Ремельгас Светлана: другие произведения.

Объятье Немет

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мягкое фэнтези с восточными мотивами. Встреча с дядей становится для юного Атеха Кориса точкой отсчета. Ему придется совершить не одно путешествие, чтобы разгадать доставшиеся в наследство тайны. Путешествия эти будут полны новых встреч: с людьми и городами, даже с чудовищем, но прежде всего - с чужим прошлым.

  Глава 1. Фер-Сиальце
  
  
  
  Ати открыл глаза и тут же закрыл снова. Свет, падавший из окна, отраженный разложенным на столе шепти, слепил. Спросонья почти невыносимо. Щурясь, он протянул руку, нашел платок, накрыл бронзовую оправу и кусочки стекла. Оправа была заполнена наполовину, но сколько предстояло еще, чтобы собрать весь узор. Сморгнув яркие пятна, Ати прислушался.
  
  Он бы проснулся и так: предвечерний сон, прервавший работу, никогда не бывал долгим. Но что-то разбудило его. Кто-то.
  
  Из раскрытого в сад окна доносились голоса. Расстояние стирало слова, но было в самом ритме нечто тревожное. Разглядеть бы не удалось все равно: сад отец держал пышный. Ати отодвинул кресло и встал. Легкая сонная слабость дремала в теле, но в ней не было дурноты. Он тряхнул головой и расправил плечи; шаг, второй - и сине-голубая завеса с шелестом сомкнулась за ним. Разноцветные фрагменты шепти, сияние которых платок мог только лишь приглушить, остались перемигиваться на столе.
  
  Комната, из которой Ати вышел, не была в числе его собственных - но именно там он обычно проводил послеобеденные часы. Иллюзорное чувство чуждости места давало ему необходимую для занятий собранность. Раньше в комнате селили гостей, так что находилась она совсем близко ко входу. Поэтому Ати и услышал разговор у ворот, поэтому ему совсем немного времени требовалось, чтобы у них оказаться.
  
  На выходе из дома свет ослепил его во второй раз. Фер-Сиальце, который местные называли обычно Силацем, был городом жарким, изобильнейше солнечным. Ати родился здесь и никогда пока его не покидал, но иногда чувствовал эту чрезмерность. Особенно, как сейчас, после сна. Возможно, думал он, в нем говорит кровь. Неместная ее половина. Возможно, ему было бы лучше жить в более прохладных местах.
  
  Легко пройдя сквозь густой зной, он почти уже достиг ворот, но остановился. Справа тихо зеленел сад, слева светлела плитняковая стена ограды. Охристые тени лежали тут и там, умаявшись собственным весом. Дом позади был непривычно пуст - и не пуст в то же время. Ати напомнил себе это. На время отъезда отца и братьев именно он остался хозяином, потому что мать никогда не взяла бы на себя ненужную роль. Но в глубине дома, в покоях, казавшихся словно и не частью его, она, Меана Ти-це, была и сейчас.
  
  Ати шагнул вперед, к узкой щели в воротах, которую оставил позади себя привратник. Именно его голос слышался снаружи. Его и, в перерывах, чей-то еще. Ати опять ощутил беспокойство. Что бы ни ждало на улице, решать предстояло ему. Он не осмелился бы беспокоить мать по мелочам.
  
  Приняв эту неизбежность, он надавил на створку ворот и протиснулся наружу. Тепло и шероховатость дерева оставались на пальцах еще несколько после, когда Ати уже смотрел на людей перед собой. Призрачное ощущение как будто пыталось поддержать его - хоть и не вполне успешно.
  
  Привратник, темнолицый старик, не по возрасту крепкий, сначала пополнения не заметил. Он умел ругаться талантливо, как никто, и в это тихое время дня применить свое умение не чаял. Ссора поглотила его целиком. Хотя, как скоро понял Ати, это вовсе не было ссорой. Не для обеих сторон.
  
  Тех, кого не пускал к дому привратник, оказалось двое. Два человека и один осел, на котором не сидел сейчас никто. Мальчик едва ли сидел и раньше, он вообще походил на посыльного из тех, что нанимают в порту. Но второй, закутанный в три слоя нечистой одежды, с наброшенным на голову покрывалом - этот второй, понял Ати, иначе бы просто не добрался сюда.
  
  - Тебе же лучше пустить меня, - перебил человек привратника, стоило тому на миг умолкнуть. - Болус будет зол, если брат умрет у него на пороге. На тебя, не на кого другого, зол.
  
  Казалось, он и стоял-то с трудом, но Ати никогда раньше не видел, чтобы кто-то держался так прямо, шатаясь настолько. Правой рукой человек опирался на осла. Левой - на палку. Таких рук Ати тоже не видел прежде. Или видел, но захотел забыть.
  
  - Почем мне знать, что ты его брат? Кто за это мне поручится? Никого дома сейчас нет. Пусти тебя - обворуешь, как пить дать обворуешь же, а хозяин потом три шкуры с меня спустит, - самозабвенно отпирался старик.
  
  Ати стоял у ворот, испытывая слабовольное желание снова дотронуться до них. Он собирался заговорить, сложил уже в голове нужные слова, но мальчик опередил его. Окликнул закутанного человека, и тот обернулся к Ати. Обернулся и посмотрел прямо в глаза.
  
  - Молодой господин! - опомнился привратник. - Что же вы вышли, я сам разберусь с ним. Идите, идите.
  
  Но Ати все смотрел на гостя. Встреться они где в другом месте, не будь сказано вслух, что тот - отцов брат, он бы не узнал его никогда. Не узнал бы и, отведя взгляд, ускорил бы шаг. Но правда была произнесена.
  
  - Атех? - произнес тот, весь подавшись вперед. Движением, как будто падал. Палка удержала его. - Может ли это быть?
  
  Ати видел дядю в последний раз в детстве, а до того - еще, наверное, раз. Теперь перед ним стоял совсем другой человек.
  
  Другой - и все-таки тот же.
  
  Это нужно было подтвердить. Ати нашел в памяти имя, нашел почти сразу, но понимал: что-то держит его. Дом, отданный ему на попечение, этот пустой (непустой), теплый и тихий дом за спиной не ждал такого вторжения.
  
  Дольше, тем не менее, молчать было нельзя.
  
  - Дядя Лайлин? - Он произнес имя, и то легло неотзываемым приглашением. Что-то начал говорить привратник, но Ати жестом остановил его. - Что с вами? Вы больны?
  
  Стоило ему признать гостя, как мимо шмыгнул и улепетал со всех ног мальчик. Вдоль ограды, до поворота, только остались качаться ветки куста. Ати озадаченно посмотрел ему вслед.
  
  - Я нанял его довести меня. Он, конечно, боялся.
  
  Дядя поднял руку и сдвинул покрывало с лица. Немного - но и скрывало оно до того тоже немногое. Теперь - еще меньше.
  
  - Три дня мы плыли, три долгих дня, все вниз по реке. Я заплатил капитану вчетверо, чтобы он взял меня, но знал: верить нельзя. Усни я ненадолго, команда столкнула бы меня за борт. Поэтому я не спал. Ни минуты за все эти дни.
  
  Он шагнул вперед, пошатнулся, устоял. Весь глаза и зубы.
  
  - Атех, это ведь ты, Атех? Как же ты вырос...
  
  Пятна испещряли его лицо: темные пятна, светлые пятна, оазисы высохшей кожи и запекшиеся провалы язв. Они были и на руках, они же - на шее. Названия этой болезни Ати не знал и невольно отшатнулся.
  
  - Не бойся, - страшно улыбнулся дядя. Из-под покрывала выползло и пробежало по его щеке какое-то насекомое. А потом скрылось снова. - Это только мое проклятие. Я не заражу тебя.
  
  Нагруженный одиноким сундуком осел остался позади. Лайлин снова пошатнулся и вцепился в плечо племянника.
  
  - Как же ты вырос, - повторил он горячечно, исступленно. - Как вырос.
  
  Шедший от него жар чувствовался даже под солнцем.
  
  - Ты ведь приютишь меня? Я так устал.
  
  Тут снова подал голос привратник. Ати понял, что тот говорил все это время, просто никто не слушал его.
  
  - А госпожа? Что подумает госпожа? Нельзя не спрашивать госпожу.
  
  Мысль о матери остановила Ати. Ничего не желал бы он больше, чем спросить ее позволения пустить в дом нового человека, такого, тем более, человека. Только вот знал, как сурова может она быть к потревожившим без достойной причины. На тебя оставили, ты и решай, он уже слышал этот укор. Услышать взаправду бы не хотел.
  
  - Надми рассердится, если ее отвлекут из-за меня, - вторя его мыслям, сказал дядя. - Зачем беспокоить ее.
  
  Ати кивнул. Одно он теперь знал наверняка: тот не был безумен.
  
  Понял, наконец, и другое. Поток слов, который дядя все это время изливал на них, вовсе не отрицал тяжести его нездоровья. Крайняя степень возбуждения заставляла Лайлина говорить, но усилие выжигало топливо сил. Топливо, запас которого и без того почти иссяк. Откажи они ему - он бы остался ни с чем. Один в городе, где никто не ждал его.
  
  Жалость брала и более толстые стены. Помедлив, Ати сдал последний, недоверчивый оплот своей души. Он не мог быть настолько жесток.
  
  - Конечно я дам тебе приют. Входи и будь нашим гостем.
  
  И по тому, как разом обмяк под утешением этого согласия дядя, понял, что угадал.
  
  - Спасибо тебе, - сказал тот и умолк.
  
  Умолк надолго. Под бормотание привратника они прошли во двор - чтобы избавиться от этого надоедливого шума, Ати поручил старику отвести в стойло и развьючить осла. Сам же повел Лайлина к дому. Тот все так же опирался на его плечо, сколько бы ни внушало опасений это прикосновение. Но окажись болезнь заразной, все, что могло случиться, случилось уже.
  
  - Отец в отъезде, и оба брата тоже. Но они вернутся скоро.
  
  Дядя еле заметно кивнул. Он смотрел перед собой, полностью посвященный тому, чтобы вовремя переставлять палку. Шли они, впрочем, быстрей, чем можно было бы ожидать. Ати тоже взглянул вперед. Дом с каждым шагом становился ближе. Новизна происходящего заставила выглядеть по-новому и его.
  
  Отец Ати, торговец, приплыл в Фер-Сиальце двадцать с лишним лет назад. Смелая его мечта состояла в том, чтобы получить разрешение привозить товары и увозить кое-какие из местных. Получить такое разрешение из чужестранцев удавалось немногим, однако Болус Кориса надеялся на свою удачу. И удача не подвела его, но потребовала кое-чего взамен. Так Болус оставил родные земли и поселился в Силаце.
  
  Он не строил себе дом сызнова, но тот, который купил, изменил. Ати не понимал до конца истоков этой инакости, но не мог не замечать отличия от прочего, что видел вокруг.
  
  Высокий, двухэтажный, дом был самым богатым на улице - и на соседних двух. Толстые беленые стены, крашеные красной краской наличники и черепичная крыша блюли традиции Фер-Сиальце, но не сад. Не сад, полный растений, которые отец выписал из родной страны, и не дорожки сада. Те были каменными, совсем простыми. Окна, напротив, каждое украшала кованая решетка с неместным узором.
  
  Перед порогом, как и везде в округе, переливался орнамент из шепти. Но самый порог пересекала прибитая корабельными гвоздями железная лента. Как говорил отец, на удачу. Ати перешагнул ее и хлопнул в ладоши, подзывая слуг.
  
  - Помню ее, - прошептал Лайлин, остановившись перед лентой. - Помню. Сам клал.
  
  Шепти блестели под его запыленными сандалиями. Между перекрестьями ремешков Ати тоже заметил язвы. Дядя стоял секунду, другую, а потом втянул воздух, всем весом оперся на палку и, словно борясь с чем-то, ступил в дом.
  
  Одновременно в коридор выбежала одна из девушек, самая младшая. Она в ужасе посмотрела на человека на пороге.
  
  - Это брат отца, Лайлин, - объяснил Ати. - Он наш гость и он болен. Я отведу ему зеленую комнату. Принеси все, что ему может понадобиться.
  
  Девушка кивнула, напоследок испуганно оглянулась и исчезла.
  
  - Идем, я повожу тебя, - обратился он к дяде.
  
  Но тот качнул головой.
  
  - Я помню, где это.
  
  И, опередив Ати, двинулся по коридору.
  
  Усилие далось ему нелегко. Комната находилась за первым же поворотом, но, едва они достигли ее, Лайлин рухнул на кушетку при входе. Рука, сжимавшая палку, дрожала. Он уронил голову и медленно, тяжело дышал.
  
  - Отдохни пока, - сказал Ати, потому что чувствовал, что должен что-то сказать. - Я зайду к тебе позже.
  
  Он подумал уже, что его не слышат, когда дядя вздрогнул и выпрямился.
  
  - Нет. Нет, подожди. Я должен тебе что-то сказать, - резко начал он, но тут силы снова оставили его.
  
  Какое-то время Лайлин боролся с собой, но проиграл.
  
  - Через час. Зайди ко мне через час, - сдался он.
  
  Ати кивнул и, ничего не понимая, вышел.
  
  Вернулся он, как и обещал, час спустя. Это время прошло для него беспокойно, но не зря. Оставшись один, он долго ходил из стороны в сторону. Хотел бы взяться за работу, но понимал, что стало не до того. Накрытый платком стол звал к себе, однако Ати не мог ответить. Против привычки взбудораженный, он рылся в памяти в поисках всего, что там хранилось о дяде. Нашел до прискорбия мало. Спроси кто его накануне о родне со стороны отца, Лайлин был бы не первым, кого он бы назвал.
  
  Как будто обет молчания окружал дядю, обет негласный и бережный. Ати не слышал о нем ничего дурного. Ничего почти что вообще. Когда-то давно Болус и Лайлин приплыли в Фер-Сиальце вместе, но семейное дело, торговля, дядю не увлекало. Говорилось, что он исследователь и путешественник. Поэтому, из-за того, что всегда путешествовал, к ним и не приезжал. Раньше это казалось самим собой разумеющимся, но теперь удивляло. За столько лет ни разу не навестить брата? Хотя в памяти Ати мелькнуло - не воспоминание, скорей, чувство, - что как-то отец встречался с ним, не дома только, а в городе. Возможно, такой раз был не один.
  
  Что такое исследовал дядя, по каким местам путешествовал - этого Ати не знал. Писал ли он отцу письма? Ведал ли отец, что за несчастье постигло брата, что тот собрался приехать? Хотя получи весть, не оставил бы дом. Возможно, та опоздала.
  
  Человек Лайлин был образованный, это, единственное, пожалуй, Ати мог сказать наверняка. Вроде как служил одно время советником в каком-то из городов, через которые странствовал. Об этом отец однажды упомянул не без гордости. С тех пор, очевидно, многое успело перемениться.
  
  Одетый в тонкую броню этих знаний, Ати вошел в зеленую комнату. Вошел - и замер. Опускался вечер, и среди его блуждающих теней казалось, что комната пуста. Стояли на столике кувшины с водой и вином, которые принесла служанка, громоздились на подносе фрукты. Ветер колыхал занавеси на окнах. Свет перетекал между изгибами решетки. Туда-сюда, туда-сюда.
  
  - Атех, - сказал голос из алькова.
  
  Темное пятно на покрывале оказалось дядей. Он лежал, не раздевшись и не расстелив постели. Обругав себя, Ати подошел.
  
  - Садись, - попросил Лайлин.
  
  Пуф нашелся у изголовья.
  
  - Мне сложно говорить... громко. Пожалуйста, сядь.
  
  Ати стоял.
  
  - Тебе нужен врач. Какого врача мне позвать?
  
  Дядя рассмеялся - тихий, хрустящий звук.
  
  - Не надо врача... Не надо. Хотел бы я, чтобы врач мог помочь мне.
  
  - Тогда, может, подать тебе что-то? Воды?
  
  Лайлин покачал головой.
  
  - Пожалуйста, сядь.
  
  И только когда его просьба была исполнена, заговорил снова.
  
  - Расскажи мне, как у вас дела? Вижу, что хорошо. Как Болус? Все торгует? И успешно торгует же. Всегда верил, что он добьется многого. Как твоя мать? Все так же красива? И далека...
  
  Засыпанный этими полувопросами-полуответами, Ати не знал, что сказать.
  
  - Дай же мне посмотреть на тебя, - приподнялся на кровати дядя.
  
  Со второй попытки он сел - неясный силуэт в полумраке алькова. Но вот силуэт этот надвинулся. Покрывала дядя не снял даже в доме, и Ати был благодарен ему за это.
  
  - Как же ты похож на мать, - потрясенно произнес Лайлин, беря его лицо в руки.
  
  Ати смирился уже с его близостью, но от прикосновения вздрогнул. К счастью, то длилось недолго. Дядя откинулся обратно на подушки и замолчал.
  
  - Скажи, что с тобой? Почему ты думаешь, что врач не поможет тебе?
  
  В ответ Лайлин только улыбнулся. Глядя на него, снова размывшегося до смутного образа, Ати пытался вспомнить, как же он выглядел раньше. Раз увиденное узнается всегда, но новый облик заменяет в сознании старый. Время - та же тень и скрывает слишком многое.
  
  - Я так хочу дождаться Болуса, но знаю, могу не успеть. Если же не успею... - Дядя шевельнулся, скользнул пальцами в складки одежды. - На случай, если не успею, я должен буду просить не его, а тебя.
  
  В руке его был запечатанный квадрат бумаги. В отличие от прочих вещей неожиданно белый.
  
  - Я приехал сюда неслучайно. Мне осталось немного. Совсем немного уже, в этом никакого сомнения. Там, где я жил в последнее время, нет никого из варази... Но Силац - большой город. Я узнал, что один из их швецов поселился здесь. Он послушает тебя, должен будет послушать. Просто отдай ему письмо и деньги. Они в сундуке.
  
  Ати обернулся - сундук и правда уже стоял у двери. Маленький, вытертый, он едва ли вмещал многое. Но совсем не хотелось, чтобы пришлось из него что-то достать.
  
  - Не говори так. Отец вернется через неделю. Ты непременно увидишь его.
  
  Дядя снова издал странный хрустящий смешок.
  
  - Швец варази - едва ли простой человек. Но он не откажет мертвецу в последней церемонии. Обещай, что найдешь его. Обещай. Обещаешь?
  
  Завороженный повелительной силой его голоса, Ати кивнул. Тяжесть согласия тут же легла ему на плечи, но вернуть данное он не мог.
  
  - Тогда... Десять лет назад... Болус возвел большую гробницу. Думаю, в ней найдется место и для меня. Если же нет - похороните меня рядом. Это важно мне.
  
  Ати кивнул снова - и гнетущая тяжесть как будто удвоилась. Совсем не такого разговора он ждал и оказался к нему неготов. Но тогда, когда, казалось, мрак должен был сгуститься только больше, дядя внезапно повеселел.
  
  Хотел ли и он быстрее оставить позади эти черные земли или взятое обещание взбодрило его, Ати не понял.
  
  - А Ашта? Здесь ли еще старая Ашта?
  
  - Конечно, - с облегчением отозвался он. - Как всегда, командует кухней.
  
  - Скажи ей, что я дома и хочу съесть свое любимое блюдо. Может, оно придаст мне сил.
  
  Эта перемена в настроении - в самой дядиной повадке даже - утешила Ати.
  
  - Сейчас же скажу.
  
  Третье обещание уже не легло на душу камнем. Наоборот. Он собрался встать, но Лайлин остановил его.
  
  - Подожди. Посиди со мной еще немного.
  
  Но, против ожидания, больше не говорил ничего. Полулежа на расшитых подушках, дядя просто молчал. Тишина, однако, была легкой. Казалось, он погрузился в задумчивость. Задумчивость эта расслабила искаженные болью черты, а полумрак сделал остальное. Взглянув на него в очередной раз, Ати вспомнил, наконец, лицо из своего детства. Как мало осталось теперь от того лица.
  
  - А где ты жил в последнее время? - испытал удачу он.
  
  - В Доше, - отозвался после паузы Лайлин.
  
  - В Доше? Так близко?
  
  Мысль о том, что этот странный человек, пришедший в их дом, казалось, из ниоткуда, жил, на самом деле, всего в нескольких днях пути, ошарашивала. В ней было что-то приятное - и неприятное тоже. Ати, осторожный обычно в эмоциях, сейчас испытывал их чересчур много. В Лайлине крылся целый новый мир. Мир загадочный и недоступный.
  
  Некоторое время они еще молчали в полумраке комнаты, а потом по дыханию дяди Ати понял, что тот уснул. Тогда он вышел и направился на кухню. Завтра, решил он, я зайду снова завтра. Быть может, тогда он расскажет больше.
  
  Но наутро Лайлин был мертв.
  
  
  
  
  
  Новость прокатилась по дому, как вал.
  
  Накануне Лайлин вошел неузнанным, но тогда, когда ему не было больше нужды во внимании, каждый слуга знал, что в зеленой комнате умер хозяйский брат. Умер и так и лежит там.
  
  Нашла покойника младшая девушка, которой Ати поручил заботиться о дяде. Ее крики разбудили всех, кто еще спал в тот утренний час. Разбудили бы и самого Ати, но он встал раньше обычного. Оставшись за главного, должен был следить за торговыми делами отца; этому и хотел посвятить начало дня.
  
  Намерение не позволяло от себя отступиться. Он принял управляющего и говорил с ним следующие два часа. В комнату успел только заглянуть - но и рад был этой спешке.
  
  Она дала ему время. Чтобы успокоиться и чтобы обдумать. Времени того оказалось, впрочем, недостаточно. Зайдя в зеленую комнату снова, Ати помедлил, прежде чем приблизился к алькову. Но когда все-таки подошел, понял, что боялся зря. Кто-то набросил покрывало Лайлину на лицо - и теперь ткань не выдавала уже никаких тайн.
  
  Ати не стал откидывать ее. Просто стоял рядом, глядя на неподвижное тело. Дядя не казался спящим, не казался человеком вообще. Груда лохмотьев на постели. Виднелись только руки, покрытые пятнами язв. Но предсмертная судорога не скрючила его пальцев, и эти фантастические, невозможные руки лежали, словно в них никогда и не было жизни. Ати чувствовал себя зрителем на мистерии.
  
  Это было странное ощущение. Все еще погруженный в него, он вышел, но тут же вернулся. Деньги, вспомнил он. Дядя говорил, что деньги в сундуке. Шкатулка нашлась на самом верху. Ати взял ее и вышел снова.
  
  Из комнаты, но не из дома. Решиться на это он смог не сразу.
  
  Лайлин просил отнести письмо и плату швецу из варази. Варази были малочисленным, разобщенным народом, и искать среди них могло прийтись долго. Человеку постороннему, тем более. Однако так получилось, что Ати знал, к кому надо идти. Знание это, увы, не облегчало задачи.
  
  Многие в городе угадали бы, о ком речь. Постройка через три улицы, 'дом с башней', обросла легионом легенд. Проходя мимо нее, кто косился, а кто спешил быстрее свернуть, и тому было довольно причин. Явных и неявных, слухов и историй, рассказанных соседями.
  
  Бальзамировщик и похоронных дел мастер, Меддем Зарат не был, конечно, своим родом занятий исключителен. Где жизнь, там и смерть, и кто-то должен посвятить себя ей. Его предшественник пугал людей не больше других этого ремесла, и о его народе не говорили дурно. Все, что шептали о Зарате в городе, приходилось ему личной заслугой.
  
  В попытке оттянуть неизбежное Ати снова перебрал листы, что принес управляющий. Сколько товаров продали, сколько привезли новых в последние дни. Цифры, которые начали говорить, наконец, и с ним. Потом проверил, все ли в порядке дома. Никто не ждал, что он станет вникать в хозяйственные тонкости, но следить за тем, чтобы люди, в эти тонкости посвященные, выполняли все в срок, Ати был должен. Это отец тоже доверил ему.
  
  Но всюду если не разговоры, то неслучайная тишина напоминали о том, что предстояло исполнить. Заглянув на кухню, Ати едва не столкнулся с седой женщиной, которая заправляла там. Заправляла, сколько он помнил себя.
  
  - Горе не дает покоя ногам? Идите, погуляйте. Может, успокоитесь, - посоветовала Ашта, скрестив на груди руки.
  
  Вид у нее был усталый. Может, ей и самой была нужна такая прогулка. Накануне дядя просил позвать ее, и Ати позвал. Значит, когда-то они были знакомы.
  
  - Да, - согласился он. - Пойду выйду на улицу.
  
  Хватит, решил он. Это все равно нужно сделать.
  
  Из двух дорог, тем не менее, выбрал более долгую. Мог бы срезать путь переулками, но вместо этого поднялся на вершину холма. Испещренный красной черепицей крыш, тот возносился высоко. В Фер-Сиальце было еще три холма, но все они уступали ему размерами. Стоя на самом верху, Ати мог видеть город почти целиком. Каждый раз зрелище ободряло его; ободрило и теперь. Сияющая белизна домов уходила за горизонт. С одной стороны - с другой стояло море. Цвет и свет в количестве почти чрезмерном.
  
  Видна была и река, питающая это море, Раийя. Рассекая город на две половины, она текла медленно, почти лениво, и там, где вода, наконец, встречала воду, пестрели на солнце паруса. Порт.
  
  Ати задержался на вершине, давая спокойствию наполнить себя, а после нашел нужную улицу. Все они на холме отходили отсюда, но дальше принимались петлять. Эта, впрочем, свернула не сразу, и сколько-то он шел под уклон по прямой. Быстрей, чем хотел бы, но мимо таких привычных стен. А потом улица повернула, и он повернул вслед за ней - чтобы оказаться у цели.
  
  Столько раз видел дом Меддема Зарата и снова отвык.
  
  Ограда открывала немногое, но светлела башня и протыкала небо площадка над ней. Дожди опять размыли побелку, и кое-где проступал кирпич. В Силаце редко строили из него, но традиция обязывала варази использовать только один материал. Лишней была как раз побелка, ей хозяин чтил уже традиции города, в котором выбрал жить. Возможно, впрочем, им двигало и другое.
  
  Ати дошел до ворот и сквозь решетку увидел массивный фундамент, медную, в эмалевых росписях, дверь и узкие окна. По обе стороны от двери замерли человеческие фигуры. Неподвижные, словно полуденный жар совсем не изматывал их, с закрытыми лицами. Те самые слуги, которые и обеспечили Меддему Зарату его славу.
  
  Он взялся за молоток и постучал.
  
  Слуги видели его - не могли не видеть, и слышали - не могли не слышать, но ни один не пошевелился. Они охраняли вход в дом, но, казалось, безразличны были ко всему, кроме прямой своей задачи. Посетитель же не нарушил пока никаких границ. И все-таки, хоть они оставались далеко от него, Ати похолодел.
  
  Когда Меддем Зарат приехал в Фер-Сиальце, то привез с собой десять таких слуг. Молчаливых до немоты, безликих - потому что никто не видел их без обмотавшей головы ткани, - исполнительных настолько, насколько только можно желать. Но не будь Зарат швецом, не пожелай быть в Силаце кем-то, кроме швеца, на них обратили бы куда меньше внимания.
  
  Однако он чужд был аскетичности, а погребением единоверцев не заработал бы много. Зарат попытался прибрать к рукам кое-какие другие дела. Это вызвало возмущение. Разумеется, вызвало. Все в Фер-Сиальце уже имело своих владельцев, и новый человек не мог просто так взять что-то себе. Расклад ему объяснили. Однако прошел день, второй, и те, кто решил отстоять порядок вещей, исчезли. А некоторое время спустя у Меддема Зарата появилось трое новых слуг.
  
  Говорили, его умения, то, что делало Зарата швецом, позволяло ему и подчинить человека после смерти.
  
  Конечно, не стоило верить всему. Ати постучал снова и оглядел, насколько мог, голый утоптанный двор. Ни беседки, ни пристройки, ни амбара. Проникали ли звуки сквозь кирпичные стены? Собирался ли кто-то выйти к нему? Стоило ли окликнуть эти безмолвные фигуры? Он вдруг понял, что последнее сделать не сможет.
  
  Испытать себя Ати не довелось. Кто-то толкнул дверь, и та приоткрылась. Еще толчок - и на улицу выбежала женщина. Одежда взметнулась вокруг нее, когда она устремилась к воротам, и одежда эта была короче, чем носили обычно варази. Темноволосая, взъерошенная, женщина не имела порядка и в своем многослойном платье. Это, однако, не делало ее неряшливой; было простым следствием бившей через край жизненной силы.
  
  - Ты кто? Тебе кого надо? - налетела на него женщина. Хотя ростом и сложением она походила, скорей, на мальчишку. - Я тебя не знаю. Зачем ты пришел?
  
  Их разделяла решетка ворот, но Ати невольно попятился. Столько напора было в ее словах.
  
  - Я Атех Кориса, сын Болуса Кориса. Хозяин должен знать моего отца. У меня к нему письмо и просьба.
  
  - Торговля? - прищурилась женщина. - Ты по торговым делам к нему пришел?
  
  - Нет, - он отвел взгляд. - Не по торговым. Он может провести... обряд.
  
  Ответ озадачил женщину, и она сразу потеряла половину той угрозы, которая чудилась в ней Ати. Старше него на несколько лет, она все еще была достаточно молода. Недостаток опыта, видимо, и мешал принять решение сразу.
  
  - Так ты к нему по похоронным делам? - уточнила женщина, без всякого стеснения разглядывая Ати. Человек не из их народа по такому вопросу к ним был явиться не должен. Это она давала понять хорошо.
  
  - Да. Можно мне с ним... поговорить?
  
  Она запустила пальцы в и без того спутанные волосы и дернула за них, а потом обернулась к дому. Подвижность, оставив на секунду черты, увела с собой и половину суматошливого очарования.
  
  - Поговорить, говоришь?
  
  - Да, - кивнул Ати. - Если господин Зарат не очень занят.
  
  Женщина расхохоталась, и жизнь снова наполнила ее.
  
  - Не очень занят? Не очень занят? Господин Зарат занят всегда. - Смех оборвался. - Но заходи. Пусть он сам решит, сколько будет тебя слушать.
  
  Она потянула ворота на себя и заперла их, стоило только Ати войти.
  
  - Меня зовут Карраш. Иди за мной.
  
  И они пошли. Вблизи, не ограниченный рамкой ограды, дом подавлял. Сложенный в форме креста, он имел всего один просторный этаж и, в центре своем, над самым перекрестьем, надстройку, которая и казалась с улицы башней. Монолитный, с толстыми стенами, он походил на крепость. Ей, возможно, и был. А еще, под землей, - мертвецкой. Этих помещений Ати, впрочем, надеялся не посетить.
  
  Карраш хрипло шепнула что-то слугам перед тем, как открыла для гостя дверь. Ати не решился рассматривать их, но почувствовал с обеих сторон неприязнь, давящее нежелание пускать постороннего.
  
  Внутри было неожиданно светло. Высокий потолок и белые без росписи стены.
  
  - Жди меня здесь. Я сейчас, - наказала Карраш и исчезла.
  
  Даже в мыслях Ати не ослушался бы ее.
  
  - Он согласен тебя видеть, - объявила она минуту спустя. - Иди.
  
  И убежала, будто ее и не было.
  
  Одиночество охватило Ати в этом просторном пустом коридоре. Он выглянул в окно, но тут же отвернулся: так мало было видно дня. Тогда, крепче сжав дядину шкатулку, он двинулся вперед.
  
  - Болус не говорил, что у него будет ко мне дело. Хотя мог бы сказать.
  
  Меддем Зарат встретил его на пороге комнаты: силуэт по ту сторону занавеси.
  
  - Мог бы...? - Ати разом забыл слова, которые приготовил. - Вы с отцом друзья?
  
  - Друзья? - Зарат откинул занавесь. - Нет. Он знает, кто я, я знаю, кто он, и мы были в одном месте перед его отъездом. У ростовщика. Он видел меня и мог предупредить. Но не стал.
  
  Бальзамировщик не насмехался, не выговаривал, просто фраза за фразой восстанавливал прошлое. Пока то не встало рядом с ними, такое же реальное, как тогда.
  
  - Приветствую почтенного Меддема Зарата! - поклонился Ати и извинился: - Отец не знал, что нам нужны будут ваши услуги.
  
  - Как так - не знал?
  
  Черные глаза Зарата смотрели испытующе. Ати никогда не стоял к нему настолько близко, видел только издалека. Невысокий, смуглый, тот походил на пирата - и говорили, с пиратами водился. Не потому, что был причастен их ремесла, потому, что имел с него выгоду.
  
  - Человек, который умер, не известил о приезде.
  
  - Он что же, приехал сюда для того, чтобы умереть?
  
  Ати хотел отринуть предположение, но запнулся. Ведь получалось, оно было правдой. Солгать же он не мог.
  
  - Он знал, что смерть близко, но не думал, что настолько.
  
  Меддем Зарат отступил, пропуская его в комнату.
  
  - Кто этот человек, что ты пришел просить за него? И почему ко мне?
  
  - Он мой дядя, - ответил Ати, оглядываясь по сторонам. - Он завещал это мне.
  
  Пол устилали ковры. Комната не была гостевой, но не была и личными покоями Зарата, иначе он вряд ли бы принял посетителя в ней. Ати все искал что-то, знак или предмет, который оправдал бы ворочавшийся внутри страх, и не находил. По правде говоря, вокруг оказалось чересчур мало вещей. Кроме ковров - несколько скамеек и стол. Хозяин писал за ним перед тем, как его потревожили, но писал на языке, которого Ати не учил.
  
  Он отвел взгляд, но слишком поздно. Зарат заметил интерес и дал знать, что не понимает его.
  
  - Разве у Болуса есть брат? - Бальзамировщик наклонился и убрал бумагу. - Да, я слышал что-то вроде того.
  
  Больше он не сказал ничего, и, вынужденный этим молчаливым ожиданием, Ати вынул из-за пазухи письмо, протянул шкатулку.
  
  - Он сказал передать вам.
  
  Зарат поднял бровь, но предложенное взял. Поставил шкатулку на стол и принялся читать. Ати, который надеялся просто отдать их и уйти, понял, что по-другому быть и не могло. Принял бы сам он в дом мертвеца, не узнав о нем ничего?
  
  Бальзамировщик все читал. В этой полупустой комнате, позади которой остался пустой коридор, он единственный нес на себе несомненный отпечаток того, что предвещал снаружи дом. Отпечаток преотчетливый. Густая синева одежд Зарата, обсидиан перстней и масло в его волосах - масло, пропитавшее, казалось, кожу даже и на руках, - принадлежали местам, далеким от Фер-Сиальце.
  
  Хотя Ати не ответил бы, где находится родина варази. Они всегда казались ему странствующим народом.
  
  Странствующим и все же оседлым.
  
  - Вот оно как, - Зарат сложил послание. - Твой дядя странный человек.
  
  Настал черед шкатулки. Ати вдруг показалось, что сейчас он вернет письмо и плату и попросит уйти. Но наваждение рассеялось.
  
  - Впрочем, не бедный.
  
  Зарат, похоже, остался доволен суммой. Его внимание, до того безличное, обратилось к посетителю, и несколько секунд Ати кожей чувствовал это прикосновение. Тяжелое и бесцеремонное.
  
  - Я подготовлю его к погребению, - согласился бальзамировщик. - Сделай так, чтобы тело принесли к закату. Мне нужна будет неделя. Через неделю его доставят обратно.
  
  Ати торопливо кивнул, однако Зарат не закончил.
  
  - Но к исходу месяца вы должны будете доплатить.
  
  - Доплатить? За что?
  
  Он правда не понимал.
  
  - За то, что я обрежу нить. Здесь, - хозяин указал темным, будто из дерева вырезанным пальцем на шкатулку, - хватит только за половину работы. А я должен обрезать нить, чтобы закончить ее.
  
  Это звучало так, словно было чем-то само собой разумеющимся. Чем-то, лежащим в сути вещей. И тут Ати сложил, наконец, обрывки разговоров, осознал давно дремавшую в голове идею. Он понял, почему Меддема Зарата называли швецом.
  
  - Сколько понадобится доплатить?
  
  - Не больше, чем ты дал уже мне.
  
  Признаваться, что не знает, сколько денег принес, Ати не стал.
  
  - Конечно. Мы заплатим.
  
  - Тогда сделай, как я сказал, - подвел итог Зарат.
  
  Разговор был окончен. Да и о чем еще было им говорить? Но именно сейчас, когда задача, мнившаяся невыполнимой, оказалась исполнена (возможно, потому как раз), Ати ощутил в себе невиданную храбрость. Ему захотелось заглянуть в шкатулку - и в письмо, которое бальзамировщик не собирался возвращать, открыть другим предназначенные тайны. Желания такой силы посещали его редко, и ему пришлось напомнить себе, что удовлетворить это невозможно.
  
  - Кара! - окликнул Зарат.
  
  В коридоре раздался топот босых ног.
  
  - Проводи гостя, - он кинул последний взгляд на Ати и отвернулся.
  
  Не враждебный и, как казалось, почти даже не страшный. Нужно было быть ребенком, впрочем, чтобы решить, что не случалось и по-другому.
  
  Через коридор, за двери, к воротам. Выходя из дома, Ати все-таки посмотрел на одного из стражей, и бледные в прожилках глаза, выцветшая кожа того заставили ускорить шаг. Но запеченный солнцем двор не принес облегчения. Карраш отодвинула засов и, словно могла читать мысли, усмехнулась. Зубы у нее были белые-белые и не в пример стражам живой, ехидный вид.
  
  - Прощай. Или до свидания, тут уж как знать, - сказала она.
  
  - До свидания, - вежливо отозвался Ати.
  
  Оказавшись на улице, он в этот раз выбрал короткий путь. Проулками, садами совсем скоро добрался до нужного поворота. А за ним была уже и ограда.
  
  Он, тем не менее, задержался в тени стены. И только переведя дыхание миновал привратника и ступил на дорожку. Как хотелось бы ему сейчас прогуляться среди отцовских деревьев, но впереди были более срочные дела. Он вернулся, чтобы исполнить обещание.
  
  - Соберите покойника, - поручил Ати слуге, которого встретил первым. - И доставьте на закате к Меддему Зарату.
  
  Немолвный ужас притворился, что не заметил.
  
  До заката оставалось достаточно времени, но из зеленой комнаты дядю унесли сразу. Чтобы одеть и чтобы обмыть. Ати не смог удержаться и зашел туда вместо отдыха. Его звала память прошлого вечера, хоть он и знал, что от Лайлина в комнате не осталось уже ничего. Стоял, конечно, сундук, но это была старая, безликая вещь, которая могла принадлежать кому угодно.
  
  Ати, тем не менее, заглянул в него. Перебрал ветхую смену одежды, дешевые дорожные принадлежности. Похоже, все деньги дядя отдал Меддему Зарату. В сундуке не было ничего - ничего совсем, что выдало бы в Лайлине брата одного из самых богатых торговцев Фер-Сиальце. Ничего, что выдало бы в нем хоть что-то вообще.
  
  Печаль, которую почувствовал Ати, удивила его. Ведь он совсем не знал этого человека.
  
  Подойдя к окну, он какое-то время смотрел, как ветер волнует листья. Потом вспомнил, что у дяди была еще палка, но палки в комнате не нашел. Видно, убрали слуги. Как же быстро исчезают следы, подумал Ати, и ему стало только грустней. Вечером Лайлин должен был покинуть свое предпоследнее пристанище - и кто знает, что станет с ним делать Зарат.
  
  Что ж, он сам просил об этом.
  
  Ати отвернулся от окна и решил, что исполнил все, что требовалось от него сегодня. Можно было, наконец, идти к себе.
  
  Он, однако, не угадал. Сколько раз за утро гнал от себя эту мысль, сколько раз запрещал себе обратиться за советом - ведь вести не могли не дойти. Но оказалось, встреча все равно предстояла.
  
  - Госпожа просила позвать вас, - сказала с порога девушка. - Она хочет видеть сына.
  
  
  
  
  
  На покои матери приходилась половина второго этажа; большая половина. Иногда Ати казалось, что эти комнаты существуют совершенно отдельно, словно они часть другого какого-то места. А иногда - что они самое сердце дома, вокруг которого тот выстроен. Он бывал в них редко, в месяц раз или два. Мать куда охотней спускалась сама, чем принимала гостей. Но и это случалось нечасто. Спроси кто Ати, он не смог бы ответить, хотел бы или нет изменить порядок вещей.
  
  Поднимаясь по лестнице, он пытался угадать будущее. Мать, конечно, узнала о случившемся. Но что подумала? И что хотела сказать? Отец был и ближе ему, и понятней. Насколько проще оказалось бы всё, успей тот вернуться.
  
  Но отец на его месте тоже сомневался бы, чего сейчас ждать.
  
  Меана Ти-це, которую в знак уважения к прошлой семье все еще называли 'надми', вышла замуж не по собственному желанию. Брак был связью, соединившей чужеземного торговца с городом, в котором тот добивался права вести дела. Потому что город тоже нуждался в ком-то вроде Болуса Кориса. Годы наполнили союз уважением, но не сточили незримой стены. Ати, впрочем, знал, что отец любит мать. Однако не был уверен в ее чувствах даже к себе.
  
  Против обыкновения, на площадке его никто не встретил. Матери прислуживали три девушки, и обычно одна из них брала на себя роль проводницы. Надми могла услышать шаги еще у подножия лестницы, такой острый был у нее слух, но доставшийся по наследству обычай следовало блюсти. Выйдя замуж за чужестранца, мать не переняла его уклада жизни. Не переняла почти что ни в чем.
  
  Это разделяло родителей очевидней всего, но Ати видел, что суть в другом. До этого дня ни разу не пытался подобрать слов, которые выразили бы ее, и, конечно, не сумел подобрать сразу. Он, впрочем, пришел сюда не за тем.
  
  Благоуханный воздух вокруг стоял тих и прохладен. Резной орнамент вился по арке, а коридор за ней уводил вглубь. И Ати вошел.
  
  Мимо драпировок, мимо спускавшихся с потолка цепочек, по желто-красным циновкам. Все это не было частью комнат впереди, истинной частью, только предваряло их, самое большее - не противореча. Как будто требовалось что-то, что служило бы границей.
  
  Каждый раз, проходя по этим циновкам, Ати пересчитывал полосы. Желтых было на одну больше, и это упорно казалось ему неслучайным. Казалось предтечей. А потом он поднимал взгляд и был уже внутри.
  
  Лазурный, зеленый - тот, что восходит к молодой траве, - и желтый, соломенно-желтый, цвет той же травы солнечного посмертия. Ати, как сборщик шепти, смотрел всегда и во всем на цвета. Здесь в убранстве их было всего три, но каких ярких, чудесных каких. На входе в комнаты матери он всегда замирал.
  
  - Ты пришел, - сказала она и поднялась с подушек.
  
  Ати склонил голову: потому что этого требовал обычай и потому что того же требовали чувства, и прошел вперед. Но не он один. Мать спустилась с возвышения навстречу.
  
  - Атех, - положила ему на плечи руки. - Атех, - провела ладонью по груди.
  
  А потом отстранилась: и телом, и душой. Ати знал, что больше она не прикоснется к нему до самого расставания.
  
  - Да, ведь ты звала.
  
  Год шел за годом, и вот он уже стал выше ее. Никогда прежде не сознавал этого так остро.
  
  Редкого для ее народа льняного цвета волосы мягко спускались по плечам матери. Однако в тонких чертах мягкости не было, и твердо, ясно зеленели глаза. Из зеркала на Ати смотрело очень похожее лицо, но он не находил в себе ее строгости. В движениях же и вовсе не было сходства. Худая даже в ее возрасте, очень миниатюрная, Меана Ти-це не делала, казалось, ни одного случайного жеста.
  
  Но как же легка при этом была. И словно воспоминанием о чем-то до сих пор изящна.
  
  - Расскажи мне, - повлекла она его за собой, снова села на подушки. Лазурная ткань платья волной легла у ног. - О том, что случилось вчера и сегодня.
  
  - Ты спрашиваешь о... дяде? - слово все еще давалось Ати с трудом.
  
  - Да. Я спрашиваю о Лайлине Кориса. Что он умер, я знаю. Но зачем приехал сюда? Этого мне не расскажет никто, кроме тебя.
  
  Ати вспомнил слова Зарата, с которыми про себя согласился, но этот разговор требовал совсем других слов.
  
  Мать терпеливо ждала.
  
  - Я тоже не расскажу тебе много. Он приехал, потому что был болен. Смертельно, как он сам знал. Кажется, там, где дядя жил, о нем совсем некому было позаботиться. Поэтому, когда час пришел, он поехал к своему брату. - Ати замолчал. - Но не дождался его.
  
  Она кивнула - как кивают мелким, незначительным совсем вещам. Это было так свойственно ей, и все равно покоробило Ати. Словно произошедшее не заслуживало ее сочувствия, словно было ничуть не интересно ей. Но именно сочувствия он и не встречал от нее никогда.
  
  - Чем он болел? Лайлин сказал тебе?
  
  - Нет. Сказал только, что не заразит меня. - Он помолчал и все-таки не сдержался: - Но выглядел страшно.
  
  - Знаю. Я видела.
  
  Ати взглянул на нее во все глаза.
  
  - Пока тебя не было, я спускалась. Девушки очень напуганы. Жаль, что он не дал тебе объяснения, я не встречала подобного раньше. Что ж, примем его слова на веру. И понадеемся, что он не ошибся. И не солгал.
  
  Солнце широкой полосой заливало комнату, и зеленые, желтые, лазурные предметы обстановки казались в нем еще ярче. Умело расставленные, такие знакомые. Маленький инкрустированный изумрудами тигр скалил острые зубы, коса к косе спускались плети балконных растений: наружу, но и вовнутрь.
  
  - Зачем ему было бы лгать? - не понял Ати.
  
  Но она как будто не слышала.
  
  - Это по его поручению ты уходил? Где ты был, Атех?
  
  - У Меддема Зарата.
  
  Ати так редко замечал в ней даже тень удивления, что сейчас мог упустить вовсе.
  
  - Он хочет, чтобы его хоронили по обряду варази?
  
  - Да. Написал письмо для швеца. На закате его заберут и вернут через неделю. Отец уже должен будет приплыть...
  
  Он мог бы добавить то немногое, что еще знал: например, о просьбе дяди похоронить в семейной гробнице, но не стал. Потому, что не хотел волновать мать, и потому, что в глубине души считал, будто взял на себя обязанность защищать мертвеца. А Ати не был уверен теперь, не наложит ли она запрета.
  
  Противоречие, рожденное этими двумя только на вид схожими побуждениями, смутило его. Есть еще достаточно времени, решил он, приготовления могут и подождать. Тем более что погребение не потребует пышных церемоний. Не потребует, кажется, почти никакой.
  
  - Я приду, когда его вернут к нам, - пообещал Ати, чтобы отогнать неприятное чувство.
  
  - Не нужно, - качнула головой мать. - Я хотела увериться, что Лайлин не принес в дом беды. Но так ли это, даст знать только время.
  
  - Беды?
  
  Больше она не сказала ничего, и по этому затянувшемуся молчанию Ати понял, что время их встречи иссякло. Он поднялся с подушки - такой мягкой, такой удобной подушки, - взял руки матери в свои.
  
  - Рад был видеть тебя.
  
  А после сошел вниз. Она не остановила его, только кивнула.
  
  На выходе, перед тем, как ступить на первую, желтую полосу циновки, Ати все-таки не сдержался:
  
  - Ты знала его? Дядю?
  
  Мать, все так же сидевшая на возвышении, обернула к нему безмятежное лицо. Кому-то в первую встречу она могла показаться доброй, и какой ошибкой это бывало.
  
  - Твой отец приехал с ним вместе в Силац. Как я могла не знать его? Но он был плохой человек. Тебе повезло, что ты не узнал его лучше.
  
  Вопреки смыслу, сказанное, казалось, совсем не волновало ее. Поклонившись, Ати прошел через коридор.
  
  Стоило ему оказаться на площадке, как мимо пробежала одна из девушек. Мелко-мелко прозвучали по ступенькам шаги. Он же, напротив, начал спускаться.
  
  Как и всегда после свидания с матерью, в голове стояла тишина и будто бы звон. Легкое потрясение, сглаженное привычкой и ею же подкрепленное, не охватывало его целиком, и все равно какое-то время он не мог думать ни о чем другом. Тому, что она не захотела видеть его дольше, Ати не удивлялся. Так было почти всегда. Он настолько сжился с этим, что не представлял, как это - когда все иначе. И все равно в глубине души жило разочарование.
  
  Ати знал, что ее отрешенность по наследству передалась и ему. Умножившись, возможно, но и изменившись притом. Он был куда более рассеян. Мать же не забывала никогда и ничего. То, что он мог упустить по недомыслию, увлекшись, она бы оставила без внимания нарочно.
  
  Да, подумал Ати, найдя имя тому, что не смог назвать, поднимаясь. Тому, что давно про себя понимал. Не разница традиций разделяла мать с отцом, а ее собственное намерение. Меана Ти-це хотела, чтобы все было именно так. Мог бы отец побороть это, пытался ли? Ати не знал. Возможно, и не осмеливался. Ведь женщина, на которой он женился, происходила не из простой семьи.
  
  Ати спустился по лестнице и пошел, наконец, туда, куда все это время стремился. В синюю комнату. Позвал девушку, попросил принести еды и сел на кушетку. Встал, снова сел и так и остался. Взгляд его нашел окно, но игру света и тени в саду Ати почти не видел.
  
  Ему было известно очень мало, и он не пытался узнать больше, но, хоть мать и звали все еще 'надми', родня ее находилась среди своего сословия в опале. До сих пор, но, кажется, особенно - тогда, двадцать лет назад. Иначе ее, дочь жреца, просто не отдали бы отцу. Честь, но и позор, и, вероятно, больше позор, потому что это Болус Кориса хотел получить связь с Фер-Сиальце. К нему снизошли и ему уступили. Могла ли мать после такого тепло относиться к нему?
  
  Могла ли тепло относиться к кому-то вообще?
  
  Ати и сам был частью заключенного тогда договора. Точней, сначала - не был, потом - стал, а теперь снова не был. Брак содержал в себе условие: третий сын, рожденный в нем, принадлежал храму. Тому храму, власть в котором потеряла семья матери. Возможно, в виде воздаяния, а возможно, как новое оскорбление.
  
  Он все еще помнил брата, хоть с каждым годом все хуже. События, случившиеся в раннем детстве, обычно остаются всего парой картин. Брат был на два года старше, но два года - много в такой семье, как их. Тем более что Ати много болел тогда, и это за него опасались, что он умрет. Однако судьба решила по-другому. Брата похоронили, и его жребий перешел к Ати.
  
  Но потом все переменилось снова, и Ати вернулся домой. Время, когда его считали предназначенным храму, впрочем, прошло не впустую. И пусть теперь ему приходилось наверстывать торговые дела, у него было занятие, к которому лежала душа. Торговля, он знал, никогда не займет этого места. Хотя Ати надеялся, конечно, полюбить отцовское ремесло.
  
  Накрытый платком стол разноцветно перемигивался, словно в такт его мыслям.
  
  Сборка шепти требовала умения чувствовать цвет, но не только. Некоторые известные художники пытались собирать их, но получали подобие, не больше. Точное снаружи и пустое внутри. Это понимал даже самый простой человек. Отвращение зла и удача - вот что было сутью шепти. И пусть благословлял их жрец, сборщиком мог стать каждый, чьи чувства остры.
  
  Вспомнив о шепти, больше забывать о нем Ати не смог. Отодвинул стул, снял платок со стола. Он сдержал обещание, данное дяде, он говорил с матерью, а утром - с управляющим. Это время наедине с собой он заслужил.
  
  Выбирая между двумя ограненными камнями, Ати еще один последний раз подумал, что долг его исполнен сполна. Неделю спустя, когда тело дяди вернется, отец уже будет дома. Отец погребением и займется, а ему, Ати, в оставшееся время больше не выпадет наверняка никакой сложной задачи. Такое будущее совсем не огорчало его.
  
  Однако так вышло, что он ошибся.
  
  
  
  
  
  - Что?
  
  Немилосердное полуденное солнце торжествовало в небе, достигнув точки, к которой стремилось с рассвета. На время все покорилось ему. Притих сад и недвижно лежали плиты, слагавшие площадку перед домом. Но на площадке этой стоял Меддем Зарат, и в нем не было ни доли смирения.
  
  - Что? - уже тише переспросил Ати, потому что ответом его не удостоили.
  
  Привратник, такой храбрый еще недавно, не посмел остановить пришельца. Как и везде, Зарата сопровождали двое слуг, но старик открыл бы двери, явись он даже один. Бальзамировщик мог бы войти и в дом, никто не помешал бы ему. Он сам выбрал остановиться на пороге.
  
  - Ты спрашиваешь меня, что произошло?
  
  Три дня же всего прошло, крутилась мысль в голове Ати, всего три дня. Но эта мысль принадлежала прошлому, которое уже не существовало. Да, бальзамировщик должен был вернуть Лайлина только через неделю, но не смог бы сделать этого ни сейчас, ни потом.
  
  - Он ушел. Твой дядя. Встал и ушел, этой ночью.
  
  Зарат взнуздал свой гнев, но тот все равно затенял и всегда темное лицо.
  
  - Встал и ушел, хотя был мертв, как любой другой мертвец. Я знаю, я держал в руках его сердце.
  
  Каким же пугающим был Зарат теперь. Каким чуждым всему, что окружало его: тому, что Ати привык считать своей тихой заводью. При свете дня его халат глубокого синего цвета казался провалом в ночь. Широкий сложно расшитый пояс и перстни - исполненными тайного, опасного смысла. Но хуже всего были глаза: ими смотрела душа человека, живущего по другим правилам. И душа эта сейчас была в огне.
  
  - И ты мне этот исход объяснишь.
  
  Ати спустился, едва только ему сказали, что бальзамировщик внизу. Спустился, совсем не готовый к тому, что его ожидало. И сейчас в своей домашней одежде чувствовал себя беззащитным. Как будто, будь одет лучше, нашел бы, что ответить.
  
  - Вы сами видели, как он... уходит? - выговорил, наконец, Ати.
  
  Зарат прищурился, словно ждал не того.
  
  - Не я. Но да, его видели.
  
  Само явление, впрочем, казалось, совсем не удивляло его. Поняв это, Ати поразился по-новому - и одновременно почувствовал себя спокойней. Если для кого-то такой порядок вещей был нормальным, мог стать менее невероятным и для него.
  
  'Почему тогда не остановили?' - хотел спросить он, но вспомнил, с каким безразличием смотрели слуги на то, как он стучит в ворота. И не решился бы задать вопрос все равно. Не сейчас, не Меддему Зарату.
  
  - Я взялся исполнить эту работу из уважения к твоему отцу, - обличал тот. - Приди ко мне другой с такой просьбой, я бы узнал о покойнике все. И только потом допустил до наших обрядов. Но для тебя я забыл свое правило. А ты обманул меня, Атех Кориса.
  
  Ударь его Зарат, Ати удивился бы меньше. Возмущение неправдой почти заставило заговорить, но бальзамировщик не дал.
  
  - Или ты думал, что я ничего не узнаю? О том, кем был твой дядя? Не оставь он Силац так давно, я бы слышал о нем. Но теперь я спросил, и мне рассказали.
  
  Так вот почему он здесь только к полудню, понял Ати. Ходил расспрашивать.
  
  - Что рассказали? - беспомощно выдохнул он.
  
  Зарат - хоть и выразил всем тоном, всей повадкой своей насмешку чужому актерству, - ответил. Потому что пришел не для того, чтобы молчать.
  
  - О том, чем он занимался в Гидане. Там и в других многих местах. Не притворяйся, что не знаешь. Ты родня ему. Ты просил за него. И ты объяснишь мне его замысел. Говори.
  
  Но Ати нечего было сказать.
  
  - Говори, - повторил Зарат.
  
  Двое неподвижных слуг высились у него за спиной. Насколько полноцветным был наряд бальзамировщика, настолько истерлись и выцвели их. Не оборванные и не грязные, слуги, тем не менее, выглядели совсем не так, как обязывало положение. Будто носили то, что надето на них, неисчислимо долго. Зарат мог бы обрядить их по последней моде; но этого, видимо, он не хотел.
  
  Не хотел даже одеть как варази. Кем были эти люди? Когда заступили на свою службу и почему?
  
  И даже оружие у них старое, думал Ати, старое, но острое. Он никак не мог отвести глаз от полосы перламутра на рукоятке одного из кинжалов - единственного осыпающегося украшения. К ней и обратился.
  
  - Я не знаю.
  
  - Ты лжешь, - отбросил его слова Зарат. Как кусок падали, если не хуже. - Как ты смеешь лгать мне?
  
  - Но я правда не знаю! - стоял на своем Ати. Страх заставил его говорить, просто потому, что молчать пугало куда больше. - Каким бы ни был его замысел, он меня в него не посвящал. Если вообще замыслил хоть что-то.
  
  - Ты лжешь. - Теперь Зарат утверждал. - Он сделал моими руками нечто, он осквернил своими делами мой дом. Ты думаешь, я такое прощу?
  
  Ати был уверен, что нет.
  
  - Мы... можем заплатить.
  
  Он предложил самое очевидное и тут же понял, насколько ошибся.
  
  - Ваши деньги не нужны мне. - Бальзамировщик вытер ладонью ладонь. - Вы уже заплатили мне. За то, что я не могу закончить. И я требую объяснения. Только тогда, а не раньше, ты сможешь попробовать от меня откупиться.
  
  Гортанный голос Зарата звенел в тихом воздухе сада, давил на уши. Все в доме могли слышать его; все наверняка и слушали.
  
  - Объяснения, - эхом отозвался Ати.
  
  - Да. Чем занимался Лайлин Кориса перед смертью, что ушел от меня потом.
  
  Но ответа бальзамировщик не получил. А может, и не рассчитывал на него с самого начала.
  
  - Я даю тебе три дня, - объявил он. - Те три дня, которые оставались до нашей условленной встречи. На третий ты мне расскажешь.
  
  С этим Зарат развернулся к воротам. Слуги, словно угадав намерение господина, двинулись с места на мгновение раньше.
  
  Ати смотрел им вслед и чувствовал, как внутри ширится безысходность. Ошибка, допущенная им по незнанию, существовала с этого момента совершенно отдельно, обрела разум и волю, и собственный неоплатный счет, легла тенью на дом, на отца. Не имело никакого значения, ведал Ати, что творит, или нет. Даже сочти Зарат его невиновным, счет не закрыл бы. Чтобы другой не преступил грань намеренно.
  
  Это понимание, впрочем, не остановило его. Случившееся было несправедливо.
  
  - Он умер ночью того же дня, что приехал сюда, - крикнул Ати в спину бальзамировщику. - Всё, что я знаю, - перед отъездом он жил в Доше. Это он сказал мне, но больше ничего. Даже реши я ехать туда, нужна неделя.
  
  Да и что он делал бы в Доше, попади туда в этот самый момент? Кого спрашивал бы и о чем?
  
  Зарат обернулся, лишенный всякого милосердия. Хотя речь Ати, казалось, позабавила его.
  
  - У тебя есть три дня, - улыбнулся он и вышел за ворота.
  
  Медленно-медленно стала закрываться створка и почти закрылась уже, но тут во двор протиснулся старик-привратник. Кинул быстрый взгляд на Ати и отвернулся. Он слышал каждое слово - и тем усердней делал вид, что не разобрал ничего.
  
  А сколько таких нарочито вежливых посторонних теперь было в доме. Служанки и слуги, старая Ашта и - со всей неизбежностью - мать. Тень от увитого зеленью ее балкона падала на площадку перед домом, а ходить Меана Ти-це умела беззвучно. Мысль об этом закрутила бурю мыслей Ати сильней. Переступить порог он сейчас бы не смог, а остаться один был должен. Дорожка сада как будто сама бросилась под ноги. Ати спешил по ней, пока деревья не скрыли его.
  
  Но и тогда не остановился. В самую глубь сада он стремился и только когда оказался там, замедлил шаг. Тихо журчала вода: здесь родник выходил на поверхность; и всей своей нездешней шириной закрывали небо листья. Сквозь них, тем не менее, сияло солнце. И солнца было более чем довольно тут. На нагретую им каменную скамейку Ати и опустился, но пока сидел там, его наполовину скрыла тень.
  
  Что делать, Ати не представлял. Слепящая эта безвыходность, полное отсутствие пути, стояла перед ним, как еще одно солнце, очевидная превыше доступной сознанию меры. Каждая робкая попытка обойти ее встречала тупик.
  
  Этим самым утром Ати получил известие от отца. Тот был совсем рядом уже, по ту сторону залива, и сообщал, что закончит последние дела до конца недели. Можно было послать ему письмо с призывом поторопиться, но что письмо дало бы? Даже успей отец вернуться к означенному Заратом дню, разве спасло бы это их семью и самого Ати?
  
  Не спасло бы, нет. То, как он видел произошедшее, исключало всякую вероятность спасения. Меддем Зарат хотел получить ответ на исходе третьего дня, а ответ этот никто дать не смог бы.
  
  Кроме, наверное, Лайлина. Странное дело, но, как ни воскрешал Ати в памяти лицо дяди, не мог вспомнить ничего, кроме грязной ткани и наслоения язв. Даже глаза не смотрели на него из прошлого, хотя силе этих глаз он подчинился не раз. И все-таки безликий человек, навязавший ему свою последнюю волю, такого исхода не ждал.
  
  Ати не знал, откуда в нем это чувство, но чувство жило, а он привык верить себе. Лайлин, без сомнения, пришел в дом брата не просто так и не просто так послал племянника к Меддему Зарату, но задумка его, в чем бы ни состояла, не удалась.
  
  Разочарование чужим обманом тяготило Ати, но не отравляло. Чтобы мучиться предательством, нужно предавшего знать. Нет, не это гнело его, не это делало голову тяжелой и пустой. Зарат.
  
  Он не сумел бы сказать, какой именно кары ждет от бальзамировщика. Понимал только, что она непременно настигнет, и не только его одного. Понимал и что ничего не сможет предпринять, дабы беду отвратить. Сделает ли Меддем Зарат, не получив ответа, его одним из своих слуг? То, что казалось раньше страшным, но скрывалось завесой сомнения, теперь зияло многозубой гибельной пастью. Раз встал и ушел дядя, раз так спокойно принял эту возможность Зарат, значит, слухи были правдой. Он действительно мог обращать смерть вспять.
  
  И уж точно были правдой другие слухи, согласно которым обмана в делах он не прощал никому.
  
  Если бы существовал только способ... Но способа не было.
  
  Не видя выхода, однако, Ати не мог по-настоящему прочувствовать его отсутствие. Все было словно бы сном. И созвучно этому ощущению в сон его стало клонить. Так тепло было вокруг, так успокаивающе перешептывались редкими тайнами листья, так хотелось все случившееся забыть. Он вздрогнул, но на мгновение почти что уснул.
  
  Дерево, под которым Ати сидел, отец привез с родины и любил говорить об этом. Было такое оно в саду не одно, но прочие прибыли из разных мест. В разных местах побывал и Лайлин, хотя отказался от судьбы торговца. Чем же он занимался, какое выбрал себе ремесло? Ати теперь услышал достаточно, чтобы предчувствовать правду, но что она давала ему? Только еще больше вопросов.
  
  Что-то наверняка знала мать. Судя по словам, которые недавно произнесла. Ей было, может, известно больше, чем отцу, потому что тот, как понимал теперь Ати, из глубин своего жизнерадостного, целеустремленного характера просто не желал видеть неподходящих вещей. Болус Кориса не называл бы брата исследователем и путешественником, если бы его осуждал.
  
  Другое дело - мать. Та держала суть вещей цепко.
  
  Движимый внезапным порывом, Ати встал. Лабиринтом дорожек прошел через сад, но перед домом остановился. И все-таки попытаться стоило. Воодушевив себя, он, впрочем, храбрости не испытывал. Как дядя в тот первый день, Ати не сразу переступил полосу железа на входе. И точно так же - все-таки переступил.
  
  Коридор встретил его прохладным безмолвием. Дюжина человек состояла при доме, но ни один не пожелал своим присутствием нарушить неловких размышлений хозяина. Ати был и доволен этим, и опечален. Участие помогло бы ему.
  
  Приблизившись к лестнице, некоторое время он стоял у подножия. Потом, одним слитным движением, поднялся наверх. Но там, у самой арки, встретил старшую из служивших матери девушек. Та подняла подведенные золотом глаза и заступила дорогу.
  
  - Госпожа сказала, что не готова сегодня никого принимать.
  
  Ати сумел удержать лицо. Кивнул, развернулся и проделал по лестнице тот же путь - уже вниз. Этого в глубине души он и ждал, и все-таки надеялся ошибиться. Напрасно. Ты взял на себя ответственность, ты и неси. И с этими словами он был согласен, но никогда прежде не нуждался в совете настолько.
  
  Спустившись, он одну долгую секунду видел в проеме кухонных помещений Ашту. Та поджала губы, сказала что-то неслышное, будто в осуждение, и ушла. Ати снова остался один. Но это обманчивое одиночество давило на него, и грызла потребность в движении. Любое действие стало бы подменой того, недостижимого, и все-таки он пошел в свои комнаты, сменил одежду. Пригладил растрепавшиеся волосы, завязал кушак. А потом вышел из дома - и дальше, на улицу.
  
  Привратник, которому молчание совсем не шло, поспешно выпустил его.
  
  В послеполуденные часы Силац пустел, но Ати и не хотел окунаться в тесное многолюдие. Главным для него было просто идти. Это, тем не менее, требовало цели. И цель он себе дал, подсказанную прошлым. Вниз по склону, потом направо: он направился к храму, где так часто бывал еще три года назад.
  
  Со светлыми помещениями его пристроек Ати отождествлял покой. Покоя он и хотел, больше, чем чего-то другого. Пусть теперь он уже не мог попасть в некоторые комнаты, храм оставался для него местом, где было по-настоящему хорошо.
  
  Он не собирался заходить внутрь, впрочем. Человек, который научил его собирать шепти, умер, а с теми, кто остался, Ати мог быть приветлив, не больше. И все-таки он долго стоял во дворе, глядя на белые здания, среди которых вверх возносилось одно. Ступени и своды, статуи четырех меньших божеств, хранивших двери, ведущие к высшей благодати: в этом мире и в том.
  
  Немного успокоенный, Ати двинулся дальше, уже без всякого направления. Фер-Сиальце был городом, по которому приятно гулять. Он раскинулся широко и, хоть хранил в себе достаточно опасных мест, Ати знал границы, за которые не стоило заступать.
  
  Так истратился час или два.
  
  И на какой-то момент ему показалось даже, что наваждение отступило. Что он может просто идти, как любил ходить прежде, что ничего этого не было. Не приплывал в город Лайлин, не завещал своих тяжелых тайн, не вовлекал в них Меддема Зарата. И Зарат тоже не являлся, эти тайны - часть их, - раскрыв. Но ощущение было ложным. Так добивался Ати краткого мига забвения, и так горько оказалось попрощаться с ним навсегда. Знание похоронило его под собой, стало крепчайшей из могильных плит.
  
  Выйдя на улицу, ведущую к дому, он, впрочем, смирился; куда больше, чем когда пустился отсюда в бегство. Но решения не нашел. Больше того - со всей безысходностью знал, что найти его невозможно.
  
  Тогда-то и плеснуло по краю зрения черно-красным. Из тени проулка кто-то метнулся к нему. Ати застыл.
  
  - Да где же ты пропадаешь? Столько времени жду!
  
  Кара, вспомнил он, Карраш. Сколько осуждения было в ее словах. Но Ати слишком волновало другое, чтобы испугаться по-настоящему.
  
  - Чего ты хочешь? - спросил он, сверлимый недовольным угольным взглядом.
  
  Карраш передернула плечами и вся словно бы вытянулась. Достаточно, чтобы достать ему до плеча.
  
  - Господин Зарат поплывет с тобой в Дош. Он снарядил судно, 'Осенний цветок'. Будь в порту до заката.
  
  Но, передав поручение, уходить не спешила. Ати собрал достаточно храбрости, чтобы спросить:
  - Зачем ему плыть?
  
  Возможно, того Карраш и добивалась - а возможно, просто хотела увидеть, что он сможет сказать.
  
  - Если господин Зарат взял работу, то должен ее закончить. Таков его долг. Не перед тобой, понятно. Перед другими.
  
  Среди установившейся тишины Ати кивнул не сразу. Она рассмеялась, блеснув ровной остротой зубов.
  
  - Долгов он не любит. Ты видел насколько. Очень они его злят. Поэтому приходи.
  
  Ати кивнул еще раз, не вполне сознавая, что делает. Карраш, видимо, прекрасно это в нем поняла - и опять засмеялась. А потом развернулась и исчезла в проулке. Черно-красное беспорядочное ее одеяние какое-то время мелькало среди зелени, а потом пропало вовсе. Она возвращалась самым коротким путем.
  
  Ати окинул взглядом ограду дома, ворота, которые никого не смогли удержать, и кликнул привратника.
  
  
  
  Глава 2. Дош
  
  
  
  Корабль отошел от пристани ровно в тот момент, когда солнце нижним своим краем коснулось залива. Точность редкая, но обещанная, на самом деле, не Ати: команда держала ответ перед другим человеком.
  
  Меддем Зарат встретил его наверху сходней. Безличным кивком, таким непохожим на утреннюю ярость, - и настолько же чистым от дружелюбия. Надежда, наивно зародившаяся у Ати, разбилась. Бальзамировщик вовсе не прощал его, ни на мгновение, ни частицей души. Он вынужден был предпринять это путешествие, по причинам, которые совсем не хотелось узнать. И пусть решение, безусловно, принадлежало Зарату, сознание, что тот не оставил бы дел из праздного любопытства, отзывалось виной пополам со страхом.
  
  Связанный двумя этими чувствами, Ати постарался, чтобы его присутствие не доставило, по крайней мере, никаких новых хлопот. В своем намерении, впрочем, едва не достиг обратного.
  
  Мир на палубе речного корабля был непохож на мир за его пределами, а корабли, на палубу которых Ати ступал раньше, не походили на этот. Жизнь, кипевшая вокруг, требовала привычки. С третьей попытки только удалось ему найти в ее бесконечной стремнине тихий остров.
  
  Островом тем оказался шатер, разбитый в конце палубы. Внутрь этого шатра унесли вещи Ати, когда он поднялся. Внутри же, полускрытый пологом, он сел на ковре. И тогда, наконец, осмотрелся.
  
  Холмы Фер-Сиальце проплывали мимо: корабль развернулся и пошел против течения реки через город. Вечерний ветер обдувал спины гребцов, почавших долгие часы работы. Команда состояла из свободных людей, но лишь часть их была местными. Наречие, впрочем, слышалось только одно: то, на котором говорили в порту все. Ати понимал половину и еще сколько-то мог угадать. Но вряд ли испытал бы затруднение, попробовав объясниться.
  
  Кое-где на берегу уже зажглись огни, и, как всегда, это как будто толкнуло время вперед. Когда последний холм остался позади, оказалось, что в город проникли тени, а вода почернела. Раийя, в это время года прозрачная насколько возможно, блестела густеющей темнотой.
  
  Река повернула, и Фер-Сиальце скрыли деревья. Тогда, наконец, двое мальчишек наперегонки взобрались наверх. Минута - и красной волной хлынул парус. 'Осенний цветок' был наряден, как все корабли Силаца, - и, возможно, несколько сверх того. Еще стоя на пристани, Ати оценил яркие зеленые глаза на его бортах, резьбу носовой фигуры. Парус же, наполнясь ветром, стал рыже-алым. И все же это был неновый корабль, который на своем веку пережил многое.
  
  Со своего места Ати мог видеть Меддема Зарата и иногда Карраш. Та не стояла на месте и минуты, и то и дело исчезала в трюме. Что вез корабль и вез ли хоть что-то, Ати не знал. Зато понял, что бальзамировщика связывает с капитаном 'Осеннего цветка' давнее знакомство. Зарат, сложив руки на груди, все говорил и говорил с ним, не торопясь, как со старым другом. Глядя на прямую спину в синем халате, Ати гадал, насколько умиротворяющ такой разговор, не станет ли бальзамировщик чуть добрей и к нему.
  
  Кого он не видел, так это слуг, и невольно этому радовался. В дорогу с хозяином отправились четверо, но все они расположились позади шатра, на корме. Предвидь Зарат опасность, оставил бы рядом с собой хоть одного. Но на этом корабле он опасности очевидно не ждал.
  
  Солнце село, и на палубе разожгли светильники. Смоляное небо отступило под их светом, и пространство ночи стало огромным, как никогда. Тут Ати, наконец, взаправду ощутил, что начал самое долгое в своей жизни путешествие.
  
  Прежде все его мысли вращались вокруг того, что он видел вокруг, снова и снова устремляясь к дому. Поймет ли, прочитав письмо, отец? Все ли Ати объяснил управляющему? Что подумает мать, что потом скажет? Но теперь Ати, наконец, направил мысли в будущее. И будущее это, хоть и полное неизвестности, манило. Манило и пугало, но первое - больше.
  
  Он в первый раз спокойно подумал о том, что его покойный дядя ушел куда-то. Попробовал представить почему и куда. Но незнание было заманчивей знания, и старался Ати не слишком. Если суждено узнать им ответ, они его узнают. В Доше или в другом каком месте.
  
  Увидит ли он еще Лайлина? Жив ли тот - или только немертв? Признает ли, выпади встреча, племянника?
  
  От этих размышлений его отвлекла Карраш.
  
  - Хорошо сидится?
  
  Ати вдруг понял, что корабль замедляет ход. А еще - что ноги у него затекли.
  
  - Да. - Сменив позу, он поморщился покалывающей немоте в ступнях. - Мы останавливаемся ночевать?
  
  Кара прыснула со смеху.
  
  - Ночевать? Нет, какое. Еще рано. Я тут, пожалуй, с тобой посижу... На время остановки.
  
  Почему - скоро стало понятно. Корабль не успел еще стукнуться о причал, а гребцы уже повставали, и на палубе поднялась суматоха. Куда большая, чем перед отплытием из Фер-Сиальце. Ати не мог видеть, что происходит на берегу, но оттуда донеслись голоса и по сходням стали поднимать тюки. В обратную сторону потек поток служивших прежде балластом мешков.
  
  Заинтригованный, Ати расправил полы одежды и поднялся. Как мог, стараясь не привлечь внимания. Но дела до него никому не было: команда слишком занята работой, Зарат и капитан - слишком заняты, надзирая за ней.
  
  Где они находятся, Ати не представлял. Причал был старый и темный, только где-то за деревьями горели окна. Грузили недолго, четверть часа - и 'Осенний цветок' двинулся дальше. Но еще до этого Ати под пристальным взглядом Карраш сел обратно. Во влажном ночном воздухе остался витать запах специй и чего-то еще. Кажется, лисской амбры.
  
  - Утолил любопытство? - Карраш не спешила уходить. - Не погнушаешься дальше с нами поплыть?
  
  - О чем ты?
  
  Но она только фыркнула. А в следующий момент вскочила на ноги: ее позвал Зарат.
  
  Ати снова остался один. Потер начавшие слипаться глаза и обхватил руками колени: дневное тепло уходило все больше. Наконец, он понял, что имела в виду Карраш. Для этого ему пришлось вспомнить ходившие о Зарате слухи. Еще ни разу в жизни он не сталкивался с контрабандой. Слышал рассказы о ней, но рассказы те были сродни сказкам: так же далеки.
  
  И еще сколько-то времени прошло, прежде чем Ати сделал второе открытие. Зарат не снаряжал корабль для плавания в Дош, 'Осенний цветок' отправился бы и так. В этом понимании было облегчение, но и немного разочарования тоже. Однако Ати выбрал впустить в сердце первое, не заметив второго. Не ему жаловаться на подлог.
  
  Успокоенный, он сидел и смотрел, как свет ламп, и без того колеблющийся, пляшет на телах гребцов. Те подавались вперед - и склонялись к тени, откидывались назад - и были озарены огнем. Разговоры стихли: усталость наступала. Навалилась она и на Ати, хоть он и сидел эти часы неподвижно. Закрыл глаза один раз, вздрогнул и очнулся. Закрыл другой - и провалился в сон, неожиданно крепкий.
  
  Разбудили его не слова, а ощущение. Еще не подняв век, Ати почувствовал, что перед ним Зарат. Бальзамировщик откинул полог и вошел в шатер. Карраш нырнула следом.
  
  - Ты можешь спать здесь, с нами, или спуститься на берег. Или выбрать что-то еще. Как больше хочешь, - ровным голосом объявил Зарат из глубины шатра. - Но постелено тебе сейчас тут.
  
  Ати оглянулся: оказалось, корабль стоит, а гребцы оставили свои скамьи. Кто-то из них укладывался на палубе, кто-то раскатисто переговаривался на берегу. Лампы погасли все, кроме двух. Идея спать рядом с Заратом смутила Ати, но он был слишком сонным, чтобы куда-то идти. Так что перебрался на место, которое указала Карраш.
  
  - Я останусь.
  
  Место это было отгорожено расписанной птицами ширмой. Скрывшись за ней, Ати размотал пояс, скинул верхнюю одежду и минуту спустя снова спал. Сквозь этот сон он сперва слышал тихий разговор, а после не слышал уже ничего.
  
  Снились ему хруст и звон, расцвеченные всполохами. Круговерть их была волшебной. То замедляясь, то вновь пускаясь в пляс мелькали зарницы, и мелкий, переливчатый смех их напоминал звук систра. Потом все стихло, и Ати понял, что стоит на носу корабля. Это был и 'Осенний цветок', и не он в то же время, все корабли мира и ни один из них. Пламя в жаровне трепетало под порывами ветра, а ночь молчала, как молчит в самый темный свой час.
  
  И тут как будто огромные крылья распахнулись во тьме. Ати не видел их, но чувствовал яснее, чем если бы мог потрогать руками. Воронье-черные, своим размахом они едва не задели звезды. Охваченный холодящим восторгом, он смотрел сквозь пламя, - а мгновение все длилось и длилось.
  
  А потом что-то подняло Ати из глубин сна. Еще ничего не понимая, он перевернулся набок и вслушался. Понял, и неловкость сковала его.
  
  Карраш стонала сладко и волнующе. Страсть и сила этого стона так ладно вязались с дневной ее повадкой, что это невпопад поразило Ати. Услышал он и Зарата. Хриплое дыхание, на мгновение перешедшее в рык. Карраш тихо засмеялась и зашуршала одеждой. Затем зевнула и заворочалась, но очевидно не собиралась пока засыпать. В погустевшем воздухе было разлито томление. Оно опаляло Ати, не распаляя его.
  
  Но окажись на его месте другой, тот другой непременно бы этому жару стал сопричастен. Ати не ведал, что творится по ту сторону ширмы, и все же происходящее там было не простой утехой. Но как бы ни хотелось ему теперь лежать где угодно, только не здесь, он заставил себя спать.
  
  Проснулся в следующий раз среди ясного утра. Корабль шел полным ходом, и песня команды подгоняла его. Она-то и разбудила Ати - но разбудила не прежде срока. Бодрый, отдохнувший, он с отдельной радостью понял, что в шатре один. Сел, потом встал и неспешно вынул туалетные принадлежности из сундука. Девушки положили все, что могло пригодиться, но часть вещей он собрал сам. Их пора, впрочем, пока не пришла.
  
  Ати распахнул полог и солнце с ветром хлынули внутрь. Так вот почему корабль несся так быстро, вот почему гребцы позволили себе петь. Не работную песню, а 'Трех капитанов', которая слышалась чаще на берегу. Все еще ослепленный, Ати ступил на палубу и осмотрелся. Стоило ему появиться, как пение запнулось, но тут же вновь набрало силу. И, провожаемый уже не двадцатью взглядами, а едва ли двумя, он прошел умыться.
  
  Покончив с туалетом, встал у борта, глядя на воду. Ветер трепал одежду и ерошил волосы, так что они, обычно слишком короткие, чтобы мешать, лезли в глаза. Свет золотился в чистом течении Раийи, а та стремилась вперед через равнину. По берегам, вблизи от реки, зелень исходила летним изобилием, но стоило посмотреть дальше - и все менялось. Здесь, вдали от моря, земля становилась пустынной.
  
  Но пустыней еще не была. Пустыня, знал Ати, лежит дальше. Широким изгибом Раийя кольцевала ее, и добраться в Дош из Силаца можно было не только рекой. Но именно из-за пустыни речной путь был и скорей, и желанней.
  
  Спиной почувствовав движение, Ати обернулся и увидел, как Карраш накрывает на ковре перед шатром завтрак. Ловко, но не так чтобы очень красиво, она расставила сладости, фрукты и вино, разложила лепешки. Оглядела напоследок - и унеслась звать Зарата. Голод ущипнул Ати, но подходить он не стал. И только когда его - вовсе не сразу - окликнули, вернулся к шатру.
  
  - Доброго вам утра, - поздоровался он с бальзамировщиком.
  
  Тот склонил голову - и больше ничем не показал, что замечает присутствие Ати. Не презрительно и не враждебно, но с такой обескураживающей полнотой, как будто того в самом деле не было рядом.
  
  К полудню Раийя расступилась, и на пути корабля вырос остров. Да не просто остров - сияюще белый, меж каменистых берегов высился храм. Но храм этот давно был покинут. Западная стена обвалилась, а по порталу змеилась трещина. Он оставался, впрочем, до сих пор щемяще красив, теперь даже больше, возможно, чем прежде. И едва стало понятно, что они остановятся здесь для отдыха, Ати поспешил к сундуку.
  
  Достал из него, чуть не выронив, планшет и грифели. Закрыл крышку и устремился к сходням. Но на тех было не протолкнуться: не он один хотел быстрей оказаться на берегу. Наконец, выждав, пока дорога освободится, Ати ступил на землю. И тогда уже не мешкал: обогнав разбредавшихся гребцов, нашел самое тихое, самое безлюдное место на другом конце острова.
  
  Там и сел. Залитый солнцем, храм стремился к небу - такой высокий, что мачта 'Осеннего цветка' не доставала ему и до пояса. Ряды тяжеловесных колонн держали теперь легчайшую пустоту.
  
  Ати слышал про это место раньше. Мирдское святилище славилось не один век, пока святость его не была развенчана. Жрецам в Силаце открылось, что место осквернено нечестивым обрядом. Очищение, сочли они, невозможно. И храм, до того богатейший, пришел в упадок, а священник окончил жизнь в изгнании.
  
  Ати знал эту историю хорошо еще и потому, что священник тот был предком матери. За его грехи несла наказание семья, за его грехи Меана Ти-це вступила в брак с чужестранцем. Храмовая кровь не могла выйти из служения, но что это за служение, как почетно оно - решали те, кого тлен порока пока что не тронул.
  
  Ати положил на колени планшет, занес руку с грифелем. Прищурил веки, чтобы солнечное полноводье не топило настолько. И принялся рисовать.
  
  Рисовал он быстро: штрихи ложились один за одним. Чуть более легкие, чем принято по канону, в остальном они безупречно следовали ему. Наконец, вытерев пальцы, Ати оглядел работу и остался доволен. И все-таки он не был художником, и даже в свои года знал о том. Рисовать, однако, любил, а дорога требовала занятия. Поэтому он и взял с собой принадлежности - не только эти принадлежности. Но другие не мог достать так просто.
  
  На корабль он вернулся одним из последних, когда уже звонил колокол. Звук несся над водой, и под ним небытие отступало от древних колонн. Какой перезвон стоял тут когда-то, сколько играли и сколько пели. Но вот 'Осенний цветок' поднял парус. Красное полотно надулось и повлекло судно прочь, а Мирдский храм остался в своей тишине.
  
  Начав рисовать на острове, на корабле Ати продолжил. Погода была бы жаркой в Силаце, но палубу продувал ветер, и день, невыносимый в городе, здесь не требовал даже тени. Шли они быстро - но пустынные дали оставались неизменными подолгу. Скалы и безлесые равнины, кусты и редкие мертвые деревья. Все это Ати переносил на бумагу. Частями и целиком, пока, наконец, не устал.
  
  Только захотел сделать перерыв, как услышал рядом голос Зарата:
  
  - Приходи. Разделишь с нами трапезу.
  
  Пораженный тем, что не заметил его, Ати хотел было ответить. Но бальзамировщик уже ушел.
  
  Тогда он собрал принадлежности и неверной от долгой неподвижности походкой приблизился к шатру. Карраш разливала вино.
  
  - Так ты рисовальщик, выходит? - спросила она, облизывая пальцы.
  
  - Меня учили при храме.
  
  - А меня нарисовать сможешь?
  
  Ати замялся.
  
  - Люди - не то, что нас учили изображать.
  
   - Правда, что ли? Ох уж эти храмовники.
  
  Интерес ее, впрочем, редко что держало долго.
  
  - Садись, что стоишь.
  
  Ати последовал ее призыву, но сначала убрал планшет обратно в сундук. Зато потом - устроился на ковре.
  
  На какое-то время еда увлекла всех троих. Плавание не требовало от них усилий, но принадлежало к тому виду расслабленного безделья, которое только разжигает аппетит. Давно Ати не ел с таким удовольствием, давно не пил вино разбавленным так слабо. И все-таки не мог украдкой не поглядывать на бальзамировщика.
  
  Безразличие того тоже как будто разбавили. Ати больше не чувствовал на себе его недовольства, не ощущал, что здесь его только терпят. Это вселяло - странную надежду.
  
  Зарат не изучал еду перед тем, как взять кусок, но каждый раз брал лучший из тех, что остались. Не старался - и все же не уронил на свой наряд ни капли. Ати, наконец, рассмотрел этот наряд лучше. Он был расшит вовсе не магическими символами, как казалось прежде; ткань, неместная и дорогая, вышла, похоже, даже не из-под станков варази. Зато пояс, несомненно, вышили неслучайными знаками, и украшения Зарата не были украшениями. Он двигался - и те глухо звенели.
  
  Ати тщетно пытался разгадать смысл одного из них, когда бальзамировщик вытер бороду, нырнул рукой за пазуху и кинул что-то через ковер.
  
  - Читай.
  
  Брошенное оказалось письмом дяди; тем самым, которое Ати принес недавно в дом с башней. Такое же белое, как тогда, оно, вопреки цвету, не выглядело вовсе невинным. Чтобы поднять его, потребовалось время.
  
  - Читай, - повторил Зарат, и в его словах был не только приказ. Еще как будто отзвук смеха.
  
  Ати развернул бумагу. И тут же побежал взглядом по буквам: аккуратным и все же так отчетливо торопливым.
  
  
  
  'К кому бы ни обращался я сейчас - потому что имени не дано мне узнать, - я кланяюсь Вам так низко, как только пристало кланяться швецу мудрого народа варази. Будьте же милосердны ко мне! Просьба моя, изложи я ее сразу, родит у Вас негодование такое сильное, что я трусливо должен прятать ее в конце письма. А прежде - рассказать историю, которая предварила ее. Молю, подождите отбрасывать это послание, ведь история моя наверняка вызовет сочувствие такого великодушного человека, как Вы.
  
  Брат мой, Болус Кориса, как должно быть известно Вам, торговец, но меня ремесло торговли никогда не манило так, как его. Вместе мы приплыли некогда в Фер-Сиальце, и я помог брату моему начать дело, о котором он мечтал. Но стоило древу его мечты окрепнуть, я покинул город, потому что другие земли звали меня. Может статься, Вы тоже прошли много дорог, может статься, в моей любви меня поймете. Если же нет, то не судите скитальца строго... Я и так осужден безжалостней, чем того заслужил.
  
  Хотя так скажет не каждый, и довольно найдется людей, которые пожелают мне смерти более мучительной, чем та, которой я умираю. Вы увидите, если удача улыбнется мне, мое жалкое тело и по виду его поймете, сколько страданий я принял, прежде чем кончина, наконец, настигла меня. Мастерство Ваше раскроет также, что болезнь, которая меня убила, вызвана проклятьем, и расскажет о его сути. Сам я узнал это не сразу и долго надеялся, что смогу все-таки изыскать способ отвести от себя рок. Искал до последнего, но так и не нашел умельца - если подобный умелец существует вовсе на этой земле.
  
  Знания Ваши подскажут также, что простой человек едва ли получит такое проклятье случайно, и еще и по этой причине пишу я свое недостойное письмо. Чтобы признаться и чтобы раскаяться. Путешествия мои были бескорыстны не всегда, и в жизни я шел не только честным путем. Не расхитить сокровищницу, когда никто не охраняет ее? Я не смог противиться искушению, был невежественен и был глуп. Глупость мою наказали.
  
  Но тот, кто скажет, что я низкий совсем человек, что за жизнь свою не нашел себе духовной опоры, тоже да подвергнется наказанию. На исходе лет люди варази приютили меня и не отвернулись от моего облика. Я принял посвящение ши-нур и верю, что после смерти меня ждет золотой свет. Свет, но на пути к нему также стремнины искушения. А потому я прошу у швеца той услуги, которую он окажет любому из своего народа.
  
  Прошу для себя, чужака, но ведь мне говорили, что швец выслушает даже и постороннего, как бы ни был тот ничтожен. И, если будет на то его воля, совершит обряд. Силы мои оставили меня раньше, чем я ожидал, потому не могу молить лично и молю, как могу - этим письмом. Надеюсь, плата, которая придет с ним, покажется не чересчур скромной. Это все, что есть теперь у меня.
  
  
  
  Исполненный надежды слуга Ваш, Лайлин Кориса'
  
  
  
  - Он заплатил хорошо, твой дядя. Не излишне хорошо, иначе бы я не поверил ему. Ровно столько, сколько обещало письмо.
  
  Ати опустил послание и во все глаза посмотрел на Зарата. Тот, между тем, продолжал:
  
  - Брат такого человека, как Болус, и на пороге смерти не оказался бы совсем беден. А надежность твоего отца известна любому. Он не обманет тех, с кем ведет дела. Без достойной, по крайней мере, причины. - Бальзамировщик погладил бороду. - Принимая решение, я думал о Болусе и о деньгах. Будь твой дядя жив, воспел бы ему хвалу за то, как ловко он меня провел. А после убил бы. Но дядя твой уже мертв.
  
  Ответа от Ати не ждали, и все же промолчать он не мог:
  
  - Но что, если он написал правду? Если не предполагал такого исхода?
  
  Зарат только смерил его взглядом, слышать даже не думая.
  
  - Я видел, конечно, его тело. Трогал и резал его, и знаю лучше, чем знал при жизни хозяин. То, что убило твоего дядю, и вправду было проклятьем. Гнилью, которая идет все глубже, пока не достигнет сердца преступника. Это - медленная кара, такая, чтобы грабитель имел время раскаяться. Я знаю, что за люди могут наложить ее, но не знаю, кто может снять. Кроме них самих, возможно. Но это обычное проклятие, оно теряет силу со смертью, а больше в теле твоего дяди не было ничего. Ничего, что подняло бы Лайлина Кориса против моей воли.
  
  Бальзамировщик произнес имя - и словно завершил ритуал знакомства. Ати понял: все, что совершится дальше, совершится между ним и дядей. Завеса, скрывшая Лайлина, была бы концом пути для другого, но не для Меддема Зарата.
  
  - Я должен понять, что это было. Расскажи мне все, что знаешь.
  
  Карраш наполнила кубок и сунула в руки помертвевшему Ати. Тот удержал его, пусть и чудом.
  
  - Но... Я рассказывал уже.
  
  На секунду ему показалось, что Зарат гневается по-старому, но тот подавил, похоже, порыв.
  
  - Расскажи, что тебе было известно о нем до его приезда. Расскажи, как он вошел в твой дом, о чем говорил и как умер. Не торопись. Пей.
  
  И Ати пересказал все, что смог вспомнить. Как сумел подробно. Иногда Зарат перебивал его, но чаще просто слушал. Никогда у Ати не было такого внимательного слушателя, и под конец он даже почувствовал удовольствие от рассказа. Хотел бы вспомнить что-то новое сам - но память его была слишком молода, чтобы стать тайником.
  
  Если Зарат и узнал что-то для себя важное, то делиться не стал. Закат окрасил было воду Раийи красным, но маленькое злое солнце тут же спряталось за скалами. От него осталось только зарево на краю неба, и зарево то все стояло.
  
  - Благодарю тебя, - кивнул Зарат. - Можешь теперь отдохнуть. Ты, наверное, устал от нас.
  
  И хоть ясно было, что это от него устали и больше в нем не нуждаются, Ати не обиделся.
  
  Одно все-таки был должен спросить:
  
  - Вы узнали перед отъездом что-то о нем. Что это было?
  
  Бальзамировщик сверкнул темными глазами.
  
  - Твой дядя... путешествовал. По разным местам. В поиске знания. В иные не отправился бы и я. Но интерес он ставил выше выгоды. Иначе не закончил бы свою жизнь так жалко.
  
  Вино шумело в голове, и Ати вернулся к борту смотреть, как умирает день. По пути столкнулся с одним из слуг Зарата - и поразился произошедшей в нем перемене. Кинул взгляд на так и стоявших на корме других, чтобы убедиться. Сомнения не было: слуги, которых в Силаце он запомнил такими иссохшими, такими безликими, глядели сегодня гораздо бодрей. Что ж, возможно, бальзамировщик предложил вина и им.
  
  
  
  
  
  Вечером следующего дня корабль подошел к Айла-Лади. Ати узнал название города из разговоров команды; представил карту и понял, что ни в какое другое место путь 'Осеннего цветка' лежать и не мог. Фер-Сиальце был хранилищем устья, богатейшим, сияюще-белым, и ни один корабль не попал бы в море, минуя его. Айла-Лади же была вратами пустыни. Караваны приходили сюда, чтобы отправить груз дальше куда более легкой дорогой.
  
  Сходни бросили, едва он закончил править рисунок. Карраш уже убежала, но именно ее Ати рисовал прошедший час, испортив с непривычки два листа. Однако третья попытка удалась. Хоть и несовершенная, она несла в себе именно то, что он хотел вложить в изображение. Своевольный поворот головы Карраш, уговорившей-таки неумелого рисовальщика взяться за портрет, и полную жизни позу: казалось, женщина вот-вот встанет. Что она и сделала, прежде чем Ати положил последний штрих. Корабль причаливал, и Зарату стала нужна ее помощь.
  
  Однако черноту волос и узор платья Ати мог прорисовать и один. Отложил грифель - и похвалил себя. Лучше у него получиться и не могло. Осторожно, чтобы не испятнать потемневшими пальцами, он убрал лист в сундук. И, пока корабль разгружали и загружали по новой, съел легкий ужин.
  
  Ати видел, как Зарат показывал портовым чиновникам бумаги: на тех висели тяжелые печати, именно такие, как ставят в Силаце. Он почти уверен был, впрочем, что часть тех печатей ненастоящая. Подозревали о том, возможно, и чиновники. Если и так, у Зарата нашлось, чем отвести им глаза.
  
  Трюм пустел, и палубу вновь наполнил запах лисской амбры. Ати невольно вдохнул поглубже. Как же ароматна она была! Чем загрузили корабль взамен, он пытался угадать и не мог. Мешки, которые тащили вниз гребцы, ничем не пахли.
  
  Город, уже спеленатый подступающей темнотой, раскинулся сразу за портом. Две круглых каменных башни хранили входы в него, и соперничать с ними не могло тут ничто. Ати встал и вгляделся в неровную линию крыш в поисках - чего? Он не сумел бы ответить. Айла-Лади не могла поспорить с Силацем ни размером, ни красотой. Но говорили, что это самый старый из городов страны; старше, возможно, нее самой.
  
  Наконец, с погрузкой покончили. Можно было отплывать, и Ати все ждал, когда же команда рассядется по местам. Однако оказалось, что 'Осенний цветок' простоит в Айла-Лади до рассвета. Сначала он удивился такому решению, а потом вспомнил, как бурна становится дальше река. Идти по такой Раийе в темноте не решился бы даже самый смелый капитан. Ати, впрочем, промедлению не огорчился. Уже завтра они приплывут в Дош, понимал он, и мысль эта требовала привычки.
  
  Зарат, Карраш и часть команды на ночь ушли в город, и опустевший корабль качался на волнах, как огромная колыбель. Можно было бы засветить лампу и читать, но постель манила куда сильней. Даже мягкость ее, когда Ати лег, как будто удвоилась по сравнению с собою вчерашней. Любое размышление казалось лишним. На берегу протяжно пропел гонг, и это стало последним, что он слышал. Сон накатил, отрезав все звуки, и схлынул только к рассвету.
  
  День едва начался, но 'Осенний цветок' уже полнился жизнью. И, когда рассвело, отправился в путь. Еще не вполне проснувшись, Ати ходил по палубе туда и сюда, чувствуя себя невидимым гостем из сказок. Любопытство, которое выказали гребцы в первое утро, сменилось безразличием. Может, им сказал что-то Зарат, а может, так и должно было случиться. Ати казалось, что он мог бы подойти к любому, встать за плечом и следить за работой. Он был чужд, впрочем, таких развлечений.
  
  Светало все больше. Речные птицы кружили над кораблем, но местность менялась, - это тем ясней становилось, чем выше восходило солнце, - и птиц тех осталось немного.
  
  Ослепительная сушь, вставшая по обе стороны Раийи, уходила за окоем. Даже воздух, казалось, иссох, и ветер уже не спасал. В конце концов, Ати укрылся в тени шатра, но до этого все глядел на горизонт - и на то, как стремится им навстречу река. Здесь она становилась быстрее и уже. Но кроме того - мельче, и один раз земля толкнулась в дно корабля.
  
  Капитан честил гребцов так, что даже Ати чувствовал себя виноватым. Гребцы же трудились на износ.
  
  Несмотря на это, добраться до Доша корабль должен был только после полудня. Окажись места, через которые они проплывали, живописней, Ати не побоялся бы жары - однако, выбрав не доставать рисовальные принадлежности, без дела сидеть не хотел. Бальзамировщик и Карраш, как вернулись с утра, так и остались на носу смотреть за рекой. Кинув на них очередной взгляд, он, наконец, решился.
  
  Шепти появился из сундука сияющим многоцветьем. Сначала Ати вынул оправу и положил перед собой на ковер. После - зачерпнул кусочки стекла, призванные ее заполнить. Их было больше, чем свободных мест в оправе, потому что ни один, даже самый лучший, мастер не смог бы выбрать верные сразу. Шепти, чудесный талисман и охрана от сглаза, рождались каждый раз заново. В этом и было их волшебство.
  
  Прошло два дня с тех пор, как Ати брался за работу в последний раз. Он сразу почувствовал пролегший срок. Тот принес отчужденность: ему долго пришлось смотреть на узор, прежде чем сродство вернулось, - но принес также и свежесть взгляда. В три движения Ати решил терзавшую его прежде задачу.
  
  И тогда задержанное время устремилось вперед.
  
  Он пробовал фрагменты и клал на место. Вынимал новые, перебирал и надолго застывал в размышлении. Солнце поднялось к зениту и застыло там, словно прибитое. Ати не заметил жары. Только когда последняя ячейка, наконец, обрела соответствие, понял, что кружится голова. Выпил разбавленного вина и переставил два фрагмента. И тогда вздохнул, закрыв глаза.
  
  Открыть их, как всегда, боялся. Что, если он ошибся, если чувства предали его и шепти окажется мертвым, пустым? Такое, знал он, случается. Этого он боялся, как ничего другого. Но не посмотреть, конечно, не мог.
  
  Неудача обошла Ати и в этот раз. Рамка, искрящаяся, радостно яркая, дарила отраду душе - и взору. Потому-то шепти и были для многих выгодным делом. Кто откажется от этого осиянного окна в миры лучшие? Иногда Ати жалел, что ни один не должен оставить себе.
  
  Новорожденный талисман нельзя было сразу предать мраку, поэтому он оставил рамку на ковре, чтобы та напиталась светом, а сам встал и прошел на корму. Там допил вино, и близость слуг бальзамировщика в этот момент совсем его не тревожила.
  
  Рассеянного, уставшего той заслуженной усталостью, которая надолго опустошает, там его нашел Зарат и кивком указал на что-то впереди. Только тогда Ати заметил поселение выше по течению. Но и тогда не понял, что оно и есть Дош: настолько поселение было мало. Зарат истолковал выражение его лица верно и кивнул снова, на этот раз - в знак согласия.
  
  - Ни за какие сокровища мира я бы не стал жить в этой дыре. Почему он не выбрал Айла-Лади?
  
  Ати пожал плечами и тут же обругал себя: ведь это было, возможно, чересчур смело.
  
  - Я тоже хотел бы это узнать.
  
  - Мы пойдем туда впятером: я, ты и Кара, и те, что будут нас охранять. - Зарат не сказал ни слова, но двое слуг шагнули вперед. Ати вновь покоробило от этой противоестественной складности. - Будь готов. Я хочу успеть вернуться в Лади до заката.
  
  С этим бальзамировщик ушел, сопровождаемый слугами, но у шатра вдруг остановился. Шепти, вспомнил Ати, все еще лежит там. Он спохватился, не оскорбляет ли каким-то образом рамка веры Зарата. Но тот уже двинулся дальше.
  
  А получасом позже корабль бросил якорь у Доша. Причала там не было, а река внезапно мельчала, поэтому встали они почти посередине Раийи. Сколько-то времени ушло на то, чтобы снарядить лодку для тех, кто отправлялся на берег. Зарат ждал с властительным спокойствием, пока ее опускали на воду - и тогда по веревочной лестнице спустился вниз. А за ним остальные. Ати не взял с собой ничего, но видел, что бальзамировщик собрал что-то в сумку.
  
  Весла ударили по воде, и совсем скоро лодка пристала. Горячие камни скрипнули под сандалиями Ати. Он все никак не мог перестать смотреть на Дош, открывшийся ему еще с палубы: жалкое, гиблое место, половина домов которого загодя казалась пустой. Да и не домов даже, хижин: глинобитные эти строения потеряли часть соломы из крыш и стояли, безжизненные и бесприютные, в ожидании грядущего упадка.
  
  Хоть Ати и узнал кое-что о Доше до отплытия, сведения те явней явного устарели. Ему сказали, что там не меньше дюжины дворов, однако сейчас деревня не имела и пяти. Возможно, некогда это был торговый поселок, но теперь никто не пришел бы сюда торговать. Дош не был записан в большинстве хроник, и только познания Ати в географии, приобретенные при храме, позволили ему неделю назад понять, что это место в подчинении Айла-Лади.
  
  Зарат двинулся вперед, за ним устремилась Кара и выступили слуги. Следом пошел и Ати.
  
  Единственная улица оставалась пуста, но глядели из окон глаза и слышалось немолчное ожидание. Корабли вроде 'Осеннего цветка' едва ли останавливались здесь часто, а пришельцы не озвучили своих намерений. Зарат мог сделать это, но делать не стал. Потому что счел лишним или потому что ему нравилась власть, которую давал страх?
  
  Ати глядел на грубую роспись на стенах. Она была непривычной, чужой, но оказалась единственным здесь, что стало приятно ему.
  
  Человек выбежал, когда они прошли поселение почти насквозь. Выбежал и попытался загородить собой путь.
  
  - Нельзя! - Выкрикнул он, раскинув руки. - Нельзя дальше!
  
  Был он худ и почти чёрен лицом, и одет очень бедно. Но юность давала ему только ей присущую силу.
  
  - Кто вы? Куда и откуда идете?
  
  Зарат хмыкнул и знаком сказал слугам не двигаться.
  
  - Мы ищем дом, в котором жил Лайлин Кориса. Хотя, возможно, он назвался не так. Он умер, а это - его племянник. - Бальзамировщик указал на Ати. - Ты знал того, о ком я говорю? Он был чуть выше меня и лыс, и покрыт язвами. Ты должен его знать.
  
  Человек очевидно растерялся: от сказанного и самой манеры Зарата. Желваки заходили под кожей, и он сморгнул набежавший пот.
  
  - Умер? Значит, умер...
  
  Работа мысли отразилась на непривычном к такому труду лице. Богатство приезжих говорило за них, и не от таких людей поручили ему охранять. Да и как он мог не пустить их, когда был один? И все же обещание держало.
  
  Зарат разрешил чужое сомнение.
  
  - Он просил нас забрать свое имущество после погребения. Я - тот, кому он это погребение поручил.
  
  И хотя страж наверняка не знал о варази много и не узнал в Зарате одного из них, само звание погребальных дел мастера было пропуском за многие двери.
  
  - Я проделал этот путь, чтобы увидеть то, что мой дядя оставил после себя, - вступил Ати. - Перед смертью он сказал мне, что жил именно здесь. Проведи, пожалуйста, нас, чтобы я смог оплакать его достойно. Если хочешь, мы заплатим тебе.
  
  И этой просьбе человек не мог уже отказать.
  
  Дом, последний в поселении, принадлежал, возможно, когда-то старейшине. Он стоял в отдалении и выглядел крепче тех, что спускались к реке. Разница, впрочем, была заметной только для Доша. В Фер-Сиальце лишь бедняки с окраины поселились бы в таком жалком жилище. Лайлин, тем не менее, выбрал провести последние месяцы именно здесь. Так сказал им страж - и, хотя можно было удовольствоваться ответом, Зарат все спрашивал и спрашивал, пытаясь узнать что-то, ему одному ведомое.
  
  Ати слушал, но больше глядел на дверь перед собой. Здесь, в месте, где прочие проемы закрывали разве что тканью, она казалась хлипкой и несокрушимой одновременно. Раз дяде нужна была дверь, значит, он хотел что-то за ней сохранить. Ради этого заплатил за лучшее помещение: десять покрытых глазурью горшков и десять кувшинов вина.
  
  Покончив с расспросами, бальзамировщик тоже повернулся к двери и взглянул на нее, но иначе, чем глядел Ати. Дверь эта, крашеная зеленой краской и покрытая тем же местным узором, закрывалась на засов - и на замок. Последний привесили очевидно недавно.
  
  Зарат шагнул вперед и провел над замком рукой. Жест этот, простой и неторопливый, камнем упал внутри Ати. Бальзамировщик ощупал засов и притолоку, ища что-то. Наклонился и тронул порог, но тот, похоже, не заинтересовал его вовсе. Встал и сказал слугам:
  
  - Откройте.
  
  Те подчинились. Один замер, словно в ожидании чего-то, а второй вышиб дверь. Сделал он это в одно движение, как будто боль совсем не страшила его. А возможно запор был настолько именно слаб.
  
  - Идем, - позвал Зарат.
  
  Но позвал только Карраш и Ати. Слуги остались хранить вход в дом - и страж из деревни, замявшись, остался тоже. Сел на землю и так замер, неотрывно глядя на вход. Как будто мог своим тщанием оправдаться за неисполненное поручение. Его усилие, такое пустое, но такое серьезное, на миг позабавило Ати.
  
  Дверь, скрипнув, закрылась за ними, но подпирать ее бальзамировщик не стал. Сквозь щели и оконца под потолком проникало достаточно света. Помещение, единственное в доме, было очень чистым и очень пустым. В одном из оконец, самом узком, то и дело протяжно пел ветер, как будто оплакивая хозяина.
  
  Утоптанная земля под ногами не могла скрывать тайн: никто не рыл ее, потому что никаким волшебством нельзя было бы сделать ее настолько цельной. Ати подумал про волшебство - и Зарат распахнул деревянный короб у стены. Тот, единственная мебель здесь, стоял в самом углу.
  
  Брезгливо, словно не желая лишнее мгновение прикасаться, бальзамировщик одну за одной вынул и бросил на пол старые, чужестранные книги. Достал последнюю - и плюнул. Слов, сказанных им, Ати не понял, но о том не жалел. Одна из книг, упав, распахнулась, и страницы ее, исписанные на родном языке отца, оказались украшены не только буквами. Зарат захлопнул носком туфли обложку. Потом приподнял короб, чтобы убедиться, что под ним ничего нет.
  
  И тогда повернулся.
  
  Огонь в его глазах сжег бы человека, сколько-то виновного, но Ати видел эти книги в первый в жизни раз и содержания их не понимал. Рядом пошевелилась Карраш - обычно разговорчивая, она стояла неожиданно немо, но как бы случайно коснулась плечом. Он был благодарен ей за поддержку.
  
  Зарат оглядел комнату - но больше в ней не было ничего. Бальзамировщик обошел, тем не менее, помещение шаг за шагом. И остановился перед постелью.
  
  Ати мог видеть лишь половину его лица, но половины ему хватало с лихвой. Закатав рукава, Зарат горстями отбрасывал солому, пока не открылся пол. И тот пол уже не был ровным.
  
  Кто бы ни копал там, он потрудился хорошо. Бальзамировщик оглянулся в поисках того, что можно было бы использовать, и не нашел. Тогда снял с пояса кинжал и погрузил в землю.
  
  Что сделал так зря, понял сразу и даже успел отступить. Карраш поняла тоже - и шарахнулась к Ати. В ставшей вдруг тишине глухо звякнули охранные амулеты Зарата. Тот выпрямился во весь рост, но и его словно бы придавило.
  
  Ясный день, горевший снаружи, пропал. Не обратился ночью, просто погас. И в этой объявшей хижину безвременной пустоте явились и незримо клацнули - огромные челюсти.
  
  Ати вздрогнул и раскрыл глаза. Пошатнулся, но устоял Зарат. Вскрикнула и упала замертво Карраш. Челюсти сомкнулись, схватив добычу, и заскрежетали. А потом сквозь немыслимые их зубы раздался горестный вой. Тварь, чем ни была она, не нашла искомого.
  
  В злости своей она рванулась, унося то, что попало все-таки в пасть. Обежала вокруг хижины, вернулась и взвыла снова. Зарат одной рукой уперся в стену и, слепо глядя перед собой, другой творил какие-то знаки. Сложил последний и выхаркнул слово.
  
  На мгновение пало спокойствие, а потом невидимая тварь задышала, как дышит во тьме хищный зверь. Но, как бы ни была неистова, не подчиниться не могла. Раздался топот огромных ног и царапанье исполинских когтей. Издали - новый вой, но после него только одна тишина.
  
  Свет снова воссиял в оконцах под потолком. Распахнулась дверь и вбежали люди: капитан и гребцы. Зарат не сумел больше держаться за пустоту и тяжело опустился на колени. Ати перевел взгляд с него на Карраш - и упал на колени тоже, надеясь, что ей еще можно помочь. Но помочь было нельзя.
  
  
  
  
  
  Зарат, тем не менее, попытался. Тело перенесли к реке, и там, не замечая направленных на него взглядов, бальзамировщик разобрал свою сумку. Кара лежала тихая и обмякшая, и обычный беспорядок одежды и волос, покрытых теперь пылью, делал ее такой жалкой, что Ати пришлось отвернуться.
  
  Она была, впрочем, еще не мертва. Это открылось, когда Зарат разжег с четырех сторон от ее тела огонь. Огонь тот, серебристый и ровный, горел ярко даже при свете дня, но не отбрасывал тени. Бальзамировщик выждал немного и положил Карраш на грудь черную металлическую пластинку. Тогда-то она и закричала.
  
  Кара каталась по земле туда и обратно - ни разу не коснувшись, впрочем, огней. Зарат же сидел и смотрел. Трижды он сжигал что-то в огне и трижды звал ее по имени, но только когда Карраш, захрипев, замерла, а пластинка, до того неведомым образом остававшаяся у нее на груди, соскользнула, признал поражение.
  
  На корабль они вернулись к закату. Напоследок Зарат вырыл из земли в доме то, что не смог вырыть прежде, - клад оказался тяжелой шкатулкой железного дерева, - и задал посеревшему от страха стражу еще сколько-то бесплодных вопросов.
  
  На палубе их встретил капитан. Человек этот, не старше самого бальзамировщика, помог ему завернуть тело Карраш в ткань. Ати не знал, какие еще ткани лежали в трюме, но едва ли там бы нашлось много лучших. По всему выходило, что Кара не была для Зарата простой прислужницей - настолько хмуро тот глядел, делая свое дело.
  
  Закат густел и густел, и паруса 'Осеннего цветка' пламенели в нем, как будто только для того их и сшили. Ясно было, что назад отправляться в тот день уже поздно. Корабль не добрался бы в Айла-Лади до темноты, а бросать якорь ночью на полпути капитан не хотел. Они отошли, тем не менее, от деревни, насколько позволил свет.
  
  Прежде чем 'Осенний цветок' отплыл, капитан, посовещавшись с Заратом, отправил в деревню двух гребцов. Ати видел, как те обошли каждый дом, неся с собой товары на обмен. Но, какую бы сделку ни хотели заключить, нужного в Доше не нашлось. Вокруг же на многие часы не было ни одного поселения.
  
  Известие об их неудаче Зарата не обрадовало. И без того помрачневший, усталый, он ушел в шатер и больше не показывался. Только когда корабль встал снова, появился на заре ночи и долго стоял на носу, но с капитаном, против обыкновения, беседу не вел. Он весь стал как будто меньше, и, хоть спины не согнул, Ати видел, что силы из него утекают. Другой, опустев настолько, стал бы казаться жальче, но Зарат, напротив, выглядел злей.
  
  Именно поэтому Ати отодвинулся, когда тот опустился на ковер рядом с ним. Дрова горели в жаровне, но их тепла недоставало, чтобы согреть после заката. Зарата же не грело сейчас ничто.
  
  Зябко поведя плечами, он впился глазами в Ати. Во взгляде, впрочем, тлели угли.
  
  - Твой дядя Лайлин провел меня даже ловчей, чем я думал. У него, конечно, были причины. Если он знал - а он знал, - что караулит его за дверью смерти.
  
  Ати помедлил, но все же спросил:
  
  - Что это за тварь?
  
  - Имени я не знаю, - ответил бальзамировщик. - Но это от нее он хотел спастись, когда просил привязать свой дух к телу. Однако Лайлин ошибся.
  
  Зарат хохотнул, и даже этот тихий звук сейчас казался для него чрезмерным.
  
  - Он ошибся, поскольку неверно понял суть нитей. Простительно для чужака. Нити делают невидимым для созданий посмертной стремнины и держат крепко, чтобы создания эти не могли сожрать тебя перед лицом золотого света. Но нити созданы для простых людей, а никого из них не подстерегает подобная тварь. Если она подцепит тебя хоть когтем, хоть на край зуба, то, даже не видя, будет тащить. Он обманул сам себя. Своей шкатулкой.
  
  Ати понял, что теперь ему нужно говорить, чтобы разговор шел вперед.
  
  - Что в ней было?
  
  Он видел, как перед отплытием Зарат сжег книги и шкатулку на берегу. Пламя долго лизало мертвое дерево, прежде чем то занялось. Но, загоревшись, шкатулка вспыхнула мигом и вся, не раскрыв своей тайны.
  
  - Выпей со мной, - сказал бальзамировщик, когда капитан молча поднес им кувшин с горячим вином.
  
  Ати взял ароматный кубок и повторил:
  
  - Что было в шкатулке?
  
  - Разные вещи. Все важные вещи, что он собрал за свою жизнь. Именно поэтому он нанял сторожа, именно поэтому приехал к тебе без ничего. Он хотел, чтобы дом его выглядел нетронутым, так, словно он собрался вернуться туда. Чтобы тварь, прознав о его смерти и не сумев найти, ждала в Доше, а не искала где-то еще. Он даже оставил для нее в шкатулке приманку. Какую-то... часть себя.
  
  Зарат снова засмеялся, после закашлялся, но был слишком доволен исходом, о котором хотел поведать.
  
  - Ту-то его часть она и подцепила. И, хоть мой дом защищен от подобных тварей, а нити вправду сделали его незримым, тянула к себе. И он ушел, потому что не смог не уйти. Потому что никто не способен противиться подобной боли. Возможно, явись мы сюда позже, встретили бы его на пороге. Думаю, он пошел напрямик через пустыню, а мертвые идут быстро. Но где бы Лайлин ни был теперь, она найдет его, раз поняла, что ее обманули. У таких тварей острый нюх. Больше он ее не проведет.
  
  Бальзамировщик улыбнулся - и улыбка его была куда страшней, чем звучавший прежде смех. Ати узнал в ней радость мести. Мести неполной, но хотя бы отчасти свершившейся. И все же Зарат знал, что не может чувствовать вкус победы.
  
  - Но она взяла Кару и не отпустит ее. Взяла Кару, когда она так нужна мне.
  
  Зарат схватил его за запястье и всмотрелся в глаза, словно хотел взглядом выпить. Слова сочувствия, которые Ати собирался сказать, застряли у него в горле.
  
  - А перед тем укусила так больно. Ты хоть представляешь, сколько у меня на руках нитей?
  
  Ати качнул головой, непонимающий и не напуганный даже - завороженный. Он вдруг вспомнил, что после возвращения не видел ни одного из слуг. Но, чего бы ни искал в нем Зарат, нужного не нашел. Это, кажется, удивило бальзамировщика, но он только кивнул, словно вспомнив что-то.
  
  - Забери нужное тебе из шатра, - наказал он. - Ляжешь сегодня на палубе.
  
  С этими словами усталость, отступившая было, навалилась на Зарата снова. Богатая одежда облекла его, как саван - мертвеца, а борода чернела на бескровном лице, будто была там чужой. Тронув рукой одно из своих украшений, Зарат допил вино и поднялся. Видно было, скольких сил ему это стоит.
  
  - Хорошей ночи и пусть дурные сны минуют тебя, - попрощался он.
  
  И, пока Ати собирал вещи, лег. Но лежал вовсе не смирно: ворочался и тихо стонал, как будто отгонял кого-то.
  
  Устроившись на палубе, какое-то время Ати слушал его. Потом попробовал слушать плеск волн. Корабль качало, и он мог только порадоваться, что это никак не тревожит его. Сон, однако, не шел, и звуки, обычно незаметные, окружали. Скрипели снасти и храпели гребцы; плескала Раийя. Где-то далеко, в пустыне, провыл зверь, и Ати вспомнил вдруг, во всей полноте, ярившуюся сегодня рядом с ним тварь. Ощущение было таким ясным, что он очнулся. Грань сна, подступившего было, истаяла.
  
  Приближаться к ней снова не хотелось совсем. И все же Ати уснул.
  
  Он ждал, что ночью его станут терзать видения, одно другого кошмарней, но этого не было. Открыв глаза много позже рассвета, Ати поразился тому, как его не разбудило ни солнце, ни голоса: команда давно принялась за работу. Неудобная постель, на которой он лежал, оказалась не хуже любой другой.
  
  Айла-Лади приближалась с удвоенной скоростью: теперь 'Осенний цветок' шел по течению, и обратный путь обещал стать скорым. Съев завтрак, Ати, легкий и бодрый, следил за тем, как город надвигается на них; сумел даже разглядеть караульных на ближней из башен, когда та проплыла мимо. Ему вдруг отчаянно захотелось сойти в город и его осмотреть.
  
  Оказалось, желанию суждено осуществиться.
  
  Едва корабль пристал, капитан вошел в шатер и там остался. Когда появился снова, на его плечо опирался Зарат.
  
  Как беспощаден был яркий утренний свет к бальзамировщику! Отдых не пошел ему на пользу; возможно, он не сумел отдохнуть вовсе. Увидь Ати его в толпе, сказал бы, что человек перед ним болен. Но взгляд Зарата на заострившемся лице оставался все так же цепок, и в нем не было смирения перед своей участью. Держась за капитана, он добрался до сходней, а там его свели вниз.
  
  Какое-то время еще можно было видеть, как Зарат идет, сопровождаемый двумя помощниками из команды: медленно, но отнюдь не неторопливо, - а потом стена скрыла его.
  
  Обратиться к капитану с просьбой Ати решился не сразу: пришлось поискать в себе смелости. А едва решился, как тот развязал разговор с кем-то на берегу. Ати мог бы вмешаться, но выбрал ждать. И только когда - вовсе нескоро - последние слова были сказаны, подступил сам.
  
  - Долго мы будем стоять здесь?
  
  Капитан обернулся и оглядел собеседника. Не как что-то новое, будто видел тысячу раз.
  
  - Пока Меддем Зарат не выберет себе новую хида. Раньше не уплывем.
  
  И хотя на языке вертелось другое, Ати сказал только то, что собирался прежде:
  
  - Я хочу тоже спуститься на берег.
  
  Капитан обернулся снова, на этот раз - к сидевшему у борта, вынужденным бездельем явно довольному человеку.
  
  - Молодой господин пойдет в Лади. Проводи его. И чтобы вернул к обеду, понятно?
  
  Мужчина зевнул и поднялся во весь огромный рост. У него не было одного уха.
  
  - Сделаем, - без особой охоты согласился он.
  
  Приказ, однако, исполнил неукоснительно. Ни один из сопровождавших Ати прежде охранников не был так незаметен, не отставая притом ни на шаг.
  
  Припортовые улицы мало отличались от тех же в Силаце - так сказал бы любой. Ати, однако, видел разницу в каждой ограде, в каждом окне. Не так были повешены ставни и не так расписаны двери. Провожатый, должно быть, дивился его вниманию к незначительнейшим мелочам, но ни словом не выдал себя. Ати же был слишком поглощен, чтобы помнить, что не один.
  
  Выждав, пока дорогу перейдет вереница маленьких черных коз, они вступили на ремесленную улицу. Чего только не было там! Ати, впрочем, будучи сыном торговца, видел почти все, что могли привезти из Айла-Лади. И все-таки оглядел, до единого, дома, купив в дорогу сладких лепешек и напитка из корицы и меда. Одноухий спутник молча взял их и понес, хотя о том его не просили.
  
  Но истинная цель вела Ати в сердце города. Там, истоптанная тысячами ног, простерлась площадь, и он опустился на землю, чтобы разглядеть слагавшие ее изразцы. Рисунки из книг не врали, но могли, как любой рисунок, передать только часть. Ни одной книге не вместить было всего пространства площади, ни одним краскам не передать сине-зеленой ее глубины. Ати знал, что изразцы пролежат еще столько же лет, сколько уже пролежали. Потому что сквозной их узор не требовал обновления.
  
  Увидев то, ради чего сошел в город, Ати не спешил возвращаться. Он осмотрел улицы и храмы, ни в один не входя, встал у подножия северной башни. На ней как раз сменялся караул, и дверь ненадолго приоткрылась, явив за собой лестницу: огромную, словно и не для людей сложенную. Но увидеть больше было не суждено.
  
  - Скоро обед, - остановил его спутник.
  
  Пришла пора идти назад. Другими улицами они вернулись к 'Осеннему цветку', ровно в то время, которое было обещано. Но вернулись, как оказалось, рано.
  
  Зарат поднялся на палубу только два часа спустя. Ати поразился произошедшей в нем перемене. Этот ли человек казался утром таким согбенным и хворым? Сейчас от загадочной болезни не осталось даже следа. Гребцы, с которыми он ушел, едва ступив на палубу, кинулись в трюм и подняли оттуда на выбор несколько тюков и свертков. Зарат указал на три, и их тут же снесли на берег.
  
  На берегу ждали люди. Подойдя к борту, Ати понял, что люди те - варази, хоть одежда их и отличалась от одежды Зарата. Но верней было бы сказать, что это Зарат одет не как другие варази: он помнил традицию, но в чем-то украсил себя на свой собственный вкус.
  
  Обмен состоялся, и по сходням взошла девушка. Была она очень молода и скромна как раз по своему возрасту. Но что-то, непоименованное пока, искрилось в тихой улыбке, и никому не пришлось помочь ей сойти - так ловко она спрыгнула, взметнув вокруг юбки.
  
  Потом, впрочем, сразу нырнула в шатер. За ней принесли вещи, и еще четверть часа Зарат прощался, соблюдая обычай. Ати не знал языка, но понимал, что он говорит слова уважения и благодарности. И когда те, наконец, были сказаны, можно стало отплыть.
  
  Вернув себя прежнего, Зарат вернул и свои привычки. Как встал рядом с капитаном, так и остался стоять; им было, что обсудить. Девушке он внимания не уделял, но та и сама отлично управилась. Сходила мимо Ати за водой, робко опустив глаза, разобрала, встряхнув перед шатром, вещи. И снова скрылась внутри.
  
  Ати же все переживал впечатления города. Но даже когда последний их ответ погас, по-прежнему не мог думать о том, что случилось вчера. Чувства оставались слишком сильны; он должен был поставить между собою и ними что-то еще, еще как-то отвлечься.
  
  С этой целью Ати и достал вторую из оправ, которые взял в дорогу. Та была пока что нетронутой, полой, и он положил ее на ковер, свыкаясь с новой каждый раз пустотой. Медные ячейки, похожие на соты, блестели тепло и радушно. Ати ждал, пока можно станет притронуться к ним. Наконец, протянул руку, чтобы взять из сундука первую горсть фрагментов, - и остановился.
  
  В этот раз он заметил Зарата прежде, чем тот подошел.
  
  - А ведь твои рамки работают. Жаль, что лишь для тебя.
  
  Бальзамировщик встал над ним, прямой и исполненный, как всегда, воли. Ати тяжело оказалось сказать ему поперек.
  
  - Шепти не охраняют меня. Сборщик может только купить чужие себе, но те, что сделал сам, использовать не будет. Ведь он собирает их для других.
  
  - То есть они не защищали тебя? - Бальзамировщик выглядел удивленным сильней, чем заслуживало это простое известие. - Вчера?
  
  - Нет. Чужих я не брал с собой в путешествие.
  
  Мгновение - и Зарат сел рядом с ним: движением быстрым и оттого пугающим больше.
  
  - Как ты себя чувствуешь? Как чувствовал тогда?
  
  Ати моргнул.
  
  - Хорошо. И тогда - хорошо. Разве должно быть по-другому? Тварь схватила Карраш, но меня не тронула. Значит, так захотелось ей. Берет лишь самое вкусное.
  
  Бальзамировщик подался было к нему, но остановил себя.
  
  - То есть ты даже не ощутил? Силу ее укуса?
  
  Ати качнул головой. Он не понимал, что происходит.
  
  Какое-то время Зарат молчал, размышляя. Темные его глаза светились неясным пока подозрением.
  
  - Почему тебя забрали из храма? - спросил, наконец, он. - Ты ведь был, насколько я знаю, зароком? Третий сын от союза, который Болус заключил с твоей матерью. Он поклялся отдать тебя, чтобы оплатить брак. А храм жаден. Что случилось?
  
  Ати передернул плечами. Тогдашние события остались непонятны ему.
  
  - Это мне неизвестно. Я должен был стать сборщиком и не знаться с женщинами. Меня учили складывать шепти - и многому другому. Давали специальный отвар, чтобы... - Он приложил усилие и сохранил голос ровным. - ...Девушки не волновали меня. Учеба шла хорошо, и то, чему учили, мне нравилось. Но перед последним посвящением в храме сказали, что больше не будут воспитывать меня. Так, мне известно, бывает. Жрецы переменчивы, особенно... - Тут он все-таки сбился. - Особенно по отношению к тем, кто происходит из семей, больше им неугодных.
  
  Зарат, если и заметил его смущение, внимания не обратил.
  
  - Прошло... Сколько? Два года?
  
  - Почти три уже, - поправил Ати.
  
  Бальзамировщик снова погрузился в задумчивость.
  
  - Расскажи мне о своей матери, - снова заговорил он. - Я знаю, что у каждой храмовой семьи есть свой особый дар, к свету или к... другим вещам. Видя, что умеешь ты, я понимаю, что и мать твоя, надми, даже в изгнании должна уметь что-то. Что?
  
  Но на это Ати ему ответить не мог. Одно, тем не менее, - сказанное не в храме, а служанкой их, кухаркой Аштой, - помнил.
  
  - Мать не делилась этим со мной. Но, возможно... Она может очистить душу, если ту тронул мрак. Не сделать обратно светлой, нет. Дать достойное наказание. Стереть. Но только если душа была грязна по-настоящему.
  
  - Вот как. Я слышал о таком. Значит, она выносит суждение.
  
  - Суждение?
  
  - Может совершить над душой суд и виновную отправить в небытие. Неужели?..
  
  Вывод, к которому Зарат пришел, похоже, обрадовал его необычайно. Бальзамировщик хлопнул себя по коленям и согнулся, хохоча. Из-за полога шатра на секунду показалась головка новой девушки: словно она что-то почувствовала.
  
  - Чтобы госпожа дома Ти-це? - не поверил Зарат. - Нет, нет. Она бы никогда не была так беспечна. Хотя почему нет? - перебил он себя с внезапной лютой веселостью. - В жизни всякое бывает. Но правда то или нет - судить не мне. И не мне открывать ее тайны. Найдешь кого-то, кого можно расспросить - расспроси. Понятно, что не ее. Я слышал, нрав у надми крутой.
  
  С этими словами он поднялся.
  
  - Мы будем идти как сможем скоро. Ночью тоже. Я должен подготовить тело Карраш к погребению, пока не поздно.
  
  И, смерив Ати последним пристальным взглядом, ушел обратно к своему другу, капитану. Там и оставался - еще долго после того. 'Осенний цветок' шел и шел вперед, и земля вокруг него оживала. Нарядное, яркое, встало на холме у берега дерево - и было только первым из многих.
  
  Разговор озадачил Ати. Выбрав, как всегда, отложить чувствования на потом, он все равно слышал их эхо. И потому начать шепти, за который взялся, не смог. Рамка осталась лежать перед ним, а Ати глядел на текущую к морю Раийю. Но промедление, знал он, также станет частью узора. И от дурных мыслей шепти потом даст защиту.
  
  Так что он сидел и смотрел на воду и солнце, и когда те стали одним, убрал рамку обратно в сундук.
  
  Из шатра, оглядываясь по сторонам, вышла девушка. Взглянула на Ати - и отвернулась. Тут он, наконец, заметил слуг, о судьбе которых не чаял проведать уже ничего. Но вот они стояли, все четверо, на корме, так же, как на пути в Дош. Живые, насколько возможно.
  
  Заказав себе чувствовать о минувших двух днях, теперь Ати о них все же думал. И, разматывая мысль за мыслью, понемногу становился причастен. Значит, дядя был мертв - и, одновременно, не мертв. В этот самый момент, возможно, нашла его тварь, и он уже ничем не мог защитить себя. Жалости Ати не испытывал - только печаль. Печаль также и о Карраш, которая, того не хотя, упокоилась в тьмой сочащейся пасти.
  
  Но почему Лайлина ждала после смерти та пасть?
  
  Этой ночью он выбрал снова лечь на палубе, и бальзамировщик решение одобрил. 'Осенний цветок' все скользил по телу Раийи, и, когда половина гребцов отошла ко сну, капитан остался бодрствовать: паруса полнились ветром. Ати выпил вина и скоро заснул. Но спал плохо и ощущал, даже дав себе целью не слышать, что шатер позади вовсе не спит.
  
  Под утро корабль ненадолго пристал, и отдохнувшие гребцы сменились. Зарат едва ли сомкнул глаза, но, как никогда полный жизни, встал на место капитана, и 'Осенний цветок' продолжил движение. Ати перевернулся на другой бок и очнулся только несколько часов спустя. Никогда он не спал больше, чем здесь, и уверен был, что после возвращения такое не повторится.
  
  Час этого возвращения все приближался. Ветер, гнавший их прежде в Дош, чудесным образом сменил направление и помогал на обратном пути. Ати рисовал то, что удавалось захватить в быстром движении - а потом отложил планшет, но шепти доставать не стал. Рамка требовала тишины синей комнаты, и в синюю комнату он совсем скоро был должен попасть. Но каких цветов шепти станет, уже угадал.
  
  На закате мимо проплыл причал, у которого они останавливались первой ночью, а вскоре деревья расступились и впереди встал, объятый, как в день отплытия, сумерками Фер-Сиальце. Город обступил их, встретил приветливым светом вечерних огней.
  
  Казалось, путешествие закончилось и больше ничто не будет сказано. Но, когда 'Осенний цветок' достиг порта и Ати спустился на берег, Зарат вдруг окликнул его.
  
  В лице бальзамировщика все еще не было усталости, несмотря на то, что он полдня вел корабль вперед. Рядом, уже чуть менее робкая, стояла девушка - и, когда на секунду она взглянула на Ати, тот понял: робости жить осталось недолго.
  
  - Когда придешь домой, пришли мне сорок монет. Ничего больше ни ты, ни твой отец мне не должны. Если когда-то будет возможность, я обрежу нить Лайлина.
  
  Ати хотел уже благодарить его, когда Зарат продолжил:
  
  - Привязать душу к телу не было, конечно, его настоящей задумкой. Но задумка та, в чем бы ни состояла, не удалась все равно. Пусть это будет ему еще одним наказанием. Знать, что мог спастись, и вечно помнить о том. Что бы ни хотел осуществить Лайлин Кориса с моей помощью, он наказан достаточно.
  
  На этом, скоро попрощавшись, они разошлись.
  
  Приближаясь к дому, Ати удивлялся чуждости места, в которое так стремился. Вот ворота, которые стережет все тот же, такой теперь молчаливый, старик. Вот двор и вот сад, и они словно бы переменились. Он прошел по знакомой дорожке, узнавая и не узнавая то, что вокруг. Высоко и торжественно возносился над порогом балкон, за которым начинались покои матери. Прямо под ним слышались голоса - это играли, закончив с работой, девушки.
  
  Первым Ати увидел самого старшего брата - и мгновение спустя обнял его. Окликнутый, выбежал и второй, и разговор потек так, будто закончился только вчера. Отца дома не было, но ожидание пролетело скоро. Умывшись, Ати переоделся и поужинал с братьями. А потом, когда встреча с отцом, наконец, состоялась, поведал о случившемся в эти дни.
  
  Поведал, однако, не все - и даже то, чего на самом деле не было. В письме к отцу перед отъездом он выбрал сказать, что тело дяди пропало и что по воле Меддема Зарата он отправляется искать возможных воров. Теперь, вернувшись, не сумел раскрыть перед чужой скорбью прошлый обман. Кем бы ни были воры, сожалел Ати, их они не нашли. Ни в Айла-Лади, ни в Доше.
  
  Если отец и знал правду, то ничем не выдал себя. Ни тогда, ни потом.
  
  Сам Ати, однако, забыть эту правду не мог. Дела, впрочем, захватили его, и то были новые, увлекательные дела. Их становилось все больше, и все реже он вспоминал о случившемся.
  
  Когда мать, наконец, пожелала видеть его, то была добра, как никогда. Ати почувствовал, хотя не мог быть уверен, что она рада его возвращению. Лайлина она не помянула ни словом, как будто не из-за него сын оставлял дом.
  
  В конце концов, жизнь вошла в привычное русло. Ати о том не жалел и только по ночам, перед сном, вспоминал иногда путешествие в Дош - и дядю. Он почти смирился с тем, что никогда не узнает истины, хоть порой неразрешенность и беспокоила его ум. Но разгадка зависела не от Ати, и корить себя он не мог.
  
  Что ж, сказал он себе, быть может, когда-то я все и узнаю.
  
  
  
  Глава 3. Гидана - и снова Фер-Сиальце
  
  
  
  Утром третьего дня новой луны на Фер-Сиальце опустился пепел. Серое облако принес ветер; дождь, пролившись, обрушил его на город. Небо вскоре очистилось, но пепел испятнал белые здания и так оставил по себе память.
  
  Подобное уже случалось прежде. Поэтому люди не спешили отмывать дома: облако могло быть только первым из многих. Говорили, под слоями побелки стены храмов темны после прошлого пробуждения вулкана Мелоль. Вулкан дремал по ту сторону моря, но, проснувшись, высылал известия далеко. В детстве, услышанная от жрецов, эта история показалась Ати пугающей и величественной одновременно. Теперь вулкан пришел в его жизнь взаправду - и заступил дорогу.
  
  Корабли вскоре привезли подтверждение: Мелоль неспокоен. Невидный из Фер-Сиальце, он, в окружении молний, испустил столб пепла и дыма, потом - еще один. На том успокоился пока, но продолжал дымиться. Извергся, однако, его меньший сосед Лида, и оставалась опасность, что давно не случавшееся все-таки повторится. Нужно было выждать.
  
  Убедившись, что плыть в Гидану нельзя, отец хлопнул себя по бедру, как делал всякий раз, будучи сильно расстроен. И уехал приносить извинения. Люди, которые должны были стать сопровождающими в путешествии, не могли столько ждать. Следовало отпустить их.
  
  Часть переговоров легла и на Ати. Теперь, когда старший брат весь год проводил в разъездах, а средний отбыл на отцову родину, чтобы продолжить семейное дело там, ему, самому младшему, пришлось заменить их обоих. Задачи, прежде сложные, поначалу легли утроенным весом - но потом вес истаял. Ати принял ремесло, а то, в ответ, приняло его. Сколько опыта предстояло еще, впрочем, скопить.
  
  Отложенное путешествие должно было стать этого опыта важной частью. Никогда еще отец не брал его в столь дальние плавания - и тем более никогда в столь важные.
  
  Торговый союз с Гиданой обсуждался давно. Наконец, Фер-Сиальце составил, после долгих разговоров с послами, угодное городу соглашение. Его следовало отвезти, чтобы Одиннадцать поставили подпись - или чтобы они отказали. Этого последнего опасались, и вот теперь проснулся Мелоль, запиравший подходы к Гидане. Едва ли такое событие сделало Совет сговорчивей.
  
  Ожидание могло продлиться и месяц, и два. Пробудившись, вулкан не спешил засыпать снова. И, пусть никто не верил, что извержение двухсотлетней давности повторится, обещать противного не мог тоже никто.
  
  Хоть и расстроенный промедлением, отец не захотел, чтобы отсрочка проходила впустую. И обратил Болус Кориса внимание не только к торговым делам. Так то, что задумывалось после возвращения, удалось осуществить прежде срока.
  
  Браки старших братьев были сговорены в детстве, но Ати предназначали другой жизни. И когда он оказался от зарока свободен, отец не сразу сумел найти невесту. Все решил случай. Союзы распадаются, еще не будучи заключены, и жених Улинат погиб от укуса змеи. Так она, дочь Илу, третьего военачальника Фер-Сиальце, осталась одна. Дальнейшее было делом нескольких бесед - и щедрых сватальщиков.
  
  Грядущая свадьба не селила в Ати нетерпения. Знакомства с невестой он ждал, но не слишком. Спроси кто, не ответил бы, какие чувства рождает в нем этот союз. Но знал точно, что Улинат семнадцать лет, родилась она в год Тростника, а приданого за ней дают десять мер золота, дом у вершины холма и довольно скота и тканей. Брак предстояло заключить в любом случае, и отец был очень доволен, что сумел сговорить этот.
  
  Сам Ати, однако, предпочел бы выбор отсрочить. На год или два, а может, и дольше. Но сомнение его не было сильным настолько, чтобы нарушать ход традиций. Только что-то по-настоящему исключительное могло бы заставить его сказать поперек. Так и получилось, что пять дней спустя назначили встречу.
  
  Время пролетело быстро. Наступившее утро началось раньше обычного: Ати нарядился и расчесал волосы, повязал новый пояс и взял ларец с подарками. Солнце сияло в глаза, когда он умывался, но потом скрылось за облаками. Вышел Ати из дома в пепельную пасмурность, а потом свет дня и вовсе скрыла занавесь паланкина. На такую встречу не следовало ни приходить пешим, ни приезжать верхом.
  
  Непривычно вознесенный над землей, Ати поставил ларец рядом и подпер рукой голову. Легкое любопытство мерцало в его душе, но беспокойства он не ощущал. Что говорить, понимал, найдет. И к полудню, знал, все будет закончено.
  
  Военачальников дом стоял на берегу Раийи, но вода плескалась также в саду. Хитроумное приспособление заставляло ее нестись по канальцам, прыгая со ступени на ступень, чтобы потом возвратиться обратно в реку, пролившись на прощание водопадом. Об этом Ати слышал от отца и выразил восхищение - едва только закончил высказывать почтение хозяину дома.
  
  Когда с приветствиями было покончено, настало время долгой трапезы. Только на исходе ее, когда многое, обсужденное ранее, было обсуждено снова, к мужчинам, наконец, вышла невеста. Илу хлопнул в ладоши, призывая ее.
  
  Предваряемая стайкой служанок, Улинат ступала, опустив глаза и держа в тонких руках лютню. Синее платье оттеняло глухую черноту волос, а серебряные - в ознаменование скромности - украшения тихо звенели. Ати услышал ее до того, как увидел.
  
  - Это моя дочь, Улинат, - сказал военачальник и поднялся. - Мы говорили куда как долго, но разум ничто перед сердцем. Время вам остаться вдвоем.
  
  С этими словами он вышел.
  
  То, что произошло дальше, стало чудеснейшим маленьким представлением. Слуги принялись уже менять блюда на столе, когда Улинат остановила их жестом.
  
  - Может, вы пожелаете выйти в сад? - робко предложила она. - Там особенно хорошо утром.
  
  Говоря, невеста глядела на Ати, но потом опустила глаза. Голос ее, мелодичный и тихий, был лишен истинной музыкальности. Ему как будто не хватало чего-то - и, в то же время, своим несовершенством он как будто приглашал поддержать. Приглашал, однако, не жалостливо.
  
  В ответ Ати склонился к самому узорному полу. Каменные плиты больно ударили по костяшкам пальцев, но он не подал вида.
  
  - Это было бы счастьем! Но прежде, молю, примите мои дары. Я собрал их в надежде, что они развлекут вас немного. Хотя вряд ли что-то в этом ларце достойно такой красоты.
  
  Дары Улинат приняла - и радость ее казалась, как и положено, искренней. Ати, однако, подумал, что за этой радостью она печальна. Оттого ли, что думала выйти за другого, или отчего-то еще?
  
  Оставив ларец слугам, они направились в сад. Невеста шла так тихо, что в какой-то момент Ати забыл, что не один. Но потом она повела беседу, невесомую почти, и разговор одиночества не испортил.
  
  Они остановились в беседке, через которую текла вода, и сели по разные стороны от потока. Тот вращал сложную конструкцию из брусьев и колец, которая едва слышно звенела.
  
  - Я бы хотела спеть вам, - сказала Улинат и подняла лютню. - Если вы позволите мне.
  
  Ати, конечно, позволил. Слуги принесли им каждому по кубку коричного напитка, и невеста тронула струны. После - запела. Он пил и слушал, но больше - смотрел, ведь именно это предполагалось сейчас. Бережная выверенность движений, нежный наклон стана и головы, мечта и нега взора: все это предлагалось ему оценить. В конце встречи жених должен остаться доволен. Зная это, Ати не мог не чувствовать неумолимого ожидания.
  
  Улинат не была особенно хороша собой, но и дурна не была. Кому-то ее тихость и худоба показались бы скучными, но Ати куда больше оттолкнуло бы, окажись она чересчур бойкой. Он не думал после свадьбы общаться с женой много, и тем более не искал в браке любви. Ему было спокойнее допустить, что она не станет ни требовать, ни тосковать; что способен ошибиться, не предполагал даже.
  
  В самой глуби души, тем не менее, Ати все равно не был доволен. Куда важнее ему казалось сейчас посвятить себя всецело делам, ведь отцу стало не на кого положиться. А свадьба, знал он, что-нибудь, да изменит.
  
  Песня смолкла, и пришло время оценить ее.
  
  - Никогда прежде не слышал пения настолько чудесного! - восхитился Ати и сам почти поверил себе. - Где отец нашел вам таких учителей? Должно быть, он очень вас любит.
  
  Улинат улыбнулась и вновь опустила глаза.
  
  - Любовь моего отца подобна солнцу и так же щедра.
  
  Они поговорили еще немного: о музыке и учителях, о кистях и рисунках, о том, как хорош, и вправду, на подступах к полудню был сад. Наконец, Ати поднялся.
  
  Притронуться к невесте он до свадьбы не мог, но призраком касания предложил встать и ей. Ати рассчитал точно, однако, возможно, был чересчур смел. Улинат вздрогнула и выронила лютню. Та упала на камни беседки; звон струн заглушил на мгновение звон воды в хитроумной конструкции.
  
  Невеста замерла - и Ати подумал, не лишится ли она чувств. Не заплачет ли, не кликнет ли слуг. Ведь это была дорогая, любимая вещь. Хотел поднять лютню - но тут она нагнулась и подняла сама.
  
  - Все ли в порядке? - спросил Ати, хотя уже видел, что да.
  
  Улинат провела по дереву пальцами и отдала лютню тут же оказавшейся рядом девушке.
  
  - Беседа с вами сделала меня рассеянной, - извинилась она. - Мне давно не было так хорошо.
  
  Эти слова, а еще то, что она не стала ждать чужой помощи, украсили ее больше, чем пение или одежда. Ати вдруг подумал, что будет рад увидеться снова.
  
  Они прошли через сад обратно, и прежде, чем невеста ускользнула в свои покои, Ати достал последний подарок. Который еще недавно не знал, отдаст ли.
  
  - Возьмите. Пусть это принесет вам удачу.
  
  Теперь Ати собирал шепти нечасто и поразился, насколько подошли сине-зеленые камни последнего к платью и глазам Улинат. Как если бы, собирая, он угадал - еще не зная, что именно должен угадывать.
  
  - Спасибо, - тихо вымолвила Улинат и исчезла за дверью.
  
  Он вернулся в главный зал - и там, конечно, уже ждал военачальник Илу. Слуги накрыли стол заново и исчезли, а Ати опустился на пол и отпил вина. Теперь, наконец, было время.
  
  - Понравилась моя дочь тебе? - спросил Илу, глядя прямо, так прямо, что сложно бы было солгать.
  
  Ати уверил его, что не мог мечтать о лучшей жене. Свадьба состоится, когда он вернется домой из Гиданы.
  
  Ответ оставил Илу довольным.
  
  - Однако, как отец говорил, наверное, вам, - продолжил Ати, - храм захочет удостовериться. Моя мать из священного рода, и все ее дети, хоть и лишенные служения, должны вступить в достойный союз. Если это не будит в вас противоречия, я назначу день.
  
  Илу кивнул.
  
  - Мы все блюдем законы священного места. Хотя я чаще навещаю другое святилище. Но пусть жрецы будут довольны.
  
  Они поговорили еще и выпили другого вина из угодий военачальника, а потом Ати попрощался и, когда часы показали полдень, отбыл. Он был рад, что управился в срок.
  
  Вернувшись домой, переоделся и пошел к отцу. На удачу, тот не уезжал еще в порт. Они отправились вместе, и по дороге Ати рассказал о встрече: о чем условился с военачальником, что хорошо в его доме, насколько это и правда будет удачный союз. До порта верхом было близко, и он закончил, едва впереди завиднелись склады.
  
  - Ну а невеста-то тебе как? - прищурившись, спросил Болус.
  
  Ати пожал плечами и отвернулся.
  
  - Думаю, она будет хорошей женой.
  
  Отец расхохотался.
  
  - Понравилась, значит. Это хорошо.
  
  Иногда человеческая проницательность отца будила в Ати не только восхищение, но и досаду. Он улыбнулся и промолчал.
  
  Остаток дня они провели за встречами и выбором товаров. Целый поток проходил в последнее время через их руки, и прежде Ати никогда не вообразил бы, что можно настолько устать, просто трогая что-то. Однако все чаще слышались голоса, говорившие, что Мелоль засыпает, а раз так, скоро предстояло отплыть. А до отъезда - сделать как можно больше.
  
  Старший брат обещал вернуться, чтобы взять на себя заботы, но был пока далеко и мог опоздать. Перекладывая письма, ощупывая ткани и разминая пальцами специи, Ати думал, что брату, возможно, придется постараться, чтобы вникнуть в порядок вещей. Это было новое, странное знание. Что, ненадолго отвлекшись, можешь упустить многое. Даже если прежде в этом была вся твоя жизнь.
  
  На закате, когда они уже собирались домой, пришел человек в скромной одежде и показал печать; с собой у него было другой печатью скрепленное послание. Отдав, он поклонился и ушел. Отец помедлил, но сломал сургуч. Так они узнали, что Фер-Сиальце назначил отплытие через шесть дней.
  
  Потому ли, что это было важное для города дело, или почему-то еще, жрецы согласились осмотреть Улинат сразу. А ведь могли сказать ждать и месяц, и два. По обычаю, Ати должен был ввести невесту в двери храма и встретить у них. Так он и поступил, и поразился, как бледна и молчалива она была, когда вернулась. Проводив Улинат до паланкина, Ати вошел в храм сам. Но, в отличие от нее, к обращению жрецов был привычен. И когда вышел, хоть на душе и легла тяжесть, знал, что помолвочный браслет наденет.
  
  В честь такого события и чтобы обеспечить грядущему плаванию удачу назначили пир. Это было в их доме событием редким: мать не любила людных встреч, а отец не считал себя вправе собирать людей без нее. Он, впрочем, часто бывал в других домах по торговым делам и мог утолить голод своей общительной души там. Ати, однако, чувствовал, что тот был бы рад звать друзей чаще.
  
  Гостей собрали самых разных. Всех их, Ати знал, пригласят потом еще и на свадьбу - их, а также многих других, ведь это было пока малое празднество. С кем-то из пришедших он говорил в порту каждый день, кому-то - давал расписки, а от кого-то расписки иногда получал. Сам Ати позвал несколько человек, своих ровесников, с которыми вел дела или общался. Никого из них, впрочем, близким приятелем бы не назвал. Дар дружбы пока что ему не давался.
  
  День стоял удивительно свежий для раннего лета, и застолье текло легко. Накануне вечером из храма доставили шкатулку с серебряным браслетом; такую же, Ати знал, получил отец Улинат. Когда гости собрались, помолвочный браслет надели, сказав много торжественных слов. Металл, обхвативший предплечье, долго оставался холодным, но прошел час, другой, и Ати понял, что больше не чувствует его. Не чувствует совсем. Странное свойство для такой вещи.
  
  Из кухни несли все новые и новые блюда, одно другого заманчивее. Раз или два, выйдя в коридор, Ати видел старую Ашту - начальственным взглядом она надзирала за разносчиками. Ей давно не выпадало возможности проявить талант во всей полноте. Это было, впрочем, предпоследней ее большой победой. Восьмидесятилетняя, она пришла в дом вместе c матерью Ати, и все эти годы служила семье. Теперь готовила себе смену. Свадьба должна была стать ее прощальным сражением.
  
  Ати вернулся в зал и оглядел его, стоя в дверях. Насколько много пришло знакомых отца - настолько же мало людей позвала мать. Пригласила ли она вообще кого-то, кроме сестер и человека, что говорил сейчас с ней? Озадаченный, Ати смотрел незнакомцу в спину: того не было еще пять минут назад. Это значило, что гость опоздал: действие, граничащее с оскорблением.
  
  - А ты, вижу, уже приметил Арфе, - сказал, остановившись рядом, отец и повлек Ати за собой. - Он только приплыл в Фер-Сиальце и прямо с корабля пожаловал к нам. Идем, я вас познакомлю.
  
  Мать поклонилась и отошла, стоило им приблизиться, а человек обернулся, изогнув в улыбке бескровные губы. Он был высок, худ и лыс, и одет совсем не по-местному.
  
  - Это мой сын, Атех, - представил отец. - Он отправится с нами.
  
  Ати коснулся лба в жесте почтения, а человек сухо кивнул.
  
  - Меня зовут Арфе Чередис, - проговорил он голосом тихим, но странно отчетливым. - Серые Одиннадцать послали меня сопроводить вас в вашем путешествии в Гидану.
  
  Так значит, его пригласила не мать. Ати заглянул в выцветшие с возрастом глаза и удивился холодному вниманию, стоявшему в них; будто вода в подземном озере.
  
  - Знакомство с посланником Совета - великая честь.
  
  - Знакомство с Советом - вот великая честь, а я - всего лишь проводник их воли.
  
  С этими словами гость отдал кубок проходившему мимо слуге и надел маленькую черную шапочку, вышитую серебром.
  
  - Отплытие завтра, а мне нужно еще отдохнуть. Прошу не держать зла. Я увидел тех, кого мне поручили, и должен выразить теперь почтение городу.
  
  Сказав так, он развернулся и пошел к выходу: быстро и, в то же время, не торопясь. Пробыв в доме сколько? Четверть часа всего? Кожаные туфли, тоже черные с серебром, казалось, едва касались пола. Ати посмотрел ему вслед. Но отец только рассмеялся.
  
  - К гиданским обычаям непросто привыкнуть, это правда. Хорошо, что раньше я часто бывал там. Но подожди, может, тебе даже понравится.
  
  Ати неопределенно пожал плечами. Некоторые вещи и удивляли, и не удивляли его.
  
  - Может.
  
  Прошел час, другой, и гости начали расходиться. Опустевшие комнаты стали привычно просторны, и простор этот увеличивался от минуты к минуте. Прощаясь, Ати подражал словам и манере отца, хотя давно понял, что им никогда не стать похожими, сколько бы лет ни прошло. Это, однако, не будило в нем сожаления. Мудрость отца, он знал, даже изменившись, продолжит жить в нем.
  
  Наконец, в зале остались только родители и жена старшего брата. Отец завел разговор с ней и пошел проводить в синюю комнату, снова ставшую гостевой. Засновали слуги, приводя дом в порядок. Ати хотел было идти, но заметил взгляд матери и остался.
  
  В зал впорхнула новая стайка служанок: посуда уже была убрана, пришло время мыть и вытирать.
  
  - Зайди ко мне, Атех, - попросила мать, проходя мимо. И он, конечно, не мог отказать.
  
  Поднимаясь по лестнице, они молчали. Мать отослала старшую девушку, ждавшую, как и всегда, наверху, но дальше не пошла. Цепочки на пути в ее покои тихо покачивались, однако Меана Ти-це как будто вовсе забыла об этой дороге.
  
  - Ты грустен. Я вижу. Что-то случилось с тобой? - спросила она; не подразумевая, на самом деле, вопроса.
  
  Родители были проницательны каждый по-своему. Ати, однако, предпочел бы пять раз ответить отцу, нежели один, сейчас, матери. Не заговорить, однако, не мог. Потому, что она угадала, и потому, в том числе, что надеялся на ее ответы.
  
  - Я был позавчера в храме. Ты знаешь зачем. Дочь военачальника Илу ушла первой, и жрецы назвали решение мне. Ей, верю, не говорили.
  
  Мать ждала: внимательно и, однако же, безмятежно. Сложно было сказать ей то, что он собирался сказать.
  
  - Они предупредили, что, возможно... Брак не даст детей.
  
  Мать подняла светлые брови. Камень диадемы, которую она надела по случаю помолвки, делал зелень ее глаз, потускневшую с возрастом, снова невыносимой.
  
  - Дело в невесте?
  
  Ати покачал головой.
  
  - Они не сказали.
  
  - Но ты думаешь, причина не в ней?
  
  - Я думал, что, возможно... виной мое воспитание в храме. Пусть меня забрали рано, я все же провел там достаточно времени. Я спросил, в этом ли дело.
  
  - А жрецы?
  
  - Ответили, что дело не в том.
  
  Ати вспомнил лицо Улинат и вновь ощутил печаль. Ему не хотелось, чтобы она была несчастна, а женщине, понимал он, бездетность может принести горе.
  
  Собравшись с духом, он продолжил:
  
  - Жрецы также напомнили мне, что наша семья по-прежнему должна храму в услужение душу. Взамен моей. И все же я решил заключить этот брак.
  
  Мать вскинула голову, тряхнула волосами.
  
  - Только глупец признает вину, если она не доказана. Ты думаешь, жрецы глупы? А может, они солгали тебе из злости. Чтобы ты помнил и ждал неудачи. Это очень похоже на них. - Она коснулась плеча Ати и отняла руку не сразу. - Не оплакивай поражение прежде времени. Они всего лишь сказали 'возможно'. Я рада, что ты выбрал жениться, хотя мог отказать. Что же до зарока... Кого и когда они возьмут, нам узнать не дано.
  
  Она ступила на первую из циновок, что вели в покои, и обернулась. Маленькая, одетая в бездонно голубое.
  
  - Будь осторожен в Гидане.
  
  
  
  
  
  День отплытия выдался ветреным. Всю ночь и все утро воздух ярился, но к полудню затих, и откладывать больше не было смысла. А ведь на рассвете думали, что назначенное придется перенести. Поднимаясь по сходням, Ати смотрел вперед, но также вокруг: момент накануне дальнего плавания заставлял желать запечатления. Пусть он часто бывал в портовых окрестностях, с высоты вид на город открывался другой.
  
  Как же хотелось ему запомнить все как можно лучше! Ни рисунок, ни стих не передали бы нужного, и Ати знал, что может довериться только неверному тайнику своей памяти. У него не было, впрочем, хранилища лучше.
  
  Пока команда заканчивала с приготовлениями, он прошел от носа к корме и обратно. Для их путешествия Фер-Сиальце дал один из лучших своих кораблей. Новый, быстрый, с яркими зелеными парусами. Но любоваться им Ати мог и потом, поэтому опять обратил взгляд на берег - и заново поразился, сколько же там сновало людей. Суда тоже стояли плотно: многие захотели воспользоваться затишьем.
  
  Обернувшись в очередной раз, Ати заметил в толпе движение и присмотрелся. И точно: прорезая людскую массу, сопровождаемый двумя слугами, там шел Меддем Зарат. Бальзамировщик миновал их корабль не остановившись, однако кивнул в знак приветствия. Рядом с ним, ничуть не отставая, шла девушка, явление которой когда-то засвидетельствовал Ати.
  
  Теперь он уже знал, что такое женщины хида, и почему тогда, два года назад, так важно было найти замену Карраш. Швец, которым Зарат являлся, держал в руках посмертные нити, но одному человеку не напитать собою их все. Из союза с женщиной хида, однако, он мог черпать силу, необходимую для этого дела - и для других многих дел. Далеко не каждая сумела бы занять это место, и Ати смотрел на спутницу бальзамировщика с почтением. Смотрел, впрочем, недолго - процессия скрылась за поворотом.
  
  - Четверть часа - и в путь, - потер руки отец, встав рядом с Ати.
  
  Для него такой дальности плавание не было чем-то редким, но Болус Кориса чересчур хорошо знал, насколько важно грядущее по прибытии. Бодрость и нетерпение, которые были свойственны ему и обычно, сейчас проявились особо. Ати рад был видеть отца настолько живым. Он сам испытывал подобные чувства; настолько, насколько умел.
  
  - Надеюсь, ветер не помешает нам.
  
  Арфе Чередис тоже был на борту: Ати увидел его сразу, стоило им подняться. Гиданец, однако, держался сам по себе. Не потому, что их сторонился; со всей очевидностью, готовился составить компанию позже.
  
  Убрали сходни. Глядя на удалявшийся город, Ати почувствовал одновременно печаль и радость. Скоро Фер-Сиальце потерялся вдали, но он все стоял на палубе, смотря, как кружат в воздухе птицы.
  
  Вдали от берега ветер снова поднялся, и паруса раздулись, наполненные его силой. Такой большой корабль не мог везти всего троих, какой бы важной ни была их миссия. В Гидану отправились также другие купцы, которым не удалось отплыть раньше из-за вулкана. Их оказалось немного, куда меньше, чем нужно, чтобы судно заполнилось; возможно, в результате внимательного отбора. Но иметь подобное, даже малочисленное, общество было приятно. Если не самому Ати, с одиночеством дружному, то отцу - точно; ведь плыть предстояло не день и не два.
  
  Темнело, и путники стали собираться на трапезу. На корме расстелили огромный ковер, а поверх - несколько меньших. Принесли еды и питья: каждый добавил что-то, и яства нашлись на любой вкус. Полилась беседа: у каждого имелась своя цель в Гидане, и почти все путешествовали туда не впервые. Но Ати, хоть и не был там никогда, избегал расспрашивать о городе, чтобы не портить свежести впечатления.
  
  Солнце медленно утонуло в закатных водах, и, когда остатки яств унесли, зажглись огни. В их свете корабль стал еще уютней, чем прежде; но ведь он и был их домом на все это время. Наконец, Ати поднялся и подошел к борту. Беседа продолжала шуметь в отдалении, а вдалеке, справа, горел фонарь. И все-таки ночь наступила не до конца: продолжал светлеть горизонт, и свет был разлит еще в воздухе.
  
  Он оглянулся и помахал отцу, который не покидал пока собеседников. Минута - и тот встал, чтобы присоединиться к Ати.
  
  Вечер развеселил Болуса. Быть может, он нашел себе новых компаньонов, и уж точно приятно провел время, дела обсуждая. Погладив густую каштановую бороду, отец оперся о борт и устремил взгляд за край моря. То стало черней черного, и отраженные блики только подчеркивали темноту.
  
  - Хорошо, - одним словом описал он то, что чувствовал Ати.
  
  Они помолчали. Наверху скрипели снасти, и тишина спорила с не-тишиной.
  
  - Это сколько же лет прошло с тех пор, как мы поженились с твоей матерью.
  
  Ати задумался, подсчитывая. Его ничуть не удивило, что отец заговорил об этом. Несмотря на отъезд, грядущая свадьба отступила всего лишь на шаг.
  
  - Двадцать шесть? Я знаю, что ты приплыл в Фер-Сиальце в год Крокодила. Но ведь вы поженились не сразу?
  
  - Не сразу, нет, - качнул головой отец. - На следующий год. Много времени заняли обсуждения, и потом только, когда решили, что браку все-таки быть, мне подобрали невесту. Но и тогда несколько месяцев ходили вокруг и около. Жрецы что-то думали, и город - тоже был себе на уме. Не так-то просто взять надми в жены простому человеку, - посетовал он.
  
  - Будь ты так прост, тебя ни за что бы не приняли, - улыбнулся Ати.
  
  Отец пожал округлыми плечами.
  
  - Я сам к ним пришел. Этим и был хорош. Но другие тоже могли догадаться.
  
  Они постояли еще, слушая темноту. Отец никогда не оставался в покое надолго и, вслушиваясь в его молчание, Ати гадал, какие там зреют слова.
  
  - Когда пришло время представить меня твоей матери, созвали ведь кучу народа. Больше, чем хотела видеть ее семья, это точно. Я шел туда, опасаясь сделать что-то не так, но - кто бы ждал такого - ошиблась она.
  
  - Она? - не поверил Ати. - Как?
  
  Отец весело прищурился. Казалось, и сейчас, много лет спустя, случившееся забавляло его.
  
  - Лайлин тогда был со мной, ведь мы хотели осесть в Фер-Сиальце вместе. Поклялись не бросать друг друга, пока не преуспеем. Пришел он и на церемонию знакомства. Оделся, конечно, не так богато, но и сам сошел бы за жениха. На том-то твоя мать и обманулась. Испереживалась, видно, в тот день. Когда мы вдвоем подошли к ней, заговорила с ним первым, думая, что он - это я. Ну и лица же были тогда у жрецов! Надеюсь, ее отругали не сильно.
  
  Ати попытался представить рассказанное и не мог. Ни мать свою молодой девушкой, ни Лайлина, дядю, которого видел во взрослой жизни лишь раз. Раз несчастливый. Все это было так далеко. Отец, однако, держал перед глазами совсем другую картину и улыбался тепло.
  
  - Жаль, что она так и не простила жрецов за то, что они оскорбили ее семью этим браком. А из-за них - и меня.
  
  Улыбка потухла.
  
  - Пойду лягу, - сказал он.
  
  И намерение осуществил.
  
  Глядя ему вслед, Ати думал, что лучшего отца нельзя и желать. Ему ведь и правда могло повезти намного меньше. Другая жизнь, к которой его готовили в храме в исполненье зарока, обеспечившего союз родителей, была так далека от того, чему посвятил себя Болус. Кого другого хватило бы - перевоспитать.
  
  Ночь встала над кораблем, и купцы по одному разошлись. Думал идти и Ати, но редкая, удивительная бодрость вдруг охватила его. Огромное пространство моря вокруг не успокаивало; наоборот - будоражило. Свежесть воздуха и движенье его, плеск и шелест волн за бортом никогда еще не были менее сонны. Ясность момента переполнила Ати. И все же остаться так навсегда он не мог. Надо отправиться спать, сказал он себе.
  
  Решил так и понял, что не один.
  
  Арфе Чередис не почтил собой трапезу. Сказал, что сыт и ест всю жизнь мало; зрелище же подобного человека, знает он, смущает ум едоков. В самом начале, однако, поднял кубок за благополучие путешествия и кубок тот до сих пор держал. Возможно, наполнив не раз и не два. Если и так, он от вина не хмелел.
  
  - Я слышал, вы говорили о Лайлине Кориса.
  
  Ати всмотрелся в худое лицо перед собой, скрытое тенями: свет фонаря как будто не дотягивался до него. Пришлось ответить, собеседника не видя.
  
  - Да, говорили.
  
  Гиданец кивнул его немногословности, словно соглашаясь с ней.
  
  - Я никогда не сказал бы этого твоему отцу, потому что слишком его уважаю. А он, как я понял, хранит светлую память о брате. Но тебе скажу, так как должен предупредить кого-то из вас.
  
  Ати поймал рвущийся с губ вопрос, но Арфе продолжил и так.
  
  - Говорят, Лайлин не умер и вернулся в Гидану, где жил уже раньше. Говорят также, что такой судьбы нельзя пожелать и заклятейшему врагу. Сам я его не видел, но тем людям верю. Поверишь ли ты - решай сам.
  
  Тишина длилась, длилась.
  
  - Зачем он вернулся?
  
  - Этого не узнать.
  
  Ати кивнул. Его лицо свет, к сожалению, не щадил.
  
  - Благодарю за известие.
  
  Гиданец хмыкнул и отпил из кубка. Было ли неожиданным для него отсутствие удивления, или, наоборот, того он и ждал, осталось неведомо.
  
  - Таков мой долг, - поклонился он.
  
  И, появившись из темноты, в ней и исчез.
  
  Ати, однако, остался. И в своем новом всеобъемлющем одиночестве не помнил даже, что на корабле есть еще люди.
  
  В эти годы он вспоминал Лайлина нечасто. Так случается с вещами, недоступными пониманию: мысли как будто обтекают их, облекают негой забвения. Могло ли случиться то, о чем сказал Арфе Чередис? Без сомненья, могло. Ведь случилось некогда невозможное другое: дядя поднялся с бальзамировочного стола. А раз так, должен был находиться где-то.
  
  Ати огляделся - и сильнейшее ощущение тождественности вдруг затопило его. Настолько многое было похоже: он плыл на корабле тогда - плыл и теперь. Опять навстречу неразгаданным дядиным тайнам. Неожиданно сон, виденный на борту 'Осеннего цветка', встал перед ним так ясно, будто только приснился. Ночь и огни, распахнутые в черноте огромные крылья; хлопанье парусов и систровый звон. Тогда Ати знал, что грезит и о каком-то другом корабле, но теперь на палубу того корабля, без сомненья, поднялся.
  
  Ощущение явилось и ушло. Ати огляделся снова, пораженный, - но момент странного совпадения миновал. И даже если довелось ему некогда во сне заглянуть в будущее, разум под властью грезы действительность приукрасил. В ней не было ни крыльев, ни звона.
  
  Он верил, однако, теперь, что заметил Меддема Зарата в толпе неслучайно. И что загадка, загаданная некогда, скоро будет разгадана.
  
  Следующий день стал первым в череде многих, подобных ему. Плавание проходило чрезмерно даже спокойно: ни разу они не попали в штиль, ни разу не разъярился ветер, и воины, которых Фер-Сиальце дал для защиты посольского корабля, тоже не нашли себе задачи по призванию. Скоро, слаженно двигалось судно по сияющим волнам, и самая большая беда, выпавшая на долю путников, заключалась в избытке времени и недостатке занятий.
  
  С ней каждый справлялся по-своему, хотя часто на битву шли сообща. Родство ремесла означает и родство душ, и купцы собой это подтвердили. Сколько разговоров случилось в эти дни, самых разных, сколько одержали побед на расписных досках, населенных крошечными фигурками, сколько было сыграно в другие игры. Отец нашел среди спутников знатока растений и пересказывал свой сад древо за древом, из гордости и в поиске дельного совета. И даже нелюдимый Арфе Чередис почтил собой общество не однажды, чтобы поведать, с тонкой иронией, о виденных в путешествиях занятных вещах.
  
  Ати был иногда с людьми, а иногда оставался один. Он взял с собой сундук с дорожной библиотекой и проводил время за чтением. Вымышленные истории увлекали его, а истинная история земель, мест и городов - очаровала еще давно. Как хотел бы Ати узнать о них больше; ведь всем известно, что записывают только самое примечательное.
  
  Закончив одно сочинение, он принялся за другое, о жителях моря. Никогда еще Ати не задумывался о том, насколько богаты соленые воды. Страница за страницей читал он о рыбах, птицах и глубинном звере Це, который поднимается иногда на поверхность, чтобы явить свою диковинную сущность. Трактат, написанный чужестранцем, был переплетен в золоченую кожу и обошелся отцу дорого. Но истинную его стоимость, возможно, продавец не сумел оценить.
  
  Следующие два дня Ати глядел за борт внимательней, чем когда-либо прежде. Не потому, что поверил в зверя Це - потому, что поверить хотел.
  
  Взял он с собой и шепти. Одну рамку всего, в надежде, что времени в пути хватит, чтобы открыть ее суть. Ати начал работу давно, но узора, который складывал, не понимал. А не понимая, не мог и закончить. Редкого гранатового цвета фрагменты составляли почти весь шепти, и перед отплытием он докупил их; но кого и от чего должна была охранить эта багрово-закатная рамка, угадать по-прежнему не умел.
  
  К исходу третьей недели плавания корабль миновал полуостров с высокими, обрывистыми берегами. Порода, слагавшая их, была яркой, белой, и Ати вспомнил Фер-Сиальце с непривычной тоской: так далеко был родной город. Как ни смотри - не увидишь.
  
  А еще три дня спустя далеко впереди показался другой совсем берег. Он был темен и смотрелся странно при свете дня. Но еще много прежде стали видны Мелоль и Лида, два вулкана, чьи вершины прогнулись под синевой неба. Из большего вытекала тончайшая струя дыма, а меньший, с широкой, оплывшей горловиной, дремал. Отложив все не дававшийся шепти, Ати присоединился к остальным в ожидании прибытия. И не успело опуститься солнце, как они увидели берег вблизи.
  
  Пройдя по узкому проливу, который с обеих сторон сторожили вулканы, мимо пустынных пляжей из черного песка, корабль вошел в порт Гиданы. И как же высились ее серые здания навстречу гостям.
  
  
  
  
  
  Город старый, заложенный тысячу лет назад. Город новый, воссозданный потом на руинах. Богатый город - ведь он лежал рядом с шахтами, где добывали твердую синь. А также город учёный, в который искатели знаний стекались последние века непрерывно, чтобы обогатить и обогатиться, познать и быть изученными. Гидана, 'уходящая за', лежала перед Ати, и, хоть на закате свет отступал из города, казалось, что это город наступает на свет, шаг за шагом, уверенно, неумолимо.
  
  Мрак, сгущавшийся над сложенными из темной породы зданиями, и узкие, будто прорезанные в этих зданиях, улицы, могли бы подавить Ати, но он, против ожидания, вовсе не чувствовал себя угнетенным. Наоборот, было что-то теплое в этих тяжелых, сухих, людных сумерках, через которые они поехали, когда корабль, наконец, пришвартовался, и его ставшая уже родной палуба сменилась - легкой повозкой. Дорога по морю стала дорогой по суше, и их путь был вовсе еще не закончен.
  
  Арфе Чередис ехал с ними рядом верхом все время, что эта повозка - изящная, кованая, без труда скользившая в окружающей тесноте, - поднималась по склону наверх. Колеса звонко стучали по мостовой. Город вздымался над морем, и если у подножья его кипела жизнь, то чем выше вилась улица, тем становилось тише. Наконец, пришло время последнего поворота.
  
  Ати понял, что он последний, еще до того, как Арфе подал возничему знак. Угадал, не успев даже задаться вопросом, прав или неправ. Но это действительно был их ночлег. Двухэтажный, с острым, торжественным скатом над слепым фасадом без окон. К стене примыкала ограда: высокая, каменная, незамысловатая в своей прочности. Пожелай кто перебраться через нее, потратил бы немало усилий.
  
  И, однако, твердо чувствовалось, что будущий дом - не крепость и не узилище. Простое следствие свойственного Гидане уважения к безопасности послов, которую ничто не должно нарушить. Предосторожность, предпринятая, чтобы не было слишком поздно.
  
  По оклику Арфе ворота открыли, и действительно - внутри ждал отраднейший сад, буйный и свежий. Таким никогда не будет сад в местах, хоть сколько-то подневольных. С десяток окон выходило во внутренний двор, и оттуда дом смотрелся красивее, чем снаружи. Но фасад внешний и фасад внутренний делили, тем не менее, несомненную целость.
  
  - Вы единственные наши гости сейчас, - сказал Арфе Чередис и спешился. - Располагайтесь и не чувствуйте себя одиноко.
  
  Фер-Сиальце поселил бы послов во дворце правителя, но здесь правил не один человек, а одиннадцать. Место, где собирался совет, не было предназначено для ночлега.
  
  - Сколько еще подобных домов в Гидане? - полюбопытствовал Ати и встретил спокойный выцветший взгляд.
  
  - Несколько, - ответствовал Арфе с легкой улыбкой.
  
  И препоручил путников слугам. На прощание повторив, что Одиннадцать встретятся с рассветом, а значит, выехать предстоит затемно.
  
  Запив вином со специями холодное, нежное мясо, обернутое в ароматные листья, Ати с отцом отошли ко сну. Дорожные вещи встретили каждого в его покоях, и заботливо застеленные постели, мягко горящие лампы по углам комнат многое сказали об искусстве местного гостеприимства. Слуги выполняли работу, но сами оставались невидимыми. Ати встретил одного из них в коридоре и потом только понял, что это было ошибкой, событием незапланированным. Больше такое не повторилось ни разу.
  
  Безделье дороги напомнило о себе накануне встречи с Советом. Как ни тщился, заснуть Ати не мог. Задув все огни в комнате, он увидел, как на небо поднялась луна и залила двор белым светом. Сквозь бронзовые решетки окон она казалась далекой и загадочной, совсем незнакомой. 'Я должен уснуть', - сказал себе Ати, но вместо этого встал и прошелся по комнате, разобрал самый важный из трех сундуков и еще долго смотрел на недвижимый сад. Смотрел, пока не озяб.
  
  И вот тогда, вернувшись к теплу одеял, смог, наконец, уплыть в реку сна. Заплыл, впрочем, недалеко. Изгибчатое течение не понесло его вперед, а как будто оставило в одной из своих бесчисленных стариц, следить за обоими мирами, ни одному не принадлежа.
  
  Раз за разом средь обрывчатой грезы Ати казалось, что кто-то стоит за окном - хотя со всей очевидностью там никого не было. Да и кто попал бы в так надежно запертый двор? Казалось, что лунный свет - живой и, как легчайшая ткань, накрывает его еще одним пологом. Что тихий дом тих не до конца, - чуть различимые звуки рассыпались мелким, затейливым эхом. Состояние не неприятное вовсе, но отдыху чуждое.
  
  И все же утром Ати понял, что выспался. Надевая один из многих нарядов, которые привез, чтобы не посрамить Фер-Сиальце, он ждал знакомства с Советом с ясным умом. Они встретились с отцом в обеденной комнате, а вскоре прибыл Арфе Чередис. И четверть часа спустя снова повез их по улицам, теперь пустым совершенно.
  
  Дорога шла все так же наверх. У самой вершины, там, где дома Гиданы, и в порту опрятные, становились высокими, стройными и почти невероятно прямыми, повозка выехала на площадь. В центре стоял фонтан, с едва слышным журчанием изливая из пастей статуй воду. Ати присмотрелся к одной и узнал. Шестикрылый, златозубый, с мягкой шерстью на брюхе и хитрым прищуром многих глаз, то был зверь Це. Изваяние, впрочем, являлось всего лишь миниатюрой. Настоящий зверь окольцевал бы всю площадь своим длинным хвостом.
  
  Арфе Чередис заметил внимание Ати.
  
  - Говорят, он рождается из подземного огня. А жить выбирает в воде. Умирать же снова приходит на землю, и замыкает так круг. Прошло много лет с тех пор, как последний плескался в нашем заливе.
  
  Позади фонтана, над темным проходом во двор, стоял дом, выше и строже всех прочих. Почти черный накануне рассвета, удивительно молчаливый. Казалось, он не хотел привлекать к себе внимания - но в том не мог никак преуспеть. Дом поглотил путников, подмял под себя. И пока они проезжали под ним, Ати гадал, что же увидит внутри.
  
  - Не беспокойтесь о дарах, Совет их получит, - предупредил Арфе, когда они ступили на землю в колодце двора. Слуги уже снимали с повозки свертки, присланные Фер-Сиальце. - Важно сейчас - передать соглашение.
  
  Фонари как раз погасили, и в утренних сумерках было не рассмотреть всех знаков на узких, в два человеческих роста дверях. Однако лестницу за ними осветили ярко, и те же знаки нашлись на коврах. Они повторялись, иногда сплетаясь друг с другом, а иногда - окружая герб города. Ати вспомнил, что знаков одиннадцать - по числу членов Совета. Каждый - символ подвластного тому ремесла. Ведь Совет правил всем городом, а значит, весь город он знал.
  
  Серые Одиннадцать собирались не каждый день. Не каждую неделю даже. О новом сборе город извещали заранее, и всякий, кто хотел обратиться с прошением, знал час, к которому придет. Поэтому еще вокруг было так безлюдно: ни эти залы, ни лестница никогда не знали толпы.
  
  Наверху лестницы ждали еще одни двери, охраняемые, как и внизу, двумя тихими стражниками. Чувствовалось, впрочем, что, случись потребность, подкрепление рядом и придет на помощь. Возможно, из-за еще одной, тенями задрапированной двери.
  
  - Болус и Атех Кориса, по делу свободного города Фер-Сиальце, - своим обычным негромким, очень ясным голосом проговорил Арфе Чередис и вступил в пределы зала.
  
  То, что они стали первыми, кого совет принял в тот день, говорило о многом. Большая честь - хоть честь и недолгая.
  
  Потом Ати удивлялся не раз, вспоминая, как скоро пролетела та встреча. Хотя он мог бы предвидеть это, угадать по первому явлению Арфе, который был, возможно, не только сопровождающим, но и предвестником, путеводным знаком на дороге в чужую страну.
  
  Предвестником Арфе оказался и в другом еще смысле. Серые Одиннадцать не любили праздных взглядов, и углубления ниш, в которых они сидели, в просторном, скупом полумраке зала не давали увидеть много. Однако Ати заметил, как похож наряд их проводника на наряд одного из таких разных членов Совета. Черный и серебро, маленькая шапочка и мягкие сапоги. Знак над нишей изображал белую птицу в двойном круге, и Ати запомнил его, чтобы подсмотреть значение в книгах.
  
  После краткого обмена приветствиями отец поставил шкатулку с соглашением на стол, отделявший Совет от просителей.
  
  - Одиннадцать благодарят семью Кориса за проделанное путешествие, - сказала одна из ниш. Случайная ли? Не узнать. В ней был грузный человек в темно-красных одеждах, с тяжелым и мрачным лицом. - Мы прочтем и соберемся снова - чтобы обсудить пожелания Фер-Сиальце.
  
  Именно в этом заключались исключительность полномочий отца, именно это делало его в глазах всех таким важным. Он - редкость немыслимая - мог говорить за правителя.
  
  - А пока - осмотрите город, отдохните и не чувствуйте ни в чем нужды. Все, что понадобится вам, вы получите.
  
  Отец низко поклонился, и вслед за ним - Ати. Обычай неместный, но и жили они не в Гидане. Потом были слова прощания, после - долгий спуск по укрытой коврами лестнице. И, наконец, снова двор и рассвет.
  
  Прошел день, миновал следующий. Луна истончалась ночь за ночью, а отдых все длился. Город не забыл, впрочем, о своих гостях. Сопровождаемые Арфе - или кем-то другим, когда тот бывал занят, - они осмотрели окрестности. Посетили рудники твердой сини: подземные шахты вились и вились, проникая в земную глубь. Душный разреженный воздух и сотни рабочих, изымавших руду, произвели на Ати тягостное впечатление. Но было в этом еще и величие - сколько лет велась добыча, как длинны были шахты, сколько скрывалось по-прежнему в них драгоценнейшей сини. Двести лет назад, когда Мелоль извергся и засыпал все пеплом, Гидану восстановили на том же месте только из-за близости рудников.
  
  Арфе отвез их также к подножиям вулканов, показал храмы и здания города, верфь и товарные склады. О каждом месте он мог рассказать что-то редкое, такое, о чем не было в сундуке Ати. А ведь тот прочел теперь, добравшись до Гиданы, оттуда то, что не успел прежде.
  
  Казалось, их проводнику известно все и обо всем. Но ему и положено было. Белая птица в двойном круге оказалась символом знания.
  
  Знания, однако, не только книжного. И, глядя на Арфе Чередиса, когда тот ехал рядом, пил свое извечное вино или останавливался вдруг - сразу и весь, - заметив что-то нежданное, Ати чувствовал трепет нового уважения. Ведь человек этот собирал в копилку сущность вещей. Он - и подобные ему в Гидане.
  
  Теперь, когда новизна впечатлений утихла, Ати не мог не помнить ночного разговора на корабле. Хотел расспросить - но о чем, сам не понимал до конца, а потому спросить не решался, и Гидана стояла над ними отсроченным обещаньем ответа. Каждый поворот, каждая рассказанная Арфе история только добавляли к смутному бремени тайны.
  
  Что произошло здесь? Слова Меддема Зарата, которым Ати не придал когда-то значения и которые надолго забыл, обрели новые смыслы. Лайлин занимался чем-то - 'в Гидане и других многих местах'. Но почему из всех дядя вернулся в этот именно город? Был ли он по-прежнему мёртв? Сумел ли спастись от твари, что убила Карраш? Но раз участь его, по словам Арфе, была незавидной, значит, случилось что-то еще.
  
  Город, казалось, тоже приглядывался к гостям. Внимание было не всегда дружелюбным, не всегда даже полным вежливого безразличия. Обрывались разговоры и слышался шёпот. Некоторые, объяснил Арфе, не рады заключаемому соглашению. Но он сказал как будто не все, и эта недоговоренность зияла, как брешь, в череде его многословных рассказов.
  
  Однажды два человека, с виду небедных, двинулись к повозке, но остановились, не найдя в себе смелости. Цветастые их одежды выделялись среди скупых нарядов Гиданы.
  
  - Это младшие сыновья семьи Кезанис, - в обычной своей манере поведал Арфе. - Теперь, когда глава дома мертв, наследники, что есть сил, делят богатства. Сложная задача, и хватит не всем. Ведь часть наследства давно истрачена.
  
  - Кезанис? - оживился отец. - Я помню, брат мой, Лайлин, был у одного из них советником.
  
  Но Арфе уже отвернулся, а в следующий момент повел рассказ о домовом храме редкостной красоты (мрамор и жадеит, немного золота), что скрывался в особняке напротив.
  
  И вот, наконец, когда ожидание новостей от Совета стало из привычного утомительным, настал день новой встречи.
  
  - Одиннадцать прочли соглашение и готовы говорить о нем. Они примут первых просителей на рассвете, а к полудню закончат - чтобы увидеть вас, - известил Арфе. - Готовьтесь, возможно, беседа продлится до ночи.
  
  Ати взглянул на отца - и увидел, как тот нахмурился. Но ведь обсуждение и не могло пройти быстро? Так Ати утешил себя.
  
  Однако следующий день выдался трудным и долгим. Зал, где собирался Совет, при свете солнца остался все так же сумрачен. Высоко под потолком сочились уличной ясностью стекла, всех оттенков синего. Искусно сделанные, узорчатые, они, тем не менее, были почти непрозрачны. И все же Ати поднимал к ним глаза не раз и не два, пока сидел перед Советом. Украдкой - чтобы не выказать неуважения. И даже тогда старался не упустить ни слова.
  
  Говорил, в основном, отец. Он - и человек в красных одеждах. Страница за страницей, товар за товаром бились они над соглашением. Каждый тянул на себя. И хоть Фер-Сиальце доверил Болусу Кориса знание о том, как далеко готов отступить от написанного, даже эти пределы мнились Совету порой чрезмерными. Два раза в обсуждении делали перерыв, и Ати с отцом покидали зал, чтобы утолить жажду и голод и дать время Одиннадцати. Потом возвращались - и начинали по новой.
  
  Могли ли города не договориться? Была пара тяжелых, упрямых моментов за эти часы, когда взаправду казалось: могли.
  
  Потому, когда все закончилось, Ати поверил не сразу. Он все ждал, что спор вот-вот продолжится, что найдется еще один какой-то вопрос, а вслед за ним - и другие. Но Одиннадцать поднялись с мест, и человек в красном кивнул писарю. Тот отложил грифель.
  
  - Завтра мы поставим печать.
  
  В этом обещании содержалось все то, за чем они плыли в Гидану. И, хоть нельзя радоваться еще не свершившемуся, спускаясь по лестнице, отец улыбался. Улыбкой усталой, но вовсе не обессиленной.
  
  Назавтра печати были поставлены. И сразу же начались сборы: ведь Фер-Сиальце ждал новостей. Однако, как бы ни был строг и сдержан Совет, для него соглашение тоже значило многое. Послов, его обеспечивших, следовало отблагодарить - прощальным застольем.
  
  - Да, это то, что мы заслужили! - воскликнул отец, развернув приглашение. Ати, видел, впрочем: тот вовсе не готов еще отдыхать. Но в чем крылись причины недоверия, не понимал.
  
  Тем более, что так изобильно оказалось застолье. Пели певцы и скользили вокруг танцовщицы. Серебристые флейты - такие легкие, такие прозрачные, - трогали душу невесомыми пальцами. В Фер-Сиальце были в ходу другие совсем инструменты, и музыка, которую играли тем вечером, еще долго звучала в памяти Ати.
  
  Он заметил, однако, что отец мало пьет и весел только для вида. Ждал ли тот какого-то напоследок подвоха? Опасайся чего-то конкретного, Ати бы предупредил. Но, похоже, определенности не было. Похоже, отец просто не мог до конца поверить, что все завершилось удачно.
  
  Ати же, хоть и перенял часть родительской осторожности, вовсю изучал эту новую для него, праздничную Гидану. Собирались здесь иначе, чем в Фер-Сиальце, и держались более обособленно. И нашлось много еще больших и малых отличий, которые он бережно сохранил.
  
  Особенно ему запомнилась девушка, подносившая в тот день вино. Их таких было несколько, но именно эта оказалась настолько черноволосо гибкой, именно эта поглядывала на Ати украдкой - но вовсе не тайно. Встретилось в ней что-то, не встречавшееся ему прежде, а может, прежде лишь не замеченное. Сможет ли быть такой Улинат, задался нежданным вопросом Ати, но ответа в себе не нашел.
  
  - Почему Одиннадцать называют Серыми? Ведь они одеты в разные цвета, - спросил он на обратном пути сопровождавшего их в предпоследний раз Арфе. В книгах об этом ничего не писали, как о самой собой разумеющейся, и так понятной всем вещи.
  
  - Они - город. А ты видел цвет города, - отозвался Арфе.
  
  И на этом умолк.
  
  Гидана, словно чувствуя, что они скоро покинут ее, была темна, задумчива и немного печальна. Свежий вечерний ветер дул в спину, спускаясь вместе с ними по склону. Как хороши были в тот день улицы, как загадочны дома из дымчатого камня с высокими, узкими окнами! Виденные много раз, они так и остались неузнанными. Ведь для того, чтобы понять место, нужно прожить в нем не месяц и не два.
  
  Попрощавшись с Арфе, видеть которого тоже было накануне разлуки грустно, Ати с отцом еще час провели за беседой, обсуждая грядущий отъезд. Назавтра предстояло много мелких, но не утомительных дел. Наконец, отец поднялся, чтобы идти в свои покои. Ати примеру последовал, ненадолго лишь задержавшись.
  
  Войдя в спальню, он какое-то время стоял, не раздеваясь. Ветер играл занавесями, а неверный свет ламп только усиливал мнимую переменчивость комнаты. В отличие от отца, Ати на застолье от вина не воздерживался, и легкое опьянение добавляло изгибов теням. Он развязал кушак и снял верхнее платье, сложил на крышке сундука. Снял кольца и ожерелье из хризолита и серебра. Задул лампу - и тут занавеси шепнули:
  
  - Атех.
  
  Как будто еще один порыв ветра. Но то был не ветер и не игра сознания.
  
  - Атех, - настаивал бесплотный голос.
  
  Голос, однако, знакомый. Хоть и переменившийся.
  
  Осторожно, стараясь ступать как можно тише, Ати подошел к окну. Отдергивать занавесь, впрочем, не спешил. И только когда его окликнули в третий раз, отвел в сторону прохладную ткань.
  
  
  
  
  
  Поначалу Ати казалось, что двор за окном пуст. Легко покачивались в безлунном мраке растения: деревья и кустарники, большие съедобные цветы на многоярусных клумбах. Но потом он понял, что не туда смотрит. Он искал Лайлина в саду, потому что не видел его перед собой. А нужно было повернуться направо. Там, вцепив пальцы в решетку, приникла к стене бессильная тень.
  
  Не человек - ворох грязной одежды. Слои и слои ее укутывали собой что-то, о чем лучше не знать. Ати, однако, чувствовал в ночной свежести запах. Целую историю запахов, впитавшихся в эти лохмотья за годы странствий, но под ними - один, несомненный. Дядя пах порченым вяленым мясом.
  
  Надо было сказать что-то, но Ати предпочел ждать. Что бы ни пришло к нему, как бы оно ни проникло в надежно запертый двор, свою цель оно знало. А раз так - ему начинать.
  
  Лайлин - хотя была ли эта тень все еще Лайлином? - однако, медлил. Не мог подобрать слов? Наконец, в тишине раздался вздох.
  
  - Узнал... ты меня?
  
  Столько было в этих словах тоски, что Ати почувствовал, как по спине побежали мурашки.
  
  - Мы виделись два года назад. Ты ведь помнишь своего дядю? Я попросил тебя об одной вещи и, верно, подвел.
  
  Голос звучал будто отдельно от тела. Да и как мог Лайлин говорить, если был забальзамирован? Это являлось, впрочем, не самым важным вопросом сейчас. И все же Ати никак не мог перестать о том думать. Откуда шел этот скорбный голос?
  
  - Подвел не только тебя. Швец варази, знаю, не может не держать на меня зла.
  
  Ати вспомнил кипящую ярость Меддема Зарата, его мучения после смерти Карраш, торжество от дядиной неудачи и спокойное прощальное обещание и подумал, что бальзамировщик зла не держит. Свое зло он положил на одну из множества полок, записал в книгу в список долгов и, может, даже забыл пока что - ведь, не имея возможности отплатить, нельзя держать обиду в памяти долго. Но помнил ли он о дядином проступке? Без сомнения.
  
  - Не молчи, - упрекнул Лайлин. - Тебе ведь известно, что в том не было моей вины. Она дала понять, что видела вас. Тогда, в Доше.
  
  Тут Ати не ответить уже не сумел.
  
  - Она?
  
  - Та, что мучит меня. Та, которой я проклят теперь служить вечно. Немет, - выдохнул, выплюнул дядя, содрогнувшись истерзанным телом. И замер, словно боясь призвать.
  
  Так, значит, у твари, что подстерегала их в Доше, имелось имя.
  
  Первая растерянность ушла, но Ати все равно не верил, что это действительно происходит. И в то же время усомниться не мог. Так близко стоял к нему дядя, так отчетливо все было вокруг.
  
  - Почему?
  
  - Ты спрашиваешь меня почему, - прошептал Лайлин в ухо племяннику, как будто хотел поверить самую темную тайну. - И, вижу, считаешь, что судьбу я свою заслужил.
  
  Ати смутился - и поразился такой проницательности. А ведь говорили они в темноте, его лица дядя не мог разглядеть. Хотя откуда узнать, на что Лайлин способен? Он, умерший, но не мертвый.
  
  - И здесь ты прав. Того, что произошло со мной, я достоин. Хоть и произошло оно по ошибке.
  
  - Но... Что это за судьба? - Ати вдруг понял, что зябнет. Ведь перед тем, как Лайлин окликнул его, разделся, собираясь лечь спать. Тут его пронзило осознание. - Ты ждал нас сегодня? Знаешь, что отец здесь? Я сейчас его позову.
  
  Фигура за окном дернулась, рванулась навстречу. Решетка разделяла их, и все равно Ати отшатнулся, когда черная, встрепанная тень встала за ней.
  
  - Не надо! Не надо, я тебя заклинаю, - взмолился дядя.
  
  Ати порадовался - а потом пожалел, - что погасил все огни. И все же пальцы он видел, обхватившие бронзу. Даже ночью они не сошли бы за пальцы живого, и, кажется, не хватало одного или двух.
  
  - Хорошо, - согласился он, хотя не понимал. Разве не лучше бы было увидеться с братом? После всех этих лет?
  
  Лайлин, похоже, сомнения угадал.
  
  - Мы с Болусом были очень дружны. Раньше, когда я еще не отправился странствовать. Стояли друг за друга горой. Но с тех пор прошло много лет. Для него это станет ужасным ударом. Я не могу так поступить с ним. Или... Он знает, что случилось тогда?
  
  Тут Ати был должен признать, что правды отцу не сказал. И все-таки он бы хотел попытаться исправиться, пусть с опозданием. Поступить так было верно. Разве не поможет брат брату в беде? Спорить с Лайлином, однако, не стал.
  
  - Болус для меня ничего сделать не может, - продолжил угадывать дядя. - А раз так, пусть верит, что я умер тогда.
  
  В этом был свой резон. Помолчав, Ати спросил:
  
  - Если так, зачем ты пришел сюда? - И, утвердившись в уверенности: - Зачем ты пришел ко мне, дядя?
  
  Задал вопрос - и с ужасом посмотрел на Лайлина. Глухо, с отвратительным треском ударились о камень кости, когда тот упал на колени.
  
  - Отвези меня назад в Фер-Сиальце! Я знаю, швец варази должен обрезать нить. Не нам с тобой должен, а тем, кто дает силу его игле. Знаю, что душа одной из его хида - в брюхе Немет, а он в ответе за всех, кто ему служит. Отвези меня, чтобы он исполнил свой долг, а я, наконец, упокоился. Годы и годы иначе страдать еще мне.
  
  Не получив ответа, Лайлин протянул сквозь решетку руку. Жалкий, нищенский жест! Как знать, не случалось ли ему и правда молить о милостыне в эти годы. Ведь как-то же он проделал путь до Гиданы.
  
  Сомнение, всколыхнувшееся в Ати от этой немыслимой просьбы, не улеглось. Напротив. Сочувствие он ощущал, но как будто со стороны, как чье-то чужое. На самом же деле думал только о том, что верить дяде не может.
  
  - Пожалуйста, встань.
  
  Но Лайлин не слышал. Повиснув на решетке, - не человек, сборная кукла, - он заговорил, легко покачиваясь. Голос его, однако, словно споря с убогостью тела, был свободным и чистым, и Ати снова спросил себя, как такое возможно.
  
  - Если бы ты только знал, какие острые у нее зубы! Но даже ими она не смогла перегрызть нити, которыми пришита моя душа. И тогда, разозлясь, что у нее украли добычу, стала жевать меня и терзать, чтобы подчинить своей воле. И подчинила. Кто вынесет такую боль? Я не вынес... Так, не сумев проглотить, она измыслила мне кару не хуже. Сделала меня своим орудием, опозорила меня и в посмертии, заставив совершить то, чего я бы не совершил никогда, и люди, почитавшие меня при жизни, теперь меня ненавидят, теперь меня презирают и ищут отмщения, как худшему из врагов. И вот теперь, наигравшись, она выплюнула меня, оставив странствовать, изжеванного, по земле. Сколько прослужит мне еще это тело? Сколько скитаться мне, прячась от живых людей? Ведь явиться им я не могу, она подобного не позволит. А когда плоть эта, наконец, распадется, когда разойдутся стежки, она окажется рядом, чтобы сомкнуть на моей душе зубы - в последний раз.
  
  Ошарашенный, переполненный изобилием этого монолога, Ати ухватился за первое, что запомнил. Что слушать Лайлина не хотел, уже позабыл.
  
  - Кто-то хочет тебе отомстить?
  
  - Хотят многие, - признал скромно дядя. - Я прожил жизнь не без ошибок. Но все они давно потеряли мой след. Те же, кто нет, узнали о смерти и восторжествовали. Однако люди, которым я сейчас навредил здесь, в Гидане - навредил против воли! - знают, что путь мой не завершен.
  
  Ати забыл также и про ночной холод, про то, что стоит у окна босиком. Он весь обратился в слух. Но Лайлин вдруг замолчал.
  
  - Ты, верно, не понимаешь? - спохватился он.
  
  Ати покачал головой. И хоть что-то все-таки понял, дядина сбивчивая манера, словно обращенная к самому себе, объяснение отрицала. Ему внезапно открылось, что Лайлин, некогда человек, без сомнения, хитрый и умный, не до конца, может быть, сознавал, что в смерти потерял не только тепло крови и биение сердца. Разум его тоже изнашивался.
  
  - Почему ты вернулся сюда?
  
  - Я жил здесь одно время, когда был моложе, - заговорил медленно дядя. Чувствовалось, что слова он находит с трудом. - Меня пригласили, обещав большую награду. Я был уже известен тогда, а глава семьи Кезанис искал того, кто сможет снять родовое проклятье. Избавить от чудовища, которое поджидало его после смерти.
  
  Кезанис! Секунда - и Ати вспомнил людей на улице.
  
  Дядя потряс укутанной в ткань головой, словно отрицая ужасную истину сказанного. Потом продолжил, еще медленнее, чем прежде:
  
  - Проклятье я снял, но снял неумело. Кое-чего не учел... И, сняв с другого, забрал себе. Поэтому Немет ждала меня за финальной чертой. Поэтому и теперь не оставит в покое. И пусть она не властна больше над той семьей, моими руками принесла им много несчастья. А ведь когда-то они щедро отблагодарили меня.
  
  Так вот почему те люди были враждебны: Лайлин им навредил. Глава семьи Кезанис, говорил Арфе, умер. Своей ли смертью? Похоже, что не своей.
  
  - Ты хотел обмануть ее, когда пришел к нам домой в Фер-Сиальце? - спросил, наконец, Ати.
  
  - Да. Прости меня! Но разве мог я сказать тогда тебе правду?
  
  Ати подумал и согласился. Случись подобное даже сейчас, объяснение все равно бы было чрезмерным. И все еще таким оставалось: сколько ни говорил Лайлин, до конца Ати его не понимал.
  
  - Зачем ты хочешь, чтобы швец обрезал нить? Ведь тогда ничто не спасет тебя от... Немет.
  
  Он ждал, что дядя расскажет о том, что устал страдать и скитаться, был готов к этой лжи. Ведь ясно было: за горем и жалобами Лайлин скрывал свою истинную задумку; в прошлый раз и теперь.
  
  - Потому что надеюсь ее убить.
  
  Сбитый с ног этой правдой, Ати сказал только слабое:
  
  - Вот как.
  
  Но в действительности - чего еще мог хотеть Лайлин, как не избавления от той, что терзала его? Пронесший свое намерение через годы мучений, он вдруг представился Ати совсем в другом свете. Не обманщиком, но героем духа. И пусть этот новый образ был мимолетен, сомнение поселил.
  
  - Куда ты? - забеспокоился дядя, когда он скрылся в глубине комнаты.
  
  Разгораясь, лампа осветила постель, и мирный вид нетронутых покрывал и подушек, обещавших отдых, утешил Ати в преддверии другого совсем зрелища. Вернувшись к окну, он думал дядю там не застать. Однако ошибся. Насколько же крепко было намерение Лайлина вернуться в Фер-Сиальце, раз он позволил свету упасть на себя! И сколько сил, верно, потребовалось, чтобы не двинуться с места, пока Ати смотрел.
  
  Смотрел недолго. После - задул огонь и опустил лампу.
  
  - На твоей руке помолвочный браслет, - заметил дядя в этой новой, отчетливой тишине, голосом тихим и мягким. - Да, так всему и должно случиться. Новая жизнь на смену старой. Я завершу свой долгий век, а ты - вступишь в лучшую пору.
  
  Многое предстояло еще обсудить. И все же, когда дядя так же мягко спросил:
  
  - Отвезешь ты меня?
  
  Ати ответил:
  
  - Я попытаюсь.
  
  
  
  
  
  Осуществить обещанное оказалось непросто. Всего один день оставалось провести их посольству в Гидане, и день этот, полагавшийся легким, измотал Ати. И все же он справился. Среди многих ящиков, которые подняли на корабль, оказался один, отцу неизвестный. Такая суматоха стояла вокруг, так много город дал разных, ценных подарков, не объяснив о них ничего, что лишний, неименованный груз затерялся легко. А утром накануне отплытия прислали еще две груженых повозки, и под штуками ткани ящик стал вовсе невидим. Капитан долго ругал чужестранных правителей, так расщедрившихся под конец.
  
  Арфе Чередис приехал в последний момент. Поднялся по сходням, не глядя под ноги, с чудной для его возраста ловкостью. Он прибыл налегке: все дары уже были доставлены; прибыл, чтобы попрощаться. И, однако же, корабль никогда не покинул бы порт без этого из невесомых фраз составленного разговора.
  
  Наконец, отец с Арфе поклонились друг другу. Жест почтения, чуждый, на самом деле, обоим. Но отец признал Фер-Сиальце родиной, а Арфе таким образом, на новый манер, выражал почтение городу.
  
  Ати спустился на пристань, чтобы проводить его до повозки.
  
  - Люди любят говорить, что путешествия дарят открытия, - заметил Арфе, когда возница уже откинул подножку. - Но есть в любом месте и что-то знакомое. Иногда увидеть это важнее всего.
  
  Ати не мог быть уверен, что тот знает, но слишком пристальным казался взгляд и совсем неслучайными - слова. Он склонил голову перед чужой мудростью:
  
  - Это и вправду становится подчас главным открытием.
  
  Арфе хмыкнул, коснулся лба в знак прощания, а минуту спустя повозка скрылась за поворотом.
  
  Корабль покинул Гидану, залитый ярким солнцем. Погода в этих местах редкая, считавшаяся удачей - и предвестьем удачи. Ати с отцом долго на прощание любовались на город, ставший внезапно куда менее серым. Цветные стекла переливались вдали, и зеленел залив. А потом они обогнули полуостров, и только дымка над вулканами осталась напоминанием о Гидане. Дымка та, впрочем, виднелась до самого заката.
  
  - Ну как, не жалеешь ты, что поехал? - спросил отец.
  
  И Ати, в глубине сердца не зная ответа, сказал только об общей их миссии. Ведь она, без сомнения, обогатила его.
  
  - Не жалею ничуть.
  
  Во всем остальном он уверен не был. Краткий миг ясности, определивший решение, миновал. Взяв на борт дядю, он, возможно, подверг всех их опасности. Только увидев цепи, которыми попросил обвязать себя Лайлин перед положением в маленький, такой тесный ящик, Ати понял, что тот ждет возвращения Немет. Ведь она могла бегство учуять. И пусть дядя клялся, что тварь станет мучить только его одного, в своем гневе сумела бы потопить и корабль.
  
  Мысль эта накануне Ати не отпускала. Рынок уже закрывался, когда он вошел в лавку ювелира и сказал огранить россыпь осколков обсидиана. Мастер не хотел браться за заказ сразу, но, увидев, сколько сумеет выручить, в два часа споро закончил работу.
  
  Ати собрал не дававшийся прежде шепти и того быстрей. Оглядел - и остался доволен, как никогда. Теперь он точно знал, от чего должна охранить рамка, и эта определенность напитала собой шепти - черно-красный, если глядеть сквозь него на огонь. Тот был сильным, как ни один раньше. Утром Ати дождался момента, а потом спустился в трюм и положил сверток на крышку заветного ящика. Изо всех сил он надеялся, что этого хватит. Но еще больше - что это и не понадобится.
  
  И все-таки образ без единой живой души корабля, входящего в порт Фер-Сиальце, его не оставил. Откуда узнать? Может, не сумев достать дядю, Немет стала бы брать членов команды одного за одним, из мести и для забавы. В такой исход, на самом деле, не веря, убежденный силой своего шепти, после заката Ати все же остался на палубе. Безлюдье и огромное звездное небо содержали в себе безопасную тишину. Он хотел увериться, что та будет длиться.
  
  В ожидании этом не мог, конечно, не думать. Правильно ли он поступил, когда согласился? Что случилось бы, реши отказать? Но в отличие от того, первого, раза, когда Лайлин вошел в их дом, вооруженный чужим испугом, теперь растерянности Ати не чувствовал. И чересчур, быть может, хорошо знал, что начатое тогда должен завершить. Ведь коснулось оно не его одного.
  
  Утомившись стоять, он сел на подушки и, наконец, задремал. Очнулся, когда уже была глубокая ночь. Разбудили Ати голоса, и первым, что он увидел, стал капитан, застывший на месте. Стояли вокруг и еще люди. Все они смотрели на что-то в воде, и Ати протер глаза и поднялся, чтобы поглядеть тоже. На удивление, тревоги он не испытывал. Было в самом воздухе что-то спокойное, полное неясной радости.
  
  Море по левому борту все полнилось легким золотистым сиянием. Неярким пока, но становившимся все сильней, как будто что-то поднималось из глубины. Быстрей, быстрей оно стремилось к поверхности, и вот золото уже почти ослепляло. А потом корабль качнуло волной, и из воды в самое небо вознеслось, трепеща многими крыльями, невиданное существо.
  
  Длинность и чешуя делали его похожим на змея, но когда это змеи летали в небе, когда делались настолько огромны? Весь тот невероятный миг, пока существо проносилось над ними, чтобы погрузиться заново в воду, Ати смотрел на него и не узнавал. И только когда оно вынырнуло по другую сторону от корабля и распушило на груди яркие перья, понял: это же Це.
  
  Зверь Це, живущий в глубинах моря, устал от подводного спокойствия и пришел к ним играть.
  
  На палубу поднималось все больше народа: все хотели засвидетельствовать чудо; даже те, кто никогда прежде о звере не слышал. И он, будто польщенный подобным вниманием, еще долго резвился вокруг, с каждым прыжком удаляясь. Пока, наконец, не скрылся совсем. Какое-то время вода впереди золотисто сияла, но вскоре свечение стихло.
  
  - Не думал, что когда-то увижу его, - сказал кто-то рядом, и Ати рассмеялся, полный того же переживания. И когда все разошлись, уже не сомневался: плавание закончится хорошо.
  
  Он угадал. И все же не раз и не два спускался в трюм, чтобы постоять рядом со скрытым тканями ящиком. Так странно было это: везти кого-то, кто не требовал ни еды, ни питья, кто мог свернуться в пространстве куда меньше гроба и лежать там неделями, не шевелясь. Он все ждал, что, почувствовав его присутствие, Лайлин заговорит, ждал его бестелесного голоса, но такое не случилось ни разу. И опасения Ати, что дядя, мучимый проклятием, привлечет каким-то образом команду, а та выбросит, не вскрывая, за борт зловещий груз, не сбылись тоже.
  
  Дни спустя впереди показался Фер-Сиальце, и все: команда, солдаты, купцы и отец с Ати, - с нетерпением стали следить за приближением берега. Часть торговцев проделала путь в Гидану на этом же корабле, но другая часть возвращалась, проведя вдали от дома куда больше времени. Тоска их была непритворной. И даже несколько гиданцев, оказавшихся на борту, радовались завершению путешествия.
  
  С прибытием началось самое сложное. Стараясь вести себя обыденно и тоскуя от этой лжи, Ати предложил отцу ехать к правителю, скорее доставить известие. Сам же взялся проследить за тем, как разгружают корабль. Что-то следовало передать городу, что-то - оставить себе, и были еще личные вещи, много личных вещей и товаров. Такое дело нельзя доверить кому-либо постороннему, и отец благодарен был за избавление от заботы.
  
  Взяв на себя эту задачу, Ати не смог обойтись с ней небрежно. Он закончил только к полудню. После - поехал домой.
  
  Ящик отослал пока на склад. Не из-за призрачной опасности даже: что-то не позволяло Ати увезти его с собой. Не стал он пока и снимать крышку, чтобы поговорить с дядей; сказать, что путешествие кончилось благополучно. Лайлин наверняка понял и так, а ему еще нужно было исполнить прочее, о чем они условились. Так он решил для себя, хоть и знал, что лукавит. Но осудить себя за лукавство не мог. Помочь он обещал, но не заботиться. И даже теперь подозревал в дядиной задумке нечестность, которую не мог пока угадать.
  
  Дом встретил его привычным ласковым шумом. Отец еще не возвращался, но все ждали приезда хозяев. Ати поприветствовал слуг, которые высыпали навстречу, и, пока сгружали вещи, сказал старшей девушке, чтобы приготовила искупаться. Как приятно было касание теплой, свежей воды, как ароматны масла! Сменив одежду, какое-то время Ати лежал в своей комнате, наслаждаясь прохладой и далеким домашним гулом.
  
  Едва приехал отец, состоялся со всем размахом обед. Спустилась мать, поздравила их обоих, и чего только не поставили тогда на стол. Глядя на родителей, сидевших друг напротив друга, Ати с новой ясностью видел, как же велико расстояние, разделявшее их. Отрешенное радушие матери в своей безупречности не содержало абсолютно тепла - и явней явного не грело отца. Грустно было свидетельствовать этому. Ати, впрочем, ждал только окончания трапезы. Все, чего он хотел, - скорей исполнить обещание.
  
  Никто, конечно, не торопил его. Он мог бы и вовсе оставить ящик на складе; а то и вывезти, закопать в лесной глуши и не притрагиваться никогда. Дурная, трусливая мысль. Однако жило в Ати сочувствие, а еще - понимание, что судьба, подобная дядиной, несправедлива, чего бы тот ни сделал при жизни. Понимал он и то, что Меддем Зарат, скорее всего, согласится закончить работу.
  
  Но перед походом к бальзамировщику нужно было сделать еще кое-что. Солнце уже начинало клониться к закату и со столов закончили убирать, когда Ати вошел на кухню и нашел там старую Ашту. Та стояла в одиночестве посреди своего царства. День прошел, и она осматривала, все ли готово к грядущему.
  
  - Доброго вечера, Ашта, - приветствие заставило женщину вздрогнуть. Кого-кого, а хозяйского сына она не ждала. - Мой дядя, Лайлин, перед смертью поручил тебе спрятать посох. Где он?
  
  Ашта держала в руках глиняный горшок, и на секунду Ати показалось, что сейчас она его выронит. Но нет. Медленно, осторожно та обернулась. Высокая в молодости, но будто притянутая землей с годами, удивительно основательная, с гордой осанкой и низким узлом белых волос. Молча посмотрела на него. Ати вспомнил, что в детстве боялся ее, этой властной, сдержанной женщины. И пусть теперь вырос, обязать к ответу, реши она промолчать, не сумел бы.
  
  - Значит, он-таки вернулся, - проговорила Ашта и опустила тяжелые, мучнистые веки. Поставила горшок и обняла себя руками. Жестом не утешительным - как будто возвела вокруг крепость. Высокие стены, узкие бойницы, осадой не взять.
  
  Так они и стояли, и закат золотил стену кухни.
  
  - Палка там, где он просил ее спрятать. В семейной вашей гробнице, над самой притолокой. Если никто не взял, так и должна быть там. Но да кто возьмет в таком месте?
  
  Так вот почему дядя просил хоронить его именно там, а не где-то. Ати кольнуло запоздалым разочарованием. Никто не обманывал его, но как же складно было несказанное.
  
  - Спасибо тебе.
  
  Сказав так, уйти, однако, не смог.
  
  - Почему ты помогала ему?
  
  - А почему вы ему помогаете? Почему люди делали то, о чем он просил? Потому что он это умел. Уговорить. Сделать так, что любой согласится, даже если сначала не хочет.
  
  И все же в ее грозных словах Ати не чувствовал осуждения. Как будто частью себя это она уважала.
  
  - Ты знала его? Каким он был?
  
  - Я знала его, - кивнула Ашта. - Это других можно не знать, сколько лет ни служи в доме, а он, хоть жил тут недолго, запомнился всем. Хозяин и он, пусть и братья, а разные очень. Лайлин и за местного бы сошел. Столько думал о себе, и гордости столько. А он и собой хорош был еще, и ученый. Думал, многое в жизни получит. Неудивительно, что госпоже приглянулся.
  
  Ати не поверил услышанному. Так холодно, с таким подозрением говорила о Лайлине мать, так настойчиво просил Лайлин не беспокоить ее. В этот раз тоже: 'Только, молю, не говори ничего надми'.
  
  - Тем более, что хозяин часто бывал в отъезде, - добавила Ашта и крепче скрестила руки на груди. Стены, бойницы и глубокий ров. Больше ничего не сказала - да будто и не собиралась никогда говорить. Это, впрочем, не устроило Ати.
  
  - Что ты имеешь в виду, Ашта? - тихо спросил он.
  
  Но она только смотрела в ответ: старая женщина, которая скоро покинет свой пост. Долгая жизнь не оставила в ней ни капли страха. Да и как решился бы он ее запугать? Ту, что служила их дому.
  
  - Ашта?
  
  - Госпожа Меана ладила с Лайлином... хорошо. - Произнесла, наконец, та. Негодование в ее голосе было придавлено грузом лет, и все-таки вес этот не оказался достаточным. - Только потом их дружбе пришел вдруг конец. Лайлин отправился путешествовать - его, де, всегда манила дорога. А госпожа больше ни словом его не вспоминала. Это все, что я могу рассказать. Сказать больше - уже будет домысливать.
  
  - Спасибо тебе еще раз, - кивнул Ати.
  
  Развернулся и вышел.
  
  Муторное послевкусие этого разговора все бродило в нем, когда он наказал возничему ехать на кладбище. Ати было, впрочем, чем отвлечься от мыслей. Некрополь раскинулся за чертой города, и просторные его поля простирались далеко. Могилы и гробницы, множество статуй: скорбных, но и задумчивых, радостных даже. В густеющих сумерках Ати прошел через них, вспоминая. Он не был здесь, сколько? Почти десять лет? Родители кладбище посещали, но детей с собой не брали, и посещали, очевидно, нечасто.
  
  Это он понял, когда, заплутав не раз, вышел к нужной гробнице. Маленькая надстройка с уставленным старыми подношениями алтарем обрывалась пыльной лестницей, и Ати долго перебирал ключи, пока - с третьей попытки, с трудом - не провернул один. Наведывались ли сюда гробокопатели? Похоже, что нет. А если и наведывались, то замкнули за собой дверь.
  
  Отец был первым из его рода, кто поселился в Фер-Сиальце, и гробница содержала в себе пока одно всего захоронение. Оставив дверь позади открытой, чтобы проникал свет, Ати подошел к надгробию своего брата Нани. Наринех, каким он его помнил, был весёлым и бойким. Ати нравилось, как тот вечно его отвлекал. Остальные братья были и старше, и занимались своими, взрослыми, делами. Наринех же, казалось, мог играть вечно - за что бывал часто наказан.
  
  А ведь именно ему предстояло стать зароком и провести жизнь при храме. Судьба, мало кому подходящая меньше. Что ж, жребий перешел к другому. Коснувшись камня саркофага, Ати обернулся к двери.
  
  Что, если посоха уже нет? Столько всего могло произойти за два года. И, однако, он был там. Лежал на тонком выступе притолоки, покрытый пылью и сам будто истлевший.
  
  Ати хорошо помнил, как Лайлин шёл с этим посохом к дому. Таким понятным казалось тогда желание болящего опереться. На пропажу внимание Ати обратил, но искать, конечно, не стал. Ведь это была просто палка - и палкой посох остался, когда он сжал на нем пальцы теперь. Обычное дерево, обструганное бедняком, чтобы была помощь в пути. Но получалось, что дядя заключил в него нечто куда большее.
  
  'Всё, что я когда-то умел', - объяснил Лайлин, - 'теперь там'. Поэтому, как будто, он стал так слаб. Поэтому не мог противиться чужой поработительной воле. 'Эту, единственную, тайну она не смогла у меня вырвать'. Но Ати не знал, что умел дядя при жизни, не знал, как могла исказить это смерть, поэтому просто взял посох и поднялся наверх, еще раз взглянув на каменный саркофаг - такой торжественный, совсем непохожий на брата.
  
  Пришло время отправиться к Меддему Зарату. И как же Ати хотел этого избежать. Но избежать было нельзя.
  
  
  
  
  
  - Я сделаю это, - сказал бальзамировщик. На улице уже стемнело, и его дом, жуткий и днем, в сумерках белел призрачно, невыносимо. Как будто все те, кого он проводил в другой мир, оставили часть себя в потекшей от дождей побелке, скалились сквозь нее зубьями кирпичей.
  
  Зарат встретил Ати у ворот, сам, и внутрь не провел.
  
  - Но сделаю не так, как он хочет. Я сам выберу место. Совершил бы все здесь, но ни одна тварь посмертной стремнины не сумеет проникнуть в мой дом. Нам же нужно ее приманить. И все же защита понадобится.
  
  - Он обещал, что сможет ее победить, - напомнил Ати.
  
  - Ты веришь ему? После всего, что видел сам?
  
  Бальзамировщик не постарел, казалось, даже на месяц. Так же лоснились маслом темные волосы, так же чернели глаза. Столько же тайной, собой преисполненной жизни чудилось в нем.
  
  Ати кивнул. Синева платья Зарата в сумерках была неестественно яркой.
  
  - Будет так, как скажете вы.
  
  Тот в согласии, похоже, не сомневался. Да и с чего бы?
  
  - Я выберу место и подготовлю его. Приезжай завтра вечером. С ним.
  
  Так Ати и поступил.
  
  Утро нового дня пролетело быстро: брат, заправлявший делами в эти два месяца, с гордостью сдавал теперь пост. Видя, как тот доволен собой, Ати не мог не улыбаться и сам. Но после обеда время замедлилось, и, вернувшись из порта, он долго бродил из комнаты в комнату, не находя места. Брался за что-то - и вскоре бросал. Все были рады ему, но сам он только считал часы до момента, когда можно станет уехать.
  
  Добавляя суетного беспокойства, то и дело хлопали двери - что-то привозили и что-то увозили, приносили письма отцу. Кого-то из посланников Ати не узнавал, но брат, в своем стремлении все улучшить, набрал много новых людей. Надо переговорить с ними, решил Ати, но задуманное отложил.
  
  Вспоминал он и о грядущей свадьбе - забывшаяся ненадолго, та снова выросла впереди. Как-то там Улинат? Но, хоть далекий ее образ и отозвался чем-то приятным, взаправду о ней думать Ати не мог.
  
  Наконец, настало время идти. Столько вопросов появилось бы у отца, узнай он! На счастье, отец был в гостях.
  
  Подъезжая к складу, Ати гадал, не окажется ли так, что дядя снова пропал, что просто хотел попасть на их корабле в Фер-Сиальце. Но слуги погрузили ящик, и тот не был пуст.
  
  Второй раз Ати являлся в дом с башней после темноты и, хоть бояться теперь был не должен, холодел все равно. Куда хуже приходилось вознице. Его ссутуленные плечи и бледный лоб были Ати укором, пока они ехали по тесным улицам вверх. Как жалел тот, должно быть, что ему выпало править - и как обрадовался, когда узнал, что больше не нужен хозяину.
  
  Ожидая, пока откроют ворота, Ати смотрел на здание впереди. В очередной раз спросил себя, зачем нужна похожая на башню надстройка, и понял, что есть вещи, которым не суждено открыться для посторонних. В понимании этом нашлось неожиданное спокойствие.
  
  Для их путешествия Меддем Зарат приготовил большой паланкин из черного дерева. Словно чтобы охранить тайну, окна его были забраны мельчайшей решеткой, а крыша и дверцы - покрыты насечками знаков. Две пары мулов - впереди и сзади - легко понесли паланкин, когда бальзамировщик с Ати сели внутри, друг напротив друга. Ящик встал между ними, а посох - лег у стены.
  
  Девушку, хида, Зарат с собой брать не стал, наученный прошлым опытом. Но судя по тому, как сыто сильны были его движения, поддержкой заручился сполна.
  
  Отправляясь к нему, Ати успел-таки поговорить с дядей. Однако таким кратким был разговор через крышку ящика и так изможденно Лайлин звучал, что впору подумать: шепти не помог, все эти недели дядя боролся с проклятьем. Теперь ящик встал на полу паланкина, противоестественно тихий, и от такой тишины Ати было странней, чем от чего-то еще.
  
  - Это - та вещь? - кивнул Зарат на посох.
  
  - Да.
  
  Бальзамировщик нагнулся, взял в руки, со всех сторон оглядел. Гнев прочитался на его темном лице, но еще - восхищение. Он отложил посох.
  
  - Время уже нам познакомиться, Лайлин Кориса, - сказал Зарат ящику.
  
  И рывком сдвинул крышку.
  
  Сначала не произошло ничего. Только блестели в красноватом свете двух тусклых ламп цепи, которыми связал дядю Ати. Сам же Лайлин был неподвижен.
  
  - Освободи меня, Атех, - попросил, наконец, далекий голос. - Теперь можно.
  
  Спохватившись, тот разомкнул замки. И тогда дядя в глубине ящика пошевелился. Зазвенел металл: падали на дно цепи. Медленно, очень медленно Лайлин приподнялся. Показались плечи и покрытая тканью голова, вцепились в дерево пальцы. Долгое заточение сделало его неповоротливым, он словно учился двигаться заново.
  
  - Сядь напротив и говори со мной, - сказал Зарат. - Пока можешь.
  
  Дядя обернулся к нему. Хотя разве нужны были Лайлину глаза, чтобы видеть? И все же несколько долгих секунд он смотрел. Потом, всё так же молча, опустился на сидение рядом с Ати. Скрюченная фигура, ставшая за время плавания меньше. И, однако, когда дядя заговорил, Ати его не узнал.
  
  - Знакомство происходит не так. Мое имя ты знаешь, а я твое - нет. Как тебя зовут, швец?
  
  Куда делась жалобность тона, согбенность спины? Совсем не так держал себя дядя с Ати. Перемена настолько полная заставила его замереть от неловкости. Но Зарат удивлен не был, - напротив, казалось, торжествовал, - и, едва понял это, Ати перестал корить себя за подлог. Только глядел с затухающим изумлением на то, как распрямился дядя.
  
  - Неужто племянник тебе не сказал? - Бальзамировщик подался вперед, упер локти в колени. - Мое имя Меддем Зарат.
  
  - Зарат? - прокатил имя дядя. - 'Кузнец'?
  
  - Ты знаешь язык варази! - поразился тот. - Такой человек, и так оступился! Я буду скорбеть о тебе.
  
  И, помолчав, добавил:
  
  - Моя семья владела другим ремеслом, ты прав. Но я не видел их никогда, и свое выбрал сам. Тебе известно, какие принес обеты. Из-за тебя я эти обеты нарушил.
  
  Если дядю и мучила совесть когда-то, сейчас он от сожалений был чист. А может, и вправду верил в то, что собирался сказать.
  
  - Я здесь, чтобы это исправить.
  
  - Нет, - качнул головой Зарат. - Ты здесь, чтобы спастись. А не чтобы платить за обман.
  
  Лайлин, безликий под наброшенной тканью, не согласился:
  
  - Обман? Случись все, как я хотел, ты обрезал бы нить два года назад. Все - как и должно. Почтенное погребение. Всего обмана - спасти от ее зубов мою душу.
  
  - Нет, - улыбнулся Зарат. Страшной улыбкой. - Твой посох сказал мне не то. Ты хотел не умереть, а воскреснуть. Убив эту тварь, чтобы не ждала тебя больше в посмертии. Оставив позади сгубившую тебя болезнь. Придумано хорошо. Жаль, не удалось.
  
  Так вот чего на самом деле хотел дядя! Узнав, наконец, чего тот некогда добивался, Ати испытал облегчение. Ведь ждал намного худшего.
  
  Когда Лайлин заговорил снова, в его голосе звучала грусть.
  
  - Что ж... Не удалось. Это правда. И теперь, - он поднял к лицу иссохшие, изувеченные руки, - эту плоть уже не воскресить. Тем ясней, что нет больше обмана.
  
  - Важно то, что он был, - отозвался Зарат. - Я это знаю, и я тебя не прощу.
  
  Порыв, сотворивший с дядей чудесную перемену, похоже, стал иссякать. Утомленно он прислонился к резной решетке окна и только спросил:
  
  - И что сделаешь? Не исполнишь обет? Исполнишь, но не дашь мне вспороть Немет брюхо? А ведь внутри, я знаю, то, что нужно тебе. Душа твоей прошлой хида.
  
  - Я сделаю все, что должен, - не согласился Зарат. - Но, может, что-то еще.
  
  Угроза дядю не испугала.
  
  - Нет проклятия хуже, чем ее пасть.
  
  - Что ж, - бальзамировщик раскурил длинную трубку, - тебе тут видней.
  
  Ати вдруг пришло в голову, что Зарат разговором доволен. Понравился ли ему дядя? Если и так, это все равно не могло ничего изменить. Бальзамировщик грозил не впустую. Будь он только швецом, мог бы проникнуться сочувствием к чужой беде, но Зарат вел и другие дела. И в делах тех нечестности не терпел.
  
  А еще Ати не мог избавиться от подозрения, что, собираясь некогда в Фер-Сиальце, дядя узнал, что за человек Зарат. И использовал это знание: когда писал свое письмо и в разговоре теперь.
  
  - Расскажи мне об этой Немет. Есть еще время.
  
  Лайлин всмотрелся в дым, растекавшийся по паланкину.
  
  - Это оно? Ты уже начал?
  
  - Да. Расскажи. Тебе же лучше, чтобы я успел узнать больше.
  
  - Ты все равно не станешь мне помогать, - устало отозвался дядя и оперся о стену сзади.
  
  - Может, у меня не будет выбора.
  
  Уже остался позади город, и теперь дорога вела их в безвестную тьму. Где-то неподалеку текла Раийя, но впереди не было ничего - только лачуги и старые склады. Даже виноградники - благодатные зеленые заросли, обнимавшие последний из холмов Фер-Сиальце, - остались южней. Ати многое дал бы, чтобы узнать, куда они направляются.
  
  - Немет была некогда женщиной, - заговорил, наконец, Лайлин. - Один богатый человек, Шавом Кезанис, взял ее силой. Сколько? Две сотни лет назад? Уже после того, как Гидану отстроили заново. Она оскорбления не простила и поклялась отомстить. Была бедна, но владела кое-каким знанием. Шавом же, проведав об этом, послал людей, и те убили ее. Вот так просто.
  
  Зарат снова затянулся трубкой.
  
  - Я знал, что тогда почувствовал верно. Что это живая душа, а не исконная тварь стремнины. Такое случается иногда.
  
  - Случается. Если желание отомстить достаточно сильно.
  
  Дым наполнил паланкин, запершил в горле. Ати почувствовал, что сейчас закашляется, но удержался. Это был странный дым: он как будто переливался, и как будто переливалось все от него.
  
  - Она, к тому же, долго ждала. Шавом прожил девяносто три года. И похоронили его с хорошими оберегами. Не потому что он чего-то боялся - что нужно бояться, не знал. Потому, что имел достаточно денег. И так получилось, его она не взяла. Зато поклялась брать каждого мужчину из его рода, и от своей ненависти стала сильней. А уж когда добралась до первого... Ему не помогли обереги.
  
  - И так она становилась больше, - подсказал Зарат.
  
  - Сильней, и больше. И все менее похожей на себя прежнюю. Я ее видел - а ее не увидеть живому, - там уже нет ничего от той женщины. Волосы только, быть может.
  
  Лайлин рассмеялся - странный, нетрезвый смех.
  
  - И вот от нее-то меня попросили спасти. Я, конечно, взялся - интересное дело, древний род, город, в котором жить хочется каждому, и заплатили бы много. Не говоря о почтении. Но не угадал...
  
  - Ты сбил ее со следа? Так, что она больше не видела ту семью?
  
  - Да. Но меня она увидела. И запомнила.
  
  - А знаешь ты - почему?
  
  Вопрос бальзамировщика был с подвохом - это понял даже Ати. Но Ати не знал, в чем тот подвох. А дядя знал - знал хорошо. И отвечать не хотел.
  
  Поэтому он не ответил. Струился по паланкину дым, замедлялось время. Дядя, откинувшись назад, лишь качал туда-сюда головой в этом призрачном мареве.
  
  - Ты знаешь, - задорно, подначивая, сказал Зарат, вот только веселье его было недобрым. - Потому что на тебе тот же грех. И она увидела это.
  
  - Нет, - покачал головой дядя. - Нет, все было не так.
  
  - А вот тут видней не тебе.
  
  Но дядя молчал. Наконец, Ати нарушил вязкую тишину:
  
  - Разве недостаточно того, что он лишил ее возможности мстить? Чтобы она затаила обиду?
  
  Зарат одарил его долгим взглядом и не сказал ничего. Зато замедленным движением обернулся Лайлин, словно заново осознал присутствие племянника.
  
  - Атех! Ты не должен быть там, когда она придет. Это опасно.
  
  Он был, конечно, прав. И все же Ати, сам не зная почему, ни разу всерьез за себя не боялся.
  
  - Она не чует его, - тем же веселым тоном объяснил Зарат. - А знаешь ты, почему она его не чует? Потому что он - точно не ты. Настолько, насколько возможно.
  
  Но что бы ни имел в виду бальзамировщик, теперь его дядя не понял.
  
  Пространство внутри паланкина менялось. Сначала Ати думал, что это все дым, но потом ясно стало, что одним искажением зрения происходящего не объяснить. Меддем Зарат сидел все так же напротив - и в то же время как будто далеко-далеко. Длинная его трубка, покрытая сине-зеленой эмалью, свивала в воздухе ленты дыма: жемчужные, затейливые. В какой-то момент Ати моргнул и увидел, что дядя объят голубоватым свечением - так же, как пальцы бальзамировщика.
  
  Лайлина дым, похоже, еще и усыплял. Из невероятной дали Зарат потянулся и взял дядю за руку, закатал многослойный рукав. Тот ни движением не выказал недовольства. Пятна язв, так напугавшие некогда Ати, почти не видны были теперь на потемневшей от бальзамировочного раствора и времени коже. Сама же кожа обтянула кости и задубела.
  
  - Хорошо я поработал тогда, - остался доволен Зарат. - Хотя руки - не главное. Но я осмотрю твое тело потом.
  
  Дядю эта бесцеремонность, казалось, ничуть не смутила. А может, слишком спутались уже мысли. Он так и остался сидеть: безжизненно, неподвижно. Ати заметил, что свечение больше не однородно: словно бы цепью стежков оно покрывало Лайлина, но ярче всего стало на груди.
  
  Тут паланкин остановился. Отпустив дядю, бальзамировщик открыл дверь и выглянул в ночь. Вокруг простиралось беззвездное небо - и, как будто, ничего больше. Но где-то оно смыкалось с землей, и, когда глаза привыкли, вдалеке Ати увидел одинокий огонь. Окно? Если и так, туда они не собирались.
  
  Один из двух слуг Зарата, сопровождавших паланкин, подошел и приставил лестницу. Бальзамировщик спустился, а Ати - следом за ним. Вместе они помогли спуститься Лайлину. Тихий, задумчивый, тот, казалось, не понимал, куда его ведут и зачем. Опустился на ступеньку и там и затих.
  
  Зарат, между тем, развел костер. Яркое пламя высветило землю: бурую, плотную. Воздух пах травой и илом. Ати прислушался, и действительно, где-то позади шептала Раийя. Они так долго ехали на юг, что оставили позади ее возделанные берега. В этой безлюдной тиши точно не стоило опасаться вмешательства.
  
  Когда костер разгорелся, Зарат заключил его в квадрат из предметов, которые привез с собой. Камни: черный и белый, нож и миска, полная красной вроде бы краски. Места внутри осталось достаточно, и бальзамировщик снова взял Лайлина за руку, заставляя подняться.
  
  Медленно, очень медленно они подошли к костру и там остановились. С виду - извечная картина, двое на ночном биваке. Все, однако, было совсем по-другому.
  
  Когда дядя заговорил, обращаясь к Зарату, речь его была совсем сбивчивой.
  
  - Как-то на улице ко мне подошел человек... Давным-давно. Какой-то бродяга. Грязный, оборванный. Сказал: 'Однажды тебя постигнет одна большая неудача'. Я тогда посмеялся над ним. Ведь он был не предсказатель. Но запомнил. Потом, когда... Унаследовал Немет, подумал, что он-то был прав. Но столько еще времени оставалось до старости. Уверен был: придумаю, как ее обмануть. Но потом неудача и вправду постигла меня. Два проклятья одному человеку! Не много ли? Болезнь сточила меня за год. И ведь я все думал, что сумею ее победить ...
  
  Зарат слушал: терпеливо, как слушают больных, помешанных и умирающих. Что бы он ни думал о дяде, сейчас исполнял долг.
  
  - Одна большая неудача..., - повторил дядя.
  
  - Может, она тебе только еще предстоит.
  
  От этого предположения Лайлин вздрогнул. Но тут, оборвав ожидание, Зарат ударил его в грудь кинжалом, - тонким, игольчатым, - который неизвестно откуда достал. Ударил прямо в узел голубого света.
  
  Ати шагнул вперед и остановился. Было, в любом случае, поздно. Дядя, поддерживаемый Заратом, осел на землю, затрепетал костер. Но больше не изменилось ничто.
  
  - А теперь будем ждать, - сказал бальзамировщик, подходя к Ати.
  
  - Это все? - не поверил тот.
  
  - Да. Нить я обрезал. А ты думал? Что я буду орудовать ножницами?
  
  Ати выбрал промолчать, но что-то такое и представлял.
  
  - Чего мы ждем?
  
  Зарат потер кистью о кисть, словно бы в предвкушении.
  
  - Ее. Немет. Вряд ли она позволит себе его упустить. А если позволит... Что ж, тогда твой дядя умрет лучше, чем заслужил. - Тут он спохватился: - Поднимись в паланкин. Я думаю, тебя она не тронет, и все же как знать.
  
  Дальнейшее Ати видел уже с высоты.
  
  Лайлин лежал неподвижно. Свечение снова охватило его, но контуры теперь были размытыми, будто бы расслоившимися. Зарат взял посох, подошел, опустил рядом с ним. И снова отступил.
  
  Фыркали мулы, текла в отдалении река, завел песню и смолк пустынный волк. Ожидание тянулось, но ничего не приносило. Зарат зевнул и сменил позу, а Ати, сидя наверху, подумал, что Немет вовсе не торопится взыскать долг.
  
  Но оказалось, она просто спешила издалека.
  
  Топот и скрежет когтей. Тяжелое дыхание и хриплый вой. Через темный простор она неслась, к ним, к жару костра. Ненадолго остановилась, чтобы вылакать то, что было в миске. Потом закружилась, незрячая. И все же дядю унюхала. Осторожно, для такой-то громадины, переступила через камни и нож. Облизнулась - это Ати услышал и похолодел. И рванулась к добыче.
  
  Была ли она голодна? Не узнать. Возможно, испытывала голод всегда и оттого так свирепствовала. И именно голод сделал ее невнимательной. Сама не заметила, как Лайлин пронзил ее посохом.
  
  Она, конечно, завыла. Рванулась и попробовала высвободиться. Но дядя держал крепко: как держат рогатиной зверя, не подпуская к себе.
  
  Зарат метнулся к костру. Думал, что зашел к Немет со спины, но ошибся. Лязгнули зубы, и бальзамировщик вскрикнул. Амулеты не защитили его, и все же нужное у твари он вырвал. Густая алая кровь струилась по его платью, капала изо рта, когда он вернулся, но Ати видел, что раны, на самом деле, неглубоки. Зарат сунул что-то за пазуху: непокорное, маленькое. Неужто душу Карраш? И снова обернулся к костру.
  
  Как же он зол, чувствовал Ати. Не на дядю сейчас, на Немет. И все же, когда ясно, наконец, стало, что сражение затягивается, что Лайлину недостает сил, чтобы расправиться с ней, бальзамировщик с места не двинулся.
  
  Стала ли Немет сильнее с момента дядиной смерти? Выросла ли? А может, он с самого начала неправильно все посчитал. Пронзенная посохом, исходящая воем, она, тем не менее, была вовсе еще не мертва. И, уяснив, что освободиться не сумеет, сделала единственное, что оставалось: стала стремиться вперед. Пропоров себя посохом, надвигалась на Лайлина, и тому нечем было ее остановить.
  
  Так подумал Ати и ошибся.
  
  Даже в преддверии смерти дядя не был абсолютно беспомощен. А может, это и приберегал.
  
  ...Это же земля горит, понял Ати, когда очнулся. Раскаленная почва, дикий, испепеляющий жар стояли в сознании, однако на самом деле тепла он не чувствовал. Огромное пространство окружающей пустоши теперь ощущалось особенно явно. Все оно было как будто подсвечено снизу - и, в то же время, оставалось темно.
  
  Но, что бы ни сделал дядя, и этого не хватило, чтобы остановить тварь. Обугленная, она все так же ползла вперед, в надежде осуществить месть. Ведь, напитавшись, сумела бы исцелиться.
  
  Ати услышал рядом движение - это поднялся Зарат. Тяжело провел рукой по лицу, уцепился за борт паланкина. На такое бальзамировщик, похоже, что не рассчитывал.
  
  - Сделайте что-нибудь.
  
  - Живой душе я навредить не могу, - тихо, сквозь зубы, ответил тот. - Это - тоже обет. Хотя некоторым душам навредить стоит... Стоит еще как.
  
  В последних словах слышалось сожаление.
  
  - Поэтому хорошо, что я здесь не один. - Зарат улыбнулся, и улыбка эта, измазанная кровью, неуместная, была полна злорадного довольства. - Ты сам сказал мне когда-то, что твоя мать может стереть душу вроде Немет. Нам повезло, что надми ответила на мое письмо. После всего.
  
  Сначала Ати не понял. Но тут увидел: что-то справа, светящееся. Перевел взгляд - и заставил себя зажмуриться. Но, когда снова открыл глаза, видение не исчезло.
  
  Возможно, это просто чудилось ему? Ведь не могла же она правда быть там. Нет, не могла.
  
  И все же именно ее Ати видел, идущую из темноты. Вдалеке все так же горело окно, но теперь еще - дверь.
  
  Зеленое платье, озаренное пламенем, разметавшиеся от ветра, такие прямые обычно волосы.
  
  - Жаль, под ее суждение попадет не только Немет, - рассмеялся Зарат.
  
  И крикнул выжженной тьме:
  
  - Слышишь меня, Лайлин? Ты сказал, что не знаешь судьбы хуже Немет. Но ведь ты же солгал! Нет награды ужасней небытия!
  
  Какое-то время тишина длилась. А потом дядя узнал.
  
  - Меана? - испуганно, чересчур четко для человека по ту сторону смерти воскликнул он. - Нет!
  
  Но Ати слишком хорошо знал, что просить о чем-либо мать бесполезно.
  
  И тут сознание оставило его снова. Сквозь надвигавшуюся пелену Ати услышал горестный вой - несомненное свидетельство смерти. Слышал еще голоса - но не разобрал слов. И как ни хотел очнуться, сделать этого не умел.
  
  
  
  
  
  Эпилог
  
  
  
  
  
  Потом, когда вспоминал поездку назад, Ати все пытался отличить сон от яви. Обрывчатое это путешествие то и дело перемежалось полосами забвения. Какое бы заклятие ни использовал на исходе жизни Лайлин, чье тело, уже безвозвратно мертвое, Зарат уложил обратно в ящик, о людях, с ним пришедших, он не заботился.
  
  Бальзамировщик, которого вдобавок еще укусила Немет, оказался, однако, крепче. И хоть сплевывал то и дело на пол кровь, утирая бороду тыльной стороной кисти, что-то подсказывало Ати: тот оправится. Что происходило с ним самим, сказать бы не смог. Какое-то разрежение рассудка, чрезмерная ясность, против воли уносящая далеко-далеко. Он хотел вернуться, но научился не с первой попытки.
  
  'Она мертва? Мертва же?' - спросил Ати, очнувшись в очередной раз. Увидел, как кивнул бальзамировщик, почувствовал облегчение от того, что тварь погибла, и сдался очередному светлому, похожему на ясное озеро сполоху.
  
  'А дядя? Что сталось с ним?' - спросил снова, но Зарат промолчал.
  
  Матери с ними не было, хоть Ати и помнил касание руки у себя на лбу. Так та удостоверилась, что опасности нет. 'Меня сюда привезли, отсюда и увезут', - сказала она, и Зарат с готовностью согласился. Каким же почтительным бальзамировщик был в ее обществе! Ати даже не предполагал в нем подобного.
  
  Костер слуги затушили, угли разметали. Мулы быстро побежали по направлению к Фер-Сиальце, погоняемые кнутом, а на стенах дрожали огни. И, добравшись до дома, в смутной полуреальности повалившись в кровать, Ати о явлении матери сумел даже забыть. До утра - когда проснулся и понял, что то был не сон. У него ушел, впрочем, день и еще два, чтобы подняться в ее покои. Не из-за слабости тела: он пришел в себя быстро. Из-за другого.
  
  Ступень за ступенью. В полдень дом всегда засыпал, даже слуги - и те отдыхали. Те же, кому не повезло, разошлись, исполняя каждый свое поручение. Ати поднимался медленно, но сомнения отбросил. Когда старшая девушка заступила дорогу, миновал ее, будто не видя. Она так и осталась стоять.
  
  Коридор с желто-красными циновками. Звон цепочек, как всегда, задевающих плечи. Пустота и с детства знакомое предвкушение неги. Даже теперь Ати его не забыл. Забывать, больше того, не хотел.
  
  - Ты пришел, - сказала мать.
  
  Она сидела на возвышении, среди привычной зелено-соломенной яркости комнаты, спиной к нему.
  
  - Да.
  
  Ати приблизился, чтобы заглянуть ей в лицо.
  
  - Расскажи мне, что было между тобой и Лайлином.
  
  Говорить было страшно, будто рвалась безвозвратно знакомая ткань, и все-таки он спросил:
  
  - Почему жрецы отослали меня из храма? Ведь им обещан был третий сын. Потому что отец мой - мне не отец, и они об этом узнали?
  
  Она обернулась, и сразу исчезло сомнение.
  
  - Нет, - таким знакомым жестом разгладила платье. Но после добавила: - Нет, в этом я уверена быть не могу. Болус вернулся на той же неделе.
  
  И, стремясь ничего не оставить от избытка значений, даваемого неизвестностью, продолжила:
  
  - Как не могут быть уверены и жрецы. Иначе говорили бы с тобой по-другому. Кто бы ни был отцом, душа твоя не несет никакой о том памяти. Поэтому они и отправили тебя назад. Ведь при подготовке к первому посвящению открываются многие тайны.
  
  Сраженный этой истиной, многократно уже подсказанной: Заратом, Аштой и даже не ведавшим правды отцом, Ати не нашел, что сказать. Мать, между тем, говорила.
  
  - Но если бы я могла угадать, что это тебя заберет храм, что Наринех погибнет, смирила бы свою ненависть.
  
  - Ненависть?
  
  Она сидела перед ним - такая красивая, так похожая на него - и такая при этом далекая.
  
  - Что искушала Лайлина, я виновата сама. Мы говорили с ним много, чересчур много в те первые годы. И он был так хорош, когда вернулся из империи Аяран. Так доволен собой и познанием. Но что, дерзнув, отказа не принял, виноват только сам. И с наказанием согласился: много лет не входил в этот дом. Сожалел? Едва ли. Но никогда не помыслил бы встретить гнев брата. А это я обещала ему. Кроме другого.
  
  Как ни смотрел, Ати не мог найти в ней и тени неловкости.
  
  - И все же мои умения даны мне не для того. Меддем Зарат считает, что я хотела спрятать следы, но здесь он неправ. Я так стремилась вычистить из себя малейшую тень, легчайшее воспоминание о Лайлине, что, о том не думая, совершила недопустимое. Создала излишек пустоты. Жрецы спросили, конечно, как подобное смогло случиться. Но нет. Они не узнали от меня ничего.
  
  Этим, единственным, мать была горда, ведь из давней вражды жрецов презирала, и само торжество ее голоса, собой полное удовлетворение, стряхнуло с Ати оцепенение.
  
  - Вот почему.
  
  Он огляделся: скалила зубы золотая статуя тигра, перебирал ветер легкие занавеси. Пышно, избыточно росла на балконе зелень.
  
  - Что сталось с Лайлином? После смерти?
  
  - Я не знаю.
  
  Но, хоть мать и сказала так, что-то в ее голосе подсказывало: на самом деле ответ ей известен.
  
  - Спасибо, что рассказала мне, - поклонился Ати.
  
  И вышел.
  
  Новое знание, однако, удивительным образом не волновало его. Как будто совершенный некогда матерью ритуал лишал способности чувствовать. Как будто говорил в нем тот самый излишек пустоты. Ати думал о Лайлине, но не испытывал к нему ничего. И даже запоздалое понимание, что тот хотел избежать встречи с матерью не из чувства вины, а из страха перед ее храмовой кровью освященным суждением, отвращения не вызывало. Как не вызвало сочувствия то, что все усилия Лайлина обмануть судьбу оказались, в итоге, всего лишь бегством от такой непонятной ему справедливости.
  
  Дивясь этому странному безразличию, Ати спустился по лестнице и вышел в отцовский сад. Качались под солнцем листья, струился за ними незримый ручей. Он прошел по дорожкам к самому сердцу зеленых зарослей, а после вернулся назад. Вспомнил слова жрецов и то, что скоро сам должен будет вступить в брак. Брак, похоже, тенью этих событий осененный.
  
  Но не было ли все это и вправду неважно? Произошедшее в прошлом, которое не хотел помнить никто.
  
  Ати кивнул сам себе. Ведь все уже завершилось.
  
   На этот раз насовсем.
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом (читер 3)" (ЛитРПГ) | | Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | | Д.Владимиров "Парабеллум (вальтер-3)" (Постапокалипсис) | | Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Я.Ясная "Игры с огнем. Там же, но не те же" (Любовное фэнтези) | | Г.Вед "Боевой робот Дуся-2" (Боевая фантастика) | | Т.Сергей "Мир Без Греха" (Антиутопия) | | В.Екатерина "Иллюзия отбора" (Любовное фэнтези) | | А.Каменистый "Существование" (Боевая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"