Ray Alex: другие произведения.

Как мы летали на Марс.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хаотические записки начинающего бортинженера.

  
  Как мы летали на Марс.
  (К вопросу о том, можно ли это сделать за 10(десять) ящиков водки)
  Хаотические записки начинающего бортинженера.
  
  Экипаж:
  Куцый - капитан - бортмеханик
  Макс - старпом - жизнеобеспечение - двигатель
  Вадим - штурман - пилот
  Паша - навигатор - "астронавигатор"
  Алекс - бортинженер - связь - и вообще все электрическое
  Дура - кошка(просто кошка)
  
  
  1.Кленовый лист.
  
   На пятнадцатый день Макс вдруг попросил у меня бритву. В смысле не ту опасную - типа "задолбали вы меня все, порежу засранцев - один останусь!". А просто "жилетт" - побриться. У него почему-то его одноразовые "бики" тупятся на раз. Паша услышал, естественно сразу насчет гамма лучей прошелся. Вроде - воздействуют на сталь, и вообще надо было свинцовые трусы брать, как он и говорил. Ну, завелся короче. Мне-то не жалко пусть бреется человек. Я, правда, сомневаюсь, что его там, на Марсе кто-нибудь гладко выбритым ждет. А тупятся "бики" потому что сталь плохая. И потому что не фиг бриться по сто раз на дню. Потом Вадим со своими расчетами подошел - тут мы их обоих и "потеряли". Опять они из-за своих трех десятых градуса сцепились. Вадим кричит, надо коррекцию проводить - промахнемся. А Паша на своем стоит - нормальная траектория - в самое яблочко, даже чуть притормозить надо. Чувствуем мы с Максом - снова будет драка. Ну и хрен с ними, - думаем. Отошли только подальше. Вон у нас командир экипажа есть, - Куцый пускай сам с ними разбирается. Куцый штангу аккуратно поставил на рога, не торопясь, подошел и ждет, кто кому первым нос расквасит. Навигатор штурману, или наоборот. Мы стоим в сторонке, наблюдаем. Самим интересно. Вадим распечатками машет, Паша головой трясет, а Куцый сощурил глаза,- вперился в обоих внимательно, а потом так внушительно говорит - не дам, ни грамма! Молодец Куцый - скала. У него десятисекундного включения двигателя выпросить как в июльский день пригоршню снега. В общем, Макс пошел бриться, а я на перекладину. Она у нас как раз под иллюминатором. Подтягиваешься, вроде как к звездам тянешься - интересный эффект. И вообще, при наших, 0,7 от нормальной силы тяжести, железо тягать и на перекладине упражняться особое удовольствие. Ну, подтягиваюсь - звезд не видно. Так... - думаю - что за фигня? Пригляделся, что-то с рваными краями заслоняет. Пошел взял табуретку. Она у нас основной астронавигационный инструмент. Парни с нее в верхние иллюминаторы пялятся, и чего-то там рассчитывают, на глаз. Шутка конечно. Просто мы в своем музейном "Салюте" плюсом к 21 штатному еще несколько окошек покрупнее прорубили. Чтоб в полете на звезды смотреть. Романтики же все блин! А то, что до них с пола не достать, потом уже до всех дошло. Встал на табуретку, рассматриваю. Не верю своим глазам. Кленовый лист, мать перемать! Откуда? Как? Зову остальной экипаж. Табуретка одна, так что ругаются и удивляются все по очереди.
  - А давайте его достанем, а? Представляете, какой артефакт? В миллионах
  километров от Земли, трогательный кленовый листочек. - Это Паша. Говорю ж романтики у нас все. Ну, и больные конечно на всю голову.
  Куцый нахмурился. - Тебе делать нечего? Иди траекторию считай. - Сказал, как отрезал.
  
  Куцый у нас хоть и самый тупой... Ну, в смысле во всяких там астронавигациях, системах жизнеобеспечения и прочих высоких материях ни бум-бум. Но на должность капитана самый, что ни на есть подходящий человек. Во-первых, рост. Во-вторых, масса. В третьих, здравый смысл. Короче для нашего обормотского экипажа самое то. И конечно эта его экономность. Жлобство я б даже сказал. Была б его воля он бы нас, и дышать поменьше заставлял. У нас ведь на корабле три драгоценности. Воздух, вода и топливо. Чтоб там ни говорили про бардак в России, а достать даже тонну ракетного топлива проблема. Списанный "Салют" спереть проще! Допустим, с Земли стартанули мы на своем антиграве(про него потом расскажу- тоже интересная история), так ведь в полете надо все равно траекторию корректировать. Солнечный ветер сносит, всякие возмущения гравитационные. Так что если наши штурман с навигатором лажанулись пролетим мимо Марса как пуля и все. Вот и требует наш кэп от них стопроцентной уверенности и согласия на проведение маневра. За каждый килограмм топлива драка. А за воздух у нас супербуперводоросли отвечают. Между прочим, генетически сконструированные. Это Макса вотчина. Где он их достал его секрет. Сказал только, что пришлось три дня всю секретную лабораторию поить. Теперь развешаны по всему кораблю аквариумы с этой гадостью, каждый подсвечен лампой. Раз в день, Макс сыпет в них какую-то коричневую фигню, - воняет хоть вешайся. А потом ничего - воздух свежий, и пахнет как на берегу моря. Насчет воды - тут строгий лимит. У Куцего проще водки сто грамм выпросить, чем литр воды. Вот и бреемся почти насухую.
  
  Так вот о клёнах...
  Весь день мы гадали, откуда этот листок мог взяться. Гипотезу о том, что встречным ветром принесло, отбросили сразу, как несостоятельную. Опять же, у нас в Сибири(где мы корабль готовили) клены не растут. И последние лет двадцать "Салют" - то бишь, орбитальная станция СССР стоял, скажем так, очень далеко от клёнов. Паша все порывался надеть скафандр и притащить листик для детального изучения. Но, чего-то экипаж эту его идею дурацкую не поддержал. Пришли к выводу, что все-таки забился листок под внешнюю обшивку давным-давно. А теперь вот, повинуясь необъяснимым законам космоса, вылез наружу. И болтается, нещадно бомбардируемый гамма лучами, фотонами и прочими частицами.
  
   Каждые полчаса кто-нибудь залезал на табуретку и любовался тоненькими прожилками, подсвечиваемыми резкими лучами далекого Солнца. И каждый вздыхал тихонько о чем-то своем. А на следующее бортовое утро листик исчез. Может, снесло "встречным потоком" редких молекул водорода, а может, истончился от ударов космических частиц и рассыпался в прах. И весь тот день мы ходили, словно в воду опущенные - покинуло нас хрупкое маленькое чудо. И я тоже ходил, понурив голову, и ругал себя, что не поддержал Пашу. И думаю, другие тоже себя ругали. А еще я удивлялся, что всего пятнадцать дней прошло, а мы уже ностальгируем, как матросы Колумба. А всего то, простой кленовый листок. Да и не принес бы его Паша, - рассыпался бы он при первом прикосновении.
  
  
  
  
  2.Кошка.
  
  Говорю же кто-то шарится ночью по кораблю! Ведь уже пятую ночь слышу, - кто-то на камбузе хозяйничает. Потом в оранжерее шелестит. Сон у меня чуткий, вот только вставать и идти к главному рубильнику неохота. Во-первых, надо умудрится в темноте ни на кого не наступить. Спим-то, как японцы на тюфяках. Достаем на ночь из рундуков и стелим на полу кто, где устроится. А во-вторых, я сплю дальше всего от рубильника, а Куцый как раз под ним. А на него, если наступить, у него могут эти его рефлексы морпеховские сработать, а под удар Куцего лучше не попадаться. Вот так и мучался пять дней, пока Дура сама себя не сдала. Ну, вообще-то я специально капкан заготовил. С вечера оставил полупустую банку тушенки на краю стола. А крышку так загнул, что сразу и не откроешь. Я, конечно, подозревал что за "заяц" у нас объявился. Но нужны были веские доказательства. В общем, полезла Дура ночью мордой к мясу, да и надела себе банку на уши. Шум, гам. На пол спрыгнула, рванула прочь с камбуза и прямо башкой в баллон с кислородом. Тут уже даже Куцый проснулся. Рванул главный рубильник, свет включился и вот, пожалуйста, - картина маслом. Посреди прохода стоит всклокоченная Дура, - шерсть дыбом, хвост трубой, на башке банка тушенки. И орет дурным голосом - типа, снимите, я больше не буду и вообще какого черта меня на Марс понесло! Ну, отсмеялись, Макс на правах хозяина снял с нее банку и приласкал. Потом эту же тушенку ей и скормили. Только на блюдце пришлось положить из банки жрать напрочь отказывалась. Так у нас шестой член экипажа объявился. А почему ее Макс Дурой назвал совсем непонятно. Была бы дурой не выжила бы пять лет в его холостяцком доме. Ведь умница же! Как пьянка переходит в фазу разнузданного веселья, прячется с глаз долой и не выходит. А пока все трезвые и добрые ластится ко всем, колбасу выпрашивает. Ну и к Максу привязана как собака. Ходит за ним по пятам. Корабль мы у Макса на участке собирали. К гаражу пристроили пятиметровой высоты ангар, и в него "Салют" загнали. Дура все время возле него крутилась. Сидишь, крутишь гайки или там с проводкой возишься, Дура рядом, - смотрит внимательно, хвостом лапы передние обовьет и поигрывает кончиком. Она у него настоящая сибирская красавица. Пушистая, серая, глаза зеленые, темные полоски на спине. В общем, обрадовались мы, что она с нами полететь решила. Непонятно только как она на корабль пробралась, ведь проверили же все отсеки перед стартом. А корабль наш называется - Корабль. Оригинально, правда?
  
  Спит теперь Дура на тюфяке Макса. Перед отбоем, когда уже свет выключен, обходит всех, вроде как спокойной ночи желает. Подойдет, ткнется мокрым носом в руку или щеку, помурлычет минутку рядом и дальше идет. Так весь экипаж перед сном обходит. И до того уютно от этого ее мурлыканья становится. Забываешь даже, что летишь в двадцатитонной цилиндрической фиговине сквозь враждебный космос, со скоростью пятьдесят километров в секунду. А думаешь про траву, деревья, про пироги мамины... И все такое. Короче, теперь мы имеем нормальный здоровый сон. А еще томаты-чери в нашей оранжерее в рост поперли, как сумасшедшие. Это Дура их "удобряет". Она - умничка абсолютно правильно в качестве туалета себе оранжерею выбрала. Поэтому мы ее за пять дней и не учуяли. Она все аккуратненько прикапывает, так что никакого запаха. Вот такая у нас "космическая" кошка.
  
  
  
  3.Антиграв.
  
   Поехали мы как-то вчетвером на озеро. Недалеко - километров пятьдесят от города. Ну, все как обычно. Уазик, лодка резиновая, ящик водки, закусь. Уже километр от гаража отъехали, вспомнили про сети/удочки - вернулись. Часа через полтора на месте. Паша с Вадимом сети поехали ставить мы с Максом спиннингуем. Вечерком костер разожгли, ушица в котелке булькает. В сети мелочевки с ведро набралось, да и мы с Максом на блесну с десяток щучек, окушков надергали. Сидим, - выпиваем, закусываем, байки травим. Стемнело. Мы под хлебушек с сальцом да с зеленым луком уже полтора килограмма водочки "приговорили", пора за уху браться, тут к нам метеорит и прилетел. Я вначале подумал, что кто-то из парней по пьяной лавочке пошутить решил, - хорошую петарду в костер подложил. Резкий свист, котелок с ухой на полметра взлетает, поленья горящие, искры во все стороны. Дым, пар, ругань. Короче пять секунд общего гвалта и матюков, потом начинаем разбираться. Фонарики достали, светим вокруг - Макс сидит, ни жив, ни мертв. Справа от него дымящаяся полоса черной земли. Сантиметров тридцать шириной. Куда-то в темноту уходит. Это ж на метр ближе и мне б прямо в живот эта хрень прилетела! Очухался Макс. Он первым понял, что это метеорит. Потом рассказывал, что заметил его за пару секунд. Как он летит прямо в него, только он вначале подумал, что просто звезда так "играет". Хмель у всех тут же выветрился. Пошли с фонариками искать виновника торжества, так сказать. Лежит гад! Весь черный, дымится. Размером не большой, может сантиметров сорок в диаметре. Паша в уазик сбегал за счетчиком Гейгера. К ним в контору пару лет назад японцы приезжали, на нефтянку нашу посмотреть. Посмотрели на этот бардак и решили пока деньги не вкладывать. А Пашке счетчик подарили. Не понятно только зачем. А теперь вот пригодился. Засунули мы в счетчик батарейки свежие, включили. Нормальный метеорит, не радиоактивный - заключил Паша, и принялся его палкой ворочать. Тут мы и заметили. Кусок оплавленного камня отвалился и блестит что-то. Подождем пока остынет, - решили мы и пошли к остаткам костра. Раз с ухой не получилось надо хотя бы за счастливое спасение Макса выпить. Ну, выпили по одной. Потом еще по одной. Потом топор взяли и пошли проводить изучение. Паша топором по метеориту треснул, тот раскололся и взорам нашим предстал металлический цилиндр. Длиной сантиметров двадцать, диаметром около трех. Счетчиком проверили - все нормально. Макс его брезентовой рукавицей взял и отнес в уазик. А мы по-новой пошли уху ставить.
  
   Через неделю Макс нас на презентацию пригласил - к себе в гараж. Довольный такой - ухмыляется. В центре гаража стоит тридцати двух килограммовая гиря. К ней проволокой примотан тот самый цилиндр. К торцам цилиндра изолентой прикручены провода. Через реостат провода подсоединены к автомобильному аккумулятору. Почему через реостат становится понятно, когда смотришь на здоровенную дырку в крыше. Макс с видом крутого фокусника передвигает бегунок реостата, гиря взмывает в воздух. Ну и что? Глубокомысленно спрашивает Куцый. Он хоть на той пресловутой рыбалке не был, все же в числе приглашенных. Компания как-никак. Мы с замиранием сердца глядим на плавающую в центре гаража гирю. Макс отмахивается от Куцего и объясняет - это антигравитационный двигатель, парни! Представляете, какие перспективы?! Мы не представляем. Мы просто в шоке. Паша проводит рукой сверху и снизу гири. Веревочек нет! Это действительно антиграв.
  
   Потом цилиндр к движку Максовой шестерки прикрутили. Взлетела, черт возьми! В общем, через неделю экспериментов выяснилось следующее. Двенадцати вольт антиграву вполне хватает. Грузоподъемность зависит от того, сколько железа в цепь включено. То есть нужно в цепь между клеммами аккумулятора после цилиндра еще кусок металла включить, и чем больше, тем лучше. Например, если тридцати двух килограммовая гиря посредством антиграва способна двести кило поднять, то "шестерка" Макса запросто за собой в воздух Пашкин уазик утащила. И еще... Если полярность поменять, то антиграв наоборот начинает работать. Вокруг куска железа гравитационное поле создает. У Макса видать, что-то в мозгу забрезжило, потому что в гараже всякие режущие инструменты появились. Газорезка, фрезер и прочее. Долго он пытался кусок от цилиндра отпилить, с месяц, наверное. А потом опять нас в гараже собрал.
  
   Уксусная кислота! - заорал Макс, когда все были в сборе. Представляете? Мы тактично промолчали. Макс уже долгое время сам не свой был. Так что мы решили не травмировать парня. Нам эти его переживания насчет уксусной кислоты абсолютно по барабану. Но не скажешь же человеку в лицо - нам Макс твоя уксусная кислота... Тем более когда человек так. Эээ.... Возбужден.... Короче, мы молчим. Макс носится по гаражу как угорелый, руками размахивает, бормочет чего-то. Потом встал в центре и говорит. А давайте на Марс полетим!
  - А давайте! - Говорит Паша. И глаза его тоже как-то странно горят. Словно передалось нечто такое неосязаемое, но чертовски мощное ему от Макса.
  - Я вас одних не отпущу, - басит Куцый.
  И мы с Вадимом понимаем, что происходит что-то странное и большое. В том смысле, что мы тут присутствуем... В этом грязном ржавом гараже. И именно тут творится, так сказать, история. Ну, мы ведь парни заводные - не из робкого десятка. Переглянулись и хором кричим, - а полетели! И тут из дальнего угла Серега Мутный голос подает. А спорим на десять ящиков вотки, что никуда вы не полетите? Серега совсем даже не из нашей компании. Но, вот умеет как-то чел затесаться, и в самый торжественный момент все обгадить. А с другой стороны десять ящиков водки это ведь много! Макс подходит вразвалочку к Сереге и протягивает руку, - спорим.
  - Только надо будет вначале опытный экземпляр запустить, - говорит Паша. Тут все согласны.
  
   Уксусной кислотой Макс наловчился от цилиндра куски отчекрыживать. Каждый новый кусок обладал свойствами прародителя, причем безо всяких потерь. Врубаешь такой "пятак" в цепь и имеешь парящий над землей рельс. Или вагон железнодорожный. Без разницы. Антиграв похоже со всеми земными металлами взаимодействовал. И, по мнению Макса так свойства наших металлов менял, что они от гравитационного поля Земли отталкивались. А если полярность поменять, то, наоборот, с большей силой притягивались. Мы в принципе единогласно пришли к выводу, что прилетел к нам в костер обломок инопланетного корабля. Может, врезался корабль этот пару миллионов лет назад в какой-нибудь астероид. Да и болтались обломки в космосе, пока не попались на пути нашей Земле. Дальше уже все ясно. Испорченная уха, гараж Макса - и вот антиграв снова в деле.
  
  Короче взялись мы за работу. Через три месяца у Макса на огороде стояла антенна и пусковой стол. Маленький - метра полтора на полтора. На нем первый в мире антигравитационный исследовательский автоматический корабль. Всю электронику на нем я сам программировал - должен долететь. В ноль часов семнадцать минут тридцать две секунды я нажал Enter на своем ноутбуке. "Мухомор-1"(очень похож) с тихим шелестом ушел в сторону Луны. Атмосферу преодолевали с щадящей скоростью - две тысячи километров в час. На высоте девяносто врубили антиграв на полную мощь. Мухомор быстро набрал 50 км в секунду и рванул навстречу "соседке". Через два часа "мы" были на месте. Очень эффективно затормозились, используя гравитационное поле Луны, повисели минут тридцать, транслируя на ноут фотографии поверхности. В Мухоморе использовались батареи из стандартного компьютерного ИБП PowerKing. Может для стоящего в офисе компьютера эти батареи и подходят, но для дальнего космоса не очень. Напряжение вдруг стало катастрофически падать, и мы с трудом совершили посадку. Зафиксировав касание поверхности, и зачерпнув специально сконструированным Куцым совочком лунного грунта, помчались назад - к Земле. После разгона я послал сигнал "спать", и два часа обратного пути наш Мухомор представлял собой просто кусок "железа", летящий к Земле со скоростью пятьдесят километров в секунду.
  
  Перед самой Землей я разбудил корабль, надеясь, что батареи хоть немного восстановились. Датчик температуры внутри "герметичного" корпуса показывал минус тридцать два - не самая комфортная температура для бытового аккумулятора. Посоветовавшись с Максом и Вадимом, я отрубил на корабле все что можно, и направил всю энергию на антиграв...
  - Надо было теплоизоляцию получше делать - сказал Паша, глядя на кучку
  искореженного дымящегося металла - "Мухомор-1". Нашел его Серега. Он у нас в шестом классе охотой на лис занимался - вот мы его и погнали. Благо аварийный маяк Мухомора имел автономный источник питания и корпус такой, что все нипочем. Нашли мы корабль в пяти километрах от города. В принципе для слепой посадки не плохо. Куцый голыми руками вскрыл крышку отсека образцов, достал маленький контейнер с лунным грунтом и, открыв его, зачем-то понюхал. Понюхал, закатил глаза и блаженно произнес, - Летим на Марс, мужики...
  
  
  
  4. Астероид.
  
   Вообще-то мы договорились, курево в полет не брать. Но разве ж у нас кто, какие ограничения соблюдает? И ведь получилось так, что дым сигаретный очень даже нам помог. Можно сказать жизни нам спас.
  Уже на третий день кто-то в переходном отсеке покурил. Не я точно, а вот кто? Потом Куцый почти каждое утро на планерке зубами скрежетал - какая сволочь курит на корабле?! Ну, все естественно делают невинные глаза, головами мотают. Дней через десять и меня "пробило". Курить хочу, аж уши заворачиваются. Стал искать. Спрашивать, у кого-либо бесполезно, никто ж не признается. Ну, стал так ненавязчиво исследовать "скрытое" пространство в нашем "Салюте". А надо сказать, что укромных мест в корабле получилось много. Это изначально он представлял собой большой однообъемный коммунизм. А мы по совету Сереги Мутного("знаете как вас одни и те же рожи достанут?") как могли пространство поделили. Всякие полуперегородки, шторки на манер аэрофлотовских. У нас ведь все как в нормальном фантастическом фильме про космос. Есть пол есть потолок. Пол мы сами соорудили. К нему кусок антиграва обратной полярностью "прикрутили" - пожалуйста, 0,7 земной силы тяжести. А захотим полтора сделаем. В общем, хожу с табуреткой, с умным видом - шарю по укромным местечкам. За регенератором нашел пачку Winston, за бачком с водой еще кое-что. Короче коллекцию собрал, - закачаешься. Одних только веществ расширяющих сознание три вида. Тут тебе и канабис и сальвия и настойка из мухоморов. И "эти люди" собрались на Марс! Я удивляюсь, как мы вообще корабль сделали и взлетели. Однако за все время так никого и не поймали. Мы ведь все ребята тактичные. Ну, уединился штурман в переходном отсеке. Ну, воняет потом "дурью" на весь корабль, ну так все мы люди, понимаем же - замкнутое пространство, враждебный космос. Нужно же человеку расслабится. Капитан вон водку глушит в "разумных" количествах, астронавигатор по часу на табуретке стоит перед глухой стеной - звезды изучает. Главное ведь что? Чтоб никакого дебоша. Бардак нам тут в сорока миллионах километров от Земли совсем ни к чему.
  
  Случилось все ночью. В смысле по бортовому времени у нас была ночь. Свет во всех отсеках погашен. Даже лампы над водорослями выключены, - им оказывается тоже нужно "отдыхать". Мы с Дурой первыми от удара проснулись. Даже не удар - так, легкий толчок. Дура мявкнула пару раз, я на локте приподнялся, прислушиваясь. Уже обратно думал улечься - досыпать, тут система жизнеобеспечения и "заорала". Хорошая все-таки вещь компьютер, особенно когда к нему датчики атмосферного давления подключены. Падение давления на пару процентов и такой вой по всему кораблю. В общем, аларм! Свистать всех наверх! Полундра! И так далее. Врубили свет. Компьютер уже отвыл и нормальным человеческим голосом говорит - "падение давления на два процента... падение давления на три процента". Голос приятный, женский как в "Чужих" - когда она время до взрыва отсчитывала. Начинаем метаться по кораблю. Где?! Орет Куцый. Где дырка?! Мы на Земле вообще-то такую ситуацию отрабатывали, раза четыре. Тогда у нас все ладно получалось, за тридцать секунд пластырь ставили. Но никто ж не думал, что это ночью будет, когда все спят. И вот мы бегаем в исподнем, как белогвардейцы, застигнутые врасплох матросами Железняка. Воздух уходит, - компьютер резервные баллоны включил, чтоб компенсировать утечку. И ставит нас в известность - "задействована система резервного снабжения". Вроде как, не нервничайте парни, работайте спокойно. А Куцый орет - "щас перекрою на хрен вентиль! Ищите дырку быстро". Говорю же жлоб он. Даже воздуха ему жалко. Тут я вспоминаю про найденный мною Winston, закуриваю по-быстрому, Куцый орет от "своего" вентиля - "оборзел совсем? Какой перекур в жопу!?" А я почти не затягиваюсь, раскуриваю и дымлю как паровоз Черепанова. Парни мою мысль поняли, стали за дымом следить. Макс даже переноску стоваттную взял, подсвечивает клубы дыма сбоку. Через пять секунд все ясно. Дым уходит под пол, почти у выхода из рабочего отсека. Лихорадочно откручиваем болты крепления, срываем металлические плиты, Пашка, как самый ловкий ныряет вниз и матерится. Дырки оказывается две. Насквозь нас астероид прошил. Там под полом искусственная гравитация не действует, и голова у Пашки кружится, и тошнит и вообще "крыша едет". Но жить то охота, тем более остальной экипаж подбадривает. Типа, не заклеишь, там тебя и похороним. Уже и Куцый тут рядом, инструменты подает, и ругается так, что самим страшно. Дура в сторонке сидит, вся в напряжении, хвостом нервно бьет, и в глазах немой вопрос - "вы блин сами справитесь или мне маленькой несчастной кошке все самой нужно сделать". Короче минут через пять вылез Паша. Весь бледный - трясется. То ли нервы, то ли невесомость, то ли кислородное голодание. А скорей всего все вместе и много. Еще минут через пять компьютер заткнулся - стабилизировалось давление. Мы как были, кто в чем, прямиком на камбуз. Капитан! Орет Пашка. Мне сто пятьдесят сразу. Куцый нервно вытирает ладони о свои волосатые ноги и достает из капитанского сейфа литровую бутыль. Тут Макс тихо так говорит - давайте не напиваться... Вдруг еще один метеорит. Куцый долго смотрит на него, потом отвечает - снаряд два раза... Ну, сам знаешь. Стол у нас из толстого белого пластика - складной. Как раз на пять мужиков. Мы четверо сидим на выдвижных скамейках, кэп во главе стола на табуретке. У стола в борту врезан иллюминатор. Мы поднимаем стаканы, не сговариваясь, поворачиваем головы и молча смотрим в черноту космоса. Тостов не нужно. Хорошо, что живы. Только на третьей, раскрасневшийся Куцый внушительно произносит - выношу благодарность экипажу за умелые, слаженные действия в боевой обстановке. Мы понимаем что Куцего "заносит" переглядываемся, и вдруг начинаем ржать. Наверное, у всех перед глазами картина, как мы бегаем в трусах по отсекам. Кто с огнетушителем, кто с пластырем. Да уж, "слаженные действия". Наш Корабль мчится навстречу Марсу, его стенки сотрясает дружный хохот, а Паша, задыхаясь от смеха, выдавливает - но ведь справились же. Мы ударяем друг друга по голым плечам. Да, черт возьми! Справились! Мы экипаж!
  
  
  5. "Салют", старт.
  
   Почему "наш" "Салют" не полетел в космос - загадка. Когда он достался нам, большая часть оборудования уже отсутствовала, хотя она нам впрочем, была без надобности. Космонавигация с тех времен далеко шагнула, опять же компьютеры появились, о которых в 80-е можно было только мечтать. Главное дело - двигатели и система жизнеобеспечения остались. Да и корпус был в приличном состоянии. Дядя Петя(Пашкин отчим) на своем КАМАЗе длиномере притащил нам укрытый черной пленкой "Салют" партизанскими тропами. Две тысячи километров отмахал, и ни один гаишник по пути не попался. Что тут скажешь? Молодец старик. Двадцать лет за баранкой, всю Сибирь знает, как свои пять пальцев. Мы к тому времени на огороде Макса картошку выкопали и на ее месте ангар возвели. Пять с половиной метров высотой, двадцать пять длиной, шесть шириной. Кранбалка на потолке, куча инструментов, холодильник в углу для пива, магнитола. В общем, всё путем - подготовились.
  
   Хотя спертый нами "Салют" давным-давно лишился половины своей начинки -все равно весила эта сволочь тонн пятнадцать. Встал вопрос как эту штуковину с платформы КАМАЗа снимать. Грузили-то на свежем воздухе нормальным краном. А тут в ангаре как? Кранбалка с таким весом не справится. Дядя Петя ругается, - снимайте эту хреновину, мне в рейс надо! Короче, сгонял Куцый в свое автотранспортное предприятие приволок штук десять грузовых домкратов. Приспособили мы их с обоих бортов - бревна всякие в ход пошли, доски. Немного приподняли "Салют" КАМАЗ отъехал, а мы домкраты опустили, и корпус аккуратно лег на приготовленную "подушку". Дяде Пете, как обещали, ящик "Хольстена" и блок красного "Мальборо". Старик доволен. Все равно домой порожняком шел, подумаешь, забрал по пути орбитальную станцию. Делов-то.
  
   КАМАЗ уехал, мы ворота ангара закрыли, ходим вокруг "Салюта", по корпусу стучим с умным видом. Время три часа дня - суббота, в принципе можно даже успеть, что-то сделать. Решили для начала "ноги" прикрутить. Благо они у нас уже сконструированы и сделаны. Мы же не просто так с бухты-барахты за это дело взялись. У нас вон коллективный разум в лице Паши, Вадима и Макса почти месяц "думал". Вначале хотели ступень взять от баллистической ракеты СС-20 - Сатана то бишь. Потом парни в Интернете почитали все внимательно, пришли к выводу что нет. Не подходит нам Сатана. Эта ракета, знаете ли, только для доставки разделяемой боеголовки рассчитана. Корпус тонкий - никакой радиационной защиты, да и системы жизнеобеспечения нет. Потом хотели подводную лодку малютку списанную где-нибудь спереть. Тоже отказались. Тогда Макс свою старую записнушку достал и позвонил парочке старых друзей. Он ведь у нас голова - в Бауманке учился целых полтора курса(выгнали правда за пьянку). Короче, через неделю стояли мы на заросшем бурьяном пустыре и пялились на брошенную черт знает, когда и кем орбитальную станцию "Салют" под старым дюралевым навесом. Эта штука рассчитана на длительное пребывание в открытом космосе, так что двадцать лет на свежем воздухе не так уж ее и измочалили. Мы сторожу сунули две бутылки, потом кое с кем забухали, а на финише погрузили "Салют" на КАМАЗ, пленкой накрыли и увезли.
  
   "Ноги" мы прикрутили за два часа. Тут же взялись антиграв присобачивать, очень уж нас волновал вопрос, взлетит "Салют" или нет. В нем ведь хитрые алюминиевые сплавы использовались. Как-то с ними антиграв себя поведет? За полчаса все сделали. Макс взял в руки пульт с рычагом мощности, торжественно щелкнул тумблером и "Салют" со скрипом оторвался от "подушки". Все так заорали, что кошка Дура мигом в угол забилась. В общем, "подушку" убрали, "Салют" встал на вновь приваренные "ноги" - шасси, а мы рванули к холодильнику.
  
   Приводили в порядок "Салют" мы почти полгода. Главный двигатель и двигатели ориентации мы с Куцым перебрали полностью. Всю проводку я прокинул по-новой, Макс шланги воздуховодов все заменил, иллюминаторы специальным "космическим" герметиком проклеил и так далее. Паша с Вадимом в это время кучу книг по космонавтике проштудировали. А мы втроем станцию можно сказать полностью разобрали и снова собрали. Потом уже начали новый "фарш" в нее запихивать. Противорадиационную защиту, бортовые компьютеры, систему ориентации, аквариумы с водорослями, оранжерею. На систему жизнеобеспечения я старый 486-ой поставил. У меня материнская плата лет десять валялась, я ее все перекладывал с места на место. А теперь вот пригодилась. А что? Два порта комовских есть, памяти 32 метра. Винт на 800 мегабайт нашелся. Я два контроллера Advantech прикрутил и, пожалуйста, температура в корабле, влажность, атмосферное давление - все под контролем. Через сетевую плату этот комп к главному подключил, чтоб основная программа все параметры видела, но на мелочи не "отвлекалась". Я на работе как раз АСУТП занимаюсь, и какая мне разница, что программировать - задвижку нефтепровода или вентиль реактивного двигателя. Так-то, если разобраться, среднему офисному планктону пня первого, винды-98 и офиса-98 за глаза. Ну, действительно? Суммирование там есть? Шрифты разные - жирный там, наклонный - есть. Все остальное от лукавого. Все эти новые виндовсы/офисы просто тупой развод на бабки - извиняюсь - маркетинг. Короче. Я все это к чему. Для настоящего дела вполне хватает весьма скромной мощности, все остальное полная лажа, как уже было сказано, развод на бабки. Для справки поинтересуйтесь, какие процы стоят в промышленных роботах или там на ЗРК. А эти-то штуки реальные дела делают, а не макулатуру генерируют.
  
   Через год с небольшим стоял наш "Салют" сверкающий натертыми до блеска деталями, как новенький. Снаружи почти никаких изменений. Разве что "ноги", пару тройку дополнительных иллюминаторов, да солнечные батареи нового поколения. Как мы эти батареи доставали, отдельная история может как-нибудь и расскажу. Так вот снаружи Салют как Салют. А вот внутри все по-другому. Во-первых, пол металлический сделали. К нему антиграв обратной полярностью прикрутили, сразу и проверили - напряжение накинули до трех G, тут даже Куцый с трудом стал по полу ходить. Значит, в космосе искусственную гравитацию будем иметь. Второй антиграв к корпусу подключили - это так сказать ходовой двигатель. Посредством него мы к Марсу собирались сигануть. Оттолкнуться от гравитационного поля Земли со всей дури, а потом у Марса затормозить. Паша с Вадимом совсем себе голову сломали, как все эти маневры правильно рассчитать. Ведь никто еще так не летал, - с помощью антиграва. Никакой теории, только один практически полет "Мухомора-1" на Луну. Но там извините, 400 тысяч километров было, а тут 90 миллионов. Короче, каждый вечер в ангаре споры с пеной у рта и раз в неделю драка - горячие они у нас парни. Куцый их разнимать замаялся. Естественно тройное дублирование - без этого в космонавтике никак. То есть каждого антиграва и для искусственной гравитации и ходового три штуки. Наш "Салют" из трех отсеков состоит - переходной, рабочий и агрегатный. В агрегатном запас топлива, маршевый реактивный двигатель и движки ориентации. В рабочем мы сами, оранжерея, тренажеры, главный компьютер и вообще все барахло, в том числе санитарно-гигиенический узел(туалет с душем совмещенный). В принципе все узлы сделаны с учетом, если вдруг невесомость навалится. Но в штатном режиме работают в искусственной гравитации. Длина рабочего отсека 9 метров. Диаметр большого цилиндра 4,15 метра, маленького 2,9. Переходной отсек мы окрестили - шлюзом. Это потому, что мы из него никуда переходить не собирались, а только на поверхность Марса высадиться(если Бог даст). Внутри большого цилиндра оборудовали пять рабочих мест. Максу возле компьютера жизнеобеспечения, остальные подключены к главному. Программу управления я написал - обалдеть! Всю жизнь мечтал что-нибудь этакое сварганить. Графика - мечта идиота, все искрится, подмаргивает и крутится в трехмерке. Короче, интерфейс дружественен дальше некуда. Парни у меня за два дня освоили. На рабочих местах плоские цветные мониторы, - такие в "АВАКСАХ" стоят, им никакие перегрузки нипочем. Стоит один как хорошая машина. Тут вопрос естественно возникает, а откуда у простых русских ребят взялись бабки на такие изыски? Солнечные батареи японские, мониторы "Крэй", астронавигационное оборудование новейшее. А просто нашелся хороший человек, как раз когда у нас все финансовые резервы кончились. Тут наш благодетель и нарисовался, его Серега привел. Привел, хотя мы ему говорили, расскажешь кому - прибьем. У человека этого в принципе уже все есть. И дом двухэтажный и лексус и квартира в центре Москвы, вот и рвется человек, что-то сделать - хорошее и большое. И пунктик у него. Радеет человек за Россию, прям, прет из него великоросская гордость. Короче, когда он про наш проект услышал и в его бритой башке все как следует уложилось, загорелся он нам помочь. Безо всяких там лэйблов рекламных на борту старого "Салюта". Просто отслюнявил тридцать штук баксов для начала и сказал - не хватит, еще дам, вы главное парни первыми на Марс того... Этого...
  Ну, в общем, вы поняли...
  
   На старте у нас немного народу было. К Куцему супруга жалась, просто молча физически контактировала и не слезинки, и на Куцего глядя, сразу понимаешь, какой у него в семье домострой. Возле Макса две его подружки. Еще вчера глаза готовы были друг другу выцарапать, а сегодня вишь, общее горе сплотило - улетает любимый на Марс, и хер его знает вообще вернется ли? Судя по репликам провожающих, все считали нас абсолютно сумасшедшими, ну как мартовский заяц, блин! Даже друзья наши близкие! За три часа до отлета мы уже секрета не делали. Летим на Марс, мать его! Взяли сотовые и давай кто кого обзванивать. Из моих ближних пришли только Саня да Леха Струк. Они-то потом и подшутили над нами засранцы. "Салют" мы из ангара выкатили по темноте, вначале хотели крышу разобрать, чтоб как в "Аэлите" да потом передумали. Нафига ангар портить? Может пригодиться еще.
  
  Прохладная осенняя ночь. В двух домах от нас собаки соседские брешут, небо чистое, звездное, дымком пахнет - кто-то баню неподалеку топит. А мы вот на Марс отчаливаем. Сказать, чтоб такое уж боевое настроение нельзя. В смысле еще пару часов назад вроде было. А вот сейчас... И девчонки скулят, словно на верную смерть провожают. Короче, если б не Куцый со своим командным басом еще не факт, что мы бы куда-нибудь полетели. Куцый рявкнул - экипаж, бля, построится - и мы тут же выстроились в шеренгу. Потом нестройно повернулись через левое плечо и потопали к Кораблю. Кто в чем был так и пошли. Джинсы, кроссовки, "Мартинсы". Погрузились. В Корабле тепло - освещение дежурное включено, вентиляция тихонько гудит, компьютер приятным женским голосом приветствует - "добро пожаловать на борт Корабля..." - и все такое. Голос этот я долго искал, весь Инет перерыл, наконец, списался с парнягой, 10 вебманей заплатил за генератор голоса. Зато получилось отлично. Такой себе, частью сексуальный, частью официальный. В общем, поприветствовал нас бортовой компьютер - мы его дэвушкой называем, и мы люк задраили. В два часа три минуты по Москве мы должны от Земли на полной скорости стартануть. Только для этого нам надо из атмосферы выйти, на сто двадцать километров подняться и в точно указанной точке застыть. Времени еще пять часов, солнечные батареи сложены, люк задраен, можно не торопясь подниматься. Программа выхода из атмосферы уже в комп заложена и сто раз проверена. Достаточно мне просто на клавишу Enter нажать. Но ведь субординация, блин! Командовать, это знаете ли прерогатива капитана. И то, что он в тонких материях, типа там программное обеспечение или космическая навигация ни шиша не смыслит, роли не играет. И потом у нас Вадим есть. Пилот и он же штурман в одном лице. Куцый не торопясь, пристегивается в своем кресле, хмурится на экран за десять штук баксов и командует - пилот, взлет! Вадим протягивает руку и жмет клавишу. Секунд пять ничего не происходит, только на экран выползают красивые объемные буквы - "Выполняется программа взлета...". Куцый уже поворачивается ко мне, смотрит тяжело и тут оживает альтиметр. Программа отрабатывает подъем настолько мягко, что вестибулярный аппарат ничего не замечает. Только цифры отсчитывающие метры от поверхности Земли начинают меняться все быстрее. А потом комп начинает верещать. "Внимание! Угол наклона больше нормы!" И подъем тут же замедляется. Мы уже и сами видим по авиагоризонту, что угол наклона совсем не такой как должен быть. А должен быть он относительно поверхности Земли нулевой. То есть корабль должен подниматься абсолютно горизонтально. А у нас бардак! "Салют" кренится к Земле со стороны агрегатного отсека. Так. Что зацепили? Вадим отстегивается и смотрит в нижний иллюминатор. Вот засранцы! Под нами на высоте метров двадцать болтается на тросе Пашкин Уазик. Болтается и подмигивает нам включенными фарами. Вот этого я в своей программе не предусмотрел. Ладно, спускаемся вручную. Куцый скрежещет зубами, а нам почему-то весело. Выходка Сани с Лехой сбросила с нас оцепенение, все ожили, и, перемигиваясь, подшучивают. А прикинь, Паш, слетал бы твой Уазик на Марс? Приземлились. Куцый открывает люк и говорит - все в дом! В зеркало посмотрелись быстро! Мы уже откровенно ржем, выкатываемся из корабля и отцепляем Уазик. Саня с Лехой стоят неподалеку, и держатся за животы. Мы бегом смотреться в зеркало. Вернулись же! По примете надо в зеркало посмотреться. Последним процедуру проделывает Куцый, еще раз целует растерянную жену и перед закрытием люка грозит парням кулаком. Те машут в ответ. Люк закрыт, компьютер снова приветствует нас на борту.
  
  Через полчаса мы в точке "броска". Антиграв настроен на дрейф - корабль почти неподвижно висит на ста двадцати километрах, "гуляя" туда-сюда не больше чем на десяток метров. Мы ждем. В смысле не так ждем - застыв неподвижно в креслах, а пьем чай на камбузе. Времени еще до фига, и комп предупредит нас за десять минут до старта. Вернусь, носы расквашу обоим - ворчит Куцый - это ж надо так торжественный момент обгадить! Мы согласно киваем, а сами ухмыляемся. Наша авантюра с самого начала была похожа на мальчишескую выходку из серии "сбежать в Африку". Так что небольшой прикол совсем не помешал. Мы уже переоделись в "домашнее". Кто в шорты, кто в спортивки. На красавицу Землю насмотрелись, теперь предстояло самое главное - разгон.
  
  В час пятьдесят три бортовой компьютер сказал - "внимание! До маневра разгона осталось десять минут". Мы в курсе - откликнулся Паша, и мы пошли укладываться. В отличие от взлета разгон предусматривал ускорение до двух G. Гравитационное поле Земли простирается, конечно, далеко, но наиболее эффективен антиграв вблизи планеты. Поэтому, чтоб достичь расчетной скорости 50 км в секунду нам пришлось разгоняться довольно жестко. Мы постелили тюфяки, улеглись на пол, пристегнулись ремнями и приготовились. Программа разгона была составлена так, чтоб мы - неподготовленные космонавты не испустили дух во время маневра. Одновременно с включением ходового антиграва отключилась искусственная гравитация, теперь ее заменяла сила ускорения. "Салют" заранее развернулся "потолком" в сторону Марса и теперь разгонялся, двигаясь поперек. Вначале было нормально. Нас придавливало к "полу" с усилием примерно равным ускорению при взлете самолета. А вот потом стало похуже. Компьютер плавно наращивал ускорение, становилось все труднее дышать, Корабль поскрипывал корпусом и я думаю, не мне одному закралась мысль, что будет, если старина "Салют" не выдержит. Перегрузка изменялась волнами, то наваливалась со всей силой двух G, то отступала до вполне терпимых полутора. Мы специально так составили программу, давали возможность отдохнуть организмам от нагрузки. Мне казалось еще пару таких волн, и я поползу из последних сил к пульту и нажму, наконец, спасительную кнопку Esc. Но как-то незаметно все кончилось. Компьютер мелодичным голосом сообщил - "программа разгона завершена, траектория расчетная, скорость пятьдесят и три десятых километра в секунду. Поздравляю, если вы еще живы..." Ну юмор же.
  
  Мы были живы. Более того, уже через пять минут мы взмокшие и усталые пили на камбузе шампанское. Мы сделали это! Мы летим на Марс!
  
  
  
  
  6.Марс.
  
  У нас борту всего два скафандра. Вернее три, но один то работает, то не работает, так что его скорей на запчасти взяли. Еще на Земле мы решили - доберемся до Марса там жребий и бросим - кому первому красный песок подошвой припечатать. Ну, Марс - вот он, в пятистах километрах. Осталось приземлиться или примарситься вернее. И на поверхность выйти. Только сначала надо решить куда конкретно садиться(об этом почему-то не подумали) и еще бросить жребий кто будет в первой двойке. Ладно. Жребий бросили, выпало мне и Максу. Я считаю, правильно судьба распорядилась. Ведь это Макс всех "великой" идеей заразил. И антиграв он сделал. И вообще...
  
  Часа два на камбузе спорили, куда садиться. Как всегда до хрипоты чуть не до драки. Макс орет - давайте полярные шапки разведаем, там еще ни один зонд не садился, Паша кричит давайте у "морды" приземляться(это он про скальное образование в виде лица человеческого). А потом Куцый всех удивил. Знаете что, мужики? Все притихли. А ну-ка? Что наш капитан образованный скажет - слесарь пятого разряда? А Куцый так спокойно выдает - вот представьте, что жизнь на Марсе все-таки была. А еще представьте, что в Солнечную систему давным-давно какие-нибудь инопланетяне залетали. И в том и в другом случае самая высокая гора в нашей планетной системе внимание бы привлекла. Я Олимп, имею в виду - поясняет кэп - двадцать девять километров высотой. Мы переглядываемся. Если и есть, какие следы, то их возле этой огромной горы нужно искать. Наверняка эти Марсиане несчастные если не город, то уж храм какой-нибудь возле Олимпа точно воздвигли. Да и инопланетяне не могли мимо такой хреновины просто так пролететь. А ведь капитан дело говорит - соглашается вдруг Макс. Может, и правда там найдем чего. Тогда считайте, не зря слетали. Мы уважительно смотрим на кэпа. Не ожидали... Значит, он не только гайки крутить умеет, он еще и в библиотеку сходил и все что там нашел про Марс, прочитал. Ну, в общем вроде договорились. Атлас Марса электронный у нас в компьютере есть, быстренько определились с местоположением горной системы Тарсис, - Олимп в нее вроде как входит, хотя и чуть особняком стоит.
  
  
  Садиться на антиграве сплошное удовольствие. Мягко, тихо, безо всяких там перегрузок. Два импульса маршевым двигателем дали, скользнули в сторону торчащего над оранжево-желтой поверхностью пупа, и начали снижение. Точку посадки выбрали на южном склоне, он более пологий, в случае чего может, и пешочком до вершины прогуляемся. Пашка - горячая голова вообще, предложил прям в кратер садится, но отговорили. Идея с Олимпом была хороша, еще потому что во время противостояний на Марсе обычно бури бушуют такие, что никому и не снилось. Ветер сумасшедший, пыль с поверхности почти до десяти километров поднимает. Хорошо еще, что атмосфера на Марсе разряженная. А на склон Олимпа мы сядем гораздо выше всяких там пылевых облаков. Короче, Вадим железной рукой ведет Корабль, в джойстик вцепился, не оторвешь. Мы пялимся в иллюминаторы, Макс на своем терминале Вагнера врубил(полет Валькирий), ногой притопывает, Куцый хмурится, Паша губу закусил, я, честно говоря, тоже нервничаю. Все ж не каждый день такое событие. Поверхность все ближе, оранжевая пустыня выгибается дугой в иллюминаторе, занимая все больше места. Вот уже видны местами морщины на изъеденной ветрами шкуре Марса, оспины кратеров, сердце у меня бухает в груди, и живот подводит. У меня всегда так, когда что-нибудь этакое происходит - важное. Я смотрю на альтиметр - восемнадцать километров, по идее уже посадка скоро. Вывожу на дисплей картинку с носовой камеры, вот это горищща! Куда там нашему Эвересту. Нервно курит в сторонке. Мы на высоте восемнадцать километров над поверхностью, а Олимп вздымается над нами еще десятью километрами плавно уходящими в высь. Компьютер управления начинает попискивать, дэвушка отсчитывает последние метры и тут Вадим впервые за двадцать минут подает голос - держитесь, парни. Мы ощущаем толчок, "Салют" скрипит всеми своими ребрами жесткости, у Макса Вагнер дает последний аккорд... Все! Приехали!
  
  
  Площадку Вадим выбрал "отличную". То есть вначале мы подумали, что и правда, отличную, да только через минуту, когда уже все отстегиваться начали, "Салют" вдруг пополз по склону, а потом просел сантиметров на пятьдесят на задние "ноги". Ладно. Для первого раза все равно неплохо. А то, что уклон появился даже хорошо, спать будет удобней, как раз головами ляжем в сторону шлюза. Первые минут пятнадцать все бегали от иллюминатора к иллюминатору оглядывали окрестный пейзаж. Потом Куцый нас на камбуз позвал. Довольный - улыбается. Ну, - говорит, - полдела сделано, можно обмыть! Тут нас уговаривать долго не надо. Через пять секунд все за столом. Вадим смущается, водка в стаканах скособочилась - давайте, парни я Корабль приподниму чуток и на другое место переставлю. Ладно, уж сиди. Вначале площадку надежную разведаем, потом уже переставишь. Выпили, закусили, обсудили, собрались спать. Местное Марсианское время часов, наверное, семь вечера. Солнце клонится к горизонту, а вскоре прячется в пыльные облака внизу. Кошка Дура с любопытством смотрит в иллюминаторы, подходит то к одному, то к другому. Даже лапой иногда стекло скребет. Интересно ей. Хочет Дура по Марсу прогуляться. Только, к сожалению, на кошек скафандров пока не делают, так что ей точно придется в "Салюте" сидеть. Расстелили тюфяки, свет потушили и под странное завывание Марсианского ветра уснули.
  
  Уж не знаю, как это объяснить, но сутки на Марсе почти совпадают с Земными - 24 часа 37 минут 22,58 секунд. Так что проснулись мы от "солнышка в окошке". В смысле я проснулся. Видать организм все-таки помнит, что сегодня для меня великий день. Для меня и для Макса. Я оглядел парней дрыхнущих на тюфяках, определил, что Макса нету, а потом различил звук падающих струй воды. В душе он. Значит, еще раньше меня поднялся. Ладно, аккуратно пробираюсь на камбуз - готовить завтрак. Макс из душа вышел, улыбка до ушей, светится весь. Я его конечно понимаю. Еще бы. "Это небольшой шаг для человека, но огромный скачок для всего человечества". Так что ли, Армстронг выразился? Мы хоть и не обсуждали, кто все же первый шаг из нашей двойки сделает, только тут и так все ясно. Конечно он!
  
  За яичницей с ветчиной досматривать я Максу поручил, сам тоже в душ пошел. Хорошая все-таки традиция у нас славян - правильная. Перед великим и опасным делом омыть тело и во все чистое облачиться. После омовения и душа светлее становится и опять же, если на тот свет, так без лишней грязи отправляешься. Вот такие мыслишки меня перед выходом на Марс и одолевали. Вроде делов-то, открыть люк да протопать пару десятков метров, а все-таки...
  
  На запах яичницы с ветчиной остальной экипаж поднялся. Поели, чайку выпили, начали мы с Максом в скафандры залазить. Ох не простое это дело в такой тяжеленной фиговине ходить. Мы Вадима попросили он гравитацию до 0,5 уменьшил, полегче вроде стало. В десять утра по бортовому времени, Куцый торжественно встал перед нами и сказал. Задача номер один - водрузить флаг, задача номер два разведать площадку для стоянки. Все понятно? Понятно конечно. Максу флаг, мне щуп полутораметровый. Закрыли мы люк в шлюз и приготовились наружный открывать. В переходном отсеке тесно вдвоем, не развернуться, Макс по внутренней связи матерится, пытается люк открыть, так вместо умных слов и вывалился на поверхность с руганью. Короче, получился у нас не гордый отпечаток подошвы, а следы от двух коленок Макса да еще отпечаток шлема на красном песке. Ладно... Фигня. Торжественный момент еще разок прокрутим. Макс довольно легко вскочил, благо сила гравитации почти в три раза меньше земной, и выпрямился во весь рост. Сказать, правда, ничего не сказал. Отошел с десяток шагов и воткнул молча флаг РФ. Видать от падения все великие слова улетучились. Парни всю эту комедию на видео конечно отсняли. Только это в домашний архив пойдет. Для телевизора мы все потом более презентабельно сделаем. Мне конечно уже легче было - сзади никто не толкается. Я пригнулся в люке и шагнул на поверхность. Так шагнул, как, наверное, тысячи мечтали. А в голове одна мысль крутится. Я на Марсе - так его раз так! Простой русский парень. На спор прилетел, за десять ящиков водки! Пока там всякие НАСА, Росавиакосмос и прочие крутые конторы собираются, бюджеты пилят, я уже здесь. Вот так вот!
  
  Я огляделся кругом - пейзаж конечно так себе. Песок буро-коричневый, каменюки серые валяются. Солнце вроде как не родное - маленькое и далекое. Да и не греет ни фига. Я даже в скафандре нутром чую. Ветер стих. Слегка посвистывает своей одной сотой от земной атмосферы. Внизу красноватые облака клубятся, этой пыли еще долго на поверхность оседать. Наверху сизое пустое небо. Олимп своими десятью километрами нависает. Пустыня короче. В самом безрадостном значении этого слова. А ведь ученые считают, что когда-то атмосфера здесь в двадцать раз плотнее была. Дожди может, шли, реки где-то протекали, моря свои волны вздымали. А теперь вот песок кругом, да углекислый газ. Не знаю почему, но мне всегда верилось, что на Марсе жизнь была. Вот верю и все!
  
   Побродили мы с Максом вокруг Корабля, попинали марсианские булыжники и приступили к задаче номер два. Начали щупом в песок тыкать в поисках твердой, подходящей для ровной парковки, площадки. Минут через пятнадцать нашли. Под песком на глубине сантиметров двадцать твердый камень, вполне годная площадка. Мы метров на двадцать отошли и командуем Вадиму - вперед чуток, теперь вправо, теперь влево. В общем, укоренился наш "Салют" прочно и парни тут же ныть начали. Давайте на борт, скафандры сюда быстро, мы тоже хотим! Ладно, вернулись. Сразу для успокоения по соточке бахнули, горячие рукопожатия приняли, и давай кошку Дуру тискать от переполняющих чувств.
  
  Вторая двойка - Куцый с Вадимом. Вообще говоря, скафандры в Советском Союзе под каждого космонавта индивидуально делались. Чьи уж нам достались, не знаю. То, что один побольше, второй поменьше невооруженным глазом видно. В большой естественно Куцый полез. Мы еще на Земле сомневались, что он ему по размеру, да разве ж этого медведя отговоришь. Пыхтит, потом обливается, но лезет, скрючился весь, глаза, где-то там за обрезом смотрового остекления, однако хочется мужику по Марсу прогуляться мочи нет. Им с Вадимом и вовсе по очереди пришлось выходить - маленький у нас шлюз - это факт. Куцый минут через десять вернулся, видать и, правда, неудобно ему. Пашка тут же начал освободившуюся сбрую на себя напяливать. Тут другая проблема. Руки у него до перчаток не достают - велик скафандр. Мы его увещеваем - да подожди, ты. Сейчас Вадим вернется, его скафандр наденешь, Куцый отдышится с ним и пойдешь. Куда там. Разве нашего астронавигатора удержишь? В общем, за четыре часа все по Марсу погуляли, кроме Дуры.
  
  
  После обеда мы с Максом с лопатами вышли. Вначале конечно отсняли торжественный выход. Все чин чинарем. Макс внушительно припечатывает марсианский песок, в руке флаг, движения четкие и уверенные. Только если официальную хронику внимательно смотреть, то видно, что девственная поверхность уже следами испрещена, как Сочинский пляж. Макс опять все молча, проделал - потом - говорит - звук наложим, когда мне что-нибудь путнее в голову придет. В общем, отсняли, вернулись в шлюз за лопатами, и давай Марс перекапывать. Может какая-нибудь там автоматическая станция на Землю граммами инопланетный грунт возит, а мы решили, не мелочиться. Взяли контейнер килограмм на тридцать, и давай в него лопатами песок Марсианский сыпать. Ясное дело не с одного места. Тут пару раз копнем, метров на пятьдесят отойдем, еще немного. Камушки разные, интересные на наш взгляд, подкидываем. Минут через десять у меня на лопате блеснуло что-то. Не то что бы блеснуло, но глаз заметил. В том смысле, что пока преобладающими цветами были бурый, черный да серый. А тут вроде, что-то белым мелькнуло. Я так и замер. Лопату осторожно опустил, присел с трудом на одно колено и аккуратно предмет негнущимися пальцами беру. Мать честная! Что потом началось. Если б нам не улетать через три дня парни бы, наверное, весь Олимп перекопали.
  
  Мы эту штуковину Хрустальным Диском окрестили. Претенциозное конечно название. На самом деле Хрустальный Диск, всего-то размером с пятирублевую монету. Материал похож на стекло, но не стекло, конечно. По краям белесо-матовый, в центре прозрачный. Естественно никаких там надписей или профилей императоров. Вполне возможно, что это вообще природа сделала. Температура, потом песок, плюс ветер. Я вон в детстве на Азовском море прямоугольные ракушки находил. Копаешь сантиметров на десять. Пожалуйста. Обточенные песком белые прямоугольники. Только по легкому изгибу и понимаешь, что эта штука когда-то створкой моллюска была. Диск наш тоже, кстати, идеальной формы. Макс его первым делом измерил вдоль и поперек. Паша естественно свой счетчик Гейгера притащил. На него только что плеваться не начали. Очень уж Хрустальный Диск трогательное впечатление производил, тем более тут на Марсе - найденный среди камней и песка. Парни только что не вздыхали над ним, словно я росток живой нашел. По мне так лучше б я и, правда, травинку какую нашел. Больше бы пользы было. Но к травинкам мы еще вернемся.
  
  После того как парни тонну песка на том же месте перелопатили, угомонились. Я в это время спокойно сидел в "Салюте" пил припасенное пиво, и разглядывал находку. В руки ее брать уже не разрешалось, приходилось довольствоваться разглядыванием через прозрачный пластик футляра флэш-карты от цифровика Макса. Солнце к горизонту клонилось, когда очередная партия копателей вернулась на Корабль. Унылые конечно, усталые как собаки, выжатые как лимон. Ладно - заключил Куцый - снаряд два раза... Ну, вы сами знаете... Ужинать и отбой. Завтра на вторую точку двигаем.
  
  Вторым по плану у нас был экватор. Там Макс собирался свой минипарник разместить. Его изобретение. Он на него огромные надежды возлагал. Еще на Земле распинался. Если эта технология сработает, лет через двести, а может через сто, на Марсе можно будет дышать! Ага... Можно... Нам-то какая разница?
  
  Утром мы с Вадимом поспорили немножко, он Корабль на экватор поведет или компьютер. Я уступил. Компьютер он конечно, аккуратнее и точнее, но не лишать же парня удовольствия лишний раз порулить? В общем, в девять двадцать по бортовому времени Корабль оторвался от склона Олимпа и пошел вверх. Атмосфера на Марсе хоть и разряженная, но на высоких скоростях все же оказывает значительное сопротивление. Поэтому Вадим поднялся на восемьдесят девять километров и только потом врубил реактивный двигатель на тридцать секунд. Мы полетели на север со скоростью две тысячи километров в час. Внизу проплывала освещенная солнцем поверхность Марса, я изредка зевал, мечтая улечься снова на тюфяк вместо жестковатого кресла. Через пару часов мы начали снижение. Вадим все грамотно рассчитал и использовал атмосферу для погашения скорости - топливо экономил. Весь полет занял три с половиной часа. А потом началась тяжелая работа. Себе в помощники Макс почему-то выбрал меня и уже через двадцать минут я об этом сильно пожалел. Вначале Макс вышел на поверхность один, со своим свернутым "ковриком"(как мы его называли). Коврик представлял собой склеенные между собой полосы особого материала похожего на полиэтилен. Верхний был прозрачным, нижний черным. Между ними слой земли. Насколько я понял идею Макса, в каждом из пяти ковриков была специально подобранная почва и семена растений или споры мхов. Я вышел вслед за ним со вторым ковриком, и мы принялись расстилать их на склоне, обращенном к Солнцу. Через тридцать минут на склоне было пять ковриков с самыми выносливыми и неприхотливыми растениями Земли. Особые клапаны на верхней пленке должны были пропускать углекислый газ для фотосинтеза и выпускать выработанный кислород в атмосферу. Потом мы таскали из корабля отполированные металлические пластины и собирали из них хитроумные зеркала. Собрали. С меня сто потов сошло, и я надеялся, что на этом Макс пока и успокоится. Не тут-то было! Взялись за сборку портативной бурильной установки. Это-то нафига? Не выдержал я. Нефть ищем?! Воду - ответил Макс - тащи кабель.
  
  "Пахали" мы весь день. Сказать, что устал, ничего не сказать. Еле ноги вечером таскал. Хоть опять проси гравитацию уменьшить. А Макс ничего, полон энтузиазма и задора. На Земле перед отлетом он все отмалчивался. Мы пока грузили его оборудование конечно раз сто спросили, а он все улыбался загадочно - долетим всё объясню. Вот теперь на камбузе и принялся объяснять. Система тераформирования "Макс-400" состоит из нескольких узлов - начал лекцию Макс. В общем, загибал, конечно, по-умному, я, что понял, человеческим языком объясню. Про "коврики" уже понятно - там земля плодородная, энное количество воды на первое время и семена или споры. Материал такой хитрый, что и тепло очень долго держит и влагу конденсирует и вообще субер-бупер... Второй узел термоподдержка. Тут все относительно просто - емкость с особой жидкостью, на неё зеркало параболическое солнечные лучи фокусирует, нагревает днем, а ночью эта жидкость по трубочкам циркулирует по коврикам, не дает замерзнуть нашей зелени земной нахрен. Третий, самый главный, по мнению Макса агрегат - глубинный термический насос. По теории вода на Марсе есть. Только залегает она под поверхностью и находится там, в виде льда. Забурились мы метров на двадцать, чего, на мой взгляд, для Марса маловато. Но Макс-то полон энтузиазма. Посредством агрегата термоподдержки, жидкость нагретая до 70 градусов Цельсия циркулирует по колонне и нагревает лед. После чего растаявшая вода поступает через мембраны в нижней части колоны, выталкивается на поверхность и подается в накопитель. Откуда распределяется по минипарникам. Вот такой расклад...
  По мысли Макса лет через десять наши растения вполне акклиматизируются и выползут из-под защиты. За это время нижняя пленка уже распадется, и плодородная почва смешается с песком Марса. А дальше как попрет кислород в атмосферу, как начнет лед на полюсах таять. Ураа! Будут у нас на Марсе яблони цвести! Только лет через пятьсот.
  
   По мне так конечно бред все это. Дай Бог, чтоб эта лужайка хотя бы год продержалась. Если продержится, тогда можно еще пару гектаров такими штуками засадить, ну и конечно надо таяние льдов полярных устроить. Не знаю как. Бомбой что ли водородной шарахнуть. Варварство конечно, зато быстро и эффективно. А при нынешней плотности атмосферы ничего тут расти не будет. В больших количествах точно.
  
   В общем, выспались мы, как следует, после лекции. И на утро на северный полюс рванули. На лыжах кататься... Шутка конечно. Лыжи мы не взяли. А жаль... Я раза три сам себя уронил. Никто ж из разработчиков не думал, что мы в этих скафандрах по льду попремся гулять. На полюсе ничего интересного. Лед кругом, холодно. Лопатой откололи пару кусков этой ерунды, сунули в контейнер, и Пашка начал скулить - мужики полетели уже к морде, а? Ну, полетели. Вадим больше за руль не просится. Надоело. Давай, Алекс, запускай свою дэвушку пускай нас к морде ведет. Сказано - сделано. Я программу быстренько ввел, Вадиму дал проверить, он плечами пожал - вроде правильно - говорит. "Салют" нежно поднялся метра на три, а потом как рванет! У меня глаза чуть не выпали. Недоглядели мы с пилотом, на один знак ошиблись. Куцый нам потом обоим вломил. Ну, так что тут скажешь? Виноваты. Компьютеру же пофиг, что никто не пристегнулся и у капитана на пульте чашка чая горячего стоит. Короче кое-как я по кнопке Ecs попал, тормознул программу, дальше Вадим уже сам повел.
  
  
   Через пять часов мы над "мордой". Это с орбиты она может, на человеческое лицо похожа, а с высоты десять километров обыкновенные скалы. Таких на Марсе пруд пруди. Мы над Пашкой посмеиваемся, но по-дружески, незлобливо. Понимаем же, что парень давным-давно этой загадкой заболел. Ну, что? Садиться? - Спрашивает Вадим. А как же! Обязательно! Хмурится Паша. Сели. Выходить ни у кого желания нету. Хватит уже, набегались по этому Марсу - ноги болят. Пашка молча напяливает скафандр и уходит в шлюз. Спустя время мы видим его возле скалы. Он что-то сжимает в руке, и медленно идет вдоль серой стены. Найдя более-менее ровную поверхность, Пашка привстает на цыпочки, и мы понимаем, что в руке у него мел. Он начинает писать. ЗДЕСЬ БЫЛ ПАША. Гласит первая строчка. ФИЗИК - ДУРАК, гласит вторая. Мы понимаем, почему он так хмурился.
  Паш, сотрет же ветром, надо было краской - подкалываем мы его по возвращении. Ничего подобного - абсолютно серьезно говорит Паша - это подветренная сторона. Больше ни у кого срочных дел на Марсе нет? - спрашивает кэп. Мы синхронно мотаем головами. Тогда может, домой двинем? Мы также синхронно киваем.
  
  
   Правильно пословица гласит - в гостях хорошо, а дома лучше. Тем более, когда в гостях холодрыга и дышать нечем. Да и песок этот с ветром беспрестанным задолбал уже, честно говоря. На Марс мы летели двадцать суток, плюс тут трое. У нас на севере отпуска хоть и длинные, но все ж надо в 45 дней уложиться. Да и хотелось бы после полета чуток отдохнуть - на рыбалку смотаться. В общем, поднялась в Корабле суета. Шмотки перед "броском" укладываем, порядок наводим. Надо же чтоб при ускорении, никакая кастрюля по отсекам не болталась, а то еще бабахнет капитана по голове. Тогда точно огребем все по полной программе. Кстати о программе. Мы с навигатором и штурманом еще на Земле обе программы в компьютер заложили. Бросок на Марс и обратно. Рассчитано все с точностью до секунды. Так что нам теперь только подняться с поверхности, зависнуть в точно указанной точке и антиграв врубить на полную мощность. Вроде просто все, а мандраж есть. Топлива осталось сорок процентов, вдруг не хватит? Это так сказать обратная сторона прелестей путешествия на антиграве. 50 км в секунду никаким современным реактивным двигателем не сбросить. Топлива для такого торможения нужно не меряно. Так что если промахнемся мимо Матушки Земли - всё - туши свет.
  
   Кошку примотайте чем-нибудь - проворчал Куцый, пристегиваясь, - а то знаю я вас... Дуру прикрутили к креслу Макса широкой лентой. Потом сами пристегнулись. Вадим нажал Enter на клавиатуре, и на все экраны выползла надпись - "Выполняется программа взлета...". "Салют" со скрипом оторвался от Марсианского песка, в голове мелькнуло - может, тоже надо было какую-нибудь надпись оставить?... А потом все заслонили звезды.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"