанимателя дошли вести, что вы очень недовольны сложившейся в лагере обстановкой, - начал тот, сделав серьёзное лицо. - Он также узнал, что вас мало интересуют обычные для людей или вампиров наслаждения - деньги, женщины, кровь. Но вас интересуют изыскания в области магии, поэтому вам необходимо участвовать в как можно большем количестве боёв, для проведения своих магических опытов.
   Я молча ожидал продолжения.
   - Наша информация верна? - спросил он.
   - Я не делал из этого тайны, - ответил я.
   Он кивнул и продолжил:
   - Мой наниматель, узнав об этом, чрезвычайно обрадовался тому факту, что в состоянии дать вам то, что вас интересует. Вам будет предоставлен отряд в сотню бойцов, для вашей охраны, и вы сможете нападать на любые отряды или поселения, кроме территории, принадлежащей моему нанимателю. Кроме того, он гарантирует выплату вам любого возможного вознаграждения за воинские операции, которые вы проведёте по его просьбе.
   Предложение меня как взволновало, так и насторожило. Интересно, кто это так заинтересовался мной, что готов предложить такие выгодные условия?
   - Сделка очень выгодна для меня, не спорю, но что получает ваш наниматель в таком случае? На его бескорыстность и щедрость можете не ссылаться, я не поверю, - в лоб спросил я незнакомца.
   - Для моего нанимателя польза от ваших действий на его стороне будет несомненной. Дело в том, что практически всё молодое поколение клана Белых Черепов, который возглавляет достопочтимый Агар-тор, было вами убито в той первой, памятной битве с вами, и влияние клана с утратой столь значительного количества молодых бойцов сильно пошатнулось. Поэтому мудрый Агар-тор решил, что лучше предложить выгодную сделку врагу, который смог нанести ему такое поражение, чем допустить поглощение своего клана более сильным. Тем более, что такие попытки уже были, ведь остальные кланы знают о нашем уроне, и не проходит нескольких дней, чтобы клан не подвергся нападению. Именно поэтому я с вами предельно честен, - закончил мой собеседник.
   - А что мешает достопочтимому Агар-тору предложить мне сделку, а когда я явлюсь на место встречи, убить меня, чтобы отомстить за смерть своих сыновей? - спросил я.
   - Только то, что он высоко ценит вас, и не может знать наверняка, хватит ли ему сил убить вас. Ещё одной такой бойни Клан ему не простит, тогда ему придется умереть. Более того, ваша смерть не решит имеющихся затруднений с остальными кланами, и на нас продолжат нападать. К сожалению, сегодняшняя ситуация такова, что или ты силён, или тебя поглотят более сильные, - закончил тот.
   - А что вас заставляет служить оркам? - удивляясь такой находчивости вождя, спросил я человека. - Вот лично вы, почему работаете на орков?
   - Я предвидел ваш вопрос, поэтому принёс с собой ответ, - улыбнувшись, ответил тот, доставая какой-то небольшой мешочек. Я на всякий случай накинул на себя Броню Повелительницы.
   - Вот, посмотрите, - не заметив моих действий, сказал незнакомец, что-то высыпая себе на ладонь.
   Я осторожно посмотрел на его ладонь и присвистнул, на ней лежали крупные алмазы. Если оценить их размер и количество, на ладони у незнакомца лежало богатство, на которое можно было купить замок.
   Он снова улыбнулся, увидев мою реакцию.
   - Это я заработал за год службы у орков. Теперь вы понимаете мои стремления? Если я сейчас смогу уговорить вас, мне повысят жалование. Вдвое.
   С человеком, работающим за деньги даже с врагами всего рода людского, было приятно иметь дело, за деньги он был готов сделать всё, и это было понятно. Если ему он видит личную выгоду в том, чтобы привести меня в клан, он в лепёшку расшибётся ради достижения цели.
   - У меня два условия, которые должны быть учтены, прежде чем я решу, присоединяться к вам или нет, - сказал я, вспомнив и собственное желание уйти, и разговор с эльфийкой. - Во-первых, для начала я хочу лично пообщаться с вашим хитроумным вождём. Второе условие я назову, если результат общения меня устроит и я соглашусь на ваше предложение.
   - Мудрый Агар-тор предусмотрел такую возможность, так что если вы пройдётесь со мной ещё немного дальше, то ваше требование номер один будет выполнено уже сейчас, - улыбнувшись, тот показал направление.
   Странно, но в указанной стороне я не чувствовал никаких аур, даже спрятанных контуров не было видно. Хмыкнув, я двинулся за ним. Не прошло и десяти минут неспешной прогулки, как перед нами возник одинокий всадник на огромном волке. Странно, но я видел его только обычным зрением, даже взгляд Поглотителя ничего не обнаруживал. Вблизи вождь выглядел в точности, как знатный, тупой, вальяжный орк: огромный, тяжеловесный, с большим ятаганом на боку, кучей трофейных ушей на бусах вокруг шеи и бараньим взглядом простого рубаки.
   Я подумал, что вождь далеко не прост, если смог придумать такую хитроумную комбинацию, уже не говоря о том, чтобы так ловко скрывать свою ауру. Внешность дубового вождя - просто маскировка.
   - Вовсе не было нужды уважаемому вождю так измываться над своей внешностью, - поприветствовал я его. - Что-то мне подсказывает, это не повседневный его облик.
   - Приятно иметь дело с умным вампиром, - засмеявшись раскатистым смехом, ответил мне он, меняясь просто на глазах. Исчез тупой взгляд, распрямилась спина, глаза заблестели умом, губы изогнула улыбка - и я понял, что был прав, вождь очень даже не прост.
   - Ваше замечание, уважаемый, бьёт прямо в корень проблемы. К сожалению, весь этот маскарад нужен для того, чтобы скрыть моё отсутствие в деревне. Если другие кланы узнают об этом - атака на деревню будет неминуема.
   - Дела обстоят настолько серьёзно? - спросил я, нахмурившись. - Вы готовы даже заключить сделку с врагом?
   Он поморщился.
   - Мне тяжело это признавать, но дела у клана обстоят так, что хуже некуда. Если вы не примете моё приглашение, вскоре - максимум, через полгода - от клана останется только воспоминание. Именно поэтому я хотел встретиться с вами лично, а также сделать всё возможное для того, чтобы вы согласились.
   - Хорошо, тогда моё второе условие, - сказал я. - Отрядом буду командовать только я, никаких половинчатых решений, никаких советов. Моё слово должно быть законом, это понятно?
   - Более чем, уважаемый, - твёрдо ответил вождь. - После той злосчастной для клана битвы мы потеряли всех молодых воинов. Да, у нас ещё остались опытные, закаленные в боях солдаты, но у нас мало женщин для того, чтобы родить новых. Свежая кровь нам просто необходима, так как сила любого клана - это то, сколько в нём молодых воинов. У нас же их осталось меньше сотни, именно поэтому со мной перестали считаться на совете вождей кланов, и потому же на нас нападают соседи. Можешь поверить мне, те воины, что я дам тебе - лучшие, и они осознают всё то, что я тебе только что сказал. Они - последняя надежда на восстановление клана.
   - Отлично, тогда у меня нет больше вопросов, мы можем отправляться прямо сейчас, - я был очень доволен разговором и позицией вождя.
   Оба удивлённо переглянулись и спросили меня:
   - Вы даже не заберёте свои вещи из лагеря?
   Я уже прикинул, что в лагере из моих вещей остались только пояс с остатками денег, да балахон. Ни то, ни другое для меня теперь не представляло никакой ценности. А встречаться с Белиндой после сегодняшнего разговора мне категорически не хотелось.
   - Всё, что я имею - это знания, - ответил я им, постучав себе пальцем по голове. - К счастью, они всегда со мной.
   Они снова переглянулись, но ничего не сказали, и мы двинулись в путь к деревне клана Белых Черепов.
  
  
   ГЛАВА 14. ВОИН КЛАНА БЕЛЫХ ЧЕРЕПОВ
  
  
   До деревни мы добрались за три дня. Даже не заходя в нее, я увидел, как мало в ней было детей и подростков, и совсем не было девочек и молодых женщин. Основная масса орков состояла из стариков или взрослых мужчин. Все воины были одеты в броню, носили за поясами ятаганы, и, казалось, были готовы в любое мгновение дать отпор врагу.
   - Куда всё же делись ваши женщины и дети? - решил задать я вопрос Агар-тору. - В деревне так много мужчин, и нет ни одной женщины. Неужели воины не могут добыть себе женщин?
   Вождь немного смутился, но всё же ответил.
   - Уважаемый, принципы воспитания орков отличаются от вампирских и человеческих. Когда мальчику исполняется десять лет, его отправляют в военный лагерь, общий для всех кланов, там он воспитывается до совершеннолетия, после чего возвращается в клан. Женщины у нас тоже общие для всех кланов и живут в хорошо охраняемом подземном убежище. Для всех устанавливается очерёдность, от какого клана они будут рожать в определённый год, и чем сильнее клан, тем чаще от него будут рожать женщины. Наша очередь была совсем недавно, и следующий раз будет только через пять лет. До этого времени мы точно не доживём, так что вместе с потерей молодых членов клана мы утратили и надежду на то, что нам дадут ещё раз зачать детей.
   Когда мы зашли в дом к вождю, он начал доставать продукты, чтобы приготовить обед. В основном это были все виды мяса и постные лепёшки. Пообедав, мы обговорили вопрос оплаты, всё было просто: я делаю, что захочу, но вождь платит только за уничтожение тех деревень и воинских отрядов, ликвидация которых выгодна лично ему, и в этом случае цена устанавливается в три крупных алмаза. Это меня полностью устраивало, поэтому я решил начать с тех деревень, на которые мне укажет вождь.
   - Ну что, пошли знакомиться с отрядом, Каин? - сказал мне вождь, радостно потирая руки, явно было заметно, что Агар-тор чрезвычайно доволен заключённой сделкой.
   Возле дома я увидел выстроенный в четыре ряда отряд, от одного вида которого, мне стало не по себе - в полном вооружении, закованные в броню, с головами в шлемах - они выглядели жутко, а если учесть, что все открытые части тела было сплошь усеяны боевыми шрамами, то впечатление было ещё то.
   - Командир вы, - сказал Агар-тор, махнув рукой, из строя сразу вышел десяток воинов, которые направились к нам. - Это десятники, думаю, вы познакомитесь с ними позже.
   Я сказал, что сам отряд можно пока распустить, выступим мы всё равно не ранее завтрашнего дня, а с вождём и десятниками мне нужно поговорить. В доме у вождя было слишком тесно для нас всех, поэтому разговор решили начать во дворе, постелив на землю циновки.
   - В первую очередь, я бы хотел спросить, где можно достать таких великолепных скакунов, как ваш? - спросил я, показывая на огромного ездового волка вождя, который сейчас бегал по деревне, играя с детворой.
   Все орки покачали головами, и один из них, самый исполосованный шрамами, прогудел:
   - Это невозможно, все волки выращиваются в яслях до определённого возраста, а затем раздаются самым уважаемым воинам. Никому из нас волк не положен по статусу.
   Я нахмурился.
   - Я не спрашиваю, что вам положено, а что нет. Я спрашиваю, где можно достать ездовых волков на весь отряд?
   Орки замолчали, переглядываясь. Агар-тор внимательно посмотрел на меня и спросил:
   - Ты хочешь посадить весь отряд на волков?
   Я кивнул. Вождь помялся, но всё же сказал:
   - Каин, я сам за принцип - нет ничего невозможного, но то, что ты предлагаешь - чересчур даже для меня. Объясню почему. Все волки выращиваются в специальном лагере, который охраняется воинами трёх сильнейших кланов, и доступ к ним запрещён всем, кроме дрессировщиков. Когда приходит время раздавать взрослых волков, дрессировщики, с помощью собственной магии, привязывают их к новому хозяину, которому волки будут служить всю жизнь. Так как общее количество зверей крайне мало, то ежегодно не более пятидесяти самых заслуженных воинов и вождей кланов могут рассчитывать на обладание собственным волком.
   Я кивнул в знак того, что понял ситуацию и сказал:
   - Тогда я перечислю то, что нам нужно будет сделать, а вы меня поправите, если я неправ. Во-первых, необходимо проникнуть в дрессировочный лагерь, во-вторых, заставить дрессировщика привязать к нам волков, и, в-третьих - без потерь уйти оттуда, - перечислил я, обобщая всё вышесказанное.
   Вождь и орки кивнули. Агар-тор добавил:
   - Всё верно, только невыполнимо.
   - Как можно заставить дрессировщика привязать волков? - игнорируя его реплику, спросил я.
   - До сих пор никому не приходило в голову попробовать их подкупить или принудить, - немного подумав, ответил мне Агар-тор. - Волки - общее достояние кланов, и никто ранее не пытался присвоить их себе.
   - Когда-то всё случается впервые, - иронично ответил я. Воины и вождь покачали головами, глядя на меня, как на сумасшедшего.
   - Соберите отряд, оглашу два нововведения. После этого всем отдыхать, завтра мы выдвигаемся к клану Серых Кабанов. Нам нужно раздобыть денег для подкупа, начнём сначала с пряника, - сказал я, вставая.
  
   Ровно через две минуты весь отряд был выстроен перед домом вождя. Я обошёл строй, присматриваясь к каждому воину, а затем встал перед строем.
   - Воины! - начал я. - С завтрашнего дня вы будете моими, начиная от макушки головы и кончая носком сапога. Мне плевать на то, что вы о себе думаете, с завтрашнего дня будет только одна оценка - нужны вы мне или нет. Поэтому решите для себя, чего вы хотите и что вам надо. Остаться здесь и закончить свою жизнь беззубым стариком в каком-нибудь другом клане или сложить голову в бою, зная, что через десять лет твоё имя будет известно в любой семье клана, а каждый сопливый мальчишка будет жить мечтой оказаться на твоём месте в этом строю. Решайте сейчас, потому что завтра будет уже поздно, завтра вы будете моими, и я поведу вас к своим целям, своим мечтам. Цели вашего клана идут под руку с моими целями, поэтому, чем сильнее и могущественнее становлюсь я, тем сильнее и могущественнее будет становиться ваш клан.
   Я сделал паузу и оглядел строй. Вокруг царила мёртвая тишина, даже дети, стоявшие рядом, слушали меня молча. Я посмотрел на своих воинов и заметил, как большинство из них стискивает кулаки от ярости. "Отлично, я смог их завести", - подумал я и продолжил:
   - Чтобы к завтрашнему утру ни у кого на броне, одежде или на телах я не видел знаков, хоть как-то способных выдать принадлежность кого-либо из вас к клану. Враги не должны знать, к какому Клану мы принадлежим, поэтому пусть каждый проверит своего товарища, точно ли выполнен мой приказ. Цена за его нарушение - смерть ваших детей и родителей.
   Никто даже не дёрнулся, когда я приказал им распрощаться с метками клана, орки понимали цену ошибки, это я видел по их лицам.
   - Далее, до завтрашнего утра перекрасьте броню в серый цвет, чтобы никто даже случайно не мог опознать вашу родовую принадлежность. Далее, разговаривать между собой в походе строго запрещается, кричать боевые кличи запрещается, в случае крайней необходимости - все переговоры вести только на всеобщем языке. Те, кто его не знает, становится немым, как рыба, - закончил я, осматривая отряд.
   - Всё, все свободны, завтра с восходом солнца выступаем, - сказал я и пошёл в хижину вождя. Он пристроился рядом, и я почувствовал на себе его удивлённые взгляды.
   - Ты что-то хочешь спросить, достопочтенный Агар-тор? - не выдержал, наконец, я, уперев в него взгляд.
   - Я просто удивлён, - ответил он, улыбнувшись. - Приятно удивлён. Я нанимал мага-вампира, а получил в своё распоряжение командира-мага. Теперь думаю, как бы ни возросла плата за услуги.
   Я улыбнулся в ответ:
   - Цена оговорена и пересмотру на данный момент не подлежит.
   Ещё долго, до глубокой ночи я расспрашивал его о лагере, где содержат волков, накидывая примерный план, как ими завладеть. Для успеха моих дальнейших действий очень важна была скорость и мобильность отряда, а также то, что волки могли спокойно носить меня на себе, по крайней мере, волк вождя отнёсся ко мне совершенно спокойно. Лошади же вампирам не то что сесть на себя не давали, к ним и подойти-то было невозможно.
  
   Утром, когда я вышел, то буквально не узнал вчерашний отряд. "Они что, не ложились что ли?", - подумал я, осматривая ряды. Передо мной стояла в четыре ряда безликая серая масса, даже ятаганы были не чёрного цвета, а ближе к серому. "Отлично, - хмыкнул я, - именно то, что и требовалось". Подбежавшим ко мне десятникам я приказал выдвигаться.
   Путь до клана Серых Кабанов мы проделали за один день и остановились на привал в шестичасовом пешем переходе до неё. Десятники меня предупредили, что дальше ходят патрули Клана, и нас сразу заметят. "Нападение будет ночью", - решил я. До ночи, весь отряд молча сидел на земле, занимаясь своим оружием. Мой приказ о молчании в походе, выполнялся беспрекословно.
   "Время", - подумал я, вставая с земли, когда луна подошла к тому месту на небе, которое я наметил на начало атаки. Отряд беззвучно встал за мной.
   Подойдя к деревне на сто шагов, я принялся отработанным в рейдах приёмом разбивать деревню на зоны, в которые необходимо нужно поставить Облака. Определившись с местом, я облизал палец, чтобы определить направление ветра, к счастью стояло полное безветрие. "Можно не указывать ветер в стабилизирующем факторе", - решил я и начал постановку Облаков. Деревня была большая, и энергии я собирался получить много, поэтому не скупился на расход сил, оставляя резервы только на поддержание заклинаний. Не успел я закончить постановку всех Облаков, как из деревни раздались крики боли, и несколько теней кинулись к проёму в частоколе, который закрывал вход в деревню. Туда я поставил одно из самых концентрированных Облаков, и те, кто в него вбегал тут же валились на землю. До начала боя я дал приказ десятникам расставить воинов по периметру лагеря, но в зоне видимости друг друга, так чтобы, ни один орк не выскользнул из ловушки, свидетели боя нам были не нужны.
   Через некоторое время в деревне всё стихло. Взяв с собой два десятка бойцов, я направился к ней. Не доходя до входа, я убрал подпитку Облаков и ко мне устремились потоки энергии, для меня уже стали обычными ощущениями сначала чувство полного опустошения, а затем обратное ему, наполнения резервов. Орки быстро расчистили вход, и мы вошли. Вокруг не было ни живой души, только обескровленные тела. Получив от меня приказ перетряхнуть всю деревню, зачистить её от живых - если таковые всё же остались - и принести на центральную площадку всё ценное, что будет обнаружено, орки разошлись. Я стоял и ждал, когда они закончат, изредка раздавались вскрики, переходящие в хрип, иногда топот ног.
   Через два часа обыск закончился, и передо мной лежали несколько перевёрнутых щитов, с горкой наполненных золотом и драгоценностями, а также куча неплохого оружия. Кивнув десятникам, чтобы они построили своих подчинённых, я подозвал одного из них и спросил, не прорвался ли кто через охранение. Тот ответил, что попытки были, но все пресечены, живым никто не ушёл. Я поинтересовался, можно ли заинтересовать одного орка таким количеством золота. Орк почесал подбородок и ответил, что за такое половину добычи почти любой орк продаст родную мать.
   Так же тихо, как и пришли, мы покинули мёртвую деревню и двинулись направлении волчьего питомника. Серые фигуры воинов едва виднелись в утреннем тумане. После столь явной демонстрации силы орки начали почтительно на меня посматривать, было видно, что они впечатлены.
   На то, чтобы добраться до лагеря, где содержали волков, нам потребовалось около недели, но только потому, что мы задерживались, чтобы по пути уничтожить ещё несколько посёлков, указанных мне Агар-тором. Операции были копией первой, всё происходило ночью и практически бесшумно. Также по пути к лагерю мы встретили два небольших отряда орков, ехавших домой с набега на людские посёлки. С помощью взора Поглотителя я отслеживал их путь, мы незаметно следовали за ними до ночной стоянки, а там убивали всех, присваивая богатую добычу.
   Ещё пара переходов, и мы, наконец, добрались до реки, за которой виднелась стоянка орков, раскинувшаяся на огромной территории. Я созвал десятников и предложил такой план: одного из своих, кто может легко втереться в доверие, мы посылаем в лагерь к дрессировщикам. Его задача - выбрать самого жадного, затем угостить его выпивкой и попытаться вывести за пределы лагеря, рассказывая при этом о кладе, местонахождение которого известно якобы только ему одному. А на условленном месте мы уже будем его поджидать.
   Угор-так, именно так звали орка, который отправился в лагерь, мог, по словам десятников, легко заговорить любого. На закате, когда я уже начал немного волноваться за успех миссии, подбежавший орк доложил, что к нам приближаются две пошатывающиеся фигуры. Жестом приказав всем замереть, я внимательно вгляделся в окрестности, чтобы убедиться в наличии только двух аур. Конечно, после того, как на примере вождя я узнал, что орки способны качественно скрывать ауры, отсутствие их ничего не гарантировало, но всё же я надеялся, что не все орки способны на такое.
   Дойдя до реки, эта парочка принялась ковырять землю возле берега, а я дал знак отряду, чтобы орки взяли их в плотное кольцо, на случай, если дрессировщик вздумает бежать. Смотря на хилого - по общим меркам - орка, я как-то с трудом представлял себе, что тот способен на те чудеса, которые о них рассказывали. Все орки, как один, говорили, что дрессировщики очень могущественные шаманы, которых с младенчества отбирают для дрессировки волков.
   Когда я увидел, что все меры предосторожности приняты, настало время появиться и мне, правда, для пущей надёжности я знаком показал его сотоварищу слегка огреть его лопатой по голове.
   - Встань, воин! - приказал я, подходя к кладоискателям, предварительно распорядившись, чтобы мои воины облили его холодной водой из реки. Промокший до нитки дрессировщик, ничего спьяну не соображая, принялся грязно ругаться, и только после ещё парочки вёдер смог поднять голову и посмотреть на меня мутным взором.
   - Кто ты? - сумел пробормотать орк, едва шевеля губами. - И что вы все здесь вообще делаете? - спросил он, оглядываясь на мрачных воинов в серой броне.
   Я, видя его полную прострацию, приказал:
   - Засуньте его с головой в реку, вытаскивайте и снова топите, пока не протрезвеет, а потом снова ко мне.
   Через полчаса на меня нормальными глазами смотрел трезвый и, как потом оказалось, вполне здравомыслящий орк.
   - Отлично! - сказал я, увидев осмысленный взгляд. - Теперь можно и поговорить.
   - Ничего себе "отлично"! Меня бьют, топят в реке, да ещё и какой-то странный тип, здорово смахивающий на вампира, заявляет мне, что теперь можно поговорить, - недовольно пробурчал он.
   - Ещё полчасика его покупайте, а то, мне кажется, он не понимает, где находится и кто перед ним, - обратился я к десятникам.
   - Нет, нет, я всё понял, - торопливо ответил тот, умоляюще подняв руки. - Не надо больше купаний.
   - Что ж, с тем, кто здесь задаёт вопросы, мы разобрались, прекрасно, - сказал я, твёрдо смотря на него. - Во избежание дальнейших недоразумений мне бы не хотелось, чтобы моё предложение, которое я сейчас сделаю, вдруг показалось вам смешным.
   Орк сразу насторожился, у него забегали глаза.
   - Я хотел бы купить сто два волка, - просто сказал я.
   У орка после услышанного глаза полезли на лоб, он попытался улыбнуться, но, вовремя вспомнив моё предостережение, быстро прикрыл рот рукой.
   - Вы, наверное, плохо осведомлены, господин, - осторожно начал он. - Но имеющиеся в питомнике волки не продаются, они являются общим достоянием всех Кланов и выдаются только выдающимся воинам.
   - Я прекрасно информирован об этом, уважаемый дрессировщик, а также знаю и то, что только вы можете привязать волков к моим воинам, - ответил я.
   - Но если вы всё знаете, зачем же предлагаете мне невозможную сделку? - недоумённо спросил он.
   - Потому, что вы не знаете, сколько я хочу вам заплатить, - ответил я, дав знак воинам принести всё, что мы награбили за это время.
   У орка расширились глаза и отвисла челюсть, когда он увидел кучу драгоценных камней, золота и украшений, которая всё увеличивались и увеличивались по мере того, как воины по очереди вытряхивали мешки с добычей. Когда последний орк облегчил свой баул, куча превратилась в огромную гору, золото и камни так сверкали, что я понимал стоящего передо мной орка. Его лоб покрылся испариной, задрожали руки, а взгляд непроизвольно бегал от ценностей на меня и обратно. Дрессировщик несколько раз разинул было рот, но кроме хрипа, из него ничего не вырвалось. Собственно, то, что с ним творилось, никаких слов и не требовало, за такое богатство он мог бы купить себе несколько небольших Кланов, объединить их и стать могучим вождём. Я видел, как жадность боролась в нём с осторожностью, пока осторожность не капитулировала.
   - Даже если я и соглашусь помочь вам, есть две проблемы, которые не дадут мне возможности исполнить свою часть сделки, - наконец выдавил он из себя, не сводя взгляда с драгоценностей. - Во-первых, у меня нет никаких гарантий того, что вы меня не убьёте, получив то, что вам нужно. Во-вторых, у лагеря есть охрана, и не в моих силах убрать или хотя бы надолго отвлечь её. Ведь время, необходимое мне для ритуала, при таком количестве волков составит не меньше суток.
   Я улыбнулся про себя, орк уже рассматривал саму возможность продажи животных, без той категоричности, которая была в начале нашего разговора.
   - Насчёт первого - всё очень просто, уважаемый, - спокойно объяснил я. - Волки нам нужны, и нужны немедленно, поэтому мы и готовы хорошо за них заплатить. Если же наше предложение вам будет отвергнуто, то мы уничтожим всю охрану твоего лагеря, захватим всех волков и дрессировщиков, и всё равно получим то, что нам требуется. Просто в этом случае дело затянется и будет, как вы сами понимаете, очень кровавым. Поэтому, - я указал ему на кучу с драгоценностями рукой, - цена для нас не имеет значения.
   Я так улыбнулся орку, что тот даже вздрогнул.
   - Что же касается второго препятствия, - добавил я, видя, как он отступает на шаг под моим взглядом, - то, когда я займусь лагерем, всем будет не до тебя.
  
   Дрессировщик вздрогнул, увидев улыбку самого странного существа, виденного им за всю жизнь. Даже старшие шаманы не вызывали в нём такого страха, как этот спокойно стоящий перед ним вампир. Если бы кто-то сказал ему, хотя бы день назад, что он встретит вампира, командующего отрядом орков, и тот предложит ему продать сто волков за сокровище, которое редко кто из вождей даже самых могущественных Кланов видел сразу в одном месте, он бы рассмеялся и плюнул тому ненормальному в глаза. Теперь же орк отчётливо понимал, что этот безумный вампир и вправду готов убить всех, кто встанет на пути к его цели. Если он не согласится, то его убьют, и предложат ту же самую цену другому дрессировщику. Орк непроизвольно усмехнулся, многие из его коллег за половину предложенного ему продадут не только сотню молодых волков, но и вообще весь молодняк. "Нужно соглашаться, вытребовав себе гарантии", - решил он.
   - Чтобы ликвидировать последние сомнения, я предлагаю тебе вот что, - перебил его мысли вампир. - Сейчас мы уйдём, оставив всё это тебе. Прячь своё добро где хочешь и как хочешь, это будет твоей гарантией. А через неделю, когда охрана уйдёт от лагеря, мы вернёмся, и к тому времени ты должен быть полностью готов к проведению ритуала. Надеюсь, ты меня не разочаруешь.
   После этих слов вампир дал знак, и вместе со своим молчаливым отрядом быстро скрылся в лесу, оставив волчьего воспитателя наедине с кучей драгоценностей. Глядя горящим взором на несметное сокровище, тот вздрогнул, вспомнив последние слова вампира и его чёрные глаза без белков. А уж то, как беспрекословно подчиняются ему молчаливые орки... Дрессировщик поёжился и подумал: "Нужно выполнять условия сделки, даже если вампиру не удастся отвлечь охрану от лагеря". Приняв решение, орк принялся усердно копать яму под приметным деревом, чтобы припрятать всё своё добро. Дело на удивление шло быстро, наверное, потому, что орку всё время грезилось то, как он будет тратить такое богатство.
  
   Первая часть моего плана была выполнена, орк готов был сотрудничать, теперь можно было переходить ко второй его части, более сложной. От лагеря требовалось убрать если не всю, то хотя бы большую часть его охраны. Эту проблему я намеревался решить, напав на другой лагерь орков, пещерный, расположенный в дне пути от волчьего, в котором жили молодые орочьи женщины. Если нападения будут постоянными, а женщин начнут похищать, то орки волей-неволей должны будут усилить охрану пещер, - решил я. А поскольку ближайшие войска, которые можно привлечь к этому делу, имелись только возле лагеря с волками, то я надеялся, что именно оттуда орки и вызовут подкрепление. Орки могут рассудить, что даже если на питомник с волками нападут, то оставшегося охранения хватит на то, чтобы продержаться до того момента, как прибудут воины из пещерного лагеря.
   Выполняя план, мы всю следующую неделю днём и ночью нападали на пещеры, убивая охрану и похищая женщин. Их мы держали тут же неподалёку, правда, завязав глаза и рты, чтобы не орали. Как бы орки не метались между пещерами, мне противопоставить ничего не могли, во-первых, охраняемых объектов было слишком много, а во-вторых, после пары применений Облаков, я начал переходить в боевую форму Поглотителя, захватывал сознание бойцов охраны и заставлял их убивать друг друга.
   Кстати, очень интересно было наблюдать за своими орками. При первом переходе в боевую форму, многие закричали от ужаса, несмотря на приказ о молчании. Они уже свыклись с тем, что их возглавляет могущественный маг, который своим колдовством может уничтожать целые деревни, но перевоплощение в Поглотителя Сознания оказалось для них слишком сильным потрясением, на меня стали смотреть с суеверным ужасом. В общем-то, и понятно почему, орки не раз воевали с королевством эльфов, поэтому так же, как и вампиры, ощутили на себе могущество творений эльфов - Поглотителей Сознания. Войны давно закончились, но до сих пор в орочьих Кланах пугали детей этими ужасными созданиями.
   Если раньше мои воины только по рассказам, похожим на страшные сказки, представляли себе, на что способны эти монстры, то сейчас они воочию убедились в том, насколько Поглотитель был могущественен. Непонятно, как вообще можно было с ним сражаться, если он на большом расстоянии захватывает любые живые существа, делая их своими марионетками? Я превратился в их глазах в ожившее божество, а мои приказы, и до этого незамедлительно принимавшиеся к исполнению, стали выполнятся ещё до того, как я закрывал рот.
   К концу недели, когда количество погибших орков из числа охранников пещер, перевалило за пару сотен, а женщин было похищено около ста, вожди приняли нужное мне решение и отозвали часть войск с охраны лагеря волков. В ту самую ночь, когда прибыло подкрепление, мои орки украли ещё двадцать молодых девушек, пока я, в форме Поглотителя, устроил такую кровавую резню орков между собой, что вожди немедленно вызвали на помощь все резервы, оставив на охране питомника не более пятисот бойцов, причём из разных кланов, видимо, чтобы не было соблазна похитить волков. Так что и вторая часть моего плана завершилась успешно, и мы, оставив два десятка воинов охранять женщин, с остальным отрядом выдвинулись за своей конечной целью.
  
   Дрессировщик почти не удивился, когда с охраны лагеря стали снимать войска и отводить их к пещерам, где жили женщины, он убедился, что вампир не бросает слов на ветер. Поэтому, когда к концу отпущенной ему вампиром недели в лагере осталось всего пятьсот орков, он был полностью готов к ритуалу, и даже пригласил в ассистенты одного из своих родственников, которому доверял. Ночью, услышав звуки боя в лагере, он понял, что время настало, и, в отличие от всех остальных, которые бросились на подмогу защитникам, принялся спокойно готовиться к проведению ритуала. Прошло не более часа, когда он услышал сначала стук в дверь, а затем на пороге показался орк, одетый в серую броню, который открыл рот и произнёс всего одну фразу на Всеобщем языке:
   - Мы пришли за волками.
   Кивнув гонцу и захватив с собой дрожащего от страха родственника, дрессировщик вышел к загонам, где находились взрослые и особи молодняк. Он уже прикинул, что на всех орков готовых к приручению взрослых волков не хватит, поэтому решил, посоветовавшись с вампиром, приручить наиболее подходящих по возрасту молодых и сильных волков. Выйдя к загонам, он увидел вампира, который кивком подозвал его к себе.
   - Господин! Я хотел бы уточнить кое-какие детали, - заговорил с ним дрессировщик.
   Вампир вежливо наклонил голову, выслушивая предложение дрессировщика, а затем ответил, что в этом вопросе полностью полагается на опыт и мастерство дрессировщика.
   - Двух волков привяжешь лично ко мне, - добавил вампир. - Волка и волчицу, для остальных воинов отряду - по твоему выбору.
   Ритуалы, полностью обессилившие дрессировщика, закончились только к вечеру. Хоть в основном его душу грели воспоминания о богатстве, ожидающем его под корнями дерева, но и удовлетворение от хорошо проделанной работы тоже значило немало, и он с нескрываемой гордостью наблюдал за сияющими от счастья орками и довольными волками, которые после ритуала уходили вместе, чуть ли не облизывая друг друга. Ритуал приручения для вампира он провёл самым первым, а когда закончил со всем отрядом, то даже поразился тому, как за столь короткое время волки стали его тенями, не отходя ни на шаг. Он надолго запомнил то выражение, с которым волки смотрели на вампира, у дрессировщика возникло чувство, что они разговаривают между собой.
   Наконец завершился последний обряд, и дрессировщик с некоторым страхом ожидал, что скажет вампир. Тот подошёл и, поблагодарив за работу, протянул большой кошелёк, пояснив, что это премия за ударный труд. Затем сел на волка и отдал отряду приказ выдвигаться.
   Дрессировщик ещё долго потрясённо смотрел на уезжавших орков, ему не верилось, что он стал богат и остался жив. Всё же был страх, что вампир не сдержит слово, - признался он себе. Развязав мешочек, орк ещё больше обомлел, внутри находился с десяток крупных алмазов, премия оказалась стоимостью в десятую часть уже имеющихся у него богатств. Не чуя под собой ног от счастья, дрессировщик, подозвав родственника, отправился за своими вещами, которые предварительно собрал и вынес за пределы лагеря. Нужно было максимально быстро исчезнуть отсюда, пока на место побоища не вернулись орки, отправленные на охрану пещер. Волчий наставник разумно решил сначала вернуться в свой Клан, отсидеться там некоторое время, а уж затем, откопав сокровища, развернуться по полной.
  
   Я был счастлив, наверное, впервые с того времени, как расстался с Ал'лилель. Проведенный ритуал привязанности к животным повлиял на меня не так, как на остальных. Не знаю, возможно, в этом сыграла свою роль сущность Поглотителя, но как только ритуал был закончен, я начал улавливать обращённые ко мне эмоции волков и обрывки их мыслей: "новый вожак, сильный, добрый". Я попробовал послать им свои мысли, и они радостно откликнулись, ощутив мои чувства по отношению к ним. Я назвал их Кай и Кара, даже не зная, почему, может, это они мне сами подсказали? Пока происходили ритуалы остального отряда, мы успели о многом поговорить, передавая друг другу свои эмоции. Мысли у волков были немного странными, они в основном общались, оперируя запахами, а не зрением, но всё равно я их понимал, а они понимали меня.
   Счастье от общения с волками чувствовал не я один, все до единого орки испытывали подобные же чувства, это было видно по их светящимся лицам. Кто они были раньше? Бойцы - хоть и заслуженные - но невеликого по размеру и авторитету Клана, даже не надеявшиеся когда-нибудь получить волка, а тут, за один день, каждый стал обладателем такого небывалого сокровища!
  
   Я ехал на Кае, Кара же недовольно бежала следом, кусая соперника за хвост, они чуть не подрались, пытаясь определить, кто первый повезёт меня на себе. Пришлось вмешаться мне, сказав, что возить меня будут по очереди, но первым будет Кай. Поворчав немного для приличия, волчица теперь бежала следом, время от времени покусывая волка за хвост, с целью напомнить о том, что привилегия носить нового вожака у него временная. Поскольку они бежали впереди всех, это автоматически поднимало их с Каем рейтинг среди волков остального отряда. Даже то, как выполняли команды и смотрели на их нового Хозяина все остальные Хозяева волков, делало их с Каем исключительными. Никто из Хозяев других волков даже не пытался что-либо сказать, когда говорил Вожак, он был самый сильный, все остальные только исполняли его распоряжения. Я улыбнулся, подслушав её мысли, и едва не рассмеялся, когда Кара, гордо посмотрев на остальной отряд, ещё раз куснула Кая за хвост, чтобы тот не подумал, что она забыла о его проступке.
  
   Получив волков, мы стали перемещаться значительно быстрее, мобильность отряда сильно возросла, но зато возник вопрос, чем кормить этих огромных, могучих зверей. Вариантов решения было три: нападать на деревни орков, на деревни людей, или попытаться проверить свои силы в Лесах эльфов. К эльфам лезть было рано, поэтому я остановился на людских и орочьих поселениях. За следующие несколько месяцев я научился ставить Облака и выпускать Призрачные Мыши с максимальной для себя скоростью, осталось только поэкспериментировать с заклинаниями, чтобы уметь связывать или комбинировать их. Проблему постановки нескольких Облаков одним заклинанием я пока не решил, просто не хватало времени и знаний. Призрачная Мышь была прекрасным заклинанием для одиночных противников, но мне хотелось, чтобы Мышей, так же, как и Облака, можно было выпускать в максимальном количестве одним заклинанием. Так как ставить Облака было слишком энергозатратно, то я решил начать свои опыты с формирования нескольких Мышей в одном заклинании. "Деревни идеально подойдут для этих опытов, - решил я. - Но сначала стоит отчитаться работодателю о проделанной работе. Да и женщин, которых мы захватили, нужно передать в деревню, а то не воинский отряд, а труппа бродячих циркачей".
   Наше прибытие в родную деревню невозможно было описать словами, нас встречать вышли все до единого её обитатели. Такого количества волков в одном месте не видел даже никто из стариков. Орки, распределив доставшихся им женщин по домам, вышли во дворы и принялись нежно ухаживали за своими животными, купая и вычёсывая их, после долгого пути.
   С женщинами я не разговаривал, так как они боялись меня как огня, но, по словам своих бойцов, я понял, что их вполне устраивает исполнение супружеских обязанностей - хотя на каждого из воинов и приходилось по несколько жён - чем роль самок для воспроизводства. Так что женщины, похоже, пока вроде бы были всем довольны.
   Ещё в большем восхищении, чем взрослые, от волков была детвора. Маленьких непосед невозможно было от них отогнать, они гурьбой окружали каждого зверя, когда не было рядом взрослых, и катались на них, устраивая гонки. Не участвовали в этом только волчьи вожаки, Кара и Кай, постоянно лежавшие возле моего недавно построенного дома и с ленцой смотревшие на окружающую их суету. Так же, как и их Хозяин, они были выше этого. Мой авторитет в глазах не только воинов, но и жителей всей деревни поднялся на невообразимую высоту, и часть его передалась моим волкам - им уступали дорогу, делились лучшими кусками мяса, холили и лелеяли, похоже, только размеры зверей не позволяли восторженным поклонникам носить их на руках. Волки чувствовали это, и, по-моему, основательно разбаловались.
   Несколько дней отдыха - и мы снова отправились в поход.
  
   Белинда сидела за столом и раздражённо вертела между пальцами кинжал тонкой гномьей работы. "Ужасный год, просто ужасный", - с той же скоростью, что и кинжал, в голове у неё вертелась одна и та же мысль. Год не задался с самого начала: сначала появление вампира в отряде, затем странная к нему привязанность, а напоследок ещё и их ссора. Точнее, это она на него накричала, а он молча ушёл. Тогда она так и не смогла поговорить с ним, как намеревалась, утром Каина не в лагере не оказалось, он ушел с каким-то странным человеком, оставив все свои вещи и деньги. Поскольку он предупредил об уходе и заплатил штраф, то формальных причин преследовать его не было. Сначала она переживала, но потом появились другие проблемы, захватившие всё её время, и мысли о Каине отодвинулись на задний план. Король после очередных месяцев ожидания вновь не заплатил обещанные деньги, и когда озлобленные наёмники уже собрались идти в столицу, чтобы требовать причитающееся им жалованье, пришли дурные вести из Приграничья. В городок, что возле их лагеря, начали прибывать беженцы из деревень, располагавшихся на границе с орками. Когда их допрашивали следователи, с целью выяснить, кто же нападал на их посёлки, крестьяне лишь испуганно повторяли, что ничего не видели, просто те, кому повезло очутиться во время ночного нападения вне деревни, возвращались уже в полностью опустошённые дома.
   Первый же визит дознавателей в одну из разорённых деревень принёс угрожающую новость - все жители деревни были обескровлены! Причём на телах не было никаких обычных ран, указывающих на то, что это работа вампиров. Белинда, охранявшая со своим отрядом группу королевских дознавателей, едва не застонала от ярости и досады, такие трупы оставляла на её памяти только один тип маги, которой владел тот самый вампир, что служил некогда под её началом. А припомнив цель, с которой Каин поступил в отряд, Белинда твёрдо убедилась в том, что это был именно он, и немедленно рассказала следователям обо всём, немало их этим удивив. Ещё неделю и её и её бойцов таскали по допросам, чтобы выяснить о вампире всё, что только возможно, но очень скоро стало не до этого. События начали развиваться нарастающими темпами, количество пострадавших деревень увеличивалось быстрее, чем кто-либо мог предположить. Все выезды на расследования заканчивались одним и тем же выводом: в разорённых деревнях маг ночью ставил столько Облаков, что накрывал ими всю территории, а затем туда верхом на огромных волках въезжали орки, обшаривали дома и уносили всё сколько-нибудь ценное. Кроме того, они забирали с собой всех домашних животных.
   Время шло, а никто не мог настичь неуловимый отряд, который разбойничал, казалось бы, везде, сообщения о всё новых и новых разорённых деревнях приходили с пугающей регулярностью. Король засуетился только тогда, когда пропали два полновесных королевских отряда, выехавших на охрану границы. Но даже то, что прибывший к наёмникам король лично раздал командирам обещанное золото, никого не обрадовало. Отряды наёмников на границе с территорией орков пропадали точно так же, как и королевские, и очень скоро сначала запретили самостоятельные выезды на охрану группам, в составе которых насчитывалось менее ста человек, затем - двухсот, а в последние дни минимальная численность отряда, на который орки не нападали, вообще составляла не менее пятисот бойцов.
   Жители тех деревень, на которые ещё не напали просто бежали, бросая всё имущество, отряды королевских латников и тяжелой конницы из личной гвардии короля безуспешно гонялись за Серыми Призраками, как их теперь называли все, оглядываясь при этом по сторонам. Когда же беженцы начали прибывать и из соседнего королевства Талон, у Белинды от отчаянья опустились руки, вампир добрался до материала для своих ужасных опытов, и сейчас оттачивал своё мастерство.
   В том, что именно он был главарём отряда орков, Белинда нисколько не сомневалась, потому что никому другому, кроме него, не нужен был материал для опытов, да и тактика действия отряда кардинальным образом отличалась от обычных набегов орочьих банд. Те обычно людей угоняли в рабство, убивая только старых или немощных, этот же отряд забирал только золото и домашних животных, всех же остальных уничтожая без разбора и жалости.
  
   Не прошло и полугода, как Приграничье так обезлюдело, что оркам не составляло никакого труда беспрепятственно проникать внутрь территории королевств. На прошлой неделе отряд Серых Призраков осмелел настолько, что напал на купеческий караван, перевозивший в столицу товары, предназначенные для самого королевского дома. Самое странное, что стали приходить новости и с орочьих территорий, оказалось, что тот же самый отряд нападал и на орочьи поселения, вырезая их также как и людские.
   Белинда, отбросив кинжал, устало потерла виски, случилось именно то, чего она боялась. Не зря у неё так болело сердце, когда она начинала думать о том, в кого превратится этот паренёк-вампир, если ему разрешить его эксперименты. Теперь его никто не мог остановить, отряд на огромных волках появлялся, уничтожал деревни или отряды, за пару часов, и снова исчезал. Даже придворные маги, которые посылались королями в составе отрядов, умирали также быстро, как обычные солдаты. От бессилия они обращались даже за помощью к соседям эльфам, но те лишь горделиво отмахивались, проблемы людей их не касались, на них не было совершено ни одного нападения.
   Эльфийка нахмурилась, вспомнив, что от лагеря наёмников в три тысячи мечей осталась в лучшем случае тысяча, остальные либо погибли, либо разбежались. Вокруг лагеря, как некоего островка спокойствия, вырос целый палаточной городок беженцев, которые были согласны даже на такую иллюзорную защищённость. Королевские войска сейчас охраняли только столицу и крупные города, перестав патрулировать даже торговые пути, движение по которым практически прекратилось из-за угрозы нападения со стороны Серых Призраков. "Пора идти спать, - подумала она, - завтра нужно выступать в рейд".
   Планам не суждено было сбыться, поскольку среди ночи она проснулась оттого, что услышала крики и лязг оружия. Быстро одевшись, Белинда выбежала наружу. Весь палаточный городок беженцев был окутан огнём, именно оттуда развались крики. К ней подбежали десятники за приказом, она скомандовала выступить на помощь всеми силами. Почти бегом двигаясь к пожарищу, наёмники начали натыкаться на многочисленные трупы солдат, не имеющие ни единой раны, но белые и как будто высушенные. Белинда чуть не застонала, вампир осмелился напасть на лагерь, не побоявшись тысячи мечей!
   Помня, какую опасность несут его Облака, она приказала нескольким воинам идти впереди отряда, остальным же держаться за ними и при малейших признаков того, что с теми творится неладное, немедленно остановиться и рассредоточиться. Увы, за эти полгода вампир научился многому, первые одиночные воины беспрепятственно шли вперёд, а их товарищи, двигавшиеся позади, внезапно начали умирать десятками, крики боли раздавались с обеих флангов отряда. Белинда приказала ускорить шаг, и вскоре, хоть и теряя бойцов, но отряд вырвался из западни и вышел прямо на Серых Теней. Это и вправду были орки верхом на огромных волках. Сейчас они молча стояли и смотрели, как к ним бегут больше трёх сотен воинов, но не двигались с места. Когда расстояние между ними сократилось до минимума, вперёд вышел вампир вместе с двумя огромными волками. Белинда сразу же узнала Каина, только это был не тот закрытый и хмурый подросток, каким тот был, состоя в её отряде, теперь перед ней стоял вампир, при одном взгляде на которого эльфийка сразу же вспомнила войны прошлого. Именно так старшие вампиры встречали накатывающие на них войска - с лёгкой усмешкой, скрещёнными на груди руками и полным спокойствием во взгляде.
   Почувствовав неуверенность своих солдат, она закричала и кинулась на него, вампир лишь махнул рукой. В тот же миг всадники сорвались с места и через секунду врубились в ряды наёмников. Закипел бой. Оказалось, что орки одеты в отличную броню, а крепость и острота зубов ездовых волков ничуть не уступала ятаганам их хозяев. Гигантские почти по плечо среднему человеку - волки с легкостью рвали воинов, которые смогли уклониться от клинков всадников. Белинда в сопровождении двух десятников и кучки наёмников бросилась к вампиру, чтобы убить хотя бы его. Увидев бегущих к нему людей, тот улыбнулся, жестом остановил приготовившихся к драке зверей и, вытащив из ножен, прикреплённых к седлу одного из волков, большой двуручник, направился им навстречу.
   Приблизившись к нему, Белинда заметила, как от вампира отлетают пятёрки Призрачных Мышей и впиваются в тела солдат, чтобы через некоторое время вернуться к вампиру. Когда эльфийка добралась до вампира, от всего отряда осталось не более десятка. "Ничего, я сама его убью, - подумала она, стискивая зубы и ускоряя шаг, насколько возможно, - лишь бы не натравил на меня своих Мышей". Словно услышав её мысли, вампир поднял свой двуручник вверх, и тот вдруг исчез, превратившись в синеватый круг гудящего воздуха, за которым виднелись очертания вампира.
   Капитан переглянулась со своими воинами и дала приказ атаковать. Подавая пример, она первой ринулась на вампира, стараясь обойти гудящую сталь. Прошло не более пяти минут, как она поняла, что осталась одна, все остальные были убиты магией вампира. Бой на мечах шел практически на равных, Белинда с грустью поняла, что вампир учился не только магии, его искусство владения мечом также возросло. Чувствуя, что подобный темп долго поддерживать ей будет не под силу, эльфийка задействовала всё своё умение, и начала биться на самом пределе своего мастерства, делая такие связки, что смогла несколько раз достать своего противника и нанести ему довольно серьёзные раны. Она почувствовала, что в результате Каин начал двигаться не так стремительно, как раньше, и у неё даже появилось время бросить взгляд вокруг. Увиденное её поразило, их окружали только орки, больше никого в живых не осталось. "Убью его! - со злостью подумала она, прокусив до крови губу, и вкладывая в каждый следующий удар все силы. - Хотя бы его убью - и прекращу всё это!".
   Внезапно вампир отпрыгнул от неё назад. эльфийка было удивленно решила, что он струсил и хочет прекратить бой, как реальность немедленно опровергла это мнение. Всё оказалась гораздо хуже, фигура вампира внезапно поплыла, превращаясь сначала в дым, а потом перед собой она увидела нечто невероятное!
   Едва до Белинды дошло, кто стоит перед ней, как у неё задрожали руки и подкосились ноги. Она не понимала, как Каину это удалось, но глаза её не обманывали, напротив неё, опираясь на меч, стоял Поглотитель Сознания. Ошибиться она не могла, так как во время войн с вампирами нередко видела отряды Поглотителей, выходящих из столичного дворца магов. Единственном отличием от тех кошмарных созданий было отсутствие щупалец вокруг рта, а также наличие глаз, но в остальном вампир ничем от них не отличался. Это эльфийка поняла сразу, как только ощутила, что её сознание грубо выпихнули в самый дальний уголок и она полностью потеряла контроль над телом. Собственного соображения хватило только на то, чтобы расплакаться, быть подчинённой оказалось очень унизительным. Проигрывавший в честном бою вампир воспользовался своим тщательно скрываемым резервом, и теперь он мог делать с ней и её телом всё, что угодно. Внезапно вспышка света накрыла последнюю частичку её сознания, и она отключилась.
  
   Едва я открыла глаза, как сразу вспомнила всё. Судорожно дёрнувшись на кровати, вздохнула с облегчением, тело снова принадлежало мне. Осмотревшись, я поняла, что лежу в собственном шатре, на своей кровати. Закралась мысль, что, возможно, всё произошедшее было дурным сном, но, откинув покрывало, увидела, что лежу полностью обнажённой, а на привычном месте не было брони и оружия. Встав, я закуталась в покрывало, выглянула за ширму и увидела, что в шатре стоит вторая кровать и на ней кто-то спит. "Это он"! - мелькнула яростная мысль, и, вспомнив вчерашнее унижение, я бросилась к нему, с одной целью - убить! Убить его, пусть даже голыми руками! Но, не успев сделать и шага, я бессильно взвыла, проклятый вампир снова захватил моё сознание.
   - Белинда, давай поговорим, - сквозь какую-то пелену донёсся до меня его ненавистный голос. - Мне не хочется постоянно причинять тебе боль.
   - А засеять две страны трупами тебе хочется?! - яростно заорала я, как только получила обратно контроль над своим телом. - Тысячи ни в чём не повинных людей! За что они заслужили смерть?! Только за то, что тебе приспичило проводить свои эксперименты?! Я убью тебя, сволочь! - ярость кинула меня к нему, только лишь затем, чтобы в который раз меня выкинули из управления телом, при этом больно ударив по сознанию ментальным ударом.
   - Если ты не успокоишься, мне придется принять меры, - спокойно ответил вампир.
   - И что ты мне сделаешь? Прикажешь пытать? Или отдашь своим оркам на потеху? Самому слабо со мной совладать, без умения Поглотителей, трус! - закричала я, возвращаясь в своё тело, ненависть к вампиру затмила обычно трезвый разум.
   Вампир позвал кого-то по имени, в шатёр вошли десять орков, волоча за волосы десять человеческих женщин.
   - Если ты продолжишь подобные истерики, они умрут, - спокойно сказал он, а женщины, услышав его слова, истошно завопили.
   - Сначала умрут они, а затем с каждым следующим разом, как только ты меня рассердишь, так любимые тобой люди будут умирать ещё и ещё, - сказал он.
   - Только тронь их, и я прирежу тебя, чего бы мне это не стоило, даже во сне, мерзкая тварь! - закричала я на него, ещё не веря в то, что он может осуществить свою угрозу.
   Вампир секунду помолчал, а затем из его груди выскочил десяток Призрачных Мышей и устремился к женщинам, лежащим на полу.
   - НЕТ! - вскрикнула я, бросаясь им навстречу, мой рывок никто не попытался остановить, но и пользы он никакой не принёс, Мыши, спокойно пролетев сквозь меня, впились в женщин и те сразу обмякли. Я, задыхаясь, рухнула на колени, стало не хватать воздуха. Мне показалось, что внутри что-то умерло, силы и желание сопротивляться исчезли, я с ужасом смотрела на десять несчастных женщин, умерщвленных всего одним движением. "Они умерли по моей вине, - вертелось в голове, - он же предупредил меня, что убьёт их, а я ему не поверила, считала, что это тот, прежний Каин, с которым когда-то обедала вместе. Тот Каин не смог бы убить невиновных. Наверное...".
   - Не надо больше смертей, - тихо и опустошённо сказала я минуту спустя. - Я подчинюсь тебе, вампир, только не надо больше смертей.
   Он кивнул, а орки вынесли тела из шатра.
   - Я изменился, Белинда, - сказал вампир, поворачиваясь ко мне спиной. - Я очень сильно изменился, поэтому не расстраивай меня по пустякам, пожалуйста.
   Я подняла лицо, и ясно почувствовала, как сильно возле него ощущается запах смерти. "Этот запах! - пронзил меня ужас. - Его аура притягивает слабые эманации от каждой из смертей! Но сейчас их в ауре набралось так много, что они уже стали ощущаемы". Кивнув в ответ на его слова головой, я поняла, что прежнего Каина больше нет, передо мной сидит старший вампир, которому наплевать на все жизни кругом, кроме своей собственной.
   Вошли девушки и быстро накрыли стол, даже не осмелившись поднять глаза на вампира.
   - Не знаю, что меня остановило, и я не убил тебя, - задумчиво сказал он, приступая к еде. - Если хочешь, присоединяйся ко мне.
   Я хотела сначала отказаться, но потом, вспомнив что не ела больше суток, молча приступила к еде.
   - Я хочу тебя обрадовать, - через некоторое время сказал он. - Я больше не буду нападать на людей и орков.
   - Кто будет твоей целью на этот раз? - невольно вырвалось у меня после такого неожиданного заявления.
   - Твои соотечественники, - просто ответил он.
   Сразу похолодело в груди, и я решила задать вопрос, хотя и со страхом ожидала ответа. Почему-то было предчувствие, что я услышу именно то, чего больше всего боюсь.
   - Признайся, ты всё это время тренировался для того, чтобы напасть на эльфов?
   - Да, - равнодушно ответил он, не моргнув и глазом.
   При одной только мысли о том, сколько после его рейдов по нашей территории погибнет моих соотечественников, мне сделалось жутко.
   - Каин, - вымолвила я, стараясь донести до него каждое слово. - Я имею определённый вес в столице, у меня остались там связи, и я готова сделать для тебя всё, что угодно, чтобы не допустить этого.
   Он задумался, по его виду я поняла, что попала в цель. "Ему действительно что-то у нас нужно", - всё больше убеждаясь в своей правоте, сообразила я, но не стала торопиться, чтобы дать ему время обдумать мои слова.
   - Ты знаешь, Белинда, в твоём предложении есть смысл, и я на него соглашусь, но при одном условии, - сказал он немного погодя, поднимая на меня взгляд.
   - Я ведь сказала, что готова на всё, - твёрдо ответила я. - Если я смогу предотвратить хотя бы десять смертей, моя жизнь не будет напрасной.
   - Тут дело не столько в тебе, сколько в том, насколько у тебя хорошие связи в Алондруине или в Совете Старших, - пристально взглянул на меня вампир.
   - Когда-то давно я была дочерью одного из Старших, и женой ещё одного Старшего, - честно ответила я, пока вампир не принял решения, следовало говорить только правду. Изучающий взгляд изменился на удивлённый.
   - Да, какие только сюрпризы не преподносит нам судьба, - усмехнулся он. - Тогда слушай и запоминай: от успеха твоих будущих действий будет зависеть, пойду я на территорию эльфов или нет. Мне необходима личная встреча всего лишь с одним эльфом, точнее, эльфийкой, и после этой встречи я оставлю вашу страну в покое. Я требую, чтобы Совет Старших привёз её ко мне, ровно на один день, для разговора. Отговорки типа "она не хочет с тобой говорить" меня не устроят. Даже если это и так, я должен услышать эту фразу от неё самой, - закончил Каин.
   Я удивилась ещё сильнее. Что может связывать вампира и эльфийку?. Вслух, конечно же, этого не стала говорить, слишком шаток сейчас был образовавшийся между нами мостик доверия.
   - Каин, я сделаю всё, чтобы добиться этого во дворце, дай мне только реальный срок, с учётом времени на то, чтобы добраться до столицы и обратно. Назови только имя эльфийки, с которой ты хочешь увидеться, - горячо попросила я, чтобы убедить его.
   - Ал'лилель из Рода Быстрой Стрелы, - дрогнувшим голосом ответил вампир.
   При звуках этого имени, произнесённого вампиром абсолютно правильно, по-эльфийски, вплоть до малейшей изменений тональности, я пошатнулась на стуле и едва не потеряла сознание. Мне показалось, что время обратилось вспять и я вернулся в то прошлое, которое так старательно старалась забыть все эти годы.
   - Откуда ты знаешь это имя? - вырвалось у меня. - Да ещё по-эльфийски?
   - Белинда, ты забываешься, - скрежетнул зубами вампир, недовольно нахмурившись.
   Ненависть к нему ещё больше усилилась, но я понимала, чем может закончиться моя попытка на него надавить. Я постаралась успокоиться, хотя удалось это с трудом.
   - Каин, ты должен мне ответить, - старясь быть спокойной, попросила я.
   - Может быть, мне стоит привести сюда ещё человек двадцать? - задумчиво произнёс он, глядя в сторону.
   - Каин, я должна это знать! Я её мать! - последние новости совсем расшатали мою психику, я не могла говорить с ним спокойно. Ненависть к нему перемешивалась с долгом, и я срывалась на крик.
   Теперь настала очередь вампира быть удивленным и потрясённым.
   - Если это шутка Белинда, то очень скверная, на эту тему я не потерплю никаких издёвок. Насколько мне известно, мать бросила её с отцом и сбежала со своим любовником.
   Я не очень удивилась его осведомлённости:
   - Я не шучу, это правда, Каин. После некоторых событий я не могла больше оставаться с Ал'гиелом, и убежала с Изиргилом к людям, здесь мы создали отряд наёмников.
   Он задумчиво потёр лоб, поёрзал на стуле и заговорил:
   - Устраивайся поудобнее, нам предстоит очень длинный разговор. Меня зовут Каин, я изгнанник из Рода Серебряного Тумана....
   С каждым произнесённым словом мои глаза расширялись всё больше и больше, а когда он рассказал о том, как спас мою девочку из ловчей ямы, на них выступили слёзы. Чем больше он говорил, тем яснее я видела в нём того Каина, которого знала до ухода из отряда. Я с волнением отметила, что, когда он говорит об Ал'лилель, уголки его глаз подёргивались влагой. Моё потрясение достигло своей вершины, в голове просто не умещалось, что одна и та же история могла произойти дважды. Один раз в своей жизни я уже видела, к чему может привести любовь вампира и эльфийки, и услышать теперь практически аналогичную историю было поразительно.
   Я с горечью вспоминала о том, какой трагедией та, старая история, закончилась для одной эльфийки, и с ужасом понимала, что вот эта, нынешняя, вполне может завершиться катастрофой для целого королевства эльфов. Когда он поведал о том, как дрался с Поглотителем Сознания, защищая дочь, я внезапно поняла, о какой клятве он говорил раньше. "Именно из-за этой клятвы он и стал таким, каким сидит передо мной", - поняла я. Также я прониклась уверенностью в том, что должна что-то сделать, чтобы предотвратить надвигающуюся катастрофу. Если вампир целых десять лет так упорно шёл к своей цели, то я не была уверена, что наши воины смогут ему что-либо противопоставить.
  
   - ... тогда Повелитель изгнал меня из Рода, я отпустил её, чтобы Старейшина не изгнал Ал'лилель из своего. Ведь если бы мы остались вдвоём, я даже не смог бы защитить её. Но поверь мне, от этого ни капли не легче, своего предательства я не могу себе простить до сих пор. Поэтому мне нужно увидеть её, рассказать об этом, и, если ещё меня ещё любит, уехать вдвоём далеко отсюда и забыть всё, что произошло, - закончил он.
   - Ал'гиел на это не согласится, да и Совет Старших тоже будет против, - осторожно сказала я, видя, что в таком состоянии его лучше не задевать.
   - Ты, наверное, уже поняла, что меня не волнует ничьё мнение, кроме её. Если она не захочет меня больше видеть, я уйду один, если захочет - увезу с собой, - сказал он, и я увидела мгновенное перевоплощение Каина в того вампира, с которым сражалась вчера. Аура смерти заколыхалась вокруг него, и запах смерти снова разнёсся по шатру.
   - А если она не захочет быть с тобой, увидев трупы своих сородичей? Ты не хочешь подумать об этом, прежде чем развязывать войну против эльфийского королевства? - осторожно спросила я.
   - Как ты думаешь, Белинда, зачем я вообще с тобой сейчас разговариваю? - язвительно спросил он меня. - Думаешь, меня потянуло на сентиментальность?
   Я отрицательно качнула головой.
   - Даю тебе ровно месяц, Белинда, - жёстко подытожил Каин. - Привези мне Ал'лилель, и я оставлю эльфов в покое.
  
   Утром мы вышли из шатра, отряд Серых Призраков был построен. Увидев, как они смотрят на вампира, я поняла, что орки его боготворят и пойдут за ним до конца. "Ещё один довод", - мелькнула мысль. Краем глаза я заметила, как навстречу нам, покусывая друг друга, кинулись два волка, начавшие радостно повизгивать, когда он, улыбаясь, погладил их по холкам.
   - Кара, зачем ты опять покусала Кая? - недовольно спросил он у волчицы.
   - Ты ему очень нравишься, но он стесняется тебе об этом сказать, - снова сказал он ей через некоторое время.
   Я изумилась, он что, разговаривает с волками? Оглядев окружающих нас воинов, я убедилась, что это так и есть. Странно, но через некоторое время я поняла, что удивление моё прошло бесследно, наоборот, я стала воспринимать новые таланты Каина как данность, я уже и не пыталась догадываться, какими ещё способностями он владеет. Одна только сцена превращения его в Поглотителя Сознания опровергала всё то, что я раньше знала и слышала. Все теоретики и практики в один голос уверяли, что Поглотителей нельзя сделать из других рас, не говоря уже о том, чтобы наделить кого-то их способностями. А теперь ещё и разговоры с животными... Я твердо решила, что нужно любой ценой привезти к нему Ал'лилель и заставить её сказать, что им нужно расстаться.
   - Кара тебя отвезёт, Белинда, - сказал Каин. - В сумках за седлом мясо для неё, корми два раза в день, а вечером отпускай побегать.
   С этими словами он подтащил ко мне волчицу за ухо. Та упиралась всеми четырьмя лапами, всячески показывая, что не повезёт на своей спине никого, кроме хозяина. Он посмотрел на неё так, как будто что-то мысленно сказал, волчица сразу стала послушной.
   - Береги её, - сказал он, обращаясь ко мне. - Она мне очень дорога.
   Услышав его, волчица оскалилась и бросилась вылизывать ему лицо, вампир поотбивался для вида, а потом шутливо стукнул её по загривку и велел прекратить и вести себя как взрослая девочка.
   - Я буду ждать тебя через месяц, на границе леса рода Быстрой Стрелы, с южной его стороны, которая граничит с землями орков, - напомнил мне.
   Я с опаской подошла к волчице, и попыталась сесть на неё. Волчица недовольно оскалилась, но, видя, что Каин смотрит на нас, соблаговолила присесть и дать мне забраться в мягкое полуседло у неё на спине. Я по привычке ткнула её пятками в бока, и сразу увидела перед собой оскаленную пасть с острейшими белоснежными клыками.
   - Белинда, это не лошадь, не пришпоривай её. Просто говори - вперёд, назад, вправо, влево, - подсказал Каин. - Она очень сообразительная девочка.
   - Вперёд! - скомандовала я, держась на ошейник. Волчица резко взяла старт, едва не опрокинув меня.
   Я не могла видеть и слышать, как вампир повернулся к волку и мысленно распорядился: "Кай, проводи их. Эльфийке не показывайся, Каре скажи, что я распорядился её охранять, иначе опять тебя покусает ". Волк жалобно и коротко взвыл, соглашаясь с его словами, и послав мысль ободрения, понёсся вслед за нами.
  
   Ехать на волке оказалось удобней, чем на лошади, мягкий и размеренный бег начал меня убаюкивать. Я уже наметила, с чего начать исполнять поручение Каина. Лучшим вариантом мне виделось сначала тайно навестить Ал'лилель и рассказать ей о том, что вампир ищёт её и готов залить кровью соотечественников всю землю, лишь бы до неё добраться. Ответ Совета Старших и своего бывшего мужа был мне известен заранее, они никогда не согласятся отпустить Ал'лилель к какому-то вампиру.
   Дни проносились быстро, и мы всё ближе подъезжали к столице. Пару дней назад к нашей компании присоединился волк, которого, видимо, послал за ними Каин. Звери, радостно повизгивая, облизывали друг друга, а когда я подошла поближе, то увидела, что Кай тоже навьючен большими мешками, набитыми мясом, в чём я смогла убедиться только после того, как волки успокоились. "Он прислал второго волка, потому что уверен, что обратно я поеду с Ал'лилель", - подумала я. Ещё одной здравой мыслью было нагрузить волков мясом, необходимым на обратный путь, чтобы они не искали пропитание сами.
   Чем ближе мы подъезжали к столице, тем больше любопытных взглядов я привлекала. Ещё бы, я представила, как смотрюсь со стороны: симпатичная эльфийка, в одежде человеческого наёмника, при оружии, едет верхом на одном из ужасных орочьих волках, второй из которых бежит рядом. Такого зрелища эльфы не видели никогда. С въездом в столицу проблем не возникло, стоявшая у ворот королевская гвардия, подошла только на расстояние укола копья, так как ближе их не подпустили волки. Они спросили, кто я, по какому делу в столицу, и, получив ответы, расступились, освободив дорогу. Мои звери у них никаких дополнительных вопросов не вызвали, на чём бы ни приехал эльф, страже было всё равно. В глубокой древности случилось так, что один из Великих эльфийских магов прилетел в столицу на драконе, и стража посмела его не пропустить, что вызвало весьма разрушительные последствия. Именно тогда был принят закон, разрешающий эльфам въезжать в столицу на любом транспортном средстве, правда, за его поведение вся ответственность ложилась на хозяина.
   Вспомнив, что cо слов Каина Ал'лилель должна была учиться в школе магии, я направила волков прямиком туда. Встречаться со знакомыми и тянуть время я не могла, отпущенный срок уходил с каждой минутой.
   Школа магии располагалась недалеко от магической Академии, время, затраченное на дорогу, оказалось меньше, чем обычно, поскольку все встречные эльфы уступали нам дорогу. Те, кто не желал объезжать меня по дуге, обычно валился на землю, после того, как волки резко рыкали прямо в уши бедных лошадей. Вообще я убедилась, что Каин их слишком разбаловал, они творили, что хотели, делая при этом вид, что не слышат и не понимают меня, хотя я прекрасно видела, что это не так. Я была для волков никем, они только выполняли приказ своего хозяина, поэтому оставалось только терпеть их выходки и надеяться на то, что за пределы игры они не выйдут.
   У школы мне пришлось спешиться, так как въезд на её территорию верхом был запрещён, о чём гласила надпись на воротах. Волки послушно потрусили за мной, то ли играть им надоело, то ли вспомнили слова Каина о важности миссии, но в школьном дворе они превратились в смирных овечек. При виде волков к нам немедленно сбежались дети из младших классов и наперебой принялись засыпать меня вопросами о том, кто я такая, к кому приехала, где взяла таких красивых животных и нет ли у меня щеночка. Волки гордо вышагивали за мной, позволяя детям дотрагиваться до них, самые догадливые из детей натащили сладостей и колбас, которые звери принялись с удовольствием поглощать. Вскоре все дети были заняты тем, что таскали из школьной столовой угощение для голодных волков.
   Подивившись наглости и хитрости зверюг, которые ещё пять минут назад пугали прохожих одним своим видом, а теперь смотрели на детей голодными жалостливыми глазами, я решила рассказать Каину об их поведении, волки явно были чересчур избалованы. Оставив их во дворе вместе с кормившими их детишками, я вошла в школу и спросила у первого попавшегося ученика, где можно найти директора. Тот почтительно поклонился и даже проводил меня до кабинета.
  
   - Можно войти? - постучав, я открыла нужную мне дверь.
   - Да, конечно, входите, - раздался в глубине кабинета молодой голос.
   Я зашла и, подойдя ближе к столу, не поверила своим глазам: за столом директора сидел юный эльф, наверное, недавно прошедший Посвящение.
   - Я хотела бы увидится с директором школы, - не сумев скрыть удивление, сказала я.
   - Пожалуйста, я вас слушаю, - ответил тот, не отреагировав на мою реакцию.
   Я замолчала, не веря в то, что директором может быть настолько молодой эльф.
   - Пусть мой вид вас не смущает, госпожа, - с улыбкой сказал он, не дожидаясь вопроса. - Неудачный эксперимент - или очень удачный, самому ещё непонятно. Я каким-то образом затормозил развитие своего организма, и теперь навсегда останусь в этом возрасте, сколько бы ни прожил.
   - Очень интересно, - восхитилась я.
   - Так с же вы пожаловали? - переспросил он.
   - Я хотела встретиться с одной из ваших учениц, - встрепенулась я, отвлекаясь от созерцания молодого эльфа. - Её зовут Ал'лилель из Рода Быстрой Стрелы, мне нужно с ней срочно поговорить, дело касается одного её близкого знакомого.
   - Ал'лилель сейчас на практике во дворце, будет только вечером, я распоряжусь, чтобы ей сообщили о вашем визите, - ответил мне директор. - Зайдите сегодня к закату, она должна будет прийти к тому времени.
   - Вы не будете возражать, если я оставлю у вас своих скакунов? - попросила я. - Боюсь, просто не смогу отнять их у детей.
   - А что за скакуны такие? - заинтересовался он. - Не помню случая, чтобы дети интересовались скакунами настолько сильно.
   - Орочьи волки, - ответила я, с интересом ожидая его реакции.
   Директор открыл было рот, затем сорвался с места и, выбежав в коридор, прокричал мне на ходу:
   - Всю жизнь мечтал посмотреть на этих легендарных животных, что же вы молчали?
   Я вышла из кабинета, и при виде исчезающей вдалеке спины, поняла, что волков придётся отрывать не только от детей.
   Во дворе я убедилась в том, что волки пользуются повышенным вниманием, вокруг них собралась чуть ли не вся школа во главе с директором и преподавателями, правда, никого, кроме самых маленьких детей, звери к себе не подпускали, скалясь на остальных и недовольно ворча. Важная малышня, частью уже забравшаяся в сёдла, теперь раздувала щёки, наконец-то они в чём-то были лучше этих взрослых. Подойдя к волкам, я увидела, что даже директор смотрит на них с восхищением, ведь в большинстве эльфийских сказках обязательно рассказывалось об этих легендарных, колоритных животных. Даже сами орки упоминались в них реже, чем их верные спутники.
   Полюбовавшись на то, как дети возятся с волками, я повернулась к воротам, и моё сердце замерло: в проходе стояла юная девушка и, широко раскрыв рот, смотрела на волков. Несмотря на прошедшие годы, я безошибочно узнала свою девочку. "А ведь через месяц она пройдёт Посвящение и превратится в очаровательную женщину, к ногам которой многие молодые люди бросят свои мечи", - подумала я, оглядывая её.
   Как бы ни было велико моё желание броситься, обнять и прижать дочь к себе, я помнила, что бросила их с отцом одних, и она меня никогда не видела. Лучше уж пусть не знает, что я - её мать. Сначала надо поговорить о Каине, только потом можно было решить, рассказывать о себе или нет.
   Подойдя к девочке, я спросила:
   - Тебя случайно не Ал'лилель зовут?
   Она кивнула головой и, с трудом отведя взгляд от волков, спросила меня:
   - Это ваши красавцы?
   - Да, потом я познакомлю тебя с ними, и даже прокачу, если захочешь, но сейчас нам нужно срочно поговорить, дело очень важное, - сказала я.
   - Вы меня с ними познакомите? Я смогу на них сесть и покататься? - обрадовалась она, услышав только первую часть моей фразы.
   Я вздохнула и, взяв её за руку, подошла к директору.
   - Скажите, пожалуйста, где мы можем спокойно поговорить? - обратилась я к нему. Он махнул рукой куда-то вглубь школы.
   - Идите в Зал медитации, там редко кто бывает.
  
   - Ал'лилель, я хочу, чтобы ты настроилась на серьёзный разговор, - начала я, когда мы зашли в небольшой зал, в котором действительно никого не было. - И, прежде чем давать волю чувствам, рассуждай сначала как эльфийка, а уже потом как женщина.
   Услышав мои слова, она сразу напряглась:
   - Хорошо, я попробую.
   Я долго не знала, с чего начать, поэтому решила описать всё так, чтобы Каин в её глазах выглядел не таким, как она его запомнила, а таким, какого я увидела совсем недавно.
   - Ты слышала что-нибудь о Серых Призраках? - начала я.
   Она кивнула.
   - У нас во дворце все разговоры только о них, говорят, что это ужасные орки на волках, которые убивают целыми деревнями. Люди даже просили у нас помощи, но король отказался. Некоторые говорят, он испугался того, что Серые Призраки, до этого не трогавшие эльфов, в отместку начнут нападать на наши поселения. Хотя большинство уверено, что если Серые Призраки нападут, то любая наша деревня в без особого труда постоит за себя.
   - Ал'лилель, я служила в одном из наёмных отрядов людей, что охраняли границы королевства, поэтому сейчас расскажу тебе то, что видела собственными глазами, - сказала я.
   Мой рассказ изобиловал подробностями, не исключая самых жутких и кровавых. Я говорила о полностью разорённых деревнях, где ни осталось ни одного живого человека, о беженцах из обоих людских королевств, которые бросали всё и бежали куда глаза глядят, лишь бы подальше от орков. Я рассказывала только правду, без всякого приукрашивания, но не щадя её чувств. Закончила я рассказ сообщением о своём пленении и тем, как на моих глазах командир отряда, вампир, не шевельнув даже пальцем, убил десять женщин.
   Ал'лилель на продолжении всего рассказа была близка к обмороку, я видела, что мои слова оставляют глубокий след в её душе. Уже к середине повествования она плакала, а ближе к концу вообще старалась зажать уши руками.
   - ...и когда я предложила ему сделать всё, что угодно, только бы он не нападал на наше королевство, он ответил, что во всём королевстве ему нужна только одна эльфийка, и если та с ним встретится, королевство останется жить. Ты уже, наверное, поняла, кто является этой эльфийкой, ради которой я проделала свой путь? - закончила я свой рассказ.
   - Ну почему я, откуда это чудовище вообще меня знает? - всхлипывала моя девочка.
   - Потому, что не нужно было заводить таких знакомств, - жестко сказала я.
   - Но я не знаю подобных ужасных вампиров, да и вообще никого из вампиров не знаю настолько близко, - всхлипывая, отвечала он.
   - Его зовут Каин, он изгнанник из рода Серебряного Тумана, - спокойно, но твёрдо ответила я. - Ваша любовь породила монстра, который теперь ни перед чем не останавливается и идёт по горам трупов, стремясь к своей цели.
   После моих слов слёзы на её глазах сразу высохли, она твёрдо посмотрела на меня и переспросила:
   - Каин? Тот ужасный вампир, о котором ты мне рассказывала - Каин? Но этого не может быть, Каин умер, мне отец рассказывал, что после того, как мы ушли, пришли вампиры и добили его, он не мог даже двигаться.
   - И всё же это он, - сказала я. - Посылая меня к тебе, он рассказал часть вашей истории, чтобы ты поверила, что это он.
   - Мой Каин никогда бы так не сделал, - снова заплакала она. - Он добрый и нежный, он не может быть тем, про кого ты рассказываешь такие ужасы!
   Я, понятное дело, не стала говорить ей о том, что изгнанный вампир обычно умирает, оставшись без поддержки рода. Уже одно то, что Каин выжил, удивляло, а уж то, какую силу он смог набрать за это время, просто пугало. "Думаю, моя цель выполнена, девочка напугана монстром и теперь будет обдумывать мои слова, пока мы будем ехать к нему", - радостно подумала я про себя, видя, что мои слова нашли отклик в её ранимой детской душе.
   - Ал'лилель, он вампир, а вампиры все без исключения жестокие и бездушные, поверь мне, я воевала с ними, - произнесла я вслух.
   - Он сказал, что если я с ним встречусь, он не будет нападать на эльфийские деревни? - внезапно спросила она. Я подтверждающе кивнула.
   - Когда мы выезжаем? - продолжила она, - мне нужно написать несколько писем и собраться в дорогу.
   - Два дня тебе хватит? - спросила я, она кивнула головой. - Тогда утром третьего дня мы выезжаем.
  
   Старший королевский сын, наследник Ажурного трона, принц Ал'тевиль, не мог поверить, что это письмо действительно от неё. Только вглядываясь в почерк, он убеждался, что это не сон и письмо действительно реально.
   Всё ещё сомневаясь в том, правильно ли он всё понял, принц ещё раз перечитал его:
   "Дорогой Ал'тевиль,
   Обстоятельства вынуждают меня покинуть столицу, мне нужно встретиться с давним другом. Я приношу свои извинения за то, что не смогу участвовать на празднике менестрелей. Я знаю, что нарушаю своё обещание, но так сложились обстоятельства. При первой же возможности я объясню, в чём дело, и извинюсь перед тобой лично.
   Ал'лилель".
   Ал'тевиль не мог найти объяснений произошедшему. Только вчера она дала своё согласие, к тому же позволила поцеловать свою руку и даже щёчку - и вдруг такое? Воспоминания о поцелуях немного отвлекли принца от письма, но он снова нахмурился. "Что это за друг такой, ради которого она бросает наследного принца? Может, у них уже что-то было?".
   Острые когти ревности впились в его сердце, оставляя кровоточащие раны. "Она будет только моей, и ничьей более. Я не допущу, что бы какие-то безродные бродяги вмешивались в мои дела, - твёрдо решил он. - Если понадобится, я привезу её назад силой".
   "А что, если этот друг будет не один? - поинтересовалась предусмотрительная ревность. - Хороший из тебя получится любовник, если ты погибнешь у неё на глазах. Нужно хорошо подготовиться к встрече, взять лучших воинов и магов отца, с ними можно противостоять любому войску".
   Приняв решение, он бросился к отцу и сказал, что хочет доехать до границы королевства и лично убедиться в том, что там не орудуют Серые Призраки. Для поддержки он попросил дать отряд, который смог бы справиться с ними, если те посмеют напасть на наследника престола.
   - Хорошо, - удивлённо, но с ноткой заинтересованности ответил король. - Я уже начал думать, что тебя, кроме женщин и танцев, ничего не интересует. Бери мой отряд Синих плащей и поезжай, развейся, серьёзное дело отвлечёт тебя от женских юбок.
   Ал'тевиль обрадовался, и, поблагодарив отца, кинулся собираться. Синие плащи были элитным отрядом, в его состав входили самые лучшие бойцы и самые сильные маги королевства. Длительное участие в войне с вампирами, а также ликвидация локальных конфликтов в приграничных районах сделали этот отряд слаженным и очень опасным.
   "Она будет моей", - эта мысль постоянно билась в мозгу, держа принца в возбуждённо-лихорадочном состоянии, даже день спустя, когда они выехали из ворот дворца и направились к южной границе, по следам орочьих волков.
  
   Я ехала верхом на волке, но то, что ещё неделю назад вызвало бы у меня бешеный восторг, сегодня совсем не радовало. Все мысли крутились только вокруг рассказа Белинды. В то, что та могла врать, я не верила, не было смысла проделать такую длинную дорогу, чтобы говорить неправду, а потом везти меня туда, где я легко могла всё проверить. Я не могла понять свои чувства: с одной стороны, то, что Каин жив, меня окрыляло, ведь я похоронила его для себя десять лет назад. Но с другой - то, что он делал, мне категорически не нравилось, да что там, я была просто в ужасе от рассказов Белинды. Я решила сначала расспросить Каина, он не посмеет мне врать, и только потом принять решение. Мыслями о нём и предстоящем разговоре моя голова была занята большую часть дороги. Только волки скрашивали тяжесть путешествия, непонятно почему, но ко мне они относилась совсем по-другому, чем к Белинде. Волки слушались любого моего жеста, даже разрешали подходить к ним вечерами, когда они были заняты только друг другом. Они даже приносили мне после своих ночных прогулок мелкую дичь, укладывая её рядом с моим ложем.
   С Белиндой я не разговаривала, считая, что лучше всё узнать от Каина, чем вновь и вновь выслушивать её мнение о вампире, как о злобном, кровожадном монстре.
  
   С дрожью во всём теле я встретила то утро, когда мы добрались до Леса, граничащего с владениями орков. Волки, принюхиваясь и прислушиваясь к окружающему пространству, начали радостно повизгивать и чуть ли не приплясывать на бегу, правда, нас с Белиндой с себя не сбрасывали и одних не оставляли.
   Решив посмотреть магическим зрением, я активировала его, ведь я уже знала, как выглядит большинство аур. Едва настроившись на магические возможности и взглянув в степь, покрытую утренним туманом, я чуть не ослепла - на нас надвигалось огромное красное солнце, ослепляя своим сиянием. Я вскрикнула и отключила магический взор, рядом раздался потрясённый возглас Белинды, видимо, она тоже наблюдала за окрестностями. Я с удивлением посмотрела на обычно невозмутимую наёмницу, та была белой от испуга.
   - Уходим, быстрее! - скомандовала она, хватая меня за руку.
   - Я никуда не пойду, я хочу увидеть Каина, - попыталась вырваться я.
   - Ты что, дурочка, что ли? Не видишь по ауре, кто к нам приближается? И чему вас только в школе учат, - задыхаясь и таща меня за собой за руку, сдавленно бормотала она. - Такая аура есть только у одних существ - вампиров рода Носферату, вставших на путь магии. Это самые злобные и безжалостные представители этого проклятого племени. Надо убираться отсюда и надеяться на то, что он нас не заметил.
   Я испугалась и прекратила сопротивляться, сама побежав за ней, про клан Носферату я помнила, нам о нём рассказывали на уроках про, вспомнив заодно все три вида аур, при появлении которых следовало бежать со всех ног. Но далеко уйти нам не дали волки, они встали у нас на пути и, рыча, не давали двинуться. Белинда уже хотела было напасть на них, крича, чтобы я бежала, пока она будет их отвлекать, но я отказалась, ведь это были волки Каина и они мне очень понравились за дни пути.
   Оглянувшись, я увидела приближающуюся к нам фигуру. Сердце моё бешено заколотилось, я узнавала и не узнавала своего Каина. Рост и телосложение остались теми же, правда, раздались плечи, и вообще он выглядел крепче, чёрные волосы, которые мне так нравились, стали пепельными, как и его одежда. Но - самое странное - мне чудилось, что за его спиной развеваются обрывки короткого чёрного плаща, то явственно заметные, то совсем исчезающие. Когда вампир подошёл ещё ближе, я уверилась в том, что это точно он. Стряхнув руку Белинды, которую та предостерегающе положила мне на плечо, я бегом кинулась к нему, а он, широко улыбнувшись, бросился навстречу мне.
   Я не смогла удержать слёз радости, когда он, раскинул руки, обхватил меня и крепко к прижал к своей груди. Все полузабытые чувства вновь нахлынули на меня, я словно заново вспомнила всё - наше знакомство, встречи и расставание. Подняв к нему лицо, я увидела, что он тоже плачет, и хотя глаза у него были абсолютно чёрными, без белков, я видела, что он тоже счастлив. Я потянулась к его губам, и мы принялись целоваться, как прежде, жадно и безудержно. Неизвестно, сколько прошло времени, прежде чем мы смогли остановиться.
   - Ал'лилель, - начал он, не выпуская меня из объятий. - Прости меня, пожалуйста, за то, что оставил тебя тогда, я думал только о том, что если отец изгонит тебя из Рода, я не смогу тебя защитить. Прости меня, ведь оказалось, что я могу защитить своё сокровище от всех, поэтому мне стыдно сейчас за своё малодушие и неверие в себя и нас. Я дал себе обещание во что бы то ни стало найти тебя и сказать всё это.
   От его горячих слов я словно очнулась. "Так он все эти годы потратил на то, чтобы стать сильным, найти меня и попросить прощения? Не забыл, не простил себе, что отпустил от себя?". У меня защемило сердце, ведь я, в отличие от него, почти похоронила воспоминания у себя в сердце, и, поверив словам отца, старалась забыть все прежние чувства, чтобы начать жить заново. Даже с недавних пор начала принимать ухаживания принца, который нравился мне манерами, обхождением и теми чувствами, которые он испытывал ко мне. Все эти годы я только и делала, что старалась забыть Каина, а он все эти годы помнил обо мне и делал всё, чтобы мы снова встретились.
   От собственных мыслей мне стало горько в душе и я, заплакав, бросилась ему на шею, а он с удовольствием ещё крепче обнял меня. Взглянув на стоящую возле волков Белинду, я вспомнила о цели своего приезда.
   - Каин, Белинда рассказывала мне про тебя ужасные вещи, - спросила я. - Она говорит, что ты убил кучу людей, что именно ты командуешь жуткими Серыми Призраками. Скажи мне, это правда?
   Я почувствовала, как вздрогнула его спина, но голос прозвучал спокойно:
   - Да, это так, но я объясню причины. Как ты думаешь, чтобы произошло бы после того, как, залечив раны, я пришёл бы в твою деревню или столицу эльфов, чтобы увидеться с тобой?
   Я закрыла глаза, сразу вспомнив школьные уроки и слова учителей: "... если вы увидите взрослого вампира в любом месте нашего королевства, знайте, это враг, немедленно бегите к любому взрослому и сообщите о том, что видели. Врага необходимо убить сразу, потому что иначе он убьёт вас и ваших друзей, родных и близких". Его бы просто убили, только появись он рядом с границей королевства, - я это знала наверняка.
   - Мне пришлось многому научиться, чтобы я смог - если мы будем вместе - защитить тебя, - продолжил он. - Я сожалею, что гибли люди, но другого выхода у не было. Мне нужно было стать сильным, чтобы осуществилась эта встреча и исполнилась моя клятва.
   Я подумала, что теперь мы будем вместе, и ему не придется никого убивать, ведь мне стоит только попросить его об этом.
   - Ты хотел только извиниться передо мной? - лукаво спросила я его. - И всё?
   - Нет, конечно, - он расцепил объятия и посмотрел на меня, - ещё я вынашиваю коварный план предложить тебе стать спутницей моей жизни. По любому из ритуалов, эльфийскому или нашему, который ты выберешь.
   Я засмеялась.
   - А что будет, если я не соглашусь?
   Он, перестав улыбаться, внимательно на меня посмотрел, точно проверяя, шучу я или нет, а затем грустно сказал:
   - Все эти десять лет жизнь во мне поддерживала только клятва самому себе и надежда, что ты снова будешь со мной. Если ты пожелаешь, чтобы я ушёл один - то так тому и быть, я уйду и больше никогда не потревожу тебя.
   Я поняла, что шутка не получилась, он слишком серьёзно ко всему относился, впрочем, как и раньше.
   - Глупыш, куда я теперь от тебя денусь? - сказала я, снова протягивая руки. - Но с одним условием.
   - Всё, что угодно, моя Повелительница, - серьёзно ответил он.
   - Подаришь мне волчицу? Ту, на которой я сюда приехала? - спросила я, надеясь узнать ещё один момент из рассказа Белинды.
   - Она и так твоя, - он ласково погладил меня по голове. - Когда я проводил ритуал связывания с ними, я думал о тебе, так что ты можешь спокойно выбрать себе любого, или обоих сразу.
   Я поняла теперь странное отношение волков ко мне, они это или знали, или чувствовали.
   - Я выбираю волчицу, чтобы на ней приехать на эльфийский ритуал, - сказала я с улыбкой, повисая у него на руках.
   Внезапно его лицо из улыбчиво-весёлого превратилось в такую зверскую маску, что мне стало страшно. Он схватил меня за руки и спрятал за свою спину, прижав к ней одной рукой, и только тогда я почувствовала огромный всплеск магии, ударивший в нас.
   Странная полудымка, которой он моментально окружил нас, буквально за секунду до удара, тут же развеялась. По магическому следу я поняла, что удар нанесли наши маги, причем не один, а минимум полный квартетом сильнейших. Нам рассказывали в школе, что в прежних войнах такие молнии применялись в боях с сильнейшими вампирами, действовали они безотказно, срывая с них сразу все выставленные щиты. "Странно, почему же мы до сих пор живы? - подумала я, обнимая Каина сзади. - На уроках говорили, что перед такой молнией не в силах устоять даже Старший вампир".
   Чувство гордости заполнило меня, Каин этот удар выдержал. Я ещё сильнее прижалась к нему, его спина слегка расслабилась, и всем своим телом я ощутила мощнейший всплеск неизвестной мне силы. "Это его волшебство", - поняла я.
  
  
   Глава 15. ПРОВЕРКА СИЛ
  
  
   Разговаривая с любимой, я настолько расслабился, что едва не прозевал удар чужой магии, помог взгляд Поглотителя, которым я вскользь заметил непонятный контур, устремившийся ко мне. Испугавшись за Ал'лилель, я решил прикрыть её собой, и только после этого поднял Броню Повелительницы. Я не успел всего на мгновение, Броня активировалась не полностью, так как я не успел вплести в неё несколько укрепляющих рун, и страшный удар потряс меня, почти полностью опустошив мой магический резерв, хотя и сильно ослабел при этом.
   Мне повезло, что я настолько свыкся с костюмом, подаренным мне учителем, что всегда носил его, куда бы ни направлялся, он-то и спас мне жизнь, погасив энергию удара. Едва придя в себя, я кинул взгляд на свою грудь и увидел свисавшие клочьями лоскуты кожи василиска, лохмотья собственной кожи и мяса, свисавшие с переломанных рёбер. Бросив взгляд туда, откуда прилетела молния, я увидел множество спрятанных аур, которые я из-за своей радости от встречи с Ал'лилель не заметил раньше.
   Не успел я сообразить, что происходит, как прилетела ещё одна молния, а из леса вылетели всадники-эльфы в золотистой броне и синими плащами за плечами. Молнию поглотила Броня Повелительницы, заодно высосав из меня остатки энергии. Чтобы не подвергать опасности Ал'лилель, мне приходилось держать двойную оболочку заклинания с увеличенным куполом, поэтому все удары отнимали у меня двойной запас энергии. "Ещё пара таких ударов - и мне нечем будет колдовать", - подумал я. Начав с заклинаний Призрачной Мыши, я выпустил их навстречу воинам сразу десяток. Я уже привык к тому, что Мыши сразу убивают и возвращаются ко мне полные энергии, но в этот раз привычная картина была разрушена, ведь я раньше никогда не сталкивался с эльфийскими магами. Закрывшая скачущих ко мне воинов магическая броня укрыла их от моего заклинания, и все Мыши бесследно исчезли. Я так удивился этому, что не сразу смог поставить Облака, чтобы перекрыть им дорогу, и с ещё большим изумлением увидел, как всадники проскочили их без всякого вреда для себя.
   Видя, что через пару минут они нападут на меня, я, чтобы не подвергать опасности Ал'лилель, осторожно разомкнул её руки, и, выпустив когти, помчался навстречу всадникам, одновременно с этим послав волкам мысленный приказ атаковать магов. Если же не смогут их задеть, то пусть немедленно уходят, строго добавил я. "Всадники наверняка отличные воины, если они хотя бы наполовину под стать атаковавшим меня магам", - подумалось мне, когда я напал на них. Буквально через мгновение я в этом убедился, двигались они на одной скорости со мной, а вот мастерством они меня превосходили.
   Очень скоро стало понятно, что это крепкая спайка, привыкшая действовать сообща, никто друг другу не мешал, а удары каждого дополняли удары своего товарища. Меня потряс ещё один удар, иссушивший практически всю магическую энергию, а также сорвав заклинание Брони Повелительницы. Воины раз за разом задевали меня, и я понял, что, проиграю схватку. Полученные раны сильно мне досаждали, развороченная грудь мешала дышать, длинный порез на животе приходилось придерживать рукой, чтобы помочь мышцам сдерживать напор вываливающихся внутренностей, глаза заливало кровью, руки были покрыты рваными ранами.
   Выполнив трансформацию, я попытался накинуть на пятерых воинов жгуты подчинения, чтобы захватить их сознание - бесполезно, они были защищены от ментального воздействия. "Ну что ж, - обречённо подумал я, - остаётся только подороже продать свою жизнь. Надеюсь, что хоть Ал'лилель в безопасности".
   Внезапно в мозг ударили мысли волков: "Мы отвлекли магов, но не можем к тебе доползти", и сразу после этого я перестал чувствовать их присутствие.
   Зачерпнул крохи энергии из кристалла-накопителя, я усилил подпитку жгутов, магическая защита воинов, ослабленная из-за боя магов с волками, не выдержала напора, и я смог прорваться к двум из пяти сознаний. Сразу заставив их владельцев напасть на соратников, я опустошив кристалл до донышка, поставил Облако в то место, где находились маги. Теперь, если маги это выдержат, мне останется рассчитывать только на свои физические силы, которых тоже оставалось совсем мало. Краем глаза я заметил, как Белинда внезапно бросилась к Ал'лилель, и, оглушив её ударом по голове, подняла к себе на плечо и побежала в ту самую сторону, откуда на меня напали маги.
   Я взвыл от ярости, потерять любимую во второй раз, тем более после того, как она пообещала стать моей - подобная перспектива пугала меня больше, чем смерть. Две мои марионетки успешно справились с задачей, убив двух и ранив последнего своего товарища, так что я поменял им задачу, бросив их на перехват Белинды, и тут же попал под удары недобитого воина и магов. Силы оставляли меня с каждым мгновением, и я чувствовал, что скоро умру. Всплеск ярости и выплеснувшаяся ненависть настолько захватили меня, что я напряг последние силы и произнёс одно из первых выученных мной заклинаний - Взрыв Ауры. Моментально пришедшая после произнесения заклинания боль захлестнула меня с головой, я погрузился в белую мглу, ещё миг - и сознание покинуло меня.
  
   Ал'тевиль не находил себе места с той самой минуты, когда к нему подъехал один из магов отряда Синих Плащей и приказал - да-да, именно приказал! - стоять на месте и не высовываться. Он заявил, что головой отвечает за безопасность принца, и готов обездвижить его, если тот не послушается. Поняв, что случилось что-то небывалое, он спросил об этом у мага. Тот, прежде чем уйти, бросил всего одну фразу:
   - Маг Носферату!
   Ал'тевиль с трудом вспомнил уроки магии, что-то такое учителя говорили про этих Носферату. Он покрылся испариной, вспомнив, наконец, слова учителя: "Маги Носферату - редкие представители своего рода, обычно не доживают до становления всей своей магической силы, но если вы вдруг столкнетесь с таким в бою, знайте, этот маг полностью уверен в себе и не боится ничего на свете. Если вы увидите открытую слепящую красную ауру, то лучшее, что вы можете сделать - это бежать".
  
   Старший из магов, отъехав от мальчишки, занял своё место в квартете, кивком головы дав понять товарищам, что готов. Маги сразу же привычно нанесли давно отрепетированный и подготовленный удар. Странно, но молния не поразила мага, лишь разрушив его защитное заклинание. Второй удар тоже не принёс результатов, маги дружно переглянулись. Несколько столетий назад они уже встречались с одним Носферату, который выдержал два удара молнии, и тот бой закончился плачевно. Осознавать, что их противником оказался вампир такой силы, было страшно, но оставался ещё резерв в лице воинов, которые неслись в ближний бой. Выпущенные вампиром Призрачные Мыши не были чем-то неожиданным, поэтому они без труда поставили защиту, только немного скривившись, когда десяток этих эфирных существ ударил в магический щит воинов. Худшие опасения сбывались, только очень сильный маг мог запустить одновременно столько Мышей.
   Потратив много энергии, они смогли убрать и Кровавые Облака, также знакомые им по прежним военным действиям, но вампир ставил их так быстро, что даже объединенный запас магической энергии начал быстро таять. Когда Носферату устоял перед третьим ударом, испарина выступила на лицах у квартета, резервы были почти опустошены, а вампир мало того, что дрался с воинами на равных, так ещё и успевал отражать магические атаки. Они настолько сосредоточились на битве, что вовремя не заметили атаку орочьих волков, так что, когда те бросились на них, напрягаться пришлось всем четверым, что дало врагу спасительные мгновения. Укрепив защиту и угостив волков молниями, они вернулись в бой, и тут же раздался общий вскрик ужаса - вампир преподнёс ещё один сюрприз, на ауры воинов были накинуты жгуты, с помощью которых обычно захватывали сознание Поглотители Сознания. Выругав от бессилия того, по чьему распоряжению в боевые отряды давно уже не включали специалистов магии Разума, маги затратили последние резервы на то, чтобы установить на себя защиту от магии Разума, и только затем попробовали укрепить защиту, стоявшую на воинах.
   Сильнейшее возмущение от отката магии Разума маги почувствовали почти мгновенно, стало понятно, что они опоздали - двое из воинов повернули оружие против своих товарищей. Оставшейся в собственном сознании тройке не оставалось ничего иного, как защищать свои жизни от марионеток вампира, оставив его самого без внимания, и сразу же четвёрке магов пришлось вплотную заняться собственной безопасностью - позиция, которую они занимали, оказалась полностью внутри мощного Облака Крови.
   Квартет понял, что бой проигран, сил удерживать защитный купол не оставалось, а ведь на них ещё была забота о жизнях их товарищей, которые без магического прикрытия становились лёгкой добычей проклятого вампира. С трудом удерживая вокруг себя защитный купол, они медленно вышли из Облака, и от неожиданности едва не атаковали бегущую на них женщину-эльфийку, несшую на плече девушку. Их по пятам преследовали те два воина, которых Носферату взял под контроль. Распознав в бесчувственной ноше цель своего трагического путешествия, маги перенаправили заклинания на преследователей - со снятой защитой молнии уложили их наповал. Они сначала не поняли, зачем женщина кричит, стараясь привлечь их внимание, хотя опасность уже миновала, а когда до их сознания дошло, что именно она кричит - магам стало по-настоящему страшно. Уловив к тому же по возмущениям магического фона зарождение этого самого разрушительного заклинания, они тут же бросились бежать в ту сторону, где оставались принц и стреноженные лошади, тех крох магической энергии, что ещё оставались, не хватало даже на постановку простенькой защиты. Не успев сделать и нескольких шагов, все почувствовали мощное давление на ауру, которое с каждое секундой всё усиливалось. Стало казаться, что ещё миг, и под растущим давлением она лопнет и разлетится на малейшие осколки, но тут волна давления исчезла также быстро, как и пришла. Маги с дрожью в коленях поняли, что им несказанно повезло, они остались невредимы только из-за расстояния, которое отделяло их от вампира-самоубийцы.
   Обессиленные, истощённые до нуля маги, поддерживая друг друга и женщину с ношей на плече, подошли к лошадям. При виде их принц бросился навстречу.
   - Что с Ал'лилель? С ней всё в порядке? - спрашивал он у всех, вызывая у всех только злость и неприязнь. Позади лежал полностью погибший отряд, впереди - тяжёлая дорога и неприятный доклад королю, а этого сопляка волновала лишь юбка.
  
   Белинду охватила ярость: всё, что она пережила, все усилия, предпринятые для того, чтобы не допустить орков на эльфийскую территорию, оказались напрасны: вампир умер, но его волки были живы, а значит, вскоре тут появится отряд Серых Теней. То, как смотрели на своего командира орки, не оставляло у неё ни малейших сомнений - они будут мстить, мстить жестоко и кроваво. Даже без самого вампира отряд представлял собой реальную силу, ведь и без того опытные воины многому научились у него. "Всё полетело прахом! Из-за кого? Из-за какого-то сопливого мальчишки, в котором взыграла ревность!", - ярость в ней не находила выхода.
   Наплевав на то, что перед ней наследный принц, она, шагнув поближе, влепила ему такую пощечину, что голова мальчишки чуть не слетела с плеч.
   - Кто тебя просил, сопляк?! - зашипела она на него, заставляя отступать перед её напором. - Кто тебя просил вмешиваться?! Зачем ты вообще сюда заявился?! Любви захотелось? Серые Призраки скоро покажут всем свою любовь! Кто тебя просил лезть в это дело?! Я столько усилий приложила, а ты всё разрушил!
   Маги внимательно слушали и молчали, сегодня они потеряли товарищей, старых боевых товарищей, и ради чего? Если девчонка сама захотела встретиться с магом Носферату, зачем было вмешиваться, да ещё и такими малыми силами? Как они были сейчас благодарны эльфийке, ударившей принца, у них бы смелости на это не хватило.
   - Уважаемая госпожа, не знаю вашего имени, - обратился к ней один из магов. - Нам необходимо забрать тела наших товарищей и уезжать отсюда, мы отвечаем за безопасность принца.
   - Уезжайте, и как можно быстрее, если вас заботит его безопасность, - она смерила принца презрительным взглядом. - Волки живы, а это значит, что скоро мы увидим преданных своему командиру орков. Как думаете, сможете вы в своём теперешнем состоянии остановить две сотни зверей и их всадников?
   Маги поняли всю серьезность ситуации и быстро засобирались, волки орков были выносливее и быстрее лошадей, не говоря уж о способности идти по следу, поэтому необходимо было оставить между собой и преследователями как можно большее расстояние. Вскочив на лошадей, они понеслись к столице, свою дочь Белинда повезла сама. За весь путь до столицы разговоров практически не было, Ал'лилель произнесла всего несколько слов, только поинтересовавшись, что случилось с Каином. Белинда ответила, что он активировал заклинание Взрыв Ауры. Тогда она спросила, видел ли кто его тело. Белинде пришлось сказать правду, дочь смотрела на неё так, что соврать она просто не смогла. После этих слов Ал'лилель отвернулась и больше ни с кем не разговаривала. Принц сделал было попытку приблизиться, но был отшит таким резким тоном, что желание повторить эксперимент у него исчезло надолго.
  
   После возвращения в столицу Белинду и Ал'лилель, не дав даже сойти с коней, по распоряжению магов доставили в строго охраняемые покои. Через неделю ожидания Белинду вызвали к королю, в его личный кабинет. Когда эльфийка вошла и преклонила колено, он поднял на неё усталый взгляд.
   - Рассказывай, - тихо произнёс король, облокачиваясь на резное кресло. - Хочу знать, что может быть общего между магом Носферату и твоей дочерью.
   Белинда не удивилась, король имел привычку перед любым значащим разговором собирать всю возможную информацию.
   Она рассказала всё, начиная с момента появления в её отряде странного вампира, который захотел служить в одном отряде с эльфами, и заканчивая недавними событиями. За всё время рассказа король ни разу её не перебил, только внимательно слушал. Она закончила рассказ, наступило молчание.
   - Значит, ты говоришь, что если он остался жив, то непременно будет мстить и всё равно встретится с девочкой? - спросил он, после затянувшегося молчания.
   - Если он остался жив - что невероятно, вы ведь сами знаете, ваше величество, о Взрыве Ауры - то непременно. Он сам сказал, что единственная цель его жизни - это она, - подтвердила Белинда, и спросила: - Судя по вашим вопросам, тело так и не нашли?
   Король отрицательно покачал головой.
   - А ты не заметила ничего странного при встрече с ним? Когда находилась вблизи? - спросил он, вставая с кресла.
   Белинда открыла было рот, чтобы сказать "нет", но потом вспомнила о странном запахе смерти, исходившем от вампира, а также о непонятных обрывках ауры.
   - Да, были странности, которых прежде не было, - произнесла она. - Когда он очень зол, от него пахнет Смертью, а за его плечами, как будто обрывки плаща, клубились странные куски тёмной ауры.
   Король с нескрываемой грустью посмотрел на неё, и Белинде стало неуютно под его взглядом.
   - Как я рассчитывал на то, что маги ошиблись, - прошептал он. - Только рождающегося Рыцаря Смерти с ненавистью к эльфам нам недоставало.
   Белинда замерла, её показалось, что она ослышалась.
   - Ваше величество, но Рыцари Смерти - это всего лишь легенда, страшные байки, которыми пугают детей
   Король посмотрел на неё с усмешкой:
   - Я бы тоже считал, что это легенды, если бы не пришлось в молодости участвовать в убийстве одного из них.
   Белинда широко открыла глаза от удивления, новость была сногсшибательная.
   - Вы участвовали в убийстве Рыцаря Смерти? Не помню упоминания об этом в хрониках.
   - Их там и нет, Совет Старших решил не включать в хроники описания того дня. Если бы вампиры узнали о том, что у них был Рыцарь Смерти, а эльфы его убили, то война бы никогда не закончилась, - произнёс он.
   - Но ведь вы его убили? - она по-прежнему недоумевала.
   - Если ты читала Хроники, то наверняка помнишь, что там написано о Совете? - усмехнувшись, спросил король.
   - Конечно, помню, прежний Совет Старших передал полномочия вновь избранному Совету, а из его состава был выбран новый король, - без запинки ответила эльфийка.
   - А ты не интересовалась, куда делся старый Совет? - спросил король, не переставая улыбаться. - Куда могли просто так исчезнуть двенадцать самых сильных магов королевства?
   После его слов Белинда, наконец, поняла, что за сомнения терзали её, когда она читала исторические Хроники, ведь действительно, кроме упоминания о передаче власти о старом Совете больше не было написано ни строчки. Догадка заставила эльфийку похолодеть.
   - Вы хотите сказать, что все они погибли в схватке с Рыцарем Смерти?
   Король кивнул.
   - Именно поэтому я надеюсь, что вампир погиб до того, как его плащ сформировался до конца. Чем больше он убивает, тем длиннее становится плащ, а когда он полностью сформируется, его владелец станет Рыцарем Смерти.
   - Почему вампиры не прекратили бы войну, если бы узнали, что Рыцаря Смерти убили мы? - задала женщина ещё вопрос, зацепившийся в памяти.
   - По одной простой причине - согласно вампирским легендам, тот Повелитель, что одолеет в схватке Рыцаря Смерти, становится Королём всех вампиров, - ответил король. - Нам просто не простили бы его убийства.
   - Тогда, может, просто оповестить все Рода вампиров о рождающемся Рыцаре Смерти? Они сами его найдут и прикончат, нам не о чём будет беспокоиться, - пожала плечами эльфийка.
   Король улыбнулся, и Белинда смутилась, надо же додуматься, давать советы королю.
   - Ал'гиел, выйди к нам, - неожиданно обратился король к стене слева от себя.
   Женщина испугалась, после стольких лет она не ожидала встретить бывшего мужа. "Так вот почему нас держали неделю, ждали, пока он прибудет в столицу!", - мелькнула догадка. Увидев его, выходящего из потайной двери в стене, она почувствовала, как что-то шевельнулось в груди. Теперь, после смерти Изиргила, всплыли старые, давно забытые чувства.
   Старейшина холодно посмотрел на эльфийку и сказал:
   - Несмотря на то, что ты её мать, никогда больше так не делай. Мало того, что девочка узнала о моём обмане относительно смерти Каина, так ты ещё и влезла в дело, которое тебя совершенно не касалось! Девочка теперь ни с кем не хочет разговаривать, даже со мной. И кстати, ты, надеюсь, не сделала ещё большую глупость, сказав, что ты её мать? - он выжидательно посмотрел на Белинду.
   Она отрицательно покачала головой.
   - Отлично, - но довольным он не выглядел. - Потому что теперь она считает тебя своим врагом, ведь это ты оглушила и увезла от Каина.
   - Не могла же я оставить девочку в руках вампира, - эльфийка пожала плечами. Слова бывшего мужа были холодны, но женщина считала, что поступила правильно.
   - Хорошо, что мы оба понимаем это, - сухо произнёс он.
   Король сначала спокойно смотрел за перебранкой, а затем вмешался:
   - Давайте лучше решим, что нам делать с вашей дочерью? Я боюсь, как бы она не сбежала на поиски своего вампира.
   Ал'гиел задумчиво посмотрел на Белинду и ответил:
   - Я вообще удивляюсь тому, что она до сих пор здесь. Если Ал'лилель поставит перед собой какую-то цель, её невозможно переубедить.
   - Вообще-то сегодня была уже восьмая попытка побега, - невесело улыбнулся король. - С каждым разом она всё изобретательнее.
   Ал'гиел сразу же стал серьезен.
   - Я найму две четвёрки лучших магов и бойцов, которые будут стеречь и охранять её до того времени, пока она не передумает. Не допущу, чтобы они встретились - сказал он, при этом глядя на эльфийку. - Ваше величество, я прошу, чтобы ваш сын не пытался увидеть мою дочь, - продолжил он, переведя взгляд на короля. - У меня есть серьёзные причины волноваться за его здоровье, Ал'лилель его может покалечить.
   Король кивнул.
   - Я уже разобрался с этим, ему запрещено её посещать, хватит и одной встречи с магом Носферату.
   В комнате повисло молчание.
   - Всё-таки вы думаете, что маг жив, несмотря на заклинание? - разрушил тишину голос Белинды.
   Король задумался перед ответом:
   - Мне бы хотелось верить в его смерть, но, не видя труп, нельзя считать рождающегося Рыцаря Смерти мёртвым. Слишком велика будет цена ошибки. Поэтому во всех наших действиях будем руководствоваться предположением, что он жив и собирается прибыть в столицу, чтобы забрать Ал'лилель.
   - Если вопросов больше нет, то все свободны, - продолжил король, после того, как спросил, есть ли другие вопросы, которые стоит обсудить. Вопросов не было, и Белинда проводила взглядом спину бывшего мужа, который, даже не попрощавшись, ушёл к дочери.
  
   Ал'лилель лежала на кровати и думала, стоит предпринять ещё одну попытку или нет. "Ничего не получится, - решила она. - Маги слишком пристально следят за мной, нужно подождать немного, чтобы они расслабились, а за это время более тщательно подготовиться".
   Девушка не поверила Белинде, когда та рассказала о смерти Каина. С неё хватило того, что о его смерти соврал отец.
   "Хватит, - решила она тогда сама для себя, - один раз я поверила в его смерть, теперь, пока сама не увижу его мёртвое тело, никому не поверю".
   Тогда же эльфийка дала себе обещание, что несмотря ни на что, не забудет Каина, и будет тоже стремиться стать сильнее, чтобы снова с ним встретится. "Надо учиться боевой магии и поменьше времени тратить на прежние забавы. Как только выберусь отсюда, подам заявление на перевод с факультета травничества на отделение боевой магии".
   Подумав о магии, Ал'лилель вспомнила свои ощущения, когда рядом колдовал Каин. Его магия была очень странной, не такой, какой учили в её Школе. Сила и невероятная древность сквозили во всех его заклинаниях, даже по возмущению магического фона невозможно было понять, что за заклинания им произносились. С мыслей о магии Каина она переключилась на него самого. Как же сильно он изменился за это время: странные глаза, волосы, и эти непонятные обрывки тёмной ауры за плечами... Времени на то, чтобы спросить об этом его самого, им не дали. "Что же ему пришлось пережить за эти десять лет? Явно не прохлаждался по балам и дружеским вечеринкам, как некоторые", - укорила себя эльфийка.
   Но при воспоминании о сделанном им предложении и собственном ответе на него приступ недовольства собой прекратился. "Странно, ведь ни до этой встречи, ни ещё раньше, когда нас ещё не разлучили, я никогда не думала о том, что стану его спутницей жизни". Девушке нравилось быть с ним, разговаривать, обнимать его, но то, что он предложит ей быть вместе с ним всю жизнь, было очень необычно и приятно.
   "Теперь я не забуду о тебе, и обязательно тебя найду", - сказала эльфийка вслух, давая клятву самой себе.
  
   Зира ворвалась в кабинет Повелителя, размахивая свитком.
   - Повелитель, из Леса вышел эльф, и, поймав первого же мальчишку, велел ему передать это послание вам.
   Повелитель протянул руку за посланием, сломал печать, развернул его и застыл в изумлении. Само послание было коротким, а вот то, что его так поразило, занимало всё свободное место прямо под ним - рисунок, с которого на него смотрел его изгнанный сын. Сильно изменившийся, повзрослевший, но не узнать его Повелитель просто не мог. Текст же письма вообще вогнал его в ступор.
   Изгнание сына один из самых старых вампиров пережил тяжело, не говоря о уже том, что дочь не разговаривала с ним несколько лет. Все эти годы принятое решение терзало его, хотя даже первые возмутители спокойствия замка, после известия о судьбе непокорного, перестали озорничать и во всём слушались взрослых. Сама мысль о том, что они тоже могут оказаться изгнанниками из рода, пугала всех.
   Кстати, никто из старших вампиров до сих пор не смог разобраться в том, каким именно образом Каин умудрялся прятать ауру и оставлять вместо себя её копию. Даже осторожные запросы Повелителя в другие рода не дали результатов, отовсюду приходили ответы, что ни о чём подобном никто ничего не слышал.
   А год назад вообще произошло невероятное, когда всегда спокойный и выдержанный Вализир в сердцах высказался:
   - Мельчает молодежь, время мира всех расслабляет, в Родах перестали появляться талантливые мальчишки, их всё меньше и меньше. Единственный, кто дал пищу для размышлений своей магией - и тот ушёл, доказав нам, что мы не всё можем и знаем. Да и работу делал, с которой сейчас трое оболтусов едва справляется.
   Повелитель тогда с большим удивлением посмотрел на него, но ничего не сказал, таким мастера оружия он никогда не видел.
  
   Теперь, после десяти лет тягостных мыслей о том, что своими руками убил сына, Повелитель едва мог поверить своим глазам, читая послание эльфов. В нём говорилось, что элитный отряд Синих Плащей встретился с магом Носферату, в бою выжило только четверо из магов, которые утверждали, что видели на этом маге ауру рождения Плаща Рыцаря Смерти. В связи с тем, что эльфы чтят традиции вампиров, данная информация доводится до сведения Всех Повелителей вампирских родов.
   Повелитель ещё раз посмотрел на портрет своего сына и сказал склонившейся над ним удивлённой Зире:
   - А нам казалось, что у мальчика тогда было последнее приключение. И кто мог предположить, что в день, когда я его изгнал, они у него только начались? Подумать только, как он успел за десять лет стать настолько сильным магом, чтобы положить отряд Синих Плащей?
   - Магом Носферату, - тихо добавила Зира.
   - Рождающимся Рыцарем Смерти, ты хотела сказать, - хмыкнул Повелитель, - мой сын - Рыцарь Смерти, это как-то непривычно звучит.
   Она посмотрела на него с тревогой и сказала:
   - Я думаю, эльфы неспроста прислали письмо, это ведь впервые со времён начала перемирия. А что, если наш Каин пытался забрать у них свою девчонку? Теперь они боятся повторения попытки, потому и разослали всем эти письма, чтобы убрать его нашими руками.
   Повелитель задумался, в словах Зиры было большое зерно истины, тем более, что не заинтересоваться фактом зарождения Рыцаря Смерти не мог ни один нормальный вампир. Рыцарей Смерти за всю историю было так мало, что воспользоваться редчайшей возможностью стать Королём вампиров постараются все.
   Зира ещё раз перечитала послание.
   - Маг Носферату с аурой рождения Плаща Рыцаря Смерти... А ведь он может прийти и бросить вызов вам, Повелитель - тихо произнесла она. - Любой изгнанник имеет на это право.
   Повелитель посмотрел на Зиру и ответил:
   - Даже если и так, то произойдёт это только после того, как он вытащит у эльфов свою девушку. Ты знаешь его упорство в достижении цели.
   Зира утверждающе кивнула, остановить Каина могла только смерть.
   Раздался стук в дверь и в кабинет вошёл мастер по оружию, сразу же поинтересовавшийся:
   - Что за послание передали нам эльфы?
   Зира вопросительно посмотрела на Повелителя и, получив ободряющий кивок, взяла из его рук свиток и передала его Вализиру. Тот прочитал его и присвистнул, затем посмотрел на Повелителя с Зирой и задумчиво произнёс:
   - Мне кажется, это не последний раз, когда мы слышим о нём, нас всех ещё ждут большие потрясения. Если честно, я ожидал чего-то в этом роде, уж слишком большой ненавистью горели его глаза, когда мы уходили, но Рыцарь Смерти - это чересчур даже для него.
   Повелитель усмехнулся и сказал:
   - Есть, конечно, слабая надежда, что он не станет Рыцарем Смерти, но теперь мне в это слабо верится. Нужно быть готовыми к тому, что вскоре за ним начнётся охота всех Родов. Уж мимо такого приключения Каин точно не пройдёт.
   Зира улыбнулась и повернулась к Повелителю.
   - Вы не будете против, если я расскажу Гите, что Каин жив и здоров? Девочка сильно переживает потерю брата.
   Повелитель согласно кивнул:
   - Конечно, обрадуй её, только не говори ничего о Носферату и Рыцарях Смерти.
   Зира кивнула и вышла.
   - Что нам теперь делать, Вализир? - внезапно задал вопрос Повелитель.
   - Я думаю, самым лучшим нашим решением будет не мешать ему, мой господин. Я верю в Каина, он сам разберётся со своими проблемами, сделав их чужими - ответил тот.
   После этих слов оба невесело рассмеялись.
  
  
   Глава 16. СТРАННИК
  
  
   Я очнулся, и мой взгляд уткнулся в кожаное полотнище шатра. Мыслей не было абсолютно никаких, а тело словно побывало под упавшим деревом. Медленно возвращалась память последних событий, и я застонал:
   - Ал'лилель, я снова не смог удержать тебя!
   Память о бое начала вставать перед глазами, прокручивая все эпизоды. "Странно, почему я ещё жив? - подумалось мне, - я точно помню, что заклинание смертельно для своего создателя". Последнее, что я помнил отчётливо - это убегающая от меня Белинда с Ал'лилель на плече. "Откуда вообще взялся этот отряд? Ведь всё было так хорошо, Ал'лилель мне поверила, и согласилась стать моей".
   "Надо вставать и разобраться, где я и как здесь очутился, - решил я. - Потом вернуться на место битвы и узнать, куда увезли Ал'лилель". Мне самому было странно от собственных чувств, ярости больше не было в груди, остался только холодный расчёт - найти и увезти Ал'лилель, и не имеет значения, чего это будет стоить.
   Не успел я выйти из шатра и сделать шаг, как меня сбила на землю огромная туша, которая придавила меня к земле, радостно повизгивая и облизывая меня с головы до ног. Сил сопротивляться такому напору не было, поэтому я лежал и мысленно уговаривал Кару слезть с меня. Это оказалось бесполезным, на меня обрушивались такие потоки радостных эмоций, что я решил потерпеть.
   - Где Кай? - спросил я её. - Почему его нет рядом?
   Радость волчицы немного утихла, мне передалась картинка грустного волка, лежащего на земле с туго перевязанными конечностями.
   - Всё, Кара, хватит, - приказал я ей. - Пошли, я хочу увидеть, что с Каем.
   Она меня послушалась лишь частично, встать с меня встала, но подставила спину для того, чтобы я сел на неё. Вскоре в голову ворвался другой водоворот радостных мыслей, Кай унюхал моё приближение и сейчас старался подняться на свои покалеченные ногах. Я жёстко приказал ему лежать и не вставать.
   Когда мы подъехали к дому вождя, меня ожидал сюрприз, моего приезда ожидали все Серые Призраки, вместе со своими волками. Увидев меня, волки начали выть, а орки молча потрясали оружием в воздухе. Привычка молчать в присутствии командира настолько въелась им в мозги, что соблюдалась и в мирное время.
   Приветственно махнув всем рукой, я жестом подозвал к себе десятников, как вдруг до меня внезапно дошло, что я иначе, чем раньше, воспринимаю волков. Я и до того чётко воспринимал контуры их аур, но теперь к этому добавилось отчётливое ощущение понимания их мыслей и настроения. Кроме этого, какое-то странное чувство не покидало меня с того момента, как я очнулся, но, не понимая, в чём дело, я решил разобраться с этим попозже.
   Когда подошли десятники, я спросил, как оказался в деревне, они рассказали, что ночью в деревню? шатаясь от усталости и ран, вошёл окровавленный волк, который тащил на своей спине меня, а в зубах - бесчувственную волчицу.
   "Значит, он вытащил нас обоих", - понял я и послал мысленную картинку-вопрос обоим волкам. От Кая пришёл утвердительный ответ с картинкой, как он тащит нас обоих с места боя. От Кары пришло странное подтверждение со смешанными чувствами, мне показалось, что она очень смущена и недовольна тем, что именно Кай спас нас двоих. Я её пожурил, сказав, чтобы она прекратила ругаться с Каем, а лучше с ним подружилась. В ответ было недовольное ворчание, но с нотками согласия. Осмотрев ноги Кая, я не понял, как при таких увечьях он смог нас дотащить, лапы сейчас были хоть и ухожены, но полученные раны ужасали. Замотав повязки, я спросил, кто занимается моим волком, и когда мне показали старого орка, успокоился, его знаниям в области лечебных трав мог позавидовать любой, да и претензий к обработке ран у меня не возникло. Кай попросил меня не волноваться за него, те мази, что накладывают с повязками, очень помогают.
   Я снова удивился, чувства волков и людей я начал воспринимать по-иному, чем раньше, теперь все их ауры были отражением их эмоций, и я легко отличал одного зверя от другого. Приказав оркам разойтись, я вошёл в дом вождя, тот уже ждал меня за накрытым столом.
   - Какие у тебя планы на будущее, Каин? - спросил он, когда мы утолили первый голод.
   - Те же, что и раньше, Агар-тор, - я спокойно посмотрел на него.
   - Не сомневался, - улыбнулся он. - Я знал, что несколько эльфов не смогут тебя остановить.
  
   Уже вечером, лежа у себя в шатре, я понял чего мне не хватает - я не чувствовал магическую энергию! Испугавшись, я вскочил и попытался поставить небольшое Облако, заклинание было прочитано, но зачерпнуть энергию для постановки мне удалось. Холодок взъерошил мне волосы на затылке, я чувствовал, что запас энергии после последней битвы начал восстанавливаться, даже ощущал наличие небольшого её запаса, но только теперь осознал, что дотянутся до него не могу. Было такое чувство, что на пути к своему источнику магии я упираюсь в тонкую, но прочную стену. Путём нескольких неудачных экспериментов с разными заклинаниями я осознал, что источник для меня недоступен, и тут испугался по-настоящему. Перейдя в режим Поглотителя, я накинул на ближайшего орка жгут и попытался захватить сознание - снова ничего, магия Разума тоже требовала использования магической энергии.
   Выйдя из боевого режима, я сел на кровать, схватившись за голову - всё, чего я до сегодняшнего дня достиг, оказалось бесполезным, без магии я был всего лишь неплохим бойцом, не более того. О том, чтобы в таком состоянии нападать на эльфов, не могло быть и речи.
   "Нужно попросить вождя, чтобы тот поговорил с шаманами, может, кто из них знает, что это за состояние у меня?", - мелькнувшая мысль показалась спасительной, поэтому я бросился к Агар-Тору. Тот давно спал, но, увидев моё взволнованное лицо, внимательно всё выслушал, и сказал, что утром пошлёт гонца к шаманам, а сейчас мне лучше пойти отдыхать.
   Возвратившись к своему дому, я обнаружил во дворе своих волков. Довольный Кай лежал на боку, а Кара спала рядом, положив голову на его брюхо. Усмехнувшись, я не стал им мешать, но сам ещё долго не мог уснуть, всё время пытаясь проверить свои способности, но увы, кроме повышенной чувствительности к аурам и эмоциям окружающих, а также взгляда Поглотителя, у меня ничего не осталось. Я почувствовал себя беззащитным и решил с завтрашнего дня возобновить обучение бою на мечах, благо, что опытных воинов кругом хватало.
   Встав с восходом, я направился к дому одного из десятников, который при виде меня мгновенно оделся и вооружился.
   - Приветствую тебя, Лагор, - обратился я к нему. - Мне нужен лучший мечник селения.
   Десятник без всякого колебания ответил:
   - Вы пришли к нужному орку, командир, я и есть лучший мечник.
   Кивком велев ему следовать за мной, я прошёл на тренировочную арену, распложенную в центре деревни. Не успели мы размяться и разогреется, как вокруг нас собралось полдеревни, всем захотелось посмотреть на бой с Командиром.
   Достав из стойки двуручник с затуплёнными остриём и лезвием, я жестом дал знать, что готов к поединку. Лагор, не мешкая ни секунды, кинулся на меня, держа свой меч, как копьё. С такой странной техникой я ранее не встречался, поэтому просто ушёл в сторону, вскидывая меч перед собой. Уже возле меня орк резко развернул меч, и в воздухе передо мной замелькали размазанные полосы от движений его оружия. Орк не обманул, он действительно оказался очень хорошим бойцом, уклоняться и атаковать его было сложно, огромный меч в его руках превратился в пушинку, которой он умело владел. Он бил из любого положения, комбинировал связки ударов, мог колющий удар превратить в рубящий, а рубящий перевести в режущий. "Вот он мог бы победить Белинду", - подумал я, в очередной раз отводя от себя удар. Ускорение тела в схватке с этим орком помогало не сильно, и только чудом мне удалось однажды его зацепить.
   Внезапно орк прекратил атаку, отступил на шаг и опустил меч.
   - У вас был хороший учитель, Командир, - произнёс он. - Хотелось бы мне с ним встретиться в битве. Дальше нам биться нет смысла, я узнал все, что мне нужно для начала занятий. Поэтому сейчас мы начнём с отработки движений защиты против колющего удара, вставайте в среднюю стойку и приступим.
   Орк начал показывать мне необходимые движения, демонстрируя их раздельно, медленно и точно. Он по-прежнему говорил со мной почтительно, но все его слова и команды звучали теперь в тоне обращения учителя к ученику. Я решил не реагировать на некоторую вольность, так как своим удивительным мастерством и тем, какую роль он на себя принял, орк заслужил такое право, тем более, что как только занятие закончилось и мы договорились о новой встрече после ужина, он снова ко мне обращаться, как подчинённый к Командиру.
   Уже неделю я тренировался с Лагором, и каждый вечер спрашивал вождя, что ответили шаманы. Агар-Тор кривился и говорил, что те рассматривают мой вопрос. Когда к концу стала подходить вторая неделя, вождь с каждым днём при виде меня скисал всё больше, пока, наконец, не признался, что шаманы не подчиняются никому, и любой вопрос, который им задаётся, может рассматриваться ими как угодно долго.
   - Мы ведь по-прежнему считаемся слабым Кланом, хоть ты и запугал всех, отвадив от привычки появляться на нашей территории, - сказал он мне. - Вот они и откладывают всё время твой вопрос. Я не могу сказать, когда им взбредёт в голову нам ответить.
   Поняв, что нужно брать дело в свои руки, я собрал десятников и объявил, что завтра с утра выступаем в поход, чем очень их обрадовал. Несмотря на то, что за время наших похождений они стали настолько богатыми, что сейчас жили, содержа множество слуг и домашних животных, смерть от старости не очень уважалась в племенах орков.
   Утром я оделся в то, что осталось от боевого костюма из кожи василиска, а так как починить его не представлялось возможным, то поверх него натянул кольчугу. Уточнив у вождя расположение лагеря шаманов, мы выехали. Теперь мы уже не скрывались, передвигаясь по ночам, а гордо путешествовали днём, пугая всех орков одним своим видом. Ужасные слухи о нашем отряде уже стали в этих краях постоянными, и настолько укоренились в умах многих орков, что на своём пути мы не встречали не то, чтобы препятствий, но даже встречных отрядов. Некоторые, правда, настороженно встречали нас у своих деревень, но дорог не перекрывали, а нам стычки были не нужны, так что разъезжались вполне мирно.
   Приблизившись к лагерю шаманов, расположенному возле большого озера, я увидел, что нас уже ждут - ворота лагеря были закрыты, а на стенах сгрудились воины.
   Нужно было всё решать только хитростью, ведь узнав, что я лишился всех своих способностей, шаманы могли не выпустить нас отсюда. "Буду говорить, что лишился части своих сил, но не говорить каких", - определил я линию своего поведения.
   Подъехав к воротам, я спокойно произнёс:
   - Мне нужно встретиться с Шаманами, прошу не заставлять меня ждать.
   После чего развернулся и поехал к своим. Прошли не больше пяти минут, как открылись ворота и навстречу нам вышел странный орк, весь в татуировках и шрамах, в странной одежде, увешанный разнообразными ожерельями.
   Подойдя к нам, он вызывающе уставился на меня и спросил:
   - Кто ты и чего тебе надо от Великих шаманов?
   - Если продолжишь в том же духе разговаривать со мной, - спокойно ответил я, - то станешь мёртвым Великим шаманом, а разговаривать я буду уже со следующим.
   Он немного увял от такого заявления, но выражение лица не потеряло вызова.
   - Мне нужно задать один вопрос, и ответ я готов хорошо оплатить, - продолжил я. - Но если я устану ждать, то задам вопрос последнему из вас, который останется жив, но за ответ уже не заплачу. Так что решать вам.
   Шаман скис ещё больше и вернулся обратно. Прошёл всего час - со слов десятников, просто неуловимый миг для шаманов - как ворота снова открылись и нам навстречу вышли сразу три старых орка. При виде их аур я чуть не ахнул, они были огромны и светились ослепительным голубым цветом. Старики были очень сильны, просто невероятно, как сильны.
   "Хорошо, что я теперь не могу скрыть свою ауру", - подумал я. С тех пор, как я встретился с Ал'лилель, она оставалась открытой для любого, умеющего видеть, и слепила своим ярко-красным цветом глаза всем, кто смотрел на меня магическим взором. "Шаманы увидели и цвет моей ауры, и её размер, поэтому и не стали ввязывать в бой", - подумал я, наблюдая за тем, как они приближаются.
   Один из них, обращаясь ко мне, произнёс странные слова:
   - Приветствуем в наших землях мага Носферату. Нам жаль, что твой путь начался с крови, а уйдёт в смерть, но это твой путь, и мы уважаем его.
   Я спустился с Кары, подошёл к ним и, оказывая уважение, слегка поклонился.
   - Приветствую Великих, смотрящих за предками, - сказал я традиционную фразу приветствия орков-шаманов.
   - Говори, что ты хотел узнать, и уезжай с нашей земли, маг, ты пролил здесь слишком много крови, - сказал другой из троицы, с непроницаемым лицом, похожим на резную маску.
   Я рассказал суть проблемы, о том, что после применения заклинания Взрыва Ауры потерял часть своих способностей и хотел бы узнать, слышали ли они о чём-нибудь подобном, когда орки не могли воспользоваться магической энергией собственного тела. По мере того, как я говорил, шаманы удивлённо переглядывались друг с другом, но, когда я закончил, их лица вновь стали бесстрастными. Закончив объяснение, я выжидательно посмотрел на них.
   Они переглянулись, и один из них сказал:
   - Если бы мы не услышали рассказ именно от тебя, мы бы не поверили тому, что возможно вообще остаться в живых после использования Рассеивания. Поэтому мы ничем не можем тебе помочь, разве что советом. Следуй на восход, и через неделю пути перед тобой появятся горы. Ночью увидишь звезду, которая висит на кончике самой высокой вершины, вот к ней и иди до тех пор, пока тебя не остановит голос в голове.
   - А кто там обитает? - заинтересовался я странным советом.
   - Этого не знает никто, так как дальше определённой границы никто пройти не может. Но обитающее там существо очень мудрое, оно всегда давало нам ответы на те вопросы, на которые никто из нас ответить не мог. Так что и ты можешь попробовать, - сказал один из них.
   Поблагодарив их за совет, я отдал два кошеля, полных золота, а затем, вскочив на Кару, решил определиться, что делать дальше. В том, чтобы ехать всем отрядом, смысла я не видел, чтобы прокормить сотню волков, нужно было грабить деревни, а без своей магии я не хотел подставлять орков под удар. Отъехав подальше от деревни шаманов, я выстроил свою сотню.
   - Воины! - обратился я, поняв, что снова настало время одиночества. - Пора нам расстаться, вы честно служили эти месяцы, и я запомню это. Теперь мне нужно уйти, и я не знаю, как долго продлится мой путь. Поэтому я отпускаю вас, передайте вождю, что наш с ним договор исполнен, и вы отныне свободные воины.
   Орки заволновались, но отвечать не смели, тогда я продолжил:
   - Теперь я не ваш командир, и вы можете задать мне любые вопросы, я постараюсь на них ответить.
   Несколько воинов вышло из строя, и первый спросил:
   - Командир, почему нельзя идти с вами?
   - Я иду в горы, к непонятному существу, о котором говорили шаманы, и не знаю, чего от него ожидать. Вполне возможно, что это ловушка, в которую меня послали шаманы, поэтому я не хочу, чтобы и вы попали в неё, потерять целый отряд доблестных воинов выше моих сил, - честно ответил я.
   Первый спрашивающий вернулся в строй, и вопрос задал второй орк:
   - Вы вернётесь к нам, командир?
   - Не знаю, - я качнул головой. - Мне жаль расставаться с хорошими воинами и товарищами, но обещать ничего не могу.
   Настала очередь третьего орка:
   - Мы все ощущаем единство с вами, командир, поэтому предполагали, что наступит день, когда вы уйдёте от нас. Мы постарались найти для вас достойный подарок от всего отряда, - он махнул рукой и задних рядов стали передавать какой-то свёрток.
   Получив его, он опустился на одно колено и протянул его мне со словами:
   - Пусть с вами всегда будет дух нашего отряда, чтобы, глядя на него, вы хотели вернуться.
   Я был растроган. Хоть я и относился к отряду бережно, стараясь не рисковать ими понапрасну, всё же не ожидал такой искренней благодарности всего за неполный год своего руководства. Приняв от орка тяжёлый сверток, я размотал его и застыл от удивления, и действительно, было от чего - в руках я держал двуручник. Тёмно-синяя сталь, которую невозможно было ни с чем перепутать, матово отливала бликами на солнце - меч был из небесного железа.
   Только гномы могли работать с этим материалом, а по цене такие изделия равнялись стоимости небольшого королевства. Небесного железа было очень мало, поэтому за изготовление вещей из него брались только самые лучшие гномы-оружейники, создававшие шедевры, подобные тому, что подарили мне орки. Размерами он был именно таким, каким я привык владеть, широкая крестовина, длинная рукоять с противовесом - всё было выполнено с большим искусством, а по обоим сторонам клинка бежали вампирские руны.
   - Дух Серых Призраков, - прочитал я.
   Подняв меч над головой, я растроганно сказал:
   - Воины, я обещаю, что вернусь к вам, чтобы увидеть, как вас стало не сто, а целая тысяча бесстрашных и могучих Серых Призраков!
   Отряд взорвался криками и зазвенел ятаганами о щиты.
   Собрав десятников, я оставил им все необходимые распоряжения, а Каре приказал идти в деревню, и как только Кай полностью поправится, отправиться следом за мной. Волчица долго не хотела уходить, поэтому пришлось твёрдо настоять на приказе. Получив картинку обидевшейся на меня зверюги, я с усмешкой проследил за тем, как она убегает вслед уходящему отряду.
   Подождав, пока отряд скроется из виду, я вложил меч в ножны, закрепил за спиной и тронулся в путь. Еды и питья было достаточно для недельного путешествия, и я спокойно шёл по дороге, восстанавливая в памяти все обстоятельства встречи с Ал'лилель и последовавшего за ней боя. Чем больше я вспоминал её, тем грустнее мне становилось. Я предпринял столько трудов, чтобы овладеть магией, но стоило встретиться всего с одним отрядом эльфов и всё пошло насмарку: сам еле выжил, Ал'лилель потеряна, волки ранены. Неужели я настолько слаб, что способен только на убийства людей и орков, а ведь ещё с отрядами вампиров ни разу не сталкивался. Что будет, если в будущем придётся сражаться и с ними, не ожидает ли меня такой же провал, как в схватке с эльфами? Мысли меня удручали, поэтому я решил, что как только восстановлю доступ к магической энергии, начну учиться ещё интенсивнее.
   Шаманы не соврали, и ночью, запомнив направление, которое показывала звезда на горном пике, я отправился туда. Вскоре обнаружилась едва заметная тропинка, которая тянулась среди каменных нагромождений, я шел и шел по ней, поднимаясь всё выше. Внезапно в моей голове прозвучали удивлённые слова:
   - Младший брат?
   Я опешил, это было настолько неожиданно, что я не знал что ответить.
   - Странный младший брат, - повторил голос у меня в голове. - Что ты ищешь на моей территории?
   - Ответа на свой вопрос, - сказал я, уже догадавшись, что говорю с тем, про кого сказали шаманы.
   - Младший брат что-то не знает? - удивлённо спросил голос. - И пришёл за советом к старшему?
   - Да, - подтвердил я, перенимая стиль разговора. - Есть вопрос, который я хотел бы задать старшему брату.
   - Проходи, младший брат. Я буду ждать тебя, - сказал голос и замолчал, а у меня в голове появилась картинка пути от этого места до пещеры.
   Идя по показанному маршруту, я терялся в догадках, что это, интересно, за существо, называющее меня младшим братом, и почему оно захотело встретиться со мной у себя, а не просто мысленно ответить на мой вопрос, как это делало с шаманами. Так и не найдя ответа, я шёл всё дальше, удивляясь про себя тому, на какое огромное расстояние это загадочное создание может передавать свои мысли.
   Наконец-то я забрался на небольшую площадку и увидел пещеру. Подойдя к входу, я чуть было не закричал, увидев, кто направляется мне на встречу.
   "Вот балбес, - корил я себя, - кто же ещё из известных существ владеет магией Разума лучше, чем ты сам? Конечно же - Поглотитель Сознания. Как ты не догадался до этого раньше!".
   "Балбес?", - прозвучал голос у меня в голове.
   "Да, я просто не ожидал встретить здесь сородича, ведь меня направили сюда орочьи шаманы, они не смогли ответить на мой вопрос и сказали, что в этом месте они всегда получали мудрые ответы", - я быстро постарался спрятать свои мысли.
   "А, эти смешные создания, что изредка приходят сюда, - вспоминающе протянул голос. - Мне интересно смотреть их мысли, поэтому я и даю ответы, чтобы они приходили ещё".
   "Старший, я использовал сильное заклинание, и теперь отрезан от своего магического источника, - решил приступить я к делу. - Не мог бы ты подсказать, как избавится от этой преграды?".
   Не успел я закончить, как ощутил сильное давление на разум, которое почти сразу же исчезло.
   "Странно, - прошелестел голос. - Не встречался раньше с таким. Ты не будешь против, младший брат, если я ненадолго стану тобой и попробую разобраться с проблемой в твоём теле?", - спросил он.
   Я был, конечно, против, но поскольку другого выхода не было, пришлось соглашаться.
   Через мгновение я узнал, как это бывает, когда не контролируешь собственное тело, я видел, чувствовал всё, но двигаться не мог, а рядом ощущался большой сгусток разума, который управлял твоим телом.
   "Действительно, странная ситуация, - задумчиво протянул Поглотитель, выйдя из моего сознания и вернув мне контроль над телом. - Я вижу твою энергию, чувствую её, но не могу до неё дотянуться. Если ты не возражаешь, то поживи у меня до тех пор, пока я не смогу разгадать эту загадку", - сказал он, и я снова перестал себя контролировать.
   "Видимо, он считает моё разрешение на копание у себя в мозгу постоянным", - я только досадливо хмыкнул, забившись в уголок собственного сознания, пока рядом орудовала машина по переработке информации.
   Так и повелось, дни шли за днями, складывались в недели, а я время от времени терял над собой контроль, когда Поглотителю нужно было проверить очередную догадку. Чтобы мне было удобно за ним наблюдать, я обычно переходил в боевую трансформацию и в ней оставался на всё время опытов, в таком состоянии было удобнее наблюдать за тем, как Поглотитель работает с магией Разума.
   Чтобы занять себя, я начал тренировки с подаренным мечом, а также подсматриванием за охотой старшего Поглотителя. Оказывается, он был настолько силён, что для захвата чужого сознания ему не нужно было плести отдельные жгуты и закреплять их на каждой ауре, он просто создавал огромную паучью сеть из тоненьких жгутов, раскидывал её на огромной территории, а потом отбирал из неё только те сознания, которые были нужны ему. Я очень удивился, когда узнал, что Поглотитель способен удерживать под единовременным контролем до пятидесяти различных сознаний. В один из вечеров я не выдержал и попросил его рассказать, как достичь такого уровня контроля. Тот немного подумал и ответил, что мог бы научить меня, имей я доступ к магической энергии. От его слов я едва не впал в ярость, все, за что не возьмись, упиралось в её отсутствие.
   После нашего разговора опять шли дни и недели, но результатов не было. Я по-прежнему каждый день старался пробить стенку, и Поглотитель иногда вмешивался в этот процесс, что-то выясняя для себя.
   Однажды, он поинтересовался:
   "Это твои волки стоят внизу? У них в головах очень чёткий твой образ, и они ждут тебя".
   На такое расстояние я сам не мог дотянуться мыслями, поэтому попросил его передать волкам, что со мной всё в порядке, они могут охотиться и бегать где угодно, ожидая меня. Как только я закончу с делами, сразу же спущусь к ним.
   Прошли ещё два месяца, а все мои попытки оказывались бесполезны, стена за это время не исчезла и даже не дала слабины. Старший Поглотитель с каждым днём становился всё более молчаливым, изредка влезая в мои мысли. Я уже не знал, придумал он что-либо или уже бросил свои попытки.
  
   В тот день, ничем не отличавшийся от всех прочих, я сидел и безнадёжно бился о магическую стену, как вдруг внезапно мне голову ворвалось сознание старшего Поглотителя: "Я разобрался в проблеме младший брат, хотя это было не просто!".
   Быстро сорвавшись с места, я нашёл его стоящим на краю площадки, сидящим лицом к виднеющемуся далеко внизу озеру. Я подошёл и, усевшись рядом, приготовился слушать.
   - У тебя сейчас два тела: одно из них вампира, а второе принадлежит младшему брату. Как такое стало возможно, я не знаю, - начали у меня в мозгу появляться его мысли.
   - Скажу лишь, что применённое заклинание должно было убить тебя, и выжил ты только благодаря своему второму телу - младшего брата. Аура этого тела была настолько сильно переплетена с аурой вампира, что просто ограничила действие заклинания. Если внимательно посмотреть сейчас на твою ауру, то в ней меньше режуще-красного цвета, а больше преобладают тёмные тона, это значит, что твоё заклинание уменьшило ауру твоего первого тела настолько, что аура тела младшего брата стала подавляющей и сейчас в тебе преобладает. Именно поэтому ты не можешь достать магические ресурсы тела вампира, сколько бы ни старался - они тебе более недоступны.
   Я, стараясь не паниковать, спросил:
   - Что же мне теперь делать, Старший? Как снова достичь магических резервов, вы ведь наверняка знаете и это?".
   - Да, знаю, - услышал я. - Но тебе этот путь не понравится. Ты слишком привязан к жизни своего первого тела.
   - Могу я хотя бы услышать, как это можно сделать, Старший! - умоляюще спросил я". Ответа долго не было, но я решил терпеливо ждать.
   - Когда я захватывал твоё сознание, то впитывал все твои эмоции и память о прошедшем. За короткий срок ты сильно изменялся, твоя сила выросла невероятно. Особенно ярки твои воспоминания от встречи с другой особью, к которой ты испытываешь непонятные мне чувства. Эта встреча ярким пятном отражена в твоём сознании, поэтому, учитывая данное обстоятельство, предупреждаю: если ты примешь мою помощь, то можешь всё это забыть. У тебя будет новый разум, чистый и не насыщенный никакими событиями из прошлого. Ты готов к этому? - наконец-то произнёс он.
   - А есть другой путь для восстановления ауры моего первого тела? - к такому развитию событий я был не готов.
   - Лично я не вижу такого пути, - был ответ. - Наверняка есть другие Старшие, мудрее меня, но я не знаю мест, где они обитают, и сколько времени тебе понадобится на их поиски".
   - Тогда я готов принять вашу помощь, Старший, - ответил я, стараясь не думать о том, во что же я превращусь и что потеряю. - Всё равно без магии я не смогу снова увидится с Ал'лилель.
   - Тогда слушай, - прошелестел голос Поглотителя. - Тебе поможет только объединение двух тел в одно, в то, которое будет у тебя постоянно. Но, как я уже сказал, аура тела младшего брата сейчас очень сильна в тебе, и после объединения, скорее всего, именно она будет доминирующей во всём - в твоём облике, мыслях и в твоей магии. За конечный результат я даже не поручусь, таких сложных опытов на моей памяти никто не проделывал.
   - Вы же знаете, выбора и времени у меня нет, я готов. Только скажите, сколько нужно времени для успешного слияния? - спросил я, стараясь не думать о будущем после такой трансформации.
   - Не знаю младший брат, может быть, десяток лун, может быть, сотни или тысячи, сейчас я не могу ответить на твой вопрос. Это станет возможным только после начала опыта по объединению, - ответил он.
   Я задумался:
   - Тогда мне нужно попрощаться с волками, чтобы они не ждали меня. Где будет происходить слияние, Старший?
   - Здесь. Кроме полного проникновения в твой мозг мне больше ничего не требуется.
   - Тогда я вернусь через несколько дней Старший, - сказал я и пошёл собираться.
  
   Собрав еду от вчерашнего ужина, я спрятал меч в одной из расщелин пещеры, заложив её камнями и песком. Мне не хотелось, чтобы он пропал, если что-нибудь пойдёт не так. Спуск не занял много времени, и уже ближе к утру я был внизу, окружённый радостными волками, которые выглядели довольными и упитанными.
   Невольно читая их эмоции, я сначала опешил, Кара, которая раньше прохладно относилась к Каю, теперь ластилась к нему постоянно, требуя внимания, а тот, довольный, млел от радости. Я потребовал от них ответа, и едва услышав начало, обрадовался - Кара была беременна и через семь месяцев должна была принести потомство. Волки боялись, что я стану их ругать, поэтому молчали. Сказав, что я рад за них обоих, я сразу же огорчил их, сообщив о том, что ухожу надолго. Я также сказал, что теперь они будут жить самостоятельно, и, поскольку я не знаю, когда вернусь и вернусь ли вообще, они могут идти куда захотят. Не успел я договорить, как мне в голову сразу посыпались картинки от обоих волков с категорическим несогласием. Поняв, что мне их не переубедить, я предложил им, чтобы не скучать, привести сюда стаю, сформировав её из молодняка, который содержат орки в том лагере, где мы встретились. Моё предложение их заинтересовало, и они обещали подумать.
   Обняв их на прощанье, я двинулся в обратный путь. Слова Старшего о времени объединения, глубоко запали мне в голову. "Как отреагирует на меня Ал'лилель, если я буду в облике Поглотителя Сознания? Да и будет ли она ждать столько времени?", - мысли терзали меня всю дорогу. Я осознавал, что рискую стать тем, к кому Ал'лилель никогда не подойдёт, но ещё лучше я понимал, что не смогу сражаться с эльфами только на мечах, мне нужна была сила.
   Старший ждал меня, и сразу сказал лечь на лежанку, на которой я спал всё это время.
   - Ты готов?, - прошелестел голос. Я кивнул и сразу за этим пришёл ментальный удар такой силы, что я сразу потерял сознание.
  
   Очнулся я оттого, что кто-то в моей голове настойчиво требовал пить, причём делал это невероятно писклявым голосом. Когда мне надоело его слушать, я мысленно приказал ему заткнуться. Мысль оказалась настолько сильной, что сознание просящего сразу исчезло. Я сразу очнулся. "Я ведь не собирался его убивать! Почему он умер от одной простой мысли?!", - недоумевал я.
   Вспомнив недавние события, я подумал: "Интересно, Старший начал объединение или ещё нет?". Встав с кровати, я пошёл к его излюбленному месту на краю площадки.
   - Ты жив! - пронёсся в моём сознании его голос, я понял все его оттенки мыслей (удивление и радость).
   Я подошёл и спросил:
   - А что, не должен был?
   Собственный голос я сначала не узнал, он стал ужасно хриплым, с каким-то присвистом.
   - Что произошло? - спросил я у него. - Вы закончили, Старший?
   - Можешь не называть меня Старшим, брат. Мы теперь равны с тобой.
   Снова я почувствовал радость и удивление в мыслях Поглотителя.
   Ничего не понимая, я попросил его объяснить, что происходит
   - Объединение произошло, хотя и не совсем так, как я планировал, - начал он объяснять. - Память первого тела цеплялась за слово "Ал'лилель", как якорем, и не хотело расстаться с местом в новом разуме объединенного тела. Мне пришлось увеличить срок объединения, чтобы новое тело приняло частичку старого разума, но даже после этого ты слишком долго не приходил в себя.
   Я похолодел, и со страхом ожидая ответа, спросил:
   - Сколько времени прошло?
   - Двадцать четыре полных луны.
   Два года, перевёл я на общее время, целых два года. Только сейчас до меня стало доходить, что мир вокруг изменился. Привычного зрения нет как такого, нельзя же видеть всё вокруг себя? Но это было именно так, я осознал, что вижу всё, но не контуры аур, как раньше, а цельные объекты с их аурами.
   Я видел намного дальше и острее привычного зрения, и как только захотел, то, сконцентрировавшись, смог приблизиться разумом к любому объекту в новой зоне обзора. Проделав несколько опытов, я убедился, что Поглотителям действительно не нужны глаза, они и без них всё прекрасно видят. Попробовав перейти на обычное зрение, я убедился, что никакой разницы не ощущаю, и с открытыми, и с закрытыми глазами я видел одно и то же.
   Мне заинтересовали в первую очередь две вещи: первое - какая у меня аура, и второе - как я теперь выгляжу. Ауру я осмотрел сразу и не очень удивился, когда обнаружил небольшой пульсирующий шар, правда, не ярко-красного, а чёрного цвета, как у обычных Поглотителей. Для того, чтобы удовлетворить своё второе желание, пришлось подниматься выше в горы и найти небольшую лужицу талой воды.
   Я со страхом заглянул в неё и вздрогнул - всё тело представляло собой уменьшенную копию Поглотителя Сознания: кожаные складки с зелёными раскручивающимися спиралями, длинные руки, худощавое тело. Единственное, что отличало меня от них, это отсутствие щупалец, а также наличие глаз. "Думаю Ал'лилель теперь лучше на глаза не попадаться", - кольнула меня мысль. Вспомнив о ней, я загрустил и решил узнать подробнее о прошедшем объединении.
   - Ты теперь такой же, как и я, - зашелестел голос Поглотителя. - Чуть меньше возможностей, но ты теперь точно Старший".
   - А ты можешь меня обучить всему, что должен знать брат?
   - Конечно, всё что я знаю, я передам тебе, - ответил он. - Ты готов принять это?
   Я подтвердил, не очень представляя, как он мне всё передаст, поэтому, когда в мой мозг потоком устремились сведения о способностях Поглотителей, из чего формируются способности каждой конкретной особи, различия между Поглотителями и много многое другое, я замер от неожиданности. Информации вскоре стало так много, что я не успевал её впитывать, а поток всё не ослабевал. Передача данных прекратилась внезапно, но голова от избытка сведений продолжала гудеть.
   - Тебе лучше уснуть. Я усыплю тебя, - услышал я слова Поглотителя и отключился.
   Проснувшись, я сразу попытался разобраться в том, что передал мне Старший, и как ни странно, но я помнил и понимал абсолютно всё. Став копаться в этом океане, я обнаружил интересную вещь, оказалось, что Поглотители поедают мозги своих жертв не только для питания, ещё в них содержится особое вещество, которое, достигая определённой концентрации в теле Поглотителя, даёт ему больший прирост магических сил. Данную особенность эльфийские маги специально заложили в свои создания, чтобы все Поглотители могли совершенствоваться и становиться сильнее, заодно убивая своих врагов. Именно от количества убитых зависела мощность ауры Поглотителя, количество контролируемых им созданий и все остальные его способности.
   Меня скривило от отвращения. "Теперь придется, есть мозги! Интересно, а кровь теперь мне нужно пить?", - подумал я. Вспомнив о крови, я подпрыгнул на месте. "Как же я мог забыть! Даже не проверил то, ради чего согласился на объединение", - эта мысль ударила меня подобно молнии. Судорожно потянувшись к своему магическому резерву, я испытал ни с чем несравнимое блаженство - стена, перекрывавшая мне доступ, исчезла, и даже размер резерва увеличился. Решив срочно поэкспериментировать, я попробовал поставить самое большое Облако, которое мог сделать до трансформации, и снова удивил сам себя, Облако было раза в четыре моего прежнего максимума, а времени на формирование заклинания потребовалось чуть ли не вдвое меньше. Решив выпустить Мышей на остатках магической энергии, я обнаружил, что вылетело целых двадцать вместо обычных десяти. Такое увеличение способностей не могло меня не радовать. Осталось разрешить одну проблему - как снова принять облик вампира, потому что в настоящем виде нельзя было и подумать появиться перед Ал'лилель. Нужно узнать у Старшего, кто мог мне в этом помочь.
   - Тебе могут помочь только наши создатели, - ответил он. - Те маги, что нас создавали, ещё живы и могут просветить тебя в этом вопросе, я же больше ничем не могу тебе помочь.
   Перебрав в голове всех, кого я знаю из эльфов-долгожителей, я остановился на двух кандидатурах - Белинде и Ал'гиеле. Ещё немного обдумав, я решил, что на поиск Белинды я потрачу больше времени, чем на поиск Старейшины, ведь его деревня никуда не могла исчезнуть.
   На следующий день я вытащил из тайника и почистил меч, приготовил себе запасов в дорогу, просто набрасывая сеть на всю область своего контроля и заставляя нужных мне зверей идти ко мне. Контролировать я по-прежнему мог только пять сознаний одновременно, но теперь я знал, как это исправить, придётся питаться мозгами, чтобы вещество в моём организме накапливалось, предоставляя большие возможности для контроля.
   Также я знал, что чем более старый и опытный мозг съедаю, тем более сильную концентрацию вещества могу получить. "Интересно будет попробовать Старшего вампира или эльфа", - подумалось, мне. Отвращение не стало помехой в поедании мозгов, ведь это делало меня сильнее.
   Прощаясь, я поблагодарил Старшего: "Что я могу сделать для тебя, брат?"
   Тот немного подумал, прежде чем дать ответ.
   "Если у тебя будет собственное жилище, пригласи меня к себе, мне не хватает эмоций от живых существ, тут становится слишком скучно".
   Я заверил его, что его пожелание для меня равносильно приказу, так как его помощь оказалась для меня бесценной.
  
   Спустившись с горы, я обнаружил в лесу ауры множества волков. "Интересно, как там Кай и Кара, - подумал я. - Может, стоит захватить пару волков и спросить у них?". Желание увидеть своих волков перекрыло во мне неуверенность в собственных силах, и я направился к ближайшей стае. Завидев меня, те рассыпались в стороны, и, скалясь, начали окружать. Создав паутину жгутов, я поймал трёх волков, захватил их сознание и велел подойти ко мне. Двое оставшихся, почуяв неладное, попытались напасть, но следующий бросок паутины жгутов подчинил и их тоже. Посадив всех зверей перед собой, я внушил им, что освобожу одного для разговора, но если он будет плохо отвечать, я натравлю на него оставшихся четверых. Освободив крайнего, я настроился на его мысли - волк был полностью растерян, вот уже более года, как в лесу не осталось никого, кто бы мог им противостоять, а тут появился чужак, который без боя победил пятерых.
   Легонько пристукнув его ментальным ударом, я пригрозил выполнить свою угрозу. Запуганный и оглушенный волк сам принялся выдавать нужные мне картинки: Вот он несётся к логову, чтобы сообщить обо мне своей волчице, но сначала бежит к вожакам.
   Увидев изображение знакомой парочки, я улыбнулся и приказал волкам отвести меня к логову. Так, в окружении зверей, я и шел по лесу, изредка на нас выскакивали их сородичи, но, получив ментальный удар, быстро скрывались в зарослях. Когда мы дошли до огромной поляны, я оценил её удачное расположение - справа струился небольшой ручей, а слева начинались скалы со множеством пещер, идеальное место для жилья.
   Почти сразу поляна начала заполняться множеством огромных волков, которые с глухим ворчанием принялись кружить вокруг нас. Я нахмурился и ударил по ним, получив чувствительный пинок, многие с визгом отбежали подальше. Кольцо расширилось, но не разомкнулось.
   Наконец я увидел тех, за кем пришёл. Две огромные тени вылетели из пещеры и почти сразу же на меня нахлынули безмерный восторг и радость Кая и Кары. Подбежав ко мне, они повалили меня на землю, при этом радостно скуля и ласкаясь. Я сразу отметил, что моя сладкая парочка окрепла за прошедшие годы и обзавелась множеством шрамов. Увидев, что их предводители облизывают чужака, вместо того, чтобы разорвать его на части, остальные волки в недоумении отступили к пещерам, из которых высыпало на свет множество мохнатых комочков.
   Успокоив Кая и Кару, я сел рядом и, прижавшись к их тёплым бокам, принялся расспрашивать о том, что случилось за время моего отсутствия. Они наперебой продемонстрировали мне, как последовали моему совету и совершили набег на лагерь, причём помогли им в этом почти все волки отряда Серых Призраков. Они освободили всех, кого смогли, привели их сюда, и вот уже два года, как их стая царствует в этих лесах и прибрежных степях. Я вспомнил, что когда я уходил, Кара была беременна, и попросил показать детёнышей.
   Кара радостно провыла что-то в небо, и к нам бросилось несколько пушистых клубочков, попискивая на бегу.
   "Это уже второй помёт", - с гордостью показала она мне картинку своих первых детенышей. "Первый уже самостоятельно участвует в охоте, наравне с взрослыми", - также гордо продемонстрировал мне Кай образ бегущих в общей стае волков-подростков.
   Щенки, не обращая на меня внимания, начали теребить Кару, требуя у неё молока. Она взглянула на меня извиняющимися глазами и легла набок, давая им доступ к соскам. На их совместный вопрос, что я намерен делать дальше, я сказал, что завтра уйду в сторону королевства эльфов. Они сразу же высказались за участие. Я усмехнулся и спросил: "Этих с собой возьмём?", показав на щенков, которые боролись друг с другом за право насытиться первым. Волки смутились.
   Я передал им картинку себя, уходящего в одиночестве, а затем добавил, что всё, что мне от них сейчас нужно - чтобы они растили много крепких, умных, сильных волчат, так как однажды я попрошу у них помощь. Волки горячо заверили меня, что мой запах и ауру запомнили все здесь присутствующие звери, и когда я приду следующий раз, то буду полноценным членом стаи.
   До следующего утра я просто лежал на траве рядом с Карой и Каем, слушая их истории и играя с щенками, хотелось хоть один день провести спокойно и радостно, прежде чем завтра вновь окунуться в водоворот убийств и разрушений. Я отчётливо понимал, что теперь, после всего случившегося, не пойду ни на какие сделки с эльфами, проложить себе путь было возможно только силой. Ведь, кроме всего прочего, теперь мне требовались мозги, для увеличения собственных возможностей, и эльфы лучше всех подходили для этой цели.
   Утром я двинулся в дорогу, Кай и Кара провожали меня до полудня, пока я не приказал им уходить. Лизнув меня в щёку и повторив своё приглашение навестить их, волки быстро понеслись назад, к своей стае. Проследив за ними до самой границы своего нового поля зрения, я остановился и несколько раз глубоко вздохнул, тем самым полностью успокаиваясь.
   - С этого мгновения никаких эмоций, только достижение цели! - повторив это вслух, как заклинание, я поправил меч за спиной и двинулся в сторону границы с Лесом, туда, где начинались владения эльфов.
  
   Свою первую эльфийскую деревню я уничтожил быстро. Захватив сознание нескольких воинов, охранявших границы деревни, я заставил их методично уничтожать другие дозоры, периодически меняя выбывших из строя эльфов. Без магической защиты захват сознания эльфа был не намного сложнее, чем у человека или орка. Расправившись со всеми дозорными, я вошёл в спящую деревню, устанавливая сразу по несколько Облаков Крови в скопления домов-деревьев.
   Надо отдать должное магам эльфов, они активизировались почти мгновенно, я ощутил множественные магические удары по Броне Повелительницы. Они были сильны, Броня держалась, а приходящие от умирающих под Облаками эльфов потоки энергии постоянно пополняли резерв до отказа. Решив избавляться от магов поодиночке, я направился в сторону самого сильного из них. Несколько выбежавших мне наперерез эльфов упали, получив порцию Призрачных Мышей, летящие со всех сторон стелы, отражала Броня Повелителя. Почувствовав, что поток поступающей энергии начинает ослабевать, я несколько новых заклинаний Облаков, направив их туда, куда не успел раньше из-за начавшейся магической атаки. Покончив с этим, я снова устремился к магу.
   Увидев меня, тот начал колдовать активнее, вычерпывая свои ресурсы. Бросок десятка Мышей, с одновременной атакой пятерых эльфов-марионеток, оказался для него неожиданным, но, несмотря на это, Мышей и воинов он отбил, установив вокруг себя какой-то зелёный, мерцающий купол. Запустив в него сразу максимум Мышей, я повторил атаку остатками бойцов. Двадцать Мышей его купол погасить смог, но при этом погас сам, что два воина прикончили его без проблем. "Хорошо, что он тут один такой, - подумал я. - Надо срочно увеличивать количество контролируемых объектов, ведь если попадётся парочка подобных мага, результат будет неизвестен". С остальными магами было легче, захватив несколько лучников, я велел им расстреливать любого, кто попытается меня атаковать, а сам десятками запускал в них Мышей. Подобные совместные действия оказались убийственно эффективными, очень скоро обе мои Броней перестали ощущать удары по себе.
   Я даже не понял, когда в деревне наступила полная тишина. Приказав марионеткам стащить всех взрослых в две кучи, отделив от остальных всех магов и самых старых эльфов, я приготовился сделать то, от чего меня откровенно воротило. Но всё же я прежде накрыл всех убитых обычных эльфов мощным - так как трупов было просто невероятное количество - Облаком Крови, подержав его до полного иссушения тел. Облако послушно преобразовало кровь в магическую энергию, которая восстановила все мои запасы.
   Выполнив самое лёгкое, я повернулся к небольшой кучке отдельно лежавших эльфов. Тяжело вздохнув, я подошёл к ним, и, преодолевая рвотные позывы, принялся вскрывать им черепа. Есть мозги пришлось через силу, это было отвратительно, несколько раз меня вытошнило, и только клятва заставляла меня давиться, но есть и есть.
   Съев всё, я кинул Мышей в подконтрольных эльфов, наполнившая меня кровь предотвратила новый приступ тошноты, и мне стало немного лучше. "Мерзость какая, - сплюнул я клейкую слюну. - Что за подонки эти эльфы, какой только извращенец придумал такой рацион для Поглотителей Сознания?".
   - Надо найти этих специалистов и заставить их есть мозги друг у друга, - решил я. От этой мысли мне стало ещё немного лучше, и я отправился дальше.
  
   Прежде чем я подошёл к границе деревни рода Быстрой Стрелы, я уничтожил ещё три деревни. Поедая мозги магов и старых эльфов, я мог теперь контролировать уже семь объектов, поэтому старательно преодолевая отвращение и тошноту, продолжал давиться мозгами. Я заметил ещё одну происходившую со мной странность, каждый раз, когда умирали эльфы, моя аура менялась, она становилась всё чернее и чернее. Разобраться в этом я не мог, поэтому оставил всё как есть, просто наблюдая за происходящим.
   Дойдя до границы рода Быстрой Стрелы, я решил вызвать её отца на разговор, чтобы не повредить тем, кто был ей близок.
  
   Ал'гиел сидел, обхватив голову руками. Пришло ещё одно сообщение о разорённой деревне, уже четвёртой по счёту, король давно выслал свои лучшие отряды на поимку убийц, во всех деревнях были выставлены усиленные караулы, никого не отпускали в лес, все жили, как в осаде. Просить о помощи соседей было делом бесполезным, все были напуганы и имеющиеся силы мобилизовали на охрану собственных деревень. Хуже всего было то, что Ал'гиел понимал - четыре разрушенные деревни, которые охраняли очень сильные маги и воины, наглядно демонстрировали, что вся эта суета бессмысленна, даже сил Старейшин оказалось недостаточно, чтобы остановить убийц. Те действовали с такой звериной жестокостью, что их мотивы их поступков не мог понять никто. Жителей деревень убивали всех, без всякой пощады, все они были обескровлены, а у части съедены мозги. Складывалось впечатление, что виной всему сошедшие с ума и объединившиеся вампиры и Поглотители Сознания. Какой бы абсурдной не была такая мысль, но за неимением лучшей, Совет Старших написал отчаянные письма почти всем родам вампиров
   Ал'гиел почувствовал лёгкое магическое дуновение, поднял голову и посмотрел на одного из воинов охранения деревни. Этого взгляда оказалось достаточно, чтобы Старейшина набросил на себя защитный купол. Глаза воина ничего не выражали и были абсолютно пусты. Увидев реакцию Ал'гиела, воин усмехнулся - скорее даже, оскалился - и чужим голосом сказал:
   - Старейшина, у тебя ровно два часа, чтобы прийти на место, где изгнали из рода одного известного тебе вампира. Если к назначенному времени тебя не будет, через четыре часа твою деревню постигнет участь первых четырёх.
   Произнеся эти слова, воин без чувств упал на землю. Осмотрев его, Старейшина убедился, что тот всего лишь в глубоком обмороке.
   Дурные предчувствия захлестнули его, и он бегом кинулся к выходу, жестами показывая остальным, чтобы не вздумали сопровождать его. Со всей возможной скоростью, которая подобала скорее подростку, нежели Старейшине рода, бежал к тому памятному месту, к которому лет двенадцать или тринадцать назад он мчался точно так же, охваченный смертельной тревогой за дочь. Теперь он спешил, до смертного ужаса боясь за деревню. На бегу Ал'гиел думал о том, а правильно ли он тогда поступил, шантажируя вампира изгнанием своей дочери, ведь можно было поселить его недалеко от деревни, контролировать их отношения, и, может быть, они тихо-мирно угасли бы по мере взросления детей? А теперь прошли годы, и однажды сделанные ошибочные шаги привели к ситуации, которая вообще вышла из-под всяческого контроля.
   Взбесившийся после тогдашних событий вампир сначала уничтожал людские поселения, и его смог остановить только отряд Синих Плащей. Теперь же, после двухгодичного молчания, он снова появился, но теперь уже стирает с лица земли эльфийские деревни. От всех этих мыслей Ал'гиелу становилось плохо, он лично знал Старейшин уничтоженных деревень, а также их магов, все они были пусть и слабее его самого, но всё же достаточно сильны, чтобы остановить отряд вампиров! При мысли о том, что их всех убил один-единственный вампир, о котором он думает, Старейшине с каждым следующим шагом становилось не по себе.
   На условленном месте Ал'гиел заметил одетую в длинный балахон фигуру, которая стояла к нему спиной. "Есть шанс!", - озарило Ал'гиела, и он на бегу выпустил по ней несколько сильных молний и одно копьё ветра. Полностью вложившись в них, он опустошил свои резервы, даже не оставив ничего на поддержание купола защиты. Как только купол исчез, лишившись подпитки магической энергии, а объект нападения продолжал стоять, как ни в чём не бывало, Ал'гиел с ужасом понял, что допустил страшную ошибку. Миг - и собственное тело ему уже не подчиняется. Ворвавшийся в сознание чужой разум задвинул собственную искру сознания глубоко внутрь, и Старейшине оставалось только мысленно скрипеть зубами, проклиная себя за то, что так легко попался в чужую ловушку. Не мог враг, уничтоживший стольких сильных магов, быть настолько глуп, чтобы подставлять свою спину, неосознанное озлобление против вампира привело к тому, что он так бездарно попался. Старейшина теперь не мог делать ничего иного, как только наблюдать. Оказалось, что разум, захвативший его сознание, что-то ожесточённо ищет, перерывая все накопленные воспоминания, и когда до Старейшины докатились отголоски довольного вскрика, он понял, что вампир нашёл то, что искал. "Теперь он знает обо мне всё, - яростно подумал Ал'гиел. - Этот вампир вытряхнул из меня всё, что сохранила моя память!".
   Чужой разум отошёл к границе, за которой не мог больше контролировать тело и сознание, поэтому Ал'гиел поспешил вернуть себе силы, чтобы атаковать чужака.
   - Даже не надейся, - раздался рядом скрипучий голос со странным шипением, когда Ал'гиел попробовал на последних крохах энергии выпустить молнию. Сразу вслед за этими словами чужой разум вновь занял место в его сознании. Старейшина впервые за свою долгую жизнь почувствовал себя абсолютно беспомощным. Через секунду чужой разум снова отошёл, позволив Ал'гиелу контролировать тело, но понимая, что захватчик может вернуться в любое мгновение, Старейшина замер, стараясь не делать лишних движений.
   - Так-то лучше, - снова раздался скрипучий голос. - Давай присядем и поговорим.
   Фигура показала на большой камень, лежащий на берегу реки.
   Ещё даже не приблизившись к указанному месту, Ал'гиел ощутил исходящий от вампира запах Смерти. Удивлённо взглянув на его ауру, он ничего не увидел, но зато заметил странные чёрные лоскутки, видневшиеся за плечами незнакомца и свисавшие ниже лопаток. "Если это не формирование Плаща Рыцаря Смерти, то тогда я необстрелянный юнец", - Ал'гиел никак не подозревал за собой способности шутить в такой ситуации, когда перед ним стоял нарождающийся безумный Рыцарь Смерти, одержимый манией преследования его дочери. Не найдя, что сказать, Старейшина просто присел на камень.
   К сожалению, лица собеседника он не видел из-за низко опущенного капюшона. Так, безмолвно, они просидели около получаса. Ал'гиел молчал и ждал, изредка косясь на трепетавшие в полном безветрии обрывки Плаща...
   - Как вы мне все надоели! - без всякого предисловия начал вампир. - Эльфы! Люди! Вампиры! Почему бы вам не прекратить меня преследовать и дать спокойно жить своей жизнью?! Неужели я так многого требую?! Что тебе стоило разрешить встречаться мне с Ал'лилель и не устраивать всего того, что произошло?! Ведь мы любим друг друга, и, оставшись вдвоём, жили бы вдали от всех, никому не мешая!
   Вампир после страстной речи замолчал. Поняв, что от него ждут ответа, Ал'гиел попросил:
   - Убери капюшон, я хочу видеть лицо того, с кем разговариваю.
   Вампир молча скинул капюшон. Ал'гиел едва не отшатнулся, Каин полностью изменился: чёрные глаза, лишённые белков, седые волосы, грубая, в мелких шрамах кожа. Всё, что осталось от некогда понравившегося ему вампирёныша - это упрямый взгляд и поджатые губы.
   - Каин, я не считаю, что неправильно поступил тогда, заставив тебя отказаться от Ал'лилель, - осторожно продолжил Старейшина. - Ты пойми, что я, как отец, не мог отдать свою последнюю дочь ещё одному вампиру.
   - Были ещё вампиры, которым вы отдавали своих дочерей? - удивлённо спросил тот.
   Ал'гиел задумался, он поклялся клятвой звёзд Повелителю рода Серебряного Тумана, что никому не расскажет о том случае. Нарушить эту клятву было равносильно самоубийству.
   - Да, Каин, были, к сожалению, но это не моя тайна, и я поклялся её хранить от всех. Но если тебе хочется знать, что случилось с двумя моими первыми дочерьми, то спроси об этом у своего отца. Именно ему я их отдал, - тихо сказал эльф.
   - Вы отдали своих дочерей моему отцу?! - удивлённо воскликнул вампир. - Как это случилось?!
   - Спроси об этом его, - твёрдо произнёс Ал'гиел. - Он единственный, кто может тебе всё рассказать, это он взял со всех нас клятву молчания.
   Воцарилась тишина.
   - Хорошо, я спрошу, - произнёс вампир, а затем продолжил: - Ал'гиел, я хочу, чтобы ты кое-что сделал для всех эльфов своего королевства. Прошу тебя, верни мне Ал'лилель. Ты её отец, поговори с ней. Когда мы встретились два года назад, она согласилась стать моей спутницей жизни. Её никто ни заставлял, ни принуждал к этому, она сама сказала мне "да". Поговори с ней, скажи, что я жду её, и моё предложение до сих пор в силе...
   Старейшина, не дослушав, отрицательно покачал головой, перебивая вампира.
   - Каин, ты можешь убить меня, но, пока я жив, я не допущу, чтобы Ал'лилель окончила свои дни так же, как и её старшие сёстры.
   - Для этого ты готов завалить своё королевство трупами? - проскрежетал Каин.
   - Заваливать трупами будешь ты, а не я, - ответил Ал'гиел. - Я буду защищать своё королевство.
   В разговоре запахло угрозой, которая повисла, как тёмная туча.
   - У меня нет иной цели в жизни, - в третий раз первым нарушил тишину вампир. - Я живу только ради того, чтобы снова услышать её голос и увидеть её лицо. Эпидемию смерти можно прекратить, только убив меня, сам я никогда не остановлюсь.
   Ал'гиел промолчал, у него не было ответа на такое заявление, вампир уже не раз доказал фанатичность своей цели.
   - Идите домой, Старейшина, - внезапно сказал вампир. - Будем надеяться, что мы больше никогда не встретимся.
   Ал'гиел встал, но не смог не сказать перед уходом:
   - Если ты продолжишь свой путь, Каин, то мы обязательно встретимся.
   Тот только покачал головой и ответил:
   - Кто бы ни умер в этом случае, у Ал'лилель будет горе. Лучше держитесь подальше от тех мест, где я буду проходить.
  
   Я дождался, пока Старейшина скроется в лесу, а затем отправился в сторону замка своего бывшего Рода, уж слишком много вопросов у меня накопилось к отцу. Несмотря на увиливания Ал'гиела, я кое-что выяснил, копаясь у него в голове.
   Как мне удалось узнать, он был раньше не только одним из членов Совета Старших, но ещё и лично знал двух магов, руководивших проектом создания Поглотителей Сознания. Правда, ничего полезного для себя из этой информации я не извлёк, все опыты трансформации вампиров в Поглотителей Сознания заканчивались безуспешно, и сейчас в этом направлении больше никто не работал. Так что я шёл в замок, имея перед собой две цели: пройти высшую трансформацию Серебряного Тумана и расспросить отца.
   Меня сразу же заметили мальчишки, бегавшие по окрестностям, которые, завидев меня, со всех ног помчались к замку. Я решил снять балахон и идти в одежде, не скрывающей облика Поглотителя Сознания. Буквально через пару минут мне наперерез бросились три тени. Набросив на них паутину, я проломил их защиту и, захватив сознание, уложил на дорогу. Подойдя поближе, я разглядел лежащих, поверженными оказались Тарн и два других лучших ученика мастера по Оружию. Я хмыкнул, ещё тринадцать лет назад я мечтал продержаться против Тарна три минуты, а теперь он не успел продержаться против меня и несколько секунд.
   Со стен замка при виде поверженных вампиров протрубили сигнал тревоги. Навстречу мне рванулись сразу двадцать бойцов. Захватив семерых, я заставил их атаковать своих, а перед собой поставил несколько плотных Облаков, в которые попались самые активные. Убивать я никого не хотел, поэтому убрал Облака, чтобы не забрать у них всю кровь. Наступление сразу захлебнулось, поэтому, когда раздался сигнал к отступлению, я снял контроль с семерых марионеток и снова зашагал к замку.
   Подойдя почти к самым воротам, я увидел, как навстречу мне, не спеша, идут Зира и мастер по оружию. Вализир легко, как тросточкой, поигрывал своим знаменитым копьём, а Зира даже не вынимала меч из ножен.
   Сблизившись на расстояние десяти шагов, мы остановились, рассматривая друг друга. По выражению их лиц я понял, что они меня узнали, хотя моя внешность была, мягко говоря, несколько своеобразна.
   Вализир переглянулся с Зирой и сказал, указав на что-то за моей спиной:
   - Эльфы не врали, Плащ Рыцаря Смерти действительно начал формироваться. Правда, они ничего не сказали о том, что Каин стал похож на Поглотителя Сознания.
   Зира кивнула ему, подтверждая его слова.
   Мне стало интересно, что же за Плащ они там увидели, даже обернулся, но за спиной ничего не было. Зира посмотрела на меня и спросила:
   - Зачем ты вернулся? Ты же знаешь судьбу изгнанников.
   Её слова меня взбесили. Я сосредоточился и изо всех сил нанёс по ней ментальный удар, проломив всю выставленную защиту и захватив контроль над телом.
   - Не тебе указывать, что мне делать и чего не делать, я сам себе Повелитель, - спокойно произнёс я, глядя на её тщетные попытки освободиться, контроль был полным.
   Вализир бросил только один взгляд на пустые глаза Зиры и атаковал. Я не стал рисковать, вступая с ним в бой, а решил действовать, как обычно. Двадцать Мышей одновременно с Зирой набросились на него - не ожидая сдвоенной атаки, он немного отступил, но очень быстро собрался. Его ментальная защита усилилась в разы, но атаковать меня он уже не мог, меня прикрывала Зира, не давая ему напасть.
   Так как он старался не зацепить её, то ему приходилось тяжело, одновременно отбиваться от Мышей и Зиры, которая билась в полную силу, было сложной задачей. Решив закончить всё быстро, он превратился в Серебряный Туман, но и я, не задумываясь, поднял лежащих на дороге вампиров, также натравив их на Вализира. Тот явно не ожидал, что на него нападёт десяток его собственных учеников, но быстро разобрался в ситуации и сосредоточился только на том, чтобы добраться до меня, игнорируя все выпады учеников и Зиры, тем более, что их мечи просто вязли в серебряной форме, не причиняя Вализиру никакого вреда.
   Проблемы ему доставляла только моя магия, он тратил очень много резервов, поддерживая одновременно и форму Тумана, и защиту от моих ударов. Едва он отрывался от атакующих вампиров, как попадал в моё Облако, одновременно с этим отбиваясь от Мышей. Мой запас явно превышал его резервы, поскольку очень скоро одна из Мышей принесла мне его кровь. По его закушенной до крови губе я понял, что он готов умереть, но остановить меня.
   - Каин, Вализир, достаточно, - внезапно услышал я рядом знакомый, но уже подзабытый голос, и вздрогнул от неожиданности. Около обессиленного Вализира стоял отец, также в трансформации Серебряного Тумана, как он ухитрился незаметно подобраться к нам, было для меня загадкой.
   Я убрал Облако, и перестал атаковать мастера Мышами, тот сразу же снял трансформацию и опустился на одно колено, тяжело дыша, бой отнял у него слишком много магических сил.
   - Ты очень вырос, мой мальчик, и стал невероятно силён, - произнёс со спокойной улыбкой отец, обращаясь ко мне. - Прошу, отпусти Зиру и остальных.
   Почему-то ослушаться его я не смог. Может быть, потому, что впервые он обратился ко мне, как равный к равному? Я молча убрал со всех контроль, оставив на всякий случай жгуты. Зира, тяжело дыша, опустилась рядом с Вализиром, с ненавистью глядя на меня, так её ещё никто не унижал.
   - Зира, я больше не тот мальчик, которого ты лупила у себя на коленях, - решил я внести ясность в мой нынешний статус. - И чем быстрее ты это поймёшь, тем реже мне придётся это доказывать. Поверь, годы ссылки не способствовали улучшению моего характера.
   - Каин! Каин! - услышал я ещё один знакомый голос, при звуках которого невольно улыбнулся и распахнул объятия, как в старые, добрые времена.
   Изрядно потяжелевшее тельце с удовольствием повисло у меня на шее. Счастливо улыбаясь, Гита болтала ногами и ёрзала у меня на руках, устраиваясь поудобнее.
   - Ты ничуть не изменился братец, всё также всех задираешь и ищешь себе приключений. Я так ждала тебя, почему тебя так долго не было?
   Мне пришлось её успокаивать тем, что очень долго искал ей достойный подарок. Сняв с шеи кристалл-накопитель, подаренный Учителем, я повесил его на Гиту. По расширенным глазам Зиры я понял, что старшие вампиры оценили стоимость дара.
   Гита слезла с меня, затем посмотрела на невзрачный кристалл в медной оболочке, и хитро прищурившись, завизжала от радости. Ученики недоумённо переглянулись, они, в отличие от старших, ничего не поняли. Отец заинтересованно посмотрел на меня и спросил:
   - Амулет одного из Старейшин эльфов, позволяющий накапливать многократно больше энергии, чем может вместить в себя владелец, и вправду очень редкая вещь.
   Гита, повесив кристалл себе на шею, уже увлечённо экспериментировала с ним, поэтому я обратил внимание на остальных вампиров.
   - Может, продолжим разговор в замке? - спокойно спросил меня отец, игнорируя гневные взгляды Зиры и мастера по оружию.
   Я согласно кивнул, поведение отца не внушало мне опасения, да и соседство с Гитой полностью меня успокаивало. В замке мало что изменилось, так что, проигнорировав любопытные и боязливые взоры слуг и вампиров, я направился к себе. Гита не захотела со мной расставаться, поэтому пришлось взять её с собой, попросив отвернуться, пока я мылся. Тем не менее мне одновременно с купанием пришлось отвечать на её вопросы о своих приключениях, и как бы быстро я не пытался отвечать, они продолжали сыпаться нескончаемым потоком.
   - Ух, ты, как здорово, - заворожено она сказала, глядя на мои татуировки на плече, когда я помылся, и ей было разрешено повернуться. Я посмотрел на клеймо клана Носферату, а также маленький знак Поглотителя Сознания рядом с ним.
   - Каин, откуда у тебя клеймо Проклятого Клана? - восхищённо спросила она, забыв даже закрыть рот. Я удивился её осведомлённости.
   - Теперь это - мой Род, - как можно мягче сказал я.
   - Здорово как, теперь я всем буду рассказывать, что мой брат - маг Носферату! Меня все бояться будут, - засмеялась она, тыкая пальчиком в татуировки.
   - Лучше скажи всем, что у тебя есть знакомый Поглотитель Сознания, и если кто-нибудь попытается тебя обидеть, он съест их мозги, - полушутя, полусерьёзно сказал я.
   Гита, уловив тон, нахмурилась:
   - А ты вправду можешь захватывать сознания?
   Я кивнул, собирая свою одежду, чтобы отдать её в стирку.
   - У-у-у, как интересно, - протянула она. - А меня ты можешь захватить?
   - Зачем тебе это? - удивился я.
   - Каин, ну сделай, пожалуйста, мне очень хочется узнать, сможешь ли ты захватить моё сознание? - закапризничала сестрёнка.
   - Хорошо, - ответил я, вспомнив, как она может капризничать.- Готовься отражать атаку.
   Она поёрзала на кровати и сказала, что готова. Я быстро набросил жгут и легонько попытался проникнуть в сознание - не получилось, над её сознанием кто-то качественно поработал, прикрывая его слой за слоем. Пришлось увеличивать давление, Гита сразу стала краснеть и тяжело дышать, было видно, что ей очень тяжело сдерживать меня. Я надавил ещё сильнее, и блокада исчезла, я влетел в её сознание, и, стараясь не смотреть на её воспоминания и мысли, быстро вышел обратно.
   Она вернула себе контроль над телом и сказала, жалобно посмотрев на меня:
   - Я так долго тренировалась и всё напрасно!
   Чтобы разрядить обстановку, я решил пошутить:
   - Значит, твой выбор Тарн? Ничего, что он намного тебя старше?
   С удовольствием увидел, как сестра начала покрываться красными пятнами, а затем набросилась на меня с кулаками:
   - Проклятый Поглотитель, да как ты вообще посмел подглядывать за моими мыслями?! Да я тебя сейчас...
   Я не решился выяснять, что она может со мной сделать, заверив её, что успел увидеть только, что она влюблена в Тарна, ничего же остальное не рассмотрел, поскольку быстро вышел. Она сначала не поверила, и мне пришлось её убеждать, что её секреты мне неизвестны и неинтересны.
   Чтобы как-то отвязаться от её настойчивых приставаний, я решил сменить тему.
   - Хочешь, я покажу тебе, как правильно прятать ауру против Поглотителей Сознания? Только пообещай, что никому об этом не расскажешь!
   Обиды сразу были забыты, а в глазах у неё разгорелся огонёк экспериментатора. Сказав, чтобы она принесла кусок бумаги, я показал ей то, что придумал много лет назад. Гита слушала меня с открытым ртом, и, едва дождавшись конца урока, схватила листочек и убежала. "Пора на общий сбор, раз уж избавился от этого настырного создания", - подумал я, переодеваясь в свою старую одежду, которая оказалась мне немножко мала.
  
   В общем зале меня ждали. За столом присутствовали только Вализир, Зира, Тарн и сам Повелитель. Проигнорировав злобные взгляды Зиры и Тарна, а также задумчивый взгляд Вализира, я сел рядом с отцом, на своё старое место. Стояла тишина, но как только по знаку Повелителя внесли еду, она нарушилась напряжённым чавканьем, все были голодны. Во время еды я задумчиво поглядывал в сторону Тарна. "Как бы у него узнать о его отношениях с Гитой? - подумал я, - может, ещё раз захватить его?". Словно подслушав мои мысли, тот подавился едой и долго откашливался, запивая вином не полезший в горло кусок и с опаской посматривая на меня. Я улыбнулся, вгоняя его в ещё большее недоумение.
   - Какие у тебя планы на будущее, Каин? - задал, наконец, отец мучивший всех вопрос.
   - В этом замке у меня два дела, и оба они относятся к тебе, отец.
   - Интересно, какие же? - заинтересовался он.
   - Первое, я хочу, чтобы ты провел для меня высшее посвящение, и второе - рассказал, что ты сделал с дочерьми Ал'гиела. Он сам отказался рассказывать, сославшись на клятву, которую дал тебе. Я, конечно, мог бы вырвать эти сведения у него силой, но не захотел расстраивать Ал'лилель.
   Вампиры в зале зашумели, неслыханно, чтобы какой-то щенок диктовал свои условия Повелителю. Отец сильно помрачнел, услышав мои требования, такого он точно не ожидал. Зира, стараясь выгадать отцу время для ответа, быстро задала вопрос:
   - Каин, как ты пересёкся с отрядом Синих Плащей? Эльфы очень сильно возбудились по этому поводу.
   - Я встретился с Ал'лилель, был бой, они увезли её с собой, - я постарался быть лаконичен. Вампиры переглянулись.
   - Ты всё-таки встретился с ней? - не поверила мне Зира.
   - Да, и она согласилась стать моей спутницей жизни, - я едва не с удовольствием увидел, как вытягиваются от удивления их лица, поэтому добавил: - После того, как улажу дела в вашем замке, я снова пойду к ней.
   - Каин, это не ты, случайно, зверски убил жителей четырёх эльфийских деревень? - спросил меня молчавший до этого Вализир.
   Я спокойно кивнул.
   - Я, и не случайно. Это было необходимо для того, чтобы я стал сильнее.
   Вампиры помрачнели ещё больше.
   - Значит, высшее посвящение нужно тебе не просто так? - отец вышел из задумчивости. - Могу я узнать твою цель?
   - Оно мне нужно, чтобы восстановить внешность вампира, - честно ответил я. - Я не могу показаться Ал'лилель в своём нынешнем облике.
   Отец и все остальные удивились.
   - Тебе не интересует форма Серебряного Тумана?
   - Мне нужно только восстановление внешности, я узнал, что это возможно только после проведения ритуала высшего посвящения, - сказал я, не став упоминать, что выживших после такой трансформации не было.
   - Я так понял, что тебя не волнует процент смертности от этой процедуры? - произнёс отец, посмотрев мне в глаза.
   - Я не могу умереть отец, я обещал Ал'лилель забрать её, - улыбнувшись, ответил я.
   Лица вампиров снова вытянулись. Настала пауза, все посмотрели на Повелителя.
   - Хорошо, сын, я удовлетворю обе твои просьбы, - наконец произнёс он. - Но только потому, что сам так решил, а не под твоим давлением. Или ты хочешь бросить мне вызов, чтобы убедиться в этом?
   - Мне пришлось бы это сделать, в случае твоего отказа, - честно ответил я. - Но это не принесло бы мне радости.
   - Мне тоже, - ответил он без улыбки.
   - Когда ты готов в трансформации? - спросил он немного погодя.
   - Сейчас, - я пожал плечами.
   - Оставьте нас, - внезапно отец обратился ко всем остальным вампирам и, дождавшись, пока они выйдут, продолжил:
   - Перед началом трансформации я расскажу тебе о дочерях Старейшины. Но на тех же условиях, ты дашь клятву не разглашать услышанное.
   Я с готовностью согласился, пока отец не передумал, тем более что и без того не собирался никому ничего говорить. Кивнув в знак подтверждения клятвы, он начал свой рассказ:
   - Это случилось во время прошлой войны. Тогда несколько наших родов, под моим командованием, штурмовали один из замков Совета Старших. Обороной замка, как выяснилось позднее, руководила старшая дочь Ал'гиела. Правда, я не знал об этом, просто удивлялся стойкости и храбрости сражавшихся эльфов. Много раз мы были отброшены от стен замка, и каждый раз защитников вёл за собой стройный воин в серебряной броне с мечом из небесного железа, который пробивал Серебряный Туман.
   С каждым новым штурмом моё уважение к этому воину только росло, он всегда оказывался на острие защиты или атаки, первым врезаясь в наши ряды и последним отступая. Каждый день к нам приходило пополнение, а вот количество защитников быстро сокращалось. Наконец настал тот день, когда из замка вышли последние десять защитников, которых возглавил этот воин, и бросились в последнюю атаку на более чем сотню вампиров. Я решил оказать ему честь и сам сразился с ними. Убив всех, я выбил меч из его рук и приставил к его горлу свой. Но, прежде чем вонзить его, я решил посмотреть на эльфа, к которому проникся безграничным уважением за его стойкость, отвагу и несгибаемый дух.
   Ты бы видел моё удивление, когда из-под сброшенного шлема высыпались длинные золотистые волосы, а на меня с ненавистью уставились самые прекрасные глаза из всех, что я когда-либо видел в своей жизни. Я не смог убить её и взял в плен, такое произошло впервые. На меня неодобрительно смотрели все остальные Повелители, но мне было плевать, я просто не мог убить её. Я привёз эльфийку в свой замок, пленницей, а сам уехал продолжать сражаться. А когда вернулся, она встретила меня уже без той ненависти, что горела у неё в глазах в тот памятный день. Тогда и состоялся наш разговор, я сказал, что она полностью свободна и вольна делать всё, что ей вздумается, уходить, куда и когда захочет, и что я этим заключением просто постарался уберечь её от войны, поскольку не хотел её потерять. Пока она с округлёнными от удивления глазами слушала меня, я встал перед ней на колено и попросил остаться в замке, в качестве гостьи. Не знаю, кто из нас был больше удивлён, когда она согласилась.
   Даже приехавший с предложением выкупа её отец был сильно удивлён, когда понял, что она остаётся в замке на правах гостьи и сама не хочет уезжать. В день его отъезда они поссорились, так как она не захотела покидать замок. Прошло всего три месяца, как она жила у нас, а замок было не узнать, ты даже не представляешь себе, сын, как она влияла на всех своими жизнерадостностью, задором и открытым характером. Все, абсолютно все, и люди и вампиры, сразу бросали все свои дела, если она попросила о чём-то. Ничего подобного прежде в роду не бывало.
   Я с удивлением посмотрел на лицо отца, таким я его никогда не видел. Суровые складки возле губ исчезли, а голос обрёл мягкость. Он продолжал рассказывать:
   - До сих пор помню лицо Вализира, когда она предложила ему схватку на мечах и выиграла её, после этого случая у Ал'нилель не было более преданного вампира. Заслужить такое уважение мастера по оружию было практически невозможно, но мне кажется, что она вообще не знала такого слова, всё, за что она бралась, у неё получалось.
   Я всегда старался быть рядом с ней, но Ал'нилель была настолько сильной женщиной, что могла сама решать все проблемы, без моего участия. Шли месяцы, очень скоро мы с ней сблизились и больше вопросов о её отъезде не стояло.
   Прошло несколько лет, и она приняла предложение стать спутницей моей жизни, а вскоре появились ты и Гита. Мы были счастливы, ты же знаешь, что дети у нас вообще редкость, ведь они рождаются мёртвыми, и если отец в первые пять минут появления малыша на свет не напоит его своей кровью, то младенец так и не оживёт. Рождение же детей от брака вампира и эльфийки стало для всех настоящим шоком, со мной просто отказывались разговаривать вампиры других родов - но это меня не волновало, тогда я ничего не замечал, кроме её улыбки и весёлых глаз.
   Ты не поверишь, но даже её отец приехал посмотреть внуков, а когда он понял, что Ал'нилель счастлива, пожелал нам обоим счастья и пообещал приезжать чаще. Я думаю, что всеобщая эйфории и привела к трагедии. Мы с Ал'нилель не замечали, да и не хотели видеть, что не всем нравиться наше счастье. У неё была средняя сестра, потерявшая на войне мужа, поэтому ненависть к вампирам сжигала её изнутри. Узнав же, что её сестра живёт с вампиром, да ещё и в качестве его спутницы, она взбесилась и приехала разобраться. Сёстры сильно повздорили, и она уехала ещё более озлобленной, чем приезжала, как от своей ненависти к вампирам, так и от ревности к счастью сестры.
   Не знаю, когда у неё созрел план мести, но после вашего рождения она написала Ал'нилель, что просит прощения за свою вспышку, и под предлогом повидать племянников просила уговорить меня принять её в замке. Я не смог устоять перед просьбами Ал'нилель, которая очень хотела помириться с сестрой, и разрешил приезд. Та своим видом обманула всех, приехала смирной и весёлой, сестры весь день проводили вместе, и, наконец, Ал'нилель, чтобы не расставаться с ней даже на ночь, предложила спать вместе с ней и детьми. Я был против этого, но противостоять уговорам твоей матери не смог.
   В ту самую ночь и произошло несчастье, среди ночи я услышал крик и детский плач, а когда выломал дверь в вашу спальню, то я увидел, что твоя мать лежит в луже крови, из последних сил цепляясь за ноги сестры и не давая ей добраться до вас. У меня едва не остановилось сердце, схватив и связав убийцу, я наклонился к Ал'нилель, но она уже умерла, так и не разжав стиснутые на на ногах сестры руки. Не представляешь себе, каким это было страшным ударом, за столько веков существования я только несколько лет чувствовал счастье. Я не знал, что делать, так и просидел с её телом на руках до утра, не подпуская к себе никого. Только в полдень Вализир и Зира смогли отвлечь меня от Ал'нилель и заняться вами. Тебе лучше не знать, что я сделал с её сестрой, когда окончательно понял, что больше никогда не увижу улыбки своей спутницы, но всё, что я с ней тогда сотворил, она полностью заслужила.
   Через неделю приехал Ал'гиел, узнавший о произошедшем. Он приехав за телами дочерей, но не получил ничего: тело Ал'нилель я никому не отдал бы, мы похоронили её по нашим обычаям, как Повелительницу, а от тела её сестры практически ничего не осталось, поэтому отдавать было нечего.
   Обвинив меня виновным во всём случившемся, он уехал назад, правда, дав клятву, что об этом никому не расскажет, а тебе и Гите в первую очередь. Мне не хотелось, чтобы вы связали свою жизнь с эльфами, я на своём примере узнал, что ничего хорошего из этого не получится. Теперь ты понимаешь, почему я не смог отказать Ал'гиелу и отдать тебе Ал'лилель, потерявший двух дочерей Старейшина никогда не отдал бы последнюю из них сыну убийцы.
  
   Отец замолчал, рассказ заставил его вспомнить чувства, которые он испытывал.
   - Спасибо, отец, жаль, что я не знал этого раньше, - тихо сказал я, стараясь не разорвать ниточку доверия, которая установилась между нами.
   - Это что-то изменило бы в твоих отношениях с эльфийкой? Ты бы отказался от неё? - иронично спросил он.
   - Нет, конечно, но я бы тогда понял твой поступок - моё изгнание, - пожал я плечами. - Теперь же я вижу, что твой поступок в той ситуации был единственно верным.
   Он кивнул.
   - Я рад это слышать.
   - Предлагаю побыстрее приступить к трансформации, я не хочу терять время.
   Отец усмехнулся и приглашающим жестом указал на дверь. Пройдя по длинному, узкому коридору, мы дошли до винтовой лестницы и спустились по ней в подвал. Пройдя по нему с десяток шагов, он остановился возле одной из стен и нажал несколько камней, каменная кладка бесшумно сдвинулась в сторону, я осмотрелся, раньше мне тут бывать не приходилось. Мы вошли в помещение, единственным освещением которого служил тусклый свет факелов, проникавший через верхние вентиляционные отверстия. В центре абсолютно пустой комнаты я увидел знакомый мне саркофаг, идентичный тому, что был у Учителя.
   - Раздевайся и ложись, - отец показал на него. - Я понял, что на пути к эльфийке даже смерть тебя не остановит.
   - Ты прав, я и тогда что-нибудь придумаю, - искренне улыбнувшись отцу, я забрался в холодный саркофаг.
   Волна боли практически сразу захлестнула тело, и я потерял сознание.
  
  
   Глава 17. РОЖДЕНИЕ РЫЦАРЯ СМЕРТИ
  
  
   Я снова стоял на дороге, абсолютно голый, только на этот раз тело Поглотителя не давало мне забыть, что сейчас я в другом посвящении. Я привычно зашагал вперёд, и вскоре дошёл до развилки. "Вот и первое отличие, никаких пирамид", - хмыкнул я. Дорога разделилась на две, с простым указателем, несколько рун на обычной деревянной доске: "Смерть" - было написано слева, "Жизнь" - справа. Дороги выглядели абсолютно одинаковыми, поэтому, не понимая значения указателей, я решил сначала присмотреться к каждой из дорог, ведь после того, как я ступлю на одну из них, дороги обратно не будет.
   Встав на развилке, я наклонился и потрогал рукой поверхность левой дороги, она была ледяной, а вот правая была обжигающе горяча. Не двигаясь с места, я задумался, слово "Жизнь" мне нравилась больше, чем "Смерть". "Может, эту дорогу выбрать?", - задался я вопросом. Словно услышав меня, на каждой дороге появилась Ал'лилель. Я замер, видения были точными её копиями, и выглядели, как она во время нашей последней встречи.
   Правая Ал'лилель, к которой я стоял ближе, приветливо помахала мне рукой, я неуверенно махнул в ответ. Улыбнувшись мне, она бросилась вперёд, но, не сделав и пяти шагов, оступилась и сорвалась в пропасть, которая, как и в первый раз, была по обеим сторонам дороги. Зрелище было настолько реалистичным, что я чуть было не бросился к ней, едва не переступив черту начала дороги. "Это испытание", - пытался успокоиться я, стараясь не смотреть в пропасть.
   Настала очередь Ал'лилель, которая стояла на дороге с названием "Смерть". Она была невероятно грустной и печальной, и не смотрела на меня. Я помахал ей рукой, но она словно бы не заметила этого. Я закричал, пытаясь привлечь её внимание, но она, всё так же не замечая меня, развернулась и, не оглядываясь по сторонам, пошла вперёд, превратившись вскоре в маленькую серую точку.
   Я задумался, Ал'лилель на дороге "Жизнь" увидела меня и заметила, даже помахала рукой, но умерла, Ал'лилель же на дороге "Смерть" меня не видела, но осталась жива. "Это довольно странно, если учесть, что дороги имеют названия, совершенно противоположные тем событиям, которые на них происходят", - почесал я подбородок.
   Следом пришла интересная мысль: "А что, если дороги, по которым я пойду, означают мою собственную судьбу? Если я выберу правую, то сам буду жить, а вот Ал'лилель умрёт, а если левую, то умру, но Ал'лилель останется в живых". Мысль показалась мне здравой, да и других не наблюдалось, поэтому я повернулся и наступил на ту дорогу, которая гарантировала жизнь для любимой. Ужасный холод сразу же заморозил босые ноги. "Надо бы двигаться живее, пока совсем не замёрз", - тут же определил я и бегом двинулся вперёд.
   Бежал я долго, даже тогда, когда перестал чувствовать свои ноги. Ещё через некоторое время перестало ощущаться всё тело ниже пояса, но я продолжал бежать, опасно раскачиваясь и едва не падая в пропасть. Ещё чуть позже отказало всё тело, я даже перестал чувствовать, что дышу. Я сразу же оступился и упал, не в силах контролировать свои движения. От отчаяния я начал представлять, что всё же двигаюсь, и, к моему изумлению, совершенно бесчувственные руки принялись цепляться пальцами и ногтями за дорожное покрытие, и я пополз, по крохам вытягивая вперёд своё почти мёртвое тело. Очень скоро я не смог делать и это, руки и ноги отказались мне подчиняться, даже в воображении. От безысходности, я вцепился в дорогу зубами, стараясь подтянуть тело ещё хоть на сантиметр, но застыл на месте. Последнее, что я запомнил, был страшный холод, заполнивший голову.
  
   - Каин, очнись, всё закончилось, - услышал я сквозь туман голос отца. С трудом открыв глаза, я понял, что изменился. Это чувство было знакомо по прошлому разу, но в этот раз ощущалось гораздо острее.
   Зрение осталось таким же, как до трансформации, это я понял сразу, так как видел всё вокруг себя. Сев в саркофаге, я встретился с удивлённым взглядом отца. С большим волнением я взглянул на собственное тело и не сдержал возгласа облегчения, тела Поглотителя больше не было, я снова стал вампиром. Даже то, что зеленые спирали остались на прежних местах, меня не расстраивало, самое главное, тело было таким же, как раньше.
   - Как всё прошло? - спросил я отца.
   - Тебе лучше знать, - усмехнулся он. - Для меня - ты всё это время лежал неподвижно.
   Я вспомнил посвящение.
   - Ничего такого необычного не происходило, я выбрал одну из двух дорог и шёл по ней, пока полностью не замёрз.
   - Ну что ж, поздравляю тебя с высшим посвящением, - почему-то грустно сказал отец, глядя мне за спину. - К сожалению, это единственная хорошая новость.
   Я оглянулся, чтобы посмотреть, что это он разглядывает, но ничего, кроме голых стен, не увидел. Присмотревшись к своей ауре, я отметил, что она опять изменилась, став на этот раз чёрной с красными вкраплениями. "Уже сбился со счёту, сколько раз она у меня изменялась", - улыбнулся я.
   - А что плохого произошло? - спросил я отца совершенно другое.
   - Что ты знаешь о Рыцарях Смерти? - ответил он вопросом на вопрос.
   - То же, что и все мальчишки, кто его убьёт, станет Королём вампиров.
   Отец снова взглянул на мои плечи, но ничего не произнёс, просто протянул руку, чтобы помочь мне вылезти из высокого саркофага.
   - Если ты действительно хотел только восстановить тело, то, наверное, не очень огорчишься, если я скажу, что трансформация в Серебряный Туман тебе недоступна? - внезапно спросил он, наблюдая за моим одеванием.
   - Я ведь тебе сразу это сказал, - я мотнул головой, такие мелочи меня не волновали, главное - теперь я мог встречаться с любимой без боязни её напугать.
  
   В приёмном зале собрались все старшие вампиры замка, успешное высшее посвящение было настолько редким событием, что обычно его отмечали, рассылая приглашения всем соседним Родам, и такое празднество затягивалось минимум на неделю. Появление ещё одного высшего вампира делало род сильнее, да и авторитет вампира, прошедшего посвящение, взлетал на невиданную высоту.
   Я улыбнулся, собравшиеся в зале вампиры особо радостными не выглядели, а когда я подошёл ближе, они ещё больше помрачнели, уставившись в свои тарелки.
   - Садись на своё место, Каин, - неожиданно сказал мне Вализир. Я удивлённо взглянул на него и сел рядом с отцом.
   - Здесь собрались все старшие вампиры рода Серебряного Тумана, - заговорил Вализир, поднявшись с места. - Нам нужно принять решение, как наш род будет относиться к Рыцарю Смерти, а также, будет ли наш Повелитель претендовать на титул Короля вампиров.
   Отец отрицательно мотнул головой:
   - Предложение заманчивое, но я не буду биться с собственным сыном.
   Я начал злиться, создавалось впечатление, что меня здесь нет, и вампиры решают мою судьбу без меня. Сидящая рядом Зира внезапно поморщилась и обратилась ко мне:
   - Каин, не сердись, пожалуйста, так надо.
   - Я не сержусь, - я удивлённо посмотрел на неё: "Как она догадалась о моих мыслях?".
   Она через силу улыбнулась:
   - От тебя такой трупный запах начал исходить, что задохнуться можно.
   Я открыл рот, но сразу его захлопнул. "Теперь ещё и собственные эмоции нужно контролировать", - вздохнул я про себя. Тем временем вампиры решили, что поскольку Повелитель не претендует на титул Короля вампиров, то вампиры рода Серебряного Тумана не будут преследовать Рыцаря Смерти.
  
   - Каин, подойди ко мне, - попросил отец, когда обсуждение закончилось. Я встал рядом с ним.
   - Настало время прояснить ситуацию, чтобы ты понял суть происходящего, - начал он, глядя мне в глаза. - После высшей трансформации твой Плащ выглядит почти законченным, я уверен, что ещё несколько сотен убитых эльфов - и ты станешь Рыцарем Смерти. Как только это произойдёт, любой вампир, увидевший тебя, сразу же разнесёт эту весть по всем Родам, и на тебя начнётся беспощадная охота. Слишком много желающих стать Королями вампиров, а уж о том, чтобы подчинить себе все Рода, мечтает каждый второй.
   Если бы не изгнание, я бы запер тебя в замке и запретил выходить, поэтому я могу только просить - не уходи отсюда. Если ты не будешь убивать, то Плащ через несколько лет исчезнет, и ты сможешь снова стать обычным вампиром.
   - Думаю, ты догадываешься о моём ответе, - улыбнувшись, ответил я.
   - Когда уходишь? - он тяжело вздохнул.
   - Сразу же после обеда, только попрощаюсь с Гитой.
   Прощание с сестрой было тяжёлым, она ни хотела меня отпускать и всё время плакала, сквозь слёзы повторяя, что боится за меня. Я старался её успокоить и пообещал, что в любом случае её навещу, хотя бы для того, чтобы побывать на её свадьбе с Тарном. После упоминания Тарна слёзы сразу высохли и начались угрозы, что если она только узнает, что я кому-нибудь об этом рассказал... Быстренько попрощавшись, я зашёл к себе, собрал вещи и вскоре вышел из замка. Провожать меня никто не вышел, да и мне не хотелось никого видеть, с кем было нужно, я уже простился. Выйдя из замка, я направился в сторону Леса, обходя по дуге деревню Ал'лилель - моей целью был Алондруин.
  
   Эн'таль очень боялась, всё кругом было ей незнакомо, и она поняла, что потерялась. Решив сделать подарок маме, она, никому ничего не сказав, ушла рано утром к реке, чтобы нарезать лозы, чтобы дедушка закончил плести стул. Дедушка сам хотел пойти, но Эн'таль решила, что она достаточно взрослая, чтобы самой всё сделать, а завтра мама, увидев стул и узнав, что Эн'таль принимала участие в его плетении, будет счастлива. С этими мыслями она и отправилась в путешествие. Дозорным она сказала, что дедушка попросил сходить её к дереву, которое они недавно вместе сажали, тут недалеко, и проверить, не высохло ли оно. Те сначала не хотели отпускать её одну, но она уговорила их, сказав, что дерево видно отсюда, просто ей надо убедиться, что с ним всё в порядке. Воины не смогли противостоять натиску больших зелёных глаз и умоляющего голоса.
   Вот уже неделю о нападениях на деревни ничего не было слышно, но все проявляли повышенную бдительность. Хорошо, что их деревня стояла далеко от мест прошлых нападений, и сильного беспокойства у воинов не было.
   Эн'таль поняв, что заблудилась, очень испугалась и, бросив на землю нарезанные прутья, заплакала. "Что же теперь будет? - всхлипывая, думала она. - Я хочу домой к маме. Я не хочу здесь оставаться". Вспомнив о маме, она зарыдала ещё громче.
   Вдруг рядом раздался незнакомый голос:
   - Интересно, что такая маленькая девочка делает в Лесу? Разве родители не говорили тебе, что одной ходить опасно?
   Вскинув голову вверх, она увидела незнакомца: не очень высокий, с серыми волосами, со странными черными глазами, в незнакомой одежде и с длинным мечом за спиной. На плечах незнакомца - она сразу обратила внимание именно на это - висел какой-то странный, полупрозрачный тёмный плащ. Эн'таль обрадовалась пусть незнакомому, но всё же эльфу. "Вот же повезло, он отведёт меня домой", - мелькали радостные мысли. Вскочив на ноги, она кинулась к незнакомцу, и принялась торопливо рассказывать, что она хотела сделать сюрприз маме, но потерялась. Незнакомец внимательно слушал, а потом пообещал, что отведёт её до дома, а взамен она должна выполнить одну его небольшую просьбу. Эн'таль была очень умной девочкой, поэтому сначала потребовала уточнить, в чём будет его просьба заключаться.
   - Передать мои слова вашему Старейшине, - сказал тот.
   Эн'таль решила, что это не сложно, и с радостью согласилась. Идя рядом с незнакомцем, Эн'таль постоянно на него косилась, что-то было в нём пугающее и странное. Ну, не был он похож на обычного эльфа. Решив выяснить мучавшие её сомнения, она спросила:
   - А из какого вы рода?
   Незнакомец пожал плечами:
   - Я вампир рода Носферату.
   Эн'таль изумлённо уставилась на него.
   - Вот это да, живой вампир! Я познакомилась с живым вампиром! Завтра точно никто из подруг мне не поверит, что я разговаривала с живым вампиром!
   Правда, после его слов её начал мучить ещё один вопрос. Во всех сказках, вампиры были огромными, страшными монстрами, которые, едва только увидев эльфа, накидывались на него и выпивали всю кровь. Эн'таль долго молчала, страшась задать этот вопрос, но, видя, что спутник не собирается бросаться на неё, решилась.
   - Вы выпьете мою кровь?
   Он посмотрел на неё, и, обнажив клыки, спросил:
   - А что надо?
   Эн'таль сразу замотала головой и поспешила его заверить:
   - Нет, не надо.
   Умирать ей совершенно не хотелось. Вампир, спрятав клыки, насмешливо хмыкнул.
   - Если передумаешь, обращайся.
   Всю оставшуюся дорогу Эн'таль думала, зачем пугать детей такими сказками, если вампиры кусают и пьют кровь, только договорившись предварительно с жертвой. "Вот глупые какие, - подумала она о героях сказок. - Не соглашались бы, чтобы у них пили кровь, и жили бы себе дальше".
   Вскоре Эн'таль начала узнавать родные места, отсюда она могла сама добежать до дома, но вампир довёл почти до границы деревни и сказал, прежде чем уйти:
   - Я своё обещание выполнил, теперь слушай, что нужно передать Старейшине.
   Эн'таль согласно кивнула головой, вампир её не обманул, и она должна тоже выполнить уговор. Старательно морща носик, она запоминала слова вампира, изредка уточняя значение незнакомых слов. Тот терпеливо разъяснял ей всё непонятное. Запомнив весь текст, она направилась к деревне.
   Ещё подойдя к караулу у ворот, она была поймана одним из воинов, который подхватил её и понёс в деревню, не слушая никаких объяснений. Когда воин принёс её домой, Эн'таль увидела, что все родные находятся в большом беспокойстве. Увидев Эн'таль подмышкой у воина, все бросились к ней, мама обняла её и заплакала, а папа начал ругать за то, что она ушла из дома.
   - Что вы все так волнуетесь за меня? Я уже взрослая! - Эн'таль едва не топнула ножкой. - Я хоть и потерялась, но меня нашёл и привёл домой добрый вампир. Я теперь не понимаю, зачем ими пугают в сказках?
   Услышав слово вампир, вернулся уже собравшийся уходить воин, а взрослые застыли на месте. Воцарилась тишина. Отодвинув маму с папой, к ней наклонился воин, что принёс её и ласково спросил:
   - Эн'таль, а он не представился тебе? Или хотя бы, как он выглядел?
   Эн'таль, видя, что с ней разговаривают по-взрослому, успокоилась и принялась всё подробно рассказывать:
   - Да, мы познакомились. Его зовут Каин, он из какого-то странного Рода Носширату. Никогда не слышала раньше о таких.
   Воин спокойно переспросил:
   - Может быть, Носферату?
   Эн'таль радостно подтвердила, что да, правильно, она просто забыла мудреное название. На вопрос воина, как выглядел этот странный вампир, она, задумавшись, стала вспоминать:
   - Он вообще такой странный... больше всего мне запомнился его плащ, знаете, он такой чёрный, прозрачный, его вроде бы и видно, но когда я попыталась его потрогать, то не смогла нащупать.
   После её слов почти все взрослые побледнели. Спокойным остался только воин, он спросил:
   - Что ещё вампир рассказал тебе?
   Тут Эн'таль вспомнила про своё обещание:
   - Ой, я обещала передать его послание нашему Старейшине, в обмен на то, что он доведёт меня до деревни.
   После её слов мама покачнулась и чуть не упала, но была подхвачена отцом. Воин попросил всех сохранять услышанное в тайне, пока они с Эн'таль не поговорят со Старейшиной. Эн'таль забеспокоилась о маме, но папа сказал, что с ней всё хорошо, мама просто устала, но когда Эн'таль вернётся от Старейшины, она будет в порядке.
   До дома Старейшины воин довёл её, не отпуская от себя ни на шаг. Посадив девочку на стул, воин вкратце ввёл Старейшину в курс дела, лицо того сразу помрачнело. Воин повернулся к Эн'таль и спросил:
   - Ты хорошо всё запомнила? Всё, что он просил передать?
   Девочка нахмурилась:
   - Ну, в общих чертах, да.
   - Давай, рассказывай, Эн'таль, только вспоминай его слова как можно точнее, хорошо? - ласково попросил её воин.
   Девочка, старательно выговаривая слова, начала говорить:
   - Я Каин, маг рода Носферату, уничтожил четыре ваших деревни на юго-востоке. Во мне нет желания проливать кровь, я хочу только одного - чтобы мне вернули Ал'лилель из рода Быстрой Стрелы. Если моё требование будет исполнено, я клянусь, что больше никогда не зайду на территорию эльфов. Ответ передайте через эту девочку, срок у вас - две недели. Прошу хорошо подумать, прежде чем давать ответ, я пойду до конца.
   - Всё, - сказала Эн'таль. - Это всё, что он сказал.
   Старейшина и воин переглянулись, послание было, по сути, ультиматумом всему королевству. Не слишком ли много брал на себя этот вампир, угрожая могущественной стране? Поблагодарив Эн'таль, Старейшина попросил воина довести её до дома, а сам сел писать послание королю, летун доставит его сегодня же.
  
   - Ваше величество, срочное сообщение от одного из Старейшин, - вошёл с докладом мастер летунов. Он имел доступ к королю в любое время, а в случаях срочных сообщений имел право будить короля и ночью.
   Король протянул руку и взял сообщение. Пробежав его глазами, он нахмурился: "Снова объявился тот маг, правда, теперь он выдвигает ультиматум". Подчиниться подобному вызову, не потеряв своего авторитета, было невозможно, но и игнорировать его означало проявить непростительную глупость, поэтому король решил не пренебрегать угрозой, а воспринять её с максимальной степенью серьёзности.
   - Вызови мне мастера по оружию, - приказал он мастеру летунов, тот быстро вышел.
   Король протянул почти сразу появившемуся мастеру полученное послание. Эльфу хватило секунды, чтобы прочитать его и понять всю серьёзность положения, он посмотрел на короля, ожидая приказов.
   - Я решил послать в качестве ответа два лучших отряда, найди мне тех, кто специализировался на уничтожении старших вампиров, - начал король. - Мы не можем позволить ему убивать, думаю, Белых и Чёрных плащей будет достаточно. Мы ведь знаем теперь, где он.
   - С вашего разрешения, ваше величество, я дополнительно пошлю распоряжения командирам тех отрядов, которые базируются неподалёку? - поинтересовался мастер по оружию.
   - Конечно, мы не можем упустить вампира. Напиши командирам, что вампир угрожает каждой деревне, каждому жителю нашего королевства, - закончил разговор король, отпуская мастера.
  
   Я готовился все две недели, обходя местность и разведывая все возможные пути отхода. Я был уверен, что король не согласится на ультиматум, а пришлёт за мной войска. Вот уже пять дней, как закончился срок, отпущенный королю, а войска ещё не прибыли, мне становилось скучно, и я постоянно думал об Ал'лилель. Своим ультиматумом я хотел привлечь к себе внимание как можно большего количества эльфов. Если я отобьюсь от этих войск и уничтожу деревню, то, придя с таким же требованием в следующую, наверняка заставлю её Старейшину более серьёзно отнестись к моим словам. Желания просто идти, уничтожая всё на своём пути, после визита домой у меня пропало. "Наверное, влияние Гиты", - решил я.
   Внезапно я заметил на самом краю своего зрения, как множество небольших, бесцветных контуров приближается к деревне. Это было странно. Во-первых, контуры аур были похожи на мышиные, но предположить массовый набег мышей на эльфийскую деревню мог только сумасшедший, и, во-вторых, я не видел сами объекты внутри этих аур, а это значило, что кто-то тщательно маскируется под чужие. "Ну, наконец-то появились гости, - обрадовался я, - можно испытать свои силы".
  
   Старейшина наблюдал, как бесшумно и, казалось бы, из воздуха, перед ним возникают два отряда бойцов и магов. Он слышал о них, двух лучших отрядах истребителей старших вампиров. Постоянные тренировки и боевой опыт делали этих эльфов реальной угрозой для любого. "Они справятся, - убеждал себя Старейшина, выходя навстречу. - Они просто не могут не справиться с одним вампиром".
   Отряды выстроились в два ряда перед командирами, бойцы бежали все эти дни, чтобы прибыть раньше срока, указанного вампиром, но расстояние было слишком велико и они опоздали. К счастью, деревня пока стояла целой и невредимой.
   Распределив часть своих подчинённых по дозорам и патрулям, оба командира подошли к Старейшине с просьбой выделить помещения для оставшихся, с тем, чтобы они привели себя в порядок и отдохнули перед предстоящим завтра выдвижением на поиски. Старейшина кивнул, сказав, что эта самая малость, которую он обязан сделать для воинов, прибывших на защиту деревни.
   Патруль Чёрных плащей внимательно вглядывался в ночь, их было четверо, стандартная единица отряда - по два мага и бойца. Внезапно маги насторожились, но сразу же успокоились и повернули головы в сторону деревни. К патрулю приближалось семь подростков, вооруженные луками. Подойдя ближе, они остановились, и один из юношей объявил, что они всё равно не спят и тоже хотят охранять свои дома. Пока он объяснял своё появление, остальные подростки шаг за шагом приблизились к дозорным вплотную. Опытные воины не нашли в их поведении ничего странного, мальчишки вели себя спокойно, а луки были в чехлах. Ну, захотелось ребятне поиграть в войну, пусть себе развлекаются, вреда от этого не будет. Поэтому когда один из магов захрипел и схватился за грудь, воины не сразу поняли, откуда пришла смерть, им показалось, что на них напал кто-то другой.
   Действительность оказалась страшной, один из подростков обошёл одного из магов и вонзил ему в спину кинжал. Второй маг сразу же поставил защиту на себя и двух воинов, которые бросились к убийце. Мальчишка совсем не сопротивлялся и под ударами двух мечей молча повалился на землю, но этого времени хватило остальным, чтобы выдернуть из чехлов луки и открыть по воинам стрельбу практически в упор. Воины, рассчитывая на магическую защиту, а также свою скорость, не стали убивать подростков, а решили оглушать их ударами мечей плашмя по головам.
   Неожиданно позади раздался стон, воины резко повернулись, но, к сожалению, было уже поздно. Их товарищ-маг упал замертво, а из его груди вырвались полупрозрачные красные Мыши, которые быстрее молнии заскользили в сторону Леса. Почти сразу же после отключения мага воины почувствовали сильнейший мозговой удар и потеряли сознание.
   Через мгновение они, уже марионетки вампира, зашали к патрулю своих товарищей, который дежурил неподалёку. Там развернулись похожие события, только в них участвовали три девушки. Убить они никого не смогли, но отвлекли на себя внимание дозорных, давая время марионеткам напасть сзади на своих товарищей. Расправа была скорой, и через несколько минут в сторону третьего патруля шагали уже три воина и девушка, к которым сразу присоединились ещё несколько очнувшихся подростков. То тут, то там вокруг деревни начали вспыхивать локальные схватки, заканчивавшиеся всегда одинаково - стоило погибнуть одному из магов, сил второго не хватало на то, чтобы удерживать защиту на двух воинах, чужой разум вламывался в их сознание и на землю падали трупы. Через несколько часов от выставленных дозоров осталось всего семь воинов, которые бесшумно зашагали в сторону леса. Через некоторое время они легли на землю и уснули.
   Ещё через несколько минут в самой деревне начали происходить ужасные вещи: в каждом из домов бывшие гостеприимные хозяева набрасывались на прибывших к ним защитников. Полусонные воины с трудом отбивались от нападений, а потом с ужасом разглядывали мёртвые тела хозяев, которые за несколько часов до этого кормили их и вместе смеялись над шутками. Когда рог прогудел сигнал тревоги, воины поняли, что напали не только на них одних. Выбегая из домов, они сталкивались со своими товарищами, которые также были залиты кровью. Собравшись вместе, маги отрядов сразу установили купола защиты, а воины пытались отбиваться от мужчин и женщин, детей и подростков, которые семёрками атаковали всех, кто только попадался им на глаза. Воины старались не убивать нападавших, но получалось это не всегда. Командиры всё же разобрались в ситуации и передали сигнал всем разбиться на четвёрки, уходить в лес и искать вампира. В деревне сдерживать напор мирных жителей осталось десять самых опытных магов и воинов. У тех, кто ушёл в Лес, был чёткий приказ при обнаружении вампира не нападать на него самостоятельно, а собрать всех и атаковать всеми силами.
   Оставшиеся в деревне воины вместе с командирами и Старейшиной с огромным напряжением, но всё же справились с нападавшими на них жителями, да и атаки на них через некоторое время прекратились. Командиры отрядов хмуро переглянулись, сегодняшняя битва обернулась катастрофой, эльфийской воинской элиты была уничтожена, большинство жителей деревни тоже, вампира же никто так и не увидел. Никогда прежде видавшие виды бойцы не сталкивались с такой жестокостью и коварством, воспользоваться жителями деревни для убийства их же собственных защитников - это было слишком даже для вампиров. Взглянув в сторону Старейшины, воины увидели, как тот, весь серый, с несколькими помощниками обходил потерявших сознание соплеменников и связывал их по рукам и ногам, чтобы предотвратить новые нападения. За сегодняшнюю ночь он потерял слишком многих родичей, проклятый вампир не жалел никого, используя для нападения даже подростков, которых больше всего и погибло этой ночью.
  
   Я уходил глубже в Лес, огибая четвёрки, которые рассредоточивались по Лесу. Попытка уничтожить одну из них не принесла результата, воины и маги не стали ввязываться в бой с марионетками, а держа на себе защиту, отступали, одновременно с этим подавая сигнал остальным группам. Мне пришлось послать на смерть всех захваченных воинов, чтобы успеть отойти самому.
   Я пока не знал, что мне делать с остатками отряда, пока ещё они были слишком сильны для меня одного. Оставалось ждать, когда поисковые отряды вернутся в деревню, и снова попробовать то, что удалось в первый раз. Обуреваемые жаждой мести эльфы не прекращали поиски, они просто уменьшили количество поисковых отрядов, сменяя их по мере того, удавалось немного передохнуть другим группам. Я понял, что настало время драться самому.
   Увидев, куда ведёт путь одного из патрулей, я выбрал удобное место для засады и принялся ждать. Четвёрка появилась через несколько минут, обычный строй, два воина впереди, на некотором отдалении - два мага, оба с активированной защитой. Пропустив воинов и подождав, пока маги подойдут поближе, я приготовился к атаке. Наметив первую жертву, я поставил на его пути небольшое, но чрезвычайно концентрированное Облако. Буквально на втором шаге маг влетел в него и я увидел, как позеленел и начал потрескивать его купол. Эльфу пришлось вливать в него всё больше и больше энергии, чтобы только не дать ему схлопнуться. Выждав момент, когда он потратил на заклинание более половины своих резервов, я выпустил в него весь запас Призрачных Мышей. Как я и предполагал, магу не хватило сил, чтобы отбиться ещё и от них, и обескровленное тело беззвучно упало на землю.
   Почувствовав смерть собрата, второй маг сразу подал сигнал воинам. Не став ждать, когда воины найдут меня, я набросил на всю троицу паутину жгутов, а затем изо всех сил нанёс ментальный удар по магу. Удар оказался настолько силён, что маг упал, схватившись за голову, его защита пропала и я, не мешкая, захватил всех троих.
   С пойманным магом уничтожение других патрулей пошло быстрее. Защищая магом своих марионеток, я атаковал ими магов других патрулей, сам же в это время отвлекал на себя воинов. После нескольких стычек у меня под контролем было уже четыре мага и три воина. С такими силами я разбирался с каждым следующим патрулём всё увереннее и быстрее.
   Когда наступил рассвет, со всеми патрулями было покончено, и я направился в сторону деревни. Повесив на себе и двух воинах защиту сразу пяти магов, я начал быстро ставить Облака по деревне, причём заклинания создавал настолько мощные, что магическая энергия вытекала из меня водопадом.
   Опустошив свой запас до того минимума, который был необходим для поддержания уже поставленных Облаков, я отступил, внимательно следя за происходящим в деревне. Как я и предположил, некоторые воины обошли Облака и теперь заняли позиции в центре деревни, окруженные куполами защиты нескольких уцелевших магов. Отменив несколько сработавших Облаков, я влил в себя накопленную в них от преобразованной крови жертв энергию, буквально несколько мгновений - и мой резерв снова был заполнен до отказа. "Пора заканчивать битву", - решил я. Окружив оставшихся воинов и магов Облаками, я принялся вливать в них всё больше и больше силы, неуклонно увеличивая их число и концентрацию. Защита магов выдержала только девять Облаков, на десятом их защитный купол мигнул и погас, отдавая всех заклинанию. "Осталось последнее, не самое приятное дело", - я вздохнул, приблизился к трупам и принялся за отвратительное поедание мозгов, начав с магов. Съев, сколько смог, я развернулся и отправился на север, к следующей деревне.
  
   Король держал в руках сообщение, как две капли воды похожее на то, что он прочитал несколько недель назад. С одним небольшим отличием, после текста послания от вампира шла короткая, но отчаянная приписка от Старейшины с требованием - да-да, именно требованием к королю! - выдать, наконец, вампиру проклятую девчонку, и в каждом слове сквозила паника с большой буквы. Король понял, что если не вмешаться самому, ситуация может выйти из-под контроля. Даже во время самых страшных войн с вампирами ни один из Старейшин, как бы тяжело им не было, не писал в подобном тоне своему королю.
   Оно и понятно, всё королевство уже знало, что безумный маг Носферату объявил кровавую вендетту всем эльфам, и, требуя выдачи какой-то девчонки, разоряет одну деревню за другой, причём делает это с такой жестокостью, что время страхи прежних войн с вампирами казались на этом фоне просто детским праздником. Также все знали, что два элитных отряда Черных и Белых плащей были полностью уничтожены, как была разорена ещё одна из деревень, которую они охраняли, а в живых остались только те, кто успел заранее уйти из деревни.
   Король не сомневался в том, что ещё одна разорённая деревня - и начнётся настоящая паника. Наверное, впервые за всё время его правления ситуация была настолько плоха, ведь раньше вампиры сражались только с воинами, бывало, что грабили и разоряли деревни, но не вырезали же их поголовно, от мала до велика! Этот же безумец выбрал себе беспроигрышную тактику запугивания всего народа королевства, по которому со скоростью лесного пожара распространялись слухи о безнаказанном уничтожении им двух элитных отрядов королевской гвардии. Кроме того, вампир оказался настолько непоколебим и целеустремлён в своём намерении, что никаким иным способом, кроме объявленного им же, избавиться от него не представлялось возможным. Что делать с лежащим перед ним посланием, король не знал, старший следопыт ещё не прислал результаты расследования, проводимого им на месте гибели Плащей, а конечный срок, указанный в ультиматуме, стремительно приближался. В то, что вампир остановится сам по себе, уже никто не верил. "Прости, Ал'гиел, но иногда приходится чем-то жертвовать", - с этими мыслями король, приняв решение, зашагал в сторону покоев мастера по оружию.
  
   Ал'лилель не находила себе места, все вокруг со страхом и ненавистью смотрели на неё. Она не могла спокойно выйти из Школы в город, чтобы на неё не начали показывать пальцами и обвинять в том, что из-за неё вампир уничтожает эльфов. Никто не знал истинной причины столь странного требования вампира, но все сходились во мнении, что лучше отдать одну девчонку, чем каждые две недели терять по деревне. Ал'лилель понимала, что у Каина не было другого выбора, кроме как подобным образом привлекать к себе внимание, но то, как он это делал, её ужасало. Убивать ни в чём не повинных жителей было чересчур, ей это категорически не нравилось, и она понимала, что ни король, ни кто-либо другой, кроме неё самой, не смогут его остановить. Она отлично помнила взгляд Каина во время их последней встречи, фанатичный блеск в его глазах тогда даже немного напугал её. Правда, едва они обнялись, как он снова превратился в прежнего, милого и нежного парня, которого она полюбила. "Нужно срочно его остановить, - поняла она, - прежде чем он зайдёт так далеко, что я не смогу его принять".
   Все её попытки бежать из-под надзора пресекались нанятыми отцом телохранителями, они окружали её круглые сутки, даже когда она принимала ванну, одна из женщин-магов находилась рядом. Сколько она не пыталась их выгнать, ничего не получалось, отец слишком хорошо платил этим молчаливым воинам и магам. Ей требовалась помощь. "К кому можно за ней обратиться? - задумалась девушка, и внезапно её озарило. - Что, если поговорить с директором школы? Его все знают и уважают, сам он очень могущественный маг, если она убедит его помочь, он многое может сделать".
   Не откладывая, она помчалась к кабинету директора, он редко покидал него, работая даже по выходным.
   - Войдите, - раздалось из-за двери, когда она в неё постучала. Ал'лилель вошла и остановилась перед директором, тот сидел за столом и задумчиво что-то рассматривал. Присмотревшись, Ал'лилель узнала карту королевства.
   - А я ждал, когда же ты ко мне придешь, - спокойно сказал он, даже не глядя на ученицу. - Прежде, чем ты меня о чём-то попросишь, у меня к тебе будет несколько личных вопросов, на которые я бы хотел получить правдивые ответы.
   Ал'лилель кивнула, похоже, директор догадался о причине её визита, и это радовало, поскольку она не знала, с чего начать разговор.
   - Кем приходится тебе этот вампир? Какие у вас с ним отношения? Прекратит ли он нападения, если получит то, что просит? - спрашивал директор, пристально глядя на Ал'лилель.
   - Я пообещала стать его спутницей жизни, а он пообещал найти и забрать меня, где бы я ни находилась. Если я буду рядом, он не сделает ничего, что причинило бы мне боль, - честно ответила девушка.
   - Значит, ты обещаешь, что если будешь рядом с ним, он прекратит нападения? - уточнил последнюю фразу директор.
   Ал'лилель кивнула.
   - Каину нечего делать в нашем королевстве, он здесь только с одной целью - забрать меня.
   - Хорошо, я постараюсь тебе помочь, - ответил директор. - Приходи через два дня, я сообщу тебе о результатах.
  
   Ал'тевиль сидел у себя в комнате и радостно улыбался, наконец-то он сможет отомстить этой девке за своё унижение. При воспоминании о том, как его, в присутствии оставшихся в живых магов и воинов отряда Синих плащей, отчитывал отец, внутри принца поднималась волна ярости. Он надолго запомнил горящий яростью взор отца, а также домашний арест на три месяца. Сидя взаперти, вдали от развлечений и девушек, Ал'тевиль поклялся, что отомстит девке, и очень скоро. Сегодня случай представился, приставленные следить за девкой охранники прислали ему информацию. Перекупить их верность стоило очень дорого, но Ал'тевиль считал, что месть окупает всё, поэтому, не раздумывая, заплатил охранникам требуемое. Выяснилось, что мерзавка попросила помощи у директора Школы магии, и тот согласился. Они договорились сегодня ночью усыпить охранников, и дать ей возможность сбежать к своему уроду. Ал'тевиль распорядился, чтобы его агенты не препятствовали заговору, наоборот, всячески способствовали его успеху.
   Осталось подождать, пока она сбежит, а потом сообщить об этом отцу и попросить у него несколько элитных отрядов для поимки девки и вампира. Планы мести девке и её уроду у Ал'тевиля были готовы. Сначала он у неё на глазах будет медленно убивать вампира, а потом, когда жить тому останется считанные часы, попользуется его девкой, много-много раз, так, чтобы тот это видел. Всё равно оставлять кого-либо из них в живых принц не собирался.
   В три часа ночи Ал'тевиль получил сообщение от охранников, что девка сбежала, а с них спали сонные чары, явно наведённые кем-то уровнем не ниже магистра магии. Ал'тевиль, с трудом дождавшись рассвета, помчался к отцу, который, как обычно, сидел у себя в кабинете.
   - Отец, я только что узнал новость, - старательно изображая удивление, закричал он с порога. - Ал'лилель сегодня ночью сбежала к своему вампиру!
   Отец поднял глаза от бумаг и спокойно спросил:
   - И что?
   Ал'тевиль теперь уже удивился по-настоящему:
   - Как "и что", отец? Я могу отправиться следом за ней, и она выведет меня на вампира. Защищая свою девку, он будет уязвим.
   Король усмехнулся.
   - Всё не можешь забыть своего поражения, а также отказа Ал'лилель? Жаль, что тобой движет месть, а не стремление защитить подданных.
   Ал'тевиль нахмурился, разговор развивался вовсе не так, как ему представлялось.
   - В данном случае, отец, мои личные чувства совпадают с королевскими интересами.
   Король помолчал, иронически рассматривая сына, но потом всё же ответил:
   - Меня больше устраивает собственный вариант - они встретятся и сами уберутся прочь из королевства. Я не понимаю, почему я должен становиться на пути у двух влюблённых, если они оба стремятся друг к другу. Все были против их воссоединения, а в результате мы получили шесть полностью разорённых деревни и три уничтоженных боевых отряда. Я не считаю, что прежние поступки её отца и остальных, имевших отношение к этому делу, были верными, поэтому не стану мешать этим двоим жить так, как им заблагорассудится. Главное - чтобы их семейный очаг располагался как можно дальше от нашего королевства.
   Ал'тевиль открывал и закрывал рот, не веря тому, что услышал.
   - Отец, я не верю, что это говоришь ты! Мы должны отомстить этому вампиру за наши деревни! Он должен заплатить за всё, что натворил в нашем королевстве!
   Король спокойно смотрел на взбешённого сына и думал о том, насколько же они разные. Сын был глупо уверен, что тайно перекупил телохранителей эльфийки, наивно полагая, что подобная сумма могла пройти мимо внимания отца. Отец же решил удалить возмутительницу спокойствия всего королевства подальше, а сам направил посланцев Повелителю рода Летучей Мыши, с предложением о сделке: король эльфов предлагает ему коридор для беспрепятственного прохода любого количества вампиров по территории своего королевства, а также всю доступную информацию о Рыцаре смерти и его магии, а вампиры обязуются уничтожить того за пределами эльфийской территории. Послы от Повелителя должны прибыть со дня на день, и он ни секунды не сомневался в том, что вампиры с радостью ухватятся за его предложение. Таким образом, будут решены сразу две проблемы - вампиры сами убьют своего сородича, а эльфы сохранят остатки собственных сил и не станут объектом возможной мести. Король покачал головой: "Жаль, что сын не видит ничего дальше своего носа. Может быть, с возрастом это пройдёт?".
   - Мы никого не пошлём на её поиск! - наконец произнёс он, чеканя слова. - И ты, сын, никуда не двинешься из дворца без моего разрешения, иначе будешь наказан.
   По лицу сына он понял, что тот недоволен, но спорить не будет.
   - Хорошо, отец, - сказал сын и, развернувшись, вышел из кабинета.
   Король смотрел вслед вышедшему сыну, и подумал: "Надо ограничить его в денежных средствах, ничего не хочет знать, кроме развлечений и юбок".
   - Ваше величество, прибыли послы от Повелителя рода Летучей Мыши, - произнёс вошедший в кабинет мастер по оружию, перебивая мысли короля о сыне. Король кивнув, вышел им навстречу, нужно было завершать начатое дело.
  
   Ал'лилель не могла удержать дрожь в руках, лошадь, чувствуя волнение всадницы, прибавила в скорости. Ал'лилель мчалась вперёд, до сих пор не в силах поверить, что смогла ускользнуть от охраны, выбраться из столицы и теперь скачет на встречу с Каином. Всё прошло как-то слишком легко и быстро, как будто во сне. Ведь всего какие-то два дня пути до той деревни, откуда Каин прислал ультиматум, и они снова увидятся.
   В этот раз Ал'лилель не собиралась так просто отступать от него, все прошедшие годы она упорно училась на факультете боевой магии, и многое умела, даже овладела несколькими заклинаниями, которые преподают только в Академии. Теперь она могла сама постоять за себя, а также помочь Каину в бою, а не отсиживаться за его спиной, как в прошлый раз. Ночью, остановившись на ночёвку в одной из деревень, она долго не могла уснуть, все её мысли были о предстоящей встрече. "Интересно, насколько сильно изменился Каин?", - думала она. Ей хотелось сесть рядом с ним и обнять, никуда не отпуская. Ещё ей хотелось рассказать о том, как она жила эти годы, а ещё больше - услышать его рассказ. Незаметно сон забрал её в свои объятья. На следующее утро она встала очень рано и продолжила путь.
   Въезжая в деревню, на которую должен был завтра напасть Каин, она ловила на себе удивлённые взгляды. Небольшой отряд воинов присутствовал в деревне, но повсюду чувствовалось всеобщая обречённость, нигде не было видно детей, только вооружённые взрослые с серьёзными лицами. Ал'лилель сразу направилась к Старейшине, нужно было срочно узнать, как можно найти Каина.
   - Извините, можно с вами поговорить? - спросила она, заходя в дом, на который указал ей один из воинов.
   - Не совсем удачное время ты выбрала для разговоров, дочка, - раздался голос из соседней комнаты. - Завтра в деревне не останется никого живого, так что уезжай отсюда, пока есть такая возможность.
   Ал'лилель вошла в комнату и увидела сидящего за столом старого эльфа.
   - Меня зовут Ал'лилель из рода Быстрой Стрелы, я хочу знать, где можно найти этого вампира, - сказала она в ответ.
   Удивлению Старейшины не было предела, он даже вскочил со скамьи и подошёл вплотную, чтобы поближе рассмотреть её.
   - Ты добровольно решила пойти к нему?
   - Это не имеет значения, - Ал'лилель вовсе не собиралась посвящать его в свои дела. - Единственное, что сейчас важно - найти его раньше, чем он нападёт.
   Старейшина долго и внимательно рассматривал её, но всё же сказал:
   - Выйди через северные ворота и сразу поверни направо, через пару часов окажешься на том холме, который вампир указал в своём послании.
   Ал'лилель поблагодарила его и пошла к оставленной возле дома лошади.
  
   Я сидел далеко от указанного места, но постоянно держал его в поле своего зрения. Срок ультиматума истекал завтра, ничего не происходило, как вдруг я заметил въезжающего в моё поле зрение одинокого всадника, аура которого хоть и была скрыта, но я легко определил по ней эльфийского мага средней силы. "Странно, что он вообще тут делает?", - недоумевал я. Сконцентрировавшись на ауре, я напряг магическое зрение и в первую секунду просто не поверил собственным глазам - передо мной была Ал'лилель, расседлывавшая лошадь и явно готовящаяся устроиться на отдых. От удивления и радости чуть было со всех ног не бросился к ней, но тут меня кольнула мысль: "А что, если это ловушка, и её заставили исполнять роль приманки, угрожая чем-то?". Заставив себя успокоиться, я решил тщательно осмотреть окрестности вокруг холма. Обойдя место её стоянки по широкой дуге, я вскоре обнаружил тщательно замаскированные вампирские ауры. "Все старшие вампиры", - определил я по размеру и плотности их аур. Сконцентрировавшись, я определил, что действительно двадцать вампиров в полном боевом облачении ведут наблюдение за Ал'лилель. "Странно, - удивился я, - если бы её заставили приехать, то в засаде сидели бы сейчас эльфы, а не вампиры".
   "Неужели эльфы договорились с вампирами?! - мелькнула мысль. - И что мне теперь делать?". Выходить драться против двадцати старших вампиров мне не хотелось, чего от них можно ждать, я не знал, поэтому не собирался оказаться в той самой ситуации, когда неподготовленным впервые вступил в бой с эльфами. Нужно сначала хорошо обдумать свои действия, так как кроме своей жизни, я теперь отвечал и за жизнь Ал'лилель. Пока я не знал, как победить старших вампиров, поэтому я решил для начала попробовать дать знать о себе Ал'лилель.
  
   Ал'лилель сидела у костра и волновалась. Если она не встретит Каина до завтрашнего утра, то как ей удастся предотвратить нападение? Внезапно эльфийка ощутила небольшое давление на ауру, она насторожилась, тот, кто смог увидеть её скрытую ауру и воздействовать на неё, был серьёзным противником. Стараясь не выдать своего волнения, Ал'лилель стала просматривать окружающее себя пространство на присутствие чужих аур. Она снова почувствовала мягкое давление на сознание. "Кто-то пытается проникнуть ко мне в голову!", - внезапно поняла она. Ал'лилель сразу же активировала защиту против магии Разума, странно, но это не помогло, просто теперь вместо давления она ощущала щекотку возле висков. Ал'лилель ничего не понимала, на нападение это похоже не было, так не нападают. Кто же так настойчиво пытается обратить на себя её внимание?
   "Может, Каин? - мелькнула у неё догадка. - Вдруг он не может показаться мне и таким образом даёт о себе знать? Хотя возможна и ловушка, рассчитанная именно на то, что я его жду ". Она не стала убирать защиту, но слегка ослабила её и принялась ждать. Щекотка прекратилась, но появились иголочки, больно жалящие виски. Одна из них как будто вонзилась в мозг, и она тут же услышала голос Каина.
   - Любимая, убери, пожалуйста, защиту, нам нужно поговорить.
   Ал'лилель чуть не подпрыгнула от неожиданности: "Каким образом Каин смог проникнуть мне в сознание?". Быстро сняв защиту, Ал'лилель постаралась засечь момент контакта.
   "Ох, я уже и не рассчитывал пробиться, - она услышала в голове его голос. - Ты так хорошо закрылась, что можно было только сломать защиту, а это было бы очень больно. Пришлось действовать немного по-другому, извини, любимая, если это доставило тебе неприятные ощущения".
   Ал'лилель чуть не вскрикнула, она даже не успела заметить проникновения в своё сознание.
   "Каин, любимый, ты где? Почему не выходишь?", - мысленно позвала она.
   "Ал'лилель, любимая, поблизости в засаде расположился отряд вампиров, двадцать старших, поджидают меня. Я не могу рисковать тобой, поэтому и решил предупредить", - услышала она ответ.
   "Нам надо придумать, как от них избавиться, - он немного помолчал. - Я хотел посоветоваться с тобой, может у тебя есть какие-нибудь идеи? Я пока не знаю, что с ними делать".
   Ал'лилель задумалась, двадцать старших вампиров - это было серьёзно.
   "Каин, я очень соскучилась по тебе, помнила каждую минуту нашей встречи. Ты, кстати, не передумал насчёт своего предложения?", - с улыбкой подумала она.
   "Только и мечтаю поскорее тебя обнять и увезти куда-нибудь, где нас бы никто не нашёл, - услышала она в ответ весёлый голос Каина. - Как только разберёмся с вампирами, ты от меня никуда не денешься".
   "Даже так?", - Ал'лилель не могла согнать улыбку с губ, несмотря на серьёзность ситуации.
   "Вот увидишь, - серьёзно сказал Каин. - Ты пока ложись отдыхать, а я буду думать, что нам предпринять".
   "Хорошо, я буду ждать", - ответила она.
  
   Я задумался. Попробовать захватить часового? Ночью у меня ничего не получилось, видимо, вампиры были осведомлены о моей способности к захвату сознаний, поэтому, скорее всего, на каждом был мощный амулет защиты от магии Разума, я даже близко не мог подобраться к их сознанию. Я решил было использовать эльфов из соседней деревни, как отвлекающую силу, но раздумал, рядом была Ал'лилель, и она бы точно возражала против этого.
   Оставался один вариант - уходить в степи орков и воспользоваться ближайшим их селением для организации нападения на вампиров. "Нужно завтра связаться с Ал'лилель и обговорить план", - я уснул, даже во сне обдумывая свои дальнейшие шаги.
   Утром я обсудил свой план с Ал'лилель, и предложил ей временно вернуться в деревню и запастись припасами на двухнедельную дорогу, а потом отправиться в степь. Заверив её, что буду за ней постоянно наблюдать, и при первой же возможности попытаюсь разобраться с вампирами. Ал'лилель согласилась и, собрав свой мини-лагерь, отправилась обратно в деревню.
  
   Степь за время моего отсутствия сильно изменилась, эльфийка в одиночестве ехала по степи уже три дня, а на неё до сих пор никто не напал. В те времена, что я был здесь, такое невозможно было даже представить, никакая степень везения не гарантировала бы мирного путешествия. На пятый день, наконец, нам повезло, я заметил крупный отряд орков, причём все они были на волках. При виде одинокого всадника они двинулись наперерез.
   Вампиры, увидев орков, прибавили шагу, и теперь Ал'лилель не могла их не обнаружить, вампиры наплевали на маскировку, решив, видимо, что это какая-то моя хитрость. Я с нетерпением ждал, когда орки подберутся поближе, и, едва первый десяток въехал в зону действия сети, как я накинул её, сразу захватив десяток сознаний.
   Я порадовался тому, что заставлял преодолевать отвращение и поедать мозги врагов, силы по контролю сознаний росли с каждым десятком проглоченным десятком. Захваченных орков я тут же бросил в атаку на вампиров, их товарищи сначала даже не поняли, куда устремился авангард отряда. Только двинувшись за ними, орки увидели отряд вампиров. Те, заметив орков, обнажили клинки. К сожалению для меня, вампиры были действительно старшими, всего один из них скользнул навстречу первому десятку орков и убил их за несколько ударов сердца.
   Отряд орков, увидев смерть собратьев, разразился яростными воплями и по взмаху ятагана командира все они все бросились в бой. Я решил, что лучшего шанса на вмешательство у меня не будет, поэтому я пополз к месту схватки, стремясь подобраться на дистанцию действия заклинаний. Как только я достиг необходимого мне порога, то сразу выпустил Мышей. Драка с орками помешала вампиру заметить новую угрозу, поэтому три Мыши добрались до него и мгновенно обескровили. Вампиры сразу поняли, что их атакует кто-то ещё, но подоспевшие орки связали их боем, поэтому навстречу мне смогло выйти только пять вампиров.
   Я не стал изобретать ничего нового и просто окружил себя Облаками, дополнительно прикрывшись Бронёй Повелителя. Как только первый нападавших попал в Облако, я дополнительно напустил на него двадцать Призрачных Мышей. К сожалению, тот не растерялся, и, выскочив из Облака, сумел от них отбиться. Тогда я, кинув сеть на дерущихся, захватил первых попавшихся орков и повёл их в атаку на ту пятёрку, что стояла передо мной. Кидая в них Облаками, я заставлял вампиров постоянно передвигаться, и вычленив одного, немного отставшего от группы, обрушился на него всеми силами: орками, Мышами и Облаками. Четверка бросилась на помощь собрату, но было поздно, второе заклинание Мышей принесло мне его кровь. Направив оставшихся в живых четверых орков на вампиров, я поставил Облако в то место, где они должны были столкнуться. К сожалению, в него угодили только орки и один вампир, которого я успел добить Мышами, пока он пытался из него выбраться.
   Потеряв двух соплеменников, оставшиеся в живых стали вести себя крайне осторожно, не растягиваясь и прикрывая друг друга. Атакуя одного из них, я приготовился вытянуть из боя ещё десяток орков, как вдруг увидел свечение брошенной в вампиров эльфийской молнии. Молния ударила в того же вампира, которого атаковал я. Тот не смог сопротивляться двойному заклинанию и упал, корчась от боли. Я не успел выпустить Мышей, чтобы добить подранка, как снова заискрилась молния и прикончила его. Я немного растерялся, не зная, как реагировать на неожиданную помощь, понятно, что это была Ал'лилель, но я так боялся за неё, что хотел было насильно вывести из боя, но передумал, представив, во что мне потом выльется это самоуправство.
   Вампиры тоже сообразили, откуда взялись молнии, и тут же среагировали, отправив к эльфийке сразу двоих. Расчёт был на то, что я буду вынужден снять Облака, которые меня прикрывали, и устремиться на помощь любимой. Их задумка оправдалась, но только наполовину, я действительно снял защиту, но успел скастовать Облако между Ал'лилель и атаковавшими её, одновременно бросившись ей на подмогу, на бегу выстрелив в том же направлении десятком Мышей.
   До девушки добежал только один из вампиров, второй угодил в Облако, пытаясь уклониться от догнавших его Мышей. К счастью для нас, Ал'лилель успела метнуть молнию в подбегающего к ней вампира, удар его не остановил, но сбил с шага и дал мне секунды на активацию заклинания. Вампир, видя перед собой близкую и беззащитную цель, потерял осторожность и влетел прямо в маленькое, едва заметное, но предельно концентрированное Облако. Посланные Мыши добили его, а я, крикнув Ал'лилель больше ни во что не вмешиваться и ждать меня, как на крыльях бросился обратно.
   К этому времени в живых осталось только с полсотни орков, а вампиры потеряли всего двоих. Я решил мобилизоваться и накрыть поле боя одним огромным Облаком, влив в него все свои резервы. Потратив на создание заклинания в три раза больше времени, чем на обычное Облако, я запустил его. Облако тут же накрыло всех дерущихся, а я рухнул на землю, сила заклинания была такой, что мой энергетический резерв не только иссяк до самого дна, но и начал вытягивать силы из моего тела. Я явно не рассчитал силы заклинания, и теперь старался разрядить его, чтобы не остаться лежать иссохшей мумией. С трудом отключив Облако, я поднял голову и посмотрел на место его действия - на ногах не остался никто.
   Я даже не успел облегчённо вздохнуть, как на меня накатила настоящая энергетическая волна, она захлестнула меня, и принялась разрывать на кусочки. Таких объёмов энергии я не собирал даже тогда, когда уничтожил лагерь орков. Бившая в меня энергия не ослабляла своего напора, и я почувствовал, что ещё немного - и не выдержу переполнения. Через несколько мучительных мгновений, когда я уже не мог встать с земли, поток начал ослабевать, но взамен пришло ощущение, что моё тело начинает превращаться в кусок льда. Сначала замерзли ступни, потом ноги до колен и выше, затем грудь, плечи, смертельный холод начал проникать в голову, и я сразу вспомнил своё недавнее посвящение. Когда холод накрыл меня целиком, я потерял сознание.
   Очнулся я оттого, что на меня что-то капало и слышались рыдания. Открыв глаза, я увидел, что голова моя покоится на коленях у Ал'лилель, а она поливает меня слезами и зовёт по имени. Заметив, что у меня дрогнули ресницы, она принялась трясти меня изо всех сил.
   - Каин, очнись, Каин! Ты жив, Каин? - её голос дрожал.
   - Пока жив, но если продолжишь так меня трепать, то эта недоработка скоро исправится, любимая, - с трудом разлепил я пересохшие губы.
   Услышав мой голос, Ал'лилель снова заплакала, но в этот раз прижав меня к себе. Странно, но я практически не чувствовал её прикосновений, холод, который недавно охватил всё тело, по-прежнему оставался в нём, я чувствовал его, хотя и лежал под палящим солнцем. Пошевелив рукой, я убедился, что тело своё ощущаю, как и раньше, но вот тепло тела Ал'лилель - нет. Решив отложить свои изыскания на потом, я попытался подняться, но был остановлен твёрдой рукой моей возлюбленной.
   - Каин, лежи, тебе пока нельзя вставать, а я проверю, всё ли у тебя в порядке, - твёрдо произнесло моя ненаглядная, смешно хмуря при этом брови.
   Она опустила на меня ладони и принялась медленно водить ими по телу.
   - Странно, - произнесла она некоторое время спустя. - Никаких повреждений нет, но ты ужасно холодный, я даже подумала сначала, что ты умер. Всё, теперь можешь подниматься, и начинать целовать меня - резюмировала она, закончив свои манипуляции.
   Я посмотрел на её смеющееся лицо, и заключил её в объятья. Правда, я автоматически отметил её удивлённый взгляд, брошенный мне за спину, уж таких-то взглядов я ощутил на себе предостаточно.
   - Что там, Ал'лилель? - спросил я, убедившись, что за плечами по-прежнему ничего нет.
   - Классный у тебя плащ, - с завистью протянула она. - Хочу такой же.
   - А я хочу тебя, - сказал я, сильнее прижимая к себе её гибкое тело.
   Ал'лилель начала отбиваться.
   - Нет, Каин, не здесь, ты с ума сошёл! - отпихивая меня, сердилась она. - Я не хочу провести свой первый раз в окружении сотни трупов!
   Я со вздохом отпустил её, и, поцеловав в губы, сказал:
   - Тогда, думаю, нужно побыстрее уходить отсюда, пока никто не заинтересовался такими бурными магическими всплесками.
   Она согласно кивнула. Мы в обнимку дошли до оставленной лошади, подсадив её, я спросил:
   - Не возражаешь, если мы поедем в замок моего отца?
   Ал'лилель задумчиво на меня посмотрела.
   - А когда я стану твоей спутницей?
   Я засмеялся, обнимая её ногу:
   - Как ты думаешь, для чего я тебя туда везу? Сейчас это, наверное, самое спокойное место для того, чтобы провести обряд.
   Она улыбнулась в ответ.
   - Тогда у меня возражений нет.
   Я шел, держась за стремя лошади и отвечая на бесчисленные вопросы Ал'лилель о том, что делал, как жил без неё эти годы, она хотела знать всё. Я рассказывал и рассказывал, всё время поглядывая на неё и улыбаясь - она была прекрасна. Развевающиеся волосы, звонкий голос, раскрасневшиеся личико, наконец-то я мог этим любоваться, не опасаясь, что в следующий миг её у меня отберут. Так мы и шли до самого замка отца, разговаривая и подшучивая друг над другом. Ночами мы спали, обнявшись и прижавшись друг к другу, но большего, чем поцелуи и объятья, Ал'лилель мне не позволяла. Грозно хмуря брови, она заявляла, что всё произойдёт только в замке, и только после обряда, а то она знает случаи, когда молодые люди пользовались доверчивостью юных, неопытных девушек, а потом бросали их.
   Спорить и настаивать я не стал, решив, что несколько дней ожидания - ничто по сравнению с тем количеством лет, что я её добивался.
  
  
   ЭПИЛОГ
  
  
   До замка отца мы добрались без приключений, наверное, моя открытая аура отбивала у всякого желание приблизиться, даже любимая иногда испуганно на неё косилась. Нас беспрепятственно и даже без единого вопроса пропустили в ворота, только удивлённые взгляды воинов провожали нас до входа главное строение. Я повел Ал'лилель сразу в Главный Зал, я был уверен, что отца оповестили и о моём прибытии, и о том, что я не один. Открыв дверь, я убедился, что оказался прав, все старшие вампиры Рода сидели за столом. Когда вошли мы с Ал'лилель, воцарилось глубокое молчание. Я пошёл к столу, но здороваться с сидящими вампирами не стал, так как, не принадлежа роду Серебряного Тумана, обязан был сначала представиться его Повелителю.
   - Отец, я пришёл к тебе как сын, а не как изгнанник рода. Ты выслушаешь мою просьбу?
   Отец посмотрел на меня, затем обвёл взором зал.
   - Да, кто бы мог подумать ещё двадцать лет назад, что я буду принимать у себя в замке Рыцаря Смерти. И кто бы мог подумать, что этим Рыцарем окажется мой собственный сын!
   Я пожал плечами.
   - Я к этому не стремился.
   - Слушаю твою просьбу, сын, - отец приподнялся с кресла.
   - Отец, я хочу, чтобы эта девушка стала моей спутницей жизни, ты проведёшь наш обряд?
   Сидящие вампиры искоса посмотрели на меня, но никто не произнёс ни слова.
   Отец повернулся к Ал'лилель.
   - А что скажешь ты, эльфийское дитя? Желание своего сына я услышал, но обряд нельзя провести, если вторая сторона не хочет этого.
   Ал'лилель услышав слова отца, внезапно покраснела и едва слышно ответила:
   - Да, я согласна. Я хочу быть с Каином.
   Отец усмехнулся, и спросил уже нас обоих:
   - Когда вы хотите, чтобы я произвёл обряд?
   Мы отозвались хором, но сроки назвали разные:
   - Сейчас, - сказал я.
   - Завтра, - сказала она.
   Взглянув друг на друга, мы засмеялись. Отец улыбнулся и принял сторону Ал'лилель.
   - Думаю, твоя девушка права, ей нужно как минимум привести себя в порядок после дороги, а также выбрать соответствующее её красоте платье для обряда.
   Он подозвал управляющего слугами, отдал ему несколько распоряжений, а затем снова обратился к нам:
   - Вами займутся слуги и приготовят к завтрашнему ритуалу.
   К нам сразу подошёл управляющий и повёл нас наверх, там он нас силой разделил, заявив, что мне не положено смотреть на спутницу раньше времени. Поэтому меня он закрыл в комнате, а сам с Ал'лилель отправился дальше.
  
   На следующий день я стоял в Главном Зале в ожидании, когда введут Ал'лилель, и с ужасом вспоминал вечерние и утренние процедуры, которым меня подвергли слуги. Но невольная гримаса сменилась улыбкой, когда я припомнил, как недоволен был моим чёрным плащом за спиной портной, долго не веривший в то, что я его не вижу, и требовавший, чтобы я его немедленно снял, так как он портит все его задумки.
   Только убедившись - после нескольких неудачных попыток - что снять плащ невозможно, он решил подобрать мне другой костюм, который бы с ним гармонировал. Когда он закончил своё творение, я подошёл к зеркалу - на меня смотрел абсолютно незнакомый вампир, в чём-то чёрно-красном, но очень красивом.
   Зазвучал гимн Рода, я уставился на парадную дверь и во второй раз за утро не поверил своим глазам, в зал ввели девушку просто невероятной красоты, одетую в воздушное белое платье. Я застыл и открыл рот от изумления, такой Ал'лилель я ещё не видел. При виде меня она скромно потупилась, поэтому я подошёл и взял её за руку, до сих пор не веря в то, что всё происходящее - это реальность, а не сон. Всё время, пока продолжалась церемония, я не выпускал руку своей невесты, словно боясь её потерять. Видимо, испытывая схожие чувства, она сама постоянно проверяла, рядом ли я.
   На пиру нас поздравляли все, стремление увидеть Рыцаря Смерти оказалось сильнее страхов, я понял, что именно это привело в наш замок столько соседей, они хотели посмотреть на меня и Плащ. Ближе к ночи нас проводили в мою комнату, где установили большую двуспальную кровать и полностью сменили обстановку. Оставшись одни, мы сначала не знали, как себя вести и смущались, раздеваясь и ложась в постель, отвернувшись друг от друга. Это был первый раз, когда мы остались одни, в защищённом месте, и могли наслаждаться. Немного полежав, тесно прижавшись, мы начали гладить друг друга, и вскоре перешли к более откровенным ласкам. Ночь была просто сказочной, нам не помешали ни наша неопытность, ни обоюдное волнение.
   Проснулся я, когда солнце уже ярко светило в окно. Повернувшись на правый бок, я потянулся и начал целовать спящую Ал'лилель, она была прелестна в своей беззащитности и красоте. Ал'лилель сначала возмущённо морщила носик, но, проснувшись, стала отвечать на мои поцелуи.
   В следующий раз мы проснулись только ближе к вечеру, зверски голодными и уставшими. Выглянув из дверей и никого не заметив, я пробрался на кухню, нагрузил огромный поднос всем тем, что для нас там приготовили и чуть ли не бегом вернулся к себе.
   Так прошло три дня, нам никто не мешал и мы наслаждались друг другом. На четвёртый день, ближе к обеду, когда мы лежали и разговаривали, раздался стук в дверь. Ал'лилель быстренько спряталась под одеяло, а я пошёл открывать. На пороге стоял улыбающийся отец.
   - Я знаю, что помешал вам, но можно мне необходимо поговорить с вами, буквально несколько минут, вас ведь нигде, кроме как здесь, не застанешь.
   От его слов мы с Ал'лилель одновременно переглянулись и покраснели. Отец прошёл в комнату и, придвинув к себе кресло, сел.
   - Я хочу узнать ваши планы на будущее. Что вы собираетесь делать дальше?
   Мы снова переглянулись с Ал'лилель.
   - Я бы хотела и дальше учиться магии, если Каин не будет против. Жить я готова где угодно, лишь бы он всегда оставался рядом, - сказала она, прижимаясь ко мне.
   - Если честно, то я бы хотел построить собственный замок, возродить клан Носферату и жить там вместе с Ал'лилель, - я обнял её.
   Отец улыбнулся.
   - Жаль, я бы хотел, чтобы вы жили в этом замке, я ведь имею право первым увидеть внуков.
   Я помолчал, обдумывая, стоит ли говорить это сейчас, но решился.
   - Не хотел говорить это раньше времени, но, раз уж мы начали разговор, то я думал о нашем будущем, просто опасался сказать об этом Ал'лилель.
   Они оба удивлённо посмотрели на меня.
   - Я планировал через несколько месяцев попросить у Ал'лилель разрешения отправиться на поиски подходящего места для постройки замка, а тебя отец, попросить, чтобы она осталась здесь и жила под защитой рода. Я не вижу препятствий к тому, чтобы Ал'лилель училась магии, мы ведь можем попросить её отца пожить у нас. Думаю, когда он узнает о том, что мы теперь вместе навсегда, то не станет далее противиться нашему союзу - закончил я.
   - Я не хочу тебя никуда отпускать, - сказала Ал'лилель, у неё на глазах появились слёзы. - Я не смогу жить, если опять тебя потеряю.
   - Зря я затеял этот разговор так рано, - покаялся отец, видя её слёзы. - Давайте отложим его на более позднее время.
  
   Я поправил перевязь с мечом и, ещё раз оглянувшись, помахал рукой тем, кто стоял на замковой стене. Ал'лилель с уже появившимся животиком прижималась к своему отцу и плакала, а тот гладил её по голове, нашёптывая что-то успокаивающее. Ал'гиел действительно оказался здравомыслящим и любящим отцом, уступив дочери право на личное счастье, он пренебрег своими личными предпочтениями. Узнав о том, что Ал'лилель и я стали одной семьёй, он без колебаний приехал в замок, а позже начал учить Ал'лилель магии. Мой отец старался реже попадаться ему на глаза, чтобы не будить призраков прошлого.
   Я смог уговорить Ал'лилель отпустить меня на поиски замка, заверив, что не буду ввязываться ни в какие приключения и лучше убегу, чем стану драться с опасными противниками. Мне пришлось пообещать ей это, иначе она ни в какую не соглашалась на мою поездку. Отец даже предложил, чтобы со мной отправился Вализир, но я отказался, ведь я привык действовать один и не хотел постоянно оглядываться на союзников, которые могли попасть под воздействие моих заклинаний.
   Тряхнув головой, чтобы избавиться от лишних мыслей, я зашагал к пещере Учителя, я хотел навестить его, а также предложить переселиться в замок отца. Если и он будет рядом с Ал'лилель, я буду спокоен.
  
  
  
   Конец первой книги Май 2008 года.
  
  
Оценка: 5.65*100  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Сафонова "Риджийский гамбит.Дифференцировать тьму" К.Никонова "Я и мой король.Шаг за горизонт" Е.Литвиненко "Волчица советника" Р.Гринь "Битвы магов.Книга Хаоса" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Загробная жизнь дона Антонио" Б.Вонсович "Туранская магическая академия.Скелеты в королевских шкафах" И.Котова "Королевская кровь.Скрытое пламя " А.Джейн "Северная Корона.Против ветра" В.Прягин "Дурман-звезда" Е.Никольская "Зачарованный город N" А.Рассохина "К чему приводят девицу...Ночные прогулки по кладбищу" Г.Гончарова "Волк по имени Зайка" А.Демченко "Небесный бродяга" Д.Арнаутова "Страж морского принца" И.Успенская "Практическая психология.Герцог" Э.Плотникова "Игра в дракошки-мышки" А.Сокол "Призраки не умеют лгать" М.Атаманов "Защита Периметра.Через смерть" Ж.Лебедева "Сиреневый черный.Гнев единорога" С.Ролдугина "Моя рыжая проблема"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"