Разгуляев Георгий Аркадьевич: другие произведения.

Америка Америка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Из цикла "Россия: коллаборационисты и другие"

АМЕРИКА? АМЕРИКА!!!

***

Содержание

"... И ЧУЛКОВИЗАЦИЯ ВСЕЙ СТРАНЫ"

ПОЛЯКИ - ДРУЗЬЯ АМЕРИКАНЦЕВ

ВЛАСОВЦЫ И США

ОДИН ИЗ ПЛЕЯДЫ ЭГОЦЕНТРИСТОВ

***

"... И ЧУЛКОВИЗАЦИЯ ВСЕЙ СТРАНЫ"

Вплоть до двадцатых годов нынешнего века женщины России не носили чулки телесного цвета.

В конце 1923 года в Северо-Американские Соединенные Штаты, как тогда назывались США, отправилась группа российских художников. Поездка была устроена комитетом по организации заграничных выставок и артистических турне при Всероссийском Центральном Исполнительном комитета. Целью поездки была пропаганда русского советского искусства. За океан отправились крупные, известные деятели - скульптор С.И. Коненков, известный издатель И.Д. Сытин, искусствовед И.Э. Грабарь, руководитель Союза художников С.А. Виноградов, художники Ф.И. Захаров и К.А. Сомов.

С.Т. Коненков вспоминал впоследствии: "Поездка в Америку некоторым россиянам представлялась делом таинственным, вредным русскому духу.

- Григорий Александрович, поедем со мной, - в шутку обратился я к нашему дворнику.

- Нет, нет, Сергей Тимофеевич, и не просите, и не уговаривайте, не поеду.

- Отчего же?

- Не поеду, и все, - заключил он с суеверным страхом в голосе".

В начале 1924 года участники поездки прибыли в Нью-Йорк. Многое поразило мэтров, приехавших из старорусской, патриархальной Москвы в столицу мира. Но дело свое они знали хорошо, русское искусство пропагандировали и распространяли весьма успешно. Однако наибольший, даже феноменальный успех выпал на долю Сергея Арсентьевича Виноградова - московского живописца, причем не на выставке в Нью-Йорке, а уже после возращения домой, в родную Москву.

Виноградов, знаток и любитель русской природы, отчего-то более всего удивлялся тому, что женщины в Нью-Йорке ходили в чулках телесного цвета. Представить себе такое в забитой церквями и соборами, тогда еще златоглавой Москве, было совершенно невозможно!

Эти чулки так глубоко запали в душу Виноградова, что, вернувшись домой, в Россию, он не выдержал и написал об этом своем впечатлении в газете. Эффект этой газетной публикации художника был поразителен. Вскоре в России монополия темного чулка была подорвана, сначала в Москве, а потом американская новинка совершила бескровное и элегантное завоевание всей советской страны.

***

ПОЛЯКИ - ДРУЗЬЯ АМЕРИКАНЦЕВ

После начала Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 годов на территории СССР была сформирована польская армия генерала Андерса в составе двух дивизий и нескольких отдельных частей общей численностью на 25 ноября 1941 года в 40 961 человек.

Генерал Андерс имел боевую биографию. Участник первой мировой войны, в 1918-1920 годах воевал против советской России. В 1939 году в чине полковника командовал Новогрудской кавалерийской бригадой польской армии. В сентябре 1939 года его бригада была разгромлена немцами, а 29 числа он попал в плен к войскам Красной армии.

В Старом Самборе его допрашивал командарм Тюленев в присутствии двадцати офицеров. Тюленев сказал тогда Андерсу: "... Советская Россия поможет немцам побить Англию и Францию, чтобы раз и навсегда покончить с главным врагом Советской России - Англией; ... можно не считаться с Соединенными Штатами, которые никогда не вступят в войну, потому что Советы этого не допустят через свои коммунистические организации".

"Было ясно, - комментирует Андерс слова командарма, - что окружающие абсолютно согласны с рассуждениями товарища Тюленева".

В 1940 году, сидя в Бутырской тюрьме в Москве, Андерс размышлял: "... есть еще и Америка, со своими неисчерпаемыми материальными и людскими ресурсами, Америка, которая не позволит уничтожить Англию".

Армия Андерса формировалась далеко от фронта, в восточных районах СССР, и это было разумно. Эта армия в то время, пожалуй, представляла большую опасность для Советского Союза, нежели для Великогерманского рейха. В ней были сильны антисоветские настроения, нежелание воевать вместе с Советским Союзом против Гитлера, стремление к реваншу за 17 сентября 1939 года.

В то же самое время в польских войсках были сильны симпатии к англосаксам, с которыми поляки намеревались связать свое будущее. Эти настроения имели место среди генералитета, офицеров и солдат. Сам генерал Андерс считал, что "свободная Польша будет существовать только благодаря Америке и Англии". Поручник Корабельский считал, что "... мы вместе с Америкой используем слабость Красной Армии, и будем господствовать на советской территории". Спасибо, панове, за вашу любовь, ласку и такие далеко идущие планы. Надо бы, граждане россияне, не забывать эти слова, на всякий случай. Кто их знает, этих панов поручников. Ясновельможных.

25 декабря 1941 года Государственный Комитет Обороны принял постановление Љ ГКО - 1064 сс, по которому предполагалось увеличить польскую армию до шести дивизий общей численностью 96 тысяч человек. На 14 марта 1942 года в ней уже было 60 тысяч военнослужащих. Однако, в настроениях армии ничего не изменилось. Ненависть к СССР и русским, разложение и нежелание драться вместе с русскими против немцев характеризуют психологический и политический климат этих войск. Незначительные группы военнослужащих, готовых сотрудничать с СССР и рвавшихся на фронт, не могли изменить общей картины антисоветизма и шовинизма поляков.

Зато на США они по-прежнему возлагали большие надежды. "Англия и США свое мировое господство после войны укрепят за счет Советского Союза, мощь которого будет, бесспорно, ослаблена", - заявил полковник Цинтель. "Красная Армия не подготовлена к войне, и если бы не Англия и Америка, Гитлер давно бы победил Советский Союз...", - утверждал полковник Зубчевский. Офицер бюро пропаганды Есьман (бывший председатель польского студенческого союза в Вильно) в своем докладе для офицеров штабных подразделений о польско-чехословацкой конфедерации заявлял, что смысл создания конфедерации заключается в желании Англии и Америки иметь достаточно сильное государство, "способное вести борьбу с Германией и большевиками".

Официальное мнение руководства польской армии в СССР оказывало сильное влияние на солдат. "Америка вместе с нами, - писал семье солдат Ф. Вжиц. - Мои дети! Сыны мои дорогие! Выше головы! Польша будет от моря до моря!" - верещал с энтузиазмом под влиянием речи "вождя" пятой дивизии генерала Боруто-Спеховича польский жолнеж, которому ни до какого моря, по большому счету, и дела-то не было. На какого лешего ему столько морей? На раскоряку стоять, что ли?

США уже в то время рассматривались поляками, как будущий союзник в будущей борьбе против СССР.

16 марта 1942 года глава польского эмигрантского правительства в Лондоне генерал В. Сикорский вылетел в США, где поставил вопрос о скорейшем вооружении польской Армии на территории СССР. В своей телеграмме командующему польской армией генералу Андерсу он сообщил, что проект вооружения польской армии принят англо-американским комитетом и что теперь только стоит вопрос о сроках вооружения.

Однако, в конце концов, русофобия окончательно взяла верх в умах личного состава польской армии в СССР. В самое тяжелые дни Великой Отечественной войны - весной-летом 1942 года - Армия Андерса ушла из СССР в Иран, сбежала, покрыв себя вечным позором в глазах русских людей, защищавших и Россию, и Польшу в смертельной битве с фашизмом. Не пожелала принять свой Грюнвальд в древних русских степях. Ушла, чтобы на Ближнем Востоке, второстепенным фронте, влиться в ряды англосаксонских войск. Червоны маки на Монте-Кассино. Но...

Эвакуация поляков была начата 9 августа и закончена 1 сентября 1942 года, в годовщину начала Второй мировой войны. Всего уехало из СССР 75491 польский военнослужащий и 37756 членов их семей.

Уже гремели залпы Сталинградской трагедии, вермахт с тупым остервенением кровавого маньяка рвался к Волге, уже "штукасы" сожгли многострадальный город вместе с людьми, Россия истекала кровью своих детей "за нашу и вашу свободу", мир в ужасе затаил дыхание в ожидании развязки, а жолнежы Андерса бежали...Бежали!

Но Честь и Слава тем польским солдатам, кто остался с Россией, кто пролил свою горячую кровь на землю русскую и землю польску!

1-го ноября, в "Задушки", в "Дзень змарлых" - День поминовения усопших - помянем, братья и сестры, сих польских рыцарей!

***

ВЛАСОВЦЫ И США

Не обошли своим внимание США и власовцы - нынешние страдальцы и жертвы политического аборта.

В декабре 1942 года немцы образовали "Русский комитет" под председательством сдавшегося в плен и добровольно, без принуждения, изъявившего желание сотрудничать с Гитлером, генерал-лейтенанта Андрея Власова. В состав комитета вошли также бывший начальник штаба 19-й армии генерал-майор В.Ф. Малышкин (секретарь), бывший секретарь одного из московских райкомов ВКП(б), а затем член Военного совета 32-й армии бригадный комиссар Г.Н. Жиленков и М.Ф. Зыков.

Комитет начал свою деятельность с того, что 27 декабря 1942 года выпустил обращение к бойцам и командирам Красной армии, ко всему русскому народу и другим народам Советского Союза.

В листовках с "Обращением", распространяемых многомиллионным тиражом, среди прочего, говорилось следующее: "Миллионы русских людей уже заплатили своей жизнью за преступное стремление Сталина к господству над миром... за сверхприбыли англо-американских капиталистов". В обращении говорилось также, что английские и американские капиталисты "предали русский народ", тогда как "Германия ведет войну не против русского народа и его Родины, а лишь против большевизма".

3 марта 1943 года во власовской газете "Заря", 7 марта в его же газете "Доброволец" общим тиражом 120 тысяч экземпляров было опубликовано письмо Власова "Почему я встал на путь борьбы с большевизмом?" Власов заявил: "Для меня стало ясно: большевизм вовлек русский народ в войну, выгодную англо-американским капиталистам".

Такова была официальная немецкая точка зрения, которую власовцы озвучивали в безопасный для них период 1942-1943 годов

Но наступил 1945 год, когда стало ясно, что будут не просто бить по морде, а могут и шлепнуть впопыхах. И даже обязательно шлепнут.

20 апреля на узком совещании власовской верхушки (Власов, Закутный, Жиленков, Трухин) решили обратиться к англо-американскому командованию с просьбой предоставить власовцам укрытие, чтобы избежать выдачи советским властям. Решили припасть, значит, к тому колодцу, в который прежде плевали, шпана.

В мае полковники Асберг и Поздняков были посланы к американцам для ведения переговоров. 5 мая они вернулись с документом, в котором говорилось, что командование американской армии готово принять власовцев, но с условием, что они сдадут оружие и будут на положении военнопленных. Экие благородные англосаксонские джентльмены!

В это время офицеры 1-ой дивизии Русской освободительной армии Власова (РОА), находившиеся в Чехословакии, решили самостоятельно установить контакты с американцами. Части 1-ой дивизии начали мелкие стычки со своими бывшими хозяевами-немцами. (Шнапс, что ли, не поделили со страху?) А инициативная группа офицеров дивизии сочинила, так называемое, "Открытое письмо правительствам Соединенных Штатов Америки и Великобритании" от 11 мая 1945 года. В этом сочинении власовцы объясняли свою позицию: "Мы включились в борьбу совместно с Германией только потому, что она оказалась единственной страной, боровшейся против СССР". Таким образом, можно было понять, что если западные союзники будут бороться против СССР, власовцы в этом случае будут им служить, как служили Гитлеру. Очевидно, власовцы полагали, что подобный аванс с их стороны должен вызвать бурный восторг и слезу умиления у союзников. Простодырость-то какая рязанско-тамбовская, а то и пскопская, прости, господи! Посконная, в духе политинформаций и лекций о международном положении. Уповали-с.

Сам Власов стремился в это время собрать своих ублюдков в "единый кулак", чтобы при первой возможности сдаться англо-американским войскам, а не Красной Армии. Знал пес, чье мясо слопал! А уж поп ждал его, ждал.

1 мая 1945 года после переговоров с американским командованием полковник Мальцев с тремя тысячами солдат в городе Цвисель сдался в плен американцам. 8 мая генерал Меандров сдал американцам штаб РОА с остатками 2-ой дивизии и офицерской школой. Пожирая американские харчи, вздохнули, должно быть, мужики с облегчением - может, и по морде бить не будут? Опять уповали-с.

11 мая в крепости Шлюссельбург сам главный пахан - Власов собрал совещание, на котором было решено попытаться переправить оставшиеся части в американскую зону. Но неисповедимы пути господни, тем более, военные, чреватые...

В тот же день в окрестностях города Брежи (южнее Праги) советская разведка захватила генерала Власова, совсем не по-генеральски прятавшегося под ковром в автомашине. Бравый вояка не стал ни отстреливаться, ни вообще дергаться. А скольким солдатам эта мразь приказывала умереть на поле боя. И умирали, и умерли, что в РККА, что в РОА. А этот полководец подыхать сразу и резко не пожелал, хотел еще пожить, поесть, по...

Никто из власовской колонны не пришел на помощь своему пахану. Выдал, спрятавшегося под ковром в машине генерал-лейтенанта, его собственный водитель. Знал бы генерал Андрюша об этом заранее, пристрелил бы, должно быть, шоферюгу самолично на страх другим водилам.

Интересен список вещей, изъятых при обыске у Власова. Собравшийся к американцам германский генерал прихватил с собой: билет члена ВКП(б), расчетную книжку начальствующего состава РККА, книжку военнослужащего "Русской освободительной армии", переписку с фашистскими боссами, временное удостоверение о награждении фашистской "Добровольческой медалью", открытое письмо солдат и офицеров 1-ой дивизии РОА к правительствам США и Англии с просьбой о предоставлении убежища "политическим эмигрантам". Ну, и конечно, германские имперские марки, датские кроны, золотые украшения, а также всевозможные бланки рекомендательных документов на предъявителя. Такой вот джентльменский набор борца за свободную Россию. Друга американцев. До чего же предусмотрительный был генерал Андрюша! Даром что личико имел лошадиное, интеллектом не ушибленное.

12 мая Власов был доставлен в штаб 25-го танкового корпуса. Очевидно, совсем ошалев от страха, Власов при встрече с советским командованием начал молоть полную чушь: "Как прикажите понимать? - высокомерно, подергивая левой бровью, начал Власов. - Я у вас в плену или вы в плену у американцев? На каком основании вы меня задерживаете? - возмущался Власов. "За базар он не отвечал". Об этом вспоминал впоследствии командир 25-го танкового корпуса Герой Советского Союза генерал-лейтенант Е.И. Фоминых.

Не помогли генералу его "ляхи", повесили бедолагу, несостоявшегося друга американцев, как было принято поступать у всех народов и во все времена с изменниками, предателями.

Но не будем обольщаться! Миллионы русских мальчиков и девочек, убитых выродками-изменниками, давно растворились в земле, и род их прервался...

А сотни тысяч предателей уцелели, в лучшем случае отсидели в лагерях, и стали, как и раньше, жрать, пить и плодиться. И семя их каиново расплодилось на русской земле.

***

ОДИН ИЗ ПЛЕЯДЫ ЭГОЦЕНТРИСТОВ

Как и многие его сверстники, известный советский писатель Виктор П. Некрасов, автор единственно нашумевшей книги "В окопах Сталинграда", был очарован западной цивилизацией. Немалую роль в этом сыграл образ Америки.

Как у многих, его знакомство с заокеанской страной началось еще в детстве. В Киеве, на Крещатике в 1920-е годы он мальчиком видел в кинотеатре Шанцера "Индийскую гробницу", "Багдадского вора" с Дугласом Фербенксом, "Знак Зорро" - американские боевики, шедшие в советском кинопрокате тех лет. "Сколько счастливых минут пережил я в этом Шанцере! - вспоминал он через два десятилетия. - ...Бог ты мой, даже дух захватывает!"

В другом кинотеатре, около Прорезной в тесном, с ненумерованными местами кинотеатре "Корсо", он с восторгом смотрел ковбойские фильмы: "Погони, перестрелки, мустанги, кольты, женщины в штанах, злодеи с тонкими усиками и саркастическими улыбками". Такими усиками в последствии Виктор П. Некрасов обзавелся и сам. Таким мы можем его видеть на фото с режиссером А. Ивановым, снявшим фильм "Солдаты" по некрасовской повести "В окопах Сталинграда".

В кинотеатре "Экспресс" он видел фильмы со звездами немого кино Полой Негри, Астой Нильсен, Ольгой Чеховой, той самой, которая впоследствии стала близка с бонзами нацисткой Германии.

Потом, через много лет, когда Некрасов писал свою первую, самую главную книгу, он вспоминал об этом, и свои воспоминания подарил герою книги - лейтенанту Керженцеву из "Окопов Сталинграда" Керженцев хранит эти образы в огне Сталинградской битвы, как самое дорогое.

На Николаевской улице у гостиницы "Континенталь" воображение мальчика потрясали "ослепительные" американские автомобили - "линкольны".

Надолго запомнился писателю факт, имевший место в 1932 году. Тогда, в начале года, были объявлены результаты конкурса на проект Дворца Советов в Москве. Первые премии были присуждены старому академику Жолтовскому и мало кому известному тогда архитектору Иофану. Первую премию получил "совсем уже неизвестный американец Гамильтон". Но архитектурные интересы не стали жизнью Некрасова.

В 1933 году Некрасов посещал театральную студию при Киевском театре русской драмы. Преподаватель студии Иван Платонович чужой (Кожин) восхищался Чарли Чаплиным, называл его великим актером, водил своих студентов на чаплиновский фильм "Новые времена".

В 1937 году, окончив студию, Некрасов работал в "Железнодорожном передвижном театре". Этим коллективом руководил весьма любопытный человек, бывший артист петербургского фарса Александр Владимирович Роксанов. До своей театральной карьеры Роксанов был профессиональным борцом и объездил весь мир от столицы Российской империи до тихоокеанского побережья США - Сан-Франциско.

С началом Великой Отечественной войны Виктор П. Некрасов на фронт не спешил. Он был призван только в июле 1941 года. На фронте Некрасову тоже приходилось сталкиваться с Америкой. "В окопах Сталинграда" он замечает, что саперы получают инвентарь: сорок мотков американской проволоки с пестрыми этикетками "Made in USA"; ему встречаются поставленные по ленд-лизу штабные "виллисы".

Описывая Сталинградскую эпопею с точки зрения лейтенанта, Некрасов простым приемом достигает глобальности звучания, ощущения огромности мировой войны - лейтенант Керженцев читает газеты. Они сообщают о боях, идущих на всем земном шаре - в Тихом океане, на Новой Гвинее, на острове Тимор, в Африке. "В Монровию, столицу Либерии, прибыли американские войска". "Союзники высаживаются в Алжире и Оране. Десятого ноября вступают в Алжир и Касабланку". Подписывается соглашение между Дарланом и Эйзенхауэром. Эти штрихи придают повести новое, эпическое звучание.

В 1946 году главный редактор журнала "Знамя" Всеволод Вишневский опубликовал повесть Виктора П. Некрасова "Сталинград" - журнальный вариант повести "В окопах Сталинграда". В 1947 году автор повести получил Сталинскую премию.

В апреле 1957 года Некрасов съездил в Италию, где провел три недели, а в 1960 году по туристической путевке прилетел в США. Исследователи творчества Виктора П. Некрасова особо подчеркивают это обстоятельство - "первый раз в жизни". Словно Некрасов посетил Святую землю! Результатом поездок в Италию и США явилась книга "По обе стороны океана". Мастера-писатели действительно были мастерами выжимать гонорары из ничего - три недели в Италии, тур в США - и готова книга!

Начиная с середины 1950-х годов, каждый советский человек, способный внятно изложить на бумаге несколько мыслей и побывавший в США, стремился опубликовать свои впечатления о поездке за океан. Это стало настолько общим местом, что в 1976 году Василий Аксенов саркастически заметил: "Ведь сколько помню себя, столько и читаю американские тетради, очерки, листки". Сделав такое заявление, Аксенов сам разродился "круглосуточным нон-стопом". Не удержался, не стерпел. (До сих пор хорошая, между прочим, книга).

Им казалось, что их опыт покрытия бумаги строчками - это самое главное в мировой цивилизации. Им также казалось, что единственно стоящее занятие - прочитав чужую книжку, написать свою собственную. Им казалось, что они - носители всего лучшего, что имеет человечество. Выросшие в стерильной атмосфере социализма, они не были приспособлены к жизни. Все, что они написали потом, после России, к сожалению, читается и воспринимается с большим трудом.

В 1962 году главный редактор журнала "Новый мир" А. Твардовский опубликовал эти записки Некрасова. Первая часть - "В Италии" была напечатана в Љ 11, а вторая - "Америке" - в Љ 12.

Главный редактор газеты "Известия" Алексей Аджубей сразу отреагировал на эти стахановские записки туриста. Фельетон, появившийся в газете, назывался "Турист с тросточкой". Написал его Мэлор Стуруа. А уж сам Стуруа рассказывал нам о США, рассказывал, рассказывал. Ох, и вещал-с! И Зорин вещал. Да-с. Но они мэлористее и зоринистее рассказывали-вещали. Как надо. А Некрасов - как бог на душу положит.

В 1964 году Некрасов снова совершил зарубежную поездку - месяц жил во Франции. В 1967 году в издательстве "Советский писатель", которое уже превращалось не только в антисоветское, но антирусское издательство, вышло новое издание Некрасова - все те же "По обе стороны океана", дополненные очерком "Месяц во Франции". (Почти в деревне).

А в 1968 году Некрасов положил на могилу Неизвестного солдата в Москве цветы, перевитые лентами цветов власовского флага - красный, синий, белый - в честь Яна Палоха, покончившего с собой в знак протеста против вступления союзных войск в Чехословакию. Поступок? У каждого - своя правда. У несчастного чешского парня и у русского сочинителя.

Жить в СССР он не мог, и в 1974 году получил, наконец, раз- решение выехать в Швейцарию, куда и отправился 12 сентября 1974 года вместе с женой и собакой. Двое в Европе, не считая, конечно, собаки. В конце концов, писатель поселился в Париже. Не Сталинград, естественно, но жить можно.

Русскоязычная эмиграция восторженно приветствовала "непостижимую для русского писателя смелость, когда Виктор П. Некрасов заявил: "Родина - там, где свобода". На унитазе человек тоже свободен - может снять штаны, а может и не снимать. Все зависит от степени маразма. А потом Некрасов принял французское гражданство.

Весной 1981 года Некрасов был приглашен в США на конференцию по русскоязычной эмигрантской литературе ("русская зарубежная литература" - термин-то какой странный. Вообще-то, русская литература - она и в Африке - русская.). В телевизионной беседе писатель, в молодости воевавший с фашизмом, осмелился сравнить Красную звезду Советской армии, воевавшей в Афганистане, с "паучьей свастикой" фашизма. То ли зол был, то ли хотел сказать так, чтобы понравилось хозяевам, то ли завтрак был неважный. Кто знает... (Интересно, что эти братки чирикали об американских "биках", в порошок стиравших Ирак и Афганистан?)

Он еще пытался что-то писать. В 1986 году в Лондоне вышла его ностальгическая книга "Маленькая печальная повесть". Слабая в художественном отношении, она дает представление о части молодого поколения творческой интеллигенции СССР рубежа 1960-х - 1970-х годов. Практически, Некрасов описывает тот круг людей, в котором вращался сам. Молодые актеры не приемлют жизни своей страны. Движение своих биологических процессов они почитают выше своей Родины. Им хочется в Париж, в Канаду, они читают Фолкнера и Хэмингуэя, что-то слышали о Набокове, "балдели" от "Вестсайдской истории", мечтали о джинсах. Это их символ веры - штаны. В конце концов, двое из них бежали - один во Францию, другой - в Америку. Там они получили все то же самое, что было в СССР. А им так хотелось "свободы". Третий остался на родине, но снимал антисоветские фильмы. (Кукиш в кармане показывал). Плеяда эгоцентристов, описываемая Некрасовым, была его тэйпом.

Америка немногим вошла в жизнь Виктора П. Некрасова. Но эти встречи с ней оставили след в его жизни и творчестве.

3 сентября 1987 года он умер в Париже. Его отпели в соборе Святого Александра Невского в четверг 10 сентября. Похоронен он на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Далековато от Сталинградской земли, по которой мне и сегодня страшно, жутко и больно пройти - так много в ней лежит моих земляков.

Виртуальный мир, порожденный плеядой эгоцентристов вроде Виктора П. Некрасова, обернулся страшной реальностью для бывших советских граждан. Немалую роль в утверждении кошмара реставрации капитализма в СССР сыграла американская мечта Некрасова и ему подобных.

***


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Д.Хант "Дракон и феникс"(Любовное фэнтези) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) LitaWolf "Любить нельзя забыть"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"