Растрепай Иваныч И Зависть: другие произведения.

Мы читали... Осенняя В., Крут А. "Укрощение строптивого декана"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:


Мы читали....

  

Осенняя Валерия, Крут Анна

Укрощение строптивого декана

  
  
   Наше мнение о прочитанном произведении состоит из двух частей:
   I. Собственно обзор (более серьезный взгляд на произведение).
   II. Аннотация и первая часть текста с нашими комментариями по ходу повествования (для тех, кто хочет понять, почему у нас сложилось именно такое мнение).
  
   P.S. Таким образом, все сказанное исключительно наше общее мнение о прочитанном, а хотите ли вы о нем знать или нет - личное дело каждого.
  
  
   Вольный пересказ:
  
   Очень родовитая школо-ло-ло с именем аля Нулевая Триждынежить долго льёт в уши читателю, какая она никчёмная и какой жестокий у неё в "престижной" академии есть препод, а потом, в соответствии с названием романчега и аннотацией, попадает к нему в ученики для частного руководства в обучении магии. После чего долго и тупо ноет уже он на публику. Ситуация никем не разрешается, и цирк заканчивается глумлением и неадекватностью преподов-учителей, что для подобных романчЕГов, является синонимами.
  
   Плюсы:
  
   В преддвериях нового года советуют быть добрее, поэтому тут ничего не будем выдумывать. А то, вдруг, Санта внесёт нас список плохих детей пожизненно, а мы уже носки сотого размера купили.
  
   Минусы:
  
   - Неверное, кривое построение предложений. Предложения, как таковые, иногда вообще отсутствуют. Часто разделяются точками, как бог на душу положит или вообще не имеют подлежащего, слова подменяются друг другом без учёта их абсолютной несхожести;
   - Канцеляризм процветает, как плесень в подвале;
   - Неумелое описание происходящего навевает воспоминания о давно минувших днях школьной жизни ;
   - "Вода". В тексте столько "воды", что можно пару морей залить и ещё останется на рассказик;
   - Абсолютно нечитабельные и неоправданно тупые имена у персов, гуглобред;
   - ГГ раздражающе многословна, бубнит и жалуется,. Постоянно. При этом умудряется путаться в показаниях, перевирать. Она будет плохой женой, мужа своего запилит ещё до замужества;
   - Утомительное повествование. Куча ненужной информации, ненужных сцен, бесполезного растягивания и без того хилого сюжета. Сибирский акын под музыку тумрана;
   - Сюжет банален и предсказуем, причём весь укладывается в название, которого большинству людей будет достаточно, чтобы понять, о чём сиё недоповествование;
   - Уныло;
   - Главгероиня тупая, лживая и раздражающе нудная, постоянно пытающаяся выбить из читателя слезу, а главгерой - ведёт себя, как упоротый в доску подросток в пубертатном периоде. Что от одного, что от другого воротит.
   - Очередная "престижная академия", не имеющая ничего общего, с самым захудалым ВУЗом:
   а) Преподаватели постоянно обзываются учителями;
   б) Вместо того, чтобы проводить занятия, весь преподавательский состав засел в каком-то кабинетике для распределения студентов по специальностям методом магической жеребьёвки;
   в) преподы ведут себя аморально, скатываются до откровенных оскорблений студентов из высшего общества и собственных же коллег, злословят, а также ведут себя распущенно;
   г) Распределение по специальностям происходит не по учёту способностей и трудолюбия, а по неизвестным параметрам, но с учётом должности того или иного препода, которому под обучение подпихивается студент. Грубо говоря, если жребий тянет талантливый маг огня, то ему возможно и выпадет в наставники маг огня, но зачислят парня на факультет, за которым числится препод, а тот вполне может руководить хоть кафедрой некромантии, хоть алхимии.
   д) Глупейшая система обучения. Принимают практически всех подряд, обучают два года, толком не подозревая, есть там что развивать или нет, и даже не могут отчислить студента если он бездарен;
   е) Ужасающая система наставничества. Ученики для индивидуального обучения подбираются магжеребьёвкой, после которой избранные оказываются связаны между собой до тех пор, пока ученик не достигнет достаточного уровня знаний, чтобы контракт потерял силу. Если достанется тупарь, можно состариться, ожидая пока он хоть что-то выучит.
   и т. д.
   - Как задолбали эти тонко чувствующие волшебные предметы, которые служат проведением или перстом судьбы. Дайте уже в руки этим неучам толсто чувствующий многотомный учебник, пусть он похерит их всех, и останутся только одарённые.
  
  
   Вывод:
   Очередная проходная графоманская история о девочке, завоевавшей Его, такого охрененно крутого и недостежимого для других. Мужчина-мечта для девОчек, раб для неё и альфа самец для окружающих, эдакий психологический мутант.
  
   ИМХО: Книжки нужно читать, а не курить.
  

Осенняя Валерия, Крут Анна

Укрощение строптивого декана

  
  
   Аннотация: Что делать если ты не особо одаренная ученица? (Зубрить?) Твой резерв минимален, а предметы даются тяжело? (А нам сопромат, как два пальца... Хотя с резервами тоже тяжко было, стипуха уж крайне мала была) Правильно - смириться с судьбой и довериться выбору древнего обряда (Правильно, нахер учить, заключи сделку с дьяволом). Именно так и думала Ноаэль Тринавия (Вот это имя, привет от тех, кто читает его вслух. Нулевая Триждынежить. Отличная кликуха) - адептка престижной магической академии (Как она туда поступила? За бабло только если или по блату). Но что если все пойдет не так как ты ожидал? (Пока как раз всё ожидаемо, очередная неуч-Деюшка и первый меч империи. Столб будет?)
   Ритуал распределения внезапно направил меня на самый сильный факультет активной магии (Вот, кто виноват. Магическое ЕГЭ рулит. В престижной академии бухают все)! И не к кому-то там, а к самому декану (О, мля, тут распределяют не по группам, а прямо по преподавательским койкам. Удобно, чё! Сколько в этой академии преподов, маленькое стадо? А коек на всех хватит, или у них универсальные, раздвижные?)- сэру Вортану Рэйнарду (Произнесите вслух несколько раз. ПРмо музыка, а не имя), которого боятся не только старшекурсники, но и сами преподаватели (Кусается? Настолько неадекват? Кто его назначил? Или там всё-таки по старинке выбирают?). С его мерзким характером я успела познакомиться еще на первых курсах (Декан ведёт у первого курса какие-то дисциплины?). Он не терпит слабаков (А отчислять их не пробовал? Кстати, суть профессии преподавателя - это делать из слабаков отличников), поэтому мне часто доставалось на его лекциях (На лекциях? Заставлял читать вместо себя?)
   Но раз боги сыграли со мной злую шутку - я намерена принять вызов! (Рука-лицо)
   Пишу в соавторстве с младшей сестрой - Анной Крут (А вы кто?). Она автор обложки. (Немного нечестное соавторство, одна пишет, другая рисует)
   ЗАКОНЧЕНО (Соавторство?). Увы, беты нету (У нас тоже) (если кто-то желает на эту роль, пишите на почту (Вас там двое, друг за другом проверить не можете? У художника с этим сложности?)), "тапки" можно оставлять прямо в комментариях" (На СИ есть предел для количества знаков в комментах, так что обойдёмся ссылью) Если вам нравится история (До неё ещё не дошли) и вы хотели бы увидеть ее в публикации издательства, напишите об этом пожалуйста: "ЗДЕСЬ" (А чё, контакт теперь книги издаёт?)
   (Какая радуга получилась знатная)
  
    
     Валерия Осенняя и Анна Крут (Старшая и художник)
    
    Укрощение строптивого декана, или Пособие по укладыванию старикана в койку
    
    Первая часть
    
    Тяжелая доля адепта (Особенно, если он ничего не учит. К слову, где-то мы это уже слышали. Из великой вики - "Адепт (лат. adeptus -- достигший) -- последователь, обычно ревностный приверженец какого-либо учения, идеи, знания". Перефразируем. "Тяжелая доля ревностного приверженца культа" А что, логично, всем сектантам тяжело. Это была известная академии я малоизвестной секты, интернет-кабала )
    
    В главном зале высшего магического заведения (Сокращённо ВМЗ? А студенты вмазовцы) было очень шумно. Сегодня здесь собрался весь третий курс (Какие шумные ребятки, ни капли не изменились с первого-то курса). Нам предстояло пройти обряд на выявление склонности к какой-либо специальности (А до этого вас просто так учили, шнурки вязать). До этого у нас было много общих предметов (Математика, геометрия, термех), но с завтрашнего дня начнется распределение (А сейчас-то вы чего собрались? Места заняли заранее, или боитесь, что кто-то без очереди пройдёт?). Более того, каждый адепт будет направлен к наставнику для углубленного изучения той или иной магии (Там никак не меньше тысячи человек должно быть, судя по высокопарному названию "главный зал" и шуму, который они издают. Плюс - "весь третий курс". В нашей "академии" - это было около пяти тысяч. Это же "лучший" ВУЗ, здесь должно быть, как в МГУ. Столько там преподов?).
    Признаться честно, я очень нервничала! (Удивительно) Даже ладони вспотели (Фе! Потные руки). Я понимала, скорее всего, попаду к видящим (Потому что у меня есть глаза), либо на факультет созидания (Потому что у меня есть руки). Но к кому больше мне хочется - не знала (Потому, что руки вместе с глазами всё-таки росли не из того места) Особыми талантами я никогда не отличалась (Но хотелка работала). Слабый уровень резерва не позволял многого (Резерва чего? И чего не позволял? Начались загадки). Но и предсказывать совершенно не умела, а созидателем не так легко стать, как говорится - им можно только родиться (Но всё равно хотела и предполагала именно туда попасть). А что-то подсказывало, природа и этим меня обделила (Рождением? Ты нежить?).
    Боги, прошу, пусть хоть куда-нибудь (На улицу. "Пресвятая Троица, помоги устроиться...")! Лишь бы не исключили... (Так ты либо веришь, что попадёшь, либо нет. Что за разброс-шатание?)
    Впрочем, таких случаев еще никогда не было (Так чего ты нам тогда мозги крутишь?). Если уж и поступил в академию магических наук, пусть даже с очень слабым даром, тебе помогут развить его (Чё-то тебе за два года не помогло). Хотя с моей 'удачей' можно ожидать чего угодно! (Ты не офигела? Поступила в самую престижную академию и ещё на судьбу жалуешься? охренеть) Иногда я до сих пор задаюсь вопросом: 'Как вообще смогла поступить?' (Не поверишь, мы тоже хотим это понять. Божественный произвол, сто пудов)
    Ладно, не стану лукавить. Я просто не могла не поступить, иначе бы опозорила весь наш род (Охренеть, откровение. А другим-то в отличие от тебя всё по фиг, а ты особенная, да). Ноаэль (Блин) - известнейшие маги во всем королевстве (Мы думали, это твоё имя. Тебя чё, зовут Триждынежить? А в вашем роду поумнее никого не было, что именно тебя учиться отправили). И только я как бельмо на глазу (Настолько неизвестна? Ну, взорви мост с людьми - прославишься). С самого детства не проявляла особых магических способностей (А особые - это какие?). Меня постоянно сравнивали с братом и ставили его в пример (А брат где учится?). Он, к слову, закончил академию два года назад с наилучшими результатами (Этого твоей семье не достаточно? Нужно было попозориться, отправляя в неё тебя?). От меня тоже ждали таких же успехов (Свято зная, что ты ни хера не умеешь? Твоя семья в адеквате?), поэтому, когда на вступительных экзаменах я смогла всего лишь заставить подняться маленький росточек одуванчика (Встать? Охрененная магия! Как раз для декана. А ты с дудкой или без это делаешь?), многие не смогли скрыть разочарования (Это был показательный экзамен? "Толпа безмолвствовала"). Но и не принять тоже не могли (Он же встал, естественно). Мало кто осмеливался идти против моей бабушки (Даже одуванчик встал. Так как ты всё поднимаешь. По бабушкиному велению, по моему хотению, встань декан).
    Так я и оказалась в одной из лучших академий (Вставший одуванчик - это билет в академку? Сильны преподы, принимающие вступительные экзамены) нашего небольшого королевства (А так она лучшая, потому что королевство маленькое, а академия единственная. Тогда да, тогда всё понятно). Но сейчас понимала, что вот-вот и решится моя дальнейшая судьба (А поступление вообще ничего не решало. Занятно). Этот важнейший ритуал определит всё... (Да мы уже поняли. Хватит про Баден-Баден)
    В академии существуют три главных направления (Боевики, глазные и лепняки). Первый и самый сильный - это факультет активного действия (Это активы, всё понятно. Созидатели, в таком случае, пассивы. А видящим интереснее сам процесс, просто наблюдают, они вуайзеристы). Там учатся почти одни мальчики (Кто б сомневался. Спорим, тебя к ним и припишут. А, ну, да, так и будет, в аннотации же сказано). В основном это маги-практики (Активисты - какие практики?), чья работа будет связана с опасной деятельностью (Постигать глубины) и сражениями против нечисти (Вот это активность! Навстречу кладбищу с лопатой! У нас бы такого человека не поняли). Приветствуется большой резерв и отличная физическая подготовка (Салют, активистам. И большой плакат: "Мы за гей-парад с большим резвом, можно иностранным!").
    Второй более слабый (Кто второй? Физподготовка?), но считающийся также престижным - это факультет созидания (Пассивы тоже престижны), делящийся (Почкованием) на две кафедры: магов-теоретиков (Это которые ни хрена не умеют, но много об этом думают) и магов-жизни (Это которые строгают магов по ночам? Или это акушеры?). Мне всегда он казался немного скучным (Кто?!). Я никогда не любила теорию и исследования (У тебя и с практикой сложности, только одуванчики поднимать), а к дару природы хоть и имела способности, но очень посредственные (Это, типа, рожать? Ну, да, вроде баба, рожать сможешь. А посредственные почему? Ещё не пробовала, или больше пяти не осилишь?).
    Третий -- 'девичий' (Точно вуайзеристы-яойщицы), как еще любят его называть между собой адепты, так как там почти нет ребят - факультет видящих (Бабофакультет). Это предсказатели, гадалки, оракулы (Бесполезные люди, как социологи-психологи, пиявки на теле общества). Им подвластно общение с духами, их любят боги, приоткрывая завесу будущего (Короче, торкает их не по-детски. Закинулись и увидели богов на ковре). Но среди остальных этот факультет считается одним из наихудших (Среди трёх. Охренеть. Один сильный и престижный, второй - "тоже престижный", а третий "из наихудший". Что ещё были за худшие факультеты, о которых нам решили даже не говорить). Попасть туда для кого-то из рода Ноаэль - позор (Потому тебя учиться в академию и направили). Я понимала это (Но учиться всё равно не хотела). Более того, если меня распределят в него (В кого?), семья, наверное, вовсе от меня откажется (Дык, для этого они тебя туда и послали. Бабка стерва).
    Также есть еще факультет магического дела (А факультеты и направления тут что одно и то же? Или не очень? Кафедры, факультеты, всё смешалось). Он охватывает почти все категории магии, но не дает глубоких знаний (Факультет охватывает? Зачем этот факультет вообще, если знания лишь поверхностные даёт? И это ещё престижная академия?). Это те общие знания и предметы, которые мы учим первые курсы, перед распределением на более узкую специальность (Охренеть, у вас узкие специальности. Сколько ангелов поместится на кончике иглы и пролезет ли слон в игольное ушко?).
    Очень неприятно в семейном кругу всегда осознавать себя гадким утенком (Да, лучше быть чмом среди всех студентов академии). Поэтому, начиная с первых дней в академии, я старалась не отставать от других (А почему тогда так и осталась тупой? Или ты про вечерины и выпивку?). И как бы сложно мне не было, сдавала предметы в основном на отлично (Тогда к чему было всё это уничижение вначале? Почему трындела, что отчислят? Что за дурацкая привычка заранее выжимать слезу из ерунды?). Однако сейчас понимала - мои знания не помогут (Ну, правильно, божественное проведение управляет ночёвкой в зале). Тут идет уже проверка непосредственно самого дара (Есть или нет? Вас два года держали в неведении? Кто платит за обучение?).
    Я подняла взгляд на большие двухстворчатые двери (А где они, эти двери? В каком месте "главного зала" - на выходе?), откуда уже вышли два адепта. Один из них явно был счастлив, так как на его губах играла довольная улыбка, а вот девушка расстроилась павшим на нее выбором (Одуванчик торчком встал, но только на две минуты. Парень-скорострел, в активисты пойдёт. Мы уже поняли, что ГГ вуазеристка. Понятно, что скучно всю ночь торчать в зале, ожидая распределения, но могла бы и найти себе занятие поинтересней. Но вот загвоздка, вызывают по одному человеку, это мы поймём из следующих абзацев, а из дверей вышли сразу двое, мальчик и девочка. Какая пошлятина!). Голова опущена, плечи ссутулены, кажется, она даже плакала ("Голова обвязана, кровь на рукаве, След кровавый стелется по сырой траве...").
    Что ждет тогда меня?! (Репостить?) Сердце гулко стучало. Никогда еще в своей жизни я так сильно не боялась (А конкретно чего ты сейчас боишься? Дверей?).
    -- Ой, смотрите! - рядом (С чем?) раздались восторженные девичьи голоса ("Ой, Вань, смотри какие клоуны...". - Альберт! (Кто ты из нескольких тысяч? Это сёдзе-аниме?)
    Я тут же обернулась к Ирме (Блин, да ты не одна? Кстати, кто это?), прекрасно зная, как она относится к нему. Подруга с неприкрытым восхищением рассматривала молодого преподавателя магии жизни (Альберт...Не сильно-то его уважают, по имени кличут. Ну, хорошо хоть не на "Эй, ты, слышь!"), как я и предполагала...
    Насколько мне было известно, от этой специальности шел он и пожилой профессор Родион Дармэт (И куда это они вдвоём шли? За те же самые створки дверей?).
    Альберт Лоран (Ух ты! у него есть фамилия) преподавал у нас со второго курса (Сказала так, как будто ты уже на пятом учишься) артефакты (Какая связь между магией жизни и артефактами? Или тут, как в России, препод по математике преподаёт философию. Часов не хватает, крутится, как может) и их влияние на природу жизни (Вот этот артефакт стоит до фига и если пойдёте с ним по тёмной улице, это очень сильно повлияет на вашу жизнь). С первого дня он пользовался огромной популярностью среди девушек (А мы думали, в академиях учатся. Глупые люди). Как младших курсов, так и старших (О ком или о чём говорится в предложении? - Ни о чём и не о ком). Ходили слухи, что некоторым девушкам он уделял гораздо больше внимания, чем требуется (Двоечниц магии жизни обучал с помощью волшебной палочки, на практике), нередко переходя черту адепта и преподавателя (Разрешал адепткам секты себя обращать в новую веру. Возвратно-поступательные движения, глубины жизни, всякое такое).
    Впрочем, на то они и слухи, чтобы не подтверждаться (Он хорошо шифровался. А сплетничать нехорошо, ГГ). А если и правда что-то эдакое происходило (Так было или не было, что мозги пудришь?), никто из адепток никогда на него не жаловался (Ещё бы, жаловались потом будущие дедушки).
    Альберт грациозно прошел по направлению к дверям (Тоже хочет узнать, что же там. И не один идёт. Интрига), по пути подарив несколько своих обаятельных улыбок старшекурсницам (Безвозмездно), которые с охами осели прямо на пол (Старшекурсницы или улыбки? Впечатлительные какие. А препод-то лоликонщик, как его ещё не повязали).
    Я же никогда не понимала, что такого в этом светловолосом мужчине (Да, тебе нужен строптивый декан). Высокий, чересчур худощавый, с аристократическими чертами лица (А тебя благороднуюб от таких естественно уже воротит, конюх - вот твоя мечта). Одет всегда с иголочки и очень богато (Препод-щёголь. Красавчик-богатей, действительно, что в нём может нравиться?). Словно желая показать свой статус (А какой у него статус? Маг жизни? Препод? Кстати, тоже офигенное предложение). Вот и сейчас сэр Альберт расхаживал в дорогущем, приталенном по последней моде камзоле ярко-голубого цвета (Понятно, что тебе там скучно ждать завтрашнего дня, но это не повод забивать голову читателю всякой ерундой). В тон ему были и штаны, только чуть темнее (Та же байда. Нам по фигу, каким цветом покрашен картон).
    Лично меня привлекала в нём не внешность, которой позавидовали бы самые известные женихи королевства, а его чуткость и доброта. Я очень ценила это. (Очень-очень) Особенно, когда ты неудачница в магии (А магия что, от удачи зависит? Вы там что, кости бросаете?) и самая плохая студентка в академии (С каких пор отличницы - самые плохие студенты? А кто тогда лучший - двоечник?), то волей неволей начинаешь проникаться симпатией к тем, кто терпеливо ждет, пока у тебя выйдет то или иное задание (Ага, весь класс заодно тоже ждал. Одни терпилы).
    Стоит отдать должное - сэр Альберт всегда очень хорошо относился ко всем своим адептам (Особенно, когда уединялся с ними, особенно к адепткам жизни). У него единственного я с удовольствием сдавала зачеты и экзамены (Конечно, если он там терпеливо ждал, пока ты всё сделаешь. "Вот осьмой уж день проходит"). Он никогда никого не валил (Только на стол), наоборот, помогал и снова объяснял (На экзамене?), пока не получалось (Да мы уже поняли).
    Еще возможно, я никогда не видела в профессоре кого-то большего, нежели просто преподавателя (А кого должна? Он академиком был, а ты его доцентом считала?), из-за своего строгого воспитания (Но воспитание пойдёт на фиг, когда появится декан. Когда уже это произойдёт, прилюдия затянулась). Бабушка у меня старой закалки и воспитывала по всем канонам (Чьим канонам? ЛФР?). В её понимании заводить роман с человеком, который тебя старше не только по возрасту, но и по иерархии статуса (Шедеврально) - неприлично (Только с конюхом прилично. Всё было бы ничего, если бы читатель знал статус хотя бы чей-нибудь). Подружки смеялись над моими устаревшими взглядами (А подружки, значит, нарушают эти каноны?), а я только пожимала плечами и углублялась в учебу (Закапывалась, как книжный червь). У меня были другие приоритеты (Ты очень крута). Мне все так легко, как им не давалось. Да и посудите сами! (Судим) За ним бегают лучшие магички-умницы академии (Среди которых ты - совсем не умница, но отличница. А вообще, отличницам как бы некогда бегать за мужичьём, они учиться должны). Так что вряд ли он даже посмотрит на такую неудачницу, как я... (Да ты затрепала уже гундеть. Этот чувак вообще для сюжета имеет значение?)
    Молодой преподаватель (Какой?) словно ощутил мой взгляд (Среди тысячи других. А чего ты вообще на него пялишься, если он тебе не интересен). Остановился и обернулся.
    -- Ой, Рина, он же на тебя смотрит! (У тебя глаз-алмаз!) - зашептала подруга (Деваха, он тебе нравится как бы, чего ты в таком восторге), эмоционально дернув меня за плечо (Почему именно за плечо? Как это выглядело, кстати? Ну, возрадуемся, что не за титьку).
    Я тут же целенаправленно посмотрела в другую сторону, успев заметить ослепительную улыбку, адресованную мне (Как же прекрасны эти адресованные улыбки, бедный почтальон улыбок, все тапки сбил, разнося).
    -- Неужели ты совсем не нервничаешь? - поспешила сменить тему (Кто здесь? Кто это говорит?), прекрасно зная, как подружка относится к этому преподавателю (А как она относится не к этому, мы не знали). В какие она только в свое время не влипала истории из-за своей глупой влюбленности! (В какие?)
    -- Ой, только не говори, что нервничаешь? - она (Загадочная она, та самая она, ну, вы поняли) усмехнулась, оправив короткие каштановые волосы (Как штаны. И закурила). - Тебе только позавидовать можно.
    -- Ирма!
    -- Что 'Ирма'?! (Охрененный разговор) - искренне воскликнула подружка, отчего даже обернулись стоявшие рядом с нами сокурсницы (При таком шуме заметили? Кажется, они за вами тупо подслушивают). - Я бы все отдала, лишь бы получить уверенность, что не попаду на активный факультет (Я ведь бревно! Изменившемуся названию факультета отдельное алаверды. А какой слог! Ай, да "Пушкин", ай, да сукин сын!)! Знаешь, да я бы согласилась стать гадалкой, лишь бы не идти к Коршуну (Явно про декана какого-то там факультета. Унылое, кстати, прозвище)!
    Коршуном у нас назывался профессор практической магии (Судя по этим комментариям, преподов у вас раз два и обчёлся, как их делить будут на весь курс?) и одновременно декан факультета активного действия (Активист или, как теперь любят корёжить, активник) - Рэйнард Вортан (Мы помним, Ворд сокращённо). Он мог прицепиться к любой мелочи. Даже если ты идеально выучишь весь его предмет, все равно не надейся сдать у него на отлично (Это значит, что ты не можешь доказать ему свои идеальные знания). Исключением были очень талантливые адепты, в число которых я никогда не входила (Твою мать! Что у тебя с оценками и талантом? Опять врёшь). И то, в их случае это просто значило, что им не будут рассказывать целую лекцию какие они неудачники (Чего?). С самого первого занятия я поняла, что предметы этого профессора мне никогда не сдать (Но каким-то чудом и бабкиным велением ты оказалась на первом курсе). Сэр Вортан ненавидел зубрилок, также как и двоечников (Кажется, он всех ненавидит, у него, тупо, климакс). Казалось, его не интересует ничего, кроме самого дара (Он что адептов препарирует? Как он его разглядывает? И зачем они учатся, если дар главней). А еще он считал, что только мужчине подвластно стать сильным магом, и не скрывал своего негативного отношения к девушкам, которые проявляли интерес к факультету активной магии (А они интерес проявляли не из-за пацанов в нём?). В общем, он ненавидел всех... (О чём мы и сказали)
    Потому я была полностью согласна с подружкой (А что? эту теорию выдвинула подружка?). В отличие от меня, Ирма всегда проявляла хорошие результаты в самых сложных боевых заклинаниях (Опять пурга. Какие боевые заклинания в общей магии?). Удивлюсь, если она не попадет на первый факультет (Что за дурацкая привычка удивляться через "не"?).
    -- Мне тебе даже возразить нечего. (А могла и не ей возразить? Что за ненужные уточнения? Заткнитесь и давайте уже к делу.)
    Что скрывать, было время, когда из-за Коршуна я лила слезы. На первом курсе он постоянно меня заваливал! (Сколько ж он у тебя предметов вёл? "...и швец, и жнец, и в дуду игрец".) Не говоря уже о пренебрежительном отношении, после того, как понял, насколько низок у меня уровень резерва (Да ты достала плакаться). Я сильно-сильно ждала третьего курса, чтобы никогда больше не встречаться с профессором Вортаном (По общим вопросам встречалась, а на третьем точно не будешь. Угу). Ведь он не преподает на слабых факультетах (То есть ученики первого и второго курса - это не слабаки, одним бздёхом столицы сносят. Надо думать, он ещё и с другими деканами не общается, все вокруг него слабаки ж), что не могло не утешать.
    -- Вот-вот! Радуйся, Рина (А почему она Рина? Почему она не Трин хотя бы?).
    -- По сути, нечему. Бабушка не особо будет рада, если ее внучка станет предсказательницей (Твоя бабка уже давно договорилась, с кем надо).
    -- О да, -- протянула подружка, не раз приезжающая ко мне на каникулах. - Она пугает не меньше самого Коршуна (Омг-омг).
    Я улыбнулась, совсем не обижаясь (Кажись, вам уже по фиг на распределение). Это действительно было так, и все же я любила бабушку (Она померла? Почему в прошедшем времени?). Именно она всегда была со мной и братом (А теперь - нет), в то время как родители в очередной раз уезжали за границу по работе (У них своя фирма? Чего они вместе ездили? По одному страшно? Или это аниме-канон?). Иногда меня обижало, что незнакомым людям, мама с папой уделяли больше времени, чем нам с Варисом (И баблосам они тоже слишком много времени уделяли). Впрочем, с возрастом я стала понимать, они делают хорошее дело: спасают людям жизнь (И зарабатывают бабло. А как они спасают, кстати? Хирурги? Или они спасают жизнь тем, что уезжают в командировки и никого не трогают, спасают жизнь своим отсутствием?).
    -- Леди Ноаэль Тринавия (Нулевая Триждынежить)!
    Вздрогнула, когда меня назвали. А через секунду девушка, которая вышла из кабинета вновь повторила мое имя (А откуда она взялась, и почему до этого не было видно? А сильный голос у этой девахи, на весь зал так орать).
    -- Удачи, Рин (Через абзац останется только "Ри"?)!
    Кивнула, пожелав подруге того же (Вы чё уже не увидитесь? За дверями что, убивают?), а сама на ватных ногах (Внезапно) пошла к дверям. С каждым шагом сердце билось все быстрее (60 ударов в минуту с поправкой на удар в шаг. Да, ты не торопишься). Я боялась даже не самого результата, а неизвестности (А что неизвестного?). Как проходит этот ритуал, никто четко не рассказывал (А кто должен был?). Старшекурсники обычно напускают лишнего дыма (Курят при этом?), а прошедшие сейчас настолько подвластны эмоциям, что говорят все разное (Что или кто это такие прошедшие?). И не пойми, кто из них правду рассказывает (Что за бред? Прошедшие двух слов сказать не могут, не могут описать то, что было несколько минут назад? Да они головкой бо-бо).
    В светлом кабинете за длинным столом оказался почти весь преподавательский состав во главе с ректором (А на хрена они там все собрались? Стол большой, жалко весь не использовать? И, судя по этому предложению, по количеству их там не много. И, если сейчас все преподы здесь, то кто занимаются обучением остальных студентов?). Я невольно сглотнула, не ожидала такого (Мы тоже). Поговаривали, будто должно было быть только пять человек (Пять человек в комиссии, а остальные пришли поржать?).
    -- Добрый день, леди Ноаэль! (Она и там в первую очередь леди, а не адептка? Показательно. Бабуле Ноль привет) - поприветствовал меня пожилой ректор, сидевший во главе длинного стола (Ты с какой стороны к столу подошла, что он во главе сидит? Им так удобно сидеть? Плечи соседей не мешают?).
    Водимир Онильдж (Водянка Оля) был отзывчивым и справедливым человеком (Тоже чё-то вёл на первом курсе?). По молодости он прославился великим магом (Лично прославлял? Папа Карло и Буратинко. А какой великий маг его прославлял или он его сам сделал?), а после посвятил себя передаче своих знаний другим (Кто? И зачем же ему это нужно?). Ректор вел у нас осязание и чувство внутренней силы (Учил всё щупать. Ректор учил первый курс. Первый курс, Карл! Не, ну, верим-верим, ректор нашего ВУЗа тоже любил осязание преподавать первокурсницам, но палили его за этим занятием только в сауне). Я обожала его лекции (Лекция по осязанию. Это на секту похоже)! Они всегда необычайно красочные и яркие (Красочные лекции по осязанию. Прочувствуйте. "А теперь пощупайте соседа у соседа" Красочно). Особенно радовало огромное количество живых примеров из его собственного опыта (Как и что он щупал. Познавательно. Самаой "красочной" лекцией, связанной с осязанием, можно считать лекцию по валеологии - и познавательно и жизненно). А ещё мне нравилось в нем, что он постоянно улыбается (У них какой-то синдром. "Ректор, у нас там здание обвалилось!", а в ответ только улыбка. Она залипла после того, как первый раз поосязал. Улыбка идиота) - человек, который умеет заряжать хорошим настроением (Ректора, они всегда такие, только и делают, что всех заряжают, особенно в саунах). Чего не скажешь о вышеупомянутом Коршуне.
    -- За время учебы особых талантов не проявила, -- тихо, но так чтобы я услышала, проговорил ректор и раскрыл какую-то папочку (Самое время почитать). - Обучаемость выше среднего, хорошие результаты с работой магии жизни...
    Я услышала нескрываемый смешок, прекрасно зная, кому он принадлежит (А чё он ржёт? Ему пять лет?). Еле сдержалась, чтобы не повернуть голову и не встретиться взглядом... с ним.
    Тем временем ректор сделал вид, что ничего не произошло (Да всё нормально, препод ржёт во время распределения над студенткой. Что в этом для ректора может быть странного?) и спокойно продолжил:
    -- Магия исцеления хорошо давалась?
    Он немного приподнял очки (А называть его, типа, не надо?), словно пытаясь меня получше рассмотреть. Я смутилась и все-таки проговорила:
    -- Нет. (Каждый о своём)
    Странно, но нового смешка или едкого замечания от края стола не последовало (Так ржал стол? И он же в очках? Офигенская магия!).
    -- Хм... -- сэр Онильдж нахмурился (Не парься Оля, излишне болтливый стол можно выкинуть).
    И я прекрасно поняла, что тревожит ректора (Что?). Именно в этой отрасли у меня были наивысшие оценки (Это повод для тревоги? А в какой отрасли? Отрасль, кстати, и предмет - это разные вещи). Но это лишь из-за того, что я учила много (А остальное учила мало, но там тоже пятёрки). В действительности моего дара хватало лишь на то, чтобы заживить маленькую царапинку. Даже полностью исцелить не под силу!
    -- Значит природная магия? - мужчина призадумался (Который? Который не стол?). - Припоминаю, на вступительных вы заставили прорасти растение (Торчком она его поставила. Ты чё её запомнил из-за такой ерунды?).
    -- Да, я до сих пор под ярким впечатлением от одуванчика, -- а вот и едкое замечание от декана Вортана (Это ведь не сарказм, ибо он тоже одуванчик и деваху запомнил).
    Коршун сидел ближе всех к окну и почти не уделял мне внимания, глядя в какие-то бумаги. Судя по тому, как он их перекладывал с одной небольшой стопки в другую, мужчина просто делал вид, что занят важным делом, а в действительности демонстративно выказывал свое пренебрежение ко всему происходящему (Да ты психУлог что ли?).
    Я покраснела. Опять! (И зачем так орать?) Всегда так. Хоть бы быстрее уже прошел этот ритуал! Да и когда он начнется? (Уже. Ща среднюю оценку по предметам выведут, и привет)
    С любопытством оглянулась, не замечая ничего необычного (Кроме всего преподавательского состава, которому там делать не фига. Может, там в углу ещё и технический персонал присутствовал, просто им сидеть не положено было?). Просто кабинет с книжными полками и столами (Кабинет смежный с главным залом. Зачем? Это для тех, кто устал плясать на колдунском балу и решил вдали от шума зайти в тишине прочесть парочку любовных романов?). Может надо произносить какое-то особое заклинание? (Какое и куда? Начинай подбирать, а то углу стола стало скучно)
    -- Давайте быстрее закончим с этим, -- сэр Вортан, словно мои мысли угадал. - У сего объекта (Она как бы ледя, по утверждению ректора. Там подобные комментарии не считаются оскорблением?) все равно нет никакого таланта (У вещи не может быть таланта. Давайте её пристрелим, чтоб не мучилась). Отправим её к Вирджинии, и дело с концом! (Они пошли более длинным путём. Это они чего сейчас, тупо, при студентке будут перекидывать её от одного другому? А ранее в этой комнатухе побывала сразу пара, их что, вместе в таком ключе обсуждали? Что это за базар?)
    Вышеупомянутая Вирджиния - профессор в области гадания - покрылась красными пятнами, чуть не сломав при этом свое совиное перо (Тут ещё и средневековье что ли? А гусей нет? Дорогие перья, наверное). Наверное она бы запустила им в наглеца, желательно острым концом (Но перо так не летало, чай не дротик), но судя по раздраженно-злому взгляду. (Точка. На этом мысль обрывается, додумаете сами, не будьте ленивыми жлобами. "Но судя по раздраженно-злому взгляду" этот текстик на книгомане стоит 129 руб. Делайте выводы сами) Слава богам, преподавателей разделял ректор (Сидя во главе стола? Может он там ещё по центру лежал?) и несколько других учителей (Они тоже во главе стола с ним сидели? Им не тесно?).
    -- Рэйнард... Профессор Вортан! - укоризненно проговорил (С восклицательным знаком) Водимир Онильдж (Всё? Этого было достаточно, чтобы он осознал всю глубину своей вины? Да ладно?) и вновь вернулся ко мне. (А куда он от тебя уходил? А когда подходил?)
    Я уже была краснее вареного рака. Такого унижения не помню ещё со времен поступления (Что-то тебя не сильно Ворд раньше прессовал, видимо, а ныла, каждое занятие, ненавидела. Брехло).
    -- Что же, Тринавия Ноаэль, начнем процедуру отбора, -- проговорил ректор и легонько взмахнул рукой.
    Прямо передо мной возник парящий черный ящик ("А теперь внимание вопрос: что лежит в чёрном ящике? - Отвечает Александр Друзь"). Я заглянула внутрь, там оказались абсолютно одинаковые стеклянные маленькие 'бочонки' (Номер одиннадцать. Барабанные палочки. Зачислить в постель к декану Ворду).
    -- Тяните, -- меня поторопили (Хором?).
    Я удивилась. Возникло чувство, будто меня попросили побыть ведущей в лото (А чё не так? Лучше была бы русская рулетка. Ах, мечты-мечты...).
    -- Только вытянуть, и всё?
    Не может ведь быть так легко! (Нормально, для того они всем скопом тут и собрались. Розыгрыш такой. Ты за дверь, а они ржать и считаться. Студенты просто по очереди ведущими в лото становятся)
    -- А ты рассчитывала на волшебные эффекты? (Да было бы неплохо, но это ведь не для школы, где два курса учат ребятню, оставаясь в полной неизвестности на счёт их дара) - очередной колкий вопрос Коршуна. --Могу устроить, если это поможет мне раз и навсегда избавиться от твоего присутствия (Завали её, ага, прямо здесь при всех. Причем, согласны на любую из возможных интерпретаций, лишь бы быстрее эта тягомотина закончилась).
    На этот раз сэр Рэйнард Вортан даже снизошел до того, чтобы взглянуть на меня (А ты так оскорблена, что он не пялится на твои нежные черты, сволочь такая. Ты ж Нулевая Триждынежить, тебя все должны обожать). Я замерла не в силах пошевелиться (Он точно коршун, а не змей? Или это Нушрок?). На меня смотрели в упор, почти не моргая, то ли зеленые, то ли карие глаза (Темно там было, не разглядишь, но что точно не голубые определила). Точно сказать не могла - боялась долго смотреть в них (А так, чтобы уточнить цвет - нужно долго смотреть?), а ещё мешала отросшая челка мужчины (Щёголь какой). Сэр Вотран никогда особо не уделял внимания своему внешнему виду (Так, только раз в два месяца ходил к цирюльнику чёлку постригать, или он настолько суров, что мечом ровнял?). Вечно ходил в чем-то темном и бесформенном (Отросшей чёлкой к примеру. Отрастил настолько, что в одежде не нуждался. Но ГГ ведь е приведёт к человеческому виду, станет, как с иголочки). Вот и сейчас на нем красовалась бордового цвета рубашка (Выставлялась? Подмигивала воротничком? Качала складками?), которую он даже не удосужился застегнуть на две верхние пуговички (Не "не удосужился", а намеренно проявлял свою брутальность в целях соблазнения пары-тройки девиц, не достигших совершеннолетия. Либо всему виной была одна лишь лень, это ж надо руки поднять ради каких-то двух пуговиц, жарко. Подозреваем, что хоть он за внешним видом не следил, ног телосложение было у него, аки у Аполлона. С современными академиками не сравнять), отчего его вид смотрелся еще более неряшливым (Вид смотрелся, а если не смотреться, то вид вполне аккуратный). Правда, для него, пожалуй, это уже нарядно, как правило, мужчина предпочитал рубашки черного или темно-серого цвета (Северус Снейп версия N 1538). Поверх рубашки черный камзол, без всяких украшений, чем-то даже напоминающий плащ (Развивавшийся без ветра и напоминавший крылья летучей мыши, и тоже не застёгнутый на верхние пуговицы, чтобы рубашку с не застёгнутыми пуговицами было видно).
    Рэйнард Вортан расслаблено откинулся на спинку стула, сложил руки в замок, и осматривал меня так, словно я была вчерашним испорченным обедом (А как он ещё мог на тебя смотреть, если ты сама всё время твердишь, что тупица, неумёха и практически отброс магического мира?). Его вечно непослушные темные волосы спадали спутанными прядями на лицо (А где чёлка? Ему лень расчёсываться, он предпочитает стричь всё, что мешает. Кстати, сколько можно дрыхнуть, чтобы они так путались?). Наверно, если он их и приводил в порядок, то только при помощи топорика, чтобы немного обтесать, когда те слишком начинали лезть в лицо (!).
    Тонкие губы изогнулись в натянутой усмешке (Тяни бочонок, о его губах узнаем, когда ты с ним по углам сосаться начнёшь). Можно ли назвать Рэйнарда Вортана красивым? (Какая разница? Сейчас по-твоему самое время для этих размышлений? Ты там два часа гундела, как важен этот ритуал и как ты писаешь кипятком от страха перед ним. Тяни, бл...ть, этот бочонок) Конечно, нет! Меня даже передернуло от этой мысли. Он же настоящая сволочь! (А ты больная, и с логикой у тебя беда. Тяни уже свой билет в высшее общество)
    -- Не нужно ничего лишнего (Тогда выкинь часть преподов, пусть пойдут, поработают, а то сидят, молчат, создают неверное настроение. Или тут они, типо мордоворотов в клубе - если студент заартачится, будут на пинках выпроваживать?). В этих кристаллах содержится древняя магия (Что от лишней магии она вытечет?). Они были созданы, когда и наша академия (Что ваша академия? Когда академия стала ПТУ), и уже около двухсот лет исправно определяют всех учеников по нужной специальности (Двести лет играете в лото? Очень сложная древняя магия. Мы тоже её адепты), - вежливо улыбаясь, объяснил ректор. - Магия в этих предметах тонко чувствует ваши особенности (А зачем тогда тянуть один из бочонков? Или нужный сам прыгнет в руку?). На это никто и ничто неспособно, кроме них (Да-да). Так что не бойтесь, приступайте!
    Была не была! Я закрыла глаза и опустила руку в черный ящик (А зачем закрыла? Подсматривать не запрещали). Вмиг один из гладких кристалликов (Бочонок стал кристалликом?) оказался у меня на ладошке (Ты чего их зачёрпывала?). Боясь увидеть результат, со страхом открыла глаза и посмотрела. Ничего особенного на стенках камушка не увидела (Это уже камушек со стенками? Что с ним там происходит? Древняя магия?).
    'Неужели я никуда не попаду?' (Что за неумелое создание интриги? В аннотации уже всё написано) - пронеслось в голове испуганной мыслью (А обычно храбрым криком?), но я быстро догадалась повернуть фигурку (Аллилуйя), заглянув в её основание, как было в 'бочонках' игры лото. (Бочонок - кристалл - камешек со стенками - фигурка с основанием . Что за фигня? Это всё синонимы? Вы уверены? А учительница по литературе что сказала?)
    Я не сразу осознала, чье имя написано витиеватым каллиграфическим почерком на кристалле (Тебя в рабство отдают? Распределение не по факультетам разве? Там преподы себе подогревателей кроватей выбирают с помощью лото? А кто писал на бочонке?), а когда прочла несколько раз, захотела тут же забыть весь алфавит (А если сунуть обратно и назвать имя другого препода - чего будет?).
    Неожиданно над головой прозвучал взрыв (Это наши мозги). Испуганно вздрогнула и отшатнулась, стряхивая с себя, посыпавшиеся с потолка разноцветные искры (Это древне-магический феерверк. Бинго! Кто-то выиграл)
    По залу прокатились одинокие 'аплодисменты' (Одинокие, но прокатились? Аплодировали ты и ректор). Это активно поаплодировал сэр Вортан, не скрывая своей наглой ухмылки. Я тут же догадалась, что салют из магических искр было явно его идеей (Этому преподу явно мозгов не хватает). Он же обещал мне 'эффектов'...
    -- Не томите нас, леди (Уже не объект?). Обрадуйте, наконец, Вирджинию, а то беднягу хватит удар, -- с неприкрытым удовольствием подливал масло в огонь сэр Вортан -- В её-то возрасте (Чувак, ты чё ужратый? Что за странная попытка глумления?)!
    -- Мне всего сорок пять! - возмутилась преподавательница, вскакивая со своего места, и посылая гневные взгляды в сторону Рэйнарда Вортана (Лучше бы она топор в него послала. В этой "престижной академии" что, учить больше некому, кроме тётки-цундере и немытому, застрявшему в развитии дядьку?).
    Но женщина быстро успокоилась. Видимо, поняла, что только что открыла всем свой настоящий возраст и поэтому поспешила исправиться (Это должно быть смешно?):
    -- Двадцать семь я хотела сказать (Ага, почти рядом. Чего ж не 16?), -- манерно произнесла Вирджиния, элегантно усаживаясь обратно, насколько это было возможно в ее цветастом балахоне и бесконечном количестве амулетов (Ёлка новогодняя присела).
    -- Так! -- несколько раздраженно перебил преподавательницу сэр Онильдж, -- кто вам выпал, леди? (У неё факультет)
    Ой, кажется, это обращаются уже ко мне (Да неужели!). Вырвавшись из своего легкого небытия, я молча повернула ко всем надпись на 'бочонке', не осмеливаясь произнести имя вслух (А то вызовешь "того самого демона").
    -- О да-а-а, -- раздраженно протянул сэр Вортан, закатывая к потолку глаза (Явно доволен). - Нам ведь всем прекрасно отсюда видно (А что нет? Вы что от неё за тридевять земель или магию забыли?)!
    -- Вы мой будущий наставник, (А почему будущий?) -- затравленно отозвалась, замечая, как неожиданно стало очень... очень тихо.
    И тогда я громко назвала имя:
    -- Мой наставник - Рэйнард Вортан! (И магические цепи контракта связали вас навечно)
    
    ***
    -- Отдай сюда! (Хорошо, что не отдайся. Как же это по-русски) - Рэйнард Вортан со всей присущей ему бесцеремонностью подошел ко мне (Из-за стола хоть вышел или так, насквозь?) и вырвал у меня кристалл (Эпизод продолжился на том же месте? А зачем разрыв тогда, чтобы читатель передохнул и сумел, наконец, оторвать руку от лица?).
    Я в испуге отстранилась, выставив перед собой руки в защитном жесте (Это каком же?), словно владела какими-то навыками единоборства (Опа! Дык, это была стойка?). Но моему новоиспеченному наставнику было не до меня (Его пока плохо испекли, не прожарился), он внимательно рассматривал кристалл, крутил его так и эдак (Пробовал на зуб), не в силах поверить своим глазам (Очки одень). Чем больше он всматривался в золотистую надпись, тем сильнее кривилось его лицо, словно он имел дело с чем-то гнилым (Древней магией. Или чувака от собственного имени так корёжит).
    -- Да оно же не работает! (Бочонок - оно?) - наконец изрек он, откидывая на преподавательский стол 'бочонок'. Сэр Онильдж ловко приподнял руки, ловя кристалл.
    -- Они никогда не ошибаются, (Теперь они) -- холодно произнес ректор, не сводя взгляда с сэра Вортана.
    -- Всё бывает впервые (Просто в этом ящике все бочонки с его именем), -- не сдавался профессор (Его отмазки такие детские, что это уже не просто уныло, это пипец, как уныло), опершись руками на стол и нависнув над сэром Онильджем.
    -- Это особая магия, ты знаешь, что кристаллы выбора не могут ошибиться.
    Издав нечленораздельное ругательство, Рэйнард Вортан прошелся рукой по волосам, словно обдумывая происходящее (Это он шевелил мозгами. А так, вообще, не думал, говорил, что на копчик космос транслировал). Пожалуй, он даже слегка успокоился, но посмотрев на меня, вновь вспылил (У него просто торчок на тебя, как у одувана. Наверняка, им обоим подняла во время поступления). Не знаю зачем, однако я почему-то ему улыбнулась, наверное, наивно полагая, что так смогу сгладить возникшую неприятную ситуацию (По фиг на кипящее говно, интереснее, как они в свои бочата имена преподов вписывают? А что делают, когда какой-то из преподов уволится или помрёт или новенького возьмут?). Как бы не так!
    От моей улыбки мужчину передернуло (Не очень красиво ты улыбаешься, видать), он снова выругался и развернулся к ректору.
    -- Я увольняюсь! (Аминь)
    -- Увы, Рэйнард, но это невозможно (У вас пожизненный контракт), -- миролюбиво отозвался сэр Онильдж. - Ты же понимаешь, что теперь вас связывает особая связь (Опа, мы угадали про магические цепи. А связь записана на кристалле?), и она не порвется, пока кристалл не решит, что леди Ноаэль получила достаточно знаний и стала настоящим магом (Этом кристалл, что рабская кабала? А зарплату преподу кто выплачивать за это будет - кристалл? Преподы добровольно на это подписываются? Это ж просто маразм!).
    В отличие от совершенно спокойного ректора, декан метался разозленным зверем от гнева (Вокруг неё бегал?). Я никогда еще не видела его в таком бешенстве (Только нам кажется, что он слишком переживает из-за такой фигни? Зато теперь понятно, чего он слабых не любил. Мы бы на месте ректора вообще никого не принимал, или только супер сильных и обучаемых изначально. А то попадётся бездарь - всю жизнь на неё ухлопаешь, и никакого толка. Интересно, а у них магические коллекторы есть, которые следят за исполнением контракта и магические вышибалы?).
    -- Да она же ноль (И не поспоришь, фамилия такая)! - воскликнул он, отчаянно хватаясь за голову (Только заметил? А в журнале фамилии не пишут, что ли?).
    -- Не нужно так остро реагировать, Рэйнард. Ты лучший специалист, и я уверен, ты сможешь ее чему-то научить (Её не чему-то научить, а научить так, чтобы остался доволен бочонок древней магии. Супер фича: удовлетворение бочонка).
    Я чувствовала себя здесь лишней (И была). Пустым местом. Даже сказать что-то в свою защиту не решалась, только все сильнее и сильнее смущаясь (Поздно смущаться). Вот уже даже всегда учтивый и воспитанный ректор не скрывает, что думает о моих способностях.
    -- Разве что команде 'апорт' и то... -- легкая пауза и злой взгляд в мою сторону. -- догадываюсь, она будет плестись, как черепаха. (И снова оскорбление? С чем ты споришь, ты уже подписался)
    -- Рэйнард, прояви уважение к юной леди (Раньше нужно было говорить). В конце концов, она ещё здесь (Дык, выкиньте её за дверь).
    Я удивлялась, как у сэра Онильджа хватает столько терпения (А он его проявлял?).
   (Нас терзают смутные сомнения... А остальные преподы живы?.. Они хотя бы дышат? Они там что, чисто для массовки? Ректор боится оставаться наедине с деканом-активистом?)
    -- Ты же профессионал в своем деле! (Чувак, чё ты его так уговариваешь, тебе её бабулька приплатила что ли? Ситуация решена, как он ни ори, ничего же не изменится) Если не сможешь её научить, то какой из тебя тогда преподаватель? (Если не сможешь научить хоть петь немого, что ты за учитель музыки. Супер довод) - продолжал гнуть свою линию ректор.
    Кажется, Рэйнард Вортан немного успокоился (Опять). На его лице появилась слабая кривая улыбка, улыбка человека, который скептически относится к сказанному (Неожиданно).
    Внезапно мужчина резко перегнулся через стол к своему месту, заставляя всех с интересом и некоторым потрясением наблюдать за ним (Хорошая поза). Не успел ректор вернуть словами Вортана назад, как мужчина уже сам выпрямился, и теперь все могли лицезреть спелое яблоко, которое он достал из ящичка (Что?! В столе для заседания ящик с яблоками? Или яблочко в стульчике, и он ранее его высидел?).
    -- Видите это яблоко? - с наигранной серьезностью спросил декан (Ща будет просвЯщение уровня философа Анны Седаковой).
    Все учителя закивали. И только сэр Онильдж и я ожидали подвоха (Остальные, типа, были тупее).
    -- Так вот, будь я хоть самым лучшим дрессировщиком в мире, все равно не смог бы ничему его научить (Яблоко? Что?!). Потому что яблоко нельзя ничему научить! (Логично. Прямо с языка сорвал. "Кто ж его посадит? - Он же памятник!") Это не собака, не кошка и не грёбаная свинка, даже не таракан, а всего лишь...
    -- Так, Рэйнард, -- грубо и недовольно (А бывает грубо, но довольно) перебил ректор. - Пока у тебя не начался словесный... -- сэр Онильдж смущенно закашлялся, -- В общем, сэр Вортан, смею заметить, вы не дрессировщик, а леди Ноаэль не фрукт. Так что, будьте с ней любезнее и сделайте так, чтобы девушка смогла хорошо закончить курс (Чё, это всего на один год? Так чё он тут сопли жуёт?).
    -- А иначе уволите? - хитро прищурился будущий наставник.
    -- Я не могу, и уже сказал это, (А если его убить, как это отразится на контракте?) -- развел руками мужчина. - Боги, Рэйнард, да потерпи этот год, выпусти ученицу, а потом уже решай - увольняться тебе или нет.
    -- Ты разве не понял? -- холодно спросил сэр Вортан, специально протягивая каждый слог: -- Она без-дар-но-сть. Я буду с ней мучиться до конца жизни! (Да-да. Эпилог. Можно закрывать книгу) Кристалл никогда не разорвет нашу связь!
    От этих слов меня бросило в жар. Захотелось прямо сейчас упасть в обморок, но смелости, на этот простой способ уйти от проблем, не хватило (А для этого всего-то смелость нужна?). Боялась Коршуна. Вдруг он воспользуется моим бесчувствием, чтобы где-то прикопать? (А ректор будет помогать)
    -- Вот, Рэйнард, наконец у тебя появилась цель (Быть деканом - это ни фига не цель), -- ректор поднялся со своего места, улыбаясь как ни в чем не бывало.
    -- Почему камень выбрал ее для меня? - все равно не унимался профессор (А кого должен был? А чё для тебя только её выбрали?).
    Он немного успокоился (Уже в который раз) и теперь просто рассуждал над ситуацией. Понятное дело, все так же продолжая говорить, что думает, не сильно беспокоясь о моих чувствах и чувствах остальных (У вас там уже студенты завяли за дверями. Может, хватит? Понятно, почему распределение будет завтра, с таким преподом может всё и до недели растянуться).
    Так, за своими размышлениями, Коршун успел оскорбить Оливера, второго наставника с факультета активной магии (Существо, абсолютно нам не нужное и совершенно бессловестное, ибо по фиг, каким образом он его оскорблял). Называя себя лучшим, декан искренне не мог понять, почему такому бездарю, как его коллеге (Активист-молчун, который даже оскорбляющему его чуваку в морду не способен дать), попались нормальные ученики, в то время как у него за все утро только одна ученица. И то овощ! (Почему овощ? - Фрукт. вы ж одинаковые)
    -- Сэр Вортан!
    -- Ой, простите, -- взгляд в мою сторону. -- Я хотел сказать фрукт. (Оч смешно)
    Какие красивые у меня туфли! (И как мало у тебя мозгов) А я и не замечала. Вроде обычные ученические черные лодочки, а так блестят! (Всю ночь натирала)
    По крайней мере, отстраненные мысли помогали мне абстрагироваться от всего этого кошмара и унижения (Так делала, видимо, не только ты, ибо ни один из преподов не захотел вырубить твоего наставника и продолжить распределение). Плакать точно не собиралась (Мы не такие). Еще тогда, на первом курсе поклялась -- никогда больше не заплачу из-за проклятого бездушного Коршуна (Прямо вау!).
    -- Рэйнард, не заставляй меня сделать тебе выговор и лишить премии (А чё не всей зарплаты? И пораньше надо было это сказать. А там есть из-за чего переживать? Или, как в некоторых наших ВУЗах, всего 15 рублей?), -- наконец даже у сэра Онильджа начали сдавать нервы. - В конце концов, ещё не все ученики закончили испытания (Да не может быть!).
    -- Я рассчитывал на Джозефа и Эрика, а они, срам какой, пошли к Бэлле. Кому вообще нужна защитная магия? (Тому, кто хочет уметь защищать и защищаться?)
    Учительница (В академии? Без неё никак), чьё имя Бэлла Дарс (Окончила школу и пришла преподавать в академию), и которая преподает активную магию (Но при этом будет преподавать защитную магию неким студентам, на которых рассчитывал Ворд. Запутанная система), специализирующуюся на самозащите (Как всё сложно. Активная защита), а именно на магических щитах (Чем дальше в лес...), густо покраснела (Ей тоже пять лет?), обиженно отвернувшись к окну (Чё за добитие до авторского листа?). Она была где-то такого же возраста (А где-то и другого возраста), как Рэйнард Вортан (Да мы так и поняли) и на удивление ещё вполне сносно относилась к его немыслимому и наглому поведению (А в чём взаимосвязь между возрастом и её отношении к нему?). Конечно, после ректора (После вас, ректор). Как я посмотрю, сэр Онильдж явно был тесно знаком с Вортаном (В одной бане мылись. И иногда работают вместе. Надо же, и правда, знакомы), раз так по-дружески к нему обращается (А в чём это выражалось? В обращении по имени? Дык, он тебя так унижает, что вы должны были быть супругами в преддверии золотой свадьбы) и терпит столь тяжелый характер (Капризы пубертатного чудика).
    Пусть профессор Вортан и был профессионалом, но какой ценой давались его знания (Какой и какие? Ты, к примеру, у него ранее ничему не научилась, судя по твоим же словам? И от тебя за эти занятия так ничего и не отвалилось, мозг не увеличился и даже бабло всё при тебе. Так что там про цену и знания ты гутаришь?)! Повезло Джозефу и Эрику. Бэлла хоть и отличалась некой неадекватностью (Краснела, отворачивалась к окну, когда её оскорбляют), но была хорошим учителем (Ты у неё даже не училась, откуда такие знания?). Всяко лучше Коршуна (Абсолютно бездоказательное утверждение).
    -- Значит, тебе достанется кто-то другой (Уже). Не могут все пойти к сэру Оливеру и леди Бэлле (Да ладно? А разве количество уже имеющихся учеников у препода влияет как-то на выбор древнемагических бочонков?). Ко всему прочему, кто-то еще недавно сам жаловался, что вынужден будет набрать всех этих бездарей, а куда их деть - неизвестно, ведь у декана главного факультета почти нет свободного времени (И собственных бездарей. Куда делись студенты прошлых распределений? Он их чё? мочит в сортире?). Вот видишь как хорошо, боги услышали твои молитвы... (А о чём он молился? О том, чтобы ему послали бездарей, которых нужно будет принять?)
    -- Да она стоит целый курс тех бездарей!
    Ректор пропустил замечание мимо ушей. Повернулся ко мне (а до этого, что спиной к тебе что ли сидел? Во главе стола?), любезно улыбнулся и осчастливил:
    -- Леди, вы можете идти (Да студентка она!).
    -- Я не закончил!
    -- Замолчи, наконец! - вспылила Бэлла, переходя за грани приличия (Э?..).
    Она видимо сама уже не в силах была больше терпеть происходящее (Не за себя ратует, за всех). Ходил слух, будто они с Вортаном близкие друзья (Серьёзный слух. Застали за шахматами?). Но так ли это? Я не знаю (Ну, и не говори тогда). Можно ли вообще дружить с таким циничным, грубым и злым человеком, как Коршун (А в чём его цинизм проявился?)? Мало верится.
    Я не стала себя упрашивать дважды (А ты и сама себя ещё хотела упрашивать?). Кивнула и поспешила скрыться, так и не услышав, чем закончилась перебранка (А бочонок с собой унесла? Хапуга).
    -- Ну что? - Ирма накинулась на меня у самых дверей.
    Только сейчас посмотрев на подругу (А раньше разговаривала с ней, не глядя), я с ужасом осознала, как сильно попала (На ней это написано было? Или она выглядит, как смс-рассылка?). Но ответить ничего не успела - Ирму вызвали в кабинет (В какой?).
    Я так и простояла, как в тумане, весь отбор у стеночки, избегая любопытствующих взглядов сокурсников (А зачем стояла? И чего они любопытствовали, за себя не переживали? А подружку чего - так и не выпустили?). Хотя нет, они ведь больше мне не сокурсники (А кто? Вы с одного курса, а если ты про факультет хотела сказать, то, по крайней мере, двое - Джозеф и Эрик тоже с одного с тобой факультета. Или ты считаешь, что частные уроки с преподами - тебя вывели на пятый курс?). Теперь я единственная ученица Вортана Рэйнарда (Распределение ещё идёт. С чего ты это взяла? Может, после тебя к нему попёрли нерестом ученики. Или ты думаешь, раз бочонок с его именем стырила, то к нему больше никого не припишут?).
    Интересно, это его боги так покарали или меня? (Читателей) И будет ли у него еще кто-то (Кроме тебя в его постели никого не будет. Всех ты выгонишь)? При всем моем человеколюбии, я все же не хотела бы с ним оставаться наедине (?! С твоим человеколюбием у тебя внезапно всего одна подружка). Да так и не бывает, чтобы у наставника был всего лишь один ученик (А чего ты тогда трындела, что одна у него?)!
    Как оказалось, я ещё никогда так сильно не ошибалась (Мы вообще не удивлены). Когда закончился отбор, нас выставили в один ряд (Сколько же вас там тогда было? Третий курс - всего десять человек что ли?), торжественно объявляя, кто к кому пойдет... (Зачем? Вы все в курсе, никаких изменений)
    Я единственная! Единственная, кто попал к Коршуну! (Для того и объявляли, понятно) Боги, за что? (Не туда кричишь)
    Напротив нас стояли учителя (Всем скопом и со столом. Что за тупое построение? Вы чего, на плацу?). И только один из них не сводил с меня взгляда (Другим глубоко по хрену. Не ожидала? Обидно?). Хоть сейчас его вьющаяся челка почти и скрывала темные глаза (Он ещё и курчавым внезапно оказался), я все равно видела, нет -- ощущала всю ту ненависть, которую испытывал ко мне сэр Вортан.
    -- Не волнуйся ты так... -- шепотом попыталась успокоить подруга. -- Всё не так плохо! (А зачем так орать?)
    -- Ты хоть сама в это веришь?
    -- Могу лишь сказать, что все-таки у тебя есть опыт. Ты ведь выросла со своей бабушкой... (А ты с чужой? Или у тебя только дедушка и это куда легче?)
    -- Вот спасибо.
    -- Поприветствуем наших новых адептов (Это он кому? После двух лет учёбы они всё ещё новые?)! Теперь вы не просто зеленые ростки, а маги со своей специальностью (С какой? Вы им только преподов выбрали. Кстати, договорённости о том, чему эти преподы будут их учить не было). Осталось только воспользоваться шансом и впитать все те знания, что даруют вам ваши наставники (Начинайте всасывать, специалисты. ГГ уже научилась капризничать и всем грубить. Сейчас прямо и начнёт изображать).! Поздравляю! - изрек ректор в конце долгой тирады (Очень долгой. Три предложения. Некоторые студенты уже, наверное, заснули), которую я до этого, признаться, и не слушала вовсе (А застенографировал их кто? Приведение? Или одна половина мозга записывает, а вторая спит?).
    Я вяло зааплодировала, лишь за тем, чтобы не выделяться на фоне других (Они хлопали с той же мыслью. Остальные тоже не сильно активничали, раз ты не выделялась).
    -- Что же, а теперь настало время в первый раз уединиться со своими наставниками, чтобы познать таинство магии! (Вы их точно для чего-то приличного зовёте?) - с искренне веселой и озорной улыбкой сказал сэр Онильдж.
    -- Двусмысленно прозвучало. Не находишь? - хмыкнула Ирма, стукнув меня локтем под бок, чтобы я обратила внимание на ее шутку (А это её шутка была?).
   Но мне было не до веселья -- от слабости подкашивались ноги (Первый раз), а перед глазами летали мушки (Это давление. Да ты гипертоник, деточка. Какая уж тут магия).
    -- Не переживай ты так! - какой раз обеспокоенно попросила подруга (Это стёб такой? Чё она орёт при этом, и где здесь беспокойство?).
    -- Тебе хорошо говорить. Сама-то пошла к кому мечтала -- к Альберту (Чуваку почти без фамилии)!
    -- Да. Здесь я сказать ничего не могу. Что есть, то есть, -- философски протянула Ирма (Кант отдыхает от этой философией), задумавшись о чем-то своем.
    -- Леди Ноаэль, можно вас на секундочку (Ноль, к ноге), -- неожиданно около меня появился ректор (Трансгресировал. Выставляется гад).
    А ведь я совершенно не заметила, как он подошел (Магия)! Пожала плечами и последовала за ним (Это ответ?).
    Отведя меня в уголок (В зале, переполненном толпой), сэр Онильдж тихонько заговорил (Перекрикивая общий гул):
    -- Вы ведь понимаете, у сэра Вортана тяжелый характер (У него детская травма, пожалей его. Он вырос с чужой бабушкой, которая не покупала ему игрушек, и играть он мог только с яблоками в саду). Не обижайтесь на него и старайтесь не нервничать. Если будет совсем все плохо, то сразу идите ко мне (Вот прямо сейчас уже, она так ныла, так что давай, решай). Не стесняйтесь. Хорошо?
    -- Э-э-э, да... (Ты такая хорошо воспитанная леди. Нет слов)
    -- У него просто сейчас тяжелый период (Климакс? Недоперетрах?), а так он хороший человек. Будь послушной ученицей. Договорились (Как будто воспитатель в детском саду говорит)?
    'У него всегда этот период...' (Ты его знаешь только два года, и только по занятиям) -- подумалось мне, но на деле я только согласилась со словами сэра Онильджа.
    -- Вот и славно, -- лучезарно заулыбался ректор, указав рукой в 'светлое' будущее, а именно, на декана. -- Теперь можешь идти и получать свою порцию знаний! (Она тарелку не помыла. А как же слова о том, что распределение будет завтра?)
    Я кивнула, после тяжело вздохнула (И снова воспитание даёт о себе знать. Этикет на уровне), затравлено посмотрев на источник моих знаний (В зеркало?). Почему-то это была мрачная, словно туча, фигура, которая всем своим видом говорила мне: подойдешь - испепелю (Как-то ты странно выглядишь).
    Но пришлось идти.
    -- Э... Здравствуйте! (Давно не виделись. Что уже завтра? Оно наступило всё-таки, но так, что мы и не заметили)
    -- О, избавь меня от этого! - скривился Коршун, аж передернувшись (Чувак, мы тоже офигели).
    Ничего более не говоря, он направился к дальнему кабинету, который находился в этом же зале (Ещё один. На кой фиг? Зачем? Зачем главный зал сделали огромным коридором для объединения кучки кабинетов? В чём смысл, архитектор?). Признаться, я растерялась, попросту не зная, что делать (Падай на землю). Догонять или лучше не подходить... никогда! (Делай, что сказал ректор: учись)
    Но сэр Вортан сам ответил. Он выглянул из-за двери, несильно повиснув на ней, скорее опираясь (Это был ответ. Он хотел повеситься?). На его лице застыла натянутая улыбка, и только взгляд, из-под хмурых черных бровей, казался усталым.
    -- Идешь или персональное приглашение надо? (Нужен пинок)
    Захотелось напомнить, что он сам минуту назад возжелал избавиться от моего присутствия (Когда? Минуту назад ты с ректором трепалась), но я вовремя прикусила язык. Коршун хотя бы сейчас спокоен, незачем его снова злить. В следующий раз ректора рядом не будет...
     Посеменив за ним, как верная собачка (Она ещё и ходит странно), я направилась в его личный кабинет, в котором ни разу за эти годы не была (У него кабинет выходит в главный зал? Зачем? Кто проектировал это здание?). На дверях висела аккуратная золотая табличка с именем и статусом декана, почти такая же как и у остальных преподавателей (Не может быть! А он консерватор), только с одной разницей - под таблицей висела ещё одна - деревянная, неаккуратно прибитая, но несущая в себе вполне понятную информацию. Она гласила о том, что без спроса входить нельзя - настигнет мучительное и болезненное проклятие (А активисты без проклятий активной магией не смеют заниматься).
    -- Но вы не владеете магией созидания, а значит, не можете наносить проклятия, (А проклятие строится на магии созидания? Что? Как это связано?)-- не в силах сдержать едкого замечания, я немного осмелела. Не только же ему издеваться! (Ты в главном зале уже столько времени была, что всех мух бы уже успела пересчитать)
    Вортан как раз открывал дверь, но замер... посмотрел на меня таким взглядом, будто бы на какую-то дурочку. (А ГГ не какая-то, она вполне особенная, уникальная дурочка)
    -- Ты ещё хуже, чем я думал, -- озвучил мужчина (Дельное наблюдение) мои догадки. - Поверь, чтобы испортить тебе жизнь, моих навыков проклятия хватит.
    В кабинете профессора оказалось темно и пыльно (Уборщицы его слишком боялись, а самому лень, поэтому мыть было некому. А почему бы ему пыль не проклясть?). Он зажег несколько свечей, но этого оказалось недостаточно (Для чего? Для пыли?). Вокруг оставалось все также мрачно.
    -- Ай! - удивленно вскрикнула от неожиданности, зацепившись за что-то ногой (За порог). Взмахнула руками, пытаясь удержать равновесие, но только больно ударилась локтем об угол шкафа.
    Проклиная все на свете и прижимая к груди больную конечность, я рассмотрела, что стало причиной моих несчастий, кроме Коршуна, конечно же. Это оказалась высокая стопка книг (Стоящая прямо на проходе. Ворд любил на досуге почитать книжку-другую, лежа на полу в проходе у входной двери).
    -- Что ты делаешь?! - изумленно ахнул преподаватель, кидаясь к своим книгам и забирая их от меня (Ну, и руки загребущие у ГГ, вернее, ноги). -- Неуклюжая!
    О сочувствии ко мне никто не думал...
    -- А зачем вы держите их на полу? (Это было проклятие)
    -- Не дерзи мне! Ты вообще-то в гостях. (А вас, читатель, декан в гости в свой кабинет приглашал?)
    -- Я могу и уйти! - гневно процедила сквозь зубы (С восклицательным знаком), начиная злиться (Это девочка-неуч, которую с рождения прессинговали в семье? Да ладно? Чё это с ней вдруг стало? В кабинетике при других преподах вела себя, как невинная овечка, а оказалась волком в овечьей шкуре).
    Сколько можно?! У меня ведь тоже нервы не железные. Пусть и воспитывалась я в строгости и уважении к старшим, но к этому мужчине испытывать хоть каплю почтения просто невозможно! (Ну, конечно, главное, себя оправдать вовремя. Воспитание строгое так и прет из всех дырок)
    -- Тогда ты бездарна, как я и думал.
    Его равнодушные слова, странным образом, глубоко задели. Я не могла понять, почему меня волнует, что говорит этот ничтожный человек (Да кто он вообще такой, жалкий профессоришка, маг, высшей категории. Не то, что ты! такая-этакая)? Он может только оскорблять и унижать. Мне должно быть все равно. (Еще он учить может)
    Вот только вместо того, чтобы уйти, почему-то смиренно подошла к столу. Я не стала спрашивать разрешения, сама открыла шторы, впуская дневной свет (Чего ты там про воспитание говорила, детка? А стол был шторами задрапирован?). Сразу в глаза бросились все недостатки кабинета - слои пыли, грязи и горы беспорядка (!).
    -- А! - мужчина внезапно прикрылся руками от солнца, словно упырь какой-то. Что и неудивительно (Он был упырём?)...
    Возмущенно отойдя от окна, Коршун с некоторой обидой посмотрел на меня и запричитал:
    - Пришла тут, командует, делает чего не просят, трогает все... Никакого уважения!
    Мне захотелось рассмеяться... или заплакать. Я просто не понимала, как мне стоит реагировать на все это. Оставалось ждать. Посмотрим, что будет дальше.
    Сэр Вортан тем временем подошел к книжному шкафу. По очереди стал доставать книги и класть передо мной на стол. Сначала я с любопытством рассматривала их. Все по профильным предметам. Неужели будет-таки преподавать?
    Когда меня не стало видно за горкой, Коршун довольно произнес:
    -- Прочтешь. Думаю, месяца хватит. А теперь можешь идти... (Мы тоже хотим так работать. Устройте нас в академию)
    -- Месяц?! - не сдержала удивительного восклицания. - Я не смогу так быстро их прочесть!
    -- Так и знал! - устало произнес он.
    Удивительно, но Коршун не стал унижать или как-то отчитывать, просто подошел к шкафу и достал еще одну тоненькую книжечку, положил ее на стопку к остальным. (А вот так?)
    Я с легким недоумением взяла яркое издание, не сразу осознав, что веселые буквы складывались в слово 'Букварь'. (Во, дурак, ГГ же без азбуки букварь не осилить. Зачем декану букварь? Он в детском саду подрабатывает?)
    Откуда у него здесь алфавит?! (А куда букварь делся? Неужели, он умет читать? А алфавит ему нужен, чтобы буквы вспоминать)
    -- Теперь сможешь прочесть? - едко поинтересовался декан, садясь на стул. - Можешь начинать! Пока все не прочтешь, не возвращайся.
    И мне помахали ручкой, указав на дверь. После чего отвернулись и принялись за чтение, словно меня тут и нет. (Декан размножился?)
    Громко стукнула 'Букварем' об стол, схватила стопку книг по магии и поспешила к двери. Мне хотелось уйти гордо, как подобает настоящей оскорбленной (невоспитанной) леди, но по дороге я вновь споткнулась... на этот раз уже об другую стопку книг. (Убейся "ап стену")
    Не растерявшись, собрала все учебники и кинулась к двери (Дайте догадаемся. Она взяла очень сложную запретную книжку, которую, естественно, выучит, а декан будет искать эту книжку у ГГ в спальне). Но, как назло, ручка не поддалась, пришлось с ней немного повозиться (Отмычкой поковыряться?), и только потом мне все-таки удалось выйти. Подумалось, неплохо было бы хлопнуть громко дверью, увы, руки заняты книгами. Пришлось положить на пол. С горем пополам я воспроизвела свой план в действие. (УГ)
    Вот только это не возымело никакого эффекта. Либо сэр Вортан и, правда, не заметил моих потуг сыграть оскорбленную ученицу, либо просто сделал вид. Он ни разу так и не взглянул на меня, уткнувшись в свою книгу.
    Грр! Как же злит! За что? За что боги так жестоко наказали?!
    Я шла очень быстро, не замечая никого и ничего вокруг. Мой путь пролегал в женское общежитие (Бу-га-га). Лицо пылало от злости, а от гнева тряслись руки. Не представляю, как смогу выдержать целый год с Коршуном! Впрочем, несмотря на всю ненависть к новоиспеченному наставнику, я все равно собиралась выполнить его задание. Сдаваться так легко не собираюсь! Раз уж ритуал (Жеребьевка, будем честными) выбрал меня на самый сильный факультет, значит, я чего-то стою. (Стоишь и давно, столбом)
    Поднялась на третий этаж прилегающего здания к главному корпусу и свернула к себе. Моя комната находилась в самом начале коридора, поэтому далеко идти не пришлось. (Читатели, это очень важная инфа! Все повороты запомнили?) Лишённая возможности открыть двери, постучала ногой. И каково было мое удивление, когда мне открыли не мои соседки, а какие-то две совсем зеленые девочки, наверное, первокурсницы.
    Я с удивлением застыла. Что они забыли в моих апартаментах? О чем и поспешила спросить.
    -- Это общежития для первых курсов! - невозмутимо ответили девочки и грубо закрыли перед носом дверь.
    Вот же! Какой-то день невезения. За всеми этими событиями совершенно забыла, что отныне мы находимся в другом общежитии. (Быстро переселили. За день) Я ведь вчера уже и вещи успела туда занести, но по старой привычке пришла сюда.
    Грустно вздохнула, прощаясь с родной комнатой и направилась в новую. С каждым моим шагом все сильнее болели руки. Я до сих пор тащила непомерную гору книг сэра Вортана. И только я об этом подумала, как весь запас сил иссяк, меня резко потянуло к земле. Мгновение - и целая гора увесистых томиков посыпалась градом с лестницы.
    Я запоздало успела крикнуть 'Берегись!', поднимающимся в свои новые спальни ученикам-первокурсникам. Кому-то повезло -- успели уклониться, но большинство пострадало. (Как? ГГ их вверх подкинула?) Так, самая тяжелая книга ударила по ноге запоздало прикрывшегося руками юноши (Чего он руками прикрывал? Что он вообще делал в женском общежитии?), другая, чуть полегче, задела плечо его другу, и совсем не повезло нерасторопной девчушке - той угодило в голову. Хорошо, что книжка тоньше остальных была... (Они друг за другом впритирку шли?)
    -- Простите! - я искренне извинялась, поспешно подхватывая свои томики. - Извините!
    От сильного стресса и нервов, только я брала всё новые книги, как те, что уже успела поднять и держала в руках, снова выскальзывали на пол. (Скользкие были)
    Один из адептов стал помогать, подавая непослушные томики мне в руки.
    -- Ого! Кто-то существенно решил подготовиться к бою с Коршуном!
    Я только собралась ответить, что Коршун - это ещё ласково сказано, как прикусила язык, встретившись взглядом с ясными голубыми глазами. Передо мной на корточках сидел не один из студентов, как я вначале решила, а преподаватель - сам Альберт Лоран! (Что он делал в общежитии для первокурсников, в женском? Что там вообще мужчины делали?)
    Лицо залила краска. Я тут же смущенно отвела взгляд, то ли от столь пристального внимания к моей персоне, то ли от того, что он назвал Коршуна так, как называют его студенты. Но как бы то ни было, я поспешила сосредоточиться на сборке книг.
    Сэр Альберт жестом дал понять окружающим, помощь младшекурсников не требуется, после чего грациозно поправил прядь волос и вежливо протянул руку. Мне стало ещё более не по себе, но помощь приняла и встала, прижимая к себе книжки.
    -- Бросьте, леди! Неужели вы думаете, что учителя (В академии?) не знают, как за глаза их называют студенты? Это было бы слишком наивно так полагать.
    И все-таки именно так я и думала... до этого момента.
    -- Вы ведь ему не скажете? - я пытливо заглянула в его глаза, сама удивляясь своей решимости.
    -- О, не смотрите на меня столь щенячьим взглядом! Иначе мое сердце не выдержит, -- весело усмехнулся преподаватель. - Надеюсь, вы не станете плакать? Столь прекрасные янтарные глаза не должны быть испорчены слезами.
    Как же неловко! Сэру Альберту всегда легко давались комплименты. Правда, до этого времени он говорил их другим девушкам.
     -- Не волнуйтесь -- не скажу! - засмеялся мужчина, отряхивая правой ладонью невидимые пылинки со своего камзола. В левой руке он держал несколько книг Коршуна, которые просто не помещались у меня.
    Сэр Альберт неожиданно заговорщицки улыбнулся и вдруг склонился ко мне близко-близко, так что его горячее дыхание коснулось кожи, вызывая странную, но приятную дрожь по телу.
    -- Я и сам его так называю, -- тихий шепот на ушко.
    Невольно улыбнулась такому высказыванию. Что же, Коршун успел достать и учителей!
    Преподаватель хитро подмигнул и направился в сторону общежитий для старших курсов. Мне ничего не оставалось, как последовать за ним. С одной стороны, было очень неловко из-за сложившейся ситуации, а с другой - я рада, что он помог донести книги.
    У дверей Альберт Лоран вернул мои книги.
     -- Увы, не могу поцеловать вашу прелестную ручку, -- с наигранным сожалением произнес мужчина, бросив быстрый взгляд на книги. -- Однако знайте, если гм... ваш наставник будет себя плохо вести, то всегда можете рассказать мне. Обещаю помочь в его усмирении.
     Здесь сэр Альберт вновь подмигнул и ушел по своим делам, оставляя меня наедине со своими не самыми радужными мыслями.
    Меня сильно донимало, что уже второй человек за сегодня 'тонко' намекнул жаловаться, если Коршун перейдет границы дозволенного в своем поведении. Это совсем не вдохновляло! Я теперь не на шутку боялась остаться одной со своим наставником.
    Тяжело вздохнула, с неохотой входя в свою новую комнату...
    
    ***
    'Активное колдовство, как вид основных понятий магии, возникает только с появлением силы, именно она создает эти основные понятия магии с целью урегулирования важнейших магических аспектов...' (Дал в нос и стал активистом)
    Что?! Я раздраженно мотнула головой, ещё раз пытаясь понять смысл написанного в учебнике 'Понятия и основы активного колдовства', но, кроме осознания собственной глупости, в голову больше ничего не приходило.
    В итоге я просто махнула рукой на слишком сложный учебник и взялась за другой. Однако и тот оказался не намного легче, да еще с почти таким же названием -- понятие активного колдовства и его признаки. (Абсолютно бесполезная книжка. Это всё равно, что в ВУЗе изучать "Понятие "высшей математики" и её признаки". Они там магию изучают или философией занимаются? Хотя, судя по рассуждению о яблоках... Кто там вообще такие учебники разрешает издавать?)
     'Каждое колдовство, как элемент колдовской системы, состоит из многих колдовских норм. (Переводим: "Каждая математика, как элемент математической системы, состоит многих математических ном) Чтобы правильно выбрать ту или иную норму, надо знать, что они объединяются не по случайным признакам, между ними существуют конкретные сходства и различия (Капитан Очевидность). Благодаря этой объективной обусловленности и характерным признакам сходства и различий между колдовскими нормами, всё колдовство можно представить как определенную систему...' (Какой ПТУшник эту книжку писал? Ведь нарочно не придумаешь)
    -- Боги, да что это такое?! - отчаянно вскрикнула я, хватаясь за свои итак изрядно спутанные волосы.
    Кто вообще так пишет? Колдовство - это колдовство ради колдовства - или что имел в виду этот... автор?! Увы, ругаться, даже в уме, не позволяло воспитание. Но это не значило, что я не слала проклятия на... -- я быстро посмотрела на титульный лист - Марка Гифтора. Нашелся умник! Нет, чтобы нормальным человеческим языком написать. Вот как мне понять всё это?!
    Я взялась за следующий учебник, но внутри оказалась та же ерунда. Мучаясь нехорошим предчувствием, посмотрела на титул. Кто бы сомневался?! Снова Марк Гифтор! Устало посмотрела на остальные учебники и нисколько не удивилась тому, что их писал тоже он!
    Да ведь Коршун специально дал мне такие книги, чтобы я в жизни ничего не запомнила! (Ага, он уже влюбился, и боится что придётся с тобой слишком рано расстаться) Мучаясь от злости за такую подлянку, подошла к шкафу и достала сменную форму. Увы, моя одежда была уже не совсем свежей, ведь я несколько дней и ночей провела за попытками расшифровать записки сумасшедшего. Ненавижу! Сэр Вортан заставил меня чувствовать себя полной дурой.
    Единственная приятная вещь, которая искренне меня порадовала за последние дни - у старшекурсников есть особая привилегия в виде отдельных комнат со своей личной ванной (Прямо в комнате)!
    До этого я жила по соседству с Ирмой и Присциллой, где приходилось почти все делить на троих. К слову, с Присциллой мне так до конца и не удалось поладить - мы ссорились до последнего, а вот с Ирмой я сдружилась довольно близко.
    Но был и один минус в отдельном проживании - теперь, будучи единственной ученицей в 'команде' Коршуна, забуду, что такое нормальное общение! Особенно этот месяц, который полностью посвящен тому, чтобы найти общий язык со своим наставником. Признаться честно, я не могла дождаться окончания этих четырех недель, именуемые для меня каторгой, чтобы вновь ходить на общие предметы. Я надеялась, что хотя бы они как-то скрасят этот год!
    Ванна оказалась небольшой, зато уютной и главное - моей. За два года обучения на первых курсах я успела позабыть, каково это - идти мыться в любое время суток (Так-то обычно только в 21 час 12 минут). Не ждать очереди, не спешить занять первой (У вас одна ванна на всё общежитие?), не раздражаться по мелочам.
    К сожалению, долго понежиться в теплой мыльной водичке не вышло. Мне предстояло еще много чего выполнить! И, желательно, пока не прошел запал.
    Ступив на пушистый ковер у бортика ванны, я насухо вытерлась и, укутавшись в широкое банное полотенце, вернулась в спальню. Зябко поежилась от прохладного сентябрьского ветерка из приоткрытого окошка и надела свое скромное черное учебное платье с глупыми белыми рюшами на рукавах и вороте. (А-ля СССР?)
     Наша академия являлась учебным заведением только для членов высших семей. Поэтому здесь ценились скромность и манеры (Которых у ГГ не было). Но учитывая, что порой происходило внутри этих стен, скромность и манеры заканчивались лишь на форме. Чего только стоил Коршун - простой пример кошмара для всех неокрепших умов!
    Хмыкнула своим мыслям и подошла к длинному зеркалу за дверьми. Взяла гребешок и начала расчесывать волосы, пытаясь хоть немножко сгладить непослушные черные кудри. С самого раннего детства мои волосы всегда очень сильно завивались, ко всему прочему, с ними невозможно было ничего сделать. Меня часто критиковали за это, ведь в высшем обществе принято носить аккуратно подобранные прически, а мои кудряшки всегда выбивались и упрямо лезли на лицо.
    В итоге я, как обычно, заколола их шпильками, чтобы не мешали. Поправила поднявшийся воротничок и вновь посмотрела на свое отражение. Бабушка всегда говорила, что на личико ее внучка удалась и в нужное время у меня не будет отбоя от кавалеров. Вот только, когда наступит то самое время, мне было неизвестно. На первых курсах за мной пытались ухаживать, но быстро прекращали, замечая отстраненность. Увы, но мои мысли почти всегда были заняты учебой. Все время приходилось догонять других. И почему боги дали мне столь низкий резерв в такой могущественной семье магов? Кто так зло пошутил? Не бог ли Альтарис1? Я досадливо вздохнула.
    
    ##1. Альтарис - бог удачи и покровитель смелых.
    
    У меня овальное лицо с чуть заостренным подбородком и большими янтарными глазами, доставшимися мне от бабушки. Чуть вздернутый мамин носик и тонкие аристократические папины губы. (Лицо-овал с острым подбородком, здоровыми оранжевыми глазами, узкой щелью рта и носом-пипеткой, направленным вверх. Красота писаная) Не скажу, что считала себя прямо красавицей, но бабушка права, хоть в чем-то боги одарили меня.
    Оставшись довольной своим внешним видом, подошла к столику, записала названия ненавистных мной книг и вышла из комнаты.
    Мой путь пролегал к библиотеке, где я намеревалась почерпнуть нужные знания из книг других авторов. Марк Гифтор навсегда был занесен в черный список!
    В книжном хранилище стояла мертвая тишина. (Кто тебя туда пустил, убогая? В книгохранилище вообще людей мало, и никто не орет) Неудивительно, многие курсы сейчас на занятиях, а третий, как и положено, проходит свои предметы с наставниками. Все, кроме меня - я провожу время с Марком Гифтором. Будь он неладен!
    Наверное, все мои эмоции по поводу книг и Коршуна отразились на лице, так как вошедшая почти сразу после меня Бэлла Дарс, не упустила возможности не подметить мое настроение:
    -- Мисс Ноаэль, около вас невозможно находиться. Флюиды так и атакуют мою нежную натуру.
    -- Простите, -- я быстро опустила глаза, пытаясь скрыть эмоции и теперь спокойно рассматривала принесенные библиотекарем книги.
    Преподавательница грациозно и плавно, словно кошка приблизилась ко мне, с любопытством заглядывая через плечо. Видимо, ей стало интересно, какие именно я беру книги.
    Бэлла Дарс очень красивая женщина, с необычной яркой внешностью, столь редкой для наших холодных краев. У нее густые рыжие волосы и миловидное личико с веснушками, оттеняющие светло-серые глаза.
    Леди Бэлла всегда элегантно и красиво одевалась, идеально подчеркивая свои пышные формы, при этом делая акцент на тонкой талии. Многие старшекурсницы завидовали ее фигуре песочных часов, а мужчины-преподаватели и молодые адепты провожали взглядом.
    Также она носила очки, хотя имела прекрасное зрение. Не знаю, насколько правда, но по академии ходят слухи, будто преподавательница надевает их только для солидности.
    Но самое странное, что столь красивая женщина до сих была не замужем. (Они все без второй половины. Учителя у тебя априори бессемейные) Это всех очень удивляло, ведь леди Бэлле уже далеко за тридцать, да и внешностью боги ее щедро одарили.
    Сейчас на ней было яркое алое платье, достаточно соблазнительное для преподавательницы, так как имело большой П-образный вырез и шлицу2 с левой стороны.
    
    ##2. Шлица - это деталь одежды, представляющая собой разрез, обработанный особым образом. В отличие от обычного разреза, где правая и левая части равнозначны, конструкция шлицы такова, что одна её половина перекрывает другую.
    
    -- Итак, что тут у нас, -- она пролистала несколько страниц, нахмурила рыжие брови и недовольно прочитала:
    -- Боевая магия (А как же активная - видоизменилась?) - это магия, направленная на нападение, часто нападение на другого мага. Очень опасный для самого мага, так как требует много энергии. Не рекомендуется заниматься боевой магией тем, у кого слабый резерв и кто занимается уже другими видами...
    Замолчала на мгновение, а после громко и раздраженно фыркнула:
    -- Пф! Так это все знают. Слишком легко! - отозвалась учительница, возвращая выбранный мною учебник. - Это тебе Рэйнард прописал? А чего он не дал тебе что-то из своих архивов? Пожадничал?
    -- Нет, -- я замялась, не зная, стоит ли признаваться в том, что ослушалась своего наставника. - Он мне дал другого автора, но мне не подошла его подача, и я решила поменять...
    -- А кого Рэйнард тебе дал?
    -- Марка Гифтора.
    -- Фи, какой ужас! - всплеснула руками леди Бэлла.
    Меня порадовала такая реакция. Сразу стало легче. Всегда приятно, когда твое мнение разделяют. Более того, теперь я не чувствовала себя больше глупой. Ведь дело не во мне, а как я и думала - в подаче материала.
    -- Этого старого пня нужно читать, будучи очень умным занудой или мазохистом. При всём моем уважении к Рэйнарду, но он просто издевается! Дать такое своей ученице?! Чем он вообще думает? - продолжала причитать преподавательница, решительно подойдя к столу библиотекаря. - Дайте нам Рива Бернара и его 'Боевую магию'! Девочке срочно надо менять учебники. Та-а-ак...-она задумчиво почесала подбородок, -- 'Активная магия' Скотта Филиппа и Марии Стенли 'Активная магия и резерв'.
    Пока библиотекарь ходила за книгами, леди Бэлла стояла и о чём-то размышляла. Я не тревожила её думы, молча разглядывая полки с книгами.
    -- Да-а, у тебя все равно будут проблемы, -- неожиданно проговорила женщина, глядя куда-то поверх моей головы. - Рэйнард всё-таки зануда, а я и забыла. Он точно начнет докапываться к тебе за то, что ты цитируешь не его Гифтора.
    -- Что же мне делать? - я в ужасе посмотрела на леди Дарс.
    В её словах был огромный и достаточно правдивый аргумент. Почему раньше я о нем и не подумала совсем.
    -- Пойдем, я поговорю с ним и скажу, чтобы он не смел обижать юных девочек!
    Я и отреагировать толком не успела, как леди Бэлла уже решительно направлялась к дверям. Поспешно подхватила книги, которые выдала библиотекарь, и побежала за преподавательницей.
    Холодный липкий ужас сбивал темп и мысли. Мне совершенно не хотелось идти к Коршуну. Но и воспротивиться леди Бэлле не могла. Да и зачем? В голову закралась крамольная мысль: 'Она сделает за меня всю грязную работу. Мне не придется с ним говорить!' И лишь одно смущало: вдруг после этого разговора у меня только еще больше появится дополнительных проблем?
    Когда леди Бэлла Дарс чуть ли не с ноги открыла двери в кабинет Рэйнарда Вортана, никакого обещанного проклятия не последовало, зато послышался характерный недовольно-возмущенный звук, что-то похожее на раздраженный вздох.
    -- Здравствуй! Давно я к тебе не наведывалась! - радостно и очень громко поздоровалась леди Бэлла, будто со старым хорошим другом. Даже руки подняла в приветствие, словно собиралась обниматься.
    -- А...-без всякого энтузиазма отозвался Рэйнард. - Это ты.
    -- Не слышу радости в голосе! - наигранно оскорблено протянула женщина.
    -- Чего радоваться? Мало того, что явилась без спроса, так ещё и её привела!
    Я не сдержала вздоха, всё-таки Коршун заметил меня, хоть и пыталась спрятаться в тени леди Бэллы.
    -- Вот ради этой милой девочки и пришла! Чего ты обижаешь свою ученицу?!- преподавательница бесцеремонно умостилась на стол (Аки плитка), перед этим скинув стопку книжек на пол (Вот оно, аристократическое воспитание).
    Лицо сэра Вортана удивленно вытянулось. Мое, наверное, тоже. Она совсем его не боится?
    Захваченный врасплох таким поведением, мужчина не сразу нашелся, что ответить. А когда пришел в себя, дернулся так, будто его смертельно оскорбили или того хуже - ударили по лицу.
    -- Это я обижаю? Да она только и думает о себе, маленькая эгоистка!
    Что? На меня будто вылили ушат холодной воды. Мало того, что я оказалась виноватой, так ко всему прочему, кажется, Коршун и правда так считал. Но почему? Что я такого сделала, чтобы заставить наставника так о себе думать?
    -- Она навязалась ко мне со своим скудным талантиком и хочет, чтобы я её чему-то учил! Так ещё и пошла тебе жаловаться! Невозможно научить осла боевой магии. (Куда делась активная магия?)
    Я опять почувствовала себя здесь лишней. Не надо было идти. Так и знала, что ничем хорошим это не закончится! Не понимаю, как можно быть настолько невоспитанным и ни с кем не считаться мнением?!
    -- А раньше она, как мне помнится, была яблоком, -- как ни в чем не бывало, с теплой улыбкой отозвалась леди Бэлла. - Так что прогресс налицо... и ты хороший учитель.
    Мужчина не ответил на реплику женщины (Это что за разделение по гендорному признаку), обратив все свое внимание на какие-то документы перед собой (Какие документы? Со стола все скинуто). Тогда преподавательница сама продолжила, вновь отвлекая Коршуна:
    -- Так вот, я здесь, чтобы сказать, что те учебники, которые ты дал своей ученице, давно пора выбросить на помойку!
    -- Это редкий сборник Марка Гифтора! - искренне возмутился Коршун.
    -- Пф! Поэтому и редкий, что никому не нужен. Не волнуйся, она его скоро вернет. Я посоветовала девочке других авторов.
    -- А не много ли ты на себя берешь?- с легким раздражением спросил мужчина. - Или ты сменила квалификацию и оставила 'ребятишек' с кафедры защиты на произвол судьбы?
    -- Основы везде одинаковые! - легко отмахнулась леди Бэлла. - Факультет ведь общий - активная магия!
    Я все это время продолжала стоять в сторонке, с некоторым сомнением наблюдая за этой странной парочкой. Не ожидала от леди Бэллы такого невозмутимого спокойствия. В мастерстве общения с Коршуном она обогнала самого ректора!
    -- Так мы договорились? Начнешь давать девочке нормальную литературу? - леди Бэлла ловко соскользнула со стола и теперь смотрела на декана таким взглядом, каким порой смотрят на мужчин некоторые девушки, желая чего-то добиться. (Вот это начальство, вот это подчинение) В ее светло-серых глазах метались озорные огоньки, и в то же время плескалась просьба с обещанием огромной благодарности. Я так никогда не умела, хотя бабушка и рассказывала о некоторых женских таинствах. (Рука-лицо)
    Коршун передернулся, словно его облили кипятком, и отвернулся.
    -- Мы ни о чём не договаривались!
    -- Рэ-энни... - с мольбой затянула женщина, складывая перед собой руки в замок.
    Рэнни? Меня саму чуть ли не передернуло. Как-то слабо представлялся этот хмурый и злой мужчина со столь мягким и даже ласковым именем.
    -- О боги, хорошо! - поспешно оборвал речь леди Бэллы мой наставник, видимо, не сильно желая терпеть, когда его называют 'Рэнни'. - Только бы не слышать твой противный голос!
    -- Вот и славненько! - довольная своим результатом учительница хлопнула в ладоши.
    Но неожиданно ее настроение резко изменилось. Она нахмурилась, поджала губы, а после вновь продолжила беседу с Коршуном, поворачивая тему в совершенно другое русло:
    -- Представляешь, Рэнни...
    -- Что, Бэллинда? - раздраженно перебил ее мужчина, делая яркий акцент на имени.
    Наверное, он хотел таким способом напомнить, что не желает слышать сокращение от Рэйнарда. Так и оказалось: Леди Дарс мгновенно вспылила, услышав свое полное имя:
    -- Не смей называть меня так! Я не старуха!
    Сэр Вортан заулыбался. Это, наверное, впервые, когда я видела у Коршуна столь искреннюю эмоцию. Кажется, он был доволен такой реакцией женщины. Мужчина откинулся на спинку стула, заложив руки за голову, и с хитрым прищуром посмотрел на леди Бэлу. Учительница поняла намек и перестала называть его сокращенным именем. Правда, долго смущать её ничего не могло, она снова вернулась к разговору:
    -- Ох, Рэйнард, этот мерзкий козёл от меня сбежал!
    Ошеломленная таким заявлением я невольно покраснела, бросив отчаянный взгляд на дверь. Мне пора уходить... кашлянула, привлекая к себе внимание, но они даже не заметили этого.
    -- Ты не пробовала, не преследовать мужчин? - хмыкнул сэр Вортан, попутно наклонившись к ящичку и доставая какой-то журнал. Раскрыл его на первых страницах и стал в нем что-то чёркать. Не удивлюсь, если это летят колы первокурсникам.
    -- Не говори чушь! - возмутилась леди Бэлла. - Я никого не преследую. Подумаешь, закатила истерику! Зачем он тогда проводит время с другой женщиной?!
    -- Это оказалась его сестра?
    -- Нет... - на мгновение смутилась Дарс и вполне невозмутимо добавила:
    -- Кто же знал, что мать у него так молодо выглядит!
    -- Твоему кавалеру лет сорок, сколько же должно быть матери?! - Коршун был искренне удивлен.
    -- То был Эдвард, -- серьезным тоном объяснила леди Бэлла. - А это Френк, ему двадцать шесть.
    -- О-о-о, -- равнодушно протянул Рэйнард на миг, оторвавшись от журнала, чтобы посмотреть на женщину: -- Всё младше и младше!
    -- А что поделать, если они все такие?! - леди Бэлла мечтательно закатила глаза. - Мне знаешь, какие студиозы достались! Один юноша, кажется Джозеф, смотрит на меня таким взглядом... у меня прямо сразу мурашки по всему телу.
    Я залилась алой краской. О, боги! Они помнят, что я ещё здесь? Полбеды, что Дарс начала обсуждать своих мужчин, но услышать такое о сокурсниках!
    Кажется, Коршун был того же мнения, судя по его вытянувшемуся лицу. Скривившись, наставник указал на меня:
    -- Ничего, что она здесь?
    Фух! Признаться честно, на этот раз я обрадовалась, что он обо мне вспомнил. Но, кажется, леди Бэллу, как обычно, не могло ничего смутить.
    -- Ой, да мы с ней почти одногодки! Что нового она услышит?
    -- Одногодками вас можно было назвать, если бы изобрели артефакт времени и вернули тебя лет на сто назад.
    Леди Дарс раздраженно перекривила Вортана и упрямо продолжила, на этот раз высказывая свое негодование:
    -- Вот где справедливость? Альберт - наш одногодка, и что? Он крутит налево и направо со своими адептками. Не стыдится заводить романы с первокурсницами! А мне нельзя? Это потому, что я женщина? Вот кто придумал эти нормы приличия?
    -- Отстань от меня, женщина!
    -- Вот что и требовалось доказать! - обиделась леди Бэлла, демонстративно отвернувшись. Но сей жест не вызвал никакого эффекта: сэр Вортан все так же что-то черкал в журнале.
    Пользуясь моментом тишины, я все-таки решительно напомнила о себе:
    -- Можно я все-таки пойду?
    -- А ты еще здесь?! - несколько грубо и дуэтом отозвались Бэлла и Вортан.
    -- Между прочим, по правилам этикета, я не могла уйти!
    Не знаю, откуда взялась эта язвительность, но дожидаться их ответа не стала, мигом выскочив за дверь. Уж больно меня разозлили. Такое чувство, что они вообще не знают самых минимальных норм поведения (Да и ты их не знаешь)! Теперь точно уверена: эта парочка - друзья! Очень странное сочетание. Но, признаться честно, я бы и дальше хотела сомневаться в этом, чем узнать все таким способом! Жаль нельзя стереть себе память...
    
    

Искренне Ваши, Растрепай Иваныч и Зависть


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Респов "Эскул. Небытие" (ЛитРПГ) | | В.Мельникова "Жених для васконки" (Любовное фэнтези) | | A.Maore "Жрица бога наслаждений" (Любовное фэнтези) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | А.Енодина "Не ради любви" (Попаданцы в другие миры) | | Б.Толорайя "Найти королеву" (ЛитРПГ) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | | Н.Любимка "Рисующая ночь" (Приключенческое фэнтези) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | А.Атаманов "Ярость Стихии" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"