Разумкова Татьяна Петровна: другие произведения.

Агадырь моего детства. Станция Агадырь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 7.78*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ...И вот - узелок на стальной магистрали - посёлок раскинулся вширь. И тот, кто здесь жил, позабудет едва ли простой и родной Агадырь.






    Человек не выбирает, где ему родиться. Выбирать, если получится, он будет потом, для своих детей.
    В определённом возрасте у каждого из нас происходит ЗАПЕЧАТЛЕНИЕ - осознание окружающего мира как единственно возможного и самого лучшего, независимо от условий произрастания. И теплится оно где-то у сердца, согревая душу в течение всей жизни. С возрастом это тепло не затухает, а напротив, заставляет нашу слабеющую память вновь и вновь обращаться к тем улочкам и переулкам, где проходило детство, искать его возможных свидетелей. Интернет внёс новую, волнующую возможность найти своих сверстников, узнать, как сложилась их судьба, вместе ещё и ещё раз вспомнить, как замечательно было ТОГДА, в дни нашего неповторимого детства.
    Эта публикация вызвана желанием вновь ощутить аромат навсегда ушедшего времени.
  
  
  
   Оглавление
  
   Часть первая
Время и место
Как всё начиналось
Степь до самого горизонта
Разъезд Нельды
За впечатлениями
Сказка в Северном Казахстане
Станция Агадырь была нужна
Посёлок городского типа
Демонстрации трудящихся
Соблазны
Клуб Железнодорожников
Роза Блейле
Изготовление фотографий во второй половине прошлого века
Школьные олимпиады
Праздники
Мы видели Н.С.Хрущёва!
Идём в Северный (Деповской) посёлок
Появление электричества
И ещё о времени
Звуки выворачивали душу
Депо
Связь школы с жизнью
Ах, картошка...
Едкий дым
Северный (Деповской) посёлок и его обитатели
  Пять "финских" домов
  Площадка молодняка
  Адрес менялся
  Бунины
  Фоменко
  Ситниковы
  Иманбековы
  Фуртаевы
  Лоленко
  Шевчук
  Люлько, Панаевы
  Ерошенко
  Довбуш
  Калашниковы
  Чекмарёвы
  Последний взгляд из окна вагона
  
   Часть вторая
И снова - Агадырь
Танго и фокстроты, вальсы и чарльстоны...
В другой школе
Труд и отдых
Наш класс и не только
Наши любимые преподаватели
Школьные фотографии (школа N 149), сделанные профессиональным фотографом
Где же вы теперь?
Любимые места
А теперь - в Деповской поселок
Дядя Филя Калашников
Она осталась в Агадыре навсегда
Дома и люди
  
   Часть третья
На Агадырь смотрят отовсюду
Послесловие
  
  
   Часть первая
  

Время и место

  
   "АГАДЫРЬ - посёлок гор. типа в Шетском р-не Карагандинской обл. Казах. ССР. Ж.-д. ст. в 200 км к Ю. от Караганды. 13 тыс. жит. (1968). Предприятия ж.-д. и автомобильного транспорта".
  Большая советская энциклопедия.
  
   Агадырь и его окружение [Из Интернета] Карта Центрального Казахстана [Из Интернета]
  
  Посёлок городского типа построили позже. Издавна в этом степном краю жили казахи в саманных мазанках. Каждая семья строила себе жилище где хотела, так, чтобы было удобно. Тут же были загоны и сараи для скота. И не было улиц. Казахский посёлок далеко протянулся с севера на юг. То, о чём написано в Большой Советской Энциклопедии, будет построено восточнее этого посёлка.
   В казахском посёлке [Разумкова.Т.П.] Малыши [Разумкова.Т.П.]
   1. Апа во дворе 2. Малыши.
  
  Огородов ни у кого нет, здесь все занимаются скотоводством. Разводят овец, коз, лошадей, есть и верблюды. В каждом дворе - саманная печурка, иногда с перевёрнутым ведром без дна вместо трубы. Летом на ней готовят еду. Топливом служат кизяки. Их заготавливают, когда убирают у скота: навоз с соломой формуют тазиком и вываливают на солнышко. Из подсушенных кизяков, как из самана, делают пирамидки для окончательной просушки. Без привязи ходят "казахские" собаки-пастухи, напоминающие волков. Собаки удивительно мирные, я не знаю случая, чтобы они на кого-то напали. А одна из них поздней осенью и зимой провожала меня по утрам до школы и откликалась на имя "Борька". Это имя я переделала из неудобного для произношения "Брка", которым назвала собаку девочка-казашка.
  Тома Фоменко рассказывает: "Вспоминается детство. Когда мы ещё жили на разъезде (до поступления старшей сестры Нади в школу), соседки-казашки приглашали нас на чаепитие. Они жарили на сковороде отборную, золотую пшеницу. И на блюде лежали небольшие кубики сливочного масла. Берешь кубик, опускаешь в пшеницу - и в рот, запиваешь чаем. Очень вкусно! А ещё помню, как казашки угощали нас изделиями из творога. Курт - соленый засушенный творог и иримджик - засушенный сладкий творог. Курт - твёрдый, как камень, его приходилось разгрызать зубами, а иримджик - более мягкий. Возможно, в него добавляли не только сахар, но и сметану. Сушили на крышах домов, на белых полотнищах. Еще нас угощали лепешками. У казахов они толстые, не такие, как в Узбекистане. На одну сковороду клали лепешку из дрожжевого теста, когда тесто поднималось, сверху закрывали другой сковородой, и во дворе на костре пекли. Когда одна сторона пропекалась, сковороды переворачивали. Аромат был - на всю округу! Запомнились баурсаки и бешпармак, но эти блюда и мама нам готовила. Казахи - гостеприимные люди, раз все это мы отведали в свое время. Хорошее было время, люди делились всем, что имели".
   О том, что казахи - очень приветливый, гостеприимный народ, рассказывала мне и моя Мама. Говорила, что было много случаев, когда они бескорыстно помогали бывшим узникам КарЛага, у которых не осталось родных. Они делились всем, что у них было. А добро всегда рождает ответное добро.
  
   Валя Губер(Ерошенко) с сыновьями  [В.Г.Ерошенко]
   Сцена из спектакля 3 [В.Г.Ерошенко]
  Снимки казахского посёлка сделаны мной летом 1963 года.



  

Как всё начиналось

   Спецпереселенцы

  
  В июле 2011 года Татьяна Воронина, родственница Татьяны Фролушкиной (Чугункиной), показала мне статью "Спецпереселенцы в Осакаровке", что на Официальном сайте Осакаровской гимназии номер 9, прежде доступном:( http://osak9.narod.ru/osakarowka/spezpereselenzy.html.) Привожу цитату из этой статьи, поскольку описанные события имеют непосредственное отношение к нашему Агадырю.
  
  "11 января 1931 года со страниц газеты "Правда" раздался один из самых зловещих призывов того времени: "Объявить кулачеству войну не на жизнь, а на смерть, и, в конце концов, смести его с лица земли". В результате объявленной войны свыше двадцати миллионов человек потеряли свои дома. На территорию Центрального Казахстана, в соответствии с решением ЦК ВКП(б) от 20 февраля 1931 года, было вывезено около полумиллиона человек. Так начиналась история Караганды.
  На первых порах под усиленным конвоем в Акмолинск (теперь - Астана) доставили только работоспособных мужчин. За три месяца они построили временную железную дорогу от Акмолинска до Караганды. Дневная норма работы для строителей железной дороги была 8 тонн грунта, зимой и летом. Инструмент - тачка, лом, кирка, совковая лопата. Не выполнившим норму урезали паек, и люди падали замертво. Могилы им не копали, а клали прямо в железнодорожную насыпь, так что железная дорога от Акмолинска до Балхаша буквально на костях стоит.
   Палатки спецпереселенцев [Из Интернета]
  
  Начиная с июня 1931 года в Акмолинск начали прибывать под охраной ОГПУ эшелоны с семьями "раскулаченных". Везли их по жарким степям в наглухо закрытых вагонах, где на весь вагон стояла одна туалетная бочка, а норма питьевой воды была - кружка в сутки. Ехали в тех вагонах беременные женщины, кормящие матери, дети, старики. Уже в вагонах люди стали умирать, и покойников везли вместе с живыми к месту назначения.
  На южной окраине Акмолинска скопилось тогда столько народа, что власти оказались не в состоянии обеспечить их не только продуктами питания, но даже и питьевой водой. Люди начали умирать от голода, жажды и болезней. По временной железной дороге из Акмолинска в Караганду 10 июля 1931 года прибыл первый эшелон с семьями спецпереселенцев.
  Люди, выброшенные в голую степь, вынуждены были укрываться в наскоро ими же вырытых ямах, которые сверху накрывали ветхим тряпьем или же неким подобием циновок, сплетенных из степной травы и колючего караганника. Заселять переселенцев в наспех построенные бараки начали лишь в ноябре, когда уже выпал снег и морозы вступили в свои права. До заселения в бараки от голода и холода погибли почти все дети до шестилетнего возраста. За свою работу спецпереселенцы получали кусок хлеба да черпак жиденькой баланды. Потом их расселили по баракам, внутри которых не было даже деревянных нар. Площадь каждого барака - около пятидесяти квадратных метров. В первую осень и зиму от голода, холода и эпидемий погибло более половины людей. Многих переживших трагедию первой зимы покосил голод 1933 года. В результате в живых осталась одна четвертая часть приехавших, четыреста тысяч полегло.
  Столь чудовищное количество уничтоженных людей перепугало самих зачинщиков. По этой причине они уничтожили почти все архивы о спецпереселенцах".
  
  В 1933 году и родителей моего одноклассника, Эльбруса Кубалова, депортировали из Северной Осетии в Осакаровский район в посёлок номер 11 Карагандинской области, так что они сполна хватили этого лиха.
  31 января 1944 года было принято постановление ГКО СССР N 5073 об упразднении Чечено-Ингушской АССР и депортации её населения в Среднюю Азию и Казахстан "за пособничество фашистским оккупантам". Последствия этого постановления на себе испытала семья Гапура Закреевича Аушева.
  
  Невесёлый статус "спецпереселенцев" достался в 1945 году административно переселенным (депортированным).
  Достался он и корейцам, депортированным в Казахстан и Узбекистан в 1937-1938 годах.
  "В июле 1945 г. по приказу Л. Берия статус административно переселенных был заменен статусом спецпереселенцев, что еще более осложнило условия проживания корейцев. Они полностью потеряли право свободного передвижения, были ограничены в гражданских правах, не имели возможности получить полноценное образование".
   http://mion.isu.ru/filearchive/mion_publcations/sib_kor/6.htm
  

Депортированные по национальному признаку

  
  В нашем Агадыре жили люди многих национальностей, и мне казалось, что так было всегда. Но редко кто из моих земляков оказался там по доброй воле. Меня, дошкольницу, удивили слова одной нашей знакомой немки: "Каждую неделю мы ходим в комендатуру - отмечаться".
  
  "15 тысяч семей лиц польской и немецкой национальностей (около 65 тыс. человек) были выселены с Украины, территорий, прилегающих к польской границе, в Северо-Казахстанскую и Карагандинскую области".
  
  "28 августа 1941 г. указом Президиума Верховного Совета СССР была ликвидирована Автономная Республика немцев Поволжья. 367 000 немцев было депортировано на восток (на сборы отводилось два дня): в республику Коми, на Урал, в Казахстан, Сибирь и на Алтай. Частично немцы были отозваны из действующей армии. В 1942 началась мобилизация советских немцев в возрасте от 17 лет в рабочие колонны. Мобилизованные немцы строили заводы, работали на лесозаготовках и в рудниках".
   http://ru.wikipedia.org/wiki/Депортации_народов_в_СССР
  
  Не избежали депортации и корейцы. Из обжитых родных домов на Дальнем Востоке их ни за что ни про что "в товарных вагонах вывезли в Казахстан и Узбекистан, в районы непривычного для корейцев климата. Статистика свидетельствует, что из каждой тысячи корейцев в пути и в первое время жизни на новом месте умирало до 40 человек, детская смертность составила 200 младенцев на 1000.
  Эта бесчеловечная акция прекратила существование крупной корейской общины на Дальнем Востоке России. Это была трагедия людей, нашедших родину в России и поверивших в нее".
   http://mion.isu.ru/filearchive/mion_publcations/sib_kor/6.htm
   "В апреле 1937 года в "Правде" появилась статья, в которой говорилось, что японские секретные службы заслали на территорию Дальнего Востока своих многочисленных корейских и китайских агентов, "маскирующихся под уроженцев этого района"[ Правда. 1937. 23 апреля].
  "21 августа 1937 года было принято секретное постановление СНК и ЦК "О выселении корейского населения из пограничных районов Дальневосточного Края". В нем перед НКВД ставилась задача: переселить к 1 января 1938 года корейцев из ДВК в Казахстан и Узбекистан. Все высланные превращались в "спецпоселенцев", которым запрещалось возвращаться в родные места[Белая книга о депортации корейского населения в 30-40-е годы. Кн. I. С. 64]. Решение о депортации базировалось на обвинении корейцев в массовом шпионаже и готовности выступить на стороне Японии в случае ее нападения на СССР.
  11 сентября Сталин направил в Дальневосточный крайком телеграмму, в которой говорилось: "По всему видно, что выселение корейцев - дело назревшее. Предлагаем принять строгие и срочные меры по точному исполнению календарного плана"[Известия. 1992. 10 июня].
  В ходе депортации, завершившейся в октябре 1937 года, из ДВК было выселено около 172 тыс. корейцев. 25 тысяч корейцев и 11 тысяч китайцев были арестованы. '"Массовые операции"'
   http://ru.wikipedia.org/wiki/Депортация_корейцев_в_СССР
  
  "Депортация корейцев была первой из целенаправленных репрессий по этническому признаку, а потому самой неподготовленной; вывоз корейцев силами НКВД происходил с использованием товарных вагонов без удобств, что приводило к массе жертв в пути".
  http://ru.wikipedia.org/wiki/Депортации_народов_в_СССР
  
  В "Краткой истории проживания корейцев в Казахстане" (Президент Ассоциации корейцев Казахстана - Юрий Андреевич Цхай) написано: "При переезде было 60% смертности - в вагонах свирепствовала корь. В сентябре 1937 года первые вагоны прибыли в Казахстан. Казахи встретили корейцев с открытой душой. В Казахстан перевезено 90 эшелонов, 20789 семей, 98454 корейца".
  "Первый этап переселения - осень 1937г. - весна 1938г. Разгрузка, временное проживание в землянках, складах - где придется; второй этап - с весны 1938г. - переселение внутри Казахстана - 60% корейцев - в другие места; третий этап - незначительное самовольное переселение в страны Средней Азии".
  "1 сентября 1938г. - закрытие корейских школ, педучилища в Казалинске, корейского пединститута в Кзыл-Орде". Декабрь 1939г. - решение "О корейской литературе", "Об изъятии литературы на корейском языке", уничтожено 120 тысяч учебников".
  Подробнее: http://mdktaraz.narod.ru/korea_hist_kaz.htm
  
  Всё так и было. Рассказ Юлии Андреевны Лим, моей одноклассницы, это подтверждает.
  
  
  

Бывшие узники КарЛага

  
  Население Агадыря в 30-60 годах пополнялась и бывшими заключёнными КарЛага.
  "Карлаг (Карагандинский исправительно-трудовой лагерь) - один из крупнейших исправительно-трудовых лагерей в 1930-1959 годах, подчинявшийся ГУЛАГу НКВД СССР. Среди заключённых этого лагеря были такие известные люди, как Лев Гумилев, Анатолий Марченко, Анна Тимирёва, Александр Чижевский, Уар (Пётр Шмарин), Герман (Вейнберг), Юрий Грунин, Давид Выгодский. В 1959 году ликвидирован - реорганизован в УМЗ УМВД Карагандинской области (Приказ МВД СССР номер 0298 от 27 июля 1959 г.)" (Википедия).
  
  Все мы знали, что административным центром КарЛага был посёлок Долинское (ныне - Долинка), что в 45 километрах от Караганды.
  В самом главном здании - в здании управления КарЛагом - работала двоюродная бабушка Саши Бугаева - Екатерина Викторовна Пономаренко. Она была начальником планового отдела женского отделения КарЛага. В этом же здании после войны располагался техникум. Саша Бугаев в конце 50-х учился там на бухгалтера. За годы учёбы он перечитал всю библиотеку КарЛага.
  В 1957 году заключённым была объявлена амнистия. Саше посчастливилось при этом присутствовать.
  Теперь здание управления КарЛагом отстроили с сохранением особенностей архитектуры и открыли в нём музей. В январе 2012 года я нашла в Интернете репортаж из этого музея. Его авторы: Константин Нагаев (текст) и Карл Нур (фотографии). Рекомендую всем посмотреть его полностью: http://www.voxpopuli.kz/post/view/id/354
  Здесь я привожу фрагменты этого репортажа.
  
   Сцена из спектакля 5 [В.Г.Ерошенко] Валя Ерошенко с Василием  Новиковым и Валя Фуртаева с Виктором Брунером [В.Г.Ерошенко]
   "Сегодня здесь располагается музей жертв политических репрессий".
  
  
  "В 1931 году в казахской степи был организован совхоз "Гигант" площадью 17 тысяч гектаров. Под этим названием появилось учреждение, которое с 1931 по 1959 годы навсегда исковеркало судьбы 6 миллионов политзаключенных, интернированных и военнопленных. Имя этого кровавого чудовища - Карлаг НКВД".
  
   Сцена из спектакля 2 [В.Г.Ерошенко] Сцена из спектакля 3 [В.Г.Ерошенко]
  
  
  "Общая территория Карлага по площади сопоставима с территорией Франции".
  "На момент создания лагерей уполномоченные спецчасти НКВД насильно выселили с этой территории все местное население. Зачастую с принудительным изъятием скота. Для казахов это означало голодную смерть".
  "В систему Карлага входило множество лагерей и зон особого назначения (особлагов). Самые крупные из них Спасслаг (военнопленные), Алжир (Акмолинский лагерь жен изменников Родины), Степлаг (украинцы, прибалты, власовцы)".
  "Казахи, немцы, русские, румыны, венгры, поляки, белорусы, евреи, чеченцы, ингуши, французы, грузины, итальянцы, киргизы, украинцы, японцы, финны, литовцы, латыши, эстонцы - адские жернова НКВД перемалывали всех, не разбирая национальностей".
  
   Надя Ситникова, Валя Ерошенко, Валя Фуртаева [Из архива В.Г.Ерошенко] Валя Губер(Ерошенко) с сыновьями  [В.Г.Ерошенко]
  
  1. "Громадное, размером в 20 стадионов, детское кладбище". 2. "После ликвидации лагеря остались только разбросанные по степи мотки колючей проволоки. Эти "ежи" обходят стороной даже сборщики металлолома".
  
   Валя Ерошенко в форме железнодорожницы [Из архива В.Г.Ерошенко] Люда Фоменко, Валя Фуртаева, Валя Ерошенко, Лида Михеева [Из архива В.Г.Ерошенко]
  
  1."Больничный комплекс управления НКВД Долинки. Здесь все сохранилось в том же виде, как и при Карлаге". 2."Охрана Карлага набиралась из "классово близких элементов" - людей без принципов, исполнительных и жестоких. Для получения внеочередной премии охранники убивали двоих заключенных и докладывали руководству о пресечении попытки массового побега. За массовый побег премия была в два раза больше, чем за одиночный".
  
  А вот небольшой видеофильм о музее в Долинке: http://tv.ekaraganda.kz/news/17493
  
  5 ноября 2016 года стало известно, что в поселке Долинка Карагандинской области в музее памяти жертв политических репрессий (музей Карлага) кинематографисты снимают сцены для исторического сериала об АЛЖИРЕ (Акмолинский лагерь жен изменников родины). Рабочее название - "Кровь, омытая снегом". "Мы снимаем фильм о безвинных женщинах. Это трагедия, основанная на исторических материалах", - говорит режиссер-постановщик Ануар Райбаев.
  
  Многие агадырцы прошли через кошмар Карлага. И остались людьми.
  
  

Степь до самого горизонта

   "Станция Агадырь" - прокричали проводники. Двум женщинам (моим Маме и Бабушке) со мной, шестимесячной, соседи помогли вынести вещи. Поезд свистнул - и удалился. И не осталось ни одного огонька. Мартовская ночь 1946 года была буранной. Пронизывающий ветер швырял в лицо колкий снег, в трех шагах ничего не было видно. Мама пошла на вокзал, узнать, куда идти. Бабушка держала меня, спящую, на руках, и было ей холодно и страшно. В Агадырь нас позвал мой Дед, Василий Дормидонтович Разумков. После освобождения из КарЛага возвращаться ему было некуда: на Украине у семьи отобрали ведомственный дом, а в Казани, где мы ютились у родственников, было тесно и без него.
   Вокзал станции Агадырь, 1965 год [Разумкова Т.П.]  []
   1. Станция Агадырь. Вокзал. 1965 год. 2. Сопки в окрестностях Агадыря.
  
   Потом узнали, что в центре "города" еще совсем недавно бегали волки и, как дети, кричали, заманивая добычу, шакалы...
   Агадырь - узловая станция Карагандинской (в то время, теперь - Казахской) железной дороги между Карагандой и Балхашом. Ехать на поезде до Балхаша столько же, сколько до Караганды. Здесь много лет менялись бригады машинистов.
   Степь - до самого горизонта. Изредка - сопки, усеянные мелкими камешками.
  Иногда летом в жаркую погоду сильный ветер, забыв, куда ему надо дуть, вертится волчком. В небо взвивается воронка. Нарастая в высоту, она движется по своим непонятным законам, вовлекая в себя всё, что встречается на пути: жёлто-серую дорожную пыль, серо-сивые колобки перекати-поля, бумажки, камешки, мелкие предметы. Когда ветер стихает, воронка опадает и мусор падает куда попало, зачастую в сотнях метров от того места, где был подхвачен. Старожилы вспоминали, что однажды такой пыльный вихрь унёс наседку с цыплятами. А через много лет все мы узнаем, что в такую необычайной силы вихрушку попала как-то болгарская девочка Вангелия, которая впоследствии стала всемирно известной прорицательницей Вангой.
  На сопках растет мелкая пастушья сумка, заячья капуста, колючий кустарник - караганник, с мелкими желтыми цветочками. Колючее перекати-поле. Серая полынь, запах которой ни с чем невозможно спутать. Мягкий, пушистый ковыль так и просится в букет. Но нельзя - плохая примета: тогда счастья в дом не жди.
   А подснежники какие расцветают весной! Небольшой нежно-белый цветок с вытянутыми лепестками, внутри - с голубовато-фиолетовым отливом. Серединка жёлтая. Запах - непередаваемо нежный и свежий.
    []  []  []
   1. Лютики. 2,3. Подснежники. Фото Анны Ковалевич. Агадырь, апрель 2013 года.
  
   В степи мы видели сусликов. Они столбиками стояли вдали и прятались при нашем приближении.
   Огромные птицы летали высоко в чистом голубом небе, а потом камнем падали на добычу.
   Доносились слухи, что местные охотники устраивали мотогонки за сайгаками, не в меру расплодившимися, у которых "нос, как холодец". Эти слухи были подтверждены и появлением в нашем рационе дешёвого мяса - очень красных тушек тех самых сайгаков.
   О существовании змей мы тоже знали. Однажды с сенокоса Мама привезла мне шуршащие шкурки, из которых змеи, оказывается, благополучно выползли сами.
   Одно время у нас в доме жила сова. "Совка!" - звала я её. И она немыслимым образом поворачивала ко мне свою голову в аккуратно "уложенных" коричневых с оранжевым и белым пёрышках и смотрела на меня круглыми, немигающими глазами. Весной лапка у неё зажила, и мы с Мамой выпустили её на волю.

Разъезд Нельды

   Центральный Казахстан богат полезными ископаемыми: у соседнего разъезда Нельды (Успенский рудник), например, задолго до революции были найдены месторождения барита, в окрестностях Агадыря - залежи молибдена и вольфрама. Мама мне рассказывала, что Нельды названа так англичанином, до революции владевшим Успенским рудником, в честь рано умершей дочери Нельды. Это было так таинственно: Казахстан - и вдруг англичанин. Я представляла его непременно в цилиндре песочного цвета, в элегантном костюме в тон цилиндру и обязательно с тросточкой. Дочь его была, конечно же, юной красавицей, и я с грустью о ней думала и жалела ее, как и ее безутешного отца.
   Нельды была первой остановкой на северном направлении. Когда мы куда-нибудь уезжали, голова была ещё занята домом, провожающими, надеждами на радость от новых впечатлений. И часто мы её просто не замечали. Совсем другое дело, когда, соскучившись по дому, мы возвращались. Дорога, как правило, была длинной, скорость поездов - небольшой. А мы так хотели поскорее вернуться. И когда проводники объявляли "Нельды!", сердце сладко замирало: вот мы и дома!
  Александр Анатольевич Бугаев вспоминает: "Работая в геологоразведочных экспедициях в 1965 - 1966 годах я видел и другие старые рудники, где ещё сохранились рельсы и вагонетки".
  

За впечатлениями

  Всем железнодорожникам раз в год можно было выписать бесплатный "разовый билет" в любую точку СССР - туда и обратно! И ребёнка можно с собой взять! И мы каждый год ездили к родным на Урал. Александр Анатольевич Бугаев уточнил, что, оказывается, можно было выписать и второй билет, но действовал он только в пределах Казахской Железной дороги.
  Ездили мы и дальше - в Москву и в Ленинград. Мама водила меня по театрам, выставкам и музеям. Родни у нас там не было. В Ленинграде повезло: нашлись места в "Доме колхозника". Гостиница располагалась в одном из тех зданий, где прежде жили воспитанницы Смольного Института благородных девиц. Это было совсем рядом с легендарным "Смольным". В Москве мест в гостиницах не было, а потому ночи мы проводили на полу Казанского вокзала. Подстелив под бока плотную карту Москвы, подложив под голову сумки, мы моментально засыпали, уставшие от московской суеты. Служащие вокзала, "в наших же интересах", то и дело будили Маму. Мой покой она берегла, а сама уставала неимоверно. А потому долгим наш туристический вояж быть не мог.
  

Сказка в Северном Казахстане

  И была у нас на пути к дому одна станция, на которой мы всегда выходили погулять по перрону: станция Петропавловск. Там была сказка. На перроне росло множество деревьев. Все они были интересно пострижены: одни в виде геометрических фигур, другие напоминали птиц и зверей. Помню, как интересно выглядели на столбе часы, обрамлённые зеленью. Говорили, что в Петропавловске поселился бывший заключённый КарЛага, в прошлом садовник. Потом он умер, и сказки не стало.
  Когда мы впервые засобирались в Россию, знакомые советовали не пропустить станцию Таинча: там прямо в вагоны приносят отличное масло. Сливочное масло на станции Таинча действительно оказалось великолепным: красивый ароматный диск цвета чайной розы толщиной в 2 сантиметра, для пущей привлекательности украшенный щербинками-насечками. Однако попробовать нам его так и не удалось: стоило масло недёшево... Когда мы ехали ТУДА - берегли деньги на отпуск, а на обратном пути кошелёк был настолько тощ, что подобных радостей уже не предполагалось. Зато большие, как лепёшки, тонко раскатанные, ещё тёплые, пирожки с толчёной картошкой и пассерованным луком были вполне доступны и казались необыкновенно вкусными. Помню ещё горячую картошку в комплекте с хрустящим малосольным огурцом в газетных кульках. А когда за окном мелькал сказочный лес, на остановках к поезду приносили солёные грузди, землянику и клубнику! Вот где была настоящая радость!
  

Станция Агадырь была нужна

   Количество путей на станции увеличивалось год от года. Все пути мы называли одним словом - "Линия".
  Мне приходилось бывать на вокзале и наблюдать за поездами. Особенно нравились поезда пассажирские. Стояли они долго, и уставшие от дороги пассажиры выходили гулять по перрону. Одеты они были по-домашнему, но городских было видно сразу. За их манерами угадывалась далёкая, неведомая жизнь. Когда наступало время отправления, проводницы на вытянутой руке держали скрученные флажки жёлтого цвета, - значит, можно ехать. Эти флажки видел дежурный по станции, который дёргал за верёвочку язычка колокола, что висел на стене у входа в вокзал. И поезд отправлялся.
  В зале ожидания висела табличка, на которой слева было написано крупными буквами слово "НЕ", а справа, в две строки, слова "курить!" и "сорить!". Потом эту табличку сменил плакат. Вверху была надпись: "Просят не курить!". В центре плаката сидела, положив ногу на ногу, свинья и курила. Внизу была надпись: "А я курю!".
   Удивительно, до чего избирательна человеческая память! Огромную картину с изображением Чапаева в здании вокзала я вспомнила только после того, как прочла о ней в "Темах" группы "Агадырь" "Одноклассников" фразу Владимира Фри: "...висела, да и сейчас там висит".
   Колокол на здании вокзала [Разумкова.Т.П.]
  
  
   Станция Агадырь нужна была для доставки товаров коренному населению и для обслуживания КарЛага. Да и геологоразведочные экспедиции без перевозок не обходились. В Агадыре в то время было несколько геологоразведочных партий. Две мы знали по номерам - 6-я и 21-я. А ещё была база Акчатау и Московская экспедиция. И большая автобаза за Линией. Там осваивал профессию автомеханика мой двоюродный брат Миша в дни практики, когда учился Целиноградском техникуме автомобильного транспорта.
   У каждой организации был свой посёлок с клубом и магазином.
   С Линией мы сроднились. Мои одноклассники, которые жили в посёлке Базы Акчатау, за Линией, каждый день вынуждены были дважды через неё переходить: переходный мост построили много позже. Часто пути были заняты множеством составов, центр которых приходился как раз на здание вокзала. Ребятам ничего не оставалось, как, сильно наклоняясь и замирая от страха, лезть под вагоны. В лучшем случае кондукторы открывали площадки товарных и пассажирских поездов, чтобы пропустить школьников.
   Наш путь в Северный (Деповской) посёлок пролегал как раз вдоль Линии. Когда мы подросли, в распутицу шли прямо по путям, устраивая соревнования, кто дольше пройдёт по рельсу.
   Севернее перрона располагался восстановительный поезд. Рабочие жили в старых, грубо сколоченных вагонах, рядом бегали босоногие полуодетые дети, женщины стирали бельё и сушили его тут же, на верёвках, натянутых между столбами. Здесь же дымились металлические печурки. Не обращая внимания на многочисленных прохожих, женщины готовили еду.
   На путях часто останавливались поезда, к которым было прицеплено несколько вагонов с зарешеченными окнами. Хмурые люди жадно смотрели из окон сквозь решётки. Рядом с вагонами прохаживались военные. На мои вопросы взрослые от ответа уклонялись.
   Александр Анатольевич Бугаев добавил: "Заключённых высаживали из вагонов в районе контейнерной. Их сопровождали военные с собаками. Официально считалось, что там просто выпускают собак на прогулку. Но по "беспроволочному телефону" мы всё равно знали, что в это время выводят заключённых. Старшие нас предупреждали: "Не подходите близко: они нарочно спустят собак!".
  

Посёлок городского типа

   Вокруг станции сформировался посёлок городского типа. Его построили по типовому проекту. Было тут всё, что надо. Вокзал с необходимыми служебными помещениями, деревянные двухэтажные жилые дома, пожарная каланча, пилорама. А ещё - пекарня, столовая, "большой" магазин, баня, почта, больница, поликлиника, книжный магазин. Была и парикмахерская с фотоателье. Друг на друга через улицу смотрели две школы - казахская и русская.
   Южнее русской школы, через дорогу - двухэтажные деревянные дома. За ними - молодой ещё парк.
   Вид из окна школы на 'большой' магазин [Разумкова Т.П.]  []
   1. Вид из окна школы на "большой" магазин. 2. Другой ракурс (из архива Ю.Аугуста)
  
  В одном из этих домов, на втором этаже, жила семья моего Дяди - Юрия Васильевича Разумкова. У них с Надеждой Александровной двое детей: Ирина и Миша.
    [] Н.А. Разумкова [Разумкова.Т.П.] Сцена из спектакля 3 [В.Г.Ерошенко]
   1.Работники ОРС - НОД. 2. Надежда Александровна Разумкова. 3. Надежда Александровна с детьми.
  
  Их друзьями и соседями в этом доме много лет была семья Чубенко. У Петра Романовича и Марии Ефимовны трое детей: Рита, Катя и Слава.
  Подробнее об этой семье - в сборнике "Воспоминания моих земляков-агадырцев".
  Внизу жили Галагановы. Одна из их пятерых детей, Людмила, нашла меня в Интернете, желая узнать об Ирине. Семья Галагановых в 1961 году переехала в Алма-Ату.
 
  

Демонстрации трудящихся

   За парком располагался стадион, на котором 1 Мая и 7 Ноября устраивалась трибуна. На неё поднимались уважаемые люди посёлка. Их возглавлял товарищ Туяков, самый главный человек Агадыря. Он обладал огромнейшим животом и хриплым голосом. Переваливаясь через барьер трибуны, он громко кричал "Славу" - товарищам Ленину, Сталину, партии, труду, железнодорожникам, автомобилистам...
   Демонстранты, по восемь человек в ряду, с флагами, портретами вождей, с бумажными цветами и воздушными шариками, несколько раз обходили стадион, у трибуны громко кричали "Урра!" в ответ на воззвания. Настроение у всех было праздничное, дома ждали накрытые столы.
   Валя Ерошенко в форме железнодорожницы [Из архива В.Г.Ерошенко] Работники энергоучастка на ноябрьской демонстрации 1983 г. [Из архива В.Н.Колесникова]
   1. Галя Дробнова, Нина Сергеева, Саша Клочков. 2. Работники энергоучастка на ноябрьской демонстрации 1983 г. Впереди А.А.Девятко, со знаменем - Ф.Нутц. Мать В.Н. Колесникова, Аграфена Павловна, - в третьем ряду, крайняя.
  
  

Соблазны

   За магазином - рынок. Рядом - эра холодильников ещё не наступила - большой ледник, укрытый опилками. Там стояли бутылки с "газводой". У "большого" магазина продавали мороженое: на белый листик бумаги широким шприцем продавщица выдавливала искрящееся, восхитительно сладкое, голубовато-белое мороженое и подавала, накрыв сверху таким же листком бумаги.
   В "большом" магазине под стеклом витрины-прилавка наклонно стояли большие белые эмалированные овальные лотки. Они были доверху наполнены прекрасной янтарной икрой - все икринки чистенькие, полупрозрачные. Очень хотелось её попробовать. Килограмм такой икры стоил, кажется, 120 рублей! Работников всех предприятий, в частности паровозного депо, обязывали подписываться на бездонный Государственный Заём, часто на всю зарплату, так что свободных денег ни у кого не было. Мы думали: подождём ещё немножко, появятся деньги, и мы сможем позволить себе немного этой икры. И когда мы пришли наконец в магазин за икрой, с удивлением увидели опустевшие лотки.
  Александр Анатольевич Бугаев: "Самый богатый ассортимент продовольственных товаров я видел в 1954 -1960 годах только в Елисеевском магазине. А в это время на Кавказе сахар был по карточкам".
  

Клуб Железнодорожников

  Украшением Агадыря был Клуб Железнодорожников ("Большой клуб"). Заведовал им "Партизан" - весёлый человек на деревянной ноге, которую он и не пытался маскировать. Потом он куда-то исчез, как исчезли и другие инвалиды. Много позже мы узнали - куда. Привожу цитату Н.Никонорова из публикации "Неперспективные люди с острова Валаам":
   "После войны советские города были наводнены людьми, которым посчастливилось выжить на фронте, но потерявшим в боях за Родину руки и ноги. Самодельные тележки, на которых юркали между ногами прохожих человеческие обрубки, костыли и протезы героев войны портили благообразие светлого социалистического сегодня. И вот однажды советские граждане проснулись и не услышали привычного грохота тележек и скрипа протезов. Инвалиды в одночасье были удалены из городов. Одним из мест их ссылки и стал остров Валаам. Собственно говоря, события эти известны, записаны в анналы истории, а значит, "что было - то прошло". Между тем изгнанные инвалиды на острове прижились, занялись хозяйством, создавали семьи, рожали детей, которые уже сами выросли и сами родили детей - настоящих коренных островитян."
  
   В этом Клубе были вокальный, хореографический кружки, кружок художественного чтения. Даже спектакли ставили. Помню, что взрослые упоминали "Без вины виноватые" А.Н. Островского.
  Был в клубе Железнодорожников духовой оркестр, которым руководил Дядя Юра, младший брат моей Мамы. Помню и великолепного аккордеониста Сергея Стасюкевича.
   Аккордеонист Сергей Стасюкевич с женой [Т.П.Разумкова] Дуся Стасюкевич [Т.П.Разумкова]
  
   1. Сергей Стасюкевич с женой. 2. Дуся Стасюкевич.
  
  И, конечно, во всех клубах бывали танцы. Нас забавляла универсальность афиш, которые извещали: "Сегодня танцы".
  Александр Анатольевич Бугаев: "Когда я демобилизовался, помню, какие жестокие драки были в это время на танцах".
  

Роза Блейле

  Роза Блейле, с которой мы в 2009 году встретились в Интернете, вспоминает, как была одной из самых активных участниц в работе Клуба. И пела она, и плясала. Но самую большую радость доставил ей драматический кружок.
  Где-то между 1960 и 1962 годами в Клубе Железнодорожников появился молодой директор по фамилии Маголо (имени Роза не помнит). Говорили, что его перевели из Караганды и послали к нам. В Агадыре он возродил драматический кружок - поставил спектакль украинского драматурга Карпенко-Карого "Беcталанная".
  В 19 веке в одном украинском селе две женщины любят одного мужчину. Всё кончается трагически: "бесталанная" София погибает. И Роза была как раз той несчастной Софией. Даже плакала по-настоящему. Всё у них было как надо: и костюмы им сшили, и задний фоновый занавес расписали, и декорации сделали.
   Сцены из спектакля "Бесталанная":
   Сцена из спектакля Сцена из спектакля
  
   1. София (Р.Блейле) и Гнат (Маголо) 2. София с подружкой.
   Сцена из спектакля 5 [В.Г.Ерошенко] Убитая Гнатом София умирает [Из архива Р.Блейле]
  
  1. Варька (Тамара Минакова) и София 2. София, убитая Гнатом, "умирает"
   Сцена из спектакля
  
   Безутешный Отец оплакивает Софию.
  
  Спектакль показывали несколько раз. И всегда при аншлаге. Наверное, весь Агадырь его посмотрел. Даже на гастроли ездили в Басагу, в какой-то совхоз.
  Потом говорили, что Маголо опять куда-то перевели. Да и Роза в это время вышла замуж - какая уж тут самодеятельность?
  Родилась Роза в Одесской области. Во время войны там были немецкие оккупанты. В 1944 году, когда отступали, вывезли с собой многих жителей. И Розу тоже. В Германии они жили в семье фермера.
  После Победы русские вернули их в СССР. Только уже в Новосибирскую область, на спецпоселение, с пометкой в документах: "Поселить навечно". Жили под надзором Комендатуры, выезжать не имели права никуда. Пятилетняя Роза не знала ни слова по-русски, но, как все дети, быстро научилась. В школе была отличницей и уже с младших классов участвовала в самодеятельности. После смерти Сталина советским немцам разрешили передвигаться. В Казахстане, в Агадыре, жила сестра Розиной мамы. Вот туда-то Блейле и поехали в 1956 году.
  В Агадыре Роза прожила всего девять лет. А сколько было пережито!
  Окончание школы. Первая любовь. Разочарование. Снова любовь. Замужество. И шесть лет трудового стажа.
  С 1965 по 2001 год она жила в Ташкенте. Там окончила Финансовый институт и работала экономистом. Теперь живёт в Германии. Говорит, что последние девять лет прошли как один день. Вот что значит возраст.
   Сцена из спектакля 2 [В.Г.Ерошенко] Роза Блейле []
  
   Роза Блейле в Германии.
  
  С Розой Блейле у меня связаны воспоминания о моей работе в школе. На втором этаже рядышком располагались два кабинета - химический и физический. Роза работала в химическом кабинете. Мы познакомились с ней на почве увлечения фотоделом. И как раз в это время уволилась лаборантка физического кабинета. Роза замолвила за меня словечко - и с 16 декабря 1961 года я стала там работать. Нашей задачей было готовить и приносить в класс на урок наглядные пособия. Розе - химреактивы, мне - приборы. Их надо было содержать в порядке: стирать пыль и при необходимости ремонтировать. Я училась, как обычно, на дневном отделении, но целый день была в школе: приборы требовались и во вторую смену. А Роза была уже взрослой - на целых четыре года старше меня. За радость обладания физическим кабинетом, где я охотно учила уроки, мне ещё и деньги платили: два раза в месяц по 17 рублей 50 копеек!
  

Изготовление фотографий во второй половине прошлого века

  У нас с Розой были простые фотоаппараты. У меня - "Смена-2". Роза учила меня фотографировать - выбирать плёнку, определять расстояние до объекта съёмки, выставлять выдержку и диафрагму. На плёнке было 36 кадров. Плёнки мы проявляли вместе. Для этого требовался фотобачок. Бачки бывали двух видов: одно- и многоходовые. Многоходовой мне показался неудобным, и я остановилась на одноходовом.
  Для зарядки плёнки в бачок использовалось пальто: руки просовывались в рукава, из пальто делалась светонепроницаемая камера, в которой плёнка на ощупь крепилась к барабану. Потом её надо было намотать на "улитку", проверяя пальцем по кромке - нет ли где смыкания.
   Наконец всё это вставлялось в бачок и закрывалось крышкой. Теперь свет не страшен - пальто долой.
  Заранее растворяли проявитель и закрепитель. Роза как химик обращала моё внимание на то, что раствор проявителя тёплый, а закрепителя - холодный. То есть имеют место экзотермическая и эндотермическая реакции.
  В бачок заливался проявитель. Чтобы плёнка проявлялась равномерно, мы крутили барабан. После прохождения положенных минут проявитель сливался. Вместо него заливалась вода. Бачок с промытой плёнкой наполняли закрепителем. После закрепителя - снова вода, чем больше, тем лучше. Если воды маловато, на плёнке, а значит, и на фотографии, появлялись незапланированные облака. Завершающим этапом проявления плёнки артистичная Роза считала эмоции при её просмотре, ещё мокрой: "Ой, мы не вышли!", "Ой, а здесь как хорошо получились!". В волнении ждали, когда высохнет плёнка и когда наступит темнота: занавесить большое окно крошечного Розиного кабинета было нечем.
  Роза научила меня и печатать фотографии. Зажигали красный фонарь: он не засвечивает фотобумагу, но при нём видно, что там на ней получается. Освещали фотобумагу специальным фотоувеличителем, считая со ста: сто один, сто два, сто три... Методом проб и ошибок определяли длительность счёта. Факторов было много: плотность изображения на плёнке, степень увеличения, чувствительность фотобумаги, качество проявителя.
  Даже глянцевать фотографии меня научила Роза. К счастью, у неё в кабинете нашлась отдельная застеклённая оконная рама. Готовые фотографии, вылежавшие своё время в воде, уже при свете дня мы помещали в раствор соды. Потом глянцевой стороной лепили их на промытое стекло. Прикатывали фотографии бутылкой, обёрнутой полотенцем, чтобы не оставалось ни одного пузырька. Если всё было сделано без погрешностей, высохшие фотографии, плотные и блестящие, с желанным треском отваливались от стекла.
  Позже я всё себе купила: и фотоувеличитель, и ванночки, и красный фонарь. Всю свою жизнь много и охотно занималась фотографией. И всегда с благодарностью вспоминаю ТЕ уроки фотографии с их ощущением радости бытия.
  
   Валя Ерошенко с Василием  Новиковым и Валя Фуртаева с Виктором Брунером [В.Г.Ерошенко] Люда Фоменко, Валя Фуртаева, Валя Ерошенко, Лида Михеева [Из архива В.Г.Ерошенко]
   1. Роза Блейле и Тома Купчинская, школьный библиотекарь 2. Тома Купчинская, Роза Блейле и Лиля Обухова.
  
  

Школьные олимпиады

  Александр Анатольевич Бугаев напомнил: " А весенние олимпиады школ?"
  В самом деле, как я могла о них забыть: ведь и сама активно в них участвовала.
  Ежегодные весенние смотры школьной самодеятельности - олимпиады - оживляли культурную жизнь Агадыря. Дети пели, плясали, читали стихи и прозу, разыгрывали сценки. Зная, что будет жюри, участники отрабатывали номера с особым усердием. Большой зал Клуба ЖД был полон. Тут были и сами участники, и их родители, и просто зрители. Аплодисментов не жалели. Ближе к сцене сидело авторитетное жюри. Лучшие выступления позже отмечались грамотами и ценными подарками.
   Валя Ерошенко в форме железнодорожницы [Из архива В.Г.Ерошенко]
   Аня Юн танцует арабский танец.
  
  А однажды весной нас послали даже в районный центр. Не помню, какой город был у нас тогда районным: минуя его, нас доставили сразу к месту народного гуляния.
  В широкой степи стояли белые юрты. Рядом дымились костерки. Казахские девушки в классических национальных костюмах водили хороводы. Зрелище было красочным: у девушек - длинные белые платья с широкими рукавами, с многослойными пышными оборками по подолу. Поверх надеты ярко-синие жилеты с вышивкой. На головах - шапочки с плюмажем из пушистых перьев. И всё это на фоне яркой зелени. Звучали домбра и кобыз. Из-за ближней сопки доносилось эмоциональное пение. Там проходил айтыс - состязание певцов-импровизаторов.
  Мы быстренько выступили, и нас поспешили до темноты доставить домой. И хорошо: говорили, вот-вот начнётся "козлодран" - варварское игрище: всадники отбирают друг у друга козлёнка (или барашка) и, желая победить, разрывают несчастного малыша.
  

Праздники

   Главный праздник Агадыря, День Железнодорожника, приходился на первое воскресенье августа. В этот день в Агадыре устраивались массовые гуляния. В парке появлялись матерчатые палатки со всякой снедью, играл духовой оркестр.
   Валя Ерошенко с Василием  Новиковым и Валя Фуртаева с Виктором Брунером [В.Г.Ерошенко] На танцплощадке в День Железнодорожника [Разумкова Т.П.]
   1. Юрий Васильевич и Надежда Александровна Разумковы с сыном Мишей (в коляске) - в парке в день Железнодорожника. Слева - человек по фамилии Рукавица. 1955 год. 2. На танцплощадке в День Железнодорожника, 1960 год.
  
   Изредка приезжали гастролёры. Как правило, это была "сборная солянка". Мне запомнились вокалистки - толстые тётеньки средних лет, в тёмных бархатных платьях. Что и как они пели - не запомнилось. Бодрые конферансье веселили невзыскательную публику. Были и танцевальные номера. Но самым большим успехом пользовались номера цирковые: с акробатами, "резиновыми", кажущимися совсем без косточек, девушками, с настоящими медведями, которых научили приёмам бокса.
   А ещё вспоминаются дни выборов. Выбирали, как правило, из одного кандидата - одного, из двоих - двоих, из троих - троих. От народа требовалось только прийти и "отдать свой голос". За неделю до выборов по домам ходили агитаторы. Они говорили, куда и когда приходить голосовать, оставляли пригласительные билеты. Чтобы как-то заинтересовать избирателей, на избирательных участках играла музыка, самодеятельные коллективы показывали всё, что они могут. Но главное - в шесть часов утра, когда открывались избирательные участки (как правило, в клубах), туда привозили разные дефицитные продукты: колбасы, сладости, хорошую выпечку. Все это знали и торопились занять очередь. И атмосфера на выборах получалась праздничной. Избиратели приводили своих детей, чтобы они посмотрели концерт. Желая их порадовать, прямо в зрительном зале родители кормили их чем-нибудь вкусным.
  
  

Мы видели Н.С.Хрущёва!

  
  Однажды ранней весной в Агадыре произошло историческое событие: мы увидели Хрущёва. Он следовал в Москву из поездки по Индии, Бирме и Афганистану. Целую неделю путейцы приводили в порядок наш участок пути, драили перрон и вокзал: вдруг захочет посмотреть?
    []  [Т.Миненко]
   1. Эта фотография нашлась в альбоме Юрия Васильевича Разумкова. Автор пока неизвестен. 2. Фотография размещена на сайте "Одноклассники" Т. Миненко, послана мне М.А.Бахрамовой.
  
   За несколько часов любопытствующие агадырцы собрались на перроне. Мы пришли всей семьёй. Поезд остановился. Никита Сергеевич вышел на площадку не сразу. Но вот наконец открылась дверь вагона, и мы его увидели! На перрон Хрущёв не спускался. Но был он от нас так близко, что, казалось, мы просто пришли его проводить, как своего родственника. Он громко спрашивал обступившую вагон толпу: "Мясо есть?" - все кричали: "Есть!". "Молоко есть?" - опять все кричали: "Есть!". Громче всех кричала мама моей одноклассницы Таи Высочинской. Потом она с гордостью говорила соседкам: "Я с самим Хрущёвым разговаривала".
  В мае 2011 года Антонина Гринюк (в девичестве Катулько), уточнила, что Н.С. Хрущёв проезжал через Агадырь 16 марта 1961 года в 5 часов вечера, за месяц до полёта в космос Юрия Алексеевича Гагарина. Она считает, что оба этих события связаны между собой. Дату она запомнила благодаря тому, что в этот день родился её племянник. Страничка об Антонине Ильиничне - в сборнике "Воспоминания моих земляков-агадырцев"..
   Была в этот день и трагедия: паренёк, во что бы то ни стало решивший сфотографировать Хрущёва, влез на крышу северного крыла вокзала, и, фотографируя, с неё свалился. И разбился.
   Александр Анатольевич Бугаев: "Тепловоз проверяли 15 человек. Из Депо его выпустили на пять минут позже. Потом, как назло, произошёл сбой стрелки. В итоге - опоздание на 15 минут. Поэтому взгрели всех. Отец тоже был на крыше. Потом его долго таскали: якобы свистел и выражался. Всё выясняли: парня толкнули во время съемки, или он упал сам. Так и не поняли. Решили: сам".
   В марте 2013 года от Николая Силенко, который занимается проектом "Правительственный вагон - музей на колесах" я получила ссылку на видеофильм. Думаю, всем будет интересно, в каком именно вагоне приезжал к нам в Агадырь Никита Сергеевич Хрущёв. Только тогда, в 1961 году, вагон этот был ещё зелёного цвета.
   http://www.guberniatv.ru/node/398
  
  
  
  

Идём в Северный (Деповской) посёлок

   Севернее центра находится железнодорожный мост. Под мостом прорыта Канава, чтобы вешние воды не размывали насыпь Линии. Весной в канаве бушует вода. Не один из нас, младшеклассников, живущих в Северном посёлке, сиживал на льдине, дожидаясь, когда взрослые его вытащат: по малости лет родители запрещали нам ходить по Линии. А где идти? Дорогу размыло, грязь по колено, может и засосать. А под мостом лёд ещё крепкий. Бывает, проскочишь, а бывает, и воды зачерпнёшь в сапожки, и страху натерпишься. Однажды меня спас какой-то незнакомый человек: он шёл в Центр, а я - из школы. Он вытащил меня и не то отвёл, не то отнёс в квартиру к моей учительнице, Клавдии Александровне Логвиненко. Когда стемнело, за мной пришла Мама.
   "Под мостом застревали машины, а о мотоциклах и говорить нечего. Чтобы проехать за Линию, мотоциклы приходилось перетаскивать на переходе в районе контейнерной", - говорит Александр Анатольевич Бугаев.
  
   Недалеко от этого моста жила семья Мещеряковых. О моём ровеснике, Юрие, - подглавка "Мещеряковы - Юрий Николаевич Мищеряков" в сборнике "Воспоминания моих земляков-агадырцев".
    []  []
   1. Такыр. 2. Солончак. Фото из Интернета.
  
   В наш посёлок ведёт и дорога, которая проходит между школами. Канава, прорезая её, тянется к Казахскому Посёлку. В тёплое время она пересыхает. По обе стороны пустырь: кому охота строить дом на солончаке? Жарким днём ярко-белая соль слепит на солнце глаза. Жидкая травка приобретает здесь пурпурные тона - так действует на неё солончак. Говорили, что под Агадырём - целое солёное море. Однажды, в сентябре, когда я только начала учиться в первом классе, возвращалась по этой дороге из школы. У канавы меня ни за что ни про что отколотили какие-то большие девчонки. Я этого не ожидала. Может, им не понравилась моя полевая сумка, которую мне купили вместо портфеля? Девчонки открыли её и пустили по ветру все мои тетрадки. Я ревела, бегала и ловила, а ветер легко уносил их всё дальше в разные стороны. Сзади шёл Ваня Люлько. Он немного старше меня. Ваня собрал мои тетрадки, уложил в сумку, сказал мне что-то хорошее, и мы пошли рядом. Потом, когда поравнялись с водоколонкой, Ваня сказал: "А теперь я пойду впереди, а ты иди сзади, а то будут дразнить "тили-тили-тесто, жених и невеста".
   Сцена из спектакля 2 [В.Г.Ерошенко]
   Улица Ленина. Слева дом Шаля, дальше видна наша, 149-я школа. 2010 (?) год. Фото из архива семьи Янц.
    []
   Этот снимок Агадыря мне послал Юрий Аугуст. Может кому-нибудь удастся найти свой бывший дом.
  
  
   За пустырём к северу начинается посёлок. В нём жил Витя Трестер, который учил дочь друзей Мамы - Таю Сушкову - игре на баяне. Потом он женился на моей однокласснице, аккуратистке и скромнице Любочке Марченко. Теперь Виктор и Люба живут в Бийске. У них две дочери - Ирина и Лариса. Это я узнала по Интернету от сестры Виктора - Валентины. Она училась во втором классе, когда я заканчивала школу.
  Об этом посёлке мы говорили: "тот, что за колонкой".
  За нашим Северным посёлком, к западу от него, на самой высокой сопке, была водонапорная башня - водокачка. Вода в Агадыре - из артезианской скважины - самая вкусная на свете! Её не касалось хлорирование. Потом все скучали по вкусу этой прекрасной воды.
  Южной границей Северного посёлка мы негласно считали водоразборную колонку - источник воды и жизни. К ней ходят и ездят отовсюду. У колонки, что, как королева, стоит на земляном валу, утепляющем водопроводные трубы, постоянно обретались казахские мальчишки с лошадьми. От колонки спускался металлический жёлоб, через который наполнялось водой торчащее из земли большое корыто. Летом голопузые ребята, сидя на лошадях без сёдел, лихо подъезжали к пригорку. Лошади фыркали и жадно пили из корыта. Зимой мы катались с этой ледяной горки. Кто на чем: кто на саночках, кто на фанерке, кто на обледенелой картонке, а кто и просто на портфеле.
  Во всех палисадниках растёт жёлтая акация. Летом, когда она отцветает, из её стручков мальчишки делают "пикульки". И всюду, то там, то здесь, слышен этот характерный пищащий звук.
  
   Справа от колонки, если идти от Вокзала - Линия и Переезд.
    []
   Справа - казахский посёлок.
   Валя и Света Ерошенко [Из архива В.Г.Ерошенко]  []
   Вид слева и справа на водоколонку. Рядом - дом и сарай Чекмарёвых .
   Сначала рядом с переездом был механический семафор. Узнав о приближении поезда, стрелочница выходила из будки и вручную переводила тяжеленные стрелки, давала команду на поднятие "руки" семафора.
   Потом место семафора занял светофор. Рядом с вокзалом выстроили специальное трёхэтажное здание для электрического управления стрелками, светофорами и вообще для автоматизации всего, что можно, на нашем участке железной дороги.

Появление электричества

  Вспоминает Тома Фоменко : "Когда я ещё не училась в школе, помню ежевечерний ритуал: мама наливала керосин в лампу, поправляла и чистила фитиль, протирала стекло и зажигала лампу."
  
  Я никогда не забуду, как в нашей землянке впервые зажглась электрическая лампочка. Вечером все мы занимались своими делами. Я играла под столом - у меня там был "дом". И вдруг стало так светло, что я тут же вылезла наружу. Все предметы вокруг стали иначе выглядеть. Исчезли длинные тени. Наверное, не только у нас в этот вечер раздавались восторженные возгласы.
  С этого дня электромонтеры стали самыми уважаемыми людьми. Ребятишки, задрав головы, смотрели, как они лихо передвигаются вверх по столбам при помощи "кошек". Электромонтёры предлагали установить в домах розетки. Но поскольку электросчётчики до нас ещё не дошли, за каждую розетку в месяц надо было выложить немалую сумму. А потому все ограничивались только лампочками.
  Как водится, появились умельцы. На рынке стали предлагать "жулики" - лампочные патроны со встроенной розеткой. Тут же были и первые самодельные нагревательные приборы из огнеупорной глины с открытой спиралью - электроплитки и "козлы"-обогреватели.
  Электромонтёрам вменили в обязанность ходить по домам, собирать деньги за свет и отбирать выявленные "жулики", за которые полагался штраф.
  Народ быстро оценил преимущества электричества. Бывало, один из домочадцев что-то варит на электроплитке, а другой зорко смотрит в окно - не приближается ли кто-нибудь к дому. Все прятались не только от электромонтёров, но и друг от друга. Время было такое...
  

И ещё о времени

  Везде - в больнице, в бане, в Школе, в Депо - висели привычные портреты вождей. Их же носили на демонстрации. Все члены Политбюро и Правительства были чем-то похожи друг на друга. Я не воспринимала их как живых людей. Они были где-то далеко, как бы в другом измерении. Их фамилии по радио перечислялись в строгом порядке, как стихотворение. Это были люди без недостатков, без особенностей, без лиц...
  Не выделялся для меня из этого ряда и Берия. В бане, там, где привычно сидела очередь, напротив входа висел его портрет. После ареста Берия вся длинная очередь могла видеть, что на портрете, поверх его круглых очков, синими чернилами были пририсованы еще и квадратные, зарешеченные. Воздали как смогли...
  
Звуки выворачивали душу

  Западнее Северного (Деповского) посёлка как-то незаметно появилось и начало разрастаться русское кладбище. И подошло оно к посёлку так близко, что похороны были нам не только слышны, но и видны. Услышав плач и скорбные звуки Дяди Юриного оркестра, кто-нибудь говорил: "Опять кого-то хоронят..." И, хоть случалось это довольно часто, привыкнуть было невозможно: звуки всегда выворачивали душу...
  Александр Анатольевич Бугаев добавил: "На этом кладбище похоронены мой младший брат и мамин дядя. Знаю, что по дороге на аммональный склад есть большое чеченское кладбище. Оно в отличном состоянии. Кто его содержал - не знаю, но говорили, что на его содержание каждый год приходят деньги".

Депо

  
  
   Севернее переезда, за Линией, со своими градирнями, трубами и баками, высилось Депо.
  
   Локомотивное Депо ст. Агадырь, 1958 год [Разумкова Т.П.] Надя Ситникова, Валя Ерошенко, Валя Фуртаева [Из архива В.Г.Ерошенко]
  
   Локомотивное Депо ст. Агадырь. 1958 год.
  
   О Депо сейчас бы сказали: "градообразующее предприятие". Всё взрослое население Северного посёлка работало в Депо.
   Сначала Депо было паровозным - мимо бегали "Кукушки", "Эмки", "Элки" и прекрасные "Лебедянки". Потом Депо переоснастили на тепловозы.
  
   "Оборотное; быв. ТЧ-18 ЦЛН. Депо считалось самым мощным и лучшим на только что построенной ж/д линии Караганда-Балхаш и могло производить подъемочный ремонт паровозов. В марте 1957 года оно перешло на тепловозную тягу". Энциклопедия "Железные дороги СССР".
  
   Вся жизнь Северного посёлка, да и не только его, была связана с Депо. Моя Мама начала там работать токарем с 25 марта 1946 года. Меня и многих моих сверстников родители брали с собой, когда шли туда не на работу, а по краткосрочным делам. Коллеги, как могли, старались развлечь маленьких гостей, превращая измерительный инструмент в нехитрые игрушки. Вспоминаю сказочную бронзовую стружку - золотую, широкую. И стальную - синюю, с переливом. Этими стружками в первые годы жизни в Агадыре Мама украшала и новогоднюю ёлку. Неповторимый, родной запах механического цеха напомнил о детстве, когда я была на студенческой практике.
   Валя Ерошенко с Василием  Новиковым и Валя Фуртаева с Виктором Брунером [В.Г.Ерошенко]
   Работники мехцеха паровозного Депо ст. Агадырь, 1947 год. Справа - Алла Васильевна Разумкова. На этой фотографии никого кроме Мамы я не знала до мая 2017. И вдруг получила весточку от человека по имени Войков Камен. В первом справа мужчине он узнал Николая Васильевича Гниппа (год рождения 1926), своего тестя, и написал, что Николай Васильевич всю жизнь проработал машинистом - сначала на паровозах, потом - на тепловозах. Трудовую деятельность он закончил на дизелях.
   Валя и Света Ерошенко [Из архива В.Г.Ерошенко]
  
   Работники бухгалтерии паровозного депо ст. Агадырь.
   Второй слева - Никольский, далее - В.Д.Разумков и его младший сын Юрий, приехавший в отпуск к родителям. Он служил тогда в Образцовом оркестре советских оккупационных войск в Германии (первый тромбонист). Внизу, в мундире с погонами, Михаил Афанасьев. 1947 год.
  
   Мама работала в Депо до переезда в Караганду в 1969 году, сменив в 1956 году должность токаря на должность машиниста компрессорных установок - по состоянию здоровья.
   Дед с ноября 1946 до апреля 1958 года работал в Депо старшим бухгалтером.
   Весь посёлок "кормился" несгоревшим углём в шлаковых отвалах, который, горячим, вывозили в вагонетках. Позже охотились за отслужившими срок, пропитанными соляркой, тепловозными фильтрами, которые так жарко и шумно горели, что бабушка боялась, что разнесёт всю печку. Уголь, конечно, выписывали всем: Караганда была рядом. Но качество его часто оставляло желать лучшего: вместе с углём привозили и несгораемую каменную "породу".
   Когда для рабочих депо установили душевые кабины, весь посёлок стал ходить со своими родными - помыться. Как ни странно, зто не пресекалось, но ходили обычно вечером, когда "начальство уже ушло".
   А ещё в механическом цехе установили автомат с газированной водой, конечно, без сиропа. В жаркие дни к нему нескончаемым потоком шли жаждущие со всего посёлка.
  
  

Связь школы с жизнью

   В конце 50-х годов в стране в ходу был лозунг "Связь школы с жизнью". В нашем частном случае это выразилось появлением в расписании уроков у старшеклассников дня практики. Дети геологов пошли в "камералки" учениками чертёжников, дети работников Депо - в Депо. Нам с Галей Чухно (в замужестве - Груздевой) дали возможность освоить специальность химиков-лаборантов при Депо. Даже свидетельства выдали.
    [] Валя и Света Ерошенко [Из архива В.Г.Ерошенко] Сцена из спектакля 2 [В.Г.Ерошенко]
   1. Галя Чухно (Груздева). 2. В лаборатории. 3. После отбора проб.
  
   Ходили мы в лабораторию с осени 1962 по весну 1963 года. Нас научили брать пробы и делать анализы охлаждающей воды "с тепловозов и баков". Определяли жёсткость, щёлочность, содержание нитритов, хлоридов и фосфатов в этой воде. Определяли кислотное число дизельного масла, делали анализ электролита. Чтобы вода не была агрессивной, всё, чего не доставало, мы вносили в виде присадок. Особенно трудно было рубить оранжевый, норовящий попасть в глаза, красивый хромпик.
   Сцена из спектакля 3 [В.Г.Ерошенко]
   Нина Сергеева.
  
   Работа лаборанта казалась интересной только вначале, пока мы ещё осваивали технологию проведения анализов и учились титровать. Когда мы всему научились, перспектива остаться работать в лаборатории уже не радовала. Это была рутинная, однообразная работа. Зимой и летом надо было заходить в тепловозы, "нырять" в баки, пачкая одежду. И знать, что нового в этих анализах уже ничего не будет.
  

Ах, картошка...

   Руководство Депо для своих работников выделяло землю для посадки картофеля. Это было в шести километрах севернее Агадыря, у небольшой речушки Талды-Эспэ, про которую говорили, что в ней "воробью по колено". Это был, скорее, ручей, где однако можно было умыться после пыльной работы.
   В назначенное время товарный поезд останавливался у речки, а с площадок снимали лопаты и мешки с семенами. Во второй раз поезд останавливался там уже осенью. Тогда на площадки грузили мешки с урожаем.
   А вот на окучивание картошки ходили своим ходом. Однажды Мама и Дед взяли туда и меня, совсем ещё маленькую. Вспоминается изумрудного цвета трава, ярко-синее небо и непомерная усталость - всё-таки далеко была эта речка. Потом постепенно все стали обзаводиться собственными огородами. И в Талды-Эспэ картошку сажать перестали.
  

Едкий дым

   Типы тепловозов менялись, пока мы росли: ТЭ-1, ТЭ-2, ТЭ-3. Мы с восторгом отмечали, что на Линии появился тепловоз новой марки. У них менялись и голоса, которыми они привычно сообщали о своём прибытии. Вот только сизый обильный едкий дым не менялся. Он щедро оседал на наш посёлок.
   Теперь мимо Агадыря ходят электровозы, но нас они уже не застали. В 1985 году изготовили памятную табличку к 50-летию Депо, а через 10 лет установили и торжественно открыли памятник паровозу.
    []  []
   Фото из Интернета предоставили мне Майя Анатольевна Бахрамова и Станислав Петрович Чубенко.
  
  

Северный (Деповской) посёлок и его обитатели

  
  
   С детства я слышала фамилии Кузиных, Жевнировых, Костычевых, Желобановых, Кучиных, Конотоповых, Шевчук, Коротких, Кох, Люлько, Дану, Доля, Лоленко, Щербаковых, Сушковых, Шац, Сенник, Ерошенко , Фуртаевых, Иманбековых, Калашниковых, Довбуш, Тунаковых, Буниных , Фоменко , Шпаченко, Легуша, Афанасьевых, Чекмарёвых , Сухомлиновых, Комоло, Вист, Быдановых, Шевченко, Жилиных, Анохиных, Шариповых, Курято - все они жили в нашем посёлке.
  

Пять "финских" домов

   Не знаю, когда здесь появились эти пять "финских" домов: до или после нашего приезда в Агадырь. Скорее всего, после. Надо сказать, что смотрелись они очень хорошо, особенно на фоне наших землянок и прочих кривобоких избушек. Потом я узнала, что это не первые финские дома в Агадыре: в одном из них жила моя одноклассница, Галя Чухно, и я бывала у неё в гостях. Их дом был в первом переулке от школы, если идти к Депо. И все дома в этом переулке были "финскими".
   Валя Губер(Ерошенко) с сыновьями  [В.Г.Ерошенко]
   Валя Ерошенко на фоне "финских" домов
  
   Люди, освободившиеся из КарЛага, не имея практически никаких средств, с помощью старожилов строили себе избушки-насыпушки: в Депо выписывали старые брёвна, доски, шпалы. Строительство домика сводилось к следующему: ставили угловые столбы, укрепляли на них с двух сторон по две доски параллельно друг другу - получались границы стены. Потом насыпали между ними землю и всякий мусор или шлак, прибивали новую пару досок и так до желаемой высоты дома. Домик перекрывали, застилали толем, утепляли шлаком. А сверху накладывали толстый слой глины с навозом. Стены внутри и снаружи обмазывали глиной (за посёлком было месторождение белой глины) и белили карбидом - отходами сварочного производства, опять же из Депо. Естественно, ни красотой, ни большими размерами, ни теплом такие избушки не отличались. Засыпка с годами осаживалась, а потому надо было подсыпать между стен новую. Надо сказать, что эти избушки строили "всем миром". Когда узнавали о новом земляке, освободившемся из КарЛага, которому было негде жить, Мама и Дед всегда ходили помогать.
   А тут стояли такие добротные дома с настоящими двускатными крышами, одинаковыми заборами из штакетника. У каждого дома было крылечко, большой огород и палисадник. Калитки выходили на восток, смотрели на Депо. "Финские" дома построили целевым назначением, чтобы привлечь особо ценных специалистов для работы в Депо и в подвижном составе - машинистов и помощников машинистов.
   В каждом из пяти "финских" домов были дети примерно нашего возраста, а потому в любой из них можно было зайти без особого приглашения.
   Мимо этих пяти домов пролегала, параллельно Линии, широкая дорога до самого вокзала. В сухую погоду мы ходили по ней в Центр - в Школу, в магазин, в клуб, в Парк.
   По другую сторону дороги тоже были дома.

Площадка молодняка

   Перед нашим домом на свободной большой площадке летом молодняк играл в разные подвижные игры.
   Мальчики играли здесь в футбол.
    Мария Тимофеевна Фуртаева []
   Мария Тимофеевна Фуртаева на фоне нашего дома и площадки для игр.
  
   Запомнилась игра с мячом в "штандар": водящий бросает вверх мяч, называя имя одного из игроков. Названный должен поймать мяч, не уронив на землю, и бросить его в любого игрока. Если игрок ловил мяч - становился ведущим, а если мяч его только касался - выбывал из игры, водящим же становился тот, кто этот мяч в него бросил.
   Играли мы и в волейбол, и в "кругового", и в жмурки, и в прятки, и в "ручеёк", и в "третьего лишнего", и в "кОндалы".
   Выбирали "матку", к которой парами шли со словами: "матка-матка, чей допрос, кому в рыло, кому в нос?". Заранее пара договаривалась, кто кем будет. Спрашивали у "матки", например: "Муха или бабочка?". В зависимости от выбора "матки" формировались две команды.
   При игре в "кОндалы" команды расходились метров на десять, цепью брались за руки. Одна команда кричала: "кОндалы!". Другая в ответ орала: "закованы!". Первая: "Раскуйте нас!". Другая: "Кем из нас?". Первая называла имя игрока, силы которого были поменьше: игрок резво бежал к самому слабому звену первой команды и старался эту цепь разорвать. Если это ему удавалось, он брал одного из двух игроков с собой в свою команду. Если нет, оставался в первой команде.
  

Адрес менялся

   Жили мы всё время на одном месте, тем не менее, адрес наш несколько раз менялся. Не менялся только номер дома. Сначала на газетах и журналах, приходивших по почте, было: "Северный посёлок, дом 22". Потом - "Деповской посёлок, 22", потом - "Ул. Деповская, 22". Меняющийся адрес я послушно писала на школьных тетрадках. Так же, впрочем, менялся и номер нашей Школы: был "180", потом "46", а стал "149". Район, к которому относилась наша станция Агадырь, тоже менялся: то был Жана-Аркинский, то - Акчатаусский, то - Шетский. Да и Железная дорога называлась сначала "Карагандинская", а потом - "Казахская".
   Широкая улица, идущая мимо нас и "финских" домов к вокзалу, стала называться Тепловозной.
   По другую сторону улицы в то время дома были редки, потом их количество увеличилось. Но их обитатели меня не интересовали - там не было моих сверстников.
  
   На той же стороне улицы, ближе к Депо, были ещё два дома с плоскими крышами. В них жили Бунины и Фоменко. Отцы семейств работали вместе десятилетиями: Фоменко мастером, Бунин - бригадиром. И дома рядом построили.
   В них жили дети, с которыми мы играли.
  

Бунины

   Их дом был дальше от нас. Отец, бригадир путейцев, в любую погоду выводил свою бригаду в оранжевых жилетах на Линию. Они чистили её от снега и грязи, проверяли сохранность.
  Тома Фоменко, с которой мы нашлись в 2009 году в Интернете, вспоминает:
  "У путевых рабочих - путейцев, как их называли, была ещё тяжелейшая плановая работа по замене шпал и рельсов. И не только мужчины там работали, но и женщины. Труд был ручной, из инструментов - лопата, лом, кирка да кувалда. Правда, были ещё домкраты для поднятия рельсов.
  И ещё была проблема: шпалы, чтобы не гнили, пропитывали креозотом. Он разъедал кожу рук. Не спасали и рабочие брезентовые рукавицы. Кожа шелушилась, покрывалась ранками".
   Вот тебе и труд на свежем воздухе...
  "На такую работу шли неохотно, поэтому основной контингент составляли бывшие заключённые из КарЛага".
  Томе Фоменко запомнился весёлый человек по прозвищу "Голубой Дунай". Он в разговоре всегда добавлял: "Эх, Голубой Дунай!". Надолго он не задержался. Как только заработал на билет и одежду - сразу уехал.
   Говорили, что прежде Бунины жили в Тамбовской области. В Агадыре они прекрасно вели своё подсобное хозяйство. Вся живность у них хорошо росла, в огороде был идеальный порядок. И много чего они выращивали на своём участке. В семье были четыре дочери - Клава, Рая, Аня и Зина - и сыновья: Шура, Иван и Слава. Они играли с нами на площадке.
   Валя Губер(Ерошенко) с сыновьями  [В.Г.Ерошенко] Сцена из спектакля 5 [В.Г.Ерошенко]
   1. Зина Бунина в нашей беседке. 2. У нас на ёлке. В первом ряду третий слева - Шура Бунин.
  
   Общались мы с Зиной. Она постарше меня. Мама, тётя Нюра, поддерживала везде образцовый порядок. У них в доме всегда пряно пахло укропом.
   Однажды в их доме на модной тогда книжной этажерке я заметила томик Ивана Бунина. По лицу Зины я поняла, что книгой этой она очень дорожит и считает себя причастной к её автору. В 50-е годы я ещё ничего не знала о судьбе этого замечательного писателя.
  Когда моей Бабушке, смертельно больной, потребовалось молоко, тётя Нюра стала регулярно его приносить. Очень помогла она и во время похорон.
    []
   Золотая свадьба родителей Буниных. Комментирует Тома Фоменко (она и послала мне эту фотографию в феврале 2016): "Слева направо: Слава, Рая, Саша, дядя Миша, тетя Нюра, Клава, Аня. Блондинка - или жена Славы, Валя, или - неузнаваемая Зина. Скорее всего, Валя". А мне показалось, что это - Зина в лучшей своей поре: у неё - улыбка тёти Нюры, да и логично предположить, что на снимке - только родители и дети. Хорошо бы уточнить...
  
  Рая, Клава и Шура остались в Агадыре. Иван вторым браком женился на Неле Сергеевой, старшей сестре нашей Нины, и уехал с ней и её сыном в Верхнюю Сысерть Свердловской области. Там он и похоронен в 2005 году. Аня переехала в Караганду. Слава со своей семьей и старшим сыном живет в Тамбове. Рая умерла в феврале 2010 года - угорели с мужем от печки. Мужа удалось спасти, её - нет. Рае было 74 года. Света Фоменко (Клочкова) была на похоронах Раи Буниной. С палочкой приходила Клава Бунина, ей было тогда 83 года. ДомА Светы и Раи Буниной рядом, как и много лет назад, но уже в другом районе Агадыря. Надя Фоменко, которой сообщили о Раиной кончине, очень горевала - ведь много-много лет они были хорошими подругами.
  Зина Бунина-Мищенко похоронена в Агадыре 22 мая 2011 года. Об этом в начале июня мне сообщила Зельма Альтенгоф - её родственница: сын Зины женат на кузине Зельмы. Сергей Бунин, сын Славы, из Тамбова ехал к тёте Зине в гости, а попал на похороны.
  28 июня 2015 года Тома Фоменко (Тамара Васильевна Никитина) сообщила мне о кончине Анны, последней из сестёр Буниных. Печальную весть она узнала от жены Славы Бунина. Последней волей Нюси (так называли её дома) было желание быть похороненной в Агадыре, волю её исполнили.
  А 4 апреля 2017 года от агадырцев я узнала, что возрасте 70 лет умер Шура Бунин. После развода с женой он один воспитывал детей, потом, когда дети уехали в Караганду, жил один. По отзывам тех, кто его хорошо знал, был Александр Михайлович добрым, душевным человеком. Из Караганды приехали дети - Аня и Миша, названные в честь его родителей, пришла его бывшая жена, они всё и организовали. Из совхоза, что неподалеку от Агадыря, приехал сын Ивана Бунина, родной. Это из той семьи, которую Иван оставил, женившись на Неле Сергеевой. Зовут племянника Сергей, он принес огромный букет роз. Сказал: "Дядя Шура был и остается моим самым любимым дядей." А Аня очень хорошо читала стихи.
  Уходят, уходят.... Очень жаль. Светлая им память....
  Теперь из семерых детей Буниных в живых остался один Слава.
  
  На сайте "Одноклассники" я нашла несколько фотографий Сергея Вячеславовича Бунина, которые он сделал во время поездки в Агадырь в мае 2011 года, и не смогла отказать себе в удовольствии разместить их здесь...
   Остановка Дом Ивана Бунина [С.В.Бунин]
   1. Остановка "Деповская" и дом Александра Бунина. Вдали - водокачка. 2. Дом Ивана Бунина.
  
   Двор Буниных [С.В.Бунин] Ул. Тепловозная [С.В.Бунин]
  
   1. Двор Буниных. 2. Улица Тепловозная.
  
   У паровоза-памятника [Из архива С.В.Бунина] С.В.Бунин у токарного станка, на котором прежде работал [С.В.Бунин]
   Депо. 1. У паровоза-памятника. 2. Мехцех. Токарный станок, на котором прежде работал С.В.Бунин.
  
   С.В.Бунинс одноклассниками [С.В.Бунин] С.В.Бунин с мотористами [С.В.Бунин]
   Депо, мехцех: 1.С.В. Бунин с бывшими одноклассниками - Валерой Петровым и Дауром Есингалиевым. 2. Мотористы главные - Женя Борзых и Петр Бахарев.
  
   Железнодорожная больница [С.В.Бунин] 21-я экспедиция [С.В.Бунин]
   1. Железнодорожная больница. 2. 21-я геологоразведочная экспедиция.
   Валя Ерошенко с Надей Ситниковой и её парнем, Сашей Гурьяновым [В.Г.Ерошенко]
   Родная степь.
  
  

Фоменко

   Дом Фоменко был ближе к нам, а их огород примыкал почти к самой Линии.
   Люда Фоменко, Валя Фуртаева, Валя Ерошенко, Лида Михеева [Из архива В.Г.Ерошенко] Дом Фоменко [] Василий Иванович Фоменко [Из архива Т.В.Никитиной]
   1. Александра Васильевна с внуками. 2. Дом Фоменко в Северном (Деповском) посёлке. 3. Василий Иванович Фоменко.
  
  Василий Иванович Фоменко привёз семью в Агадырь после окончания железнодорожного училища. В семье воспитывалось восемь детей.
   Надя Фоменко, 1958 год [Фоменко] Тома Фоменко в парке Агадыря. 1958 год [Фоменко] Сцена из спектакля 5 [В.Г.Ерошенко] Студентка Тома Фоменко на хлопке. [Фоменко] Шоколадница [Из Интернета]
   1. Надя Фоменко, 1958 год. 2,3. Тома Фоменко в парке Агадыря. 1958 год. 3. С подругой-одноклассницей Галей Высочинской. 4. Студентка Тома Фоменко на хлопке. 5. Ж.Э.Лиотар. Шоколадница.
   Старшая, Надя, родилась в 1938 году. Она умела и любила танцевать и всегда выступала в Большом клубе. Теперь живёт в городе Катайске Курганской области.
   Вторая - Тома. Она дружила со своей одноклассницей, Таей Сушковой, дочерью друзей нашей семьи. Тома старше меня на четыре года. У нас была одна и та же учительница начальных классов - К.А.Логвиненко. Пройдя четыре года обучения с Томой, она прошла их и со мной. Так что, основополагающие школьные задатки у нас общие. Тома хорошо училась и любила стихи. Она прекрасно читала их со сцены. Интерес к истории, оставшийся на всю жизнь, появился у неё от преподавателя Вадима Михайловича Юшенко - выпускника МГУ, невесть каким ветром занесённого в Агадырь. Но в школе он работал только год или два. Тома вспоминает: "Вадим Михайлович меня выделял - за хорошую учебу, конечно. Он уговорил меня вступить в комсомол, сам дал рекомендацию, дал литературу для подготовки. Присутствовал в райкоме, когда нас принимали. Торжественно пожал руку и сказал: "Вот, Тома, ты теперь комсомолка, старайся поступать всегда принципиально - так, как подсказывает тебе твоя совесть." И я эти слова всегда помнила и руководствовалась ими. Никогда не заискивала перед начальством, могла возразить, и со мной считались. Вадим Михайлович организовал школьную радиогазету, писал тексты, а содиктором выбрал меня. И я шла одна в темноте по пустырю за полчаса до того, как все пойдут в школу - со страхом, но с восторгом. По очереди с Вадимом Михайловичем мы читали новости в эфир. Потом его выбрали освобождённым секретарём комсомольской организации всего Агадыря".
   Младше Томы было ещё шестеро: Виктор, Валерий, Владимир, с которым я училась в четвёртом классе, Людмила, Светлана и Юрий. Тома всех их вынянчила. Она стирала на всю эту гвардию, возила воду из колонки. Когда мы бегали на нашей площадке, у Томы, как она сама говорила, поперёк спины всегда кто-нибудь болтался.
  В центральной комнате мама, Александра Васильевна, повесила репродукцию с картины швейцарского художника XVIII века Ж. Э. Лиотара "Шоколадница": очаровательная служанка с подносом шоколада.
   В другой комнате, на видном месте, висел портрет Сталина во весь рост в форме Генералиссимуса.
   Василий Иванович Фоменко [Из архива Т.В.Никитиной] Валя и Света Ерошенко [Из архива В.Г.Ерошенко]  []
   1. Владимир Фоменко, 1967 год. Умер в 2001 году от сердечной болезни в Красноярске. 2. Женя с сыном, 2007 год. 3. Валерий Фоменко, выпускник военного училища 1975 года.
  
   Осенью 2009 года, ровно через 50 лет после Тамариного отъезда из Агадыря, мы встретились с ней в Интернете. По мужу Тома - Никитина. Оказалось, что живём мы в 100 километрах друг от друга. Более того, мы даже однажды встречались с ней по работе в Магнитогорске, но друг друга не узнали! Представили нас по должностям и именам-отчествам. Конечно, с 1958 года мы существенно изменились...
    [] Валя Ерошенко с Василием  Новиковым и Валя Фуртаева с Виктором Брунером [В.Г.Ерошенко] Сцена из спектакля 3 [В.Г.Ерошенко]
  
   Тамара Васильевна Никитина (Фоменко). П.Карагайский, сентябрь 2009 года.
  
   Тома очень помогла мне в написании главы "Северный посёлок". Я узнала, что после окончания энергетического факультета Ташкентского Политехнического института в 1965 году Тома была направлена в Душанбе и прожила там 30 лет, последние пять лет - при гражданской войне. В Душанбе вышла замуж, в браке прожила восемь лет, потом муж умер, и больше замуж Тамара не выходила. От этого брака в 1972 году родился её единственный сын Евгений. Он окончил Душанбинский политехнический институт (программирование).
   В 1995 году Тома с Женей переехали в Магнитогорск, к брату Виктору. В 2000 году у Жени родился сын Александр. Тома в этом же году оставила работу, чтобы помочь Жене воспитывать внука. Она проработала начальником технического отдела 22 года: 17 лет в Душанбе и пять лет в Магнитогорске. Тома и теперь, будучи на пенсии, много читает, знает и любит поэзию, интересуется театром и, по возможности, не пропускает премьеры спектаклей в Магнитогорском Драматическом театре им. Пушкина.
   Её поэтические строки об Агадыре я поместила на страничку "Ностальгические строфы" в рубрике "Творчество моих земляков-агадырцев".
  
   У Вити рано умерла жена, оставив ему двух девочек, Наташу и Олю. Витя умер в возрасте 47 лет в 2002 году в Магнитогорске, проработав на Магнитогорском металлургическом комбинате 23 года.
   Валера в школе учился хорошо. Окончил высшее Военно-морское училище в Баку, служил на Амуре, на границе с Китаем, дослужился до командира сторожевого пограничного корабля. Потом работал на Севере, на буровых. Сейчас живет в городе Пыть-Ях Тюменской области.
    []  []  []
   1. Валера - студент военного училища. 2. Тренировка почетного караула. 3. Валера - военный моряк.
    [] Люда Фоменко, Валя Фуртаева, Валя Ерошенко, Лида Михеева [Из архива В.Г.Ерошенко]
   Валерий Васильевич: 1. На фоне сторожевого пограничного корабля. 2. В Магнитогорске, в гостях у сестры Тамары.
  
   Таня Шевчук, Люда Фоменко, ..., Валя Фуртаева [Фоменко]
  
   Слева направо: Таня Шевчук, Люда Фоменко (Пугачева), Неля Васькова (Соболева), Валя Фуртаева (Брунер), Наташа Авдеева (Марченко). Агадырь, 1967 год.
   слева направо: Света, Люда, Юра, Ира   (старшая дочь Нади), Витя, Александра Васильевна, 1968 год.   [Фоменко]
  
   Слева направо: сидят: Света, Юра, Ира (старшая дочь Нади), мама - Александра Васильевна; стоят: Люда и Витя. 1968 год.
  
   Люда (1951 года рождения), окончила Ташкентский Институт Текстильной и Легкой Промышленности. Долгие годы она была начальником цеха и главным инженером текстильной фабрики в Джезказгане, Астане и наконец в Кургане. Там и жила, будучи на пенсии.
   Самый младший из всех - Юрий - живет в городе Сатпаев (бывший Никольский) Джезказганской области.
   Светлана Васильевна Фоменко и Александр Иванович Клочков с внучкой Ульянкой [Фоменко] Василий Иванович Фоменко [Из архива Т.В.Никитиной]
  
   1. Света с мужем, Александром Клочковым, и с внучкой Ульянкой. Агадырь,1997 год. 2. Юрий Фоменко с внуком Данилой.
  
  Сашу Клочкова я прекрасно помню по детству: родители наши были хорошо знакомы, и Саша с мамой, отцом и братом Серёжей бывали у нас дома. С глубокой печалью узнала я от Томы Фоменко, что 29 сентября 2017 года Саши не стало.
   Светлане Васильевне - мои искренние соболезнования. Александру Ивановичу - светлая память...
  
  
   Света (1948 года рождения) преподавала русский язык и литературу в родной Агадырской школе до лета 2009 года. Теперь на пенсии.
  
   Женя, Света, Валера, Надя, Тома, Люда (стоит) 1998 год. [Фоменко]
  
   Женя, Света, Валера, Надя, Тома, Люда (стоит), 1998 год.
  
   На момент написания этой главы, в январе 2010 года, живут и здравствуют 33 потомка Василия Ивановича и Александры Васильевны Фоменко:
   Надя с дочерью, сыном, семью внуками и правнучкой.
   Тома с сыном и внуком.
   Вовины дочь и внук.
   Света с дочерью и двумя внучками.
   Люда с дочерью и сыном.
   Валера с двумя дочерьми и внучкой.
   Витины две дочери и внучка.
   Юра с дочерью и внуком.
  
   Вся большая семья Фоменко очень дружна. Они постоянно общаются, любят и поддерживают друг друга.
  
   Юбилей Томы Фоменко [Л.В.Пугачёва]
   Юбилей Томы Фоменко. Сидит - сын Женя. 1 ряд, справа налево: Тома, внук Саша, сестра Люда, племянница Таня, родственница Зина. 2 ряд, слева направо: зять Дима, племянницы Наташа и Оля. Магнитогорск, февраль 2011.
   Валя и Света Ерошенко [Из архива В.Г.Ерошенко] Люда Фоменко (Пугачёва) в гостях у сестры Томы [Л.В.Пугачёва] Сёстры Фоменко у драмтеатра им. Пушкина [Л.В.Пугачёва]
   Магнитогорск, февраль 2011 года: 1. Томе Фоменко - 70! 2. Люда Фоменко (Пугачёва) в гостях у сестры Томы. 3. Сёстры: Тамара Васильевна Никитина и Людмила Васильевна Пугачева на площади у драмтеатра им. Пушкина. Скульптурная композиция "Вешалка".
    []
   Агадырь, школа имени Гагарина, 2012 год. Встреча с выпускниками, которые окончили школу 25 лет назад. В центре, в зелёном, Светлана Васильевна Клочкова (Фоменко), справа от неё - Маргарита Ефимовна Тёткина.
  
  В этом классе училась Саша, единственная дочь Светланы Васильевны, но она, к сожалению, из России приехать не смогла. Праздник очень хорошо отметили в кафе, а на следующий день выпускники, уже без учителей, ездили отдыхать "на природу".
   Василий Иванович Фоменко [Из архива Т.В.Никитиной]  []
   1. Валерий Васильевич Фоменко. 2. Надежда Васильевна с внучкой Юлей.
  
  
  От Томы пришли скорбные вести: "19 февраля 2014 года скончалась наша старшая сестра, 75-летняя Надежда Васильевна, а 27 мая этого же года умер от рака легкого любимый наш брат Валера - поздно обратился к врачу. 29-го отпели его и похоронили. Нет слов описать нашу скорбь. Очень его все любили и он тоже любил всех".
   8 марта 2016 года Тома написала мне, что сегодня не стало Людмилы Васильевны Пугачёвой. В последние полтора месяца она жила в Тюмени. Дети, Лена и Дима, всё это время были рядом, сделали всё возможное. Увы, не помогли ни тюменские медики, ни известный на всю Тюмень травник...
  Мир праху их...
  
  
  В августе 2016 Юрий Васильевич Фоменко навестил в Агадыре сестру, Светлану Васильевну.
   Светлана Васильевна [Из архива Т.В.Никитиной] Сестра и брат [Из архива Т.В.Никитиной] Тыква в подарок [Из архива Т.В.Никитиной]
   1. Светлана Васильевна. 2, 3. Брат и сестра. 3. С соседкой.
  
  Когда я, увидев эти фотографии, отметила, что Юрий Васильевич похож на своего отца, Тома сказала:
  "Все наши ребята похожи на отца - ростом, выправкой, даже формой лица. Но у Юры голубые глаза, как у нашей мамы, и улыбка её. Поэтому сестра Людочка видела в нем маму, а мои племянницы, Наташа и Оля, увидели в нем этим летом своего отца-Виктора. У Виктора тоже были голубые глаза". .
  
  
  
  

Ситниковы

   Как-то я заметила девочку примерно моих лет в красивой белой кроличьей шубке. И сама она была красивая, держалась гордо и независимо. Однажды эта девочка вместе со своей мамой и младшей сестренкой появилась у нас дома. Оказалось, что девочку зовут Галей, а ее сестру - Надей, и что Надя - та самая маленькая девочка, которую мы с Бабой как-то встретили на улице - она шла и с упоением грызла свиное ухо.
   В то время у нас в огороде уже была забетонирована яма для воды - ждали давно обещанный поливочный водопровод. Мы так славно тогда поиграли с Галей и Надей в этой яме - в дом, в магазин! Тогда я узнала, что живут Галя и Надя Ситниковы в третьем из пяти "финских" домов, и что я тоже могу приходить к ним, когда захочу.
   У Гали и Нади тоже были дедушка, бабушка и мама, а папы не было. Надя говорила, что "папка пьяный гонялся за мамой с ножом", и они переехали к Бабуне с Дедушкой. Фамилия Дедушки была Сенник. До "раскулачивания" жили они на Украине, а теперь, в Агадыре, грустили по ней так же, как мои Старшие грустили по Уралу. Они лелеяли мысль когда-нибудь туда вернуться, а потому учили внучек украинскому языку, все время их экзаменуя. Так и я узнала, что "лестница" - это "дробына", "юбка" - "плахта", а кружка - "кухоль".
   Семья Гали и Нади привычно занималась домашним сельским хозяйством: всегда у них были корова, куры, гуси, утки. А кроме этого - беспривязная собака Чарлик и кошка Пушишка. Девчонки очень ревниво относились к собачьим знакомствам Чарлика. От взрослых они слышали, что когда собаки нюхаются, у них появляются щенки. Щенков сестры заводить не предполагали, а потому всячески старались воспрепятствовать общению Чарлика с собаками, проявляющими к нему повышенный интерес. Лет нам было мало, а потому мы ещё не знали, что хлопотать со щенками ни Чарлику, ни им не придётся.
   Их мама - Тётя Оля Ситникова - была очень хороша собой: роскошные кудрявые волосы, мягкие приятные черты лица. Рост хоть и невысок, но фигура стройная. Приятный, мелодичный голос. И характер был мягкий и покладистый. Тётя Оля заведовала детским садом Двадцать Первой геологоразведочной экспедиции. Каждый вечер тётя Оля куда-то уходила. Перед уходом долго приводила себя в порядок у большого зеркала со столиком, на котором было множество разных интересных коробочек, тюбиков, кисточек - причесывалась, пудрилась, красила брови и губы.
   Сколько я себя помню, меня всегда тянуло к сёстрам Ситниковым. Даже вьюга не мешала пробежать 200 метров до их дома. Позже, придя к девочкам, я, как правило, ждала, когда их отпустят гулять: до этого им обязательно надо было выполнить какую-нибудь повинность: загнать или накормить гусей, что-то полить в огороде, навести порядок в доме или в летней кухне.
   Галя хорошо танцевала и читала со сцены стихи. От Тёти Оли и Галя, и Надя унаследовали умение быть всегда в хорошей форме - хорошо одевались и были всегда ухоженными.
   Галя Ситникова, 1963 год  [Разумкова.Т.П.] Валя Ерошенко с Василием  Новиковым и Валя Фуртаева с Виктором Брунером [В.Г.Ерошенко]  []
   Ситниковы: 1. Галя в парке Агадыря, 1963 год. 2. Ольга Митрофановна. 3. Надя.
   Галя Ситникова [Т.П.Разумкова] Валя Ерошенко с Василием  Новиковым и Валя Фуртаева с Виктором Брунером [В.Г.Ерошенко]
   Галя Ситникова: 1. читает стихи на школьном вечере; 2. танцует цыганский танец.
   Когда я уже училась на первом курсе , специально для Гали в букинистическом магазине Воронежа купила книжку "Внутренние болезни", зная, что она подумывает о медицинском институте. В Воронеже таковой как раз имелся, и я послала Гале книгу по почте в надежде, что она ко мне приедет. Галя и приехала в Воронеж летом со словами: "Реклама сделала свое дело". Что-то не удалось тогда с её поступлением в Воронеже, помню только, что мы с ней и моими друзьями ездили отдыхать в живописную Рамонь, катались там на лодках.
   Сцена из спектакля 5 [В.Г.Ерошенко]
   В Рамони (Воронежская область), 1964 год.
  Галя уехала домой и в 1966 году поступила в Омский мединститут. С отличием его закончила. Была замужем. В браке родился сын Игорь.
   Как-то Галя из объявления в "Медицинской газете" случайно узнала, что городу Ленинграду требуется врач-гинеколог. И она им стала.
   Мы с дочерью навещали их в январе 1993 года, будучи в Ленинграде по другим делам. Они надеялись, что через несколько лет вся коммунальная квартира на улице Солдата Корзуна будет принадлежать им.
   Валя Ерошенко с Василием  Новиковым и Валя Фуртаева с Виктором Брунером [В.Г.Ерошенко] Сцена из спектакля 5 [В.Г.Ерошенко]
   Ольга Митрофановна: 1. C дочерью Галей. 2. С племянницами.
  
   Надя Ситникова, тоже после неудавшегося замужества, уехала на строящуюся Байкало-Амурскую железную дорогу с сыном Андреем и с Володей Шматком - своим вторым мужем. Позже семья переехала в Караганду. Надя - работник связи. Мы встречались с ними в начале 90-х годов, когда жили в Караганде. Андрей работал тогда токарем на заводе Сантехизделий. Подрастал и второй сын, заботливый и работящий Дима. Они получили хорошую квартиру в микрорайоне "Восток-2" Караганды.
   Схоронив родителей, Тётя Оля продала в Агадыре свой "финский" дом и жила с семьей Нади. У Нади - сад, и она помогала ей там работать. На зиму уезжала в Санкт-Петербург, к Гале.
   Ольги Митрофановны не стало 9 апреля 1998 года. Это случилось в Караганде.
  Старый Новый Год (2010) Валя Фуртаева с супругом встретили в Караганде, с семьёй Нади Ситниковой. У Нади, по её словам, было всё хорошо. Дима женился, живёт у них. Его дочери три года. Галя собиралась в 2010 году навестить сестру.
  К великому сожалению, ранней весной 2010 года трагически погиб Андрей, старший сын. Надюша, прими мои соболезнования.
   Люда Довбуш, Таня Разумкова, Галя и Надя Ситниковы [Разумкова Т.П.] Валя Губер(Ерошенко) с сыновьями  [В.Г.Ерошенко]
   1. Люда Довбуш, Таня Разумкова, Галя и Надя Ситниковы. 2. Идём в Центр по большой дороге. Вдали слева - водокачка. Надя Ситникова, Люда Довбуш, Таня Разумкова, Римма Чекмарёва , Галя Ситникова.
  
  В ноябре 2017 из Петербурга прилетела горькая весть: 20 ноября не стало Гали Ситниковой. Была она сильной, оптимистичной, жизнерадостной, любила туристические поездки в Китай. Болезнь подкралась неожиданно, и Галя "сгорела" за два месяца. Мир праху твоему, и светлая память тебе, дорогая Галя...
  
  

Иманбековы

   Валя Ерошенко и Валя Фуртаева [В.Г.Ерошенко] Боря Разумков и Тукен Иманбеков [Т.П.Разумкова]
   Тукен Иманбеков с Галей Ситниковой м Борей Разумковым.
   В первом от нас "финском" доме жили Иманбековы, у них - сын Тукен и три дочери - Римма и Лиля (как звали третью - не помню). Когда мой брат Боря приезжал на лето из Магнитогорска, они с Тукеном хорошо проводили время.
   Отец Тукена - машинист тепловоза.
  Весной 2010 Валя Фуртаева рассказала, что родители Тукена уже умерли, а в 40 лет умер и сам Тукен. Одна из его сестёр живёт недалеко от Агадыря; Лиля - в Алматы, Римма - в Астане.
  

Фуртаевы

  
   Тетя Маруся Фуртаева держит Вову, чтобы я успела его сфотографировать. Сзади - Бабуня сестёр Ситниковых [Разумкова Т.П.]
   Тетя Маруся Фуртаева держит Вову, чтобы я успела его сфотографировать. Сзади - Бабуня сестёр Ситниковых , июль 1963 года.
  
   Во втором "финском" доме жили Фуртаевы, Мария Тимофеевна и Михаил Петрович. У них были сын Вова и дочери - Валя и Таня.
   С Валей, которая на пять лет моложе меня, в 2009 году мы нашлись по Интернету. И она помогла мне в написании "Северного посёлка".
   Валя рассказала мне, что её родители были весёлыми, общительными и любили активный отдых. У них было много друзей. Они семьями ездили за смородиной, сажали в степи картошку, ездили на речку. Поработав, пели и плясали. Мама играла на балалайке и гитаре. Она и Вову этому научила. А девочки поленились учиться. Валя сейчас об этом жалеет, потому что сама любит петь.
   Мария Тимофеевна любила молодёжь. Когда мы повзрослели, она устраивала танцы в своём дворе, вела с нами доверительные разговоры, давала советы. Она знала все новости и щедро ими делилась. Из песен, которые Мария Тимофеевна пела под гитару, мне запомнилась "Коломбина".
   Умерла она рано, в 1977 году, пятидесяти лет от роду.
   Михаил Петрович работал машинистом и на паровозе, и на тепловозе. После 1980 года, перед пенсией, он даже управлял электровозом, но недолго.
   Маленькую Таню все оберегали, а Валю заставляли делать больше, чем ей этого хотелось. И она сердилась и ревновала Маму. Сейчас это кажется Вале смешным.
   Вова был ровесником Нади Ситниковой . Он никогда никого не обижал. Очень любил малышню, всегда собирал ребятишек в команды. В этих командах были и русские, и казахи, и все дружили. Они играли в футбол, в хоккей, вместе ходили на каток. Валя очень любила читать и "бегать по подружкам".
   В 1971 году Валя окончила Алма-Атинский техникум связи. 38 лет проработала в Агадыре в техническом отделе Дистанции сигнализации и связи, последние 15 лет - начальником этого отдела.
   Замуж она вышла за Николая Каширского, который прежде жил на станции Моинты, а в 1962-1963 годах учился в Агадыре. Он работал в этой же организации более 40 лет, последние годы до пенсии - диспетчером.
   В Агадыре они жили рядом со Светой Фоменко . В агадырских квартирах в годы разделения стран убрали центральное отопление, в общих домах поставили печки.
  В феврале 2009 года и Валя, и её муж вышли на пенсию (в Казахстане пенсионный возраст 58 лет для женщин и 63 для мужчин), и сразу же, весной, они переехали в Караганду, в район Караганды-Сортировочной. Там уже давно жила Валина сестра, Галя Гультяева.
   У Вали одна дочь - она живет в Германии - и два внука, в 2009 году им было около 15 и 13 лет.
   Вова и Таня живут на Украине: Вова в Кривом Роге, а Таня в Львовской области, в городе Жидачеве. У Вовы один сын, живет в Одессе, железнодорожник. У Тани - дочь и сын. Вова изредка видится с бывшими соседями по Агадырю - Довбуш.
   Новый, 2010-й, год Валя и Николай встречали в Агадыре.
   Валя Фуртаева в Агадыре, в январе 2010 года с подругой, Ольгой Бурнышевой [Из архива В.М.Фуртаевой] Валя Фуртаева в Агадыре, в январе 2010 года [Из архива В.М.Фуртаевой]
   Валя Фуртаева в Агадыре, в январе 2010 года: 1. С подругой Ольгой Бурнышевой 2. У здания ШЧ ДСС
   Галина Ивановна Ситникова и Валентина Михайловна Брунер (Фуртаева) []
   Галина Ивановна Ситникова и Валентина Михайловна Брунер (Фуртаева). Петербург, 2010 год.
  

Лоленко

   Многодетная семья Лоленко жила недалеко от нас. Все дети были музыкальны. Виктор с малых лет играл в оркестре нашего Дяди Юры. В семье была только одна девочка, Наташа, остальные - мальчики.
    []
   Виктор Лоленко. Из альбома Ю.В.Разумкова.
  
   Я хорошо знала Наташу, мою ровесницу. Удивительно милая девочка. Один год (в четвёртом классе) мы учились вместе. Потом Наташа жила в школе-интернате города Щучинска (Боровое) и приезжала домой на каникулы. Я втайне жалела её, потому что разлука с родными мне представлялась несчастьем. Но несчастной Наташа не выглядела. Напротив, она рассказывала, что их водят в кино и в театры, а театра мы уж точно были лишены в Агадыре. Говорила, как у них хорошо: старшие помогают младшим, все - при деле: девочек там научили шить. Всю лёгкую одежду они шьют себе и младшим ребятам сами, мальчики делают мужскую работу - всё для всех! Ходят на экскурсии. А какая у них художественная самодеятельность! Наташа, конечно же, в ней участвует. В Наташином репертуаре было много песен, и она пела их нам. Очень любила арию Пепиты про "чёртову дюжину детишек" из оперетты Дунаевского "Вольный ветер". У Наташи удивительный тембр голоса, ни с кем не спутаешь.
   Валя Ерошенко с Василием  Новиковым и Валя Фуртаева с Виктором Брунером [В.Г.Ерошенко]
  Наташа Лоленко. Агадырь, 1956 год
   Много лет спустя я услышала певицу Надежду Кадышеву. И, как громом: это же Наташа поёт. И тембр голоса, и манера пения - её! Подумала, что "Надежда Кадышева" - просто Наташино сценическое имя. Стала искать всё о Кадышевой - оказалось, что она, к сожалению, намного моложе нашей Наташи. Жаль, а то Наташа нашлась бы сразу. А так мы совсем потеряли её из виду.
  

Шевчук

   Тома Фоменко мне рассказала, что её сестра Люда училась в одном классе с Таней Шевчук и Валей Фуртаевой. Они дружили. Таня Шевчук умерла в сентябре 2009 года. Таня была похожа на Галю Шевчук, которую и Тома, и я помнили больше других.
   А ровесником Томы Фоменко был Вася Шевчук. Матери Шевчук и Фоменко дружили. Вася после окончания школы выучился на машиниста тепловоза. Он имел семью, был самостоятельным и серьёзным. Таким его видела Тома, когда в студенческие годы приезжала домой на каникулы. Валя Фуртаева в январе 2010 года мне сказала, что Вася и Галя сейчас живут где-то в Северном Казахстане, а их сестра Нина умерла. Младшая дочь Васи живёт в Агадыре.
   Из всех Шевчуков я знала только Галю. Мы иногда ходили вместе в школу. Галя рифмовала слова и спрашивала меня, складно ли получилось.
  
  

Люлько, Панаевы

   Напротив старого дома Калашниковых, недалеко от дома Буниных, жили братья Люлько: Иван, Сергей и Владимир. Их мать жила в одном доме с Желобановыми, почти напротив дома Буниных. Дом был разделен на две половины. Её часть - напротив Депо, часть Желобановых - напротив дома Курято. В конце сороковых годов к матери Люлько приехала дочь, Шура. В марте 2010 года по Интернету меня нашла дочь Шуры, Ирина Панаева, в замужестве Тарасова. Шура работала в бухгалтерии вместе с моим Дедом. Я знала её под фамилией Аникина. Мама Шуры была старостой церкви в селе Пузо Дивеевского района Горьковской области (ныне село Суворово Нижегородской области). Она отказалась отдавать ключи, когда пришли громить церковь. И её арестовали. Шура осталась с бабушкой. Был голод. Бабушка ходила в поле собирать колоски, чтобы прокормиться. Её поймали и тоже посадили. Шуру взяла к себе тётя. Она её и вырастила. Когда мама Шуры после КарЛага стала жить в Агадыре, Шура, совсем уже взрослая, приехала к ней.
   Александра Панаева [] Геннадий Панаев с сыном Юрием [] Ирина Панаева (Тарасова) []
  
   1. Шура Панаева 2. Геннадий Панаев с Юрой 3. Ирина Панаева.
  
    []
   8-й "А" класс. Агадырь, 1974 год.
  
  В Деповском посёлке жил Геннадий Панаев. А работал он в одной из геологоразведочных экспедиций. Шура вышла за него замуж. Сначала семья жила с братьями Шуры, потом переехала в дом Шевчуков. И было у них четверо детей: Лена, 1954 года рождения, Саша - 1956, Ира - 1959, Юра - 1962 года рождения. В 1971 году Геннадий Панаев трагически погиб - его убил на работе пьяный охранник. Шура очень болела. В 1974 году она перевезла детей на родину, в Саров, поближе к родственникам, а в 1975 году Шуры не стало. В 1978 году погибла Лена, её сбила машина. Юра умер в 2008 году от инсульта. Саша живёт в посёлке, недалеко от Иры.
  Иван (Ваня Люлько) переехал в город Ермак, жил там с семьёй. Умер в 2005 году от болезни почек.
  Серёжа Булатов (почему-то записан по фамилии Шуриной мамы) жил с семьёй в Алма-Ате. В юности, при перевозке сена на машине, упал со стога. Даром это падение ему не прошло, с возрастом стало сказываться всё сильнее. Умер он в 2009 году. Как и все из семьи Люлько, Серёжа был очень добрым. Всегда старался помочь семье сестры. У Серёжи двое детей. Сын трагически погиб. Дочь Серёжи зовут Женей, она живёт в Алматы. У неё - два сына.
  Ира нашла мужа, а её брат Саша - жену именно в селе Суворово. Ира часто туда ездит и иногда бывает в церкви, где когда-то служила её бабушка.
  

Ерошенко

   В четвёртом "финском" доме жила семья Ерошенко. Интерес для меня представляли две девочки из этого дома, Галя и Валя, наши подружки. Везде они таскали с собой младшую - Светку; потом, как водится, стали от нее убегать (так одно время мы с Галкой Ситниковой убегали от этой привязчивой маленькой Надьки). Потом все подросли, и никто ни от кого не убегал.
  Валя Фуртаева весной 2010 года рассказала, что матери девочек Ерошенко, тёте Клаве, сейчас больше 90 лет. Она живёт с Валей в Агадыре. Галя где-то в Ташкенте, а Света - в России. Вот и вся информация, которой я располагала. Владимир Николаевич Колесников познакомил меня с Людмилой Губер (Новиковой), которая помогла мне связаться с Валей Ерошенко, её свекровью. С помощью Валиного внука, Жени Новикова, я получила от Вали фотографии и всё, что с радостью изложила ниже.
  В 1937 году, во время пуска в эксплуатацию паровозного депо, в Агадырь приехал Гриша, молодой машинист. Здесь он познакомился с Клавой и женился на ней. Молодой семье дали квартиру в деревянном доме возле вокзала, а в 1950 году они переехали в "финский" домик по улице Тепловозной, которая до сих пор так и называется. Гриша прожил с Клавой 50 лет. На смену паровозам пришли тепловозы, сначала серии ТЭМ-2, затем ТЭЗ, 2ТЭ10Л, а потом и электровозы. На пенсию он ушёл, уже освоив электровоз. Умер 73 лет. Всего детей у них было пятеро - Галя, Валя, Света, Витя и Саша.
  Галя по окончании школы уехала в Ташкент учиться в техникуме - там и осталась. Вышла замуж. У неё трое детей. Живёт со старшим сыном и пятерыми внуками. Младший сын и дочь живут в Москве. У них - по одному ребёнку. Всего у Гали семеро внуков.
   Галя и Валя Ерошенко [В.Г.Ерошенко] Валя и Света Ерошенко [Из архива В.Г.Ерошенко]
   1. Галя и Валя Ерошенко. 2. Валя и Света Ерошенко.
  
  Света живёт в Юрге Кемеровской области. После окончания техникума Валеру Краснова (её мужа) направили туда работать. У них две дочери, два внука и внучка, которая уже вышла замуж. Так что летом 2010 года Света стала прабабушкой.
  Витя живёт в Днепропетровске с женой и детьми - сыном и дочкой. А Саши не стало в совсем юном возрасте - в 22 года.
  В школьные годы Валя была активисткой, участвовала в драмкружке. Им руководила Надежда Ивановна Высоцкая, чем-то напоминающая мне актрису Ольгу Аросеву. Спектакли ставили на школьных вечерах и в клубе ЖД. Валя играла главные роли.
   Сцена из спектакля 5 [В.Г.Ерошенко] Сцена из спектакля 2 [В.Г.Ерошенко]
   Сцены из школьного спектакля. 1.Наставления Девочке (Валя Ерошенко), влюблённой в Альфонса (Кабак), дают Дед (Петя Калашников) и Бабушка (Зельма Альтенгоф). 2.Альфонс (Кабак), Девушка (Валя Ерошенко)и Бабушка (Зельма Альтенгоф).
  Воспоминания Зельмы Альтенгоф можно прочесть в сборнике "Воспоминания моих земляков-агадырцев".
  
   Сцена из спектакля 3 [В.Г.Ерошенко] Участники школьного драмкружка []
   1.Альфонс (Лёня Кабак), Девочка (Валя Ерошенко) и руководитель драмкружка - Надежда Ивановна Высоцкая. 2. Участники школьного драмкружка, слева направо: Вова Гужев, Зельма Альтенгоф, Света Зебрева, Лёня Кабак, Валя Ерошенко, Надежда Ивановна Высоцкая, Люда Остроухова, Петя Калашников, Люда Фризон, Таня Краснер.
  
   После окончания школы Валя пошла работать, чтобы помочь родителям. Сначала была подменной воспитательницей в детском саду Шестой геологоразведочной экспедиции. В 1967 году по настоянию папы перешла в Депо и стала заочно учиться в Алма-Атинском железнодорожном техникуме. Работала оператором в группе учёта, с 1980 года - старшим экономистом, а потом начальником планово-экономического отдела. Сейчас Валя на пенсии. Живёт вдвоём с матерью в микрорайоне. Он южнее Двадцать Первой экспедиции, построен в 1973 году. Валя вспоминает: "Раньше там был отличный каток с освещением. В наше прекрасное время мы, деповские, по морозу ходили туда за четыре километра с коньками через плечо". Я тоже это помню, сама ходила, когда приезжала домой во время зимних каникул.
   Валя Ерошенко в форме железнодорожницы [Из архива В.Г.Ерошенко] Валя Губер(Ерошенко) с сыновьями  [В.Г.Ерошенко] Галя Ерошенко [Разумкова.Т.П.]
   1.Валя Ерошенко - железнодорожница. 2.Валентина Григорьевна Новикова(Ерошенко) с сыновьями. 3. Галя Ерошенко
  
  В Валиных воспоминаниях остался чудесный Парк с танцплощадкой и летним кинотеатром. На танцплощадке всегда была музыка. Молодёжь танцевала, а пожилые люди наслаждались музыкой и свежим воздухом. Они не заходили на танцплощадку, а просто смотрели, как веселится молодёжь. После окончания школы летними вечерами Валя с Надей Ситниковой ходили на танцы и в кино. Их подруги, Валя Фуртаева и Люда Фоменко , ещё учились, и родители не разрешали им гулять по вечерам. Сейчас, можно сказать, нет того парка, вырубили деревья, построили на территории мечеть, празднуют там только День железнодорожника. Ставят юрты от каждой организации, готовят национальные блюда. Казахи очень гостеприимный народ, можно зайти в любую юрту и отведать приготовленные блюда. Но воспоминания о Том Парке останутся навсегда, как о чудесном времени нашего юношества.
  У Вали два сына. Саша живет в России, недалеко от Светы, в городе Тайга. Они часто встречаются. У Саши двое детей. В июне 2010 года Сашиному сыну было 16 лет, а дочери 10. Со вторым сыном, Женей, Валя живёт в одном доме. Женя работает в депо инженером-технологом. У Жени тоже двое детей: сын Женя и дочь Юля. Женя учится в школе имени Гагарина.
   Валя Ерошенко и Валя Фуртаева [В.Г.Ерошенко] Люда Фоменко, Валя Фуртаева, Валя Ерошенко, Лида Михеева [Из архива В.Г.Ерошенко]
   1. Валя Ерошенко и Валя Фуртаева. 2. Люда Фоменко , Валя Фуртаева, Валя Ерошенко, Лида Михеева.
   Надя Ситникова, Валя Ерошенко, Валя Фуртаева [Из архива В.Г.Ерошенко] Валя Ерошенко с Надей Ситниковой и её парнем, Сашей Гурьяновым [В.Г.Ерошенко]
   1. Надя Ситникова, Валя Ерошенко и Валя Фуртаева. 2. Валя Ерошенко с Надей Ситниковой и её парнем, Сашей Гурьяновым.
  
  Как-то вечером Валя с Надей Ситниковой и моей двоюродной сестрой Светланой, приехавшей к нам из Магнитогорска, вышли из парка и пошли домой. Девушкам повстречались два парня. Не обращая на них внимания, девушки пошли дальше. Один из парней окликнул: "Рыжая!". Пришлось оглянуться. Оказывается, это было сказано в адрес Вали Ерошенко. Они с парнем остановились, поговорили, потом встретились на танцплощадке. Так Валя познакомилась со своим будущим мужем. А у него был друг, Виктор Брунер - потом он женился на Вале Фуртаевой. Всё свободное время они проводили вместе.
   Валя Ерошенко с Василием  Новиковым и Валя Фуртаева с Виктором Брунером [В.Г.Ерошенко] Валя Ерошенко и Валя Фуртаева [В.Г.Ерошенко]
   1. Перед уходом в армию. Валя Ерошенко с Василием Новиковым и Валя Фуртаева с Виктором Брунером. 2. Евгений Новиков - внук Валентины Григорьевны.
  
  
  

Довбуш

   Валя Ерошенко с Василием  Новиковым и Валя Фуртаева с Виктором Брунером [В.Г.Ерошенко]
   Люда и Вова Довбуш, Галя Ситникова
   В пятом "финском" доме жила чета Довбуш с тремя детьми: Людой - нашей ровесницей, Вовой и Зоей. Тетя Нина Довбуш работала продавцом в магазине Московской геологоразведочной экспедиции.
   Люда Фоменко, Валя Фуртаева, Валя Ерошенко, Лида Михеева [Из архива В.Г.Ерошенко] Саша, Люда и Зоя Довбуш []
   1. Люда Довбуш на фоне домов Буниных и Фоменко. 2. Владимир Александрович, Людмила Александровна и Зоя Александровна
  
   Мне очень нравилась семья Довбуш. Все они были спокойны, доброжелательны. Дядя Саша был огромного роста, с добрым лицом. Люда дружила с нами, у нее был очень приятный голос. Они уехали к Людиной бабушке в Кривой Рог, мы переписывались и тогда, когда я была в Воронеже.
   Недавно с помощью Александра Анатольевича Бугаева я нашла Владимира Довбуша. Он рассказал, что их родители, тётя Нина и дядя Саша, жили в городе Припять до эвакуации в 1986 году. Остаток жизни они провели в Крыму, в городе Саки. Тётя Нина умерла в 1998 году, а дядя Саша - в 2009 году.
   Людмила окончила вуз. У неё двое взрослых детей: дочь Ирина с внуком Сашенькой и сын Дмитрий с внучкой Антониной. Ирина и Людмила Александровна живут в Кривом Роге. Людмила Александровна много лет проработала инженером-технологом на хлебозаводе. Сейчас - на пенсии. Её сын Дмитрий с внучкой Антониной живёт в Киеве. Владимир Александрович после окончания факультета Автоматики и телемеханики ЮРГТУ (НПИ) Новочеркасского политехнического института (Южно-Российского Государственного технического университета) сначала работал начальником участка на Тырнаузском узле связи, что в Кабардино-Балкарии, потом главным инженером узла связи Припяти, потом, до 2000 года, мастером лаборатории СКАЛА цеха ТАИ Чернобыльской АЭС. Теперь живёт и работает в Киеве.
  
  
  

Калашниковы

  
   Валя Ерошенко с Надей Ситниковой и её парнем, Сашей Гурьяновым [В.Г.Ерошенко] Вера Калашникова [Разумкова Т.П.]
   Вера Калашникова
   После отъезда семьи Довбуш в первом от колонки "финском" доме стала жить большая семья Калашниковых. Дядя Филя работал в одном цехе с Мамой, они были коллеги. Тетя Шура, кругленькая красивая женщина с удивительно ясными глазами, работала продавцом. Дети у них появлялись почти каждый год, а потому жили они очень скромно, но в их доме все так любили друг друга!
  Старшим детям, Вере и Пете, было тогда совсем немного лет. После дождя они бегали по лужам и увидели грузовик. Из кузова, совсем близко от земли, торчали концы какой-то проволоки. Недолго думая, решили прокатиться. Вера ухватилась за один конец, Петя - за другой...
  Оказалось, грузовик оборвал провода, которые были под напряжением. Соседи посовещались и решили, что детей надо закопать в землю. Так и сделали. Приехали врачи и отругали инициаторов. Детей сразу увезли в больницу. Весь посёлок каждый день спрашивал друг у друга, как дела у Верочки и Пети, не надо ли чего?
   К счастью, всё обошлось. У ребят остались только небольшие шрамы на руках - от той самой проволоки...
   С Верой мы дружили ещё до их переезда в этот большой "финский" дом. Мама дяди Фили, рыхлая женщина, говорила певучим голосом, знала много сказок и прибауток. Даже когда она журила внуков, у неё это звучало ласково и совсем не обидно. Вера говаривала: "Дома у меня всегда все хорошо".
  
   Вера в костюме шахматной королевы [Разумкова Т.П.] Вера Калашникова  и мы со Светланой [Разумкова  Т.П.]
   1. Верочка Калашникова в костюме "Шахматной королевы". 2. Вера и мы со Светланой
  
  С Верой мы любили ходить на болотце за Депо - рассматривали там головастиков. Однажды мы встретили на болотце большую девочку Зину, которая из глины налепила нам кучу занятных вещей и даже корову с выменем... Вера была очень славной девочкой, и мы с ней хорошо проводили время.
   Ближе к окончанию школы Вера мне сказала, что в Новосибирске есть техникум, "где учат собирать телевизоры". Мне эта мысль чрезвычайно понравилась, однако дома отсоветовали: надо окончить среднюю школу, получить аттестат, а там - хоть в институт, хоть в техникум. Возможностей будет больше. И я согласилась. А Вера поехала в Новосибирск и поступила в этот оптико-механический техникум.
  После его окончания в 1965 году начала работать конструктором на оборонном предприятии. В 1967 году вышла замуж. В октябре появилась Тома, старшая дочь. По льготной очереди им дали комнату как молодым специалистам. Муж в это время учился на третьем курсе вечернего отделения института. Вера решила от него не отставать: пока нянчила новорожденную, подготовилась и сдала вступительные экзамены - тоже на вечернее отделение института. В течение трёх лет они с мужем учились и работали, а Тома часто живала в Агадыре, поэтому она хорошо его помнит. Не забыла и дедушку с бабушкой. Не реже двух раз в год Вера с мужем летали в Агадырь. Там их ждали и любили. К тому времени все братья и сестры образовали свои семьи, и у всех появились дети. Они радостно встречались одной огромной семьей в родительском доме. Вера по-прежнему живёт в Новосибирске, у неё две дочери, Тамара и Ольга, внучка Юля и муж Федор. Дети работают: старшая - бухгалтером, младшая - фармацевтом. Внучка заканчивает 11-й класс. Вера и муж - инженеры. Работают, но теперь не по специальности. Живут небогато, но на жизнь хватает.
  Второй из детей Калашниковых, Петя, работает железнодорожным машинистом в Джамбульской области Казахстана, в Луговой. Он пошёл по стопам родителей: они с женой родили и воспитали шестерых детей. Всем детям дали образование. Уже есть внуки. Вера и Петя не виделись со дня смерти папы, с конца 1990 года.
  Третий, Николай, с 1980 года и до отъезда работал в Агадырском энергоучастке - механиком, старшим механиком, а потом начальником ремонтно-механического цеха.
    []
   Коля и Наташа Калашниковы.
  
  Николай женат вторым браком на сестре Владимира Николаевича Колесникова, Наташе. В 1993 году они переехали в Тихорецкий район Краснодарского края. Воспитывают двоих детей. В 2010 году Николаю Филипповичу исполнилось 60 лет.
  Четвёртая, Люба, окончила Новосибирский авиационный техникум. Распределение получила на авиазавод в город Улан-Удэ, где и трудится сейчас, уже будучи на пенсии, начальником планового отдела. Там же вышла замуж, воспитала двоих детей. Есть внуки.
  Пятая, Надя. Она вышла замуж за агадырского Сашу Кузьменко. Его отец работал в Депо, а мать - в ОРСе. Они жили в Агадыре до 1994 года. Родили двоих детей, сейчас живут в Ростовской области. Оба работают на железной дороге, тоже есть внуки.
  Шестая, самая младшая - Наташа. Живет в Иркутской области, на берегу Байкала. Работает. В семье двое детей. В прошлом году овдовела. Дети выросли, живут отдельно, есть и внуки.
   Всё это мне рассказала Верочка, простите, Вера Филипповна, в феврале 2010 года.
  

Чекмарёвы

   В доме рядом с водоколонкой жила ещё одна наша подруга - Римма Чекмарёва. У неё были папа, мама, бабушка, старший брат Боря и младший - Слава. Боря учился со мной в четвёртом классе.
  
   Бабушка и мама Риммы Чекмарёвой [Разумкова.Т.П.] Люда Фоменко, Валя Фуртаева, Валя Ерошенко, Лида Михеева [Из архива В.Г.Ерошенко]
  
   1. Бабушка и мама Риммы Чекмарёвой 2. Борис, старший брат Риммы Чекмаревой
   Боря водил нас в степь за "бузликами". Это были маленькие луковички, которые росли довольно глубоко. Мы выкапывали их, кто чем мог, и ели ещё до появления цветов. А цветами, как я поняла много позже, были те самые прекрасные подснежники! Вообще, ели мы всё, что было в этой небогатой растительностью степи: на сопках - заячью капусту, медуницу. Выдергивали лепестки медуницы и откусывали самый кончик со сладким нектаром. Осенью собирали сладковатую мучнистую джигиду (в литературе "джиду"), дальнюю и бедную родственницу крупноплодной бухарской джиды. Казалось бы: ну, что там есть? Между жестковатой шкуркой и продолговатой косточкой - не больше миллиметра. Джигида во множестве росла в Парке, а потом и у нас дома. В огородах, конечно же, все любили ягоду паслён.
   Помню, как маленькая Римма с подачи матери декламировала мне только что выученное стихотворение С.Я.Маршака: "С цифрой пять на медной бляшке, в синей форменной фуражке. Это вон, это вон, ленинградский почтальвон..."
   Валя Ерошенко с Василием  Новиковым и Валя Фуртаева с Виктором Брунером [В.Г.Ерошенко] Сцена из спектакля 2 [В.Г.Ерошенко]
   Римма
   Как-то раз перед Пасхой Римма приходила к нам играть и позвала меня с собой. Баба отпустила, но предупредила: "Там сегодня, наверное, куличи пекут - не выглядывай, не напрашивайся на угощение". А мне вдруг захотелось обязательно попробовать бабушкиного кулича. И я подошла к ней и попросила. Бабушка сказала, что она ещё только поставила тесто, и куличи будут не скоро, если хочешь попробовать - подожди. Тесто подходило долго, но я терпеливо ждала, забыв про игру. И совсем уж надо бы вернуться домой, но в меня будто бес вселился. Уже одетая, я стояла и ждала. А эта Риммочка ябедливым таким голоском: "Бабушка, а Таня все за пышкой стоит". Кажется, мне тогда предложили попробовать кулич завтра. Меня так долго не было дома, что за мной пришли. Баба как-то узнала о моей постыдной стойкости, и меня долго ни к кому играть не отпускали.
   Когда мы учились в средних классах, Римма Чекмарева и Галя Ситникова стали самыми моими лучшими подругами. Наш союз мы называли "ГаРиТа" по первым слогам имен. Потом как-то доросла Надя Ситникова, ближе стали Люда Довбуш, Вера Калашникова, сестры Ерошенко , но Римма и Галя неизменно были рядом.
  
   Римма Чекмарёва, Таня Разумкова и Галя Ситникова [Чмельков]
   Римма Чекмарёва, Таня Разумкова и Галя Ситникова
  
   Летом 1965 года я впервые ехала домой из Воронежа на каникулы. Знала, что в Агадыре меня ждёт двоюродная сестра Светлана - они с Борей приехали из Магнитогорска. Знала, что увижу и Галю Ситникову. Знала, что Римма после первого курса в Ташкентском переплётном техникуме поехала на целину и домой вряд ли приедет.
   Римма Чекмарёва [Разумкова Т.П.]
   Римма Чекмарёва.
   Поезд мой опоздал и пришёл после обеда, часа в четыре. На вокзале меня встретила подавленная Светлана и поведала ужасную новость: час назад СХОРОНИЛИ РИММУ.
   Несколько дней назад, после работы, они побежали на пруд и стали кататься на плотах. Плот, на котором была Римма, развалился. Римма была весёлой и боевой, а потому никто и не поверил: когда она стала тонуть, думали - дурачится; разве могла такая девчонка, как Римма, не уметь плавать? Но плавать она действительно не умела, как и все мы - негде было у нас плавать...
   Светлая память тебе, наша неунывающая Римма. Я никогда тебя не забуду, как не забуду наш Агадырь, Северный посёлок и всех, с кем была дружна.
  В декабре 2011 года младший брат Риммы, Вячеслав, сообщил, что помнит всех Люлько, Буниных - Сашу, Зину, их родителей, Люду и Вову Фоменко , сестёр Ситниковых . Что его брат Борис умер в 2007 году, в Ермаке. Что сам он после армии жил в Ташкенте, а потом уехал на Север. Работал на газопроводе до 2004 года, до самой пенсии. Что они купили квартиру в городе Белгороде. Что их мама жива, живёт в городе Ермаке, что скоро ей исполнится 95 лет, и они собираются к ней на юбилей.
  
  
  

Последний взгляд из окна вагона

   Фотография сделана из окна вагона - последние мгновения в нашем Северном-Деповском посёлке. Вдали - водокачка. [Разумкова.Т.П.]
   Фотография сделана из окна вагона - последние мгновения в нашем Северном-Деповском посёлке. Вдали - водокачка.
  
   На этом снимке сёстры Фоменко узнали свой дом и дом Буниных . Комментирует Тома Фоменко : "Виден огород, копна сена для нашей коровы Зорьки, туалет, сарай с одним маленьким оконцем, угол дома и палисадника. Моду белить туалет и сарай ввела я. На каникулах я и малышня ездили с тележкой за белой глиной, делали раствор, замазывали все щели, выбоины, которые образовались за год. А потом я белила сначала дом на два раза, потом сарай и туалет. К маме приходили соседки и удивлялись: зачем? Она пожимала плечами: "Тома так захотела".
  
  
   Часть вторая

И снова - Агадырь

  
  В июне 1985 года умер Дядя Юра. Мы с дочерью ездили в Агадырь на похороны. Они были многолюдными - моего дядю знали все. Мне давно хотелось показать Кате "мой" Агадырь, но тогда времени на это не осталось.
  А в 1990 году, 17 июня, в субботу, мы с дочерью сели в электричку и поехали в Агадырь. От вокзала пошли к Центру. Всё оказалось на месте: и Клуб, и Магазин, и Базар, и деревянные дома. И коровы здесь так же гуляли, как и много лет назад.
   Валя и Света Ерошенко [Из архива В.Г.Ерошенко] 1 сентября. Вид на школьный двор [Разумкова Т.П.]
   1. Школа 149. 2. 1-е сентября. Вид на школьный двор из окна радиоузла
  
  Побывали в моей 149-й школе, в которой, как нам сказали, теперь размещаются только казахские классы. Здесь, на втором этаже, есть длинная комната со шкафами вдоль стен. Это - физический кабинет. Я владела им целых два года! Среди множества всяких приборов были даже органные трубы - невзрачные полые деревянные брусочки, которые удивляли меня своей причастностью к этому неведомому инструменту с загадочным, завораживающим звучанием.
  

Танго и фокстроты, вальсы и чарльстоны...

  
  В соседнем кабинете мы с Розой Блейле занимались фотографией. В нём же располагался и радиоузел - сердце наших танцевальных вечеров. На столе стоял проигрыватель, рядом - кипа пластинок без пакетов. Среди них была моя любимая, с неповторимой и до сих пор не найденной композицией. Называлась пластинка странно: "Мелодии из тон-фильмов". Диск угольно-чёрного цвета толщиной два-три миллиметра, от любого падения мог разбиться. На такой же толстой пластинке были записаны танцы, с одной стороны "Падеграс", с другой - "Падеспань". Этим танцам нас пытались научить в школе, чтобы чередовать их с вальсами и не допустить пришедших с Запада, а потому заведомо чуждых, фокстротов и чарльстонов. Это теперь, по прошествии многих десятилетий, при звуках падеграса и падеспани у меня теплеет на душе, а тогда хотелось спрятаться, чтобы избежать позора неумехи: непродолжительное обучение неподготовленных школьников успеха не имело. На вечерах падеграс и падеспань танцевали только учительницы да три-четыре пары из числа наиболее продвинутых танцоров. Танго, фокстроты и вальсы танцевали в одной и той же позиции. Только танго - медленно, фокстрот - быстро, а в вальсе, как и положено, кружились. Умение танцевать чарльстон считалось особым шиком. Чаще всего характерное па разучивали в классе на переменах. Дверь при этом запиралась на ножку стула. И потом, на вечерах, выученные танцы исполнялись с большим энтузиазмом: сладок запретный плод... Между танцующими ходили бдительные учителя и грозили пальцем особо "распоясавшимся"... Вспоминаются простые, но такие милые песенки: "Да, Мари всегда мила..." , "Двадцать крошечных пальчиков", "Марина", " Ландыши", ",Поезда", " Я ждала и верила" , "Если нас двое" (Гелена Великанова), " Ладзарелла", " Дождь идет", " Цветущий май " (танго) , танго "Серебряная гитара", " Помнишь годы юные", " Албанское танго", " Арабское танго" , " Утомлённое солнце", " Жемчуг", " Брызги шампанского", " Кумпарсита" , " Челита ", "В кейптаунском порту", " Вдыхая розы аромат", " Счастье мое", " Рио рита"," Веселись негритянка", " Мама, йо керо, мамА", " Бесаме мучо", "Вальс Дунайские волны" , " На сопках Маньчжурии" , " Амурские волны" ," вальс "Оборванные струны" , " вальс "Домино" , " вальс "Осенний сон" , вальс "Тоска", вальс "Серебряные струны" , "Грусть" ; песни в исполнении Майи Кристалинской... Особенно мы полюбили ритмичные вариации на тему песни "Очи чёрные". Они были в таком прекрасном исполнении, что устоять на месте было невозможно. Сама пластинка выглядела странно: это был рентгеновский снимок, которому придали форму диска. Подобные записи так и назывались в просторечии "на костях". Кто, как, откуда, в каком виде передавал их - оставалось только догадываться.
  Ответственным по школе за проведение танцевальных вечеров всегда назначался Николай Дмитриевич Остапенко, наш бессменный завуч на протяжении всех моих школьных лет. Это был человек безупречно грамотный, думающий, очень строгий и справедливый. По долгу службы он пресекал недозволенные танцы, грозил отобрать запрещённые пластинки, но никогда не отбирал.
   Сцена из спектакля 2 [В.Г.Ерошенко] Валя Губер(Ерошенко) с сыновьями  [В.Г.Ерошенко]
   Валя Ерошенко в форме железнодорожницы [Из архива В.Г.Ерошенко]  [] Валя и Света Ерошенко [Из архива В.Г.Ерошенко]
   Валя Ерошенко в форме железнодорожницы [Из архива В.Г.Ерошенко] Сцена из спектакля 5 [В.Г.Ерошенко]  []
  
   На школьных вечерах
  
  

В другой школе

  
  В этой 149-й школе прошли девять из одиннадцати лет моей учёбы, а первые два года мы учились в помещении казахской школы, что была напротив. Относились мы к русской школе, НСШ N 180. Запомнилось, что на переменах в коридорах все учащиеся привлекались к хороводам. Учителя брали за руки учеников разных возрастов и с песнями водили нас по кругу. Мы старались угадать слова песен на казахском языке, которые начинали петь запевалы. Эти песни прославляли Ленина, Сталина, Партию (это в переводе не нуждалось, а потому звучало стройно и громко).
   На школьных концертах пели казахские народные песни под аккомпанемент домбры и кобыза. Помню песенки про девушку-водовоза, "Тракторши Карандас", "Шолпан". Девочки из параллельного класса исполняли танцы в красивых национальных костюмах. Начинающие баянисты обязательно играли "Чардаш" Монти.
   Моя первая учительница - Клавдия Александровна Логвиненко, добрая, заботливая - просто вторая мама. У неё была сестра, тоже учительница начальных классов, Вера Александровна. С ней всюду ходила толстая, кривоногая и очень длинная такса по имени Мальчик.
   В 1952 году первый "А" получился большим. Замученная нами Клавдия Александровна часто восклицала: "А ну-ка замолчите! Вас тут 40 человек!". Уроки Клавдия Александровна часто вела в пуховой шали - наверное, бывала простужена.
   У Клавдии Александровны - прекрасное знание русского языка. Слово "наверное" она произносила коротко: "верно". На уроках пения разучивала с нами "Садок вишневый" (Т.Г.Шевченко) - на украинском языке. Помню песенку про то, как Мишка-медведь наступил лисе на хвост. Класс, как мог, пел - кричал.
   Мальчишки из классов постарше, завидя нас в коридоре, декламировали: "Первый класс купил колбас, второй - резал, третий - ел, четвёртый в дырочку глядел, пятый - на ниточке висел". И хихикали. Радовались, что уже большие.
   Зимой, в бураны, нас, закутанных в пуховые платки, в школу приводили мамы и бабушки.
   С Вовой Журавским, Галей Дробновой, с неразлучными подружками Галей Никоновой и Любой Кузьменко я проучилась десять лет. Врозь - только в четвёртом классе.
   Я была дружна с Фросей Цой, чудесной, невозмутимой девочкой, и её сестрой, Флорой, которая тоже будет учиться в нашем классе. Флоре не нравилось её имя, и она просила называть её Лорой. С ними я проучилась девять лет. Врозь - в четвёртом и одиннадцатом классах.
   Все одиннадцать лет я проучусь и с Розой Ибраевой. Её семья жила в большом деревянном доме южнее Центра. Детей много, Роза - старшая. Её отец был знаком с академиком-геологом, кажется, Сатпаевым. Роза всё делала и говорила быстро. Однажды она показала мне чердак своего многоквартирного дома.
   Была у нас Люда Гужева, очень старательная девочка. Жила в доме за больницей. Вышла замуж сразу после выпускного вечера.
   С Леночкой Козик, доброй и красивой девочкой, мы бывали друг у друга дома.
   Очень долго искала я Юлю Лим, мою одноклассницу. В школе она была отличницей, умницей и тихоней. Слышно её было только у доски. Потом мы познакомились с ней поближе, и это время я запомнила навсегда. А в апреле 2013 Юля нашла меня сама, и её воспоминания теперь можно прочитать в сборнике рассказов "Воспоминания моих земляков-агадырцев".
  
Пережили зиму, а в марте случилось то, что воспринималось как вселенское горе: умер СТАЛИН. Нам велели сшить траурные розетки - на кружок картона нашить красную ткань и обрамить чёрной лентой. Мама послушно её сшила. Кажется, розетка у меня до сих пор сохранилась. На траурной линейке дети и учителя плакали в голос. Были ли они искренни - не знаю. В нашем посёлке от режима пострадал каждый второй. Дома у нас не плакали. Помню, что с недоумением тогда восприняла фразу, брошенную Дедом мимоходом: "Теперь у них начнётся борьба за власть". А нам-то сказали, что Партия ещё теснее сплотит свои ряды... Школьные убеждения становились важнее домашних.
  
  За год до моего поступления в школу отменили плату за обучение в младших и средних классах, чуть позже перестали платить и старшеклассники. Так что училась я все 11 лет бесплатно. Нам было странно думать, что когда-то за обучение брали деньги.
  В конце первой четверти был праздничный концерт. В нём участвовали и учителя. Никогда не забуду двух учительниц, певших дуэтом. Одну из них я очень хорошо запомнила. Звали её Таисией Петровной Драган. У неё был точёный профиль и густые чёрные кудрявые волосы, постриженные сзади очень коротко. Они пели в терцию мелодичную грузинскую песню "Реро". Я слышала её всего один раз, а помню - как сейчас! Припев был такой: "Реро, мы поднимем дружбы чашу, Реро! За страну родную нашу, Реро! За страну, за славный наш народ!". Когда я потом встречала Таисию Петровну в коридоре, смотрела на неё, как на небожителя. Долго смотреть не пришлось: весной она и ещё несколько учительниц из Агадыря уехали. Может, закончилось время их трёхгодичной отработки после института, а может, они обрели возможность передвигаться в связи с кончиной Сталина.
  Помню ещё одну молоденькую учительницу. Одета она была экстравагантно по тем временам: носила короткое широкое пальто в крупную-крупную бело-жёлто-зелёную клетку. Она учила младшеклассников. Помню, во дворе казахской школы после уроков мальчишка постарше, которому она была никто, показывая пальцем ей вслед, говорил товарищу: "С Америки сбежала!". Однажды она появилась в школе с зелёными волосами! Скорее всего её, как и Ипполита Матвеевича, подвела краска. Для того времени это было неслыханно! И если её крупную клетку в школе как-то терпели, то волос столь экзотического цвета терпеть никто не собирался: "Какой пример ученицам она подаёт!". До уроков девушку не допустили, и больше в школе её не видели.
   Рассматриваю общую фотографию. Ошибочно там указана литера "Б", а не "А", как было в действительности. Как хорошо, что я написала на обороте фамилии.
   1-й
  
   Анатолий Гаркуша, Анатолий Кирилленко, Юрий Омельченко. Петя Алёнкин, Борис Цой, Борис Остроухов, Магомед Барахоев, Толя Абдурахманов, Женя Кантарбаев, Марат Камышев, Ваня Вернер, Вова Пак, Вова Журавский, Витя Котванов, Алла Трехманенко, Оля Кан, Нина Подколзина, Люба Скуднова, Таня Разумкова, Амантай Акамбекова, Люба Марченко, Таня Василенко, Галя Никонова, Галя Дробнова, Фрося Цой, Люба Кузьменко, Клавдия Александровна Логвиненко, Лена Козик, Галя Николайчук, Роза Ибраева, Юля Лим, Аня Цхе, Володя Петухов, Гена Цвайгерт, Тая Высочинская, Люда Гужева, Валя Старостина, Лиза Шеллер, Галя Чухно, Олег Ким, Коля Хрыкин.
  
   1 сентября 1953 года - снова в школу, опять в казахскую. Парты, двери, окна - всё пахнет свежей краской. Этот запах будет волновать меня каждый год. Кажется - всё снова. С чистого листа. И так приятно снова встретиться с одноклассниками, узнать, кто, где побывал.
   Заключительная фотография за второй класс - маленькая, как бы случайная. Мы сидим на солнце, все "слепые". Не может быть, чтобы нас в классе было так мало. Скорее всего, Клавдию Александровну не предупредили о приходе фотографа, и она не смогла собрать всех нас.
   2-й
  
   Вова Журавский, Юра Омельченко, Таня Разумкова, Таня Василенко, Клавдия Александровна Логвиненко, учительница, Люда Гужева, Аня Цхе, Валя Старостина, Петя Алёнкин, Тая Высочинская, Люба Кузьменко, Галя Чухно, Валя Рамазанова, Люба Марченко, Алла Трехманенко, Гена Цвайгерт, .....<фамилия пропущена> Лена Козик, Толя Гаркуша, Ваня Вернер.
  
  

Труд и отдых

  
  Мы идём по Агадырю летом 1990 года. В нашей 149-й школе сейчас ремонт. Убирают круглые печи с топками - проводят водяное отопление. Эти печи и мне довелось как-то летом красить черным лаком: дедушка-маляр, видя мою заинтересованность, предложил ему помочь. Больше всего меня тогда удивило, что за это удовольствие мне потом ещё и заплатили. За печами следили истопники, подносили к ним уголь. А из вагонов в кузов машины уголь выгружали всегда старшеклассники. Помню, в воскресенье в школе у нас был объявлен танцевальный вечер. А днём мы должны были разгрузить уголь. Угольная пыль запорошила нам лица. Собираясь на вечер, многие поняли, что всей пыли нам всё равно не отмыть, нечего особенно стараться, тем более что глаза вдруг приобрели небывалую выразительность. Мода чернить веки придёт значительно позже; школьницам украшать лица в те годы не разрешалось. А тут - никто ведь не виноват, что весь день мы работали и не успели отмыть веки...
   Сцена из спектакля 5 [В.Г.Ерошенко]
   Слева направо: Зоя Жунуспекова, Люда Гужева, Люба Кузьменко, Саша Клочков ставит рожки Вале Самойленко, между ними - Роза Ибраева. Правее - Валя Павлова, чуть сзади - Галя Никонова, за ней - Слава Сидельников. Рядом с Валей Самойленко - Люда Ли. Над Ниной Сергеевой и Марусей Занковец Дима Югай держит папку-портфель. Ещё правее - я, Вова Журавский, Толя Салбуков смотрит на Вову Журавского, правее - Тулеген Ахметов и Валя Стародынов.
  
  По расписанию у нас всегда были уроки труда. Нам прививали навыки столярных и слесарных работ. Кроме этого нам положено было каждым летом по две недели под руководством преподавателя биологии Елены Константиновны Ростовской отрабатывать на пришкольном участке: копать землю для грядок, высаживать рассаду, полоть, поливать. Конечно, не хотелось мне за два километра ходить летом в школу, когда то же самое надо делать и дома, но что поделаешь? Общественное нас приучили ставить выше личного.
  Никогда не забуду, как нашему 9-а разрешили собраться вместе за столом, правда, не в школе, а в каком-то подсобном помещении, которое надо было предварительно вычистить и вымыть (прежде, кажется, в нём жило какое-то домашнее животное). Последнее обстоятельство нас нисколько не огорчило - многие семьи держали скот, - главное, нам можно будет собраться одним, без взрослых, - и мы с энтузиазмом принялись за работу. И тёплые воспоминания остались не столько от застолья, сколько от совместной слаженной работы, от совместного приготовления еды. За столом (безалкогольным) мы много пели, разговаривали, смеялись. И было так уютно в этой маленькой сараюшке, вычищенной и вымытой своими руками.
  
  

Наш класс и не только

  
   Сцена из спектакля 5 [В.Г.Ерошенко] Валя Ерошенко с Василием  Новиковым и Валя Фуртаева с Виктором Брунером [В.Г.Ерошенко]
   Наш класс: 1. Впереди всех - Роза Ибраева, Юля Лим, Люся Хитева, Фрося и Лора Цой, Валя Иванова, Люба Кузьменко; позади: Люда Гужева, Галя Чухно, Галя Никонова. 2. Впереди: Фрося Цой, Валентина Васильевна Караваева, Лора Цой; позади: Гена Коломеец, Таня Разумкова, Тулеген Ахметов.
   Наш класс собрался на субботник.  1-й ряд: Клавдия Сергеевна Лагай, Нина Власенко, Люся Хитева,  Галя Никонова, Лора Цой. 2-й ряд: Галя Чухно, Роза Ибраева, Лида Шкуратова, Люба Кузьменко, Фрося Цой. 3-й ряд: Валя Иванова,  Люда Гужева, Галя Дробнова. 4-й ряд: Валя Стародынов, Вова Журавский, Вася Рыков. [Разумкова Т.П.] Валя Ерошенко в форме железнодорожницы [Из архива В.Г.Ерошенко]
   1. Наш класс собрался на субботник. 1-й ряд: Клавдия Сергеевна Лагай, Нина Власенко, Люся Хитева, Галя Никонова, Лора Цой. 2-й ряд: Галя Чухно, Роза Ибраева, Лида Шкуратова, Люба Кузьменко, Фрося Цой. 3-й ряд: Валя Иванова, Люда Гужева, Галя Дробнова. 4-й ряд: Валя Стародынов, Вова Журавский, Вася Рыков.
  2. В классе: сидят: Толя Скрипниченко, Лора Цой, Валя Стародынов, Слава Сидельников. Стоят: Фрося Цой, Юля Лим, Люда Гужева.
  
   Маруся Занковец и Нина Сергеева [Разумкова Т.П.] Толя Салбуков, Тулеген Ахметов, Гена Коломеец и бабушка-техничка [Разумкова Т.П.]
   1. Маруся Занковец и Нина Сергеева. 2. Толя Салбуков, Тулеген Ахметов и Гена Коломеец с Ниной Николаевной - техничкой, которая со своим колокольчиком ходила по всем этажам, чтобы звонок был слышен везде.
   Рая Герман, Тая Высочинская, Вова Журавский, Зоя Жунуспекова, Таня Разумкова в парке 1965 год [Разумкова Т.П.] Тётя Матильда Кинцле с дочерьми []
   1. Рая Герман, Тая Высочинская, Володя Журавский, Зоя Жунуспекова, Таня Разумкова в парке Агадыря. 2. Техничка тётя Матильда Кинцле с дочерьми, Леонтиной и Нелли.
   Сцена из спектакля 2 [В.Г.Ерошенко] Валя Ерошенко с Василием  Новиковым и Валя Фуртаева с Виктором Брунером [В.Г.Ерошенко]  []
   1. Тамара Бондаренко, Гильда Погосова, Витя Обухов с одноклассниками пришли на субботник. 2. Гена Никаноров. 3. Витя Сергеев.
   Люда Фоменко, Валя Фуртаева, Валя Ерошенко, Лида Михеева [Из архива В.Г.Ерошенко] Надя Ситникова, Валя Ерошенко, Валя Фуртаева [Из архива В.Г.Ерошенко]
   1. Фрося Цой, Тулеген Ахметов, Люда Науменко, Слава Сидельников. 2. 1-й ряд: Гена Тимофеев, Анатолий Заболоцкий, . Джасыбаев. 2-й ряд: Эмиль Матейс, Слава Сидельников, Коля Хрыкин.
  
   Валя Ерошенко в форме железнодорожницы [Из архива В.Г.Ерошенко] Сцена из спектакля 5 [В.Г.Ерошенко]
   1. Фрося Цой, Валя Павлова, Лида Шкуратова, Люда Ли. 2. Люба Кузьменко, Люся Хитева, Галя Чухно.
  
   Галя Аксёнова [Разумкова Т.П.] Лида Шкуратова [Разумкова Т.П.] Лида Шкуратова [Разумкова Т.П.]
   1. Галя Аксёнова. 2,3. Лида Шкуратова.
   Сцена из спектакля 2 [В.Г.Ерошенко] Люба Кузьменко [Разумкова Т.П.]
   1. Галя Никонова. 2. Люба Кузьменко
    []  []  []  []
   1. Тулеген Ахметов. 2. Слава Сидельников. 3. Толя Салбуков. 4. Толя Скрипниченко.
    [] Фрося Цой и Роза Ибраева [Т.П.Разумкова]  []
   1. Ира Пак. 2. Фрося Цой и Роза Ибраева. 3. Тая Высочинская.
    [] Сцена из спектакля 5 [В.Г.Ерошенко]
   1.Валя Стародынов, Толя Скрипниченко, Слава Сидельников. 2. Тая Высочинская, я и Роза Ибраева у нас.
   Надя Ситникова, Валя Ерошенко, Валя Фуртаева [Из архива В.Г.Ерошенко] Валя и Света Ерошенко [Из архива В.Г.Ерошенко]
   1. Сидят: Люда Гужева, Таня Разумкова, Люся Хитева. Стоят: Юля Лим, Люба Кузьменко, Валя Иванова, Галя Чухно, Флора Цой, Галина Николаевна Ким, Нина Власенко, Галя Никонова, Фрося Цой. 2. Ближе к нам: Флора Цой, Юля Лим, Фрося Цой, Валя Кузьменко. Сзади: Роза Ибраева, Люда Журавская, Галя Никонова.
   Валя Ерошенко с Надей Ситниковой и её парнем, Сашей Гурьяновым [В.Г.Ерошенко] Сцена из спектакля 3 [В.Г.Ерошенко]
   1. Впереди: Галя Дробнова, Люся Хитева, Валя Иванова. Сзади: Флора и Фрося Цой. 2. Люся Хитева и Таня Разумкова
    [] Сцена из спектакля 5 [В.Г.Ерошенко]
   1. Дина Смагулова, Маруся Занковец, Люда Пак. 2. Таня Разумкова и Лида Шкуратова.
    [] Валя Ерошенко в форме железнодорожницы [Из архива В.Г.Ерошенко] Фрося Цой [Т.П.Разумкова]  []
   1. Ира Пак. 2. Флора Цой. 3. Фрося Цой. 4. Нина Сергеева.
   Сцена из спектакля 5 [В.Г.Ерошенко] Валя Ерошенко в форме железнодорожницы [Из архива В.Г.Ерошенко]
   1.Роза Ибраева, Слава Сидельников, Толя Скрипниченко, Толя Салбуков, Валя Стародынов. Вова Журавский, Тулеген Ахметов, Гена Коломеец. 2. Слава Сидельников, Валя Стародынов, Толя Скрипниченко, Вова Журавский, Толя Салбуков. Тулеген Ахметов, Гена Коломеец.
   Люда Фоменко, Валя Фуртаева, Валя Ерошенко, Лида Михеева [Из архива В.Г.Ерошенко] Валя Губер(Ерошенко) с сыновьями  [В.Г.Ерошенко]  []
   1. Валя Самойленко, Толя Скрипниченко, Гена Коломеец, Тулеген Ахметов, Валя Стародынов. Маруся Занковец, Лида Шкуратова, Роза Ибраева, Вова Журавский. 2,3. Люда Ли.
   Люда Фоменко, Валя Фуртаева, Валя Ерошенко, Лида Михеева [Из архива В.Г.Ерошенко]  []
  
   1. Слава Сидельников и Люда Ли. 2. Роза Ибраева, Тулеген Ахметов и Неля Гофина.
    []
   Толя Скрипниченко и:
  Валя Тютюнник, Нина Сергеева, Маруся Занковец, Ира Пак, Валя Иванова, Роза Ибраева, Неля Гофина, Галя Никонова, Зоя Жунуспекова, Люда Гужева.
  
   Люда Фоменко, Валя Фуртаева, Валя Ерошенко, Лида Михеева [Из архива В.Г.Ерошенко] Дима Югай [Разумкова Т.П.] Сцена из спектакля 3 [В.Г.Ерошенко]
   Наташа и Дима Югай.
    []  []  []
   Лида Шаля.
   Галя Дробнова [Разумкова Т.П.]  []  []  []
   Галя Дробнова.
   Сцена из спектакля 3 [В.Г.Ерошенко] Валя Губер(Ерошенко) с сыновьями  [В.Г.Ерошенко] Валя и Света Ерошенко [Из архива В.Г.Ерошенко]
   1. Алла Шереметьева. 2. Галя Дробнова, Люся Хитева, Галя Никонова. 3. Лёва Мучкин.
    []
   Валя и Света Ерошенко [Из архива В.Г.Ерошенко] В гостях у Зинаиды Андреевны [З.Ерофеева]
   На субботниках
   Надя Ситникова, Валя Ерошенко, Валя Фуртаева [Из архива В.Г.Ерошенко]  []
   Люда Фоменко, Валя Фуртаева, Валя Ерошенко, Лида Михеева [Из архива В.Г.Ерошенко]  []
   Люда Фоменко, Валя Фуртаева, Валя Ерошенко, Лида Михеева [Из архива В.Г.Ерошенко] Надя Ситникова, Валя Ерошенко, Валя Фуртаева [Из архива В.Г.Ерошенко] Валя и Света Ерошенко [Из архива В.Г.Ерошенко]
   Надя Ситникова, Валя Ерошенко, Валя Фуртаева [Из архива В.Г.Ерошенко] Валя Губер(Ерошенко) с сыновьями  [В.Г.Ерошенко] Валя Ерошенко в форме железнодорожницы [Из архива В.Г.Ерошенко]
   1, 2. Неразлучные друзья: Гена Коломеец, Тулеген Ахметов, Толя Салбуков. 3. Едем в степь. Люся Хитева и Гена Тимофеев.
   Валя Ерошенко в форме железнодорожницы [Из архива В.Г.Ерошенко] Сцена из спектакля 2 [В.Г.Ерошенко] Надя Ситникова, Валя Ерошенко, Валя Фуртаева [Из архива В.Г.Ерошенко]
   В классе. 1. На уроке физики.
   Валя Ерошенко с Василием  Новиковым и Валя Фуртаева с Виктором Брунером [В.Г.Ерошенко] Сцена из спектакля 5 [В.Г.Ерошенко]  []
   1, 2.:Женя Платонов. 2. На школьной спартакиаде. 3. Витя Гайдаш.
   Валя Ерошенко в форме железнодорожницы [Из архива В.Г.Ерошенко]
   Люда Фоменко, Валя Фуртаева, Валя Ерошенко, Лида Михеева [Из архива В.Г.Ерошенко]
   Надя Ситникова, Валя Ерошенко, Валя Фуртаева [Из архива В.Г.Ерошенко]
   Валя и Света Ерошенко [Из архива В.Г.Ерошенко]
   Падает снег. Сзади: Валя Самойленко, Валя Павлова, Лида Шкуратова, Маруся Занковец, Галя Никонова. Впереди: Фрося Цой, Люда Ли, Флора Цой, Ира Пак, Нина Сергеева, Люба Кузьменко.
   Валя Ерошенко в форме железнодорожницы [Из архива В.Г.Ерошенко] Надя Ситникова, Валя Ерошенко, Валя Фуртаева [Из архива В.Г.Ерошенко]
   На выпускном вечере
  

Наши любимые преподаватели

  
  А какие преподаватели у нас были! Как нам повезло! Затёртые позже понятия "долг" и "честь" они понимали в исконном, благородном, значении и старались научить этому нас. Наши прекрасные учителя словесности - Александра Ивановна Пономарёва, будто лично знакомая с писателями и поэтами, которых она нам представляла, и Валентина Григорьевна Антипова, которая организовала литературный кружок.
    []  []
   1. Зинаида Андреевна Солянова (Пестова). 2. Педколлектив СШ 149. Агадырь, 1969 год. Фото из Интернета.
  
   А ещё один наш литератор - Зинаида Андреевна. Фамилия её была Солянова, по мужу - Пестова. Ей не случилось сфотографироваться с нами, но, думаю, все мои ровесники запомнили Зинаиду Андреевну. Она с отличием окончила знаменитый Казанский Университет, но сама попросилась в самый глухой уголок СССР, где дети заведомо лишены городских возможностей развития. Маленького роста, с копной густых чёрных волос, в очках, Зинаида Андреевна выглядела подростком. Благодаря ей у нас появился кружок художественного чтения. Мне требовалось выучить отрывок из "Мёртвых душ" Н.В. Гоголя, о "птице-тройке". Никогда не забуду своего изумления, когда Зинаида Андреевна расставила акценты в этом тексте. Столько нового мне тогда открылось! Тома Фоменко вспоминает: "Со мной Зинаида Андреевна готовила стихи к выступлению в клубе, часто в сопровождении баяна". Сестра Тамары, Надежда Васильевна, вспоминает, как они вместе участвовали в клубной самодеятельности и как замечательно Зинаида Андреевна произносила старорусскую речь в классической прозе. Помню разочарование Зинаиды Андреевны от моих планов выпускницы покинуть Агадырь навсегда. Это сейчас, прожив жизнь в "каменных мешках", я сочла за благо спрятаться в деревне от городского шума и суеты. А тогда мне хотелось в город. Там театры, интересная работа, ванна с горячей водой наконец... Подвижником, таким, как Зинаида Андреевна, надо родиться. Это талант.
  8 августа 2011 года Зинаиде Андреевне исполнилось 80 лет и мы, узнав об этом, поздравили её по телефону. Голос Зинаиды Андреевны по-прежнему бодр. Чувствуется: и будучи на пенсии, она не сидит сложа руки.
  Родственница Зинаиды Андреевны, Зоя Ерофеева (Агеева), живёт в Бузулуке. Через Тому Фоменко (Никитину) она рассказала мне, что в январе 2014 года они побывали в Казани у Зинаиды Андреевны вместе с с сестрой Надей. Муж Нади и муж Зинаиды Андреевны - родные братья, к сожалению, умершие. Из Пскова приезжала в Казань и сестра их мужей - Валя Лоленко, договорились и встретились. "Зинаида Андреевна живет одна в двухкомнатной квартире. Дети - сын Женя и дочь Таня - часто ее навещают и помогают.Она очень бодрая и жизнерадостная. Встает рано, делает зарядку, разгадывает кроссворды (для остроты ума). Память отличная, всех помнит. Очень интересный человек. Дети тоже умные и хорошие".
   В гостях у Зинаиды Андреевны [З.Ерофеева] В гостях у Зинаиды Андреевны [З.Ерофеева] В гостях у Зинаиды Андреевны [З.Ерофеева]
   3. Зоя Ерофеева (Агеева), Валя Лоленко (Пестова), Надя Пестова, Зинаида Андреевна Пестова, январь 2014, г.Казань.
  
  Екатерина Петровна Чубенко, выпускница 1961 года, в январе 2012 года написала статью-воспоминание "Память сердца" о том далёком незабываемом времени, когда Зинаида Андреевна была её классным руководителем. Эта статья - в главе "Екатерина Петровна Чубенко" в сборнике "Воспоминания моих земляков-агадырцев".
  А 23 ноября 2015 года Гапур Закреевич Аушев позвонил мне со скорбным известием: сегодня в 11 часов Зинаиду Андреевну похоронили. И ведь ещё в сентябре, когда он поздравлял её с днём Учителя, голос её был бодр и весел. К сожалению, никто не живёт вечно. Таким замечательным человеком была Зинаида Андреевна! Светлая ей память...
  Юрий Яковлевич Коробко, превосходный математик. Он не жалел личного времени, чтобы втолковывать нам теоремы, аксиомы и постулаты не только математического свойства. Каждый вечер он приходил в школу на дополнительные занятия, которые назначал сам: ему за них не платили...
  Не менее замечательный математик, Вера Николаевна Золкина, преподавала у нас физику, замещая основных преподавателей. Физику у нас вели Ленина Елизаровна Бурундукова и Валентина Васильевна Караваева.
   Валя Ерошенко в форме железнодорожницы [Из архива В.Г.Ерошенко]  []
   1. Тамара Васильевна Никитина (Фоменко ): Урок математики с Верой Николаевной Золкиной. Слева от нее - моя подруга Люба Белова, на первой парте сидим Валик Вельтер и я, с корзинкой из кос. Справа стоит Ляля Шадрина. 10 "А" класс, 1958 год. 2. Лыжница в центре - Зинаида Андреевна Солянова.
  
  Не могу не вспомнить ещё о двоих математиках, которые привлекали меня и как личности: о Татьяне Архиповне (фамилию вспомнить не смогла) и Клавдии Ивановне Рябенко. С ними мы не раз случайно встречались в книжном магазине и обсуждали книжные новинки.
  Незабываемым лучиком мелькнула "немка" Элла Борисовна Бобрищева, её сменила достойная всяческих похвал Антонина Григорьевна Кабардина.
  А историки какие были! Николай Дмитриевич Остапенко, Клавдия Сергеевна Лагай...
   Юрий Яковлевич Коробко [Разумкова Т.П.] Клавдия Сергеевна Лагай [Разумкова Т.П.] Валя и Света Ерошенко [Из архива В.Г.Ерошенко]
   1. Юрий Яковлевич Коробко. 2. Клавдия Сергеевна Лагай. 3. Клавдия Сргеевна Лагай и Валентина Васильевна Караваева.
  
   Клавдия Сергеевна была нашим классным руководителем. В школе она слыла строгой и замкнутой. Никогда на нас не кричала, но в классе всегда было тихо. Клавдия Сергеевна любила искусство и пропагандировала его: готовила с нами вечера, посвящённые композиторам. Бережно храню её подарок - одно из ранних изданий "Музыкальной энциклопедии". Как-то раз Клавдия Сергеевна повезла наш класс в какой-то глухой казахский посёлок. Там был памятник культуры - глиняный склеп метра три-четыре в высоту в форме юрты. Не гладкий, на поверхности - выпуклые круглые кирпичики из необожжённой глины. Говорили, что в глиняный замес строители для прочности добавляли яичные белки. Худенькая, невысокая Клавдия Сергеевна, которую я впервые видела в спортивной форме, бегала с нами, играла в мяч, смеялась и, казалось, не отличалась от нас по возрасту.
   Валя и Света Ерошенко [Из архива В.Г.Ерошенко] Сцена из спектакля 3 [В.Г.Ерошенко]
  
   1. У склепа: стоят: Слава Сидельников, Толя Скрипниченко, Галя Дробнова, Фрося Цой, Роза Ибраева, предположительно - младшая сестра Адели Николаевны, преподавателя литературы, спины Бориса Цой и Вовы Журавского. Сидят: Люся Хитева, Юля Лим, Люба Кузьменко, Галя Никонова. Впереди: Клавдия Сергеевна Лагай, Лариса Цой. 2. Футбол.
  
  Рахим Омарбекович Смаилов, преподаватель истории, тоже некоторое время был нашим классным руководителем. Помню, как он разучивал с нами песню "Пионер - ты ровесник весны...!" - тогда ещё не работала в школе Ф.Э. Переяслова. И вертится в голове у меня ещё одна песенка, которой нас учили в средних классах: "Вы ж хотите запретить всем его производить, чтоб служил на свете атом только вашим хищным штатам". И припев: "Вот так штука! Всем наука! Сунься, ну-ка! Ого-гого-гого! Не ленились, потрудились для народа своего!"
  
  В пятом классе из-за уроков химии Пётра Семёновича Пономарёва я твёрдо решила всю жизнь заниматься химией. Потом, правда, пристрастия изменились.
  Интересными были уроки естествознания Елены Константиновны Ростовской. А ещё у нас был добрейший школьный врач и прекрасный музыкант - Михаил Сергеевич Зоркин...
   Надя Ситникова, Валя Ерошенко, Валя Фуртаева [Из архива В.Г.Ерошенко] Валя Ерошенко с Василием  Новиковым и Валя Фуртаева с Виктором Брунером [В.Г.Ерошенко]
   1. В.В.Караваева и Ф.Э.Переяслова. 2. В.Н.Кириллюк.
  
  Флору Эдуардовну Переяслову более молодые выпускники нашей школы знают как преподавателя немецкого языка. А у нас она вела уроки музыки. Под руководством Флоры Эдуардовны мы подготовили "Вечер немецкого языка" с немецкими стихами и песнями. Я запомнила некоторые из тех, что пела сама: "Kennst du das Land, wo die Zitrohnen bluhen...", "Matrosen", "Roslein auf der Heiden" . Аккомпанировала на фортепиано Света Письменная. Часто на танцевальных вечерах мы, забыв о танцах, плотным кольцом окружали рояль. За роялем сидела Флора Эдуардовна и под собственный аккомпанемент пела нам песни своей молодости - те, которые мы больше нигде не могли услышать. Среди них - "Кукарача". Помню белокурую улыбчивую дочь Флоры Эдуардовны, Жанну. Недавно Майя Бахрамова сообщила мне: "Флора Эдуардовна Переяслова жила в Ростове-на-Дону с 1973 года, там же похоронена рядом с мужем. Сейчас в этом городе живут две ее дочери и сын". А в мае 2011 года Майя Анатольевна послала мне воспоминания о Флоре Эдуардовне и её семье под заголовком "Флора". Я с удовольствием добавила эти добрые строки в конец рассказа Майи Бахрамовой о детстве в сборнике"Воспоминания моих земляков-агадырцев".;
   Люда Фоменко, Валя Фуртаева, Валя Ерошенко, Лида Михеева [Из архива В.Г.Ерошенко] Майя Бахрамова и Жанна переяслова. Встреча через 50 лет [М.А.Бахрамова]
   1. Клавдия Александровна Логвиненко с правнуком. 2. Встреча через полвека - Майя Бахрамова и Жанна Переяслова
  
  С женой Михаила Сергеевича Зоркина, Полиной Григорьевной, Майя Бахрамова переписывалась все эти годы. Когда-то они вместе работали на станции в Агадыре. "Михаил Сергеевич Зоркин жил и работал в Темрюке Краснодарского края", - написала мне Майя.
  Качество преподавания в нашей школе проверялось на вступительных экзаменах в вузах и техникумах. Приехавшие из маленького, никому не известного Агадыря, мы часто оказывались сильнее наших городских сверстников, перед раскованностью которых робели у дверей экзаменационных аудиторий.
   Пётр Семёнович Пономарёв, директор школы, преподаватель химии [] Николай Дмитриевич Остапенко, завуч, преподаватель истории [] Клавдия Александровна Логвиненко, учитель начальных классов [] Валентина Григорьевна Антипова, преподаватель русского языка и литературы [] Александра Ивановна Пономарёва, преподаватель русского языка и литературы [] Коробко Юрий Яковлевич, преподаватель математики [Разумкова.Т.П.] Клавдия Сергеевна Лагай, преподаватель истории [] Антонина Григорьевна Кабардина, преподаватель немецкого языка [Разумкова.Т.П.]
  
  
  Елена Константиновна Ростовская, преподаватель биологии [Разумкова Т.П.] Наталья Ильинична Бугаева, преподаватель географии [] Михаил Сергеевич Зоркин, врач, преподаватель пения [] Ленина Елизаровна Бурундукова, преподаватель физики [Разумкова Т.П.] Валентина Васильевна Караваева, преподаватель физики [Разумкова Т.П.] Галина Николаевна Ким, преподаватель физкультуры [Разумкова Т.П.] Рахим Омарбекович Смаилов, преподаватель истории []  []
  
    []
   Провожаем Юрия Яковлевича Коробко в Днепродзержинск. 1965 год.
  

Школьные фотографии (школа N 149), сделанные профессиональным фотографом

  
   4 класс
   4-й класс - 1955 - 1956.
   Алексей Курканин, Вячеслав Попов, Тулеген Ахметов, Борис Чекмарёв , Дмитрий Шахматов, Николай Бутин, Нурхан Ибраев, Владимир Фоменко , Лилия Обухова, Людмила Гупало, Галя Чухно, Рая Герман, Надежда Павловна - учительница, Таня Карбовничья, Наташа Лоленко, Тамара Костычева, Валя Кренцлер, Нина Подина, Валя Шилова, Гильда Погосова, Тая Матвиенко, Алла Трехманенко, Таня Разумкова, Валя Павлова, Лида Шаля, Гена Коломеец, Эльбрус Кубалов, Вася Агапов.
  
  
   5-й
   5-й класс - 1956 - 1957.
   Люба Марченко, Люба Кузьменко, Галя Дробнова, Галя Никонова, Эмма Сурова (вожатая), Тая Высочинская, Валя Иванова, Тамара Трифонова, Тамара С Высоцкая. (ст. вожатая), Маша Кагарманова, Лора Цой, Таня Разумкова, Слава Сидельников, Толя Гаркуша, Елена Константиновна Ростовская (биолог), Рахим Омарбекович Смаилов (историк, кл. рук.), Николай Дмитриевич Остапенко (завуч), Михаил Сергеевич Зоркин (фельдшер, учитель пения), Алла Токтогулова, Люся Хитева, Люда Гужева, Вова Трифонов, Валерий Рыков, Гена Тимофеев, Наталья Ильинична Бугаёва (география, немецкий), Валентина Григорьевна Антипова (Литератор), Вова Журавский, Вова Пак, Борис Остроухов, Галя Николайчук, Юля Лим, Фрося Цой, Лена Цой, Николай Хрыкин, Николай Быков, Гена Авдонин, Вася Рыков, Владимир Петухов.
  
   6-й
   6-й класс - 1957 - 1958.
   Гена Тимофеев, Слава Сидельников, Борис Остроухов, Валера Рыков, Юрий Чалый, Анатолий Гаркуша, Владимир Дуров, Вася Рыков, Люба Марченко, Таня Разумкова, Николай Дмитриевич Остапенко (завуч), Пётр Семёнович Пономарёв (химик, директор школы), Рахим Омарбекович Смаилов (историк, кл. рук.), Тая Высочинская, Люся Хитева, Альбина Лингор, Галя Дробнова, Лариса Баглей, Люба Кузьменко, Галя Никонова, Юля Лим, Люда Гужева, Коля Хрыкин, Вова Журавский.
  
   7-й
   7-й класс - 1958 - 1959.
  Эмиль Матейс, Слава Сидельников, Виктор Журавлёв, Джамиля (Ляля) Абсалямова, Люся Хитева, Тая Высочинская, Валя Иванова, Гена Тимофеев, Вова Журавский, Коля Хрыкин, Люда Гужева, Рахим Омарбекович Смаилов (историк, кл. рук.), Валентина Григорьевна Антипова (Литератор), Николай Дмитриевич Остапенко (завуч), Таня Разумкова, Флора Цой, Галя Никонова, Фрося Цой, Галя Николайчук, Люба Кузьменко.
   8-й
   8-й класс - 1959 - 1960.
   Вася Рыков, Слава Сидельников, Эмиль Матейс, Гена Тимофеев, Валентин Стародынов, Люба Кузьменко, Галя Никонова, Валя Иванова, Галя Дробнова, Люся Хитева, Люда Гупало, Люба Марченко, Флора Цой, Пётр Семёнович Пономарёв (химик, директор школы), Клавдия Сергеевна Лагай (историк), Галина Дмитриевна Кан(физкультура), Антонина Григорьевна Кабардина (немецкий, кл. рук.), Николай Дмитриевич Остапенко (завуч), Юрий Яковлевич Коробко (математик), Таня Разумкова, Нина Власенко, Галя Николайчук, Надя Емельянова, Юля Лим, Фрося Цой, Галя Чухно, Роза Ибраева, Люда Гужева.
  
   9-й
   9-й класс - 1960 - 1961.
   Валентин Стародынов, Слава Сидельников, Вова Журавский, Толя Скрипниченко, Гена Тимофеев, Вася Рыков, Валя Иванова, Галя Никонова, Роза Ибраева, Люба Кузьменко, Люда Гужева, Таня Разумкова, Люба Марченко, Лида Шкуратова, Галя Чухно Галя, Лариса Цой, Юрий Яковлевич Коробко (математик), Николай Дмитриевич Остапенко (завуч), Пётр Семёнович Пономарёв (директор школы), Антонина Григорьевна Кабардина (преподавала немецкий язык), Феоктиста Зиновьевна Чеснокова (химик, кл. рук.), Фрося Цой, Юля Лим, Ада Лагай, Рая Садыкова.
  
   На нашей последней фотографии написано: "Первый выпуск 11-го класса СШ N 149 ст. Агадыр 1963 года".
   Первый выпуск 11-го класса СШ N 149 ст. Агадыр 1963 года [Чмельков И.И.]
  
   Вадим Югай, Валентина Васильевна Караваева (физик), Клавдия Александровна Логвиненко, Николай Дмитриевич Остапенко (завуч), Пётр Семёнович Пономарёв (директор школы), Юрий Яковлевич Коробко (математик), Александра Ивановна Пономарёва (литератор), Валентина Николаевна Кириллюк (преподаватель немецкого языка), Володя Журавский, Маруся Занковец, Люся Хитева, Валя Павлова, Галя Дробнова, Демьян Кузьмич Агупов (преподаватель физкультуры), Юрий Иванович Зебрев (литератор), Юля Лим, Люда Пак, Зоя Жунуспекова, Валя Иванова, Валя Тютюнник, Люда Ли, Лида Шаля, Галя Никонова, Таня Разумкова, Валя Самойленко, Люда Науменко, Нелли Гофина, Лида Шкуратова, Тулеген Ахметов, Роза Ибраева, Ира Пак, Толя Скрипниченко, Люда Гужева, Слава Сидельников, Люба Кузьменко, Нина Сергеева, Нина Власенко, Толя Салбуков, Валентин Стародынов, Гена Коломеец, Жунус Сейтказин.
  
  
  
  

Где же вы теперь?

  
  Наш класс... Где-то сейчас наша "звезда", всегда модно одетая и причесанная, Галина Дробнова, в которую были влюблены все наши мальчишки? Она умела играть на пианино, это было здорово! Никогда не ломалась и по первой просьбе играла нам чудесный вальс композитора Кюсса. Когда я слышу этот вальс - вспоминаю Галю. Её близкая подруга Люся Хитева писала мне в Воронеж поэтичные письма о своем раннем замужестве.
   Где-то теперь военный человек Вова Журавский? Он писал о своем Казанском военном училище КВКИУ, расшифровывая его аббревиатуру как "Козлом Вошел, Козлом И Уйдешь".
    [] Эмиль Матейс с женой [Из архива семьи Матейс] Вова Журавский []
   1. Вика, дочь Вовы Пака, с мужем. 2. Эмиль Матейс с женой Надей. 3. Вова Журавский.
   И где сейчас неразлучные друзья - Толя Салбуков и Гена Коломеец, певшие под гитару крамольные песенки? Где, в каких краях, работали Слава Сидельников и Толя Скрипниченко? Абитуриентами мы встречались с ними в коридорах Алма-Атинского политехнического института. Знаю только, что Слава окончил геодезический факультет этого института. Там же, в 1968 году, я видела Юлю Лим и Лиду Шаля. В Институт Инженеров железнодорожного транспорта в Ташкенте поступила Валя Павлова. Жаль, что её, как и Володи Пака, уже нет с нами. Друг детства Вовы Пака, Юрий Николаевич Мищеряков (Мещеряков), очень хотел его найти. На наши запросы откликнулся зять Владимира Анатольевича, Георгий. Он сообщил, что Владимир Анатольевич погиб в автокатастрофе, а они с Викторией живут в Караганде, у них растут две дочки.
  В Караганде живёт и Олег Ким. Он врач, у него своя клиника.
  Помню Галю Аксёнову из параллельного класса. На школьных концертах она часто читала стихи.
  Очень жаль безвременно ушедшую от нас Марусю Занковец. Она окончила Алма-Атинский Политехнический институт, была метеорологом. Я навсегда запомнила её интересной, жизнерадостной девушкой.
    []  []
   1. Семья Алдынгаровых, слева - гостья, Татьяна Бабиева, подруга детства Гали. Целиноград. 2. Галя с мамой. Переславль-Залесский.
    []  []
   Галя Алдынгарова с мужем и внучкой.
  
  Галя Николайчук нашлась в Интернете в 2009 году. Она не была в нашем выпускном классе - после девятого пошла в вечернюю школу, чтобы не учиться лишний год (у нас-то была одиннадцатилетка). Вышла замуж, стала Алдынгаровой. Окончила Целиноградский Машиностроительный техникум. Работала в Целинсельхозмаше конструктором. Потом Целиноград стал Астаной, и Галя - жителем столицы. Последние восемь лет Галина работала в Целинглавснабе, в той же Астане. Есть у неё и дочь, и сын, и трое внуков. В 1999 году дети уговорили их с мужем переехать в Переславль-Залесский. Всё бы хорошо, только климат непривычный. В 1990 году Галя тоже побывала в Агадыре. Виделась с Людой Гужевой и Людой Науменко.
   Валя Ерошенко в форме железнодорожницы [Из архива В.Г.Ерошенко] Роза Ибраева и Ю.Н.Мищеряков [Из архива Т.П.Разумковой]
   1. Люда Гужева с первенцем. Агадырь, 1965 год. 2. Роза Ибраева и Юрий Николаевич Мищеряков. Оренбург.
  
  В июне 2011 года Галя сообщила мне, что Люды Науменко уже нет с нами. Валентин Стародынов, рассказала Галя, живет в Караганде. Он оказался даже её родственником по мужу. Лида Шкуратова, теперь вдова, была замужем за братом Валентина Стародынова, Владимиром. Теперь Лида живет во Владимирской области, в посёлке Костерово. Нина Власенко живёт в городе Кемерово.
  Довелось Галине Николайчук (Алдынгаровой) работать в одном цехе с Борей Остроуховым, они жили и в одном дворе. А потом, когда Боре делали операцию на сердце, он умер прямо на столе. Борю я хорошо помню: в шестом классе мы сиживали с ним за одной партой.
   Эльбрус Кубалов, Юрий Чалый []
   Этими фотографиями Эльбруса Кубалова, и Юрия Чалого поделилась Зельма Альтенгоф.
   Она сообщила, что Юрий Чалый работал в системе ГАИ в Балхаше. У него одна дочь. Сейчас живет в Омской области.
  Нет больше Эмиля Матейса. Жаль, что ушёл он так рано...
  Поискала я в Интернете Таю Высочинскую. Мне указали, что Высочинская Таисия Григорьевна живёт в Караганде, в Микрорайоне Орбита 1. Даже телефон сообщили. Но дозвониться не удалось.
  С Ларисой Цой, воспитывающей малышей в детском саду, и с неразлучными подругами - Галей Никоновой и Любой Кузьменко (в замужестве Ласьковой) - мы виделись в Караганде. Иногда перезванивались. Галя и Люба работали там после окончания санитарно-гигиенического факультета Карагандинского медицинского института. В 1993 году я предложила собрать наш класс на 30-летие, но они меня не поддержали. А жаль...
  
  
Любимые места
  
  Лето 1990 года. Мы с дочерью зашли на безлюдный уже, после обеда, Базар. Там встретили дочь Клавдии Александровны Логвиненко, Людмилу Кикоть, она по-прежнему хороша собой. Спросили у неё разрешения навестить мою первую учительницу, но получили отказ: "Клавдия Александровна уже в таком состоянии, что никого не узнаёт...". Зашли в продуктовый Магазин с пустующими прилавками.
  Побывали и в нашем Парке, куда летом ходили с девчонками в кино и на танцплощадку, обрамлённую клёнами и тополями. Как здорово было смотреть из-за их резной листвы, спрятавшись от прожектора, не появились ли мальчишки, которые нас интересовали! Деревья теперь разрослись, постройки обветшали.
  

А теперь - в Деповской поселок!

  
  Идём с дочерью в Деповской поселок. Стрелки на путях давно переводятся автоматически. Люди, обслуживающие восстановительный поезд, больше не живут в вагончиках - им дали квартиры. Да и сам "восстановительный" до неузнаваемости изменился, стал похожим на броневик.
  Прошли мы через знаменитую нашу канаву, из-за которой в дождливые дни приходилось ходить в школу по железнодорожным путям. Солончак тоже никуда не делся - так и слепит глаза своей белизной.
  А вот и колонка. И, как прежде, там полно лошадей. Чекмарёвы давно продали дом и уехали к Бориной семье в Ермак. Там у Бори уже выросла дочка Римма, названная в память о сестре, так нелепо погибшей в пору своей ранней юности.
  

Дядя Филя Калашников

  
  Вот они, эти "пять домов". Столько воспоминаний с ними связано! Из знакомых мы застали только Дядю Филю, отца семейства Калашниковых. Плача, он рассказал нам о последних днях своей любимой Шурочки. Дети разлетелись, один он остался во всём доме. Дядя Филя проводил нас на старое кладбище. Там похоронена его Мама - Верина Бабушка, голос которой был так певуч...
  
  

Она осталась в Агадыре навсегда

   Василий Дормидонтович и Зоя Николаевна Разумковы [В.Кудрявцев]
   Мои Дед и Баба Разумковы - Василий Дормидонтович и Зоя Николаевна
  
  Здесь, на старом кладбище лежит и моя Баба, Катина прабабушка. Она у нас так и осталась в Агадыре навсегда. Могилка у нее опрятная - мелкие камешки, которыми она усыпана, никогда не размокнут и не осядут. В самое голодное время Зоя Николаевна подняла троих детей, пережила две войны, арест мужа по обычной для 1938 года 54-й (58-й) статье и, как следствие, - отчуждение бывших знакомых, разного рода лишения... В Агадыре Баба слыла общительной и гостеприимной. В последний путь её проводили в декабре 1968 года.
  

Дома и люди

  
  Вышли с кладбища, попрощались с Дядей Филей и пошли на восток - надо показать Кате Наш Дом. Там теперь живут наши бывшие соседи. Грустно было смотреть на огород, где не осталось ни куста, ни дерева - лошади, овцы и козы новых хозяев очень быстро всё съели и вытоптали. Узнав меня, тучная хозяйка дома пригласила войти. Вот они, наши комнаты. И наши и не наши: на стенах, почти сплошь, висят рыжие коровьи шкуры. Хозяйка возилась у плиты. Сказала, что водяное отопление больше не действует: её старенькая мама не уследила за водой в котле, и он распаялся. Возмужавший Сайляу - муж хозяйки - перед окнами ремонтировал мотоцикл.
  
   Роза Ибраева с матерью и сёстрами [Разумкова Т.П.] Семейство Стряпковых на отдыхе в Каркаралинске [Разумкова Т.П.]
   1. Роза Ибраева с матерью и сестрёнкой возле своего "финского" дома ". 2. Семейство Стряпковых на отдыхе в Каркаралинске
  
  Мы попрощались: надо показать дочери ещё дом Розы Ибраевой, ныне матери семейства Стряпковых, с которой мы проучились вместе все 11 лет и мельком встречались в Караганде. Первоклассницами мы лазили с ней на загадочно пыльный, с множеством интересных вещей, чердак их многоквартирного "финского" дома. Долгие годы я считала этот чердак почти волшебным.
  Было жарко. Я раскраснелась. И, что удивительно: несколько агадырцев узнали меня и назвали по имени, поинтересовавшись, не из бани ли мы идём. Как будто и не уезжала я отсюда 27 лет назад. Катю это восхитило.
  
  
  От Вали Фуртаевой, которая в январе 2010 года была в Агадыре, я узнала короткие новости о других земляках.
  Жевнеровы. Катя и её дочери, Галя и Оля, живут в Омске.
  Костычевы. Живут в Кингисеппе Ленинградской области. Надя, Шура и Серафима уже умерли.
  Быдановы. Галя, Виктор, Шура, Слава умерли. Тамара и Люба - в Рубцовске.
  Конотоповы. Наташа живёт в Агадыре, брат куда-то уехал.
  Кох. Отец, старший сын и семья недавно умершего младшего сына живут в Агадыре, Володя Фри в августе 2010 года сообщил, что и Фёдор Кох, и его жена, Мария Горяева - умерли.
  Вист. Мария с сыновьями живёт на Украине. Лида, Матрёна и Миша (младший) теперь живут в Германии.
  Дану жил в Агадыре, умер в прошлом году.
  Легуша живёт в Агадыре.

* * *

  
  

   Часть третья
  

На Агадырь смотрят отовсюду

   Даже из-за океана. И даже пишут о нём в романах.
  В июле 2011 года Володя Фри познакомил меня с книгой американской писательницы Дианы Виньковецкой "На линии горизонта".
  В конце 60-х или в начале 70-х, когда в Агадыре "не было вокзала" (???) и когда уже были изобретены полиэтиленовые пакеты, в которые в Агадыре разливали красное вино (???), молодой геолог по имени Дина дважды побывала в Агадыре в составе геологоразведочной экспедиции. Родилась Дина в Кронштадте, окончила Ленинградский университет, вышла замуж, защитила диссертацию. В 1974 году они с мужем покинули СССР, и Дина стала Дианой.
  За границей она написала несколько романов, один из них - по материалам переписки с о. Александром Менем.
  Произведение, где написано об Агадыре, опубликовано в Бостоне в 2005 году. Писательница именует его "романом-инсталляцией". Свою книгу она предварила лестными отзывами уважаемых людей: Иосифа Бродского (1940-1996), Сергея Довлатова(1941-1995), о. Александра Меня(1935-1990), Ефима Эткинда(1918-1999), Виталия Коротича и других.
  Первая глава называется "Ага-Дырь и Нью-Йорк".
  "Агадырь", к сожалению, рифмуется со словом "дыра" - это и было обыграно автором. Диана Виньковецкая, узнав лишь тех немногих, кто оказался рядом, поспешила обидеть разом всех жителей Агадыря. Впрочем, судите сами. Вот ссылка: dianavinkovetsky.com/links/link-12.pdf
  На роман Дианы Виньковецкой "На линии горизонта" откликнулась выпускница 1961 года школы Агадыря, филолог, Екатерина Петровна Чубенко статьёй "Никто не отнимет у нас светлой памяти об Агадыре".
  Своё мнение об этом романе высказала и Майя Анатольевна Бахрамова., профессиональный журналист, детство которой тоже связано с Агадырём, в статье "Предполагает ли абсурд равновесие?"
  Я благодарна Екатерине Петровне и Майе Анатольевне за преданность нашему Агадырю и за их кропотливый труд.
  
  И из Германии смотрят на на наш посёлок. Всех нас радует группа "Агадырь", организованная в "Одноклассниках" Андреем Решке ещё в 2008 году. В группе множество фотоальбомов, тем. Там можно обмениваться мнениями, воспоминаниями.
  В 2010 году из Германии в Агадырь приезжали Валентина и Константин Янц . Зарисовки Константина - в рубрике "Творчество моих земляков-агадырцев" - на страничке "Константин Янц. Агадырские зарисовки".
  
  В августе 2017 Владимир Фри познакомил меня с интересными воспоминаниями Игоря Браевича, который, окончив техникум, в те самые 50-е годы был направлен в ту самую Шестую геофизическую экспедицию. Об Агадыре автор пишет в четвёртой главе - "Школа жизни" на сайте Проза.ру. Руководителем гравиметрической партии, в которой работал Игорь Браевич, был Александр Розенблат, выпускник ленинградской школы геофизиков.
  
  
  13 октября 2011 года Агадырю исполнилось 75 лет!
  Фоторепортаж Анны Ковалевич, Нелли Соболевой (Васьковой) и Елены Попковой (Самсоновой) - в статье "Агадырь в X X I веке".
  
  
  

Послесловие

  
  "Как здорово опять прожить бегом детство, школьные годы, взросление - все разом". Это сказала Зельма Альтенгоф. Как мило и как точно!
  Воспоминания Александра Бугаева, Майи Бахрамовой (Миргород), Владимира Колесникова, Владимира Фри, Татьяны Чугункиной (Фролушкиной), Антонины Катулько (Гринюк), Зельмы Альтенгоф (Нерлих), Надежды Ковалёвой, Юрия Мищерякова, Эльбруса Кубалова, Екатерины Чубенко, Татьяны Карбовничьей (Андреевой), Валентины Янц, Юлии Лим, Гапура Закреевича Аушева можно прочитать в сборнике: "Воспоминания моих земляков-агадырцев ,
  
  А ещё есть рубрика "Творчество моих земляков-агадырцев". Кроме " Агадырских зарисовок Константина Янца" здесь есть пока шесть страничек:
  "Екатерина Петровна Чубенко,
   "Владимир Николаевич Колесников. Панно, выполненные в технике ковровой вышивки. ",
  "Майя Бахрамова. "Жизнь прожить - не поле перейти",
  "Надежда Ковалёва. Казахское приданное - работы в технике лоскутного шитья. ",
  "Майкеш Ханбатырова. Раненая душа. Свободные стихи разных лет"
  "Ностальгические строфы" .
  Приглашаю всех земляков присылать свои стихи, рисунки, фотографии - буду рада разместить их здесь.
  
  Всем советую посмотреть чудесный видеоролик Майи Анатольевны Бахрамовой "Сторонушка далёкая - родная сторона." В него вошли фотографии праздника - 75-летия нашего Агадыря. Смотрю я этот фотоклип, смотрю - и не могу насмотреться.
  
  
  Я благодарна всем, кто послал мне свои воспоминания. Они предоставили счастливую возможность заглянуть и в их уголки нашего Агадыря, узнать о судьбах людей, о которых мы не знали. А чёрно-белые фотографии! Столько узнаваемых лиц, домов, улиц! И каждый читающий вспоминает свой дом, своих родителей, друзей и соседей, вспоминает школу, преподавателей, а главное - своё ДЕТСТВО, единственное и неповторимое, которое будет с нами, пока мы живы.
  
  
  
  
   Посёлок Карагайский, 2010 - 2016 годы.
  
  
  
  
  
Оценка: 7.78*11  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Р.Навьер "Эм + Эш. Книга 2" (Современный любовный роман) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | О.Лилия "Чтец потаённых стремлений (16+)" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | Л.и "Хозяйка мертвой воды. Флакон 1: От ран душевных и телесных" (Приключенческое фэнтези) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | С.Шёпот "Эволет. Тайна императорского рода" (Приключенческое фэнтези) | | М.Старр "Мой невыносимый босс" (Женский роман) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | А.Россиус "Ковен Секвойи" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"