Релакс Макс: другие произведения.

Sex & Violence

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:

  Sex & Violence
  
  
  
  Пролог
  Лето 09-го
  На улице ташкент. Солнце объявило войну, жарит как в бане. Ощущение - похмел, только от погоды. Может танец дождя поможет? Хотя проще, как девчонки метнуться на речку. Но мне не хватает дымка для рывка, поэтому остаётся желать лучшего и плавиться у дома.
  Лето подходит к концу. Я тут со старшим братом и его семейством - детками и жёнушкой ака собутыльницей. Мы хоть и сводные, но похожи как клоны, разве что разных характеристик и годов выпуска. Ему походу при сборке создатели впихнули движок от спорткара, постоянно суетится, бегает, что-то придумывает. Кликуха Энерджайзер и лишь бухло заземляет его до обычных скоростей. Лето проходит в одном большом заземлении. Я тоже не прочь прибухнуть, к тому же пивко для меня жидкий хлеб. Родственнички не запариваются, сидят плотнячком на мясной диете. По иронии я ем всё кроме мяса, поэтому и питаюсь коктейлем из бухла и бичей. То ли из-за них, то ли от местной воды я покрылся прыщами. Красные твари оккупировали лицо и частично тело, красавчик Фредди Крюгер.
  Солнце, воздух, тишина, кажется то что надо, то что доктор прописал. Вот только сраный доктор забыл главный ингредиент шикарного отдыха - MJ!* С дымной сучкой я познакомился недавно, у нас с ней химия, любовь с первой искры, первого напаса. И если тёлки трахают мозг жёстко и во все дыры, то MJ делает это нежно и со вкусом, только чистый кайф. Но вот засада в этой глуши проблемы с кайфом. Местные колхозники не шарят или палятся, я для них инопланетянин говорящий на другом языке. Крестятся и смотрят, как на беса - бухать хорошо, курить плохо. Я уже отчаялся и решил, что лето безвозвратно проёбано, как о чудо из леса выходит Энерджайзер с мешком так знакомо пахнущей травы.
  - Предлагаю грузануться, - улыбается.
  - Да ладно?! - не верю своему счастью, кажется это глюки от жары, типа как оазис в пустыне, так и ганджа в голодное лето. Но листики вполне материальны. Братан шараёбился по лесам в поисках грибов, ягод, а наткнулся на поле дикухи. Джа услышал мои сигналы! Ну, или кто-то из других богов был в зоне доступа и подсуетился. Хотя чему я удивляюсь - каннабис сорняк, везде может прорасти, ну кроме тех мест откуда я родом. Начинаем сушить...
  ***
  Кхе-кхе! Это точно был не Джа, а наверное, какой-то хитровыебанный бог. Дикая MJ с сюрпризом, в виде тупой боли в висках. Ноль эффекта, разве что мерзкий дым наждачкой прошёлся по горлу, будто соломы курнули.
  - Блин... эта как его, - озвучивает брат. - ... не беда сейчас манагу сделаем!
  - Чего-чего?
  - Молочище... вот увидишь будет по кайфу. Запоминай рецепт от шеф-повара!
  - Окей, делай что хочешь, - развожу руками. - Лишь бы пёрло!
  Он в момент превращает кухню в настоящую нарко-лабораторию, прям раста-смак в эфире. Что сегодня готовим? Коктейль Молотова для ваших мозгов.
  - В Москве лучшая шмаль была у немых, - он болтает в кастрюле банку сгущенки и ставит на огонь. - Мычащий барыга - это как знак качества, у них свой синдикат был. Сена навалом... вообще по кайфу... за копейки брали... кораблями, стаканами, а кто понаглее и просто так.
  Следом в кастрюлю летит дикая головная боль.
  - Молочище сильная вещь... как-то было дело поехали на природу, на шашлыки... естественно пиво, водка, бабы... Ну и манага была... причем эта... не такой порожняк, а из реально прущей травы, - помешивает адскую смесь. - И значит один гаврик решил повыебываться - припил и давай гавкать "да хули мне будет, я и не такое пробовал" и хлоп стакан залпом... Ну ладно, пробовал так пробовал, в начале всё ништяк было, а потом присел, в себя ушел и не вернулся... борщанул конкретно...
  Зеленое варево напоминает пруд затянутый тиной. В голове ещё гуляют нотки мигрени, кажется тут поможет только магия.
  - Все естественно про него забыли, дальше бухали, а гаврик конкретно грузанулся... Весь бледный, лицо в ужасе, ни слова не говорит прям памятник... Думали попустит, но проходит день, второй, а он всё такой же, короче, полная дуристика... Решили его врачам сдать - ну, а те сказали, что на фоне интоксикации флягу сорвало окончательно...
  Наконец-то всё готово.
  - Давай эта... займем так сказать стратегически удобное положение пока не притопило, - брат плюхается на надувной матрас во дворе.
  - Ладно, - жму плечами.
  Зелье точь-в-точь мутаген, которым травили черепах в мультиках, и они превратились в ниндзя. Ну-ка в кого ты меня превратишь? Выливаю содержимое стакана в рот, оно мерзким сгустком ползёт по пищеводу. И? Я ждал немедленных эффектов как у дудки, когда от первого напаса голову закладывает ватой. Энерджайзера похоже это мало волнует, он с выражение "не бзди, всё под контролем" валяется на матрасе. Ну окей! Дадим молочку время освоиться, ложусь рядом.
  В синем небе пухлые облака по тихому собираются в стадо. Брат рассказывает очередную историю лихих девяностых. Он если заведётся то, как радио трещит не умолкая. Но я приглушаю звук, в голове поселились черепашки-ниндзя. В детстве я по ним фанател, они были лучшими друзьями. Вся наша компашка мечтала стать черепахами, а теперь оказывается они тупо нарками были. Обхуячивались манагой и всякую дичь исполняли. Это всё объясняет. Вот и сбылась мечта идиота - следую за кумирами. "Уррр", - ворчит живот, когда жижа окончательно занимает внутренности. Он вздулся и побулькивает. Дело идёт к войне, кажись вдобавок к головнякам меня ждёт рандеву с парашей.
  - Ну и... эта... - фон менее разборчив. Братан и так строчит словами, съедая окончания, но сейчас прям зажевал.
  Поворачиваюсь. Ух бля! Началось! Такой мине позавидовал бы даже старина Джим Керри.
  - Эм... ты бы ся видел, - выдавливает он и до меня доходит я не лучше, тоже тот ещё мутант.
  - Даа...
  Его складывает пополам, будто я Петросяна включил, ржёт навзрыд. Чувствую горло изнутри щекочут пёрышки. Угар рождается где-то там в желудке, где шипит зеленый токсин, потом волной бежит ко рту и носу. Кмфф-кмфф! - сдерживаю первую атаку. С чего ржать то? Вторая - кмффф, аж соплю из носа вышибает. Голова пухнет от смешинок и вот-вот лопнет. С третьей попытки смех всё же прорывается обдавая хохотом.
  - АХАХАХАХАХ!!! - в истерике катаемся по матрасу, она то накатывает, то отпускает. В отливе успеваем утереть сопле-слёзы и проверить не развязались ли пупки и снова: - АХАХАХАХ!!! - болит рот и живот, смех как тяжелая работа.
  Вдруг становится не до него, приходит сушняк и тупняк. Что-то подсказывает это лишь прелюдия, отвлекающий манёвр и пока нас крутило внутри зрел заговор. Мутаген лавиной несётся по лабиринтам организма. Проникает во все поры, захватывает, устанавливает диктат. Когда я просекаю, что к чему уже поздно, зелёная революция вовсю перестраивает структуру - тело не моё. В глазах темнеет, резко швыряет на новый уровень. Вот это накрыло! Скачок от не прущей соломы до зелёного убийцы и с каждой секундой нагребает всё сильнее. Тяжелая лапа перегрузки топит в матрасе. Голова - кабина вертолёта, сорвавшегося в крутое пике. Мир кружится в бешеном хороводе. Хуй знает, сколько я выдержу такие карусели. Манаге тесно в желудке, она скалолазом прокладывает путь вверх и уже стучится в зубы. Ща блевану... В голову прилетает капля, тяжелая как гвоздь. Трачу последние силы, чтобы взглянуть в небо. Опа! Пока мы тут летали всё заволокло серыми тучами. Ливень бомбами забарабанил по земле, матрасу, нам, а я даже глаза закрыть не могу ведь за веками прячутся вертолеты. Остаётся лишь наблюдать, пока вода не заливает очки, размазывая зрение. Потом сверкнуло и каааак громыхнёт! Я чуть в штаны не наложил, такая цветомузыка началась! Мамочки, ад на земле! Кажется небеса скоро треснут. Сейчас бы в дом, забиться под одеяло, а не контуженым валяться под проливным дождём.
  - Эй, вы чего там разлеглись?! - голос жены со стороны дома. Семейка-Энерджайзер в полном составе, стоят на крылечке и охуевают. Дочки тоже что-то пищат, но сквозь шум не разобрать.
  - Й...о...к...ма...ка...рёк..ре...д...сккка...идддди...те...в...д...м! - рычит брат и ползёт к ним аля зомби. Я тоже собираюсь в дорогу, а то в этом Вьетнаме нас точно поджарит!
  ***
  Домой катим через Москву. В метро на одной из станций в вагон залетают пацики на кэжуальном шмоте. Все запачканные, помятые. Глядя на них братан вздыхает, наверняка словил флешбэк околоскиновского прошлого. Вернее хулиганского, впрочем, тогда это было одно и то же. Одна униформа, одна идеология. Антифа ещё не было, главными врагами помимо других фирм были рэперы. Помню он рассказывал, как по выходным они ездили на Манежку гонять вайт смоков*. Забавно, даже здесь мы выбрали разные стороны. Впрочем, братан сам говорил, что никогда особо наци темы не поддерживал, всё-таки наш дед воевал. Это скорее было духом времени - к концу 90-ых гопники и братки уже устарели, пришло время скинов (а по сути бонов) и футбольных хулиганов. Злая молодежь брилась и одевалась в бомберы. Фразу "с какого района?" сменила "за кого болеешь?". Брат топил за коней, теперь остепенился топит за семью... Интересно, а кто это были? Сейчас всё смешалось, хуй разберёшь. Я слышал гиг Madness* где-то в этих числах намечался. Может типчики как раз оттуда? Там по любому должно быть жарко, и правые и левые считают ска своей музыкой. Представляю, как под "Our House"* они сходятся стенками, выясняя, чей действительно это дом. Мне уже не до ска. Панк, хардкор и все младшие братья поджанры заебали. Уши вянут, ничего нового, годами одни и те же слова под разные риффы. К тому же всё музло напоминает о прошлом, о Шиле. Она скорее хиппушка, но для меня те отношения проходили под таким соусом.
  "So you wanna be a rock superstar?" - гнусавит Би-Реал в наушниках. Вот что мне сейчас нужно. Новая страсть - новый плей-лист, и рэп здесь вписывается лучше всего. Он саундтрек дыма, неотъемлемая часть созданная специально для такого кайфа. Я жадно впитываю целый пласт музыки, который обходил стороной.
  Поезд несёт нас на Север, из современной Москвы в провинциальную жопу, с каждым километром становится всё серее и примитивней, бетонные джунгли уступают бесконечному лесу. Завтра мы тормознём в совсем другом мире, в диком, промышленном Аптауне. Все стереотипы про Рашку у нас в порядке вещей. Медведи порой захаживают как в макдак, похавать из помоек и быть может даже прибухнуть с каким-нибудь местным алкозавром. Ушанки, валенки тоже есть, так как снег по полгода. Да и на балалайке кто-нибудь да сбацает. Суровые края, но мне нравятся. В деревне я чувствовал себя неуютно, как приглашенный гость в чужом сериале, теперь я возвращаюсь в свой! Дома уже всё готово к съемкам: камеры заряжены, массовка застыла перед стартом, декорации величиной с город. Закрываю глаза и переношусь в свет софитов студии ток-шоу. Та-та-ра-там! (аплодисменты). Позвольте узнать, что нас ждёт в новом сезоне? Хмм. Я думаю новый сезон способен затмить предыдущие, пойти в другом направлении. Вот как? Да, теперь насчёт основного состава, к сожалению не будет некоторых полюбившихся персонажей... Ржавый уехал в армейку в солдатиков играть, а у Рамона собственное шоу "Я и мой гарем" (тупо тусит со своей чикой и ее подружками), поэтому будет меньше хардкора. Ууу! (шумит публика). Но но но! Не волнуйтесь, за то будет больше рэпа! За это отвечают лучшие мастера из Wu-Tang Clan, Onyx и Cypress Hill*. Так же вас ждут новые имена уже знакомые по концовке прошлого сезона. Вечно пьяный, попадающий в нелепые ситуации Политзэк. И отморозок, а по совместительству обольститель дам Шериф! Будет море секса, драк, веществ и угара! В общем, ждём премьеры! И когда же она? Как только я доберусь домой, взорву мощный блант, вот тогда и зажжем!
  
  
  Примечания:
  * Mary Jane (MJ) - Мэри Джейн (Эм Джей), сленговое название марихуаны.
  * White Smoke Clan - первое объединение рэперов, которые начали давать отпор агрессивным наци-скинхедам.
  * Madness - британская группа играющая в стиле ска.
  *Our House - в переводе с английского Наш Дом, один из самых популярных хитов Madness.
  * Wu-Tang Clan - хардкор-рэп группа из Нью-Йорка, США.
  * Onyx - хардкор-рэп группа из Нью-Йорка, США.
  * Cypress Hill - рэп группа из Лос Анджелеса, США.
  
  
  
  01. ЦПХ
  Зеваю как голодный лев, ни фига я не ранняя пташка, для меня это пиздос какое испытание. Тело так и норовит послать всё на и отключится прямо щас. Хочу назад в кроватку в теплый кокон из одеял и простыней. Вокруг мельтешит Шериф (или просто Шеф), помесь бульдога с носорогом. Бегает наводит красоту, зачем-то скоблит расческой почти бритый череп и обливается дезиком. Ему нужно понравиться, чтобы заселили, иначе опять придется жить в этой халупке. Логово Соседа пахнет нафталином и выглядит, как пизда вокзальной шлюхи, мягко говоря не очень. Пыльный ковер, изношенная мебель и пожелтевшие обои покрытые наскальными рисунками, один из которых смотрит прямо на меня. Кролик Роджер напичканный психотропами и размазанный по стенке. Вроде тварь осталась от бывших жильцов, такие шедевры рождаются после долгой посадки на клей. Напротив уже метка Соседа - плакат с поп-певичкой Акулой. Сучка почти расстегнула красно-черный комбез под которым угадывается сочное тело. Кто-то постарался и выколол ей глаза.
  - Ну как? - спрашивает Шеф упакованный в поло "фред перри" и голубые левайсы.
  Вяло сигналю большим пальцем. Чёрт меня дёрнул подписаться! Он пригнал вчера из ПТЗ, мы сразу пробили и стартанули за дудкой. Курнув пару плюх и словив дзен, я подумал, а не плохо бы было тоже заселиться в общагу. В прошлом году, до того, как их с Политзэком выселили я к ним часто наведывался, пару раз оставался на ночь. После отбоя там начиналось настоящее блядство. Ещё бы, в народе давно эту общагу прозвали ЦПХ (Центральное Пизда Хранилище). Она как большой супермаркет забитый горячими медсестричками, ну прям мечта шахида с армией девственниц. Правда целками и не пахнет, скорее рай блудниц. Судя по рассказам Шерифа они там кисками чуть ли не питаются. Я тоже хочу абонемент в королевство пёзд.
  - Макс ты не представляешь, что сейчас в ПТЗ творится, - говорит он пока мы ждём мотор. - Настоящая жопа.
  - А что там?
  - Да новые нацики появились, не та старая алкашня, а молодые стрейт-эджеры*. Ходят толпой рыл в двадцать, на пиках, охуевшие, свастоны везде ебашат. Гогу из Minc* порезали, он ща в реанимации...
  - Пииииззздддец...
  В ПТЗ в последний раз я был с Delirium*. Город напоминал Лондон 82-ого, тут и там мелькали бритые черепа и ирокезы. Все спокойно ходили на красных шнурках, а боны* запрессованные тусовались где-то на окраинах. Неужто за год ситуация кардинально поменялась? Или фантазия Шефа всё перевернула и приукрасила? Ржавый вообще считает его пиздаболом. Отчасти он прав, Шериф сказочник и понторез ещё тот, порой раздувает истории до невиданных размеров. Но потусовавшись с ним я понял - чувак действительно магнитом притягивает экшен. Одно можно сказать точно нацики любители попиздить культуру, получается, как в кривом зеркале. Так было с Ой!* - у них появился РАК*, потом с хардкором* - у них хейткор*. Теперь значит суки тянут руки к сХе, хотят облить дерьмом ещё одну позитивную тему.
  - На глотни, взбодрись, - Шеф протягивает банку "ред булла".
  - Думаешь поможет?
  - Думаю, что с таким еблом ты там сразу всех распугаешь.
  Я особо не верю в энергетики, фишку не просекаю. Ну похуй, пью и уже в такси чувствую сердечко подзавелось. Дрын-дрын-дрын! Стало посвежее! А в это время на горизонте вырастает мед.колледж, наша альма-матер. Многие до сих пор удивляются, что я там забыл? Все очень просто - девки и отсрочка от армии. Медицина? Пфф! Смешно, она тут вообще не причем. У общаги маячит знакомая фигура, гибрид из Симпсонов, словно на пузатое тело Гомера насадили голову мистера Бёрнса, с крючковатым носом и покатым лбом.
  - Политзэк!
  - Ох-хо-хо братва! - он летит к нам обниматься, в клешне зажат огромный веник роз.
  - Ты как?!
  - Да вот пытался заселиться, цветы купил, чтобы подмазаться, но суки даже на порог не пустили! Бляди! - стреляет факами в здание. - Я у них типа в черном списке.
  Удивительно, как после всех выкрутасов его вообще ещё не отчислили. Ну теперь для общажного фейсконтроля он персона нон грата.
  - Дай-ка я попытаю удачу! - Шеф вырывает веник из лап Зэка, включает фирменную питбуль-улыбку и исчезает в дверях.
  Мы же отходим за угол, где он метит стену.
  - Вот вам сссуууки... я вам ещё покажу... - бухтит, вырисовывая струёй примитивные знаки.
  - Нууу рассказывай, как лето?
  Мы вообще-то с Зэком только недавно нормально начали общаться. Всё-таки он приблатнённый типуля из Мончи, городка суровых нравов, а я по жизни панк. Мы как кошка с собакой. На первых курсах он меня всё подъёбывал, в столовке дырявую ложку подкладывал, мол я петушок. Я уж думал пизды ему дать, а потом он заселился в комнату к Шерифу. Волей не волей начали вместе тусить и Политзэк оказался нормальным пацаном, своим в доску.
  - Дааа... бухал... Жёстко бухал.
  Если говорит жёстко, то это действительно так. Он лютый алко-воин, ни на день не покидающий поле битвы с зеленым змием.
  Зэк извлекает черную тонкую коробочку, которую я принимаю не то за плеер, не то за калькулятор. Какой-то палочкой тыкает в экран, а потом подносит к уху и начинает базарить:
  - Привет мамулечка, ну в общем эти пи... в общем не заселили меня...
  Так это оказывается телефон! Ну дела, в этом плане я совсем тёмный.
  - Да... да... скоро приеду.
  В дверях появляется довольный Шериф:
  - Всё! Заселили ёпты! Давай ты следующий, пока перваки не набежали.
  Захожу, внутри как на перроне: суета, все шарахаются туда-сюда. Девки тащат огромные баулы с вещами, какие-то полудети со страхом в глазах жмутся к родокам, мысленно готовясь к отправке в студенческую жизнь.
  Тук-тук.
  - Можно? - робко приоткрываю дверь.
  За ней улыбчивая Бигги, здоровая тётка сумо.
  - Что голубчик по второму кругу пошел? Мог бы со второго семестра восстановиться...
  Мог бы, в прошлом году меня турнули под самый конец. В принципе я ещё с первого курса висел на грани, постоянно под вопросом об отчислении, с долгами и неудами. Но каждый раз меня вытягивали и поверив в свою непотопляемость я ушел во все тяжкие, погрузившись в эксперименты с сознанием. Тут то меня и обломали - отправили в академ. Хотя нет, не обломали, даже здесь я их переиграл. Я всё равно не знаю чем заняться после колледжа, взрослая жизнь пугает и отталкивает. И вот теперь последний курс на репите...
  - Дааа... знаете, я решил, что лучше с начала, вдруг какие предметы смогу подтянуть... - действительно зачётка трещит от троек.
  - А тут что делаешь? Ты же местный... - глядя ей в рот ловлю себя на том, что высматриваю не мелькнёт ли там чей-нибудь глаз. Она представляется матрёшкой, где внутри Бигги сидит ещё одна, только поменьше, а внутри той ещё одна.
  - Эмм... понимаете... - начинаю свой фристайл. - ... Родители не думали, что я останусь ещё на год... продали квартиру и переехали...
  Конечно это наглый пиздёж, мама действительно скоро собирается в деревню, но лишь на пару месяцев. Врать Бигги противопоказано, она тут многое решает, да еще и в военкомате тоже. Помню, как на очередной медкомиссии один наглый гоп начал её стебать, мол жирная свинья... она услышала и в результате его закинули в тьму-тараканью из которой не возвращаются... Хотя, как говорится кто не рискует - тот с кисками не смакует.
  - Вот как... Хм, ну чтож сейчас наберем твою маму...
  Пиздец!
  ***
  С порога встречает Юшка. Пуделёк чёрной овечкой вытанцовывает танец счастья, крутится юлой.
  - Погоди, погоди Ю. Сейчас вещички соберу и с тобой прогуляюсь.
  - Кто же с ней будет гулять, когда я уеду, а ты в общаге будешь жить? - спрашивает мама, выходя из кухни. Каким-то шестым чувством она смекнула мой план и подтвердила Бигги все мои слова. Мгновенная импровизация и вуаля я заселен.
  - Не беспокойся ма, буду к ней приходить и часто дома ночевать.
  Она смотрит с сомнением, с тех пор как у меня слетели тормоза мои котировки стали заметно падать. Из правильного святоши, который "никогда не будет пить и курить" я превратился в нечто, приползающее домой в тотальном невменозе. А впереди, в деревне, её ещё ждет сюрприз - эпицентр ядерного взрыва оставленного мной и кланом Энерджайзер.
  Одеваюсь по стилю: белая куртка "экко" с упитанным красным носорогом пасущимся на спине, толстовка "лонсдейл" и синие джинсы. На ногах "нью-бэлансы". Для нас тапки, что тачки - в фирмовых педалях как в иномарке, плюс один к походке. Ну и на затылке черный кепарик с прямым козырьком.
  ***
  Четвертый этаж, комната 54, из соседей эмо-бой Подушка и ещё какой-то парнишка. Интересно они уже приехали? Открываю дверь, в нос с пыра бьёт едкий запах гнили. Что за?! Тут явно кто-то сдох. Комната представляет из себя кладбище дохлых мух. Они черным ковром покрывают всё: пол, мебель и особенно подоконник. На нём прям братская могила под шубкой пыли. Вонь идёт из холодильника, там в царстве плесени и грибка что-то тухло всё лето. Такая благотворительность привлекла насекомых, и они устроили нехилую вечеруху. Представляю танец живого торнадо. Пир и смерть цивилизации мух. Запашина теперь впитается в стены и будет стоять вечно. Я тут жить не буду, пусть Подуха и второй сами разбираются с такими гнилыми сюрпризами. Сворачиваю матрас самокруткой и бегом из мушиного ада.
  ***
  - Фу блять! - выдыхает Шериф, когда я рассказываю про мух. Его заселили на третий этаж в 42-ю, бывшую комнату Соника, друга Ржавого. Вместе с ним Гриб, гоблин в "адике" развалившийся на соседней койке. - С нами ещё должен был Хрущ жить, вот только он как узнал с кем его заселили, сразу предпочел на хату переехать, - они гогочут как гиены. - Так что падай вот сюда, - указывает на свободную шконку. Хрущ - один из педо-пацанов. В каждой группе по гомику, это прям как правило. Большинство чуваков сюда за тёлочками пришли, а эти сами тёлочки, только в мужских оболочках. В других заведениях их бы залошили и прессовали, а тут лафа, сидят с подружками щебечут. Ну и похуй - нам больше достанется! На каждого пацика в среднем по десять баб.
  - Что сегодня в программе? - спрашиваю.
  - Ну мы тут подумали, - Шеф лепит над кроватью плакат Дель Пьеро*. - Гриб с утра сходил на поле чудес.
  - Куда?
  - За грибами, - он указывает на шкаф, там на газетке сушатся грибы. Они похожи на мягкие стрелы: с длинными извивающимися ножками и остроконечными шляпами. Так вот почему его зовут Гриб. Я смутно припоминаю, вроде пересекались на комиссиях. Он был ещё дрищёвей чем сейчас, с вечными кругами под глазами как у панды. Мне тогда повезло, а ему нет, так и топчется на первом курсе. - Сегодня хотим захавать. Ты как?
  Грибы? Ноль ассоциации, ноль мнений. Разве, что корявый рисунок на заброшке из детства. На нем были изображены три грибка и подпись LSD. Так это и есть те самые волшебные грибы?
  - А что с них будет?
  - Космос.
  Они как по команде подходят к шкафу и начинают выбирать.
  - По сколько будем?
  - Давай по 30.
  - Я слышал аптаунские поганки самые злые... за ними торчки даже из Питера приезжают.
  Я присоединяюсь. Смотрю как делает Шеф и тоже начинаю отбирать грибочки. Он сжимает их в кулаке, в огромный склизкий шар. На газете остаётся чуть больше половины.
  - Ну что поехали? Теперь жуй как можно дольше - галюны будут от интоксикации, когда организм будет переваривать... чем лучше разжуёшь, тем лучше переварит, - советует Шериф.
  Я сую ком в рот и начинаю перемалывать. Он отдаёт сырой землёй и застревает в зубах, потом, когда весь рот в грибной няше с трудом проглатываю.
  - Остаётся ждать, - говорит Гриб, убирая газету подальше на шкаф.
  Пока решаю разбрать бэк. Вытаскиваю ништяки: пару сникерсов и пачку скитлс. Сейчас самое то, сбить грибное послевкусие. Живот снова воет, типа "может, хватит меня насиловать? То зеленого яда залил, ща поганками травишь. Что дальше? Подселишь ко мне чужого?". Не успеваю ответить как в дверь стучат. Не вежливо, а прям нагло. Бум-бум!!!
  - Кто? - кричит Шеф.
  - Комендант!
  Гриб пулей к газете, накрывает вещами. Я слегка приподнимаюсь надев кепку, потом думаю "с чего бы?" и сажусь назад. Переглядываемся и Шеф открывает. Сразу влетают две тётки, местное гестапо: коменда ТВ и жиробасина с вахты. ТВ - версия Большого Брата в мире общаги. Она имеет неограниченную власть следить и выселять. Обычно разглядывает нас как рыбок через камеры. Неудивительно, что все называют её Гитлером. У нас с ней был небольшой гемор в конце прошлого года. Тогда мы тусили в общаге и мутили гаш. Шеф звонил то одному, то другому, но везде было глухо. От нехуй делать мы шароёбились по этажам и тэгали на стенах. Добрались до двери коменды и решили прикольнуться. Сняли табличку с её именем и на обратной стороне написали "ТВ Гитлер", повесили, поржали. Тут то и появился варик, отзвонил человек. Собрались валить, а из кабинета выходит ТВ. Оказывается она была внутри и всё слышала. Нас чуть не числанули. И вот теперь она ходит по комнате, сверкает глазами и строит злую рожу.
  - Тааак ребята! Сразу говорю, чтобы не хулиганили! - начинает она. - Вы меня знаете, чуть что сразу вылетите. Эти то знают, - кивает на Шерифа с Грибом. - А ты?
  Подходит к моей шконке, сканирует взглядом. Внутри всё сжимается.
  - Смотри у меня... у нас тут всё строго!
  Быстро киваю много-много раз, затем решаю, что кепку лучше снять, а то сейчас к ней приебётся. Она начинает рассказывать о суровых, чуть ли не казарменных правилах общежития, а вторая жир ей поддакивает, а сами палят по сторонам. Вахта, как натасканная ищейка подбирается к шкафу у которого маячит Шеф. Я чувствую что-то не так, что-то поменяло, но пытаюсь держать себя в руках. Ещё эта кепка, каким-то образом снова на башке! Неее, по глазам вижу надо снимать. Фейс ТВ ещё больше на гитлеровский смахивает, кажись даже пушок над губой колосится. Лучше сниму. Или надеть? Паника превращает в заводного робота. А это еще чё?! Упырь Гриб в тихую ржёт у нее за спиной, варежку раззявил и беззвучно стебётся. Наконец они сваливают напоследок приказав выкинуть старые ковры из коридора. Напряжение лопается, словно вынырнули из под воды.
  - Пииииздос! - Шеф падает на кровать. - Ещё бы чутка и нас бы спалили.
  - Ну ты даешь с кепкой! - подъёбывает Гриб.
  - Всё норм, - говорю и замечаю скитлс. Рву упаковку с такой силой, что драже разлетаются в разные стороны. - Ой... - спусковым крючком накрывает истерика. Дико смешно. Стебёмся в припадке от ситуации, от суки коменды, от того, что грибы прут.
  - Надо оттащить ковры, иначе они опять припрутся, - злобно говорит Гриб.
  Выглядываем в коридор, там будто чужой мир. Наверное, так себя чувствуют психи. Рядом с лестницей пара ковров, они довольно длинные. Мимо курсируют какие-то мужики. Лохматые колхозники, лет под тридцать-сорок.
  - Что за пенсионеров набрали? - бурчит им в спину Шеф.
  - Охранники... - хихикает Гриб.
  Берём ковры. Они точно живые, огромными гусеницами шевелятся в руках, к тому же пыль с них летит. Бля, да я уж весь чумазый! Лестница ещё как эскалатор, всё время выскальзывает из под ног. Выкидываем их за общагой. Уверен, если чутка подождать, можно увидеть как они расползутся.
  - Погнали что-нибудь купим? - предлагает Шериф.
  - А что?
  - Не знаю... глянем.
  В магазе утыкаемся в длинную очередь. Люди смотрят волками, догадываются. С нами что-то не то? Ещё как! У Шефа вместо глаз черные дыры, а Гриб еле слышно посмеивается, словно на ценниках шутки. Чувство, что на лбу табличка "неадекват". Ловлю измену... напряг... Ну нафиг! Быстро наружу, на воздух! Следом вылетают пацаны.
  - Ты чё?!
  - Да блять, чёт стрёмно...
  - Напряжный магаз...
  Добравшись до комнаты садимся. Мозг берёт тайм-аут, причем у всех троих. Кажется в голову вогнали флешку, и началась загрузка новых, неизвестных программ. Сознание разворачивается покидая череп. В тишине без мыслей, слышен шум и крик - общага гуляет, гудит осиным гнездом. Все празднуют начало учебного года.
  - Бухают, - задумчиво произносит Шеф.
  - А мы в грибах, - добавляет Гриб.
  - Ага.
  - А мы в грибах, - повторяет уверенней.
  - А мы в грибах! - подхватываю.
  - А МЫ В ГРИБАХ!!! - орём в три глотки и снова захлёбываемся смехом. Теперь, если они не знали, то точно знают.
  - Фуух! Надо дунуть, - Шеф вытирает испарину со лба, достает камень и начинает катать. - Цени, что у него есть.
  Гриб вытаскивает мобилу.
  - Нокия 6600, - понтуется.
  Он из тех для кого понты дороже денег. Не понимаю эту тупую меркантильную гонку, прям усирается от мнимой крутизны, словно напичканная электроникой хуйня добавит пару очков. Да мне насрать! До сих пор хожу с нокия 1112, а если б мусора не забрали "кирпич", ходил бы с ним.
  - Навали музла.
  - Ща...
  "Каждый хочет от кусочка отломать побольше
  чтоб не пустовали рощи ваты, проще
  из Пакистана родом, взрощен солнцем мощно
  кто курил, спроси - из того же прёт прочно" - шипит рингтон АК-47, а в бутылку валит дым.
  Зрение слегка подкручивает, какая-то движуха по краям, правда, как только я поворачиваюсь там уже тишь да гладь. Когда очередь доходит до меня хапаю в два захода.
  - С подсосом, - смеётся Шериф. Ну, а что? Сиги то не курю. Под грибами гарик кажется ещё горче, из желудка подкатывает тошнота, которую я успеваю сбить жвачкой.
  "- алё. - а? - это Пакистан? - да
  - нам нужен один килограмм. - будет...".
  Они качают бошками в такт, мне же не в кайф, будто с каждым словом мы деградируем всё больше. Особенно Гриб - черты его лица то и дело меняются, заостряются. Чисто хорек, завернутый в палёный адик. Есть в нём что-то отталкивающее, не нравится он мне, мутный какой-то.
  - Надо поссать, - озвучивает Шеф.
  "Надо", - поддакивает мочевой пузырь.
  В коридоре людно. Проходя мимо одной из комнат палим Грека, который долбит деваху. Фачатся не отвлекаясь. Он как ожившая статуя, мышца на мышце и с огромным шнопаком. Нас замечает вторая тёлочка и с томной улыбкой прикрывает дверь, кажись она на очереди. Во дела! У меня чуть челюсть вниз не летит. Грек - мастер пилотажа, ему всегда достаются самые сочные киски. Тут он обогнал даже Факера, который заметно сдал после того как его окольцевали. Третье место в топе общажных кобелей делят Шериф с Донни Боном.
  - Нихуя он там её шевелит! - стучит ладонью в кулак Шеф.
  У сортира целая туса: несколько первокурсниц, три акушерочки со второго и два поца с третьего. Они курят и пьют пивко из полторашек. Пацаны здороваются, а я сразу шмыгаю в кабинку. Они говорят так громко, что кажется стоят за спиной. От этого я не могу поссать, а потом наоборот закончить. Ощущение, что кран протекает, впрочем, когда я вынимаю сухо и ссать не хочется. Вот же запара! И так пару раз. Наконец-то выхожу и вижу девку, которая чуть не накатала на нас заяву, мол, мы хотели её изнасиловать. На самом деле это было 23-го февраля, мы накидались водяры и пошли на этаж к первокурсницам. Бухой Политзэк упал на дверь, она открылась, мы залетели в темноту и давай их лапать. Те знатно прихуели, начали орать, визжать. Шеф тогда малость позажимал эту курицу, а сейчас она с ним базарит.
  - Ты зачем сказал Укропу, что я спидухой бахалась? - спрашивает.
  - А что не так? - он сама невозмутимость.
  - Я только нюхала! - она замечает меня. - А ты хули смотришь?!
  Воу-воу, какая злая сучка... делаю пару шагов назад.
  - ШЕЕЕЕЕФФФ! - по коридору летит бухая бабища с припечатанной моськой щекастого пекинеса. Тянет к нему пухлые ручонки.
  - Ой бля! Валим! - он начинает драпать. Я за ним.
  - Чё за хуйня!? - кричит Гриб только, что вылезший из сортира.
  Пекинес не отстаёт несясь за нами. Грудь наполняет смех, бегу и ржу. Слэшер какой-то!
  - Только эту ебанутую мне не хватало, - Шеф захлопывает дверь. Не узнаю комнату, мы точно в свою забежали? - Трахнул её пару раз, так она возомнила, что мы пара. А когда всё поняла начала такую дичь исполнять. Прикинь, добавляла в томатный сок свои месячные. Приворожить пиздой хотела.
  Ебать! Сейчас лучше такие темы не освещать, воображение работает на всю катушку. Решаем ещё дёрнуть и ложиться спать. Дудка загоняет, в голове сумбур-каламбур. Рой мыслей перепутался огромным клубком, хочется с кем-то поделится, но явно не с этими приматами. Пытаюсь застелить шконку. Долго не могу найти уголки одеяла и тупо запихиваю его комком в пододеяльник. Падаю на кровать, железная сетка скрипит и дрожит, создавая иллюзию поезда... такого пятиэтажного, полного баб, который несёт нас в завтра. Стены тихо дышат, а обои переливаются узорами.
  В дверь кто-то скребётся:
  - Мальчики к вам можно? - пищит мягкий голосок.
  - Да, - отвечает Шеф.
  - Привет, - в комнату заходят две девчонки. С виду совсем малолетки, скорей всего первый курс. - Нам что-то не спится, вот решили зайти познакомится.
  - Это вы по адресу.
  Девочку с бархатным голоском словно штамповали на фабрике кукол. Пучок белобрысых волос, носик-курносик и губки бантиком. Имя пролетает мимо ушей, и я нарекаю её Барби, посвящая в пластиковые красотки. Пацанам она явно по душе, чуть не облизываются и сыпят шутками. Шеф так вообще уже откинул одеяло и хлопает по кровати призывая к себе. В ответ она кокетливо улыбается и садится на край. А вот её подруга на заигрывания не реагирует и кривит рожу. От нее так и прет лесбиянкой, причем с таким гоп-оттенком. Они о чём-то болтают. А я? А у меня по потолку бегают тени...
  - А тебя как зовут? - спрашивает Барби вырывая из прострации.
  - Что?... А... - хочется сказать как-то пафосно, так чтоб у нее голова закружилась, но на выходе получается. - Ммммакссс...
  
  
  Примечания:
  * Стрейт-эдж (сокращено сХе) - субкультура возникшая внутри панк-хардкор движения, как реакция на стереотип, что все панки алкоголики и наркоманы. Философия заключается в трёх исках (ХХХ), добровольном отказе от алкоголя, наркотиков и беспорядочного секса.
  * The Minc - ди-бит-панк группа из ПТЗ.
  * Delirium - панк-хардкор группа из Аптауна. В последствии её участники собрали легендарную хардкор-команду Закон О Грешниках (ЗОГ).
  * Боны (или бонхеды) - от англ. кость (костеголовый), то есть тупоголовый, презрительное название наци-скинхедов.
  * Ой! (Oi!) - музыкальный стиль скинхед направленности, ответвление панк-рока, призванное вернуть последний к его истинным, пролетарским корням.
  * РАК (RAC, Rock Against Communism) - от англ. Рок Против Коммунизма, музыкальный стиль аналогичный Ой!, но с ярко выраженным правым толком. Тематика песен наполненная национализмом, неонацизмом и расизмом.
  * Хардкор - музыкальный стиль выросший из панк-рока и отличающийся более быстрым и тяжелым звуком.
  * Хейткор - агрессивная и более мрачная разновидность хардкора, как правило с правым уклоном в текстах.
  * Дель Пьеро - итальянский футболист, почти всю карьеру играющий в клубе Ювентус.
  
  
  
  02. Первое сентября
  Всю ночь мозг отказывался отключаться, под храп и пердёж соседей он точно кипел на сковородке. Казалось наша реальность не более чем тесная подсобка, а рядом целые миры других вселенных. Вот только портал к ним был под замком и я никак не мог подобрать ключи. Ближе к утру приколы Алисы в стране чудес подсдулись и дверь в другие измерения слилась со стенкой. Прикрыв глаза тут же заверещал будильник...
  В ушах гудит от недосыпа, вместо завтрака дым. Пацаны вроде в норме, бодренько так собираются. А у меня ощущение, что я куда-то отходил, а вернувшись обнаружил полный бардак в теле, да ещё и в черепушке кто-то насрал. Включаю резервные силы и тоже приступаю к сборке. Нужно произвести хоть какое-то впечатление на новую группу. Странно, вчера собирался с нуля, а сейчас найти ничего не могу. Ладно, чёрная футболка "Good night white pride"* сойдёт, ещё бы лицо как-нибудь заменить. Оно как у Друпи*, поплыло вниз, типа "держите мои веки". Уныл, но не сломлен.
  В холле колледжа белым бело от халатов. Стайки призраков разлетаются по сотам-аудиториям. Только перваки ещё в гражданском, да я принципиально надевающий робу лишь во время занятий. Так, первая пара психология. Значит сходу с хардкора. Ну понеслааась! Захожу в кабинет. Все уставились, смотрят как на экзотического зверя. Сразу на камчатку, к кучерявому толстяку Укропу. Он тоже здесь новенький, только в отличие от меня просидел в запасе целый год. Застыл такой в позе Будды, молчит слегка покачиваясь. Ну и ладно, я всё равно до обеда толком не проснусь, а значит не в духе. Разглядываю народ. Что тут у нас? Есть пара ебабельных крошек, но в целом третий сорт. Так уж повелось фельдшера элита, тут мозгой шевелить надо, а не просто утки таскать да клизмы хуярить. А у девок как - либо с мозгами, но внешность ни о чем, либо милашка с ветром в голове. Редко полный комплект попадается. Пацаны так вообще шоу уродцев. Одному словно из дробовика в морду пальнули, весь в россыпи оспин. Другой неудачная копия Киркорова, у третьего ноги колесом. Все дефективные какие-то, явно из семейства ботанов, а может ещё и пидоров, судя потому что вместе кучкуются. Значит девки голодные до общения с настоящими парнями. Ну держитесь! Дайте только в себя прийти, я тут шороху наведу!
  Входит Судья. Все сразу молчком, мертвая тишина. Встали, разве что честь не отдают. Она не хило всех строит, у старой фурии не забалуешь. Зав.практикой, ещё один мед-босс, даже по могущественней Бигги и ТВ. Это с её легкой подачи меня тогда и числанули, бабка прессует с первого курса всё повторяя: "Я брак не пропущу".
  Первый час будто немое кино - смотрю как она открывает рот и ничего не понимаю. В голове ещё эхо грибного угара, там пока идёт уборка. Нужно извилины в порядок привести, как в тетрисе расставить всё на места. Мир в полусне, обтянутый плёнкой и слегка далекий. На перемену даже не выхожу так прочно состыковался со стулом. Остальные весело галдят и делятся впечатлениями о лете. Я же зыркаю испепеляющим взглядом, уже всех ненавижу.
  - О! - подаёт голос Укроп. Берёт чехол от моих очков и... пытается из него пить! Он чё ёбу дал? Нормальный вообще? Или тоже в грибах? - Ахах, - гавкает видимо вдоволь напившись, и снова уходит в аут сложив голову на руках.
  На втором часу налетает зевота. Делаю попытку вслушаться, что она там лепит:
  - Если у женщин материнский инстинкт зачастую проявляются сразу после рождения ребёнка, то у мужчин всё по-другому. Обычно отцовство просыпается в промежутке от тридцати до сорока лет... - и бла-бла-бла, в одно ухо влетает из другого вылетает. Монотонный голос Судьи убаюкивает, голова так и норовит упасть на парту. Ухожу за Укропом в астрал, склонившись над тетрадкой и водя ручкой волны.
  Следующая пара английский делит нас на подгруппы. Я в первой, у молоденькой англичанки. Блин! Лучше бы во вторую, к своему бывшему куратору. Она дама, что надо - веселая и понимающая. Тут я маюсь и умираю ещё больше, то и дело почти скатываясь под стол. Скуууучно! В английском я бог, как-никак отмотал школу с углубленным языком, так что даже в невменозе шпрехаю лучше всех. Бьюсь об заклад в параллели у Шефа и Политзэка повеселее. Но там сборная солянка из медсестренских групп, тех кто решил подняться в классе и доучиться на фельдшеров. Чутка другая программа, при всем желании меня бы не перевели. По рядам шуршит новость - возможно по субботам занятий не будет, а может и день города отменят. Кажись появился первый зараженный свиным гриппом. Ааа! Вот почему некоторые в марлевых масках! Все теперь аж хрюкнуть боятся, а я даже не шарю что это такое. В любом случае очередной пшик...
  Пара тянется несколько веков. Наконец-то звонок - спасательный круг. Сорок минут на обед. Плетусь в общагу. Там только Гриб, считает бумажки, видать загнал оставшиеся поганки. Приземляюсь на кровать.
  - Чё заебался?
  - Да... не выспался, туго соображаю, - мозги так и плавают бульоном.
  - Так может поправимся? Эску организуем?
  - Что организуем?
  - Ну бля, спидуху! Пятихатка есть? Можно сообразить на пополам...
  - Найдется...
  - Так погнали к Луку и Чесноку! Разнюхаемся, летать будешь!
  ***
  В 79-ой сразу не открывают, кто-то долго изучает в глазок прежде чем шестеренки замков приходят в движение. Вначале один, потом второй. Дверь бункера слегка приоткрывается, как из панциря выглядывает хмурое лицо.
  - Здорово Чеснок! А мы тут в Need for Speed поиграть хотим...
  - А это кто? Что за Гарри Поттер?
  Сука! Это мой дар и проклятие, из-за очков всю жизнь с ним сравнивают. Начинаю закипать: Ща Гарри Поттер пизды вам наколдует!
  - Он точно свой? Раньше я его не видел... - сверлит взглядом.
  Конечно не видел! Я был сХе - на крестах, точно в шапке невидимке.
  - Не знаю, - тянет Гриб смотря с подъёбом.
  - Да пошли вы нахуй! - собираюсь валить, но Гриб тормозит. - Да стой ты... стой! Нормальный он пацан... Филки есть, открывай...
  - Ладно...
  Внутри бубнит Кровосток. Лук и Чеснок прям близнецы из Освенцима: тощие, туго обтянутые кожей скелеты, различающиеся лишь пижамами "найк" и "рибок". Дополняют картину сальные волосы и рожи утыканные прыщами. Помимо них в комнате ещё Руди и Донни Бон, а также мой одногруппник Укроп, который сопит в коматозе.
  - Нихуя! - удивляется Руди. - Не знал, что ты по этой теме, - он сидит с баяном* в руках.
  - Да как бы не совсем...
  - Целка! - вставляет Гриб.
  Что не так с этим ебанько?
  - Тогда добро пожаловать в клуб, - расплывается Руди, а затем замечает мой взгляд на баяне. - Только давай без осуждения... Слышал про такой эксперимент парк крыс?* Вот у нас типа того... только вместо парка - общага, а вместо крыс, - он машет в сторону дрищей-близняшек, а ведь и правда в них что-то есть от грызунов. - Как только нас научили делать внутривенные инъекции половина общаги сразу колоться стала... Ты же будущий медик, должен понимать это лучший способ доставки веществ... экспресс прямо в мозг.
  - Мы предпочитаем по старинке, - Гриб трёт нос.
  - Как знаете, по мне так перевод продукта.
  - А с этим что? - показываю на Укропа.
  - Отсыпается после марафона, - говорит Донни, на фоне скелетов они с Укропом, как два пузыря, отъевшиеся коты.
  Он палит принт на моей футболке, где черная тень бьет другую с кельтом на голове. На щщах играет презрительная ухмылка. Отвечаю тем же, хардкором я переболел, но аллергия на нациков осталась. Меж тем Руди гоняет вены и вводит иглу чуть выше свежего партака NUFC.* Небось автограф Синего, с его лёгкой руки и самодельной машинки мы все пестрим наколками. Руди на миг оседает, подвисает, а потом чуть ли не подпрыгивает развернувшейся пружиной.
  - Во бля!!! Во нахуй!!! - гарцует скаковой лошадью. - Чё погнали из этого притона?! - спрашивает Бона.
  - Пошли.
  - Погодь! - Чеснок припадает к глазку и сканирует местность. Руди смотрит на меня и вертит пальцем у виска, мол "совсем псих". - Всё можно, - открывает дверь, и они сваливают.
  - А чё он кипишует?
  - Да мусора порой по общаге рейды с собаками устраивают... в прошлый раз Чеснок всё палево в окно скинул, а потом бегал искал, так и не нашел... Вот теперь всё время на стрёме.
  - Ага! Смотри, что мы прикупили, - хвастается он, показывая на массивный глазок чем-то напоминающий оптический прицел. - Обзор 200 градусов! Вещь!
  - Ладно, не до твоих обнов! Заряжай, а то на пары опоздаем, - Гриб кидает лавэ.
  Лук достаёт маленький квадратик фольги, из него точно пудра сыпется белый порошок. Гриб чертит дороги, как в фильмах про бандосов. Ещё есть шанс отказаться... ведь, что я знаю о спиде? Первая мысль о вирусе-убийце и его последствиях, а лишь потом что с английского это "скорость", сленговое название амфетамина. Если б не вчерашние грибы я подумал получше. Они открыли чакру вопросов: Как так, что такую мистическую вещь запрещают? Да и безобидную травку тоже. Всё это попахивает ёбаным заговором, навешиванием ярлыка "зло" на то, что может сделать тебя счастливым. Так может и другие наркотики не так страшны? Пока не попробую не узнаю...
  "Стимуляторы, галлюциногены и эйфоретики
  доказывают, что рай умещается в пакетике", - поддакивает Кровосток.
  Вот и момент истины, Гриб протягивает свернутую купюру. Бросаю последний взгляд на лабораторных крыс. Если это большой эксперимент, то в их случае он вышел из под контроля. Конкретно засушил, превратил в экспонаты кабинета анатомии. Но со мной ведь такого не произойдет? Да мне и терять то особо нечего, и так одуванчик. Еда в теле не задерживается, транзитом из пасти в жопу.
  Итак, я нюхаю своё будущее...
  ***
  - Вот ты где, - подходит девчуля из группы. - Пошли к куратору, она с тобой пообщаться хочет.
  Вай! Какие глазки, прям на пол лица как у Бэмби, в таких не грех и утонуть. А пахнет как божественно, я бы мог её нюхать и нюхать. Иду следом проверяя нос на наличие побелки - не комильфо быть запаленным в первый же день.
  - Я кстати Лана, староста, - бросает через плечо.
  - А я Макс...
  - Знаю.
  Видно слава распиздяя летит впереди меня. Ну что поделать, как мудак живу. Порошок мерзко першит в горле, медленно стекая вниз.
  Кабинет терапии, куратор бабулька божий одуванчик в круглых окулярах. Как обычно, не помню, как зовут. Имена вообще редко оседают в памяти, а старых грымз и подавно. Отложилось лишь, что она слегка пришибленная, из кабинета не выходит и постоянно моет руки.
  - Ты можешь не ходить на предметы, по которым в прошлом году получил зачёты, если конечно не хочешь улучшить оценку... Главное исправь те, по которым у тебя долги... от терапии я тебя освобождаю.
  А бабка то ничего!
  - Лана голубушка проследи за молодым человеком, в этом году мы выпустим всех.
  Выходим.
  - Значит теперь я под твоим патронажем?
  - Ага, - кивает.
  - Ууу! Не повезло тебе.
  - Посмотрим, - сверкает чудо-глазками. - Бежим скорее на микробиологию.
  ***
  - ...к примеру, можно сказать точно, что азиаты сто процентов инфицированы несколькими видами паразитов, - вещает препод.
  Ммм, как интересно! Сразу представляю человеческое тело, которое словно общага нафаршированная глистами. А вообще подобные речи зашли бы на "ура" в нацистской Германии. Да мы бы встречали их зига-загами. А что? Ещё один повод замочить как можно больше народу. Правда половина червивых на стороне зла сражалась. Ну, можно было сослаться, что у этих кошерные паразиты, а у других расово неполноценные.
  Мы с Бэмби сидим за первой партой. Как-то даже не комфортно, я так близко к преподу не подбирался. От утренней вялости не осталось и следа - спид не спит! Мгновенная реанимация тушки, будто в двух тонких дорожках уместился ящик "ред булла" и по канатам вен и артерий бежит не кровь, а ток. Вот это да! Такого кайфа я ещё не испытывал, полная противоположность курёхи. Нестерпимо хочется болтать, двигаться, даже плясать. Переизбыток энергии! Вот только нос течёт, и я шумно гоняю сопли туда-сюда, чем вызываю негодование у Дробовика и еще пары заучек. Привыкайте в группе новый босс!
  "А у такой милашки есть парень?" - пишу записку Бэмби. Она улыбается, а вот ответ не радует: "Есть". Облом, такие одни не бывают. Но я особо не расстраиваюсь - в голове уже калейдоскопом проносятся красотки с юга. О, какие там были девочки! Жаль только мне не хватало уверенности, за то теперь она бьёт через край. Тело занимает другой человек, улучшенная версия. Вчера в грибах я был Джокером, сегодня в стимуляторах Суперменом. СуперМаксом! Пора устроить охоту на телочек! Нахожу в бэке пачку стикеров - tiffozi crew, gutalin family. Отличный способ завязать знакомство.
  Звонок - марш-бросок в поисках жертвы, под ногами ковёр-самолёт. Лечу, на спидометре под двести. В азарте раздаю стикеры и одариваю улыбками. Киски, киски, киски - рикошечу от одной к другой. Привлекательность и масть сейчас мало волнуют, хотя попадаются и настоящие бриллианты - рыженькая Фокси так вообще огонь! За пятнадцать минут я обрастаю большими связями, чем за пару лет. Всё благодаря амфетамину! И тут я натыкаюсь на Труляля. Вот так встреча!
  - Привет, привет, приветик! - прижимаю её к себе. - А ты что тут делаешь?
  - Учусь. Поступила на медсестру.
  - Вот как!
  Труляля - субкультурная шлюшка, перепрыгавшая на хуях у половины движа. Её не ебал разве что ленивый ну или брезгливый, особенно, если учесть, что она мутила с Мелом, панком на спор сожравшим говно. Сосаться я с ней точно не буду, а вот для другой цели её ротик может пригодится. Вот мой шанс! Здесь даже убалтывать не надо. Хватаю её за руку и волоку в общагу, чуть ли не крича: - Пошли я тебе кое-что покажу!
  Слава яйцам в комнате никого. Она с лёту всё просекает и бухается на колени, безотказная сучка. Скажи ка "ааа", как на приёме у зубного. Ой бля! Зубной бы ей не помешал - зубы привет крокодилам. Расстегиваю джинсы, уже поздно сдавать назад, да и член не простит... смотрю вниз и... ЧТО ЗА ДЕЛА?! Он будто в себя втянулся, стал крохотным, словно ножницами чикнули больше половины. Наверное, дело в порошке. По лицу Труляля читаю: - "Ты хотел показать вот этого малыша?" Открывает рот, чтобы что-то пиздануть, но я ловко закидываю удочку, даю прикурить. Она возмущенно бубнит, а потом рассасывается.
  - Так... так... язычком... да... да... - её рот творит магию, как в микроволновке пропекает малыша до нормальных размеров. - Твою мать да... вот так...
  Я думал после летнего застоя моя пушка пальнёт фальстартом, едва завидев цель. Вот только башка Труляля строчит уже целую вечность. Экстаз висит на конце, но конец всё не приходит. Подобный обед начинает её подзаёбывать, не выдерживает столько с открытым ртом. Капкан то и дело норовит захлопнуться. Кривые зубы-айсберги царапают борта моего парохода. Смертельный номер - змея в пасти аллигатора.
  - Быстрее... быстрее...
  Беру дело в свои руки, вернее её голову. Сжимаю патлы и начинаю долбить туда-сюда, прямо поршень в двигателе. Она хвать за йоболзы*, крутит их как тормоза, когда я захожу слишком далеко.
  - ...агхххх... агхххх...
  Мурашки под кожей волной бегут вниз. Вот-вот-вот! Гул в ушах нарастает, ещё чуть-чуть и у меня в руках останется её скальп, а у нее во рту кусок моего шланга.
  - Ааа... ааа! - оргазм сотрясает тело и бьёт настоящим фонтаном.
  Труляля вскакивает и бегом в бытовку. Сплевывает в раковину на чьи-то тарелки. Пока она занимается гигиеной полости рта я сливаюсь. Исчезаю. Каков негодяй! Поражаюсь сам себе. Хотя с таким пробегом она не более чем презик, который выкидывают после использования.
  ***
  - Значит познакомился с бандой овощей из 79-ой? - от Шефа не ускользает моя танцующая челюсть.
  - Ага... а кто они? И почему овощи?
  - Да барыги они... пороховые, а овощи потому что витаминов у них много... Ха-ха! Да образ жизни растительный, завязан вокруг одной хуйни. Гриб раньше с ними жил... Там самый нормальный Укроп, сразу по полке в каждую ноздрю засандалит и на работу диджеем... через неделю возвращается и в спячку на пару дней... Помню у нас жара, туса, а ему хоть бы хны, спит прям у динамика. Мы его бутылками обкладываем, фоткаемся - ноль реакции, даже в сортир не встаёт... за то по подъёму ссыт минут пятнадцать... А Лук и Чеснок - чепуха засушенная... паранойя совсем мозги поплавила, у глазка по очереди тусят, в Саурона играют...
  Мы поднимаемся на четвертый. Решили глянуть как там на кладбище мух.
  - Помни с химией надо быть на чеку, это не ганджа, которую подарил нам Джа. Синтетика... - он кривит губы. - ...дерьмо с сюрпризом. Побочек дохуя, сегодня лучший день, а завтра ад. Чем выше взлетишь, тем больнее падать. Ещё и писюн, как у мальца становится, а трахаться хочется по-взрослому...
  На этом у меня чуть не вылетает про междусобойчик с Труляля, но я вовремя прикусываю язык. Обычно Шеф во всех деталях рассказывает о своих случках, вот только с шалашовками всё наоборот. О таких стыдно распространятся, это не считается победой.
  - ...для сучек шпек, что валерьянка. Я вот заметил, куреха мало кому из них заходит, за то порох только в путь. Правда это блядская дорога, химия портит тёлок. Они за нее пизду и душу дьяволу продадут...
  Нос улавливает гнилые нотки. Комната открыта, уже посвежее, но амбре ещё висит. Нас встречает Подуха - эмо-бой с лицом забитым пирсингом.
  - Здоров! Меня вот к вам заселили, вчера заглянул и охуел!
  - Привет... да я сам в ахуе... вот проветриваю...
  Хорошо хоть прибрал могильник. Шериф осматривается.
  - О! А это чей? - показывает на телек.
  - Вуди, соседа. Он ещё не приехал.
  - Ну заебись, мы его пока к себе заберем, - Шеф поднимает ящик.
  - Но Вуди... он бы вряд ли разрешил, - скулит Подушка.
  - Ну вот приедет и узнаем... - он смотрит таким взглядом, что тот затыкается и отходит в сторону.
  - Поставь, - говорю тихо.
  - Да ладно тебе! Чё ты впрягаешься? Знаю я этого Вуди - лошок долговязый... Я его сделаю!
  - Поставь я сказал! - рычу, сжимая кулаки. - Я ща тебя сделаю!
  Мудак резко переключается во врага. Я такую быдлятину ненавижу! Едва сдерживаюсь, аж колотит, чтобы не сунуть ему в щщи пару раз. Для него это нежданчик, смотрит оценивающе, прикидывает. Потом отпускает добычу и примирительно поднимает руки: - Остынь приятель... ты чего завелся?
  - А чё телека не было? - спрашивает Гриб, когда мы возвращаемся.
  Так вот чья задумка! Слизняк сука! Шериф чешет затылок, переглядываются.
  - Был, - говорю.
  - И где он?
  - Там же... свой купи, если что-то не устраивает... в той комнате чуваки с которыми я прописан... и у них трогать никто ничего не будет... усёк?
  ***
  Тусим перемещаясь из комнаты в комнату. Я, Шеф, Гриб и Джиглипуф (первак с дутым лицом пупса, одногруппник Гриба). Перед этим ещё по паре дорог, затем пиво с Бровяном и Сержантом и чача с Греком. На фоне энергии алкашка вообще не заметна, да и дудка мимо. Дымная ватка слегка наслаивается на скорость, чутка притормаживает до ста двадцати. Сердце так и лупит, вот-вот пробьёт грудину и ускачет баскетбольным мячом. По спине на перегонки скользят капли пота.
  Девчонки предупреждают - Гриба ищет Жук, грозит живьём сожрать.
  - А чё за жук этот Жук? - интересуюсь у Шерифа.
  - Да один чепень... из армейки вернулся, а Грибец ему бабок торчит.
  Да он походу всем торчит, его обычное состояние по жизни. Ходит выёбывается, грудь колесом, на Шефа поглядывает. Может он за него и впишется, я точно нет... упырь мне совсем не нравится.
  А вот и Жук нарисовался. Сразу включает бычку:
  - Ты хули от меня бегаешь сука?!
  Судя по тому, как шманит говном из пасти - он Жук-навозник.
  - Я ща ебло тебе сломаю...
  Шмяк-шмяк! Два быстрых, хлестких удара. Я даже и не заметил.
  - ...всё всё мир! Я же не серьёзно! - Жук лезет обниматься с разбитыми щщами.
  А рахит то оказывается с сюрпризом, резкий как понос Брюс Ли.
  - Гриб на карате долго ходил, - говорит Шеф.
  Вот чё гоблин ведет себя, как бессмертный...
  ***
  Типы начинают напрягать и на ночь решаю свалить домой. Сразу черчу остатки спидухи в две огромных трассы. Жууух! - по проводам носа, порошок иголками размазывает по черепу. В зеркале зрачки по пять рублей, то и дело бьёт мелкая дрожь, а ладошки - пот с них чуть ли не капает... Забиваю на медуху и страдаю хуйней до следующего вечера. Убираюсь, играю в комп, дрочу, читаю, пишу, слушаю музыку и всё по новой, как заведённый. Много пью и уничтожаю пару пачек жвачки. Затем просыпаются нотки усталости, тело наливается бетоном. Замечаю, что вторые сутки во рту не было ни крохи. Возвращается прежний я: вялый, тихий, сонный. Чувствую себя стариком, которому в кайф просто сидеть и не шевелиться. Всё становится слегка унылым, серым. Но разве это отходосы? Всего лишь реальность Аптауна.
  Шеф звонит и рассказывает, что они бухали всю ночь. Джиглипуф оказался легковесом и вырубился первым. Они изрисовали ему лицо хуями, а дальше завернули рулетом в одеяло и в две иглы пришили к матрасу. Бонусом приклеили ноги к стенке.
  - Ты бы слышал, как он орал! - стебётся в трубку Шеф. - Матом нас крыл, верещал: - Вытащите меня нахуй! Отодрал ноги с обоями, а вот из одеяла никак... на пол скатился, чисто грудничок в пелёнке... глаза таращит, тужится... ну мы поржали и свалили... так этот червяк матершинник пока выбирался обоссался весь... вылез и сразу на пары бросился... Прикинь, выбежал с общаги, бежит, а ему вахта орёт: - Стой! Стой! Он весь на нервяках, типа: - Чё надо? Вахта: - Ты себя в зеркало видел? А он, как пизданет: - А ты себя видела?! Короче, объяснили ему, что он весь в хуях... ХАХАХА!... Вообще кора! Устроили посвящение...
  
  
  Примечания:
  * Good night white pride - от англ. спокойной ночи белая гордость, знаменитый антифашистский лозунг.
  * Друпи - мультипликационный пес породы бассет-хаунд с унылым лицом.
  * Баян - шприц на сленге наркоманов.
  * Парк крыс - эксперимент над подопытными крысами, с целью исследования в области наркотической зависимости проведенное в конце 70-ых годов.
  * NUFC (Newcastle United Football Club) - английский футбольный клуб Ньюкасл Юнайтед.
  * Йоболзы - яйца.
  
  
  
  03. День города
  Праздник, день города. Народ высыпался на улицы, к тому же ещё и суббота, двойной удар по печени. Про свиной грипп никто и не вспомнил, в любом случае набухаются до поросячьего визга.
  Вот и Шеф.
  - Здорово. Как оно?
  - Всё бэнч! Лови, - протягиваю два маркера, красный и черный.
  - Ништяк! Забомбим весь Аптаун! - он оглядывается в поисках первой цели.
  - Политзэк то звонил?
  - Да. Он уже в городе, где-то на площади. Погнали!
  Ловко маневрируем в пьяной толпе, ещё день, а многие уже в кондиции, некоторых буквально волокут менее пьяные коллеги. Мамаша на бровях громко выясняет отношения с таким же дюбелем. Мелкий засранец стоит между ними, задрав головёшку и впитывая воспоминания, которые будут преследовать его всю жизнь.
  - Гриб на выхи домой уехал, - говорит Шеф. Ну и славно! У меня от него несварение, ненависть с первого взгляда. - Вчера кстати Соник звонил.
  Когда-то давно они были закадычными дружками. Чич и Чонг* общаги, два главных куромана. Потом Соник с Ржавым скорешился, а я с Шерифом.
  - Как у него дела?
  - Говорит всё заебись. Живёт с Мужиком на хате...
  Мужик не совсем мужик, а девчуля. Симпотная, но ведёт себя жесть - может пёрнуть, рыгнуть да в морду дать. Совсем без бабских заморочек.
  - ...растить дома собирается... а ещё... помнишь дядечку с его группы? Ну того древнего?
  - Который постоянно на сложных щшах?
  - Он самый... так прикинь - посадили! Приняли с охуенным весом, причем не какого-то дерма, а белого китайца. Я слышал хрень убойней герыча в десятки раз, там дозы в микрограммах. Джанки* пачками от него мрут. В общем, Соник сказал, дурачок надолго заехал.
  - Я даже и не знал, что он...
  - Дак никто не знал... тихушник хуев!
  Политзэк встречает нас с шашлыком в руках. Щеголяет в голубой олимпийке "адидас", которую я для него спиздил в секонде. Босяцкий подгон, как он это называет. Лицо опухшее, в налёте желто-синего румянца.
  - Где это тебя так подрихтовали бродяга?
  - Это? - он прям смущается. - Да короче, как с общагой обломалось... так я сразу в Циклон Б погнал. Знаешь, люто захотелось кого-нибудь отпиздить! Пар выпустить... Ну и походу всё по другому срослось... я хуй знает - не помню... так накидался, что уже в обезьяннике очухался... вот такой красивый...
  Зэк в своём репертуаре.
  - ...мобилы нет, портмоне выпотрошено, только пакетик с халатом и тапочками остался... я ж даже домой не заезжал. Толи фраера какие отработали, толи уже мусора, хуй проссышь. Кое-как допизделся, чтобы без протоколов выпустили... ну я им уже родной... в натуре, как в гостинице ночую... так представляете потом ещё и сменку с халатом спиздили!
  - Как так?! - ухохатываемся.
  - Да я после зашёл в наливайку, монетка кое-какая оставалась, бухнул с мужиками, а вот до дома не дошёл... шлёпнулся на траву, не встать... Смотрю хуила какой-то шакалит - думал помочь хочет, а он пакет пизданул и дёру! Ору - стой пидар! Халат верни сука!
  - Ты поэтому учёбу проебал?
  - Так ДА! Квасил, стресс снимал... пока вот с этим хожу, - показывает телефон-раскладушку.
  - А вписываться где будешь?
  - Снял комнату в Ста?риках... Пацаны там такой пиздец! Я в ахуе! Спать боюсь, подцеплю ещё чё-нибудь... с утра на лестнице кого-то убивали... я думал с пикой к выходу придётся пробиваться...
  - Да уж, хардкорный райончик.
  Мимо в развалку проплывает поц с огромным свастоном на шее.
  - Это ещё что за клоун? - удивляется Шериф. - Разъебём?
  - Эй эй! Стопе! - тормозит Зэк. - Да какой из него нацист? Ты глянь! По-любому на блатной педали... Отрицалы на тюрьме свастики бьют.
  Действительно по внешке скорее био-мусор, чем боец за чистоту расы. В кепке восьмиклинке, брючках и туфлях-гробах.
  - Ладно, пусть живёт, - Шеф сразу переключается. - Зацени, - следуя за его пальцем замечаю мусоровоз. Пустой и беззащитный бобик.
  Переглядываемся и сходу ебашим на дверях. Широкий маркер бежит волной кардиограммы. Быстро вывожу "мусора сосут хуй", а Шеф "ACAB"* и стартуем дальше. Политзэк в шоке, мясо встало в горле, глаза на лоб лезут. Немыслимо, в центре города, посреди толпы и такие движения.
  - Представляю рыла этих пидорасов! - басит Шеф. - Как у него, только злее! - показывает на Зэка.
  - Да они охуеют!
  - Сегодня же футбик, наши с Лихтенштейном играют. Надо чего-то придумать.
  Мячик ещё одна страсть, помимо дыма и рэпа. Раньше он проходил мимо, не задевая, но в прошлом году Шеф подзаразил. Он ярый фан Ювентуса. Прикурив мы обычно залипали в итальянскую Серию А. Не успел я оглянуться, как уже орал и вскакивал на опасных моментах. Недаром её называют Сериал. Шериф - ходячая энциклопедия футбола, с пеной у рта трещал про Юве и скандал с вылетом в Серию Б. О том, как они за один сезон триумфально вернулись назад. Русский же футбик не котируется, колхозный уровень такими эмоциями не заряжает, да ещё и с армией правого хулиганья на трибунах. Хотя, на игру сборной стоит глянуть. Вся надежда на Хиддинга.* Надеюсь он расшевелит кривоногих, вытащит на чемпионат мира. Лихтенштейн надо взъёбывать!
  - Эта машина, - указывает на себя большими пальцами Шеф. - Принимает только качественный лагер.* Погнали в кабак!
  Доходим до Точки, там битком. Все скандируют "Россия, Россия!", но реальных хулсов нет - один забулдыжий глаз. Берём по пиву, смотрим мячик. Русская сборная пиздец унылая, ходят по полю, изредка падают. Хиддинг там чего-то жестикулирует, а они ноль внимания. Политзэк лупит как не в себя. Пацан алко-спринтер, пока не ужрётся не остановится. Добив стакан ощущаю эффекты, мозг обволакивает толстым слоем похуизма. Хорошо, но может быть лучше. Шеф думает так же.
  - Я ща отойду, звякну.
  Пока он ходит наши забивают с пенальти, а через пять минут кладут и второй. Молодца Павлюченко! Всё же жиды в Тоттенхэме чему-то научили. Политзэк открывает в себе болельщика и подхватывает с остальными "Рооооссииия", запивая жадными глотками. Ржу над его серьёзным еблом, а он смотрит рыбьими глазами в ящик, там снова штиль.
  Шеф маякует у выхода. Нахуй русский футбол, всё что надо мы видели.
  - Я пойду встречусь с человечком... ждите меня около поликлиники.
  - Окей, - киваю.
  На улице уже стемнело. Литр пива плещется по внутренностям, конкретно дало, аж пошатывает. Может они там димедролом разбавляют? Ссым с Политзеком на стену поликлиники, потом приземляемся на лавочку. Темно и свежо. Пишу на лавке "Tiffozi crew", так называют себя итальянские ультрас, так называем себя и мы, тут на обочине жизни. Замечаю новую жертву - недалеко припаркована белоснежная иномарка. Фиг знает, что за фирма, я не шарю. Подхожу и вывожу на капоте огромный хуй. Политзэк смотрит на натюрморт и стебётся:
  - А ты тот ещё хулиган Максончик.
  - Я панк, епты! Ложу на них большой и толстый!
  Появляется Шеф.
  - Ну чё дунем?
  Зэк открещивается, словно бахнуться по вене предложили. Он чисто по синьке, это его тема, всё остальное мимо. А зря, словил бы кайф.
  - Давай, - я же обеими руками "за".
  Шеф лепит прямо на скамейке. В другом состоянии я бы застремался - хоть и темно, но всё же центр, а через пару домов ещё и мусарка, вот только алко в крови говорит "поебать".
  - Помог ещё Донни, - он прожигает дырку в батле "аква минерале".
  - Ты что бонам помогаешь?! - в пьяном угаре внутри просыпается антифа.
  - Да ладно брось ты! Он кореш Политзэка, к тому же курнув становится безобидным. Рассматривай это как ещё один способ борьбы с боновской агрессией... - передаёт мне батл полный дыма.
  Плюхи бьют под дых, одна за другой. Веселье прыгает на новый уровень. Я кайфую от ночи, огней, своего состояния. Рад, что старая банда снова в сборе, без мутных пассажиров. Втроем мы взрывоопасная смесь!
  ***
  Идём по парку. Маркеры гуляют по всему, что можно - тэги наша реклама. Мы вандалы по своей природе. Невдалеке под фонарём перевернутым жуком валяется грузный мужик.
  - Бля! Как я тогда! - сразу подрывается Политзэк. Вот она алко-помощь, своих на поле боя не бросают. Мы тоже впрягаемся. Проспиртованное тело весит тонну, кряхтит и матерится. Треск. Сука, порвал рукав!
  - Дядь мы ща тебе машину вызовем, - говорит Шеф, когда мы приводим его в горизонтальное положение. - Сесть поможем... ну, а ты за помощь накинь...
  - Ишь чё удумали щеглы, блять! - мутные глаза смотрят сквозь нас. - Нихуя я вам не дам! Только, если на рот, блять!
  Шеф сразу отпускает. Я тоже. Зэк ещё пытается держать, но тело чуть не бодает лбом. Без поддержки его снова размазывает по земле...
  - Пошли в пизду... Сосунки грёбаные! - боец всё не сдаётся.
  Вот это наглость - куртку мне порвал, ещё и посылает. Смотрю на Зэка, он хмурится, кивает. Синий попутал берега, перегнул тонкую грань алко-этикета.
  - Что ты там пизданул? - даём последний шанс.
  - Идите на... - слова обрывает нога Шерифа, прямо в челюсть. Допизделся! Мы топчем ублюдка, прыгаем как на батуте. После жёсткого массажа он крякает и скромно замолкает, уходит на заслуженный отдых в этиловую кому.
  - Надо ещё бухнуть! - пьяный барагоз возвращает Политзэка в игру, закрывает кипиш в Циклоне. Хотел выпустить пар? Пожалуйста! Мечты сбываются! - Поехали ко мне?
  - Поехали... а у тебя там батл есть?
  - Неа... у меня там вообще ничего нету. Разве, что полтораха в холодосе.
  - Тогда этот с собой возьму...
  Берём ещё по пинте* лагера на дорожку. Пока ждем на остановке, я забираюсь на знак пешеходного перехода и пририсовываю человечку на щите ирокез и футбольный мяч в ноги. Только спрыгиваю, как сразу подъезжает бас, а вдалеке маячит люстра мусорского патруля. Забавно, если это та "красотка", с перепачканными дверцами. Нам сегодня фартит! Залазим, кондукторша-горгулья с ходу предупреждает: - Молодые люди в автобусе пить нельзя.
  - Окей-окей, женщина. Мы не будем, - улыбается Шеф. В его руках пинта и бутылка с дыркой. Садимся в самый зад и, как только она отворачивается, пьем, а Шеф бомбит на спинке сидения -"Что хотим то и воротим"!
  Проезжаем мост - границу между новым и старым городом. Он же Ста?рики, местный Гарлем, сюда стекаются все отбросы. Выход на конечной. Нас встречает великан Ленин, выложенный мозаикой на бочине дома. Он салютует коммунизму, нам, светлому будущему обернувшемуся лютым трэшом.
  Прогулка по Мордору, в такой горячей точке надо быть начеку. Особенно пацану с Северной, тоже довольно буйного района. Как бы нас не постигла учесть алко-бойца, тут жизнь стоит содержимого карманов. Сразу вспоминается история мужика с дуру решившего выгулять здесь свою собачонку. После стандартного "есть закурить?", он попал под тяжелый пресс местного зоопарка. Причем досталось и шавке, слишком громко возникала. Итог - оба поломаны. Жесть, как она есть. Идём мимо брошенных, раздетых тачек, по дворам точно пережившим войну. Из темноты блестят глазами дворняги, четырехлапые гопники. Мы для них деликатесы, дай только повод, оступись, потеряй равновесие и ты их.
  Зэковский дом на самом дне, дальше только СИЗО и кладбище. Задроченный клоповник смотрит оскалом выбитых окон. Да тут по-любому половина хат рассадник героиновых нор. Пробираемся на ощупь в тёмных катакомбах. Воняет мочой и безнадёгой, под ногами хрустит мусор, руки елозят по обшарпанным стенам. Кажется сейчас откроется одна из дверей и нас утащат в притон полный гадов. Добираемся до нужной комнаты и только внутри вздыхаем свободно.
  - Ну и местечко ты выбрал старик, - делится впечатлениями Шериф.
  - Даа, тебе стоит поскорее отсюда сваливать... пока ублюдки не докопались, у них на чужих глаз намётан... как мама уедет можешь у меня перекантоваться, а так... что, если к Соседу переехать? - подаю мысль.
  - А это вариант, - кивает Шеф.
  - Думаешь?
  - Да. Сосед парень тихий, немного туговатый, но в целом безобидный как щенок. Побазарь с ним. Закупи бухла, хавки нормальной, а то он себя там травит пельменями да разной замороженной лабудой. Посидите-попиздите. Главное скажи, что по счетам пополам башлять будете и всё...
  Смотрим очередной ужастик про зомби. Если нажать на паузу и глянуть в окно - один в один, зомби апокалипсис в миниатюре. Давим полтораху и гарик. Политзэк вскоре уходит в сон, превратившись в мешок воняющий перегаром. Меня тоже постепенно срубает. Глаза устали смотреть, как жрут чьи-то мозги и безвольно закрываются. Прежде чем вырубиться всплывает одна картинка из прошлого. Принт скрин памяти, тот самый дикий трип, после которого Зэк переродился в Политзэка...
  ***
  Зима 08-го
  Девятка в очередной раз кашляет и умирает.
  - Ну сучка! - Зэк выбирается наружу.
  Мороз лупит под тридцатку. Печка не греет, поэтому даже в тачке мы в толстой броне пуховиков. Пока он там шаманит, мы греемся разведя небольшой костерок прямо на полу салона. Журнал горит красиво, но тепла не приносит, за то микс из водки и плюх ещё как. Хапаем и запиваем, чисто по-панковски. Внутренности обдает напалмом.
  - Я вот заметил, у вас в Аптауне дубасят почти все, - говорит Шеф.
  "Курят дома, курят на районах,
  курят в машинах, курят на пиронах
  курит дядя Ваня, курит тетя Соня,
  курят даже их друзья из Эстонии..." - соглашается Децл.
  Я тоже это заметил. Ганджа - таблетка Морфиуса, которая открыла мне глаза и проложила путь на темную сторону, в город дыма. Вокруг резко вырос скрытый слой тех кто в теме, своеобразное тайное общество, где люди покупают фантазии. Может просто по-другому и нельзя? В этой западне без алкашки или убойных доз дерьма не обойтись.
  "курят покупное, курят самосады.
  но не говорят об этом вслух, им этого не надо.
  они бы рады, но закон сказал,
  что если кто-то курит, то преступник он".
  Хлопает капот: - Вроде готово! - Зэк прыгает назад, поворачивает ключ зажигания. Реанимированный тазик ворчит и заводится.
  - Поехали в клуб? Хули мы на улице морозимся? - предлагает Шериф.
  - В клуб так в клуб.
  За окном мелькает почти вымерший хрустальный город, холод попрятал всех по домам. Снег переливается алмазами. Изредка пролетаем мимо укутанных пингвинов-пешеходов.
  - Пострелять их что ли? - стебётся Шеф, целясь по людям из пневмата, безобидного близнеца Макарова.
  - Дай сюда дуру, - пневмо-пушка прыгает в кобуру подмышкой Зэка.
  666 - жаркое местечко, скверна ада в центре города. Громкая музыка давит со всех сторон, не оставляет попыток вскрыть мне череп. Чувствую себя не в своей тарелке. Хоть и одет по цивилу, но панк в башке просто в шоке. Спрашивает: - Что я здесь делаю? Вокруг чуждая культура, место тусовки бычья и нарко-быдла. Через пару столов небритые мрачные лица дуют тупо в открытую. А сколько я слышал тем, как после таких вечеринок людей собирали по частям травматологи. Хотя, стоит признать их девки качественней, не то, что наши педовки - коллекция фриков. Клуб распух от обилия сытных тёлок. Они призывно качают телами. Мысленно я уже отодрал парочку. Шеф куда-то пропал, видно нашел подходящую чику и убалтывает, под градусом у него два состояния: пиздиться и трахаться. Зэк базарит с каким-то чуваком, как я понял дембелем. Тот явно быкует, пару раз толкает в грудак и показывает на выход. Зэк кивает, и они пропадают из виду. Нездоровая хуйня! Хлопаю рюмашку и бегом искать Шерифа. Отлепляю его от шикарной цыпы. Ору: - Зек на улице с кем-то закусился!
  Снаружи возня, все столпились. Думаю многие за такими впечатлениями и приходят. Пробираемся к центру. Зэк и дембель застыли в боевых стойках, как в какой-то видеоигре. Стритфайтер, Аптаун версия.
  - Эй конь! - гаркает Шеф.
  Бычок переключает внимание на нас. В это время Зэк вытягивает пневмат и стреляет ему в рыло. Пуф-пуф-пуф! Пульки, как веснушки глубоко засели в лице.
  - АААА! - дембель хватается за новую пластику.
  Мы хуярим его, кидаем на капот нашей девятины. Таскаем, хлещем руками-ногами. Кто-то охает, через толпу ползут его дружки. Пора валить! Прыгаем в салон и Зэк с ходу даёт назад, пока с лязгом не впечатывается в чью-то тачку. Впереди уже подмога подбирает отпизженного товарища. Зэк крутит баранку, выруливает визжа шинами. Оппоненты с перекошенными мордами едва выпрыгивают из под колёс. Вылетаем на дорогу. Слегка задеваем боком таксиста, он в страхе жмётся к обочине. Адреналин в крови смешивается с водкой, я готов выть от куража! Миг юности! Свободы! Вседозволенности! Миг, когда мы ебём этот мир! Я не забуду его никогда!
  Зэк выжимает из старушки всё что можно. Несёмся на кольцевую, к мосту в Ста?рики.
  - Сейчас блять, насквозь кольцо проедем! - гремит он.
  Начинает нехило потрясывать, с двух сторон поднимаются волны снега. Где-то в середине мы застреваем. Выпрыгиваем и на движе пытаемся толкать, не выходит. Увязли. Помогает мимо проезжающий мужик на джипе. Подцепляет тросом и вытягивает.
  - Прикиньте, дядька то ментом оказался! Едет со смены, но пару рублей* взял, - смеется Зэк.
  Снова по газам! Летим к медухе. Зад начинает заносить из стороны в сторону.
  - Осторожно! - орёт Шериф.
  БАМС!
  Влетаем в сугроб около общаги. Тачку накрывает шапкой снега.
  - Шумахер! Ты че творишь?!
  - Да... я бля... хуй знает... всё живы?
  Вываливаемся. Голова идёт кругом. Втыкаем в борозду, которую пропахали. Хорошо, что сугроб как буфер всё смягчил, чуток левее и нас бы смяло в консервную банку. Сзади тихо подкатывает ментовской бабон. Коренастый мусорок сразу замечает рукоятку пневмата, торчащую из подмышки Зэка. Быстро клацает затвором и наводит на нас автомат.
  - Руки! Руки! Руки на капот! - орёт он.
  - Спокойно командир! Спокойно! - делаем, то что говорит. Когда на тебя смотрит дуло автомата - резко трезвеешь. Второй лупит по ногам, растягивает их чуть ли не до шпагата и быстро шмонает по карманам. Потом тыкает Зэка мордой в сугроб и скрутив волочёт в козелок, при этом замечаю на облепленной снегом роже ухмылку...
  ...
  В тесный гараж, как шпроты в банке набилось человек сорок. Музыканты готовы лабать. Публике не терпится уйти в безумный мош-пит*, окунуться в сырой драйв.
  - Прежде чем начать, я хотел бы рассказать о нашем товарище, - говорит в микрофон Репа, вокалист Delirium. - Он стал жертвой полицейского произвола...
  Мы с Шерифом тихо посмеиваемся. "Наш товарищ" скорей всего таких гонял по Монче. Ему отдыхать ещё пару дней на афтерпати в ИВС. На нас заявил водила такси, что мы слегка царапнули. Шеф завтра собирается навестить Зэка готовя передачку и книги.
  - Если вы чем-то можете помочь политзаключенному, на выходе будет стоять банка... кому сколько не жалко...
  Так Зэк из обычной шпаны стал символом борьбы с системой. Угнетенным, запертым, но не сломленным. Отныне он стал Политзэком!
  
  Примечания:
  * Чич и Чонг - американский комедийный дуэт, известный серией фильмов "Укуренные".
  * Джанк - наркоман принимающий наркотики опиатной группы (героин, морфин, кодеин и т.д.).
  * ACAB - аббревиатура с английского All Cops Are Bastards, Все копы - ублюдки.
  * Гус Хиддинк - нидерландский футбольный тренер, тренировавший сборную России с 2006 по 2010 год.
   * Лагер - пиво.
  * Пинта - единица объёма, примерно 0,5 литра.
  * Рубль - тысяча рублей.
  * Мош - агрессивный танец, происходящий, в основном, на панк-хардкор концертах. Обычно без контактен и со стороны выглядит, как драка с невидимым противником.
  
  
  
  04. Один дома
  Снится очередная муть. Я взбираюсь на снежную вершину, сдирая в мясо ладошки, вгрызаясь зубами в землю. На самый пик. Следом протягивая километровые лапищи ползут вурдалаки. Я сбрасываю их по одному, лупя в отвратные пасти. Но их слишком много, муравьями цепляются, лезут друг по дружке. А потом резкий тычок в спину и гора выскальзывает из-под ног. Падаю... Падаю в бездну! Лютый страх разрывает изнутри... заполняет собой тело... Удар! Я оказываюсь в своей кровати... нещадно пиликает трубка домофона.
  - Чё ты тут? Дрочишь? - на пороге, как всегда, улыбчивый Шериф.
  - Дрыхну...
  - Ну-ну, - смотрит скептически и переключает внимание на Юшку, вертящуюся в ногах. - Привет красотка!
  Мама вчера уехала. В первый день свободного человека я устроил себе выходной, без медухи.
  Шеф сразу к компу: - Зацени! Минус просто пушка!
  Трек пищит, как сигнализация. Ничего не понятно, но качает.
  "По старинке милицейских называю фараоны
  в сиськах силикон называю поролоны
  косяк который забит, и оставлен на потом
  ради прикола называю... слепым котом...".
  - Это что Баста?
  - По голосу вроде да... похуй! Главное, что ТГК! Главное вот это ту-дю-тю... ту-дю-тю... вообще охуенно! Кстати, в душевой пересекся с Вуди...
  - Вуди?
  - Из 54-ой...
  - А! И что?
  - Видно доложили ему про телек... слёту пиздиться начал... он походу спортик...
  - С чего ты взял?
  Он задирает поло, показывая лиловый синячище во всю спину.
  - ...я даже ёбнуть не успел, как уже валялся прикрываясь...
  Ну что тут сказать? Да ничего! Пусть по ухмылке на щщах читает - ведь я предупреждал.
  - Чё на камень то запаримся?
  - Конечно! Набирай, пробивай.
  - Не надо больше пробивать - вышел я на одного барыгу, у него всегда всё чётко... Мне его, как раз за единичку и слили... Так, что давай одевайся и вперёд! - Шеф снова врубает завывающего кота.
  ***
  Барыга по кличке Гвоздь оказался каланчей в кожаной куртке, с походоном повелителя вселенной. Выбрав один из россыпи завернутых в фольгу камней, мы распрощались и двинули назад.
  - Блять! - Шеф хлопает себя по карманам.
  - В чем дело?
  - Да кажись проебал...
  - Пиздец! Как ты умудрился? - перспектива остаться вечером без смеха вызвает легкую панику. - Пошли поищем?
  - Да не кипишуй! Я ща Гвоздю наберу... Братан! Привет, ещё раз! Ты там недалеко ушел? Да у нас тут конфуз, мне бы с тобой ещё встретиться...
  ***
  После пары ляпок ловишь состояние, когда организм плавно переключается на плюс. Лицо непроизвольно расплывается в смайлике, мир наполняется радостью. Воображение живое и игривое, словно возвращаешься в детство. На пару часов жизнь становится приключением. Сейчас в этом приключении мы точно из окна-монитора смотрим на ниггеров. Они понтуются брюликами, пачками баксов, тёлками. Те трясут жопами, работают. Их так много, что куда ни глянь всё равно наткнешься на черную задницу. Я прям ощущаю вибрации, полное погружение. Вот эта так сильно трясёт жопой, что у нее лопаются стринги. В конце ещё зачётный момент - один из угольков проводит кредиткой между её булок. Не хватает только: "Чинк! Операция выполнена! Спасибо за покупку".
  В другом клипе толстый нигга в шоке, от того, что сучки чуть на голову не садятся. В круглых глазах читается: "Помогите, спасите! Меня тут держат насильно".
  - Вот тут вообще жара!
  Гуччи Мейн нечленораздельно читает под тягучий бит. Похоже, он заебашил себя такие грилзы*, что рот с трудом открывается. На фоне плотные чернухи обливаются молоком и принимают пенную ванну. Дальше я врубаю Фифти - Диско Инферно. Черно-белая картинка пестрит целлюлитом. Шефа строит недовольную рожу:
  - Давай без этого позёра.
  - Чем тебе Полтинник не угодил?
  По мне так Гуччи, от которого он так прётся, тот же молодой Фифти. По крайней мере манерой читки с набитым ртом.
  - Да хуила он не настоящий... тупо взял образ гангстера и лавэ гребёт, на MTV скачет с другими такими же обезьянами: Снуп Доггом, Лил как его там... Уэйном... это не рэп нихуя, а глянцевая копирка... Рэп - это улицы!
  - Так в него же стреляли...
  - Да... а знаешь почему? Потому что пиздел много и выебывался не по делу... и стрелял чувак из Оникс!
  - Серьёзно?! Кто?
  Во балабол! Что-то слабо верится.
  - Ну не Стикки и не Фредро Стар... другой... включи их совместный клипак.
  Нахожу. Они на хоккейной коробке, сбивают с коньков белых чуваков.
  - Вот-вот вроде этот баклажан с повязкой на глазу! Короче подкараулил он пиздабола и из мак-10 - тра-та-та! Это такая скорострельная штука, но калибр мелковат... как семки. Полтос тупо руками прикрылся, маслины в них и застряли... Вот такие пироги... А вообще знаешь какой мне трек у Оникс больше всех заходит? Black Vagina Finda! Где Стикки Фингаз читает, как он ебет сучку битой. Сечёшь?
  Звонит труба, Зэк. Он уже неделю как переехал к Соседу, но сегодня тусим у меня. Выходим на улицу, прогуляться с Юшкой. Он стоит у лавочки, с двумя мешками трещащими от хавки и бухла. Рядом сидит девчушка лет 14-15 и говорит по мобиле.
  - Привет. Ты чё тут?
  - Да вот, девочке дал позвонить, - Политзэк выуживает из пакета большую банку "ягуара".
  - Ладно... Всё... Пока, - девчуля протягивает раскладушку назад. - Спасибо.
  - Хочешь? - спрашивает Зэк, показывая на банку.
  Та кивает. Что за девка? Откуда? Она охуенно маленькая и одета как-то стрёмно. Волосы спутанные, правда лицо довольно симпатичное. Ноги хоть и кривые, но жопа и сиськи для её возраста надуты что надо.
  - Может с нами хочешь посидеть?
  - А можно?
  И вот они уже поднимаются ко мне и пьют ягу. Она рассказывает, о том, что у нее есть мальчик, в ответ Зэк заливается басом. Шеф отводит меня на кухню.
  - Что за малолетка? Он чё трахнуть её хочет? Зэку конечно похуй кого трахать, но даже для него перебор.
  - Не знаю... Может решил сделать себе подарок на днюху? - через пару дней у него днюха, как впрочем и у меня. Так совпало, в один день.
  - Да ну нахуй! За неё сесть можно, она же пиздец мелкая...
  - Ну лет 15...
  - В лучшем случае... Если что дуем тут, иначе она нас быстро спалит...
  Ну естественно сразу решаем дунуть. Вернувшись замечаю - девчонка поймала градус, поплыла. Бедная красная шапочка окружённая волками. Хотя потому, как она ненасытно хлещет ягу делаю вывод - шапка то с гнильцой, из таких и вырастают красные шлюшки...
  ***
  ...девка бежит, прячется от здорового маньяка. Ревёт, верещит, а он дышит ей в спину. Ужас в самом разгаре. Из-за стены слышится игривый смех малышки, там тоже своё кино. Какое? Эротика? Жёсткое детское порно? Домашнее видео с разворачиванием подарка? Пытаюсь представить, что там происходит. Шерифу до пизды, он нормально дёрнул и сейчас потягивая лагер вяло наблюдает за нелепыми попытками громилы совладать с тоненькой девчушкой. В моей же голове шалят развратные бесята.
  - Наверное спать пойду, - пизжу Шефу.
  Выхожу на цыпочках и заглядываю в спальню. Зэк лежит в одних трусах, рядом полуголая малыха. Штаны комком висят на конце кривых ног. Она постанывает с закрытыми глазами, слегка кривя губы, точно сейчас заплачет. Тонкие длинные пальцы Зэка как по пианино бегают по телу. Он замечает меня, оскабливается, подзывая свободной рукой.
  - Заходи братан. Присоединяйся к празднику.
  Ложусь рядом. Она между нами, как блядский гном, словно два великана собрались жарить лилипутку. На секунду её глаза открываются, пытаются поймать фокус. Она походу мало что соображает, уже на полпути к отключке. Между делом пальцы-щупальцы Политзэка залезают между ног.
  - Да у нее пиздец как узко! - громко хмыкает.
  Звучит как статья. Пьяная похоть отступает. Резко всё выходит из строя, опускается, сжимается. Нахуй эту малолетку! Подарок ценой лет в пять.
  - Я спать, - говорю, мысленно перекрещивая Политзэка и сваливаю.
  Он паря за тюрьму прошаренный, если что не пропадет. Хотя, любителям молоденьких мохнатых сейфов одно место - у параши.
  ***
  Один из предметов который мне действительно нравится - фармакология. Наверное, потому что жизнь вращает вокруг веществ и в этом дивном мире она моя дорожная карта. Сейчас препод выдаёт довольно годную инфу. Оказывается с 1700 до 1890 годов почти все женские болезни включая беременность лечили опиумом и морфием и даже новорожденных, чтобы не истерили пичкали медленным... Киндер видать офигевал, тащился и залипал. Мужики тоже не отставали, фигачили наркоту только влёт... Не удивительно, в кого мы такие - зависимость на генном уровне. Генно-модифицированные мутанты. Да и сейчас аналоги медляхи достать не проблема, не надо даже барыг знать. Пошел в чудо-аптеку, где тебе спокойно впарят всё без рецепта... Аптеки просто барыги с лицензией, а наркота лишь лекарства, попавшие в черный список. И если они говорят "нельзя" - ещё больше хочется. Прав был дядька Парацельс: - "Всё есть яд и всё есть лекарство, главное правильно рассчитать дозу". Надо не запрещать, а просвещать, чтобы вещества помогали, раскрывали внутренние таланты, лечили... А не превращали в овощей, за которых говорит зависимость. Интересно! Жаль нас тут не учат варить всякие вкусняшки. А что нарко-колледж. Я б в такой пошел, пусть меня научат! Ловил бы каждое слово, учился на одни пятерки. Наш слоган - Лечим и лечимся!
  Я теперь всё время сижу с Ланой, кажется мы становимся ближе. Хожу даже на предметы, которые нафиг не упали. Сладкая парочка, тону в её ауре. Некоторые девки та ещё наркота. От их улыбок, запаха, прикосновений чуть рассудок не теряешь. Секс так, наверное, вообще прямой билет в нирвану. Я бы даже влюбился, но на сердце "стоп", уже хватило. О бывшей Шиле, не дает забыть синяя клякса на руке. Каким же надо быть долбоёбом, чтобы себя пометить? Наивный, думал роман на века. Оказалось так - жиденький эротический журнальчик, приправленный садомазо. Смешно, а ведь тогда мы с Тони Хмурым чуть на герыч не присели. Я чисто хотел заменить чем-то ту великую любовь, Тони просто попробовать. Не давали покоя лавры Сида и Курта*, думал юзанет и словит свою долю таланта. Естественно нам дилетантам сказали: - Детишки, марш назад в песочницу. Так и не стали героями, но за упорные попытки вляпаться в говно Тони наградили званием Хмурый. Сейчас переболев все эти сопли выглядят такой нелепостью.
  Звонок, от теории фармы переходим к практике. Меню такое: пару банок яги (на которую нас подсадил Политзэк) и плюхи на обед. В сортир набиваются все звезды: Шеф, Зэк, Руди, Грек, Бровян. Ну и куда же без Грибка. Надо признать он глубоко пустил споры в нашу бравую компашку и теперь от него так просто не избавится. Но на хату ко мне ему уж точно вход закрыт, еще спиздит что-нибудь. Самый нарядный здесь именинник - на затылке красуется еврейский шлепочек. Вязанную ермолку Зэк нашел у меня на квадрате, мне её на память подарила одна красотка, которая навсегда уехала в Израиль. И он вымолил дать потаскать. Ну как тут откажешь? Всё-таки праздник, да и он уже пару дней как спонсор веселья. Пока шлепок будто привинчен, крепко держится на трех волосинах. Зэк весь день привлекает внимание, выдаёт "шалом" и "не смотрите на мою расовую неполноценность". По медухе уже курсирует молва об отмороженном еврее. Вместо торта задуваем гаш, Шеф-повар стоит в кругу и нажигает. Толпа двигается по часовой, за своей порцией смеха. Мне как второму имениннику, без очереди и самую жирную точку. Ебать-ебать! Смог чуть из ушей не валит. Отхожу, присаженным космонавтом. Пробивает на творчество. Достаю маркер и пачкаю стену - "Страшнее СПИДа атомных ракет старый добрый Политзэк".* Все должны знать о герое!
  В сортир заходят блэкеры, Джон и Белый. Нежданчик, слегка в шоке от количества пассажиров и того, чем мы занимаемся. Они - туса унылых металлюг, волосатые клоуны.
  - Вы что дуете прямо тут? - глаза будто в жопы вставили по огромному зонду.
  - А хули стеснятся?
  - А ещё есть?
  - Наша фирма оказывает такие услуги, - кивает Шеф. Он теперь берёт у Гвоздя наперёд пару-тройку единичек, так сказать в бороду. - Один?
  Переглядываются, кивают. Наверное, дунуть для них как праздник, деликатес в пивном рационе.
  - Бэнч-бэнч! - озвучиваю сделку.
  - Как там дела у Ржавого? - спрашивает Белый.
  - А как они могут быть? Как он писал в последнем письме "в плену ебучей системы". В стройбате... строят стадион Зенита... Говорит в госпиталь возможно переведут... вот там будет хуи пинать.
  - Понятно.
  Ну что все зарядились дымом? Дальше по расписанию холл, к столу для пинг-понга. Его совсем недавно поставили и сейчас вокруг толпа. Мы прописываемся на соседних скамейках. В кайф последить за охающими девчулями, а за одно и ягу поцедить. Мы обёртываем банки тетрадками, такой безпалевный отряд алко-бойцов приправленных выхлопом "ягуара". У него есть свои плюсы, в отличие от классического бухла не так быстро срубает. Ты вроде и пьян, но в то же время бодр, под градусом, но не тупое животное. Если всё время пить можно долго продержаться. Правда, как только закончишь - резко выключает, словно катился по ровной дорожке и улетел в открытый люк.
  ***
  - Ну что, кто ляжет? - плотоядный взгляд Славони рыщет по группе.
  В ответ тишина, никто не хочет раздеваться. Славони - препод по массажу и ЛФК, пухлый бурдюк с взглядом Чикатило. Все девки знают, облапает потными ладошками и зальёт слюной. Говорят, мол он сынок бывшего директора, который скоропостижно скончался. Такие привилегии и держат на плаву, хотя он открыто подкатывает к студенткам.
  - Может ты? - спрашивает Бэмби.
  Почему бы и нет? Для Славони пацан, как "фу", предоставит всё девчонкам. Я же плотно курнул, а значит будет в кайф поваляться под девичьими ручками. Полный релакс! Будем считать это за подарок. Быстро раздеваюсь и утыкаюсь лицом в кушетку.
  - Какой худой, - голос Ланы. Интересно я покраснел только лицом или всем телом? - Ещё и с тату... - её пальцы бегут по синему человечку на лопатке.
  ***
  - Сколько будем брать?
  - Ящик.
  - Хуя се!
  - А хули мелочиться? - Политзэк достает лопатник распухший от банкнот. - Можно нам ящик "балтики тройка"? Выбирайте пока жратву...
  Затарились по полной: ящик пива, пару пакетов с хавкой. Чего там только нет, даже заморский зеленый сыр. Дефилируем мимо банды бабулек на лавке. Они в шоке, не верят глазам. Ну всё, старые сороки точно маме маякнут.
  - Вот вам монетка на запретный дым, - Зэк протягивает кэс.
  Вообще ништяк! Вечером ещё заглянет Лана. Я правда слегка стремаюсь из-за пацанов. Дружба дружбой, но когда речь заходит о цыпочках мы все конкуренты. Не дай бог начнут к ней клеиться...
  
  
  Примечания:
  * Грилзы - декоративные накладки на зубы, сделанные из драгоценных металлов с инкрустацией различных украшений.
  * Сид и Курт - имеются в виду иконы панк-рока и гранжа. Сид Вишес (Sex Pistols) и Курт Кобейн (Nirvana). Оба сидели на героине.
  * Слегка переделанные слова песни Рэкет группы Крестная Семья.
  
  
  
  05. Party and Bullshit
  - Ну же! Ну же! Ну! - подгоняет игроков Шериф.
  Мы в Точке, смотрим Лигу Чемпионов, Бавария - Ювентус. Ровная игра, без опасных моментов. Обе осторожничают, засели глубоко в защите. Народа нет, разве, что очкарик в розе ЦСКА с подружкой.
  - Долбоёб, - кидает в его сторону Шеф. - Кто ж свиданку в спорт-баре устраивает?
  Может и долбоёб, вот только кто бы говорил - Шефа вновь турнули из общаги. В этот раз он продержался ровно месяц, какая-то хуйня у них приключилась с теми взрослыми мужиками-"охранниками". Мы их видели, когда жрали грибосы. Как я понял он синий на пару с Грибом схлестнулся с ними в бытовке. По-любому Гриб подначил, он точно чёрт на плече, хотя датого Шерифа и провоцировать не надо, навёл на цель да сказал "фас". В итоге они всмятку расхуярили одному из них щщи, вся бытовка была в кровищи, чисто мясная лавка. Шеф вылетел, Гриба как ни странно только переселили в комнату Донни Бона. Ну, а этот засранец пока у меня. Дальше хуй знает, с Соседом уже Политзэк. Может в Старики съедет, там хата на месяц вперед проплачена. Мы его теперь подъёбываем, в шутку называем Мясником.
  - Вот за этим парнягой следи, его ждет большое будущее. Диего звать, из немецкого Вердера купили. Он там такие штуки отмачивал.
  Было бы зачем следить, ничего не происходит, пока радует лишь пиво. Очкарик со своей лошадкой отходят к бару. Шеф ловко пиздит сиги с их столика.
  - Нахуя?
  - Просто. Хули он расслабился? Конь ёбаный!
  Вибрирует труба, на связи Бон, просит помощи. Докатились, помогаем нацикам. Старая тусовка бы не одобрила, прям вижу их серьезные щщи с вопросом "как так?". А вот так! Смена приоритетов, уже другой движ, все эти тёрки наци-антифа остались в прошлом. Как не забавно звучит - наркотики стирают различия, приземляя всех в одну грядку. Да и просто хочется взбодриться после вялого футбика. Двигаем к медухе. Что-то его нигде нет. Шеф набирает, но тот сбрасывает.
  - Не здоровая хуйня, - глаза бегают.
  С чего бы? Неужто подстава? Представляю, как из-за угла вылетает моб фашни и прыгает на нас всем скопом. Или ещё хуже мусора. Сколько при нём палева? Камня три-четыре? Это сколько в годах? Наконец-то перезванивает.
  - Говорит в тачке за домом. Давай так, держи вес, если всё в поряде - маякну.
  Не успеваю даже прикинуть, как он сует мне спичечный коробок и исчезает. Внутренности щекочет паранойя, в первые как я шагнул на темную сторону появляются такие движки. До этого всё было как игра, а тут нате можно и по жопе отхватить. Пиликает трубка: - Всё норм, подойди.
  В коленках просыпается дрожь, иду прям на убой. Да не, всё в порядке! Вижу Бона, Гриба и ещё одного чувака Глека. Стоят, ржут. Отдаю коробок с выражением "фигли ты меня в свои темы впутываешь? Я на такое не подписывался"! Но хуев Мясник даже не замечает. Мы пробираемся в падик и дуем.
   - А погнали с нами в Кухню? - Донни весь на движении, явно нанюхан, как впрочем и остальные.
  - Даже не знаю, - Шериф смотрит на меня.
  - Погнали! Хули вы сиськи мнёте? Или чё шафкам западло со мной бухнуть?
  - Да нет, почему же... а вы там с кем?
  - С тёлками! С кем ещё?! В основном первачек охаживаю...
  - Скорее спаиваешь... в свой гарем загнать хочешь, - смеется Глек. Он теперь везде за Боном хвостиком вьётся, типа его протеже.
  Мне до сих пор такие места не по нраву, но не заднюю же включать. Киваю - погнали!
  Клуб Адская Кухня преемник 666. Ту шарашку прикрыли недавно, обычной массе осточертели обьебошенные вакханалии каждые выходные. Плюс постоянные пиздилки, кидки на телефоны. Один закрыли, вся дичь переместилась в следующий. В общем старый гадюшник на новом месте, даже название лишь слегка поменяли.
  Сдаём куртки. Со второго этажа эхом стучит электронный бит. Вокруг грифами кружит пьяное быдло, все на адидас перфоманс. Смотрят, изучают, прикидывают не сделать ли из нас сегодня отбивную. Слегка напрягаюсь поправляя очёчки, полюбэ если доебутся то до меня. Вид беззащитного Милхауса* - красная тряпка для синих быков. Наверху силуэты извиваются в неоне. Прыгаем за длинный стол, действительно целая компашка девчонок и пара пацанов.
  - Пойду пива возьму! - кричит в ухо Шеф. - Тебе брать?!
  Киваю. Рядом киса с множеством косичек. Улыбается, но тут же уходит в шёпот с подружкой. В паре столов замечаю Укропа с какими-то ребятами.
  - А там кто? - спрашиваю у Глека.
  - А ты не знаешь? Диджей Бетон и его туса, он здесь хозяин звука...
  Цежу пиво, потихоньку расслабляюсь. Шериф так вообще, как рыба в воде, то смеётся с девчулями, то перебрасывается словцом со слащавым полупокером напротив. Стряхивая пьяных малолеток подсаживается Донни Бон.
  - Что скучаешь? Выпьем? - наливает водяры.
  - Ну давай...
  Чокаемся, пьем.
  - Вот скажи мне, в чем смысл вашего ёбаного антифа?
  - А вашего правого говна?
  Он выплёскивает весь фашистский фарш. Я парирую, у нас что-то типа словесных шахмат, словно уличные бойцы перешли от пиздюлей к битве интеллектов. Я поражен, Бон казался типичным бритым дауном, но рассуждает вполне логично, конечно если сделать поправку на выпитое. Мы проходимся по хачикам, Гитлеру, скинхед-культуре. И пьём, пьём, пьём. Доходим до стадии "ты меня уважаешь?", тупо обнимаемся. Неожиданное юнити* - бон и антифа, дружба на век.
  - А ты неплохой пацан Максон! Бля! По любому надо вместе затусить!
  - Поддерживаю Донни!
  Пока мы ведем субкультурные беседы, Шериф не сидит без дела и организует себе девку на ночь. К моему удивлению это та курица, из истории с заявой об изнасиловании. Ну ничего себе! Пикап-мастер уровень Шеф - год назад из-за нее чуть не встрял, а сегодня убалтывает на всё про всё. Мне в принципе похуй, водка делает своё дело, не знаю насчет кухни, а вот пойло здесь действительно адское, выбрасывающее в стратосферу. Земля приём? Телом сложно управлять, путаю газ и тормоз. Сейчас миссия одна - состыковаться с кроваткой. Они под руки ведут меня к такси...
  Падаю в постель, правда до конца отключится не выходит, из сна вытаскивают крики птеродактиля за стеной. Шеф то ли порет, то ли убивает её всю ночь, а может всё сразу. К утру дешёвая порнуха затихает, правда ненадолго, снова включая воющую шарманку. Они в прямом смысле ебут мне мозг...
  ***
  Машинка корнает под девятку, под ногами копна собственных волос. Теперь мы все как из инкубатора, три бритые башки. Накидываю свежеспизженные шмотки. Вчера мы провернули кражу века. Так-то и до этого секонд обносили, но вчера конкретно борзанули. Там поставили новую, ещё не шарящую тётю, которая под честное слово "мы сейчас померим и вернёмся" выпустила нас с целой кипой вещей. Из улова бейсболка "лонсдейл", пара клетчатых рубах "бен шерман", поло "фред перри" и "лакоста". Остальное отдали Соседу, а то ходит в обносках. В камелотах и тягах я словно по спириту 69* - Гарри Поттер, волшебник-скинхед.
  В медухе особый день - посвящение в студенты. Перваки скоро присягнут на верность Гиппократу. Это хуйня, главное, что потом будет дискач. Вот его то мы и ждём, разогреваясь ягой.
  - Максон! Зацени! Девчонка тебе явно глазки строит! Вид зацепил, - говорит Шериф.
  Первокурсница. Ничё такая, на лицо правда лошадь, но сиськи так и лезут из под кофточки, в стиле Памелы Андерсон.
  - Классные дойки, - шепчет Шеф. - А вот жопа на троечку.
  Ах да, он же эксперт по жопам! У него как у ниггеров чуть ли не культ и это единственное на что он смотрит. Пофиг, если на лицо пиздец, главное, чтоб бампер был надут до предела.
  - Чё стоишь? Иди познакомься! Да не ссы ты...
  Эх была не была! Подхожу, девчонка и правда заигрывает - кидает кокетливые взгляды и накручивает на пальчик прядку волос. Зовут Крис, медсестричка. Не успеваю собрать больше инфы, всех гонят в актовый зал. Для нас посвящение - парад свежего мяса, заценить кто есть кто. Глаза бегают по целям, а заряженные в штанах приборы так и рвутся в бой. Перваки по сигналу облачаются в белые мантии и стоят перед Греком в роли Гиппократа. Ну, а кто ещё может похвастаться чисто греческим профилем и бицухами? Сто пудов сегодня парочку то посвятит. Интересно, а Гиппократ тоже ебал всё что движется?
  ***
  Все накидываются в общаге и спускаются на пляски. Моим кентам туда вход заказан, поэтому делаем всё в подворотне. Пивас очаково и пара плюх для настроения. За пультом диджей Укроп, выдаёт гибридный саунд из электроники и прилизанной попсы. Расходимся. Я сразу на стульчик - крутые мэны не танцуют. С группы почти никого, Лана не пришла, парень не пустил. Чует сука, что конкурент нарисовывается! Как обычно, тянет меня на всё запретное. В прошлом году было тоже самое, даже чуть не дошло до разборок с одним деревенским лосярой. Новый потенциальный олень ещё крупнее, Бэмби показывала фото - бородатый супертяж. Ох, жопой чую неприятности. Шеф пробивается к Укропу, наверное, хочет предложить разбавить колбасу хип-хопом. Ну точно, музло с клубного галопа переходит в неспешный бит. Видать сошлись на ар-н-би - гламурном рэпчике для девочек.
  "Yeah! Yeah!
  shorty got down low said, come and get me
  yeah! yeah!
  i got so caught up, I forgot she told me
  yeah, yeah, yeah, yeah
  yeah, yeah, yeah, yeah!"
  На танцполе дрыгается свора пьяных балерин. О, какие люди! И она здесь, та блондинка Барби, что заходила в первую ночь. Тогда Шериф к ней подкатывал, но кажется она смотрела больше на меня. В её движениях уверенность и грация, в такие моменты я превращаюсь в ценителя. Когда звук возвращается в прежнее русло она садится не далеко, а потом вообще рядом. Так-так-так!
  - Привет Макс! - звонкий голос щекочет ухо. - Можно спросить?
  - Конечно!
  - А ты не знаешь, у того парня есть девушка? - показывает на Глека.
  Ёб твою мать! А я уж думал...
  - Не... Не знаю... - слова выходят с трудом.
  Ну да, с чего я решил, что такая малышка заинтересуется мной когда есть Глек. Длинный, тощий, наглый. С руками утыканными кривыми портаками, словно машинку расписывали, но так и не расписали. Хуевый закос под блатного. А тут я - лопоухий очкарик. Внешность ботана несёт определенные стереотипы. Порой они играют на руку, но не в случае с дамочками. Я бы с радостью перепрыгнул на линзы, да передёргивает даже от одной мысли, что до глаз придётся дотрагиваться. Мда уж! Чтобы затащить такую детку в кровать нужен не пьяный пикап, а кое-что другое... супердопинг - спид!
  Комната 79. Лук с выражением "я знал, что ты вернёшься", впускает внутрь.
  - Правда сегодня жвачкой.
  - В смысле? Что это?
  - Тот же самый шпек... просто мокрый... хуй дорогу начертишь...
  - И как быть?
  - Да бомбочкой... в салфетку заверни и на кишку...
  Так даже лучше, по крайней мере без неприятного осадка в глотке. Чувствую приятный жар в желудке, с каждым ударом сердца он волнами расходится по телу. Чик! Переключаюсь в режим сверхчеловека!
  Соскучился?
  Он что ещё и разговаривает?
  Ещё и убалтываю... Как сказал бы Ноггано: Был овощем - стал плейбоем!
  Быстро спускаюсь, в затылке ещё одно сердце. Ебать! С каждой ступенькой несёт всё сильнее. От новых гостей в теле алкоголь в страхе шугается и отключается. Смена режимов, из пьяного Макси-боя назад в трезвую категорию, будто и не пил вовсе...
  ***
  Операция "соблазнение" идёт как по маслу - спаиваю и вкладываю сладкие слова ей в уши. Верный приятель градус помогает вовсю. Киска прижимается, по шальным глазкам понимаю: готова и уже частично смазана. Пьяная баба пизде не хозяйка, можно смело нагибать и трахать... Пора приступать к генитальной репетиции! Так как я тут больше не живу, двигаем в комнату Барби. На лестнице лижемся, слишком много слюней. Спотыкается... кажется перебор, как бы не пришлось шевелить пьяное тело. И ещё одно НО... таже побочка - ствол-короткоствол. В следующий раз надо что-то придумать, а то ещё пойдет молва, что это мои обычные размеры!
  В комнате полумрак, мы явно не одни.
  - Кто там? - шипит подружайка-гопница с двухъярусной кровати.
  - Свои, - отвечаю и по лицу Барби понимаю, лучше б молчал.
  - А ну съебался! - орёт грозным тоном.
  Со смехом выскакиваю в коридор, пока она пытается её угомонить. Политзэк пьяный тоже так бузит, одна и таже интонация.
  - Извини за неё, - лепечет Барби, а потом. - Ой блин ща обсикаюсь...
  Романтика...
  ***
  Стоим на крылечке.
  - А где Политзэк? - спрашиваю у Шерифа.
  - Вон вроде идёт...
  Действительно. Идут с перваком, опираясь друг на дружку. Одно большое пьяное животное. Первак, точно Мелвин из Токсического мстителя.* Почему-то в олимпийке Политзэка.
  - А чё он в твоих шмотках?
  - Да ему холодно стало...
  Когда он в дрова такой добрый, правда ненадолго. Алкоголь играет с кнопкой настроения, через пару минут он в дребезги разбивает два батла и поскользнувшись приземляется в осколки...
  ***
  Присунуть не срослось, а вот зацепить ещё как! Мы обменялись цифрами и теперь Барби бомбит меня звонками и смс, та ещё тарахтелка.
  - Пойдешь на студенческую пати в Гламур? - мяукает в трубку.
  - Да вроде не собирался. А ты?
  Гламур, ещё один клубец открывшийся недавно. Позиционируют себя как респектабельное, элитное заведение. Полная противоположность притонам типа Точки и Кухни.
  - Да Донни всех зазывает. Говорит мол, будет лучшая вечеруха в году.
  - Ну тогда встретимся там...
  ***
  Зима пришла уж больно незаметно. Холод проникает под кожу, обдувая внутренности лютым кондиционером, заставляя мышцы дрожать, а зубы стучать. Одет я мягко скажем не по погоде - козырек кепки облепил свежий снег. Пора прыгать в теплые вещички. Ну, это завтра, а сейчас мы подходим к Гламуру. Все при параде, красавчики. Клуб словно муравейник, впускает и выпускает стайки людей. На входе два шкафа-охранника, проходим без проблем. Внутри всё пестрит ярким лоском, полный аншлаг, не протолкнуться. Такое ощущение, что полмедухи здесь. Присаживаемся за столик к Греку и его спутницам. Изучаю меню. Пиздец цены кусаются! Звонит Барби.
  - Привет! Ну что ты где?
  - Приветик, мы на улице... внутрь не пробиться... на входе сказали, что только с восемнадцати можно... что делать?
  Да, это тебе не Кухня, где спокойно малолеток пропускают.
  - А Донни что? Он же обещал всех провести?
  - Он вообще куда-то пропал... телефон не берёт...
  - Погоди... ща выйду, что-нибудь придумаем...
  Барби вся такая разодетая и в боевой раскраске, с двумя подружайками: Грушой и Пигги. На их фоне она звезда. Долго ноет, что всё пошло по пизде. Прикидываю, что бы придумать...
  - На держи! - сую ей ключи от квартиры. - Купите бухла и ждите нас там... Мы тут немного потусим и скоро приедем...
  - Ты наш спаситель! - вешается на шею.
  ***
  Свежий хит разрывает танцпол - Chica Bomb сводит толпу с ума. Пьем водку закусывая лимоном, у нас всё скромненько. Политзэк что-то слегка приуныл. Когда запой 24 на 7 и при этом не бодришься позитивом, синее настроение уходит в затяжную депру. Вот и сейчас он грустный клоун на празднике жизни. Пытаюсь расшевелить, но он решает сваливать. Говорю, чтобы двигал ко мне на хату и проследил там за порядком. Сколько птичек вокруг всех пород и расцветок, но моё внимание приковано к Фокси. Она ярким огоньком будоражит фантазию, мне всегда нравились рыжие. Решаю заняться ей вплотную и для надежности закидываюсь небольшой бомбочкой скорости в сортире. Выхожу и вижу такую картину - она уже на коленях у Шерифа! Сука! Мудак даже без допинга отправляет меня на вторые роли. Смотрю на буквы скачущие у него по рукам - The World Is Yours.* Ебучий Тони Монтана! Я слегка загоняюсь и налегаю на бухло...
  ***
  Катим ко мне на афтерпати. Я, Шеф и Фокси. Настроение ниже плинтуса, словно мы свора макак и ёбанная Фокси - самая классная сучка, выбрала другого. Ну ничего, там меня ждёт готовая Барби. Надо брать, что дают. Сегодня точно повезёт.
  В квартире завывает блатняк. Политзэк с Пигги на кухне. Оказывается, что вторая тёлка Груша пить ни фига не умеет - наклюкалась и заблевала мне зал. Барби пытается там убираться. Хорошо, что чистюля внутри меня уже спит под слоем водки. Да уж! Бардак чисто по фэн-шую: вдоль стены выстроились бутылки, везде недоеденная еда, всё верх дном. Грустная Юшка смотрит с укором, в шоке от количества незнакомых тел. Надо бы её покормить.
  Бухаем на кухне. Вскоре Шеф уходит в комнату, Фокси за ним. Приплыли бля! Ладно, полностью переключаюсь на Барби. Говорю: - Кроватка уже стынет, ждёт нас. Томная улыбка обещает жаркую ночь. Напоследок решаю заглянуть к Шерифу и застаю его в полном невменозе. Грустная Фокси пытается его тормошить, а он лишь храпит умирающим моржом. ХАХА! Похоже чувачок не рассчитал свои силы и ушел в подзарядку. Шпек бы ему не помешал. Рыжая сука кидает взгляд на меня. Неа, уже поздно! Что обломалась хитрожопая лиса? Провожаю её до двери.
  Расклад такой: в одной храпит Шеф, в другой заблёванная Груша, в третьей комнате мы с Барби. Зэк и Пигги на кухне, где будут спать не ебёт. Включаю на всю подходящую музыку.
  "Детка, ты просто космос,
  когда тебя я вижу, по коже мороз
  детка, ты просто космос,
  когда тебя я вижу, по коже мороз...".
  В постели она начинает ломаться. Затирать, что ждёт парня из армии. Но как только пальцы касаются горячей кнопки в трусиках, сразу переключается на тяжёлое дыхание. Уже мокрая, уже готова на всё. Пора их снимать и заценить её внутренний мир. Ставлю в позу и начинаю ебать. Вхожу по-взрослому. Резко и грубо, так чтобы внутри всё перевернулось. Стены сотрясает хоп вперемешку со стонами. Ебу долго и основательно, под конец вставляю палец ей в жопу. Рефлекс - вижу дырку, сую палец. Ещё пара толчков и я взрываюсь, скатываюсь с нее.
  Сквозь бит слышу удары в дверь, кто-то бешено барабанит. Немного приглушаю звук. За ней тётка-соседка с помятым лицом.
  - Сколько можно?! Я сейчас милицию вызову!!! Разгонят ваш наркоманский притон!!! - верещит.
  - Ладно, ладно, - пытаюсь закрыть дверь, только та не пускает.
  - Что за кипиш? - из кухни подтягивается Политзэк.
  Она сразу юрк за дверь. Наверное всё? Снова тяну за ручку и тут возникает её мужичок и как давай дверью лупить туда-сюда. Рожа красная, орёт: - Да я вас всех топором порублю!
  - ЧТОО?! Остынь чучело! Кто тут кого порубит?! - набычивается Зэк.
  Тот мгновенно смывается.
  - Кто это? Что он кукарекает?
  - Да соседи снизу...
  - Хуя наглые! Таких учить надо!
  Вот и я так думаю. Хочется посмотреть, как он рубить нас будет.
  - Врубай на всю! - говорю. - Ща мы их и поучим! - иду за битой.
  ***
  Звонок снова верещит через пятнадцать минут.
  - А вот и гости! Буди Мясника! - открываю, держа за спиной биту.
  Опа! Сюрприз! На пороге мусора. Не успеваю ничего сказать, как меня кладут фейсом в пол...
  
  
  Примечания:
  * Милхаус Ван Хутен - персонаж мультсериала Симпсоны, с толстыми очками и огромным носом.
  * Юнити (Unity) - с английского единство.
  * Спирит 69 (Spirit of '69) - дух 69-го, год зарождения субкультуры скинхедов.
  * Токсический мститель (The Toxic Avenger) - американский фильм в жанре трэш-ужасов, 1984 года.
  * World Is Yours - Мир принадлежит тебе, коронная фраза фильма Лицо со Шрамом с Аль Пачино в роли Тони Монтаны.
  
  
  
  06. Вписка у Эм Си Мазяки
  После истории с копами я решил - хватит играть на нервах соседей и так отношения, как натянутый барабан. Теперь тусим у другого, доброго Соседа. Он и не против, у чувака друзей кот наплакал, живёт в дне сурка с графиком жизни "работа-дом". К тому же мы ещё и подкармливаем: хавкой да смогом. Вокруг картинка под стать клипакам из трущоб, всё тот же не меняющийся артхаус, в сердце которого залип Сосед. Вечно чумазый король тараканов сейчас отжигает, рычит вместе с дикими неграми из Ву-Танга.
  "Tiger style, tiger style!"
  Похуй, что не шарит о чём они, главное, что качает. Дым раскрывает вкус хип-хопа, заходит как сладкий десерт. Правда одним десертом сыт не будешь.
  - Ну вот и готово! С пылу, с жару! - Шеф презентует кастрюлю дымящихся пельмешек.
  - Заебэ!
  Плюхи и пельмехи - мега-микс! Плотно пожрать после накура это святое, нетленный финал любой ганджубасовой саги. Не знаю, что там внутри переключает дурь, но всё становится в разы вкуснее. Вкусовые рецепторы словно встали дыбом и впитывают весь смак.
  - А мазик, то есть? - спрашивает Политзэк. Он в отличие от нас лишён супер-вкуса, вот и приходится довольствоваться усилителями.
  - Ща! - Сосед прибегает со здоровым ведром майонеза.
  - Еее! Вот это размерчик! Кинг-сайз! Ты же любишь мазяку? - подначивает Шериф.
  - Маааазь, - нежно тянет Сосед, зачерпывая огромным веслом белый жир.
  Всё-таки хороший он пацан, слегка туповатый, но не всем же быть гениями.
  - Да ты уже наполовину из мазика состоишь! - ржёт Зэк.
  - Я люблю мммммаааазь... мммммааазь... - в такт бубнит Сосед. Лицо разъезжается в блаженной улыбке, с белыми точками в уголках рта.
  - Рэпер в натуре...
  Тот попугаем пытается повторить читку Ву-Танга. Нелепая копирка, стиль ODB*. Аншлаг на выезде: несуразно, не в рифму, но забавляет.
  - Эм Си Мазяка! - выдаю.
  У всех аж пельмени назад полезли.
  - АХАХАХАХ!!! - плюются смехом, он громко рикошетит от стен.
  - Ну ты и скажешь!... Точно Эм Си Мазяка, а первый альбом "Горячие пельмешки"!
  - Мы мутим без спешки горячие пельмешки, - пафосно похрюкивает Сосед. - Ееее еее! Ача ача! - врубил хача.
  Мы орём, угараем в голосину. Так в нашей тусе рождается новая звезда - Эм Си Мазяка!
  ***
  Проёбывать пары уже стало традицией. Тупо не доходим, бухло и гаш наши пары. Сегодня не грех и проебать - на картах лежит степуха, а значит вечером туса-джуса. Надо подготовиться, настроить тело. Поднимаемся к Соседу за Политзэком. У него походу утро добрым не бывает, злой бодун, как часы стреляет по вискам. Судя по десятку пропущенных с утра ему был срочно нужен собутыльник. Интересно до медухи добрался? Стучимся, но никто не открывает, хотя за дверью басы голосов. Странно. А вот и Сосед нарисовался, новоиспеченный Эм Си Мазяка. Семенит по лестнице, видать с работы на обед. Лицо в осадке заёба, вот она сука-житуха рядового муравьишки.
  - Здорово рабочий класс! - шугает Шериф.
  - Привет.... А вы чего тут стоите?
  - Да долбимся, никто не открывает. Не знаешь где Зэк?
  - С утра вроде на учёбу пошел... Ща, - щёлкает замком.
  Охуеть! В квартире толпа, человек восемь! Блэкеры - Туша и Джон, ещё Изолента, остальные щщи не знакомы. А где же сам Политзэк? Переглядываемся с Соседом, типа что тут вообще происходит?
  - Ну слава яйцам хоть кто-то пришел! - подрывается Изолента, явно рад нас видеть.
  - Вы чего тут делаете? Где Политзэк?
  - Да он собрал нас в медухе. Обещал грандиозный бухич, а в результате закрыл здесь и съебал в Мончу на такси...
  - В Мончу?! Зачем?
  - За диском шансона...
  Классический Зэк. В его стиле собрать толпу и слиться в другой город за диском. Для него шансон, что для нас рэп - музыка души.
  - И давно вы тут тухнете?
  - Да уж пару часов... бухло почти закончилось... уже подумывали, как выбираться...
  Сосед в шоке, стоит как не родной, рыбой воздух глотает. Вот тебе и сходил на обед!
  ***
  Основная масса вскоре рассасывается, все кроме блэкеров. Мы решаем запариться почитать и продолжить вписку. Шеф метнулся на стрелку с Гвоздём, а мы до банкомата. Снимаем ещё горячую степуху и назад на квадрат. Накрываем стол: куча бухла и пара грамм гаша. А что ещё для счастья надо? За Шефом увязался Пол - местный Боб Марли и большой любитель движух на халяву. Постоянно на нулях, у всех назанимает, а потом шкерится. Единственный плюс это солидный наркостаж, всегда в курсах, что где и как. Причем знает не только барыг, но и олдовых чуваков, которые растят по тихой. Этим и кормится, децл крапальнет за помощь у одного, другого. Помнится, он рассказывал, что от таких тем за день в лёгкую несколько камней выходит. В этот раз укурок не с пустыми руками - принёс чутка шишек. Интересно, это не те, что были у него прошлой зимой? Тогда были злющие, мозг напрочь вышибали. С них я впервые бледного и поймал. Долго потом с толчком обнимался. Сейчас полайтовей, но тоже будто хапаешь с дула ружья. Ловлю жирную шайбу и свет на миг вырубает легкая перегрузка. Всё же шишки другой уровень, самый жир из MJ. Пол ставит веселое регги, выписывает по билету на Ямайку.
  "Скажи мне зачем нам куда-то бежать
  нас окружают, но мы не сдаёмся
  мы забиваем косяк и смеёмся
  а марихуана - это оружие Джа...".
  Атмосфера наполняется теплом и позитивом. Блэкеры не в теме, они, наверное, даже накуриваются под тяжелый метал. Фиг знает, как в таком состоянии можно подобное слушать. Мои локаторы настроены исключительно на мягкий вайб. Квадрат плывёт от позитивных вибраций. А вот и Соседушка в дверях, вернулся с работы, из снежной провинции прямо в дымный рай.
  - Тааак Эм Си Мазяке штрафную! Парняга заслужил! Весь день вкалывал, не то что вы мудаки! - кричит Шеф.
  - Эм Си кому? - спрашивает Пол.
  - Ему! Он ща дунет и такое выдаст! Накуренный фристайл, епты!
  Мазик смущенно лыбится, сейчас явно не до шоу. Видать ещё в ахуе от обеденного сюрпрайза. Потом курнув расслабляется, пьёт пивко и уже чувствует себя дома как дома.
  - Давай сразу в два батла? - предлагает Пол. Ему всё мало, настолько прокурен, что кажется его вообще не берёт. Любит людей доводить до состояния, когда кайф не в кайф.
  - А хули нет, давай! - кивает Шериф, этот тоже любитель померится объёмом легких.
  Стол утыкан коричневыми плюхами, их там целая рота. Оба, как по старту начинают заваривать. Батлы с разных сторон летят по кругу, успевай только хапать. Даже дух перевести времени не остаётся, как приходит следующий. Пара кругов заземляют всех по диванчикам, а некоторым, пожалуй, даже хватит - Джон зелёный, как лягуха, борется с содержимым желудка.
  Шеф разбавляет регги русской подземкой - Черная экономика, Рыночные отношения.
  "Кеды, шорты и поло и похуй, что холодно
  убиваем здоровье пока, что молоды
  пишем песни - я хип-хоп кудесник
  Кафе и Джузи в твоём сердце куда ни денься...".
  Правда ходит слушок, что эти группы заигрывают с правыми, типа тусят с чуваками из фанатского движа. Сейчас вообще пошла мода на правых граффитчиков, ещё одно извращение, как и наци-сХе. Начинка прежняя, а вот оболочка поменялась. Переобулись из бомберов и гадов, в кархарты и аир-максы. Да мы больше похожи на бонов, чем они сами. Я в ахуе! Начинал в те времена, когда рэп для них был калом, а теперь многие сами его слушают. Есть даже такая тема хули-хоп. Хулсы читают за ОФ*: свои цвета, фирмы, махачи. В Польше очень развита. У нас пока ещё нонсенс, но фанатьё во многом подражает польской модели и треки типа "зига-зага ой!"* тревожные звоночки. Забавно было бы глянуть на Донни и его окружение в рэперском шмотье. Клоуны бля!
  - Может тёлок каких позовём? - спрашивает Шеф, видно шишка зачесалась. - Набери свою блондиночку то... пусть захватит пару подруг... скажи алкаха есть, тут ещё и подкурим.
  Барби мне больше не интересна, весь лоск слетел с приходом оргазма. Конечно в постели у нее есть потенциал, но вот другие минуса... Типичная внешность, типичные мысли, пугающая стандартность во всем. С ней и поговорить то не о чем, в таких не влюбляются таких ебут. Хотя, вот это можно и повторить! Шеф дело говорит, так сказать на бис. Вызываю.
  Услышав про девок Пол сразу сливается. Свою дозу веселья он зацепил, а на них не встаёт. No Woman, No Cry*, дредлок женат на гандже. Прикол, он вроде ни разу не трахался. Неужто Джа запрещает? Да нее, у него скорей свои траблы - тупо не дают или просить не умеет.
  Вскоре девчонки разбавляют нашу компашку. С Барби группа поддержки: та гопница (или как я её называю Зона) и Пигги, сучка с мордашкой свиньи из Маппетов*. Они в страхе разглядывают грязную хатку. Морщат носики, гламурные цветочки среди помоев. Разве, что Зона ведёт себя как завсегдатая таких притонов. Шеф заметно грустнеет - все сливки мне, а остальные вообще не айс. Что? Уже не весь мир принадлежит тебе братуха? Но альфа-дог так просто не сдаётся, налегает на бухич, чтоб поправить свои взгляды на дам. И снова батл летит по кругу. Девки оказываются куровые и с радостью принимают дым. Начинается какой-то хаос, все общаются друг с другом. Я шепчусь с Барби, Пигги выбрала Соседа и испытывает на нём обаяние поросёнка. Зона вставляет басом неуместные, похабные шутки. Туша просто втыкает, Джон вообще куда-то пропал. Ну, а Шериф не знает, что и делать. Последнее ебабельное тело уплывает из рук. Трахать быдло-девку нет аппетита, столько не выпьешь. Тут появляется Политзэк. Хлопчик немного удивлён поменявшейся массовкой, хотя в принципе уже в дребадан. Шатаясь бросает на стол злосчастный диск. Устраивается в кресле, как в гнезде, и тут же уходит в алко-транс сложив лапы на пивном пузе и свесив буйную голову. Шеф достаёт красный маркер: - Сейчас сделаем Политзэку небольшой сюрприз! Думаю маникюр ему понравится, - и начинает красить ногти, под всеобщее улюлюканье. Я же тащу Барби в сортир... правда он занят Джоном, бодающим толчок. Он кое-как поднимает морду с нитями вязкой слюны. Конкретно бледного словил. Ему явно важнее, оставляем его и быстро на кухню. Прикрываю дверь и упираю Барби в стол забитый посудой. Одна рука на загривке, давит на точки подчинения, другая на бедре. Лосины, как вторая кожа чётко подчёркивают зад.
  - Давай в попку, - стонет она.
  Ммм, помнишь пальчик в попке? Теперь хочешь что-то потяжелее? Пара смачных шлепков разогревают жопу.
  - На! - рывком вхожу.
  Грязный секс на грязной кухне. Экстаз мрачных кварталов...
  ***
  Зона будто взбесилась. В начале палила за Мазякой и его хрюшкой-подружкой, когда они уединились в спальне. Потом вообще в наглую туда завалилась. Ревнует что ли? А там картина маслом: Пигги скачет на Соседе, а он тупо спит. Словно Шериф передал пьяную эстафету с прошлой гулянки. Хотя довольно предсказуемо, по нему часы сверять можно - ровно в двенадцать Золушка превращается в тыкву, вырубается на ходу. Рабочий класс одним словом, какая нахуй пизда, если завтра на работу?
  Пытаемся прикурить гопо-тёлку, чтоб она стала по спокойней и в результате раздракониваем ещё больше. Базарит, как петух колымский, из пасти льётся одна грязь. Затем ни с того ни с сего впивается в морду спящему Зэку и когтищами исполосовывает лицо. Росомаха хуева! Что он вообще ей мог сделать? Или у нее такие предварительные ласки? Кое-как оттаскиваем. Зэк даже глазом не повёл.
  Все уже подуставшие. Пати затянулась, надо съябывать. Шевелим Соседа, чтоб он хотя бы дверь закрыл. Тот моргает, пытается сообразить, что вообще происходит. Скорей всего память застыла на отметке, когда они шли в комнату, а тут на те бум и конец вечеринки.
  Вылазим из хаты, как из ящика, тёмного, тухлого гроба. Подъезд слегка изменился, украшен метками спускающегося Шерифа. "Ебашь хардкор", "Tiffozi crew", "Forza ANTIFA!". Тоже вношу свою лепту - одуревший смайлик со словами в облачке "I Love Ganja" и подписью Эм Си Мазяка. На улице замечаем сосущихся Шефа и Пигги. Значит есть ещё порох в пороховницах, сумел за четыре пролёта заарканить свинку. Ну или она повелась на его художества. А скорее просто дырка подмокла и срочно требует хуя. Лучше, чем ничего.
  - МАААЗЗЯЯЯКА! - орет Шеф на всю улицу.
  - Тсссс!!! - шипим хором, сейчас полдома разбудит.
  В форточке появляется моська Соседа.
  - Чего? - пищит.
  - Будани Зэка... Спроси, что у него с ногтями...
  - Ща...
  Исчезает, а потом мы слышим отборный мат удивления от вида красны когтей. Вот это стёб!
  - Дай пять!
  Идём ко мне и всю ночь порем подруг. Устраиваем соревнование кто громче закричит. Только громче всех Зона: - Заебали! Дайте поспать!
  На соседей снова похуй...
  
  
  Примечания:
  * ODB (или Ol' Dirty Bastard) - американский рэпер, участник группы Wu-Tang Clan.
  * ОФ (околофутбол) - собирательное понятие, включающее в себя все аспекты деятельности хулиганов в так называемом третьем тайме. Когда группы фанатов различных клубов устаивают забивные драки и акции.
  * Зига-зага Ой! - в данном случае имеется в виду трек группы Контейнер с небезызвестным Пашей Техником. Так же "зига-зага" популярная кричалка среди футбольных хулиганов.
  * No Woman, No Cry - Нет женщины, нет слёз. Песня в стиле регги, ставшая всемирным хитом в исполнении Bob Marley & The Wailers.
  * Маппеты - семейство кукол, созданных для детского шоу Улица Сезам. Среди главных персонажей гламурная свинка Мисс Пигги.
  
  
  
  07. Проводы
  - В этот раз отделаешься предупреждением, - поясняет участковый. - Ну, а в следующий уже жди штраф.
  - Да-да, я всё понял - киваю.
  Вот как раз тот случай, когда очки играют на руку, превращая меня в задрота, в пустое место. Мусора таких не замечают, дальше стекляшек и не видят. Они стирают моё лицо, будь оно хоть на доске "разыскивается". Приходится даже повышать голос, чтоб он уловил где я сижу. А ведь я тут уже не в первый раз, даже успел запомнить обстановку. Но про тихий омут, в котором черти водятся, они видимо не слышали. Внешность обманчива, мне хорошо удаётся играть. Всего лишь нужно сделать чутка бегающие глазки, гримасу близкую к истерике и вот они готовы к снисхождению. Думают, что с меня хватит. Видели бы вы факи, что я сложил для вас в карманах свиньи. Видели бы, что я сейчас представляю. Лупоглазого уебана соседа и его сучку жену. Их пустые черепушки, как бейсбольные мячи отлетают от ударов биты. Пусть только попробуют ещё стукануть и я проделаю это на яву! Пока мусорок дописывает бумажки, а я пытаюсь строить из себя порядочного чела, по кабинету летают две жирные мухи. Откормленные твари, они хоть в курсе, что за окном зима? Хотя тут такие условия - парилка, что можно жужжать круглогодично. Может они за домашних животных? Кружат истребителями, играют в догонялки прямо над башкой участкового. А ему хоть бы хны, точно это хоровод звёздочек из мультиков. В какой-то момент они исчезают в жёстком ворсе волос. Опять ноль внимания. У них, что симбиоз? Паразит на паразите? Небось сейчас ламбаду на кумполе устраивают, массажируют пока он грозит мне пальцем. Да, да дядь полицай. Я вас услышал. Такого не повторится. Только вглядитесь в эти чистые, добрые глаза.
  Получив нужные бумажки выхожу на воздух. Дома сейчас лучше не появляться. Лафа кончилась - мама вчера приехала из деревни. О нас там слагают легенды, как о сущих неадекватах, да ещё и бабульки выложили весь компромат как я себя тут вёл. Пока она дуется, правда в основном на брата. В её глазах я хоть и падший, но все ещё ангел.
  Двигаю на квадрат к Мазяке. Там людно, вовсю басит хопчик. Помимо нашей команды ещё Глек со своей новой пассией и незнакомая симпатичная чика. Сразу чувствуется породистая штучка. Пышная грива каштановых волос и горячая внешность модельки. Кожа - молочный шоколад, видно следит за собой, в солярий ходит как на работу. Да и на ноготки ушло целое состояние. Что такая роскошная цыпа тут забыла? Рядом пристроился Зэк, похож на размалёванного индейца, на щеках всё ещё подживают автографы гопницы. Глаза блестят от выпивки и чего-то ещё. Смотрит на нее, как собачонка на хозяйку. Девочку зовут Мини. Оказывается, она поступила в последний момент и только заселилась в общагу, где сразу угодила в прицел Бона, и он привел её сюда.
  - А где же он сам?
  - Ушел встречать ещё какую-то первачку... вроде ту Блонди, что с ним сидела в Адской Кухне, - говорит Шеф.
  - Дааа... он мне про нее все уши прожужжал, - театрально закатывает глаза Мини. - А это что? - замечает буквы у меня на руке.
  Ненавижу объяснять историю своих ошибок. Слишком много деталей, слишком много заморочек. Мало кто поймет.
  - Эм... зарубки былой любви... - выдаю короткую версию.
  - Вау! А ты похоже умеешь любить, - она проводит пальчиком по кривым буквам.
  Слова обдают теплом. Сглатываю. Слюни текут, слюни не врут. Такие красотки правят миром, делят его на до и после. Тот тип, от которого основательно сносит башню. Похоже одному уже снесло - Политзэк хмурится и бросает предупредительный взгляд "она моя добыча".
  - У участкового то был? - спрашивает Шериф.
  - Ага, только оттуда, - киваю и протягиваю бумажку. - Во постановление.
  - Так, так, так... 19 октября 2009-го... в 23 часа 58 минут... Ну бля, как точно! - читает вслух.
  Мазик тоже всматривается в буквы через плечо. Это не просто интерес, шурупики в голове со скрипом вращаются, потихоньку догоняет, что пацаны конкретно ему на голову сели, громкие тусы каждый день. Скоро и у его соседей нервы полопаются.
  - Да брось ты эти мусорские малявки! Братан и что в итоге? - интересуется Политзэк.
  - Ничего... предупреждение...
  - А что вообще было то? - красивые глазки Мини скачут по нашим лицам.
  - Да так... слегка шумели и с соседями поцапались, - комментирует Шеф.
  - ДА???! Ты то вообще спал... Мясник! - громко ржет Зэк, так что слюни в разные стороны летят. Он только недавно перестал барагозить из-за ногтей. Краска оказалась почти не смываемой, до сих пор оттенок остался. Мы свалили всё на баб, иначе так просто бы не отделались. - А ещё на мусоров с битой прыгнули!
  - Вы я смотрю опасные ребята, - улыбается Мини.
  Наш бродяга аж грудь колесом выпятил.
  - Ещё какие!!! - гремит под всеобщий смех.
  - Только давайте не здесь, - робко подаёт голос Мазяка.
  - Да не ссы ты!
  Проблема Соседа в том, что он слишком мягкий, так-то по-хорошему с Политзэком надо поговорить ещё за прошлые финты. Вот только он язык в жопу засунул и растеряно смотрит по сторонам.
  - Я же сегодня в командировку уезжаю! - вдруг вспоминает Зэк.
  - Всё-таки решился?
  Там какой-то его кореш едет по делам в столицу ну и ему предложил составить компанию. Недолго думая учёба послана нахуй. Так значит вот какой сегодня повод - проводы.
  Пиликает домофон и скоро на пороге вырастает Донни Бонхед с миниатюрной блондиночкой. Копия Барби, прям как с конвейера. Только слегка пышнее и похоже не такая болтливая.
  - О! Вижу шавочек прибавилось, - здоровается по-арийски, сжимая запястье.
  - Так да! Ещё и петушок зашел, - отвечаю.
  - И курочку привел, - хохочет Донни, а за ним и остальные. Блонди же стоит, обтекает, ресничками хлопает. - Я её кое-как нашел! - он сразу захватывает всеобщее внимание. - Решил срезать по лесам, иду по навигатору. Темно, холодно. Я уж думал орать "люююди помогите!", как аллилуйя вышел к цивилизации...
  Шеф достаёт камень. Дуют все, кроме Зэка и Блонди. Она морщит носик - боится, первый курс же, скорей всего и гашик то видит в первые. А вот Мини похоже прошаренная, да и явно старше остальных первокурсных деток. Батл держит так элегантно, как леди... а хапает то как!... Ух горячо! Невольно представляю на месте бутылки что-то другое... свой шланг... как она подносит его к своим пухленьким губам. Политзэк снова хмурится, расстроен. Его идеал порошки не нюхает, травку не курит, за то баки заправляет под завязку... Ему нужна не девочка, а собутыльница. Как бы сцену не устроил, под мухой он, как граната - вот-вот рванёт.
  - Ну что? Кто завтра на пары?! - интересуется Донни.
  - В субботу и на пары? Смеешься? - для Глека это шутка.
  - Нее, у меня другие планы, - Шериф передаёт мне батл.
  Точно, у него же рандеву с попастой! Они познакомились на посвящении, у девочки всё как он любит - одна сплошная жопа. Как говорит Шеф - "есть за что подержаться", а по мне там явный перебор. Правда она пока довольно холодно принимает его знаки внимания, но на свиданку всё же согласилась.
  - Ай-яй-яй, - качает головой Донни, будто топит за учёбу. Сам же, как и я только с академа.
  - Я приду, - говорю.
  Пора бы в медухе появится, а то не был там уже целую вечность. Да и с Боном можно затусить. Несмотря на то, что мы по разные стороны баррикад он мне нравится. Есть в этом плюшевом, пухлом нацике, что-то подкупающее. С ним тупо весело. Да и вижу постоянно с разными бабами. Хочется узнать его секрет...
  - Другое дело! - улыбается.
  - Я тоже буду, - Мини с нами.
  - Вот и договорились!
  Дуем, пиздим, бухаем. Веселимся. Опять кроме Политзэка. Он что-то там накручивает у себя в голове и всё больше уходит в минус. Потом вообще присыпает. Замечаю, что Мини смотрит на него с явным отвращением, словно рядом кусок говна. Пользуясь моментом перепрыгивает на другую часть дивана. На такую свору камень разлетается в два счёта. Решаем скинуться на добавку. Вскоре подскакивает Бурхан, ещё один дредлок из раста-мафии. Размером с хоббита. Служил вместе с Соседом, говорит в спецназе. Краем уха слышал, что у него в ПЗ были какие-то тёрки с братками и ему пришлось сюда переехать. Есть подозрение, что это он свёл Шерифа с Гвоздём.
  Дым клубится по новой. Трещат басы:
  "Кто-то привез её, расфасовал её
  кто-то пробил её, кто-то продал её
  кто-то купил её, кто-то забил её
  а я на районе пропадал и далла билл её...".
  Вообще ништяк!
  - Я и до армейки по раста ходил... и было два уебана, которые постоянно докапывались... Дембельнулся и сразу одному руку сломал, второму челюсть, - рассказывает Бурхан.
  Конечно, при его росте и весе сложно в такое поверить, но проверять вряд ли кто-то захочет. Ну и компашка собралась: антифа, бон, раста, тру гопники, Мазяка... ну, он то особый вид, мученик на чью голову свалилась вся эта чума. В принципе уже близок к коматозу, подклевывает носом.
  Наш пиздёж будит Зэка. Он туго соображая обводит взглядом комнату.
  - А ты ещё кто такой?! - моргая в непонятках утыкается в Бурхана. - Это чё за обезьяна?! - громко возмущается.
  Жаль, он пропустил его историю, может быть базарил по-другому. Хотя вряд ли, под литрами синьки в нём просыпается первобытное зло. Гопник, кидающийся на всё что не соответствует норме.
  - Братан не бузи! Успокойся! Свои! - осаживает Шеф.
  - Какие нахуй свои?! - встаёт переваливаясь. - Ты кто хуила?!
  - Тебе же сказали свои, - Бурхан прям мистер Невозмутимость.
  - Ах ты! - от такой наглости кукуха совсем слетает. Политзэк принимает попытку прорваться, но Шеф с Боном моментально подскакивают с двух сторон.
  - Давай успокаивайся!
  Он бьется в их руках, как буйный шизик. Тёлки притихли, все кроме Мини, она бегом на кухню за водой.
  - Иди сюда! - дрыгает ластами.
  Бамс!
  Стол отлетает в сторону. Все рассыпаются по комнате, лишь Эм Си только очнулся и ничего не понимает. Тут как бы Годзилла разбушевался, ходячий пиздец! Зэк продолжает попытки вырваться и дико пучит глаза. Сейчас такое чувство будто в затылок прилетел кирпич и они слегка выкатились. Его кое-как усаживают в кресло.
  - Зэк акстись! Что за детский сад? - Шериф смотрит по сторонам. - Ща мы его примотаем! - хватает скотч и начинает обматывать руки.
  - Ахах, давай! - смеется Донни.
  Мне тоже это кажется забавным, жду, что и Политзэк засмеётся, но он глубоко дышит и выглядит каким-то поехавшим берсерком. Через мгновение он привязан по рукам и ногам, как в смирительной рубашке. Пьяная мумия сыплет оскорблениями, уже не только Бурхану, всем.
  - Да успокойся ты! Не газуй! - трясёт Бон.
  Хлещет пухлыми лопатами по щекам, пытается вернуть в адекват. Только Зэк не догоняет, совсем в другой реальности. У него в руках каким-то образом оказываются очки. Он ведь тоже слепой, как и я, но одевает их очень редко.
  Дзинь! Разбивает стекло о ручку кресла и осколком пытается распороть путы.
  - Может вода его остудит? - спрашивает Мини.
  - ДАВАЙ! - Шериф отпивает и как пульверизатором выдувает в бухое лицо. - Да успокойся ты! Еб твою мать! Дурак что-ли? - выплескивает остатки.
  Кажись действует - берсерк точно перегорает, ловит паузу. Замер в кресле выпустив осколок стекла. Потихоньку приходит в себя.
  - Весь вечер испортил! Иди проспись! - орёт Шеф. - Долбоёб!
  Все согласны. Мне же жаль Зэка, это был не он, а бухло. Оно завладело разумом, затуманило сознание, творило дичь его телом. Он сейчас даже ничего не одупляет.
  ***
  Лишь на вокзале он до конца приходит в себя. Все его послали, кроме меня никто не поехал провожать. Странно, пару лет назад мы собачились, а теперь я единственный кто не отвернулся. Кажется, он это понимает, а ещё, наверное, чувствует себя виноватым.
  - Ну ты и шайтан пати устроил! Нафига на Бурхана кидался? Он же кореш Соседа и Шефа. Нормальный чел, - говорю. - Так бы всей тусовкой пришли провожать.
  - ...да понимаешь... будто глаза закрыл я, а открыл уже не я... ещё этот петушок с хуйнями на балде... какая-то пелена наползла, - опускает голову.
  Хм... знакомое чувство. Я тоже себя последнее время не узнаю, меняюсь под влиянием алкоголя и наркоты.
  - Макс?!
  - Что?
  - Мне понравилась Мини! Какая женщина! Да? - улыбается. Алкогольный детектор правды изливает душу. - Она будет моей! Вернусь назад и куплю ей цветов, а сынишке машинку...
  - Сынишке?
  - Да, у нее есть сын... представляешь?
  Не представляю. Она первая из окружения у кого есть дети. Трахаться одно, а вот дети... иной уровень. Эволюция до взрослого человека. Мне кажется тогда уже приходится смотреть на мир по-другому. Это не ёбаный тамогочи, тут забот поболе. Хотя... как там говорила Судья? Это у девок так... пацаны могут настругать детей и при этом сами далеко не уйти. Дети делают детей. А хули так и живём!
  - И где он?
  - Пока в детдоме... но мы его заберем! - пьяный бред человека, знающего её лишь пару часов. А он уже додумывает их общее будущее. Кажется, конкретно влип. - Последи за ней, ладно? Чтоб никто не обижал до моего приезда!
  Эх, братан не по рангу тебе красотка! Ты замахнулся на Эверест!
  Провожаю до перрона...
  
  
  
  08. Antifa & Bone Trip (часть первая)
  Ну как обычно только закрываю глаза, как уже утро. В субботу вставать ещё труднее, тело отказывается подчиняться, а подушка так и манит. Всё бы отдал за пару часиков сладкого сна, но мы ведь с Донни договаривались. Проебу начнёт ныть, что я его подставил. Голова гудит нотками вчерашней тусы, я прям ощущаю, как в ней плещутся остатки алкоголя. Утренним зомби плетусь на остановку и еду в полупустой маршрутке.
  Несмотря на субботу холл забит перваками. Они ещё прилежно ходят боясь прогулов. Заспанные, зевающие, разбредаются по кабинетам. Бэмби поражена моим присутствием. На всякий случай щипает меня и себя, проверяя не сон ли это.
  - Был бы сон, мы занимались чем-нибудь поинтересней, - подмигиваю.
  Практику по здоровому ребёнку ведёт бабулька со звучной фамилией Скалозуб. Вроде так дракониху звали в каком-то мультике по Джетикс, уже не помню. Эта видно декоративный Скалозуб. Сухая, сморщенная старуха. Лицо в сетке морщинок, ещё и глухая к тому же. Хотя это плюс, она слышит в очень узком диапазоне, буквально в плотную. Все орут, подсказывают, а ты повторяешь слова и зарабатываешь пятерку. Она порой удивляется и даже чего-то подозревает - у всех сплошные пятерки, мистика. Правда, иногда найдется какой-нибудь шутник и начнёт подсказывать какую-то ересь. Но это редкость и обычно этот шутник я. Кто ж меня будет слушать?
  Опросив и проставив всем по пятаку она отпускает нас отдохнуть перед телесеансом. Дело в том, что старушка лютая фанатка Малышевой* и по субботам вторая часть практики проходит за просмотром этого бреда. Ну хоть вздремнуть можно, или хотя бы по ржать, она иногда такую чушь исполняет.
  Спускаюсь в холл.
  - Всё-таки пришёл! - из-за угла выскакивает Донни. В халате застёгнутом лишь на верхнюю пуговицу, штанах милитари и начищенных до блеска гадах. - Не ожидал, не ожидал. Думал вы антифа кидки ещё те... ну раз ты тут, погнали на базу, есть чутка взбодриться!
  Базой мы называем сортир на втором этаже. Место встречи, которое изменить нельзя. Он нагло выгоняет стайку курящих первачек: - Дамы я ща буду писать... конечно, кто хочет помочь или посмотреть - могут остаться, остальные на выход, иначе вас ждёт культурный шок и жизнь не будет прежней! - все сразу пугливо разлетаются, точно чайки в своих белых халатах. - Рано им ещё на такие хоботы смотреть!
  Он чертит дороги на подоконнике. Порошка с децл, выходит на три трека.
  - Давай третью по чесноку, по фэир плэю*, без говна. Камень, ножницы, бумага?
  - Окей.
  - Цу-е-фа!
  Он ебашит две, я одну. Ну ничего, завтра и мне повезёт. Спид мгновенно прочищает мозг.
  - У тебя сейчас что?
  Донни учится на медсестру, вернее на медбрата, но по факту такой профессии не существует. В дипломе пишут медсестра, сам видел у Ржавого.
  - Практика по ЛФК...
  - Кто ведёт?
  - Да пидор Славони... чисто смотрим, как он на тёлок чуть ли не дрочит.
  - И не говори... мерзкий тип.
  - Я ему предлагал одну из своего гарема - трахнешь, лавэ занесешь, всё будет по красоте... Так он стремается, думает подстава... Ахах! И правильно думает! Повёлся, я бы его раскрутил... на задних лапах бы прыгал...
  Звенит звонок.
  - Ну чё до ларька? За лекарством?! - он устремляется на улицу, в халате, как в развивающемся плаще.
  Туплю на секунду, думая о Лане, своих вещах, Скалозуб и её вопросе "куда делся студент"? Надеюсь она ещё и подслеповатая, Малышева сегодня без меня. Бегу за Боном.
  Продавщица уже знает наши вкусы - громкие парни из медухи с утра заряжаются "ягуаром". Если нет яги пойдет и "страйк", разницы никакой. Мне кажется количеством адской хуйни, что мы здесь покупаем можно спокойно травить крыс.
  - Давай зайдем, я тетрадки заберу, - Донни без стука входит в кабинет.
  Славони даже не пикнул, уже надрессирован. Чёрт! Упырь воняет, так как воняют все извращенцы. Гнилыми зубами и потом, который капельками аэрозоля вспыхивает на коже всякий раз, когда вороватые глазки приземляются на сиськах или попках очередной крали. В группе ещё один пацик Изолента, потому что синий всё время, зимой и летом одним цветом. Главный конкурент Зэка в этой дисциплине. Остальные девки, они смотрят какой-то фильм по телеку, аэробику или что-то похожее.
  - Может присядем ненадолго? - шепчет Бон. - Поугараем.
  - Смотрите внимательно... потом будем повторять, - Славони гипнотизирует буфера ближайшей девчонки.
  Донни достаёт "страйк" и срывает чеку. Пфф! - звук привлекает Славони, увидев алко он даже не знает, что и предпринять.
  - На глотни, - Донни протягивает ему банку под партой.
  Я думаю он сейчас закудахчет, начнет возникать, но он лишь убеждается, что никто не палит и быстро делает глоток. Во дела! Реально дрессированный! Переглядываемся это что-то новенькое. Тупо достаем "страйки" и начинаем пить. Девки в шоке, бросают удивленные взгляды на Славони, ждут каких-то действий. Он же будто ничего не замечает. Потом они начинают повторять упражнения из видео. Самым сочным изврат помогает дотягивать ногу или выпрямлять спину. Весь взмок от напряга, от таких близких упругих тел. Мы же смотрим, посмеиваемся.
  - Скучно тут. Пошли? Мы позже к вам ещё заглянем.
  Он быстро кивает, наверное, выдыхая, что мы сливаемся.
  - Ты реально хочешь к нему зайти?
  - Да нахуй пидораса! Я так сказал, чтоб он пофантазировал, как пьет со своими студентами и пытается присунуть какой-нибудь дурёхи...
  - Ну ты и жестокий...
  - Все наци такие.
  Первая порция лекарства приятно ложится на дорогу растворяя побочки вчерашней тусы. Мы снова на базе, теперь моя очередь угощать - катаю камень. Алко конечно хорошо, но дым круче. Шеф вчера крапальнул. Правда у меня хуёво получается, я ж не повар, у нас за жарку-раскатку он всегда отвечает. Он кстати, всё подъёбывал после той движухи в Адской Кухне, что Донни затянет меня в свою секту и скоро я буду зиговать и дрочить на Адольфа. Не знаю, что со мной должно случиться, чтоб я так радикально поменял свои взгляды. А ещё Шериф рассказывал, что помимо бонизма у Донни есть и другой диагноз - он сутенер. Да, да, нацик торгующий сучками! Редкое сочетание. Я даже не представлял, что такое бывает, да ещё и в медухе. Интересно, как он до этого дошел? Сейчас и узнаю...
  - А сколько у тебя тёлок?
  - В смысле?
  - Ну ты же сутер...
  - Воу! - лицо искажается. - Кто тебе такое сказал? - и тут же через мгновение возвращается улыбчивый бульдог. - Лааадно... Дай посчитаю, - смотрит в потолок, типа прикидывает в уме, шевелит пальцами, короче разыгрывает. - ...три! В прошлом году было четыре, одна закончила учебу и ушла в свободное плаванье.
  - Из медухи? И все прям шлюхи?
  - А ты чё книгу пишешь?
  - Возможно...
  - Ай-яй-яй мистер антифа! Не унижайте прав женщин! Что значит шлюхи? Во-первых, все они личности. Да, слегка ветреные... А во-вторых, всё индивидуально. Кобылки бывают разные...
  - Ага... черные, белые, красные.
  - Ха-ха! Очень смешно! На самом деле тут, как с тачками - у каждой своя цена. Разный уровень сложности, так сказать. Все мечтают об иномарках, но ездят на тазах... Дают абсолютно все. Вот только копейка даст хоть в сраку уже от шелеста купюр, а тёлка премиум-класса наоборот. Поломается, поприкидывает, набьёт себе цену... По сути ты башляешь не за пизду, они-то у всех одинаковы... Хули, обычная дырка. Ты башляешь за всё что вокруг этой пизды...
  У меня от его речи даже плюха с сиги слетает.
  - Ну ты и криворучка... - смотрит, как я выбиваю её из батла и продолжает. -... ЦПХ так вообще чуть ли не дом путан - половина и так потенциальные бляди. Поверь, от уборки горшков с говном и уколов до раздвигания ног за бабки один крошечный шаг. Теперь прикинь, какой процент кисок в медухе. Откинь страшных... откинь правильных... с пациками... и все равно выходит довольно приличное число. Их только стоит подтолкнуть, донести, что их киски копилки за которые платят филки... банкоматы епты, приносящие кэш... Дальше, когда она дозрела, то начинает кумекать... А где брать клиентов? А что если попадёт под братву или не дай бог мусоров... Они же не местные... вот тут-то и появляюсь я - буфер между кобылками и пацанвой. Гарант, что после финального "ой бля!", она увидит бабки, а не средний палец...
  - Хуя се...
  - Тут надо быть хорошим психологом... чтобы найти... чтоб раскрутить... чтоб догнала - без меня у нее нихуя не выйдет - оттрахают, отбуцкают и поедет назад в свою деревню... а если проблемы... если люди языка не понимают, крепкая бандуля скинов оформит отпуск в больничку...
  Его сутенерский манифест прерывает парочка акушерок со второго курса. Они уставились на батл в моих руках. Убедившись, что кроме них никого нет, Бон улыбается: - Не бойтесь барышни... курите спокойно. Взрослые дяди делают взрослые дела... только тссс! Никому! Это будет наш маленький секрет, - прислоняется спиной к двери, чтобы ещё лишних свидетелей не набежало.
  Они курят и поглядывают на нас. Да они в ахуе! Даже представить не могли, что в толчке учебного заведения увидят такую картину Репина "приплыли". Вернее, "дунули и приплыли". Быстро хапаем и исчезаем.
  - Оревуар дамы, - подмигивает Донни. - Видел, как тёмненькая на меня смотрела? Я её давно в общаге приметил... надо вплотную заняться. Зуб даю, у нее узенькая, сладкая пиздёнка... А насчет кобылок... надо будет организовать баньку, тест-драйв. Да и ваще кому-то из корешей будет нужна киска на час, набирай - организую...
  - А как же Блонди?
  - А что она?
  - Тоже хочешь в свой гарем заманить?
  - Возможно... Хотя, она скорее для души, а не для дела. Так на сладенькое... Понимаешь мелкая он ещё... не проебанная. К такой работе приходят не сразу, к курсу третьему, четвертому... ну и после энного количества хуев...
  Делаем второй заход до ларька. Нужно, что-то потяжелее, повесомей. Батл "блейзера" укутываем в черный целлофан - наша ответка пендосовским картонным пакетам. Приземляемся у теннисного стола. Вокруг потихоньку собирается группа, ждут физкультурника.
  - Ну что девочки может повеселите нас? - Донни развалился, как судья конкурса красоты.
  Кто-то из них хихикает, а те, кто не живет в общаге вопросительно смотрят на пухлый холодец втиснутый в камуфляж, который вот-вот разойдется.
  - Ну что же вы... ну... ну... - отбирает у одной ракетку. - Давай с тобой схлестнемся киса, - показывает на кудрявую.
  Как у него так получается? С такой легкостью клеит девок. И ведь не красавчик же, но при этом прёт напролом. Я так себя веду только в стимуляторах, а он похоже всегда. Базарит в нагло-деликатной манере, вертит ими. Я заметил такой типаж у всех общажных кобелей. Глянешь - настоящие уроды, а только девок разводят на раз-два, словно знают секрет, волшебное слово, код-пропуск в трусики.
  Он неплохо играет. Выбивает одну за другой. При ударе ракеткой рычит, шутливо путает свои очки и соперниц, просит меня дать глоток проигравшим, некоторые соглашаются. Я угораю и громко скандирую "гоу гоу алко-бон!". Рядом с этим сутером-купидоном сам подхватываю сверх-уверенность, будто она грипп, передающийся воздушно-капельным.
  Вдруг из какой-то норы вылезает гном-физкультурник:
  - Что тут происходит?
  - Да так... показываю мастер-класс...
  - А почему не на парах? - он обходит стол и замечает "блейзер", выглядывающий из мешка. - Так парни! Давайте быстро отсюда, пока я директора не позвал!
  - Уходим... уходим...
  Перемещаемся в другой конец холла, но физрук сторожевой собакой сразу бросается за нами. Мда, это не Славони... Выскакиваем на улицу. Как только мы покидаем его территорию он тут же всё забывает. Что ж придётся пока здесь побухать. Потихоньку вылазят наши вечные споры антифа-фа. Мы чистые противоположности во всём. Рост, вес, темперамент, убеждения.
  - Всё-таки вы шавки пидоры ещё те, но тебя бы я не трогал - ты свой пацан, - он хлопает меня по плечу.
  - Да, я тоже бы вас не прочь всех перепиздить... ну тебя не так сильно...
  - Вместе мы страшная сила! Суперкоманда!
  - Ага... напарники! Бон и антифа - против зла... и добра...
  - Сам ты бон! - обижается Донни. - Я скин! Натуральный скинхед!
  - Что?! Сейчас ещё поспорим кем были первые настоящие скинхеды?!
  Слышу приглушенный звук звонка.
  - Да не... есть вещи поинтересней!
  Среди белого замечаем Мини. Тоже значит пришла. Шикарно выглядит. Машем ей руками и "блейзером". Она выходит к нам на крыльцо.
  - Привет мальчики. Пьете уже с утра? - смотрит строгой училкой, тут же вырывает бутылку и делает пару глотков. - Как проводил буяна?
  - Нормально.
  - Так-то он пацан заебись... душевный. Иногда правда по синьке башню клинит, - оправдывает Бон. - Да и Зэка понять можно - рядом с такой красоткой не только колпак задымится, но и яйца...
  - Я заметила, - она прикуривает.
  Вот что-что, а сижки мне кажется вообще бесполезная хрень, самый вредный легальный наркотик. И беспонтовый при том, кайфа ноль, один гемор. Правда на них сидят почти все, своим дымом они незаметно въелись в общество, стали его частью. Выйти подымить на переменке уже на автопилоте. Будущие медики блин, каждую перемену всаживают в легкие по белому патрону.
  На крыльцо выходит ещё пара девчуль. Одна из них та самая Крис, с большими буферами, что глазки мне строила.
  - Крис, - зовет Мини. - Какая сейчас пара?
  - Генетика, в десятом, - она с интересом смотрит в нашу сторону.
  - Вот это калибр! - Донни аж присвистнул. - Есть за что подержаться, - руками показывает два самых выдающихся плюса. - Подружка твоя?
  - Скорее Макса, - смеётся Мини.
  Откуда она знает?
  - Так одногруппница...
  - Ну мы бы не прочь поближе пообщаться... Да, Макс?
  - Могу для вас мосты навести...- в её глазах сверкают искорки.
  Она даже не ревнует, эта Мини дикая хищная кошка, совершенно другого уровня. Крис для нее не проблема.
  Проводим её до кабинета. Препода ещё нет, внутри базар. Полгруппы взрослых тёток, скорей всего санитарки с больницы, которые решили прокачаться до медсестер. Видать полную группу не собрали и их соединили с молодняком. Мини садится с Крис и сходу начинает шептаться. Подходит мужик в очках с убитым лицом:
  - А вы что не проходите?
  Понятно. Приходящий препод, даже никого не знает. Да ему и похуй, лекцию отчитал и свинтил. Экспромтом, без лишних слов и под удивленный шепот проходим на камчатку. Все пялятся, одна из тёток-санитарок с птичьим гнездом на голове и потасканной мордашкой мерит взглядом. Донни посылает ей воздушный поцелуй и она мигом отворачивается. Уставший препод зачитывает список студентов, чтобы проставить Н-ки. На нашу удачу эта группа Глека, который ща отсыпается в общаге и того Мелвина из Токсического мстителя, тоже отсутствующего. Мы смело берём их роли. Тётки злобно зыркают ничего не понимая.
  - Походу они их даже не запомнили, вот ща и не могут понять, они не они, - шепчу.
  - Сто пудов. Только чур я Глек, а ты Мелвин, - бубнит Бон.
  - Неее, я не хочу быть Мелвином, он стрёмный...
  - Не пизди! Глек тоже не айс...
  - Шшшш! - шипит потасканное, теперь ещё и злое лицо.
  - Давай спросим девчат, не хотят ли они погулять с Глеком и Мелвином? - Бонхед переходит на шепот.
  Пока препод лениво диктует лекцию, мы чирикаем записку и складываем самолётик. "Девчонки может свалим отсюда?!", - гласит записуля. Пускаю его, он делает большой круг и пикирует прямо в птичье гнездо. Давимся от смеха. Крис с Мини тоже на улыбках. Сама мадам лишь снова зыркает на нас с самолётиком в прическе. Как только звенит звонок новые версии Глека и Мелвина покидают аудиторию, прихватив с собой дам.
  - Теперь эти старухи по любому считают нас шлюхами, - смеётся Мини.
  - Лучше быть шлюхами, чем ходить с таким ужасом на голове...
  - ...и самолётиком, - неуверенно хихикает Крис. Видно она слегка в шоке, какие-то пацики вырвали её с пар и вот мы уже пьём ягу в туалете.
  - А кто хочет дунуть? - задаю риторический вопрос.
  - Я! Я! Я! - тянет руку Бон.
  - Только если одну, а то унесет, - заказывает Мини.
  - Неа... я не буду, - для Крис это явный перебор. Она похоже из другого мира, напрягается, когда появляется бутылка с дыркой. Девочка в панике, девочка боится спалиться.
  В голове полный улёт. Супер-дикая суббота! Глотаю смог вперемешку со сладкой гадостью. Мини подходит к Крис. Игриво проводит пальцами по волосам, затем коготком по шее. Горячо! Знает, чем нас завести!
  - Хуйня! Мы тоже так можем! - раздухарённый Бон пятернёй взъерошивает мой ёжик.
  - А так можете? - Мини берёт в руки сочные сиськи Крис и сжимает пару раз.
  Ещё горячее!
  - Так? - Донни сжимает мою грудь, ну вернее место где должна быть грудь.
  - И вот так? - в глазах кошечки полыхает пламя, она делает большой глоток "ягуара" и целует Крис.
  Очень страстно, с язычком. Та в начале в ступоре, потом закрывает глазки и отвечает. Лижутся пару минут, а мы смотрим не отрываясь. Красивая картинка впечатывается в мозг. Становится жарко, как в парилке. Но лесби-шоу прерывает скрип двери, за ней волосатые рожи блэкеров, Джона и Белого. Покурить зашли и стали свидетелями чуда, по лицам понятно - картинка впечатляет. Мини корчит недовольную гримасу, поворачивается и с криком "пошли нахуй!" бьёт ногой в дверь. Какая борзая! Они едва успевают высунуть головы. Что-то трещат и съябывают.
  - Ну что, так можешь? - поворачивается к Донни, будто ничего и не было.
  - Запросто! - он тянет ко мне свои бульдожие щщи, красные щеки колыхаются.
  - Не! Не! Не! - протестую. - Это уже слишком, вы выиграли!
  - Ну, как обычно шавки всё сливают... а ведь мы могли победить...
  - Слабачки, - Мини показывает вниз большой палец.
  Вот только она зажгла огонь, который так просто не потушить. Бон подходит к ней, прижимает к двери. Огромная лапа большим крабом обхватывает шею. Мини закусывает губу. Перевожу взгляд на Крис, она завороженно наблюдает, как они начинают сосаться. Я дотрагиваюсь до её ноги, вывожу из транса, перевожу внимание на себя. Руки бегут вверх по ногам, переходят на заднюю поверхность и встречаются на заднице. Приподнимаю её и усаживаю на себя. Грудь - Памела Андерсон, на уровне глаз. Биг сайз* вздымается тяжелыми вздохами. Губы с привкусом никотина и чего-то сладкого. Мини. Отвлекаюсь на секунду в их сторону. Она уже на корточках, быстро расстёгивает штаны Бону. Облизывается в предвкушении, явно любительница таких чупа-чупсов. Крис замечает мой взгляд и тоже опускается вниз, готовая повторять за подругой. Наматываю её волосы на кулак. Улёт...
  ***
  Где мой бэк? В кабинете здорового ребёнка нет. Да пофиг! Не велика потеря, там всё равно лишь блокнот и тетрадка, в которую я записываю все предметы. Ради такого дня и не жалко. После сочных минетов девчули тут же упорхнули, охуевший бонхед тоже поплёлся в общагу отдыхать.
  - Давай! Гуд Найт Вайт Прайд!
  - Ахах... Шутник бля! - он зигует напоследок.
  Закрываю глаза, заглядываю внутрь - есть ещё резервные силы и всё же лучше топать домой и хорошенько поспать. В голову лезут вчерашние проводы Зэка, его слова..."последи за ней". Ну в принципе я и следил.
  Недалеко от медухи встречаю Бэмби.
  - Батюшки, какие люди, - хмурит бровки. - Ничего не терял? - держит в руках мой бэк.
  - Ланочка! Милая! Спасибо!!! - обнимаю её.
  - Мне пришлось с ним таскаться весь день... Осторожней! Сколько ты выпил?
  - Немного... - смущаюсь.
  - Эх Макс, Макс...
  Вроде и сердится, но с легкой улыбкой, а глаза-изумруды, так и блестят. Просвечивают насквозь, знают, чем занимался.
  - Ладно, я пошла. В понедельник то хоть придешь?
  - Конечно! Точно буду! - почему-то кажется она спрашивает не просто так.
  - Тогда до встречи...
  Домой через Академку. Это такой участок в центре города, застроенный двухэтажными домишками, там распложены всякие научные институты. По пути встречаю Рэда. Какая встреча! Давно не виделись, мутная жизнь выдавила хардкор-движ и всех его участников.
  - Пошли накурю? - предлагает Рэд.
  - Давай! - халявной радости много не бывает.
  Отходим за гаражи.
  - Как дела то?
  - Да в принципе всё бэнч.
  Про тусу с Бонхедом ни слова, Рэд или Рэдхед - красный скин по масти, у него тотальная непереносимость таких как Донни. Говорит с ними лишь на языке насилия. Вспышка памяти. Год назад он стоял с басом на сцене. FrontLine Skins. На барабанах Руди. На гитаре Тони Хмурый, единственный панк в группе, с красным, полуметровым ирокезом. И здоровяк Хейтер на вокале. Лысый двухметровый шкаф в синих джинсах с подтяжками. Как только они вышли по толпе бухих неформашек пролетело "скины, скины"! Для них они были сущим кошмаром, но это были другие скины, без приставки наци - наши скины, правильные! И уже через пару гигов в зале образовалась бритая группа поддержки, такие маленькие копии Рэда и Хейтера. Мы хором скандировали "и наци опять сосут!"* Сейчас рядом с ним я понимаю - каким бы крутым не был Донни, он все равно бон. Все равно между нами пропасть, пропасть духа.
  В темноте первая плюха горящим угольком летит в снег, но Рэду не жалко, у него похоже много. Вторую удается запарить. Она бьёт в голову и открывает второе дыхание. Рано ещё спать, я сегодня в ударе! Идём назад - я в общагу, а Рэд домой в Старики. Там пытаюсь найти Донни, его нигде нет. В бытовке застаю Барби. Она готовит драники.
  - Привет. Ты Донни не видела?
  - Привет. Он вроде ушел... по крайней мере Глек так сказал.
  - Ясно... а ты значит готовишь?
  - Дя... попробуй, - тянет к моему лицу драник на вилке.
  Я дую, чтобы не обжечься и всё же обжигаюсь.
  - Ммм... вкусно...
  - Если что заходи, поедим, - улыбается.
  В голове сразу проносятся кадры "поедим": я трахаю её раком и жру драники со спины.
  - Окей. Договорились! Сейчас кое-что сделаю и к тебе загляну. Надеюсь твоя соседка не помешает?
  - Нет, она домой уехала... тогда жду.
  Зачем-то стучусь в комнату к одногруппникам, тому долговязому Киркорову и косолапому парнишке Колеснику. Ребята никого не ждали и не догоняют нафига я приперся. Да я и сам не знаю, за всё время перекинулись лишь парой слов, а тут на те - свалился на голову. В общаге у них слава призраков, в околомедушной жизни не участвуют, по коридорам передвигаются парой. Сейчас им явно не по себе, конкретно влез в их пространство. Пытаются делать обычные дела: Киркоров залип в игруху на компе, Колесник тренькает на гитаре, он оказывается мазафакер. Затем заходят две одногруппницы, тоже из разряда заучек, у них фильм по расписанию и пивко с собой. О! Кино, очередная катастрофа уничтожающая мир. Я тут просто из-за пива. Часть пью, другую в потьме проливаю на себя. Вдоволь загрузившись откланиваюсь, драники ждут. Спускаясь с четвертого встречаю Мини.
  - Ты всё ещё здесь?
  - Ага... Донни искал.
  - Да, я тоже его ищу.
  Она в легком халатике, по любому для продолжения.
  - А ты спешишь? Может зайдешь? - смотрит, как королевская кобра перед броском.
  Хотел бы я сказать "нет", но таким не отказывают. Прикол! Её заселили в 42-ю, нашу бывшую комнату. Она открывает дверь, выпуская пьянящий запах духов. Прохожу...
  
  
  
  Примечания:
  * Малышева - телеведущая программы "Здоровье".
  * Фэир плей - принцип околофутбольных драк, который можно описать, как "на чистых руках и равными составами". То есть честная драка без аргументов (оружия: кастетов, бутылок, бит, ножей) и равным количеством оппонентов.
  * Биг сайз (big size) - с английского большой размер.
  * И наци опять сосут - песня стрит-панк группы Klowns из города Киров.
  
  
  
  09. Пижамная вечеринка
  Я даже не понял, как так получилось - тестостерон управлял телом. Всё было как в бреду и вышло само собой. В общем я трахнул Мини. Хотя... по факту она меня. Сучка такие кульбиты вытворяла, мама не горюй, так круто мне ещё не было! Чувствуется она любит трахаться, а главное умеет. Её стиль жёсткая, хардкорная ёбля. Да по ней порнуха плачет, с такой страстью и спортивным подходом она бы сделала карьеру. Всё тело исполосовано, будто попал под тигрицу. Но это цветочки, главный вопрос как быть с Зэком? Если узнает - голову оторвёт. Он же мой братан, импонирует мне больше всех из нашей тусы, не хотелось бы с ним ссориться. Все выходные меня мучает совесть, чувство вины, как больной зуб ноет снова и снова. Придумываю гнилые отмазы, что Зэк всё равно не её уровень, что рядом с ним скорее вписывается бичёвка-пропитуха, а не такая крошка. Да и я был пьян, а хую не прикажешь. Главное, чтобы она держала язык за зубами, мне амурные разборки ни к чему.
  ***
  Понедельник. Трясусь в автобусе. Слегка бодрят Prodigy. Я только недавно их открыл, и они буквально перевернули весь мир. Дошло как долго я спал, смотрел лишь в одну сторону, не видя других жанров, другого взгляда на жизнь, на музыку. То, что они великие я усвоил ещё в детстве. Тогда в девяностые у всех на слуху были четыре группы, четыре иконы эпохи под знаком которых жила молодежь. Для меня мелкого, это были лишь прикольные названия. Ёмкие, запоминающиеся, с какой-то внутренней мощью. Metallica, Nirvana, Onyx и Prodigy. Я понятия не имел кто они и что играют. Представлялось, что это какие-то племена, банды, одно имя которых уже делало тебя крутым. На стенах домов, заборах, везде красовались их логотипы. Тогда я тоже решил присоединиться - в падике на каждом этаже написал по одному из этих магических слов. Я думал так осветляю нас, что люди в теме увидев тоненькие буквы поймут - здесь живут свои. Но соседские пацанчики поняли иначе, такой акт творчества стал хорошим поводом наехать и дать пизды. Два брата соседа ненавидели меня, лишь за то, что я жил чутка лучше. Их мир был алко-адом родоков бухариков, мой заботливой мамой, ни в чем мне не отказывающей. Вот только за меня впряглись старшие пацаны с улицы. Когда-то в эту же гоп-компаху входил и мой брат, пока не уехал учиться в Москву. Он был в авторитете, поэтому за мной присматривали. Правда мне кажется они завидовали, что у него хватило мозгов и сил хоть ненадолго вырваться с провинциального дна, что перепрыгнул на следующий уровень, стал футбольным хулиганом. Они же так и остались дворовой шпаной, их судьбы уже были предрешены, почти всех перемололо лихое время. Мне же с того дня в голову вбилось, что эти группы открывают двери, заводят новых друзей. Потом по мере взросления я стал открывать каждую, погружаться с головой в их творчество. Первой я услышал Metallica, как ни странно всё от тех же старшаков из дворовой компании. Они были крайне нетипичными пациками, блатняку и попсе предпочитали экстремальный метал. Такой саунд больше подходил для осколков бетона и ржавых каркасов среди которых мы тусили. Именно у них я впервые увидел настоящий фэнзин.* Плохо отксеренные листы рассказывали о Гитлере, Сталине, Сатане и десятке метал-банд со всего мира. Следом была Nirvana, уже в годы панка. Она больше зацепила Ржавого, нравилась ему эта заунылая грусть. Мне же казалось им не хватало зубов, гранж был всего лишь мутировавшим сопливым панком. Я предпочитал более сырых и грязных Black Flag и Exploited, поэтому надолго ушел в дебри панк-хардкора. Затем с дудкой появились Onyx. Первобытная агрессия, совместка с Biohazard. В злых черных отморозках было что-то от хардкора. Slam, da duh duh, da duh duh, let the boys be boys! Они не читали, а плевались словами точно пулями. Музло, чтобы крошить ёбла, заряд стимула быть крутым. И наконец-то настало время Prodigy. Нараяна* погружает в шаманский транс, в голове разворачивается целый красочный мультик. Я смотрю его под разными углами, играю с цветами мигающими в бит. Автобус вот-вот взорвётся радужным психоделом.
  ***
  Медуха встречает вялой апатией, я даже удивляюсь. Думал войду очередным героем реалити-шоу Общага 2: Найди свою любовь (и при этом постарайся ничего не подхватить), за спиной которого все шепчутся. Но ничего, тишина, никто и не догадывается. Мини ведёт себя как обычно, словно ничего и не было. И даже гадает на картах, на Крис, типа будем мы вместе или нет. Спрашивает:
  - А ты кто по гороскопу?
  - Весы, - чешу затылок полностью запутавшись. Может это был лишь сон с суккубом, демоном страсти? Нее, та ночь мне не приснилась, просто она любит играть! - Правда я не стандартные весы, далёк от всяких типажей и рамок. Поэтому всё что ты знаешь о весах дели на двое, умножай на десять в квадрате, где корень икс в тринадцатой степени...
  - Ну-ну... - улыбается, раскладывая карты.
  Не знаю, что она в них видит, но вот, что вижу я... Лану. Она неожиданно ревнует к Мини и Крис. Разговаривает с ними дерзко и надменно. "Вот сучка", - шепчет Мини, и чтобы её позлить трётся об меня попкой. Бэмби в ярости, заливается краской, а потом молчит всю пару. Ничего себе реакция! У меня аж мурашки по телу от того, как она реагирует. На реанимации всё же нарушает тишину:
  - Макс. В субботу хэллоуин, у нас вечеринка. Собираемся группой на квартире. Хочешь, тоже приходи.
  - Ладно, а что там будет?
  - Как что? Бухич...
  "И курибан," - добавляю в уме. Конечно для начала надо прощупать почву. Вдруг там есть нравственные экземпляры, которые чуть что сразу на проводе у мусоров. Я ещё плохо знаю этих ребят. Складывается впечатление, что большинство, как общажные овощи-ботаники - пришли сюда реально учиться, а не как я распиздяйничать. Децл камня всё же возьму, побуду в роли змея-искусителя в райских кущах.
  - И костюм не забудь! - добавляет Лана.
  Ммм, это становится интересней.
  ***
  - Прикинь, просыпаюсь в кипише от колобах. В дверь, кто-то с ноги ебашит. Открываю, а там два трухлявых алко-бойца. Сходу сую одному в пятак, быро опешили, за извинялись... мол хатой ошиблись, думали тут Петрович живет... - делится впечатлениями от нового жилья Шериф. Он переехал в Старики, теперь с канцелярским ножом не расстаётся. Он конечно парень суровый, но и на таких находится кто-нибудь посерьёзней, а обычно сразу несколько. - Надо съезжать с этого бомжатника... Слушай, есть варик у тебя сегодня перекантоваться?
  - Нуу... я с мамой ещё в небольших контрах, только если тихо...
  - Без Б! С меня тогда гарсон! Тихо посидим, фильмец посмотрим. Ты "Границу" видел?
  - Неа...
  - Тогда охуеешь! Бандосы, фашня, маньяки. Полный фарш!
  ***
  На улице уже холодно тусить, поэтому все перемены проводим на базе.
  - Что Максон, не хочешь сегодня бухнуть? - спрашивает Изолента.
  Шеф говорит он фантазер - пиздит, что стриптизером в ПТЗ работал. Парняга конечно мощный, вот только с явными признаками синего пути: одутловатой рожей и пивным мамоном. Так что если и работал, то только во влажных мечтах. Видать промо-акция на практике у Славони прошла на ура - мои котировки прям пробивают потолок. Я в центре внимания, типа звезда. Ну как тут откажешь?
  - Ну давай...
  - Тогда я девчонок позову и полтораху пиваса возьму... ты тоже чего-нибудь организуй. Хорошо?
  - Лады... Стой! А где бухать то будем?
  Шефа то я впишу, мама видела его пару раз. А вот громкого Изоленту, да ещё и каких-то тёлок... явный перебор.
  - Так на улице... что мы не северные люди? Глянь снежок идёт... чую к вечеру потеплеет...
  ***
  Ага "потеплеет", я уже ног не чувствую! Мы окружили единственный источник тепла, две полторахи. С нами первачка Челси* и... Мини. Почему я не удивлён? В своём меховом полушубке и сапожках на каблуках она так нелепо смотрится рядом с дешёвым пойлом. Челси другое дело - скинхед-прическа, спущенные тяги и гады. Обе тоже промерзли, переменяются с ноги на ногу. Только Изоленте хоть бы хны, даже рубаху расстегнул, будто жарко. Мини намекает, что надо что-то придумать, тусовка не в кайф. Ну бля! Похоже других вариков нет. Скрипя сердцем веду их к себе. Быстро раздеваемся и в комнату. Челси сразу уходит в ступор от целой стены антифа-плакатов. Везде перечеркнутые свастики и отпизженые боновские рожи. Нервно глотает. Всё-таки Шеф был прав. Мы всё гадали - кто она, правая/левая? Значит наци-волчица. Чувствует себя в ловушке, в стане врага.
  - Не переживай, - говорю. - Мы девушек не трогаем.
  Молча кивает, по любому представляя, что с ней собираются делать эти исчадия ада, мерзкие антифашисты. Кстати об антифа, вот и Шериф. Знатно охуевает от гостей. Вот тебе и тихий вечерок!
  - Всё-таки втянулся? На боних переходишь? - подкалывает, разглядывая испуганную Челси.
  Сидим, общаемся. Я все шикаю на Изоленту, его рот громкоговоритель, басит даже шепотом. Прислушиваюсь, за дверью ходит мама, топот явно недовольный. Шериф достаёт камец, оглядывая всех:
  - Сколько катать?
  - А что это? - подбирается ближе Изолента.
  - Ну гашик...
  - Гашиш?!
  - Да тише ты! Чё орёшь?
  - Да я просто первый раз его вижу...
  Опачки! У нас тут девственник! Ну, что готовься вступить на тёмную сторону, узнать настоящий кайф! Но, как и бывает в первый раз - всё идёт не по плану. Смесь дыма и сигаретного смога оказывается не по зубам. Едва вдохнув Изолента разражается страшным кашлем, таким, что стены трясутся. Все шушукают и паникуют. Он давится, пытается сдерживаться, краснеет и снова уходит в лай. Ну всё попадос!
  ***
  Одиннадцать, общага уже закрыта поэтому приходится их вписывать у меня. Изолента так и не может успокоится, словно в горле что-то застряло, рык на всю хату. Ему с такими данными в дэт-метал банде бы гроулить!
  - Значит сегодня пижамная вечеринка? - Шефу всё смешно.
  Вскоре раскладываемся. Шериф в наглую занимает диван и Изоленте с Челси приходится ложиться на полу. Челси помалкивает, думаю она потом расскажет своим дружкам-бонам о столь гостеприимном приёме.
  Мы с Мини в спальне, снова в одной постели. Её рука уже в трусах, крепко сжимает стояк. Я ничего не могу поделать, похоть вновь решает за меня, стараюсь лишь не шуметь. Какое-то безумие - за одной стеной мама, за другой народ. Изолента ещё подгавкивает. Мини ползёт вниз и берёт в рот. Ноги предательски дрожат, от одного вида уже можно кончить, поэтому закрываю глаза. Она причмокивает, покусывает, порхает языком. Вот это да! Горячий рот - пик наслаждения. Вулкан сейчас взорвётся! Оргазм судорогой бежит по телу и ракетой уносит в космос...
  ***
  На следующее утро, когда мама уходит на работу, осторожно выходим из комнат. Она даже не приготовила завтрак, значит в бешенстве. Вечером меня ждёт концерт. Получу за Изоленту, за вечно ползущий из-под двери дым, за то, что вожу кого попало. Дуем перед учёбой, этому пидору даже не предлагаем.
  - Я ему полночи подзатыльники давал, - гогочет Шеф, когда всех расслабляет. - Он то кашляет, то храпит... На по чайнику! И замолкает на полчаса...
  
  
  Примечания:
  * Фэнзин (иногда просто зин) - самодельный любительский журнал, чаще всего о музыке.
  * Нараяна - один из образов и имен Вишну, божества индуистской мифологии. Так же песня группы The Prodigy.
  * Челси - характерная прическа девушек-скинхедов. Выделяется короткими волосами на макушке и длинными на висках, напоминающими перья.
  
  
  
  10. Хэллоуин
  Вечеринка на грани провала, до Шефа не дозвониться. Гадаю где он?! Вариантов немного... мозг накидывает пару сценариев. Неужто в хэллоуин синячьё обложило со всех сторон? Поймало бешенство потусторонних сил, и он забаррикадировался в своей комнатушке в Стариках. Ну или на свиданке... Хотя, вроде жопастик дала отворот поворот. Девочке быстро доложили о его подвигах, видать участь очередного трофея её не прельщала, и она резко всё оборвала. А может он просто динамит, тусит с кем-то. Мстит за тот фееричный движ с Боном, до сих пор злится, что пролетел мимо. Я в лёгкой панике - одним алко сыт не будешь. Гашик моё настроение, основа, на которую ложится всё остальное. Приходится пробежаться по домашней аптечке, может среди таблеток найдётся что-то весёлое. В руки прыгает матрас феназепама. Включать фармакологию уже поздно, но я припоминаю, что тема из прущих. Правда не помню из каких. Пофиг, сегодня всё сойдет! Сегодня наша ночь - ночь тёмной стороны!
  На всякий случай забегаю к Мазяке - вдруг там спонсор моего веселья. Шерифа нет, за то у Соседа есть половинка камня. Вот кто насчет хэллоуина вообще не запаривается, уже в костюме, в костюме работяги на отдыхе: майке заляпанной едой и задроченных трениках. Отмечает по классике: тельчик, пивчик, гашик. Ну и естественно всё полирнуть мазиком. Ахах! Я как зашёл сразу запалил, что он в Дом-2 пялится. Будь рядом кто из пацанов они бы зацепились, развели хохму. Мне же похуй, пусть что хочет, то и смотрит. Когда твоя жизнь цепочка из работы и сна не грех и за другими последить. Реалити-шоу для этого и созданы - заполнить пробел глянцевой подделкой, на часик окунуться в красивую иллюзию.
  - Так ты что никуда не собираешься? - спрашиваю уже зная ответ, так беседу поддержать, не сразу же кричать "заваривай!".
  - А? - Мазяка хлебом, как губкой тщательно вытирает тарелку. - Да нее... давно уже никуда не ходил.
  Похоже у него весь экшен в прошлом, нема пороха в пороховницах. По сравнению с нами Сосед динозавр, да ещё и какой-то контуженный. Шериф упоминал, что он в Чечне служил, попал на эхо второй компании. Правда сам об этом мало базарит, сразу что-то замыкает, видать жести насмотрелся.
  - Давай может курнём в честь праздника?
  - Оохх! - он тяжело вздыхает, будто я мешки ворочать предлагаю. - Ну давай.
  - Запаришь?
  Он неумело катает, тоже видать опыта маловато, одна плюха соскальзывает и навсегда теряется в бермудском треугольнике ковра. Мы пытаемся искать, но он настолько засран, что быстрее найдем чей-то труп. Ладно, живи! Дуем по три и жизнь прекрасна. Мазик вообще поплыл:
  - ГГГГЯЯЯННННДДДДЖАА, - тянет слова кавказским акцентом, который у него включается по накурке. - А знаешь, как хачики дуют?
  - Неа...
  - Короче... представь, что их трое... три ары... значит берут они камень, делят на три равных куска... каждый свой кусок на иголку и в батл... никаких сиг... и хапают одним напасом...
  - Хуя се мощно! - я прикидываю этот атомный взрыв в голове. Такое не каждый вывезет, но чурки народ прокуренный, у них курнуть, что за хлебом сходить. Сразу вспоминаю гашишинов, которых европейцы на свой лад перековеркали в ассасинов. У этих демонов гашло было основным блюдом. Нахлобучивались после мясорубок и отжигали с наложницами в персональном райском саду. Именно средневековые киллеры и были предками современных фанатиков джихада. Правда сейчас они скорей всего сидят на чем-то потяжелее.
  Пока я размышляю Мазяка снова уходит в телек, а по мне его больше невозможно смотреть. Реально зомби-ящик, тупая жвачка разжижает мозг. Двадцать пятые кадры и постоянная пропаганда. Доктор Геббельс был бы счастлив, его метод успешно работает. Все идеи оттуда искусственно навязаны, ты приходишь к каким-то выводам, думаешь, что сам, не замечая невидимых ниточек кукловодов. Рабская машинка настраивает уставший разум перед ещё одним днём сурка. Годами гоняет одну и туже тему - потерпите все будет хорошо, вот-вот, прям завтра. Только завтра не наступает. Живем в дерьме, смотрим дерьмо и слушаем. Жизнь удалась!
  Резко открывается входная дверь, мы тупо замираем. Аааа! Политзэк! Блудный сын вернулся! Сразу становится громко! Смеёмся и обнимаемся. Эм Си умоляет быть тише. Зэк весь такой солидный, в обновках: костюме троечке и с новой мобилой... Ну точно джентльмен удачи! Вот только морда старая, потасканная. Он высыпает на стол с десяток банок "ягуара" разных калибров. Взрываем по одной, он только открывает рот, чтобы поведать о своих приключениях, как пиликает домофон.
  - Моя женщина приехала! - поясняет Зэк и выуживает из сумки огромную игрушечную машину, видать презент спиногрызу Мини.
  Напрягаюсь, мне "его женщина" всю карму загадила, да и пока его не было собрала вокруг себя целую свору пацанов. Крутила ими по-всякому. Уверен кто-то из них, как я исполнял роль живого члена. Донни сто пудов! И вот она стоит на пороге с кошачьими ушками на голове.
  - Мяу, - мурлычет.
  Мы втроём автоматически открываем рты, выглядит потрясающе!
  - В Адской Кухне в костюме вход бесплатный, - поясняет свой образ.
  - Значит нам тоже нужны костюмы или хотя бы маски! - вскакивает Зэк.
  - Успокойся... успокойся... у меня есть парочка... - вспоминаю, что на вечеринку группы тоже нужен костюм, поэтому по любому придётся домой заехать. - Хоккейная, маска Путина, Крика... ещё Спайдермена... - перечисляю весь набор.
  - О! Чур я Путин! - забивает Политзэк.
  - А ты Эм Си в каком костюме будешь? - хлопает глазками Мини.
  - Я? - мнётся Сосед. - Да я и не собирался...
  - Да брось! Пошли! Найдем тебе девочку. Я тебе говорила, что ты похож на Джонни Деппа?
  - Правда? - Мазяка аж румянцем заливается.
  - Точно, как из Страха и ненависти в Лас-Вегасе, - подкалываю.
  Шутка бы зашла, если б он смотрел фильм, но он похоже ещё больше гордится. Да уж, чтобы пройти кастинг на роль Эм Си Мазяки, Джонни пришлось бы пить исключительно суррогат. Впрочем, Мини заронила зерно движа и вот он уже носится по квартире ища менее вонючие носки и консультируется с ней насчет того, что надеть. В результате Сосед предстаёт перед нами в свитере, брюках стрелочках и туфлях. Привет, дискотекам девяностых.
  - Нихуя себе модник! - юморю. - Реально Джонни Депп для нищих.
  - Ладно тебе, - Политзэк обнимает Мазяку. - Красавец! По стилю!
  - Ну, а ты Максик? - теперь я попадаю под её внимание.
  - А я не иду... у меня вечеринка с одногруппниками...
  Меня в принципе и в клуб звали - Барби названивала, но я продинимал. Сейчас не до неё. Когда до дурочки дойдёт, что мы уже всё?
  - Ааа... со стервой старостой? - Мини фыркает кошкой.
  Я хожу по тонкому льду, она точно знает, что одним словом может перечеркнуть нашу с Зэком дружбу.
  На таксо едем до меня, и я выношу маски. Себе забираю маску маньяка из фильма Крик. Мазяка не может выбрать, кем ему быть Человеком пауком или хоккеистом? Останавливается всё же на пауке. Паук девяностых выглядит убого, больше похож на бомжа. Политзэк ещё выпрашивает мой пистолет-зажигалку, точную копию беретты.
  - Какой же Путин без ствола?
  Так они и улетают, супергеройская команда: женщина-кошка, Путин на "ягуаре" и сельский Спайдермен. Чую в программе Адской Кухни грандиозный шабаш местных вурдалаков и шальных ведьм. Они сегодня оторвутся по полной, прямо там откроют врата ада. Врачи со скорой нервно сглатывают - намечается аврал. Готовятся к приёму кровавого афтерпати и красивым маскам из разбитых щщей.
  Смотрю на часы, ещё час. Выпито две банки яги и скурено шесть плюх. Состояние "да пох!", а к началу вечеринки, так вообще всё выветрится. Достаю феназепам, он лишним не будет. Так сколько бы съесть, чтоб и не прогадать и не борщануть? Пол матраса - ам! Я в школе с аптечной темы начинал. Баклофены, гликодины, триганы - хавал, как семечки. Правда у всей той шляпы побочек было больше, чем приколов. Чувствую колёса шипя пузырятся и растворяются, как в рекламе аспирина. Надеваю маску и в путь...
  
  ***
  Дзин-дзин!
  Меня встречают одногруппницы. Вот подруга Ланы, девчуля невысокого роста, немножко пухленькая, но с огромными сисяндрами, даже больше чем у Крис, целый молочный комбинат. И Гном, совсем малюсенькая, при этом взрослая тётка лет под тридцать, с железобетонным голосом и таким же характером. Хейтер драл её в прошлом году. У него всегда был странный вкус, собрал целую коллекцию самых стрёмных баб. В этом случае дело в размерах - Кинг Конг и полторашка. Мы всё ржали, что он натягивает, как на кол это крошечное тельце и вертит на хуе. В комнате ещё Дробовик и Киркоров. Стол ломится от жрачки и бухла.
  - А где Лана?
  - Она со своим парнем. Сказала попозже подъедет.
  - Понятно, - я чуть зубами не скриплю от ревности.
  Таблы вообще не алё! Может просроченные? Ну что ж придётся накидаться! Так что есть? Тяжёлая артиллерия - водочка, она то меня уж точно проймет.
  - Ну чё давайте ёбнем? - предлагаю пацанам. Киркоров с Дробовиком испугано переглядываются. - Только не говорите, что не пьете.
  - Если честно, я не любитель, - начинает Дробовик. Он без костюма, впрочем, с такой рожей он и не нужен. - Но сейчас можно, - даёт заднюю под моим взглядом.
  Киркоров тоже берёт стопку. Цзиньк! - звенит хрусталь. После сладкой яги водка кажется кислотой, прожигающей всё на пути. Прислушиваюсь к ощущениям. Нихуя! Как так?! Выпиваю ещё с пацанами, затем с девчонками пару раз. Надо немного передохнуть. Присаживаюсь... И тут прилетает мысль - А стоило ли мешать водку с таблами хуй пойми какой природы? Снова прислушиваюсь, на этот раз винегрет в желудке начинает убийственное танго. Я что-то чувствую! Мысли путаются - первый признак, что таблетки всё же ебашат. Едва заметные мушки то здесь, то там. Зависаю. Резко кидает в жар, так, что одежда в миг прилипает к телу. Подтягиваются ещё люди, но их я уже не различаю. Зрение шалит и гравитация, как-то усилилась, потихоньку начинаю тонуть в диване. Что за хуйня?! Он засасывает зыбучими песками. Пытаюсь шевелиться, но не чувствую ни рук, ни ног. Осталась лишь голова, тяжелый шар для боулинга. Всё кружится, заходит зигзагами, как в стиральной машинке. Бамс! Падаю на пол, попутно задевая стол. Сверху градом летит посуда и обкидывает какой-то закусью. Лежу, не встать. Окружение походу думает я в зомби решил поиграть, вот только косплей уж очень реалистичный. Вокруг начинается суета, все что-то орут, а я чисто Муму - мычу дебилом.
  ...
  В голове шумит, картинка порой пропадает. Тело пластилин, совсем поплыл - лицо и без маски Крика стекает вниз. Меня тащат то ли вертолёты, то ли чьи-то руки. В лицо бьёт струя холодной воды. Со всех сторон звери и супергерои. О! Перед глазами всплывает ангелочек Бэмби. У неё нимб над головой. Это костюм или меня глючит?
  - "Привет!" - посылаю сигналы рту, но он лишь смеётся дауном.
  - Макс! Ты как?! Ты что-то принимал?! - эхо голосов.
  - "Ага! Чего я только не принимал," - опять дурацкий смех на выходе.
  Всё! Я больше не могу, на сегодня полёт окончен! Отключаюсь. Глаза закатываются. Висну безвольной куклой в цепких руках...
  
  ***
  Утро бьёт сильнейшим бодуном. Очухиваюсь на заблёванной подушке, в одних трусах, кто-то меня раздел. Сбоку Дробовик, в обнимку с тазиком. Ну хоть не я один устроил представление... А что было то? Всё обрывками... Всё плохо-плохо... Кажется была Бэмби... кажется она поливала меня из душа, а потом уложила и раздела. Вроде сидела рядом... что-то говорила. Не помню... сейчас и неважно. Голову разрывает похмелье сразу двух типов. С трудом одеваюсь и пошатываясь выхожу... вся уборка на Дробовике. Дневной свет режет глаза, обжигает кожу, словно я отвык. На часах два, вокруг кипит воскресная жизнь. Вампиром двигаю к дому, чтоб зарыться под одеяло и снова уснуть. Проспать до вечера, до спасительной тьмы. Скоро она надолго накроет наш край, полярная ночь поделит всё на два цвета - белый снег и чёрное небо...
  
  
  
  11. День студента
  Мда, хэллоуин превратился в настоящий кошмар. Я вел себя, как животное и опозорился по полной. Извалял репутацию в неадеквате. Вся группа смотрит, как на конченого ушлёпка, особенно Бэмби, взгляд с укором и какой-то грустью. Всё баста! Явный звоночек, что пора тормозить, на время отойти от спиртного (Политзэка) и наркоты (Шерифа). Ухожу в сухое плаванье, назад в мир чистого разума. Хоть мозги почищу, а тут ещё и Репа с армейки откинулся. По первой я его даже не узнал - служба не хило прокачала, уходил Брюсом Беннером вернулся Халком. Посвежел, раздулся. Предложил вместе тренить, мол весь старый моб* подтянет. Побазарили слегка и за музыку, для некоторых она лишь фон, для него же вся жизнь. Он чисто человек-оркестр, рубился в половине местных групп. Говорит его детище Delirium, преобразится во что-то новое, с другой начинкой и звуком.
  На следующий день он подбирает меня на своём тазике. В салоне ещё Сэт и Молодой. Вот и весь огрызок моба, все кого удалось собрать. Остальным уже похуй - либо отписались, либо сторчались. Да и Молодой сейчас в Калининграде учится, просто приехал на каникулы. Помню совсем недавно он ещё тусил с наци-панками, пока с нами не пересёкся. От одного вида Хейтера пиздюк в штаны наложил и сразу переобулся. Смотрю теперь на модных лейбаках, да руки забиты качественной краской, не то что мои уёбищные портаки.
  Тачила тормозит за городом. Вокруг лишь лес под белым мехом снега.
  - Ну что? В начале пробежимся для разогрева? - спрашивает Репа и сразу же бросается вперед. - Давайте! Поднажмите!
  Наверное, у нас разные понятия "разогрев", кажется мы бежим уже целую вечность. Вернее, они бегут, а я улиткой плетусь в хвосте. Ноги заплетаются, отвыкли от таких нагрузок, а ведь когда-то бегал в футбольной секции, только сейчас не когда-то... Изнеженное кайфом тельце сбоит, холодный воздух кинжалами режет легкие. Всё нутро бунтует. Он что из нас Рэмбо собрался делать? Даже закаленный боксом Сэт не поспевает. Я так вообще сейчас сдохну, только гордость не даёт сказать: "Стоп! Хватит! Я набегался на год вперёд". Он тормозит. Аллилуйя! Стоим сгорбившись, уперев руки в колени. Дыхалка хрипит, не могу отдышаться. Рот полон вязкой слюны со вкусом крови, выплёвываю сгустки воздуха, превращающегося в пар. Он так похож на дым. Внутри медленно просыпается желание, контраст мышечного перегруза и неги кайфа.
  - Теперь можно удары поотрабатывать, - Репа надевает лапы.
  Мне кажется он издевается, я на ногах то еле стою. Тяжело дыша глажу их вялыми ударчиками, но и это ещё не всё! Спарринги в перчатках. Ебашусь с Молодым, он кидается вперед. Заряжаю двоечкой. Нежданчик, он даже немного поплыл. Вот только кардио надолго не хватает, поэтому вскоре я прошу брейк. Пока сходятся другие, ищу силы, пытаюсь открыть второе дыхание. Напоследок махаюсь с Сэтом, к такому великану хуй подберёшься. Он лупит своими шлагбаумами, а я не дотягиваюсь. Пропускаю - мощный панч прилетает прямо в клюв. В глазах темнеет, сажусь на жопу. Нос сразу пускает кровь пульсируя болью. Не хилая встряска мозга.
  - Думаю для первого раза хватит, - Репа помогает подняться. - Как насчет повторить через неделю?
  Все вроде бы "за", я против, но пока молчу, даже говорить больно. Потом съеду, придумаю какую-нибудь отмазку. Тренировка измочалила не хуже хэллоуина, залажу в салон инвалидом. В голове одна мысль - заторчать. Ну его нахуй такой образ жизни!
  - Куда тебя?
  - Я покажу... - держим путь к Мазяке!
  - Приглашай в следующий раз и Шерифа.
  - Окей.
  Прыгаю по ступенькам, скорее в мягкие объятия кайфа. У двери свежая надпись - "Мясник на квадрате", как раз он и открывает. Шеф теперь тоже здесь живет, Соседа лишь поставили перед фактом. Озвучиваю предложение Репы, и получаю смех в лицо. Неее, дудка так просто не отпустит. Бля! Да у него ещё и гости! Факер собственной персоной!
  - Какие люди?! А главное какими судьбами?!
  - Здорово! Да вот что-то заскучал. Семейный корабль напоролся на рифы быта. Готов к новым подвигам! Возвращаюсь в колледж!
  Он ещё и не с пустыми руками - сочная шишка, так и пышет запахом.
  - Прикинь, гибридный сорт. Вырастает только одна бошка, за то какая!
  Сейчас и проверим. Мэри Джейн детка, иди к папочке!
  - Курнём и вы мне набросаете последние новости. Кто, где, с кем? Хочу знать всю грязь... а главное - новое мясо то подвезли? Есть пиздатые? - он скалится, похож на Голлума, только после пластики. Словно тот всё же спиздил кольцо и метнулся в лучшую клинику, где его перекроили. Оставили лишь общие черты и эти глаза-лупы. Наверное, на них то чики и ведутся. Он славится талантом затаскивать их в койку. - Ну всё девки берегите пёзды! Факер снова в деле! Отсчет пошел!
  А значит: фак, фак, фак...
  ***
  Сегодня я узнал, что в Москве убили Костолома.* Он был одним из топ-боев* антифа-движа. Нацики боялись его до усрачки, Костолом ломал их, как ветки. Трусливые твари застрелили его в подъезде, исподтишка в затылок. Новость поразила. Всколыхнула в памяти годы борьбы и имена убитых. Как ни печально, но именно на их костях мы строили сцену. Заставили правых петухов бояться, очистили от них панк и хардкор. Во многом это заслуга Костолома. Он, Шкобарь,* Нок* были нашими звёздами, на кого мы равнялись. Всегда в первых рядах, никогда ни бежать, ни сдаваться. Я слышал его накрывали пару раз, в последний чуть не сделали инвалидом. Он выкарабкался, поднялся и продолжил борьбу. Фашня так его и не сломила, теперь он на веки в наших сердцах.
  Я видел его лишь раз, на легендарном гиге Los Fastidios* в ПТЗ. В то время всё только начиналось, ещё было модно быть нациком, они господствовали на улицах прессуя рэперов и чурок. Для меня такие взгляды были браком сознания - слишком мощно отпечатался образ дедушки. Рассказы о войне, о том, как он схлестнулся в окопе со здоровым рыжим фрицем. Он сбил деда с ног и чуть не пригвоздил штыком - на этом моменте дед проводил пальцем по шее, по длинному рубцу. Я считал себя потомком той войны и став нефором очень удивился, когда на одном из сейшенов ползала вскинуло руки в правом салюте. Я не мог в это поверить и смириться, балом правили боны и наци-панки. Зло пробудилось в моём поколении, именно в такой атмосфере тихо зрел протест. Новый движ, как сорняк пророс коричневую почву, тут и там по стране полетели акции, втоптанные в асфальт щщи ублюдков. Мы поднимались с колен, потихоньку мутились гиги, приглашались зарубежные коллеги. Итальянские скины Los Fastidios стали одними из первых. Москва и Питер сразу отпадали, такой концерт мог закончиться массовым накрывом. Правые из разных банд объединились бы, чтобы задавить нас в зародыше. ПТЗ подходил идеально, как-то сложилось, что там изначально была сильная сцена, а нацики наоборот беззубые. Столько групп, столько стилей, Мекка панк-хардкора. Даже местные гопники были слегка кастрированы, в упор не замечали дреды или лица покрытые пирсингом. Туда-то ручейками и стали стекаться самые активные члены антифа. В день гига в городе чуть не ввели чрезвычайное положение. Недалёкая масса была твёрдо уверена - раз скинхеды значит нацисты. Пресса в очередной раз раздула страшилку, город застыл в ожидании погромов и второй Кондопоги.* Ощетинился омоновскими дубинками и высокими чинами фэбосов, даже для них "антифа-скинхеды" были немыслимы. Они думали мы прикалываемся, что в природе такого не существует. Все скины нацисты и точка! Бритые итальянцы всё перевернули, с первых аккордов зал взревел "Antifa Hooligans!". Простая речёвка словно мантра зажгла сердца, эхом прокатилась не только по залу, но и по стране. В тот момент и подкатили два московских баса ломящихся от бритоголовых. Они ворвались в зал... но не чтобы громить, то был костяк MTS*. Они чуть не опоздали - автобусы стопили и шмонали на каждом посту... Вокруг всё пестрело от бомберов и клёпаных косух, дикий коктейль панков и скинов. Воздух трещал от тока, от волны поднятых рук. Тогда я и познакомился с Костоломом, могучим рашем одетым по классике...
  Для меня тот гиг стал началом перемен. По дороге домой трясясь в поезде и переваривая концерт я всё для себя решил, а из наушников летело "выйди на улицу, верни себе город!".* Дед воевал - пришло и моё время. Вернувшись я начал подтягивать друзей, заразил идеей сопротивляться, давать отпор. Думаю, так поступили многие кто был на том концерте. Вот только мы ещё не знали с кем нам предстоит столкнуться. Враги выходили на новый уровень, доросли до масштабов серийных убийц. Зверьё жаждало крови и вскоре она полилась рекой.
  ***
  Как только Политзэк вернулся пьяное колесо Сансары закрутилось с новой силой, над медухой нависла эра "ягуара". Все как с ума посходили, ежедневный загул. Ходим, как в клуб: бухнуть, да девок поцеплять, иногда даже не отвлекаясь на пары. Скамейки у стола для пинг-понга каждую перемену обрастают толпой. Здесь вся основа, самые сливки, а от паров этила можно в разы захмелеть. Сам герой заваривший кашу теперь в двух состояниях: пьяного неадеквата и отдыхающего тела. Второе преимущественно на парах, обдувает перегаром всю аудиторию. Всё дело в Мини, неуклюжие ухаживания разбились о стену игнора. Выпотрошив его лопатник она тут же переключилась на следующего. Новая жертва Жук, ходит за ней молчаливой тенью. Факер же сразу окунулся в медушные страсти - заключил с Греком пари на корону кобеля экстра-класса. Забились кто соберёт больше прописок. Прописать - значит присунуть первокурснице. Состязание открытое, но пока участвуют лишь двое... Может тоже попробовать? Меня даже не рассматривают как угрозу. Могу стать тёмной лошадкой. Прикидываю свои шансы по пути на базу.
  - Стирай, бля! Стирай я сказал! - гремит на весь сортир Зэк.
  Шеф, еле сдерживая смех трёт ему рожу.
  - Что тут у вас?
  - Вот, что тут блять у нас! - он прикрывает левый глаз и сразу превращается в Терминатора. Веко забито красным цветом, а от чёрного уха по щеке ползёт коряво нарисованный микрофон. Да он походу опять уснул на паре, а Шерифу стало скучно.
  - Он просто дёргался во сне, вот криво и получилось. Так бы был настоящий универсальный солдат, - оправдывается Шеф.
  - Я с таким макияжем уже долго хожу! Думаю, хули все стебутся?! - он чуть ли не кипит от ярости, вот-вот набросится. Глубоко дышит, сжимая кулаки.
  - Да ладно тебе! Ты что шуток не понимаешь? - Шеф снова пытается оттереть мазюку.
  Вряд ли сейчас с таким мейкапом можно оценить тонкий юмор. Особенно, если вспомнить, что её хуй сотрёшь. Придётся повозиться, возможно пару дней. Жееесть!
  - Отъебись! - доморощенный Терминатор идёт к выходу и сталкивается нос к носу с Мелвином.
  Тот даже не успевает заметить размалеванное лицо, как тут же отхватывает в душу, так что припечатывается в стену. Жалобным щенком смотрит вслед. Представляю, как Политзэк летит по коридору, приковывая взгляды. Ждём пару мгновений и взрываемся хохотом.
  - Какая муха его укусила? - Мелвин сразу всё забывает и хихикает вместе с нами.
  Парнишка вообще не пробивной, пристал, как липучка. Болонкой плетётся следом, в глазах так и читается желание быть своим. Глек учился с ним в одной школе и поведал нам пару историй. Над ним там все издевались - окунали головой в сортир и брили налысо. Мы тоже стебёмся, рассказываем небылицы, что мы секта сатанистов и для посвящения в наши ряды ему придется сожрать дохлую кошку. Он весь в лапше, хлопает глазами, не понимая чему верить. Слегка жалко этого чудика, но такова жизнь - в любом обществе сразу формируется кастовая система. Есть своя элита, а есть неприкасаемые, похоже это его крест и пока мы здесь он так и будет на побегушках. Правда нам осталось не долго, год близится к концу. Почти весь следующий семестр мы проведем на домашних практиках и всё, без пяти минут специалисты. Оглядывая нашу тусу, не верится, что вот эти уроды, нарики и психи будут спасать людей. Да я бы им даже говно не доверил...
  ***
  Политзэк серьёзно обиделся и съебал в Мончу. Ну и зря, сегодня же день студента! Очередная пьянка! Мои, если что-то и устраивают, то меня не зовут, а вот группа Шефа и Факера готовится к грандиозному разъёбу. Руди тоже свалил в Мончагу, остальных пройдох типа Кондора и Хруща даже в расчет не берут. Получается они лишь вдвоём в малиннике из девок. Я тоже навязался, ну и Мазик, которого к слову забыли предупредить. Я вижу, как он силится сказать решительное "нет", но тут появляется целый табун девчонок и весь протест улетучивается. Сто пудов халупа ещё не видела такого обилия дам! Он даже не знает на кого и смотреть. Самые бриллианты здесь ар-н-би близняшки. Сладкие мулатки-шоколадки. Сразу включаем, что им нравится и пляшем под их дудку. Остальные вниз по нарастающей, вплоть до подпорченных экземпляров типа Шахты. Толстой кобылы, у которой интимная жизнь проходной двор. Пизда, как кличка, войдешь и потеряешься. Шеф говорит она к Донни под крылышко набивалась, только он сразу забраковал. Слишком поюзанная - красная цена бутылка. Не понимаю пацанов, которые ведутся на такое. По мне так лучше хуй в руке, чем в пизде без краев.
  - Девоньки! Как насчет подарков от деда мороза? - Факер трясёт пакетиком порошка.
  Тёлки аж пищат, начинается движ! Шеф был прав, когда говорил, что для них это лучшее лакомство. Жадные носики пылесосят трассы. Дороги - взлетные полосы, уносящие в восторг. Пакет в мгновение тает. Вечерина набирает обороты. Голоса на максимум, по стаканам журчит алкоголь. Кудахчут в захлёб и чокаются бокалами: "За студентов!", "За наш день!" Я же сегодня мистер умеренность, лишь слежу за представлением. Держу всё в рамках, после хэллоуина бухло идёт маленькими глотками, а без сильных допингов я довольно зажат. Шеф крутит ручку громкости, и все начинают плясать.
  "Будущие мамы хвастайте телами,
  парни не бойтесь обнимите их сзади,
  раскачаем клуб сегодня вместе с вами
  пусть все знают как мы отдыхаем!
  Эм Си снова причитает, но близняшки вытягивают его на танцпол. Зажимают, как бутер с двух сторон и через мгновение он уже отплясывает со всеми. А потом даже свистит, когда одна из чик снимает кофточку...
  пусть все знают как мы отдыхаем, скажите: Горячо! Горячо,
  пусть все знают как мы отдыхаем, скажите: Горячо! Горячо!".
  ***
  Бурхан явно не ожидал такой толпы и теперь весь на стрёме. Мы закрываемся в комнате Мазяки и только тогда он выуживает то, что принес. Десятку гашика! Я впервые вижу такое количество, коричневый кирпичик похожий на гематоген. Из другого кармана появляются маленькие часики - весы.
  - Лучший друг барыги, - лыбится Шериф.
  Нагрев нож Бурхан режет кусок, как хлеб, затем получившиеся камни кидает на весы. Я смотрю на циферки, каждый примерно по 0,75.
  - А чё так? Почему не целый грамм?
  - Ну, а ты как думаешь? Чтобы больше получилось. Мутная игра не благотворительность - 0,7-0,8 разрешенный стандарт. С десятки выходит 12 - 14 кусков, - он раскладывает азы черной экономики.
  - Вот оно что...
  - Это ещё по-божески, - вставляет Мазик. - Я когда в ПЗ жил, там могли и 0,5 принести. Причем за рубль! Прикинь!
  - Ну что? Кто будет брать?
  Все накидываются, как на горячие пирожки. Шериф берёт сразу двушку, он завтра отчаливает домой, на пару недель в ПТЗ. Факер с Мазякой по одному, ну и я тоже. Взял бы больше да филок нет.
  В дверь стучатся, это близняшки учуяли стафф. Быстро впускаем, пока остальные не налетели, тем и бухла хватит. Пока тлеют плюхи они с интересом разглядывают рисунки на обоях, здесь их гораздо больше. Целый зверинец зайчиков и ёжиков из старых советских мультфильмов. Кажется, Сосед любит этих уродцев гораздо меньше чем кролика Роджера, некоторые почти стёрты или спрятаны под обшарпанными обоями. Как вон ёжик, который все же прогрыз клок и подсматривает оттуда. Больше всего меня прикалывает полуобнажённая хентайная девчуля на двери. У того, кто рисовал талант...
  
  
  Примечания:
  * Моб - от англ. mob, толпа, то есть в значении группа, группировка.
  * Костолом - Иван Хуторской, лидер R.A.S.H. Москвы (Содружество Красных и Анархистских Скинхедов, сокращено РАШ). Убит выстрелом из пистолета в собственном подъезде 16 ноября 2009 года.
  * Топ-бой - от англ. top, главный, основной.
  * Шкобарь - Алексей Олесинов, авторитетный представитель антифа-движения и MTS. 21 апреля 2009 года приговорен судом к одному году колонии общего режима за массовую драку около ночного клуба.
  * Нок - Фёдор Федяй Филатов, S.H.A.R.P. - скинхед (Скинхеды против расовых предрассудков, сокращено ШАРП), один из основателей движения MTS. 10 октября 2008 года скончался в Москве от множественных ножевых ранений.
  * Los Fastidios - итальянская панк-группа из города Верона.
  * Массовые беспорядки в Кондопоге - межэтнический конфликт в карельском городе Кондопога в сентябре 2006 года, вызванные убийством четырёх местных русских чеченцами.
  * MTS (Moscow Trojan Skinheads) - объединение московских скинхедов-антифашистов, выступающих против расовых предрассудков.
  * Выйди на улицу, верни себе город - песня группы Contra la Contra из города Гродно, Беларусь.
  
  
  
  12. Зима
  Мне быстро всё надоело, и я слинял довольно рано. Даже удивительно возвращаться домой лишь в лёгком подпитии. На следующий день решил зайти проверить. Меня встречает поле брани. Квартира - трэш, везде следы вчерашнего безумия. В воздухе висит кислый выхлоп, пол в битом стекле и ошмётках еды. Вечеринка явно удалась. А что было то? Мне нужны подробности. Вялый Мазик рассказывает то что помнит, из обрывков складывается картина. Шеф сосался с какой-то носатой, которая потом заблевала весь диван. Две другие тёлки поцапались из-за Факера, причем реально жёстко, с кровью и вырыванием волос. Ну, а наш герой запикапил Шахту. Естественно пока они предавались страсти, все свалили, оставив холокост на хозяина.
  - И как она?
  Вот тут-то и оказывается произошел небольшой конфузец. Сосед был наслышан о её бэкграунде, но ему и не такие селёдки попадались. Решил, что в пизде будет малость просторно, поэтому глаз пал на черный ход, к тому же она была и не против.
  - Ну в общем засадил в очко... Пялю её, пялю и чую говном пованивает... прямо конкретно шмонит... Башку вниз опускаю, а там весь болт в шоколаде...
  - Бляяя! - меня аж передергивает от отвращения, в нос будто залазит эта вонь. У мудачка всё через жопу, такое могло приключиться только с ним. - И что ты сделал?
  - Ничего... дальше продолжил месить глину...
  - Ахах, ну ты шахтёр! Хотя что ты хотел? Заходишь в Шахту - будь готов испачкаться!
  По доброте душевной слегка помогаю с уборкой. История с душком рождает рифму, которой не грех и поделиться. Вношу очередную надпись в коллекцию подъезда: "Меси глину членом исполином".
  ***
  Всё, конец света - солнце отключили. Полярная ночь окунула город в обволакивающий мрак. Встаёшь темно, ложишься также. Я дома, курю философский камень, вечеринка в одного. Лепить и нажигать всё ещё не просто - это требует сноровки и умений. Пару раз конкретно передерживаю сигу и хапаю лошадиную дозу никотина. Кое-как ловлю кайф. Скучно, всё-таки одному не то. Кому позвонить? Первой на ум приходит Лана, я аж заулыбался, такие приятные чувства растекаются по груди. Думаю просто поболтать, но она зовёт в гости к Лидке (той самой сисястой подружке). Меня долго упрашивать не приходится и вскоре я у нее. Кроме них там ещё Света, тоже наша одногруппница. Они пьют красненькое и уже слегка навеселе. Мой лёгкий накур и пьяненькая развязность переплетаются в приятную беседу. Девочки наконец-то видят меня с хорошей стороны.
  - Вау Макс! Моё мнение о тебе резко поменялось, - говорит Лидка. - Не пойми неправильно, но когда видишь мычащего человека, который даже стоять не может, тут просто невозможно подумать что-то хорошее...
  - Да я понимаю... извините за тот раз... просто слегка переборщил и в какой-то момент потерял контроль...
  - Переборщил с чем? - подозрительно смотрит Лана.
  - Эээ... с выпивкой...
  - Да ладно заливать то... думаешь мы такие дурочки? Там явно было что-то ещё... Да и ты водишься с той шайкой...
  - Шайкой? - чувствую себя прям на допросе.
  - С парнями с параллели... Шерифом или как там его...
  - Ой, настоящий бабник! - вставляет Света.
  - ... и ещё с этим гопником.
  - А этот вообще животное, точно из каменного века перебрался! Не понимаю, что он забыл в нашем колледже? Даже страшно представить, если такой на вызов приедет...
  - Хватит! Что вы накинулись! - Лида становится моим адвокатом. - Может ребята совсем не такие?
  - Что-то очень сомневаюсь, - парирует Светка.
  Ну да ещё бы! Похоже в ней играет обида брошенки - Шеф ебал её на втором курсе, пока не нашёл чику посимпатичней. Помню, как он залетел в комнату в поисках смазки и с довольной лыбой прокричал: "Ща буду распечатывать ей заднюю чакру, отшевелю сучку по полной!". Естественно я молчу о подобных историях.
  Вскоре разговор уходит в другое русло, а позже девочки вообще испаряются на кухню оставляя нас с Бэмби наедине. Они походу догадываются, что между нами симпатия. Болтаем о том о сём, не знаю, что больше пьянит она или вино. И вот уже наши руки сплетаются словно брачный танец двух паучков. Красное настраивает на нужную волну, мы сближаемся и даже обнимаемся. Её руки скользят по моей спине, ласкают шею и волосы. Глаза горят, а спелые губки так и манят. Время для поцелуев...
  Бип-бип-бип!
  Всё портит чёртов мобильник! Она отстраняется, сразу вырастает стена в виде её парня. Он требует, чтобы она немедленно выдвигалась домой. Судя по тону, что я улавливаю, настроен весьма агрессивно. Лана тут же собирается...
  - Нууу вооот! Твой мужик, как обычно, обломал всю малину, - причитает Лидка.
  - Ну, что поделать? Вот такой вот он, скучает без меня...
  - А нам что делать? Мы тоже без тебя скучать будем... Макс есть идеи? А то винишко тю-тю... а душа требует продолжения.
  - Хм... есть варианты... погодите сейчас позвоню... только предупреждаю, там может быть то самое животное из каменного века...
  - Ничего, я люблю животных! - она выставляет вперед свои молокозаводы.
  Я набираю Политзэка. Он уже вернулся, на квадрате у Мазяки. Ещё и не один, в гостях молодая семейка Глеков. На мой вопрос бодро кричит: Приезжайте скорее!
  - Всё можно ехать... нам как раз по пути.
  Бэмби строит не довольную моську. Думала мы разойдёмся, а мы дальше едем тусить. Она даже похоже прикидывает, как у своего отпроситься. В начале катим до нее - у падика уже ждёт огромный медведь. Её пацик два на два, косматый блять викинг. Палит на меня, хмурится, а я как ни в чём не бывало машу Лане на прощанье. Сто пудов её ждет не простой разговорчик. Кажется, я даже слышу: Что за пацан? Пацан, который скоро отобьёт у тебя девчулю чудовище!
  Политзэк сегодня галантный джентльмен, обращается к дамам на "вы" и целует ручки. Всё бы ничего, но он в рейтузах, точно огромный детсадовец. Правда во всех гуляет градус и поэтому нелепый прикид остаётся без внимания. Сидим бухаем, пока не надвигается буря - Глеки портят идиллию, под синькой у его суженой прорезался голосок. До этого сидела мышкой, а теперь начинает выяснять отношения. Сразу находит в Лиде и Светке защитниц, выливает на них подробности. Типа она беременна, а скотина Глек изменяет, да ещё и бьёт. На что Глек так и порывается ей пиздануть. Приходится всех сдерживать, разводить по разным комнатам. Девчонки суетятся вокруг будущей мамаши, мы же базарим с Глеком. Зэк пытается донести что "пиздить бабу это не по пацански... не по понятиям". Чудеса! Впервые мы успокаиваем не его, а кого-то другого. Вскоре парочка решается на диалог, оставляем их в комнате Соседа, который сегодня куда-то подевался. А чуть погодя слышим шлепки и охи - любовь восторжествовала.
  ***
  Провожаю девчуль до дома, медленно бредём по Академке. На улице пусто, тихо, красиво. Небо утыкано редкими звездами. Оно у нас не такое, как на юге, более суровые тона, будто великаны расплескали гудрон. Пушистые снежинки танцуют в воздухе, я ловлю парочку языком. Проходим Поляну - небольшую хоккейную коробку, место тусовок всех нефоров города. Ну почти всех, кроме нашего хардкор-движа. Просто так повелось, что местная неформальная туса всегда была под нациками. Все эти эмори, говно-панки, металлюги тупо боятся ублюдков. Подлизывают им, тусят вместе. Мы были тут один раз, тогда, когда сошлись стенка на стенку. Сейчас тут никого... Игривая Лидка и лепит снежок и чуть не попадает мне в голову.
  - А давайте лепить снеговика? - предлагает она.
  Звучит так глупо. Взрослые студенты и лепить снеговика?
  - Давайте! - подхватывает Света и начинает катать комок.
  Зима вызывает приступ детства, постепенно и меня захватывает внутренний ребенок. Он радостно рвётся наружу, и я бросаюсь им помогать. Вскоре в центре Поляны вырастает снего-панк...
  ***
  Лана дует губки, когда я рассказываю о вчерашних шалостях. Сразу после пар хватает меня за руку и ведёт в Академку.
  - Куда ты меня тащишь? - смеюсь.
  - Я тоже хочу лепить снеговика! - в её глазах гуляют озорные нотки.
  Снег валит, не прекращая уже пару дней. Мы буквально плывем, протаптывая тропинки, которые тут же исчезают. Всё под белым одеялом, поблёскивающим кристаллами в свете фонарей и гирлянд. Настоящая зимняя сказка. Воздух пахнет Новым годом, осталось чуть-чуть... Рядом со снего-панком растёт ещё один... на этот раз динозаврик. Мы мокрые и довольные. Я чувствую, как душа расцветает, радость бьёт через край. Настоящая. Чистая. Она сильнее кайфа от гашика или спидов. Голова слегка кружится. Я завороженно наблюдаю за Бэмби, которая прикусив язычок рисует фломиком глазки нашему творению. Детский восторг, с ней бы я не прочь поиграть в семью. Всё больше и больше пускаю в душу. Нет, нет, нет! Только не снова! - кричит самосохранение. Я корю себя, но впускаю.
  - А у тебя всё серьёзно с той первачкой? - спрашивает она между делом.
  - С какой именно?
  - Ага! Значит признаешь, что у тебя их много?! Ну с той ведьмой...
  - Мини?
  - Наверное... я не знаю, как зовут эту шлюху...
  - Да нет...
  - А с той кобылой... с сиськами?
  Она про Крис, для меня она просто тело, только шишка встаёт и не более.
  - А с чего ты спрашиваешь?
  - Просто интересно...
  - Ну-ну... - звучит как признание, я прям довольный кошак.
  - Кстати... - она поворачивается. - В хэллоуин, когда ты вел себя по-свински, а потом отключился... Я видела твой причиндал.
  - Что?! - мне становится не по себе.
  - Ничего... - она поднимает сумку. - Ничего особенного...
  ***
  Камень кончился, хоть я и растягивал как мог. Шериф ещё в ПТЗ, без него я как без рук, он проводник в мир кайфа. Хм, надо обрастать нужными связями, а то после учёбы уедет с концами и всё капец веселой жизни. Это не в магазин за бухлом сходить, тут нужно подниматься с нуля. Конечно проще у Мазяки узнать номер Бурхана, но всё нутро противится - привыкло, что дудка сама летит в руки и сейчас капризничает. Дым так глубоко пустил корни, что мне кажется в мозгу образовался специальный центр, который постоянно требует кайфа. Без него не весело. Всё не то и всё не так. Разговоры не клеятся, как съязвила Лана: "У тебя что месячные". Я голоден, сижу в холле и размышляю. Наверное, главная причина почему смог проел наши жизни - скука. Она обступает со всех сторон, нам просто нечем заняться. Аптаун тухлое место: один кинотеатр, пара клубов, каток... всё, выбор не велик. Скука - нарко-инкубатор толкающий нас в сладкий туман или снежок-порошок. Да конечно можно собрать волю в кулак и всё изменить. Вырваться из дерьма, найти хорошую девушку, любить, мечтать, творить... Вот только проще пойти к барыге и купить химическое счастье. Оно не иллюзорно, оно здесь и сейчас. Мы лишь хотим смеяться, на миг раскрасить серую реальность. Дым наш воздух, наши мечты тлеют на конце сигарет.
  Замечаю близняшек. "Они дуют, может у них спросить?" - внутренний голос перебирает варианты. А почему бы нет?
  - Привет девчонки! Как оно?
  Кажется, они меня не узнают. Вглядываются с выражением "ты кто такой парниша?".
  - Я Макс! Помните? Ну был на дне студента... друг Шерифа...
  - А... - кивает одна. - И что ты хотел Макс друг Шерифа?
  - Я хотел узнать... может вы знаете ЧЁ? - перехожу на заговорческий тон. - Деньги есть... если, что можно и вместе почитать... угощаю.
  Они переглядываются, прикидывают.
  - Ну хорошо, давай после занятий сообразим... встречаемся в холле.
  Юху! Всё бэнч! Главное теперь дотерпеть до конца пар...
  ***
  Я жду в холле. Пока они одеваются подваливают два чувака в дутых куртках и широких штанах подметающих пол. Оба крепко прижимают близняшек явно давая понять, что это их добыча. Не могу поверить, ничего себе! Так один из них мой одноклассник, Кей Зет!
  - Какая встреча! - тяну руку.
  Он зыркает из-под шапки NY. Пару раз моргает прежде чем в глазах просыпается узнавание.
  - Максон? Максон панкарь? Ты?
  - А кто ещё?
  - Йоу! Я тебя и не узнал без всей этой панковской хуйни!
  Да, я заметно поменялся, в школе ходил постоянно в косухе, весь проклёпанный железом и с взрывом волос на башке. Теперь другой человек, а вот Кей Зет всё тот же. Он уже тогда ебашил фристайлы и рисовал граффитки.
  - Так мы его ждём? - спрашивает у своей. - Во совпадуха! Ну погнали тогда! Это кстати Роджер.
  Роджер слегка повыше и с намертво отпечатанным оскалом на щщах. Эти чуваки словно отбеленный вариант Onyx, даже плывут в раскачку будто в жопах по фаллосу. Хотя какие могут быть парнишки у таких чик?
  - Давай рассказывай, как житуха? Всё панкуешь? Или завязал с этим говном? На драп подсел, да?
  - Ну, как сказать... панк всегда в сердце... но сейчас открыт и для других тем... рэпа много слушаю, как раз под качественный драп он и заходит...
  - Нихуя се... и чё слушаешь?
  - Да всё помаленьку... Onyx, Cypress Hill, Wu-Tang, Beastie Boys... из русского Кровосток, Центр, ТГК...
  - Бля... нормуль, нормуль... качественное музло. Зацени, советую Psycho Realm... настоящее гангстерское дерьмо... там как раз тип из Cypress Hill...
  - Окей... обязательно...
  - Мы и сами с Роджером почитываем... за свою житуху... надо будет тебе записать на болванку... трушное уличное мясо... Ладно, похуй на это... сейчас про дела. Сколько?
  Смотрит в упор. Ну, как в упор - один глаз вообще косит куда-то в периферию. Раньше я за ним такого не замечал, неужто сам прокачал? Ну вылитый Стикки Фингаз!
  - Один... я думал может вместе курнём?
  - Не вопрос, пошли вооон туда, - говорит Роджер.
  ***
  У них не камень, а пластик. Плюхи жирнее и убойней, словно гарь выхлопной трубы хапнул. Хорошо хоть есть жвачка, перебить горечь.
  - Вот так и двигаемся... в планах в Питер ебануть, там жизнь братан, там рэп! Парочка наших уже переехала... Чё сказать - другой уровень... там местами конечно посолидней... в центре все важные, а на окраинах дичь...
  - Расскажи про скинов, - подсказывает Роджер.
  - А! Да... короче была такая хуйня...
  Сразу понимаю сейчас будет стори не про скинов, а тупо про бонов. Вот только я устал объяснять разницу. Слишком большим слоем говна облепили, уже не отмыться. Зная всю правду люди всё равно продолжают на автомате называть нациков скинами. Для них это мелочи, подумаешь перепутал небо с землёй.
  - Есть там у нас один кореш... лютая отморозь... ваще ненавидит бритых... Тока видит - сразу пиздит! А он такой чел серьёзный... с волыной... ну и был короче по делам, где-то на окраине... Дыбенко что ли... ща не помню... увидел в арке небольшую кучку лысых... И знаешь чё сделал? ТТ-ху достал и бах! бах! бах! в эту арку... хуй знает пристрелил кого... проверять уж не стал...
  - Вот это нормально! Я сам против бо... скинов... пару раз с местными пиздились.
  - Это с теми уёбками с Поляны? Фриц и другие хуи?
  - Ага.
  - Мы тоже их пиздим постоянно!
  У него еще со школы зуб на нациков. Помню его здорово отмудохали взрослые бритоголовые. Они еще запомнились тем, что закидали коктейлями Молотова дом цыган в Стариках. Сейчас их не видно, скорей всего остепенились, обросли. Нынешнее же поколение бонов бывшие панки, я застал их ещё утыканных булавками. Вроде на одном из сейшенов кто-то из взрослой фашни дал им пизды. Наверное, в этом они увидели проявление силы и решили приобщиться - забрились всей толпой. Впустили ненависть в свои жизни, желая быть на верхушке пищевой цепи.
  - Так погнали к ним наведаемся? - Роджер втягивает дым.
  - Да без б...
  Пацаны реально идут в сторону Поляны. Что за хуйня? Мы же только дунули... Я вообще на позитиве, кот Леопольд. Какой драться? Дудка отключила эту функцию. Может просто решили перед бабами повыёбываться? Ну вчера там никого не было, может и теперь не будет? Чем ближе Поляна, тем отчётливей я слышу голоса. А вот уже и вижу. Ух, их там целая грядка, голов семь! Стоят на останках наших снеговиков, падлы растоптали их ногами. Ржут. Сразу выцепляю бритый череп вожака - Фрица и самого здорового кабана Буша. В прошлый раз втроём его кое-как завалили. Бля! Они реально что ли махаться будут? Я нихуя не готов! Это надо было делать перед накуром! Боны замечают нас, напрягаются. Интересно меня узнали? Роджер и Кей Зет резко срываются, влетают в толпу. Нацики в шоке прыгают в стороны. Мощная подача сбивает Фрица с ног, и они начинают тромбовать его, скакать на голове. Я в ахуе! Неожиданный поворот, они будто под сильнейшим озверином. Остальные не вмешиваются, стоят, как растерянные педовки, как, впрочем, и я. Ступор заморозил тело, тупо хлопаю глазами. Напоследок Роджер разбегается и впечатывается двумя ногами в голову.
  - Ну чё пидоры?! Кто ещё хочет?! - рычит он волком.
  Остальные даже от взгляда шугаются. А вот близняшки смотрят с восторгом - насилие заводит.
  - Как-то так, - смеется Кей Зет.
  Я впервые вижу, чтоб под дымом врубалась такая жестокость...
  
  
  
  13. Стрелка
  - Сейчас мы посмотрим видео родов, - дребезжит Скалозуб. - Кстати, роженица наша бывшая студентка, - старая птица едва попадает по кнопке "пуск" на допотопном видике.
  Я не в восторге, как-то на практике чуть на живые не попал, благо процесс не быстрый и я успел слинять. Почему слинять? Да потому что такие шоу бьют по потенции, но сейчас походу не отвертеться. Скалозуб внимательно следит, чтоб все смотрели, усваивали грёбаный материал. В начале всё довольно безобидно, я б даже сказал с порно-антуражем. Правда до поры до времени, пока не начинаются схватки. Картинка стремительно переключается в кровавое мясо, в сцену из Чужого*. Когда тварь выпрыгивает из живота, только тут она выбрала несколько иной путь. Женщина истошно орёт и тужится подгоняемая акушерками. Потом камера наезжает чуть выше. Ебать-колотить! Узнаю перекошенное лицо жены брата! Нет! Нет! Нет! Цепочка быстро складывается, она же тоже мед заканчивала. Мне в наследство досталась кипа конспектов и похоже хоум видео с одной из моих племяшек в главной роли. Жизнь к такому не готовила, снимаю очки, чтобы погрузится в неразборчивую кашу. Жаль только уши не заткнуть, крик впечатывается в сознание. И вот финал - появление малышки, девки из группы аж умиляются, типа чудо рождения. А я думаю, как бы чудо не переросло в психологическую травму, которая будет всплывать всякий раз при виде места откуда она вылезла. Надо скорее всё переварить и запрятать как можно глубже.
  ***
  "Страйк" шипя бежит по горлу, проникает в кровь, постепенно распутывая комок нервов. Хотя где-то на периферии ещё маячит осадок киносеанса, надеюсь скоро он утонет в алкогольной амнезии. Про роды молчок, иначе к концу пар будет знать вся медуха. В момент добиваем по маленькой банке и ждём, когда яд окончательно разойдётся по телу. Затем можно и шлифануть, у нас ещё два заряда. Мы с Политзэком оккупировали стол для дежурных. Пугаем перваков и портим парту номерами телефонов, вдруг какая киса увидит и наберёт. И тут нарисовывается Суперзад - зам. директора. Она к тому же ещё и суперсука, злобная милфа с огромной бразильской жопой, словно по почте заказала.
  - И что вы тут делаете? А это что?! - её взгляд прилипает к банкам, торчащим из карманов Зэка. - Алкоголь?! - глаза вылезают за пределы очков, прям угроза первой степени.
  - Да так ничего, всего лишь энергетики, - Зэк резко переключается в трезвого. Правда пахнет от него фирменным парфюмом - стойким градусным амбре.
  - Они точно с алкоголем! - она грабастает их пухлыми ручонками.
  - Да нет же! Можете сами попробовать! - не сдаётся Зэк.
  - Я их забираю! Сейчас нет времени с вами разбираться, позже проверю и если в составе алкоголь - мы ещё побеседуем! - Суперзад уходит с добычей.
  Мы смотрим вслед, как мощная корма танцует холодцом.
  - Вот сука, по любому климакс башку сверлит! - цежу сквозь зубы.
  - Тогда скорее задницу! - гогочет Политзэк. - Сама всё выжрет... или с хахалем...
  - Думаешь у нее есть хахаль?
  - Конечно! Такую рабочую кобылу кто-то да ебёт. Правда не каждый осилит, тут нужен агрегат с бейсбольную биту и стальные яйца.
  Дааа, что верно то верно! Её задние подушки просто созданы для размера XXL.
  - И что будем делать? - наши финансы поют романсы.
  Он на секунду задумывается.
  - Погнали! Есть мыслишка!
  Летим к кабинету массажа. Что он придумал? Внутри у Славони похоже отработка: пара пациков карябают самостоятельные, а он воркует с девицами. Те давно просекли, что вместо отработок можно прийти в облегающей майке и слегка флиртануть - жиробас сразу всё прощает. Заметив нас он быстро о чём-то договаривается и они отчаливают. Только дверь закрывается, как он смачно рыгает, обдавая смрадом котлет. Вот и истинное лицо слизняка.
  - Здорова! - Политзэк в наглую тянет руку.
  На его месте настоящий препод бы сказал: "Ты что себе позволяешь?". Этот лишь вяленько жмет в ответ и озадаченно поглядывает на студентов. Зэк ловит его взгляд и быстро меняет тон: - Можно вас на пару слов?
  Вот может же когда хочет! Они выходят за дверь, а пацаны резво начинают списывать. Я же разглядываю плакаты с техниками массажа. Если б предмет вёл не потный мудень, а адекватный специалист возможно это стало бы моим призванием. У меня культ женского тела, могу гладить его часами. Многие девчули говорили, что у меня волшебные руки. А если за это ещё и башляли было бы вообще шикарно. Вскоре они возвращаются. Политзэк машет рукой - пора валить.
  - Всё ништяк, Славони выделил мне косарь!
  - Косарь?! Ну ты даёшь! Как уболтал?
  - А чё там убалтывать? Сказал братан не обессудь, лавэ нужно позарез. Надавил на больную точку, брякнул, мол, вместе затусим, с девками познакомлю... Тот как услышал, сразу за монетой полез...
  - Во лошок!
  - И не говори, в натуре фраер!
  Часть бабла тут же улетает на новую порцию спиртного. Бродим призраками по этажам, пока не возникает бредовый импульс. В знак протеста против сухого закона Суперзада мы хватаем парту дежурных и переносим на базу. Похуй на камеры, похуй на всё! Сидим там и бухаем. На перемене в сортир заходят блэкеры.
  - А что тут делает стол? - спрашивает Белый.
  - Теперь здесь наш кабинет, - стебётся Политзэк.
  - Ага! Со встроенными толчками, два в одном!
  Вот такой сортирный юмор. Волосатые не врубаются, смотрят с выражением: - Нахуя? Да я и сам малёк не догоняю. Звенит звонок - прием посетителей окончен. Политзэк вдруг тоже решает поучиться.
  - А хули я тогда пришел? - аргументирует свою тягу к знаниям.
  Ну и флаг в руки, для меня же на сегодня ужасов достаточно. Решаю потусить в холле и сразу замечаю Крис. Она одевается, похоже собралась домой.
  - Привет!
  - Приветик, - от нее приятно пахнет малиной.
  - Уже уходишь?
  - Да, сегодня мало пар...
  - Так может что-нибудь придумаем?
  - Давай, - улыбается.
  На миг в голову лезет Лана и наш снеговик - было так мило, даже интимно. Кто мы? Не будет ли это предательством? - задаёт вопрос совесть. А потом пышные формы Крис выбивают все мысли и заводят с пол оборота. Нахуй чувства! Я свободен и могу делать всё что хочу! Мозг чертит примерный план: Крис - одна штука, "блейзер" - одна штука. Домой не варик, мама на больничном. Опять начнёт капать на мозги или как в прошлый раз стучать в дверь прям вовремя траха. Значит надо стрельнуть ключи от хаты Мазяки и бонусом занять немного налички.
  - Погоди тут минутку!
  Пулей к кабинету Политзэка, прошу позвать его "пожалуйста". Объясняю план, он без лишних слов выдает ключи и заряжает бабки, типа вперёд брателла.
  С дверью хаты приходиться повозиться, ёбаный замок не хочет открываться. Зажимает ключ в тисках, ни туда ни сюда. Я аж взмок пытаясь его провернуть и думая, что на этом всё и кончится. Слава яйцам, наконец-то поддаётся! Сразу извиняюсь за бардак и пока Крис как все рассматривает психодел-рисунки быстро организую досуг. Включаю ящик и сразу приглушаю звук, его заменяет рэпчик из колонок. Бит тут же попадает в Счастливы вместе* - Гена Букин отплясывает в такт слащавому Nelly. Получается нехуёвый микс, прям в точку. Перевожу взгляд на Крис, она делает вид, что поглощена телеком. Общаться особо не о чем, так что мы пьём большими глотками, это наша прелюдия. В припеве черная пташка заявляет, что тут жарковато и надо бы скинуть шмотки. Я с ней полностью согласен и решаю - пора пускать в ход волшебные руки. Потихоньку подбираюсь, начинаю гладить. Она не против и даже снимает кофточку, чтоб было больше простора. Пальцы бегут к лифону, за которым прячутся шикарные буфера. Они смотрят прямо в глаза, сжимаю их, сталкиваю. Ооо да, будоражат аппетит! Хочу, как ребёнок прижаться, поочередно обсасывая набухшие виноградины сосков. Ну что ж приступим!
  ***
  Все идёт не по плану, я не могу настроиться и расслабиться. Ужасные флэшбэки выскакивают из-под век, эхом гуляют по телу. Прав был классик (Чендлер из Друзей)* - это как посмотреть Челюсти*, а потом бояться зайти в воду. Да и Крис не помогает, растянулась, как на пляже и слабо постанывает. Один словом бревно, какой бы сильной амуницией она не обладала, если в постели ноль всё сразу меркнет. Может проблема в завышенных ожиданиях? Мини подняла планку до космических высот, сама брала инициативу. Крис по сравнению с ней надувная кукла, да у меня с рукой больше страсти. Закрываю глаза, пытаюсь стереть пост-родовые эффекты, заменить образом Памелы Андерсон. Уверен плейбой-киса так бы не халтурила. Никакого удовольствия, член всё время выскакивает и вот-вот словит вялого. Прикидываю смогу ли вообще кончить, когда звенит звонок. Политзэк дружище, ты бы знал, как я рад, что ты пришел! Вот только за дверью совсем другой Зэк, от него буквально несёт унынием. Дежавю - опять Мини, такое ни с чем не спутать, пиздострадания похожи на наркотическую ломку. Ему явно нужен специалист-собутыльник, под важным предлогом выставляю растерянную Крис, чтобы забыть навсегда. Се ля ви! Можно конечно было бы поучить крошку, разжечь, но зачем мне такая морока?
  Политзэк ставит на стол пузырь водяры, единственный антидепрессант, который признает. Правда синька действует по-другому. В начале всё круто, но на определенной этапе уходишь в себя, в плохие думки. Они идут по кругу, не отпускают. Так и происходит - он превращается в размазню. Жалкое зрелище, трансформация из гопника в эмо-боя. Представляю, как его шмотки меняются в черно-розовые цвета, а на башке вырастает чёлка прикрывающая глаз. Непривычно видеть его таким, прежний образ разлетается на части. Вот она сила женской красоты, она делает из нас долбоёбов. Хотя может он такой и есть, просто прячется под блатной щетиной.
  - Стопе Зэк! Давай без лирики! Что ты из-за неё так убиваешься? - начинаю терапию.
  - Да не в ней дело Максон... бля, вернее частично в ней... Тут другое... - он глубоко вздыхает. - Понимаешь какая хуйня... блять, как бы объяснить...
  - Ну, попробуй словами...
  - В общем бля, набрали меня старшие... курсанули... сегодня стрелка с аптаунскими... пи-з-де-ццц!
  - По поводу чего?
  - Наши пытаются закрепиться в городе... не суть... Смысл в том, что если я блять загашусь, то меня отодвинут от общака!* - он хлопает ещё стопку.
  - Общака? Какого общака? Ты что из него бабки брал?
  - А ты хули думал? Откуда все эти филки, все эти проставы... Зеленый сыр, ящики пиваса, вам на запретный дым... Ой чую захуярят меня... я ж хилый... забьют нахуй, - в голосе скользят слёзные нотки.
  Вот так новость! Политзэк туманно рассказывал, что крутится с какими-то авторитетными пацанами, но, чтоб общак! Я слышал Монча глубоко застряла в 90-ых, там гопники единственная субкультура. Вот только Зэк, связанный с мощной бригадой это что-то новенькое. Не верится, по мне его потолок пьяный мордобой, кажется помимо эмо он ещё и сказочника врубил.
  - А Мини, я можно сказать ей душу открыл, сына хотел усыновить... а ей бля, фиолетово! Вчера с Изолентой гуляла, сегодня к нему на днюху идёт... веселятся суки... а у меня блять может последний день... - ещё наливает. - Знаешь... вот, если бы она ответила, я бы не пошел... послал всех нахуй и забыл старую жизнь... порвал бы всё к чертям... А теперь решено!
  Походу дело действительно серьёзное. Ситуация прям гамлетовская, быть или не быть. Но чем я могу помочь? Разве, что выслушать, да поддержать.
  - И мне плесни...
  - А поставь-ка ту песенку... ну пацанскую... ты понял...
  Конечно понял, это единственный трек, который нравится Политзэку из всей моей коллекции.
  "Эх, друзья мои, друзья вы родимые,
  эх братки мои, братки от души
  на вас на всех как пятна родимые,
  ходки: Магадан, Москва и до глуши...".
  Когда кончается водка он говорит:
  - Пошли прогуляемся. Хочу город последний раз посмотреть, - зачем-то суёт кухонный нож в рукав. Спускаясь в падике просит: - У тебя же есть маркер? Дай-ка мне, оставлю кое-что на память.
  Выбирает чистую стену и рисует какую-то мазню. Пещерные люди и то красивше делали.
  - Всё зло из-за баб, вот он настоящий ад...
  А! Так это баба!... А вот это зубастое между ног походу пизда - настоящий ад. А что похоже!
  Он ебашит кулаком в стену, пока с костяшек не начинает капать кровь... Потом мы гуляем по улицам. Зэк в ступоре глядит по сторонам, словно видит всё в первые. Улавливаю неестественный блеск в глазах. Что за нахуй? Слезы? Ситуация перебирает по стрункам души, с другой стороны всё ещё попахивает нелепым фарсом, раздутой хуйнёй. Ведь даже если там лютая разборка почему он решил, что именно он пострадает? Заранее записал себя в жертвы.
  Возвращаемся. Зэк тут же паркуется на диван и проваливается в болезненный, депрессивный сон. Надо бы разузнать про его движения, может быть Донни что-то знает, всё же тоже из Мончи. Но Бон не в курсе.
  - Да забей хуй! По любасу раздул какую-то мелочь, просто накидался и хочет, чтоб его пожалели... Ты лучше в общагу пригоняй, на днюху Изоленты!
  - Погоди немножко, мне не выйти - Политзек спит... дверь же не оставлю открытой... А если ещё узнает, что я на днюху, вообще в штопор уйдёт... у них же контры из-за Мини...
  - Смотри сам...
  - Я Соседа с работы дождусь и приеду.
  - Ну всё тогда жду.
  Утыкаюсь в телек. Новости, сплошной поток чернухи. Мир ёбнулся, причём давно. Земля, как червивое яблоко, которые мы поедаем. Паразиты, дикие уёбки повсюду. Я тоже, как и вон то чудо-юдо. Когда-нибудь и мы пополним ежедневную сводку. Пока я погружаюсь в детали очередного теракта оживает мобила Политзэка.
  "Жиган-лимон - мальчишка симпатичный
  жиган-лимон, с тобой хочу гулять
  жиган-лимон с ума сводил отличниц,
  тебя, жиган, хочу поцеловать!"
  Круг поёт довольно громко. Политзэк хмурится, мычит, но не просыпается. Представляю, как он бегает во сне, ищет выход, пока откуда-то сверху доносится "Жиган лимон". Будить не собираюсь, если там действительно всё по жести, то пусть лучше дрыхнет. Вскоре тельчик замолкает, миссия ангела-хранителя выполнена, теперь можно и на днюху сгонять. Закрываю его на хате, пусть ждёт Мазяку...
  ***
  Приезжаю под самый конец. В комнате скромный стол, за ним Донни и Глек. Интересно они в курсе про тему с бонами? Вряд ли, а если да, то похуй! В принципе общажные и поляновские наци не котируют друг дружку. Вроде всё дело в футболе. Одни бомжи, другие кони. А вот и Мини с именинником, её внимание главный подарок на сегодня. Замечает меня, надувает губки и смотрит как-то дразняще. Поражаюсь, как быстро она прибрала всё к рукам, есть в ней что-то мистическое. Недавно проболталась, что наполовину цыганка. Может выебать её ещё раз? Ха-ха! Нее, после представления Политзэка я б не смог - это было бы слишком. Да и кого я обманываю, последнее слово явно не за мной. Она решает и у нее таких целая очередь, буквально купается в обожании. Вскоре ей становится скучно, откровенно зевает и уходит со словами:
  - Спокойной ночи мальчики, как жаль, что рано вставать.
  Провожаем толпой, голодными взглядами.
  И здесь водка. Ещё пара стопок и я ловлю состояние не стояния. Чертовская расслабленность заявляет, что домой я не попаду. Проще переночевать в 54-ой, хоть раз почтить соседей своим визитом. Хотя наверно они уже спят, ну и я вырубаюсь. Вот только в начале нужно в сортир... А там сюрприз - Факер кормит членом белобрысую телку. Так это ж Барби! Вот так встреча!
  - Здоров, - Факер буднично протягивает мне руку, он в говно. - Третьим будешь? - прям сама любезность.
  - Неее, - мотаю головой.
  По шальным глазкам видно - она не против, но не в моих правилах скрещать шпаги. Прохожу в кабинку, а за спиной булькающие звуки глубокой глотки. Думаю, как быстро она меня забыла, впрочем, у таких память, как у рыбок. Один болт выбивает другой. Чувствую тупая пизда идет по стопам Шахты и Труляля и к следующему курсу её выебет каждый в этой общаге. Вот только те шалавы страшные, доступность их единственный плюс, а тут симпотная мордашка, да и тело в самом соку. Правда от синдрома блядства никто не застрахован. Её участь быстрая случка в сортире, такой тренажёр для хуёв. Попотел, кончил и вернулся к своей девушке. Факер её словно крестит, готовит к будущей жизни. Скоро спермой питаться будет...
  ***
  На следующий день слышу обрывки разговора Лука с Укропом.
  - Прикинь вчера какие-то серьёзные пацаны из Мончи подъезжали к Кухне... На четырёх машинах... все с битами, арматурой... Так местная братва ссыканула... двери закрыли, в клубе отсиживались... Все бегали в панике, что их сейчас убивать будут... Короче, дождались пока две мусорские тачки не приехали... Типочки сразу в свои тазики залезли и из города свалили...
  Значит всё же не брехня...
  
  
  Примечания:
  * Чужой - фильм ужасов Ридли Скотта.
  * Счастливы вместе - русский ситком, адаптация американского телесериала Женаты... с детьми.
  * Друзья - культовый американский ситком.
  * Общак - своеобразная воровская или бандитская касса, так называемые общие деньги в среде преступного сообщества.
  
  
  
  14. Antifa & Bone Trip (часть вторая)
  Бон ошарашивает новостью - его числанули, сегодня, сейчас.
  - За что?!
  - Славони щщи разбил, - кажется он совсем не огорчён, либо нахальная улыбка просто не сходит с лица. - Да чучело опять к девкам полез, ну я и не сдержался, прописал пару лещей. Кто ж знал, что он такой нежный. Рыло в момент распухло. Ты бы его видел - чисто Винни Пух!
  - И что теперь? Восстановишься в следующем году?
  - Нее, это конечная... Я сразу бате позвонил, обрадовал. Он же у меня военный, старой школы. Психанул, отправляет к матушке в ссылку, в Кёнигсберг. Вот такие пироги с котятами.
  - Ничего себе...
  - Ага... Давай короче бросай все дела, затусим напоследок! Как раз поможешь в одном дельце.
  - Что за дельце?
  - Ещё одному типу ебало разбить... подсобишь?
  - Не вопрос.
  - Я тогда в общагу, через двадцать минут в холле. Быстро сгоняем, разберёмся и бухнуть можно.
  Возвращаюсь в кабинет. Думаю, как бы по деликатней свалить? Вроде пришёл, показался, а тут пух и нет. Пофиг! Собираю тетрадки.
  - Куда намылился? - строго спрашивает Лана. - Опять исчезаешь? Ну Макс! Меня уже куратор отчитывает!
  - Блин Лана! Срочно нужно! Вопрос жизни и смерти!
  - Всё так серьёзно?
  - Край! - для правдоподобности играю мимикой, мистер Сама Серьёзность.
  - После обеда у нас практика в кож.вен диспансере. Вот там чтоб точно был! Успеешь?
  - Постараюсь...
  - Давай, не подводи.
  В холле Донни вышагивает с битой на плече. Чуваку реально плевать на всё.
  - Куда это ты? - спрашивает пухлая вахтёрша, выглядывая из своей будки, будто мы по её душу.
  - В бейсбол играть, - пафосно отвечает он и тут же переключается на меня. - На, тебе аргумент... алюминиевая.
  - А ты как?
  - А у меня есть штучка по серьёзней, - задирает толстовку, из штанов выглядывает рукоятка ствола. - Травмат... Куртку можешь не брать - мы на колёсах, туда и обратно.
  ***
  В тачке Бон вкратце раскидывает ситуацию. Цель один мутный хер, большая заноза в его маленьком бизнесе. Мол, как-то типы сняли девиц и кинули, в принципе рабочий момент. Он выдвинулся с небольшой группой поддержки, но их быстро осадили. Пацаны оказались не простыми, с весом и судимостями за плечами. Сутенёр-любитель против матёрых уголовников, те популярно объяснили, что зарабатывать на шлюхах не приемлемо. Донни попал на бабки и спустил всё на тормозах. Вот только сейчас, когда уже ничего не держит, он решил поквитаться. Кто-то напел адрес одного из них и вот мы в падике, трёмся этажом выше. Капюшоны и марлевые маски - стиль ниндзя, в лучших традициях подъездных войн. Ждём. Я перевариваю информацию. Вспоминаю, как однажды мы вот так же выпаливали одного нацика. А теперь я с другим нациком караулю какого-то черта. Смотрю на ствол в руках Донни, потом на биту. Во что я вписался? Вдруг тишину разрезает скрип двери. Сердце стучит в висках, а очко играет так что им можно гири перетаскивать. Бон нервно сглатывает и быстро выглядывает в пролёт. Кивает и на цыпочках начинает спускаться. Я за ним, вижу широкую спину в пуховике, затылок с пушком редких пепельных волос. Тип что-то чует и начинает поворачиваться. Донни стреляет - Пух! Пух! Резиновые пули швыряют тело вперёд, он падает, считая еблом ступеньки. Мы тут как тут, мгновенная атака, замахиваюсь и бью по хребтине. Алюминий вибрирует в руках. Бон орудует мартинсами, стальные носы печатают рёбра. Успеваю рассмотреть, он взрослее чем я думал, мужик лет сорока. Пытается подняться, пальцы в синих наколках цепляют пустоту.
  - Дай сюда! - Донни выхватывает биту и лупит со всей силы по башке. - Как тебе тварь?! - орет в лицо.
  БУМ! БУМ! БУМ! Метал об кость. Опускает раз за разом, точно дрова рубит. Мужик почти не барахтается, свернулся эмбрионом. Слышится хруст, что-то в теле однозначно сломалось. Тяну за рукав, пора валить! На низком старте вылетаем из подъезда и несёмся дворами.
  - Всё! Стой Максон, стой! Я уже не могу! - пухляш тяжело дышит, сплёвывает вязкую слюну. - Чётко мы его сделали! Нормально здоровьем заплатил.
  - Ты ему там голову не проломил?
  - Да, похуй если и проломил! Меня вечером здесь уже не будет. Так пидору и надо! Что за дом? Номер? Ща вызвоню своего кореша...
  ***
  Времени в обрез, говорю высадить меня у диспансера.
  - А как же бухнуть? Такое дело сделали, а ты сливаешься? - бурчит Донни.
  - Да не сливаюсь я... просто на практике нужно быть обязательно... Давай так - после нее двину в медуху, всё равно куртку забирать... Там созвонимся и бухнём. Окей?
  - Ловлю на слове...
  Высаживаюсь у входа. Пока иду до двери меня накрывает волной паранойи. Я думаю о мусорах, свидетелях, следах. Ё моё, как бы это не вылезло боком! Подкатывает тошнота и запоздалая дрожь. Очко уже не просто жим-жим, а играет симфонию страха. Мозг рисует, как дружки этого типа вычисляют меня и жестоко забивают. От напряжения даже глаз начинает дёргаться, кое-как дохожу до группы. Бэмби всё замечает:
  - С тобой всё в порядке? На тебе лица нет.
  - Съел что-то не то... Не волнуйся, скоро всё пройдет...
  - Эх ты грязнуля ещё и кетчупом заляпался, - она показывает пальцем на алые пятна на джинсах.
  Я смотрю на них, а в ушах стоит тот хруст. Если Бон действительно проломил ему черепушку, то возможно он совсем рядом, в соседнем здании. Быть может мои будущие коллеги пытаются привести его в чувства или ещё хуже борются за жизнь. Вот так подстава! Нафиг я вообще с ним поехал?! Он мне даже не друг! Ладно, ладно стоп! Блатной хер вряд ли успел толком рассмотреть, а жирный урод скоро свалит и больше не впутает меня в неприятности.
  Входит препод:
  - Тема сегодняшней практики ЗППП*, - объявляет она.
  Смотрю на нее с выражением "вы блять издеваетесь?" Она кивает будто читая мои мысли и пускает по рядам иллюстрации. Очередная малоприятная тема, с фоток смотрят натюрморты из гнилых шлангов и вагин, от одного вида которых хочется завернуться в огромный гондон. Полипы, выделения, некоторые выглядят словно попали в блендер или ещё хуже рядом взрывали гранаты. Жуть, сколько болячек не прочь перекусить нашими причиндалами! На некоторых снимках болезнь обложила ещё и язык с горлом, при сифилисе так вообще у мужика нос провалился. В какое дерьмо надо окунать член, чтоб довести себя до такого состояния? Вот лучшая реклама презиков, всё-таки стоит таскать с собой пару резиновых дружков. В них конечно не то, ощущения смазываются, но лучше так чем так. А если всё-таки присунул без защиты? Что делать? Практический совет от препода - сразу после ебли поссать. Саки природный антисептик от венерических букетов. Мотаю на ус, чтоб не намотать на член.
  ***
  До медухи приходится пробежаться без куртки. Хорошо хоть сегодня не холодно. Мягкий снежок хрустит и липнет к подошвам. Там уже ждёт Бон с пинтой пива.
  - Какая пиздатая погодка! И снег липкий - давай лепить снеговика?
  И он туда же? Снеговики прям входят в привычку.
  - Да у меня перчаток нет, - пытаюсь отмазаться.
  - Не беда! О Ксю! - он подлетает к блондинке с выразительными глазками. - Милашка, не одолжишь вон тому красавцу перчатки? Он тебе завтра вернёт, сто пудов. Понимаешь у нас важная миссия! Мы будем лепить снеговика!
  Девочка хлопает ресницами и протягивает мне розовые рукавички. Бон чмокает её в щечку и кидается к ближайшему сугробу. Я бы лучше с ней пообщался. Постой ка! А это не та про которую Грек рассказывал, что она трахается, как дикая? Ну да ладно, присоединяюсь к неугомонному толстяку, хотя настроение всё ещё не айс. Комки лихо катятся, обрастают боками. Постепенно снего-терапия выбивает неприятные мысли. Именно такие моменты всегда вспоминаются с улыбкой, будь тебе хоть пять, хоть двадцать пять. В этот раз получается алковик -кривое двухметровое чудо с одной рукой в которой зажат пивной батл.
  - Это мой голем, - заявляет Донни. - Теперь он вместо меня будет охраняет общагу.
  Звучит немного грустно, вот так он и прощается.
  
  
  Примечания:
  * ЗППП - Заболевания, передающиеся половым путём.
  
  
  
  15. Адская Кухня
  Шериф вернулся! Я даже успел соскучиться по мудаку. Понтуется синей паркой "аляска", вышагивает, как по подиуму. Довольно неплохо, но я всё равно прописываю ладошкой по бритой башке.
  - За почин!
  - Ща как въебу, - строит злую рожу, накинув капюшон, обрамлённый мехом.
  Я рассказываю последние новости - о том, что Донни числанули и сегодня он обещал закатить прощальную вечеринку. Жаль только Зэк опять съебал в Мончагу. Хотя может это и к лучшему, он бы обязательно что-нибудь выкинул и всё испортил.
  - Хочу накуриться! - говорит Шеф. - ПТЗ вообще мусорской город, красный, как жопа мартышки. Пытался там намутить, так пару дней мозг ебали, всё завтраками кормили, а потом принесли такую кроху, - он пальцами показывает вес. - Хорошо хоть тогда с собой зацепил.
  - А как ты в поезде вёз? Не стрёмно?
  - Да просто... запихал в сумку соседке, бабульке божий одуванчик.
  - А если б у неё нашли?
  - Похуй, не моё! Ну бабка-наркоманка... чего только в жизни не бывает.
  Порой я поражаюсь его цинизму. Совесть в его комплект не входит, кажется он думает только о себе и спокойно идёт по головам. Ещё один минус в итак заминусованное резюме.
  - Короче, Донни снял хату и надо бы уже выдвигаться. Факер предложил провести пляжную вечеринку: гитара, гавайские рубашки, шорты...
  - Вечно он какую-то хуйню придумает. Я лично так пойду.
  - Да я тоже не собирался.
  - Тогда погнали! Думаю, у Пола тех ших зацепить, а то камень уже заебал.
  - Отличная идея!
  Идём через Академку, у Шефа бурчит живот.
  - Бля! Зря я походу хавал те пирожки на вокзале. Пиздец крутит, ща в штаны наложу...
  Это тебе карма за бабку!
  - У тебя бумаги нет? Уууу.... сука, как давит!
  - Откуда?
  - Ну может платок какой?
  Достаю сопливец:
  - На... дарю.
  - Я ща... - исчезает за одним из домиков и громко дрищет.
  - Эй человек понос! Ты там ещё долго?
  В ответ булькающий звук кишечника.
  - Фууух... вроде полегчало... пришлось ещё и снегом подтираться...
  Только Пол открывает дверь, как в нос бьёт тугой запах ганджи, будто мы на плантации. Ему бы поосторожней - соседи учуют и пиздец.
  "Мне, тебе, нам, вам, боль, мне
  всем не выветреваемый сладкий туман" - доносится из комнаты.
  - Слушай, а у тебя нет никакого девайса? А то мы идём на съемную хату, там по-любому голяки.
  - Сейчас... Во! Забирайте парашют, - он презентует напрочь просмоленную бутылку от колы с отрезанным дном, к которому скотчем примотан пакет.
  - Ебать он шмонит, как бы не попалили... - Шеф прячет парашют под парку, но стойкий запах пробивает её и распространяется вокруг, словно дезодорант со вкусом дури.
  ***
  - Пацаны, что за дела?! Я же говорил пляжная вечеруха! Один, как дебил припёрся в шортах, - ворчит Факер в цветастой рубахе.
  В комнате толпа. Мелкий Совок что-то ищет в ноуте, Руди тихонько бренчит на гитаре, рядом шушукаются Мини с Крис. Гриб с Шерифом на кухне, готовят наш кайфолёт - бодяжат бошки табаком. Ещё пара человек на подходе. В углу растерзанный ящик "балтики двойки".
  - А Донни то где?
  - Пошел встречать Блонди.
  - Ну ждать мы никого не будем - налетай на трубку мира! - Шеф забивает первый колпак.
  Делаю глубокий вдох, дым раздирает горло и ему навстречу устремляется кашель. Каждый раз я думаю: Какое же противное дермо! А потом приходит эйфория, пресс реальности разглаживается и все траблы уносятся прочь. Становится так легко и смешно. Но всегда может быть лучше - за первым напасом идёт второй. Дурь хрустит под огнём, обволакивает череп, разгоняет оставшиеся мысли. Глаза тяжелеют, суживаются до щёлочек. Ох, горячие головы! Рецепторы в шоке, собирают убитых. Все уже прилично обсажены, на грани "так хорошо, что плохо". Вяло разваливаются по хате. Вдруг в дверях появляется Донни, такой забавный: в пышной шубе и мартинсах, за ним хромает зарёванная Блонди.
  - Эй-эй, что случилось?!
  - Даа... - мнётся Донни. - Не большой форс-мажор... Я случайно пальнул ей в ногу...
  Все резко подрываются осматривать рану, прям накуренный консилиум.
  - Как так вышло?
  - Этот дурак стал целиться в людей! - всхлипывает хромуля.
  - Зачем?
  - Да просто... там вообще какие-то щеглы шли... Меткость хотел показать, - чешет затылок Бон. - Тока прицелился, а она как по руке даст, ну травмат вниз и повело... Я честно случайно! Как она там медики? Ногу придётся ампутировать?
  - Тьфу на тебя! Шутник! - ворчит Руди. - Походу прошла по касательной... так в принципе ничего страшного... ну синяк будет, похромаешь пару дней и всё пройдёт... ща чем-нибудь обработаем...
  - А если бо-бо - я поцелую и даже хромать не будешь, - рвётся к ней Донни.
  - Не подходи! - визжит она. Кажется, ему сегодня не светит.
  Всех пробивает на ха-ха.
  - Мааакс! Привет! - рядом присаживается Мини. - Как дела? Давно не общались. Ты, что меня избегаешь?
  - Да неет...
  Вообще-то да, после того, как она поступила с Зэком общаться совсем не хочется.
  - А как у вас с Крис?
  Я нахожу её глазами, она уже нормально набралась и валяется между Боном и Факером, те пользуясь её состоянием в наглую лапают. Ну и похуй на кобылу, пусть пацаны подбирают объедки.
  - Никак...
  - Правда? - пристально смотрит.
  Она знает о моём фиаско! Я теряюсь и меняю тему.
  - ...как там дела у твоего мальчугана?
  По её лицу пробегает холодок, будто она думает, что я её обвиняю. Похоже, он вообще маленькая тайна.
  - Я скоро его заберу, он немного поживет с бабулей. А потом сюда перевезу, мне обещали, что можно с ним в общагу заселиться...
  - Может погнали в Кухню?! - громко предлагает Гриб. - Там сегодня Укроп играет, Чеснок сказал намечается бодрая туса.
  Все переглядываются, прикидывают.
  ***
  Туса действительно бодрая - в Адской Кухне царит хаос. Вокруг обожратый народ, смесь синтетики и алкашки. По залу гуляет оглушительный шум, то что у них музыкой зовётся. По мне кал какой-то, хотя толпа в экстазе, бешено трясётся в блестящей смазке пота. Мне не понять, меня воспитал панк-рок, для меня их танцы дикость. Перепонки вот-вот лопнут, чтобы разговаривать приходиться кричать. Разглядываю танцпол, сейчас я могу лишь наблюдать - дудка превратила в робкого зрителя. На столе вырастает водяра, Донни разливает её по стопкам.
  - Ой, не я пас, - от одного вида мутит, чувствую огромную пропасть между благородной травкой и огненной водой, превращающей людей в даунов.
  - Как тебе движняк?! - спрашиваю Бона.
  - Нормально! Сегодня полный цветник! Есть ночные бабочки, есть ночные мухи...
  - Мухи?! Не понял...
  - Ага! Такой тип тёлок, которых тянет на всякое говно... тут таких больше половины! В сортир не хочешь?!
  - Погнали!
  На лестнице мимо проплывает... Седой! Он точно смотрит сквозь меня, даже не узнает, даже не обращает внимание. Ступор, гул в голове перекрывает долбежку. Прежде чем я прихожу в себя он растворяется в толпе.
  - Ты чего застрял? Идёшь? - Бон ждёт внизу.
  - Иди... я догоню... кое-что забыл у столика...
  Это он сто пудов! В голове фоном проносятся болезненные события прошлого. Школьная вражда... драка... больничка. Мигрень сдавливает виски. Где ты?! Где ты?! Возвращаюсь к столику. Мандраж бьёт током, похлеще того прыжка на блатного. Я столько раз проигрывал эту встречу в голове, а когда она случилась растерялся. Миролюбивая ганджа подсказывает: Сделай вид что ничего не было! Забудь! Наливаю водки. Хлоп! Нееет! Ещё. Хлоп! Даже не чувствую горечь, лишь тепло разливающееся по груди. Внутри просыпается вулкан, зверь по имени ярость. Ощущение как в спидах, когда на сцену выходит другая личность. Ему пиздец! Снимаю очки и прячу в карман, реальность погружается под воду. Иду прямо на танцпол, в толпу смазанных теней. Иду на ощупь пробивая дорогу локтями. Стробоскоп скачет, мерцает вспышками в ритме блик-блик-блик. Вот он, до гниды остается совсем чуть-чуть. Адреналин кипит, мышцы взведённое оружие. Легонько толкаю в плечо, он разворачивается всё ещё прыгая в нелепом танце, всматривается в лицо.
  - Какие люди!!! - щщи искажает гримаса.
  И тут же в голове что-то щелкает, всё происходит на автопилоте. Вместо ответа я заряжаю ему со всей дури. Он тянет ко мне свои грабли, они смыкаются на воротнике поло, фирменная ткань трещит. Я посылаю ещё удар, пидора ведёт вниз, не даю опомнится и припечатываю коленом голову. Раз, второй, третий! Удары попадают в бит, чеканю его чёртовой башкой. Бью, как никогда не бил, но он продолжает держаться. Тут до меня доходит - Седой уже в ауте и лишь висит на руке, которую заклинило на шивороте. Сбрасываю её, и он телом шмякается об пол. Пробиваю пенальти в щщи. Подлетает Шеф и мы вместе лупим этот мешок с говном.
  - Угомонитесь пацаны! Стоп! Стоп! - орёт вышибала, оттаскивая тело в сторону.
  Первым ко мне возвращается звук - стена музыки вновь закладывает уши. Потом к ней прибавляется пульсирующая боль в колене и лишь затем приходит осознание того что случилось. Вокруг уже образовывается толпа, всё смотрят на меня.
  - Максон, что произошло?! - кричит Шериф.
  Да я и сам не понял. Адреналиновая буря затихает, я снова возвращаюсь на законное место. Такое чувство, что из меня вышло что-то плохое, злоба копившаяся годами. Всё плывёт, на негнущихся ногах бреду к столику.
  - Ты хоть знаешь кто это был?! - спрашивает Гриб. - Он из команды Змея, а значит тебе пииииздееец!
  Гондон злорадно ухмыляется, если он не заткнётся, то станет следующим. Будто почуяв он исчезает... и теперь я понимаю почему - надо мной нависает гора. Этого ещё не хватало! Расплывчатая морда не предвещает ничего хорошего, за спиной маячит еще пара громил. Очки возвращают зрение - так это ж Рафа Псих, чел с моего района! Я его сто лет не видел, он стал ещё страшнее.
  - А я думаю ты не ты! Заебись ты его уронил! Уёбок давно на трёпку напрашивался, - моя рука тонет в его клешне.
  - Ага...
  - Слушай! Возникнут проблемы обращайся, мы за тебя впишемся, а то суки хуеют, - Псих бросает хмурый взгляд в сторону столика за которым какие-то типы пытаются привести в чувства Седого. Один из них на вид самый крутой не отрываясь пасёт за нами. Тяжелый взгляд наполняет плохими предчувствиями, кажется мы ещё встретимся и довольно скоро. - Ладно, отдыхай... Если что мы здесь постоянно зависаем, подгребай если чё... Покеда! - великан хлопает меня по плечу, и они удаляются.
  - Ты что знаешь этих пацанов? - подсаживается Шериф.
  - Ну да... с Рафой в одном дворе росли... А что?
  - А ты не шаришь?! Они из Королей!
  - Каких ещё Королей?
  - Королей Беспредела! Блять, ты как с луны свалился! Кто тут местный, я или всё же ты?!
  
  
  
  16. Вспомнить всё (90-ые)
  Ебать, как гудит голова. Вот за что я не люблю водку, ты как поплавок, всё клёво, а потом бум и пьяная машина времени переносит в завтра. Всё обрывками, череп зажат в тисках похмелья. Последний отпечаток памяти - мы с пацанами пьём за Донни, за его новую жизнь, а затем водяра детонирует и мир начинает кружиться. Медленно, оооочччеень медленно ползу в ванну. Мама орёт, утром выходя с собакой она обнаружила мои ключи в замке, походу забыл вытащить. Чудо, что никто не спиздил... Так, что ещё помню? Ну Седой... лихо я его уработал, сам в шоке и вряд ли бы смог повторить. Ещё что? Рафа Псих и Короли Беспредела... Оказывается это бандосы, они называют себя Королями Севера, но за глаза их прозвали чутка по-другому. Кучка отморозков, которых боится вся округа. Их главный - Король, местный Эскобар*, говорят он одним из первых начал завозить наркоту. Поставил дело на поток, благодаря ему Аптаун тонет в дыму и порохе. Значит Рафа теперь с ними, что сказать высоко взлетел. Когда мы виделись в последний раз он был не так любезен. Они с Тофой (младшим из моих ублюдков соседей) заставили меня выворачивать карманы. В то время я уже поменял улицу на тусовку домашних чуваков, предпочитающих фэнтези и компьютерные игры. Но похоже вчерашняя ситуация прибавила мне веса. Рафа всегда был малость чокнутым, центнер чистого безумия. Помню, когда мы были совсем мелкие, лет по шесть, его потрепал огромный алабай. Тогда за собаками особо не следили и иногда по улицам носились натуральные людоеды. Нога вообще была в мясо, вся перештопана шрамами. Потом уже в школе, на стройке, он жёстко ёбнулся с третьего этажа, ну или скинули его, не знаю. Весь поломанный, да так, что на вертолете в Мурик забирали. Селезёнку вырезали, думали не выживет, а он вернулся с пластиной в голове. Вот тогда кликуха Псих и приклеилась, у него словно отключились тормоза. Спокойно мог кинуться на целую на толпу, даже пацаны намного старше к нему не лезли. Всё это навевает воспоминания, они похожи на чёрно-белый фильм и пахнут клеем...
  ***
  Конец 90-ых
  - Купил?
  - Да! - круглые щеки Бэка расплываются в улыбке, для него это подвиг, он бы ни в жизнь не пошел, если б я не взял на слабо.
  - Покаж, - в руки падает зеленая пачка "магна". - С ментолом?
  - Ну... а что не так?
  - Да говорят от ментоловых писька стоять не будет! - выпаливаю я.
  - Я туда больше не вернусь, итак, повезло что продали да и не попались Рыбе или Смоле...
  Мы оглядываемся назад, на ряд ларьков, которые называют "поле чудес". И правда нам везёт, обычно около них трутся взрослые пацанчики и трясут деньги. Может у них перерыв на обед? Как бы то ни было мы бежим в Улей. Наша первая пачка, до этого мы курили лишь бычки, а тут целый набор волшебных палочек. Главное, чтобы не отняли и не увидели взрослые. Где-то тут бродит мой дядя, он раньше был военным, а теперь бутылки собирает. С одной стороны лес, с другой Улей - такая стройка-помойка, похожая на огромный скелет. Там должен был быть спортивный комплекс с крытым катком и кучей залов, правда этого уже не произойдёт. Отныне это дом пацанов, западная часть северных, восточная за сидорами. Мы с Бэком с Северной, но ещё слишком малы, чтоб бегать за улицу. Ещё год или два и тоже начнём и тогда никто не посмеет отнять у нас деньги. Я хочу быть крутым, как Конь или Камаз, старший брат Рябы. Он недавно с зоны откинулся и учит нас понятиям, рассказывает куда можно ходить, а куда нельзя, с кем наша улица дружит, а с кем воюет. Камаз говорит сейчас бегать, что играть в казаки-разбойники - просто развлечение, а вот раньше пацаны гибли за асфальт.
  Закуриваем, дым наполняет рот и я сразу его выпускаю. Боюсь сильно затягиваться, в прошлый раз я очень долго кашлял. Сигареты с ментолом холодят. Мы дымим, как два дракона, как совсем взрослые. Вдруг рядом прилетает кирпич, он шмякается между нами резко и неожиданно. Мы задираем головы - со второго этажа выглядывает Клоп.
  - Что обосрались? - смеется и вдогонку харкает сквозь зубы.
  Едва успеваю увернуться, плюётся он по-королевски, но, если бы попал запомоил, от такого не отмыться.
  - Охуел что ли?! Пизды захотел?! - сжимаю кулаки.
  - А у тебя есть? - подъёбывает. - Да ладно, расслабьтесь. Угости-ка лучше сигой...
  - Ещё чего? Сам купи! Хотя откуда у такой чушки деньги?
  Он и правда чушка, в грязной поношенной одежде, волосы свисают сосульками, а лицо покрыто какими-то болячками. Как любит говорить мой брат: "Таких не берут в космонавты".
  - От верблюда! - он строит обиженную рожу и ещё раз пытается достать нас харчой. - Ну ладно, а если обмен?
  Мы с Бэком переглядываемся.
  - А что у тебя есть?
  - Поднимайтесь и увидите...
  Заходим внутрь, осторожно поднимаемся на второй, тут в мусоре прячутся штыри и железки, если упадёшь покалечишься. На втором этаже вместе с Клопом Ряба и Вонючка. Что они тут делают? В воздухе витает химический привкус, глаза замечают пакеты с клеем - они тут дышат! Недавно в школе нам показывали фильм про токсикоманов, по идее он должен был напугать, но стал хорошей рекламой, меня тянет ко всему запретному.
  - Хотите мультики глянуть? - Клоп продолжает улыбаться гнилыми зубами.
  Остальные кажутся одуревшими и усталыми: Ряба с немым восторгом разглядывает потолок, а Вонючка улыбается как дебил. Бэк пятится, а потом разворачивается и убегает. Первый импульс бежать следом, но я остаюсь.
  - Зассал! Зассал! - кричит в окно Клоп, а Вонючка вяло посмеивается.
  Бэк трус, он не такой, как мы - у него есть мама и папа, у меня лишь мама, а у Клопа вообще одна бабушка. Папу я почти не помню, только смазанные контуры рук, синие от татуировок. Мама говорит он в командировке, правда брат сказал по секрету, что он в тюрьме. Тюрьма даже круче! Когда-нибудь я стану, таким как папа! Может сейчас и будет первый шаг.
  - Ну так что дашь сигу? - при упоминании сигарет другие оживают и тянут ко мне свои руки.
  Я уже забыл о волшебных палочках и щедро их раздаю, моё внимание приковано к тюбику "момента". Клоп прячет сигаретку за ухо и выдавливает клей в пакет:
  - Держи... дыши быстро-быстро... - он показывает мастер-класс изображая выброшенную на берег рыбу.
  Беру пакет и вдыхаю едкий выхлоп, с каждым вдохом он проникает всё глубже. Когда я отрываюсь и поднимаю голову комната сжимается и плывёт. Я плюхаюсь назад, приваливаюсь к стенке и смотрю в пол. Он кипит рябью, как во время помех по телеку, потом из него выныривает мелкий человечек, похожий на Бабая, полоумного алкаша с соседнего дома. Бабай бежит к противоположной стене и исчезает в мусоре. Встаю, меня шатает, ковыляю на его поиски, там только хлам и какая-то коробка. В ней настоящий клад, целая коллекция фишек с голыми тётеньками! Их штук пятьдесят, не меньше! Целый гарем, они красивые, в разных позах и купальниках, которые надо лизать и они исчезают. Я показываю свой приз пацанам, у всех ликование. Мы лижем фишки и громко смеемся, а тётеньки нам улыбаются показывая сиськи и черные треугольники между ног.
  ...
  Мне понравилось дышать, теперь я понимаю почему это называют смотреть мультики. Как будто в голове что-то переключается и перед глазами разворачиваются красочные спецэффекты. Я хочу ещё, хочу новую серию и поэтому на следующий день снова иду в Улей. Но там лишь Рафа, он отламывает куски арматуры.
  - Привет!
  - Здорово! - он выше на две головы и на много шире.
  - Что делаешь?
  - Да вот Конь сказал арматуру приготовить...
  Рафа за ним хвостиком вьётся.
  - Зачем?
  - А ты не знаешь?! Сегодня стрела со стариками! Я тоже иду!
  - Ого!
  Старики - самая сильная улица, они будто живут отдельным племенем. Мы их ненавидим, весь город объединяется против них и раз за разом они всех разгоняют.
  - Хочешь со мной?
  - ...да... - мне страшно, но ответ "нет" не принимается, иначе сразу сыкло, иначе лох и путь на улицу закрыт.
  - Тогда помоги с прутами...
  Потом мы идём по дворам, постепенно подгребает ещё пара пацанов нашего возраста. Заходим в садик, в беседке толпа человек десять. Узнаю Коня и ещё одного длинного парня, что живет в пятом подъезде. Когда все в сборе мы прём к месту стрелы, она забита под мостом. В городе к нам присоединяются пацаны с других улиц и когда мы доходим до места нас огромная масса. Тут строиловские, сидора, козловские и бредовские - сегодня мы вместе, но завтра всё вернётся на круги своя. А вот и старики, целая армия, первые ряды с огромными дрынами.
  - Погнали! - орёт здоровый пацан похожий на медведя.
  - Так пиздюки! Мы махаемся, а вы кидайте камни, - говорит нам Конь. - Усекли?
  - Ага... - киваем. Страх бьётся внутри, колени гуляют.
  Со всех сторон начинается ор и свист, шум заполняет всё вокруг, а потом летят кирпичи и металлические шары. Я смотрю вверх, в воздух, и вижу как сверкая несётся один из них, успеваю пригнуться. Все прикрывают головы в надежде спрятаться от серого дождя. Прилетевший кирпич разбивает лицо длинному, он заливается кровью и падает на колени. Две толпы сходятся, начинается бешеная давка, а мы продолжаем кидать камни. В какой-то момент крик доходит до апогея и передние ряды лопаются, прогибаются под тяжестью тел, они прорываются вперед. Я вижу, как здоровенного бредовского, который нас вёл гвоздят прутами, из его башки сочится кровь, как из бутылки кетчупа. А потом меня смывает убегающей лавиной, я тоже разворачиваюсь и бегу. Драпаю, что есть мочи.
  ...
  Я, Ряба, Вонючка, Плешка и Гусь играем в попа когда к нам подходят Рафа с Бычком. Бычок довольно мелкий, с мордой хорька, но при этом ужасно дерзкий. Один раз мы с ним сцепились, я был сильнее и зажал его шею в захват, он как-то вывернулся и ударил в лицо. Почему-то я не смог ответить, внутри сработал какой-то барьер, и я убежал.
  - Всё в детские игры играете? - Рафа с пыра выносит бутылку с песком, она проделывает круг и врезается в стену дома. - Ай да с нами бухать?
  Они показывают две бутылки портвейна "три топора". Я ещё не пил, наверное это так же круто, как дышать. Вот только стыдно перед мамой, я ей говорил, что никогда не буду пить и курить, а теперь нарушаю слово. Все соглашаются и мы идём за гаражи. Они тянутся длинной кишкой вдоль нашей улицы. Передаём портвейн по кругу, он ужасно горький и только я делаю глоток лезет назад. Почему-то всё что меняет сознание довольно противное будь то сигареты или алкоголь. Украдкой замечаю что и остальным не особо нравится, у некоторых лица словно головку чеснока сожрали. "Лучше уж лимонад" - думаю я и вдруг в голову бьёт приятная тяжесть. Все заметно веселеют, а Вонючку так вообще разносит, он едва успевает отойти и блюёт. Вообще-то Вонючкой называли его старшего брата, однажды в школе он обосрался прямо на уроке. Ну, а со временем клеймо перешло по наследству.
  - Нихуя себе! Пацаны гляньте! - Гусь что-то нашел в груде мусора за гаражами.
  Это труп собаки, похоже она валяется здесь уже давно, от неё несёт гнилью и туша шевелится насекомыми. Рафа хватает огромную корягу и со смехом начинает лупить труп, проламывает ветхие рёбра из которых сыпятся черви. Меня пугает его животный садизм. Вонючку снова полоскает, все ржут, а Бычок прописывает ему смачный пендаль.
  Вторая бутылка развозит ещё больше, пошатываясь гуляем по дворам, по дороге опрокидываем несколько мусорок и орём благим матом. Чувствую силу и какую-то пьяную гордость. Ряба решает нассать на скамейку, на ту где обычно сидят бабушки, остальные с криками и хохотом присоединяются. А потом мы замечаем чужаков - двух пацанов по старше, лет 15-16, явно не отсюда.
  - Эй парни! Есть закурить? - окрикивает их Бычок и мы устремляемся к ним.
  Один поворачивается, оценивает ситуацию, но они продолжают идти.
  - Чё оглохли?! С какой улицы?! - горлопанит Рафа и они тут же срываются с места. Мы хватаем палки, которыми играли в попа и несёмся следом. Один спотыкается о бордюр и падает, пытается подняться, только мы уже рядом. Бычок влетает с ноги ему в рожу и мы начинаем охаживать палками.
  - Изверги! Что вы делаете?! - кричит какая-то женщина.
  Мы разбегаемся, лишь Рафа задерживается, чтобы обшарить карманы...
  ***
  Я выбираюсь из памяти, назад в настоящее. Больше я клеем не дышал - через пару дней Конь и ещё несколько северных наведались в Улей и очистили его от дышков, избили всех кого нашли. В нашей компании пошло разделение: кто-то выбрал улицу, а кто-то кайф. А вскоре и "момент" перестал переть, вроде в нём заменили прущий толуол ацетоном, хотя это нисколько не остановило Клопа и других. Они дышали бензином, каратом, полиролью для обуви, краской и стремительно опускались вниз. В начале нулевых Клоп повесился, судьба остальных сложилась не лучше...
  
  
  Примечания:
  * Эскобар - колумбийский наркобарон.
  
  
  
  17. Мутные замуты
  Оказывается, прощальная вечеринка Донни запомнилась ещё одной новостью. Пока я целенаправленно нажирался засранец Шеф, как всегда, охотился за пёздами, в этот раз ему улыбнулась удача в виде... Мини!!! И это ещё не всё, пьяный перепихон быстро перерос в отношения, они встречаются! Охуеть, как всё закручивается, в натуре бразильский сериал! Даже интересно, что будет дальше. Одно можно сказать точно - это всё изменит...
  ***
  Действительно всё перевернулось с ног на голову, Мини пробежала черной кошкой и всех перессорила. Пиздец! Всё разваливается, Политзэк с Шерифом теперь лютые враги. Место Зэка быстро занял Гриб и сразу начал распускать своё гнилое влияние. Говорил, что нужно делать бабки, подзаработать на Новый год. Пацаны ввязались в мутную движуху и стали брать у Гвоздя шмаль на релиз. Дым-машина погнала вперед: граммы, фольга, перезвон мобил. Наша тусовка обросла неряшливыми типами с вороватыми зенками и загаженной кармой. Мне это не нравится, я больше не чувствую былого задора, к тому же меня гложет ревность. Возможно всё дело в том, что мне попадались одни соплячки и целки, а тут Мини - настоящая женщина. Я словно ребёнок у которого отняли любимую игрушку. Да ещё этот левый народ - шакалы, которые только ждут случая, чтобы урвать кусок. Так и выходит...
  ***
  "Рэп это хасл, рэп это хасл, это хасл,
  ты должен подняться, ломая рамки вокруг себя...".
  Пати на квадрате в полном разгаре, когда в комнату влетает Шеф.
  - Пидор меня кинул! - он буквально ревёт от ярости.
  - ЧТОООО?!
  Вечеринка сбавляет обороты, музыка стихает и все смотрят на него.
  - Как так? - спрашиваю я.
  - Да всё этот додик Клок... Короче, я спустился вниз, мудак подъехал на тачке, говорит пятёру надо, ну я без б, зарядил... а он типа бабло у водилы, залазит в салон и сваливает! Я ору - стой сука!... бью по капоту и бегу в ебучих шлёпках прям по снегу! - он указывает вниз, на нём ещё шорты и накинутая сверху "аляска", кто ж знал, что минутная сделка обернётся таким попадосом. - Я в ахуе!
  Да мы все в ахуе!
  - Не стоило ему нас наёбывать, - качает головой Гриб.
  Скоро весть разлетится по городу и, если мы ничего не предпримем ляжет осадком на нашей репутации. Вернее, на их, я-то не при делах. Они конкретно облажались и теперь торчат бабки. Минус два кэса, мелочь, а неприятно.
  - Я так просто эту хуйню не оставлю! - Шеф мечется по комнате, его трясёт. - Ему хана, отдаст не только филки, но и здоровье!
  - Так, а что мы знаем про этого штриха?
  - Он кореш Торта... - говорит Гриб. - Тот мне кстати ещё за белый торчит...
  Понятно, челы из спидового движа, такие думают не головой, а носом. В скоростной теме вообще часто шваркают, уровень наёба в разы выше чем в делах с гашлом... Вот так и бывает - сегодня ты смеешься, а завтра плачешь.
  ***
  Гриб пообещал вычислить урода, а Шерифу пришлось пока забашлять свои бабки. Он хотел взять ещё десятку и всё отбить, но что-то там забуксовало. Гвоздь сказал голяки, ждёт новую партию и наберёт через неделю. Вот так пацаны остались и без бабок, и без кайфа, а вскоре и без еды... Оказывается Шеф отдал последний кэш и как-то получилось, что и Сосед не дотянул до зарплаты. Резко чувакам даже хавать стало нечего. Мини хмыкнула и сразу испарилась, такие дамочки за свой счёт не живут, да и Гриб тоже пропал, мол "ищу Клока". Мда, хороши друзья, ничего не скажешь! На хате стало грустно и пусто. Я же дома напиздил разной крупы и подогрел пацанов.
  - Ништяк Максончик! Выручаешь! - Шеф сразу бегом на кухню. - А то прикинь Эм Си предлагал собаку захуярить!
  - А что? - пожимает плечами Мазяка. - Собачатина в принципе ничего.
  - Ты пробовал?
  - Было дело... в Чечне... зашел я как-то на блокпост, а там все суп точат... Ну и мне предложили, а хули отказываться? Похлебал, хороший супец, наваристый... а они мне - так он из собаки...
  - Нихуя се приколы!
  - Во-во! А ты ещё меня Мясником называешь! - Шеф расставляет тарелки. - Вот настоящий мясник, из окна на дворняг палил чисто на закусь!
  ***
  Наш карательный отряд высаживается у падика. Торт скорей всего наслышан о проделках приятеля и на звонки не отвечает, но кто ждёт, тот своего дождётся.
  - О бля!... Вон его мамка идёт, - шипит Гриб.
  Женщина средних лет увидев нас сразу всё понимает и похоже даже не удивляется.
  - Много? - сходу спрашивает она.
  - Не мало, - отвечает Шериф.
  - Сейчас выйдет... - вздыхает, прикладывая таблетку к домофону.
  Я ёжусь, конкретно не по себе, представляю на её месте свою маму. Да она даже не шарит в каком болоте я залип, а если бы случилась подобная хуйня и к ней нагрянули мутные хлопцы? Одно я знаю точно - она бы меня не спалила, стояла бы горой.
  Мы шмыгаем в подъезд, идём по пятам и ждём у двери. За ней слышатся крики:
  - Вот сам иди с ними и разбирайся! Закончишь как брат!
  - А что с ним? - интересую я.
  - Сидит, 228*... Да у них вся семейка такая...
  Из-за железной двери выглядывает засаленная, прыщавая рожа. Глазки заискивающе бегают - Торт пытается играть, что рад нас видеть, правда у него хуёво получается.
  - Ну чё ты брачо как не родной, что на звонки не отвечаешь? - улыбается своей искусственной улыбкой Шеф. - Выйди потрещим.
  - Да я слышал про Клока... - он делает шаг вперед. - Не знал, что он выкинет такую хрень... ну он... короче.
  Гриб резко бьёт в щщи, Торт приземляется на жопу и затылком припечатывает дверь. Я жду, что сейчас выскочит разгневанная мать, но ничего, тишина, лишь скулёж и шелест металла.
  - Не надо... не надо... Я его сдам... я ему деньги торчу...
  Ну прям круговорот должников в природе.
  - Вы его так не выцепите... Он по улицам не гуляет, только на такси... Его полгорода ищет... я наберу, он приедет.
  А этот Клок ещё тот кидок.
  - Для тебя же лучше, чтоб приехал... - сурово говорит Шериф.
  Торт лихорадочно набирает цифры и договаривается о встрече. Остаётся ждать, что-то мне это напоминает, моя жизнь превратилась в череду падиков и засад. Попутно вылезает причина всей заварухи - Клок плотно сидит на игле. Героиновая система требует каждодневных вливаний, а у него ни средств, ни работы. Вот он и шваркает всех подряд, с каждым днём увеличивая количество недовольных. Я в шоке, как так можно жить?
  ***
  Внизу хлопает дверь, кто-то медленно поднимается. Мы затаились, как хищники перед прыжком. Вот и Клок. Замечает нас, вяло переводит взгляд с одного на другого. Мысль "попал" медленно меняет мимику.
  - На сука! - не дает опомниться Шериф и с прыжка пробивает в душу.
  Клок кубарем летит по ступенькам, пока его не останавливает входная дверь. Пацаны вцепляются в болоньевую куртку и вытаскивают тело на улицу. Я оглядываюсь и иду следом, словно оператор с камерой Сам себе режиссер.*
  - Па.. цаныы... я... - тяжелым голосом начинает он, но затыкается от удара.
  - Чё гнида?! Не ожидал?! - Шеф с силой бьёт ногами, от такого можно и внутренности выплюнуть, у меня у самого всё сжимается.
  - ...даааа пого... дите выыы... - Клок начинает блевать словами, а потом и жёлто-красными сгустками.
  Мы отходим, чтоб не попасть под фонтан, пацаны закуривают. Гриб наклоняется, разглядывая жертву.
  - Слушай... а он походу вмазанный... Ты глянь на его зраки...
  Мне тоже становится интересно, я так близко героинщиков ещё не видел и думал подобная отрава уже в прошлом. Глаза действительно с точку, он вяло бултыхается в розовой каше из снега и рвоты.
  - Сейчас проверим, - Шеф тушит сигу об его щёку.
  Я слышу, как шипит кожа, а в нос бьёт запах палёного мяса. Клок жмурится и вяло отмахивается, как от надоедливого комара.
  - Ебаный джанк! Кинул меня, да?! - сплёвывает Шеф, хватает за жидкие волосы и начинает методично вбивать нос в череп.
  Укол жалости. Сейчас он и сделать ничего не может, - думаю про себя, но за этим приходит другая мысль. Хотя, я не уверен, что он вообще хоть что-то чувствует...
  - Пааацаааныы... - мычит Клок и врубает ещё один фонтан.
  - Где лавэ?!!
  - ... я отдам... всёё... отдааам...
  Шеф и Гриб брезгливо начинают шмонать карманы, находят мобилу и немного налички.
  - Это всё?!
  - ... у меня... с собой... больше нет...
  Смачный удар отбрасывает его назад.
  - ...завтра... остальное будет...
  Ещё удар.
  - ...отвечаю...
  - Ладно, - Шеф слегка успокаивается, разглядывая трубу. Я конечно не знаток, но вроде довольно приличная. - Мобилу себе забираю, чтоб завтра лавэ было... иначе тебе пиздец... Догнал?
  - Да... да...
  - Тогда пиздуй отсюда!
  Мы смотрим на неуклюжие попытки встать, он выглядит жалко: из носа хлещет кровь, куртка порвана в нескольких местах и основательно заляпана. Его бросает из стороны в сторону, он машет руками, как канатоходец и плетётся прочь. Гриб оглядывается назад, я тоже - замечаем в окне Торта и его мамку... И это всё из-за двух кэсов? Смотрю на лучшего друга и чувствую, как между нами растёт пропасть...
  
  
  Примечания:
  * 228 - наркотическая статья уголовного кодекса, в нашей стране уже давно называется народной.
  * Сам себе режиссер - телепередача с любительским видео.
  
  
  
  18. Новый Год
  Новый год всё ближе, вся медуха в мишуре и блёстках. Все носятся галопом закрывая сессию, а я спокойно наблюдаю за этой лихорадкой. Впервые из долгов лишь хирургия и я договорился что сдам всё в следующем семестре. Сразу после каникул нас ждёт домашняя практика, в колледж мы вернёмся ближе к марту. Я буду скучать, уверен без нас тут станет тухло... уже становится. Недавно пришёл конец посиделкам в холле - пацанов с бухлом спалила Суперзад. Со слов Руди Политзэка и Факера отвезли в приёмный покой на мед.освидетельствование и даже хотели числануть, но всё-таки оставили, такой подарок на Новый год. По крайней мере Факер здесь, а вот Зэк опять свалил в Мончагу. Я с ним даже не виделся, он видимо нас избегает. Меня то с чего? После случая с Клоком я редкий гость на хате Мазяки, да и Шеф что-то перестал набирать. Похоже эта сучка Мини льёт ему в уши, мол я на стороне Зэка и вообще сам на неё заглядываюсь. Сталкиваясь в коридорах, мы сухо жмём руки и идём дальше, будто и не дружили. Да и похуй! Мне всё равно нужна передышка, слишком много дури, слишком много негатива. Из других новостей комнату овощей расселили. Укроп снова вылетел, так как был на двух-трех парах за весь семестр, а вот с Луком и Чесноком приключилась более стрёмная тема. Короче, пацики пустились во все тяжкие, в дикий праздничный загул. Законсервировались в комнате, сутками нюхали и пили. Словили лютую шизу, даже в сортир не выходили, ссали в пустые полторахи и кидали под кровать. Ну и в какой-то момент к ним ворвалась ТВ и запалила эти батлы. Говорит: Пиво значит пьем? А те лишь мычат да головами крутят. И тогда ТВ делает глоток, резко догоняет что это, ни слова ни говоря выходит, а их быстренько отчисляют... Не знаю правда или нет, но я долго ржал представляя её лицо после такого коктейля...
  ***
  Сидим на менеджменте. Зачем медикам менеджмент? Считать скудную ЗП? Некоторые тихо перешептываются, другие общаются с Бигги. Мы с ней договорились, что в честь праздника просто тихо посидим. Я и Лана за последней партой, щекочем друг дружку и хихикаем. На перемене я вручил ей подарок, набор фруктового мыла. Она прям не ожидала, вся засмущалась и покраснела, глаза блестят ярче тысячи гирлянд.
  - Ой, а я тебе ничего не приготовила...
  - Лучший мой подарочек это ты, - я провожу рукой по её ножке, она будто специально надела короткую юбку.
  - Эй голубки! - окликает нас Бигги. - Не забывайтесь вы не одни!
  Теперь все взгляды прикованы к нам. Бэмби в шоке опускает голову, а мне пофиг.
  После звонка она за ухо вытаскивает меня в коридор.
  - Ну и наглый же ты! - тыкает пальцем. - Вообще-то у меня парень есть! Забыл?!
  - Что-то припоминаю, но Новый год же! Я верю в новогоднее чудо, да и тебе ведь нравится!
  Она отводит глазки. Ну точно нравится!
  - Нет! Руки, чтоб больше не распускал! - топает ногой и так забавно дуется.
  На втором часу протягивает записку. "Я придумала тебе подарок, только тихо и без рук!". И тут же вжикает ширинка, я смотрю вниз, её пальцы ползут ко мне в джинсы и крепко сжимают член.
  - А... а...
  - Шшш, - шипит Лана делая вид, что ничего не происходит.
  Вот это подарочек! Я сглатываю и откидываюсь на спинку стула. Её пальчики катают шары, а потом снова обхватывают ствол и медленно начинают подрачивать. Ууууххх! Голова идёт кругом, меня на долго не хватает. Жаркая волна бьёт в парту, я быстро расставляю ноги, чтоб не заляпать джинсы. Перевожу дыхание, на полу уже пара капель, остальное соплей свисает вниз. Она улыбается, вытирая руки салфеткой и даёт мне парочку.
  Звенит звонок.
  - Только не будь хрюшей, подотри всё с пола, - она показывает язык и быстро убегает.
  Что это было?!
  ***
  Пять минут до Нового года. Сидим с мамой, подняли бокалы и слушаем Медведева. Очередной высер и новые обещания. Да захлопнись уже и врубай куранты! Ещё чуть-чуть и новое десятилетие. Что нас ждёт? Что ждёт меня? Даже сложно представить... Я где-то читал, что каждые семь лет клеточный состав организма меняется и ты становишься другим человеком. Кажется я уложился в пять. Пять лет на ускоренной перемотке: движуха... музыка... кровь и любовь. Славное время, в голове радикальная каша, а на руках кресты, слепая вера в то что мы можем всё и единственный закон - закон совести... А потом пришла наркота и всё перепуталось, идеи утонули в дыму, музыка перестала быть актуальной. И вот я не я, словно гусеница, которая скоро станет бабочкой... а может и кем-то другим. Комаром? Жуком? Тараканом? Кем стать ещё предстоит выбрать - медуха скоро кончится и начнётся взрослая жизнь. Перспективы совсем не радужные: блядская рутина, хуёвая зарплата и одна и та же панорама за окном. Бьют куранты... Новый год... 2010-ый... Настроение ни к чёрту, я словно Гринч... сижу, лишь, чтоб выпить и... пялится в телек. Некуда идти и никто не ждёт. Друзья разъехались, да и друзья ли, что-то я начал сомневаться. Настоящие друзья - это люди проверенные временем, такие как Ржавый и Рамон. Оба в армейке. Рамон ушел совсем недавно, сам пришел в военкомат и сказал: Хочу служить! Во камикадзе! Ну ничего, скоро они вернутся.
  - Ура! - мама тянет бокал. - Загадывай желание!
  На ум ничего не приходит, я даже не знаю, чего и хотеть. Любви? Неплохо бы... А за окном свистят петарды, бедная Юшка в панике скулит и думает, что это начало конца. Быть может так и есть...
  ***
  На улицу выбираюсь лишь третьего, просто чтобы не закиснуть, пройтись под музычку без цели и планов. На районе жесть, будто холокост, а не праздник. Два алко-бойца устроили синий махач, другого тащат бабки, бродяги потрошат помойки. В общем Северная гуляет. Хмуро пялюсь по сторонам и замечаю движение. В начале думаю бомж, а потом понимаю она - двоюродная сестра отца, полумужик-полубаба. Скорее баба, но с усищами. В детстве всякий раз, когда она всплывала на горизонте становилось стрёмно. Быстро опускаю голову и иду мимо. Ну блять и родственнички... Вроде орёт что-то в след, наподобие: "Поздравь мамку с Новым годом!". Ага ща! Отца не знал, тебя и знать не хочу! Жестоко, но это факт. Забредаю на район Мазяки. Может зайти? Скорей всего он, как обычно, вялится перед телеком. Ну, а что скрашу вечерок своей компанией. Стучусь. Открывает, весёлый, да ещё и с гостями.
  - Ооо! С праздником! - лезет обниматься. - Хорошо, что зашел! А мы тут с девчонками сидим, культурно отдыхаем - водку кушаем. Проходи, проходи...
  Девчонки, конечно громко сказано, скорее бабищи. Я довольно редко использую это слово, но сейчас именно тот момент, слишком уж стрёмные и потасканные. Как сказала бы мама: "Страшные как моя жизнь". Они будто сошли с картинки фитнес-зала "до и после" - бочонок сала и суповой набор. Общаются развязно и исключительно матом, тупее сучек я ещё не видел. Я сразу становлюсь "очкариком", тут даже обижаться не стоит - это комплимент.
  - Водочки? - предлагает Мазяка.
  Ну как тут откажешь? Засмеют же, да другого и нет. Эх, снова водка! Каждый раз зарекаюсь не пить и снова пью... Хлопаем гадость, закусываем селедкой. Между стопками тощая рассказывает слезливую историю любви. Её мужик сидит в СИЗО, ждёт суда по 228, закупили со шпеком, а она боевая подруга носит ему передачки. Вот такой вот джингл белс! Ай, яй, яй - качаем головами, сочувствуем. Представляю, что там за мужик. Бросаю угрюмый взгляд на Соседа, типа где ты откопал этот брак? Вкус на дам у него специфический или верней сказать отсутствие вкуса. Берёт всё что дают, не брезгует даже самым б/у. Пьём ещё. Синька постепенно сглаживает углы, отфотошопливает бичевок до приличного уровня. Так вот в чем дело! - доходит до меня. Вот почему водка наш национальный продукт, она позволяет уродам жить с уродками! Да ещё и детей делать... Кстати о детях - толстуха уже готова, что-то воркует на ухо Мазяке. Наверное, предлагает уединиться, так и есть, причем она настроена на романтику - прыгает на ручки. У бедняги чуть пупок не развязывается, он пыхтя и передвигая дрожащие ноги переносит груз в свою комнату. Остаёмся вдвоём и дожираем водку, теперь либо домой, либо... За стеной вопит толстуха, наружу выплывают грязные мысли и похоже не у меня одного. Тощая быстро забывает своего сидельца и вот мы уже сосёмся. Она засовывает язык мне в ухо, пробирается внутрь и я нехило завожусь. Торможу её и грубо швыряю на диван, он жалобно стонет. Что-то в этом есть, какая-то специфическая прелесть. Это даже не секс, а животная случка. Потная, пьяная, грязная... Слегка придушиваю. Я покажу тебе очкарика! Стаскиваю треники и переворачиваю суку на живот, таких ебут только раком. Бледная кожа и синяя бабочка на пояснице. Сейчас она полетит! В последний момент вспоминаю о защите, кто знает, что за пираньи водятся в такой дыре...
  
  
  
  19. Зимний синдром
  На каникулах накатывает лютый депрессняк. Я называю это зимний синдром, словно кончились силы и настало время спячки. Мир погружается в тусклые тона полярной ночи, кажется она проникает прямо в душу. Я выпадаю из жизни, почти никуда не хожу, лишь ем, сплю, сру и снова сплю. Хочется уснуть и не проснуться, сны ярче реальности, сны мой новый наркотик, в кровати как в кино. Наверное, так всегда бывает, когда ничего не происходит, разум компенсирует всё сновидениями. Ещё я пересматриваю Друзей, они никогда не устареют и всегда поднимают настроение. Хотел бы я жить в их вселенной, ни серьёзных драм, ни наркоты, тусовки в кофейне и смех за кадром. Вот только как они дружат с девчонками? Я вообще сомневаюсь, что дружба между мужчиной и женщиной существует. Как дружить с той у кого есть пизда? Не понимаю...
  ***
  Из коматоза вырывает практика, встаю ни свет ни заря и прусь на остановку по пустым сонным улицам. Единственные ощущения - холод, минус двадцать. Бывало конечно и хуже, но ветер кусает щеки, завывает невидимым монстром, вкупе со тьмой атмосфера хоррора. Кожа в начале немеет, а потом сходит с ума и даже начинает припекать. Пытаюсь отвлечься и вспоминаю девушку, которую видел во сне. Настоящий ангел! Интересно она существует? Скорей всего нет, это просто выходки сознания. И всё же... Точёная фигурка, шикарные русые волосы и обалденные глазки. Теперь я буду искать её в окружающих...
  На остановке народ, как продукты в холодильнике, подмороженное мясо. А вон и Шеф стоит. Не ну реально он! Я его парку ни с чем не спутаю - мех на капюшоне точно грива льва. Он тоже меня замечает, секунду медлит, а потом подходит.
  - Здоров! Я тебя с такой шевелюрой и не узнал... Чё зарос как хиппан? - бросает взгляд на мою причу.
  - Даа так... - невольно касаюсь шапки из волос. - А ты что тут делаешь?
  - На практику собрался. Ты тоже?
  - Ага... Я думал ты в ПТЗ проходить будешь...
  - Нее, там беспонтово... решил тут... Мини вот вчера приехала...
  - Ааа... И как она?
  - Да всё ништяк...
  - Ну привет передавай...
  - Хорошо... - он задумывается. - Хотя... сам бы заглянул и передал... что-то ты куда-то пропал последнее время...
  - Да дела, учёба... - мы оба знаем, что я вру.
  - Какие-то гнилые отмазы. Давай заходи! Я соскучился браза...
  - Я тоже...
  Чувствую, как между нами вновь соединяется мостик.
  - Хочешь прикол? - Шеф улыбается во все тридцать два.
  - Давай...
  - Приезжаю я после каникул, смотрю, а наш Мазяка какой-то смурной ходит... Спрашиваю, чё случилось? Да в сортир говорит больно ходить... будто ссу кипятком. Ну хули, я как медик - давай показывай... а у того с елды капает... Трипак короче намотал, кто-то ему подарок сделал!
  Неужто та жируха?! Хорошо хоть я был в гондоне, прям как чувствовал, но в яйцах всё равно стреляет, колет сотней иголок. Нестерпимо хочется прыгнуть под душ и полировать себя мочалкой сдирая кожу до костей. На практике первым делом в сортир, проверить всё ли в порядке!
  - Он не Эм Си, а ходячий анекдот, что не секс то катастрофа! Вечно в каких-то шалашовок хуй макает, по другому и быть не могло. Если ему предложить девяносто девять чистых баб и одну сифозную, так он в неё засадит! Невезучая карма, - гогочет Шериф.
  - И что с ним теперь?
  - Да ничего, я прописал ему лечение. Курс антибиотиков пропьёт и всё ништяк будет. Ща ходит слюнки на бухло пускает... у него сухой закон, только фитотерапия, - он отводит мизинец и большой палец.
  От упоминания дудки внутри всё заводится, аж под ложечкой засосало. Мне срочно нужен дым!
  - Бля! Я с прошлого года не курибанил... У тебя с собой нет?
  - Неа... Подумал, что в первый день лучше без палева... знал бы что и ты тут будешь конечно прихватил... где-нибудь бы там притабачили... А так вечером заходи - по пинте жахнем, угорим как обычно. Я себе на комп PES* установил, всех Старой Синьорой* раскатываю...
  - Окей, договорились...
  ***
  Больничка настоящая клоака, у меня аллергия на такие места, на этот специфический запах. Весь день нас футболят от медсестры к медсестре, главное, чтоб под ногами не путались. Доверяют лишь тыкать уколы да капельницы менять. В результате драим процедурку и катаем ватные шарики. Лана вновь динамит. Я думал лёд тронулся, но мы снова вернулись в начало. Рассказываю ей про концерты и драки, пытаюсь впечатлить, а она смотрит как на дебила точно я всё придумал. Ну и ладно! Нашлась королева!
  ***
  Горький дым оседает в легких и мощным хуком выбивает депру. Мгновенная перезагрузка. Я снова счастлив! Оказывается, всё что было нужно - плотно дунуть. Мы чокаемся бутылками "жигулей" и пялимся в экран. Юве против Наполи. Шеф энергично давит джойстик, а я смотрю игру точно матч по телеку. В голову даже приходит мыслишка, что обычный футбол такой же симулятор. Представляю, что на самом деле все эти невьебенные звёзды - киборги-марионетки, а каждый из тренеров вот так же сидит с джойстиком и посылает команды.
  - Слушай, - начинает Шеф. - Хотел спросить насчет Мини...
  - Нууу?
  - Между вами что-то было? А то мы только замутили, как ты стал странно себя вести... Вот Политзэк понятно, а ты то чё?
  - Да нет... ничего не было... Просто был на своей волне... свои заморочки...
  - Точно? - он сверлит взглядом.
  - Да точно, точно!
  - Лааадно, тогда проехали, - кажется он не сильно верит, но напускает деланную гримасу и лезет обниматься. - А то хули мы из-за шкуры собачимся?! Поверь она та ещё стерва, любит пацанов лбами сталкивать... Всё харэ лирики, давай ещё дунем!
  В прихожей скрипят замки, это Мазик в компании Гриба и Торта.
  - О! Где пропадал? Чем занимался? - жмёт руку Гриб.
  - Я...
  - Стой! Дай угадаю - Грушу трахал?!
  - Что?! - взрывается Шеф. - Ты и Груша? АХАХАХА!!!
  - Нет! Нет блять! Хули ты несёшь?! - протестую, вот только их уже не остановить, уроды давятся от смеха.
  Во сука! Ну куда же без подъёбов? Вообще-то Груша (подружка Барби) не такая уж и стрёмная. Правда с мнением толпы не поспоришь, этой блядской компашке просто необходимо кого-то унижать.
  - Когда-нибудь ты допиздишься...
  - Ой! Ой! Страшно! - корчит рожу Гриб.
  - Харэ гундеть! - рявкает Шеф. - Ну ка сядьте, расслабьтесь... и Максон нам расскажет о Груше! - и они опять давай ржать, все кроме Соседа.
  Я мягко говоря не в восторге, с приходом этого клоуна становится пиздец как не уютно, а вскоре появляется ещё одна заноза - Мини. Она властно улыбается, мол, "смотри как все сложилось, теперь ты лишний, теперь тут все моё". И тут до меня доходит - это не Шеф захотел общаться, это она разрешила. Пизда правит балом.
  - Маааалыыыш, я хочу пиццу! - поёт она.
  - Ща! Ща! Сходим!
  Вся шобла тут же начинает собираться, даже Мазяка.
  - А ты то куда? - осаживает Шеф, вариант, что он идёт с нами видно не рассматривается.
  - Да так... прогуляться, - бормочет сбитый с толку Сосед.
  - Ты это... смотри там по дороге ничего не подхвати, - подсирает Гриб, а Торт ржёт, как ручная мартышка.
  Они идут впереди, я следом, а в метрах двадцати маячит Мазик. Либо ему реально по пути, либо увязался за нами.
  - Зацените ка! Баласт никак не отстанет, - бросает Шериф и они заливаются смехом.
  Как-то мерзко жить на его хате и так себя вести.
  Заходим в магаз. Накуренный желудок тут же даёт команду "подкрепиться". Глаза бегают по полкам. Сколько же всего вкусного! Сейчас наберу ништяков и домой. Нахуй этих гадов! Шеф тоже затаривается, корзина набухает от продуктов. Рядом трётся бородатый толстячок. Мы встречаемся глазами.
  - А глазки то красненькие, - подмечает чудила.
  - Хех! - из меня ползут смешинки.
  Переглядываемся, Шеф тоже еле сдерживается.
  - Утю-тю-тю! - чудила наступает выставив рожки из пальцев, как в Джентльменах удачи. Мы в истерике пятимся, но он не отстаёт и вот уже драпаем по рядам, кидаем в него хавкой. Вроде и стрёмно и смешно.
  - Всё оторвались!
  - Что это было?
  - Я ебу? Дурачок какой-то... погнали быстрее на кассу, пока он снова не появился, - Шеф показывает в сторону выхода, где уже стоят Гриб с Тортом.
  Расплачиваюсь и вновь замечаю чудика, он как ни в чем не бывало разглядывает товары. На выходе сразу прощаюсь и сваливаю. Впереди тихо бредёт Мазяка. Догоняю его, идём трещим. Сейчас он куда ближе Шерифа и его шестёрок. Я чувствую, как они его достали, как пользуются добротой не говоря "спасибо". А он то сделать ничего не может, такая натура - терпеть и бродить по улицам. Я понимаю, что с ними мне теперь не по пути, слишком много дерьма произошло, чтобы всё было, как было.
  ***
  На практике мне больше всего нравится дорога домой. Глядя на пейзажи пролетающие за окном я впадаю в прострацию. Глаза стекленеют, а сознание держится лишь на тоненькой леске из музыки. Кажется я могу сидеть так вечно. Будни ползут вялой черепахой, ничего не происходит. Вернее происходит, но не у меня. Сегодня к примеру девчонки из группы были на операции (аппендицит). Столько впечатлений, прям радости полные штаны. А по мне так нихуя не здорово, какой кайф смотреть, как хирург копошится в чьих-то внутренностях? Мда уж, не быть мне медиком. Вот только сейчас меня заботит другое - встреча с Шилой. Да, да с той самой любовью всей моей жизни. Она приехала на пару дней погостить у тёти. Для меня вообще было неожиданность увидеть её цифры, с момента расставания мы толком не общались. Даже охватывает легкий мандраж, всё-таки столько всего было. Ладно, будь что будет! Иду на встречу и уже чувствую аромат её духов. Она всё такая же маленькая, в тех же хиппи-шмотках, на голове разноцветная шапка с помпоном.
  - Привет.
  - Здравствуй.
  Мы неловко обнимаемся и в начале идём молча, потом я спрашиваю про Ржавого - это единственное, что нас ещё связывает. Она говорит он попал в неприятности. Армейка и философия протеста плохо сочетаются, особенно если ты на досуге пишешь матерные стишки про офицеров. Когда это всплыло все знатно прихуели и отправили Ржавого в психушку подобру-поздорову. В принципе Шила говорит там не так уж и плохо, если бы только не пичкали транками, от которых мозги набекрень. Ну надеюсь у него всё будет в порядке. Он отличный пацан, один из самых ярких и позитивных людей, что я знаю. Дальше мы сухо разговариваем, делимся своими жизнями. Делаю вид, что слушаю, хотя новости пролетают мимо ушей. Я даже удивляюсь как сильно может меняться отношение. Совсем недавно я жить без неё не мог, а теперь мне глубоко насрать. Только лёгкая грусть и всё... Бабочки сдохли, от былой любви осталась лишь метка на руке. Прощаемся, возможно навсегда. Аста ла виста бэйби! Иду прочь на ходу включая плеер. Что тут у нас? Химера. Перелистываю на самый атмосферный трек.
  "Химера огромного мира
  тенью легла над галактикой...
  А в небе танцует северное сияние - кислотные змеи разрезают тьму.
  ...лепота, удивительная лепота
  новая совершенно новая тактика!".
  
  
  Примечания:
  * PES (Pro Evolution Soccer) - серия футбольных симуляторов на консоли и персональные компьютеры.
  * Старая Синьора - прозвище футбольного клуба Ювентус.
  
  
  
  20. Реанимация
  Сижу я значит в кабинете анатомии готовлюсь сдавать долги, вроде бы зубрил, но как вижу Судью всё сразу улетучивается. Гарпия умеет нагнать жути - в голове чистый лист. Я жалко заглядываю ей в глаза, вот только каргу хуй проймешь, никакого милосердия. Говорят, она ещё в СИЗО подрабатывает, уверен у нее даже лютые уголовники по струнке ходят. Ну же вспоминайся! Вчера от зубов отскакивало, а сейчас ни бэ ни мэ. Некоторые бы сказали: Надо не просто учить, а понимать. Но для меня один фиг это Филькина грамота. В поисках вдохновения шарю глазами по кабинету, разглядываю скелет, а потом и стенды забитые банками. В них как рыбки в формалине плавают органы. Мозги, легкие, опухоли, а вон даже младенец-гидроцефал. Он похож на маленькую куклу с раздутой башкой. Всё это не даёт ни грамма знаний, а лишь навевает воспоминания о том, как мы однажды накурились и хотели завещать свои тела анатомическому театру.* Говорили, мол, там платят не хилые бабки, а потом я прикинул - ведь какие-то малолетние долбоёбы будут кромсать моё тело, а может что и похуже... Да ни в жизнь!
  - Нууу, так и будем молчать? - Судья резким тоном возвращает в реальность.
  Эх, была ни была! Напрягаю мозги, гадаю, кидаюсь словами. Текст идёт обрывками... и всё же я сдаю! Вываливаюсь из кабинета мокрый, как после рейва. Фууух!!! Только ещё рано расслабляться - впереди практика по реанимации. Сегодня ночная смена, в принципе времени еще вагон, поэтому можно заглянуть к Шерифу. Он теперь занятой, нашел работу ассистентом ветеринара.
  - Прикинь, заявилась на днях одна фифа, с виду такая гламурная чикса. Принесла свою чихуахуа, вся на истерике: Спасите, помогите! - рассказывает он о своих буднях. - И как думаешь чё было? Оказывается, эта крыса захавала её стринги и они забились в кишках! Представляешь?! Ну мы вскрыли собачонку, достали её бельишко - спасли и то, и то. Ахах!!!
  - Ой! Наверно бабёнка была так благодарна, - язвит Мини. - Телефончик то оставила?
  - Остынь, я ей двух слов не сказал, - бормочет Шеф.
  - А больше и не надо!
  Это они так в семью играют - ссорятся, потом отходят и всё по новой. Шеф тяжело вздыхает и углубляется в конспект (делает за нее домашку), мы же смотрим Поворот не туда и пьем пивко. Я уже чутка захмелел, но думаю до девяти отойду.
  И вот когда до выхода остаётся минут пятнадцать заявляется Гриб и кидает на стол единичку.
  - Так, ну и что тут у нас? Пластилин?! - оживает Шериф. - Давно я пластика не курил, - он показывает мне монетку, по которой размазана черная пахучая смола. - Сейчас бахнем!
  - Завари и мне парочку.
  - Уверен? Не спалишься? У тебя и так глаза в кучу...
  - Не пизди! Меньше слов, больше дела! Заваривай, а то опоздаю.
  - Как знаешь, тогда сделаю по жирнее, - он передаёт мне батл и сразу поджигает вторую плюху. - Давай! Давай! Давай! - подгоняет.
  Глотаю напас, давлюсь дымом. Ох, тяжело пошло аж в ушах гудит.
  - Мааакс! Не залипай, а то на автобус опоздаешь, - подсказывает Мини.
  - Точно... Ну всё, всем пока...
  Тащусь на остановку, благо она недалеко. Подхожу впритык - ещё минуту и пришлось бы ждать следующего. Прыгаю в автобус, он почти пустой. Приземляюсь и сразу вырубаюсь. Каким-то образом очухиваюсь вовремя и выплываю наружу. Лана уже тут, сразу принюхивается и морщит носик.
  - Ты что пил? Перегаром так и прёт!
  - Да так... чутка...
  - Макс, еб твою мать! - взрывается она. - Честное слово, как маленький ребенок!
  Ого-го! Кажется, её начинают доставать мои выходки.
  - Надень хоть марлевую маску... скажешь, что слегка простыл.
  - Окей...
  В отделении нас встречает дежурная медсестра. Вроде не такая уж и старая, но мертвое лицо накидывает пару лет. У них у всех одно выражение, будто повидали всю хуйню. Хотя здесь я могу в это поверить - половина пациентов уже одной ногой в могиле. Такое чистилище откуда выбираются лишь единицы, и как я понял от персонала тут мало что зависит. Они лишь следят за приборами поддерживающими жизнь, заносят данные в истории болезни и ухаживают за полуживыми оболочками. Ну да, такая работа изнашивает, как тело, так и душу.
  Медсестричка даёт стопку журналов с поста и сразу исчезает. Лана начинает скрупулёзно всё переписывать, я же решаю устроить небольшую экскурсию. Такс, ну и кто тут у нас? Слева чахлый дедок, похоже первый кандидат на 'выписку'. Надеюсь не в мою смену. Справа молодой парень, утыканный трубками. Лицо кажется смутно знакомым. Нихера себе!!! Дак это ж Гвоздь - барыга помогающий нам с камнем... Вернее то, что от него осталось. Пип-пип! - вместо привета. Мне срочно нужно позвонить! Ныкаюсь в небольшом закутке и набираю Шерифа.
  - Алэ! - горлопанит он в трубку. - Ну и как ваш больничный романтик?! Уже присунул?! Звонишь похвастаться?
  - Неее! Я по другому поводу, тут лежит наш знакомый... Гвоздь!
  - Аааа, да слышал! Я тебе не рассказывал?
  - Нет блять! Только про своих гребанных псин!
  - Ну извини, я думал тебе интересно...
  - Так что с ним случилось?! Бедняга будто под грузовик попал!
  - Дааа, жёсткая хуйня... Если вкратце - один чепень торчал ему бабок, гасился, бегал от него, вот только город то маленький... В общем, с Гвоздём был ещё один типчик, они вроде датые были... Стопанули тачку этого урода, быканули, сказали: Ща машину отожмём... А тот был под шпеком, конкретно нанюханный... Говорит, мол, погодите мужики сейчас я с вами рассчитаюсь... Ну те на расслабоне и в хуй не дуют, а он достаёт из багажника топорик для рубки мяса, включает Чикатило и давай их шинковать...
  - Хуя се жесть!
  - Во-во! Мразь ебучая, от наркоты совсем башня съехала!
  - Я в шоке... Ладно, пойду, а то медсестра начнёт залупаться...
  - Давай, если что подлетай в пятницу - у меня выходной...
  - Забились...
  ***
  В соседней палате девчушка жертва аварии. Вся поломана, лежит на шарнирах, смотреть больно, но медсестра говорит прогноз благоприятный не то, что у Гвоздя. Тот висит на грани, если и вылезет скорей всего останется дебилом. Череп пробит в двух местах. Его приятелю повезло больше он уже в сознании, правда, тоже тот ещё красавчик - всё лицо в лоскуты, плюс ухо оттяпано. Рядом с девчушкой пустая койка, на ней обычно спит персонал, а сейчас мы с Бэмби. Медсестра разрешила, всё равно в ночную смену делать нечего. Лана так близко, что запах её волос перебивает стерильную вонь и даже настраивает на романтику. От нее тянет теплом, она лежит прижавшись ко мне спиной. Я глажу её по животику, спускаюсь ниже и тут же упираюсь в преграду...
  - Не делай этого...
  - Как хочешь...
  Всё равно здешний саундтрек тормозит любые мысли о сексе. Вокруг куча электронной хрени, всё жужжит и пикает. Скорей бы утро...
  ***
  Наконец-то! Я так и не смог вздремнуть и теперь усталость лупит со всей силы. Переодеваюсь в гражданское, а сам прикидываю как бы сюда больше не возвращаться. Всё равно персоналу на нас плевать, думаю ничего страшного, если я пропаду на недельку. Главное с Ланой всё устаканить. Мне нравится совместная практика, но не в такой дыре, мы будто в коме вместе с ними.
  Выхожу из отделения и тут же натыкаюсь на Психа с Покемоном. Покемон - ещё один привет из прошлого, мы с ним вместе на рукопашку ходили. Всё такой же квадратный коротыш, вот только попробуй сказать это вслух, и он смешает тебя с дерьмом. С таким надо быть осторожней, он охуенно борзый для своих размеров. Настоящий питбуль отсюда и кликуха.*
  - Здорово! А ты тут чё забыл? - басит Рафа.
  - Привет, пацаны... У меня здесь практика, я ж на медика учусь...
  - Ааа... - тут они замечают Бэмби, она проходит мимо и машет мне ручкой исчезая в лифте. - Понимаю... И чё там все такие? Медички порой захаживают в Кухню, но они какие-то пугливые, как не подойду разбегаются...
  - А ты как хотел?! С таким-то еблищем, - смеется Покемон.
  - Слышь! Ща дошутишься и там окажешься, - Псих показывает на дверь за моей спиной. - Кстати, мы как раз туда - кореша хотели проведать, а эта пиздёнка-медсестра нас не пускает...
  - Ну да, туда даже родственникам сложно попасть, закрытое отделение... А что за кореш? Гвоздь?
  - Знаешь его?
  - Пересекались пару раз...
  - Понятно и как он?
  - Хуёво...
  - Блять! - рычит Покемон. - Ничего он крепкий... Жаль только гондона, что в кому его захуярил так быстро приняли... Я б его своими руками!
  - Не парься, ему ещё устроят теплый приём, когда за колючкой окажется... под шконкой жить будет... Пиздец! Ненавижу такие места, - Психа аж передёргивает. - Погнали на улицу! Максон тебя подбросить?
  
  
  Примечания:
  * Анатомический театр - помещение для учебного вскрытия трупов в медицинских учреждениях.
  * Покемон (Pokemon, от англ. Pocket Monster дословно 'карманный монстр') - японский аниме-сериал, был популярен в России в начале нулевых.
  
  
  
  21. В пятницу вечером
  Отмазаться от реанимации не вышло - Бэмби отказалась меня прикрывать. В итоге две недели показались вечностью. Я был всё время на взводе, но как ни странно вся чернуха осталась за кадром. И только я расслабился, как нас послали на другой круг ада - в хоспис.
  Боже, как же там воняло!
  Едва сдерживая тошноту мы кормили стариков, меняли им подгузники и выносили утки полные дерьма. Втыкали в сморщенные руки капельницы и смотрели на медленное угасание. Они напоминали вялых мух, скорость которых упала до нуля. Почти все были не ходячие, койки стали их мягкими гробами, осталось только определиться с очередностью. И жалко, и гадко. Такая давящая атмосфера, что отныне я отказываюсь стареть! Я выбираю жизнь, закрываю дверь этого склепа и звоню Шерифу, а потом ещё и Психу... Насчет последнего есть сомнения, хотя пофиг на детские обиды.
  Пора взбодриться, вечер обещает быть жарким!
  Одеваю лучшие шмотки: поло "Ральф Лорен", черные джинсы стрейч и почти нулёвые "найки". Когда я захожу Шеф с Мазякой пьют пивко и смотрят микс файт. Замечаю, как Эм Си смакует каждый глоток, похоже курс лечения окончен. И правда - он расплывается в улыбке показывая пачку дешевых презиков:
  - Хочу сегодня тёлку снять. Хочу ача-ача! - он поглаживает ширинку, как бы успокаивая своего дружка.
  Вот только качество такой защиты не внушает доверия, дешевая резина рвётся на раз. И как только он отходит Шеф тут же толкает меня в бок и говорит:
  - Дурачку не терпится подцепить новую заразу, - и ждёт, что я рассмеюсь, но я лишь кисло улыбаюсь. Тогда он снова утыкается в экран, где две гориллы гоняют друг друга по клетке. - Видел татуху у Кейна Веласкеса?* Браун Прайд! Ему бы с кем-нибудь из наших бонов пересечься. Он бы их по косточкам разложил...
  - Наверное... Так, что какие планы?
  - Дудка и пивко?
  - Само собой, вот только я ещё думал в Кухню заглянуть.
  - А что там? Какая-то вечеринка?
  - Вроде нет... Так с корешом хотел затусить...
  - С кем? Из той опасной шоблы-ёблы?
  - Ага, с Психом. Я как-то пересекся с ним после смены. Он кстати о Гвозде спрашивал.
  - Так Гвоздь вроде от них и двигался. Бурхан говорил, ему заряжал тип с погонялом Айсберг. Слышал о таком?
  - Неа...
  - А я слышал... причем ничего хорошего. Говорят, он сидел за групповое изнасилование. Знаешь, что с такими на зоне делают?
  - Ты намекаешь, что он опущенный?
  - Хуй знает, по крайней мере должен, статья ведь не козырная...
  Я вдруг вспоминаю школу, а именно тот день, когда ходили слухи, что в 666 изнасиловали малолетку. Она возомнила себя взрослой, пошла туда тусить, потом села в тачку к каким-то мужикам и... они показали ей Основной инстинкт.*
  Не уж-то это был один из дружков Психа?
  От мыслей отвлекает звонок, и я выхожу в коридор.
  - Максон привет! - слышу голос Политзэка.
  - Ничего себе! Привет!
  - Чем занимаешься?! Я вот в Аптауне, тухну в Точке - пою в караоке. Присоединяйся!
  - Я бы с радостью, но я у Шефа...
  - Ничего! Бери его с собой! Всех зови, будем петь Владимирский Централ!
  - Ха-ха... Хорошо, сейчас с пацанами обсужу и скоро будем...
  Услышав новость Шеф задумывается, видать прикидывает не закончится ли вечер разборками. Я говорю, что Зэк кажется остыл, да и судя по заплетающемуся тону сегодня его главный враг притяжение.
  - Давно я Политзэка не видел, - Мазик тоже собирается.
  Мы прыгаем в такси и уже через пять минут видим Зэка с микрофоном в руках. Он что-то втирает бармену, но увидев нас тут же о нём забывает и заключает в медвежьи объятья. Достается даже Шерифу, правда без былого задора. Мы садимся за столик и понеслась. Горючка входит - горючка выходит, успевай только стаканы менять и в тубзик бегать.
  - Ну, что старик как ты? Как Новый год? - спрашиваю я.
  - Никак... - он качает головой. - В десять уже накидался и вырубился, а проснулся где-то в два или три ночи... В общем проебал я Новый год...
  И судя по мешкам под глазами с тех пор он так и не останавливался.
  Добив очередной стакан Политзэк снова порывается петь. Он выбирает "хоп, мусорок, не шей мне срок" и передает второй микрофон Мазяке. Тот по началу отказывается, мол стрёмно и все дела. Вот только в баре лишь пара забулдыг и вскоре он не хотя начинает подвывать. В это время мне звонит Рафа, он говорит, что они с братвой уже в Кухне и что вечер в самом разгаре.
  - Окей, скоро буду...
  Предлагаю пьяным соловьям продолжить веселье в клубе. Снова в такси и вот уже впереди маячит вывеска. Она зловеще мигает красными цветом. Он падает на наши лица как бы намекая, чем обычно всё заканчивается. Двигаем наверх и тут же встречаем Гриба, (как я понял его позвал Шериф). Пока все с ним общаются я прохожу вдоль столиков ища знакомые лица. А вот и они, их сложно не заметить, ребята не маленькие прям сборная НБА.* Здороваюсь с Психом и Покемоном, они представляют всю компашку, но имена теряются в электронном шуме. Я выцепляю лишь кличку Пузырь.
  Ну у него и морда!
  В отличие от остальных он скорее жирный, чем здоровый.
  - Нюхнешь?! - спрашивает Псих, показывая на стол, где на черной поверхности красуются белые полосы. Такая зебра кайфа.
  - Что прям здесь?
  - Не ссы! Всё тип-топ!
  Конечно нюхать за столом вверх безрассудства и всё же я беру купюру, наклоняюсь и загоняю порошок. Это не дороги, а настоящие трассы.
  Уххх! Какой ядрёный!
  Он скоростным поездом растекается по телу. Я чувствую, как внутри переключаются передачи, как в меня проникает химическая уверенность. Она осторожно шаг за шагом забирает контроль, осваивается в теле будто в новом ещё плохо сидящем костюме. И когда я откидываюсь назад глаза расширяются и едва не выпрыгивают из орбит.
  - Чистоган! - говорит Покемон.
  И я понимаю - всё, что я нюхал до этого было не сильнее присыпки.
  - Слушай, - подзываю Рафу. - Не против, если мои пацаны подсядут?
  - Говно вопрос! Ща столики сдвинем! - он переговаривает со своими, и они резво присоединяют ещё один стол.
  Машу чувакам, и они присаживаются. Краем глаза замечаю, что Шеф слегка напрягается, обычно его не заткнёшь, а сейчас прям тихоня. Наверное, чувствует их силу. Одно дело играть в крутых, другое дело быть ими. Между тем Политзэк заказывает водку и через пару стопок погружается в привычное состояние грустного молчуна. Мазяка уходит танцевать, Гриб тоже куда-то пропадает. А меня начинает распирать, и я присаживаюсь на уши Шерифу.
  Ух, как прёт!
  Слова текут обильным потоком и вскоре он не выдерживает и говорит, что ему надо позвонить. С минуту сижу молча, двигая челюстью и ощущая, как звуки бурлят в горле. Они будто застряли в пробке и требуют немедленного выхода. Общение мой воздух, и я подсаживаюсь ближе к Психу с Пузырем.
  - Я тебе базарю... следующим летом погнали с нами... - говорит Псих приобнимая приятеля.
  - О чём речь??? - вклиниваюсь я.
  - Да вот рассказываю братухе, как мы с Покемоном гоняли в Питер на шабашки...
  - Ааа...
  - Знаешь, что мы делали? Мажоров обували... Схема такая: находишь модный клуб, выцепляешь какую-нибудь малолетку и хлопаешь... Гаджеты, айфоны, айпады... У девок просто отбирали, пацанам разок в бороду дашь и всё - бери не хочу... А дальше в соседний район отъезжаешь и ищи свищи... К тому же у нас там свой человек, который всё сразу скупает... За лето выходит приличная сумма... И отдохнули, и заработали...
  Я перевариваю информацию, воображение рисует картинки этих гастролей и с каждой секундой я всё больше убеждаюсь, что он не шутит. Изрезанное шрамами лицо, перебитый нос и блуждающий взгляд камикадзе просто кричат об этом. Ребята реально из другой весовой категории, по сравнению с ними мы детский сад. Они переглядываются и посмеиваются от того, как меняется выражение моего лица. Я замечаю, что у Психа ещё и передних зубов не хватает. Вот только вряд ли это чьи-то кулаки, скорей всего амфетамин. Я слышал он вымывает кальций из костей и первыми как раз сыпятся зубы.
  - Опа! Глянь-ка туда! - Рафа нагло тычет пальцем в сторону. - А вон и Змей с дружками! - Я смотрю на грядку таких же здоровых быков и внутри всё сжимается. - Кстати, Седого вроде нет. Жаль, так бы ты устроил ему второй раунд!
  Вряд ли...
  Я нервно сглатываю и спрашиваю:
  - А чем они занимаются?
  - Ларьки держат, алкашкой торгуют, наркотой... - Псих царапает их взглядом. - Змей раньше с нами двигался, потом возомнил себя состоятельным, набрал каких-то шакалов. Будь моя воля, - он складывает из пальцев пистолетик и расстреливает их стол.
  - Оу!!! Рафа притормози! Мы же пришли повеселиться! - негодует Пузырь.
  - Просто мысли в слух...
  - А ты не думай! Оставь это Королю!
  - Да идут они нахуй! Ебнуть пару человек, остальные сами разбегутся... Видишь тётка к ним подсела? Это мамка Змея, она тут администратором работает...
  Мне становится не по себе от всей этой бандитской темы, и я потихоньку сваливаю в туалет.
  Зря я всё же прыгнул тогда на Седого!
  Сейчас мне кажется, что он где-то здесь и готовит мне очередную подлянку. Я озираюсь и чуть ли не на цыпочках спускаюсь вниз. Воображение разыгралось не на шутку и по коже иголками бежит паника. К тому же ещё ужасно жарко и шпек выбрасывает первую порцию липкого пота.
  В сортире новый сюрприз - в одной из кабинок два типа шпилят девчонку, а третий стоит и ждёт своей очереди.
  Ебать тут Содом и Гоморра!
  Я мельком смотрю на нее и тут же узнаю. Она из медухи, та тёмненькая, что запалила нас с Донни, когда мы дули в сортире.
  Вот тебе и скромница, жаль Бон не видит!
  Типы недовольно косятся, и я быстро выхожу. На выходе меня поджидает Шериф.
  - Слушай я, наверное, уже двину, а то Мини мозги ебет... - он показывает на трубку.
  - Ладно, как знаешь...
  Поднявшись назад я замечаю, что Политзэк совсем размяк и почти съехал с диванчика на пол.
  Надо бы сбагрить его Грибу или Мазяке. Вот только где они? Походу я опять за няньку...
  Как только я присаживаюсь он слегка очухивается и смотрит по сторонам осоловевшим взглядом.
  - Ты как?
  - Нормально... - он с трудом поднимается.
  - Куда собрался?
  - В сортир...
  - Дойдешь?
  В ответ он бодает воздух и зигзагами тащится к выходу, но его так сильно ведёт, что заносит прямо на танцпол. Вокруг прыгает разгоряченный народ и мешает ему выйти. К тому же подходит какой-то пацанчик и начинает что-то втирать. Вот только Зэку насрать, а вернее нассать... в буквальном смысле! Я вижу, как он достаёт свой шланг и пускает длинную струю! Она чуть не задевает пацанчика, и он брезгливо отскакивает в сторону. Тут же подлетает вышибала и мощным хуком кладет Зэка на пол, затем хватает за шкирку и волочет к лестнице. Зэк беспомощно сучит ногами и виляет членом всё еще брызгающим в разные стороны. Пацаны за столиком ухохатываются, мне же ой, как не смешно.
   - Вот твой дружок исполняет! Помощь нужна? - спрашивает Рафа.
  - Да нее, я сам... Пойду выручать пока не убили... Ещё пересечемся!
  - Ну ты знаешь, где нас искать...
  ***
  У Политзэка то и дело подкашиваются ноги. Рубаха на спине пропитана кровью. Когда вышибала выкидывал его из клуба то протащил по ковру, жёсткий ворс которого, как терка снял слой кожи прям до мяса. Сейчас он слишком перекрыт, чтоб прочувствовать всю боль, а вот завтра она на нём отыграется. Приходится укладывать его у себя. Вместо постельного кидаю куртку, не хватало ещё чтобы кровью всё перемазал.
  Ухожу в спальню и очень долго не могу заснуть. Тело всё ещё распирает от энергии. Наконец-то удаётся погрузиться в легкую дрёму, как вдруг я слышу шум в коридоре. Вылетаю в тот момент, когда Зэка бросает из стороны в сторону и он нечаянно наваливается на дверь в комнату мамы. Она со скрипом открывается, кидая его на пол.
  - Господи боже мой! - спросонья бурчит мама пока я за ноги вытаскиваю Зэка.
  ***
  Утром он будит меня, и мы хмуро тащимся на остановку. Для разбора полётов ещё слишком рано, к тому же отходняки словно жарят из мозгов яичницу.
  - Мой тебе совет лучше не связывайся с этими ребятами, - всё же нарушает тишину Политзэк. - Их в морозилке передержали, на всю башку пизданутые...
  - Кто бы говорил! - я чуть не захлёбываюсь от возмущения. - Ты что уже забыл про ту стрелку?! А то, что было вчера?!
  - Это... это... это разные вещи... Мои пацаны с понятиями, а эти отморозь... Вот увидишь они настоящие животные... - с этими словами он прыгает в автобус и уезжает назад в Мончагу.
  А я решаю, что не плохо бы раскуриться и захожу к Шерифу. После пары хапок настроение меняется, и я с дуру рассказываю о мокрых приключениях Политзэка. Шеф громко ржёт и до меня доходит, что зря я это ляпнул и к вечеру новость разойдется по всей медухе. Тут в комнату выползает Мазяка и по распухшей физиономии я понимаю, что и ему вчера досталось.
  Но от кого и когда?
  - Да всё из-за Гриба! Там пацан с девкой выясняли отношения, а этот говнюк полез заступаться. В итоге его окружила толпа. Ну и я дурак зачем-то стал всех растаскивать. Они сразу на меня переключились, а этот гад улизнул под шумок. Ногами меня отпинали, затем подняли, помогли выйти на улицу и ещё раз отбуцкали...
  Мы переглядываемся.
  Теперь я даже не знаю чей вечер был эпичней...
  
  
  Примечания:
  * Кейн Веласкес - мексиканский боец смешанного стиля, двукратный чемпион UFC в тяжёлой весовой категории. Татуировка Brown Pride в готическом стиле на груди Веласкеса означает 'Коричневая гордость' или как говорит сам боец 'Мексиканская гордость'.
  * Основной инстинкт - игра слов, где одновременно имеется в виду фильм Основной инстинкт 1992 года с Шерон Стоун и инстинкт продолжения рода.
  * НБА (National Basketball Association, NBA) - профессиональная баскетбольная лига Северной Америки.
  
  
  
  22. Короли Беспредела
  Наконец-то гребаная практика позади!
  И я решаю отметить это по-крупному, так сказать по-королевски. Поэтому вечер начинается с пары дорог, а потом я обвожу взглядом комнату.
  Вот это хоромы!
  Квартира Психа кажется гигантской, вот только мебели почти нет лишь пара кресел, матрас и огромная плазма.
  И всё равно как?! Как тип, который писал с трудом и не вылезал из класса Г смог позволить себе такое?!
  - Я её у бичей выкупил... - говорит Рафа, будто читая мои мысли. - Она была вообще убитая. Они тут паркет отламывали, и костёр посреди хаты жгли. Ща ремонт забабахаю и продам подороже.
  - Хорош трещать! Погнали уже! - хрустит костяшками Покемон и не терпеливо ёрзает в кресле.
  Он ждёт не дождётся, когда мы окажемся в Кухне и разминается, как перед боем. Судя по слухам он там один из главных дебоширов, регулярно оттачивающий приемы самбо на посетителях.
  - Ну погнали...
  Мы выходим во двор, где нас ждёт девяносто девятая. В глаза бросается, что в неё вбухано немало бабок: диски последней модели, спойлеры и салон обшитый под люкс. Мы прыгаем внутрь, и Псих срывается с места. Он так несётся, что американские горки отдыхают. Черная полоса дороги виляет перед глазами и когда он влетает в очередной поворот меня таскает по сидению. Все смазывается.
  Вот это да! Двойной форсаж из стимуляторов и скорости!
  Ещё и саб долбит 'туц-туц-туц', превращая внутренности в желе. Псих эффектно тормозит у клуба, глушит двигатель, и мы прём к входу. Толпа расступается и почтительно гудит. Пацаны тянут руки, девочки шепчутся. Идём, как по красной дорожке.
  Офигеть!
  Я прям кожей чую, как их боятся и уважают. Этот вывод мгновенно заряжает уверенностью, словно их аура, как дым переходит и на меня. Я ощущаю себя хозяином жизни и внутрь вхожу одним из Королей. Мы поднимаемся по лестнице и тут Рафа резко бьет пацана, проходящего мимо. Мощный джеб в лицо бросает его на колени. Следом Покемон наносит ещё пару ударов. А затем они смотрят на меня как бы спрашивая: 'Так ты с нами?'. Ничего не остаётся, как ударить бедолагу. Я бью ногой в корпус, выходит не сильно и даже как-то хрупко. Но пацаны довольны - отворачиваются и продолжают движение, а парень остаётся сидеть на ступеньках облизывая разбитые губы.
  Надеюсь на это были причины...
  За столиком нас ждёт Пузырь. Все весело галдят и оценивают цыпочек у бара.
  - Рано ещё подходить, надо подождать пока дойдут до кондиции, - говорит он.
  - Знаем мы твои кондиции - ждешь пока накидаются в мясо, а потом домой тащишь! - смеётся Покемон и тычет локтем в жирный бок.
  - А чё такого?! Нахуй пыжится?! Пусть алкаха делает всё за меня!
  - Как в тот раз?! Помнишь ту пизду?! Ну с муженьком-оленем и ребенком?! Тогда алкаха действительно сделала всё за тебя! - Псих поворачивается ко мне. - Хотели поебать её на двоих, а этот хер так напоил, что она ещё в тачке давай блевать!
  - Ну перебрала мальца с кем не бывает... Вот только нафиг было её выставлять?! Доехали бы да поебали...
  - Тебе вообще похуй да?! Она бы блевала, а ты бы сзади налаживал...
  Они смеются хриплыми голосами, но я их почти не слышу. Мне как-то не по себе, перед глазами всё ещё стоит та сцена на лестнице. От неё такое мерзкое послевкусие, которое ложится на наркоту и тот первый драйв. Я словно ем вкусный тортик и вдруг осознаю, что он полон личинок. Они копошатся во рту в этой сладкой массе и надо решить глотать или выплёвывать. Порой в голове проскальзывает голос Политзэка: 'Лучше не связывайся с этими ребятами'. А потом я смотрю на танцпол и замечаю того чувака. Он прыгает, как ни в чем не бывало.
  Похоже я волновался больше чем он сам...
  ***
  Когда я спускаюсь вниз, то нос к носу сталкиваюсь с Пупком. Этого чудика я знаю чуть ли не с рождения - помню, как на санках возил его в детский сад. Он стоит в небольшом закутке с букетом шаров в руках.
  - Ты что тут делаешь?! У тебя, что днюха?! - смеюсь и показываю на шарики.
  - Нее... я работаю... - мямлит он. - В них закись азота, типа веселящий газ... Вот стою продаю... Хочешь?
  - Нет уж спасибо! Я и так веселый!
  Он смотрит в мои глаза-блюдца и всё понимает. Я решаю зависнуть с ним, и пока он втюхивает свои шары предаюсь ностальгии. Язык конкретно развязывается, и я вспоминаю детство, общих знакомых, смешные моменты. Особенно смакую времена Чувства Протеста - нашей первой панк-группы. Она была задолго до всей этой хардкор-движухи. Когда мы собрались только Ржавый умел играть, мы же даже не определились с инструментами. В итоге я выбрал бас, а Пупок барабаны. Помню я решил, что в панк-роке важнее пафосная стойка и классный прикид и, следуя заветам Сида Вишеса разучил лишь пару аккордов. У Пупка дела шли ещё хуже, всё, что у него получалось хромая долбежка. Жаль мы так и не выступили, а потом и вовсе разбежались - только Ржавый выбрал путь музыканта.
  - Что-то тухло здесь, - голос Психа вырывает из воспоминаний. - Поехали лучше в Гламур?! Там сегодня стрипуха!
  От таких предложений не отказываются!
  Я скомкано прощаюсь, а Псих вырывает один из шаров с газом.
  - Эй! - кричит мой друг-недотёпа, но тот лишь отмахивается и исчезает в дверях.
  И вот мы снова в тачке, катим по ночным улицам.
  Как там говорится? Город засыпает, просыпается мафия!
  Псих передает шарик по кругу. Вдыхая газ я чувствую, как лицо расплывается в улыбке, а потом салон накрывает всплеском смеха. Мы гогочем в унисон, как стая гиен. Этот смех чем-то напоминает грибы, вот только действует слишком быстро. На ум приходит клей из 90-ых.
  А что, если тогда кому-нибудь в голову взбрела идея и его бы толкали в клубах, как сейчас веселящий газ? Было бы забавно, я прям представляю всех этих дышков разглядывающих стены и общающихся с пустотой!
  Пока я размышляю, мы подъезжаем к Гламуру. Последние приготовления, проверяем себя на предмет палева - здесь надо выглядеть цивильно и более-менее адекватно. Всё вроде бы не плохо, по крайней мере, внутреннее состояние почти не влияет на внешнее. У входа маячит пара расфуфыренных пташек и, проходя мимо я развязно улыбаюсь, мол: 'Привет конфетки, надеюсь, мы ещё пересечемся'. А затем Пузырь открывает дверь и нас обдаёт волной жара. Оказывается, девки на входе были лишь небольшой прелюдией того, что творится внутри - зал дикое инферно бурлящее похотью.
  - Добро пожаловать в наш мир! - кричит Рафа, раскидывая руки в стороны.
  Я жадно смотрю по сторонам, точно ребёнок, попавший в Диснейленд. В глазах кружатся полуобнаженные киски: их тела, сиськи, попки. Вокруг снуют не менее горячие официантки. Народу тьма, мы кое-как пробираемся к бару. Пока пацаны заказывают выпить, Псих разглядывает публику и наклонившись ко мне говорит:
  - Сегодня тут много больших шишек, почти весь цвет. Устроить тебе экскурсию? Вон смотри... там наши старшие сидят...
  Я смотрю в ту сторону, где в отгороженной вип-зоне развалились серьёзные дядьки. Все коренастые с сытыми наглыми харями. Их богатый стол кажется Олимпом, чем-то нереальным, порталом в мир, где живут по другим законам и явно не на одну зарплату.
  - Король, Чёрный, Айсберг и Полкило... - перечисляет Рафа. - А вон за тем столиком местный блаткомитет... По середине Китай, смотрящий за городом... Справа Паук... А вон тот здоровый хуй с еблом орка - Зверь...
  Мда, действительно, мрачный амбал будто сошел со съёмок Властелина колец,* при этом забыв смыть грим, превращающий рожу в дикий оскал.
  - ... он только недавно откинулся. В 90-ых его батя тут всем рулил, даже Король был под ним. А потом его завалили, Короля тоже чуть не грохнули... фугас под машину положили... Вот такие вот дела...
  Всё это конечно очень интересно, но сейчас меня привлекает кое-что другое, то от чего в штанах стоит колом!
  Музыка на секунду стихает и под всеобщие овации на сцену выплывает шикарная киса - похоже главное блюдо вечера. На ней черный прозрачный пеньюар, сетчатые чулки и высокие шпильки. В красиво подсвеченной дымке она эффектно подходит к шесту и - оп! - взмывает в воздух, раскинув длинные ноги.
  - Ты глянь! Вот это жопа! - комментирует Покемон.
  И правда, попка высший класс, а какая растяжка! Уууххх, прям произведение искусства!
  Она принимает самые фантастические позы. Я смотрю на неё снизу-вверх, её движения, как пламя, от которого невозможно отвести взгляд. Вид женского тела вызывает мощный выброс гормонов, схожий с приходом от наркоты. Ажиотаж нарастает и после пары кульбитов пеньюар летит в зал, где на него тут же накидывается свора потных мужиков. Я вижу, как победитель сжимает его в руках, наверное, запоминая каждый миг, чтобы было на что вздрочнуть. Красотка же спускается в зал, обходя публику по кругу и вскоре миниатюрные трусики, как пальма обрастают купюрами. Она проходит в метре от нас, но мне не чего ей предложить...
  Разве, что своё сердце...
  - Нравится? - спрашивает Псих.
  - Еще бы! - я гипнотизирую её попку. - Жаль только смотреть можно, а трогать нельзя.
  - На этот случай есть путаны...
  ***
  Я до последнего думал он шутит, пока через пяток километров не показалась сауна. Она располагалась не далеко за городом и, похоже, только нас и ждала. Проходя внутрь я запалил фигуристых девчонок, отмокающих в бассике. Они посасывали чупики явно разминаясь. Пока Пузырь пошел договариваться Псих с Покемоном расположились в комнате отдыха.
  - Это им разогнаться перед сеансом любви... - Рафа высыпает на стол небольшую горку порошка. - А это нам слегка попуститься, - по его лицу бежит легкая улыбка, и он начинает катать плюхи.
  Меня же бьёт мандраж, будто кто-то невидимыми лесками подцепил части тела и импульсами тянет вверх. До этого я ни разу не трахал шлюх и даже одно время утверждал, что презираю продажную любовь. Правда, то был пиздеж чистой воды - просто не было ни лавэ, ни возможностей. Между тем Псих протягивает батл. Густой дым наполняет легкие. Плюхи у них, как и дороги - атомные. И пока я давлюсь дымом, в комнату входят дамы. Они завернуты в полотенца, не так хороши, как танцовщицы в Гламуре, но, по крайней мере, более доступны.
  - Ну нихуя себе Ди! Ты всё-таки сделала сиськи?! - кричит Рафа, чуть ли не брызжа слюной.
  - Нравится? - спрашивает миниатюрная брюнетка и ничуть не стесняясь сбрасывает полотенце.
  - Вот это арбузы! - он притягивает её за талию и нагло лапает. - Шикарно! Максон зацени!
  Я смущенно подхожу и мну огромные буфера. Они похожи на мультяшные глазки на выкате, а по ощущениям пластик пластиком.
  - Как тебе цыпа? - спрашивает Рафа, всё ещё прижимая её к себе. Она обдает меня равнодушно-профессиональным взглядом и влажно обводит губы языком. У меня аж встаёт. - Сделай все, что он скажет...
  - Ну что жеребец готов повеселиться? - она берёт меня за руку и медленно ведёт в парную.
  Я оглядываюсь на пацанов, которые уже вместе с девчонками пылесосят дороги.
  - Не парься, всё оплачено! - кричит Пузырь глядя на нас, как на собак перед вязкой.
  Малышка делает всё за меня - запрыгивает сверху, насаживается и ритмично двигается. Правда стонет не убедительно, как сказал бы Станиславский: 'Не верю!'. Искусственная страсть искусственного тела. Но для неё это простительно, наивно полагать, что я сегодня первый, да и скорей всего далеко не последний. Я лишь работа, ещё один безликий хуй в огромной армии. Наверное, так будут трахаться роботы будущего. Её лицо лоснится от пота, и я представляю, что с неё содрано половина кожи, под которой блестит стальной скелет, как у терминатора.
  Странно, это заводит!
  Я и секс-машина.
  Старайся, подмахивай лучше!
  ***
  - Сука, я так и не кончил! - гремит Псих, разворачивая тачку. - Ебанный порох!
  Мы с Покемоном глумливо переглядываемся - за это время мы успели поменяться тёлками и ещё по разу отстреляться.
  - Так, а что мы так резко сорвались? - спрашиваю я всё ещё разгоряченный.
  - Надо заехать в гараж, Рэмбо покормить ...
  - Рэмбо?
  - Это псина Айсберга, нашего старшего...
  - Сейчас?! В четыре ночи?!
  - Да... Надо проверить всё ли в порядке, а то Айс мне голову оторвёт...
  - Ладно, - я откидываюсь на спинку сидения и прокручиваю события вечера. Они вместили в себя такой спектр эмоций, который я порой и за неделю не испытываю.
  Вот что значит брать от жизни всё! Не жизнь, а сказка!
  Мы въезжаем в гаражи и машину начинает потряхивать. Она шурша шинами переваливается с боку на бок медленно пробираясь сквозь сугробы. Я смотрю в окно, некоторые гаражи занесены настолько, что ворот не видно. Слава богу, мы останавливаемся у того, который подчищен.
  - Стопе! - говорит Пузырь. - Он, что с нами пойдет? - и указывает на меня глазами.
  - А почему нет? - удивляется Рафа. - Не парься, он чёткий пацан. Ведь так?
  - Конечно!
  Тогда мы подходим к гаражу, Псих открывает ворота и тут же в нашу сторону срывается огромный волкодав. Пёс так стремительно приближается, что я невольно жмурюсь думая, что сейчас он порвёт нас на куски. Но слышится лишь лязг цепи и прерывистое дыхание мощного зверя. Я открываю глаза - огромная пасть клацает в метре от нас. Это не собака, а какой-то меховой велоцераптор.* Он так взбешен, что я опасаюсь, как бы ржавая цепь не лопнула под напором этого монстра.
  - Чё малость струхнул?! - смеётся Псих. - Спокойно Рэмбо! Спокойно, все свои. Пузырь! Выведи его, пусть посрёт!
  - Да он походу уже... - я морщу нос, ощущая запахи. - Чувствуешь? Чем-то шмонит...
  - Страхом - гогочет Псих и вот тут-то я замечаю тело, забившееся в углу. - Ну и дерьмом! Чё падаль обосрался?!
  Что за хуйня тут происходит?!
  - К...к.. кто это?! - я не верю своим глазам.
  - А ты как думаешь? Этот пидор должен нам денег! - лицо Рафы резко меняется. Секунду назад он был веселым хлопцем, а теперь натуральный убийца. Черты лица каменеют, рот разъезжается в акульей улыбке. - Ну чё тварь хватило времени подумать? Звони корешам, - он подходит ближе и протягивает мобилу.
  Мне наконец-то удаётся рассмотреть парнишку. Он совсем ещё пацан, осунувшийся и изможденный. Его глаза широко открыты, в них плещется животный ужас. Он смотрит на меня, словно посылая сигналы SOS, но я даже не могу пошевелиться. Сказка превратилась в кошмар и до меня доходит, что я вплотную подошел к черте и обычный мир остался там за воротами. Я весь напрягаюсь, волосы на затылке встают дыбом, как холодом обдаёт липким потом.
  Что делать?! Что делать?!
  Всё нутро дрожит.
  Так! Возьми себя в руки! Если они почувствую твой страх, то запечатают вместе с ним в этой бетонной коробке!
  - И чё застыл?! Давай звони! - подгоняет Псих. - Или ещё хочешь остаться на пару дней с Рэмбо?! Может тебе понравилось?!
  - Ккк..ому ззвонить... - скулит пацан. - Я..я.. же говорил у меня нет денег...
  - А у дружков твоих?! Чё смелыми себя возомнили?! Думали мы заднюю включим?!
  - Ага! Прикинь этот уебок припёрся с группой поддержки! Вот только они ничего и не сделали. Мы его в багажник затолкали, а те лишь глазами 'луп-луп', - вставляет Покемон.
  Я пытаюсь улыбнуться, будто это весёлый анекдот, вот только за фальшивой улыбкой сочится паника.
  - У..у...у.... них неет таких сумм! - продолжает лепетать малец.
  - Как ты сказал?! Ну всё пиздец тебе! - заводится Псих. - Пузырь! Тащи молоток из багажника! А ты, - он смотрит на Покемона. - Положи-ка хуиле руки на пень! Ща будем делать из него инвалида!
  Покемон резко хватает пацана и тащит к колоде, тот истошно сопротивляется, но силы явно неравны. Я же стою столбом. Моя душа уходит в пятки, а потом и вовсе из тела. Она взмывает к потолку, и я словно оттуда смотрю за всем происходящим.
  - Стой! Стой! - вмешивается Пузырь. Ему явно не нравится то, что происходит и, похоже, он в этой компашке голос разума. - Кентам звонить не хочешь?! А может тогда мамке?! Что если мы к ней нагрянем?!
  - Нен...надо!!! - парень страдальчески сморщивается, видать попали в самую точку.
  - Ага! Мама - это святое! - оскабливается Псих. - Но не для нас! Га-га-га! Слушай сюда! Сделаем так! Ща приведём тебя в порядок и даже покормим, ведь жрать то хочешь?! Да?! А потом ты звякнешь матушке и обрисуешь ситуацию, и мы в расчете... Ну как согласен?
  Парень понуро кивает гривой.
  - Вот и заебись! - Псих разворачивается, на секунду замирает и смотрит на меня.
  Ну всё приплыли!
  - Извини братишка, такая у нас работа, - он кладёт свою лапищу мне на плечо и ведёт к выходу. - Ты же никому об этом не скажешь? В мусарню не побежишь? - я чувствую угрозу.
  - Неет... что ты! - собственный голос звучит странно.
  - Хорошо! Тогда сейчас поедем ко мне. Курнем, нюхнем и вечером снова в клуб...
  ***
  Как только мы заходим в квартиру, они тут же заставляют парнишку позвонить матери. Он, запинаясь и срываясь в истерику, кое-как объясняет ей, что происходит. Испуганная женщина обещает собрать нужную сумму к вечеру. Услышав это пацаны расслабляются и даже чутка добреют. Псих кидает пару пачек чипсов и разрешает парню прилечь на матрасе. Они же продолжают кайфовать и бухать, как ни в чем не бывало. Я тоже делаю вид, что всё в порядке, хотя внутри гремит паника. В душе поселились страх и отвращение. И даже убойные дозы кайфа не спасают, а лишь усиливают паранойю. Я ощущаю себя то их подельником, то невольным заложником, угодившим в капкан. Вот так мы и тусим весь день. Пацаны развлекаются тем, что смотрят порнуху. Они потягивают пивко и орут в телек: 'Еби сильнее!'. Изредка кто-то заходит, как я понял барыги. Они приносят деньги и заказывают ещё. Ближе к вечеру подваливает друг Покемона Джинн, которого я смутно помню по секции рукопашки. Он предлагает поехать в игровые автоматы, так сказать разогреться перед клубом.
  - А хули нет! Поехали! - решает Псих. - К тому же щегол спит, как без задних ног. Видать Рэмбо его вымотал! Ну да, ещё бы, мне самому от этого цербера не по себе. Скорей всего он и не заметит, что нас нет...
  Мы плотно дуем на дорожку и уже спускаясь по лестнице, я краем глаза замечаю, что слегка ошалелый Рафа забывает запереть дверь. Он лишь прикрывает её и впопыхах бежит за нами.
  Вот же дебил!
  Это событие перезагружает настроение.
  Надеюсь, когда мы вернёмся, парнишки здесь уже не будет!
  ***
  Мы спускаемся в подвальное помещение. На двери блеклая вывеска: 'Лас Вегас'. Внутри, как в берлоге: тесно и жарко. Вдоль стены выстроились однорукие бандиты, около которых вертятся люди в надежде поймать удачу. Мы садимся на высокие стулья и понеслась.
  - Я один раз отсюда с двадцаткой вышел, - говорит Рафа.
  - Дааа, - мечтательно тянет Пузырь. - Мы тогда взяли колёс и накормили всю Кухню! Ты бы видел, что там творилось! Народ прямо на танцполе чуть ли не трахался, прям лето любви, епты!
  'Выйти с двадцаткой' - как стимул. Азарт захватывает разум, и я лихорадочно жму на клавишу в поисках заветной комбинации. Перед глазами мелькают латинские буквы вперемешку с египетскими символами. Я подбираюсь всё ближе, но каждый раз джекпот ускользает. Это так захватывает, что я забываю о времени, о том парнишке и даже об отморозках, сидящих рядом. Из игрового транса выводит лишь звук мобилы Психа. Он смотрит на дисплей:
  - О! Походу матушка собрала всю сумму, - а потом задумывается.
  - Рафа ты чёго? - спрашивает Покемон.
  - Да я вот думаю закрыл ли дверь?
  - Какую? Входную?! Ты чё прикалываешься?! - ворчит Пузырь отходя от автомата.
  - Я ж её обычно не закрываю... Вот и сейчас вроде не закрыл...
  - Ну ты блять даешь! Если этот хуй съебался - сам будешь Айсбергу всё объяснять!
  - Да не кипишуй ты! По-любому он на месте! Поехали проверим?!
  Мы поднимаемся, и пока идём к тачке я едва сдерживаю смех.
  Так вам ублюдкам и надо!
  Вот только вернувшись, мы застаём пацана на том же месте. Дурачок продолжает дрыхнуть. Жалкая съежившаяся фигура. Похоже, он даже и не думал сбегать.
  Радует одно - то, что скоро всё закончится...
  ***
  Рафа подвозит нас к Гламуру, а сам с Покемоном и парнишкой отчаливает на встречу с матерью. Я же решаю, что это мой шанс побыстрее слиться, осталось лишь выгадать нужный момент. Между тем суббота наслаивается на пятницу и Гламур уже не кажется таким ярким. Да и я сам словно тень себя вчерашнего, как слегка заторможенный клон. Пацанов похоже тоже попускает, и мы идём в сортир и снова разгоняемся. Новые дороги, как бензин. Я задираю голову, чтобы весь порошок провалился внутрь. Сердце стучит в висках и потовые железы работают без перерыва. Уже за столом я чувствую, что это явный перебор. Столько скорости, что мне становится худо. Перегруз, передоз. Глаза постоянно вращаются, а челюсть гуляет так, что я прям слышу, как зубы клацают друг о дружку. Я чувствую их вкус в слюне. Пытаюсь успокоиться и дышать ровнее. Тук-тук-тук! Сердце, как тяжелый бит сотрясает тело. Причем пиздец творится не только снаружи, но и внутри. Мысли взрываются бомбами.
  Дыши! Дыши!
  Мне наконец-то удаётся расслабиться. И только я немного прихожу в себя, как появляются Псих с Покемоном. Они с восторгом рассказывают, как всё прошло. Смеются над бедной женщиной и ее незадачливым сынком, буквально упиваются их страхом.
  Боже, когда же это кончится?!
  И тут у меня звонит мобила. Это Сэт. Я кое-как спускаюсь на первый этаж, чтоб было потише и отвечаю:
  - Да?
  - Привет Макс! Как дела?!
  - Привет. Всё ништяк...
  - Чем занимаешься?! Не хочешь составить компанию? Я тут с подругами в клубе...
  - В клубе? В каком?
  - Рагнарок! Знаешь такой?
  - Это соседнее крыльцо с Точкой? Там?
  - Ага! Ну так, что тебя ждать?! Если, что я вход оплачу...
  Даже так!
  - Да, конечно! Дай мне минут пятнадцать, как подъеду наберу...
  Странно... Мы ведь особо и не общались... Хотя какая разница?! Сейчас он как спасательный круг!
  Я поднимаюсь наверх, репетируя про себя целую историю, вот только за столиком пусто. Сам Рафа уже сидит за соседним и обрабатывает какую-то крашеную блондинку с растрепанной прической и бухим затуманенным взглядом. Услышав, что я сваливаю, он лишь быстро жмёт руку и бормочет: "Созвонимся", а потом дальше продолжает своё рандеву.
  Вот и славно!
  Я вздыхаю с облегченьем и почти бегом направляюсь к свободному такси.
  Следующая остановка Рагнарок!
  При этом в голову лезут ассоциации с игрушкой Макс Пейн*, был там такой зловещий клуб. В реальности примерно то же самое - когда я выхожу из такси, меня словно переносит в средневековье. Клуб обставлен в готическом стиле: со стен свисают щиты и шлема викингов, а в глубине зала я различаю камин и дубовые столы с закосом под старину. Вот только путь мне преграждает охранник. Он почему-то не хочет меня впускать и только когда появляется Сэт и башляет он нехотя отстаёт. Сэт как-то странно смотрит, а затем ведёт к столику, по пути рассказывая, что он здесь с корешами и одногруппницами. И судя по всему кореша быстро сдулись, поэтому он и вызвал подмогу. И вот мы подходим, и он начинает со всеми знакомить. Пацанов я сразу пропускаю, сосредотачивая внимание на дамах. Две стильные штучки весело щебечут и потягивают коктейли. Я сажусь рядом, и Сэт протягивает мне меню:
  - Что будешь?
  - Наверное пиво... Хотя... я бы лучше дунул, - произношу громко и с пафосом, так чтоб девчонки услышали.
  Думаю, их зацепит, но больше всего реагирует Сэт. Он пучит глаза и шепчет:
  - Давай с этим потише... Видишь того парня? Это Тринадцатый, он работает в ГНК.*
  Тринадцатый говоришь...
  Помню Пол о нём рассказывал - типок совмещает рэпчик и работу в органах.
  И о чём интересно он читает? Как круто быть копом? Нееет! Не в моей вселенной! Здесь все копы ублюдки!
  Я смотрю за соседний столик и наблюдаю картину, как мужик средних лет почти бодает головой тарелку. Похоже, он знатно накидался. И когда по его лицу пляшут лучи стробоскопа, я представляю, что он изрисован маркером.
  Прям как тот мусорской бобик в день города! А что неплохо бы было добавить его морду в коллекцию!!!
  А потом я вспоминаю с кем я и все планы тут же сыпятся. Такое можно провернуть в компании Шефа или того же Психа, но никак ни этих мальчиков-зайчиков. Глядя на них я ощущаю легкое презрение. Их жизнь мирная и до тошноты пряная. Я бы даже сказал унылая.
  Знали бы они с кем я провел выходные и что мы делали!
  И тогда я решаю, что пришло время девчонок. Осматриваю обеих и останавливаю свой выбор на длинноногой блондинке с милыми кудряшками.
  Качественная киса, с такими ногами она могла бы стать моделью!
  Она замечает мой взгляд и поправляет юбочку. Я подсаживаюсь ближе и завожу разговор. Прыгаю с темы на тему. Зачем то показываю свой портак и начинаю рассуждать о любви и сексе. В ответ её глазки расширяются, и даже в темноте я замечаю, как она краснеет. Я говорю с таким видом, будто круче меня никого нет. В какой-то момент мне даже кажется, что я пародирую Психа и компанию. И всё вроде бы на мази, как вдруг она заявляет:
  - У меня есть парень, - и надменно так улыбается.
  - Эм... - я закусываю губу.
  Отказ действует, как тормоза. Я начинаю чувствовать себя глупо. Смотрю на неё, но она уже отворачивается к подруге и делает вид, что меня не существует. И тут до меня доходит - для них мы лишь часть развлекательной программы! Я, Сэт, эти клоуны - мы живая мебель. Наша задача ухаживать и платить за выпивку, а позже можно сказать: 'Стоп! У меня есть парень' и уехать домой. А ещё я понимаю, как должно быть нелепо выгляжу. Мудак с огромными болтами, бледным до синевы лицом и в протухшей одежде. Я жалок, вонюч и мерзок. Они терпят меня лишь из вежливости. Я замолкаю и заказываю выпить. Так проходит час или два. Вокруг меняются люди, у них своя тусовка и свои приколы. Я же с каждым глотком ощущаю нотки подкрадывающейся усталости. Алкоголь наконец-то пробивает амфетаминовую броню и я начинаю пьянеть. Теперь я едва шевелю языком, утомление растет и тело наливается тяжестью.
  А значит пора домой...
  Я тихо ускользаю и плетусь по ночным улицам. Перед глазами мельтешат полупрозрачные мушки. Силы покидают, и уже в подъезде ступеньки даются с огромным трудом. В квартиру я вхожу абсолютной развалиной. Кое-как добираюсь до кровати и сворачиваюсь в клубок. Я пытаюсь заснуть, только сознание, как поплавок выбрасывает на поверхность. Веки дрожат, я завис между сном и реальностью.
  Ну же отключайся! Мне нужно поспать! Переварить эти дикие выходные!
  Вот так я и лежу весь потный и дрожащий. Теперь я понимаю, что такое настоящие отхода. Я чувствую себя дерьмово. И только когда реальность становится настолько безобразной, что уже не в моготу я наконец-то отключаюсь... Вот только сон не приносит облегчения и весь следующий день я валяюсь пластом. Мышцы болят, как после недели тренировок, пару раз тошнит. Я смотрю в зеркало и мне кажется, что я похож на птицу. Весь какой то угловатый и невероятно тощий. Но самое стрёмное, что ужасно разносит лицо. Прыщи пылают красными фонариками.
  Ну и урод...
  
  
  Примечания:
  * Властелин колец - кинотрилогия в жанре фэнтези, а также одноименный роман.
  * Велоцераптор - вид хищных двуногих динозавров, наиболее известных по фильму Парк Юрского периода.
  * Макс Пейн - компьютерная игра в жанре шутера от третьего лица.
  * ГНК - Госнаркоконтроль России.
  
  
  
  23. Вспомнить всё (00-ые)
  К вечеру меня всё ещё потряхивает. Сейчас я почти не отличаюсь от тех стариков из хосписа. Это расплата за кайф, как говорил Шериф: 'Чем выше взлетишь, тем больнее падать'. Телу нужно время, чтобы вернуться в норму. Вот только сколько ждать? Надо бы что-то придумать, как-то сбить это состояние. Встаю с кровати. Решаю дойти до ларька, а заодно и с собакой погулять. В глазах слегка темнеет, накидываю первые попавшиеся шмотки и выхожу в коридор. Юшка тут как тут - бегает вокруг и даже скалится. Это она так улыбается, обычно это веселит, но не сегодня. Сегодня всё бесит! Я открываю входную дверь, и она с радостным тявканьем несётся вниз.
  Вот же зараза!
  Её лай бьет по ушам.
  Я выхожу на улицу. Тускло горят фонари. Тьма снаружи, тьма внутри. Вернее даже пустота, будто в душу заглянули дементоры.* Они высосали всю радость и счастье из моей жизни. Переживать такое, да не один кайф этого не стоит! Я поражаюсь, сколько усилий требуется, чтобы дойти до ларька. Пока я иду меня прошибает пот, словно я только что вылез из душа и прыгнул прямо в шмотки. Интересно, а как с таким справляется Рафа или тот же Покемон? Конечно, если эти психопаты вообще хоть что-то чувствуют. Я снова прокручиваю выходные: кабаки, скорость, насилие...
  Нее, подобный движ не по мне!
  Он пропитан кровью. Их роскошная жизнь держится на чьих то страданиях. Участвовать в таком мне просто совесть не позволяет. Я, в общем-то, и сам не ангел, но в целом моё насилие лишь ответная реакция. Даю себе зарок больше с ними не тусить...
  В ларьке очередь тянется целую вечность, за моей спиной уже выстроилась шеренга синяков. Наконец-то беру полторашку пиваса и плетусь назад. У подъезда Юшка начинает выкобениваться: обнюхивает столб и явно меня динамит. Приходится покорно ждать и лишь скрипеть зубами.
  Ну, только зайди в подъезд, я тебе устрою!
  Я не выдерживаю и взрываю полтораху. Пиво слегка взболталось и шипит густой пеной. Руки непослушно трясутся, когда я подношу бутылку ко рту. Первый глоток, он самый классный. Жидкость холодным ручейком бежит по внутренностям, и я даже немного оживаю. Между тем со второго этажа спускается мужик по кличке Лом. По крайней мере, раньше его так звали, теперь это сморщенный доходяга, а по совместительству бандос на пенсии. Типичный продукт 90-ых. Говорят его карьера кончилась тем, что его сбросили с пятого этажа и теперь вот с палочкой ходит. Мы встречаемся глазами. Его багровое лицо ничего не выражает, мое, наверное, тоже, хотя в душе всплывает пара скверных историй. Они как забытые вещи, которые снова попались в руки. Я смотрю ему в след и вспоминаю тех братков за вип-столиком. Возможно, кто-то из них отправил его на пенсию. В их бизнесе такое в порядке вещей.
  Наконец-то Юшка забегает в подъезд, и я медленно поднимаюсь. Так же медленно в голове разворачиваются флэшбэки прошлого. С каждой ступенькой они всё больше обретают форму, и когда я добираюсь до четвертого этажа, то буквально перемещаюсь назад...
  ***
  Начало 00-ых...
  - Можно от вас позвонить? - говорит мама Бэка.
  Она вся зарёванная и её трясет мелкая дрожь. Она прикрывает лицо руками, будто это маска. Мама отводит её на кухню и пытается успокоить, а мы с Бэком идём в мою комнату.
  - Похоже, мы переезжаем... - говорит он.
  - Как переезжаете?! Почему?!
  - Да... - Бэк смотрит в пол и сам едва не плачет - ... всё из-за дяди...
  Из-за дяди...
  А ведь пару дней назад он говорил о нем чуть ли не с придыханием. В тот день я собирался прогуляться и когда вышел из подъезда, то увидел огромную толпу. Я даже немного сдрейфил, там были, как взрослые мужики, так и пацаны с района. А потом из нее вылез Бэк.
  - Это моего дядю встречают! Он сегодня из тюрьмы выходит! - заявил он.
  Я сразу накинулся с расспросами - как так, что я никогда о нем не слышал? И оказалось, что Бэк сам о нем не знал... Вернее знал, но никогда не видел и считал чем-то вроде мифа. Такие мифические родственники бывали в каждой семье. И вот неожиданно миф оказался реальностью... После чего Бэк рассказал его историю. Не знаю, насколько она была правдивой, порой казалось он пересказывает очередную серию Бригады.* Выходило, что его дядя получил первый срок ещё при союзе. В то время он был обычным работягой на заводе, пока в его в шкафчике не нашли краденную норковую шапку. Похоже, тогда сажали даже из-за такой чепухи. Как уверял Бэк его подставили. Ну, а дальше тюрьма, из которой он вышел уже другим человеком. Со временем сколотил себе банду, занимался рэкетом. На нём то и прогорел - один из предпринимателей оказался не робкого десятка и настучал в ментуру. В ходе следствия на него оказывали давление, но тот упорно стоял на своем и отказывался менять показания. В результате дядя сел, а вот его подельники остались на свободе. И вскоре у смельчака пропал сын, а потом его нашли мертвым со следами пыток. Видя, что я не особо верю Бэк утверждал, что об этом писали даже в газетах...
  - Так, что же всё-таки случилось? - спрашиваю я.
  Бэк оглядывается, словно у стен есть уши, а затем выпаливает:
  - В общем они с папой бухали и о чём-то спорили, а потом ушли за гаражи... А когда вернулись у папы было разбито лицо... Я слышал, как они с мамой говорили на кухне... Папа сказал, что дядя приставил к его голове пистолет и сказал, чтоб мы съезжали...
  - Ничего себе!!!
  Он тяжело вздыхает, и мы слышим, как наши мамы выходят в коридор.
  - Ну ладно, я пошел... ещё увидимся... - говорит Бэк и нерешительно машет рукой напоследок.
  Я же не знаю, что и сказать, поэтому просто киваю и смотрю в пол.
  В итоге семья Бэка съезжает в тот же день. Они переезжают на соседнюю улицу, но что-то мне подсказывает, что мы уже не будем общаться. Мы давно отдалились, к тому же ещё и учимся в разных школах. Впрочем, я перестал общаться не только с ним, а почти со всей уличной тусой. Компьютер заменил их всех. Теперь вместо бесцельного шатания по дворам я прокачиваю героя в Готике* или мочу нацистов в Вольфенштайн...*
  ...
  Мы сидим на уроке музыки, как тут появляются пацаны из класса Г. Они заходят, как к себе домой, и занимают задние парты. По классу шуршит ропот, но никто и не думает возникать, все сидят как мышки. Мы ждем, что скажет Музыка - так мы называем училку. Она общается с директором и смотрит на них сердито, а потом объявляет:
  - Итак, ребята, как вы успели заметить, сегодня мы проведем совместный урок с мальчиками из класса Г.
  Все как по команде ещё раз поворачиваются к ним. Б и Г - мы так разительно отличаемся. Я замечаю несколько нервных взглядов с нашей стороны, а вот у девчонок в глазах явный интерес. Ещё бы, известно, что девчонки любят плохишей, а Г - это сборная солянка самых плохих парней школы. В принципе по одному они не так плохи, но как сбиваются в стаю пиши пропало.
  Училка садится за пианино, поднимает крышку и начинает петь. Наш класс нестройно подпевает. Они поют "Прекрасное далеко" и "Лесной олень". Я же лишь делаю вид, а сам прислушиваюсь к задним рядам. Среди них много бывших знакомых: Рафа Псих, Гусь, Плешка, Вонючка. Мне интересно, что они здесь делают и из разговоров становится понятно, что их выгнали с трудов. Похоже Псих нассал на тряпку, которой протирают доску. Он описывает это во всех деталях. Как молодой трудовик взял тряпку, как понял в чем дело, как все заржали. Тогда тот рассвирепел и кинул в Психа киянку.
  - Когда-нибудь этот чёрт попадётся мне на улице и ему пиздец, - шипит Псих.
  И в это легко можно поверить. Для своих лет он выглядит, как мужик - офигенно рослый и горластый.
  Потом они некоторое время сидят молча и зыркают по сторонам пока не находят себе цель. И вскоре в моего одноклассника Зуба начинают прилетать бумажки. Они лепят маленькие комочки, пережевывают и стреляют из ручек. Они ржут над его ростом и обзывают пальмой. Зуб старается не реагировать. В конце концов Рафа набивает рот бумагой, сплевывает в ладонь и запуливает Зубу прямо в голову. Шмяк! Огромный мокрый ком размазывается по затылку. Такого не выдерживает даже Музыка, она прекращает играть и кричит:
  - Тааак! А ну ка прекратили безобразие! Паразиты! Да по вам тюрьма плачет!
  - Ой, а как мы по ней плачем! - смеется Псих и весь Г подхватывает.
  Не знаю, чем бы всё закончилось, как звенит звонок. Я выхожу в коридор и замечаю, что Псих зажимает Аду, королеву нашего класса. Он что-то шепчет ей на ухо, а его лапы все ближе подбираются к заднице, такой классной и аппетитной. Она вроде как отбивается, правда лишь для приличия. Такие картины заставляют завидовать. Я вспоминаю, как в начальных классах мы с ней резвились в бассейне и плавали наперегонки. Сейчас, кажется, это было с кем-то другим, теперь она меня не замечает. Половое созревание поменяло правила игры, загнало в тиски комплексов. И пока остальные лапают девах я даже заговорить с ними боюсь. Поэтому я просто отворачиваюсь и иду дальше.
  ...
  После уроков я снова встречаю их. Гусь, Псих, Ряба и Зорик. Они крутятся возле ларьков и отжимают деньги у малолеток. Раньше таким занимались старшие, типа Рыбы и Смолы. Но Смола ушел в армию, а Рыбу посадили. Говорят он сорвал цепь с шеи какого-то мажора да ещё и в табло насувал. В общем, смена поколений, теперь тут рулит Псих. Они окружают толпой малолетку и Зорик слегонца даёт ему в морду. А затем они подходят ко мне.
  - Чё у вас за класс то такой ебанутый? - усмехается Рафа и пускает струю дыма мне в лицо. - Пацаны, как бабы, все волосатые блять! А вот девчонки ничего, есть прям на пятерочку. Надо бы ими заняться.
  Я отшучиваюсь, мол, да не парни, а маменькины сынки. А сам думаю, как бы моя жизнь изменилась, если я попал в класс Г? А дело в том, что после начальных классов нас стали распределять по буквам. А, Б, В, Г. Буквы были как касты - от элиты до самого дна. Я никогда не был отличником, но удивился и даже испугался, когда меня определили в Г. Это был диагноз, который решал мою судьбу. И только я собирался выходить, как встал Гусь и сказал, что хочет пойти вместо меня. Он учился гораздо лучше, но видимо не хотел расставаться с уличными корешами. Вот так я и остался в Б, где меня окружали довольно милые ребята, большинство из которых были из обеспеченных семей. Они хорошо одевались, слушали модную музыку и ничего не знали о реальной жизни. О стрелках, заброшках, клее. С ними я стал развиваться в другом направлении.
  Потом мы просто стоим и разговариваем. Псих вспоминает, как они ездили на природу. Они там здорово нажрались и стреляли птиц из самопалов. Попал только Зорик. Подбитой птице оторвали крылья и заставляли бегать, привязав к лапкам леску и дергая за нее, а в конце Псих раздавил бедное животное. Я уже не раз слышал подобные истории. Они то кошек на самодельные колы посадят, то болонку кирпичом прихлопнут. Самый садист естественно Рафа, ему такие игры доставляют удовольствие.
  - Ладно, хватит сиськи мять, пошлите в Улей бухнем, - предлагает он.
  Все двигают к стройке, и я вместе с ними. На какой-то миг я забываю о различиях, я снова свой, как пару лет назад. Мы идём по опавшей листве, вокруг ржавая осень. Подходя к Улью, мы распугиваем стаю собак. Они с лаем разбегаются. Я вглядываюсь в их шкуры, ищу в них Рекса - своего пса. Его нету уже целую вечность. Вообще-то он часто пропадает, но всегда возвращается. Однажды его не было, наверное, пару месяцев, а потом он вернулся с огромной раной в шее. Такой большой, что туда спокойно бы поместился шарик для пинг-понга. Я за него сильно переживал, но мама помазала какой-то штукой и рана довольно быстро затянулась. Надеюсь с ним всё в порядке... А пока мы заходим внутрь, где нас встречает надпись "Северные сила". Правда она потеряла смысл - за улицу уже никто не бегает. Вокруг валяются горы мусора, в основном бутылки, пачки от сиг, гондоны и шприцы. В воздухе висит неприятная вонь, скорей всего от говна. Сверху слышны голоса. Пацаны переглядываются и поднимаются на второй этаж. Там среди бетона происходит что-то мерзкое. Из-за спин я замечаю, что в углу комнаты валяется матрас. На нём два слепленных тела, сверху мелькает чей-то зад. Как только мы заходим, возня прекращается. Парень поворачивается и оказывается, что это Упырь - тощий лопоухий поц, старше нас на несколько лет. Рядом с ним одна из их девчонок, вторая стоит у окна и курит. Я их знаю, они учатся в параллели и вроде как считаются общими, потому что спят со всеми. Недалеко ещё один пацан отталкивающего вида. И последним я вижу Бычка, он отливает в углу.
  - Ну, ё-моё! Пацаны, вы чё так пугаете?! - улыбается Упырь и подтягивает треники. - Всю малину блять испортили!
  Они здороваются. И тут ко мне подходит Бычок.
  - А он хули тут делает?! - он приближается вплотную и дышит перегаром. - Деньги есть?
  Я молчу. Мне кажется, я мог бы дать ему пизды, я кое-чему научился на рукопашке. Но одно дело отрабатывать приёмы и другое использовать. Сейчас все смотрят на меня, и я опускаю глаза.
  - Постой ка, а не твой ли брательник на спор сиганул с третьего этажа и сломал обе ноги? - спрашивает Упырь.
  - Мой, - киваю.
  Братан действительно когда-то спрыгнул с третьего этажа. Причем, как рассказывала мама он потом ещё на велике умудрялся кататься. Ну, как кататься - усаживался на велик со своим гипсом, и кто-то толкал его с горок.
  - Ладно, проходи, - Упырь приобнимает меня за плечи. - Как тебе наш штаб? Нравится? Ну чё бухнешь? Курнешь?
  Я не могу понять он подъебывает или говорит искренне?
   - А может бабу хочешь? Смотри какая, - он подводит к той, что сидит на матрасе. Остальные улыбаются. - Ну, чё молчишь? Бьюсь об заклад ты ещё пизды не нюхал. Хочешь, чтоб Куст показала тебе биологию?
  У неё лицо надувной куклы, ничего привлекательного. Она смотрит на меня волком. Я жду, что сейчас меня пошлют нахуй и мне придётся уйти. Она уж было открывает рот, как вдруг тишину разрезает звук клаксона. Все подбегают к окну и смотрят вниз. Мы видим, как к стройке подкатывает золотистый лексус. Он подкупает своим блеском и выглядит, словно из будущего. Из него вылезает огромный боров и смотрит прямо на нас.
  - Кто это? - спрашивает Гусь.
  - ... Лом... он недавно откинулся, - отвечает Упырь. Он вдруг становится серьезным. - Так, пацаны... руки в ноги и бегом отсюда... Мне с ним кое о чем потрещать надо...
  Я складываю два плюс два и понимаю, что скорей всего это дядя Бэка...
  ...
  Всю ночь мне снятся кошмары, а затем наступает утро. Я иду в туалет и замечаю маму. Она сидит на кухне, у нее красные глаза, она явно плакала. Я спрашиваю, что случилось. Она вначале молчит, а потом все же рассказывает. То, что она говорит повергает в шок. Рекса съели!!! Оказывается, по району поползли слухи, и мама пошла в гаражи проверить и увидела его шкуру. Она висела на воротах гаража Бабая - местного опустившегося алкаша. Похоже, Рекс прибежал туда, и этот гад с дружками подманили его, убили и съели. Он стал закуской для их дешевого суррогата...
  - Сволочи! - причитает мама. - Я найду на них управу, я так просто этого не оставлю!
  После чего мы плачем и обнимаемся. Я не могу поверить, что Рекса больше нет. Не могу поверить, что он умер такой ужасной смертью. Мне больно, я замыкаюсь в себе и пару дней хожу, как в ступоре. Я чувствую, будто меня разделали вместе с ним...
  ...
  На перемене ко мне подходит Рафа.
  - Здорово! Чё такой смурной? Из-за Бабая паришься? Так вот слушай - мы выбили из него всё дерьмо!
  - ЧТО?!
  - Ну, видимо твоя мамка забашляла Лому и тот нас послал. Чё рассказать, как дело было?
  В горле стоит ком, поэтому я просто киваю.
  - Ну, в общем, подошли мы к гаражу, а эти суки как всегда бухали. Ну, мы и закинули внутрь пару дымовух и давай держать ворота. Они естественно ломятся, орут. А мы держим, травим их как тараканов. Потом отпустили и стоим с арматуринами ждем - кто первым покажется. Как раз этот чёрт Бабай и вылез и Упырь ему хрясь по кумполу. А за ним второй бомжара лезет - этого уже я отоварил. В общем, сделали из них мясо, наказали по полной...
  ...
  Похоже, после истории с Рексом у мамы начались шуры-муры с этим Ломом. Он появляется у нас всё чаще и чаще. Мне это не нравится. Не нравится, что мама вообще хоть с кем-то встречается. Лучше бы она была одна. Наверное, это ревность. Впрочем, если ничего не изменить, то хотя бы выбрать ей другого ухажера. К примеру того дяденьку фотографа. Вот с ним у меня неплохие отношения. Он добр ко мне и всегда приходит с подарками, вот и сегодня дарит мне кепку Чикаго Буллз.* Они сидят в гостиной, пьют шампанское и смеются. Я же в своей комнате, смотрю Кошмар на улице Вязов. Фильм хоть и старый, но пугающий до усрачки. Где-то в середине я слышу, что в дверь кто-то звонит, наверное, мамины знакомые. Я снова погружаюсь в кино и тут начинается что то с чем-то... Я слышу удары и в начале принимаю их за слишком реалистичные спецэффекты. Но затем к ним присоединяется крик мамы и до меня доходит, что это не кино. Я выбегаю в коридор и сразу всё понимаю. Этот бандюган Лом методично вышибает нашу дверь. Мама кричит, чтоб он прекратил, в ответ он обливает её матом и грозиться убить дядю фотографа, как только попадёт внутрь. Тот растерян и даже кажется уменьшился в размерах. Он колотит и колотит, словно вознамерился зайти любой ценой.
  Бэмс! Бэмс! Бэмс!
  Дверь кряхтит под его напором, но всё же не пускает. Каждый удар отпечатывается в сознании. Кошмар на улице вязов в реальной жизни. А потом вдруг всё стихает. Тишина. Похоже, он уходит. Оставляет нас заторможенных и контуженных. Я смотрю на дверь, которая превратилась в хлипкую переломанную доску и всё думаю: Почему никто не позвонил в милицию? Не мы... не соседи... никто...
  После чего, через пару дней мама вызывает мастера и устанавливает железную дверь. А ещё через неделю она приносит маленький чёрный комочек. Это щенок, девочка.
  - У подруги собака родила, вот я и решила взять... - объясняет она.
  Не знаю готов ли я к новой собаке.
  - А какая порода? - я сажусь рядом с щенком.
  Малышка такая милая и крошечная, что ещё толком ходить не умеет. Так смешно задирает лапки и то и дело заваливается на бок. Я глажу её, она жмурится, когда моя рука проходит по кудрявой шёрстке
  - Королевский пудель. Надо бы имя придумать.
  Я задумываюсь ненадолго, а затем говорю:
  - А давай Ю...
  - Ю? - удивляется мама. - Одной буквой?
  - Ну... Можно звать Юта, Юня, Юшка...
  - А что давай, мне нравится! Так необычно! - она присаживается и стучит ладонью по полу пытаясь привлечь внимание собачки. - Юшка, Юшка, Юшка! Иди сюда...
  И та поворачивает мордочку, звонко тявкает и неуклюже бежит к нам...
  ***
  Вот такая вот история... Вот так у нас и появилась Юшка, а с Ломом у нас с тех пор нейтралитет. Мы иногда пересекаемся в подъезде и всякий раз делаем вид, что не знакомы. Хотя нет был один случай, когда мама поучаствовала в истории связанной с ним... Однажды его обнесли. Кто-то пробрался в хату по козырьку подъезда, всё там перевернул и самое смешное насрал на столе. Мама тогда гуляла с собакой и мусора предложили ей быть понятой. Она всегда со смехом рассказывала, как её провели на кухню и указали на кучу говна.
  Ну что поделаешь - карма!
  Потом вроде выяснилось, что это сделал Упырь с дружками...
  
  
  Примечания:
  * Дементоры - волшебные существа, которые питаются человеческими эмоциями из вселенной Гарри Поттера.
  * Бригада - российский криминальный сериал 2002 года.
  * Готика - серия компьютерных игр в жанре фэнтези.
  * Вольфенштайн (Wolfenstein) - серия компьютерных игр в жанре шутер от первого лица.
  * Чикаго Буллз (Chicago Bulls) - профессиональная баскетбольная команда из города Чикаго, штат Иллинойс.
  
  
  
  24. Атропин
  Утро понедельника. Ещё бы спать да спать, вот только мама входит в комнату и будит своим звонким голосом:
  - Подъем! Проснись и пой!
  Вообще-то я хотел забить на колледж - сегодня первый день после практики, но мама не отстаёт:
  - Вставай! Хватит шлангом прикидываться!
  И я нехотя поднимаюсь. Иду в ванную и смываю остатки сна. Потом назад в комнату. Вяло одеваюсь. На глаза попадается аптечка, она лежит на столе походу с самого хэллоуина. Зачем то подхожу и начинаю рыться. Среди градусников, бинтов и беспонтовых таблов я нахожу пузырёк атропина.
  Кажется, я где-то читал о нём ...
  Перекатываю его в руках. Мысль упороться резко занимает голову.
  А почему бы и нет! Вот только как?
  Я достаю из той же аптечки баян, протыкаю иголкой колпачок и выбираю немного. Затем сливаю в стопку и хлопаю разом. Ужасно горькая жидкость обжигает язык и желудок, а от металлического привкуса по телу пробегают мурашки.
  Вот теперь должно быть повеселее!
  Надеваю куртку и выхожу. По дороге ничего не происходит, поэтому включаю плеер. В наушниках Snow - Informer. Я тихо подпеваю и таким макаром дохожу до колледжа. В холле как всегда суета. Я оглядываюсь и понимаю, как соскучился по медухе. Быстро накидываю халат и иду к расписанию. Ищу свою группу. Вот и она. Захожу в кабинет ЛФК со звонком. Ланы нет, поэтому сажусь один. У какой-то девчонки из группы днюха. Я даже не помню, как её зовут, вернее минуту назад помнил, а теперь сплошное белое пятно. Все хором поздравляют, прям детский сад какой-то, а потом даже пускают по рядам шоколадки. Все отламывают по плитке и передают дальше. Передо мной сидят Лида и Светка, они поворачиваются и протягивают шоколад.
  - Что у тебя с глазами? - спрашивает Лида.
  - А что с ними?
  - Да у тебя зрачки во всю радужку!
  - Эээ... я принял... атропин... - шепчу я.
  - Зачем?!
  - Просто...
  - Ну и дурак! - они отворачиваются, и я тут же забываю, что вообще с ними общался.
  В голове мрак, если в грибах был поток мыслей, то тут не одной. Я смотрю по сторонам - стены слегка плывут, а вместо лиц уже карикатуры, от которых внутри клокочет смех.
  Что происходит?
  Потом я замечаю в руке шоколад. Он тает, оставляя коричневый отпечаток. Я кидаю пару долек в рот. Он ужасно сладкий, я бы даже сказал терпкий. И когда я пытаюсь проглотить, эта сладость застревает. Встаёт костью в горле и начинает першить. А потом накатывает сушняк такой мощи, что язык прилипает к нёбу.
  Мой рот пустыня!
  Она проникает всё глубже и становится даже больно. Я хватаюсь за горло. Трудно дышать, воздух как наждак.
  Мне срочно нужна вода, иначе кони двину!
  Я вскакиваю и не обращая внимание на Славони вылетаю в коридор. Меня заносит и впечатывает в стену, гравитация словно изменила полюса. Ползу по ней перебирая ладонями и оставляя след из побелки. Еле передвигаю ноги, каждая весит тонну. И вот наконец-то буфет. Скрипучим голосом заказываю минералку и прям у кассы начинаю пить. Вода проталкивает сладость, сейчас она как укол адреналина - возвращает к жизни.
  Фуууух!
  Вроде бы отпустило. Я перевожу дыхание и плетусь назад. Но на полпути снова приходит сушняк, будто и не было той бутылки. Я разворачиваюсь и ползу обратно. Ещё одна минералка. Тетки-буфетчицы недоумевают, но, наверное, решают, что у меня бодун.
  Если бы! Атропиновый сушнячище куда страшнее!
  Снова пытаюсь вернуться на пары и опять тоже самое! В этот раз я почти дохожу до кабинета, как жажда гонит назад. В конце концов забиваю на всё. Беру пару бутылок минералки и зависаю в холле. Плюхаюсь на скамейку и уже не могу оторваться, словно примагнитило. Так и сижу, разглядывая плакаты напротив. На них в основном разная профилактическая хрень. 'Укрепление здоровья'. 'Профилактика ГРИППА и ОРВИ'. Ещё на одном рассказывается о пользе прививок и красуется надпись: Если надо уколись!
  Ха-ха! Этот явно писали люди с юмором, а может даже в теме!
  И чем больше я всматриваюсь в плакаты, тем больше замечаю, что буквы начинают подрагивать. А затем и вовсе оживают, с трудом отклеиваются от бумаги и ползут в разные стороны.
  Вот это глюки!
  Я закрываю глаза и мотаю головой, а когда снова открываю, буквы мгновенно встают на свои места, лишь у некоторых всё ещё подрагивают кончики. Они шевелятся и закручиваются в спирали, как хоботки бабочек.
  - Ну и что ты там увидел? - отвлекает Мышка.
  Она быстро обнимает и садится рядом. Спрашивает, как дела, похоже, даже не замечая моего состояния. О чем-то беззаботно трещит. Суть я улавливаю с трудом и реагирую лишь на интонацию речи. Она интересно меняет тональность, переходя с писка в тяжелый бас. Параллельно разглядываю её. Помню Ржавый сказал, что она похожа на Аврил Лавин* и сейчас это сходство поражает. Ну прям найди десять отличий!
  И почему я с ней не замутил? Ах да, она же больше по девочкам!
  Пока я думаю об этом, Мышка исчезает, и теперь я задаюсь вопросом: А была ли она вообще или это очередной глюк?
  Ладно, здесь больше делать нечего.
  Решаю, что пора домой. Пешком не варик, я мягко говоря не в форме, поэтому остаётся автобус. До остановки иду, как космонавт по поверхности Марса - маленькими, неуверенными шажками. В автобусе прикладываюсь лбом к стеклу. Ощущение, что это не стекло, а тонкий лёд. Да и за ним всё, как в аквариуме. Везде плывут рыбки-пешеходы и машины с акульими мордами.
  Скорей бы моя остановка!
  Я хочу прилечь. Температура, кажется, поднимается, под кожей будто бурлит лимонад. От этого я весь чешусь. Расчесываю то руки, то ноги. Чувствую, как под ногтями остаётся слой кожи. Рассматриваю расчес на руке, в нём блестят капельки крови. И вдруг они начинают двигаться! Это вовсе не капельки, а маленькие красные муравьи! Они выбираются из царапины и бегут по руке. Пытаюсь их стряхнуть, но они резво прячутся под одеждой. К тому же я замечаю их и на другой руке. В этот раз моргание не помогает - они повсюду, их тысячи! Муравьи расползаются по салону. Запрыгивают на людей, карабкаются по одежде. Некоторых облепляют полностью, спокойно лезут в уши и рот. А затем я поднимаю глаза и вижу, что они ползут в центр потолка и сливаются в огромное торнадо. Оно кружит над головами ничего не подозревающих людей. От этого зрелища я чуть ли не кричу. Крик размазывается по ладоням и мне остаётся лишь наблюдать. Пока автобус не подъезжает к остановке. Я быстро выпрыгиваю и плетусь домой. Но насекомые не отстают, они преследуют меня. Их красные тушки блестят на фоне белого снега, и я стараюсь шагать, чтобы никого не раздавить. У падика я торможу и пока ищу таблетку домофона, они струйками заползают в штаны.
  А что если я всего лишь муравейник?
  С этими мыслями я захожу в подъезд, и тут начинается совсем другое приключение. Всё кажется иным, не знакомым.
  Я точно туда зашел?
  Поднимаюсь по лестнице и никак не нахожу свой этаж, а потом и дверь. Вот вроде бы она. Ковыряюсь в замке - теперь ключ не подходит. И вдруг она сама открывается, я отпрыгиваю в сторону и правильно делаю ведь на пороге хмырь сосед.
  Упс! Ошибочка!
  Делаю вид, что ничего не произошло и поднимаюсь выше.
  Ну и денёк!
  
  
  Примечания:
  * Аврил Лавин - канадская исполнительница, использующая в своем стиле элементы поп-панка, гранжа и альтернативного рока.
  
  
  
  25. Отвалка
  - Меня походу в армию забирают, - говорит Политзэк.
  - Чего?!
  - Да я домашнюю практику проебал. Ща подходил к куратору, и она сказала, что придется брать академ, а это значит прямой путь в армейку...
  - Во дела... И когда?
  - Хуй знает, по сути, призыв уже идёт, так что могут и на днях... Надеюсь, у тебя нет планов на вечер?
  - Да вроде нет...
  - Тогда подходи к Мазяке, - Зэк хлопает по плечу и уходит.
  Он серьёзно?
  Мне кажется, он опять гусей погнал. Хотя... всё может быть - Зэк для медухи, как гнилой зуб в очереди на удаление. На всякий случай набираю Шерифа, и он подтверждает его слова. Значит вечером отвалка...
  ***
  Когда я появляюсь все уже в сборе. И даже больше - по обе руки от Зэка сидят Фокси и Труляля.
  Ух, какие люди!
  Политзэк прижимает их к себе. Они смущены и звонко хихикают, а Труляля даже кладет руку ему на ляжку.
  Что они тут забыли? Наверное, на халявное бухло слетелись...
  Я разглядываю стол, этикетки так и кричат, что это не обычная пьянка, а последний глоток свободы. Кстати о ней - между стопок Политзэк в очередной раз толкает печальную историю своей жизни. Хорошо хоть Мини нет, а то бы добавила грусти.
  - Эй, пошли дунем, - шепчет Шеф. - Надо разбавить этот мрачный винегрет...
  Мы выходим на кухню. Я прислоняюсь к двери, чтобы девки не зашли и смотрю, как Шеф достает из под стола батл.
  - Ну, что нового? - спрашивает он, прикуривая.
  Меня подмывает рассказать о беспредельных выходных. Пожалуй, ему было бы интересно, но я в отличие от него такими вещами не понтуюсь, поэтому просто говорю:
  - Так, ничего особенного... А у тебя?
  - Тоже...
  Мы быстро хапаем и идём назад. Я разваливаюсь на диване и пытаюсь поймать нить разговора. Похоже, Мазяка, единственный служивый, даёт краткие инструкции, а Гриб как всегда его подъёбывает. Правда сегодня пидор ходит по тонкому льду - Мазяка сжимает и разжимает кулаки и чуть не пухнет от ярости. Судя по тому, как они хлопают одну за другой, скоро начнётся цирк. А пока можно пообщаться с девчонками. Как я и думал, Политзэк подцепил их в медухе и закрутил в свой алкогольный трип. Я поглядываю на Фокси. Она ноль внимания, всё палит на Шерифа. Он бы мог её трахнуть, но зачем срать там где ешь, да ещё и при свидетелях. Как бы ни была хороша Фокси, лошадка Мини ускакала далеко вперед. Таким изменяют либо по глупости, либо с ещё более шикарной красоткой. А вот Труляля конкретно действует на нервы, то ли скрипучим голосом, то ли непроходимой тупостью. Мне даже становится не по себе от мысли, что у нас что-то было.
  Зэк трогает меня за плечо:
  - Слушай, давай отойдём...
  Мы уходим в комнату Соседа.
  - Я хотел побазарить насчет Труляля... - его глаза бегают. - Я слышал вы мутили...
  - Ага, минут сорок...
  - Ну... просто... я хотел...
  Ах, вот оно что! Может рассказать ему о её бывшем-говноеде? Хотя, не стоит, пусть порадуется напоследок.
  - Да я всё понял! Не парься братуха, всё бэнч!
  Он жмёт мне руку, словно я дарю ему не районную шалаву, а мисс-мира. Между тем из комнаты слышны крики. Мы выходим посмотреть в чём дело и видим, что конфликт Соседа с Грибом набирает обороты. Вот что значит тяжелая алкашка - даже из пацифиста сделает бойца.
  Интересно кто кого?
  В арсенале Гриба быстрые удары, а вот что у Мазяки? Пока не приходилось видеть его в деле. Они нависают над столом, такая битва взглядов и тут Гриб неожиданно даёт заднюю. Складывает руки на груди, будто для молитвы и говорит, что всего лишь пошутил и надо бы успокоиться. Девчонки подхватывают и вот мы уже толпой пьем мировую, а потом выходим на кухню и дуем. Мне становится так хорошо, что голова идёт кругом. Теперь главное не словить бледного. Это состояние как хищник - ты не узнаешь о нем, пока оно не на прыгнет. А как на прыгнет, раздуется по телу, превращая кайф в мерзкую тошноту. Поэтому надо быть на чеку, один лишний шаг и тебя понесло, как, к примеру, Мазяку. У него явный крен в сторону аута. Сейчас ему море по колено, чем и пользуется Гриб. Походу крысеныш решил зайти с другой стороны. Он заводит спор, говорит, что Мазяке слабо выпить бухло разлитое по рюмкам и тот слепо ведётся. Перед ним пять шотов. Пять тяжелых выстрелов.
  Бррр!
  Меня аж передёргивает, как представлю, что сейчас будет. Девчули тоже отговаривают, но алко-боец не преклонен - пацан сказал, пацан сделал. В этот капкан попадались многие. Начинается наша версия передачи с MTV, где разные чудаки за бабло жрут червей или бычьи яйца. К третьей стопке Мазяка уже лыка не вяжет и организм не находит ничего лучшего, как попросту отключиться. Такую тему называют алкогольной комой - тушка впадает в экстренную спячку, пытаясь переварить бухло и снизить вред токсинов. Для большинства бухариков такие комы в порядке вещей. А потом на утро дико гудит голова и долбит сушняк. Это признаки потерь, скорбь по мертвым клеткам мозга. Их там миллионы, если не миллиарды и в принципе сущий пустяк, если конечно ты не травишься систематически, превращая мозг в город мертвых.
  Мы оттаскиваем Мазяку в его комнату, а как возвращаемся, замечаем, что Политзэк с Труляля закрылись в туалете. Он начинает её долбить, от громких криков Фокси становится не по себе. Она вжимается в кресло и смотрит на нас, как теленок на бойне. Шеф наваливает музла и вскоре стоны перекрывает Каста. Мы смеемся и добиваем коньяк.
  "...Вокруг шум, пусть так
  ни кипишуй, всё ништяк!
  вокруг шум, пусть так
  ни кипишуй, всё ништяк!".
  Получив свое, Зэк вываливается из сортира и вдруг заявляет:
  - Мне нужно в Мончу... с утра мед. комиссия...
  - Звучит, как конец вечеринки, - говорит Шериф, кажется, он только стал набирать обороты. - Какая-то тухлая у тебя отвалка, только Мазяка повеселился.
  - А кто сказал, что она закончилась?! Погнали со мной в Мончагу!
  В Мончагу?!
  Предложение крайне сомнительно. Я там ни разу не был, но общая картина складывается в какой-то мрак...
  - Нууу хуууй знает... - колеблется Шериф, сейчас он говорит за всех. - Что мы там будем делать? Да и глянь в окно уже ночь...
  - Что делать? Что делать?! Дальше бухать! - Зэк показывает на пакет с бухлом. - А насчет расходов не парьтесь, всё с меня. Ща тачилу закажем и прямиком в Мончу!
  - Вот это точно выйдет в копеечку, - замечает Гриб.
  - Хуйня! Я по пару раз в день так катался! К тому же повод то веский! Бляха муха! Вдруг меня завтра заберут! Ну чё кто едет?! - кричит Политзэк и его слегка ведёт. Видно, что он уже нажрался. Конечно, не так плачевно, как Мазяка, для ветерана синих войн пока это сущие пустяки.
  Девчонки сразу пас, для них такие поездки слишком рисковы, а вот Шериф соглашается. Мы с Грибом тоже - какая разница какие декорации, если завтра последний день. Да и интересно побывать на родине Политзэка, проверить так ли страшен зверь, как его рисуют. И вскоре подкатывает такси - китайская капсула смерти. Политзэк приземляется рядом с водителем, а мы тромбуемся сзади.
  Пиздец, как неудобно!
  Тачка явно рассчитана на щуплых китайцев, а не на пациков нашей комплекции. Услышав слово "Монча" таксист врубается, что на сегодня это всё - полтора часа туда, полтора обратно, но ценник всё покрывает. Мы плавно трогаемся, буфер стучит электроникой. Никакого вокала, лишь минус и бит.
  - Командир! Сделай погромче! - просит Шериф. - Так, чтоб мы тут устроили дискотеку!
  Хмурый водила не отвечает, лишь крутит ручку громкости. Шеф доволен, аж подёргивается в такт. У него всё ништяк, внеплановое приключение. Да и армейка ему не грозит, он как-то проболтался, что у него белый билет. Сказал будто у него какая-то хрень с хитровыебанным названием, суть, которой в плохой проходимости вен на руках. И если, к примеру, он поднимает их выше головы, они сразу начинают неметь. Не знаю, правда ли или очередной пиздеж, по мне так он здоровее и меня и Политзэка вместе взятых. Зэк так вообще потерял форму и всё больше похож на пингвина. Так, что не факт, что его заберут. Такой расклад в его стиле - фееричное прощание и... я никуда не ухожу. Ну, об этом мы узнаем утром, а пока он дремлет на переднем сидении. Тем временем Шеф достаёт конину, делает залп и передаёт мне. Я зажат посередине, и чтобы сделать глоток приходится потолкаться. Противная жидкость обжигает рот. Передаю дальше, водила палит в зеркало заднего вида, но снова молчит. Его больше беспокоит Политзэк, который потихоньку съезжает на бок и заваливается на коробку передач. Когда он совсем нависает и игнорировать это становится невозможно, Шеф тормошит его за плечо:
  - Эй, братан очнись!
  Зэк никак не реагирует.
  - Командир стопани! Мы сейчас что-нибудь придумаем!
  Тачила тормозит, и мы пытаемся его вытащить. Ничего не выходит. Тогда Шеф сгребает в ладони снег и втирает Зэку в рожу.
  - Эээй! Чё за хуйня?! Отьебись! - ворчит он, мотая головой.
  - Ты блядь заваливаешься на бок! Сиди нормально!
  - Ладно, ладно... Где это мы?
  - Почти приехали... - отвечает водила, и я замечаю впереди огоньки.
  Минут через двадцать мы въезжаем в город. Политзэк даёт точный адрес. Мимо проносятся коробки пятиэтажек, в принципе без света от Аптауна не отличишь. Когда мы подъезжаем, из подъезда выходит его мама и расплачивается за такси. Она кажется совсем старушкой. Зэк говорил, что он поздний ребенок, я в принципе тоже, но у наших мам наверно фора лет в десять. У нее изможденное, усталое лицо. Видно, что непутевый сынок тяжким грузом лежит на её сердце. Мы помогаем Политзэку выбраться и тащим его в подъезд. На лестнице он всё повторяет:
  - Мама... Мамочка... Мне завтра в армию...
  На что она тяжело вздыхает и моргает, как сова. Похоже приезд нашей компашки стал для нее полнейшей неожиданностью. Мы заходим в квартиру и она показывает куда его положить. Зэк засыпает прямо на полу. Мы переглядываемся. Мне как-то стыдно... за него... за нас... Решаем, что тоже пора укладываться. Мы с Шерифом вальтом на диване, Гриб в кресле. Я долго не могу уснуть. Всё ворочаюсь, пока не наползает дрёма...
  ***
  Очухиваюсь ближе к двенадцати. Открываю глаза и вижу Политзэка сидящего в позе лотоса в своих фирменных рейтузах и тельняшке. Он похмеляется пивком.
  - А как же твоя медкомиссия?
  - Да всё заебись! - он делает глубокий глоток и объясняет. - Маман мне отмазала! С утра позвонила в колледж, а потом в военкомат. Короче, армия отменяется! Мне разрешили добить практику во время учёбы...
  Мда уж... Кто бы сомневался...
  - Ну что ж поздравляю... У тебя не мама, а ангел-хранитель...
  - Что есть, то есть, - улыбается Политзэк.
  Вскоре оклёмываются и остальные. Они узнают свежие новости и посмеиваются над горе солдатом.
  - Что делать то будем? - спрашивает Гриб.
  - Домой наверно поедем. Политзэк, во сколько автобус?
  - Так... погодь ща гляну... Так, так, так... Ну ближайший получается в пять...
  - Вот и заебись, есть время раздуплиться, а потом ещё и по городу побродить. Ну, что Зэк устроишь экскурсию?
  - Да, как нехуй делать!
  Мы завтракаем остатками алкоголя и выходим прогуляться. Я смотрю по сторонам, вдалеке виднеются трубы заводов. Они, как огромные сиги. Их серый смог плавно переходит в грязное небо. Тут в принципе всё грязное: дома, снег, лица людей. Пока мы идем, Политзэк объясняет, почему за Мончей закрепилась слава северного Чикаго. Всё дело в шламе - отходах горного производства, содержащего редкие металлы. Зэк говорит, что за границей шлам стоит дороже кокаина, поэтому то и город стал лакомым куском для группировок. В 90-ые они устроили тут настоящую бойню. Люди гибли за металл, в прямом смысле этого слова. Одни гибли, другие росли рядом...
  - Вот такие вот пироги... - заключает Зэк.
  Он приводит нас на автовокзал, и мы покупаем билеты. Потом берём по шавухе с кофе и ждём автобуса. Когда он подъезжает уже темнеет. Мы прощаемся с Зэком и садимся. Шеф с Грибом о чем-то базарят, а я погружаюсь в музыку. Вскоре автобус трогается. За окном пролетают фонари, мы покидаем Мончу...
  
  
  
  26. В мире животных
  Какой же скучной порой бывает жизнь. Все в этом мире приедается. Медуха достала да Шефа с компанией я явно перерос. Их потолок курёха и тусовки у Мазяки. Моя же душа требует праздника, требует жить на всю катушку. И вот в один из дней внутри срабатывает триггер, и я снова вспоминаю Психа. Да-да я помню, что обещал больше с ним не связываться, но память такая штука, она будто ластиком стирает весь негатив. Я почти забываю о том парнишке в гараже, за то прекрасно помню о шлюхах и порошке. От этого по телу растекается приятная нега, а пальцы клацают по кнопкам, ища нужный номер...
  ***
  Ночь субботы. Мы сидим за длинным угловым столом. Вокруг меня пацаны, моя новая компания. Теперь жизнь как лотерея, каждый раз что-то новенькое. Рагнарок, Бункер, Гламур. Сегодня это Кухня. Хочешь, чтобы вечер закончился дракой? Иди сюда! Так было вчера и на прошлой неделе. Такое ощущение, что парад насилия входит в обязательную программу. Одни приходят отдыхать, другие пиздиться. Вокруг столько опасных тварей, правда это меня не касается, ведь я в кругу Королей. Все знают их трогать опасно - свяжешься с одним, свяжешься со всеми. Псих, Джинн, Покемон, Пузырь, а ещё Сканер, Адидас и Робот. Ах да, чуть не забыл про здорового рыжего чудака по кличке Малыш, которого за глаза все называют Долбоёбом. Ну и вишенка на торте - Айсберг. Этот, пожалуй, самый опасный, рядом с которым даже Псих с Покемоном милые котятки. Слава богу его здесь нет, зато есть его подружка. Она на танцполе, настоящий бриллиант, десять из десяти. Я поглядываю на неё и представляю в разных позах. Весь мир у её ног, а мы холопы ползём к ней, тянемся к прекрасному, но она выбирает монстра. Того у кого руки по локоть в крови, того кто относится к ней как к вещи. Красавица и чудовище, современная версия. Видно у женщин другие критерии красоты. Наверное, в них входят деньги и власть...
  - Пошли на улицу, покурим... - говорит Рафа и все поднимаются.
  Мы выходим на крыльцо. Пацаны курят, а я стою рядом. От нефиг делать разглядываю другую компашку в паре метров от нас. Два парня и две девчонки. Девки обычные клубные шалавы, а вот пацаны... Оба на моде: тор штайнер, барберри,* белые тапки на липучках. У одного замечаю паутину на локте. Они либо боны, либо футбольные хулиганы. Явно не местные, наверное, приехали на лыжах покататься.
  - Зацени, - толкаю Психа. - Вон те типчики точно нацики.
  - Да? - он с интересом смотрит в их сторону. Ему нравятся мои истории о субкультурных войнах и околофутболе. - С чего ты взял? Вроде обычные пацаны....
  - Всё просто, только люди в теме носят такие шмотки.
  - Ааа! Ну тогда пошли... Покажем им сорок пятый! - Псих щелчком отправляет бычок в урну и идёт к ним.
  Он широко улыбается, а потом начинает орать:
  - Чё черти на Гитлера дрочите?!
  Никто не успевает ответить, как он сходу хуярит того, что с паутиной. Кулак впечатывается в челюсть. Парень плывёт и выхватывает ещё одну подачу, после которой ложится. Второй быстро тикает, а тёлки начинают голосить. Мы все подходим ближе. Пацан уже в ауте, его зубы разбросаны, как конфетки Тик-так. Псих тягает его по крыльцу, дорывает модное шмотьё.
  - Оставь его сволочь! - кричит одна из девах.
  - Чё ты сказала пизда?! - Рафа в миг оказывает около них и заряжает два идеальных боковых.
  БУМ! БУМ!
  И вот на крыльце уже три тела.
  Девок то за что?!
  Я вижу, как в миг надуваются их лица, а Рафа начинает пинать их по задницам.
  - Все обычно стараются попасть по голове... - объясняет он. - А знаешь куда надо бить? По жопе! С пыра и прямо в копчик! И хуй они встанут... Там же типа седалищный нерв... Да хули я тебе объясняю - ты же медик!
  А в это время к ним подходит Робот. Он наклоняется над телами, садится на корточки. Изучает их с таким видом, словно это какие-то раздавленные насекомые.
  - А может их почикать? - спрашивает он и в его руке блестит нож. - Тогда они навсегда запомнят эту ночь.
  Я немного очкую, потому что чувствую он не шутит. Говорят, однажды он отрезал кому-то ухо...
  - Неа, оставь их... А то такой хай поднимется... Пошлите лучше бухнем...
  Мы заходим внутрь, а я всё думаю: Что если я ошибся? Что если эти ребятки не имеют никакого отношения к нацизму?
  ***
  Проходит месяц.
  Я выхожу из медухи. Все мысли вращаются вокруг предстоящих выходных. Псих всё же уломал меня позвать пару тёлок. Я долго отнекивался - моя репутация и так подмочена, а с ним может упасть ниже плинтуса. Но он умеет уговаривать, вернее его лучший друг порошок. В итоге я нашел трех акушерок с которыми тусил в прошлом году. Мы договорились на восемь, поэтому времени в обрез. Нужно успеть похавать, помыться, приодеться. Сейчас у нас такое дурацкое расписание: утром пары, вечером практика. Между ними огромное окно, которое так и намекает никуда не ходить. Я бы так и сделал, если не пообещал Лане. Она всё капает на мозги, что я совсем забил на учёбу и таким макаром снова останусь на второй год. Ну что ж сегодня я решил её порадовать и в принципе практика по онкологии была не такой уж скучной. Нас учили как выявлять уплотнения и опухоли при раке молочных желёз. Для этого препод вытащила из шкафа силиконовые слепки и мы их мяли и жамкали.
  А ночью я надеюсь буду жамкать настоящие!
  Между тем иду по пешеходному переходу. Мельком гляжу по сторонам, сбоку летит какая-то тачка, но вроде бы притормаживает.
  А нет, нихуя!
  Успеваю сделать шаг назад, как меня сбивает боковым зеркалом. Падаю на асфальт. Из окна выглядывает лопоухий типок, он смотрит то на зеркало которое болтается на соплях, то на меня и спрашивает:
  - Ты в порядке?
  - Да вроде бы да... - я с трудом поднимаюсь, ещё ничего не понимая.
  Тогда этот пидор уносится прочь, а я словно контуженный ковыляю домой. Всё происходит так быстро, что в голове до сих пор каша. Я понимаю, что не запомнил ни номера, ни марки, ни даже его лица. Поднимаюсь на этаж и тут приходит боль. Болят ребра и нога.
  Не уж то он ещё и по ней проехался?
  Так и есть, если б не камелоты со стальными носками пальцы бы размазало по асфальту. Я кое-как снимаю гады и осматриваю ногу. Ей пиздец, любое движение отзывается болью.
  Похоже планы накрылись медным тазом....
  В начале я решаю отлежаться - это моё первое и единственное лекарство. Вот только нога ноет всё сильнее. Ночью становится совсем невмоготу и приходится подумать о больничке. Звонить им и ждать скорую дохлый номер, поэтому я беру такси и мчусь своим ходом. Уже подъезжая мы замечаем нереальное столпотворение машин. Кажется, тут собрались все: и менты и скорая, разве что пожарных не видно. Я прохожу внутрь и охуеваю ещё больше - в приёмном покое настоящий аншлаг. Везде поломанные, стонущие тела.
  Что случилось?! Война?!
  Пробегающая медсестра поясняет - в Адской Кухне была массовая драка, некоторым досталось так, что они уехали в реанимацию.
  Ничего себе!
  Я смотрю на эти разбитые лица и понимаю, что мне еще повезло. Если не тот долбоёб возможно я был бы среди них. Решаю, что сейчас им явно не до меня и уезжаю домой. Нога как ни странно вскоре проходит и через пару дней я уже как огурчик. А на следующих выходных Покемон рассказывает подробности той ночи.
  - Тогда было много народу и все в дрова. И тут эти мужики, вроде бы стулья не поделили. В общем давай меситься прямо в зале, а потом все просто с ума по сходили. Весь клуб встал на дыбы, все против всех! Ну и я хватаю железный табурет и давай им раздавать направо и налево. Смотрел же Властелин колец?! Помнишь ту сцену в начале, где самый главный хер рубится против целой армии и своим мечом косит ряд за рядом? Вот тогда было тоже самое!
  - Эй Саурон! Ты лучше расскажи, как на следующий день тебя бабка-гардеробщица хуесосила, - ржет Джинн и изображает старушечий голос. - Ты зачем табурет погнул изверг?! Дохулиганишься у меня, я тебя впускать не буду! - грозит он кулаком, и все катятся от смеха.
  - Да... Она просто мою мамку знает... - краснеет Покемон и чешет бритый затылок.
  
  
  Примечания:
  * Тор штайнер - немецкая марка одежды, крайне популярная среди неонацистской молодежи.
  * Барберри - культовый английский бренд, который носят в основном скинхеды и футбольные хулиганы.
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"