Рейн Елена: другие произведения.

Всем сердцем

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


  • Аннотация:
    Светлана - высокооплачиваемый хирург, но в личных отношениях не все так гладко, как на работе. Обычная жизнь рушится после невероятной автокатастрофы, и она просыпается в чужом ужасном мире, где ворхи не самое страшное, что может с ней произойти. Лютая вражда тайхаров и оборотней-медведей, жестоко истребляющих друг друга, целительная сила и загадочные сны приводят ее к единственному решению - выжить. И, может быть, обрести счастье и любовь в суровой Тайхаре, если это возможно, ведь ее мужчина принадлежит другой... ЗАКОНЧЕНО!

  Всем сердцем [Елена Рейн]
  
  АННОТАЦИЯ
  
  Светлана - высокооплачиваемый хирург, но в личных отношениях не все так гладко, как на работе. Обычная жизнь рушится после невероятной автокатастрофы, и она просыпается в чужом ужасном мире, где ворхи не самое страшное, что может с ней произойти. Лютая вражда тайхаров и оборотней-медведей, жестоко истребляющих друг друга, целительная сила и загадочные сны приводят ее к единственному решению - выжить. И, может быть, обрести счастье и любовь в суровой Тайхаре, если это возможно, ведь ее мужчина принадлежит другой...
  
  2017
  
  Буктрейлер - https://www.youtube.com/watch?v=3Pw3ev3UXxw
  
  
  ПРОЛОГ
  
  Москва
  Наши дни
  
  Вышла из операционной, устало потирая уже чистые руки, обещая себе, что сегодня наконец-то лягу спать и высплюсь.
  - Поздравляю вас, Светлана Алексеевна. Просто превосходно. Вы как всегда на высоте, - с уважением произнес Сергей Анатольевич, заведующий отделением экстренной и общей хирургии, хирург высшей категории нашего диагностического центра, встречаясь со мной в коридоре.
  - Спасибо, - с улыбкой произнесла я, останавливаясь, чтобы поприветствовать пожилого мужчину, который до сих пор работал и помогал молодому персоналу в критических ситуациях спасать жизни больных.
  - Что-то, милая моя, вид у вас больно уставший.
  - Ничего страшного, - произнесла я, соглашаясь с ним, ведь уже третью ночь не сплю, не вылезая из операционной. Что не удивительно после новогодних праздников. Все отдыхают, только нет спокойствия полиции и нам. - Приеду домой и отдохну.
  - Вот это правильно! А то конечно, вы, Светочка, наша добрая фея, но и вам нужен отдых.
  - Спасибо, - с измученной улыбкой ответила на добрые слова, и тут же вспомнила его внучку, которую недавно выписала. Девушка поступила ко мне после хирургического лечения пельвиоперитонита с осложнением: распространение воспаления на всю брюшную полость. - Как себя чувствует Мария?
  - Хорошо, вас все вспоминает. Вы умница, не перестану об этом говорить, - с теплотой произнес мужчина, обеспокоенно поглядывая на меня.
  "Обязательно нужно поспать... Наверное, я очень плохо выгляжу, раз за меня беспокоится коллега".
  - Замечательно, что она чувствует себя хорошо. Передавайте ей привет, - с улыбкой произнесла, стараясь отвлечь внимание Сергея Анатольевича от собственной персоны.
  Разговор не продолжился, так как прибежала медсестра, худенькая милая девушка, совсем недавно устроившаяся к нам в центр, но уже отличившаяся как исполнительный и ответственный сотрудник. Она вежливо попросила Пригорского пройти на второй этаж в диспансерное отделение, где его ждали врачи для обсуждения важного вопроса.
  Попрощавшись, я пошла в свой кабинет, и утомленно присела на кожаный диванчик. На мгновение закрыла глаза, и поняла, что не хочу их открывать, потому что... устала.
  "Действительно, мне необходим отдых. Хоть немножко..."
  Да и зачем изматывать себя так? Из-за денег? Нет, зарплата у меня достойная, есть коттедж за городом, езжу на отличной машине, и два раза в год летаю за границу. В общем, есть все, кроме главного. Нет семьи. Чего я хочу всем сердцем и душой, но видно не судьба.
  С удовольствием облокотилась на диванчик и закрыла глаза. Нет, так нельзя. Нужно вновь попробовать радоваться жизни, поверить, влюбиться и... жить. Не вспоминать о Гене, навсегда вычеркнуть его из своей жизни. Только как можно забыть, если прожили с ним семь лет, а потом предательство?
  Но что таить, я сама виновата в этом, отчасти. Когда он хотел семью, я строила карьеру, да и хотелось пожить для себя. А когда созрела для детишек, оказалось, что ему уже ничего не нужно. От меня, а вернее от нас. Мой любимый, самый умный мужчина нашел себе милую девочку после школы и сейчас... у них подрастает маленький сынок.
  Бесспорно, для меня это было тяжелым ударом: ревела, сходила с ума по ночам, а утром надевала маску "спокойствия и безразличия", и шла на работу, забывая о себе и своих проблемах. Важны только больные, нуждающиеся в моей помощи, профессионализме и сочувствии.
  И вот, прошло два года, как муж ушел к своей девочке, а у меня нормальных отношений так и нет. Хотя... через год Гена пришел, говорил, что ошибся: молодая жена стала взрослеть, желая развлекаться, и он с малышом ей стали не нужны, но я показала на дверь. У них семья, и я не имею права вмешиваться, тем более, когда есть ребенок. Муж сделал свой выбор. Пусть разбирается и учится жить с женой.
  На личном фронте - затишье. Так, коллега по работе, но скажу честно, это очень напрягает. Лично меня. Потому что мой любовник всячески старается показать всем в нашем центре, что у нас с ним связь, а я этого не понимаю, да и не желаю. Вот и все. Роман в ближайшем будущем закончится.
  Если бы была страшной и недалекой, поняла, почему так сложилось в моей жизни. Но нет: высокая, стройная, русые волосы до плеч, не худышка, но и не полная. В общем, приятно посмотреть, только вот несчастна.
  Посмотрела на сотовый и вспомнила о встрече выпускников. Думаю, все уже разошлись по домам. Бывшие одноклассницы сегодня решили собраться и посидеть в кафе, и даже наш классный руководитель обещала подойти. Но я изначально знала, что не пойду. Потому что, смотря на одноклассниц, счастливо рассказывающих о своих малышах смешные истории, испытываю радость за них и отчаянье за себя. И пусть, они не так состоятельны, как я, но счастливы, и не жалеют об этом, даже несмотря на их вечные причитания. Ну а я... не умею притворяться, всегда говорю, как есть, а если рассказывать о своей любимой работе - меня никто не поймет. Поэтому - поехала на работу, чтобы иметь уважительную причину, и заодно помочь коллегам.
  Встала с диванчика и надела норковую шубку, не застегивая. Перекинула через плечо маленькую черную сумочку и вышла из кабинета, закрыв дверь на ключ. Проходя мимо охраны, попрощалась со всеми и покинула диагностический центр. На парковке села в красную Audi TT Coupe, и осторожно выехала, стараясь ничто не задеть.
  Посмотрела на часы, и тяжело вздохнула. Уже двенадцать часов ночи. Медленно выехала на центральную дорогу и прибавила скорость. Коттедж мой находился за городом, примерно час езды. Приобрела его четыре года назад с любимым мужчиной, рассчитывая на огромную семью, но теперь живу в нем одна.
  Как только оказалась за пределами города, раздался звонок по блютузу, и я автоматически нажала на руле "ответ абоненту".
  - Ливанова, ты почему не приехала на встречу? - раздался возмущенный, подвыпивший голос Мамаевой Олеси, моей одноклассницы и подруги, с которой мы до сих пор поддерживаем связь.
  - Прости, ты же знаешь...
  - Что ты - пчелка, и работаешь за всех? - все за меня сказала девушка, обвиняя и оправдывая одновременно.
  Улыбнулась, зная, что Олеся для каждого всегда найдет доброе слово. Даже в школе сердобольная девочка плакала за каждую двойку любого одноклассника, считая это несправедливостью.
  - Что-то вроде того, - с ухмылкой ответила я, замечая через лобовое стекло вдалеке очень яркое фиолетовое свечение.
  - Наталья Николаевна расстроилась. Она так тебя ждала, - между прочим, сообщила подруга, напоминая моей совести, что я должна была поехать на встречу, чтобы элементарно поздороваться с девочками и сказать несколько слов бывшему классному руководителю, которого я очень уважаю. Но что теперь сделаешь? Могу в свое оправдание только заметить, что провела три серьезные операции, и сейчас... выжата как лимон.
  Пока размышляла, немного потерялась в мыслях, и очнулась только тогда, когда услышала звонкий смех подруги, и замечательные новости:
  - А Катурина Галка вновь беременна!
  - Правда? И кто будет? - с любопытством поинтересовалась я, удивляясь Галине. Смелая женщина! Родить троих малышей... это сильно в наше время. Тут об одном мечтаешь, и мечта эта... отодвигается все дальше и дальше с моим ритмом жизни и отвратительными отношениями на личном фронте. А года идут, и страшно... что потом будет поздно.
  - Опять мальчик. Представь, четвертый пацан! Да это же ужас! У нее они атаманы еще те, жуткие хулиганы. Мой Андрюшка ангелок по сравнению с ними, а ты знаешь, какой он у меня шкодник и упрямец, весь в папочку. Но она все еще надеется, что девочка будет.
  - Не удивлюсь, если с пятой попытки, действительно, получится девочка, - с улыбкой предположила я, вспоминая, как Галя еще в школе кричала, что родит такую же маленькую красивую доченьку, похожую на нее.
  - Ну-у-у-у, с ее-то мужиком можно и семерых рожать. Он у нее, как там его... О-о-о вспомнила, фермер!
  - Да? Не встречалась, но раз говоришь, так и есть. Тогда пятый ребенок точно будет девочкой.
  - Ну, если не получится сейчас, до семи еще есть время привыкнуть к пацанам, - говорила Мамаева, но я ее уже не слушала, всматриваясь в ослепительное фиолетовое свечение, увеличивающееся в размерах, разрастающееся за секунды.
  "Что это такое? У меня галлюцинации от недосыпа и усталости? Нет, это... реальность. И она приближается ко мне!!! Что за... Нужно остановить машину!!!"
  С ужасом посмотрела на панель, видя, что все датчики засветились, и машина стала петлять в разные стороны. Ничего не могла поделать, только панически дергать за руль, и нажимать на тормоз, пытаясь остановиться. Мгновение, белый свет ударил в глаза, и тут же меня откинуло в сторону.
  Боль, жгучая, разъедающая все тело, сдавливала все органы с невероятной силой, отключая сознание. Попыталась прохрипеть хоть слово, но губы не слушались. Громкое шипение и рычание слышались где-то отдаленно, отчего казались бредом. Все цвета слились в одно белое пятно с черными кругами, разъедая уставшие глаза. Закрыла их на секунду, и провалилась в спасительную темноту.
  
  ГЛАВА 1
  
  Сон рассеялся, и я открыла глаза. Сразу ощутила раздирающую боль во всем теле, что даже не смогла сесть или посмотреть в сторону, только смотрела на небо, лежа на спине. Или это не небо?! Перед моими глазами раскинулась завораживающая пелена Вселенной, переливающаяся различными цветами, где преобладали синие и фиолетовые оттенки, а белые светящиеся звезды, казались маленькими яркими маячками. Бесподобно красиво, и если бы я не чувствовала себя развалиной, то пребывала бы в восхищении, радуясь увиденному.
  Через некоторое время вновь попробовала повернуться, пытаясь понять, в чем проблема. Безрезультатно. Что со мной? Распространяющаяся и усиливающаяся боль в животе, напряжение мышц брюшной стенки, мигрень, сознание плывет в неизвестном направлении, что хочется смеяться, но в то же время кричать от страха, поэтому могу смело диагностировать себе явление шока и, вдобавок ко всему, к горлу подступало неприятное чувство тошноты. Неутешительно.
  Последнее, что помню, это фиолетовый яркий свет и боль оттого, что меня чем-то прижало к сиденью. Скорее всего, я попала в аварию и поэтому... Нужно проверить.
  Немного приподняла правую руку, и медленно провела пальчиками по животу, где ощущала особый дискомфорт. Результат удивил: я обнажена и в крови... Как так? Где мое платье, шуба, элементарно, нижнее белье???
   Прощупывая живот на определение раны, не обращала внимания, что рука дрожит. Выявила, что в области живота открытая ушибленно-рваная рана. Очевидно, причиной является прямой удар в живот. Значит, все же автокатастрофа. Но с чем я столкнулась? Как? Что за непонятный свет, увеличивающийся в пространстве? И вообще, где я?
  Измученно выдала стон от боли, лихорадочно соображая, что мне светит. Травмы живота относятся к тяжелым и сложным повреждениям, исход которых трудно предугадать в остром периоде. Поэтому, все плачевно, а у меня даже слез нет. Предполагаю это в связи с тем, что делаю оценку как хирург, а не пострадавший. Профессиональная привычка, на мою голову.
  Так, и что я имею?! Немедленно обратиться в дежурный хирургический стационар для выполнения необходимой первичной медицинской обработки ран и наложения швов я не могу. Еще неизвестно, сколько я здесь уже "отдыхаю", а их накладывают не позднее восьми часов после полученной травмы, так как через более длительный промежуток времени высока вероятность нагноения раны. И если учитывать мое состояние, и разобрать его по симптомам, можно предположить - разрыв кишечника. Даже уверена в этом. Как все погано-то. Не могу поверить, что это случилось со мной.
  Мысли туманом бродили в голове, а тело забило судорогой. Ничего хорошего. Если что-то не сделать, то....
  Закрыла глаза, и через мгновение почувствовала тепло. Распахнула очи и выдохнула измученный стон. Яркое свечение возникло перед моим лицом, укутывая прозрачной светящейся сеткой. Плотный слой свечения накрыл так, что больше не видела красивую пелену Вселенной, только слабые отблески. А потом стало тяжело и невозможно смотреть, и я с облегчением закрыла глаза, в полной уверенности, что больше не проснусь никогда.
  "Странно, и почему не мелькает вся жизнь перед глазами, как все утверждают в таких ситуациях?! Только искрящаяся надежда выжить, и потаенное отчаянье, что этого не произойдет. А дальше... бескрайняя бездна..."
  
  ***
  
  Еще не до конца проснувшись, улыбнулась. Так хорошо и легко, что даже странно. Решила увидеть, где же я, и открыла глаза. Замерла, удивляясь окружающему. Не оттого, что красиво, прям слов нет от восхищения. Нет. Ветер с песком обсыпал мое обнаженное тело, а вместо красивого "неба" надо мной нависла серая мгла.
  Резко поднялась, озираясь по сторонам, отмечая только горы и песок. Больше ничего, что совсем не радовало. Единственное, что успокаивало, это мое нынешнее состояние - я полностью здорова. Посмотрела на свой живот, руки - никаких следов после аварии. Ничего. Только... кожа стала совсем другой. Плотнее и жестче, что ли, но на ощупь была вполне приятной.
  Внимательнее рассмотрев себя, подозрительно сощурилась и дотронулась до груди. Нда-а... уменьшилась. Интересно, как такое возможно?! Чем третий размер не устраивал? В общем, через пять минут тщательного осмотра я смело предположила, что помолодела и вытянулась. Хотя, я была не маленького роста, а сейчас стала просто высоченной дамой. Потрогав лицо, с огорчением поняла, что горбинки на носу больше нет. Такой маленький аккуратный носик, но мне-то нравился свой, "подарок" по отцовской линии. А вот длина красных волос сильно удивила и даже расстроила. Теперь я обладательница шикарной шевелюры ниже пояса. Не мое, даже в школе не ходила с такими длинными волосами, упрашивая маму стричь коротко, на что она никогда не соглашалась. Ну а в медицинской академии я воспользовалась своей самостоятельностью по полной программе, приехав к маме с коротенькой стрижкой. Остальное без зеркала не увидеть.
  Ладно, внешность не важна. Главное узнать, где я, и как бы накинуть на себя хоть какую-нибудь тряпочку, а то чувствую себя дикаркой. Прошла вперед, но картина пейзажа - одна и та же, что до отчаянья огорчало.
  Вздохнула и побрела дальше. Не знаю, сколько я так шла, периодически трогая песок и горные породы с целью любопытства. Могу точно сказать, это не песок, крупинки намного больше, отчего лицо и тело неимоверно чесалось и болело.
  Через время вышла на свободное пространство, где гор не было видно, но вдалеке приметила темные точки, разбросанные поодаль.
  Не скажу, что обрадовалась, нет. Если там живые существа, то почему они не двигаются? А если неживые, то какой им смысл лежать рядом и в одном месте? Значит, однозначно не своей смертью полегли.
  Минут пять стояла в нерешительности, даже забыв про неприятный ветер с песком, и обдумывала свои действия. Конечно, может и странно, но я пошла туда, не ради любопытства, а в надежде позаимствовать любую ткань, чтобы прикрыть наготу. Что поделать, но вот такая я.
  Пока брела к цели, проваливаясь босыми ногами в неприятное покрытие из песка, думала... о маме. Да, не о бывшем, не о работе, а о единственной родной женщине, которая сейчас наверняка себе места не находит. Уверена, что она сходит с ума от незнания, что со мной и где я. Мы созванивались ежедневно, и поэтому знали все друг о друге.
  "Что теперь мама думает? Ведь я же не труп, живая и голенькая бегаю в неизвестном месте, а значит, не умерла. Или я неправильно рассуждаю? Боже, вот что делать? Но в любом случае, я не там, и это означает, что ей сейчас плохо".
  Сжала кулаки, и прибавила шаг. Мама у меня всю жизнь проработала судьей в мировом суде, и хоть считалась женщиной суровой и ледяной, но со мной совсем по-другому себя вела.
  Подростком я тоже хотела работать в этой сфере, но судьба распорядилась иначе. Когда училась в одиннадцатом классе, поздно ночью папе внезапно стало плохо. И пусть он работал капитаном милиции, но на здоровье никогда не жаловался, и мать ругал, если беспокоилась и отправляла его в больницу. А тут внезапное онемение мышц лица, полный паралич. Осознавала, что он не понимал наших слов, только смотрел, и ничего не видел. Стеклянные, такие неживые глаза, отчего я выла в руку, а мать без конца названивала в скорую. До сих пор помню тот ужас, когда стояла перед бездвижимым родным человеком, не зная, чем помочь. Молилась, хотя в церкви никогда не была, и ни одной молитвы не знала, чтобы поскорее приехала скорая. А ее все нет и нет. Когда кардиобригада прибыла... было уже поздно. Геморрагический инсульт.
  После пережитой трагедии для меня и матери наступил очень тяжелый период в жизни, и когда настал момент подачи документов в высшее учебное заведение, я точно знала, кем хочу быть.
  Воспоминания отвлекли, и я даже не заметила, как оказалась на месте. То, что увидела, вызвало тошноту и шок. Мертвые растерзанные тела в засохшей крови. Наклонилась и, осмотрев двоих мужчин, лежащих лицом вниз, заключила, что их рвал и даже грыз зверь, хотя, вероятней всего, стая. Неприятная картина, так как некоторыми немного перекусили.
  "Боже мой, куда меня закинуло? Почему не как в книгах, в сказочную добрую страну к принцу, ждущего свою единственную, то есть меня? Нет же... в пустыню с трупами, которых обглодали дикие животные".
  С каждой минутой ветер становился все сильнее, и некоторые тела уже занесло песком, но я все же насчитала десять. Что странно, мужчины все как на подбор были невероятно высокими и в кольчугах, закрывающих их огромные мощные тела. Ни капли не преувеличиваю, такого объема груди и широких плеч, я никогда не встречала.
  Подошла к мужчине, лежащему на боку, и присела. Вытянутый подбородок придавал лицу суровость и дикость, а черные застывшие глаза заставляли сжаться от страха. Кожа очень темная и твердая, совсем нет мягкости. Увидев, что челюсть странно выпирает из плотно сжатых губ, хотела посмотреть почему, но мгновенно спрятала руку, уверяя себя, что это неправильно.
  Встала и, с сожалением окинув умерших печальным взглядом, побрела дальше. Не пройдя и нескольких шагов, услышала пронзительный страшный вой, а потом еще один и еще.
  "Мамочки, и сколько их там?"
  Замерла, и зажала рукой рот, чтобы не вскрикнуть от ужаса. Как я понимаю, это те, кто здесь так лихо управился? Куда я попала???
  Резко побежала вперед и внезапно споткнулась о чей-то сапог, рухнув на песок. Если честно, когда падала, душа ушла в пятки, а я ведь всегда была смелой, а тут... трусливым зайцем себя ощущаю.
  Встала и увидела черную ткань, повязанную на шее мужчины, что-то вроде плаща. Попыталась отвернуться, повторяя про себя, что нельзя ничего брать у умерших, но тут же медленно повернулась и аккуратно потянула ткань. Поддалась, после нескольких рывков изо всех сил.
  - Прости, - прошептала, надеясь, что мужчина услышит меня с того света, и не проклянет. Завернула свое тело в нее и завязала узлом.
  "Отлично. Конечно, слабая защита, но может, воющие существа подавятся, когда есть будут. Хотя... сомневаюсь".
  Вновь услышала жуткий вой, и стало так страшно, что кинулась бежать. Через время увидела огромную гору и, чуть вдалеке от нее, черную точку. Застопорилась, и уже медленнее пошла, но как только поняла, что "точка" не двигается, прибавила шаг.
  Очутившись около мужчины, с удивлением посмотрела на свои руки, отмечая, что они как кипяток и дрожат.
  "Да что же такое? Что со мной? А может я в аду? И рая вовсе нет... только вот такое "счастье" с трупами и неведомыми хищниками".
  В груди внезапно появилось такое твердое чувство, что я должна осмотреть его, а значит, расположить лицом к себе. И вот спрашивается, зачем мне это? Но нет, я села и, тяжело вздохнув, перевернула его с пятой попытки.
  Только положила руку на шею, чтобы проверить пульс, как он резко открыл свои чернючие гневные глаза и схватил меня за руку. Я так и замерла, опасаясь уже за свою жизнь. Первая мысль, почему я не убежала, а вторая, почему этого сейчас не делаю.
  - Я... - прохрипела, рассуждая, что сказать дальше.
  - Пещера... туда, - выдавил он и, повернув голову в правую сторону, вновь закрыл глаза.
  "И что пещера?! То есть пещера?! Я должна его затащить туда? Такого огромного и неподъемного? Я же не Геракл! Конечно, придется, а кому еще этим заниматься, если он не труп? Только как, если он больше меня в шесть раз?!"
  Откинула густые волосы красного цвета назад и, вспомнив, что "безвыходных ситуаций не бывает", скрипнула зубами, а потом сняла свое убогое одеяние. Даже не верю, что я это делаю. Обвязала его руки плащом, а второй конец повязала к своей талии. Схватила мужчину за длинные тяжелые волосы и потащила к пещере.
  Успехи шли, но черепашьими шагами. Еще бы, такую тяжелую особь мужского пола на себе волочу. Сразу вспомнила Риткины слова, моей хорошей подруги, утверждающей: "Как только встречу СВОЕГО мужика, дубинкой долбану по голове и в пещеру". Вот... и я сейчас чувствую себя такой неадекватной завоевательницей. Только мужчина не мой, и дубинка не понадобилась.
  Уже у входа в темную пещеру, почувствовала, что за мной наблюдают, и повернулась спиной к пещере. Обомлела, заметив вдалеке что-то огромное мохнатое и жуткое, ростом в три метра. Сердце на секунду остановилось, а рот даже не собирался закрываться.
  "Э-э-э-э... это что за "счастье", что хочется креститься и кричать?!"
  Не теряя времени, сильнее ухватила за патлы тяжелую ношу, и с кряхтением, сопением принялась втаскивать его дальше, надеясь, что чудовище, движущееся сюда, в пещеру не войдет.
  "Наивная... а если это и есть его дом? Нет! Ведь громадный мужчина сказал "в пещеру", значит, тут должно быть спасение".
  Как только оказалась в кромешной темноте, закрыла глаза и внимательно прислушалась, пытаясь дышать ровно, и не дергаться от жуткого страха. Вой и топот зверя приближался и приближался, и, затаив дыхание, я осела на землю, не в силах стоять в такой момент.
  Неприятный скрежет, шуршание, слюноотделение слышались так отчетливо, что казалось, это у моего уха зверюга издевается, било по нервам. Не выдержав накала эмоций, я вцепилась зубами в ладонь, чтобы не вскрикнуть, направляя мысли к боли.
  Сколько это чудовище терлось и рычало, я не знаю, но мне показалось вечностью. А потом... все затихло, но я продолжала сидеть, не в состоянии сдвинуться. И вообще, я не собираюсь проверять, ушел он или нет. Мне тут хорошо. Надеюсь...
   []
  Наконец-то решилась осмотреться по сторонам, отмечая, что нахожусь в обыкновенной пещере. Темно, но почему-то я все видела, хоть и мутно. Подтянула мужчину ближе к стене и вновь устроилась на песке, трясущимися руками мастеря себе одеяние из черной тряпки.
  Так, нужно определить, что у него за рана, чтобы помочь. А с другой стороны, чем я ему помогу, если у меня ничего нет?! От этой мысли стало не по себе, но я все равно попыталась его прощупать. Голова в порядке. Грудная клетка без повреждений. Хм-м-м... тогда почему он дважды терял сознание?
  Через секунду я опять его перевернула, ведь не зря же он лежал спиной вверх. Просунула руку под тяжелую кольчугу, так как поднять ее было невозможно, потому что она не сгибалась, и тут же влезла пальцами в рубленую рану, окунаясь в кровь.
  Да, явно не зверь с топором кидался на него. В спину ударили. Интересно, а где тот, кто так подло поступил? И если то чудовище не прошло сюда, то воин ведь сможет?! И что тогда?! Лучше не продолжать думать об этом...
  Ладно, сейчас главное помочь больному. А как? От отчаянья сжала руки и вновь почувствовала теплую волну, поступающую изнутри. В недоумении сжала пальцы и выпрямила, видя, что от них пошли искрящиеся световые волны.
  Не понимая себя, потянулась к мужчине, и накрыла его рану руками, пытаясь выдавить что-то из них. Но плохо получалось, появлялся искрящийся желто-алый поток света и тут же исчезал. Раздражаясь от неудачных попыток, представила возможные повреждения у больного, и меня стало потряхивать.
  Отключилась от всего и, сконцентрировавшись только на том, что видела мысленным взором, принялась водить по спине, с удовольствием наблюдая, как рваные края сходятся и рана затягивается. Как будто зашивала, отображая весь процесс поэтапно в голове и уверенно действуя руками, излучающими сияние, обеспечивающее мне полную видимость.
  "Я - фея?! Или знахарка?! Неважно, главное помогаю!"
  Как только последний участок соединился, и рана полностью сошлась, в секундное мгновение обрабатываемая территория кожи озарилась светло-красным цветом, и спина стала выглядеть нормально, даже рубца не осталось.
  Улыбнулась, и так захотелось немного полежать, что без сил рухнула на песок и уснула.
  
  ГЛАВА 2
  
  Просыпалась я тяжело, чувствуя себя разбитой и измученной. Открыв глаза, удивилась освещению в пещере. Мгновенно проснулась и приподнялась на локтях, встречаясь с пронзительным взглядом черных глаз молодого мужчины, сидевшего напротив меня у стены. Он с недоумением, досконально придирчиво разглядывал меня, что я на секунду представила себя тараканом.
  "М-м-м... и что теперь? Почему он смотрит и молчит?! Надеюсь, не людоед и не насильник... А если да? Расслабиться и получать удовольствие?! Проклятье, куда же меня занесло?"
  - Кто ты? - рявкнул незнакомец, окидывая меня очень свирепым взглядом.
  "Да кто ж его знает?! Так, по грубому поведению могу предположить, что благодарность за спасение жизни не входит в список его жизненных принципов. Сейчас начнется допрос с пристрастием".
  - Светлана, - уверенно ответила я, только сейчас сообразив, что прекрасно понимаю его. Интересно почему? Ведь я слышу, что он, впрочем, как и я, не на русском говорит, и даже не английском. - А ты?
  - Откуда появилась? - вновь задал вопрос мужчина, игнорируя мой.
  - С планеты Земля, а сейчас...
  - Не понимаю тебя... - задумчиво произнес невежливый собеседник. - Как ты меня вылечила?
  - Руками, - спокойно сообщила, оценивая внешнее состояние воина. Несомненно, здоров и радует "отличным" настроением. Прямо-таки "душка".
  - Как? - придирчиво уточнил он.
  Посмотрела на свои руки и, видя, что они в обычном для них состоянии, и совсем не излучают тепло, призадумалась на секунду, а потом предложила решение:
  - Сделай надрез на руке, и я покажу, как лечу.
  Молодой воин грозно насупился, и тут же, достав огромный кинжал из грубых ботинок непонятного материала, быстрым движением разрезал себе предплечье, да так, что глубокая резаная рана тянулась от запястья до плеча.
  "Мамочки! Самоубийцу спасла! Знала бы, не тратила бы на него свое драгоценное время! И сейчас не буду, раз ума нет!"
  Не успела додумать, как рванула к несмышленому варвару и уселась напротив него, осторожно перехватив его руки. Так и хотелось рявкнуть ему пару ласковых, но посчитала это лишним, учитывая его нестандартное поведение. Мои ладони мгновенно начали нагреваться, и как только прислонила их к окровавленному порезу, почувствовала отток тепла. Мысленно прочистила рану, и принялась зашивать, представляя пошагово этот процесс.
  Даже мимолетно не взглянула на нерадивого парня, чтобы все же не сказать лишнего, хотя очень хотелось. Это же надо... еще бы кисть себе отрезал! Я же имела в виду маленький порез, а он... Даже не могу поверить, что мужчина это сделал.
  Закончив процесс, увидела, как обрабатываемый участок раны на секунду покрылся красной пеленой, а потом все исчезло, не оставив ни следа. Посмотрела на внушительного паренька и произнесла:
  - Прошу не увлекаться применением холодного оружия. После лечения таких ран я могу отключиться, что совсем нежелательно. И вообще, кровотечение с таким порезом может привести к...
  Договорить не удалось, так как мужчина резко ухватил меня за подбородок всей пятерней, уже здоровой руки, и задрал к верху.
  "Очевидно, поведение людей на этой планете не ушло дальше первобытного строя... И что теперь ожидать?"
  - Магия может лечить? - грозно поинтересовался он.
  "Значит, магия у них есть, но для других целей. Буду иметь в виду, если не прибьют..."
  Не ответила на вопрос, да как тут скажешь, если он своими громадными пальцами сжал мой подбородок так, что у меня даже рот не открывался. Варвар!
  - Ты пришла, чтобы помочь нам, девочка?
  "Конечно, только этой мыслью и жила все 33 года. До сих пор от радости не могу прийти в себя. Что он сказал? Кто я??? А можно зеркало? Хотя о чем это я... Глупости".
  - Почему ты молчишь? - недовольно поинтересовался мужчина, и тут же отпустил, очевидно, осознав, почему я молчу, хлопая ресницами.
  Провела рукой по подбородку, с искренним возмущением поглядывая на него, и попросила:
  - Можно не прикасаться ко мне?! Никогда и ни под каким предлогом! А то боюсь, ты силу совсем не контролируешь... и ненароком задушить можешь.
  Три секунды мужчина молчал, замерев, а потом гневно буркнул:
  - Говоришь ты странно. Совсем дикая. Ладно. Как только торнохо закончится, мы отправимся в путь. Надеюсь Тарлан уже в пути, потому что самостоятельно мы навряд ли дойдем до наших территорий. Ворхи не дремлют, они голодны и видят всегда.
  "Вот что он сейчас сказал? Столько новых слов, а я только поняла, что молодой воин не сможет самостоятельно нас спасти, пока неизвестный, но отважный Тарлан не явится за нами. А ворхи... это животные, предпочитающие человеческое мясо? Я ничего не упустила?! Или еще есть "радостные" вести?"
  - Кто такой Тарлан? - уточнила, отсаживаясь от него к стене, чтобы обезопасить себя... так, на всякий случай. Парень, честное слово, немного диковат.
  - Предводитель тайхаров, - с уважением произнес мужчина.
  "Уже не хочется встречаться... Уверена, что у него отвратительный характер и высокое самомнение".
  - М-м-м, спасибо. А ворхи это...
  - Монстры, пожирающие тех, кто заходит на территорию санов. Но в последнее время они стали выходить из своих земель и нападать на нас.
  Столько вопросов в голове, но вот страшно было их задавать, ведь ответы мужчины все больше ужасали меня, прямым текстом оповещая, что я в чистилище.
  - А почему ты думаешь, что я пришла спасти вас? - осмелилась задать важный вопрос.
  Мужчина нахмурился, и задумчиво посмотрел на светящийся шар, совсем не замечая меня. Думаю, ответа не дождусь, мужчина полностью погрузился в мысли и воспоминания.
  Между прочим, как он сотворил этот зависший в воздухе светильник круглой формы? Пока размышляла, услышала:
  - Нельзя спастись, если тебя укусил ворх. Яд попадает в тело и Тайхар умирает в мучениях, а его семья обречена на голод, потому что без воина невозможно прожить.
  Закрыла глаза, и тяжело вздохнула. Даже слов нет, в каком я "восторге" от всего в этой проклятущей дыре. Как же я хочу домой... обнять маму, увидеть знакомых. Хочу быть в своем уютном доме и, сидя на диванчике, пить любимое какао, смотря веселую комедию. Да хоть что... и с кем угодно, только бы не находиться здесь. В этом ненавистном месте, где обитают воины и монстры, жрущие их.
  - Скажи, а вы... можете переходить в другие миры? - решила спросить, надеясь на чудо.
  - Не понимаю, о чем ты говоришь, девушка, - пробубнил он, хмурясь лицом.
  Если четно, отвыкла от такого обращения, а он, то девочка, то девушка. Приятно, но неправда. А ему... на вид... я бы дала лет 25, не больше. И пусть он огромный и мощный, но вот видно, что еще молодой.
  - То есть...
  - Тайхара одна, и нет других миров! - убежденно заявил наивный парень.
  "Все понятно. Они во Вселенной одни единственные, а я так... из песка появилась, чтобы проследить за питанием ворхов".
  - Хорошо, а на вашей Тайхаре, проживает еще кто-нибудь, кроме вас и монстров?
  Мужчина замер, внимательно прислушиваясь к чему-то. Потом втянул носом воздух и поднялся на ноги, сгибая спину. Еще раз отмечу, что тайхар нереально высокий и большой, таких людей просто не существует на планете Земля.
  Странно то, что совсем не боюсь его. Возможно, надеюсь, что раз я спасла ему жизнь, он не тронет. Наивно, но надежда умирает последней.
  - Что случилось? - спросила я и получила в ответ свирепый взгляд и недовольное рычание:
  - Тихо!
  Отвернулась, сильнее прижавшись к холодной стене. Странный дикарь. Сам по себе. Но он-то ладно, а вот когда за нами придет его предводитель, как он отнесется к сюрпризу в виде меня?
  Раздался неприятный рев странного животного, и мужчина тут же вышел из пещеры, оставляя меня одну. Сжалась, не зная чего ждать и боясь будущего. В голове вспыхивали самые отвратительные варианты развития моего знакомства с другими тайхарами. Чем сильнее раздавались голоса и звуки животных, тем больше я переживала, теребя свое недоделанное "платье", в надежде, что меня здесь не бросят, посчитав, что новоиспеченная целительница им пригодится, и нужно обращаться с ней уважительно и с почестями.
  "Глупости. Все будет не так, как мечтается. Они же дикие варвары, живущие на непригодной для жизни планете".
  В ужасе замерла, слыша тяжелые приближающиеся шаги. Нервы были натянуты, и меня всю трясло от неизвестности. Непрерывно смотрела на вход и тут же перестала дышать, когда в проходе появился неизвестный громадный мужчина, в два раза больше спасенного мной варвара. Неизвестный индивид пронизывал меня диким убийственным взглядом, что захотелось стать невидимой.
  "Несомненно, этот еще любезнее и общительнее, чем предыдущий тайхар, что хочется убежать на край Вселенной!"
  Окинула "гостя" с ног до головы внимательным взглядом, чтобы не только ему одному было чем заняться, составить компанию, так сказать, и изумилась. Действительно, тут что, инкубатор где-то усиленно работает, выращивая таких необъятных гигантов? А этот тайхар - самый наилучший образец? И не нужно думать, что у меня слюни от красоты невиданной пошли. Да ни за что!
  Мутированные экспериментальные образцы будущих спортсменов, как я понимаю. Только вот страшно даже рядом сидеть с таким необъятным мужиком, по-другому не назовешь. И пусть он одет в черную рубаху, а поверх кольчуга, его мощные руки, широкие плечи и непомерная стальная грудь давили своей мощью, отчего хотелось отползти подальше, чтобы случайно не придавил.
  Черные как смоль волосы, абсолютно прямые, но короткие, что очень удивило. Странно, я думала, что все в этом проклятом мире хотят с длинными жесткими патлами. Грубая кожа цвета темной бронзы, резкие черты лица, огромный шрам на левой стороне в форме скрещенных линий, прямой нос, полные губы и квадратный подбородок. Значит, это и есть предводитель тайхаров.
  Черные брюки из кожи свободно скрывали крепкие накаченные бедра, расставленные в стороны. Сильный - это первое, что понимаешь при встрече с ним, - смуглый и грозный. Нутром чуяла, что передо мной смертельно-опасный, дикий хищник.
  - Вставай! - процедил он, и я, совершенно не ожидая такой фразы, плотнее прижалась к стене и замотала головой.
  "Все в жизни случается в первый раз.... Да и, видя его недоброжелательные черные глаза, мне до жути страшно было вставать. Поэтому дрожу, и добровольно никуда не пойду. Мне и тут хорошо. Без свирепых злобных мужиков..."
  - Вставай! - повторил мужчина, и я, пересилив себя, прохрипела:
  - Зачем и куда?
  По глазам тайхара увидела, мужчина явно удивился. Интересно только чему? Что я умею разговаривать, или что такие простые вопросы задаю? А может, у них заведено, предводителям только подчиняться, а я тут тявкаю из-за угла.
  Мужчина тяжело вздохнул и направился ко мне, на что я выставила руки, и закричала. Больше ничего другого не придумала, только банальную женскую истерику. Рывок, и варвар дернул меня на себя, а потом потащил на выход из пещеры.
  Никогда не выражаюсь, а тут вспомнила все, что слышала, склоняя недобрыми словами дикаря про себя. Не осмелилась вслух. А он тащил, не обращая внимания на мои телодвижения, продиктованные негодованием, страхом и ужасом.
  Как только оказались на улице, где вовсю бушевал торнохо, отчего я видела только черные силуэты, Тарлан взвалил меня на плечо и понес. Недолго, потом резко поднял и усадил на парнокопытное, мохнатое, дурно-пахнущее чудовище, и через несколько секунд сел позади, притягивая к своей широкой груди.
  - Отправляемся домой, - произнес он, поворачиваясь и говоря тайхарам в сторону, а потом натянул поводья, ударяя монстра, и мы медленно побрели вперед.
  "Мамочка, куда же я попала..."
  
  ГЛАВА 3
  
  Путешествие проходило просто отвратительно, если учитывать, что усиливающийся ветер с силой бил песком в лицо, и грубая тряпка постоянно сползала с моей груди, а я с остервенением дергала ее вверх, чувствуя себя невинной девочкой, испытывающей стыд перед мужчиной.
  Да ничего подобного! Мне некомфортно в первую очередь, потому что ягодицы ужасно болели с непривычки от такой езды без седла, и соприкосновение с грязной шерстью животного ужасно раздражало кожу; во-вторых, обнаглевший мужчина расположил свои конечности у меня на животе, и сколько бы я не дергалась, только молчал, продолжая держать меня мертвой хваткой. Честно признаюсь, материала как будто не было, и я отчетливо ощущала его руку.
  Не было отвращения от его хватки, но и радости я не испытывала. Не желаю, чтобы меня лапали, и вообще тащили куда-то, против моей воли. Но кому есть дело до моих возражений и желаний в этой Тайхаре? Тут очевидно доминирует главное правило: увидел, рявкнул и на плечо. Вот и пообщались.
  Что интересно, самочувствие было в норме, видно рана оказалась маленькой, и поэтому я не истратила много сил. Правда, ужасно хотелось пить.
  Через время закрыла нос ладонью, не в силах терпеть этот усиливающийся жуткий запах животного. Как "это" можно сносить? Даже не могу вспомнить, когда вообще вдыхала такие непередаваемые ароматы. В общем, меня все раздражало и бесило, отчего с силой сжимала пальцы рук в кулаки, бледнея от злости.
  Сколько терпела, не знаю, но думаю прилично, зная свой упрямый характер. А когда ощутила, что тайхар поднял руку выше, задевая своей огромной ладонью мою маленькую грудь, прикрытую тонкой тряпицей, терпение иссякло. Может, конечно, он случайно, хотя сомневаюсь, но это была последняя капля.
  Опустила свою руку и принялась усиленно убирать его. Что же... если этот варварский мир существует без цивилизации, значит пойдем тем же путем. Видя мои настойчивые ухищрения, предводитель недовольно зарычал и еще крепче прижал к своей железной кольчуге.
  "Себя прижми к этой штуковине!!! Ирод!"
  - А можно отпустить?! - очень громко взвизгнула я, не поворачиваясь к нему лицом. Зачем? Если все равно упрусь в его грудь, а вернее носом в кольчугу.
  Молчание. Такое неприятное и раздражающее, что хотелось завизжать, чего никогда не делала, да и сейчас нельзя, я же воспитанная дама. Так, и все же, что теперь делать? А может он глухонемой, и не мешало бы полечить уши? Так я с радостью, как только уберет свои конечности от моего тела куда подальше.
  Ладно, не сдаваться же. Попытка не пытка.
  - Извините, Тарлан. Или как вас там. Не могли бы вы убрать свои... руки подальше от... меня. Настоятельно прошу...
  - Ты много говоришь, женщина.
  "О, заговорил?! Да неужели?! Уже хорошо... прогресс!"
  - А вы, напротив, немногословны, - честно отметила я. - А можно все же узнать, куда мы держим путь?
  - Ты, правда, можешь лечить?
  Замолчала, оценивая варианты ответа. Я что, теперь каждому тайхару буду повторять свою душераздирающую историю внезапного перемещения на первобытную планету? Он же в курсе разговора, думаю "бывший больной" поделился счастьем своего выздоровления, так зачем еще раз спрашивать?
  - Дери! - недовольно пробубнил мужчина.
  "Это еще что за слово? А можно мне разговорный словарик вашей планеты, чтобы понимать о чем идет речь?! Или кратко введите в курс значений, чтобы не хлопала глазами".
  Насупилась, и буркнула:
  - Светлана.
  Молчание, а потом снисходительный вопрос над моей головой.
  - Что ты сказала?
  - Светлана. Меня зовут Светлана.
  - Странное непонятное имя, - пренебрежительно отозвался невоспитанный мужчина.
  "Конечно, кто бы сомневался в странности, в вашем-то варварском мире".
  Видя мое молчание, он гордо отчеканил:
  - Тарлан. Предводитель тайхаров. И ты сейчас на Тайхаре.
  - Я могу вернуться в свой мир? - мгновенно выпалила я, решив сразу перейти к делу, ведь без подсказок понятно, что с тайхарами нельзя теряться.
  - Нет, - сурово произнес он с таким ледяным безразличием, что мне стало не по себе.
  - А может...
  - Мы не управляем магией. Тайхара излучает ее, позволяя применять в быту в малых пропорциях. Если ты здесь, значит, она призвала тебя.
  - То есть? - возмущенно уточнила я.
  - Я все сказал, - буркнул он, все также прижимая меня к себе.
  Как я понимаю, разговор на эту тему закончен. Вот и поговорили, и теперь понятно, что ничего не понятно.
  - Долго добираться до ваших территорий? - спросила, чтобы иметь представление, сколько эта каторга верхом на чудовище может продлиться.
  - Двое суток, а теперь спи, дери.
  - Светлана.
  - Покорность дает многое... - недовольно сообщил он, осуждая меня за вопросы.
  - А мне многого не нужно, так, самую малость, поэтому прошу называть меня Светланой, - с улыбкой предложила я, видя по выражению его лица, что мужчина зол только оттого, что я открываю рот.
  "Ничего страшного! Мне тоже не в радость все, что меня здесь окружает, в том числе и он".
  Ответа не дождалась, но его рука чуть ослабла и спустилась к животу. Не теряя ни секунды, натянула на грудь материю, и с облегчением вздохнула. С грустью посмотрела вперед, видя только надоевшие горы и песок, а еще бычью голову. Между прочим, наконец-то нашла нужное сравнение. Только лохматый как мамонт, а так почти похож.
  Через несколько часов молчания, и нескольких глотков воды из фляги "доброго" предводителя, впихнувшего мне ее на краткое мгновение, почувствовала, что засыпаю. Правда переживала, как при таком запахе можно не задохнуться?! Страх, что Тарлан мной "воспользуется", отмела, как ненужную мысль. А почему, не знаю... Была в полной уверенности, что если у него появится такое желание, то он решит его воплотить в жизнь, когда я не сплю. И к тому же... я им еще нужна.
  Пыталась бороться со сном, но страх, усталость и стресс добили, отняв все силы, и спустя какое-то время, перед глазами все стало плыть, завлекая в успокаивающую пропасть.
  Очнулась я в безграничном спокойствии, и c приятными ощущениями во всем теле, а когда поняла, что укутана в мягкое покрывало, сразу напряглась. Теперь понятно, почему кольчуга спину не драла. Оказывается, предводитель тайхаров обмотал меня теплой шкурой, и вновь прислонил к своей груди. Поверх этой тряпки даже мужская рука не напрягала, что удивило. А может, я просто смирилась и привыкла, что это необходимо для поездки?
  И все же... почему? Варвар пожалел? Или я во сне стонала от боли, раздражая его? Ладно, оставлю этот вопрос без ответа. "Спасибо" потом скажу, как только "добрый" тайхар соизволит со мной заговорить...
  Посмотрела по сторонам, с облегчением отмечая, как спокойно, но прохладно стало. Торнохо стих. Подняла голову и взглянула на небо, любуясь бесподобной пеленой Вселенной. Так красиво, завораживающе и невероятно, что хочется смотреть и мечтать... как вернуться домой.
  "Я не хочу находиться здесь!!! Верните меня назад!!! Ну почему... почему я? Почему это произошло со мной? Ведь я нужна там... своей маме, родным и... всем".
  А если подумать... Неужели магия Тайхары перенесла меня только потому, что я могу лечить? Или она охватила именно тот участок, где я имела несчастье проезжать, перебирая всех, дожидаясь врача для своего мира? Здесь так необходима моя помощь??? Лично мне кажется, что тайхары привыкли к своей черствой жизни, и их все устраивает.
  Почувствовала спазм в животе, и тут же услышала урчание. Неудобно. А с другой стороны, это естественно, если желудок пустой, ведь желудочный сок и газы, а также воздух, который мы постоянно понемногу заглатываем, двигаются в полости желудка и взаимодействуют между собой, что приводит к появлению урчащего звука. Лично мне, это бурчание дало команду подумать, сколько же времени я тут пребываю.
  После нескольких таких завываний желудка, почувствовала, как Тарлан наклонился ко мне, прижимая сильнее, и громко спросил:
  - Когда в последний раз ела?
  - В своем мире, - тут же ответила я, чувствуя неудобство за его беспокойство. Очень интересно узнать, чем вызвана его забота. Даже не думаю о внезапно проснувшихся благих намерениях, по лицу видно, что он такого даже не знает.
  Взгляд случайно остановился на серой ткани, и, тяжело вздохнув, произнесла:
  - Огромное спасибо за...
  - Через несколько часов сделаем привал. Отдохнешь, перекусишь и опять в дорогу, - рявкнул он у моего уха, а потом отодвинулся.
  "Вот тебе и поблагодарила!"
  - А сколько мы уже в дороге? - тихо произнесла я, спустя несколько минут, но ответа так и не услышала.
  Неприятно. Очень неприятно. Тем более мне, привыкшей задавать вопросы и всегда получать на них ответы, учитывая специфику моей работы, а тут открытый игнор.
  Переваривала... переваривала... и, не удержавшись, тихо заметила:
  - Для меня это важно... Когда нужна будет моя помощь, надеюсь, я не буду так долго решать и думать, ведь плохой пример бывает заразителен...
  - Почти сутки, - буркнул он, а потом добавил: - Не советую идти против порядков тайхаров.
  - И что мне грозит за непозволительные, но важные для меня вопросы?
  Мужчина не ответил, а я насупилась и, решив, что не стоит злить сурового предводителя, вежливо поблагодарила:
  - Спасибо. Я постараюсь учесть.
  Путь продолжался, и горы теперь попадались очень редко, исключительно бескрайняя пустыня. Но сейчас она не вызывала отвращения и страха, только грусть, что впереди длинный путь. И еще становилось все холоднее и холоднее, и мои босые ноги совсем замерзли.
  Спустя долгое время, как мне показалось, я готова была уже рычать. Не передать, как у меня все болело, и хотелось сползти с чудовища. Если после сна мне стало лучше, то сейчас все вернулось, и я уже тряслась от невыносимого раздражения на мягком месте и холода. И когда чудовище остановилось, мне уже не терпелось поскорее слезть с него.
  Тарлан спрыгнул и тут же снял меня, на мгновение задерживая в воздухе. Посмотрел в глаза своими черными глазами и буркнул:
  -Ты не сбежишь?
  - Вернуться к голодным ворхам?! Что вы, я себя люблю, поэтому даже не беспокойтесь о побеге, - отмахнулась я, удивляясь его вопросу.
  Предводитель тайхаров кивнул и поставил меня на ноги, отчего я вздохнула, и добавила:
  - Мне нужно...отойти.
  Он кивнул, но тут же добавил:
  - Стой!
  Обошел чудовище, и вернулся со светло-коричневой сумкой из кожи животного, откуда достал огромную тунику, напоминающую ту, что у него под кольчугой.
  - Спасибо, а воду можно? - поинтересовалась, надеясь на чудо.
  Мужчина прищурился, а я тут же добавила:
  - Мне очень нужно. Либо оставшиеся сутки я буду выть от боли...
  Он насупился и, вручив фляжку, показал на гору, находящуюся недалеко от нашего места отдыха. Ничего не сказав, молча направилась по указанному пути, крепко прижимая к себе выданное добро, с целью оценить и обработать все, что "обеспечила" себе от поездки на грязном животном.
  Через пять минут, я уже была одета в черную тунику, держа в руках почти пустую фляжку. Удивительно, но я попробовала себя лечить, и у меня получилось! Не буду вдаваться в подробности о процессе исцеления, но мой дар мне очень нравился, и без него я бы тут однозначно не выжила.
  Когда подходила к "лагерю" с удивлением насчитала десять тайхар, двое из которых сидели с Тарланом, а остальные подальше, ужиная. Даже костер не разожгли...
  Все такие огромные, мощные, с недовольными лицами, что в груди стал разрастаться леденящий страх, что я одна с дикими мужиками.
  Мгновенно в голове всплыли документальные повествования об индейцах, племен Южных равнин первой половины XIX века, прочитанные мной за неделю до магического перемещения против моей воли.
  Наиболее жестокие и бесчеловечные, по отношению к пленникам, считались липаны, вако, тавакони и тавехаши. Их пытки были у огромного костра у подножия столба, где привязывали пленных за шею и ноги, а женщины, с нетерпением ждавшие возможности поиздеваться над жертвой, три дня "поджаривали" их, до сих пор "сидели" в голове, напоминая мне этих викингов. Недаром говорят: "У страха глаза велики". И сейчас, я в ужасе, что если буду много разговаривать, тем самым раздражая тайхаров, меня постигнет та же участь.
  Хотя не только это. Целомудрие пленниц, особенно молодых и красивых, как правило, всегда было под угрозой. Например, если взять опять же индейцев, то команчи регулярно насиловали плененных женщин, независимо от их цвета кожи - белых, мексиканок, индеанок. Такая же информация существует и относительно черноногих, ассинибойнов, сиу, и кри.
  У сиу считалось честью взять в жены женщину, захваченную в плен у враждебного племени, особенно если с этим племенем война велась с незапамятных времен. И тогда пленница становилась собственностью захватившего ее воина, и он мог распоряжаться ей как хотел. А еще, считалось очень почетным подарить пленницу другому человеку - и бедняжка могла переходить от одного к другому, пока кто-нибудь не брал ее в жены. Сволочи! В общем, участь женщин была ужасна. И сейчас, вспоминая прочитанное, я сжалась в комок, не зная, что ожидать от тайхаров.
  "Может сбежать?"
  "Нет! Ведь я тут ничего и никого не знаю, кроме отвратительных любителей человечины, ворхов. Поэтому..."
  "А может они не такие?! Одеяло и воду ведь дал предводитель. И стоит учесть, что я, как-никак, полезна. Могу лечить! У индейцев ведь тоже приживались пленные... у некоторых племен, если пленницы им рожали... или хорошо себя вели".
  Пока рассуждала, стоя на одном месте, услышала гортанный голос Тарлана:
  - Дери, подойди к нам.
  "Опять дери? Надеюсь, что это означает - женщина или девушка, а не ничтожество или рабыня".
  Тяжело вздохнула и побрела к ним, опасаясь массового нападения. Может, конечно, зря переживаю, но вот когда видишь десяток громил, то поневоле встрепенешься.
  Оказавшись напротив предводителя, посмотрела ему в глаза, замечая его явное недовольство. Тарлан злобно поглядывал на своих соратников, а потом протянул мне кусок копченого мяса.
  - Ешь. Вода осталась?
  Кивнула и, отойдя на шаг, села полубоком, принимаясь за еду. Вкус был необычный, похожий на индейку, или на куропатку, но более терпкий. Поэтому ела с аппетитом, но совсем немного, запивая водой. Оставив половину, зажала в руках и посмотрела на мужчину.
  - Доедай, - недовольно буркнул Тарлан.
  - Я потом... если можно. Чтобы плохо в дороге не стало.
  Он кивнул, а я тихо произнесла:
  - Спасибо.
  Внезапно все мужчины замерли, принюхиваясь, а потом резко поднялись, убирая оставшуюся еду в маленькие кожаные сумки, тут же доставая из ножен мечи, а кто и луки, находящиеся в сумках на животных.
  Понимая, что они готовятся к сражению, я устало уткнулась головой в ноги, проклиная этот мир. Потом посмотрела на небо, ощущая себя такой маленькой и никчемной, что хотелось спрятаться где-нибудь в норке, и не выползать оттуда очень долгое время.
  Резкий захват руки, и я оказалась в сильных руках Тарлана. Он диким взглядом смотрел мне в глаза, а потом произнес:
  - Не бойся. Ты под моей защитой.
  Судорожно улыбнулась и тут же услышала леденящий вой. То, что предстало перед моими глазами, заставило прижаться крепче к мужчине. Теперь понимаю, почему тут все огромные шкафы, да потому что их враги не меньше!
  К нам приближались громадные животные, напоминающие волков. Только по размеру они были больше и выше в несколько раз, и лап было шесть, а не четыре. Они двигались в нашу сторону с огромной скоростью, и я вскрикнула от приближающейся угрозы. Больше шести особей... Не могла сказать точно, так как они бежали рядом друг с другом, представляя собой огромную серую массу.
  Вскрикнула, закрывая рот ладонью. Страшно, неописуемо страшно...
  "Да что же это за мир такой?!"
   []
  
  ГЛАВА 4
  
  - Направляйся к кыбару! - приказал мужчина, отталкивая меня в сторону "быков". Хорошо одно, буду знать, как чудовища называются.
  Посмотрела на неприятное животное, и с опаской подошла ближе. Мохнатый кыбар повернул ко мне свою голову, и я тут же отошла на шаг назад.
  "Еще бы, такие рога... олени позавидуют".
  Не вытерпев, посмотрела назад, и застыла, с ужасом наблюдая момент схватки тайхаров и ворхов. Даже в фильмах ужаса не было того, что творилось здесь. И пусть я хирург, врач общей практики, и всегда трезво отношусь к крови, но тут...
  Это не животные! Это беспощадные жестокие твари! Они с такой яростью и жестокостью нападали, стараясь разорвать воинов, что я пораженно открыла рот, дрожа всем телом. Ворхи нападали бездумно, спонтанно, хватая и разрывая все, что могли сцапать огромными зубами.
  Тайхары отвечали им не хуже зверей. Я даже не могла понять, кто из них более жесток. Мужчины рубили животных с такой дикостью, что мне захотелось убраться подальше от всех.
  "Монстры! Ужас... слов нет!"
  Запустила ладони в красные грязные волосы, и попыталась успокоиться. Хотя куда уж там... Повернулась назад, и пораженно уставилась вдаль, где в тени скалы стоял... мужчина. Да?! Или мне кажется? Ведь ночь, а он очень далеко!!! Я не могу заметить с такого расстояния! Так почему я все-таки его вижу?
  Продолжала стоять на месте, всматриваясь в незнакомца, скрывающегося в тени, и я была уверена, что он наблюдает только за мной. Чувствовала его тяжелый голодный взгляд, и от этого становилось страшно и жутко.
  Пока пораженно обдумывала мотивы затаившегося жителя этой планеты, он вышел из тени, и я увидела невозможно здоровенного мужчину во всем черном. Незнакомец, не прерывая взгляда, со злостью смотрел на меня, а потом гневно зарычал.
  "Да, он зарычал!!! Как такое может быть?!"
  Пытаясь осознать услышанное, с ужасом открыла рот, наблюдая, как человек стал меняться, и через мгновение вместо мужчины, на том же месте, появился медведь.
  Пронзительно визгнула себе в ладонь, стараясь не отвлекать тайхаров своими криками, усердно занятых жизненно-важным делом.
  "Уму непостижимо! Да в какой же зверинец я попала??? Тайхары, ворхи и мутант-медведь! Джунгли отдыхают..."
  Пока ужасалась, это чудовище пошло на меня. И я, как и полагается нормальной испуганной даме, всхлипнула, и только хотела убежать к Тарлану, как зверь остановился и, грозно зарычав, побрел назад к горе, скрываясь в тени.
  Счастливо выдохнула полной грудью и пожелала больше никогда его не видеть. Пусть общается с такими же медведями, а я как-нибудь забуду про него. Во всяком случае, буду очень стараться.
  Повернулась в сторону сражения, и ахнула. Разрубленные животные это еще допустимо, хотя омерзительно, но вот тайхары... четверо мужчин, раскиданные по разным сторонам, лежали на песке и не двигались.
  Не думая, бросилась к первому, мгновенно леденея от ужаса, не слыша его дыхания и сердцебиения, предполагая, что он мертв. Посмотрела на руки и отметила, что они совсем не излучают тепло. Воин лежал боком, и нужно было его перевернуть, чтобы убедиться в своих доводах. Как только это удалось, сразу отскочила, замечая, что правая сторона шеи вырвана.
  Сжала кулаки и побежала ко второму, в надежде, что смогу помочь. Оказавшись рядом, зажала рот ладонью, понимая, что ворхи его разорвали пополам. Отвернулась, пытаясь заглушить рвотный спазм.
  Как же бесчеловечно, мерзко и чудовищно. Медленно побрела к третьему и, увидев такую же картину, что и со вторым, готова была скулить, что не могу им уже помочь. Ничем. Я - бесполезна и никчемна.
  Четвертый мужчина оказался тем тайхаром, что сидел рядом с Тарланом, а значит он приближенный к предводителю. Подошла и сразу почувствовала тепло в руках.
  Глаза вспыхнули надеждой и, мгновенно усевшись рядом, принялась ощупывать. Так, множественные укушенные раны правого предплечья и плеча, левого бедра. Гематома левой половины грудной стенки. Осторожно убрала остатки одежды и с ужасом уставилась на рану. Уже образовался желтый гнойный налет и... Что за чертовщина? Меленькие черви?! Как такое возможно? Ведь прошло всего ничего...
  Не спорю, данный вид раны характеризуется высокой степенью первичной инфицированности, благодаря огромному количеству содержащихся в слюне и ротовой полости животных и человека патогенных микробов, но не с такой же скоростью. Именно по этой причине укушенные раны плохо заживают и часто нагнаиваются. Но, чтобы через столь короткое время уже появились черви, это невозможно, неправильно и...
  "Успокоилась и сосредоточилась! Да, неправильная, страшная планета, и все омерзительно, но УДИВИЛАСЬ И ХВАТИТ! Возьми себя в руки и лечи!" - рявкнула себе и, выдохнув, положила левую руку на правое предплечье воина, а правую на грудь.
  Так, наблюдается сильное кровотечение, поэтому использую мысленную стерильную давящую повязку. Наложу ее на рану и зафиксирую марлевым бинтом. А перед этим - туалет всех ран.
  Сказано - сделано. Пошло искрящееся тепло от ладоней, сосредотачиваясь на всех пострадавших участках. Мысленно пошагово стала работать с ранами: очистила, наложила повязки с лекарственным средством и провела реконструктивно-восстановительную операцию, направленную на закрытие раневого дефекта.
  Красная пелена накрыла все участки и через секунды увидела чистую кожу на бывших рваных ранах.
  "Все! Я смогла!"
  Облегченно выдохнула и встретилась с непонимающим взглядом темно-серых глаз мужчины. Воин со второй попытки хрипло произнес:
  - Ты... меня...
  Кивнула головой и, чувствуя ужасную усталость, прохрипела:
  - Только давай, не подставляйся больше, а то я... отключаюсь от таких исцелений.
  Мужчина нахмурился, и резко вскочил с места, подхватывая, и удерживая меня в воздухе, а потом положил на песок. Снял свою разорванную кольчугу и натянул на меня. Придирчиво осмотрел и рявкнул:
  - Не двигайся!
  - Я... - попыталась сказать, но грозное выражение воина отбило желание что-то говорить.
  Тайхар окинул взглядом место сражения, шипя что-то сквозь зубы, а потом вновь повернулся ко мне, и добавил:
  - Лежи здесь, а я помогу Тарлану.
  Медленно кивнула, и он тут же ушел, а я осталась на земле, прижатая тяжелой железкой к своему телу. Равносильно, что в кандалы посадил, варварский доброжелатель.
  Как только бывший больной ушел на помощь предводителю, который один сражался с двумя ворхами, смогла оценить общие потери. Трое убитых у нас и два у монстров. Да уж... Очевидно, чудовища очень сильные, если учитывать, что мужчин было десять.
  Жестокие сражения до такой степени вызывали неприязнь, что я опустила голову вниз и стала шептать, чтобы скорее все прошло, без потерь с нашей стороны. Нашей... да уж... как я быстро-то расставила приоритеты.
  "Неужели моя жизнь так и будет проходить в крови и ужасе? Ведь это не жизнь, а существование..."
  Услышала рычание очень близко от себя и медленно подняла голову.
  Мамочка родненькая! Передо мной стояло гигантское чудовище, и рычало, все ближе подходя ко мне. С зубастой пасти капала слюна, а мерзкий запах изо рта я чувствовала особенно резко.
  Открыла рот и замерла, не веря, что сейчас меня сожрут, по-другому не скажешь. Вот и помогла миру... Слез не было, только неверие и леденящий ужас.
  С силой сжимала свои пальцы, чувствуя, как холод стал уходить... Продолжала наблюдать за монстром, совершенно не двигаясь, и все сильнее ощущала согревающую магию, распространяющуюся по всему телу. Тепло изнутри стало обволакивать, и я, как во сне, отмечала движения ворха, встречаясь уже с открытой пастью, резко направляющуюся ко мне.
  Рычание, мой крик, бешеный клич тайхаров - все слилось воедино, а я только могла смотреть и ждать...
  Зверь, скуля, полетел в сторону, и на лету его расчленили пополам. Закрыла глаза, не желая видеть продолжения, а потом открыла, наблюдая только предводителя с окровавленным мечом. Мужчина подошел ко мне и, присев на корточки, изумленно произнес:
  - Ты светишься красным светом.
  Сказав, он поднес руку к моему лицу, и немного скривился, не двигая пальцами. Уже через секунду увидела красные волдыри на них. Окинув себя взглядом, пораженно ахнула. Я вся была в красном сиянии, от которого как от огня отлетел скулящий волк, и оно до сих пор обжигает пальцы Тарлану, следящему за моей реакцией.
  "Странный, непонятный мужчина..."
  Закрыла глаза, втягивая в себя все тепло, а когда почувствовала прохладу, схватила его руку и притянула к себе, согревая теплом ладоней, представляя, что пальцы полностью невредимы.
  Открыла глаза и улыбнулась. Отлично, даже процесс лечения не представляла, только представила итог.
  Глаза совсем слипались, и сознание плыло, хотелось чуть-чуть поспать.
  - Светлана, - раздался над головой хриплый голос Тарлана. - Как ты себя чувствуешь?
  Что-то попыталась промычать, но не получилось. В глазах помутнело, и я стала заваливаться на бок. Дальше все происходило, как в тумане. Ощущения крепких рук, и мне так тепло и уютно, что не хотелось другого.
  "Может быть, я выполнила то, зачем меня призвала магия Тайхары, и я вновь дома? В своей кровати... а мама у меня в гостях, как в детстве накрывает одеялом, шепча ласковые слова? Пусть так... Пожалуйста! Я очень этого хочу..."
  
  ***
  
  ...Я сидела на деревянном помосте, бултыхая ногами в прохладной воде. Бесконечно фиолетовое небо, переливающееся голубыми нитями, завораживающе успокаивало, и я подняла глаза, любуясь огромной белоснежной звездой, освещающей волшебное небо.
  Прекрасное настроение. Хочется улыбаться и радоваться жизни.
  Послышался зов, такой умоляющий и зовущий, и я тут же осмотрелась по сторонам. Мгновенно поднялась, и пошла с помоста в сторону огромных светло-зеленых деревьев с желтыми стволами. По дороге прикасалась ко всему и кружилась.
  Белоснежное короткое платье подчеркивало стройные загорелые ноги. А длинные черные волосы разлетались на ветру. Странно нахмурившись, я вновь направилась к озеру, чувствуя в этом необходимость, и посмотрела на себя в отражении воды.
  Странно, это я или нет?! Чувствую, что не я, но что-то внутри твердит что "да". На меня смотрело нежное личико восемнадцатилетней девушки с огромными карими глазами, нежной улыбкой и ямочками на щечках. Миниатюрная, воздушная, нереальная. Взгляд полный любви и счастья, и нет в них горечи старых ошибок, опыта и твердости.
  Это не я... Глаза - это зеркало души. Если взглянуть в них внимательно, можно понять, что за человек перед тобой стоит.
  В глазах отражаются особенности характера, прошлый опыт и даже интеллектуальные способности человека. По ним всегда можно определить внутренние переживания, оттенки эмоциональных состояний, настроение, чувства человека и душевные качества.
  И сейчас я вижу... молодую неопытную девочку, не себя.
  Отошла и вновь услышала зов. Такой мощный, знакомый и любимый, что я помчалась на него, в нетерпении увидеть любимого.
  Оказавшись на тропинке, замерла, чувствуя приближение хищника. Опасного, свирепого, но... моего. Улыбнулась и хрипло выдохнула:
  - Выходи, я чувствую тебя.
  Раздалось тихое рычание, и на тропинку вышел черноволосый, громадный мужчина, которого я уже где-то встречала. Он с диким зверским взглядом посмотрел на меня и рыкнул.
  Страх, ужас, смятение... и я отступаю, не понимая, как такое могло получиться?! Мне страшно, и я судорожно смотрю по сторонам, чувствуя запах крови...
  Мужчина зарычал и, наступая, громко выдохнул:
  - Моя!
  Все меняется и плывет. Черное небо... торнохо бьет песком по лицу, и я не могу идти, ноги вязнут, обездвиживая. Плачу и кричу, умоляя о помощи, но ее нет. Ветер усиливается, и уже совсем ничего не видно.
  Пытаюсь вылезти, со всей силы дергая ногами. Зову на помощь, надеясь, что ОН придет. Шанар должен... ведь зверь - моя пара...
  Сквозь сыпучий ветер слышу отголоски непонятных слов, образующих их воедино.
  "Ты должна помочь..."
  "Это твое предназначение!"
  "Должна и будешь..."
  "Я призвала тебя, чтобы вернуть прошлое и обрести будущее..."
  "Не сопротивляйся..."
  "Должна!"...
  
  ***
  
  Проснулась, испуганно озираясь по сторонам. Тяжелое дыхание напоминало о непонятном загадочном сне, а сильные руки, прижимающие меня к своему телу, успокаивали.
  Вокруг была красная земля, и светло-фиолетовое небо со светящей звездой, как во сне. Только деревьев и озера не было, а также, того страшного мужчины. Шанара. И тут вдалеке я увидела очень много каменных домиков. Очевидно, поселение тайхаров.
  Меня потряхивало, а в голове было столько вопросов, что я не сдержалась, и повернулась назад, высоко задрав голову. Встретилась с черными глазами Тарлана, и задала самый важный из них:
  - Кто такие шанары?
  
   []
  
  ГЛАВА 5
  
  Услышав мой вопрос, взгляд мужчины неожиданно потемнел, и спокойствие сменилось раздражением и яростью.
  - Откуда? - прорычал он над моей головой, отчего стало не по себе, и я отвернулась. Но раз уж задала важный вопрос, то хочу услышать на него ответ.
  - Кто такие шанары? - спокойно переспросила я, надеясь, что Тарлан все же проинформирует меня.
  Молчание... такое оглушающее, напряженное и неприятное, как будто это запрещенная тема, а я лезу, куда не просят.
  - Враги. Оборотни, - процедил тайхар.
  - Оборотни? А вы, тоже оборотни?
  Мужчина недовольно хмыкнул и процедил:
  - Нет, мы не они! Мы разумнее и... не животные.
  Повернулась вновь к нему, и без удивления поинтересовалась:
  - В какое животное они превращаются?
  "Ох и взгляд мне "подарил" предводитель тайхаров, что сразу захотелось сжаться в комочек и не напоминать о себе".
  - Светлана, это неважно. А если узнаешь, то, несомненно, умрешь. Это безжалостные бесчувственные твари, живущие непозволительно долго, но и их можно истребить... - выдал он, выплевывая каждое слово с лютой ненавистью и презрением.
  - Долго... - задумчиво повторила я, а потом уточнила этот момент: - А сколько это "непозволительно долго" по вашим понятиям?
  - Старость у них наступает примерно в триста лет.
  Ахнула и тут же поинтересовалась:
  - А у вас?
  - Сто пятьдесят - двести лет.
  - Долгожители по сравнению с людьми с моей планеты. Но я не понимаю, почему тайхары поделены на животных и...
  Услышала разъяренное рычание и замерла в настоящем страхе, боясь даже посмотреть на мужчину. Однозначно, Тарлану не нравятся мои вопросы о шанарах. Немного помолчав, он гневно выдал:
  - Они не тайхары! 200 лет назад шанары выгнали из племени тех, кто не мог обращаться. И с тех пор дети оборотней, даже от истинной пары, являются полукровками, слабыми и без зверя. Они прогнали нас, чтобы быть сильнее, и магия Тайхары наказала их, - произнес мужчина с четкой убежденностью в голосе правильности наказания шанаров и их детей, что пугало. Сам-то он не особо отличается добротой и сочувствием. Пока размышляла, тайхар продолжал: - Тяжело жить с дикими оборотнями, когда слаб плотью и не можешь оборачиваться. Немногие могут существовать с этим сознанием, видя презрение сильнейших.
  - То есть, изначально вы были шанарами? - отчеканила я, удивляясь услышанному.
  - Да, - процедил сквозь зубы мужчина. - Но те, кого звери прогнали, смогли перейти пустыню ворхов и обосноваться здесь. Магия мира подарила им великую силу и могучее тело, чтобы бороться с предателями и уничтожать ворхов. Мы - тайхары!
  "Боже мой, зачем меня переселили сюда? Ужас! Чтобы помирить диких обитателей планеты? Но это же смешно! Что может сделать слабая женщина, чтобы вернуть мир лютым врагам?! Ничего! Бессмыслица какая-то!"
  Посмотрела на массивное ограждение в виде высокого забора из глыб, защищающее их дома, к которому мы медленно приближались, и тяжело вздохнула. Что меня там ждет? Неизвестность пугала. И еще сон... такой неприятный... и тревожный. Что он значит? Какой смысл несет?
  "Пока мы с предводителем наедине, нужно уточнить о своем будущем... в их поселении".
  - Тарлан, а можно мне узнать... - только попыталась спросить, но мужчина, не дав договорить, громко рявкнул:
  - Светлана... нечего обсуждать!
  - Хорошо, - подтвердила и продолжила: - А можно поинтересоваться, что будет со мной?
  - Узнаешь после собрания, - недовольно буркнул он.
  - То есть? Что будет на собрании? - изумленно спросила, обдумывая в голове самые страшные решения их варварского сбора.
  - Молчи, дери. Скоро все узнаешь, - отчеканил Тарлан, резким тоном предупреждая меня молчать.
  Отвернулась, и закрыла глаза, стараясь не показывать свою растерянность и страх. Решат они... как же.
  Надо же, попала в дикие прерии, натерпелась за двое суток ужасов, так еще неизвестно, что они там на мой счет придумают.
  А если они захотят... меня... Так, не буду раньше времени накручивать себя. Как я понимаю, защитить я себя смогу, так что буду драться руками, ногами, зубами и рогами, бывший-то позаботился об этом, а красное свечение поможет мне в этом нелегком деле. И если все будет невообразимо плохо, поджарю всех.
  "Какая я, однако, кровожадная здесь стала... Но что поделать? Надо же себя успокоить и внушить лучшее, потому что в этом мире другого и не остается..."
  Уже подъезжая ближе, увидела, как двое тайхар отворили огромные ворота, ожидая "гостей". Неосознанно прижалась к невежливому мужчине за моей спиной, стараясь не переживать. Однако куда тут, если все мысли только о варварах и о будущем собрании.
  Почувствовала, как крепкая могучая рука прижала меня к необъятной груди сильнее, но промолчала, радуясь его поддержке, хотя вряд ли он это осознает. А вообще, по последней информации от предводителя, подозреваю, что тут проживают бесчувственные злобные жители. Интересно, а как отнесутся ко мне женщины тайхаров?
  Не успела подумать, как в поле зрения попала женщина средних лет, прижимающая к себе маленького ребенка. Она с волнением смотрела куда-то вдаль, за нами, и чуть слабая улыбка играла на бледно-розовых губах. Очевидно, на кыбаре позади нас ехал муж тайхарки.
  Женщина была очень высокой с длинными белоснежными волосами до поясницы, заплетенными в толстую косу. Приятной внешности, крепкого телосложения, немного взбитая, и уставшая, отчего виднелись ее глубокие морщины. Одета в длинное до щиколоток коричневое, изрядно потертое платье, а на ногах обувь черного цвета, похожая на балетки из кожи.
  У семилетнего по возрасту ребенка были темные глаза, чуть полноватые губы, резкие черты лица и довольный открытый взгляд. Несомненно, он и мать встречают родного человека.
  На улицу со всех домов выходили тайхары, чуть наклоняя голову вниз, с уважением приветствуя их предводителя. С удивлением осознала, что вижу изумление, ужас и слезы в глазах жителей, смотрящих на проезжающих и, не видя тех воинов, что полегли на поле сражения с ворхами, а потом интерес ко мне, меняющийся на презрение.
  Почему? Что со мной не так? Не стала интересоваться у Тарлана, понимая, что вожак не станет сейчас со мной разговаривать. Если он всю дорогу скрипел зубами от обилия моих вопросов, когда мы были одни, то теперь, думаю, я и взгляда его не достойна, не то, что слов.
  Мы все ближе подъезжали к громадному высокому дому с лестницей на второй этаж, когда из него вышла высокая молодая девушка с распущенными густыми белоснежными волосами. Она хищно улыбнулась в предвкушении и направилась к нам.
  Платье ее отличалось от того, что было надето на женщине с ребенком и остальных тайхарок. Мягкое, подчеркивающее все изгибы стройного тела. Тонкая талия, широкие бедра, упругая грудь, уверена, девушка считается у них красавицей.
  Как только наши взгляды встретились, она "подарила" мне пренебрежительный взгляд и скривила полные губы.
  "Как я понимаю, это возлюбленная или жена Тарлана, и я ей не в радость. Она мне тоже... причем как и все, включая планету. Но если уж я в гостях, то и улыбнуться вежливо можно".
  Подумала, и проигнорировала странную идею в своей голове. Не в моем репертуаре улыбаться, когда мной открыто пренебрегают. Правда, дома такого не было. Хотя нет, была у нас в хирургическом центре молоденькая миниатюрная медсестра, и нравился ей очень мой любовник, Валентин. И как только я проходила мимо, она щурила глаза и сжимала губы. По первости меня это настораживало, и я с лучшими побуждениями хотела отправить ее к окулисту, но потом решила не обращать внимания. Судьба покажет, тем более с Валентином у нас уже пошли разногласия, и меня до невозможности раздражала его навязчивость. А потом... Раиса переключилась на молодого паренька, работающего анестезиологом, и уже через два месяца боевая девушка переехала к нему, хвастаясь всему персоналу об их неземной любви. Вот так даже бывает. И еще, нужно отметить, что больше она не щурилась, видя меня, а дружелюбно здоровалась, порхая на крыльях счастья.
  "Ладно, буду смотреть по ситуации... еще бы собрание пережить".
  Как только остановились, мужчина спрыгнул с кыбара и стянул меня с мохнатого чудовища, отстраняя от себя. Около нас тут же оказалась та самая девушка, выпячивая грудь вперед и показывая белоснежные зубы. Она склонила голову в уважительном поклоне и радостно произнесла:
  - Добро пожаловать домой, муж мой. Я очень тебя ждала.
  Как только услышала ее слова, стало не по себе, что я терлась спиной о кольчугу женатого мужчины. Бывает же...
  Тарлан сдержанно кивнул, и ответил:
  - И я рад видеть тебя, Наита.
  Повернулся ко мне и сухо выдал поручение своей жене:
  - Отведи дери в комнату и запри, до собрания не выпускай.
  Взгляд Наиты навсегда останется в моей памяти. Зрачки стали огромными, и в глазах явно бушевала ненависть.
  - Почему в комнату нашего дома? Она шанарка! Только их женщины с красными волосами, - возмущенно прошипела змея, а я лишь внимательно прислушивалась, ставя себе галочку, что магия неспроста "подарила" мне именно такой оттенок волос. А вот Наита, мне все больше и больше не нравилась.
  - Я сказал тебе, проводить ее в комнату! Немедленно выполняй! - грозно рявкнул мужчина, отчего женщина вздрогнула, всхлипнула и опустила голову, а я с удивлением уставилась на Тарлана.
  "Вот это да! Диктатор! Так орать на жену... можно и холостым остаться. Правда не в этом мире... Как я поняла, женщина без воина не проживет. Даже жаль их, но только не Наиту. Чувствую, что от жены предводителя у меня будут большие неприятности. Но как бы не так... я тоже много чего хочу, а не получается..."
  Тайхарка подошла ко мне, и, резко схватив за руку, молча повела в сторону дома, а я лишь смотрела по сторонам, совсем не желая куда-то идти. Но барахтаться и сопротивляться не было смысла. Дождусь совета, а там судьба покажет.
  Войдя в освещенное помещение от факелов на стенах, мы прошли горницу и направились в правую сторону дома, где был проход. Преодолели небольшой коридор, и вошли в спальню. В комнате стояла лишь широкая кровать, стол и стул. Вся мебель из камня, не так красиво, как у нас, но и не безобразно.
  Беловолосая девушка повернулась лицом ко мне и внимательно посмотрела в глаза. Тут же скривилась и пошла на меня.
  Я не двигалась, да и зачем бы я это делала? Бегать по комнате, чтобы порадовать злобную тайхарку? Обойдется. Чем быстрее она меня просветит о себе и ее дорогом супруге, тем просвещенней буду, а также подготовленной к возможным последствиям на всякий случай.
  Шаг и она рядом, злобно проедает меня взглядом. Хищно оскалилась и громко выдала:
  - Тарлан - мой муж, и шаваньи у него не будет. Так что, если вздумаешь лечь под него, я тебя задушу. А пока...
  Не успела она договорить, как тут же мгновенно схватила меня за волосы, дергая со всей силы. Не думая ни секунды, резко вытянула руку вперед, ладонью соприкасаясь с ее одеждой, и через секунду она вскрикнула и дернулась назад, падая на спину.
  Девушка в ужасе смотрела то на меня, то на немного сожженное платье, ничего не понимая. А я и не учитель, чтобы объяснять всем, что и так понятно. Посмотрела на нее и любезно просветила:
  - Еще раз посмеешь на меня напасть... - улыбнулась и замолчала, давая осознать значение моих слов, а потом продолжила: - Живьем сожгу! Поняла?
  Девушка сглотнула и прохрипела:
  - Ты... ты...
  - Не ведьма, точно. Волшебных слов не знаю, но лечить могу. Обращайся, совесть и клятва Гиппократа не позволяет никому отказать, а вот с оскорблениями и нападками попрошу не подходить. Рефлексы иногда удивляют даже меня.
  - Шанарка, - со злостью прошипела она. - Проклятая шанарка!
  Завизжала и резко рванула к выходу. Думала, что забудет меня закрыть, но нет, послышался неприятный шум и грохот, а потом наступила тишина.
  Подошла к двери, попробовав открыть, но напрасно, заперта. Посмотрела на стены в поисках окна, но и тут меня ждало разочарование. Нигде не было даже намека на окошко.
  "Отлично, теперь сижу в камере... Хорошо хоть факел горит у входа в комнату, прикрепленный к стене, а то совсем мрачно было бы ожидать своей участи".
  Подумала, и направилась к кровати, не желая сидеть под дверью. Да и пол тут ледяной, еще застужу что-нибудь. Вздохнула и села, напряженно поглядывая на дверь.
  "Интересно, а я буду присутствовать на собрании, или мне только озвучат решение?!"
  
  Светлана [Елена Рейн]
  Тарлан []
  
  ГЛАВА 6
  
  Спустя какое-то время дверь открылась, и вошла молоденькая девушка с большим ворохом тряпок в руках. По внешности могу предположить, что ей лет тринадцать. Голова у нее была повязана платком, но кончики белых волос все равно выглядывали из-под косынки. Что удивило, так это шрам на запястье в виде клейма.
  "Тайхары клеймят слуг? У них есть рабы??? Или я что-то не так понимаю?! Вот это мир... да пропади он пропадом!"
  Юная запуганная девочка со страхом взглянула на меня и тихо пролепетала, запинаясь в словах:
  - Мне... мне сказали проводить вас в хентай. Там... вы сможете... ополоснуться с дороги и переодеться.
  Удивленно смотрела на приятную, но несмелую незнакомку, а потом улыбнулась и вежливо ответила:
  - Буду рада. Спасибо.
  Тайхарка смущенно улыбнулась и, кивнув, вышла из комнаты, а я вслед за ней. Счастью не было предела. Неужели скоро я буду чистой?! Как мало нужно для счастья - всего лишь помыться. Сейчас это было благодатью и привилегией!
  За то время, что я нахожусь на Тайхаре, особенно после знакомства с грязными кыбарами, неприятный запах въелся в мою кожу, и мне уже не верилось, что от него можно избавиться.
  На улице мы обошли дом предводителя и побрели по широкой дорожке из мелких камушков, оказавшись у небольшого каменного строения. Очутившись внутри, заметила бедность убранства, только гладкий каменный пол и стены. Тут же почувствовала пар, пробирающийся из-под двери, к которой мы подходили, и моему счастью не было предела.
  Служанка открыла огромную заветную дверь, и мы оказались в бане. Ну что могу сказать, все грубо по-мужски и ничего лишнего. А впрочем, ничего больше и не нужно. Огромный черный котел у стены грел воду, льющуюся в огромное корыто. Посреди хентая располагался огромный чан, врытый в яму и обложенный камнями, поэтому выглядел как маленький бассейн, где очевидно я и буду мыться. Около него стояли каменные банкетки, на которых лежали веники.
  "Даже в другом мире население любит париться, что радует, в отличие от всего остального".
  Девочка пошла к противоположной стене и взяла плетеную корзину, где лежали глиняные тюбики и разнообразные куски, напоминающие мыло.
  "Она что, решила меня мыть? Как-нибудь без посторонней помощи обойдусь. Пока в состоянии делать это самостоятельно".
  - Спасибо. Дальше я сама, - корректно предупредила ее, и поразилась, видя панический ужас в ее глазах.
  Ничего не понимая, подошла к ней и ласково спросила:
  - Чего ты боишься, милая?
  В глазах стояли слезы, но она все же ответила:
  - Жена предводителя накажет меня, если я не угожу вам.
  "Ого, а у нее ко мне внезапная любовь проснулась?"
  - Думаю, ты ошибаешься.
  - Нет. После того... как она нажаловалась на вас, проклятую шанару, посмевшую покушаться на ее жизнь, Тарлан пригрозил ей наказанием, если она обидит гостью до совета.
  "Да неужели... уже гостья? Как интересно у них гостей встречают, а после совета, как я понимаю, можно будет уже обижать?!"
  Ладно, потом узнаю. Один важный вопрос не давал покоя, и я тихо спросила:
  - А как она тебя наказывает?
  Девочка округлила глаза, а через секунду стала дрожать и всхлипывать. Не ожидала... совсем. Не думала, что получу такую реакцию. Довели малышку... сволочи.
  Притянула к себе и обняла, тихо успокаивая:
  - Тихо, тихо. Успокойся. Если тяжело, не говори. И не бойся, что тебя из-за меня накажут. Посиди на лавочке, пока я помоюсь, а потом мы нормально поговорим. Хорошо?
  Девочка кивнула, но продолжала всхлипывать, отчего я не отходила от нее, ожидая, когда она успокоится. Через некоторое время усадила ее на банкетку, и предложила отдохнуть. Сама отошла в сторонку и, взяв плетеную корзинку с непонятным содержанием, поинтересовалась:
  - Ты только достань на свой вкус мне мыло, или что там у вас, чтобы помыть тело и волосы.
  Услышав мои слова, она улыбнулась и, подойдя ближе, выбрала банку с серой смесью и зеленый кусок мыла, довольно вручив все мне. Подождала, пока она сядет и, раздевшись, залезла в чан, отмечая высокую температуру воды, но мое тело совершенно не замечало разницы.
  "Как бы не свариться..."
  Удивление... огромное и невообразимое, когда в отражении воды я увидела себя. Красные длинные волосы, нежное юное лицо и розоватые тонкие губы. Хмм... даже красавица. Зеленые огромные глаза - единственное, что осталось мне от моей прежней внешности. Вот и я...
  Конечно, я знала, что помолодела, но не настолько же! Лет восемнадцать, не больше, и то с натяжкой. Разочарование с горьким привкусом обиды. Вот честно.
  Наверное, нужно радоваться, что молодость и все такое, но вот как-то не было триумфа. Возможно потому, что я прошла этот этап, и мне было неинтересно, тем более в этом суровом мире. Нет во мне безумного адреналина, требующего прыгать как горной козе по скалам в поисках неприятностей, радуясь всему новому. Да и как по-другому воспринимать, если смотрю на эту забитую девочку, совсем на чуть-чуть младше меня, и воспринимаю ее как дочь. Не могу пересилить себя, ведь сознание осталось взрослой женщины.
  Как только вылезла из чана, испытывая невероятное счастье от чистоты, переоделась в мягкое длинное платье молочного цвета. Рядом со мной тут же оказалась служанка с гребнем. Она скромно посмотрела на меня и тихо предложила:
  - Можно мне?
  Трудно отказать в такой маленькой просьбе, когда на тебя такими огромными невинными глазами смотрит ребенок, обиженный жизнью. Кивнула, и она тут же стала с заботой расчесывать мои длинные волосы.
  - А почему ты в косынке? - спросила, не удержавшись от вопроса.
  Тайхарка тяжело вздохнула и, замерев, прошептала:
  - Харам отстригают волосы, как только ставят клеймо.
  "Рабы... у них есть рабы, над которыми они издеваются! Нелюди! Звери!"
  Молчала, пока моя помощница не закончила расчесывание, а потом все же поинтересовалась:
  - Кто такие хары?
  Девочка положила гребень в передник и, посмотрев на меня уставшими глазами, сообщила:
  - Это те, кто остаются без кормильца и не могут обеспечить себя и свою семью. Они... идут к тем, кому нужна помощь по хозяйству, продавая себя за еду и жилье. Хозяева ставят клеймо принадлежности и безоговорочно распоряжаются их жизнью. Но... это лучше, чем смерть.
  - То есть, у вас не заботятся о вдовах и детишках? - резко уточнила я, ненавидя всей душой злобных жестоких тайхаров. Бесчувственные чудовища, ничем не лучше ворхов.
  Малышка грустно вздохнула и прошептала:
  - Если бы я не стала харой, то мои брат и сестра умерли бы с голоду... Предводитель обеспечивает нас продуктами и защитой, а я служу его жене. В нашем мире нельзя без защиты, а еду в черных лесах могут добывать только мужчины.
  Информация не укладывалась в голове, и я принялась ходить кругами по хентаю.
  - А твои малыши, они сейчас одни живут в родительском доме?
  - Да. Братик совсем мал, пятый годик, а сестре одиннадцать. Ночью хожу к ним, навещаю и приношу еду, а утром сюда. Я на все готова, чтобы им было хорошо. Ведь без еды они умрут...
  - Так, понятно... а черные леса... где они находятся и что собой представляют?
  - Это обширные территории Тайхары, находящиеся посреди огромной долины ворхов. Монстры только и ждут, когда наши воины пойдут на охоту, и тогда нападают.
  Сглотнула и, замерев на месте, пытаясь не дергаться от разных мыслей и непонятной дрожи, произнесла:
  - Теперь все понятно. Самая отвратительная жестокая беспощадная планета, на которую меня угораздило попасть, это Тайхара. Странно и обидно то, что я попала не к добрым эльфам, как в книгах, или феям, а именно сюда. В полное де... Ладно, нужно успокоиться. Что уж ныть... нужно дожить до собрания. Между прочим, что представляет собой совет?
  Тайхарка недоуменно смотрела на меня с открытым ртом, не понимая слов. Отлично, я видно как-то не так спрашиваю. Попробую по-другому:
  - Что будет на совете и как он происходит?
  Она тут же улыбнулась и произнесла:
  - На совете присутствует только ворай, предводитель тайхаров, и лероки, имеющие большую власть после Тарлана. Дери не допускают, только в том случае, если решается их участь.
  Молчу и дальше слушаю. Как я поняла, ворай - Тарлан, а лероки - приближенные к предводителю. Подняла бровь и улыбнулась ей, давая понять, что я с нетерпением жду продолжения.
  Совсем невинное создание задумчиво посмотрело на потолок, и я тоже, не видя там ничего интересного. Тут, кроме как помыться, вообще не на что посмотреть. Не то, что в русской бане, дыши деревом и считай зазубрины на досках, лежа на полке, когда тебя парят веничком.
  Отец у меня очень любил русскую баньку, и поэтому мы часто ездили к его друзьям в Подмосковье, где он и его друг парились, а потом прыгали в озеро, а зимой в снег. Не подглядывала, но мама всегда громко волновалась за отца, что тот заболеет от переохлаждения.
  Прервала свои теплые воспоминания, как только тайхарка продолжила:
  - Если предводитель решит пойти против решения всех лероков, на что он имеет право, то спрашивает совета, подтверждения у магии Тайхары. Я не видела, какая она и что собой представляет, но слышала, что она меняет цвет. Если согласна, то синий, если нет - красный.
  - Понятно. Спасибо. А как тебя зовут? - тут же поинтересовалась, чтобы знать, как обращаться к ней.
  - Дихара, - промямлила девочка, поглядывая по сторонам, в страхе, что ее услышат. Совсем запугали ребенка!
  - Отлично, тогда уже пойдем на совет или еще рано?
  - Конечно, дери. Все теперь вас ждут. А можно вопрос, если не посчитаете оскорблением?
  - Ну что ты, всегда пожалуйста, - с улыбкой произнесла я.
  - Странно вы говорите, но ласково. Большую часть слов, правда, я не понимаю... - потупилась она.
  - Мм-м, я постараюсь учесть... Задавай свой вопрос, Дихара.
  Тайхарка крепко вцепилась в свое платье и, опустив голову вниз, очень тихо прошептала себе под нос, но я, что очень странно, даже услышала:
  - А вы, правда, шанарка?
  Улыбнулась и ответила:
  - Нет, а может и да, если учитывать цвет волос. Я с другой планеты... в гости к вам заглянула, а теперь... не знаю, как из вашего дикого мира выбраться.
  Девочка улыбнулась и радостно заметила:
  - Я так рада, что вы... вы... А то, если бы вы были шанаркой, то вас бы...
  Да мне даже было страшно представить, что она хотела мне поведать. Я через несколько минут сама узнаю, так что не хочу себя заранее накручивать. Улыбнулась и быстро проговорила:
  - Дихара, не стоит именно сейчас об этом говорить.
  Малышка кивнула, и показала рукой на дверь. Я лишь вздохнула и пошла за ней. Что оттягивать неизбежное? Сейчас все узнаю.
  Вышли из бани, и я тут же встретилась взглядом с тем мужчиной, которого спасла. Он стоял у стены, как будто ожидая того момента, когда мы выйдем. По росту тайхар был намного ниже Тарлана, и в плечах не так широк, и даже взгляд не такой дикий и агрессивный, как у предводителя.
  Воин внимательным оценивающим взглядом осмотрел меня с ног до головы, о чем-то усиленно размышляя, при этом прищурив правый глаз, а потом недовольно повел подбородком и сухо отчеканил:
  - Я пришел проводить тебя на совет.
  - Спасибо, - вежливо ответила, опасаясь нападения, ведь кто знает, что на уме у этих варваров.
  Кивнула Дихаре, чтобы не переживала, и медленно направилась за ним, чувствуя, как сердце колотится с огромной силой, а живот стягивает в тугой узел.
  Да уж, я даже на защите дипломной работы так не нервничала. Ну конечно, там-то я была уверена в себе и знала что будет, а здесь... как в пропасть смотрю... Не знаю, что меня ждет, но уверена, что ничего хорошего.
  Оказавшись в доме предводителя, а именно в просторной комнате для собраний, я увидела хозяина, сидящего на высоком, каменном кресле, на котором лежало несколько шкур. У мужчины были влажные волосы и совсем другая одежда: серая рубаха и свободные брюки. Он непрерывно смотрел на меня и хмурился.
  По разным сторонам на каменных высоких лавках, поверх которых также лежали черные шкуры животных, сидело еще четверо мужчин, а позади меня стоял мой провожатый. Он прошел вперед и, поставив передо мной деревянную табуретку, рявкнул:
  - Садись!
  Кивнула головой и присела, окидывая всех присутствующих внимательным взором. Встретившись с темным взглядом Тарлана, чуть не поперхнулась. Мужчина как будто в душу заглядывал и прожигал изнутри.
  Поежилась и тут же услышала:
  - Светлана, я рассказал о тебе остальным лерокам, да и Гавор с Сунтором поделились своими впечатлениями о твоей магии, - громко выдал он, и тут же посмотрел в сторону мужчины, который привел меня. Второго тайхара, спасенного мной в пещере, не было, очевидно, он не лерок, поэтому и не присутствовал здесь. Пока я смотрела по сторонам, ворай недовольно скривился и продолжил: - Твоя сила нам необходима, и мы оставляем тебя у нас, несмотря на то, что твои волосы красного цвета, и возможно магия определила тебя в шанары.
  Слова до глубины души меня возмутили. Как все просто, я им нужна, но если бы целительной силы не было, то все... из-за оттенка волос убили бы, наверное, а может, еще что похуже.
  - Я из другого мира, и какого цвета мои волосы не имеет значения, - гордо проинформировала, продолжая смотреть в черные дикие глаза ворая.
  - Дери не разговаривают! - процедил недовольным тоном грозный мужчина.
  - Я не дери, а... целительница, и благодаря мне два ваших воина живы, и сейчас один из них присутствует здесь, а не на песке, обглоданный ворхами, - напомнила об важном факте забывчивым тайхарам, уже давно поняв, что им все обязаны, а они только принимают и наказывают.
  Наступила гробовая тишина, все молчали, обдумывая мои слова. А потом послышался хриплый голос Гавора:
  - Женщина права, если бы не она, даже шанса не было на мое спасение. Ни одного! Предлагаю назначить ее лероком.
  - Нет, она дери, и это непозволительно! - произнес лысый мужчина с длинной реденькой бородкой, с особой неприязнью и свирепостью окидывая меня с ног до головы.
  Тонкие руки старика дрожали, а глаза все больше чернели, и мне даже на секунду показалось, что от него повеяло тленным запахом. Решив, что это мне показалось от переживания, не стала заострять внимание и обоняние на недовольном лероке.
  "Вот не может любой совет существовать без напыщенного заумного индивидуума! Обязательно найдется козлик, постоянно упирающийся в стену рогами, голосуя против всех и вся..."
  - Она спасла мне жизнь, Кондар! Или твоя ненависть к шанарам так сильна, что ты... - затараторил не зря спасенный мужчина, защищая мои права, что особенно порадовало, гневно смотря на пожилого тайхара.
  "Возможно, все не так и плохо, как кажется?!"
  - Прекратить!!! - громко рявкнул Тарлан, повышая голос так, что захотелось сбежать за тридевять земель, а еще лучше домой. Ужас какой-то! Дикари!
  Секунду все молчали, гневно смотря друг на друга, а потом предводитель отчеканил:
  - Дери никогда не станет лероком! И, тем не менее, Светлана достойна высокого статуса в нашей общине. Также... ей необходим мужчина, защитник, чтобы добывал еду и...
  - Я согласен взять девушку в жены, - произнес Гавор, уверенно и нагло встречая бешеный взгляд Тарлана, мгновенно поднявшегося со своего каменного сидения.
  "Нет, все ужасно плохо! Мне еще благодарного тайхара в мужья не хватало!"
  
  ГЛАВА 7
  
  - Гавор! - прорычал Тарлан, вызывая страх своим грозным зверским видом.
  - У тебя есть жена, ворай! Дери спасла мне жизнь, и я... дам ей кров и защиту, - уважительно, но с ноткой раздражения заявил тайхар.
  Все, хватит! Соскочила со стула и выкрикнула:
  - Нет! Я не буду ни женой, ни любовницей, и никто меня к этому не принудит. В противном случае я гарантирую супругу ожоги второй и третьей степени!
  Только произнесла свою гневную речь, как все вскочили с мест, рыча и со злостью смотря на меня. Очевидно, угрозы в их обществе не приветствуются... Но что поделать? Выбора мне не оставили. Так что потерпят, не сахарные. В данном случае других вариантов нет.
  - Светлана! - прорычал ворай, тяжело дыша мощной грудью, испепеляя меня взглядом. - Это не обсуждается. Без мужчины ты не выживешь!
  - А вы без моей целительной силы! Так что предлагаю вам обеспечивать меня всем необходимым за мои неоценимые услуги без каких-либо интимных отношений. Спать я ни с кем не собираюсь! - возмущенно выпалила я, совершенно не собираясь сдаваться в этом вопросе. Мужчинам дай волю, и до шаваньи будет недалеко.
  - Дери с пятнадцати лет живут с мужчинами, являясь собственностью своего дера, чтобы не было разногласий в общине, - прорычал мужчина с козлиной бородкой.
  "Вот же сволочи! С пятнадцати лет??? Уроды!"
  Повернулась к этому "любителю помоложе", и заявила:
  - Меня это никаким образом не касается! Я лечу, а вы обеспечиваете меня всем необходимым в ответ. В принципе, могу принимать продовольствие как благодарность за спасение жизней и лечения населения, но никто ко мне не прикоснется, если я сама этого не пожелаю, в чем я сомневаюсь.
  - У нас нет свободных домов, - оскалился Гавор, намекая, что жить буду с ним, и других вариантов нет.
  Повернулась к нему и с ухмылкой сообщила:
  - А я уже нашла, так что не беспокойтесь. Прошу дать согласие жить в родительском доме хары Дихары, и смотреть за ее младшими братом и сестрой.
  - Это неправильно! Дери не может обеспечивать себя, и жить без дера! - произнес все тот же напыщенный Кондар.
  - Мне статус позволяет, так что не понимаю ваших претензий... - съязвила в ответ, пытаясь держаться стойко, понимая, что если сейчас не добьюсь своего, то буду ничем не лучше их забитых женщин.
  - Я согласен, - лениво выдал Гавор, с ухмылкой посмотрев на меня. - И буду рад, если ты все же пе...
  - Сомневаюсь, мне достаточно стандартного провианта и помощи по хозяйству, если возникнут какие-либо неприятности.
  Мужчина лишь усмехнулся, вновь оценивающе окинув меня взглядом с ног до головы. Поднялся, и, пройдя к каменному постаменту, находящемуся посреди комнаты в виде чаши, протянул руку в центр и произнес:
  - Магия Тайхары, я, Гавор, даю клятву, что буду защищать и обеспечивать дери, Светлану, всем необходимым.
  - Не требуя ничего взамен, - с улыбкой предложила добавить я, а то недоскажет, а потом поджаривай его на медленном огне своей целительной, защитной энергией.
  - Не требуя ничего... - уже веселее отчеканил лерок, находя в этом что-то смешное. Жених тоже мне.
  Послышалось рычание, и все посмотрели на звереющего Тарлана. Он с ядовитым оскалом смотрел на Гавора и чашу, над которой уже появилась синяя волна в виде огня.
  - Магия приняла мою клятву, - самодовольно уточнил мужчина, повернувшись к недовольному предводителю.
  - Если с тобой что-то случится... - прошипел Тарлан, - тогда она будет вынуждена сама обеспечивать себя и...
  - Постараюсь лечить своего защитника своевременно, - предложила я, отчего все тут же удивленно посмотрели на меня. - И еще, раз у вас все так принципиально, то я повторюсь, что могу и выборочно лечить, принимая еду как стимул к вашему исцелению.
  "Да, пусть буду для них вот такой... расчетливой и меркальтильной! По-другому, очень скоро окажусь с клеймом на запястье и в постели против воли... А по поводу того, что не буду лечить - всего лишь маленькая ложь во благо нормальной жизни, во избежание никчемного существования рабыни".
  - Женщина не имеет право ни на что! - процедил тайхар с длинными волнистыми волосами, все время сидящий на лавке и точивший длинный нож. - Все, что она имеет и может дать, принадлежит...
  - Только мне! И больше никому! - не выдержав такой неадекватной логики, почти прокричала, чувствуя дрожь во всем теле, посылая мужчине гневный взор.
  Вот это я адреналин испытала! Если учитывать, что мы здесь прибываем совсем немного, а меня уже потряхивает и дергает в разные стороны. Думаю, поседею я тут очень быстро. Между прочим, не поэтому ли у женщин этих неотесанных мужиков, белый оттенок волос?!
  - Ты - никто, обыкновенная... - брезгливо прохрипел Кондар, стремительно приближаясь ко мне, но тут же захрипел, так как его откинуло в сторону неведомой силой, которую направил на него Тарлан, судя по его пронзительному испепеляющему взгляду, направленного на мужчину.
  "Так, Тарлан все же может использовать магию?! А другие? Или это только привилегия вораев?"
  Мгновение, и предводитель уже держал тайхара с бородкой за горло и рычал:
  - Светлана - целитель, и никто не смеет нападать на нее, или подвергать опасности. Если узнаю обратное, уничтожу, - отчеканил он, с силой сдавливая шею хрипящего лерока.
  - От-пу-с-ти, - прохрипел Кондар, со злобой и ненавистью смотря в глаза вожаку. - Я... понял.
  Тарлан отшвырнул его в сторону, и посмотрел на меня. Сжал кулаки, и повел подбородком.
  - Ты - свободная женщина-целитель. Можешь идти, на этом совет закончен, - процедил он и, резко отвернувшись, направился к стене, где стоял стол. Резким движением схватил огромную деревянную кружку и залпом выпил, а потом отшвырнул ее на пол, и пошел в противоположную сторону, где была открыта дверь.
  "Сказать "спасибо"? Потом... как успокоится, а то ненароком прибьет еще..."
  Продолжала стоять на месте, не зная куда идти и к кому податься, пока из той же двери, куда удалился Тарлан, не выбежала запыхавшаяся Дихара, пряча улыбку, и с восторгом смотря на меня. Подошла и поклонилась, а потом залепетала:
  - Дери Светлана, я...
  - Знаю, милая. Показывай, где живут твои малыши, - с улыбкой выдала я, и она тотчас же всхлипнула, прижав руку ко рту, и поспешно направилась вперед.
  Последовала за ней, не обращая ни на кого внимания. Да и зачем? Мы и так хорошо и продуктивно пообщались, теперь бы не видеться с ними, и жить можно даже на этой проклятой планете.
  Шли мы очень быстро, потому что Дихара почти бежала по дороге. Думаю, девочка до сих пор не верит своему счастью и боится, что оно окажется жестокой шуткой. Но как бы не так!
  На окраине деревни стоял "наш" дом, такой большой и крепкий с виду, что я невольно порадовалась, что не лачуга. Естественно, ничего рядом с домиком не росло, все грубо и неприятно, если учитывать, что вдалеке все же росли деревца. Иногда встречаются, я хотела сказать. И если мне не изменяет зрение, цвет коры, невозможно высоких светло-зеленых деревьев - желтый. Совсем невзрачно, на мой взгляд.
  Вошли в помещение и преодолели абсолютно пустой, но чистый коридор, оказавшись на кухне. Внушительная просторная комнатка, где из мебели присутствовали железный стол, и пять табуреток в виде высоких отшлифованных камней. Ближе к стене открытый стеллаж с полками, на которых стояла скудная тара.
  Посмотрела на печь и нахмурилась. Смешно и грешно, но я совершенно не умею ее растапливать. Ни разу в жизни не пробовала. Но очевидно, скоро узнаю и даже привыкну...
  Как только вошли в спальню, увидела на полу три постели в виде огромных наваленных шкур, накрытых плотной простыней. Рядом у маленького окна стояла девочка с длинными белыми волосами, заплетенными в косу. Хорошенькая, с канапушками на лице, но, как и сестра, чересчур запуганная.
  За ее спиной прятался маленький мальчик. Такой смешной, с курчавыми волосами черного цвета, что я моментально улыбнулась от восхищения. Глазки огромные и любопытные, носик маленький. Малыш был такой весь забавный, что захотелось немедленно потискать, а щечки такие пухленькие, так и провоцируют ласково ухватиться. Хорошенький карапуз, подумала и сразу прикусила губу. Моя странная реакция на маленьких малышей. С детства.
  Подошла к нему и, присев на корточки, весело спросила:
   - Привет. А тебя как зовут?
  Мальчик изменился в лице, и с грустью посмотрел на меня. Осторожно вытянул свою маленькую ладошку и, вложив в мою, смущенно насупился. Стало так тепло на душе, что я сжала его крохотную ручку и тихо прошептала:
  - Меня Света зовут. Давай дружить?
  Мальчик кивнул, но ничего не ответил. Я украдкой посмотрела на Дихару, и она с грустью прошептала:
  - Когда отец не вернулся, мама не справилась... и... и... ушла... больше мы ее...
  Закрыла глаза, осознавая тяжелую судьбу малышей, и кивнула. Вновь взглянула на нее и прошептала:
  - Малыш раньше говорил?
  - Да, и очень хорошо, пролепетала милая малышка с шикарной косой, делая шаг ко мне. - Его зовут Тарган, а меня Витая.
  - Очень приятно. Буду счастлива с вами дружить, - ласково произнесла я.
  - И мы! - ответила Витая, сжимая пальцами рук свое старенькое коротенькое платьице. Серая тряпка, а не платье, что очень огорчало.
  Ну, вот не понимаю, как так? Почему, ну почему нет ухода, присмотра за сиротками? Ведь это члены племени, и они очень малы, чтобы обеспечивать себя самостоятельно. Где, черт возьми, их сопереживание, сочувствие, понимание и доброта? Неужели у тайхаров заведено плевать на детей? Почему они не думают о том, что каждый может не вернуться из черных лесов. Почему бы не брать детишек к себе, обеспечивая всем необходимым, проявляя заботу и доброту? Ведь тогда и остальные воины будут уверены, что если и в их семье случится беда, то их отпрыски не пропадут. А тут... рабство. Старшая сестра продает себя в пожизненное повиновение, чтобы защитить младших.
  "Сволочи и скоты!"
  Ладно, что о них говорить?! Мрази, и нет у меня к ним уважения, как к расе. Понятно одно, что эгоисты, и каждый только о своей шкуре заботится. Нет у них сплоченности, верности... поэтому их и жрут ворхи... за черствость души.
  Посмотрела на мальчика и прошептала:
  - Тарган, а ты не будешь против, если я тут поживу и буду заботиться о вас?
  Огромные глазки непонимающе посмотрели на меня, а потом на старшую сестру и, видя подтверждение в ее чуть открытой улыбке, кивнул и сам сжал мою руку.
  Такой маленький, беззащитный, и желающий счастья, как и любой ребенок, верящий в чудо. Погладила его по щеке и произнесла:
  - Обещаю, что не дам тебя и твоих сестренок в обиду. Веришь?
  Тарган кивнул и потрогал мои волосы, пропуская их через маленькие пальчики второй руки.
  - А вы ужинать не хотите? - скромно поинтересовалась у меня Дихара, с полной уверенностью, что я голодная.
  Повернулась к ней, и честно призналась:
  - Очень хочу. Огромное спасибо!
  - Я вчера приносила мясо и фрукты, а ночью готовила жаркое в горшочке. Но честно признаюсь, я не очень хорошо готовлю. Я по хозяйству всегда... Если не сможете есть, то думаю вам понравится тхай. У него очень приятный вкус.
  Встала, продолжая держать мальчика за руку, и попросила:
  - Ты мне покажешь, как разжечь печь и из чего у вас готовят еду?
  - А вы умеете? - с сомнением спросила Дихара.
  - Конечно... Думаю да, и даже уверена. Только покажи имеющиеся продукты и поведай, где их можно использовать.
  - Хорошо, - улыбнулась девочка, направляясь к печи. - Но только после того, как накормлю.
  После позднего ужина, который в принципе понравился мне. Можно есть, если голодный, хотя вкус еды отличался от привычной для меня пищи. Дихара показала мне их провизию, находящуюся в погребе на улице, которой оказалось не так уж и мало. Хоть об этом Тарлан действительно позаботился. Правда какой ценой? Рабством Дихары...
  Девочка называла и говорила мне, где что используется, а я старалась переводить на свой язык. Не шата, а мука; хетра - масло, и многое другое. Оказалось, что они выращивают зерно для муки, но на отдаленных территориях, где земля лучше, чем здесь. Правда, урожай скудный.
  После того, как мне рассказали принцип работы печи и показали угли, я решила, что готова здесь хозяйничать. Но конечно не сегодня, а завтра.
  Мне даже продемонстрировали принцип работы импровизированного душа, находящегося рядом с домом, и представляющего собой карточный домик из трех железных стен. Теплая вода в нем бежала самым необычайным образом. На мой вопрос: "Как?", Дихара ответила - "Магия Тайхары".
  Отлично! Какая магия, однако, выборочная. Помирайте с голода, но вот вода в неограниченном количестве со всех углов. Еще бы... попробуй вонючих животных очистить...
  Когда мы закончили обход, на улице стояла туманная ночь, и красоты ночного неба еще не было видно. Девочки уже зевали, а Тарган давно спал, прижимая к себе игрушку в виде воина, и я предложила всем пойти отдыхать. Витая приготовила мне постель... в маленькой комнатушке родителей, где стояла только приличных размеров железная кровать и больше ничего. Что интересно, на "матрасе" даже лежала подушка круглой формы, что очень порадовало.
  Разделась и аккуратно залезла на шикарное ложе, чувствуя необычайную мягкость. Приподняла простынь, прощупывая матрас, и в маленькой дырочке увидела шерсть. Как я понимаю, кыбаров лишили шубки. Шикарный матрас, если оценивать благосостояние тайхаров.
  Тихо лежала и смотрела в потолок, думая о матери детишек... Как она могла бросить детей? Понимаю, что тяжело, но обрекать детей на такое существование, а потом и рабство... не понимаю этого. Через время мысли стали пропадать, и я провалилась в сон.
  Проснулась от плача, резко подскочив с места и рванув в спальню к детям. Увидев плачущего Таргана, согнувшегося калачиком и дрожащего всем телом на матрасе, сердце сжалось от боли за малыша.
  Подхватила его на руки и стала убаюкивать, действуя интуитивно, ведь я совсем не знала, что делать в таких ситуациях.
  Качала, пока были силы. Но малыш такой огромный по весу, что надолго меня не хватило. Понесла его в "свою" комнату и, уложив на кровать, легла рядом, прижимая к себе. Нежно водила ладонью по спинке и шептала ласковые слова. Через время всхлипывания прекратились, и мальчик уснул, чему я несказанно была рада. Только вот мой сон окончательно исчез и, провертевшись около получаса, я укрыла его одеялом и осторожно вышла из спальни.
  Удостоверившись, что девочки спят, вышла из дома. Конечно, странно идти ночью на улицу в таком опасном мире, но мне ужасно хотелось посмотреть на красивое ночное небо. Поэтому я так... чуть-чуть... на крылечке только...
  Есть в этой неподражаемой красоте что-то такое, отчего мне хотелось верить в лучшее. Может я отчаянный оптимист, но не могла смириться с грустной неизбежностью. Верила, что все можно исправить, и жить, а не существовать.
  Села на крыльцо, любуясь завораживающей панорамой, вспоминая маму. А именно момент, когда была студенткой первого курса и жила еще с ней. Однажды строгая, но любимая и родная женщина, Наталья Алексеевна Ливанова, пришла с работы задумчивая и молчаливая. Медленно размешивала сахар уже в остывшем чае, совсем ничего не говоря. Посидев в такой тишине больше десяти минут, я не выдержала и спросила:
  - Мама, о чем ты задумалась?
  - Знаешь, Света, я всегда удивляюсь людям, не желающим бороться. Ни за что. Даже за своих собственных детей. Они мирятся с неизбежностью ситуации, не желая ничего исправить, утопая в алкоголе, грязи и наркотиках. А ведь можно все изменить, если верить в себя и идти к своей цели. Особенно, если цель - это самое ценное, что у тебя есть, дети. Но слабые... только жалуются на несправедливость жизни, обвиняя всех кроме себя. Знаешь... три месяца назад я лишила взрослую женщину родительских прав, за физическое насилие над детьми и алкоголизм. Когда я выходила из суда, она сидела на скамейке и смотрела в одну точку. Я подошла и напомнила, что все в ее руках, если она поменяет порядок и приоритеты своей жизни, и будет по-другому относиться к своим малышам.
  Мама задумалась на минуту, отпивая глоток из кружки, а потом продолжила:
  - Очень часто задавала себе вопрос, что с ней и ее детьми, надеясь, что она исправилась и поняла, а наказание - лишение родительских прав стало ей хорошим уроком за слабость. Сегодня... лично позвонила в органы опеки и попечительства... и узнала, что эта женщина выпросила своих малышей у опекунши на день... напилась и устроила пожар.
  - Они... - с ужасом спросила я, не веря в самое ужасное.
  Мама только кивнула головой и произнесла:
  - Знаешь, родная, если бы я знала... только бы знала... то тогда бы сделала все, чтобы ее и близко не подпускали к родным детям.
  - Мама... ты не могла знать.
  - Знаю, я всегда свято верю, что ради самого главного... можно перебороть себя. Не могу понять слабость, когда на кону дети! Не могу! Не понимаю я такой мерзкой слабости. Понимаешь? Не понимаю... Если опустилась, так поднимись и сделай все... а не топи свое горе в спиртном, жалея свою никчемность.
  - Люди все разные, - тихо прошептала я.
  - Нет, Света. Это не имеет значение, когда есть смысл. Я видела на работе много примеров, когда молодые старшие сестры не бросают своих младших сестру или брата, устраиваясь на две работы, чтобы только не отдавать их в приют. Вот! Это достойно истинного уважения!
  - Согласна... - прошептала я, поддерживая маму в ее восхищении такими людьми, и презирая безответственных, нерадивых матерей, недостойных этого гордого названия.
  - Вот и ты, родная, всегда помни, что ты можешь добиться многого, если будешь твердо знать чего хочешь, и стремиться к своей цели, не надеясь на волшебство. Только ты сама можешь сотворить свое чудо. Главное, верить и не отчаиваться.
  От воспоминаний сердце сжалось в комок, и я уткнулась головой в ноги, от рвущей боли, что ее нет рядом, но, уже не желая назад... ведь теперь я не могу вернуться домой, даже если и будет такой вариант... Я нужна им... малышам, чтобы не допустить судьбы Дихары. Попытаюсь помочь всем, чем смогу.
  "А я смогу... уверена в этом".
  Почувствовала, что я не одна, и медленно подняла голову. На дороге стоял огромный мужчина и не двигался, прикрытый ночной тенью домов. Не зная почему, вдохнула запах, и поняла, что это Тарлан. Он стоял и смотрел, пронизывая диким, необузданным, тяжелым взглядом.
  Подняла подбородок и отвела глаза в сторону, не желая с ним контактировать никаким образом. Медленно поднялась и, повернувшись к нему спиной, вошла в дом, плотно закрывая за собой дверь.
  "Пусть держится подальше от меня, если не желает поджариться... Предводитель тайхаров, черт его возьми, поощряющий рабство детей... Сволочь!"
  
   [Елена Рейн]
  
  ГЛАВА 8
  
  Проснулась я очень рано, поражаясь тому, что все же смогла вновь заснуть. После теплого душа сразу принялась за работу, желая порадовать "вкусненьким" детишек. Растопила печь, и, как только она разгорелась, набрала в ведро воды на компот, найдя сушеные фрукты, и открыв железный круг на печке, поставила на огонь. Обнаружив в маленьком ведре скисшее молоко ковои, самок кыбаров, надумала приготовить оладьи.
  Увидев яйца, рассмеялась, и очень захотелось посмотреть на "куриц", несущих такие шары размером в мою ладонь, и даже больше, потому что Дихара сказала, что ей выдали самые маленькие.
  "Очевидно, летающие коровы существуют..."
  Достала огромную толстую посуду, напоминающую чугунную сковородку с толстым дном, и завела тесто, надеясь, что у меня получится.
  Стряпать научилась еще в школе. Мама и папа постоянно находились на работе, и потихоньку-помаленьку я училась, а в седьмом классе в нашем доме готовила только я. На выходных я отдыхала, так как у нас всегда был запланирован культурный развлекательный отдых, и в основном ели в ресторанчиках или кафе.
  Понимая, что готовкой занимаюсь только я, отец и мать приобретали в кухню любую современную технику для моего удобства, что бы я ни попросила, давая мне чувствовать себя настоящим поваром. И к тому же, забивали холодильник всевозможными продуктами, рассчитывая на мою оригинальность.
  Но уже столько лет я редко что-то себе готовлю, а именно с того времени, как разошлась с мужем. В основном питалась в столовой, или где-то, ведь хорошая зарплата позволяла, а вот сама - очень редко, только когда ждала гостей, чтобы чувствовать себя нужной.
  Тесто получилось воздушное и желтого цвета. Еще бы, от добавления одного, но такого огромного яйца по-другому и не должно быть! Думаю, тут вместо курицы археоптерикс постарался... Не удивлюсь, если и динозавры где-нибудь обитают, вот, например, в черных лесах.
  Сахар у тайхаров был в виде кашицы, которую они добывали из особенного фрукта, шатха. Она хранилась в маленькой железной кружке, и ее требовалось совсем немного, меньше чайной ложки на большую бадью теста, так как смесь являлась концентратом.
  Первая партия воздушных оладий уже лежала в высокой миске, но я не решалась пробовать. Но не кормить же детей тем, что не дегустировала сама?! Вдруг несъедобная еда, отрава? Надкусила, тщательно пережевывая, и довольно улыбнулась. Очень неплохо, даже отлично. Они не только на вид отлично выглядят, но и внутри - само то. Почти как у нас, только вкус не тот... чуть изысканней что ли. Да что там, мне они даже больше нравятся, чем дома.
  Не успела выложить вторую партию, как проснулась Дихара и, выбежав из комнаты растрепанная, но уже одетая в коричневое платье, удивленно воскликнула:
  - С добрым утром! О-о-о, Тайхара!
  - С добрым! Да нет, можно просто Света, - с добротой пошутила я, улыбаясь, и не забывая посматривать на оладьи, а то не на плите же готовлю, все сгорит в считанные секунды.
  - Вот это да! А я думала приготовить и бежать на... - выпалила она, приглаживая свои белые торчащие короткие волосы. - А вы... как вкусно пахнет!
  - Иди, сполосни заспанное личико, чтобы проснуться, будем завтракать и пить чай. Не знаю, что за лепестки я заварила, но запах просто волшебный! Не отпущу, пока нормально не поешь, и только тогда побежишь трудиться.
  Девочка радостно прижала ручки к груди и, кивнув, выбежала из дома. Пока она занималась утренними процедурами, я налила ей и себе чай, и перевернула оладьи на другую сторону.
  Милая девочка вернулась удивительно быстро, и мы приступили к завтраку. Ее восторгу не было границ. Дихара счастливо мычала, пережевывая еду, и хвалила, ну а я ... была счастлива, что порадовала ее, ведь она столько держит на своих маленьких плечах, и так хочется хоть в чем-то ей помочь. Еще бы как-то отменить рабство... Эх-х-х.
  - Очень вкусно, я такого никогда в жизни не пробовала. Просто слов нет!
  - Спасибо, Дихара, - скромно произнесла, с интересом смотря на ее счастливое личико и растрепанные волосы. Не удержалась и предложила: - Слушай, если в доме ворая ты в косынке ходишь, то может, мы тебе прическу сделаем из этого безобразия? Правда, я в этом всего лишь любитель, но все равно сделаю лучше, чем есть.
  - Что такое прическа? - удивленно спросила девочка, округляя свои красивые глазки.
  - Мм-м-м... это когда не просто отрезали волосы и страшно смотреть, а когда можно полюбоваться и подчеркнуть красоту лица.
  - Но если Наита, или другие дери, увидят меня без платка, то срежут даже то, что есть... и... и... - с паникой в голосе пролепетала она, с мольбой смотря на меня.
  "Я сегодня еще не говорила, что тайхары - жестокие твари?! Нет... мне минус. Нужно напоминание себе сделать, чтобы им икалось, и почаще... почаще..."
  - Ты меня не поняла, я же не восстанавливать их буду. Хотя... хорошая идея. Но раз боишься, что увидят, можно только придать форму и немного срезать то там, то здесь. И будет очень даже шикарно, - успокоила я ее, отпивая чай со странным вкусом, напоминающим землянику и карамель. Два в одном и очень вкусно.
  - Да? Хорошо, только уже ночью, как приду, - заинтересованно выдала она, и встала со стула, вытирая руки о полотенце.
  - Согласна, - довольно согласилась я, наблюдая, как она подходит ко мне. Моему удивлению не было предела, когда она наклонилась и внезапно обняла. Вот такая милая девочка!
  - Спасибо, - тихо прошептала она, а в глазах слезы. - Что вы с нами... а ведь мы... никому не нужны...
  Обняла в ответ и импульсивно ответила:
  - Мне... мне... вы нужны, поэтому не говори глупостей.
  Дихара кивнула и еще несколько минут молча продолжала стоять, и я, не вспоминая о сковородке с партией оладий, притом горящих... судя по неприятному запаху.
  - Ой, горит! - вскрикнула девочка, прижав ладони к щечкам.
  - Ничего страшного, - заверила я, кидаясь к сковороде и вытаскивая деревянной плоской ложкой сгоревшие оладьи. Ну что теперь сделаешь? Сгорели. А-а-а-а... судьба у них такая... в помойке быть. Повернулась к Дихаре и добавила: - Беги, чтобы проблем не было.
  Девочка кивнула и убежала, а я продолжила готовить. Компот вынесла на улицу охлаждаться, надеясь, что никто не стащит. Не удивлюсь, если тайхары еще и по чужим кастрюлям шастают, вроде как "оставил на секунду, то значит уже не твое". Через тридцать минут не выдержала и занесла домой, с огромным облегчением, что никто не уволок.
  Приготовила жаркое с непонятной травой в виде капусты, но точно не она, и крупой, похожей на рис, но крупнее, с кусочками нежного мяса, напоминающего курицу. Убрала все за собой, радуясь чистой кухоньке, и усевшись на стул, стала ждать.
  Спустя время услышала шум, и тут же из спальни вышли Витая и Тарган, принюхиваясь и поглядывая по сторонам. Малышка скромно поздоровалась на мое пожелание "с добрым утром", а мальчик улыбнулся, и очень медленно подошел ко мне. Обошел сзади и прикоснулся к волосам, заплетенным толстой косой в шишку.
  - Как красиво, - произнесла девочка, оказавшись рядом с братом - А можно мне так?
  Я кивнула и пригласила ее сесть на стул. Расчесала длинные волосы и разделила по участкам. Заплела сложную прическу в виде корзинки. Как только закончила, Витая побежала в комнату, и пришла с маленьким осколком, в котором можно было видеть себя. Отражающее стекло.
  Девочка вертелась со всех сторон, радостно воркуя, а потом выдохнула:
  - Очень красиво!
  - Рада, что тебе нравится, а теперь мыться и есть.
  Дети повернулись в сторону стола и довольно, в предвкушении, улыбнулись. Не теряя времени даром, направились к тазу, в котором я им приготовила воду, и рядом положила полотенце. После утренних процедур, они бегом направились к столу, смеясь, рассаживаясь по местам. Убрала белую ткань в виде огромного полотенца и села рядом, наблюдая, как малыши завтракают.
  Если честно, никогда не готовила для детишек, и тем более не кормила. Мой первый опыт, и я любуюсь процессом, радуясь маленькому необычному счастью. Ведь видеть удовольствие на детских личиках - это очень приятно, что появилось желание радовать их так ежедневно.
  Услышав посторонний шум, втянула воздух, и почувствовала чужой запах, приближающийся все ближе и ближе, и замерла. Спустя некоторое время раздался звук открываемой двери, и тут же в проеме показался Гавор собственной персоной. Весь такой ухмыляющийся и довольный, что сложилось ощущение, что он Дед Морозом подрабатывает на новогодних корпоративах.
  Дети, как только увидели нежданного гостя, сорвались со своих мест и убежали в другую комнату.
  "Что за "здрасьте"? Мы у себя дома!"
  Даже не дернулась, вдохнула побольше воздуха, пытаясь сильно не реагировать на быт варваров и их отношение к детям, и посмотрев на мужчину, послала ему совсем не нежную улыбку.
  - Дети, вернитесь за стол, поздоровайтесь с гостем, и продолжайте завтракать, - очень вежливо и громко проговорила я, наблюдая за недовольным выражением лица Гавора, и только хотела поздороваться с ним, как услышала:
  - Дети уважают и почитаю деров. Уходят, чтобы....
  Резко поднялась, забывая про спокойствие или что там еще, и проинформировала:
  - Вы, уважаемый, в нашем доме! Хозяйка - я, а это - мои дети! А значит, они будут завтракать, а не прятаться по углам. В вашем доме... от вас пусть и шарахаются, а здесь... попрошу уважать мое право и статус.
  Ох, как ему не понравилось сказанное! А мне тоже, между прочим! Явился и права качает. Как выйдет из нашего жилища, так пусть и горланит там об их правах и обязанностях...
  Мужчина открыл рот, и закрыл, смакуя последние мои слова, а потом вежливо отчеканил:
  - Законы тай...
  - У вас нет законов, только эгоизм в запущенной стадии. Дети - наше будущее. Какие с них будут воины, если вы их с младенчества унижаете, безоговорочно подчиняя своей воле?
  - Как только мальчику...
  - Это потом, а сейчас... - грозно выпалила, а потом сменила интонацию, ласково продолжая: - Малыши, поздоровайтесь с уважаемым Гавором, и пригласите его завтракать с нами. Возможно тогда, он нам поведает цель своего визита.
  Мужчина опешил, и удивленно посмотрел на проем, где стояли дети. Витая вывела Таргана за руку, и заплетающимся голосом пролепетала:
  - Доброе... доброе...утро. Не будете ли вы...
  - Не откажусь, - перебил их наглый мужлан и пошел к столу.
  - Руки можешь сполоснуть в тазу на печке, - с лучезарной улыбкой заметила я, видя запекшуюся кровь на его руках. Мне тут еще заразы не хватало!
  Тайхар посмотрел на свои руки и, ухмыльнувшись, направился к печке, между прочим, заметив:
  - Я вам принес дикой птицы. Подстрелил в степи. На пороге оставил.
  - Спасибо, - вежливо поблагодарила я и, подумав секунду, произнесла: - Рагу будешь или чай с оладьями?
  Мгновенно повернулся, и оскалился во весь рот.
  - Буду рад всему и побольше!
  "Ого-о-о...да чему я удивляюсь? Даже и спрашивать не стоило. Главное, оставить половину еды, и не предлагать ему добавки, чтобы детям осталось..."
  
  ГЛАВА 9
  
  Огромный мужчина продолжал уплетать еду, а малыши, позавтракав, убежали на улицу. Как только дверь за ними закрылась, я самым нескромным образом поинтересовалась:
  - И много тут сирот?
  Гавор напрягся, набычился, что даже и следа не осталось от довольного оскала, и сердито буркнул:
  - У нас больше харов, чем...
  - И какова судьба детей, попавших в рабство?
  - Из мальчиков выходят хорошие воины, как только подрастают, - гордо выдал мужчина.
  "Ох, понимаю, зачем бабам дубинки нужны были в первобытное время... Хотя... чугунная сковорода тоже подойдет... Так сказать, для понимания..."
  - А девочки, когда вырастают, кем тут числятся? - прямо задала вопрос, отлично зная на него ответ.
  Нет, все же, как хорошо устроились, ироды! Сами значит, сволочи, не хотят ухаживать за сиротами, вынуждают идти в рабство, а потом мальчики - воины, а девочки - на раздачу всяким му... тайхарам.
  Мужчина молчал, тщательно пережевывая еду. Правда, что там жевать-то? Я тушила три часа, мясо мягкое и тает на языке. Или он зарядку челюстно-лицевой части лица сейчас демонстрирует?
  - Светлана, у нас так заведено... - между прочим, поделился он, приступая к чаю.
  Устало выдохнула и, положив локти на стол, спокойно произнесла:
  - Гавор, я понимаю, что вам так удобно, и я, как ком в горле со своими непониманиями и возмущениями. Но ты мне объясни, вот, например, ты, найдешь женщину и...
  - Ты даже очень подойдешь, - с ухмылкой заявил лерок, и тут же поднял руку и полез мизинцем в рот, что-то там доставая из зубов.
  Зависла на секунду от такого бескультурья. Интересно, а что он еще может позволить себе в моем присутствии? Настоятельно напомнила себе, что передо мной ТАЙХАР, посчитала до четырех, пытаясь не кривиться, и продолжила свою мысль:
  - У вас с ней появятся дети, а потом раз... и чудовище... перекусило... тобой...
  Мужчина сейчас не смотрел на меня, а убивал взглядом, прищурившись так, как будто я дома выращиваю ворхов, специально для прожорливых гостей.
  - Конечно, не дай... - задумалась на мгновение о том, кому поклоняются эти язычники? Насколько помню, постоянно мелькает название мира, - Тайхаре... этому случится! А у тебя сынок, будущий воин, и прекрасная милая доченька, трясущаяся от горя и не верящая, что папочки больше нет. И вот представь, жена не может прокормить детей, и продается в рабство, чтобы обеспечить своих малюток. А потом, когда от такой проклятущей жизни она загнется, твоя малышка продаст себя в хары за кусочек еды, и до совершеннолетия над ней будут издеваться всякие Наиты, а потом, как немного подрастет, ей будут пользоваться дети твоих друзей, или что еще хуже, они сами. Это нормально?
  Мужчина завис. Открыл рот и пропал в неизвестности, крепко сжимая кружку с горячим чаем в руках. Спустя время отошел, поднялся и буркнул:
  - Мне нужно идти.
  Резко встала и, улыбнувшись, заметила:
  - Конечно. Кстати, в следующий раз, настоятельно прошу, провизию оставлять на крылечке и не заходить.
  - А...
  - Что? - невинно переспросила, накрывая еду полотенцем. Поел, чай попил, остальное - детям.
   Тайхар встал и направился к двери, топая, как слон. Убрала чашку, ругая тупость некоторых, как вдруг услышала:
  - Я... это плохо. Своей дочери я не хочу такой жизни.
  Повернулась к нему лицом, внимательно оценивая его виноватый взгляд, и тихо проговорила:
  - Тогда нужно думать не только о своей шкуре, но и заботиться о других.
  - Дети воинов растут в заботе: дочери выходят замуж, а...
  - Конечно, пока этим воином не закусят...
  Гавор негодующе посмотрел на меня, окинув с ног до головы злобным взглядом, а потом повернулся к выходу. Резко открыл дверь, ступая вперед, но через секунду в ступоре попятился назад, встречаясь на пороге с Тарланом.
  Ворай медленно вошел в дом, и недовольно посмотрел на лерока, а потом на меня, добавляя к взгляду раздражение, а потом подозрительно тихо процедил:
  - Что ты тут делаешь, Гавор?
  - Принес птицу, - с ухмылкой заметил тайхар, и лениво окинув взглядом взбешенного Тарлана, заметил: - А вот что ты делаешь в доме дери, о которой я забочусь?
  Суровый мужчина злобно насупился, показывая свое недовольство, и повернувшись ко мне, отчеканил:
  - В полях женщину укусила таршана, и...
  Не давая возможности разглагольствовать понапрасну, вышла вперед и быстро проговорила:
  - Ведите!
  Тарлан кивнул и, задержав внимание на столе, а потом на оскалившемся мужчине, приказал ему гневным взглядом идти вперед, что тот и сделал. Покачала головой и направилась следом за ними. Прикрыв дверь, подошла к детям, сидящим на бревне, и что меня удивило, набивающим в красивую ткань, в форме наволочки, шерсть, и ласково произнесла:
  - Я отойду, а вы смотрите друг за другом.
  Тарган поднялся и, подойдя ко мне, панически схватил за руку. В его глазках я увидела страх и обиду, почувствовав себя предательницей. Видно малыш думает, что я уйду от них. Присела на корточки и прошептала:
  - Ну что ты, мой хороший, я ненадолго. Помогу женщине и прибегу, а потом помогу вам, и мы поиграем в одну интересную игру. Прятки или еще что. Хорошо?
  Мальчик кивнул, но продолжал держать, и я, улыбнувшись, попросила:
  - Только ты приглядывай за сестренкой. Ты же у нас единственный дер, и я на тебя надеюсь.
  Глаза будущего воина засветились счастьем, и грозно посмотрев на старшую сестру, убрал свою руку с моего запястья, и подошел ближе к ней. Витая кусала губы, но молчала. Сделала шаг к ней, наклонилась к ее уху и тихо прошептала:
  - Никуда не уходите, чтобы я не волновалась.
  Она кивнула, и скромно пролепетала:
  - Возвращайтесь поскорее.
  - Даже не сомневайтесь, - отозвалась и побежала за Тарланом, не остановившегося ни на секунду, продолжая свой путь, не обращая внимания, что я задержалась.
  Гавора я нигде не видела, да и не хотела. Принес еду и замечательно, а то повадится еще. Надеюсь, он подумает над моими словами, хотя, сомневаюсь, что он что-то поменяет для себя. Мужчинам на Тайхаре удобно и их устраивает эта жизнь, и надеяться, что их можно переубедить - глупо. Но, терпеть такое скотское отношение невозможно, и значит, буду медленно и тихо пытаться вдалбливать истину, пусть и окажусь врагом номер один, но, думаю, результат все равно будет.
  Как говорится: "Кто не рискует, тот не пьет шампанского!"
  Погода стояла невыносимая: удушающая жара, несмотря на то, что сейчас только утро. Оказавшись за территорией поселения, мы продолжили путь дальше, и я уже почти бежала за предводителем, надеясь догнать, чтобы задать важные вопросы. Но твердолобый наглый Тарлан шел так быстро, что я чувствовала себя послушной собачонкой.
  Не выдержала и рванула к нему, считая, что пробежка не помешает. Бег с утра - привычное для меня дело. Не спортсменка, но здоровый образ жизни всегда соблюдала.
  Как только добежала до ворая, восстанавливая дыхание, поинтересовалась ему в спину:
  - Кто такая таршана?
  - Ползучая тварь, укус которой вызывает онемение во всем теле, а потом и смерть.
  - Мм-м-м, как я понимаю, мы можем прийти, а она уже мертва?
  Ответ последовал сразу:
  - Нет, укушенные тайхары умирают на третий или четвертый день, после того как почернеет тело.
  Окинула его удивленным взглядом, лишний раз убедившись, что условия выживания в этом мире совсем минимальные. Ворхи, таршаны... оборотни-медведи. Повторюсь еще раз, я попала в самый проклятый мир из всевозможных. Знала бы запросы Тайхары в хирургах, выучилась бы на парикмахера. Думаю, магия этого мира тогда бы меня точно не выбрала.
  "Глупости... Все глупости, чтобы успокоить и подбодрить себя. А на самом деле... все странно и страшно".
  - А можно спросить? - не удержалась я, желая задать самый важный для меня вопрос.
  - Говори, - буркнул Тарлан, уверенно ступая огромной тяжелой обувью по сухому треснувшему песку, покрытому корочкой.
  - Можно ли вернуть статус свободной тайхарки Дихаре?
  - Нет! - раздраженно ответил ворай, так и не удосужившись даже повернуться ко мне лицом. - Законы тайхаров священны, и не стоит идти наперекор.
  - То есть, мне можно сейчас вернуться домой, и продолжить пить чай? Ведь у вас не было целительной магии, так и нечего всем расслабляться. А когда населения совсем не останется, будешь права тайхаров рассказывать ворхам да змейкам ядовитым.
  Мужчина резко остановился, и я, на всем ходу, врезалась в его могучую спину, тут же пошатнувшись, падая на песок. Не упала. Тарлан мгновенно схватил меня мощной рукой, и со всей силы дернул на себя, не отпуская, вдавив в свою мускулистую крепкую грудь. Ворай тяжело дышал, пронизывая своим диким взглядом, а потом убежденно выдал:
  - Ты не сможешь, девочка!
  Отстранил от себя и пошел дальше, а я несколько секунд хлопала ресницами, а потом вновь бросилась за ним.
  "Честное слово, странный Тарлан какой-то... Он, видите ли, знает! Сообразительный какой! Конечно, это ведь и козе понятно, что не смогу... А вот он..."
  - Хорошо, ладно, я-то не смогу! Потому что мне присуще человечность, забота, нежность, а вот вы...
  "Сволочи...Бездумно, не стоит так говорить самому бессердечному вораю, прибьет и до укушенной женщины не дойдем, а у меня детишки дома..."
  "Бесчувственные чудовища!"
  "Хм-м...Тоже не стоит... тогда... тогда..."
  - Жестокие тайхары! - выдала я, вкладывая в слова столько ярости за все, что они творят с детьми, что мужчина повернулся и заявил:
  - Пусть так, но по-другому не будет! И на этом разговор закончен.
  Развернулся и пошел вперед, а я ... мысленно, послала его далеко ... и надолго... Ладно, успокоюсь и потерплю, никто и не ждал быстрого результата. Но теперь он в курсе, что я буду дергать его за Дихару. И может тогда...
  Подумать не получилось, так как мы оказались на огромном поле, где земля была окрашена красным цветом, а растения совсем не похожи на наши. Что-то в виде лиан с желтыми плодами овальной формы. Чуть подальше цвели коричневые колосья, но на том поле никто не работал.
  На участке с лианами работали изможденные женщины в головных уборах и дети, также собиравшие урожай. Их тела прикрывали только тонкие тряпки, обвязанные на груди и талии. Никто даже не обращал внимания на нас, наоборот, все прятали взоры, почти уткнувшись лицом в плодоносные кусты.
  Проходя мимо шестилетней девочки в непонятной шапочке на голове, заметила, что она еле держится на ногах, а руки трясутся крупной дрожью. Лицо покрывали волдыри с серозным содержимым, а в некоторых участках "красовались" язвы, тело приобрело "красный загар". Видела, что девочку знобит, а глаза периодически закрывались. Фотодерматит. Ужас, и малышка еще старается работать!
  Наши взгляды встретились, и малышка уронила свое лукошко, и собранные плоды рассыпались по красной земле.
  Всхлипнув и закрыв голову руками, ребенок упал на землю, ожидая ударов. Моего удивления невозможно было описать, а злость перерастала в ярость. Я бросилась к ней и, приподняв ее с земли, уткнула себе в грудь, чувствуя высокую температуру хрупкого тела, приговаривая:
  - Ну, ты что. Ничего страшного. Сейчас я помогу тебе выздороветь, а потом мы вместе подберем твой урожай.
  Девочка удивленно посмотрела на меня, а потом стала нервно мотать головой, и тут же пошатнулась. На последних силах попыталась собрать все, но из-за того, что руки тряслись, мягкие плоды растений падали вновь на землю, оставляя на ее руках мякоть и сок.
  - Я сама, - попыталась ее успокоить, видя в детских глазах панический страх.
  Быстрыми движениями рук собрала все, что было целым, и отодвинула лукошко в сторону. В ее нездоровом состоянии она ни на что сейчас не способна, неужели этого никто не видит? Ребенку, пусть и рабыни, нужно отдыхать, а она работает в такое пекло.
  Раздался громкий пронзительный крик, я бы даже сказала визг, и перед моими глазами малышку ударили по спине длинным тонким прутиком. Резко поднялась и увидела высокую женщину с бритой головой. Кожа тела тайхарки была почти черного цвета, а на лице выделялись следы от шрамов, как, впрочем, и на теле. Черные глаза пылали яростью и злобой.
  Подняв руку с плетью, она прорычала:
  - Ничтожная хара!
  Не раздумывая, резко бросилась к девочке и, откинув ее в сторону, почувствовала, как спину прожгла адская боль. Если мне больно, то, как же малышка такое может терпеть? Скрипнула зубами, чтобы не закричать, а потом поднялась, чувствуя моментальный прилив тепла к рукам.
  В это время жестокая женщина еще больше рассвирепела, и повторно подняв прут, занесла надо мной, цедя с презрением бранные слова:
  - Ничтожная шанарка! Тварь! Сдохни!
  Перехватила прут, обдавая его теплом, и он тут же вспыхнул ярко-красным огнем, отчего женщина отшвырнула горящий прут в сторону, и с бешенством полетела на меня.
  "Вот психопатка!"
  Только выставила руки вперед для защиты, как женщину откинул в сторону дикий мужчина. Сейчас Тарлан не был похож на себя, скорее на бешеное животное.
  Ворай подался вперед и, наклонившись к женщине, схватил ее за горло, перекрывая кислород в гортани. Не обращая внимания на хрипы женщины, свирепо процедил:
  - Как ты посмела, тварь?! Кто дал тебе право?
  Глаза у женщины уже закатывались, и шипящие звуки были слышны все слабее и слабее. Бросилась к предводителю тайхаров и крикнула:
  - Оставь ее! Тарлан! Оставь ее!
  Не отпустил, продолжая держать за горло и сдавливать, а потом откинул, как ненужный мусор, и прорычал:
  - Двадцать плетей надзирательнице харов!
  Женщина пришла в себя, и со страхом прохрипела, глотая слова:
  - Я...я не знала, что запрещено. Простите. Волосы! Красные! И она сама пошла под плеть, защищая ничтожество, не способное работать.
  Мужчина повернул голову ко мне, и я возмущенно процедила:
  - Малышка больна, а она издевалась над ней! Ей нужна помощь!
  - Светлана, - недовольно процедил Тарлан. - Ты нужна женщине...
  - Этому ребенку в первую очередь, - упрямо заявила я. - У нее трясутся руки, высокая температура и в волдырях все лицо. Я не уйду!
  - Светлана, - уже не так злобно прорычал ворай, пытаясь уговорить меня подчиняться его требованиям спокойным, но требовательным тоном.
  - Я помогу ребенку, и только тогда мы пойдем к женщине, - ответила, не предоставляя ему других вариантов.
  
  ГЛАВА 10
  
  Мужчина смерил меня уничтожающим взглядом, но мне уже было все равно. Присев рядом с малышкой, пальцем руки провела по щеке и тихо прошептала:
  - Сейчас, моя хорошая. Потерпи немного.
  Только положила руки на ее шею, как поняла, что что-то не так. Девочка была другой... отчего моя кровь бурлила горячим огнем. И к тому же меня до дрожи в руках раздражал серый шерстяной тюрбан на голове ребенка. Да и зачем в такую жару натягивать на себя это убожество?
  Резко дернула за шерстяную ткань, и в ужасе уставилась на короткие красные волосы.
  - Бог мой, она - шанарка! - воскликнула я, и мгновенно повернулась к Тарлану, с вызовом глядевшего на меня. Сжала руки в кулаки и процедила: - Какие же вы...
  Отвернулась, и закрыла глаза, напрочь убирая эмоции. Они сейчас ни к чему. Главное - вылечить ребенка. И все же... не могу успокоиться. Оказывается, тут дети и женщины шанаров работают, а не рабы тайхаров. Вот же ж...
  Положила пальцы рук на ее лицо и, сконцентрировавшись на повреждениях кожи, стала отматывать весь процесс в обратном направлении, представляя все поэтапно. Не знаю почему, но сейчас решила действовать именно так.
  Как только кожа приобрела бледно-серый загар, и никаких следов от язв не осталось, улыбнулась и посмотрела на удивленную девочку. Провела рукой по торчащим коротким волосам и прошептала:
  - Как ты себя чувствуешь?
  - Но-но-нормально, - запинаясь, пролепетала малышка, и со страхом посмотрела в сторону изумленной надзирательницы.
  - Хорошо, ты посиди, а я отойду, - произнесла и направилась к Тарлану.
  - Так значит, эти полулысые женщины и дети - пленники-шанары?
  - Да, - сухо произнес он, не меняя выражения лица, как будто я его о погоде спрашиваю.
  - И ты пришел ко мне, чтобы помочь одной из шанарок?
  Молчание, а потом ворай ответил, но лучше бы молчал, чтобы я не слышала его слова.
  - Нет, для второй надзирательницы.
  Лицо застыло тугой маской, стягивая до боли каждый участок кожи. Искусав нижнюю губу, подошла ближе и яростно процедила:
  - Я должна спасать чудовище, избивающее пленных? Да? - на его наглый кивок, я мысленно направила его к шанарам и, развернувшись, направилась к ребенку.
  - Светлана! - раздался грозный приказ позади. - В другую сторону!
  Тяжело было это сказать, НО я должна была. Не поворачиваясь, сухо произнесла:
  - За то зло, что она творит с детьми и женщинами, несколько дней провести в мучениях ей не помешает.
  Чувствовала себя тварью, трясло как никогда, но понимание того, что я буду лечить мразь, издевающуюся над детьми, не укладывалось у меня в голове.
  Не успела пройти и несколько шагов, как Тарлан дернул меня за волосы и прижал спиной к своему огромному телу:
  - Не забывай, что тоже можешь быть здесь... как они.
  Ярость рвалась наружу, и как бы я себя не сдерживала, она выплескивалась бьющим фонтаном. Встретилась взглядом с напуганной девочкой, дрожащей на земле, и процедила:
  - Ну что же... Давай, покажи все свои достоинства, ворай!
  Тарлан с яростью откинул меня от себя, отчего я упала на красную землю, но тут же повернулась к нему, сдувая локон волос, выбившийся из прически, медленно поднимаясь. Прищурилась и с обидой спросила, почти выкрикивая:
  - Ну что же ты? Давай! Может плетку дать, и покажешь надзирательницам пример?
  - Светлана, не дерзи! - предупредил мужчина, прожигая свирепым взглядом.
  - А то что? Есть еще что-то хуже того, что я уже видела? Вы же нелюди! Страшнее зверей! Твари!
  - Светлана! - зарычал Тарлан, грозно приближаясь.
  - Что, не нравится? Это же должно льстить таким как ты! Наверное, нравится быть бессердечной скотиной? Да?
  - Светлана! - уже свирепо цедил Тарлан, и резко полетел на меня.
  Как бы страшно мне в этот момент не было, не двигалась. Возможно, я и переборщила, но не могла по-другому... Вот не могла идти против человечности, сочувствия и доброты... как бы тяжело мне не было.
  Как только разъяренный мужчина оказался напротив меня, остановился. Тяжело дышал, уничтожая взглядом, но не посмел ударить. Видела по его свирепому выражению, черным глазам, вздутым венам на висках, как он борется с собой.
  Немного успокоившись, спокойно отчеканил:
  - Женщине... нужно... помочь. Сейчас же! Их немного!
  "Ключевое слово! НЕМНОГО!!! Гад! Мало им... значит..."
  - А что, малолетние рабыни уже надоели? Что вам, доблестным тайхарам, переживать-то? Рабов у вас не переводится, как я погляжу! То шанарки, то свои... ни в чем себе не отказываете! И оказывается, все вам мало! А может уже на десятилетних полезете, вам-то какая разница? Подонки!
  Сильная рука мужчины обхватила мою талию и с силой сжала, прижимая к своему телу. Вторая рука оказалась у меня на затылке, заставляя смотреть в его бешеные глаза. Тарлан окинул меня оценивающим взглядом, и прохрипел в лицо:
  - Тебя никто не тронул!
  - Да только потому, что каждого тронувшего изжарю до костей, - прорычала ему в ответ, дергаясь, но ничего не получалось. - А не благодаря вашей учтивости и заботе.
  - Ошибаешься, девочка. Думаешь, нельзя заставить? - спросил он, с такой силой прижимая меня к здоровенному стальному телу, что думала, пробьет мне грудную клетку.
  Помимо этого, я отчетливо чувствовала его возбуждение. Еще бы... такое невозможно не заметить. Дикий ужас сжал все внутренности в страхе, что такое чудовище меня хочет. Липкий холод пошел по коже, и обжигающего тепла мне сейчас однозначно не хватало. Но нет, ничего, наоборот, меня морозило.
  "Проклятье, почему я не контролирую свои способности сама? Это же неправильно! Несправедливо..."
  - Отпусти меня, - тихо просипела, надеясь на чудо.
  - А то что? - злобно процедил он, дергая волосы вниз, поднимая тем самым мое лицо. - Что ты можешь, дери? Против меня?
  - Ты мне противен! Презираю! - искренне прошипела я, и тут же прокусила губы до крови от безумной боли его яростной хватки моих волос.
  Резко откинул меня в сторону, и тяжело дыша, процедил:
  - Иди к женщине.
  - Это для тебя она женщина, а для меня - чудовище, избивающее детей. Я не пойду... - прохрипела, чувствуя кровь на языке.
  - Светлана, не зли меня лучше!
  Прикрыла глаза на секунду и прерывисто выдохнула. Но как только наши взгляды встретились вновь, замерла. В них плескались гнев, ярость и что-то еще такое темное и дикое, что я опустила голову, соображая, как быть в этой ситуации.
  Спокойно, насколько могла, уверенно произнесла:
  - Я помогу ей... если ты... прикажешь им не избивать пленников.
  - Нет! - убийственно озвучил ответ Тарлан, отчего я совсем упала духом. Черствый тайхар.
  - Хотя бы... дай мне возможность осмотреть их после того, как они закончат свою работу, - вновь попробовала договориться, ведь ему так нужна эта тайхарка... а мне - дети и измученные женщины. Я должна попытаться... сделать хоть что-то.
  - Думаешь, тебя надолго хватит, если каждому шанару будешь бежать на помощь? - брезгливо спросил предводитель, давая понять, что считает мое желание помогать - глупостью.
  - На сколько хватит, все мое, - дрожащим голосом произнесла я, чувствуя, что на грани срыва.
  Мужчина не ответил, только молчал и внимательно смотрел, а я... приводила себе в голове примеры, почему я не могу сейчас разреветься. Очень много всего себе твердила, и маму вспомнила как самое действенное. Чем только не убеждала себя, но не перестала дрожать, и вдруг услышала:
  - Делай, как считаешь нужным, - буркнул ворай, и пошел в сторону поселения, лишь на секунду остановившись, чтобы предупредить: - Но после того как поможешь надзирательнице. Женщина в палатке. Тебя отведут.
  Как только Тарлан ушел, я на негнущихся ногах поковыляла к малышке, и, подняв ее с земли, произнесла:
  - Иди отдыхать, и завтра будешь совсем здоровенькой.
  Девочка улыбнулась и кивнула, а я направилась к надзирательнице, со страхом смотрящей на меня. Оказавшись рядом с ней, услышала ее тихий вопрос:
  - Кто ты такая?
  - Светлана. А теперь, веди меня к другой надзирательнице.
  Тайхарка кивнула и пошла вперед, периодически останавливаясь, так как я очень медленно брела. Не потому что сил не было или устала. Нет. Просто меня трясло от пережитого стресса, и я пыталась успокоиться.
  Правда сейчас меня особенно раздражал запуганный взгляд лысой женщины, явно желающей задать мне какой-то вопрос, но, как только она открывала рот, тут же его закрывала. Пройдя огромную плантацию, женщина все же не вытерпела и выдала:
  - Лечебная магия - дар Тайхары. Почему именно шанарке такая благодать?
  - Наверное, потому что они не такие жестокие, как вы, - буркнула в ответ, замечая четыре деревянных домика. Один из которых был маленьким, где я думаю, спят надзиратели, а другие - длинные, очевидно, там держат пленных.
  - Ты странная, - пробурчала она, смотря на меня исподлобья. - Нет, ты не шанарка, тогда бы знала, что они животные. Но у них женщины имеют власть... и они убивают врагов, так же как и мужчины.
  Остановилась, переваривая отвратительную информацию, и тяжело выдохнув воздух из легких, вымученно прошептала:
  - Действительно, этого и следовало ожидать. Вы все такие добрые, что удавиться хочется. Только искренне жаль, что страдают невинные дети.
  Сказала, и пошла вперед, обойдя ее, и очутившись у маленького домика, почувствовала тепло в руках. Значит, больная здесь.
  Оказавшись в деревянной постройке, увидела высокую, обнаженную женщину с короткими белыми волосами, лежащую на шкурах. Женщина была сильно истощена, измучена, и дрожащими руками вытирала рот от белых сгустков рвоты.
  Все в доме, а особенно чаша, куда блевала женщина, вызывали отвращение, но меня это не отталкивало. Вот когда работаешь с тяжелыми пациентами после автомобильных аварий... это действительно жутко, но не настолько, чтобы мешало мне оперировать. Такая у меня работа.
  Недалеко от меня стоял стол и стул, на котором стоял тазик с водой, и все, больше ничего в помещении не было.
  Присела рядом с женщиной, и внимательно обследовав тело, диагностировала, что по симптомам ее укусила гремучая змея. Можно сделать вывод, что таршана - это змея.
  Недовольно скривилась, удивляясь, как быстро нарастает и прогрессирует отек пораженного сегмента, захватывая удаленные от первичного очага участки. Очень быстро, что невероятно и немного пугает. В местах отека уже появились множественные кровоподтеки и пузыри, сливаясь в обширную некротическую рану. На данный момент возникла сильнейшая общая гипертермическая реакция с гектическим подъемом температуры тела, интоксикацией, ознобом, тошнотой и рвотой. И что не менее страшно, существует угроза возникновения внутренних кровотечений из желудочно-кишечного тракта.
  Так, но я на Тайхаре, а значит, все хуже, чем я предполагаю, и последствия будут развиваться интенсивнее. Встала и, с пренебрежением окинув грязный пол и шкуры, недовольно фыркнула. Повернулась к надзирательнице и сухо произнесла:
  - Я не могу работать в такой грязи и вони, поэтому нужно все убрать. Сейчас же. Пожалуйста.
  - Она скоро умрет, и нет смысла... - отмахнулась тайхарка, не желая выполнять мою просьбу, чем меня взбесила. То Тарлан, теперь ленивая надсмотрщица. Так бы сама работала, как других заставляет!
  Двинулась к ней, чувствуя, как во мне все кипит от гнева, и процедила:
  - Я попросила все убрать! Сейчас же. Пока я дышу свежим воздухом на улице, все здесь необходимо помыть! Немедленно! Сама не желаешь, подключай женщин с полей, но, чтобы все было чисто. Понятно?
  Женщина пораженно на меня уставилась с открытым ртом, а потом, судорожно несколько раз кивнув, прохрипела:
  - Ты... ты... ты в огне...
  Окинула себя взглядом и увидела, что от тела отходит горящий поток красного огня, но я только чувствовала тепло, и ничего больше.
  "Замечательно! А почему с Тарланом он не появился?!"
  Грозно посмотрела на женщину, и еще раз попросила:
  - Вот... пока я остываю, тут должно быть чисто. Хорошо?!
  Женщина кивнула и направилась к двери, но я окликнула:
  - Без издевательств! Пленные - женщины и дети, такие же, как ты и возможно твои дети, поэтому относись к ним с уважением.
  Надзирательница резко повернулась ко мне, и тихо прохрипела:
  - У меня больше нет сына. Шанары... убили его. И я плачу им тем же...
  Сочувственно окинула ее взглядом, понимая, что она такая из-за смерти своего ребенка. Понимаю, но не поддерживаю...
  - Искренне соболезную твоему горю, но я тебя... попросила не издеваться над харами.
  Женщина только кивнула, а потом медленно вышла из дома, задерживая короткий взволнованный взгляд на мне. Как только дверь за ней закрылась я прошла к тазу с водой и сполоснула лицо, а потом вышла из хижины, не желая и дальше дышать удушающими запахами.
  Спустя некоторое время я сидела в начисто вычищенном помещении и, кроме запаха непонятной травы, ничего не ощущала. Сказав спасибо надзирательнице, села рядом с больной, анализируя имеющуюся ситуацию.
  В первую очередь мне нужно разрушить яд, циркулирующий в системном кровотоке, и для этого мне нужно ввести антитоксическую сыворотку, нейтрализующую токсины, а также, провести профилактику и лечение гнойных осложнений. Но у меня ничего нет, и я сама не могу представлять себя препаратом. Значит... и что же теперь предпринять?
  Посмотрела на свои руки и, прикусив щеку, положила их на шею женщины, в области места укуса змеи, и попробовала представить, что все чисто, но ничего не получилось. Очевидно, в тяжелых случаях мне нужно проводить все через себя.
  Хорошо... тогда представлю, что я в медицинском центре, и буду исцелять мысленно. Тепло пошло на шею, и через время я уже закрылась в себе, полностью сосредотачиваясь на процессе лечения. Ничего и никого не видела рядом, только тело девушки, сканируя и убирая ненужные ткани, чтобы работать только с нужными участками.
  Исцеляла очень долго, поражаясь тому, что за столь короткое время яд распространился везде, хотя чему удивляться, если, по словам ворая, тело после укуса таршаны должно высохнуть и быть черным.
  Когда кожа больной покрылась красной волной, я счастливо выдохнула и, устало отстранившись от нее, медленно попыталась встать. Не удержалась и, качнувшись, резко пошла вниз, теряя сознание. Лишь на краткое мгновение ощутила могучую силу рук, а потом отключилась, в полной уверенности, что я не упала.
  
  ГЛАВА 11
  
  Проснулась я внезапно, понимая, что после лечения потеряла сознание. Первую и самую пугающую мысль, что я нездорова, откинула как невозможное, ведь никаких симптомов заболеваний у себя не чувствовала. А значит, я просто неправильно распределяю силу. Трачу много энергии, и мне необходимо найти оптимальный метод, чтобы помогать больным и не истощать себя до потери пульса.
  Посмотрела по сторонам, и увидела знакомые стены, радуясь, что нахожусь в своей спальне. Села, и тут же услышала тихие шаги Дихары, приближающиеся ко мне.
  Девочка вошла в комнату, и с искренней заботой, улыбнувшись, спросила:
  - Как себя чувствуете?
  - Спасибо. Ты дома. Это замечательно!
  - Ворай отпустил, приказав заботиться о вас.
  - Тарлан? Он тебе приказал заботиться обо мне? - недовольно переспросила я и, видя, как она кивнула, высказала мысль в слух. - С чего это?
  Малышка пожала плечами и тихо прошептала:
  - Он... он принес вас сюда... на руках с полей.
  Теперь моему изумлению не было конца и края. Странный поступок мужчины подкосил мое восприятие этого черствого тайхара.
  - И где же, - чуть не сказала "рыцарь", но подумав, что здесь шуток наверняка не понимают, да и значения этого слова, предложила свой вариант, - ворай?
  - Тарлан у себя. Принес вас и оставил на кровати, а когда он увидел меня, выходящую из погреба, где я перебирала продукты, отправил к вам.
  Молчала, в немом удивлении и неприятном предчувствии, что ничем хорошим его помощь, лично для меня, не обернется. Вот теперь думай, с какой стороны грянет гроза...
  - Наита была рядом? - вдруг спросила я, мечтая об отрицательном ответе.
  - Рядом, и ее глаза пылали яростью. Думаю, она боится... - сконфуженно замялась девочка, дергая свои пальчики.
  - Чего?
  - Предводитель никогда не проявлял внимания к дери, а вас защищал и нес на руках сюда, в бешенстве рыча на Гавора, желающего принять ношу на себя.
  Схватилась за лоб и простонала, проклиная "внимание" Тарлана. По выражению любопытного лица, видела, что Дихара ожидает ответа на ее слова, и произнесла:
  - Тарлан заинтересован в моем даре, вот и беспокоится.
  Да, я соврала! А что я ребенку скажу? Мужчине захотелось чего-то нового от женщины, а она его не воспринимает должным образом. Не радуется счастью быть его любовницей, избегая, стараясь держаться подальше. Бред. Поэтому я красиво и по-доброму... солгала, за что чувствую себя обманщицей.
  Думаю, что Тарлана удивило во мне что-то новое для него, не поддающееся никакому пониманию, что он и желает разрушить, а потом подчинить. Только в этом его заинтересованность, на мой взгляд. Есть такие особенности поведения у некоторых представителей мужского пола, и Тарлан, очевидно, к таким мужчинам как раз и относится. То, что не соответствует его норме, он желает перевернуть изнутри, перестраивая на свой лад.
  Улыбнулась девочке, и произнесла:
  - Честно, я здорова. Отдохнула и полна сил, поэтому не беспокойся. Но, так как тебе дали отдых, может, пойдем на кухню и перекусим? Между прочим, сейчас какое время суток?
  - Поздний вечер, - ласково произнесла Дихара, поглядывая на меня, чуть наклонив голову вниз.
  Я только тяжело вздохнула и произнесла:
  - А я еще хотела посмотреть пленниц и детей.
  - Завтра посмотрите, а сегодня вы спасли жизнь Ладхаре. Родной сестре Тарлана. И без вас она бы несомненно умерла.
  "Теперь понятно, почему он так тащил меня туда и оттуда, все ради сестры, и в благодарность за ее жизнь. Так что не стоит пугаться такому поведению. Хотя, его возбуждение напрягло, но мужчины, как правило, имеют привычку терять мозги и думать нижней частью тела".
  - Пойдем к детям, - с веселой улыбкой предложила я, и мы направились ужинать.
  Трапезничали весело, и мне, со стороны казалось, это совершенно нормальным, вот такое общение. Темы затрагивались касательно всего. И даже после ужина в салочки и прятки поиграли.
  
  ***
  
  Следующим ранним утром сидела в кровати, поглядывая на потолок. Мне вновь приснился сон про черноволосую девушку и шанара. Все повторялось вновь, только магия Тайхары в этот раз со мной не разговаривала.
  Из маленького окошка шел свет от предрассветного сияния неба, освещая стену, и я задумчиво "раскладывала" сон по полочкам. Прекрасно осознавала, что незнакомка из сна - это не я. Тогда кто? И почему я так отчетливо ее воспринимаю? Может быть, это забытая история, и мне продемонстрировали важный ключевой момент из жизни этой девушки? Сон как подсказка, помогающая понять, зачем я здесь?
  Без конца ворочалась, но так и не смогла уснуть. Надела платье, поверх него накинула теплый шерстяной платок на плечи, и вышла на улицу. Долго бродила по двору, пытаясь хоть что-то понять, но не могла.
  Как только решила идти домой, напряглась и, втянув воздух в легкие, замерла. В мою сторону, тихо ступая, шла неизвестная личность, в темном одеянии, что-то прижимая к себе.
  Вновь потянула воздух и прищурилась, понимая, что, чтобы она не несла, оно перемазано в крови. Шаги приближались все ближе и ближе и "гость", обойдя наш двор, присел на песок, рядом с тем местом, где я пряталась, и стал рыть лопаткой яму. Вдохнув глубже воздух, определила, что это женщина. Даже не сомневалась. У мужчин более резкие запахи тела, насколько я поняла по собственным ощущениям. Выкопав небольшое углубление в песке, неизвестная тайхарка потянулась к своему узелку, и принялась разматывать.
  Я даже не сдержалась и всхлипнула, видя в ее руках огромный кинжал. Незнакомка в капюшоне сразу же отреагировала, оглянувшись в мою сторону. Нахмурилась, ничего не видя в кромешной темноте, а потом вновь вернулась к своей работе и, положив кровавое орудие в углубление, стала закапывать.
  Огромное количество вариантов событий и моего поведения над ними, крутились в голове, и только я решилась выйти из укрытия, как меня прижали к огромной мускулистой мужской груди, а рот зажали ладонью, не позволяя и пикнуть.
  "Вот же проклятье, почему не почувствовала мужчину, так близко подобравшегося ко мне? Ведь я всегда чувствую приближение..."
  Возможно оттого, что у меня нос забит запахом крови, засохшей на ноже, и все сигналы тела настроены только на этот запах?! Другой причины я не видела. И что особенно интересно, я могла с уверенностью сказать, что кровь свежая, очень тонко это чувствовала. Есть точное подозрение, что она принадлежит женщине, а также, полная уверенность в том, что та, которая скрывается под капюшоном, только принесла его сюда, но не пользовалась им. На холодном орудии чувствуется другой запах.
  Попыталась вырваться, но меня только сильнее прижали к стальному горячему телу, и тут же прошептали на ухо:
  - Молчи, и... не дергайся.
  "Тарлан??! Тарлан! Что он тут делает? И как дергаться, когда он буквально вдолбил меня в свое тело?!"
  Пока стояли, чувствовала его горячее напряженное тело, и ощущала себя маленькой девчонкой. Хотя с чего это? Видно аура мужчины влияет на меня, яростная и мощная, давящая своей силой.
  Как только женщина спрятала кинжал, крадучись побрела от дома, постоянно оглядываясь по сторонам. Я с облегчением выдохнула в ладонь, надеялась, что Тарлан теперь меня отпустит, но ворай медлил.
  Холодный воздух пронизывал до костей, отчего я вся пошла мурашками. А в связи с тем, что нижнего белья на мне не было, так как не выдали, почти голая стояла перед мужчиной.
  Закусила губу, пытаясь отодвинуться от его возбужденного паха, направленного мне в спину. А куда еще, если он очень высокий?! Чем больше пыталась освободиться от его захвата, тем сильнее терлась об него, на что услышала рычание:
  - Не дергайся! Если не хочешь оказаться на земле... подо мной, - процедил мужчина и убрал свою руку, отступая на шаг. Резко повернулась к нему, желая высказать свое мнение, но, видя дикий голодный взгляд, сглотнула и отвернулась, не желая провоцировать.
  Маленькими шажками подошла к месту, где незнакомка спрятала кинжал, и присела, осторожно разрывая песок. Теперь я не волновалась, что на меня "повесят" покушение или убийство. Предводитель тайхаров присутствовал здесь, и все видел.
  Подолом приподняла нож и принюхалась, краем сознания отмечая, что это ненормально. Но сейчас мне казалось это не столь важным. Не удержалась и, коснувшись пальчиком капельки крови, поднесла ко рту.
  Как только сообразила, что я сделала, в удивлении всхлипнула, ужасаясь себе. Но, одновременно с этим, поняла, чья это кровь. Невероятно, я помнила этот запах, потому что чувствовала его, когда шла с лысой надсмотрщицей.
  "Что со мной? Почему я так странно себя веду?"
  - И давно у тебя повадки шанаров? - раздался недовольный рык Тарлана, и я тут же посмотрела на него, не зная, что ответить.
  - Ну? Обоняние и нюх! Говори! - вновь процедил предводитель.
  - Ты меня в чем-то обвиняешь? - раздраженно ответила вопросом на вопрос, и, бросив нож на песок, бросилась вперед, желая помочь пострадавшей женщине, и уйти от неприятного разговора.
  Далеко не убежала, даже двух шагов не сделала. Тарлан схватил меня за запястье и, дернув на себя, рыкнул:
  - Отвечай!
  - И что тогда? Да, зрение, слух и обоняние изначально были выше нормы, а сейчас...
  - Ты - шанарка! - со злостью выплюнул он.
  - Этим ножом порезали, а может и хуже, ту надсмотрщицу, что ударила ребенка. Может, к ней пойдем, пока не поздно? Или будем рассуждать о том, чем меня наградила Тайхара? Или лечение уже не имеет значения, и ты меня поселишь в домик к пленным?
  - Светлана... Хорошо, пойдем в домик надсмотрщиц, а после поговорим... - недовольно выдал Тарлан, пронизывая безумным тяжелым взглядом.
  Сказал и отпустил, и мы направились через поселок к полям, Тарлан - впереди, а я следом. Смотрела себе под ноги и одновременно переводила взгляд на спину мужчины, рассуждая о его словах.
  Хм-м-м, как же мне не хочется говорить с ним на эту тему, но очевидно придется. Я уже и сама догадывалась, что магия подарила мне не только цвет волос оборотней, но и тело. Главное, чтобы не оборачивалась, а то мне еще только превращения в медведицу не хватало.
  Посмотрела на свое плечо, и недовольно сморщилась. Думаю, завтра у меня будет огромный синяк с его ладонь, если учитывать, с какой силой он меня держал. Хорошо хоть руку не сломал. А насчет остального, увидим потом.
  Чем дольше я тут нахожусь, тем сильнее мне не нравится. Уже и орудия убийства подкидывают, решив, бесспорно, подставить. Как все банально, и я даже уверена, что это женушка предводителя ко мне так неравнодушна. И как же быть?!
  Чем дальше шли, тем сильнее мерзла. Как же на Тайхаре ночью и на рассвете холодно, аж до костей продирает. А на ногах у меня только кожаные чешки, и все.
  Тарлан резко остановился, и, придирчиво посмотрев на дрожащую меня, недовольно насупился и проворчал:
  - Почему не оделась?
  - Что теперь говорить? Да и нет у меня ничего...
  Предводитель еще больше нахмурился и, сняв с себя шерстяной жилет, вручил мне. Посмотрела и подумала, что он на мне платьем будет смотреться. Только открыла рот, чтобы сказать спасибо, как услышала:
  - Одевайся!
  Промолчала и быстро накинула на себя его жилетку, следуя за ним. Столько вопросов кружилось в голове, но я пыталась держать их при себе, прекрасно осознавая, что мужчина еле сдерживает ярость. Еще немного и рванет со всех сторон, и кому будет плохо - известно. Мне в первую очередь. Может быть, прогуляется немного, да успокоится.
  Подходя к домику, почувствовала кровь, но в другой стороне. Молча направилась в сторону забора, ограждающего территорию деревянных домиков. Как только дошла до душа, прикрыла рот ладонью, чувствуя, как тошнота подступает к горлу из-за огромного количества крови на земле и неприятного тленного запаха, но не от жертвы.
  Помимо этого, в воздухе пульсировали отголоски чего-то темного и сильного, распространяя липкий страх по всему телу. Посмотрела по сторонам, и, вновь принюхавшись, на мгновение уловила что-то резкое и знакомое, но конкретно запах определить не смогла.
  Увидела ноги женщины, спрятанной в промывочном сооружении, и, только хотела обойти и вытащить, как услышала рычание:
  - Стой на месте! Я сам!
  Замерла, и стала наблюдать, как Тарлан подошел к женщине и подтащил ближе ко мне, проверяя рукой пульс. Тайхар недовольно посмотрел на меня и произнес:
  - Она уже почти мертва...
  Не теряя времени, стремительно села, осматривая тело в поисках раны, чтобы понять причину и последствия.
  - Светлана, ты опять потеряешь сознание, - недовольно процедил мужчина, мешая мне работать, прожигая насквозь колючим взглядом.
  Ничего не сказала, считая, что бессмысленно отвечать на этот вопрос. Я и сама прекрасно понимаю, что до сих пор не разобралась в своем даре, и поэтому после исцеления мгновенно теряю сознание, но и смотреть, как женщина умирает, не могу.
  "Нет, тут все чисто. Значит, рана на спине. Между прочим, на Тайхаре любят в спину бить... Подлость в почете".
  - Переверни ее, пожалуйста, - попросила я, отмечая, как замечательно вижу в темноте.
  Мужчина недовольно рыкнул, но перевернул, и даже не повторил своего вопроса вновь, за что была ему благодарна. Осмотрев женщину, сразу же увидела рану на пояснице, отчего на секунду замерла. Попыталась не паниковать от мгновенного диагноза, а все разобрать по полочкам.
  Раневой канал - линейный (укол), протяженностью приблизительно 10 см, шириной 2,5 см. Удар пришелся в поясничную область и пробил аорту. Кровь быстро поступила в окружающие ткани и полости, образовав "подушку-тампон". Но... очевидно, женщина упала и ударилась спиной, тем самым оторвав ее. Итог: мышцы сократились, растянули раненую аорту; отверстие на ней увеличилось, кровопотеря в течение нескольких секунд привела к потере сознания, вследствие резкой потери артериального давления и остановке сердца. На данный момент пострадавшая находилась в состоянии клинической смерти. И если в течение нескольких минут не провести реанимационные мероприятия, наступит биологическая смерть.
  Глубоко вдохнула и, посмотрев на свои руки в крови, стала их очищать, мгновенно продумывая свои действия. Как только прокрутила их в голове, мгновенно подалась вперед, и сама перевернула женщину, решив, что первым делом необходимо заставить заработать сердце, а потом остальное. Отключилась от всего, погрузившись в процесс, и как только услышала стук бьющегося сердца в груди женщины, облегченно улыбнулась. Хмурый мужчина, видя мою попытку вновь перевернуть женщину, рявкнул что-то и сделал это сам. Принялась незамедлительно за рану, мысленно растворяя кровь и зашивая раны.
  Закончив исцеление, встретилась с изумленным взглядом надсмотрщицы, непонимающей, что с ней произошло, и счастливо ей улыбнулась, понимая, что на смертельный случай потратила меньше времени, чем на укус таршаны, и даже не падаю в обморок, хотя все перед глазами плыло.
  Тарлан резко гаркнул что-то женщине и, услышав ее ответ, только недовольно зарычал, и в эту же секунду я оказалась в сильных руках мужчины, не испытывая недовольства, что он опять меня носит на руках.
  По пути к поселку отключалась на несколько секунд и тут же приходила в себя, чувствуя свежесть и запах утренней росы на растениях в полях, глупо улыбаясь.
  - Не пойму твоей радости, - буркнул Тарлан, сильнее прижимая меня к своей груди. - Опять все силы истратила!
  - Главное - вылечила, - прошептала я, все также вдыхая чистейшие ароматы свежести и еще... терпкий запах мужчины, приятно окутывающий мой нос. Странно, но мне нравился его запах, что неправильно. Нахмурилась, и очень тихо произнесла: - Думаю, тебе не стоит быть рядом со мной. Уверена, что только благодаря твоему вниманию получила дополнительную работу исцеления, а женщина, по этой же причине, чуть не умерла.
  Ворай тут же остановился и гневно процедил мне в лицо:
  - Не тебе решать, где мне быть и с кем!
  - Мне, если это и меня касается, - спокойно произнесла, с огорчением понимая, что совсем нет сил спорить. - Я не желаю, чтобы около меня ходил мужчина, у которого есть жена.
  Тарлан резко поставил меня на ноги, и, внимательно посмотрев в глаза, в надежде что-то там увидеть, прямо отчеканил:
  - Мужчина, как и женщина, освобождается от жены только в том случае, если один из них умирает. Но в общине допускается иметь несколько...
  - Шавань? Или как там их??? - возмущенно уточнила я, наблюдая, как Тарлан скривился, услышав мои слова.
  - Дери, - возразил он.
  Я хмыкнула и, вздохнув, спокойным тоном произнесла:
  - Я никогда не буду ничьей любовницей!
  - Хочешь, чтобы я избавился от жены? - грозно рявкнул он, в полной уверенности этого желания, чем вывел меня из себя.
  - А зачем? Я не претендую на связь с тобой, в особенности на роль жены. Так что прошу оставить меня в покое! - в тон процедила ему, отталкивая его от себя.
  - Нет! - резко выдал он, рукой притянув к себе, и тут же добавил: - Ты - моя! Разорву любого!
  Горячие твердые губы накрыли мои в голодном диком поцелуе, подчиняя, не давая свободы, атакуя яростным захватом. Сильные руки сжимали, одновременно причиняя боль и награждая безумным наслаждением. Не могла сопротивляться, как не пыталась. Сжигающее тепло тела исчезло, не сохраняя и остатков. На него моя защитная сила не действовала.
  Его нажим ослаб и, воспользовавшись моей краткой передышкой дышать, проник в мой рот языком, соблазняя смелыми ласками. Через краткое мгновение меня уже затрясло от ярких ощущений, с которыми я уже не боролась, но так и не отвечала на поцелуй. Такой шквал резкой подачи необузданного желания в каждой частичке моего тела, что я готова была рычать от своей безумной реакции на его прикосновения.
  Ослабив хватку, и оставив меня в покое, мужчина прохрипел:
  - Ты меня хочешь, но борешься! Зачем?
  Его слова сейчас не имели никакого значения, я пыталась понять, что со мной. Никогда настолько сильно не реагировала на мужчину, а тут... когда презираю его за порядки и суровые законы, ТАК реагирую... Когда нужно отталкивать ворая за его эгоистическое суровое мировоззрение, жестокие правила и устои, не понимая и осуждая! Как объяснить мою реакцию на его поцелуи?
  С возмущением посмотрела на него и отчеканила:
  - Тарлан! Я прошу тебя оставить меня в покое. Ты мне не нужен!
  - Я могу заставить, - снисходительно произнес он, чем еще больше взбесил меня.
  - Попробуй, раз привык к насилию. Буду каждую секунду своей жизни проклинать и мечтать, чтобы ты исчез далеко и надолго, - смело заявила, со страхом смотря на его бешеный взгляд, возникший в мгновение ока.
  Мужчина замер, а потом сухо произнес:
  - Почему ты противишься моему желанию?! Я могу дать тебе многое!
  - Спасибо, я сама, - ответила, отходя от него подальше.
  - Ты слаба, как бы не силен был твой дар. Я нужен тебе!
  - Нет, спасибо, обойдусь. А от твоего внимания, у меня только проблемы с твоей женой будут.
  - Она не посмеет!
  - Уже посмела!
  - Ты уверена в своих словах? - тут же уточнил ворай, и я замолчала, желая уточнить вопрос о наказаниях.
  - А что будет с ней, если "да"?
  - Наказание - пустыня ворхов, - категорично выдал мужчина, как будто не о его жене говорим.
  Сглотнула, представив себе эту картину, и, посмотрев в сторону поселка, спросила:
  - Что тебе сказала надзирательница?
  - Ничего не помнит, кроме черного дыма, когда вошла в подсобку для мытья. Ты что-то почувствовала? Учуяла запах или следы Наиты?
  Прикрыла глаза, вспоминая свои ощущения, и сообщила:
  - Нет, не уверена, и... я могу только помочь, излечить, а не обрекать на смерть.
  - Светлана, ты обманываешь меня? - рявкнул Тарлан, делая шаг ко мне.
  Как от чумы отошла подальше, выставив руку, и убежденно произнесла:
  - То, что я думаю, и как есть на самом деле, может отличаться, а обрекать человека на мучения я не намерена. Ты - предводитель тайхаров, вот и ищи убийцу.
  - Найду, и кто бы он ни был, накажу.
  Хотела промолчать, но не вытерпела и спросила:
  - А если это Наита?
  - Тогда ее ждет пустыня, - спокойно без каких либо эмоций сухо сообщил он, поражая меня в самое сердце своим бездушием и бессердечностью.
  Смотрела ему в глаза и понимала, что черствость души - это счастье тайхаров, как у нас наглость. А где же их любовь, верность, уважение?! Только законы и наказания... не поймают, значит, умрет невинный. Много чего хотелось сказать, но не видела смысла. Только покачала головой и, вновь выставив руку вперед, давая понять, чтобы не подходил, побрела домой.
  
  ГЛАВА 12
  
  Прошло четыре дня с момента нападения на надзирательницу. И я только от Дихары слышала, что Тарлан ищет виновного, расспрашивая всех, кто хоть как-то мог быть поблизости. Девочка опасалась что-то говорить о происходящем в доме ворая, но намекнула о некоторых событиях. Сам же предводитель после поцелуя не приходил, что меня радовало, и немного огорчало, но я была уверена, что так будет лучше и правильно.
  За это время никто не обращался с болезнями, и все было на удивление тихо. Только вечером я сама ходила к рабам и лечила тяжелобольных, радуясь, что хоть чем-то могу им помочь. Надзирательницы молчали, ни капли не возражая, если я просила их отправить отдыхать или освободить от работы кого-то из харов.
  Два дня назад познакомилась с сестрой Тарлана, Ладхарой. Она оказалась довольно угрюмой и замкнутой, и хоть особого общения у нас не наблюдалось, женщина не грубила, а только присматривалась. Вторая же надзирательница, Жатха, пыталась разговаривать, и вчера перед моим уходом после осмотра, вручила мне огромное ведро с мукой, намекнув что, если возникнут затруднения с едой, подойти к ней.
  Я убрала дом на свой лад, особенно в кухне, поменяв местоположения стола и дряхлого шкафчика, дышащего на последнем издыхании. Тщательно вымыла каждый квадратный метр, наконец, почувствовав себя настоящей хозяйкой. Уточнила у Витаи травы, которые тайхары собирают для благоухания и при приготовлении в еду, и мы с малышами даже несколько раз сходили за ними на луг.
  Ежедневно помогала детям набивать подушки, ведь, как оказалось, тут у каждого есть своя обязательная работа, и все добро сдается в дом предводителя, на хранение и распределение по его усмотрению. Вроде как каждый вносит свой труд в общину. Домов в поселении было очень много, хотя сразу этого не увидеть. Они находились в низине, и чтобы добраться до них, нужно пройти через болото.
  Сейчас мне казалось, что жить здесь не так страшно, когда все тихо и спокойно, и даже смирилась, приспосабливаясь и находя в своей жизни радости. А именно - в детях. Только тяжелым грузом в груди висела рабская жизнь Дихары.
  Видела, как ей тяжело, и уверена, что Наита издевается над ней, занимаясь рукоприкладством. Вчера девочка пришла с синяком на лице, пробормотав, что нечаянно упала и ударилась об камень. Не поверила, но и не стала настаивать, хотя меня до сих пор трясет, что какая-то злобная змея издевается над слабым ребенком. Но малышка отрицает, и я с грустью осознаю, что глупо бежать разбираться, если не имею на это прав, даже пусть и в груди все клокочет от негодования.
  Естественно, на коже малышки через несколько минут не было и следа от "падения", но думаю, Дихара мне многое не говорит, переживая, что я могу возмутиться. Добрая и умная не по годам девочка.
  Что порадовало, так это ее новая стрижка. Мы с ней сотворили необычайную для этого мира красоту, и теперь Дихара выглядела просто прелестно. Жаль только, что прятала свои волосы под косынкой.
  Убрав чугунный горшок с жару, я посмотрела в окно и поняла, что уже нужно бежать на поле, чтобы осмотреть харов. Не успела подумать, как почувствовала приближение, и через несколько минут в дверь постучали, и я увидела Гавора. Он держал длинные полки, и даже не поздоровавшись, рявкнул позади себя:
  - Живее!
  В помещении появились два хилых подростка, несомненно, харов, затаскивающих еще доски разных размеров. Они со страхом смотрели на лерока, ожидая дальнейших указаний.
  Мужчина повернулся ко мне и спросил:
  - Ну что, куда полки прибить?
  Улыбнулась, вспоминая, что только вчера возмущалась по поводу шкафов. Ведь дерево у тайхаров - роскошь, так как его тащат через пустыню ворхов из черных лесов. Просила у него хотя бы одну доску для полочки, и вот... теперь полок будет в каждой комнате, а главное на кухне.
  Провела, показала, и только решила удалиться, как услышала слова Гавора:
  - Светлана, мужчины завтра уходят на охоту на пять дней.
  Неприятное гнетущее чувство вспыхнуло в груди от его слов. Повернулась к нему лицом и, прикусив губу, уточнила:
  - Все?
  - Большая часть. Поэтому, если вдруг...
  Замялся, хмуря густые черные брови, а потом почесал затылок и продолжил:
  - В общем, если не вернусь...
  Подошла к нему и, положив руку на плечо, с добротой произнесла:
  - Будем ждать тебя... со свежим мясом. И не думай о плохом, все будет хорошо.
  Мужчина медленно и основательно осмотрел меня с ног до головы, и хрипло предложил:
  - Светлана... Ты... и я... может быть...
  - Не может быть! И я уже непозволительно опаздываю. Все, пошла, - с волнением отчеканила и направилась на выход, не желая знать содержание его "заманчивого" предложения. Уверена, мне оно не понравится.
  Дойдя до двери, громко спросила: - Работники долго будут работать?
  - Нет. Нас уже не будет, когда ты вернешься.
  - Хорошо, - ответила и только открыла дверь, как услышала наглый вопрос: - А чем так вкусно пахнет?
  Я усмехнулась, и, наконец, открыв дверь, крикнула: - Детям только оставь и приятного аппетита!
  Подойдя к малышам, играющим в камешки, предупредила, что ужин готов, и побежала в сторону поля. Оказавшись в амбаре, где держали харов, с удивлением обнаружила, что никого не нужно лечить. На второй раз прошла всех и, пожелав "доброй ночи" довольным шанарам, вышла из помещения, столкнувшись на пороге с Ладхарой.
  Женщина задумчиво посмотрела на меня и спросила:
  - Как сегодня?
  - Все нормально, и поэтому я уже ухожу.
  Как только прошла ее, услышала приглушенный шепот:
  - Спасибо.
  Повернулась и с добротой произнесла:
  - Пожалуйста!
  Женщина тяжело вздохнула, как будто ей очень тяжело было со мной общаться, и выдавила:
  - А ты... совсем другая... Не такая как мы... Чище и искреннее, и поэтому... трудно тебе будет... с нами.
  Несколько секунд смотрела на нее, и задала вопрос, который крутился в голове, как только я узнала, что надзирательница - сестра Тарлана.
  - Почему ты работаешь здесь? Ведь... твой брат...
  Она тяжело вздохнула и, схватившись руками за голову, с силой сжала, сухо прошептав:
  - Мы не общаемся. И я... не желаю жить там, рядом с ним... и Наитой, этой ничтожной тварью.
  "Ого, очевидно, жена Тарлана не пользуется популярностью в племени, раз даже сестра мужа ее люто ненавидит. Интересно, почему?"
  - Вы не общаетесь?
  - Я ненавижу Наиту, и готова убить ее собственными руками, и думаю, если мне представится такой случай, так и поступлю. Мерзкая таршана не должна жить! - прошипела она, с ненавистью смотря вдаль, где находился поселок, а потом вновь взглянула на меня, и пробормотала: - Мне... мне некогда. Иди!
  Кивнула и медленно пошла, смотря на завораживающее ночное небо и думая о словах женщины. Почувствовала, как меня прожигают взглядом, и повернулась в левую сторону. Вдалеке в долине скал стоял мужчина. Я видела только черный силуэт, но была уверена, что это тот же оборотень, наблюдавший за мной в момент сражения ворхов и тайхаров. Шанар.
  "Странно, почему я не ощущаю его запаха?"
  Огромный, мощный, пугающий, отчего мурашки пошли по телу. Этот оборотень вызывал во мне страх, что хотелось скрыться куда подальше. Сглотнула, и медленно стала отступать назад, не желая показать ему свое состояние, но и оставаться рядом не было разумного смысла. Видя мои движения, зверь зарычал и пошел на меня, а я в панике прикидывала, есть ли у меня реальный шанс убежать от него. Решила, что "да", и воспряла духом, я-то далеко, даже очень, так что не догонит. Надеюсь...
  Но вдруг оборотень замер, и лениво направился в обратную сторону к скалам. Удивленно замерла, и тут же повернулась назад, видя, что навстречу мне движется Тарлан, с недовольным взглядом посматривая в сторону скал.
  "Он чувствует постороннего гостя на своей территории? Нет, этого не может быть! Тарлан же не оборотень... Очевидно, он просто наблюдает и как обычно, недоволен".
  Закусила губу, убеждая себя, что ворай, в отличие от меня, ничего не чувствует. Он - тайхар. Это же я не пойми кто: то ли животное, то ли оборотень, но целительница - это однозначно!
  Обернулась назад, но зверя уже нигде не было. Задумчиво окинула территорию взглядом, и поняла, что больше постороннего взгляда не чувствую. Хотя отметила, что меня что-то смущает, как будто чувствовала зло, но не видела его. Странно...
  И этот зверь, непонятный, агрессивный и ожидающий, чего он хочет от меня? Страшно до дрожи, ведь такие индивиды, как правило, еще более опасны, чем те, которые открыто идут на рожон.
  Побрела вперед и, как только встретилась с Тарланом, замерла, чувствуя всем телом, как он напряжен. От него так и веяло властью, силой и призывом. Или мне так кажется?! Бесспорно, нет.
  Я даже на расстоянии метра ощущала его возбуждение. Резко-сладкий, неповторимый и такой волнующий запах, что моя плоть моментально отреагировала, подавая ноющие, томные призывы. Определенно, я возбуждена.
  "Что за непорядок? Почему я на этого мужчину так реагирую??? Он женат... и вообще не мой тип".
  - Добрый вечер, - сухо выдавила, злясь на себя за свои эмоции и непонятные чувства.
  - Опасно ходить одной, - недовольно выдал Тарлан вместо приветствия, поедая меня голодными глазами.
  - Да, возможно, стоит... пораньше приходить.
  - Тебя никто не просит этого делать! А ты... настойчиво идешь сюда лечить, зная, что я против! - резко рявкнул он, делая ко мне шаг.
  Слова мужчины вызвали во мне протестующую бурю, и я недовольно шагнула вперед, прорычав:
  - Естественно, ведь ты: жестокий, бескомпромиссный, бесчувственный, черствый диктатор!!!
  Мужчина прищурился и отчеканил:
  - Да я и половину твоих слов не понял, но не важно. Я такой, какой есть!
  - А я... такая, какая есть! И мне также безразлично...
  Мужчина схватил меня за руку и притянул к себе, отчего я мгновенно врезалась в его мускулистую грудь, схватившись за рубаху, чтобы не упасть. Поднимающаяся волна желания обволакивала мое тело, и я даже не могла дышать, пытаясь успокоиться и не реагировать.
  - Неужели я тебе так неприятен? - с гневной обидой спросил мужчина, обнимая меня за талию, сжимая в своих сильных руках.
  - Жене и задавай такие вопросы, а меня попрошу оставить в покое!
  Ворай сильнее вдавил меня в свое тело и прохрипел:
  - Хочу, но не могу... Пробовал, но я, как видишь, здесь. Ты... в моей крови... огнем прожигаешь плоть. И... завтра... мы отбываем. Я хочу прикоснуться к тебе, а ты сопротивляешься и гонишь. Меня рвет на части от желания быть с тобой... в тебе...
  Не успела даже ответить, как мужчина накинулся на мои губы, погружая в сладостный ураган страсти. Как я не пыталась сопротивляться разумом, тело не подчинялось. Оно требовало и наслаждалось, пытаясь вытеснить все эмоции, захватывая и погружая в чувственный невыносимо-дикий, но такой пленительно-страстный плен.
  Таяла в его руках, отвечая на поцелуй, чувствуя, что все тело горит от желания, и как мне это волнительно невыносимо-приятно ощущать.
  Лишь когда крошки сознания всплыли в мозгу, что у него есть жена, меня мгновенно скрутило узлом от осознания действительности, покрывая ледяной яростью каждую частичку моего тела.
  С силой принялась отталкивать его руками, требуя свободы, слыша гневное рычание в ответ. Нехотя отпустил. Я мгновенно отошла в сторону, пытаясь сконцентрироваться и не упасть, потом посмотрела на него и, сглотнув, прохрипела:
  - Тарлан... я... не могу. Меня коробит сама мысль, что... у тебя есть жена. Я не могу!
  - Ты хочешь этого! - грозно сообщил он.
  - Это другой вопрос, и даже ответив на него положительно, итог не будет другим. Я не могу!
  Тарлан внимательно меня сканировал прожигающим взглядом, сжимая руки в кулаки, но не подходил, сдерживая себя. Прикрыл глаза и выдал:
  - Как прибуду... мы решим этот вопрос, а сейчас иди. Я не могу справиться с собой, и готов взять тебя даже против твоего желания.
  Услышав гневные слова, идущие от души, удивленно замерла, и сделала шаг по направлению к поселку. Медленно двигалась, а потом рванула, не желая исполнения обещанных слов.
  Как только оказалась на приличном расстоянии, повернулась и посмотрела на поле, где все также стоял Тарлан, в том же положении, не двигаясь. Даже отсюда чувствовала его тяжелое дыхание, и рычащий звериный рык, идущий из груди. Мужчина до сих пор себя не контролировал, поэтому не поворачивался.
  Перевела взгляд на свои ладони, все еще не привыкнув к тому, что у меня такие маленькие ладошки, и тяжело вздохнула. Решительно для себя определила, что хоть у меня и новое тело, и вроде как новая жизнь на этой проклятой планете, и я даже желаю быть с вораем... НО, не стоит начинать интимную жизнь с предательства и обмана. Лучше никак, чем подло спать с женатым мужчиной. Как бы я сама этого не желала...
  Дома, поужинав и уложив детей, долгое время сидела на кухне, анализируя свои ощущения и поведение. Странно, но я искренне не хотела, чтобы мужчины уезжали, чувствуя, что случится плохое. Предчувствуя на уровне зверя...
  "И что же? Что может случиться, если это меня так беспокоит и угнетает?"
  Откинув несколько вариантов происшествий, предположила, что может Наита решит показать "кто тут главный", но и я не беспомощна, хотя кто ее знает. Например, взять случай с надзирательницей. Женщина даже не поняла, как ее ударили ножом в поясницу, обеспечивая летальный исход в данном случае.
  Буду надеяться на лучшее... Не паниковать же заранее. Надеюсь, это только ложное предчувствие и все будет хорошо. Сколько сидела, задумавшись, не знаю, и лишь почувствовав несусветную усталость, направилась в спальню.
  
  ***
  
  Наита
  
  С силой сжимала руки, проклиная хитрую мразь, появившуюся в нашем поселении. С первого взгляда невзлюбила дрянную шаванью, обладавшую огромной силой исцеления, нестерпимо надеясь от нее избавиться. Она не оставила мне выхода, за что и получит по заслугам. А с моей силой я могу все!
  Тайхара! А как на нее смотрел Тарлан?! Как никогда на меня. Меня, красивую телом, страстную на ложе, что все тайхары в тайне желают быть во мне, только притронуться, представляя меня вместо своих безобразных, неухоженных жен.
  Да, конечно, мне предлагали предаться утехам, но я не глупа. Бездумно, ведь ворай все равно узнает, и тогда убьет голыми руками не только предателя, покусившегося на тело его жены, но и меня. А я хочу власти, быть во главе, чтобы боялись и уважали! И мой маленький секрет поможет мне еще долго быть такой... красивой и сильной...
  Все будет хорошо, и муж, как и прежде, будет делить со мной ложе, изредка предпочитая глупых хар, боящихся даже поднять глаза вверх, не то, что доставить настоящее удовольствие такому мужчине, как ворай.
  Но сейчас... Тарлан даже не смотрит на меня, не хочет, откровенно пренебрегая, и во всем виновата она... Светлана.
  Ярость рвала тело на части, вспоминая, как Тарлан целовал эту шанарку, желая взять ее прямо там... в пыли на поле. О да, я-то знаю этот безумный бешеный взгляд, когда он страстно хочет. Темная магия на родной крови не раз помогала мне вбивать эту страсть в него, по отношению ко мне. Смерть его родителей дала мне много сил, как и власть над сильным мужчиной.
  Руки дрожали, и моя плетенная закрытая корзина с тремя таршанами тоже. Как же я ненавидела эту чужеземку, испортившую мне все планы. И теперь она сдохнет... со своими детенышами.
  Не зря же я до ночи вожусь в поисках ядовитых тварей в долине, где никто не ходит, опасаясь умереть. Но у меня есть преимущество, и теперь осталось малое. Нужно уйти отсюда, и подкинуть их в дом к шанарке, а к утру никто не выживет, они даже подняться не смогут.
  Почувствовала черной магией, что не одна и замерла. Странно... когда наблюдала за мужем и Светланой, тоже ощущала чье-то присутствие, но никого не видела. Может, кажется? Или...
  Услышала, как хрустнула ветка из-за чьих-то шагов и повернулась на звук. Судорожно вскрикнула, увидев огромного шанара, свирепо и с ненавистью смотрящего на меня, в истинном желании убить. Страх поразил тело, что не могла и сдвинуться с места. Беззвучно хрипела, чувствуя, что не могу дышать, подозревая светлую мощь силы альфы.
  Неуклюже упала, отчего корзина ударилась о землю, и крышка открылась. Таршаны мгновенно стали выползать, направляясь ко мне в желании наказать за ловлю. Достигнув же цели, шикнули несколько раз и уползли, не желая тратить яд на колдунью, пропитанную черной магией, гниющей изнутри.
  Почувствовав, что он дал возможность дышать, судорожно глотала воздух, с ужасом наблюдая за громадным мерзким шанаром. Как только смогла говорить, прохрипела:
  - Не убивай! Я... Я...
  - Ты сделаешь то, что я скажу, а если надумаешь обмануть, разорву тебя на куски и разбросаю в этом месте, сжигая магией Тайхары. И будь уверена, даже черная сила тебе не поможет этого избежать.
  "Откуда он знает? Как???"
  Судорожно кивнула, соглашаясь на все, лишь бы только не умирать, а остальное... не имеет значения.
  
  Продолжение - https://feisovet.ru/магазин/Всем-сердцем-Елена-Рейн
  
  Всем сердцем [Елена Рейн]
  
  
  Книги Елены Рейн [Елена Рейн]

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Волкова "Кукловод судьбы" (Магический детектив) | | М.Леванова "Попаданка, которая гуляет сама по себе" (Попаданцы в другие миры) | | О.Гринберга "Краткое пособие по выживанию для молодой попаданки" (Приключенческое фэнтези) | | М.Махов "Бескрайний Мир" (ЛитРПГ) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Флат "Замуж на три дня" (Любовное фэнтези) | | Л.Каминская "Сердце дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Е.Кариди "Седьмой рыцарь" (Любовное фэнтези) | | Е.Лабрус "Держи меня, Земля!" (Современный любовный роман) | | А.Емельянов "Карты судьбы 4. Слово лорда" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"