Ремесник Григорий Александрович: другие произведения.

Разлом

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

  
  Григорий Ремесник
  
  Разлом
  
  Содержание
  Глава 1: По следам древних
  Глава 2: Мертвый император
  Глава 3: Ночной экспресс
  Глава 4: Знак собаки
  Глава 5: Заклинатель печатей
  Глава 6: Цветок Коралита
  Глава 7: Страшный сон
  Глава 8: Проклятое семя
  Глава 9: Пушечное мясо
  Глава 10: Магия духа
  Эпилог
  
  
  
  Глава 1: По следам древних
  
   - Попалась!
   Внезапно Фю обнаружила себя в полной темноте.
   - Эй! Что случилось?.. как же это?.. в мешке?? - она затрепыхала крылышками, заметалась во тьме, но все было тщетно - плотная материя окружала её со всех сторон.
   - Надо же! - раздался голос снаружи. - Настоящая маленькая сати! Совсем как в сказках.
   "Тихо. Спокойно. Сосредоточились... Почему Голос Души молчит? Что здесь происходит?!"
   - Кто ты? - крикнула Фю, стараясь придать голосу как можно больше внушительности. - Почему я тебя не чувствую?
   - Сейчас почувствуешь! - ухмыльнулся голос.
   Пространство вокруг начало сжиматься, больно сдавливая хрупкое тельце Фю.
   - Ай-ай-ай! Пусти!! Пожалуйста, перестань!! - взмолилась она.
   Невидимый мучитель ослабил хватку и перевернул мешок.
   - Я не про это, - пропыхтела Фю, пытаясь подняться на ноги. - Почему я не чувствую твою душу? Ты ведь живой, верно?
   - А ты сама как думаешь? - голос прозвучал совсем близко. Секунду спустя в мешке появилось отверстие, в которое тут же заглянула улыбающаяся физиономия парня лет двадцати с небольшим.
   - Ты... ты человек! - воскликнула Фю. - Но... я не понимаю. Дух человека можно почуять за километры, как ты смог подойти незамеченным?
   - Дух? - парень втянул воздух носом. - От меня что, должно плохо пахнуть?
   - Что? Нет, ты опять не так понял, - вздохнула Фю. - Слушай, может, вытащишь меня отсюда?
   - Легко!
   Не успела Фю даже пискнуть, как оказалась надежно зажатой в кулаке.
   - Ай, осторожно! Не помни крылышки, - закричала она, отчаянно пытаясь вырваться.
   - А ты не дергайся, тогда не помну, - парень нахлобучил шапку (которая и была орудием пленения Фю) на свою лохматую голову, что придало ему глупый вид.
   Фю перестала барахтаться и посмотрела на своего захватчика. Рука сжимала её осторожно, но крепко, так что вырываться было бесполезно. Темные глаза смотрели прямо и с интересом. В них не было и следа жестокости.
   - Что я опять не так понял? - голос звучал мягко и участливо.
   - А... ну, мы, сати, можем чувствовать чужую душу, - начала Фю.
   - Душу?
   - Карму, судьбу - называй как хочешь. В общем, она есть у всех живых существ, даже у растений.
   - То есть, ты можешь предсказать будущее любого существа? - недоверчиво прищурился парень.
   - Нет, это совсем не такая "судьба", которую пытаются предсказывать гадалки и оракулы, - поморщилась Фю. - Наша судьба - это набор условий и свойств, которыми ты владеешь в этом мире. Если ты понимаешь, о чем я.
   - Не совсем, - признался парень. - Я думал, что судьба, данная свыше, предопределяет всю жизнь человека.
   - Нет, на самом деле не судьба распоряжается тобой, а ты можешь распорядиться судьбой на своё усмотрение. И мы, добрые сати, призваны помогать людям и другим существам правильно распорядиться своей судьбой!
   - Ага, - парень безучастно кивнул. - Как тебя зовут?
   - Фю. А... почему ты спрашиваешь?
   - Лучше скажи, почему ты НЕ спрашиваешь, как меня зовут? - нахмурился парень.
   - А ты бы все равно не ответил, - заявила Фю. - Ведь у тебя нет души.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Если я не чувствую душу, значит ее нет - это закон, - Фю сделала умное лицо. - А если нет души, значит нет и имени. Это тоже закон.
   - Что ты такое говоришь? - удивился парень. - Как это нет имени?.. Я точно помню, что у меня было имя.
   - Было, да сплыло! - поучительно продолжала Фю. - Видимо, потерял где-то. Теперь ты безымянный. Как в той легенде - Амон.
   - Что за легенда?
   - Не важно, людям знать не обязательно, - отмахнулась Фю. - Просто я буду звать тебя Амон, идет?
   - Амон... - парень как будто попробовал на вкус свое новое имя. - Мне нравится. Коротко и просто, не то, что мое старое имя.
   - Так ты все-таки помнишь его? - удивилась Фю.
   - Не совсем, - Амон почесал затылок. - Просто я не думал о нем, поэтому и забыл.
   - Ты всегда был таким?
   - Нет, вчера утром у меня ещё была душа, если ты про это. Только не спрашивай, я все равно не помню, что произошло.
   Амон замолчал и посмотрел куда-то вдаль. Его лицо выглядело задумчивым, но глаза смотрели все так же по-детски просто.
   - Эмм... у меня все тело затекло, - Фю прервала молчание. - Может, все-таки отпустишь меня?
   - Ах да, совсем забыл, - Амон разжал кулак, но только для того, чтобы поудобнее ухватить Фю двумя пальцами левой руки. Поднеся её к самому носу, он стал пристально разглядывать свою находку.
   - Эй, что ты делаешь? Перестань! - возмутилась Фю.
   - Я никогда не видел живых сати, - ответил Амон. - Ты даже красивее, чем на картинках.
   - П... правда? - Фю на секунду смутилась. - Ну, не все сати такие. Просто некоторым везет, как мне, а некоторым... эй, ты чего?
   Амон перевернул маленькую сати вверх ногами и прищурился.
   - Интересно, как вы размножаетесь? - задумчиво произнес он.
   - Прекрати! - личико Фю стало малиновым от стыда... или от гнева... а может просто кровь прилила в голову. - Немедленно поставь меня на ноги!!
   - И в туалет тебе ходить не надо? - продолжал Амон, как будто не слышал её. - Ты устроена как пластмассовая кукла.
   - Пусти, тогда расскажу, - прошипела Фю.
   Амон посадил Фю на ладонь, но слегка надавил пальцем ей на макушку, чтобы не улетела.
   - Слушаю, - сказал он серьезно.
   Фю сложила ручки на груди и надулась. Ее лицо все еще пылало гневом, но Амон только улыбнулся в ответ на этот жест.
   - Сати появляются тогда, когда нужны, и исчезают, когда не нужны, - немного погодя начала Фю. - Мы даже сами не знаем, как появляемся. Не было, не было, и вдруг раз - уже есть. Чего я рассказываю, это же магия! Сам должен знать, как она работает.
   - А питаешься ты чем? - не унимался Амон. - Фруктами? Или может насекомыми? Вот бы посмотреть, как ты зубами раздираешь мясо ещё живого жука!
   - Не болтай ерунды! - снова вышла из себя Фю. - Мы ничего не едим, нас питает магия космоса.
   - Эта что ли? - Амон закинул голову и уставился на небо. Там, среди бесконечно глубокой синевы, проносились с бешеной скоростью ярко-оранжевые всполохи, напоминающие языки пламени. Почти все они летели с северо-востока, постепенно угасая или же разрываясь вспышками белого света. Если такие разрывы происходили достаточно близко, то можно было видеть сноп белого огня, ударяющего в землю, и слышать глухие раскаты грома. Все это выглядело пугающе.
   - Да, вся эта энергия, покрывающая небосклон - это и есть магия космоса. Так мы ее называем, - Фю тоже взглянула на небо, но только поморщилась. - Ишь ты как сегодня Огонь разбушевался. Это становится опасным.
   - Красиво! - выдохнул Амон. В его глазах играли отблески небесного пламени. - Я вспомнил. Там, где я жил, тоже был такой огонь на небе. Но очень редко и мало.
   - Ещё бы! - фыркнула сати. - Ты ведь наверняка оттуда, с юга.
   Она махнула рукой в ту сторону, где горизонт был почти чистым, и лишь редкие языки оранжевого пламени смешивались с небесной синевой.
   - Тибет, или как там ваш город называется? - Фю задумчиво почесала лоб.
   - Да, Тибет, только я там не был ни разу, - Амон, наконец, отвел глаза от неба. - Говорят, там очень красиво.
   И человек, и сати на его ладони одновременно устремили взор на юг, как будто надеясь разглядеть всю красоту и величие Тибета. Но как они ни старались, перед ними лежала только голая равнина, постепенно переходящая в холмы, а затем и в горные склоны. Жесткие стебли травы ползли по земле, надежно вонзив в нее свои шестиметровые корни. Ни одного дерева в радиусе сотни километров.
   Вдруг вдалеке, между холмами, блеснуло что-то ярко-голубое. И еще, и еще раз. Как будто кто-то подавал сигналы.
   "Примерно день пути отсюда", - отметила про себя Фю.
   - Так ты говоришь, тебе есть ничего не надо? - нарушил молчание Амон. - Удобно.
   - Еще бы! - важно надулась Фю. - Не надо тратить время на всякую ерунду.
   - Ага, а вот мне надо есть, чтобы не умереть, - сказал Амон, и как бы в подтверждение этих слов, его желудок издал громкое урчание.
   - Ну ты даешь! - поморщилась Фю.
   - Слушай, а сати съедобные? - как ни в чем не бывало спросил Амон.
   - Что? - Фю сначала не поняла о чем речь, но как только до нее дошел смысл вопроса, она предприняла отчаянную попытку вырваться из держащей ее руки. - Даже думать не смей! Конечно не съедобные!!
   - Правда? - Амон сжал ее покрепче. - Мяса в тебе, конечно, на один зуб, но вот если бросить в суп...
   - Прекрати!! - взмолилась Фю. - Ты ведь шутишь, правда? Разумеется, меня нельзя есть.
   - Почему?
   - Потому что... только я знаю, как найти тайное озеро с рыбой и фруктовыми деревьями на берегу! - отчаянно выпалила Фю.
   - Вот как? - Амон почесал затылок. - Что же ты раньше молчала? Показывай дорогу.
  
  ***
  
   Трупы. Семь трупов на южном склоне холма. Все лежат рядом, безжизненные, иссушенные, как будто из них высосали всю воду. Скелеты, обтянутые кожей. Кроме одного. Этот один не человек. Толстое тело, как у двухметровой гусеницы, огромная дыра-пасть с четырьмя крючковатыми зубами, шесть коротких щупальцев с когтями на концах. На боку глубокие рваные раны.
   - Поглотитель, - невольно сорвалось с губ Намиги. Её широко распахнутые зеленые глаза смотрели, не отрываясь, на израненный труп.
   За двенадцать лет, проведенных в Тибетской Академии Магии, Намига не встречала монстров страшнее, чем даже обычный щупоглаз. И вот теперь, на первом же ее самостоятельном задании, перед ней настоящий поглотитель (пусть даже и мертвый) и шесть его жертв.
   Намига нервно сглотнула. Месяц назад, когда набирали добровольцев на эту миссию, разве могла она подумать, что ей в одиночку придется путешествовать по таким опасным местам? Нет, тогда она об этом не думала, она вообще не думала ни о чем, кроме страстного желания доказать Сенди свою независимость.
   Сенди... высокий, необычайно красивый блондин с длинными волосами. К тому же талантливый - в свои двадцать два года он уже на пятом уровне боевой магии, дважды участвовал в освободительных походах на Южный полуостров... а еще он замечательно поет. Все девчонки в Академии сохли по нему.
   "Прости, такие малышки меня не интересуют", - сказал он тогда.
   - Это кто здесь малышка?! - прошипела Намига себе под нос. - Мне через месяц шестнадцать!
   Намига встряхнулась, чтобы отогнать мысли о Сенди. Сейчас было не до этого. Шесть жертв и труп убийцы - вот на чем надо сосредоточиться. Намига, преодолев отвращение, сделала шаг в сторону ближайшего трупа, чтобы получше рассмотреть его. Теплая кожаная куртка на меху... черный кожаный ремень... джинсы... резиновые сапоги... портфель с какими-то бумагами... фонарик... еще какие-то приборы, названия которых Намига не знала. Сомнений не оставалось - это члены экспедиции.
   Месяц назад верховному правительству Тибета стало известно, что группа ученых из Северян организовала экспедицию в Кипящие Болота. Целью экспедиции стал легендарный город Томск - по слухам, его руины до сих пор хранят тайны технологий исчезнувших цивилизаций. Северные народы всегда стремились к изучению древних артефактов, и хотя последнее время правительство Тибета с недоверием относится ко всякого рода технологиям, было решено помочь Северянам в их поисках.
   - Им следовало сразу обратиться к нам за помощью, - вздохнула Намига, еще раз оглядев высохшие трупы. - Тогда бы такого не произошло.
   Намига подошла к безжизненному телу поглотителя и осторожно ткнула его носком сапога. Потом, чуть поколебавшись, она наступила правой ногой на труп чудовища и слегка нахмурилась.
   - Видел бы меня сейчас Сенди, - проговорила она. - "Бесстрашная колдунья третьего уровня в одиночку справляется с целой стаей поглотителей". Но, если серьезно, кто же на самом деле его убил?
   Подобные существа обладают развитым ментальным телом, поэтому неуязвимы для любого оружия. Единственное, чем их можно повредить - это магия Ледяной Души. Вряд ли Северяне умеют ей пользоваться. Тем более эти раны... Очевидно, здесь был кто-то еще. Кто-то достаточно сильный, чтобы убить поглотителя. Но кто? Другой поглотитель? В учебнике написано, что поглотители часто дерутся из-за добычи. Но если так, то он все еще должен быть где-то поблизости.
   Намига нервно сжала в руках магический жезл. Встреча с живым поглотителем определенно не входила в ее планы.
   - Ладно, - голос Намиги дрожал. - Раз все члены экспедиции мертвы, мне здесь больше делать нечего. Моя миссия окончена, пора возвращаться. Ведь верно?
   Ответом ей было глухое урчание за спиной. Еще не успев ничего сообразить, Намига рефлекторно метнулась в сторону - это сработал ее спецкостюм, обычное снаряжение всех боевых магов. Клацнули зубы, схватив воздух там, где только что была ее голова. Намига стремительно развернулась и выкинула вперед руку с магическим жезлом.
   В двух метрах от нее, плавно извиваясь всем телом, висел над землей живой поглотитель - точная копия мертвого, разве что немного покрупнее. Голова существа медленно повернулась в сторону Намиги, уродливая пасть раскрылась, обнажив огромный ярко-оранжевый глаз.
   - Нет... нельзя смотреть... нам говорили, я помню, - чуть слышно прошептала Намига.
   - Взгляни, - прозвучало в голове.
   - Нет! Не смотри на меня!
   - Почему?
   - Ты хочешь убить меня! Ты враг!
   - Я твой друг.
   - Не правда! Мои друзья там, дома, они ждут меня.
   - Здесь только ты и я.
   - Прекрати, я убью тебя!
   - Тебе тепло?
   - Что?
   - Тебе тепло?
   Холодно... почему так холодно? Плащ не греет, холод течет снизу вверх, изнутри, поднимается... Холод... Лед... Магия Ледяной Души. Заклинание, я помню его!
   - Хиегиласу!
   Струя синего пламени, вырвавшись из магического жезла, ударила точно в оранжевый глаз поглотителя. Чудовище тихо буркнуло и плюхнулось на землю без движения. Только белый иней, проникая изнутри тела, медленно пополз по чешуе.
   - У... убила? - выдохнула Намига и опустилась на колени.
   Но не прошло и пяти секунд, как воздух вновь наполнился рычанием. Еще два змееподобных силуэта выскользнули из-за холма и устремились в сторону несчастной девушки.
   Это было уже слишком! Не помня себя от страха, Намига еще пару раз пальнула наугад из жезла и бросилась наутек. Сейчас ей некогда было думать о том, что бежит она не домой, в спокойный безопасный Тибет, а в совершенно противоположную сторону - на север, в Кипящие Болота, в места, куда уже тысячи лет не ступала нога человека.
   Над холмами разносился протяжный вой раненого поглотителя. Заряд магии прошелся по нему вскользь, но этого хватило, чтобы надолго парализовать два его щупальца. Ни раненый поглотитель, ни его здоровый товарищ не решились преследовать обидчика. Ведь монстры, как известно, народ трусливый...
  
  ***
  
   - Вот. Настоящий оазис, - Фю покосилась на лицо Амона, чтобы проследить за его реакцией.
   С вершины холма открывался воистину чудесный вид. Маленькое озерцо... нет, просто лужа, в длину не больше трехсот метров, с кристально чистой водой и ровными берегами, покрытыми сочной зеленью. Безупречно гладкая поверхность скрывала под собой мириады юрких серебристых рыбок. Два десятка фруктовых деревьев вдоль берега чем-то напоминали паломников, пришедших с далекого юга, чтобы принести в дар свои спелые плоды. Они склонили ветви к воде, словно взывая к своему таинственному древесному Богу. И Бог услышал их, и снизошел к ним.
   В самой середине озера, прямо из воды возвышалось исполинское дерево. Его ствол достигал в диаметре тридцати метров, а невероятно длинные ветви раскинулись аж до самых берегов, словно накрывая все озеро куполом из огромных листьев.
   - Ух ты! - чуть слышно выдохнул Амон. Его широко раскрытые глаза словно впитывали эту картину, стараясь запечатлеть каждую деталь.
   - То-то же, - Фю важно сложила ручки на груди.
   - Ты то чего хвастаешься? - пробормотал Амон, приходя в себя. Восхищение прошло так же быстро, как и нахлынуло. - Это разве твое?
   - Ну... нет, не мое, это общее, но...
   - Раз общее, значит и мое тоже, - заключил Амон и побежал вниз по склону холма.
   - О-о-о-сторо-о-ожней!! - несчастная Фю болталась в его кулаке, как тряпичная кукла. Но Амон не остановился, пока не достиг ближайшего фруктового дерева.
   - С ума сошел так бегать! - заверещала Фю, едва придя в себя. - Ты что, совсем дурной? А если бы ты упал, и прямо на меня! Ты подумал об этом?!
   - Помолчи, - Амон небрежно засунул Фю в карман куртки и обеими руками ухватился за громадный сочный фрукт желто-зеленого цвета, висящий у самой земли.
   - Ать! - Фю тут же выскользнула из его кармана, взвилась в воздух, описала в воздухе пару кругов и приземлилась на самой верхней ветке этого самого дерева. - Дурак обжора!
   - Фама дуда, - Амон уже успел запихать себе в рот добрую половину своей добычи и теперь пытался все это проглотить.
   - Прожуй сначала, потом говори! - поучительно заявила Фю. - А то смотреть противно.
   - Не учи ученого... - Амон запихнул себе в рот вторую половину фрукта, - сфеф афна пифоново.
   - Смотри не подавись! - продолжала Фю тем же тоном. - Посмотри на себя, всю рожу измазал.
   Амон наконец прожевал, отдышался и взглянул на Фю.
   - Ты просто не представляешь, как вкусно! Хочешь тоже попробовать? - он сорвал с ветки еще один плод и протянул его вверх на вытянутых руках. - Ах да, я совсем забыл! Тебе же нельзя есть! Очень жаль, тебе никогда не удастся испытать этот божественный вкус...
   Ухмыльнувшись во весь рот, Амон снова погрузил зубы в сочную мякоть фрукта.
   - Нет, люди определенно идиоты! - фыркнула Фю.
   Амон не ответил. Он старался вовсю насладиться неповторимым вкусом экзотических фруктов. Таким сладким, но с кислинкой... как будто мед с лимоном... много меда и мало лимона...
   - Наверно это ужасно - так зависеть от какой-то еды, - продолжала Фю, - быть рабом своих низменных желаний...
   - Отстань! - буркнул Амон, нехотя отрываясь от поедания фруктов. - Чего привязалась?
   - Это я привязалась? - от негодования Фю чуть не свалилась с ветки. - Это, значит, я тебя поймала и силой притащила сюда??
   - Я тебя отпустил, - ответил Амон. - Можешь лететь.
   - Ха! Отпустил он! - Фю с призрением взглянула на Амона и тут же отвернулась. - Ты меня проворонил, и я сама улетела от тебя. Вот как было дело.
   - Просто ты мне надоела. Слишком много болтаешь.
   - Я слишком много болтаю? Да я еще мало болтаю! Ты просто не знаешь, что значит болтать много! Вот если бы я много болтала, то... эй, ты что, сдурел?! - Фю едва увернулась от запущенной в нее косточки фрукта, которая была размером с порядочный булыжник. - Чем ты думаешь, а если бы попал??
   - Кыш отсюда! - Амон стоял, выпрямившись во весь рост и сжимая в руке еще одну косточку.
   - Ха, ты думал, что так просто от меня отделаешься? - усмехнулась Фю и легко перелетела на другую сторону дерева. - Здесь тебе меня не достать.
   - Ничего, я доберусь до тебя, когда ты будешь спать, - Амон хищно улыбнулся и спрятал косточку в карман.
   - Ты еще глупее, чем я думала, - издевалась Фю со своей стороны дерева. - Сати никогда не спят
   - А что ты делаешь ночью? - с интересом спросил Амон. - Ты видишь в темноте?
   - Какой темноте, дубина? Здесь не бывает ночи.
   Амон посмотрел на небо. Здесь, над его головой, оно все так же оставалось светлым, но на юге горизонт был затянут иссиня-черной пеленой, словно грозовой тучей.
   - Вот оно как, - Амон почесал затылок. - Полог не достает досюда. Наверно, так и должно быть. На весь мир в Тибете энергии не хватит.
   - Не знаю, что это за Полог, но тут его никогда не бывает, - Фю снова забралась на вершину дерева, чтобы получше разглядеть горизонт. - У нас всегда светло.
   - Ты хочешь сказать, вы здесь не знаете, когда день, а когда ночь? - рассудил Амон. - Но раз Полог раскинули, значит ночь уже наступила. Надо ложиться спать.
   - Хе-хе, глупые людишки, - ухмыльнулась Фю. - Разве можно так зависеть от тела?
   - Вот что, я лягу на самом берегу, под листьями большого дерева, - Амон подошел к воде и осмотрелся. - Тень от него почти как от Полога.
   - Ты что, правда собрался здесь спать?
   - Вот так, и не жарко около воды, - Амон бросил на землю кожаный портфель, который все это время болтался у него на плече. - А этот огромный лист сойдет за одеяло.
   - Ты меня слушаешь? Эй! - Фю спустилась на нижнюю ветку дерева и пристально посмотрела на Амона.
   Но тот, похоже, не слушал. Подложив под голову портфель и укрывшись гигантским листом-одеялом, он отвернулся к воде и лежал почти без движения.
   "Притворяется, чтобы меня подманить? Или правда уснул?" - Фю на всякий случай осталась сидеть на ветке, несмотря на все желание подобраться поближе и сделать что-нибудь... такое...
   "Даже шапку не снял"
   - Эй! - сказала она вслух. - А шапка тебе совсем не идет. Ты в ней глупо выглядишь.
   Никакой реакции... две секунды... пять... десять...
   - Не тому об этом судить, кто сам одежду не носит, - прозвучал совсем неожиданный ответ.
   - Э.. что? Ты про меня? - Фю даже растерялась. - Просто... мы не носим одежду, чтобы летать не мешала! Не думай, что я совсем не умею одеваться!
   - Понятно, у себя в норе ты держишь целый гардероб кукольной одежды, верно? - голос из-под одеяла прозвучал как будто серьезно.
   - Что? Да о чем ты говоришь? Какой еще норе?! - разозлилась Фю. Ее уже начинали доставать все эти глупости, которыми Амон так легко раскидывался.
   Снова нет ответа. Гробовое молчание.
   - Эй, а что у тебя в портфеле? - предприняла еще одну попытку Фю.
   - Не знаю, завтра посмотрим, - сонно пробурчал Амон.
   - Что значит "посмотрим"? Думаешь, я собираюсь здесь оставаться?? Очень надо! Я улетаю отсюда прямо сейчас! - Фю взвилась в воздух, сделала пару кругов и опустилась на вершину дерева, ожидая ответа.
   Ответа не было.
   - Ну и молчи себе! Все, я улетела, меня нет!!
   Несмотря на всю решимость в голосе, Фю еще с минуту сидела на ветке, потом взлетела, еще немного покружила над спящим Амоном и, вздохнув, наконец убралась восвояси.
   - Завтра посмотрим, - пробормотал во сне Амон.
  
  ***
  
   Бежать... бежать... бежать вперед, не оборачиваться! Бежать от смертельной опасности, которая никогда не будет достаточно далека, чтобы перестать ее бояться. Бежать от страха, рожденного человеческим сознанием. Бежать от сознания, пытаясь заглушить внутренний голос потоком новых впечатлений. Бежать от себя, от неизвестного врага внутри разума. Главное не останавливаться, если не сделать очередной шаг, окажешься лицом к лицу со своим страхом, с собой, своим врагом.
   Бежать от опасности - в природе человека. Хочется бежать все дальше и дальше, пока бежишь, страх не угасает, но и не мучает тебя. Только вечно бежать нельзя - устанут ноги. Обычный человек на месте Намиги давно бы уже выдохся, остановился, подумал и успокоился. Но на ногах юной волшебницы были настоящие Мантикоровые Скороходные Сапоги (достались в наследство от бабушки). Почти полностью покрытые снаружи желтым мантикоровым мехом, они походили на кошачьи лапы и давали возможность их владельцу бежать без устали десятки километров подряд.
   И вот Намига, обутая в эти чудо-сапоги, была вынуждена бежать без остановки день и ночь, неделю за неделей, всю свою оставшуюся жизнь, пока она не умрет от голода, или упадет в Разлом, или...
   - Нет! Хватит! Стоять! СТОП! - Намига усилием воли споткнулась, и прокатившись кубарем еще несколько метров, уткнулась лицом прямо в лужу вонючей грязи.
   - Тьфу, какая гадость, тьфу, тьфу, - отплевываясь, Намига ползком выбралась из лужи на сухое место. - Пробежать несколько километров по чистой траве и упасть как раз в лужу грязи... это только я так могу.
   Намига перевела дух и осмотрела себя. Белоснежная блузка... зеленая юбка (под цвет глаз)... изумрудный плащ... желтые сапоги и даже каштановые волосы до плеч... все стало грязно-серого цвета.
   - Какой ужас! Мой спецкостюм! Мои фамильные сапоги! И мой плащ, совсем новенький! Все, все в этой вонючей... липкой... противной... что это вообще за грязь? Откуда она тут? А, да какая разница?! Я все словно... тряпка. Мокрая... продрогшая... несчастная... - большие глаза Намиги наполнились слезами, и она готова была в любой момент разреветься, как пятилетняя девочка. - Но нет! Нельзя жалеть себя! А то никто другой тебя не пожалеет. Вот только... никого другого здесь нет.
   Намига выпрямилась и напряженно огляделась. Жалость к себе как рукой сняло, вернулся простой животный страх.
   - Одна. В степи. Ни одного человека в радиусе сотни километров! Что же делать?
   Намига сжала в руках магический жезл и посмотрела на кристалл. Раньше он был белым. Теперь, после боя с поглотителями, он приобрел ровный желтый окрас.
   - Энергия кончается, - отметила Намига.
   Жезл был заряжен лучшими мастерами Тибета, но даже в нем энергии хватало лишь на несколько заклинаний седьмого уровня. Использовать его полагалось только в крайнем случае.
   - Мне сказали, что когда я найду развалины Томска, мне следует с помощью жезла открыть портал, чтобы группа спасения пришла за мной и членами экспедиции, - вспомнила Намига. - Но теперь экспедиции больше нет. Моя миссия утратила смысл. Наверно, никто меня не будет ругать, если я открою портал сейчас?
   Намига поднялась на ноги, подняла жезл над головой и начала читать заклинание:
   - Оратапо Тарааверсио Сеис...
   Намига запнулась на полуслове. Ее взгляд был прикован к еще одной луже грязи, метрах в десяти от нее.
   - Это же... это же... - Намига опустила жезл и в два прыжка достигла края новой лужи. - Человеческий след!
   И в самом деле, в грязи у самого края лужи был отчетливо виден отпечаток резинового сапога. Его носок указывал на север.
   - Вот черт! Как же это? Что это значит? Неужели член экспедиции? - Намига наморщила нос в раздумье. - Неужели кто-то мог выжить? Возможно, он убежал от поглотителей, когда те передрались между собой. Или просто отбился от остальных и шел своим путем.
   Намига проследила направление следа. Он вел прямо к высоким холмам на севере.
   - Как бы то ни было, если хоть один член экспедиции жив, то моя миссия - защитить его. Да и в конце концов, я все-таки не одна в этом пустынном месте! - Намига почувствовала, как ее сердце наполняется решимостью. - Точно, надо догнать его как можно скорее. Вызов портала откладывается! Я еще покажу им всем, на что способна!
   Гордо выпятив грудь и поджав губы, Намига твердыми шагами отправилась прямо на север, навстречу своей судьбе и новым неприятностям.
  
  ***
  
   "И зачем я сюда снова прилетела?" - Фю сделала круг над водой и опустилась на вершину фруктового дерева.
   - Эй, Амон! - ее крик разнесся над поверхностью озера. Для такого маленького существа, у нее был довольно громкий голос.
   "Человек без души... эка невидаль! - Фю нахмурилась. - Нет, это конечно немного необычно... но мне то какое дело?"
   - Амон! Ты где? Выходи!
   "Куда он запропастился? Ушел? Ну и ладно. Тем лучше. Значит никаких вопросов, можно забыть о нем".
   Фю спустилась на нижнюю ветку и огляделась. Под деревом валялось еще около десятка фруктовых косточек.
   - Ну он жрать! - тихонько сказала себе Фю и почему-то улыбнулась.
   Оглядевшись, Фю заметила на берегу среди опавших листьев какой-то черный предмет, явно не похожий на фрукт.
   - Это же... - она спорхнула с ветки и приземлилась у самой воды. - Это же его портфель!
   На кожаной поверхности все еще сохранился след головы Амона.
   - Но если портфель здесь, то где же Амон? - Фю задумчиво потерла лоб. - Не мог же он просто забыть его. Быть может, он отошел ненадолго и заблудился? Или упал в воду?
   Фю перевела взгляд на поверхность озера. Она оставалась все такой же гладкой и спокойной.
   - А может, он просто ушел по своим делам и собирается вернуться сюда? - предположила Фю. - Нет, что я говорю? Какие могут быть дела у человека без души? Он даже не знает, чего он хочет... Во всяком случае, мне так кажется...
   Фю подобралась поближе к портфелю и потрогала его.
   - Кожаный. Хм, на нем тоже была чья-то кожа. Нет, все-таки люди идиоты.
   Осмотрев портфель со всех сторон, Фю обнаружила несколько кармашков и ремешков.
   - А ведь он обещал мне показать, что в портфеле.
   Ухватившись обеими руками за ремешок, Фю изо всех сил потянула его. Но одного ее желания тут было недостаточно - основное отделение портфеля было надежно закрыто. Еще минут десять она возилась, пробовала открыть его и так и сяк, но ее успех ограничился только маленьким боковым кармашком, в котором была лишь пустая пачка сигарет.
   Внезапно Фю насторожилась. В ее голове тихо зазвучал Голос Души.
   - Что? Кто-то идет? Какой-то человек приближается. Это не Амон, кто-то еще. Все это странно, откуда вообще в этих местах люди?
   Фю почувствовала человека задолго до того, как его фигура появилась на вершине холма. Это была молодая девушка, на вид лет пятнадцати, в серо-зеленом плаще и с магическим жезлом в руках.
  
   Намига бросила взгляд к подножью холма. Вид отсюда открывался поистине восхитительный, но Намиге сейчас было не до восхищения. Ей хотелось пить и есть (сумку с припасами она потеряла на поле битвы с поглотителями), все тело ломило от усталости, глаза слипались.
   - Там озеро... вода, - прошептала она себе. - Интересно, ее можно пить?
   На ватных ногах Намига стала спускаться с холма. Чем ближе к озеру, тем гуще была трава, поэтому волочить ноги становилось все тяжелее. Дойдя наконец до берега, Намига опустилась на колени и заглянула в воду.
   - Прозрачная, - дно озера было покрыто зеленоватым илом. - Но нет! Нельзя терять бдительности. Вода может быть отравлена... Вот если бы знать наверняка.
   - Не бойся, пей, - прозвучало над головой.
   - Точно? Спасибо, - Намига зачерпнула полную горсть воды и выпила ее в два глотка. - Ааа, хорошо то как!
   - Вот, что я говорила? - снова раздался голос. - Здесь и еда есть. Сладкие фрукты, как ты любишь.
   - Здорово! Только... откуда ты знаешь, что я люблю? - удивилась Намига.
   - Я все про тебя знаю, - усмехнулся голос.
   - Понятно, - Намига обхватила голову руками. - Я сошла с ума и разговариваю с собой! Только этого мне не хватало.
   - Иии-хи-хи-хи-хи!! - смех прозвучал слишком звонко для голоса в голове. - Извините меня!
   - Что? Как? Кто здесь? - Намига вскочила на ноги и огляделась. С нижней ветки ближайшего дерева ей во весь рот улыбалась Фю.
   - Классно смотришься, - кивком указала та на грязную одежду девушки.
   - Ты ведь... сати, верно? - Намига припомнила уроки магической зоологии. - Маленькие человечки с крылышками...
   - Да? Приятно, что ты меня знаешь... большая сати без крылышек! - Фю снова звонко рассмеялась.
   - Эм... я сейчас не в настроении выяснять, кто тут без чего, - нахмурилась Намига.
   - Ага, заметно.
   - Так ты говоришь, что эти фрукты съедобны? - Намига перевела взгляд на сочные плоды.
   - Еще как! - важно заявила Фю. - Был тут один недавно... штук десять только так стрескал, даже не подавился!
   - Ну раз так, то все в порядке, - Намига сорвала фрукт и уже собиралась его надкусить, когда до нее дошел смысл сказанного. - Ты говоришь, здесь был человек?!
   - Да, был, - Фю прищурилась. - Это твой дружок?
   - Нет... в смысле да... в смысле мне очень нужно его найти! - Намига бросила фрукт и огляделась. - Давно он здесь был? Куда он пошел?
   - Не знаю, я сама недавно прилетела, а его уже нету. Был тут, спал на берегу, а теперь исчез. Только портфель оставил, - Фю придала своему личику безразличное выражение. - Я хотела посмотреть что там, но не смогла его открыть. Может, у тебя получится?
   У Намиги, разумеется, получилось, и вскоре содержимое портфеля оказалось аккуратно разложенным на берегу.
   - Бумаги... бумаги... исследовательский журнал... бумаги... оружие стрелковое, немагическое... кажется, пистолет называется... о, это же карта! - Намига схватила мятый клочок бумаги, на котором было набросано что-то вроде плана местности.
   - А мне вот это больше нравится! - Фю достала из кучи канцелярских принадлежностей перьевую ручку и закинула ее на плечо, как копье.
   - Да нет же, ты не понимаешь! Это карта! - Намига уставилась в бумагу, пытаясь разобрать каракули. - Точно, здесь показано, как дойти до Томска! Смотри, тут даже это место есть.
   - Вот как? - Фю заглянула в карту, хотя все равно ничего там не поняла. - А я думала, что люди об этом месте не знают.
   - Все ясно. Он понял, что я иду по следу, и специально оставил портфель, чтобы я смогла найти руины Томска, даже если с ним что-то случится. Как предусмотрительно!
   - Думаешь? - Фю ухмыльнулась. - А мне кажется, что он просто забыл его по рассеянности.
   - Что за глупости? - Намига возмущенно вскинула брови. - Тот, кто проделал весь этот долгий путь, преодолевая опасности, и в одиночку уже практически смог достигнуть своей цели... как он может забыть что-то по рассеянности? Мне кажется, он должен быть очень собранным и решительным.
   - Э... мы вообще об одном человеке сейчас говорим? - Фю картинно почесала затылок. - Тот Амон, которого я знаю, грубый, невоспитанный, забывчивый, безвольный, невнимательный, безрассудный и... и вдобавок у него нет души.
   - Нет души?.. - большие глаза Намиги начали постепенно округляться.
   - Вот именно, совсем нет. Уж мы то, сати, это чувствуем.
   - Нет души?.. Нет души?! Не может быть! - Намига выронила карту и снова схватилась за голову, усиленно соображая. - Значит, поглотитель напал и на него! Только... как такое может быть? Поглотитель должен был высосать из него всю жизнь и превратить его в иссохший труп.
   - Ну нет, на труп он был совсем не похож, - вставила Фю. - Живой и румяный, и аппетит волчий.
   - Если только... поглотителя убили как раз в тот момент, когда он высасывал душу у человека. Но мог ли он тогда остаться живым, еще и сохранить сознание? - Намига закусила нижнюю губу. - Кто знает, а вдруг такое возможно? Невероятно, таких случаев не было за всю пост-разломную историю. Именно я должна найти его и доставить в Тибет! Это будет открытие века! Весь мир заговорит о нем... И тогда все увидят... все узнают...
   - Эй, подруга! - Фю помахала руками перед лицом девушки. - Спустись на землю! Ты меня слышишь?
   Намига встряхнула головой и подняла выроненную карту.
   - Точно, задание, - она наморщила нос, о чем-то задумавшись. - Судя по карте, Томск уже недалеко. Вот что я сделаю, я найду эти руины, вызову спасательную группу, а после этого они под моим руководством быстро отыщут этого... как его зовут, говоришь?
   - Амон, - напомнила Фю. - Это я его так назвала. Он даже не помнил своего...
   - Не важно, потом расскажешь! - глаза Намиги светились решимостью. - Сейчас нам срочно надо отправляться в путь!
   - Нам? Что это за "нам" опять? - Фю сложила руки на груди и насупилась, но Намига не обращала на ней внимания. Она наспех складывала вещи обратно в портфель.
   - Это может пригодиться. Сумки остальных членов экспедиции я взять не успела, но ничего, их найдут позже. Сейчас главное поторопиться, пока Амон не ушел далеко. Как ты думаешь, куда он отправился?
   - Понятия не имею, - Фю постаралась придать голосу безразличное выражение. - Да мне и не важно, я не собираюсь...
   - Ладно-ладно, потом расскажешь. А сейчас нам надо бежать, - Намига закинула сумку на плечо, развернула карту и, выбрав нужное направление, бодро зашагала на запад. - Если устанешь лететь, можешь сесть на мое плечо.
   - Но я, - начала было Фю, но осеклась. Голос Души зазвучал громче. Решимость этой девушки притягивала.
   - Ну вот, опять начинается, - вздохнула Фю и полетела вслед уходящей Намиге.
  
  ***
  
   Амона разбудили голоса. Они были повсюду, сверху, снизу, даже внутри. Они звали, кричали, просили, угрожали, проклинали, умоляли. И не было в мире места, чтобы укрыться от них... не было такой скорости, чтобы убежать от них... не было такой музыки, чтобы заглушить их...
   - Ладно, хватит, я уже встаю! - Амон сбросил с себя лист-одеяло и поднялся. Потерев глаза кулаками, он окинул окрестности суровым взглядом.
   Утра не было. Листья все так же тихо шелестели на ветру. Рыбы сигали туда-сюда в прохладной воде. Небо над головой оставалось точно таким же оранжево-синим, как и вчера. Только Полог на юге почти растаял.
   - Нет Полога, значит утро, - заметил Амон. - Пора завтракать.
   Позавтракал плотно. Шесть питательных фруктов, один сочнее другого. Видно, чувствовал, что день будет долгим. Потом напился из озера, умылся холодной водой, поковырял пальцем в ухе.
   - Ну вот, можно отправляться, - Амон бодро подтянул ремень штанов. - Только куда?
   Голоса снова ожили. Они звали, тянули, толкали, манили куда-то. Так уверенно и настойчиво, что Амон даже не подумал сопротивляться. Он просто пошел на зов. Тихим, размеренным шагом направился на запад, в ту сторону, где рождались небесные огни.
   - Интересно, если долго идти в ту сторону, то небо станет совсем оранжевым? - Амон на ходу засмотрелся на небо и чуть не споткнулся о какую-то кочку.
   Голоса не отвечали. Они только подгоняли вперед.
   - А, я знаю, - вдруг вспомнил Амон. - Там в конце будет Разлом. А в нем, по преданию, горит неугасающее пламя. Вот откуда эти огни.
   Чем дальше на запад, тем мягче становилась трава. Иногда земля под ногами хлюпала, а следы наполнялись какой-то жижей. Амон остановился и опустил палец в одну из таких лужиц.
   - Теплая. Мы идем в Кипящие Болота, верно? - Голоса одобрительно загудели. - Интересно, они и правда кипят, или это просто название?
  
   Голоса... стоны... плач... это все, что осталось от растерзанных, искалеченных душ. Нет жажды мести, нет извинений и сожалений, только одно последнее желание - завершить начатое. Это стремление разжигает пламя, оно не дает душам раствориться в общем потоке смерти, заставляет их рваться назад, в мир живых, отчаянно хвататься за любую соломинку, чтобы только повлиять на ход событий.
   Для этих несчастных душ такой человек, как Амон - распахнутая дверь в мир живых. Ему нечем заглушить голоса в голове, ведь у него нет своего внутреннего голоса. И потому шесть душ его мертвых товарищей легко овладели им в общем порыве - сделать то, ради чего они погибли в этой экспедиции. Найти Томск, исследовать древние руины и положить начало новой эпохе возрождения доразломных технологий.
  
   - Ой, а это кто? - Амон остановился как вкопанный. В двух шагах от него, прямо из земли рос длинный стебель. Его утолщенный конец напоминал глаз, покрытый волосками. Стебель ритмично покачивался из стороны в сторону.
   - Это животное или растение? - Амон обошел стебель по кругу. - Или, может быть, ни то ни другое?
   Стебель перестал раскачиваться и повернулся в сторону Амона.
   - Смотри-ка, слушает! - удивился тот. - Только понимает ли?
   Глаз прищурился.
   - Понимает! - Амон чуть не запрыгал от восхищения. - Вот что, ты будешь моим другом. У тебя есть имя? Конечно нет, ты же тут один живешь. Как бы мне тебя назвать?..
   Глаз отвернулся. Волоски на его поверхности зашевелились.
   - А шерсть у тебя мягкая? Можно потрогать? - Амон протянул руку и слегка коснулся волосков. Острая жгучая боль тут же пронзила ладонь, словно в нее всадили сразу десяток раскаленных игл.
   - Ах ты падла! - выругался Амон. Он отскочил подальше от стебля и усиленно затряс рукой, пытаясь ослабить боль.
   Глаз снова повернулся в его сторону. Волоски на его поверхности встали дыбом, а зрачок налился кровью. От основания стебля доносился громкий шелест, словно существо смеялось над незадачливым человеком.
   - Думаешь, тебе все можно, да? - Амон рассвирепел. Сейчас ему было не важно, кто к кому первый полез. Понятие справедливости потерялось вместе с душой. Осталась только животная ненависть к обидчику. - Смеяться надо мной вздумал?! А как тебе вот это?
   Амон рефлекторно выхватил из сапога длинный кинжал и точным ударом рассек стебель почти у самого основания. Из обрубка хлынула желто-красная отвратительная жижа. Стебель забился в судорогах, разбрызгивая свою кровь во все стороны. Шелест не прекратился, но наоборот усилился, превратившись в неистовое шипение. Вдруг земля зашевелилась, забродила под ногами, словно что-то огромное готово было пробудиться и вырваться наружу.
   - Ой-ой, пойду-ка я отсюда, - не долго думая, Амон бросился бежать. Бежал он на запад, туда же, куда и шел раньше, и не остановился до тех пор, пока сзади не перестали доноситься стоны раненного чудовища.
   Только когда звуки утихли, Амон остановился и взглянул на кинжал.
   - Надо же, я и не знал, что у меня есть такой нож. Оказывается, я даже умею им пользоваться, - Амон вытер нож о траву и засунул обратно в сапог.
   Еще немного потоптавшись на месте, Амон отправился дальше на запад. Голоса звучали все уверенней, они чуяли, что цель уже близка.
   - Чем дальше я иду, тем жарче становится, - заметил Амон еще через час пути. - И болота, кажется, действительно начинают кипеть.
   Теперь земля под ногами хлюпала все чаще, а кое-где встречались довольно большие лужи болотной воды. Иногда от них валил зеленоватый пар.
   - Вонища то какая. Будто целый дракон сдох, - Амон поморщился, но продолжал свой путь. Уже совсем близко, только немного потерпеть, уже за следующим холмом...
   Холм оказался высоким и крутым. Взбираться по его склону, покрытому скользкой травой, было сущим адом. Изодрав до крови руки и насквозь промокнув от пота, Амон все-таки добрался до вершины. Тяжело дыша, он поднялся во весь рост и огляделся.
   Слева, у подножья холма, на несколько сотен метров в ширину разлила свои воды река. Хотя, воды там было не много. Скорее это напоминало густую трясину, с бурлением и клокотанием медленно ползущую вниз по "течению". От всего этого жуткого месива поднимались клубы особо едкого зеленого пара.
   Справа от холма, насколько хватало глаз, раскинулось поле какой-то растительности, похожей на паутину. Из нее тут и там торчали развалины каких-то зданий, покосившиеся трубы заводов, останки корпусов каких-то боевых машин. Все это было покрыто толстым слоем жирной зеленой грязи.
   - Это что? - Амон стоял, не в силах пошевельнуться. - Это и есть руины Томска?
   Голоса не отвечали.
   - Вот сюда вот мы шли? - еще один вопрос в пустоту.
   Голоса исчезли. Они ушли навсегда. Души тихо растворились в общем хороводе смерти. Достигнута цель, которую они поставили сами себе. Больше не к чему стремиться. Нет цели - нет и души.
   - Все это, конечно, интересно, но что мне делать теперь? - Амон в недоумении почесал затылок. - Может, нужно раскопать что-то в этой грязи и паутине? Фу, но к ней даже прикасаться не охота!
   Тихое шипение за спиной прервало его раздумья. Чудовище подкралось незаметно. Не в силах забыть боль, причиненную человеком, оно бесшумно преследовало обидчика все это время. Все семь глаз на стеблях смотрели с лютой ненавистью. Рана на месте восьмого все еще кровоточила.
   Чудище раззявило огромную беззубую пасть и высунуло оттуда шесть длинных скользких щупальцев. Они обвились вокруг ног Амона прежде, чем тот успел что-либо сообразить.
   - Мой нож! - спохватился Амон, но было уже поздно. Щупальца крепко обвили ноги до колен, лишая возможности достать из сапога оружие.
   Амон вырывался, извивался, брыкался, но все было тщетно. Чудище, похожее на огромную улитку, медленно но верно затягивало человека в свое зловонное нутро, чтобы потом долго и мучительно переваривать его в едких желудочных соках...
  
  ***
  
   - Сагат Яван! - тонкий луч света прошелся по телу чудовища, оставляя за собой ярко-красный след. В следующую секунду мощный поток пламени наполнил внутренности монстра, разрывая их на куски. Взвыв от боли, гигантский слизняк отшвырнул Амона в сторону и повернулся к нападавшему.
   - Яван! - следующий выстрел пришелся точно в пасть, разрезав голову чудовища напополам. Издав последний хрип, монстр грузно повалился набок. Оставляя за собой след из вытекающих внутренностей, его обмякшее тело кубарем покатилось вниз по склону. Несколько мгновений спустя, туша с чавкающим звуком погрузилась в пучину реки, добавив в нее еще немного зловония.
   Амон не спеша поднялся и огляделся. По южному склону холма к нему карабкалась девушка, с виду растрепанная, грязная и усталая. От жезла в ее руке валил пар. На плече у нее сидела Фю.
   - А, это опять ты? - проворчал Амон. - Что ты все летаешь за мной?
   - Что?! - Фю даже порозовела от возмущения. - Во-первых скажи спасибо, что мы тебя спасли, во-вторых...
   - Ты-то здесь ни при чем, - огрызнулся Амон. - Это вот она стреляла.
   Он показал пальцем в сторону Намиги.
   - Неприлично показывать пальцем! - снова взъелась Фю.
   - Это и есть человек без души? - Намига не отрываясь смотрела на Амона, пристально изучая его с ног до головы.
   - Да, как видишь, - вздохнула Фю. - Ни души, ни манер, ни соображения.
   - Классная штука, - Амон кивнул на магический жезл. Кристалл в нем теперь был темно-зеленого цвета. - Дай пострелять? Как она работает?
   - Не могу, энергия кончается, - Намига с сожалением взглянула на еще дымящийся наконечник жезла. Энергии осталось только на один портал. - К тому же, если у тебя правда нет души, ты не сможешь им воспользоваться.
   - Очень жаль, - Амон задумчиво потер подбородок и вдруг сказал: - Фю, ты сама невежливая. Почему ты нас не представила друг другу?
   - Э... - Фю на секунду растерялась от такого вопроса. - Просто ты мне и слова не даешь вставить!
   - Я Намига, представитель боевого отделения Тибетской Академии Магии. Моя задача - обеспечить поддержку вашей экспедиции в поиске руин города Томска...
   - Ты всегда грязная ходишь? - перебил внушительную речь Амон.
   - На себя посмотри! - Намига резким движением указала на ноги Амона, которые были покрыты толстым слоем желто-зеленой слизи. Глупые вопросы не по теме начинали выводить ее из себя. - В любом случае, сейчас нам надо сделать то, для чего мы оба сюда шли - найти Томск.
   - А чего его искать то? Вот же он, - Амон жестом показал себе за спину, туда, где раскинулись полузатопленные в болотах руины.
   Фю и Намига разом повернулись в указанном направлении.
   - Это и есть ваш Томск? - разочарованно проговорила Фю. - Довольно унылое место.
   - Я тут ни при чем, меня голоса сюда привели, - заявил Амон.
   - Да, это он, - Намига сверилась с картой. - Это и есть легендарные руины Томска.
   - Пусть так, - пожал плечами Амон. - Но я все равно не знаю что делать дальше. Голоса привели меня сюда, а потом исчезли.
   - Какие голоса? - оживилась Фю. - Души? Души твоих мертвых товарищей?
   - Не важно, - Намига спрятала карту. - Мы сами здесь ничего не сможем сделать. Я должна открыть портал, и тогда сюда прибудет группа спасения. Они разберутся что делать и с руинами, и с Амоном.
   - Со мной? - удивился последний.
   - Да, с тобой, - ухмыльнулась Фю. - Таких как ты следует сажать на цепь и изучать!
   - Тихо, не шумите, - Намига подняла жезл. - Я буду читать заклинание.
   Темно-зеленый цвет кристалла означал, что энергии жезла осталось только на портал. Ошибиться было нельзя.
   - Оратапо Тарааверсио Сеисарио Кеизмонод!
   Из жезла появился зеленый сгусток энергии. Он начал расти и подниматься выше, постепенно превращаясь в энергетическую воронку.
   - Ух ты, здорово! - восхитился Амон.
   - Сейчас оттуда появится группа спасения, - пояснила Намига.
   - ... и Амона заберут на опыты, - вставила Фю.
   Воронка продолжала расти и подниматься выше. К тому же она перемещалась в направлении руин Томска.
   - Теперь порталом управляют из Тибета, - Намига опустила бесполезный жезл. Кристалл совсем почернел. - Но зачем им такой большой проход? Они что, собираются весь Томск забрать отсюда?
   Спустя две минуты воронка, зависшая над руинами, закрывала уже полнеба. Вращающаяся энергия постепенно остановилась, и поверхность портала разгладилась. В следующую секунду оттуда появился огромный светящийся объект и с грохотом рухнул на землю.
   - Что это? - воскликнула Намига.
   - По-моему, гигант, - приглядевшись, объявил Амон.
   Действительно, мгновение спустя из рухнувшей глыбы начали появляться руки, ноги и голова. Вскоре гигант поднялся во весь свой стометровый рост.
   - Голем! Зачем здесь боевой голем?? - Намига сделала шаг назад от изумления.
   Вскоре из портала стали падать новые глыбы, которые тоже превращались в гигантов, сделанных из камня и стальных пластин.
   - Что они делают? Они же все тут разрушат! - Намига было рванулась вперед, чтобы своим веским словом остановить это безобразие, но тут последовал первый удар.
   Струя пламени, вырвавшись из оружия в руке первого голема, прорезала поверхность болота. Тут же последовал мощный взрыв, сотрясший землю так, что Намига и Амон повалились на траву. В воздух взвились обрывки опаленной болотной паутины, обломки древних зданий, оплавленные корпуса машин и мелкие кусочки камней.
   - Вот это жахнуло! - восхитился Амон.
   - Кажется, нам лучше убираться отсюда, - предложила Фю.
   Последовал еще один удар. И еще. Големы методично уничтожали остатки древнего города, стараясь добраться до самых его глубин.
   - Да нет же, стойте! - Намига с трудом поднялась на ноги. - Големами управляют из Академии, они меня знают.
   Намига сделала шаг вперед и начала размахивать руками над головой.
   - Эй! Я здесь! Прекратите немедленно!
   Ближайший голем повернулся в ее сторону. После секундного раздумья, он поднял руку и направил оружие прямо на кричащую девушку.
   - Ну что, узнали они тебя? - усмехнулся Амон.
   - Бежим!! - взвизгнула Фю.
   Только они успели отпрыгнуть на дальний от голема склон холма, как очередной выстрел ударил в то самое место, где только что стояла Намига. Взрывной волной несчастных сбросило с холма вниз, прямо в гнилую воду реки, а осколки камней посыпались на их головы.
   Голем отвернулся и снова направил свое разрушительное оружие в землю. Тут еще много работы. Ничто и никто не должны уцелеть.
  
  Глава 2: Мертвый император
  
   Смерть... умирать больно. Мое тело разорвало на части градом пуль, но эта боль ничто по сравнению с тем, что испытывает душа, когда ее насильно отрезают от жизни. Словно ребенок, оторванный от материнской груди и брошенный в бездну отчаянья, одинокий, забытый, никому не нужный, среди сотен других таких же душ, кружащихся в безумном танце смерти.
   Чистилище... лучшего названия для этого места не подберешь. Это не тот загробный мир, который нам описывали проповедники в своих сказках. Здесь нет ни Рая, ни Ада, нет жизни после смерти. Есть лишь несколько мгновений перед полным и окончательным уничтожением души.
   Потолок... стена из живых душ. Непроницаемая, бескрайняя, это души тех, кто еще не умер, но ждет своей очереди. Время от времени, словно тяжелые капли воды, с потолка срываются души, потерявшие свое тело. Некоторые падают сразу... а некоторые, как я, сопротивляются, висят зачем-то в пространстве. Им не дают упасть ненависть, любовь, жажда отомстить или завершить свое дело... в общем все то, что делает душу живой.
   Но время делает свое, чувства угасают, и душа несчастного плавно опускается вниз, вслед за остальными. Там, в самом конце своего пути, она сгорает, растворяется, смешивается с другими такими же душами... и все они вместе вливаются в единый поток, бесконечный водоворот смерти.
   Что это - Бог? Или Вселенский Разум? Или Нирвана? Больше похоже на свалку душ, отживших свое. Там нет никого, и в то же время там все, кто когда-либо жил в нашем мире. Что бы это ни было, оно тянет меня. Зовет все сильнее с каждой минутой. И я знаю, что долго мне не протянуть.
   Почему я все еще здесь? Что меня держит? Любовь? Страх? Наверно, ненависть. Ненависть и жажда мести! Месть!! Меня предали! Меня, самого Императора Грифов, предали те, кому верил как самому себе, с кем с детства бился плечом к плечу против земного правительства, этих подпольных крыс.
   Никому нельзя верить. Нельзя поворачиваться спиной, нельзя надеяться на друга. Можно рассчитывать только на свою силу. Ну почему я понимаю это только сейчас, когда уже поздно? Сколько мне осталось? Здесь нет времени. Может, прошло лишь мгновение, а может быть уже десятки лет. И все то, что я создал своими нечеловеческими усилиями... все разрушено предательством, продано врагу за бутылку виски, втоптано в грязь.
   Черти! Уроды! Пустите меня! Пустите меня обратно!! Я еще не готов умирать, еще так много нужно сделать. Ну почему этот потолок такой непроницаемый? Словно скала. Хоть бы трещинку, какую-нибудь зацепочку...
   Что это?.. Свет? Откуда? Как будто окно. Раньше его тут не было. Этот кирпичик живой души словно сделан из стекла. Там, за ним, мир живых... Пустите меня, дайте хоть взглянуть! Что это за место? Кто эти люди?..
  
  ***
  
   - Это все из-за тебя! - Амон стянул с ноги сапог и вылил из него добрую пару литров болотной жижи. - Зачем ты вызвала этих гигантов?
   - Да тихо ты! - одернула его Фю. - Не видишь, ей плохо.
   Намига сидела на самом берегу, обхватив руками колени и понурив голову. Мокрые грязные волосы облепили ее лицо, но ей сейчас было все равно.
   - С чего ей плохо то? - проворчал Амон. Он стянул второй сапог и начал расстегивать куртку. - Я, между прочим, тоже упал с высокого обрыва. И тоже чуть не сварился заживо в этом кипящем болоте. Но при этом все еще бодр и весел!
   - Болван, ей не из-за этого плохо, - Фю понизила голос, чтобы Намига не могла ее слышать. - Она, наверно, очень расстроилась из-за чего-то. Может быть, чувствует себя виноватой. А может тут еще какая-то причина. В общем, это душевные переживания, которых тебе не понять.
   Вдруг губы Намиги зашевелились и из них начало доноситься бессвязное бормотание.
   - Они... обманули... использовали... меня... не знала... все это... с самого начала... чтобы... я думала... - несчастная девушка начала раскачиваться взад-вперед, отрешенно глядя в одну точку перед собой.
   - Вот видишь? - Фю покачала головой. - У нее этот, как его... шок. На почве суровой правды жизни и крушения юношеских мечтаний. Теперь ее лучше не трогать. Подождем пару дней, может быть придет в себя.
   - Пару дней, говоришь? - хмыкнул Амон.
   Он подошел к Намиге, поднял ее за плечи, встряхнул и вдруг влепил звонкую пощечину, так что девушка снова рухнула на землю.
   - Ты что творишь? - взвизгнула Фю, чуть не потеряв равновесие от неожиданности. Намига встряхнула головой, посмотрела вокруг непонимающим взглядом, но когда ее зеленые глаза остановились на Амоне, в них вспыхнул яростный огонь.
   - Ты!! Да ты как смеешь?! Совсем очумел?? - завопила она что есть мочи. - У меня теперь синяк на неделю останется!!
   - Не важно, ты сейчас так выглядишь, что никто и не заметит, - усмехнулся Амон.
   - Да я тебя!!.. Где мой жезл? - Намига пошарила вокруг взглядом, но жезла нигде не было.
   - Наверно, в реке утонул, - предположил Амон.
   - Так, да? - Намига схватила кожаную сумку, которая так и весела на ее плече, и со всего размаху обрушила ее на голову Амону. - Получи!
  
   Потеплело. И словно размякло. Это стекло чьей-то души, окно в мир живых. Последняя ниточка, за которую я отчаянно цепляюсь, чтобы не сгинуть навсегда в круговороте смерти. Когда эта девчонка врезала ему, словно защита ослабла. Как будто стена дала трещину, и еще немного, и она разомкнется, выпустит меня отсюда. Надо только поднажать.
   Как же я хочу вернуться! Я хочу вернуть свою жизнь, свою силу и власть, снова вершить судьбы одним движением пальца! И я отомщу! Убью их всех, и подпольных крыс, и предателей из Грифов, и всех кто косо на меня посмотрит! Только дайте мне добраться до них!
  
   - Ты о чем? Какие грифы? - голос Фю звучал как сквозь сон. - Амон, очнись, я с тобой разговариваю.
   - Что? - Амон отнял руки от лица и посмотрел на Фю.
   - Ты только что говорил что-то, - нетерпеливо пояснила та.
   - Я ничего не говорил после того, как это дуреха мне врезала, - сказал Амон.
   - За дуреху сейчас еще добавлю! - Намига снова подняла сумку.
   - Это странно, - задумчиво проговорила Фю. - Я что-то почувствовала. Ты был какой-то не такой.
   - Он вообще не такой, - ворчливо заметила Намига. - На мужика-то на похож.
   - Эй-эй, полегче ты, - нахмурился Амон. - Ты должна быть мне благодарна за то, что привел тебя в чувство.
   - Ты глуп, со мной все было в порядке, просто я обдумывала положение дел!
   - Ага? Ну и много надумала? - недоверчиво прищурился Амон.
   - Достаточно! - огрызнулась Намига. - Во-первых, я ухожу.
   - Куда? - спросил Амон.
   - Куда? - переспросила Намига. - Ты что думаешь, мне некуда идти? Думаешь, мне не к кому теперь обратиться?..
   - Да я просто спросил... - тихо вставил Амон, но Намига его не слышала.
   - Да, возможно ты прав, и у меня нет больше дома, в который можно вернуться. Больше некому доверять. Те, ради кого я готова была пожертвовать своей жизнью... так гнусно обошлись со мной. Они жестоко играли с моими чувствами, заставляя следовать их грязным планам... Мне больше нет места среди этих людей, друзья и родственники отвернулись от меня... Я одна против всех в этом безумном океане жизни...
   - Кажется, ее опять понесло, - шепнула Фю на ухо Амону.
   - Врезать ей еще раз? - предложил тот.
   - Но нет! - голос Намиги стал неожиданно решительным. - Им не сломить меня! Я еще жива и умирать не собираюсь! Я найду того, кто ответственен за все это, и заставлю его заплатить! Но это делать надо аккуратно, чтобы не вызвать подозрений. Пусть думают, что я мертва. Решено! Надо идти в какую-нибудь деревню, затеряться среди обычных жителей и все потихоньку выяснить.
   - Да, замечательный план! Вся в грязи и болотной тине, ты легко смешаешься с толпой обывателей, - съязвил Амон.
   Намига осмотрела себя и недовольно поморщилась. Липкая грязь глубоко въелась в одежду.
   - Здесь рядом должна быть чистая вода, - вмешалась Фю. - В кипящих болотах на самом деле много чистой воды, просто надо поискать.
  
   Вода нашлась почти сразу. Это был небольшой пруд, заросший какими-то странными камышами с широкими листьями и почти круглой пушистой головкой. В высоту растения достигали двух с половиной метров.
   - Ух, что ж так воняет то? - наморщил нос Амон.
   - От тебя не лучше, - подколола его Намига.
   - Ну ладно, хватит вам, идите мойтесь уже! - рассердилась Фю.
   - Мальчики налево, девочки направо, - скомандовала Намига. - И только попробуй подглядывать!
   - Ха, очень нужно! По мне бы лучше тебя вообще не видеть, - Амон углубился в камыши в назначенном ему направлении.
   Вода оказалась чистой и горячей. Засохшая грязь легко отмывалась с мантикорового меха сапог Намиги и ткани ее спецкостюма. Амону пришлось бы долго возиться, чтобы добиться таких же результатов с его обычными джинсами и курткой, но он вскоре решил, что и так сойдет. "Не на парад же идем".
   На горячих каменных глыбах одежда сохла как на батарее центрального отопления, и уже через пару часов путники были готовы выдвигаться.
  
  ***
  
   Белогорния. Самая обычная горная деревушка с дешевыми забегаловками, всегда подвыпившими фермерами и пустынными пейзажами. Одно из тех мест, где жизнь течет своим чередом, куда новости залетают в самую последнюю очередь, а все события просто обходят стороной. Здешние мужики коротают все свободное время за кружкой пива, женщины перемывают кости друг другу и своим мужикам, а дети просто копошатся в грязи и пыли, нисколько не думая о своем будущем. Ведь у них нет будущего.
   - Захолустье, - одним словом Сенди выразил все свои чувства.
   - А? Что? - встрепенулся Раун, дремавший на сиденье напротив.
   - Нас отправили в полную дыру, - Сенди чуть повысил голос. - Ты только посмотри, у них всего одна улица. Она так и называется - "Главная".
   - Ха, вот отстой! - усмехнулся Раун. Он протяжно зевнул, взъерошил свои и без того непослушные волосы, и только тогда выглянул в окно экипажа. - А вот бабенки у них ничего. Я б вон ту завалил. Вишь, идет... Как тебе, Зан?
   Зан, высокий худощавый парень, сидящий рядом с Сенди, поднял взгляд от книги и строго посмотрел на Рауна сквозь стекла очков.
   - Мы сейчас на важном государственном задании, и я не собираюсь никого "заваливать", кроме предназначенного нам объекта, - Зан привычным движением поправил очки. - И не зови меня "Зан", мое имя Заниэль, понятно?
   - Ой, да ладно тебе, Зан, - отмахнулся Раун. - Мы ведь почти как на отдыхе. Кроме того, задание не государственное, а от Академии Магии.
   - Будь ты хоть немного политически грамотен, ты бы понял, что сейчас это одно и то же, - холодно проговорил Зан.
   - Он прав, - кивнул Сенди. - Наш малолетний король сейчас больше интересуется игрушечными лошадками, чем государственными делами. Всем заправляет верховное правительство во главе с Саманадом. Он же и полноправный директор Академии, совет учителей весь под ним.
   - Много ты знаешь для обычного боевого мага, - хитро прищурился Раун.
   - Сенди без двух минут магистр, - вставил Зан. - А вот тебе с твоим отношением еще лет десять до такого звания служить.
   - Да хватит вам уже, - пресек начавшийся было спор Сенди. - Смотрите, мы уже приехали.
   Экипаж остановился перед какой-то захудалой таверной с жизнерадостным названием "Петушиный рассвет".
   - Убожество, - выдохнул Сенди.
   - Почему... петушиный? - сдавленным голосом проговорил Раун.
   Невзрачное двухэтажное здание таверны напоминало скорее начальную школу в дни летних каникул, чем место проживания отважных искателей приключений, приехавших с далекого юга.
   - Как бы то ни было, эта деревня лежит на пути наиболее вероятного движения уцелевших членов экспедиции, - сообщил Зан. - Поэтому нам придется переночевать здесь, а завтра с утра мы приступим к поискам.
   - И помните, мы должны действовать тихо, - добавил Сенди. - Поменьше болтайте о нашей миссии, местные жители не на нашей стороне.
  
  ***
  
   Это случилось на четвертый день пути. Болота к этому времени уже плавно перешли в холмы, а те в свою очередь превратились в горные склоны. Чем дальше на юг, тем чище становилось небо. Оранжевые огни теперь появлялись все реже, зато по ночам темный Полог закрывал уже больше половины неба.
   - Ты бы хоть сумку помог девушке нести, - взбираться по горным тропам было очень утомительно, и даже мантикоровые сапоги Намиги не спасали ее от усталости. - Тоже мне, мужик называется.
   - Зачем мне твоя сумка? - Амон вяло плелся позади нее.
   - Это твоя сумка!! - тут же вспылила Намига. За последние четыре дня их ссоры и препирательства стали обычным делом.
   - Моя? Так выкини ее, - безразлично ответил Амон.
   - Я не могу ее выкинуть, потому что там могут быть важные документы и артефакты, которые помогут мне докопаться до истины, - сквозь зубы проговорила Намига.
   - Вот и неси тогда, - заключил Амон.
   Только Намига повернулась к нему, чтобы ответить что-то резкое, как Фю, до сих пор тихо сидящая на шапке Амона, одернула ее:
   - Тихо! Я что-то чувствую.
   Фю настороженно осмотрелась. Горные склоны вокруг выглядели все такими же пустынными, но Голос Души предупреждал о чьем-то приближении. Это был не человек, но и не просто животное. Скорее, что-то среднее.
   - Кто-то или что-то приближается, - сказала Фю. - Я не знаю, близко оно или далеко, но кажется...
   - Грроааррр, - ее прервало грозное рычание. Голос слабо напоминал человеческий. - Ххто идееет?
   Из-за поворота появилась долговязая фигура какого-то примата под два метра ростом. Существо было похоже на древнего предка человека, будто сошедшего с картинки в учебнике истории, за исключением того, что одет он был не в шкуры животных, а в лохмотья вполне современной одежды. В правой руке предок держал кусок погнутого рельса.
   - Стой! Бууду бииить, - промычал примат и сделал шаг вперед.
   Намига взвизгнула и бросилась за спину Амона, который продолжал стоять как вкопанный, с интересом разглядывая приближающегося верзилу.
   - Бежим, чего встал?! - Намига потянула его за рукав. Фю заблаговременно взлетела в воздух и наблюдала за происходящим с безопасного расстояния.
   - А? Я не понял, что он сказал... - начал Амон, но примат грубо прервал его резким ударом в челюсть с левой.
  
   Что он делает?! Чего он ждет? Если он умрет, это окно закроется для меня навсегда. Не вздумай умирать, придурок! Но стекло... стекло треснуло. Он потерял сознание, и в стене снова появилась брешь.
   Почему он лежит и не встает?! Надо действовать, иначе этот мутант разнесет ему голову рельсом! Дайте же мне наконец! Пустите меня к штурвалу!
  
   - Вставай же, чего разлегся?! - Намига тормошила Амона, пытаясь оттащить его в сторону.
   Здоровяк приблизился еще на шаг, безобразно ухмыльнулся и поднял рельс над головой. Намига инстинктивно закрыла голову руками, хотя это не могло спасти ее от верной гибели.
   Дальнейшие события развивались с поразительной быстротой. Одним резким движением всего тела Амон отбросил от себя Намигу, а сам откатился в сторону, уклоняясь от удара. Массивный рельс раздробил камни в том месте, где только что была его голова.
   В следующую секунду Амон твердо стоял на ногах. В его глазах светилась холодная решимость. Всем своим видом он отличался от того Амона, каким был минуту назад.
   - Что это? - Фю почувствовала новый поток незнакомой энергии. - Душа? Как будто в его теле снова есть душа. Неужели она вернулась?
   Блеснуло лезвие ножа, словно по волшебству переместившегося из сапога Амона в его ладонь. Примат зарычал и сделал выпад в сторону противника, пытаясь ударить его свободной рукой. Пригнувшись, Амон увернулся от удара и легким движением скользнул под рукой верзилы, пытаясь добраться до его горла. В какую-то секунду их глаза встретились - глаза хищника и жертвы. Только хищником теперь был Амон.
   Распрямившись всем телом, Амон мощным ударом вогнал кинжал в подбородок примата. Лезвие пробило голову насквозь и вышло сквозь затылок. Кровь хлынула в три потока, намачивая шерсть существа и окропляя камни вокруг. Гигант постоял еще секунды две на месте, потом начал медленно крениться назад и в конце концов с глухим ударом рухнул на спину.
   Вслед за ним, закатив глаза, рухнул и Амон.
   - Душа исчезла, - сказала Фю. - Почему она снова ушла?
   Намига сидела на земле, уставившись широко раскрытыми глазами на Амона и труп гиганта. Ее лицо было мертвецки бледным.
   - Намига, только не вздумай и ты свалиться в обморок, - строго сказала Фю. - Я же вас не потащу.
  
  ***
  
   - Эй, Саманад! - голос Мауна эхом разнесся по пустынным коридорам дворца. - Саманад, ты где? Отзовись!
   В свои десять с небольшим лет Маун стал полноправным королем Тибета и всех прилежащих земель. От Разлома на севере и западе до Великой Пустыни на востоке и варварских поселений на Южном полуострове - все это перешло в его владение по наследству от отца, погибшего при странных обстоятельствах.
   Нельзя сказать, чтобы Мауну не нравилась его королевская роль, но все же он находил больше удовольствия в бесцельном шатании по городу, чем в выслушивании бесконечных докладов своих министров. Одним словом, Маун был слишком ленив и рассеян для короля такого большого государства, поэтому на второй день после его коронации было сформировано Верховное Правительство, состоящее из влиятельнейших людей Тибета.
   Возглавил правительство Великий Маг и Ученый в восемнадцатом поколении Саманад. Он же являлся и директором Тибетской Академии Магии, а также по совместительству личным наставником Мауна. В свободное время Саманад занимался научно-магическими исследованиями, результаты которых держались в строжайшей тайне даже от самого короля.
   Вот его-то сейчас и искал юный Маун, чтобы задать ему несколько важных вопросов. Но Саманад не имел обыкновения находиться подолгу в одном месте. Он так и шнырял по дворцу туда-сюда, словно это был его собственный дом.
   - Куда же он запропастился? - вполголоса проговорил Маун, входя в очередную комнату.
   В комнате царил полумрак, но Маун все же решил проверить ее. Ведь Саманад иногда забывал включить свет, а может быть делал это специально. Поговаривали, что он прекрасно видит в темноте.
   Маун бегло осмотрел комнату и уже собирался уходить, как вдруг ощутил на себе чей-то взгляд. Из дальнего и самого темного угла на него смотрели не мигая два больших черных глаза.
   - Кто здесь? - Маун постарался придать голосу побольше уверенности.
   Ответа не последовало. Глаза были человеческими, хотя и со слишком большими черными зрачками.
   - Это ты, Лилани? - Маун знал только одного человека с такими глазами. От взгляда этой девочки его всегда бросало в дрожь, и он старался как можно меньше оставаться с ней наедине.
   - Не смотри на меня, пожалуйста, - проговорил Маун, с трудом сохраняя спокойствие. - Ты меня пугаешь!
   Вряд ли во всем мире найдется хоть один десятилетний мальчишка, который признается девчонке-ровеснице, что боится ее. Но это был особый случай. Взгляд Лилани проникал глубоко в душу, пробуждая там древний животный страх, страх жертвы перед хищником.
   - Я... пожалуй пойду, - Маун сделал шаг назад, потом еще один, потом развернулся к выходу и бросился бежать, но в самых дверях наткнулся на высокого человека в мантии, с посохом и длинными черными волосами.
   - Что случилось, Ваше Величество? - человек подхватил Мауна под руку, удержав его от падения. - Вы чем-то напуганы?
   - А, Саманад, - с облегчением вздохнул Маун. Его сердце все еще учащенно билось, но добродушный тон наставника успокаивал. - Да так, ничего особенного.
   Саманад покачал головой и легким движением посоха зажег стеклянный шар, висевший на потолке. Маун, уже успевший привыкнуть к полумраку, прищурился от яркого света. Глаза Лилани оставались все так же неподвижны, только где-то в глубине зрачков зажглось отражение лампы.
   Со своим черным шарфиком, всегда закрывавшим ее рот и подбородок, с абсолютно симметричными хвостиками темных волос, со всей строго неподвижной позой и вечным гробовым молчанием, Лилани ничем не напоминала обычную человеческую девочку лет десяти.
   - Лилани, я же просил тебя больше не пугать людей во дворце, - Саманад придал голосу чуточку строгости. Глаза девочки дрогнули и уставились прямо в лицо мага. Тот лишь улыбнулся под этим взглядом.
   - Она же ничего не понимает! - страх Мауна теперь перешел в раздражение. - Она даже не слушает, как будто глухая!
   - Пожалуйста, будьте благосклонны, Ваше Величество, - Саманад чуть склонил голову. - Она ведь все-таки моя дочь.
   - Все равно это странно, - нахмурился Маун. - Год назад ее не было. Откуда она вдруг взялась? У тебя ведь даже жены нет.
   - Чудеса в нашем мире случаются сплошь и рядом, - улыбнулся Саманад.
   - Ну ладно, - Маун заглянул в его лицо и понял, что другого ответа ему не дождаться. - Кстати, вот что я хотел тебя спросить. Куда делся мой любимый самоходный экипаж? Его нет уже третий день.
   - Дела! Дела государственной важности, - Саманад изобразил озабоченность. - Мне пришлось срочно делегировать группу боевых магов для устранения конфликта в северных землях. А путь туда, как Вы сами знаете, не близок.
   - Дела... мог бы со мной сначала посоветоваться, все-таки я король, - проворчал Маун. На самом деле ему совершенно не хотелось обсуждать скучные государственные дела, поэтому он решил перевести тему. - Ну хорошо, а големы? Куда ты отправлял военных големов на прошлой неделе? У нас ведь сейчас перемирие с Южным полуостровом.
   - Знаете, у большого государства всегда много врагов, как внешних так и внутренних. Пускай сегодня они молчат и подчиняются нашим законам, но завтра они ударят нам в спину. Есть такая древняя поговорка, еще кажется доразломная. Лучшая защита - это нападение.
   - Ну хорошо, хорошо, - отмахнулся Маун. От всех этих разговорах о политике и внутренних врагах у него начинала болеть голова. - Что-то заболтался я с тобой, меня ведь дела ждут.
   Саманад молча скользнул в сторону, освобождая проход Его Величеству. Как только Маун скрылся за поворотом коридора, лицо Саманада помрачнело, а взгляд стал ледяным.
   - Глупый молокосос, - проговорил он сквозь зубы. - Еще не хватало чтобы он совал свой нос в мои дела. Я распоряжаюсь армией, как хочу, а я хочу, чтобы эти северные лжеученые заткнулись раз и навсегда! Я не оставлю и следа от их древних технологий! Глупцы... они все забыли, что именно эти дьявольские технологии чуть не погубили мир шесть тысяч лет назад. А сейчас они пытаются возродить эти жуткие времена. Технологии должны умереть, магия - это единственная сила, способная существовать в гармонии с миром... Правда ведь, Лилани?
   Девочка не ответила. Она продолжала не мигая смотреть на Саманада.
   - Вот за что я тебя люблю, - улыбнулся Саманад. - Всегда слушаешь и не споришь. Да, без сомнения ты мое лучшее творение за последние годы. Ладно, пошли, у меня еще много дел.
  
  ***
  
   - Проснулся наконец! - раздался голос Фю прямо над ухом Амона. - А мы уж думали бросать тебя.
   Амон открыл глаза. Над ним было чистое синее небо, почти без следов оранжевых огней. Руки и ноги затекли, голова раскалывалась, а во рту словно кошки ночевали.
   - Ну да, проснулся, - промямлил он. - А что тут такого?
   - Что такого? - раздался откуда-то справа возмущенный голос Намиги. - Думаешь легко тащить твою тушу по этим горам?! Да в тебе все семьдесят кило!
   - А зачем ты меня тащишь? И куда? И вообще кто ты такая? - Амон попытался повернуть голову, но резкая боль в шее заставила его передумать.
   Амон почувствовал какое-то движение у себя на лбу, а секунду спустя перед его левым глазом появилось обеспокоенное личико Фю.
   - Ты в порядке? - спросила она.
   - Да, я в порядке. Я всегда в порядке. Я не бываю не в порядке, - Амон смахнул с лица Фю и, с трудом поднявшись на локтях, посмотрел в сторону Намиги. - А, это ты. То-то думаю голос знакомый.
   - Кончай придуриваться! - резко одернула его Намига. - Мы с тобой почти два дня потеряли. Быстро вставай и пойдем!
   - Куда, зачем? - застонал Амон. - Я весь словно тряпка у порога, как будто по мне топтались сапогами. Я хочу отдохнуть. И есть.
   - Нет, ты ничуть не изменился, - отрезала Намига. - Ты все та же размазня.
   - Верно, он такой же как был раньше, - кивнула Фю. - Но тогда, в тот момент... я могу поклясться, что у него была душа!
   - Что? Вы о чем вообще? - Амон перевел взгляд с Намиги на Фю. Обе задумчиво смотрели на него.
   - Ничего не помнишь? - спросила Намига. - Ну и хорошо, меньше хвастать будешь.
   - А ну тебя! - Амон отвернулся и попытался встать. - Или говори нормально, или вообще не говори.
   - Нормально я могу сказать сейчас только одно, - Намига встала и грубым движением помогла Амону подняться. - Нам надо как можно скорее добраться до какой-нибудь деревни, а то мы умрем от голода и жажды.
   - Да, насчет голода это ты верно подметила, - Амон сглотнул. - У тебя есть что-нибудь на примете?
   - Если я правильно все помню, то здесь неподалеку должна быть одна деревушка, - сказала Намига. - Я в ней останавливалась, когда шла за вашей экспедицией. Белогорния, или как ее там.
   - Ну так чего же мы ждем? - Амон выпрямился во весь рост, хрустнув костями.
   - Ну так тебя! - язвительно ответила Намига.
   - Я готов. Пошли уже быстрее, пока я правда не умер от голода.
   Фю хихикнула.
   - Лучший способ заставить Амона что-нибудь делать - это еда.
   - Замолчи! Ничего ты не понимаешь, - нахмурился Амон.
  
  ***
  
   - А, черт, как же я проголодался! - Раун неуклюже бухнулся на стул, задев при этом столик и чуть не расплескав черный кофе Зана. - Эй, девушка! Девушка, вы примете у меня заказ или как?
   К столу подрулила "девушка" лет сорока с уже седеющими волосами, завязанными в небрежный пучок, и выражением глубокого безразличия на лице.
   - Что будете брать? - спросила она безжизненным голосом, смотря при этом куда-то в окно.
   - Мне двойную порцию макианского риса с острым перцем чианаго и жареной печенью теленка акоры, - выпалил Раун название своего любимого блюда.
   Официантка оторвалась от разглядывания пейзажа за окном и с некоторым любопытством взглянула на Рауна.
   - Что-то не так? - Раун вскинул бровь.
   - Такого не держим, - хриплым голосом ответила официантка.
   - Ну надо же, я так и знал! - в досаде воскликнул Раун. - А есть что-нибудь похожее?
   - Белый рис с горчицей и курицей, - ответила официантка, сверившись с меню.
   - Это что, еда такая? - поморщился Раун, но официантка осталась совершенно равнодушной к его колкостям. - Эх, была не была. Дайте две. Ведь голод не тетка, в лес не убежит.
   - Так не говорят, - в полголоса заметил Зан.
   - А ты что будешь, Сенди? - Раун проигнорировал замечание.
   - Спасибо я не голоден, - Сенди отложил бумаги, которые внимательно изучал с самого утра, и посмотрел по сторонам.
   Таверна "Петушиный рассвет" в утреннее время явно не пользовалась популярностью у местных жителей. Единственными посетителями, кроме них самих, были только седой старичок за дальним столиком с тарелкой супа и какой-то растрепанный лодырь-пьяница, с самого утра уже торчащий за стойкой бара.
   - Отлично, - вполголоса проговорил Сенди.
   - Что? - Раун не расслышал, но решил, что обращаются именно к нему.
   - Чем меньше мы мозолим глаза здешним обывателям, тем лучше, - пояснил Сенди. - Вот почему мы выбрали именно это место. На нас даже никто не смотрит.
   - Ну почему же, официантка еще как смотрела на Зана, - усмехнулся Раун. - Чуть дырку в нем не проглядела.
   - А мне показалось, что это она тебе глазки строит, - отпарировал Зан.
   - Да, не спорю, я популярен у девушек, - Раун откинулся на спинку стула. - Но эта не в моем вкусе. Вот если бы здесь была блондинка...
   Раун огляделся, словно ожидая действительно увидеть очаровательную блондинку за своей спиной. Но в таверне по-прежнему не было ни одной примечательной личности. Краснолицый бармен о чем-то спорил с пьяницей, старичок доел свой суп и уже направлялся к выходу.
   Зато выглянув в окно, Раун увидел то, что его действительно заинтересовало. По пустынной улице решительным шагом шла весьма миловидная девушка, чья внешность и одежда никак не вписывались в местный унылый пейзаж. Правда, девушка была не одна, но что такое какой-то неуклюжий, безвкусно одетый паренек по сравнению с ним, важным боевым магом из Тибета! Да он, наверно, вообще ее брат, или кто там еще...
   - Эй, посмотрите кто идет, - заговорщицким тоном проговорил Раун. - Какая ципа!
   - Ты опять про свое, - нахмурился Зан. - Будь хоть немного посерьезнее.
   - Да, нам уже пора приступать к поискам, - строго сказал Сенди. - Доедай свой рис и пойдем.
   - Да нет же, вы только посмотрите как она шагает. А какая серьезная мордашка, - продолжал пускать слюни Раун. - Интересно откуда в такой дыре такая красотка? Вот бы сюда зашла... Смотрите скорее, она как раз напротив окна!
   - Слушай! - повысил голос Зан. - Мы тебе уже говорили, чтобы ты не доставал нас своими бреднями. Если ты и дальше будешь продолжать пытаться сорвать нашу важную миссию...
   - Да погоди ты, она уже напротив двери! Вот сейчас зайдет. Задумалась... ну давай же, смелее. Идет, идет.
   Дверь таверны открылась. Звякнул колокольчик, оповещая хозяев о новом посетителе. Зан нехотя повернул голову, чтобы все-таки взглянуть на предмет нездорового интереса Рауна.
   - Гм, и правда ничего, - задумчиво заключил он. - Похожа на эту... твою бывшую подругу, Сенди. Как ее там звали?
   - Намига!! - Сенди вскочил из-за стола, опрокинув стул. - Что ты здесь делаешь?
   - Что... что я здесь делаю? - Намига на секунду растерялась, но тут же взяла себя в руки. - Это я тебя должна спросить, что ты здесь делаешь?! И что, черт возьми, вообще происходит?
   - Да, что происходит? - вслед за Намигой в дверном проеме появился Амон. - С кем ты тут уже успела поругаться?
   - Это он! - выдохнул Сенди. - Северянин, из той экспедиции.
   - Что? Уже? - Зан тоже вскочил из-за стола.
   - На ловца и зверь бежит, - ухмыльнулся Раун, доставая портативный магический жезл - эксклюзивное оружие личной охраны Его Величества.
   - Так вот значит как?! Так вот значит что!! - вскричала Намига. - А я значит приманка??
   - Мм, вкусно пахнет, - Амон повел носом и сделал шаг в сторону кухни.
   - Арахир! - выпалил Раун, направив жезл в грудь Амону.
   Раздался оглушительный хлопок. Мощным ударом Амона пригвоздило к стене. Намигу взрывной волной швырнуло на пол. Бармена, пьяницу и официантку как ветром сдуло.
   - Ты что творишь? - крикнул Зан. - Кто тебе приказ давал?
   - Он пытался сбежать, - пояснил Раун.
   - Сенди... ублюдок... - Намига с трудом приподнялась на локтях и взглянула Сенди прямо в глаза. - Я еще доберусь до тебя!
   - Извини, но ты сама уже все поняла, - Сенди достал свой жезл. - У меня прямой приказ - убить всех, кто выжил.
   В это время Амон, плавно сползающий по стене на пол, открыл глаза и тоже уставился прямо на Сенди.
   "Эта душа, - Фю, следившая за происходящим из-под потолка, почувствовала мощный поток энергии. - Она снова здесь. И теперь она намного ярче, чем тогда".
   - Убить? Меня? Опять? - твердым голосом проговорил Амон, поднимаясь на ноги. - Не позволю!
   - Миама Кеимар, - четко сказал Сенди, направив жезл на Амона.
   - Нет!! - вскричала Намига.
   Ярко-белый луч Сжигателя Души рассек пространство и ударил точно в грудь Амона. Но тут произошло нечто странное, чего не случалось ни разу за всю историю существования магии. С жалобным звоном луч отразился от Амона, словно от зеркала, и вернулся к своему автору, легко войдя в тело Сенди.
   Портативный жезл выпал из его рук, голубые глаза остекленели, и безжизненное тело рухнуло на грязный пол таверны "Петушиный рассвет". Все произошло в считанные мгновенья, но еще наверно с полминуты после этого все присутствующие не могли прийти в себя.
   Первым шевельнулся Амон. Он взял ближайший стул, занес его над головой и сделал шаг в сторону Рауна.
   - Не уйдешь! - прошипел он. - Ваши игрушки на меня не действуют!.. Вы оба умрете в мучениях!
   Раун осоловелыми глазами уставился на Амона, сделал два шага назад, а потом взвизгнул:
   - Гауфал, - две синие струи, вырвавшись из жезла, окутали его тело, и через секунду растворились вместе с ним в воздухе.
   - Сбежал, - безучастно сказала Намига.
   Зан выхватил свой жезл и тем же образом последовал за товарищем.
   - Стоять! - зарычал Амон. - Куда они?
   - В Тибет, - слабеющим голосом проговорила Намига.
   - А-ха-ха! Крысы позорные, сбежали! - Амон отбросил стул и приблизился к телу Сенди. - Но я получил то, что заслуживаю. Новую жизнь!
   Амон низко склонился над телом Сенди, почти прижался к нему грудью. Внезапно Фю почувствовала мощнейший поток энергии души, ее словно ослепило яркой вспышкой. Амон закричал, словно раздираемый болью изнутри, потом его крик перешел в сдавленное рычание, и наконец оборвался тихим хрипением.
   Откинувшись назад, Амон свалился на пол без сознания. Зато бездыханное тело Сенди вдруг шевельнулось. В голубых глазах снова появился блеск, но уже не тот, что был раньше.
   - Эта душа! - вскрикнула Фю. - Она перешла из Амона в пустое тело! Невероятно!
   "Сенди" моргнул, согнул и разогнул руки в локтях, потом неуверенно сел на полу и осмотрел себя.
   - Живой?... Живой! Я снова жив!! - завопил он во весь голос. - А-ха-ха-ха!! Теперь я вам всем отомщу! Я же говорил, что вернусь! Император снова жив!!
  
  ***
  
   Бесконечное, бескрайнее... и в то же время замкнутое само на себя где-то в конце своей бесконечности пространство души, магии и жизни... вздрогнуло. Потом еще раз. Зазвенело, словно бьющееся стекло, пошло мелкими трещинами. И наконец заколыхалось гулкими волнами, словно отголосками далекого потрясения.
   - Ты чувствуешь это, Ра-ра? - Селиция закрыла глаза, предавшись ощущениям своей души. - Словно кто-то разбил стену мироздания. Должно быть, кто-то очень сильный. Кто бы это мог быть?
   Раинегард, или просто Ра-ра, монстр с мужским телом, но головой и крыльями дракона, заворочался у ног своей хозяйки. Он только что плотно пообедал и был не в настроении доказывать свою преданность.
   - Я слышу... шепот из Мира Проклятых, - продолжала Селиция задумчиво-трагичным голосом гадалки. - Это Даинард, он взывает ко мне. Да... да, мой повелитель!
   Ра-ра хрюкнул и повернулся на другой бок. Ему было не привыкать к странному поведению хозяйки. Для Селиции подобные разговоры с собой или голосами в голове были обычным делом. Кроме того, она увлекалась зельеварением, призывом духов, наложением проклятий, грязными оргиями, массовыми жертвоприношениями и прочей черной магией, свойственной жителям Южного полуострова.
   - Как гласит пророчество, повелитель Проклятых Даинард придет в тот день, когда человек без чувств сможет разбудить чувства в камне, - продолжала Селиция.
   - Нет такого пророчества. Ты его только что выдумала, - не вытерпел Ра-ра.
   - Замолчи. Каждое слово предсказателя теней - уже пророчество, - невозмутимо заявила Селиция.
   Ра-ра пробурчал что-то невнятное и полез за трон. Во всем атаманском шатре не было почти ни одного укромного местечка, где можно было бы спрятаться и побыть одному. На улицу сегодня тоже нельзя - ветер разгулялся и принес жгучую пыль из Великой Пустыни.
   - Где это произошло? - Селиция снова закрыла глаза и надолго задумалась. - На севере. Да, я чувствую, далеко на севере, еще дальше Тибета. Где-то в горах. Мне нужно время, чтобы найти его...
   Селиция встала с трона, запахнула свое красно-черное одеяние, похожее на крылья летучей мыши, и быстрым шагом подошла к большой карте мира на стене. Карта была не совсем обычная - не как та, что висит в кабинетах географии в тибетских школах. На ней содержалось множество старых названий. Например, Южный полуостров был обозначен как Индостан, а где-то совсем далеко на юге, среди пустоши, вырисовывались несколько зеленых участков земли, объединенных общим названием "Драконьи Острова".
   Вдобавок ко всему этому карта изобиловала красными стрелками, изображавшими пути планируемых набегов варварских племен на тибетские земли.
   - Что глаз тени нам сулит? - загадочным голосом произнесла Селиция, коснувшись карты рукой.
   На матовой поверхности стали появляться мутные волны, которые постепенно ставали все четче, образуя ясную картину кругов, расходящихся из одного центра.
   - Здесь, - Селиция ткнула пальцем в точку почти в самом верху карты. - В горах. Прорыв случился недавно, я успею, если полечу как горячий южный ветер, несущий смерть и разрушение!
   Селиция взмахнула руками, расправляя крылья своего одеяния, и через секунду превратилась в облако серого тумана, которое тут же выскользнуло из шатра наружу.
   Ра-ра протяжно зевнул и выполз из-за трона. Хоть немного можно будет отдохнуть от всей этой кутерьмы.
  
  ***
  
   - Что значит провалилась? Вам удалось обнаружить членов экспедиции? - Саманад сидел за своим столом, вперив испытующий взгляд в белого как мел Зана.
   - Д-да, мы нашли одного, - промямлил Зан. - В деревне Белогорния, он сам туда пришел, в таверну...
   - Ну и? Вы убили его? - нетерпеливо спросил Саманад.
   - Не совсем... - замялся Зан. - Сначала Раун оглушил его, потом Сенди пытался убить его...
   - Так, где Сенди? - прервал невнятное бормотание Саманад. - Почему он сам не отчитывается передо мной?
   - Дело в том что... - по лицу Зана побежали струйки холодного пота. - Сенди... как бы... мертв...
   - Что?! - Саманад ударил рукой по столу, подавшись вперед. - Ты шутки шутить со мной вздумал?
   - Никак... н-нет, - дрожащим голосом проговорил Зан. - Это... это...
   - Да говори нормально! Что значит как бы мертв??
   - Ну... все произошло быстро... и неожиданно... - начал Зан. - Я никогда раньше такого не видел. Когда Сенди выстрелил в того северянина Сжигателем Души, луч как будто отразился от него... и ударил обратно в Сенди.
   - Что ты болтаешь?! - закричал Саманад. - Как это отразился обратно? Такого не бывает!
   - Я сам лично видел! - поспешно заверил Зан. - И Раун, он тоже там был и видел все.
   - Где сейчас Раун? - Саманад понизил голос, пытаясь взять себя в руки.
   - Сложно сказать, сэр.
   - Ну ладно. Где тело Сенди? Оружие? - голос Саманада стал спокойным и решительным. - Только не говори, что вы все оставили в той деревушке.
   - Мы... - снова замялся Зан. - Нам... пришлось быстро убираться оттуда, иначе этот северянин убил бы нас.
   - Все ясно, - заключил Саманад. Он задумчиво склонил голову, потер лоб, и через минуту сказал: - Значит так. Северянина я беру на себя. Ты позаботишься об уликах, сейчас не время предавать все огласке. Возьми еще пару боевых магов и возвращайся в Белогорнию. И еще, постарайся все-таки найти Рауна. Приказ ясен?
   - Т-так точно, - неуверенно проговорил Зан.
   - Ладно, выполняй.
   Дождавшись, пока Зан выйдет из комнаты, Саманад поднялся из-за стола и подошел к картине на стене, скрывавшей, как полагается, за собой сейф.
   - Так я и знал, - Саманад вполголоса обратился сам к себе, доставая из сейфа какие-то бумаги. - Они все-таки добрались до Томска... и нашли там древнюю технологию... которая позволяет противостоять магии...
   Саманад спрятал нужные бумаги в своей мантии и закрыл сейф. Выйдя из комнаты, он быстрым шагом направился в восточное крыло дворца.
   - Ну ничего... хотел по-хорошему... по-тихому... забыли и разошлись... а вы вот как, да? - Саманад на ходу бормотал сквозь зубы. - Ну ладно, сами напросились. Но теперь то я уже от вас так просто не отстану. Не хотел, но придется использовать мое секретное грозное оружие. Ну и пускай, пусть покажет, на что способна... Лилани!
   Имя девочки Саманад выкрикнул во весь голос. Не успело эхо разлететься по пустынным коридорам дворца, как неприметная фигурка Лилани выскользнула из темного угла прямо за спиной Саманада.
   - Звали, хозяин? - ее голос оказался мягким и задумчивым.
   - Тише, я же просил не называть меня так, - шикнул Саманад. - Тебя могут услышать и неправильно понять. Иди за мной.
   Саманад шел быстрыми, широкими шагами, но Лилани без труда поспевала за ним. Ее легкие ножки едва касались пола, словно скользя над ним. Пройдя несколько коридоров, Саманад остановился перед глухой стеной и движением посоха открыл в ней потайную дверь.
   Темная крутая лестница привела их в просторное помещение без окон. В противоположной стене было несколько железных дверей с решетками, из-за которых иногда слышались приглушенные стоны и возня. В самом центре помещения стоял большой стол, на котором в тусклом свете единственной лампы можно было разглядеть человеческие останки.
   Открыв металлический шкаф в углу комнаты, Саманад достал оттуда два изогнутых меча, вложенных в специальные двойные ножны, и набор метательных лезвий.
   - Ты должна найти и привести сюда живим вот этого человека, - Саманад протянул Лилани лист бумаги, на котором был изображен Амон. - Всех, кто будет мешать, убей. Все поняла?
   - Да, - кивнула Лилани, привычным движением забрасывая за спину мечи. Метательные лезвия она спрятала куда-то вглубь своего просторного костюма, мельком взглянула на изображение Амона и беззвучно скользнула в темноту.
  
  ***
  
   - Подожди... значит ты не Сенди? - Намига усиленно терла лоб. До нее все еще с трудом доходило происходящее.
   - Да, я никакой не Сенди, - с легким раздражением в голосе ответил высокий голубоглазый блондин, сидящий на полу в таверне "Петушиный рассвет". - Мое имя Геанор, единственный и все еще полноправный властитель империи Грифов!
   - Но почему тогда ты в теле Сенди? - спросила Намига.
   - Не знаю, сначала я был мертв, потом оказался вот в этом парне, - Геанор ткнул пальцем в лежащего на полу без сознания Амона. - Потом попал в это тело. Понятия не имею, как все это произошло.
   - Очевидно, не до конца поглощенная душа Амона вызвала нарушение в системе сообщения мира живых и мертвых, - сказала Фю. - И этот человек, воспользовавшись неполадками, вернулся оттуда, откуда не возвращаются.
   - Да, верно она гово... - повернувшись к Фю, Геанор замер на полуслове. Прищурившись, он несколько секунд всматривался в нее, и вдруг отпрянул назад. - Ч-что это такое??
   - Это? Ты про меня что ли? - Фю удивилась и немного обиделась. - Я не "это", меня Фю зовут.
   - Невероятно! Маленький человечек с крылышками! - глаза Геанора округлились от изумления.
   - Ты что, никогда про сати не слышал? - спросила Намига. - Они почти во всех детских сказках есть. А здесь, на севере, люди часто их встречают.
   - На севере? - Геанор с удивлением посмотрел на Намигу. - Какой это город? Чикаго?
   - Никакой это не город, - пожала плечами Намига. - Это деревня Белогорния, в северных горах.
   Геанор поднялся, стремительным шагом подошел к окну и распахнул его. От чистого горного воздуха у него закружилась голова. Но взглянув вверх, на высокое голубое небо, он чуть не потерял равновесие.
   - Это что? - воскликнул Геанор. - Это какой-то купол или что-то вроде?
   - Да что с тобой? - удивилась Фю. - Ты даже неба никогда не видел?
   - Небо... воздух... земля... трава... - Геанор схватился за голову, лихорадочно соображая. - Я все понял! Я умер и попал в загробный мир. Это наверно Рай?
   - Нет, никакого загробного мира не бывает! - уверенно сказала Фю. - Это мир живых, и он такой один. Ты, должно быть, из какого-то далекого места.
   - Тогда... - Геанор снова задумался, но через пару секунд уже подлетел к Намиге с новым вопросом. - Как ты сказала? Тибет?
   - Да, наша столица Тибет, это на юге отсюда, - пояснила Намига.
   - Я так и думал! - Геанор снова метнулся к окну и посмотрел на небо. - Все сходится, у вас на небе нет солнца! Его никогда не бывает, и всегда светло, так?
   - Ну не всегда, на ночь небо закрывают Пологом, - сказала Намига. - Но он искусственный.
   - Это не важно, - отмахнулся Геанор. - Главное, что я был прав! Это обратная сторона Земли! Мир за Разломом!
   - Мы не за Разломом, - нахмурилась Фю. - Разлом там, на западе и севере, и за ним никого нет.
   - Ха, у нас тоже все думают, что за Разломом пусто, - Геанор потер руки. - Но теперь то я знаю, что это не так. Я всегда знал, что тут кто-то есть. Еще когда мальчишкой в телескоп разглядывал с военного спутника далекие островки в космическом пространстве, я верил, что где-то там остались живые люди.
   - Что? О чем ты говоришь? - в недоумении уставилась на него Намига.
   - Мы, Грифы, храним самую точную историческую информацию, - начал Геанор. - Наши хроники ведутся еще с тех самых пор, когда Земля была целой, а магия только начинала появляться в этом мире. Это было начало двадцать первого века по древнему летоисчислению, или примерно 6140 лет назад. Сначала магия была чем-то вроде развлечения, как безобидные фокусы. Но исследования в этой области позволяли открыть и подчинить человеку все новые силы.
   Со временем самые продвинутые в этой области исследователи объединились и основали в Тибете академию магии. С тех пор их дальнейшие разработки хранились в секрете, что вызывало все большие подозрения у мирового сообщества. Сложно сказать, кто начал войну, но к середине двадцать первого века мир разделился на два лагеря. Чародеи, как они себя называли, объединили вокруг Тибета большую часть Азии. Развитые страны Европы и Америка мобилизовали свои войска, чтобы противостоять им.
   Битва была недолгой. Первая же межконтинентальная ядерная ракета, столкнувшись с магическим барьером где-то над севером Африки, вызвала колоссальный выброс энергии. Земля, тогда еще единая целая сфера, просто разлетелась на осколки.
   Но история нашего Мира, как ни странно, на этом не закончилась. Мощное магическое поле, вероятно вызванное выбросом энергии, окутало осколки планеты, не давая им разлететься по космическому пространству. С тех пор оно каким-то образом удерживает наши островки земли на одном месте, даже сохраняя на них атмосферу.
   Самый большой остров, на котором оставались живые люди, оказался повернутым прямо к солнцу. Его палящие лучи, многократно усиленные магическим полем, за считанные часы выжгли дотла всю поверхность. Выжили только те, кто успел укрыться в подземных городах, построенных еще в первой половине двадцатого века. На данный момент осталось только три города - Вашингтон, Чикаго и Лос-Анджелес.
   Однако не все и по сей день ютятся в этих городах, как подпольные крысы! Мы, Грифы, вольный народ, на своих космических кораблях контролируем все воздушное и безвоздушное пространство от границы магического поля с одной стороны, до самой середины Разлома с другой. Река раскаленной магмы, взвешенной в пространстве, не дает нашим кораблям пересечь Разлом. Так что я первый человек за шесть тысяч лет, который перебрался на другую сторону!
  
   Как только Геанор закончил свой рассказ, в воздухе повисло гробовое молчание. Намига задумчиво морщила лоб. Даже в самых подробных учебниках истории не было такой информации. Фю опустилась на столик и просто смотрела на Геанора. Ее заинтересовал этот странный человек с другой стороны Разлома.
   Вдруг зашевелился Амон. Он молча поднялся, повел носом, и на ватных ногах поплелся на кухню.
   - Как бы там ни было, а нам надо убираться отсюда, - прервала молчание Намига. - Скоро здесь появятся королевские войска, и тогда нам несдобровать.
   - Войска? - Геанор поднял с полу портативный магический жезл, оброненный Сенди. - Это вот с этим то игрушками?
   Жезл королевской охраны был в длину не больше тридцати сантиметров. Его изогнутая рукоять была выполнена из чего-то вроде слоновой кости, а прозрачный кристалл на конце излучал слабое свечение.
   - Дай-ка лучше мне, - опасливо покосилась Намига. - Я умею с таким обращаться.
   - Да пожалуйста, - Геанор протянул девушке жезл. - Такой палочкой разве что мух отгонять. Мне бы что-нибудь посущественнее...
   - В сумке у Амона была какая-то железяка, - Намига махнула рукой в сторону кожаного портфеля, лежащего на полу.
   - Что тебе опять надо? - подал голос из кухни Амон, услышав свое имя.
   - Да ничего, смотри не подавись там, - огрызнулась Намига.
   Геанор, покопавшись в содержимом портфеля, выудил оттуда пистолет.
   - Вот это я понимаю! - с уважением произнес он. - Модель какая-то странная, не знаю такой. Ну да ладно, главное что все на месте.
   В это время из кухни появился Амон с большой кастрюлей, забитой куриными окороками.
   - Вкусная здесь еда, - сообщил он. - Даже вкуснее твоих фруктов, Фю.
   - Они не мои, а сами выросли, - невозмутимо ответила Фю.
   Геанор подозрительно взглянул на Амона, но ничего не сказал. Этот человек казался ему странным, но ведь он сам только что буквально вылез из него.
   Амон, в свою очередь, вовсе не обратил внимания на Геанора и спокойно проследовал к выходу из таверны.
   - Пойду немного прогуляюсь, - просто сказал он.
   - Никуда не уходи, - строго сказала Намига. - Тебе здесь опасно.
   - Ладно, ладно, - отмахнулся Амон и вышел на улицу.
   Геанор проводил его угрюмым взглядом.
   - Что не так с этим парнем? - поинтересовался он.
   - Он просто притягивает к себе неприятности, - пояснила Фю. - Наверно это потому, что у него нет души.
   Геанор хмыкнул и не стал углубляться в подробности. Просто еще раз взглянул через окно на Амона, глупо стоящего на улице с кастрюлей окорочков в руках.
   Амон огляделся по сторонам. Главная улица пустовала. Вероятно, слух о разборках магов в таверне быстро разлетелся по деревушке, и все добропорядочные жители попрятались по своим домам, не забыв запереть двери и окна.
   - Прекрасная погода сегодня, не правда ли? - раздался мечтательный голос над головой Амона.
   - Да, ничего так себе, - согласился Амон.
   - В такой день должно произойти что-то особенное, - продолжал голос. - Как ты думаешь, мальчик мой?
   - Последние дни все время происходит что-то особенное, - Амон повернулся на голос и увидел парящую в воздухе женщину с длинными черными волосами, распустившую полы своего одеяния, словно черно-красные крылья. - Надо же, еще одна летающая женщина!
   - С кем ты там разговариваешь? - поинтересовалась Намига, появляясь в дверях таверны.
   Амон не успел ответить. Летающая женщина выбросила руку вперед, и в грудь Амона больно ударило что-то круглое и твердое, отбросив его на два метра назад. Куриные окорочка разлетелись по улице, а кастрюля с жалобным звоном покатилась вниз по дороге.
   - Амон! Ты в порядке? Кто это сделал? - Намига выскочила на середину улицы, выставив перед собой магический жезл.
   Но летающей дамы уже и след простыл. Только ее злорадный смех огласил окрестности.
   - Что здесь такое? - Геанор выбежал из таверны, держа пистолет наготове. Следом за ним вылетела Фю.
   - Ничего, я в порядке, - сказал Амон и попытался подняться, но тут же схватился за грудь обеими руками. - Больно!
   - Ребро сломал? - предположил Геанор.
   - Нет, я что-то чувствую, - сказала Фю. - Опять начинается.
   То, что "начинается", остальные увидели уже через секунду. С треском порвав куртку Амона, из его спины появились большие перепончатые крылья.
   - Что за чертовщина?! - воскликнул Геанор.
   - Он превращается в демона? - Намига вскинула руку, направив жезл точно на Амона.
   Но Амон ни в кого превращаться не собирался. Он лежал на земле лицом вниз, тихо постанывая от боли. Зато из его спины вслед за крыльями появилась лысая уродливая голова, покрытая слизью. Затем стали видны угловатые плечи и костлявые лапы. Высунувшись наружу по пояс, существо свирепо зашипело.
   - Мать господня! - Геанор смотрел на происходящее широко раскрытыми глазами. - Что за...
   Взмахнув крыльями, существо взвилось в воздух. Сделав еще один рывок, оно вытащило свои ноги из тела Амона, с силой отшвырнув последнего в сторону.
   - Как ты смеешь так с ним обращаться?! - вскричала Намига. - Сагат Яван!
   Луч света прошелся по телу монстра, но оставил на нем лишь легкую царапину. Существо зарычало и поднялось выше, готовясь к броску.
   - Он сопротивляется магии, - воскликнула Намига. - Мои выстрелы его не берут!
   - Ну-ка дай я попробуй, - Геанор отпихнул Намигу в сторону и почти не целясь выстрелил в голову чудовища.
   Монстр яростно заревел и схватился за правый глаз. Вытянув вперед когтистую лапу, он стремительно спикировал на Геанора, но не успел даже поцарапать его. Грянуло еще два выстрела, и существо с хрипением рухнуло на землю.
   - Это был не Даинард, - заключила Селиция, наблюдавшая за происходящим с безопасного расстояния. - Но ничего, врата миров теперь открыты, и повелитель Проклятых сам явится сюда в день, обозначенный пророчеством.
   - Что это была за гадость? - Геанор с отвращением пнул мокрое голое тело мертвого существа. - И почему она вылезла из Амона?
   - Я и сама бы хотела знать, - задумчиво проговорила Фю.
   - Амон, ты живой? - Намига склонилась над его распростертым телом.
   Амон заворочался, что-то невнятно пробормотал в ответ и закрыл голову руками.
   - Ну надо же! - воскликнула Фю. - Он опять спит.
  
  Глава 3: Ночной экспресс
  
   Геанор стоял перед зеркалом в уборной таверны "Петушиный рассвет" и разглядывал свое отражение. Длинные волнистые волосы песчаного цвета. Красивые ярко-голубые глаза под тонкими бровями. Правильные и четкие черты лица. Сенди.
   - Милая мордашка, как у девчонки - процедил сквозь зубы Геанор.
   Собрав волосы в пучок, он поднес острый кухонный нож к самым их корням.
   - Стой! Что ты делаешь? - Намига неожиданно появилась за его спиной.
   - Меняю прическу, - буркнул Геанор, но все же остановился на секунду. - А вот ты что делаешь в мужском туалете?
   - Стой!! - опять крикнула Намига, схватившись за руку с ножом. - Тебе больше идет с длинными.
   - Не мой стиль, - Геанор через зеркало посмотрел в глаза Намиге. - Послушай, тот парень уже мертв, и поделом ему. Забудь.
   - Дело не в нем... просто... - Намига отвела взгляд в сторону и на мгновение задумалась. - Маскировка! Да, точно, это отличная маскировка. Сейчас ты выглядишь точно как Сенди, мы можем это использовать.
   Геанор опустил нож и еще раз посмотрел на себя в зеркало. Играть чужую роль? Прятаться, словно мышь, боясь показать свою истинную натуру? Он к этому не привык. Но у врага явное численное и тактическое преимущество, а умирать еще раз Геанор не собирался. Нет, он не упустит свой шанс, он отомстит во что бы то ни стало. Край его губ дрогнул, изображая что-то вроде безразличной улыбки.
   - Да-да, именно так он улыбается! - закивала головой Намига. - Вернее, улыбался.
   - Что ты собираешься делать? - серьезно спросил Геанор.
   - Первым делом мы должны убраться подальше от этого места, - еще серьезнее сказала Намига. - А затем я собираюсь осторожно разведать обстановку. Тут то нам и пригодится твоя... внешность.
   - Хорошо, я согласен, - кивнул Геанор, поразмыслив пару секунд. - Я помогу тебя, а ты поможешь мне. Я ведь новичок в вашем мире.
  
   Амона разбудили голоса. Они звучали издалека и как будто из-за стены. Голоса что-то горячо обсуждали. Но был еще один голос, он звучал совсем рядом, он настойчиво звал его по имени:
   - Амон... Амон! Как ты себя чувствуешь?
   Как он себя чувствует? Как он может себя чувствовать?!
   - Никак не чувствую, - откровенно ответил Амон. - Как будто у меня совсем нет тела.
   - Нет тела, нет души. Так что же, по-твоему, осталось? - хмыкнула Фю. Теперь он узнал ее насмешливый тон.
   - Боль, - Амон ответил почему-то раньше, чем почувствовал ее. Боль появилась в груди и начала плавно растекаться по всему телу. Руки, ноги, голова - он наконец-то почувствовал их, но это чувство не принесло ему радости. Все тело словно горело в адском пламени.
   - Что, все так плохо? - обеспокоенный голос Фю звучал над правым ухом. - Попробуй встать.
   Амон открыл глаза. Темная пелена сменилась какой-то мутной мешаниной.
   - Зачем? - безучастным голосом спросил Амон.
   - Нам надо идти, - пояснила Фю. - Намига и Геанор решили, что надо поскорее убираться из этого места, и тебе...
   - Пусть идут, - все так же безучастно проговорил Амон. - Пусть идут без меня. Я не хочу вставать. Все, что происходило со мной последние дни, все это словно в тумане. Я почти ничего не помню и окончательно запутался. Зачем все это? Как только я поднимаюсь на ноги, меня тут же бросает обратно во тьму. Что им всем от меня нужно? Кто я такой?.. Мне уже не важно...
   Амон замолчал и снова закрыл глаза. Фю застыла в недоумении, уставившись на него. "Что это? Отчаянье? Но откуда? Он не может чувствовать что-то подобное без души. Или я ошибаюсь? Если только..."
   - Амон, то что ты сказал, - осторожно начала Фю, - ты на самом деле это чувствуешь?
   - Нет.
   - Что?! - воскликнула Фю. - Тогда зачем же ты это сказал?
   - Что-то внутри мне подсказывает, что дальше будет только хуже, - все так же отрешенно проговорил Амон.
   - Внутри? - Фю на минуту задумалась, потом серьезно сказала: - Не знаю, кто там у тебя внутри, но тебе определенно не стоит его слушать. Если ты будешь так же лежать, прислушиваясь к голосам внутри, то они тебе много глупостей наговорят. Одной жалостью к себе проблему не решить!
   - Легко тебе говорить! - отрезал Амон. - Из тебя не лезет всякая дрянь.
   - Да, тут ты, конечно, прав, - Фю ободряюще похлопала его ручонкой по плечу. - Но вспомни, кто был с тобой все это время. Я, Намига, а потом и Геанор - все мы выручали тебя в трудную минуту. Это потому, что мы хотим помочь. Ты не должен забывать, кто твои настоящие друзья, и побольше слушать их, а не голоса в голове.
   Фю остановилась и попыталась проследить за реакцией Амона. Он снова открыл глаза и молча смотрел в потолок.
   - Ну же, вставай, пойдем, - сказала Фю таким тоном, каким уговаривают пятилетнего ребенка сделать прививку. - Вот увидишь, все будет хорошо. Мы позаботимся о том, чтобы на тебя больше никто не напал.
   - Боль проходит, - вдруг сказал Амон. Он подвигал правой рукой, затем левой. - Я снова чувствую свое тело.
   Ухватившись за ножку стола, Амон с трудом сел и немного наклонился вперед.
   - Я снова его чувствую. Кстати, что ты там говорила, я задумался и прослушал.
   - Эм... ничего, забудь, - отмахнулась Фю.
   - Я, кажется, опять хочу есть, - задумчиво проговорил Амон.
   - Вот это другое дело, узнаю старину Амона! - улыбнулась Фю. - Пошли посмотрим на кухне, там наверняка что-нибудь есть.
  
   - Смотри, уже собираются, - Геанор указал на кучку зевак, боязливо толпящихся на углу улицы. - Наверняка что-то задумали.
   - Это местные, - успокоила его Намига. - Они никогда не лезут в такие дела.
   - А куда мы собрались? - спросил Амон, дожевав кусок лепешки. - Опять далеко идти?
   - Нет, мы возьмем самоходный экипаж, - пояснила Намига. - Я заметила его, когда мы еще шли сюда.
   За углом таверны действительно оказалась какая-то конструкция на колесах, напоминающая позолоченную карету. Тонированные стекла полностью закрывали салон экипажа от сторонних наблюдателей.
   - Ого! Роскошная тачка, - воскликнул Геанор.
   - Это не тачка, это самоходный экипаж, - поправила его Намига.
   - Самоходный экипаж это и есть тачка, - отпарировал Геанор. - Уж поверь мне, я в этом разбираюсь.
   - Да пусть хоть телега, - нетерпеливо отмахнулась Намига. - Главное чтобы ехала быстро. Садитесь уже, мы и так заболтались.
   Амон не заставил себя уговаривать. Он распахнул дверцу и сразу вскочил на место рулевого.
   - Я за рулем, - заявил он.
   - Нет, ты не за рулем! - Намига опять начала раздражаться. - Ты даже не умеешь им управлять.
   - Еще как умею, - важно сказал Амон. - У нас на севере полно таких... тачек.
   - Ну не важно, все равно ты не знаешь куда ехать. Подвинься, - Намига спихнула его на соседнее сиденье и сама заняла место рулевого.
   - Тоже мне, друзья, - проворчал Амон вполголоса, так что его услышала только Фю, сидящая на его шапке.
   Геанор забрался в салон последним и захлопнул за собой дверцу.
   - А как мы заведем эту штуковину? - поинтересовался он. - У тебя ключи то есть?
   - Есть, - Намига достала портативный жезл королевской охраны. - Это очень полезная вещь, ключ почти от всех дверей.
   Она прикоснулась жезлом к верхушке рычага управления, и тот засиял зеленым светом. Из-под пола донеслось слабое жужжание.
   - Интересно, на чем это машина работает? - Геанор поерзал на сиденье и недоверчиво осмотрел салон.
   - На магии, разумеется, - Намига легко коснулась рычага, и экипаж начал плавное движение.
   Осторожно вырулив на главную улицу задним ходом, Намига развернула экипаж. Зеваки, которых уже набралась порядочная толпа, бросились врассыпную. Намига подвинула рычаг вперед, прибавляя машине скорости.
   - Надо только выехать из деревни, после этого можно задать конечный пункт назначения, и экипаж сам доедет туда, - объяснила Намига, сосредоточенно следя за дорогой. Это был ее всего лишь третий раз на месте рулевого, но теорию она знала хорошо.
   - А кстати, куда мы едем? - поинтересовался Амон.
   - На станцию Северная, - ответила Намига. - Там мы сядем на поезд.
  
  ***
  
   - Скорый поезд, следующий по направлению Тибет - станция Северная, прибывает через тридцать минут, - мелодичный голос диспетчера разнесся над всем поселком.
   Этот поезд прибывает каждый день в одно и то же время, а через час, на закате, отправляется обратно. За сутки, следуя почти без остановок, экспресс покрывает расстояние от станции Северная до Тибета и обратно. И хотя это повторяется изо дня в день на протяжении многих лет, прибытие поезда все еще остается единственным важным событием в жизни этого поселка.
   Несколько скромных гостиниц, продуктовые магазинчики, дешевые забегаловки, почтовое отделение и, разумеется, железнодорожный вокзал - вот и весь поселок. Местных жителей почти нет - только техперсонал станции и работники сферы обслуживания. Основную часть населения составляли приезжие, такие как жители близлежащих деревень, коротающие время в ожидании поезда, или гости с юга, еще не решившие, в какой безлюдный уголок северных земель им лучше отправиться.
   В этой серой массе людей, слоняющихся туда-сюда без дела, Лилани сразу выделила позолоченный самоходный экипаж, прибывший с северо-запада. С ее позиции на крыше самого высокого здания весь поселок был виден как на ладони. Экипаж остановился во дворе какого-то ветхого дома на самом краю поселка.
   "Цель может быть среди них... надо проверить".
   Лилани без колебаний спрыгнула с крыши вниз и, пролетев шесть этажей, легко приземлилась на ноги, почти не оставив следов на мягкой почве. Тихо скользя в тени зданий и деревьев, она за две минуты пересекла половину поселка и оказалась на углу того самого двора, в котором только что остановился экипаж.
   Люди, вышедшие из экипажа, все еще стояли рядом и что-то обсуждали.
   - Зачем мы здесь остановились? - спросил человек в кожаной куртке и дурацкой шляпе. - Это же какие-то трущобы.
   "Это он! Цель обнаружена".
   - Чтобы не привлекать внимания местных жителей, - нехотя пояснила девушка в зеленом плаще и с портативным жезлом в руке. - Вряд ли нас здесь ждут так скоро, но лучше перестраховаться.
   "Это та девушка, которая ему помогает. Надо будет ее убрать".
   - Я почувствую, если за нами будет кто-то следить, - раздался голос откуда-то с шапки первого человека.
   "Что это? Сати? Почему с ними сати? Не важно, если она все еще меня не чувствует, то это не помеха".
   - Ну ладно, хватит разговоров. Если мы будем топтаться здесь, то обязательно привлечем внимание, - сказал высокий человек с длинными светлыми волосами.
   "Я его знаю. Он друг Хозяина. Но почему он с ними? Может, они захватили его в плен?.. Не похоже, чтобы он шел против своей воли. А может, он предатель?.. Нельзя сказать наверняка, надо проверить. Если я убью девушку, сразу станет ясно, на чьей он стороне".
   Тем временем трое людей и сати вышли со двора на довольно оживленную улицу. Нельзя сказать, чтобы Лилани боялась атаковать врага на глазах у местных обывателей, но если начнется паника, то ситуация может совсем запутаться. Спешить было некуда, тем более что цель вместе с окружением спокойно двигалась по самому предсказуемому маршруту - прямо к вокзалу. Путь туда был только один, и на этом пути Лилани знала отличное место для засады.
  
   "Что-то здесь не так, - Фю насторожилась и посмотрела по сторонам. - В этом заброшенном парке слишком тихо и безлюдно. Почему здесь никто не ходит? Может нам тоже стоило пойти другой дорогой?"
   Теперь, когда рядом не было посторонних людей, Фю почувствовала в воздухе тревожную напряженность. Как будто какой-то недоброжелатель был совсем рядом. Сосредоточившись на внутреннем Голосе Души, Фю попробовала вычислить источник негативной атмосферы.
   "Это душа Намиги... чистая и теплая... даже горячая. Это душа Геанора... пылает, словно только что из печки... А это что? Как будто какой-то камень... холодная и твердая душа... но это точно не Амон, это где-то сзади и справа..."
   - Опасность! - вдруг воскликнула Фю во весь голос.
   В ту же секунду раздался свист рассекаемого воздуха, и острое лезвие пронеслось со скоростью пули в направлении головы Намиги. С реакцией, на которую способен только Император Грифов, Геанор бросился наперерез снаряду. Словно горячий нож в масло, лезвие почти целиком вошло в его правое плечо, со скрежетом зацепив кость.
   - Черт, - выругался Геанор, перекладывая уже готовый к бою пистолет в левую руку. С такой раной целиться было бы сложно.
   - Мезар! - выкрикнула заклинание Намига, подняв жезл над головой. Иногда она умела быстро соображать в критической ситуации.
   С виду как будто ничего не произошло, разве что воздух вокруг слегка колыхнулся... но следующие два лезвия, брошенные точно в горло Геанору, слегка отклонились от своей траектории и воткнулись в ствол дерева прямо за его спиной.
   А вот ответный выстрел Геанора попал точно в цель. Что-то маленькое и темное свалилось с дерева прямо в кусты в двадцати шагах от них. Геанор в три прыжка преодолел это расстояние и уже направил дуло пистолета, чтобы контрольным выстрелом добить врага, но к своему великому изумлению никого не обнаружил.
   - Эй, куда он делся? - в досаде воскликнул Геанор. - Как сквозь землю провалился.
   Он огляделся вокруг, пытаясь найти следы убежавшего противника, но его внимание привлекли только пятна крови на траве.
   - По крайней мере, я его ранил, - пробормотал Геанор, наблюдая, как багровые капли лениво падают с травинок на землю. - Жаль только, что кровавый след никуда не ведет. Похоже, этот парень профессионал.
   - Кто это был? - подал голос Амон.
   - Не знаю, какой-то ниндзя, - нехотя ответила Намига. - Эй, Геанор! Ты заметил, что ты тоже ранен?
   - Ах, это... - Геанор, даже не поморщившись, резким движением выдернул лезвие из плеча и зажал рану рукой. - Пустяки, бывало и хуже.
   - Погоди, этим жезлом можно лечить, - Намига отняла руку Геанора от раны и склонилась над его плечом, сосредоточенно шепча какой-то заговор.
   - Я думаю из этих двоих вышла бы отличная пара, - тихо проговорила Фю на ухо Амону.
   Тот, недоверчиво прищурившись, посмотрел на нее.
   - Э... в плане боя, я хочу сказать, - добавила Фю. - Сила оружия и магии... замечательное сочетание, ты не находишь? С ними нам никто не страшен.
   - Вот и все, теперь рана быстро заживет, - Намига закончила оказание первой помощи тем, что наложила повязку.
   - И правда, теперь даже не болит, - удивился Геанор. - Спасибо.
   - Не за что, - Намига немного смутилась. - Ты ведь поранился, когда спасал меня.
   - Это того стоило, - Геанор слегка усмехнулся. - Твоя волшебная палочка действительно может быть полезной.
   - А, ну это воздушная защита, магия четвертого уровня, - Намига мельком взглянула в голубые глаза Геанора.
   "Те же глаза... Но смотрят совсем не так, как у Сенди".
  
   "Враг... он защищает ее, значит он тоже враг. А эта маленькая сати все-таки почувствовала меня. Они все мне мешают, значит я должна их убить. Но я не могу одна с ними справиться".
   Лилани отняла окровавленную ладонь от груди и посмотрела на рану. Пуля прошла насквозь, задев легкое и сломав пару ребер. Дышать было больно и трудно, но рана уже начинала заживать на глазах. Не пройдет и двух дней, как от нее не останется и следа.
   "Хозяин приказал мне доставить этого человека живым. Я должна выполнить приказ, чего бы мне это не стоило. Все остальное не важно..."
   Лилани поднялась на ноги и осторожно выглянула из укрытия. Двор был почти пуст, только две старушки на скамейке лузгали семечки, оживленно о чем-то беседуя. Выбравшись наружу, Лилани беззвучно скользнула в тень деревьев. К ее счастью, в поселке было много зеленых насаждений, в которых так удобно прятаться. Она легко могла добраться до вокзала, оставаясь незамеченной. А попадаться местным жителям на глаза Лилани сейчас совсем не хотела - маленькая девочка с пулевым ранением в грудь может вызвать много ненужных вопросов.
   "Надо выждать момент. Рано или поздно они потеряют бдительность. И тогда я буду рядом... буду ждать".
  
  ***
  
   - Скорый поезд, следующий по направлению станция Северная - Тибет, отбывает через тридцать минут, - все тот же мелодичный голос, льющийся из динамиков, наполнил здание вокзала.
   - Отлично, еще успеем купить билеты, - Намига с входа сразу направилась к кассам, но вдруг замерла на полпути. - Вот дьявол! Деньги то остались в сумке... которая сейчас где-то далеко, за сотни километров отсюда...
   - Я пас. У меня только мелочь, - Амон повернулся к Геанору.
   - Деньги, говорите? - Геанор немного пошарил по карманам и выудил на свет толстый кожаный бумажник. - Вот, у меня что-то есть.
   - Ого, здорово! - восхитилась Намига. - Бумажник королевской охраны. С магической защитой от кражи. Его может взять в руки только законный владелец.
   - Ну раз это тело теперь мое, значит и владелец я, - Геанор открыл бумажник и пошелестел стопкой купюр. - Не знаю, какой у вас курс валюты, но выглядит солидно.
   - Да, неплохо, - Намига задумчиво потерла подбородок. - Интересно, кто его так снабдил? Он ведь даже не числился в королевской охране.
   - Не время думать об этом, - подала голос Фю. - Поезд сейчас уйдет.
   - А, точно, - опомнилась Намига и, выхватив из стопки одну купюру, поспешила к кассе. - Три билета до Заозерного, пожалуйста.
   - Эй, ты никого не забыла? - Фю недовольно сложила руки на груди.
   - Тише, - шикнул на нее Амон. - Поедешь зайцем.
   - Не хочу я зайцем! - возмутилась Фю. - Я тоже свободный гражданин.
   - Никакой ты не гражданин, у тебя даже карманов нет, чтобы билет хранить, - Амон ткнул пальцем в животик Фю как бы в подтверждение своих слов. - Скажи лучше, Намига, зачем нам в Заозерное?
   - Это самая первая остановка на пути следования, - пояснила Намига, аккуратно складывая билеты и сдачу в бумажник Геанора. - Чем ближе мы будем подъезжать к Тибету, тем сложнее нам будет оставаться незамеченными. Пока наши враги не успели задействовать свои основные силы, нам могут угрожать только отдельные разведчики, вроде того ниндзя. Но, без сомнения, на одной из станций нас будут поджидать более серьезные противники, возможно они уже ждут нас в Заозерном. Поэтому я планирую покинуть поезд немного не доезжая станции.
   - Да-да, замечательный план, - закивал головой Амон. - Но я хотел узнать, зачем нам вообще ехать в ту сторону, если там все наши враги?
   - Там мы сможем начать наше расследование, - с ноткой раздражения в голосе ответила Намига. - Не хочешь же ты оставить все как есть? Убежать, спрятаться подальше и трусливо дрожать, ожидая, пока они сами не найдут тебя? Ну нет, это не для меня!
   - Хорошо сказано, барышня, - усмехнулся Геанор. - Только давайте, наконец, поторопимся. Поезд ждать не будет.
  
  ***
  
   - Чур я у окна! - Амон первым заскочил в купе и сразу же занял место за столиком.
   - Да пожалуйста, - Намига не стала возражать и села за столик с другой стороны.
   - Он как ребенок, - тихо сказал ей Геанор, садясь рядом.
   Голос проводницы оповестил пассажиров о скором отбытии поезда. Словно эхом снаружи отозвался диспетчер, призывая поторопиться с посадкой. Из окна было видно, как замешкавшиеся пассажиры бегут от здания вокзала к поезду, неуклюже волоча на себе огромные тюки с поклажей. В основном это были торговцы, совершающие свой обычный коммерческий рейс.
   - Не похоже, чтобы за нами следили, - задумчиво отметила Намига. - Как будто никому нет до нас дела.
   - Значит никого, кроме того ниндзя, и не было, - сказал Геанор. - Если даже он, несмотря на ранение, попытается преследовать нас в поезде, то у него все равно нет шансов. Здесь слишком мало места, чтобы маневрировать, и слишком людно, чтобы долго прятаться.
   - А ты, вижу, разбираешься в таких вещах, - уважительно заметила Намига.
   - Правитель воинственной империи должен быть образован в плане тактики и техники ведения боя, - Геанор на секунду прикрыл глаза, словно что-то вспоминая. - Я держу оружие в руках с пяти лет, и оно никогда меня не подводило. Будь то обычные перестрелки, подрывные операции или ликвидация конкретной цели - я всегда оказывался чуть быстрее, хитрее и удачливее противника... Всегда, кроме одного случая...
   "Осторожно, двери закрываются" - отчетливо произнес голос из динамиков. Спустя секунду донеслось шипение пневматики, сдвигающей створки дверей. Локомотив тронулся, и словно волна прокатилась по составу, заставляя вагоны двигаться друг за другом.
   - Одного случая? - Намига с интересом посмотрела на Геанора. - Это про то, как ты умер?
   - Да, - Геанор нахмурился. - Это про то, как я умер.
   - А как это - умирать? - вдруг спросил Амон. - Больно? Страшно? Может интересно?
   - Я точно не хочу об этом говорить! - грубо ответил Геанор. От воспоминаний о смерти у него все еще холодело в груди.
   - Да и незачем, - подхватила Фю. - Тебе, Амон, это не грозит.
   - То есть как? - удивился Амон. - Я, что ли, бессмертный?
   - Нет, скорее уже мертвый, - ответила Фю и почему-то отвернулась.
   - Или выражайся яснее, или я вообще перестану тебя слушать, - сердито ответил Амон.
   - Геанор, расскажи хотя бы как это произошло? - пресекла на корню разгорающуюся ссору Намига. - В вашем мире люди тоже все время воюют друг с другом?
   - О да, и еще как! - оживился Геанор. - Наш мир не существует без войны. Вражда длится тысячи лет, и имена тех, кто ее начал, уже давно забыты. Я знаю только то, что сразу же после катастрофы наши остатки человечества разделились на две основные силы - тех, кто заранее укрылся в подземных городах и тех, кто спасся на одном из нескольких военных космических кораблей, устойчивых к смертельному излучению солнца.
   Сначала эти два лагеря сотрудничали друг с другом, ведь это было необходимо для выживания. Мы снабжали города необходимыми материалами, собирая их среди мегатонн космического мусора. Они же не давали нам умереть от голода и помогали строить новые корабли.
   Но, как известно, вольный Гриф и подпольная Крыса никогда не смогут ужиться вместе. Разногласия возникли постепенно, и чем более независимой становилась каждая сторона, тем меньше было ее желание сотрудничать с другой. Они хотели запереться в своих городах и построить там маленький мирок, похожий на нашу прошлую жизнь. Мы же мечтали когда-нибудь найти новое место для жизни, может быть даже прорваться сквозь барьер и покинуть навсегда эту планету, отжившую свое.
   Время шло, подземные города развивались и обстраивались, приспосабливались к новым условиям. Они изобрели новые виды топлива и новые источники ресурсов, научились существовать внутри совей замкнутой системы. И как только мы стали им не нужны, они объявили нам торговое эмбарго.
   Но мы были готовы к такому повороту дел. Мы не только сохранили все доразломные технологии, но и значительно усовершенствовали их. Наши новые корабли были гораздо вместительнее и могли автономно поддерживать жизнеобеспечение длительное время. Самые громадные корабли мы называли космическими базами.
   Мы все реже общались с ними. Постепенно забылись те времена, когда все мы были братьями, борющимися за существование в этом жестоком мире. Наши культуры, наши мысли, даже наша внешность стали разными. Мы называли себя вольными Грифами, а их - подпольными Крысами. Они называли себя Земным Правительством, а нас - Мусорщиками и Пиратами.
   Потом началась война. Ее развязал кто-то из наших, напав на мирный транспорт, но это уже не имело значения. Обе стороны давно были готовы к бою. Но наземных сил Грифов было недостаточно, чтобы успешно штурмовать целый город, а космический флот Крыс был разгромлен в первой же битве.
   Война приобрела оборонительный характер. На протяжении тысяч лет обеими сторонами предпринимались попытки уничтожить врага, но как крыса не может летать, так и гриф не умеет рыть норы. Все изменилось примерно тысячу лет назад. Отдельные банды Грифов, лишенные возможности часто общаться, стали постепенно отдаляться друг от друга. Но вы сами знаете, чем грозит разобщенность на войне.
   И вот, в 5389 году по постразломному летоисчислению, чтобы Грифов не перебили поодиночке, мы решили создать одну великую Космическую Империю. После кровопролитных междоусобиц, подавляющим большинством голосов была избрана одна древняя династия, и ее глава стал Императором Грифов... Это был мой предок.
  
   - Ага, понимаю, у нас тут тоже династия королей, - вставил Амон. - Ты получил власть просто по наследству, а теперь трон достанется...
   - Нет! - неожиданно рявкнул Геанор. - Не знаю! У меня нет детей. Наследником трона является мой младший брат, но я ведь, черт подери, еще не умер!
   - Для них ты мертв, - с важным видом заключил Амон. - Ты же сам говорил, что проиграл какой-то там бой или что там...
   - Замолчи! - Геанор с размаху врезал по столу кулаком, отчего в купе задрожали стекла. - Меня предали! Свои же воины. Они стреляли в спину, хотя я им доверял. Голову даю на отсечение, что это дело рук моего брата! Этот подонок давно метил на трон.
   - Амон, зачем ты влез? - не выдержала наконец Намига. - Мне интересно, что было дальше с Империей Грифов.
   - Да к черту ее! Теперь уже не важно. Все, во что я вложил свою жизнь, свою душу... Теперь рассыплется в прах, если к власти придет этот самонадеянный придурок, мой брат, - вдруг Геанор резко поднялся и распахнул дверь. - Пойду покурю.
   - Постой, у Сенди нет сигарет, - крикнула было ему вслед Намига, но дверь за спиной Геанора уже захлопнулась. - Он не курил...
   - Ничего, стрельнет у кого-нибудь, - отмахнулся Амон.
   - Амон, ты дурак, - нахмурилась Намига. - Любой разговор умеешь испортить.
   - Да что тебе за интерес до этих империй и все такое? - пожал плечами Амон. - Вон лучше в окно посмотри. Мы сейчас как раз поля проезжаем.
   В свете тонкой полоски неба на горизонте, до которого не доставал ночной Полог, бескрайние рисовые поля сверкали какими-то таинственными огнями. Тут и там виднелись темные силуэты одиноких хижин, похожих на большие стога сена. Кое-где можно было заметить отблеск огня на воде. Это крестьяне, не успевшие домой до темноты, и решившие переночевать в открытом поле.
   Вдруг дверь распахнулась и на пороге появился Геанор. Теперь он был мрачнее тучи, а на правой руке, сжатой в кулак, видны были пятна крови.
   - Я всего лишь попросил закурить, а они набычились, - прокомментировал он.
   - Наверно, не у тех просил, - с видом знатока заявил Амон. - Ты посмотри на себя, в таком прикиде ты похож на...
   - Амон! - перебила его Намига. Она совсем недавно с трудом спасла из-под ножа прекрасные волосы Геанора, а теперь этот бездушный чурбан одним неосторожным словом может все испортить.
   Геанор гневно взглянул на Амона, но вместо того, чтобы что-то ответить, он скинул плащ, прикрывавший забинтованную рану и разорванный рукав, потом, особо не церемонясь, сорвал с себя черную шелковую рубашку с золотыми нашивками, оставшись в одном жилете на голое тело. Разорвав остатки рубашки на куски, он повязал один из них себе на голову вроде банданы.
   - А тебе идет! - восхищенно заметила Фю, с интересом наблюдавшая за всеми этими действиями.
   - Ага, здорово! - Амон поднял большой палец в знак одобрения. - Теперь ты почти похож на настоящего головореза. Только брюки со стрелками все портят.
   Намига пожала плечами и отвернулась. Она ничего не понимала в моде северян.
   - Стой! Еще одна деталь, - Амон покопался в кармане куртки и неожиданно извлек оттуда темные очки.
   - Хм, у нас такие почти никто не носит, - Геанор недоверчиво повертел очки перед носом, но все же решил их надеть.
   - Вот, совсем другое дело! - одобрил Амон. - Теперь осталось еще бороду отпустить, и будешь настоящим байкером.
   - Бороду? - Геанор удивленно вскинул бровь. - У Грифов не растет борода.
   - То есть как это не растет? - не поняла Намига. - Даже у мужчин?
   - Да, у Крыс есть борода, а у Грифов нет, - пояснил Геанор. - Наверно, последствия многовекового солнечного облучения, пускай и ослабленного броней кораблей. У нас и другие отличия во внешности есть...
   - Ну это не важно, сейчас то ты в теле тибетца, а у нас тут у всех растет борода. Даже у южан, наверно, - Амон вопросительно взглянул на Намигу.
   - Я то откуда знаю? - нахмурилась Намига. - Южане вообще на людей не похожи, одни монстры. Мало ли что у них там где растет...
   - Смотрите! - неожиданно Амон ткнул пальцем в окно, указывая на какое-то сверкающее облако вдали. Облако, висящее над землей, казалось живым. Оно словно пульсировало, то сжимаясь почти в одну точку, то раздуваясь на полкилометра в диаметре. При этом оно медленно приближалось к поезду.
   - Ну и что такого? - равнодушно проговорила Намига. - Обычные духи ветра, никогда их танцев не видел что ли?
   - Это никакие не духи, - заметила Фю, - а обычные насекомые, немного глупые.
   Тем временем облако приблизилось к поезду настолько, чтобы можно было увидеть, из чего оно состоит. Гигантские насекомые, похожие на стрекоз со светящимися глазами, с огромной скоростью разлетались в стороны, чтобы потом с разгону устремиться в одну точку и собираться в один живой комок из крыльев и тел, каким-то чудом не ударяясь друг о друга.
   - Это у вас насекомые такие, да? - Геанор задумчиво потер подбородок.
   - Да, вот такие, и вовсе они не глупые, - сказал Амон, прилепляясь носом к стеклу, чтобы получше разглядеть насекомых.
   - Ну конечно, летят всей стаей прямо на поезд и гибнут ни за что, - проворчала Фю. - Сейчас начнется... фейерверк.
   - Зато красиво, - отрезал Амон. - Смотри.
   В этот момент первое насекомое со всего разгону врезалось как раз в их вагон. Раздался треск ломающихся крыльев и конечностей, и спустя мгновение сноп красных искр пронесся мимо окна, оставляя за собой в воздухе яркий след.
   - Ого! А какая скорость у этого поезда? - поинтересовался Геанор.
   - Более трехсот километров в час, - гордо ответил Амон. - Не выживет никто!
   Раздался еще один хлопок, и еще. Яркие светящиеся искры пролетали мимо окна все чаще. Намига достала со второй полки подушку, положила ее под голову и навалилась на стенку.
   - Разбудите, когда будет что-нибудь действительно интересное...
  
  ***
  
   Темно и тихо. Отличное место, чтобы прятаться. Прятаться и ждать. Но чего? Удобного случая? Подкрепления? Или просто следить? Но тут все же не безопасно. Часто слышатся голоса людей, проходящих мимо. Сейчас они умолкли, и поэтому слышен только стук колес. Скучный, надоедливый звук. Некоторые говорят, что он успокаивает. Скорее, усыпляет. Усыпляет бдительность. А спать нельзя. Иначе цель уйдет, и Хозяин расстроится.
   Снова чей-то голос. Женский. Нет, даже старушечий. Приближается сюда.
   - ...а я и говорю, стар ты стал для этой работы... сама-то, что сама-то, тележку катать это тебе не поездом управлять... угробишь нас в один прекрасный день...
   Голос приблизился и перешел в беззлобное ворчание под нос.
   - Эх, старый пень, шел бы на пенсию давно. Глядишь, и я бы может за ним на покой...
   Внезапно дверь распахнулась и в проеме появился силуэт пожилой женщины, одетой в форму проводницы.
   - Тележка... где ж тут моя тележка была? - старушка пошарила рукой в воздухе, пытаясь нащупать тележку в темноте. - Пропади она пропадом... темно, хоть глаз выколи.
   Проводница потянулась было рукой к выключателю, но тут ее взгляд уловил два блестящих огонька, неподвижно застывших в воздухе у противоположной стены. Они были похожи на глаза кошки, спрятавшейся в темной комнате.
   - Тихо, - сказала в полголоса Лилани, не особо надеясь на успех.
   Однако, старушка не закричала от ужаса и не бросилась бежать. Она только всплеснула руками и с облегчением выдохнула:
   - Господи! Ребенок, - старушка прищурилась, вглядываясь в свою находку. От неожиданности она совсем забыла про выключатель. - Девочка, что ты тут делаешь?
   Лилани ничего не ответила, только сжала покрепче рукоять меча.
   - Ты в прятки играешь, верно? - дружелюбно улыбнулась старушка. - Молодец, хорошо спряталась. Только, знаешь, детям нельзя играть в этом вагоне. Тут взрослые дяди и тети работают, понимаешь?
   Лилани отвела взгляд. Рукоять меча словно грела ладонь. Такая удобная и послушная. Всего одно движение, и... чего же она ждет?
   - А где твои родители? Пошли, я тебя провожу, - старушка сделала шаг вперед, но вдруг остановилась. Ее глаза уже достаточно привыкли к темноте, чтобы разглядеть одежду Лилани. - А что это у тебя? Кровь? Ты где-то поранилась??
   - Со мной все в порядке, - твердым голосом сказала Лилани.
   - Да нет же, давай я посмотрю, - старушка сделала шаг назад и снова потянулась к выключателю на стене.
   Лезвие блеснуло, словно молния в ночи. Рука старушки замерла в двух сантиметрах от выключателя. Затем она начала медленно опускаться, пока не повисла безвольной тряпкой вдоль тела своей хозяйки. Тонкий ручеек крови побежал по полу прямо к распахнутой двери.
   - Я же сказала, со мной все в порядке, - тихо повторила Лилани.
  
  ***
  
   - Как ты думаешь, он спит? - Амон кивнул на Геанора, сидящего со скрещенными на груди руками, навалившись спиной на стенку. Сквозь непроницаемые стекла очков глаз не было видно.
   - Спит, но если будешь шуметь, он проснется, - шепотом сказала Фю.
   - Ого, откуда такие подробности? - Амон с недоверием покосился на маленькую сати, сидящую на столе лицом к окну.
   - Я чувствую, - пояснила та. - Во сне душа как бы немеет. Это сразу заметно.
   - Ну да, ты же у нас ясновидящая, - многозначительно кивнул Амон. - А что ты еще чувствуешь?
   - Чувствую, что почти весь поезд спит, - Фю взглянула в глаза Амона через отражение в темном стекле. - А ты почему не ложишься? Ночь все-таки.
   - Потому что как только я засну, ты задушишь нас и украдешь все наши деньги, - серьезным голосом сказал Амон.
   - Не мели ерунды, - поморщилась Фю. - Я, наоборот, оберегаю всех вас от внезапного нападения. Мне то спать не надо.
   - Ну ладно, на самом деле я не могу спать на голодный желудок, - Амон взглянул на часы, висящие на стене купе. - Мы едем уже два часа, а разносчицы все еще не было.
   - Так вот в чем дело, - нахмурилась Фю. - Могла бы и сама догадаться.
   - Нет, серьезно, пора бы ей уже появиться. Это не дело, так обращаться с пассажирами, - Амон недовольно сдвинул брови.
   - Не ты ли на вокзале сожрал две пачки сушеного арахиса? - Фю повернулась к Амону вполоборота, взглянув на него одним глазом. - И тебе все мало?
   - Да не в этом дело, - Амон встал и поднял вверх указательный палец правой руки. - Я возмущен, как добросовестный налогоплательщик! Доколе может продолжаться это неуважение, это... беззаконие... этот, я бы сказал, террор по отношению к простому человеку!?
   - Ишь, разошелся, - проворчала Фю. - Сиди давай, не в твоем положении сейчас переживать из-за таких пустяков.
   - Нет, я это так не оставлю! Ты как хочешь, а я пошел разбираться, - Амон накинул куртку и решительно направился к двери.
   - Стой, тебе нельзя одному! Геан... - Фю не успела разбудить своим криком спящих товарищей, потому что оказалась зажатой в кулаке Амона.
   - Не шуми, если Геанора разбудить, он опять их всех там поубивает. Я лучше сам все по-тихому улажу, - и Амон, несмотря на отчаянное сопротивление Фю, сунул ее в карман, и на этот раз не забыл застегнуть молнию.
   Выйдя из купе, Амон твердым шагом направился в головную часть поезда. "Ну я им сейчас покажу, - бормотал он про себя. - Пускай теперь кормят меня бесплатно... Да, ведь деньги то я все равно забыл взять". Дверь с табличкой "Только для персонала" оказалась незапертой.
   - Открыто? Хорошо, - Амон переступил порог и оказался в длинном узком коридоре. - Куда теперь? Эй, есть кто живой?!
   - Что? Кто там? - послышалось с дальнего конца коридора, и из-за угла появился человек в форме охранника. - Эй, вам сюда нельзя! Табличку не видели?
   Только Амон собрался выложить подготовленную заранее гневную речь, как вдруг рядом с ним распахнулась дверь в темное помещение. На пороге появилась девочка лет десяти в просторном костюме ниндзя, запачканном кровью. Черный шарфик закрывал половину ее лица, но в глазах читалась холодная решимость.
   - Ух ты, девочка! - удивленно выдохнул Амон вместо приготовленной речи.
   - Что там еще такое? - крикнул охранник и начал уверенным шагом приближаться к Амону.
   Девочка посмотрела прямо на Амона своими огромными черными глазами и вдруг, как с цепи сорвавшись, метнулась по коридору мимо него и выскользнула из помещения в тамбур.
   - Что это было? - Амон попытался проследить за ее движениями, но тут его внимание привлекла темная комната, из которой появилась девочка.
   - Оба, а вот и тележка с едой, - его взгляд скользнул ниже. - А вот и разносчица...
   - Что за черт?! - только что подоспевший охранник проследил за его взглядом. - Это... как же?.. Ну-ка быстро руки за голову!!!
  
   - Что? Ушел? - Геанор проснулся от звука удара. Поезд тряхнуло.
   Мгновенно выскочив из купе, он достал пистолет и побежал в направлении головного вагона - звуки доносились оттуда. Еще удар, словно по металлу, поезд тряхнуло сильнее. Из открывающихся дверей купе начали появляться пассажиры, удивленно переглядываясь заспанными глазами.
  
   Оказавшись в переходе между двумя вагонами, Лилани достала мечи и, сложив их вместе, со всей силы рубанула по полу. Прочные металлические конструкции, соединяющие вагоны, со стоном раскололись на части. Лилани снова взмахнула мечами. Затрещали, разрываясь, провода и кабели, тянущиеся по потолку. Еще один удар - и локомотив, потеряв нагрузку состава, рванулся вперед, резко увеличив свою скорость.
   И тут дверь второго вагона распахнулась. Появившийся на пороге человек в темных очках чуть не потерял равновесие, неожиданно оказавшись на краю стремительно расширяющейся пропасти. Но он, на удивление быстро придя в себя, не целясь выстрелил точно в Лилани. Только молниеносная реакция и тряска несущегося с бешеной скоростью локомотива позволили ей укрыться в тамбуре раньше, чем пуля достигла того места, где только что была ее голова.
   Вернувшись из тамбура в вагон, Лилани наткнулась на Амона, сбитого на пол толчком поезда.
   - Не двигайся, - приказала она и, перепрыгнув через него, отсекла голову охраннику, пытавшемуся подняться с пола.
   - Вот дерьмо! - вскричал Амон, когда обезглавленное тело охранника свалилось прямо на него.
   Лилани, не оборачиваясь, поспешила в переднюю часть вагона, откуда уже доносились встревоженные крики машиниста.
   - Что случилось? Кажется, мы потеряли состав! - кричал старый машинист своему молодому помощнику. - Срочно сбавляй ход, а то сейчас все взлетит на воздух!
   - Не торопись, мы не останавливаемся, - холодный голос Лилани прозвучал прямо за его спиной.
   - Что? Да ты еще кто такая, и что ты здесь делаешь? - старый машинист в недоумении уставился на маленькую девочку с окровавленными мечами в руках.
   - Я сказала, мы едем в Тибет без остановок, - все тем же ледяным тоном произнесла Лилани.
   - Да что тут происходит?! В конце концов, я тут машинист, и я решаю... - старик замолчал на полуслове. Из его горла теперь доносился только сдавленный хрип.
   Лезвие левого меча, прорезав спинку кресла, вошло точно в сердце машиниста. В то же время кончик правого меча Лилани приставила к горлу молодого парня, стоявшего рядом с мертвецки бледным лицом.
   - Управлять умеешь? - спросила она.
   - Н-н-немного, - пролепетал парень, чуть не падая в обморок.
   - Тогда управляй, - Лилани вынула левый меч из кресла и ногой спихнула тело старика с сиденья. - И не повторяй его ошибку. Мы едем прямо в Тибет.
  
  ***
  
   - Что случилось? Я слышала крики, потом шум, потом меня чуть не раздавили. Что все это значит? - Фю набросилась на Амона с расспросами, как только он выпустил ее из кармана. - Где Геанор и Намига? Я так и знала, что нельзя тебя отпускать одного, ты обязательно во что-то... о господи! Ты весь в крови!!
   - Это не моя, - хмуро ответил Амон, сидящий в углу, обхватив колени руками.
   - Да тут все в крови! - Фю проследила за кровавым следом, тянущимся от кресла машиниста в коридор. - Это ты что ли всех убил? Опять из тебя монстры лезут?
   - Нет, не я, - Амон отвернулся. - Она отошла, чтобы выкинуть трупы.
   Тут Фю почувствовала приближение опасности. Как тогда, в парке, чья-то неявная, едва различимая душа стремительно приближалась. Фю метнулась было под потолок, но куда ей тягаться с молниеносной реакцией Лилани? И вот она снова оказалась зажатой в руке, на этот раз совсем маленькой, детской, которая едва обхватывала ее талию.
   - Это еще кто? - удивилась Фю. - Это и есть наш враг?
   Она попыталась вырваться, но тонкие пальчики сжимали ее крепче стальных тисков. Второй рукой Лилани вдруг молча потянула за прозрачное крылышко сати.
   - Ай, не смей! Что ты делаешь, больно же!! - отчаянно заверещала Фю.
   - Дети часто отрывают крылышки всяким насекомым, - равнодушно сказал Амон, но эта фраза произвела неожиданный эффект.
   Лилани взглянула ему прямо в глаза, слегка нахмурилась и отбросила свою жертву в сторону.
   - Эй ты, - обратилась она к молодому парню, все это время молчаливо сидевшему в кресле машиниста с деревянным выражением лица. - Свяжись с Тибетом. Пусть позовут лично главу правительства.
   Фю поднялась с полу, встряхнула головой и помахала крылышками, чтобы проверить, все ли в порядке. Потом, отряхнувшись, она подлетела к Амону и села на его плечо.
   - Спасибо, что спас меня, - сказала она ему на ухо.
   - А? Да я просто так сказал, - рассеяно ответил Амон. Он, не отрываясь, смотрел на Лилани.
   - Злая девочка, правда? - Фю сложила руки на груди и нахмурилась. - Кто же вот так ни за что нападает на сати? Разве что ты еще...
   - Как ты думаешь, это она напала на нас тогда, в парке? - спросил Амон.
   - Да, точно она, - кивнула Фю. - Я еще тогда почувствовала эту душу. Такую холодную и непроницаемую, словно камень.
   В это время бледному парню наконец удалось выйти на связь с Тибетом. Саманад подошел к трубке почти сразу, словно ждал вызова.
   - Слушаю, - раздался из динамика его голос.
   - Хоз... Сэр, докладывает Лилани. Цель захвачена и находится под моим наблюдением в поезде, следующем по направлению станция Северная - Тибет.
   - Хорошо, - отметил голос. - Я распоряжусь, чтобы вас пропустили без остановок. Конец связи.
   Рация издала прерывистый треск и замолчала.
   - Лилани, значит? - вдруг сказал Амон. - Так тебя зовут?
   Лилани взглянула на него, но ничего не ответила.
   - Меня зовут Амон, а вот эта малявка - Фю.
   Девочка все так же молча отвернулась. Она достала откуда-то тряпку, похожую на кусок рукава от формы охранника, и принялась тщательно стирать ею кровь с меча.
   - Эй, мы что, в молчанку играем? - не отставал Амон. - Скажи хоть что-нибудь. Например, "приятно познакомиться".
   - Ты что, специально ее дразнишь? - опасливо шепнула ему Фю. - Лучше помолчи, от греха подальше.
   - Да все нормально, она меня не тронет, - отмахнулся Амон. - Да же, Лилани?
   Лилани снова не ответила. Закончив с одним мечом, она принялась за второй.
   - Если бы она хотела меня убить, она бы уже давно это сделала, - продолжал Амон. - Но ей нельзя. Я нужен им живой. Я им всем нужен.
   Стерев с мечей пятна крови, Лилани привычным движением вложила их в ножны и отбросила использованную тряпку в угол.
   - Правильно, и ножики спрячь, - не унимался Амон. - Это детям не игрушка. Порежешься еще.
   - Эй, ты уже перегибаешь, - Фю настойчиво потянула его за ухо.
   - Нет, пусть знает свое место! - Амон вдруг поднялся во весь рост. - Не такая-то она и крутая. Раз ее послали за мной, значит я важнее.
   Лилани посмотрела на Амона без всякого выражения, словно ожидая, что он скажет дальше.
   - А раз так, то я сейчас пойду в ту кладовку и возьму из тележки с едой все, что захочу, - решительно заявил Амон, но, немного подумав, добавил: - ты ведь убрала оттуда трупы, верно?
   - Сядь, - приказала Лилани тихим, но твердым голосом.
   - Ну и что ты мне сделаешь? - Амон нахально оскалился. - Смотри, я уже пошел.
   Но не успел он сделать и двух шагов в направлении коридора, как Лилани молнией метнулась ему наперерез, загородив проход.
   - Ух ты, и что дальше? - ухмыльнулся Амон. - Убивать меня тебе нельзя, а по-другому обращаться с людьми ты не умеешь, верно?
   - Ты поосторожней, а то вдруг она решит отрезать тебе ноги, чтобы не убежал, - предположила Фю. - Или лучше язык...
   - Ха, пусть хоть пальцем тронет, с нее Саманад потом шкуру спустит, - Амон посмотрел на Лилани сверху вниз. - Ты ведь его шестерка, правда?
   - Не твое дело, - проговорила Лилани сквозь зубы.
   - Что, за живое задел? - усмехнулся Амон. - Да ладно, не рассказывай, я и так вижу что ты его обычная раба.
   "Что это за чувство? - Фю прислушалась к внутреннему голосу. - Как будто в глубине непроницаемой души что-то шевельнулось. Неужели он и вправду задел ее за живое? И там, внутри этой каменной глыбы, теперь кипит раскаленная лава?"
   - Да, Саманад со своими шестерками не церемонится, - продолжал рассуждать Амон. - Пока ты у него на побегушках, он тебя использует, но как только ты ему надоешь - выбросит на помойку и забудет.
   Лилани промолчала, но ее ладошки сжались в кулаки.
   - Хватит, Амон! Кажется, она сейчас разозлится, - встревожено прошептала Фю ему на ухо.
   - Неужели? Наша Мисс-Всех-Зарублю выходит из себя? - Амон изобразил живой интерес. - И что же она будет делать? Убьет всех нас, а потом и своего хозяина за одно?
   - "...когда человек без чувств сможет разбудить чувства в камне", верно? Значит вот такие чувства, да? - Селиция усмехнулась и, взмахнув черными крыльями, взлетела с крыши поезда. - Сейчас начнется. А это значит, что мне лучше отойти в сторонку.
   - Ну и зачем, скажи, Саманаду нужна такая маленькая милая девочка? Ты на воина даже не похожа, - Амон уже не мог остановиться. - Или может быть... он использует тебя и для других целей? Ха, я так и знал! Вот старый извращенец!
   Словно яркой вспышкой света, Фю ослепило взрывной волной чувств, прорывающихся на свободу из каменной души Лилани.
   - Заткнись!! - закричала она и мощным ударом в живот отбросила Амона к дальней стене.
   Охнув, Амон сполз на пол и схватился за живот.
   - Ну вот, я же предупреждала, - вздохнула Фю.
   Лилани стояла все на том же месте и не мигая смотрела на Амона. Пламя в ее душе гасло и каменело так же быстро, как и появилось.
   - Больно! - прорычал Амон сквозь зубы.
   - Еще бы, она тебе наверняка пару ребер сломала, - вставила Фю.
   - Да нет... не там больно, - Амон сжался еще сильнее. - Душа... болит.
   - Душа? Но ведь у тебя нет... - и вдруг Фю тоже почувствовала. Теперь, когда всплеск эмоций Лилани больше не заглушал Голос Души, она отчетливо увидела внутри Амона что-то чужое, что-то злое... и огромное.
   Вдруг Амон резким движением поднялся и с размаху ударился спиной о стену, словно его снова отбросило сильным ударом. Раздался треск разрываемой рубашки, и из живота Амона появилось что-то вроде длинного острого шипа.
   - Ч-ч-что это?? - пролепетал и без того перепуганный парень-машинист и, в ужасе закрыв голову руками, рухнул на пол.
   Еще рывок, и из живота вслед за шипом появилась длинная красная конечность, напоминающая щупальце. Шип оказался когтем на ее конце.
   - Встречайте... повелителя... Проклятых... - не своим голосом прохрипел Амон.
   Из его живота и груди, разбрызгивая вокруг какую-то полупрозрачную жидкость, появились еще четыре таких щупальца. Вместе они сформировали огромную когтистую лапу, размером чуть ли не с самого Амона. Лапа с хрустом сжалась в кулак и снова рванулась вперед.
   Лилани инстинктивно схватилась за рукоять меча, но в последнюю секунду передумала. "У меня действительно есть приказ: доставить его живым и целым. Я не могу просто взять и отрубить от него часть, какой бы странной она ни была. Но что же делать?"
   Тем временем лапа высовывалась все дальше. И как только из живота Амона появился локоть, она разжала кулак и стремительно метнулась в сторону Лилани, пытаясь схватить ее.
   Девочка легким движением увернулась, и лапа с размаху ударила в стену вагона, пробив когтями обшивку в четырех местах. Под душераздирающий визг колес локомотив качнулся в сторону, но каким-то чудом смог устоять на рельсах.
   - Прекрати! Мы сейчас всем погибнем! - завизжала Фю, отчаянно пытаясь найти какую-нибудь щель, чтобы выбраться из вагона наружу.
   Но Амон ее не слышал. Он стоял, закатив глаза, словно в трансе. Лапа, растущая из его живота, становилась все длиннее и толще, и заполняла собой уже половину свободного пространства.
   Вырвав застрявшие когти из стены, лапа снова замахнулась, чтобы ударить Лилани. Та, не имея больше пространства для маневра, вжалась в угол, выставив вперед руки, чтобы ослабить удар. Но это ей не очень помогло - огромная лапа с размаху врезала по ней раскрытой ладонью, прихлопнув к стене, словно надоедливую муху.
   Удара такой силы локомотив перенести не смог. Он наклонился еще сильнее, чем в прошлый раз, и, вместо того, чтобы восстановить равновесие, стал все дальше крениться набок. Визг колес о рельсы стал просто оглушительным... и вдруг все затихло. Это вагон, скувырнувшись вниз с железнодорожной насыпи, еще пару секунд летел над землей со скоростью четыреста километров в час, прежде чем со всего разгона врезаться носом прямо в каменистый склон холма.
   Скрежет гнущегося металла, взрывы бочек с горючим, звон бьющегося стекла - все эти звуки перекрыл оглушительный рев чудовища. Из груды останков локомотива, охваченных пламенем, в небо устремилась огромная лапа. Следом за ней появилась уродливая голова с красными глазами и бараньими рогами.
   Казалось, огонь не только не вредит демону, но наоборот, дает ему силы. Еще раз огласив окрестности своим победоносным ревом, монстр поднялся из пламени во весь свой тридцатиметровый рост. Своим видом он напоминал первого монстра, появившегося из Амона, только был намного крепче сложен.
   Расправив огромные крылья, Повелитель Проклятых рванулся вверх, подняв за собой облако искр. Он точно знал, зачем пришел в этот мир. Он вернулся, чтобы мстить. И жажда мести гнала его прямо на юг, в Тибет - туда, где сейчас спали сладким сном сотни тысяч ничего не подозревающих мирных жителей.
  
  Глава 4: Знак собаки
  
   Протяжный вой сирен прорезал тишину ночи.
   - Что? Подожди, не уходи, - пробормотал Маун спросонья. Резкий шум вклинился в его сон, заставляя его смешаться с реальностью.
   Коридоры дворца стали наполняться топотом ног и тревожными криками. Маун сел на кровати и протер глаза. Остатки сна отступали под напором ожившей действительности.
   - Поднять всех! Боевая готовность! - прогремел совсем близко голос начальника королевской охраны, заглушая собою вой сирен.
   - Да что там такое? - Маун вскочил и подбежал к окну. Город, так бесцеремонно разбуженный, просыпался нехотя, но все же быстро. Повсюду было заметно движение, загорались лампы экстренного освещения.
   Маун наскоро оделся и выскочил в коридор, прямо под ноги бегущих охранников. Но не успел живой поток увлечь его за собой, как откуда ни возьмись появился высокий, крепко сложенный человек в красном с золотым одеянии начальника королевской охраны. Грубо растолкав придворных охранников, несущихся куда-то, словно обезумевшее стадо, он отвел Мауна в сторону.
   - Ваше Величество, Вам не следует беспокоиться, - сказал он тоном, не терпящим возражений. - Это всего лишь неожиданная воздушная атака с севера, мы быстро все уладим.
   - С севера? - Маун нахмурился. - Где? Я сам должен это видеть.
   - Как пожелаете, - пожал плечами начальник охраны. - Тогда, будьте добры проследовать на смотровую площадку... Вот этим путем.
   Он увлек Мауна за собой, подведя его к какой-то темной лестнице. По ней тоже бежали люди, но намного меньше и только в одну сторону. Маун без колебаний стал взбираться наверх. Начальник куда-то пропал, но это было уже не важно. Король должен увидеть все собственными глазами.
   "С севера, говоришь? - размышлял про себя Маун. - Я знал, что этим кончится. Неужели Саманад ничего не понимает? Я всегда доверял ему, и что теперь?"
   Лестница закончилась, и Маун оказался на просторной смотровой площадке. На ней уже толпилась кучка людей, устремивших свои взоры и указательные пальцы в одну сторону, на север. Там, в черном ночном небе, то и дело вспыхивали яркие огни разрывов магических зарядов. Люди взволнованно перешептывались:
   - Смотрите, они уже начали бой.
   - Что это, дракон?
   - Я слышал, он всего один.
   - Откуда на севере дракон?
   - Его могли незаметно привести с юга.
   - Невозможно, драконы слишком большие и непослушные.
   - Смотрите, он не останавливается!
   Вспышки света и в самом деле стремительно приближались. Казалось, что враг идет напролом, не обращая внимания на шквальный огонь. Снизу послышались крики. Кое-кто из людей на смотровой площадке перегнулся через перла, чтобы получше разглядеть, что там происходит.
   - Готовят копья.
   - Что это значит? Магия его не берет?
   - Я так и знал, это демон!
   - Откуда он взялся? Да еще и такой большой.
   - Разве такие вообще бывают?
   Внезапно темноту прорезали два десятка лучей прожекторов. Они принялись методично обыскивать ночное небо. Вскоре в свете одного из них появилось что-то большое, красное и крылатое. Существо с огромной скоростью неслось прямо к дворцу.
   - Что это за демон? Такой огромный!
   - Он уже рядом! Летит сюда!
   - Стреляйте же! Чего они ждут?
   Прозвучала команда, и десятки копий одновременно взметнулись в небо. Демон метнулся в сторону, выскользнув из луча прожектора, но, судя по его озлобленному реву, несколько копий все же успели достигнуть цели.
   - Есть! Копья отравлены, теперь ему долго не протянуть.
   - Куда он летит? Может, он с ума сошел?
   - Эти твари все безумные.
   Но демон точно знал свою цель. Прежде чем вторая партия копий устремилась в небо, он сделал отчаянный рывок и со всего разгона врезался в магическую защиту центральной башни дворца. Раздался оглушительный треск, несколько молний блеснуло в ночном небе, но демон, почти не замедлившись, прорвался сквозь силовое поле и, тяжело дыша, опустился на огромный магический Кристалл, украшающий верхушку башни.
   - Невозможно!
   - Он пробил поле, и даже остался жив!
   - Что он задумал? Неужели он хочет...
   Отчаянно заревев, демон со всей силы ударил кулаком по гладкой поверхности Кристалла. Словно взрывная волна прошлась по всему дворцу, заставляя его обитателей в ужасе падать на колени. Мигнуло и вырубилось освещение во всем городе. Пространство наполнилось темнотой и безумными криками.
   Раздался еще один удар. Внезапно небо посветлело. Это начал растворяться Полог, генерируемый магией Тибета. На фоне светлеющего неба отчетливо был виден огромный крылатый силуэт на башне, делающий очередной замах.
   Кто-то грубо схватил Мауна и поволок вниз по лестнице. Но ему было уже все равно. Он не понимал, что именно происходит, но чувствовал, что теперь все кончено. Вслед за очередным ударом послышался звон падающих осколков.
  
  ***
  
   - Что? Уже утро? - Намига в недоумении посмотрела на небо.
   Полог неожиданно посерел, а потом и вовсе исчез, будто смытый какой-то невидимой волной.
   - Это у вас светлеет так? - Геанор задумчиво посмотрел наверх.
   - Нет! - резко ответила Намига. - Такого никогда не бывало! Я... не понимаю.
   - Я думал, у вас тут все бывает, - усмехнулся Геанор.
   - Не смешно! - нахмурилась Намига. - Случилось что-то странное. И, наверняка, очень нехорошее.
   - Напомни, что за последний день случилось хорошего? - снова съязвил Геанор. - Что бы там ни произошло, у нас сейчас свои проблемы поважнее... А так даже лучше, днем можно идти быстрее.
   Он поправил рюкзак с продуктами, которые им удалось выторговать у одного купца из соседнего купе. Почти все пассажиры остались в поезде, ожидая, что локомотив скоро вернется за ними. Но только Геанор и Намига знали точно, что локомотив вернется не скоро. Не долго думая, они решили смываться пешком. Не уберегли Амона, так хоть сами спасутся.
   - Как ты думаешь, что они с ним сделают? - спросил Геанор.
   - Не знаю, - пожала плечами Намига. - Может, и правда отдадут на опыты, как говорила Фю.
   - Кстати, а сама она куда девалась? Она ведь должна была предупреждать нас об опасности.
   - Понятия не имею, - Намига нахмурилась. - Да и какая теперь разница? Если даже они вернутся, нам все равно нельзя их ждать. Слишком опасно.
   - Верно, - согласился Геанор. Он достал пистолет и проверил обойму. - Всего один патрон. И в поезде, как назло, ни у одного торгаша оружия не было.
   - Еще бы! Они ведь в Тибет ехали, туда с оружием нельзя, - пояснила Намига.
   - Ну ладно, попробуем что-нибудь раздобыть у местных, - вздохнул Геанор. - Сколько, говоришь, до ближайшей деревни?
   - Понятия не имею, - отрезала Намига. - Здесь рядом должны быть поселения охотников. У них точно есть оружие.
   - Охотников? - Геанор огляделся по сторонам. Насколько хватало взора, вокруг были только луга и холмы, покрытые жесткой травой. - А на кого они тут охотятся?
   - На пегасов, - пояснила Намига.
   - Пегасов? Ага, я читал про них в детских сказках, - Геанор на секунду задумался. - Это такие крылатые кони?
   - Ну, не совсем кони, - Намига сделала неопределенный жест рукой. - Короче, сам увидишь.
  
  ***
  
   - Амон! Амон, очнись, хватит спать, - Амон почувствовал слабые удары по щекам. Что-то пощекотало ему нос, заставив поморщиться.
   - Надо же! Опять живой, - весело прозвучал голос Фю. - И как ты умудряешься выбираться невредимым из таких ситуаций?
   - Меня демон вынес из огня, - ответил Амон. Он потер нос, открыл глаза и сел. - Пострадала только моя одежда.
   - М-да, ну и вид у тебя, - многозначительно протянула Фю.
   Вся одежда на Амоне была разорвана в клочья и опалена с краев. Только дурацкая шапка каким-то образом осталась невредимой.
   - Долго я спал? - Амон посмотрел на светло-голубое небо. - Уже утро?
   - Нет, - ответила Фю. - Прошел всего час, просто Полог смыло волной магии.
   - Что за волна? - с безразличием спросил Амон.
   - Не знаю, но она была очень мощная. Вот оттуда, - Фю указала на юг. - Каак налетит! У меня аж мурашки по коже от нее. Где-то что-то взорвалось.
   - Не важно, - Амон поднялся и взглянул в сторону горящих останков поезда. - Пойдем, посмотрим на пожар?.. Ой, а это что?
   В полусотне метров от обломков локомотива неподвижно лежало что-то маленькое и темное.
   - Это она, да? - оживился Амон. - Пошли.
   Он без колебаний направился к телу, но почему-то остановился в нерешительности, не дойдя нескольких метров до него.
   - Даа... тут все ясно, - заключила Фю чуть дрогнувшим голосом.
   - Жуть-то какая, - шепотом проговорил Амон, проглотив подступивший к горлу комок.
   Одежда Лилани была насквозь пропитана кровью и изодрана в клочья. На животе и груди зияли глубокие раны. В одной из них все еще торчал кусок какой-то острой железяки. Левая рука была неестественно вывернута.
   - Ну и поделом, - неуверенно проговорила Фю. - Правда же?
   - Она не мучалась... - мрачно сказал Амон.
   - Как бы то ни было, надо ее обыскать, - Фю кивнула своим мыслям.
   - Зачем? - не понял Амон.
   - У нее могут быть какие-нибудь улики или зацепки, которые помогут нам разобраться, зачем на тебя охотятся, - важно пояснила Фю.
   - Что ты на меня то смотришь? - нахмурился Амон. - Я, что ли, должен ее обыскивать?
   - Ну не я же!
   - А хотя, ладно, - неожиданно быстро согласился Амон. - Я как раз собирался посмотреть, что она прячет под этим своим шарфиком.
   Амон нагнулся и потянул за липкую от крови ткань. Шарфик соскользнул, обнажив сначала окровавленные губы Лилани, а затем и ее тонкую шею. Что-то блеснуло в ярком дневном свете.
   - Ошейник, - произнесла Фю.
   - Ага, причем литой, - Амон нагнулся еще ниже, чтобы рассмотреть находку. - И на нем какая-то печать. Похоже на лапу зверя.
   - Она магическая, - сказала Фю. - Я чувствую какую-то энергию.
   - Не знаю, что это, но я это хочу, - Амон потянулся рукой к ошейнику.
   - Стой! Это может быть опасно! - крикнула Фю, но было уже поздно.
   Едва Амон коснулся холодного металла ошейника, как раздался треск и все тело Лилани дернулось, как будто от удара электрическим током. Амон отдернул руку и замер, чуть дыша.
   - Рефлекс? - предположил он.
   Но в следующую секунду произошло то, что заставило его отпрыгнуть в ужасе на три метра назад. Глаза Лилани открылись, а сама она повернулась набок, сплевывая изо рта тягучую кровь, перемешанную со слюной.
   - З...з...зомби!! - Амон завопил, как укушенный.
   Фю, тоже потеряв самообладание, вместо того чтобы взлететь повыше, спряталась за его спину.
   Тем временем, ожившая девочка поднялась на одном локте и выдернула из груди застрявшую железяку. Кровь хлынула из раны с новой силой.
   - Невероятно! - воскликнула Фю. - Из нее крови вытекло больше, чем она сама весит! Как она шевелится?
   Тяжело дыша, Лилани с трудом поднялась на колени и разорвала на груди остатки своего костюма. Худенькое детское тело, изуродованное зияющими ранами, смотрелось поистине ужасно. Непослушными руками Лилани принялась ощупывать остатки одежды, словно пытаясь найти хоть небольшой клочок сухой чистой ткани.
   - Держи! - Амон скинул с себя разорванную куртку и бросил ее на землю.
   - Что? Зачем ты ей помогаешь? - воскликнула Фю в недоумении.
   - Не могу смотреть... ужасно... меня сейчас вырвет, - Амон закрыл ладонью глаза и всем телом подался в сторону.
   Лилани молча подняла куртку и принялась рвать ее на полосы ткани. Хвостики волос, тоже пропитанные кровью, прилипли к ее лицу. По подбородку стекала кровавая жижа.
   - Она все еще цепляется за жизнь, - Фю опасливо выглядывала из-за спины Амона. - Может, добить ее, чтоб не мучалась?
   - Ага, вот сама и добивай, - пробормотал Амон из-под руки.
   Одна за другой, раны исчезали за умело наложенными повязками. Сама же Лилани постепенно становилась похожа на забинтованную мумию. Только Амон решился поднять глаза, в надежде, что она уже выглядит не так ужасно, как раздался громкий хруст вправляемой на место руки.
   - Ааа!! Это выше моих сил! - завопил Амон, падая на землю. - Прекрати немедленно!
   - Хорошо.
   Еще несколько секунд Амон лежал молча, прежде чем снова рискнул поднять глаза на Лилани. На этот раз их взгляды встретились. Ее огромные черные глаза спокойно смотрели прямо на него. При всем желании, в них нельзя было прочитать ни одной эмоции.
   - Что она сказала? - переспросил Амон.
   - Она сказала "хорошо", - ответила Фю.
   - Ну и слава богу! - вздохнул Амон с облегчением. - Я бы не выдержал больше ни минуты этого представления. Если бы не пустой желудок, меня давно бы уже вырвало.
   - Тебе не кажется это странным? - Фю задумчиво посмотрела в глаза Лилани. - Она послушалась.
   - А? Ну не знаю, может она и сама закончила прихорашиваться, - пожал плечами Амон. - Смотри, теперь даже на живую похожа.
   - Все равно это странно, - не унималась Фю. - Вот смотрит на тебя... и чего смотрит? Что она задумала? Почему не командует, как раньше?
   - Она двигается-то с трудом, куда уж командовать, - предположил Амон.
   - А ты что собираешься делать? - спросила Фю. - Ждать, пока она наберется сил и снова начнет кромсать всех подряд?
   - Нет, - уверенно ответил Амон. - Я собираюсь пойти к обломкам поезда, и пусть она только попробует меня остановить.
   - Ладно, я с тобой, - согласилась Фю.
   Амон поднялся на ноги и твердым шагом пошел в сторону дымящихся останков локомотива. Пройдя десять метров, он оглянулся. Лилани, едва передвигая ноги, плелась за ним.
   - Смотри, преследует, - тихо сказал он Фю.
   - Может, убежим, пока не поздно? - предложила та.
   - Нет. У меня тут дело, - сказал Амон тоном, не терпящим возражений.
   Добравшись до места крушения, он начал сосредоточенно что-то искать, иногда даже принюхиваясь к запаху гари. Не прошло и двух минут, как он выудил из груды обломков что-то круглое и черное от копоти. Не долго думая, Амон откусил большой кусок от своей находки и принялся жевать.
   - Фуу! Что ты делаешь? Что это? - поморщилась Фю.
   - Это называется пирожок, - пояснил Амон.
   - Это называется мусор! Брось сейчас же!
   - Низафто! - Амон затолкал в рот еще один кусок пищи.
   - Глаза б мои не смотрели, - Фю с отвращением отвернулась.
   - Ну и не смотри, ты мне аппетит отбиваешь, - огрызнулся Амон.
   - Это вон она отбивает, - Фю кивнула на Лилани, стоящую за его спиной. - Смотрит прямо тебе в затылок, словно дырку проглядеть хочет.
   Амон перестал жевать и повернулся.
   - И правда, смотрит не отрываясь, - мрачно подтвердил он. - Я не могу есть, когда на меня так смотрят. Я нервничаю, и от этого у меня потом несварение.
   - Я же говорила, давай убежим, пока она еле ходит, - заметила Фю.
   - Поздно уже, - Амон ненадолго задумался, а потом вдруг протянул кусок пирога Лилани. - Хочешь?
   - Да, - девочка взяла предложенный пирог и тут же принялась его есть.
   - А сейчас ты что делаешь?! - снова возмутилась Фю. - Зачем ты кормишь ее? Так она только быстрее восстановит силы.
   - Зато теперь мы знаем, что она ест самую обычную пищу, - Амон достал из золы еще что-то съестное. - А то я боялся, что это будут человеческие мозги или глаза.
   - Это еще ни о чем не говорит, - возразила Фю. - Все равно она не человек, а чудовище. Посмотри на эти огромные зрачки. А ее раны? Они заживают, как на собаке, даже кровь уже не течет.
   - Ну и что тут такого? - пожал плечами Амон. - Может, она с юга? Это обычная мутация, даже полезная.
   - Полезная для чего? Чтобы убивать людей? - нахмурилась Фю. - Ты ведь сам видел, как она бесчеловечно разделалась с теми несчастными.
   - Ну, может она не хотела? - предположил Амон. - Она ведь обычная раба, слушается во всем своего хозяина. Ведь верно, Лилани?
   - Верно, - подтвердила она.
   - Вот видишь? Это все ее хозяин виноват, он очень злой человек, - продолжал Амон. - Ты ведь сама слышала его холодный голос по рации. Кто твой хозяин, Лилани?
   - Ты.
   - Вот, что я говорил?.. Что?! - Амон в недоумении уставился на Лилани. Она спокойно смотрела на него, дожевывая пирожок. - Что ты сейчас сказала?
   - Ты мой хозяин, - невозмутимо повторила девочка.
   - Это... как это? С чего бы это вдруг? - Амон в растерянности взглянул на Фю, как бы ища поддержки.
   - Наверно, она слишком сильно ударилась головой, - предположила та.
   - Ты победил меня, но не стал убивать, - пояснила Лилани. - Значит, теперь ты мой хозяин.
   - Я? Победил? Тебя? - Амон часто заморгал глазами, пытаясь собраться с мыслями.
   - Она не видела, как из тебя вылез демон, и, очевидно, приняла его лапу за твое секретное оружие, - прошептала ему на ухо Фю. - И это, наверно, у нее кодекс воина какой-то, что теперь она должна служить тебе.
   - И что мне теперь делать? - спросил Амон.
   - Сам думай, - развела руками Фю. - Только я на твоем месте не стала бы ей доверять. Может, это уловка такая?
   Амон с подозрением посмотрел на Лилани. Ее глаза были все так же пусты.
   - Значит, ты будешь выполнять все мои приказы, так? - осторожно спросил Амон.
   - Да, хозяин, - ответила Лилани.
   Амон поморщился.
   - Не называй меня так, - сказал он. - Лучше просто Амон.
   - Хорошо, Амон, - чуть заметно кивнула Лилани.
   - Так, что бы мне такое приказать, - Амон почесал затылок. - О, придумал. Расскажи, зачем на меня охотятся.
   - Изначально Саманад планировал устранить всех участников экспедиции, а также свидетелей уничтожения руин Томска, - начала Лилани. - Но после того, как ты отразил магическое нападение, он решил, что тебе доступна одна из древних технологий. Испугавшись, что это знание может быть обращено северянами против его власти, Саманад приказал мне доставить тебя живым для допроса.
   Когда Лилани замолчала, Амон и Фю переглянулись.
   - Да, похоже на правду, - задумчиво проговорила Фю.
   - Молодец, Лилани, можешь взять еще пирожок, - Амон снова принялся разгребать мусор в поисках пищи.
   - Да прекрати ты уже есть эту гадость! - не выдержала Фю. - Пошли, лучше найдем какой-нибудь город или деревню.
   - Город? - Амон посмотрел вдоль рельсов на юг. Там, на горизонте, сверкала в дневном свете тонкая полоска воды. - Точно, вон озеро, значит и Заозерное недалеко. Пошли, Лилани, там поедим.
  
  ***
  
   Через три часа пути Геанор заметил в воздухе какие-то точки. Их было около двух десятков, и они беспорядочно перемещались по небу, напоминая жуков, пойманных в стеклянную банку.
   - Это что? Пегасы? - с сомнением в голосе предположил Геанор.
   - Что? - Намига проследила за его взглядом. - А, это? Нет, это подкормка. Пегасы будут чуть позже.
   Геанор хмыкнул. Ему вдруг вспомнилась рыбалка в искусственном пруду на базе Лиандом. Рыбы там было немного, гораздо больше выпивки и закуски.
   - Я как-то раз была на охоте, - пояснила Намига. - Сначала выпускают специально выращенных птиц. Они никуда не улетают, просто глупо носятся по небу недалеко от охотников. Вскоре на наживку слетаются пегасы, обычно их от двух до пяти. Тогда охотники выбирают подходящий момент и убивают пегасов. Важно убить всех сразу, иначе они могут напасть на людей.
   - Вот как? - Геанор снова посмотрел на небо. Если не считать подкормку, то оно было абсолютно чистым. - И сколько нам ждать?
   - Совсем недолго. Смотри, - Намига показала ему жестом не отвлекаться.
   Не прошло и минуты, как прямо из чистого неба, со вспышкой красного света появилось большое крылатое существо. Бурые перепончатые крылья были намного больше тела, поэтому создание напоминало летучую мышь.
   - Это вот и есть пегас? - разочарованно проговорил Геанор.
   - Да, он самый, - с нескрываемым восторгом ответила Намига. - Ты только посмотри, как он летает!
   Пегас, всего пару раз взмахнув крыльями, в пять секунд описал широкую дугу вокруг стаи подкормочных птиц. Сверкнули еще две вспышки, являя на свет новых пегасов.
   - Откуда они появляются? Из другого измерения? - поинтересовался Геанор.
   - Нет, другого измерения не бывает, - строго сказала Намига. - Я не помню точно, нам говорили на уроках... они вроде бы телепортируются издалека.
   Новоприбывшие пегасы, вслед за своим товарищем, принялись описывать круги около стаи наживки. Было похоже, что они ждут остальных, но в то же время следят, чтобы пища не разлетелась по небу.
   Вдруг Геанор заметил вспышку света прямо у себя над головой. Пегас появился совсем близко, достаточно для того, чтобы можно было рассмотреть его тело. В целом оно отдаленно напоминало лошадиное, но с некоторыми существенными отличиями. Вытянутая пасть была усыпана острыми зубами, между которыми мелькал длинный красный язык. Задние ноги оканчивались чем-то похожим на копыта, тогда как передние больше походили на когтистые лапы. И наконец, хвост напоминал скорее драконий, чем лошадиный.
   - Ох и уродище, - Геанор многозначительно почесал затылок. - Совсем не похож на белокрылых лошадок из сказок.
   - Зато у них очень ценные зубы, - пояснила Намига. - Поэтому охотники готовы даже рисковать собственной жизнью ради добычи. Когда пегасов слишком много, возможны человеческие жертвы.
   - Много это сколько? - Геанор внимательно осмотрел небо. - Вон еще один появился... а вон еще.
   - Уже шесть, - сосчитала Намига. - Это много. Наверно, охотники не будут рисковать. Подождут, пока пегасы поедят и сами разлетятся.
   Тем временем пегасы начали замедлять свое движение. Они расположились равномерно вокруг стаи и вдруг, как по команде, одновременно набросились на добычу. Словно шесть багровых молний, пегасы прошли стаю насквозь, рассекая ее на части. Остатки наживки бросились в стороны, но неповоротливым птицам не было спасения от острых зубов прожорливых чудовищ.
   - Сейчас или никогда, - проговорила Намига, заворожено глядя на это зрелище. - Выстрелят или не рискнут?
   Не успела она договорить, как раздался грохот сразу нескольких ружейных выстрелов. Пегасы мгновенно метнулись в стороны, но для троих из них было слишком поздно. Их тела, вращаясь в полете, устремились к земле.
   Но не успели они упасть, как двое из оставшихся их товарищей ринулись к земле, очевидно, заметив обидчиков. Одного из пегасов на полпути остановила меткая пуля, зато второй достиг своей цели. Не прошло и секунды, как он снова взвился в воздух, на этот раз сжимая в когтистых лапах чье-то тело. Но не успел он подняться и на десять метров, как был сражен чьим-то точным ударом, и рухнул на землю вместе с добычей.
   - Смотри! Последний убегает, - вдруг крикнул Геанор. - Летит прямо на нас.
   Но если этот пегас и собирался убегать, то в последнюю секунду раздумал, увидев под собой парочку беззащитных с виду людей. Сложив крылья, он бросился прямо на них, выставив вперед свои когтистые лапы и угрожающе разинув зубастую пасть. Бросив на землю рюкзак, Геанор нацелил дуло пистолета прямо в голову хищнику, но стрелять не спешил.
   - Чего ты ждешь? Стреляй! - взвизгнула Намига.
   - Не торопи... последний патрон, - хладнокровно ответил Геанор.
   Но Намига, ничуть не успокоенная его уверенностью, сама выхватила магический жезл и направила его на приближающегося пегаса.
   - Сагат Яван! - крикнула она слова заклинания, но вместо огненного луча из жезла вырвалась ослепительная молния и ударила в землю неподалеку.
   - Ты что делаешь? - прорычал сквозь зубы Геанор.
   - Я не... - начала было оправдываться Намига, но ее прервал звук выстрела.
   Пуля попала точно в горло пегасу, наверняка пробив мозг, но крылатое создание все еще по инерции неслось прямо на них. Геанор метнулся в сторону, сбив с ног Намигу и прижав ее к земле своим телом. Пегас рухнул рядом, накрыв их своим огромным крылом. Он был все еще жив и бился в судорогах, пытаясь подняться.
   Уклоняясь от мощных ударов крыла, Геанор сгреб Намигу в охапку и оттащил в сторону прежде, чем она успела запаниковать. Но на этом их бой еще не закончился. Пегас, несмотря на ранение, сумел кое-как подняться на ноги, и теперь мутным взором оглядывался вокруг себя, пытаясь найти свою жертву.
   - Черт, он еще жив, - выругался Геанор. - И добить его нечем.
   - Руцер Амел! - Намига произнесла заклинание, вызывающее огонь, но из жезла на этот раз появился только большой светящийся шар, который поднялся на несколько метров над землей и взорвался, озарив окрестности яркой вспышкой.
   Пегас тряхнул головой и метнулся на звуки голосов. Ему бы хватило двух секунд, чтобы настигнуть людей, но Намига не стала ждать и попытала удачу еще раз.
   - Спигенер! - на этот раз эффект был положительным. Пегас замер в полуметре от Геанора, мгновенно превратившись в глыбу льда.
   - Здорово, - прокомментировал Геанор. - У тебя, наконец, получилось.
   - Ничего не получилось! - закричала Намига. Все ее тело дрожало от пережитого стресса. - Это было совсем другое заклинание! Черт знает что! Я уже ничего не понимаю.
   Она с размаху швырнула магический жезл на землю.
   - Ну, не надо так строго к себе, - улыбнулся Геанор. - Ты же все-таки остановила его. Все хорошо, что хорошо кончается.
   Он подошел к ледяному изваянию, недавно бывшему опасным хищником, и похлопал его по носу.
   - А что с ним будет, когда он растает?
   - Не знаю, спроси вон у них, - Намига показала кивком куда-то в сторону.
   Проследив ее взгляд, Геанор увидел быстро приближающийся фургон. Какой-то человек, высунувшись из кабины, махал им рукой.
   - Охотники? - предположил Геанор.
   - Они самые, - кивнула Намига.
   Не успел фургон остановиться, как из него выскочил маленький юркий мужичок в кожаной кепке и с ружьем за плечами.
   - Как вы? Все живы, здоровы? - набросился он с расспросами. - Ого, чем это вы его так? А вы откуда идете?
   - Сан, не доставай людей, - послышался голос из кабины.
   - Да я что, я просто беспокоюсь, - стал объяснять Сан. - А то мы вот прикормили, а смотрим их целых шестеро! Ну мы думаем бить, не бить. А сейчас цены то на зуб ого какие! Вот мы и решили, что справимся. А тут вот такие дела, про вас то мы и не знали. А беднягу Журана вон как помяло, едва жив остался.
   Из кабины высунулся другой мужик, с седой головой, и внимательно осмотрел незнакомцев.
   - Я вот что предлагаю, - начал он. - Сейчас мы погрузим голову в фургон и поедем вместе в лагерь. Там тихо, спокойно обо всем поговорим.
   - Молодец, Седой! - радостно подхватил Сан. - Я только сам хотел предложить. Ну что, давайте, гости, садитесь в кабину, а мы сейчас голову отрежем... отколем то есть, и погрузим.
  
  ***
  
   Через час после нападения демона верховное правительство, наконец, собралось на экстренное заседание. Его было решено перенести из обычного зала заседаний в подземное помещение дворца. Когда Кристалл был разрушен, вся магическая энергия, запасенная в нем, мощным потоком вырвалась наружу. Центральную башню взрывом разрушило до основания, другие башни тоже сильно пострадали, так что во всем дворце теперь царили хаос и паника.
   На заседание явились почти все члены правительства, за исключением двух. Одного из них сильно приложило кирпичом по голове, а старый Разином слег с инфарктом от пережитого потрясения. Маун тоже пришел, хотя его и не звали. Он тихо сел в заднем ряду, стараясь избегать взглядов окружающих.
   Саманад занял место за трибуной и суровым взглядом окинул зал. На секунду его глаза встретились с глазами Мауна, но он сделал вид, что не заметил маленького короля.
   - Господа, вы все хорошо знаете, зачем мы здесь собрались в столь ранний час, - начал он. Как бы в подтверждение его слов, откуда-то сверху донесся грохот падающих обломков. - Сложившаяся ситуация угрожает не только нашему миру и спокойствию, но и власти верховного правительства, и даже самому существованию тибетского народа.
   - Извините, но неужели все так плохо? - подал голос лысый старичок в очках с толстыми стеклами. - Насколько я знаю, Кристалл можно восстановить за неделю. А если не поддаваться панике, то наши войска смогут сдерживать наступление южан все это время, даже без использования магической энергии Тибета. Значительная часть оружия южан также использовала магическое поле Кристалла, следовательно сейчас они стали не намного сильнее наших автономных войск.
   - Ну хорошо, возможно мы могли бы успешно отразить нападение южан, при условии, что они не готовились к нему за несколько лет, - Саманад натянуто учтиво кивнул, но даже невооруженным глазом было видно его раздражение по поводу недоверия к его словам. - Но на самом деле, проблема не только в южанах. Как большинство из вас могло видеть собственными глазами, демон появился не с юга, а с севера. Причем я не склонен полагать, что он мог быть доставлен туда незаметно с Южного полуострова. Демоны живут всего несколько часов после призвания, и за это время всеми силами стремятся выполнить свое предназначение.
   - Но кто на севере мог призвать такого демона? - подала голос женщина средних лет с острым носом. - Для этого нужна действительно сильная магия, и до сих пор никому из южан, и даже тибетских мастеров, не удавалась воплотить в жизнь подобное создание.
   - Насчет этого у меня есть некоторые соображения, - Саманад довольно кивнул, что означало, что беседа развивается по его сценарию. - Как уже многие из вас знают, некоторое время назад северянами была организована экспедиция в кипящие болота, целью которой было получение некоторых древних технологий. Как известно из опыта Последней Войны, доразломные технологии способны многократно усиливать разрушающее воздействие магии. Учтя все эти факты, я пришел к выводу, что северяне смогли найти что-то, позволившее им призвать такого могучего демона.
   По залу прокатилась волна взволнованных голосов.
   - То есть Вы хотите сказать, что это северяне использовали демона против нас? - выразил общую мысль довольно молодой парень в первом ряду.
   - Да, у меня есть все основания так думать, - Саманад снова кивнул. - Судя по всему, северяне уже давно проводят тайные исследования в области древних технологий. А мое недавнее расследование в этом направлении заставило их действовать быстрее...
   - Значит для этого "расследования" ты использовал взвод боевых големов? - неожиданно его прервал голос Мауна, звучащий на удивление решительно. - И убить всех свидетелей ты тоже приказал в целях следствия?
   В зале повисла мертвая тишина. Некоторые члены правительства повернули головы к юному королю, с удивлением глядя на него. Другие почему-то отвернулись или потупили глаза.
   - О чем он говорит? - тихо обратился парень в первом ряду к соседу, но в повисшей тишине его отчетливо расслышал весь зал.
   - Я говорю о том, что видел своими глазами, и о том, что узнал от надежных людей, - ответил Маун. - Это ведь было не расследование, верно, Саманад? Ты просто решил сорвать экспедицию, и даже уничтожить руины города Томска?
   Саманад чуть поджал губы. Несмотря на сдержанное выражение лица, в его глазах ясно читалась ярость.
   - Ваше величество, - голос его оставался спокойным, - вспомните такую древнюю мудрость: "лучшая защита - это нападение". Мы и так слишком много им позволяли, и видите, к чему это привело?
   - Откуда тебе знать, что демона вызвали северяне? - не отступал Маун. - Я хочу сказать, даже если это сделал кто-то с севера, это еще не значит, что правительство северных народов несет за это ответственность.
   - Экспедиция была организована правительством, - настаивал Саманад. Его лицо начало наливаться кровью. - И именно северное правительство держало факт существования экспедиции в тайне от меня, всячески препятствуя участию в ней наших ученых.
   - Во-первых, экспедиция не была тайной, - все так же уверенно возразил Маун. - Во-вторых, она была организована в мирных целях, а совсем не для получения оружия. И в-третьих, я лично дал согласие на эту экспедицию официальному представителю северного правительства.
   Саманад широко улыбнулся, но при этом край его губ нервно дрогнул.
   - Ваше величество еще слишком неопытны в такого рода делах, - сказал он насмешливым тоном. - Возможно, этот официальный представитель скрыл от Вас часть правды. А может быть, и всю. Тем более подозрительно, что он намеренно проигнорировал меня, хотя всем известно, что на данный момент я являюсь главой верховного правительства Тибета, и именно я должен принимать подобные решения. Ввиду этого, я настаиваю на немедленном роспуске органов местного самоуправления северных территорий!
   - А я настаиваю на том, что мы должны обсудить все лично с правителями северных земель, - настойчиво сказал Маун.
   - Ваше величество, Вы слишком взволнованы, - Саманад улыбнулся еще шире, показывая ряд неестественно белых зубов. - Почему бы Вам не пойти в свою комнату, прилечь и отдохнуть? А мы тут пока разберемся со всеми этими скучными делами.
   - Не обращайся со мной, как с ребенком, - Маун нахмурился. - Ты всего лишь глава временного правительства, но король пока что только я.
   Вдруг Маун почувствовал на плече чью-то крепкую руку. Повернувшись, он увидел начальника королевской охраны.
   - Ваше величество, Вам опасно здесь находиться, - прозвучал его громовой голос. - Пойдемте, я провожу Вас во временные апартаменты.
   Маун посмотрел вокруг себя, ища поддержки у членов правительства, но они все, как один, отвели глаза в сторону. Только Саманад смотрел прямо на него. В глазах его читалась насмешка, но вместе с ней там были страх и беспокойство.
   Ничего не говоря, Маун последовал за начальником охраны. Он шел в свои временные апартаменты, но чувствовал себя так, словно его ведут в тюрьму.
  
  ***
  
   Городок Заозерное был небольшим, но довольно приличным. Здесь не было невзрачных сельских кварталов на окраине, как в других городах. Большое Озеро привлекало сюда дорогих гостей со всего королевства, так что благополучие малообеспеченных граждан было с легкостью променяно местными властями на привлекательный внешний вид.
   Войдя в город, Амон сразу же свернул в первый попавшийся переулок и оказался на задворках какого-то недостроенного здания. Высокие кирпичные стены отгораживали темный уголок от взглядов сторонних наблюдателей. Было похоже, что это мрачное место обходят стороной не только туристы, но и большинство местных жителей.
   - Ну и почему мы тут остановились? - удивилась Фю.
   - Не могу же я в таком виде показаться на улицах города, - ответил Амон, разводя руками, чтобы наглядно показать свисающие с них лохмотья. - А нашу малявку вообще в больницу заберут, если увидят. Или в психушку.
   Лилани, всю дорогу молчаливо плетущаяся позади Амона, теперь остановилась в нескольких шагах от него. Повязки, покрывавшие ее тело, пропитались кровью.
   - Ну и что ты собираешься делать? - спросила Фю.
   - Понятия не имею, - честно ответил Амон. - У меня и денег-то нет.
   Он задумчиво почесал затылок, потом приставил палец ко лбу, потом даже немного походил взад-вперед, но так ничего и не придумал. Вдруг его задумчивый взгляд упал на Лилани. Ее глаза все так же не отрываясь смотрели на него.
   - Слушай, ты ведь умеешь передвигаться незаметно, как ниндзя? - обратился Амон к девочке.
   - Эй, постой, что это ты задумал? - прервала его Фю. - Ты что, собираешься отпустить ее одну?
   - А что тут такого? - пожал плечами Амон. - Она быстро и без шума раздобудет нам одежду. Ведь ты сможешь, Лилани?
   - Смогу, - уверенно подтвердила девочка.
   - Ты хочешь, чтобы она сдала нас с потрохами? - возмутилась Фю. - Забыл, что она наш враг?
   - Да ладно тебе, если бы она хотела нас сдать, уже давно бы это сделала, - отмахнулся Амон. - Ты слишком подозрительная.
   - Зато ты слишком доверчивый! - Фю надула губки и отвернулась.
   - Лети с ней, если хочешь, - предложил Амон. - Так даже лучше, вместе вы быстрее справитесь.
   - Ну уж нет, я подожду здесь, неподалеку, чтобы быстренько смотаться, если за тобой придут.
   - Эх, все вы, женщины, такие, - вздохнул Амон. - Хоть ты, Лилани, не подведи меня. Все поняла? Достань одежду мне и себе. И еще немного денег... хотя, можно и много.
   - Поняла, исполняю, - кивнув, Лилани в один миг скрылась в темноте переулка.
   - Ха, смотрю, вы уже с ней спелись? - язвительно заметила Фю.
   - Ну и что? Она меня слушается, не спорит и не командует, - Амон с независимым видом сложил руки на груди. - Не то, что некоторые.
   - Ага, значит теперь я тут "некоторые"? - взъелась Фю. - Значит, я спорю и не слушаюсь? Может, я вообще тебе больше не нужна?
   - Ты сама собиралась сматываться, если за мной придут? - напомнил Амон. - Твои слова?
   - Ну и ладно! Даже ждать не буду, улетаю прямо сейчас! - крикнула Фю, и в самом деле, поднявшись в воздух, перелетела через недостроенную кирпичную стену.
   - Ну и ладно! - крикнул ей в след Амон. А потом тихо добавил себе под нос, - крику меньше будет.
   Но не прошло и двух минут, как Фю пулей ворвалась назад в переулок, и, часто дыша от волнения, взгромоздилась на шапку Амона.
   - Ха-ха, не на долго тебя хватило, - усмехнулся Амон.
   - Да подожди ты, не до этого сейчас, - отмахнулась Фю, пытаясь отдышаться. - У меня важные новости.
   - Что там опять стряслось? - без особого интереса спросил Амон.
   - Весь город говорит... - начала Фю. - В Тибете разрушили какой-то главный кристалл, который был самым мощным источником магии. И теперь не работают многие магические предметы, и Полог поэтому исчез, и искажения в магическом поле из-за этого.
   - Хм, интересно, конечно, но мне то что с того? - не понял Амон. - У меня нет и никогда не было магических предметов.
   - Да ты дослушай самое главное, - нетерпеливо махнула на него рукой Фю. - Вроде как этот кристалл разрушил не кто иной как тот самый демон, что вылез из тебя.
   - Вот оно что, - Амон задумчиво почесал затылок. - Но ты ведь никому не расскажешь, верно?
   - Я-то может и не расскажу, а вот твоя маленькая подружка... - Фю сделала многозначительную паузу. - Сам ведь помнишь, как легко она разболтала секреты своего бывшего хозяина. Если, конечно, верить, что сейчас она действительно служит тебе.
   - Может, она и не узнает, - предположил Амон. - Она, вроде, необщительная, может такие дела ее вообще не волнуют.
   - Будем надеяться, - важно вздохнула Фю. - По крайней мере, не говори ей ничего про Тибет, когда она вернется... Если, конечно, она собирается возвращаться.
   Но в этот самый момент в конце переулка появилась чья-то фигура. Фю и Амон замолчали, осторожно всматриваясь в незнакомца. Это был ребенок лет десяти, в модных белых кроссовках, широких темно-синих брюках и черной куртке с поднятым воротником, закрывающим половину лица. Только благодаря хвостикам темных волос Амон смог узнать Лилани.
   - Матерь божья! - воскликнул он. - Что это за прикид?
   - Так удобнее двигаться, - Лилани быстрым шагом подошла к Амону и протянула ему пластиковый пакет с фирменной эмблемой сети магазинов дорогой одежды.
   - Если бы не хвостики, тебя можно было бы принять за мальчишку, - сказал Амон, принимая пакет. - А мне ты что принесла, тоже что-нибудь странное?
   Но в пакете, вопреки опасениям Амона, оказались самые обычные брюки, рубашка и жилет, вполне нормальные хоть для коренного тибетца, хоть для жителя крайнего севера. Одежда была новой, на ней даже сохранились ярлычки.
   - Ух ты, стильно, - похвалил Амон. Скинув с себя лохмотья старой одежды, он принялся натягивать на себя обновки.
   - И главное, что новая, - заметила Фю. - Это значит, что хоть на этот раз обошлось без жертв.
   - Если не считать владельца магазина, на который положила глаз наша маленькая воришка, - добавил Амон, вытряхивая со дна сумки несколько толстых пачек купюр. - Здесь пара сотен тысяч точно есть.
   - Эй, Лилани, а зачем ты все время прячешь лицо? - неожиданная спросила Фю. - Сначала за шарфиком, теперь за воротником. Чтобы ошейник никто не увидел?
   Лилани ответила не сразу. Она отвела глаза в сторону, словно раздумывая, заслуживает ли вообще эта надоедливая сати ответа.
   - Мне так нравится, - наконец сказала она.
   - Нравится? - недоверчиво воскликнула Фю. - Не смеши меня! У тебя душа, словно камень, тебе не могут нравиться или не нравиться такие мелочи.
   - Ты ошибаешься, - отпарировала Лилани.
   - Что значит я ошибаюсь? - Фю начала раздражаться. - Я сати, в конце концов, мы хорошо чувствуем такие проявления человеческой души, как пристрастия или неприязнь.
   - Ты ведь сама говорила, что я не человек, - брови Лилани едва заметно дрогнули.
   - Не цепляйся к словам, это всего лишь детали! - крикнула Фю. Ее лицо начало наливаться краской.
   - Ха-ха, вы еще подеритесь, - усмехнулся Амон, закончив со своим гардеробом.
   - Я говорю тебе, она что-то скрывает, - обратилась к нему Фю.
   - И правильно делает, - сказал Амон. - Забыла, что у нее все лицо в крови?
   - Да это ерунда, легко смывается, - отмахнулась Фю.
   - Но все-таки надо помыть ее прежде, чем выходить с ней в свет, - заметил Амон.
   - Какой еще свет? Ты что, на балу с ней танцевать собрался? - Фю улыбнулась своим мыслям.
   - Не важно, просто пошли на пляж, к озеру, там ее и помоем, - Амон рассовал пачки денег по карманам и направился к выходу из переулка. - За мной, Лилани.
  
   Дорога до озера заняла минут десять. Широкий песчаный пляж был почти пуст, потому что с утра вода в озере была совсем холодной, да и трагичные новости из Тибета резко повлияли на желание туристов беззаботно развлекаться. Пройдя пару сотен метров вдоль берега, Амон нашел практически безлюдное место, ограниченное с одной стороны группой деревьев, а с другой - каменистым уступом.
   - Вот, отличное место, тут даже можно голым купаться, - гордо сказал Амон. - Ну или, если с девушкой, то и... кхм, не при детях будет сказано.
   - Ты что, тоже купаться собрался? - спросила Фю.
   - Шутишь? Вода ж холодная, - поморщился Амон. - Ну что, Лилани, иди мойся, а мы тут подождем.
   Лилани без колебаний отстегнула двойные ножны с мечами и бережно передала их Амону.
   - А? Это мне? - удивился тот. - Ну ладно, я подержу.
   Мечи оказались неожиданно тяжелыми. Видимо, лезвия были выполнены из особо прочного материала - они не затупились даже тогда, когда Лилани рубила ими металлические конструкции поезда. Остальную одежду девочка просто бросила на песок к ногам Амона. Она сняла с себя все, оставшись в одном блестящем ошейнике.
   - Эй! Совсем раздеваться было не обязательно! - возмутилась Фю.
   - А что такого? - пожал плечами Амон. - Никто же не смотрит.
   - Мы смотрим! - возразила Фю.
   - Ты тоже девочка, причем голая, - сказал Амон. - А я ее хозяин, мне все можно.
   Тем временем Лилани, не обращая внимания на спор, зашла по пояс в воду и начала смывать с себя запекшуюся кровь.
   - Ты лучше посмотри внимательно, - сказал Амон. - Ее раны уже совсем зажили. И правда, как на собаке.
   Всего за пару минут Лилани смыла с себя все следы крови, и даже помыла голову. С мокрыми волосами, падающими на плечи, ее тельце казалось еще более худым и детским.
   - На вот, вытрись, - Амон кинул ей полотенце, как только она вышла из воды.
   - Что? - удивилась Фю. - Откуда у тебя полотенце?
   - Да так, валялось там чье-то на песке, - безразлично ответил Амон.
   - Ну ты даешь! - покачала головой Фю.
   - Да чего нам теперь бояться? За нами и так весь Тибет гоняется, - ответил Амон.
   - Молчи лучше об этом, - Фю покосилась на Лилани.
   Девочка уже вытерлась насухо и теперь одевалась. Волосы она снова заплела в два хвостика тонкими черными лентами.
   - Заметила, как быстро и точно она двигается? - Амон поделился впечатлениями с Фю. - Интересно, а готовить она тоже умеет?
   - Это тебе зачем? У тебя полные карманы денег, купишь столько еды, сколько захочешь, - сказала Фю.
   - А, точно, я и забыл, - оживился Амон. - Держи свои мечи, Лилани.
   Девочка так же бережно приняла оружие и закинула ножны за спину.
   - Мог бы и у себя оставить, - в полголоса сказала Фю. - Так надежнее.
   - Пусть сама таскает свои тяжести, - ответил Амон. - Ну ладно, нет времени болтать, нас ждет плотный завтрак! За мной, Лилани!
  
  Глава 5: Заклинатель печатей
  
   - Я знал, что этим кончится, - Маун сидел на кровати, обхватив руками колени и уставившись в одну точку.
   Его временная комната находилась в подземелье дворца и освещалась десятком свечей, расставленных на столах или подвешенных под потолком. Магические осветительные шары не работали. Кроме предметов первой необходимости, в комнате содержалось еще множество странных и непонятных вещей. Похоже, временное убежище королевской семьи использовалось как склад старинных ценностей.
   - Я с самого начала знал, что ничего хорошего из этого не выйдет, - Маун в полголоса говорил сам с собой. За свою недолгую жизнь он привык к одиночеству и к тому, что его мысли интересны только ему самому. - Ну какой из меня король? Зачем все это? Кому это надо?
   Маун опустил голову на колени и начал раскачиваться из стороны в сторону. Тишину нарушало лишь слабое потрескивание свечей. Толстые каменные стены подземелья не пропускали снаружи ни звука, но Маун знал, что где-то поблизости бродят стражники, которые не дадут ему спокойно выйти из комнаты.
   Внезапно Маун поднял голову и соскочил с кровати. Его руки сжались в кулаки, а в глазах пылал огонь гнева.
   - Все вы меня достали! - он быстро прошелся по комнате взад-вперед. - Вечно им от меня что-то надо. Все дети как дети, один я тут должен отвечать за все королевство!
   Маун повысил голос, не заботясь о том, что его могут услышать. Сейчас ему было все равно.
   - А может, я и не хотел быть королем? - продолжал Маун, громко обращаясь сам к себе. - Я для этого не гожусь, ничего у меня не выйдет. Мне никогда не стать настоящим Нактаром!
   Как бы в ответ на эти слова, под его ногу подвернулся высокий золотой кубок, украшенный символикой королевской семьи. Маун со злостью отшвырнул его в сторону, и тот угодил прямо в металлический столик с серебряными статуэтками. С оглушительным звоном столик опрокинулся на бок.
   С минуту Маун молча наблюдал, как блестящие фигурки раскатываются по полу. На каждой из них, если присмотреться, тоже можно было заметить символику Нактаров. Казалось, все в этой комнате так или иначе было связано с историей королевской семьи. Как будто даже стены намекали Мауну на его происхождение, на его прошлое, настоящие и будущее.
   - Что же это я делаю? - Маун вздохнул, опустился на колени и принялся собирать с полу статуэтки.
   Но тут его внимание привлекла толстая книга, стоящая на самой нижней полке книжного шкафа. Ее обложка с золотыми накладками и характерными печатями на них не оставляли сомнения. Маун узнал бы эту книгу из тысяч других.
   - Неужели... что она здесь делает? - осторожно сняв книгу с полки, он сдул с нее пыль и еще раз внимательно взглянул на обложку. - Она самая. Великая Книга Печатей семьи Нактар. Я не видел ее с восьми лет. Так она была здесь все это время?
   Маун открыл книгу и перелистал несколько страниц. Несмотря на многовековой возраст, бумага оставалась все такой же белой и чистой, словно только что вышла из типографии. Маун подозревал, что эти страницы даже нельзя разорвать, но он никогда бы не рискнул это проверить. Эта книга, наверно, была единственной вещью из наследия его семьи, к которой он питал истинное уважение.
   - Здесь содержатся все знания о том, чем наша семья владеет от природы, и чем ты можешь гордиться, - Маун повторил слова отца, которые слышал от него еще в раннем детстве. - Когда-нибудь и ты станешь могущественным Заклинателем Печатей.
   Маун резко захлопнул книгу, подняв облако пыли.
   - Никогда! - он вскочил и снова забегал по комнате. - Я никогда не стану Заклинателем, я неспособен! У меня с трудом получались даже самые простые печати. Нет, я недостойный потомок своей семьи, я наверно приемный сын или что-то вроде того.
   Маун снова сел на кровать и склонил голову на колени. Книгу Печатей он прижал к груди, словно боясь потерять ее снова.
   - Я никогда бы не научился, а теперь это даже не важно, - тихо шептал он себе под нос. - Теперь мне уже не быть королем, а может быть не станет и всего королевства. Я все испортил. Все что у меня осталось от нашей семьи - только эта бесполезная книга. У меня никогда не хватало сил на заклятие даже самых легких печатей. Они просто растворялись в общем магическом поле.
   Вдруг Маун поднял голову и на минуту задумался.
   - Интересно, а что будет теперь, когда магическое поле нарушено? - задумчиво проговорил он. - Может, оно не будет мне мешать? Или же наоборот, магия печатей будет неправильно действовать без него.
   Маун снова открыл книгу и пролистал несколько страниц. Он остановился на одной из самых простых печатей, вызывающей светлячка. Спустившись с кровати, он начал аккуратно выводить на каменном полу какой-то символ. За его пальцем оставался светящийся след.
   - Силой жизни и огня... заклинаю... Салевия и Фаратур... дайте свою энергию этому созданию, - с этими словами Маун закончил выводить символ и на всякий случай отступил на шаг назад.
   Печать тут же вспыхнула зеленым пламенем, и секунду спустя из нее появилось маленькое пятнышко света, которое поднялось в воздух и зависло на расстоянии метра над полом. Огонь печати погас, оставив четкий темно-зеленый след, повторяющий контуры нарисованного символа.
   - Получилось! - воскликнул Маун. - Правда, такие печати обычно делаются молча, без призыва Повелителей Стихий, но ничего, для начала неплохо.
   Маун потер ладони и принялся снова листать страницы.
   - Так, что бы еще попробовать? - но вдруг Маун остановился и настороженно огляделся. - Я думаю, в первую очередь надо как-то выбраться отсюда.
   Книга открылась на странице с печатью каменного солдата.
   - Хм, вызвать солдата? Вряд ли получится, да и не собираюсь я ни с кем биться, мне бы просто уйти потихоньку.
   Еще немного полистав книгу, Маун наткнулся на печать невидимости.
   - Вот это то что надо, - прокомментировал он. - Но... слишком сложно, с этим мне точно не справиться. Хотя, помнится, где-то в конце были такие большие и навороченные печати, которые при этом несложно заклинаются.
   Перевернув книгу, Маун принялся листать ее с конца. Спустя пару минут, он остановился на странице, которая полностью была заполнена одной большой печатью с комментариями по каждому элементу.
   - Вот она. Печать возврата. Рисуется долго, но тут негде ошибиться, - Маун пробежал глазами описание действия печати. - Она должна возвращать заклинателя в Круг Жизни. Что-то знакомое. Может, это та самая комната со статуями Повелителей, в которую, вроде как, могут входить только Нактары? Если так, было бы здорово. Я знаю как оттуда выбраться наружу.
   Маун встал посреди комнаты и осмотрелся. Для такой большой печати нужно было много свободного места на полу. Он откинул в сторону пару пыльных ковров, отодвинул столик и стер с пола зеленый след печати светлячка. При этом яркое пятнышко, все это время висевшее у него над головой, беззвучно погасло.
   - Так, приступим, - Маун еще раз перечитал описание печати. - Должно получиться. В конце концов, хуже не будет.
  
   Печать земли. Сила жизни. Рисуется на земле или на камне следом зеленого цвета. Салевия, Повелительница неисчерпаемой энергии, спящей в глубинах Мира. Дай мне власть призывать к жизни своих верных служителей. Заклинаю тебя!
   Печать огня. Сила смерти. Рисуется быстро, одним движением, пылающим следом. Фаратур, Повелитель энергии, стремящейся вверх с жаждой свободы. Дай мне мощь сокрушить своих врагов и предать их дома пламени. Заклинаю тебя!
   Печать воздуха. Сила опустошения. Рисуется в воздухе следом голубого цвета. Арилена, Повелительница энергии вольных ветров и бескрайних просторов. Дай мне волю повелевать неведомыми силами. Заклинаю тебя!
   Печать воды. Сила наполнения. Рисуется на теле следом кроваво-красного цвета. Лакерон, Повелитель энергии, приводящей в движение спящий Мир. Дай мне необъятную силу, скрытую в недрах существования. Заклинаю тебя!
   Печать души. Сила магии. Рисуется усилием мысли, фиолетовым ярким следом. Ниаламас, Повелитель энергии, насыщающей все стихии Мира. Надели своим существом мое стремление. Именем семьи Нактар, заклинаю тебя!
  
   - Готово! Теперь осталось подождать, пока они начнут действовать, - Маун захлопнул книгу и встал в центр круга, образованного пятью печатями.
   В тот же миг над каждой печатью возник столб света. Лучи постепенно расширялись и становились все ярче. Вскоре от их яркого свечения Мауну стало казаться, что вся остальная комната погружается во тьму.
   Как только столбы света слились в одну разноцветную стену, пол слегка качнуло, и у Мауна на секунду потемнело в глазах. Когда он, встряхнув головой, снова огляделся, то обнаружил, что стена света бледнеет. Зато на местах расположения печатей появились какие-то большие темные объекты. Приглядевшись, Маун угадал в них очертания пяти каменных статуй.
   Свет исчез так же внезапно, как и появился. Вслед за этим растаял и полумрак, окутывающий комнату. Но сама комната изменилась. Теперь это было просторное, почти пустое помещение, в центре которого и оказался Маун, окруженный статуями. Фигуры, сделанные из переливчатого камня, изображали Повелителей пяти стихий, которых и призывал Маун, заклиная печать.
   - Да, это та самая комната, - мальчик судорожно сглотнул и прижал Книгу Печатей покрепче к своей груди. - Здорово.
  
  ***
  
   - Вот это я понимаю! - Амон потер ладони и облизнулся в предвкушении. - Заслуженная награда после долгих голодных скитаний.
   Весь столик был вплотную уставлен тарелками с едой, бутылками с пивом и пакетиками с закуской. Немногочисленные работники и посетители кафе с недоверием поглядывали на молодого парня с девочкой, заказавшего такое огромное количество еды.
   - Ну куда ты столько набрал? - донимала его Фю, сидя на плече. - Это и семерым не съесть.
   - Мне Лилани поможет, - оправдался Амон. Он привычным движением открыл бутылку пива и придвинул к себе большую тарелку с супом. - Кушай сколько хочешь, малышка, дядя Амон сегодня угощает.
   Девочка не заставила себя долго упрашивать. Она расстегнула куртку ровно настолько, чтобы открыть рот, и тут же заполнила его горячим бутербродом с рыбой и майонезом.
   - Ничем она тебе не поможет, - не уставала ворчать Фю. - В нее и десятая часть всего этого не влезет.
   - Ну и ладно, - отмахнулся Амон. - Что не влезет, оставим на потом. Или отдадим несчастным и голодным детям капитализма.
   - Опять бред, - вздохнула Фю.
   Амон проглотил за раз полтарелки супа и запил его пивом. При этом двое посетителей за соседним столиком, с интересом наблюдавших за ним, поморщились и отвернулись. Лилани тем временем покончила с бутербродом и принялась за куриные ножки. Она жевала и глотала методично, но удивительно быстро.
   - Ты смотри, пока ты болтал за едой, твоя подружка тебя уже обогнала, - ехидно заметила Фю.
   - Ну это мы еще посмотрим! - хмуро ответил Амон. - Больше меня здесь никому не съесть.
   Он принялся закусывать суп пирожками с мясом, не забывая пристально поглядывать на Лилани, как будто следя за каждым куском, исчезающем у нее во рту. Та продолжала есть в прежнем темпе, все так же по своему обыкновению глядя на Амона. Проглотив очередную порцию жареного риса, она взяла бутылку пива, открыла ее одним движением большого пальца и поднесла горлышко к губам.
   - Стоп! - перегнувшись через стол, Амон ухватил ее за руку. - Детям пиво нельзя.
   - Я не ребенок, - Лилани слегка нахмурилась, но все же поставила бутылку обратно на стол. - Я даже не человек.
   - Ничего не знаю, выглядишь ты как обычный человеческий ребенок, - строго сказал Амон. - И если кто-нибудь увидит, что я пою тебя пивом, у меня будут проблемы.
   - Ладно, я поняла, - тихо проговорила Лилани и снова принялась за еду.
   - Да, а мне вот интересно, - вставила Фю, - как бы она себя вела в пьяном виде.
   - Не знаю. Я не пьянею от алкоголя, - ответила Лилани.
   - Ты просто не умеешь пить, - с видом знатока заметил Амон. - Если не напиваться, то незачем и начинать.
   - Ага, ты-то много в этом смыслишь! - Фю надменно усмехнулась. - Не слушай его, Лилани, лучше вообще не пить.
   - Ты просто завидуешь, потому что тебе нельзя, - отпарировал Амон. - Ведь сама понимаешь, как много потеряла.
   - Ну да, очень надо нажраться и валяться в канаве как свинья, - поморщилась Фю. - Я только об этом всю жизнь и мечтала.
   - Ничего ты не понимаешь, - отмахнулся Амон. - Кто по-настоящему не отдыхает, тот по-настоящему и не работает.
   - Ты, блин, взрослый человек. Ты должен учить детей добру и мудрости, а не тому, как правильно нажираться, - поучительно заметила Фю.
   - Чему хочу, тому и учу, - важно заявил Амон. - Я ее хозяин, мне и решать.
   - Ну ты, хозяин, смотри голодным не останься, - Фю кивнула в сторону Лилани. - Пока ты тут болтал, она полстола очистила.
   Девочка действительно всего за пару минут успела поглотить больше половины всей еды на столе и продолжала методично уплетать за обе щеки.
   - Эй, так не бывает! - возмутился Амон. - Даже если у нее внутри был бы только желудок, туда бы все равно столько не влезло.
   - Мне кажется, она переваривает еду быстрее, чем ест, - предположила Фю. - У нее невероятно быстрый метаболизм.
   - Ерунда, такого не бывает, - повторил Амон. - Скоро она все равно наестся, вот тогда я ее и нагоню.
   И он принялся засовывать в себя еду с удвоенной скоростью, буквально выхватывая куски пищи у Лилани из-под рук.
   - Ха, желаю удачи, - безразлично заметила Фю. - И смотри не подавись.
  
  ***
  
   Лагерь охотников состоял из нескольких низких, но просторных палаток, стоящих полукругом по краю поляны с большим костром в центре. С одного края лагеря находилась автостоянка с полудюжиной грузовых фургонов. С другой стороны палатки упирались в большую складскую яму, в которой хранилась добыча.
   Вскоре после прибытия Намиги и Геанора, охотники начали сворачивать лагерь, так как выяснилось, что магический холодильник в яме перестал работать, и теперь всей добыче грозит неминуемое протухание. Некоторые охотники принялись доставать головы пегасов и погружать их в фургоны. Другие складывали палатки и собирали мелкие пожитки. Только раненый Журан да одноногий Фиц остались сидеть с гостями около погасшего костра.
   - Никогда еще на моей памяти не бывало такого, чтобы отказал холодильник, - начал в обычной стариковской манере Фиц. - Эти современные горе-мастера совсем позабыли древнее искусство магического ремесла.
   - Нет, мне кажется, холодильник здесь ни при чем, - возразила Намига, задумчиво вертя в руке магический жезл. - Моя магия тоже не работает.
   - Между этими событиями должна быть определенная связь, - Геанор потер подбородок. - Вероятно, вся магия перестала действовать в тот же момент, когда с неба исчез Полог.
   - Так он действительно исчез? - вставил Журан, приподнимаясь на локте. - Наш караульный говорил об этом, но мы ему не поверили. Решили, что он просто заснул на посту и проспал рассвет.
   - Судя по всему, что-то стряслось в самом Тибете, - предположила Намига. - Вся магическая энергия генерируется главным Кристаллом. Вероятно, случилась какая-нибудь авария, и теперь целостность магического поля нарушена.
   - Вы много об этом знаете, как я посмотрю, - прищурился Фиц. - Судя по одежде, вы маги из Тибета?
   - Ну, что-то вроде того, - неопределенно ответил Геанор. Все охотники выглядели довольно дружелюбными, и в то же время не стремились лезть в чужие дела, но он все же твердо решил больше никому не распространяться о своем происхождении.
   - Что-то вроде? - недоверчиво переспросил Фиц. - Да, ты не похож на тех надутых пижонов, каких мне приходилось встречать. Твоя одежда та же, но носишь ты ее странно.
   - Мы больше не служим интересам Тибета, - Намига взяла разговор в свои руки. - Так уж получилось, что пути и методы тибетского правительства стали, так сказать, неприемлемы для моего мировосприятия. Меня, если можно так выразиться, слегка напрягают всякого рода предательства, подставы, недомолвки и прочие подобные фокусы.
   Старый Фиц хрипло усмехнулся.
   - Ну понятно, я давно этого ждал, - кивнул он. - С тех пор, как к власти пришел этот узурпатор Саманад, это было лишь вопросом времени, когда союзники Тибета повернутся к нему спиной.
   - Так может быть, все эти неполадки с магией вызваны, мягко говоря, беспокойствами в самом Тибете? - предложил Геанор. - Ну там, бунт, мятеж, революция. Что-нибудь такое.
   - Верно! - Намига ударила себя по колену кулаком. - Пока я тут сижу и рассуждаю, там, наверняка, идут ожесточенные бои! Я должна немедленно отправляться в Тибет, чтобы помочь нашим.
   - Кому это, "нашим"? - прищурился Фиц.
   - Ну... нашим, - уже не так уверенно повторила Намига. - Тем, кто борется за правду! Все что мне сейчас нужно - это правда. На месте разберемся. В любом случае лучше, чем сидеть тут, сложа руки.
   - Не забывай, что сейчас от твоих рук толку мало, - возразил Геанор. - Как ты собираешься сражаться без магии?
   Намига непонимающе посмотрела на него, как будто усомнившись в его словах. Но секунду спустя словно волна отчаянья прокатилась по всему ее телу. Руки, до этого сжатые в кулаки, безвольно опустились, плечи поникли, а огонь, загоревшийся было в глазах, так же быстро погас.
   - Верно, - тихо произнесла она. - Я и забыла, что теперь у меня нет никакой силы. Я самый обычный человек, если не хуже.
   - Не стоит недооценивать обычных людей, - усмехнулся Фиц. - Особенно сейчас, когда на магию надежды нет. Возможно, теперь самой значимой величиной во всем королевстве будут обычные люди, которые умеют постоять за себя своими силами... ну и парой-тройкой гранат. Хе-хе.
   - Да, собственно, зачем мы сюда пришли то, - как бы между делом вспомнил Геанор. - Вы, я вижу, ребята продвинутые. Оснащенные, так сказать, по последнему слову техники, верно?
   Старик Фиц громко и весело рассмеялся.
   - А ты, как посмотрю, хоть и маг, но дело-то быстро просек, - проговорил он сквозь смех. - И правильно, без надежного ствола сейчас никуда. Тем более, что последние изобретения наших ученых, по слухам, почти не уступают древним доразломным технологиям. Ведь почему Саманад начал этот террор против северных народов? А потому что он боится, что технологии превзойдут магию, и тогда он потеряет свою власть.
   - Террор? - переспросил Геанор.
   - Ну да, все эти гонения, ущемления в правах, дискриминация. Иначе, как террор, и не назовешь, - Фиц нахмурился. - Ты ведь сам из Тибета, тебе ли не знать.
   Геанор покосился на Намигу, но та, похоже, твердо решила не участвовать в разговоре. Она сидела, склонив голову и задумчиво вертя в руках магический жезл.
   - Эм, собственно... что касается оружия, - сменил тему Геанор. - А именно насчет его приобретения.
   - Нет, мы свое оружие не продаем, - строго ответил Фиц.
   - Ага, мы ведь не торгаши какие-нибудь, и не наемники, - вставил Журан.
   - Но если нужна пушка и есть деньги, то тебе с нами по пути, - продолжал Фиц. - Мы сейчас отправляемся в Кенаган, чтобы продать добычу. Там я знаю пару мест, где можно недорого вооружиться.
   - Буду очень признателен, - кивнул Геанор.
   - И вот еще, - Фиц слегка наклонился к Геанору. - Если не хочешь играть в одного, то тебе лучше обратиться к человеку по имени Каники. Вот его адрес.
   Фиц достал из кармана клочок бумаги и быстро начиркал на нем что-то карандашом.
   - Скажешь, что ты от старины Фица, - подмигнул он.
   Геанор взял записку и еще раз поблагодарил старого охотника.
   С минуту сидели молча, слушая крики работающих мужиков и шум сворачиваемого лагеря за спиной.
   - Что-то твоя подружка приуныла, - вдруг заметил Фиц, указывая взглядом на Намигу, которая с каждой минутой выглядела все более подавленной. - Смотри, как бы совсем не зачахла. Жалко будет такую красотку.
   - Я не его подружка, - не своим голосом ответила Намига. - Я теперь вообще никто.
   Фиц с сожалением покачал головой, как бы показывая, что дело совсем худо.
   - Ничего, отойдет, - ободряющим тоном сказал Геанор. - Человек действительно падает духом только в том случае, если знает, что сам виноват в своих бедах. Тогда он перестает верить себе. Так сказать, теряет веру в себя. Ну а в данном случае...
   - Хватит! - перебила его Намига неожиданно окрепшим голосом. - Зачем мне твоя философия? И перестань говорить обо мне, как о подопытной собаке. Я личность, в конце концов.
   Но помолчав с секунду, Намига добавила вновь опустевшим голосом:
   - Хотя, какая из меня теперь личность? - она снова уронила голову на колени. - Без магии я, наверно, еще большая пустышка, чем Амон.
   Геанор с Фицем переглянулись. Но они не успели больше ничего сказать, так как за их спинами послышался рев заводимых моторов.
   - По машинам! - раздался крик одного из охотников.
   - Ну вот нам и пора, - прокомментировал Фиц. - Помоги-ка мне подняться, сынок.
   Геанор легко поставил сухого старичка на единственную ногу и протянул ему костыли. Подошли еще двое охотников и, подхватив раненого Журана, понесли его к ближайшему фургону. Намига одна осталась неподвижно сидеть у кострища.
   - Ты идешь или как? - обратился к ней Геанор.
   - Или как, - передразнила его Намига. - Зачем мне ехать с вами в Кенаган?
   - Ты слышала, что сказал Фиц? - Геанор нахмурился. - Там мы сможем достать оружие и...
   - А я-то тебе зачем? - перебила его Намига. - Помогать тебе биться с врагами? Не смеши мои шнурки, я даже оружие в руках держать не умею.
   - Так! - Геанор сложил руки на груди и сдвинул брови, придавая себе грозный вид. - Ты идешь по своей воле, или...
   - Или что? - переспросила Намига.
   Вместо ответа Геанор шагнул вперед, одним движением поднял девушку в воздух и надежно зажал ее у себя подмышкой, лишая возможности сопротивляться.
   - Ты... ты что делаешь!? Посади меня немедленно на место! - закричала Намига, отчаянно болтая в воздухе ногами. Ее руки были крепко прижаты к телу. - Кто тебе разрешал?! Что ты себе позволяешь??
   Под громкий смех охотников, Геанор не спеша проследовал к ближайшему фургону, куда и погрузил свою ношу. Еще долго оттуда доносились звуки борьбы и разъяренные крики.
   Завершив последние приготовления, охотники расселись по машинам и вскоре колонна фургонов отправилась на северо-восток, оставляя за собой серо-зеленое облако пыли.
  
  ***
  
   Просторная комната. Двухместный номер в отеле. Отель не из самых дорогих, но и далеко не дешевый. Светло-синие занавески на окнах плотно задернуты, но яркий дневной свет, проникая сквозь них, создает в комнате ощущение позднего утра.
   Широкая двуспальная кровать. Поперек нее, раскинув в стороны руки и ноги, лежит тело. Амон, обладатель тела, громко храпит и иногда ворочается во сне. Спит он в одежде, только дурацкая шапка слетела с его головы при падении на кровать.
   Рядом, на красном стуле с высокой спинкой, сидит Лилани и молча смотрит на Амона. Ее поза все так же строга и неподвижна, а воротник куртки закрывает половину лица. Она стережет сон своего хозяина.
   В комнату через приоткрытую дверь влетает Фю...
   - Что, уснул наконец? - шепотом спросила она.
   - Да, девять минут назад, - доложила Лилани.
   - Уф, я уж думала он вечность будет стонать и охать, - вздохнула Фю, садясь на спинку стула. - Ну разве можно так над собой издеваться? От такого количества пищи даже бык околел бы.
   - Он пытался доказать, что сможет съесть больше меня, - пояснила Лилани. - Он сказал, что настоящий мужчина не может есть меньше, чем девочка.
   - Да уж, нечего сказать, поступок, достойный настоящего мужчины! - с нескрываемой иронией в голосе проговорила Фю.
   - Он не сдавался до конца, - сообщила Лилани все тем же безразличным тоном.
   - Ну да, он упертый, но ты ведь знала, что ему не победить, - нахмурилась Фю. - Могла бы хоть поддаться ему, тогда бы он сейчас так не страдал от своей глупости.
   - Нет, - решительно ответила Лилани. - Это повредило бы его самолюбию... еще больше.
   - Ха, что за глупости? - фыркнула Фю. - Это опять твоя "честь воина", или что-то вроде того?
   - Нет, это важно для всех, не только для воинов, - настаивала Лилани. - Странно, что ты этого не понимаешь...
   - Да что я с тобой разговариваю!? - перебила ее Фю. - Ты всего лишь глупая кукла, способная только выполнять приказы.
   Бровь Лилани слегка дрогнула, но она ничего не ответила на оскорбление Фю. Возможно, решила не раздувать ссору, или считала маленькую сати недостойной ее ответа. А может, ей просто нечего было возразить. Так или иначе, в воздухе повисла неловкая пауза. Слышно было только как храпит и что-то бормочет во сне Амон. Фю отвернулась от девочки и сделала вид, что разглядывает дальнюю стену.
   - Хозяин сказал, что я похожа на человека, - неожиданно нарушила молчание Лилани.
   - Хозяин? - Фю на секунду задумалась. - Это Амон, что ли? А ты больше его слушай, он тебе такого наговорит... у него ведь души нет.
   - Он не похож на человека, у которого нет души, - возразила Лилани.
   - То есть, как не похож? - Фю растерянно захлопала ресницами. Такого поворота она никак не ожидала.
   - Он что-то любит, а что-то не любит, - начала объяснять Лилани. - Ему может быть хорошо или плохо. Он может плакать и смеяться...
   - Это ничего не значит. Смеется он просто от своей глупости, - заявила Фю. - Да что я тебе об этом рассказываю? У тебя самой душа как камень, я это чувствую. Вы с Амоном друг другу подходите.
   - Вот и хорошо, - тень улыбки скользнула по лицу Лилани, но тут же исчезла, так что Фю решила, что ей просто показалось.
   - Эх, - махнула она рукой и перелетела на подоконник.
   Слегка отодвинув штору, она приникла к холодному стеклу и принялась осматривать улицу. Там все было отнюдь не так тихо и спокойно, как в номере отеля. Улица была переполнена людьми и экипажами, суетливо сновавшими туда-сюда. Большая часть из них были с чемоданами, сумками и рюкзаками. Похоже, туристы, обеспокоенные таким длительным отключением всей магической энергии, спешно засобирались по домам.
   Эта их спешка создала в нескольких местах на улицах города пробки и заторы, угрожая перерасти в массовые беспорядки. Ситуация осложнялась довольно большими группировками людей, собравшихся вокруг газетных киосков и обсуждавших бесчисленные версии происходящего.
   - Паника, - услышала Фю прямо над своим ухом и от неожиданности подпрыгнула на месте.
   Лилани, совершенно бесшумно пересекшая комнату, стояла прямо за ее спиной и со скучающим видом смотрела в окно.
   - Тебе никогда не говорили, чтобы ты не подкрадывалась со спины? - раздраженно поинтересовалась Фю.
   - Говорили, - честно ответила Лилани.
   - Эх, с тобой просто невозможно общаться, - вздохнула Фю и на всякий случай отодвинулась в сторону.
   С минуту Лилани молча смотрела в окно. Ее огромные черные зрачки позволяли ей разглядеть предметы даже в конце улицы в самых мельчайших деталях. Но сейчас ее взгляд был прикован к одному месту - газетному киоску прямо под окном. Она без труда различала большие блестящие буквы заголовков утренних газет.
   - Они боятся, что их магия больше не вернется, - сказала вдруг Лилани.
   - Что? - не сразу поняла Фю. - А, ты про этих людей внизу.
   - И еще они боятся новых демонов, - добавила девочка.
   - Откуда ты все знаешь? - удивилась Фю.
   - А хозяин ничего не боится, - продолжала Лилани, словно не слышала вопроса.
   - Ты сама знаешь, почему он не боится, - проворчала Фю. - Я тебе уже говорила.
   - Это не важно, - Лилани отвела взгляд от окна и посмотрела на спящего Амона.
   - Ну и зря, - пожала плечами Фю. - Страх нужен для выживания. Не боятся только дураки.
   - Хозяину не надо думать о выживании, - заверила девочка. - Я защищаю его.
   - Ну да, - хмыкнула Фю. - Можно подумать, что ты сама ничего не боишься.
   - Я боюсь только за своего хозяина, - как бы в подтверждение своих слов, Лилани снова вернулась на стул возле кровати.
   - Какая ты скучная, - вздохнула Фю. - Неужели все происходящее тебя совсем не волнует?
   - Мне не нравится, что не будет ночи, - сообщила Лилани. - Днем сложнее передвигаться незаметно.
   - Ха, ночь тебе нужна только для того, чтобы эффективнее убивать людей? - поинтересовалась Фю. - Значит, тебе тоже не нужно спать?
   - Нужно, - возразила Лилани, - но я могу долго терпеть.
   - А что же сейчас не спишь вместе со своим хозяином? - Фю небрежно кивнула в сторону Амона, пускающего во сне слюни. - Ночи все равно не будет, чего ждать?
   - Не сплю, потому что ты мне мешаешь, - ответила Лилани.
   - Так значит я во всем виновата? - нахмурилась Фю. - Но не могу же я улететь. Если вы оба заснете, кто будет предупреждать вас об опасности?
   - Я все хорошо слышу даже во сне и могу быстро проснуться если надо, - успокоила ее Лилани.
   - Хм, ну ладно, - Фю недоверчиво прищурилась. - Я все же буду поблизости.
   Как только Фю выскользнула за дверь, Лилани сняла со спины мечи и, прижав их к груди, свернулась калачиком на кровати у ног Амона. Не прошло и двух секунд, как она погрузилась в глубокий, но в то же время чуткий сон.
  
  ***
  
   Узкий тоннель вывел Мауна на поверхность в полукилометре от дворца. С трудом отодвинув тяжелую плиту, он оказался в маленьком полуразрушенном домике, чудом сохранившимся среди каменных гигантов почти в самом центре города. Толстый ровный слой пыли на полу и останках мебели говорил о том, что в этот домик не ступала нога человека, по крайней мере, с прошлого года.
   Маун закрыл за собой крышку люка, отряхнулся и подошел к окну. На улице было светло и шумно.
   - Да, теперь ведь всегда день, - вспомнил Маун. - Не получится передвигаться незаметно.
   Совсем близко, почти под окнами, прошла парочка оживленно беседующих женщин. Маун попытался спрятаться, но задел при этом старый деревянный стол с отломанной ножкой. Стол с грохотом опрокинулся вверх ногами, подняв огромное облако пыли.
   Прятаться больше не было смысла, поэтому Маун поднялся на ноги, готовясь к допросу. Но женщины, как ни в чем не бывало, прошли по улице дальше и завернули за угол.
   - Они что, меня не заметили? - спросил сам себя Маун.
   Он взглянул на книгу, которую все это время сжимал в руках, потом отошел на шаг от окна и посмотрел на него под углом. В лучах дневного света на пыли, взвешенной в воздухе, явно вырисовывались очертания какого-то символа.
   - Печать... воздушная, - прошептал Маун.
   Быстро пролистав книгу, он нашел нужное изображение и бегло просмотрел описание к нему.
   - Печать укрытия... накладывается на помещение... значительно снижает интерес случайных прохожих к этому месту, - Маун захлопнул книгу и посмотрел по сторонам. На других окнах и на двери были заметны такие же знаки. - Но если кто-то будет специально искать меня, эта печать ему не помешает.
   Маун взглянул на люк, закрывавший отверстие в полу, из которого он только что выбрался. Несмотря на свой заброшенный вид, этот домик, похоже, был тщательно подготовлен для бегства из замка через комнату Пяти Повелителей.
   - Однако же, Саманад скоро обнаружит мое отсутствие, - рассудил сам с собой Маун. - Чем плохи печати, так это тем, что почти все они оставляют за собой четкий след. Сложно пользоваться ими незаметно. Наверняка, Саманад догадается, каким образом я сбежал, и пошлет за мной погоню.
   Маун выглянул по очереди во все окна, пытаясь выяснить, в какой части города он находится.
   - Улица Чернокаменная, - прочитал он на доме напротив. - Номер 24. Значит, я все еще в центре города.
   Наморщив лоб, Маун попытался вспомнить карту этого района.
   - Эта улица берет начало от Абаенского проспекта, - заключил он. - А если спуститься по проспекту до конца, то можно дойти до Коражского парка. А там и до окраины города рукой подать.
   Маун подошел к двери и осторожно приоткрыл ее. Звуки улицы стали намного громче. Взволнованные голоса, крики и грохот нагруженных повозок наполняли воздух.
   - Волнения никак не прекращаются, - поделился сам с собой наблюдением Маун. - Интересно, что теперь творится во дворце? Почему они не могут успокоить народ?
   Как бы то ни было, а под шумок передвигаться по городу было намного удобнее. Покопавшись в шкафу, Маун нашел какую-то серую пыльную накидку, и на всякий случай укрылся ею, спрятав за пазуху Книгу Печатей. Сделав самое безразличное лицо, какое только мог, мальчик вышел из домика и тут же свернул в ближайший двор по улице Чернокаменной.
   Во дворе царил такой же беспорядок, как и на улице. Кое-кто из людей грузили пожитки в повозки, явно собираясь смываться из города. Другие собирались в небольшие кучки и серьезно что-то обсуждали, бросая на беглецов неодобрительные взгляды. Третьи просто сновали туда-сюда, только усиливая панику своим поведением.
   Так или иначе, никому из них не было никакого дела до неприметного мальчика в серой накидке, спешившего по своим делам. Воспользовавшись таким положением дел, Маун без проблем прошел через несколько дворов, избегая наиболее людных мест. Только один раз на него с лаем накинулась какая-то мелкая собака, из тех, что ненавидят весь мир по причине своего маленького роста. Но хозяин тут же отогнал ее, так что это событие привлекло внимание не более чем трех-четырех человек, которые, впрочем, тут же забыли о нем.
   Вскоре Маун дошел до пересечения улицы Чернокаменной с проспектом Абенского. К этому времени людские волнения значительно усилились. Причиной этому послужила колонна солдат, прокладывающая себе дорогу сквозь людскую толпу. Вслед за солдатами ехала военная техника и несколько грузовых повозок.
   Зеваки гурьбой столпились вдоль улицы, почти не реагируя на требования военных разойтись по домам. Бегло оценив ситуацию, Маун понял, что в ближайшее время ему не удастся перейти на ту сторону.
   Оставалось только следовать за колонной, сторонясь людных мест и укрываясь во дворах. Путь предстоял долгий, парк находился в самом конце проспекта, но Маун надеялся, что колонна свернет или остановится раньше. Примерно так и произошло.
   Не прошло и получаса, как воздух пронзил тревожный вой сирен. Люди забегали быстрее, словно муравьи в раскуроченном муравейнике. Некоторые из них показывали пальцем в небо. Там, в ослепительной голубизне, Маун разглядел несколько темных точек, стремительно движущихся к центру города.
   - Драконы!! - в один голос выдохнула толпа.
   Солдаты бросились устанавливать одну из машин в боевое положение. Судя по всему, это было что-то вроде зенитки. В то же время где-то на востоке прогремел выстрел, и яркая огненная игла устремилась вверх. Драконы все как один метнулись в сторону, и снаряд прошел мимо, погаснув где-то в небесной выси.
   Маун не стал досматривать воздушное шоу и попытался воспользоваться моментом, чтобы прорваться на другую сторону улицы. Но только он выскочил из двора на дорогу, как безумная живая масса людей подхватила его и понесла куда-то в сторону. Люди в панике разбегались кто куда. Уже долгие годы в Тибете не было слышно и отголосков войны, бои на Южном полуострове были чем-то вроде развлечения для туристов, жаждущих острых ощущений.
   Так или иначе, Тибет полностью полагался на тройную линию обороны, сквозь которую обычно не могла пролететь и муха. Поэтому люди были совершенно не готовы к нападению на сам город, и теперь метались в панике, пытаясь найти хоть какое-то убежище, чтобы там зарыть голову в песок и переждать это ужасное нападение.
   Вот этой рекой человеческих тел и был смыт со своего пути Маун. Пару минут он беспомощно барахтался в этой массе, стараясь удержаться на ногах. Несколько раз его грубо толкали и пинали ногами, но он, собрав всю волю в кулак, терпел боль и отчаянно цеплялся свободной рукой за одежду окружающих. Другой рукой он крепко прижимал Книгу Печатей к груди.
   Вскоре толпа немного поредела, многие люди укрылись в ближайших домах, надеясь таким образом защититься от атаки с воздуха. Другие продолжали бежать дальше по улице, стараясь как можно скорее добраться до своего дома, чтобы помочь спастись родным и близким. Но только Маун успел вырваться из плена человеческих тел, как совсем рядом, прямо над его головой, просвистело что-то большое. Яркая вспышка света и оглушительный грохот наполнили все пространство вокруг, заставив его упасть на землю, схватившись за голову.
   Несколько секунд он ничего не видел и не слышал. Потом в ушах появился пронзительный звон, а в глазах - резкая боль. Пошарив вокруг себя, Маун нащупал упавшую книгу и снова бережно прижал ее к себе. Он ничего не видел и не слышал, но чувствовал вокруг себя движение, топот ног, горячее дыхание, ярость и страх.
   Сжавшись в комок, Маун ждал, когда его чувства вернутся к нему. Окружившие его темнота и тишина давили на сознание, пробуждая в нем непонятные образы. Боль и страх, жалость к себе, желание убежать, скрыться, провалиться сквозь землю... Слабость, чувство своей ничтожности, бесполезности, вечные вопросы к себе, к другим, ко всему миру... Чувство вины, ответственность, страх и слабость, желание скрыться от чужих глаз... Гнев, ярость, жажда мести, решимость, ответы на вопросы, сила и воля...
   Маун не знал сколько прошло времени - минута, две, или десять - но скоро он сквозь звенящую тишину начал различать какие-то звуки. Крик, топот ног, дикий хохот, плач. Открыв глаза, он словно в дымке увидел вокруг себя несколько силуэтов. Они стояли и смотрели на него, смеялись и рычали. Одна большая тень перед ним что-то говорила.
   - Совсем неинтересно будет просто добить его, - голос был женский, ледяной, но в то же время опасно жгучий.
   - Давайте тогда помучаем его! - утробно прорычал кто-то над самым ухом Мауна.
   - Нет смысла, он даже не сопротивляется, - заметил первый голос. Маун протер глаза и смог рассмотреть говорившего. Это была красивая девушка с длинными черными волосами до пояса. Она сидела на большом рогатом ящере без седла.
   - Но это же все-таки король, - проговорил монстр, стоящий рядом с девушкой. Это был человек с головой дракона. - Я думаю, стоит отвести его к Селиции.
   - Заткнись, Ра-ра, - одернула его девушка. - Я сама разберусь с ним, у моей мамки своих дел хватает. Я его нашла, значит он будет моим.
   - Ха-ха, король называется! - снова прогрохотал голос над ухом. - Он же едва шевелится. Я его одним пальцем раздавлю!
   Маун приподнялся на одном локте. В другой руке он дрожащими пальцами сжимал книгу с печатью своей семьи на обложке. Его губы беззвучно шевелились сами собой.
   - Смотрите, он пытается что-то сказать, - усмехнулась девушка. - Ну же, давай, не стесняйся.
   Поднявшись на колени, Маун начал пальцем выводить в пыли какие-то символы, все так же не понимая, что он делает.
   - Он потерял голос, и поэтому пытается что-то написать, - раздался еще один насмешливый голос.
   - Ну-ка, посмотрим, что там у нас? - девушка слегка наклонилась вперед, вглядываясь в знаки на земле. - Что-то знакомое... это же...
   Договорить она не успела. Столб ярко-красного пламени вырвался из земли под оглушительный грохот, напоминающий звон тысячи колоколов. Не задев Мауна, пламя стремительной волной окатило окрестности в радиусе двух десятков метров. Рогатый ящер поднялся на дыбы, скинув с себя девушку. Другие монстры-южане в панике попадали на землю, закрывая головы руками, щупальцами и клешнями.
   Зато слабости Мауна как не бывало. Несмотря на яркий свет и оглушительный грохот, он прекрасно видел и слышал все вокруг. Страх и неуверенность тоже исчезли, словно какая-то могучая сила питала его изнутри. Вмиг вскочив на ноги, он одним прыжком преодолел несколько метров и, вырвавшись из окружения, пустился бежать вниз по улице.
   - Держите его! Это всего лишь дешевый фокус, вставайте и догоните его! - визжала черноволосая девушка за его спиной, но даже если бы все ее воины бросились в погоню, они бы не смогли догнать Мауна.
   Все его тело словно горело изнутри, и это пламя заставляло его двигаться с необычайной скоростью. Всего через минуту он был уже в километре от того места, так что преследователи наверняка потеряли его след. Но Маун, словно одержимый, продолжал бежать со всех ног в том же направлении. Он не разбирал дороги, не помнил, сколько прошло времени, словно был сам не свой.
   Очнулся Маун уже в парке, под стройными стволами деревьев в густых зарослях травы. Его сердце бешено колотилось, ноги ныли от усталости, холодный пот затекал в глаза. С трудом пошевелив рукой, он нащупал на груди Книгу Печатей и облегченно вздохнул.
   - Южане... уже в Тибете... как же так? - тихо прошептал Маун сам себе. Его губы почти не слушались.
   Где-то далеко, за стеной деревьев, гремело сражение. Были слышны выстрелы немагических орудий, взрывы, стоны раненых и крики умирающих. Все было серьезно. Куда серьезнее, чем любой житель Тибета мог себе представить.
   Маун попытался пошевелиться, но все его тело решительно отказывалось подчиняться. Слабость волной прокатилась по нему, затмив сознание и заставив веки опуститься. Еще секунда, и маленький король Тибета погрузился во тьму.
  
  ***
  
   - Сэр, враги только что произвели две высадки десанта в районе улицы Чернокаменной и Башальского холма, - четким голосом сообщил посыльный.
   - Я вижу, - холодно ответил Саманад.
   С его позиции на самой верхней смотровой площадке был виден почти весь город. Всю его южную часть затянула густая дымка. Два новых очага сражения, вспыхнувшие недалеко от дворца, подтверждали слова посыльного.
   - Как дела с защитным полем? - запросил Самонад.
   - Удалось задействовать девять из двенадцати резервных источников, но энергии все равно недостаточно, чтобы обеспечить полную стену защиты, - доложил диспетчер, сверившись с показаниями приборов.
   - Сэр, осмелюсь предположить, что лучше было бы задействовать энергию для питания наших орудий, - вставил один из офицеров, толкущихся за спиной Саманада. - Вряд ли враг сможет так скоро подвести свои основные силы к стенам дворца. А с отдельными десантами мы справимся и без защитного поля.
   - Эти десанты и есть основные силы, - отрезал Саманад. - Не надо недооценивать противника.
   Выскочка-офицер смущенно замолчал и отошел на шаг назад.
   - Что там на поле боя? - поинтересовался Саманад.
   Офицеры засуетились, поспешно запрашивая самые свежие данные.
   - Враг закрепился на своих позициях, но дальнейших атак не предпринимает, - сообщил наконец один из них.
   - Ясно, они готовятся, - в полголоса произнес Саманад.
   - Сэр? - переспросил офицер.
   - Нет, ничего, - Саманад решительно повернулся и сделал шаг к двери. - Оставайтесь здесь и проконтролируйте оборону. У меня есть кое-какие дела внизу.
   И, не дожидаясь ответа офицеров, он вышел со смотровой площадки и быстро зашагал вниз по лестнице.
   - Так к чему они готовятся? - спросил самый молодой из офицеров, почесав затылок.
   Отвечать на его вопрос не пришлось никому. В ту же секунду из дымовой завесы на юге вырвались два десятка летающих объектов и тут же устремились в направлении дворца. Сработали противовоздушные орудия, выпустив в небо огромные раскаленные иглы. Но вражеские транспорты с неожиданной легкостью сманеврировали в сторону, и почти все снаряды прошли мимо цели.
   - Черт, они приближаются! - завопил диспетчер. - Бежим!
   Все офицеры как один сорвались с места и бросились к двери, создав там давку. Спустя секунду раздались первые удары врезающихся в стену дворца транспортов и треск защитного поля.
   К этому времени Саманад был уже на этаж ниже смотровой площадки. Подобрав полы мантии, он бежал по лестнице, перепрыгивая через две ступени. Порою ему навстречу попадались солдаты из королевской охраны с округленными от страха глазами. Саманад грубо отпихивал их в сторону, стараясь как можно меньше задерживаться на таких мелочах.
   - Сейчас от солдат нет никакой пользы, - шипел он себе под нос. - Они только мешаются. Все надо делать самому.
   Лестница на третьем этаже оказалась разрушена. Пробив стену дворца, огромный летающий транспорт вошел в нее наполовину, цепляясь за обломки сооружений своими бесчисленными костяными шипами. Дверь транспорта была открыта, и внутри никого уже не было.
   Саманад вернулся на два пролета назад, чтобы свернуть в боковой коридор. Но не прошел он по нему и нескольких шагов, как навстречу ему выскочили полдесятка солдат. Все они в панике побросали оружие и с криками ужаса убегали куда глаза глядят. За их спинами возвышался громадный монстр с четырьмя руками, в каждой из которых было по топору. Он грозно вопил, с трудом пробираясь за убегавшими солдатами по узкому коридору.
   - С дороги! - рявкнул Саманад и одним движением выбросил вперед руку с каким-то маленьким блестящим шариком. Яркая вспышка белого света озарила коридор, оставив от солдат и их преследователя только угольно-черные тени на стенах. Саманад, как ни в чем не бывало, спрятал руку обратно под мантию и продолжил свой путь вниз по лестнице.
  
   Темно и тихо. Но сна нет. Уже давно. Дни, месяцы, годы... почти всегда один. Редкие просветления в сознании приносят только боль. Но все телесные страдания не сравнятся с леденящей пустотой, поднимающейся из самой глубины бесконечно огромной души.
   Седгор - так окрестил его хозяин. Сам он не знал своего настоящего имени, не помнил прошлого, даже не догадывался о своем происхождении. Все, что он имел - это каменные стены, железная маска и Двузуб. Последнее было его оружием, которому он дал имя. Двузуб представлял собой длинный прочный шест, на обоих концах которого были закреплены лезвия, как у косы. Лезвия были направлены противоположно друг другу и заточены с обеих сторон.
   Таким образом, Двузуб имел множество способов повреждения противника, которыми Седгор и учился владеть практически всю свою жизнь. Это был приказ хозяина, которого Седгор не мог ослушаться, поэтому он продолжал тренироваться день и ночь, не чувствуя ни голода, ни усталости. Он не знал, когда и с кем ему придется сражаться, но чувствовал, что этот день обязательно придет.
   И вот его час действительно настал. Седгор сидел в углу своей камеры, прижав рукоять Двузуба к груди, когда дверь распахнулась и в проеме появился силуэт хозяина. Седгор сразу узнал его запах, а если быть точнее, запах его мыслей. Сегодня они пахли яростью.
  
   - Ну что же, Седгор, настал твой черед показать, на что ты способен, - сказал Саманад и отошел на шаг в сторону, освобождая проход.
   - Да, хозяин, - Седгор поднялся, звякнув цепями, и сделал шаг к выходу.
   - Помнишь, я говорил тебе, что отправил твою сестру на важное задание? - продолжал Саманад. - Так вот, она не вернулась.
   - Мне очень жаль, хозяин, - проговорил Седгор, хотя на самом деле ничего не почувствовал в своей душе кроме привычной холодной боли. Он слышал несколько раз от хозяина о своей сестре Лилани, и даже видел ее однажды, но ни о каких семейных узах и речи быть не могло.
   Седгор вышел из камеры на яркий свет большого подземного помещения. На его голове была железная маска в форме головы какого-то рогатого животного с кольцом в ноздрях. Мускулистое тело прикрывали тяжелые стальные пластины, крепящиеся с помощью толстых цепей к его рукам, ногам и туловищу. В руке Седгор уверенно сжимал Двузуб.
   - Я вижу, ты в отличной форме, - одобрительно кивнул Саманад. - Сейчас у нас будет возможность это проверить. За мной.
   Саманад повел Седгора куда-то наверх по узким винтовым лестницам. Не прошло и минуты, как они уже были на первом этаже дворца. Седгор еще никогда не покидал подвала, но яркий свет и большие пространства не напугали его. Он одинаково хорошо видел во тьме и при дневном свете, как и Лилани, мог различать в деталях объекты на больших расстояниях и замечать малейшие движения почти при любом угле зрения.
   Тем более, сейчас у него не было времени удивляться. Он следовал за хозяином, а хозяин уверенно вел его через залы, заваленные обломками и окровавленными телами. Но на входе в четвертый зал Саманад остановился как вкопанный. Там, взгромоздившись на гору трупов и сжимая в когтистых лапах громадный молот, сидел получеловек-полуящер. Заметив новоприбывшие жертвы, монстр повернул голову в их сторону и прищурился. В его глазах мелькнула угроза, и в тот же миг Седгор бросился вперед, закрывая собой хозяина.
   Ящер поднялся во весь свой исполинский рост и стремительно обрушил всю массу молота на Седгора. Если бы тот попытался увернуться, то удар пришелся бы точно по Саманаду, поэтому Седгор выставил перед собой Двузуб, и молот с оглушительным лязгом ударил по его рукояти. Весь зал содрогнулся от мощнейшего удара, а в полу под ногами Седгора появились трещины, но сам он не дрогнул ни единым мускулом.
   Сделав толчок вперед, Седгор отбросил молот назад и, прежде чем ящер успел снова замахнуться, описал Двузубом в воздухе широкую дугу. Две зеленые лапы, отрезанные по локоть, отлетели вместе с молотом за спину монстру. Ящер дико взвыл, но тут же заткнулся, когда острое лезвие Двузуба рассекло его тело наискосок от плеча до пояса.
   - Чистая работа, - похвалил Саманад. - Но нам надо спешить. За мной.
  
   Смерть. Кто-то умер, но не я. Это я убил его. Я почувствовал, как его душа вырвалась из рассеченного напополам тела и устремилась в бездну смерти. Его кровь на моих руках. На моих ногах и на всем теле. И на Двузубе. Кровь, словно отпечаток чужой прерванной жизни. Но я не чувствую скорби, не чувствую жалости. Чувствую только, как что-то заполняет меня. Что-то целое и завершенное вливается в пустоту моей души. Оно заливает ледяное пламя, жгущее меня все это время.
   Я сделал это машинально. Я сделал это, чтобы защитить хозяина. Я просто хотел, чтобы он остался жив. Я не хотел убивать. Но теперь мне кажется, что я даже рад, что убил его. Я сделал то, что должен делать. Наверно, это единственное, что я умею. Это то, для чего я был создан. Создан моим хозяином.
   Хозяин. Главное, что он остался жив. И, кажется, он даже доволен. Но его мысли все еще пахнут яростью. На кого он зол? На этих существ, стоящих на его пути? Наверно. Я слышу его голос, он зовет меня дальше. Я должен идти вперед и убивать всех врагов моего хозяина. И я сделаю это. Я убью их всех быстро и без колебаний, потому что это все, чем я могу помочь хозяину.
  
  Глава 6: Цветок Коралита
  
   - Это что за разврат?! - вскричала Фю, застыв в воздухе в дверях номера. Перед ней на кровати лежал Амон, обхватив руками Лилани, которая точно так же прижимала к себе мечи.
   - А? Где разврат? - пробормотал Амон спросонья. - Это просто Ли стало холодно, и я решил ее согреть.
   - Ну да, ну да, - недоверчиво проговорила Фю. - А мне кажется, что твоя Ли не замерзнет и голой в снегу. Ведь правда?
   - Если хозяин так желает... - начала Лилани.
   - Опять ты за свое! - перебила ее Фю. - Он-то много чего желает, но пока я тут, ничему такому не бывать!
   - Да хватит уже тебе, - Амон вздохнул и, выпустив Лилани, сел на кровати. - Ничего "такого" и не было, я не извращенец. Хотя, для какого-нибудь больного придурка соблазн был бы большой, она ведь никому не расскажет...
   - Она не расскажет, а я расскажу, - отрезала Фю.
   - Я же сказал, у меня и мысли такой не было! - нахмурился Амон. - Тебе разве не охота во сне обнять что-нибудь мягкое и теплое, ну хотя бы подушку?.. Ах да, ты ведь не спишь. Ну вот отсюда и непонимание!
   - Ну ладно, проехали, - угомонилась Фю. - Я рада, что ты наконец-то проснулся.
   - А сколько я спал? - Амон почесал затылок, оглядываясь по сторонам. - Который теперь час?
   - Половина четвертого ночи, - доложила Лилани, которая тоже села на кровати и уже закинула мечи за спину.
   - Да ну? - Амон встал и недоверчиво посмотрел в окно. Несмотря на яркий дневной свет, почти все окна жилых домов и магазинов были закрыты, а по улице бродили только отдельные подозрительные личности. - А, я совсем забыл, теперь ведь все время светло.
   - Верно, и нам сейчас следует подумать, что делать дальше, - заявила Фю.
   - А зачем что-то делать? - удивился Амон. - Жить и так хорошо. Деньги есть, еда есть, что мне еще надо? Правильно, Лила?
   - Да, хозяин Амон, - подтвердила Лилани.
   - Он же просил не называть его так, - поморщилась Фю.
   - Меня тоже зовут не Лила и не Ли, - Лилани слегка нахмурила брови.
   Фю открыла было рот, но так и не нашла что возразить, и только задумчиво потерла лоб.
   - Ну ладно, Лилани, не обижайся, это же я так, ради шутки, - улыбнулся Амон. - Пошли лучше побродим по ночному городу.
  
   Ночной город, несмотря на яркий дневной свет, оказался довольно неприветливым. То ли местные заведения всегда закрывались на ночь, то ли их владельцы решили не искушать судьбу ввиду массовых волнений народа, но так или иначе за полчаса болтания по улицам города Амон встретил всего два открытых бара и один круглосуточный магазин.
   - А ты чего ждал? - хмыкнула Фю. - Хорошо хоть не ввели военное положение с комендантским часом.
   - Ну до этого, думаю, не дойдет, - возразил Амон. - Потому что и так скучно, некуда податься.
   - Чем тебе не понравились те два бара? - поинтересовалась Фю.
   - Эти помойные ямы? - скривился Амон. - Я хочу не просто напиться, а чтобы весело было. Музыка, девочки, и вообще все такое. Я ведь не бродяга какой-нибудь!
   В подтверждение последних слов Амон похлопал себя по карману, набитому до отказа деньгами.
   - Ты поосторожней, не тряси деньгами, - сказала Фю. - Сейчас хоть и светло, но все-таки ночь, мало ли тут разных элементов ходит.
   Амон в ответ только махнул рукой и пошел дальше. После еще парочки дешевых забегаловок, его надежды, наконец, оправдались. Совершенно нелепыми при дневном свете неоновыми огнями зазывало к себе посетителей казино "Золотой Фишер".
   - Вот это то что надо, - похвалил Амон и направился к входу.
   - Так, только не говори, что собираешься проиграть все наши деньги, - строго сказала Фю.
   - Нет, я собираюсь выиграть еще немного, - ответил Амон. - Не бойся, я знаю, когда остановиться.
   Но остановиться ему пришлось еще на входе. Внушительных размеров громила, стоящий в дверях, жестом остановил Амона.
   - Детям сюда нельзя, - прорычал он.
   - Что? Это кого ты назвал ребенком?! - мгновенно вскипел Амон.
   Громила вместо ответа взглядом указал на Лилани, стоящую чуть позади Амона.
   - Я могу подождать здесь, - вмешалась та.
   - Нет, ты здесь ждать не будешь, - решительно заявил Амон. - Мы сейчас вместе пройдем в казино.
   - Повторяю, с ней вы никуда не пройдете, - так же решительно ответил громила.
   Амон криво усмехнулся.
   - Послушай сюда, ты, перекачанный комод, я богатый клиент, а ты тут всего лишь прислуга, так что я буду делать то, что захочу, а ты будешь меня охранять и заботиться о том, чтобы я ушел довольным.
   - Довольным или нет, но уходишь ты прямо сейчас, - невозмутимо прорычал громила, сложив громадные руки на груди.
   - Амон, послушай, пойдем лучше отсюда, - шепнула ему на ухо Фю. - Помнишь, что я тебе говорила не трясти своими...
   Амон не дослушал и просто отпихнул громилу в сторону. Вернее, попытался отпихнуть, потому что тот от его толчка нисколько не шелохнулся. Хмыкнув, громила протянул руки, чтобы сделать эффективный захват, но тут же был отброшен на несколько метров в сторону мощнейшим ударом в живот. В следующую секунду Лилани уже стояла над ним, приставив к его горлу лезвие меча.
   - Ну вот, я знала, что этим кончится, - вздохнула Фю.
   Еще четверо громил, выбежавших на помощь своему коллеге, застыли в нерешительности. Амон, первым пришедший в себя, грозно взглянул на них и сказал:
   - Пойдем отсюда, Лилани, здесь таких, как мы, не ценят.
   - Говори за себя, мистер богатый клиент, - ехидным голосом сказала ему Фю. - Все, кроме тебя, вели себя достойно.
   - Замолчи, - огрызнулся на нее Амон и, развернувшись, зашагал обратно в отель.
   Лилани, спрятав меч, поспешила за ним.
   - Ну хорошо хоть деньги целы, - подвела итоги Фю.
   - Тебе то с них какой прок? - угрюмо проговорил Амон. - А вот у меня теперь настроение на весь день испорчено.
   - Настроение это ерунда, а вот слишком часто попадаться людям на глаза вам с Лилани не стоит. Тем более так, - рассудительно заметила Фю.
   - Отстань, не до того сейчас, - отмахнулся Амон. - Мне вообще этот город надоел. Валить надо отсюда.
  
  ***
  
   - Вот, похоже, это то самое место, - сказал Геанор, с трудом различив надпись на покосившейся выцветшей табличке над дверью.
   Кривые улочки небольшого провинциального городка Кенаган завели их с Намигой в грязный переулок, наполненный закопченными бочками, стопками старых газет и останками побитых машин. Все дома здесь отличались неприветливыми серыми стенами, наглухо забитыми или плотно занавешенными окнами и тяжелыми железными дверями.
   Дом, адрес которого был указан в записке Фица, был самым неприветливым из всех. Его окна были заварены стальными листами, а в двери не было ни глазка, ни даже замочной скважины.
   - Ну да, разумеется это должна быть самая глухая дыра, какую только можно сыскать во всем королевстве, - съязвила Намига. - Как мы сразу не догадались, где искать?
   - Успокойся, - ответил Геанор. - Это самое подходящее место для штаба подпольной организации сопротивления верховной власти. То что нужно.
   - Ха, ты уже, поди, возомнил себя предводителем этого сопротивления на белом коне и с винтовкой в руках, - еще более едко заметила Намига.
   Геанор нахмурился и посмотрел ей прямо в глаза.
   - Ты все еще злишься на то, что половина лагеря охотников видели твои зеленые трусики? - как можно более серьезно спросил он.
   - Нет, за это я тебя тихо ненавижу, - с ледяным спокойствием ответила Намига. - А злюсь я на то, что ты, как дурак, поверил какому-то старому калеке и наверняка завел нас в ловушку.
   - Понятно, значит боишься туда идти, - понимающе кивнул Геанор.
   - Не больше, чем оставаться с тобой и заразиться твоей тупостью! - отпарировала Намига.
   - Ну тогда... - Геанор сделал приглашающий жест. - Дамы вперед.
   Намига презрительно фыркнула и твердыми шагами подошла к двери. Но там она остановилась в нерешительности.
   - И что дальше? Постучать? - пожала она плечами. - Тут все кулаки собьешь, пока достучишься через эту броню. Может, сразу ногой?
   Но не успела она решить, какой частью тела лучше постучать, как дверь сама удивительно легко скользнула в сторону.
   - Вот видишь, твое женское обаяние творит чудеса, - Геанор картинно развел руками. - Тебя пустили за красивые глаза.
   - Помолчи, наконец, - тихо огрызнулась Намига и шагнула в раскрытую дверь.
   В первые секунды после яркого света ее глаза не могли ничего различить в полумраке комнаты. Единственным светлым пятном выделялась приоткрытая дверь в противоположной стене.
   - Намига, скажи "Привет", - раздался четкий голос откуда-то из темноты.
   - Э... привет, - послушалась Намига.
   - С кем ты там разговариваешь? - спросил Геанор, тоже заходя в комнату. - Это Каники?
   - Каники живет здесь, - ответил голос из темноты.
   - Откуда ты знаешь, как меня зовут? - опомнилась Намига.
   - Я... не знаю, - растерянно ответил голос.
   В это время глаза Намиги немного привыкли к темноте, и она разглядела, что в комнате кроме них никого нет.
   - Кто здесь? - вдруг спросила Намига. - С кем я говорю?
   - Здесь я, - радостно ответил голос.
   - Вот он, - Геанор указал куда-то наверх.
   Под потолком, в дальнем углу комнаты, из стены выдавался обнаженный бюст мужчины, сделанный из железа. Его лицо выглядело живым, а глаза слегка блестели.
   - Что это? - спросил Геанор. - Робот?
   - Мне кажется, это голем, - предположила Намига. - Только как он работает без магии?
   - Это сейчас не важно, - сказал Геанор и обратился к голему: - Ну и где, ты говоришь, Каники?
   - Каники живет здесь, - повторил железный человек, сопровождая свои слова четкой мимикой.
   - Это мы уже слышали, - начала раздражаться Намига. - Скажи, дома он сейчас или нет?
   - Каники не любит гостей, - неожиданно скрипучим голосом проговорил голем.
   В ту же секунду за спиной Геанора раздался металлический лязг. Повернувшись, он обнаружил, что дверь закрыта, и в ней, как и снаружи, не было ни дверной ручки, ни скважины для ключа.
   - Ну вот, отлично, мы в ловушке, - нервно усмехнулась Намига. - Что теперь будем делать, господин Император?
   - Не ной, - угрюмо огрызнулся Геанор. - И вообще, как мне это все уже надоело!
   Он в три шага пересек комнату и пинком распахнул другую дверь. За ней оказалось просторное, освещенное мягким светом помещение, заполненное всякими странными механическими штуковинами.
   - Так, кто здесь Каники? - грозно спросил Геанор, выйдя на середину комнаты.
   Ответа не последовало. Только слабое жужжание какого-то станка в углу нарушало тишину комнаты.
   - Смотри, там еще одна дверь, - заметила Намига, войдя в светлую комнату. - Только она закрыта.
   - Сейчас откроем, - Геанор уверенно шагнул в направлении двери, но в этот самый момент она открылась сама.
   Из двери суетливо выскочил невысокого роста худощавый человечек с нечесаными космами длинных волос, одетый в протертые джинсы и майку с изображением какого-то доразломного ученого с такими же нечесаными седыми волосами.
   - Вы... кто вы? - человечек ошеломленно уставился на Геанора и Намигу.
   - Мы... - начал было Геанор.
   - А, нет, потом, - перебил его лохматый человек и бросился через всю комнату к тихо жужжащему станку.
   - А вы, собственно, Каники? - спросил ему вдогонку Геанор.
   - А, что? Да, я и есть Каники. Ага, так меня зовут, - затараторил человечек, лихорадочно тыкая кнопки на пульте станка.
   Геанор с Намигой переглянулись, как бы не зная, как продолжить разговор.
   - Мы к вам от Фица, - Намига вспомнила слова старого охотника.
   - От кого? От старины Фица? - Каники оторвался от станка и в упор взглянул на Намигу. - Не знаю никакого Фица! А где вы его видели?
   - Он был в лагере охотников, к юго-западу от города, - ответил Геанор.
   - Так, хорошо, замечательно, - Каники потер руки и снова углубился в изучение показаний маленьких электрических приборов. - Ничего не знаю. Что ему от меня надо?
   - Он сказал, что Вы можете помочь нам в нашем деле, - объяснил Геанор. - Но теперь я даже не знаю...
   - Деле? Каком деле? Я ничего не делаю! - снова засуетился Каники. - Вы не из этих? Вы не Искатели случайно?
   - Случайно нет, - грубо ответила Намига. - Слушай, скажи прямо, ты можешь нам помочь или нет?
   - Я-то? Я все могу! - с необычайно самодовольным видом заявил Каники. - Только стану ли я вам помогать? Кто вы такие?
   - Мы борцы за правду и справедливость! - с таким же видом ответила Намига.
   - А если серьезно, то нам нужны силы, чтобы противостоять тирании Тибета, и выяснить, наконец, что там происходит, - добавил Геанор.
   - Ха, а что толку? - усмехнулся Каники. - После одной тирании придет другая, может быть даже ваша! Почему я должен вам помогать?
   - Потому что сейчас самый удобный момент! - воскликнул Геанор. - Сейчас, когда магия бессильна, технология приобретает большой вес, поэтому простые люди, такие как мы с вами, получают шанс покончить с социальным неравенством!
   - Простые люди? - Каники недоверчиво прищурился и подошел вплотную к Геанору. - А мне кажется, что ты не простой человек, а самый что ни на есть маг!
   - Это только кажется, - пояснил Геанор. - Это лишь тело, внешняя оболочка. Оно даже не мое.
   - Геанор, не надо, он все равно не поверит, - попыталась остановить его Намига.
   - Да почему же? Мне уже надоело, что все считают меня магом, хотя я их терпеть не могу! - разгорячился Геанор. - Злая судьбина забросила меня сюда в этом обличии, и теперь я должен быть тем, кого всю жизнь ненавидел!
   - Продолжай! - глаза Каники загорелись нездоровым блеском.
   - Так вот, я совсем не тот, кем могу показаться, - продолжал Геанор уже спокойнее. - Все это началось с того, как я умер...
  
  ***
  
   - Пусто... пусто... закрыто... даже фонтан в парке не работает, вот засада, - Амон устало опустился на зеленую скамейку в тени большого широколистного дерева.
   - Сейчас только шесть утра, в такое время большинство... - начала Лилани.
   - Без сопливых знаю! - огрызнулся Амон. - И вообще, не мешай, дай мне спокойно позлиться.
   Лилани ничего не ответила. Фю только вздохнула и взлетела на дерево.
   - Чего встала? - вдруг спросил Амон. - Садись на скамейку, отдыхай.
   Девочка послушно села рядом. Пару минут они сидели молча, наблюдая за тем, как маленькие червячки шныряют в большой луже с позеленевшей от водорослей водой. В парке было много деревьев и зелени, и совсем мало дорожек, скамеек и прочей ерунды. Так что если зайти немного вглубь зеленых насаждений, то можно подумать, что находишься не в центре города, а в зарослях леса, куда не ступала нога человека.
   - А как это - спокойно злиться? - неожиданным вопросом нарушила тишину Лилани.
   - Что? - не понял Амон.
   - Ты недавно сказал "дай мне спокойно позлиться", - напомнила Лилани. - Как можно спокойно злиться?
   - Ха, интересный вопрос, - оживилась Фю.
   - Что тут интересного? - пожал плечами Амон. - И что тут непонятного?
   - Если ты злишься, то ты уже не спокоен, - пояснила Лилани. - Потому что тебя беспокоит злоба, которую ты чувствуешь.
   - Ты-то что об этом знаешь? - хмыкнул Амон. - Как будто ты часто злишься?
   - Я злюсь, когда обижают хозяина, - без промедления ответила Лилани. - И тогда я не бываю спокойна, я буду все ломать и убивать всех без разбору.
   - Надо же? - удивилась Фю. - А если у тебя не будет хозяина? Если его убьют?
   - Тогда я буду злиться, пока меня не убьют тоже, - пояснила Лилани.
   - Ну это только ты такая, - сказал Амон. - Все остальные умеют злиться спокойно.
   - Вот я и хочу узнать - как и почему? - не отступала Лилани.
   - Зачем ты задаешь такие глупые вопросы? - нахмурился Амон.
   - А зачем ты говоришь такие глупости, которые сам не можешь объяснить? - вмешалась Фю.
   - Да что вы ко мне привязались?! - Амон вскочил со скамейки. - Хотите, чтобы я злился не спокойно? Так вот, получайте!
   Амон со всей силы пнул урну, стоявшую возле скамейки, и та со звоном покатилась вдоль тропинки, рассыпая по пути мусор.
   - Вот тебе, грязный городишко! Познай гнев рядового потребителя услуг и товаров!
   - Ну вот, он опять свихнулся, - развела руками Фю.
   Амон только махнул на нее рукой, отломал от дерева большую ветку, подошел к неработающему фонтану и заткнул его.
   - Раз мне нельзя, то пусть и другие не смотрят! - он погрозил кулаком кому-то невидимому. - Что толку от всего этого парка, если он не может развлечь честного человека?
   Плюнув напоследок в воду, Амон побежал вниз по тропинке, по пути снося урны и калеча скамейки.
   - Получи по заслугам, оплот капитализма!
   - Иди за ним, пока он дел не натворил, - сказала Фю, садясь на плечо Лилани.
   Девочка без промедлений бросилась догонять хозяина. Она бежала удивительно быстро для ребенка, но все же догнала Амона только в самом конце тропинки, и то только потому, что тот застыл как каменный, глядя куда-то перед собой.
   - Тихо вы, - шикнул он, когда Лилани с Фю настигли его. - Смотрите, какая красота.
   Там, в высокой восьмиугольной клумбе розового мрамора рос один-единственный цветок необычайно красоты. Длинный темно-зеленый стебель с мягкими раздвоенными листьями слегка покачивался на ветру. На его верхушке покоился большой бледно-розовый полупрозрачный бутон, по форме напоминающий коралл. Сквозь его лепестки можно было видеть, как внутри шевелятся и переливаются всеми цветами радуги несколько живых огоньков.
   - Это же... коралит! - изумленно воскликнула Фю. - Откуда здесь коралит?
   - Ага, удивительно, - кивнул Амон. - Их по всему королевству не больше десятка, и вдруг на тебе! В таком захолустье, и растет.
   - Если он такой редкий, то почему его не охраняют? - Лилани вышла на шаг вперед Амона и огляделась. - Может, тут есть ловушки?
   - Вокруг него должно быть защитное магическое поле, - пояснил Амон. - Но теперь, как ты понимаешь, оно не работает.
   - Поля нет давно, - не унималась Лилани, - но его все еще никто не украл.
   - А я думаю, его никто и не станет красть, - вставила Фю. - Тому виной древнее поверье, надежно укрепившееся в сознании людей. Говорят, что сорвавшего коралит ждет ужасное проклятье, по сравнению с которым смерть покажется счастьем.
   - Ну, это все бабушкины сказки, - отмахнулся Амон. - Мы, современные люди, в такое не верим.
   - Отнюдь, история содержит факты о состоявшихся проклятьях, - Фю сделала умный вид.
   - Ерунда, нет большего проклятья, чем общество двух таких зануд, как вы! - Амон сплюнул себе под ноги, сделал шаг вперед и легким движением сорвал цветок.
   - Ты что сделал?! - закричала Фю. - Совсем свихнулся?
   - Да не ори ты так, - поморщился Амон. - Смотри, ничего не происходит.
   И действительно, тишину раннего утра не нарушил ни гром среди ясного неба, ни треск разверзающейся земли. Только огоньки внутри коралита слегка звякнули друг о друга и потускнели.
   - Ну и что ты теперь будешь делать? Куда ты с ним пойдешь? - не отставала Фю. - Зачем ты это сделал? Ты что, продать его рассчитываешь? Никто его у тебя не купит, даже если доплачивать будешь!
   - Продавать цветы - это капиталистический пережиток, - отрезал Амон. - Цветы нужно дарить.
   - Ты сдурел? Никто его даже в руки не возьмет, не то чтоб насовсем, - продолжала свое Фю.
   - Ну почему же? - Амон пожал плечами и повернулся к Лилани. - Хочешь? На, дарю.
   Он протянул цветок девочке, и та послушно его взяла.
   - Какой же ты подлец все-таки, - вздохнула Фю.
   - Мне сохранить это для хозяина? - спросила Лилани.
   - Нет, это подарок, - пояснил Амон. - Теперь он твой.
   - Подарок? - переспросила Лилани. - Это как?
   - Только не говори, что тебе никогда ничего не дарили, - нахмурился Амон.
   - А что, вполне возможно, - задумчиво кивнула Фю. - Кто бы ей стал что-то дарить, если она просто орудие убийства в руках своего хозяина?
   - Мой прежний хозяин дал мне эти мечи, - сказала Лилани. - Но это, наверно, не подарок, верно?
   - Правильно, соображаешь, - похвалил Амон. - Мечи тебе дали, чтобы ты ими всех убивала. А цветы дарят... просто так. Это, так сказать, живое выражение чувства!
   - Чувства? - удивилась Лилани. - Какого?
   - Не слушай его, какие у него могут быть чувства? - вмешалась Фю. - Короче, подарок означает, что ты можешь делать с этим цветком все, что захочешь. Даже выбросить его, что было бы лучшим решением.
   - Нет, я оставлю, - возразила Лилани. - Это мой первый подарок.
   Девочка спрятала коралит куда-то внутрь своей куртки. Огоньки внутри бутона при этом снова жалобно зазвенели.
   - Ну вот и ладно, - заключил Амон. - Теперь пойдем еще куда-нибудь.
   - Опять все ломать? - ехидно заметила Фю.
   - Нет, я, кстати, уже не злюсь, - отпарировал Амон. - Правду говорят, что когда что-то даришь, то у самого же настроение улучшается.
   - Может быть, но лучше бы ты для этого выбрал что-нибудь менее опасное, чем этот коралит, - не унималась Фю. - Ведь теперь, быть может, проклятье падет на ни в чем не повинную девочку.
   - Да ладно тебе уже глупости свои болтать, - огрызнулся Амон. - Пойдем лучше назад в отель, а то еще придет сюда кто-нибудь и нас во всем этом погроме заподозрит.
  
  ***
  
   - Вот значит как? - Каники задумчиво потер подбородок. - Значит, ты жил в этом, как его, в космосе?
   - Да, - подтвердил Геанор. - И я бывал даже в открытом космосе.
   - Так, еще раз, - Каники сосредоточенно сдвинут брови. - Космос это... небо?
   - Ну да, можно сказать и так, - кивнул Геанор. - Это если долго лететь вверх.
   - Ага, понимаю, - Каники очередной раз взглянул на схематичный рисунок, изображавший обе части расколовшейся Земли. - Там, сверху, только с другой стороны.
   - Верно, за Разломом, - терпеливо подтвердил Геанор. - А если точнее, между разломом и солнечной половиной Земли.
   - А почему только там? - глаза Каники снова загорелись нездоровым интересом. - Почему вы не живете с той стороны, где светит Солнце?
   - Потому что там жить нельзя, - пояснил Геанор. - Солнечное излучение, многократно усиленное магическим полем, способно расплавить даже самую прочную сталь.
   - А ты видел его? Солнце? - почему-то шепотом спросил Каники.
   - Ну я же только что сказал! - развел руками Геанор. - На него нельзя взглянуть даже через самое толстое защитное стекло. Я видел только, как отражается Солнце на обломках планеты, висящих в пространстве.
   - Вы тоже живете на этих обломках? - продолжал сыпать вопросами Каники.
   - Нет, только два самых больших обломка пригодны для жизни людей. Большая часть Грифов живет на космических базах.
   - На базах? - переспросил Каники. - А какие они?
   - Ну... базы большие. Очень большие, - Геанор задумчиво отвел глаза в сторону, словно оживляя в своем сознании образ космической базы. - Это такой, вроде как, летающий город. Прямо там производится все - еда, вода, воздух. Там, как и в обычном городе, есть дома, улицы, кварталы. Есть парки, искусственные водоемы, театры и музеи. Все как у людей. На самых больших базах есть даже целые заповедники, искусно имитирующие небольшой уголок живой природы, совсем как под землей у Крыс.
   - Ну да, понятно, это не то, - задумчиво пробормотал Каники.
   - Что не то? - не понял Геанор.
   - Да так, - Каники вновь оживился. - Ты сказал, что большая часть живет на базах. А где живут остальные?
   - Остальные, как я например, почти всю жизнь проводят на кораблях.
   - Ага, а какие они, корабли?
   - Ну... корабли они намного меньше, чем базы, - снова начал вспоминать Геанор. - Там тоже есть небольшая автономная система жизнеобеспечения, но она рассчитана на минимальную команду. А вообще, там обычно используются запасы еды со специальных складов. Там есть каюты, капитанский мостик, рубки и системы автоматизированного контроля и управления. Почти на каждом нашем корабле есть оружие. Давай я тебе нарисую, как выглядит корпус.
   Геанор взял еще один листок бумаги и принялся быстро выводить на нем какой-то чертеж.
   - Да... да, похож! - неожиданно вскричал Каники, не дожидаясь, пока Геанор окончит рисунок. - Он точно так и выглядит.
   - Кто так выглядит? - Геанор с подозрением посмотрел на своего собеседника.
   - Не важно. Никто. Ничего, - снова нервно затараторил Каники. - Еще только один вопрос... ты умеешь им управлять?
   - Ну... в одиночку управляться с такой махиной довольно сложно, - Геанор поморщил лоб. - Но, впрочем, в нем нет таких функций, с которыми бы я не был знаком.
   - И ты мог бы запустить такой корабль, если бы он был у тебя прямо сейчас? - руки Каники нервно задрожали. - Ну, допустим, у тебя даже были бы люди, готовые помогать тебе.
   - Так, я не понял, откуда такие вопросы? - Геанор прищурился и пристально посмотрел в безумные глаза изобретателя.
   - Просто скажи это! - неожиданно громко крикнул Каники, но тут же опомнился и взял себя в руки. - Мне надо это услышать... да или нет?
   - Да, мне приходилось управлять пуском корабля, но я не понимаю...
   - Ты... ты... избранный!! - завопил Каники, трясясь уже всем телом. - Я знал, что ты придешь ко мне! Я ждал, и вот этот день настал!
   - Так, приехали, - вмешалась в разговор Намига, все это время лениво разглядывающая странные картинки на стенах. - Какой из него избранный?
   - Нет-нет, именно так! Он пришел, чтобы спасти нас всех! О мой господин!
   Каники бросился было на пол, чтобы растянуться в глубоком поклоне, но тут же вскочил и снова затараторил:
   - Нет, быстрее, нет времени ждать! Нам надо бежать, чтобы успеть выполнить наше предназначение!
   Он схватил Геанора за руку и потянул куда-то, но тот вырвался и в свою очередь грубо встряхнул Каники за плечи.
   - Успокойся и слушай сюда, - твердым голосом сказал он. - Или ты сейчас тихо и подробно рассказываешь мне, что все это значит, или мы никогда никуда не пойдем.
   - Да... да, конечно, - послушно закивал Каники. - Я должен все рассказать, ты ведь ничего не знаешь.
   Он опустился на стул и сжал ладони в кулаки, чтобы они меньше дрожали.
   - Так вот, - начал он. - Этот, как ты его называешь, корабль. Он у нас тут есть. В смысле, там, на острове, там есть этот корабль.
   - Подожди, о чем ты толкуешь? - остановил его Геанор. - У вас есть настоящий рабочий корабль?
   - Да. Ну, в смысле, наверное, - замялся Каники. - Ну, короче, по твоему описанию он похож на корабль. И нам кажется, что он даже рабочий, но мы так и не смогли его запустить.
   - Если вы не смогли его запустить, то откуда вам знать, что он рабочий? - Намига снова вмешалась в разговор, в котором она ничего не понимала.
   - Ну он... это... как бы живет... шевелится иногда, - Каники растерянно посмотрел по сторонам. - Ну в смысле, он реагирует на наши действия, и поэтому я решил, что если сделать все правильно, он все-таки заработает.
   - Ага, и для этого вам нужен я? - догадался Геанор.
   - Да, я всегда верил, что придет избранный, который поможет оживить Рию.
   - Кого? - не понял Геанор.
   - Рия, так зовут наш корабль, - охотно пояснил Каники.
   - Это вы сами его так назвали? - нахмурился Геанор. - Странное имя для корабля.
   - Так написано на борту большими буквами, - оправдался Каники. - На каком-то древнем языке. Один наш историк смог прочитать эти буквы, но перевода мы все равно не знаем.
   - Ну ладно, не важно, - отмахнулся Геанор. - Так где, говоришь, эта ваша Рия?
   - На большом острове к востоку отсюда, - Каники махнул рукой куда-то себе за спину.
   - Ты хочешь сказать, на том острове в пустыне? - удивилась Намига. - Разве там еще кто-то живет?
   - Нет, там даже растений не осталось, - пояснил Каники. - Там только наш лагерь ученых, больше там никто не бывает.
   - Но это же далеко, - не отступала Намига. - На чем мы туда доберемся?
   - Мы возьмем мой автомобиль! - гордо заявил Каники.
   - Ух ты, у вас тут есть настоящие машины? - оживился Геанор. - Не те, которые работают на магии?
   - Нет, никакой магии! Только простая человеческая техника, - Каники поднялся и быстрым шагом пошел к дальней двери, но на полпути опомнился. - Что же вы стоите? За мной, нам надо торопиться!
  
  ***
  
   Маун очнулся от того, что кто-то лизал его руку. Шершавый теплый язык осторожно касался ладони, словно пытаясь определить, жив еще ее обладатель или нет. Яркий дневной свет, просвечивая сквозь веки, создавал перед взором красную пелену.
   - Все еще день, - подумал Маун про себя. - Значит, я пролежал совсем недолго. А может, я был без сознания сутки и сейчас середина следующего дня?
   Он попробовал пошевелить ногой, но ничего не почувствовал.
   - Ах да, совсем забыл, теперь же все время светло, - продолжал Маун. - Да и не все ли равно, сколько сейчас времени. И кто это меня все время лижет?
   Мальчик почувствовал, как чей-то язык лизнул его еще два раза, но в следующую секунду в его руку впились крепкие челюсти, правда не сильно, как будто пробуя.
   Маун вскрикнул и отдернул руку. Все оцепенение как рукой сняло, он быстро приподнялся на локтях и сел, открыв глаза.
   Все, что он успел заметить полуслепыми глазами, был только мохнатый черный зверь, который тут же скользнул в кусты. Маун протер глаза и снова осмотрелся. Судя по высокой траве вокруг и толстым стволам деревьев, он был все еще в том же парке, где и потерял сознание.
   - Да, вспомнил, я же от кого-то убегал, - Маун потер затекшие руки. - От южан, которые напали на Тибет. И я использовал какую-то печать.
   Книга тоже была рядом. Она лежала у его ног, словно верный помощник, готовый в любой момент прийти на выручку Заклинателю. Маун слегка погладил ее дрожащей рукой.
   - И что это была за печать? Совсем не помню, - Маун попытался подняться, но его ноги были как ватные. Только со второй попытки ему удалось встать на четвереньки. - Но это хорошо, что я ее вспомнил тогда. Очень вовремя.
   Еще немного поразмыслив, мальчик решил, что Заклинателю с Книгой в руках не обязательно помнить все печати. В критический момент Книга подскажет их сама. Об этом ему тоже кто-то рассказывал давным-давно.
   - Интересно, что было бы сейчас со мной, поймай меня эти ужасные южане? - подумал вслух Маун. - И еще интереснее, кто все-таки победил? Надеюсь, их уже нет в нашем городе.
   Сделав еще одно усилие, Маун смог, наконец, подняться и твердо встать на ноги. Затем он поднял Книгу и стряхнул со своей одежды листья и траву. Кое-как приведя себя в порядок, мальчик решился выглянуть из глухих зарослей на улицу города.
   На улице царило оживление. Сновали туда-сюда усталые, но встревоженные люди. Откуда-то везли на тележках кирпичи и обломки зданий. Вдоль улицы стояли суровые солдаты. Свои, тибетские солдаты. Южанина Маун увидел только одного, и то мертвого. Его провезли по улице куда-то на восток в большой похоронной тележке. Тело монстра было разрублено на несколько частей, но судя по всему, это был гигантский человек-ящер.
   Маун вздохнул с облегчением. Победили свои, южане разбиты и, по крайней мере, отброшены за черту города.
   Мауну захотелось тут же побежать во дворец, сказать, что он жив и невредим, чтобы за него не волновались. Но кому? Кто за него волнуется?
   - Саманад? - спросил он сам себя. - Ну уж нет, этот только расстроится, что меня не убили. Может быть еще и сам же прихлопнет меня, пока никто не знает, что я вернулся живой.
   Но тут Маун вспомнил, почему он вообще сбежал из дворца. Он не хотел больше быть игрушкой в руках верховного правительства. Он должен был наконец сделать что-то сам. Например, отправиться на север и лично уладить разногласия с северянами. Это надо было сделать раньше, еще до того, как напали южане. Тогда, с помощью немагического оружия, возможно, удалось бы предотвратить это нападение.
   Маун еще раз взглянул вдоль улицы. Где-то на востоке вздымалось вверх пламя пожаров. Что это горит? Дома, которые еще не успели потушить? Или же горы тел, павших в этом бою?
   - Не думай об этом, - твердо сказал сам себе Маун. - Не жалей о прошлом, лучше позаботься о будущем.
   Возможно, южане отброшены из города, но солдатские патрули тут и там означают, что Тибет ждет нового нападения. И, если не поспешить, оно может стать последним для Тибета.
   Утвердившись в мысли, что только он может и должен помочь объединить тибетские и северные силы, Маун стал думать, как ему лучше пробраться на север.
   - Я слышал, поезд теперь не ходит, - вспомнил он. - Там была какая-то авария на путях. Как же теперь люди добираются на север?
   По улице, противно скрипя колесами, проехала повозка, запряженная серым быком. В повозке сидела многодетная семья с мешками, тюками и коробками.
   - Но это же медленно и неудобно, - заметил про себя Маун. - Но, с другой стороны, где теперь достанешь самоходную повозку? Они и раньше то был только у аристократии. А кто я теперь? Никто, ничто и звать никак.
   Маун вздохнул и вышел на тротуар. Он решил попросить какую-нибудь не сильно нагруженную повозку подвезти его. Но как назло, все повозки, отправляющиеся на север, были забиты до отказа.
   Маун побрел вниз по улице, провожая взглядом уныло бредущих быков и мулов. Но вскоре он увидел нечто непохожее на обычные телеги. Перед ним, у тротуара, стояла самоходная повозка, но работала она явно не на магии. Внутри что-то громко трещало и тарахтело, заставляя трястись весь фургон, укрепленный на шести резиновых колесах, а сзади из трубы вырывался какой-то вонючий газ.
   - Что здесь? - солдат из патруля тоже заинтересовался странной повозкой.
   - Беженцы. Только беженцы на север, - ответил коренастый мужичок в клетчатой кепке.
   Но беженцы не очень-то стремились поскорее занять места в фургоне. Большинство тибетцев с недоверием посматривали на подобные северные повозки. И только те, кому совсем некуда было податься, кто потерял и жилище, и все свое имущество, только они боязливо, пряча взгляд от окружающих, забирались в фургон.
   Маун не стал медлить. Спрятав лицо под капюшоном и опустив голову, он точно так же робко подошел к фургону. Так он был больше всего похож на обычного мальчишку-беженца, потерявшего семью и дом. Никто даже не взглянул в его сторону, только чьи-то руки изнутри фургона помогли ему забраться.
   Внутри царил полумрак. Маленькое окошечко с грязным стеклом в стенке фургона почти не пропускало дневной свет. Лиц людей почти не было видно, и, похоже, это всех устраивало.
   Маун сел с краю на жесткую деревянную скамейку. Пожилая женщина, сидящая напротив, внимательно посмотрела на него.
   - Ты совсем один остался? - спросила она.
   - Угу, - кивнул Маун, на всякий случай поглубже закутывая лицо.
   - Бедненький, - покачала головой женщина. - На, вот, скушай пирожок. С вареньем.
   - Спасибо, - Маун взял предложенное угощение, и вдруг почувствовал, насколько он проголодался. Он тут же принялся откусывать от пирожка большие куски и глотать, почти не жуя.
   - Эх, что же это делается, - вздохнула женщина. - Скоро дети от голода умирать начнут. Где ж это видано? Вот при старом короле Ареуле мы войны не боялись.
   Внезапно Маун прекратил есть и крепко сжал зубы. Он изо всех сил старался удержать подступившие слезы. Эти люди, простые рабочие и крестьяне, они не знали, что нынешний король Тибета сидит рядом с ними. Этот мальчик - наследник династии Нактаров, тот, кто должен был защитить свой народ от всего этого.
   - Я все исправлю, только дайте мне шанс, - думал про себя Маун, с трудом сдерживаясь, чтобы не заплакать. - Дайте мне еще один шанс, на этот раз я все сделаю правильно. Клянусь.
   В фургон сели еще двое и захлопнули за собой дверцу. Мужичок в кепке забрался в кабину и объявил:
   - Автофургон отправляется. Следующая остановка - город Горнокиат. Она же конечная.
  
  ***
  
   - Вот... вот она! - воскликнул Каники, когда машина завернула за очередной холм. - Вот Рия, во всем своем величии!
   Где-то среди дальних холмов, еще в получасе езды, стал вырисовываться силуэт странной формы. Приглядевшись, Геанор понял, что это корма космического корабля, приподнятая вверх под углом не менее тридцати градусов. Судя по всему, сам корабль был зарыт носом в землю.
   - А что, он... то есть она вот так вот всегда и стоит? - поинтересовался Геанор. - А выкопать и выровнять не судьба?
   - Мы пытались, конечно мы пытались, - начал оправдываться Каники. - Но она крепко вцепилась во что-то зубами.
   - Чем-чем? - переспросил в недоумении Геанор. - Зубами? Откуда у корабля зубы?
   - Мы не знаем, может это и не зубы, - пожал плечами Каники. - Но они очень похожи на зубы. В общем, скоро сам все увидишь.
   - Что ты все время "мы" да "мы", - не выдержала Намига. - А кто это - "мы"?
   - Мы - это группа исследователей, уже многие годы занимающихся проблемой запуска, или как у нас говорят, оживления Рии, - пояснил Каники.
   - Понятно, - протянула Намига. - А у вас там все такие же... ученые?
   - О, там есть специалисты намного более сведущие в этой области, чем я! - восхищенно заявил Каники. - Но в общем, простыми словами, да, у нас там все очень ученые.
   - Этого я и боюсь, - тихо пробормотала Намига себе под нос.
   Тем временем машина обогнула еще один холм, и ее пассажирам предстал вид Рии, так сказать, в полный рост. Вытянутый в длину корпус был собран из множества дисков, что делало его похожим на позвоночник. Из каждого такого позвоночного диска вверх торчал изогнутый назад шип, а с боков и снизу были встроены какие-то устройства, напоминающие закрытые иллюминаторы. Два несоразмерно огромных крыла были словно сложены вдоль корпуса, и своей примитивной четырехугольной формой никак не соответствовали экзотической форме всего корабля. Нос практически не был виден за нагромождением поддерживающих и укрепляющих конструкций.
   - Это вы тут все так... уделали? - поинтересовался Геанор.
   - Да, мы проделали огромную работу по укреплению и восстановлению базовых конструкций Рии, - гордо объявил Каники. - Также мы заменили и отремонтировали некоторые элементы внутри корабля, так что теперь почти все они функционируют нормально. Вот только скоординировать их работу нам никак не удается.
   - Интересно, - задумчиво протянул Геанор. - Ну ладно, если ты говоришь, что эта... штука все-таки работает, то я посмотрю, что можно сделать.
   Машина остановилась у большой цементной будки с маленькими окошками. Из нее встречать новоприбывших вышли трое ученых.
   - Значит, это и есть твой избранный? - без всякого приветствия задал вопрос один из них, грузный человек лет сорока с густой бородой. - Не очень-то он похож на ученого.
   Каники хотел что-то ответить, но Геанор опередил его.
   - Не суди о людях по внешности, - сказал он. - Может, ученым я себя назвать не могу, зато опыт работы с кораблями у меня больше, чем у всех вас вместе взятых.
   - Довольно самоуверенное утверждение, - холодно заметил толстый ученый.
   - Прекрати, Матар, - вмешался Каники. - Тогда как я пытаюсь оживить Рию любыми возможными способами, ты только пытаешься доказать, что раз у тебя не получилось, то ни у кого другого тоже не получится.
   - Вот у него точно не получится, - Матар ткнул пальцем в сторону Геанора. - Неужели ты поверил ему на слово? Стареешь, Каники.
   - Конечно нет. Я проверил его, и могу с уверенностью сказать, что он по крайней мере видел другие корабли.
   - Видеть еще мало, - усмехнулся Матар и хотел было вставить какую-нибудь длинную и бессмысленную реплику, но Геанор перебил его.
   - Хорош трепаться. Где тут входной люк, или что там у нее?
   Не дожидаясь приглашения, Геанор обогнул ученых и направился к носовой части корабля. Намига и Каники молча последовали за ним.
   - Нет, ну каков нахал! - возмутился Матар, но ни он, ни другие ученые не стали задерживать пришельцев.
   Подойдя ближе к кораблю, Геанор смог разглядеть его нос. Он был шире, чем весь остальной корпус, но сужался к концу, что делало его похожим на змеиную голову. Картину завершали те самые зубы, о которых говорил Каники. На поверхности земли была только верхняя "челюсть", но под ней виднелись и нижние зубы, кончики которых торчали из какого-то плотного материала металлического цвета.
   - Мда, - протянул Геанор. - Эта вещь все меньше похожа на корабль, и больше на...
   - Дракона, - подсказала Намига.
   - Да, точно, словно его срисовали с картинок из книжки древних сказок.
   - Почему сказок? - удивилась Намига. - На юге действительно живут драконы. Живого я, правда, не видела, но нам показывали настоящее чучело.
   - Ну что, избранный, уже запустил корабль? - насмешлив проговорил Матар, нагоняя процессию. - То, что это железный дракон, мы и без тебя поняли.
   - Помолчи, - небрежно отмахнулся Геанор. - Где здесь вход?
   - А вот тут, прямо через пасть, - поспешно объяснил Каники. - Идите за мной.
   За множеством металлических конструкций, установленных учеными, скрывалось "горло" корабля. Но Каники, не доходя до него, свернул в маленькую неприметную дверцу сбоку.
   - А что там, внутри? - спросил Геанор, кивнув на бездонную пропасть горла.
   - Там, надо полагать пищевод и желудок, - съязвил Матар. - Вы что, биологию не проходили?
   - Действительно, там механизм непонятного нам устройства, - пояснил Каники. - Он перерабатывает любые материалы, поступающие внутрь, и разлагает их на простейшие химические элементы. А там, еще дальше внутри, они потребляются.
   - Так что же, корабль, можно сказать, питается всем подряд? - уточнил Геанор.
   - Нельзя сказать наверняка, но когда мы запускали этот механизм, он разлагал практически все: и камни, и сталь, и живую материю, - на последних словах Каники покосился на других ученых, а те в свою очередь отвели глаза.
   Тем временем узкая лестница вывела их в просторный коридор, освещенный лампами дневного света. Коридор был разделен на сегменты, судя по всему, в соответствии с позвоночными дисками корабля. Сегменты соединялись подвижными переходами.
   - Это что значит? - удивился Геанор. - Корабль, что ли, гибкий?
   - Вероятнее всего, это так, но у нас пока что не было случая проверить, - доложил Каники.
   Он нажал на какую-то кнопку на стене. Тихо вздохнув, отъехала в сторону дверца, открывая взгляду посетителей очередное помещение, наполненное датчиками, мониторами, пультами управления и прочей электроникой.
   - Вот, господа, мы в самом центре головы, - торжественно объявил Каники. - Тут располагается "мозг" корабля.
   - Скорее похоже на кабину пилота, - заметил Геанор, входя внутрь.
   - Уж не думаешь ли ты, что можешь стать таким пилотом? - спросил Матар все так же в своем насмешливом тоне.
   - Отчего же нет? - пожал плечами Геанор. - Тут все просто, даже ребенок справится.
   - Так-то оно так, - Матар погладил бороду. - Вот только весь этот пульт управления не работает. Приходится запускать конкретные органы напрямую.
   - Он не работает, потому что нет ключа, - уверенно заявил Геанор. - Тут нигде не валялось что-нибудь похожее на ключ? Может, под ковриком?
   Матар только пренебрежительно фыркнул.
   - Может быть, это подойдет? - вмешалась Намига, доставая портативный магический жезл. - Он устроен так, чтобы подходить ко всем замкам в королевстве. Вот только если Рия была сделана до Разлома, то к такому замку жезл не подойдет.
   - Но все-таки надо попробовать, - кивнул Геанор. - Вот тут скважина, как там твой жезл работает?
   Намига поднесла нижний конец жезла к скважине, и тот слегка шевельнулся, меняя свою форму.
   - Кажется, работает, - по-детски весело улыбнулась Намига. - Вставлять?
   Геанор кивнул.
   Как только кончик жезла оказался в скважине, кабину сильно тряхнуло. Под ногами что-то загудело, заурчало, словно оживая. На пульте управления загорелись экраны бесчисленных счетчиков.
   - Здорово! - восхитилась Намига.
   - Да, несомненно, - холодно сказал Матар. - Вот только мы уже такого добивались без всякого ключа. Дальше дело не пойдет. Вот, смотрите, пульт все равно не работает.
   Действительно, все приборы показывали нули, а на нажатие кнопок и рычагов Рия никак не реагировала.
   - Ну что ж, теперь можно пойти посмотреть, что в корабле неисправно, - невозмутимо заявил Геанор. - А ты, Намига, останься здесь, и крикни, если на пульте что-то изменится.
  
  ***
  
   - Есть охота! - простонал Амон и уселся на скамейку, обхватив живот руками.
   - Так чего же ты сел? - искренне удивилась Фю. - Хлеб за желудком не ходит.
   - А куда мне идти? - поинтересовался Амон. - Все кафе и забегаловки открываются только в десять. Это еще час ждать, я не выдержу!
   - В паре кварталов отсюда есть открытый круглосуточный магазин, - поделилась наблюдениями Лилани. - Там можно купить вполне питательную еду.
   - Ты что, тоже голодная? - спросила ее Фю.
   - Нет, - коротко ответила девочка.
   - Понимаю, ты так говоришь, потому что хочешь, чтобы я один ел эту их дрянь быстрого приготовления? - нахмурился Амон. - Там же мясо из крыс, лапша из бумаги, а булочки вообще пожеванные.
   Фю поморщилась. Ее словно кольнуло выплеском эмоций чьей-то души.
   - Нет, я вовсе такого не хотела, - быстро проговорила Лилани. - Извините, хозяин...
   - Не извиняйся! - прервала ее Фю. - Это он должен извиниться. И, вместо того чтобы орать всякую ерунду, ему стоило бы поблагодарить тебя за ценную информацию.
   Амон нахмурился. Он перевел сосредоточенный взгляд с Лилани на Фю, а потом обратно. Вдруг его лицо разгладилось и он широко улыбнулся.
   - Ладно, извини меня, Лилани, - сказал он, потрепав девочку по голове. - Ты у меня молодец.
   Фю вздрогнула. На этот раз кольнуло сильнее. "Это Амон? - подумала про себя она. - Неужели к нему частично вернулась душа? Нет, наверно кто-то другой. На Лилани не похоже, вот ее холодный камень души, рядом. Больше никого нет. Показалось?"
   - Ну ладно, показывай дорогу, где этот магазин? - Амон поднялся и начал нетерпеливо озираться.
   Лилани послушно пошла вперед. Амон не отставал и постоянно заглядывал куда-то вперед, словно надеясь увидеть магазин первым. Фю, неторопливо махая крылышками, завершала процессию. Она то и дело настороженно поглядывала по сторонам. Что-то ее беспокоило, словно в воздухе зависла угроза.
   Магазинчик был небольшой, но уже с утра там была очередь. Со всей округи в единственный открытый в это время магазин стягивались пьянчуги за бутылкой на опохмел, туристы, как Амон, по какой-либо причине не спящие в такую рань, или просто домохозяйки, внезапно обнаружившие, что в доме закончилась соль.
   Не долго думая, Амон пристроился в конец очереди и почти сразу начал бузить по поводу медленного обслуживания, малого ассортимента продукции и запаха прокисшего молока от гражданина, стоящего перед ним.
   Лилани и Фю остались дожидаться его снаружи. Мимо них изредка проходили люди с озабоченными и взволнованными лицами, спешащие на работу или в газетный киоск за свежими новостями. Толпы, как вчера вечером, еще не было, но уже явно чувствовалась тревога, повисшая в воздухе.
   От созерцания утренний городской суеты Фю отвлек тихий мелодичный звон.
   - Ты все еще не избавилась от этой штуки? - недовольно спросила она.
   - Это подарок, - Лилани смотрела сквозь бутон Коралита на небо. На светло-голубом фоне розовые шарики внутри переливались таинственным блеском. Словно драгоценные камни, добытые из самых недр земли и освещенные лучами далекого солнца. - Красиво.
   - Говорю тебе, до добра нас этот цветок не доведет, - настаивала Фю. - Хотя бы спрячь его, а то кто-нибудь увидит.
   Лилани убрала Коралит обратно в куртку и... вздохнула. Фю при этом снова почувствовала слабый укол чувств.
   - Что это было? - удивилась она. - Лилани, ты сейчас что-нибудь почувствовала?
   - В смысле? - не поняла девочка.
   - Ну, ты вздохнула, - пояснила Фю. - Почему? Что ты при этом чувствовала?
   - Ну... не знаю, - призналась Лилани, почему-то опустив глаза.
   - Вот опять, - Фю поморщилась, как от резкого звука. - Мне кажется, это все-таки от тебя.
   - Что я могу чувствовать? - нахмурилась Лилани. - Ты ведь говорила, что у меня душа, как камень.
   - Это так, - согласилась Фю. - Но внутри камня, похоже, шевелится что-то живое.
   - Не лезь не в свое дело, - неожиданно резко проговорила Лилани сквозь сжатые зубы. - И не лезь в мою душу.
   - Я бы рада не лезть, но твои шумные эмоции забивают все мои каналы восприятия, - Фю тряхнула головой, словно отгоняя лишние чувства.
   - Тогда проваливай, - не унималась Лилани. - Тебя тут никто не держит.
   - Что же ты так разнервничалась? - хихикнула Фю, на всякий случай взлетая повыше. - Задумала что-то неладное? Может быть, грязное и антиобщественное? Надо будет Амону рассказать, уж он-то из тебя правду вытрясет.
   - Не вздумай, - грозно сказала Лилани, но тут же добавила мягче: - Не говори, пожалуйста.
   Фю хмыкнула.
   - Мне кажется, ты сама не понимаешь, что чувствуешь. Скажи, это ведь у тебя в первый раз?
   - Наверно, - Лилани опустила глаза, словно припоминая. - Раньше мне никогда ничего не дарили. И вдруг хозяин... то есть Амон... а этот цветок, он такой красивый...
   - Эй, потише, попробуй успокоиться, - Фю снова затрясла головой. - Твои чувства глушат меня, так я ничего не пойму.
   - Он... так добр ко мне, правда? - продолжала Лилани, словно не слыша ее. - Он такой... раньше для меня все люди были или свои, или враги... а он такой... я не знаю, как сказать...
   - Все, хватит! - закричала Фю. Схватившись за голову, она поспешно залетела за угол.
   - Тоже мне, каменная душа, - тихо проговорила она сама себе, пытаясь привести в норму свои чувствительные рецепторы. - Таких ярких всплесков эмоций я еще не видела. И, вроде бы, без особого повода.
   - Ошибаешься, - проговорил совсем рядом чей-то насмешливый голос.
   - Э... простите? - Фю в недоумении уставилась на женщину с длинными черными волосами, неожиданно возникшую перед ней.
   - Ты недооцениваешь значение одной важной фигуры, - сказала женщина.
   - Мы... знакомы? - спросила Фю, как будто что-то припоминая.
   - Вряд ли ты слышала мое имя, хотя тебя я запомнила с прошлой нашей встречи, - снова усмехнулась женщина. - Меня зовут Селиция, и я предводитель южной армии, которая скоро будет править миром.
   Вдруг Фю почувствовала сильный сигнал опасности. Раньше он был заглушен эмоциями Лилани, но теперь было ясно, что он исходит от этой женщины.
   - Лила... - хотела крикнуть она, но Селиция слегка дунула на свою ладонь, и Фю тут же оказалась пойманной в прочном мыльном пузыре, не пропускающем звук.
   - Посиди тут, пока мамочка все уладит, - улыбнулась черная женщина и растворилась на фоне серой стены так же внезапно, как и появилась.
   Пузырь же продолжал невозмутимо висеть в воздухе, несмотря на отчаянное сопротивление маленькой Фю.
   Тем временем Амон, потрепанный, но довольный собой, наконец вышел из магазина, сжимая в руках две большие пачки чипсов. Изо всех его карманов торчали сосиски, чебуреки, беляши и прочий хлам, разогреваемый за полминуты сонными продавщицами в круглосуточных магазинах.
   - Вот, последние урвал, - похвастался он Лилани. - Если надумаешь, то могу поделиться. Кстати, а где Фю?
   - Она полетела туда, - услужливо указала направление девочка.
   - Надо ее найти, - сказал Амон и решительно направился за угол.
   Но не успел он пройти и двух шагов, как из-за угла появилась красивая женщина с черными волосами и остановилась, в упор глядя на Амона.
   - Опять что-то ешь? - усмехнулась Селиция, кивком указав на чипсы.
   - А ты опять меня преследуешь? - нахмурился Амон. - Что тебе надо на этот раз?
   - Я просто поняла, что без тебя мне не обойтись, - спокойно пояснила Селиция. - Пойдешь со мной?
   - На ваш пыльный захудалый юг? - поморщился Амон. - Вот еще!
   - Я так и знала, что ты откажешься, - Селиция весело улыбнулась.
   - Говоришь так, словно хочешь заставить меня силой, - Амон сделал шаг назад и еще больше нахмурил брови. - Но на этот раз тут есть кто-то, кто не даст меня в обиду.
   - Имеешь в виду свою цепную собачку? - Селиция бросила пренебрежительный взгляд на Лилани.
   - Кто это? - спросила та у Амона. - Мне убить ее?
   - Ну попробуй, - усмехнулась Селиция и подняла правую руку, словно готовя оружие.
   Лилани среагировала мгновенно. Тут же блеснули ее мечи и рассекли воздух в том месте, где только что стояла черная женщина.
   - Где она? - удивилась девочка, но лишь громкий смех ниоткуда был ей ответом.
   Лилани развернулась, но за ее спиной не было ни Селиции, ни Амона. Она была вообще одна в этом переулке.
   - Где?.. Где? Где!?! - закричала она, лихорадочно осматриваясь по сторонам.
   Пузырь лопнул, и Фю оказалась на свободе. Но она тут же рухнула на землю, потеряв равновесие. Ее буквально снесло мощной волной горя, страха, боли и отчаянья.
   - Амон!! - раздался совсем рядом с ней крик, похожий на вой раненой волчицы. - Хозяин...
  Глава 7: Страшный сон
  
   - Все, приехали, - сообщил водитель, распахивая заднюю дверцу фургона.
   Тот час же оттуда посыпались изрядно помятые пассажиры. По их зеленым лицам было видно, что они готовы целовать землю только за то, что на ней можно твердо стоять. Потирая синяки и ушибы, они щурили глаза от яркого дневного света и неверной походкой спешно разбредались кто куда. Только пожилая женщина остановилась возле водителя с недовольным видом.
   - Обязательно было так гнать по бездорожью? - сварливым голосом начала она.
   - Что поделать, это кратчайший путь до Горнокиата, - с безразличным видом пожал плечами водитель. - Добрались всего за шесть часов. Остальным упряжкам еще столько же досюда ехать.
   - Но вы же знали, что на борту дети, - не отставала скандальная женщина. - Наверняка, ребенок серьезно травмировался. Надо его обязательно осмотреть.
   - Не вижу никакого ребенка, - ответил водитель, посмотрев на бывших пассажиров и даже заглянув внутрь опустевшего фургона.
   - Как так? Где же ребенок? - женщина тоже посмотрела по сторонам, но среди уныло разбредающихся фигур детей точно не было. - Куда он делся? Вот только что был тут.
   Но Маун, о котором шла речь, был уже достаточно далеко. Он постарался скрыться из виду сразу же, как только открылись дверцы фургона. Словно предчувствуя возможные расспросы, он скользнул в ближайший двор и, пройдя его насквозь, оказался на другой улице.
   Горнокиат был небольшим шахтерским городком. Шесть здешних шахт обеспечивали работой почти все трудоспособное население. Добытые полезные ископаемые обычно загружались в грузовые вагоны скорого поезда Тибет - станция Северная. Но теперь, после его крушения, сырье пылилось на складах, угрожая крушением экономике города.
   Вот поэтому жители Горнокиата, простые рабочие, обычно не интересующиеся политикой, теперь с беспокойством ожидали новостей из Тибета. Между тем, всеобщая военная мобилизация вынудила и местные органы власти усилить патрули на улицах города, отчего обстановка становилась все более напряженной.
   Во всей этой подозрительной атмосфере маленькому королю нелегко было сохранять инкогнито. Но сейчас Мауна занимал другой вопрос. Последний раз он ел перед отправлением фургона, и то за время дороги от тряски тот пирожок уже был, вероятно, не в животе, а где-то в голове.
   - На голодный желудок плохо думается, - рассудил Маун. - Сейчас бы перекусить. Вот только что?
   Денег у мальчика с собою не было. Конечно, он был не единственным голодным беженцем из Тибета, и специально для таких, как он, был оборудован палаточный лагерь с пунктом раздачи бесплатной пищи. Но, явись он туда, ему было бы не избежать подробных расспросов о его происхождении, месте жительства и родственниках. Ребенок без взрослых привлекает намного больше внимания, чем кто бы то ни было другой. Чего доброго, еще узнают и отправят обратно во дворец.
   - Но что же тогда? - спросил сам себя Маун. - Воровать? Попрошайничать? Да уж, хорош король... символ своего народа. Уж лучше умереть с голоду.
   Но умирать ему было еще рано. Слишком много всего он должен был сделать. Поэтому он стиснул зубы и попытался заглушить голос желудка, призывающий к самым неразумным действиям.
   - В конце концов, что такое шесть часов без еды? - уговаривал Маун сам себя. - Люди месяцами голодают, и ничего... А, может, в книге что-нибудь полезное найдется?
   Но в книге ничего полезного на этот случай не нашлось. Там была только печать, устраняющая боль, и Маун уже собирался наложить ее на себя, чтобы не чувствовать голода, но вовремя заметил, что привлекает к себе лишнее внимание. Ребенок в лохмотьях, читающий посреди улицы большую красивую книгу, вызывал подозрение, и какие-то парни в клетчатых рубахах уже с интересом поглядывали в его сторону.
   Быстро захлопнув книгу, Маун снова скользнул во двор. На этот раз он решил поскорее найти себе надежное убежище.
   - Отсюда, кажется, недалеко до окраины, - рассудил он. - А в таких городках на окраине всегда много маленьких садовых домиков. Сейчас в городе суматоха, так что вряд ли кому-то есть дело до овощных грядок.
   Еще немного поразмыслив, он решил укрыться в одном из таких домиков. Кроме того, там можно было найти, чем подкрепиться.
   - Ведь это не воровство, если я сорву парочку никому не нужных морковок, которые бы иначе все равно загнили на грядке, - Маун заранее придумал оправдание перед своей совестью.
   В последний раз все обдумав и мысленно утвердив свой план, Маун отправился вдоль улицы на север, к ближайшей окраине города.
  
  ***
  
   - Обращается со мной, как с ребенком! - сидя в кресле пилота, Намига раздраженно пинала какую-то железную коробку, стоящую под пультом управления.
   С тех пор, как Геанор и ученые ушли, прошло больше часа, но кабина пилота больше не подавала никаких признаков жизни. Только иногда корабль содрогался от ударов машин и инструментов.
   - Все они одинаковые, - продолжала Намига подогревать сама себя. - Ходят там по кораблю туда-сюда с умным видом, а я должна тут сидеть скучать.
   Намига развернула кресло и посмотрела на заднюю стенку кабины. Она пестрела какими-то табличками, рисунками и картами с непонятными значками.
   - "Сиди тут и ничего не трогай, скажи нам, если что-то изменится", - Намига передразнила Геанора. - Я кто ему, девочка на побегушках? Да я уже почти совершеннолетняя!
   Намига резко встала и несколько раз прошлась по кабине взад-вперед. Больше всего на свете она не любила чувствовать себя брошенной, оставленной за бортом событий.
   - Тем более, сейчас у нас нет времени сидеть и ждать, - убеждала она себя. - Они просто не имеют права пренебрегать моей помощью! Наверняка, эти мужики упустили из виду что-то важное, что заметно только чуткому женскому глазу. Надо на всякий случай осмотреть корабль. Вот отсюда и начну!
   Намига посмотрела наверх. Потолок кабины был наклонен под углом относительно пола. По краям на нем были видны неровности, напоминающие извилины мозга. Не найдя наверху больше ничего интересного, Намига внимательно осмотрела пол, стены, и даже заглянула под открытую панель пульта управления, но нигде не нашла чего-нибудь такого, в чем бы она хоть немного разбиралась.
   - Ну ладно, пускай сами копаются во всех этих кнопочках и лампочках, - махнула рукой Намига. - Надо проверить, куда ведет тот коридор.
   Она вышла из кабины пилота и снова очутилась в просторном, ярко освещенном коридоре. Но не успела она пройти даже во второй его отсек, как ее внимание привлекла маленькая, едва приметная дверца в стене. Створки двери имели неровную форму, таким образом, что дверная щель изгибалась в виде знака интеграла.
   - А когда мы шли сюда, я этой двери не видела, - вспомнила Намига. - Вот и первое наблюдение. Посмотрю, что там.
   Как только она коснулась рукой двери, ее створки плавно и беззвучно разъехались в стороны. Сразу за ними была маленькая круглая комната без окон или ламп. Внутри было совершенно темно и пусто. Только на стенке слева на уровне лица был маленький уступ, напоминающий полочку под зеркалом в ванной.
   - Что это такое? - разочарованно спросила сама себя Намига. - Кладовка какая-то наверное. И ученые из нее уже все вынесли.
   Намига вышла обратно в коридор и дверца так же плавно закрылась за ее спиной. Далее следовало еще несколько служебных помещений, наполненных приборами, инструментами, станками, машинами и даже оружием. Внимание Намиги привлекла только небольшая столовая человек на десять, но и ею, похоже, давно не пользовались.
   - Интересно, где ученые едят и живут? - спросила она вслух. - Здесь, вроде, должны быть эти... как их... каюты.
   Первая каюта обнаружилась в следующем отсеке. Она была довольно просторной и рассчитывалась на двух человек. Мягкие кровати были аккуратно застелены, но ими явно давно никто не пользовался. Шкафчики для одежды и стол тоже были пустыми.
   - Где же тогда все ученые? - задумчиво проговорила Намига. - Ушли с корабля и оставили меня тут одну? Очень мило с их стороны.
   Она хотела было пойти к выходу, чтобы тоже покинуть пустой скучный корабль, но что-то ее остановило.
   - Однако же, аккуратно убраны эти кровати, - заметила она. - Вряд ли они сохранились в таком виде со времен постройки корабля. Но кто же тогда тут убирался? Эти небритые лохматые ученые? Вот уж сомневаюсь...
   Намига села на краешек кровати. Матрац слегка спружинил, создавая впечатление податливой упругости.
   - Удобные постели, - Намига провела по покрывалу рукой. - Видно, что в те времена заботились о простых людях.
   Покрывало чуть сдвинулось под тяжестью Намиги, обнажив уголок подушки, лежащей в изголовье кровати. Наволочка выглядела свежей, словно только что постиранной. Сама подушка была такой пышной и упругой, что, казалось, может лопнуть, если проткнуть ее иголкой.
   Намига сама не заметила, как легла на кровать. Она просто отметила про себя, что никогда ни на чем более удобном не лежала... и что потолок идеально ровно выкрашен в нежно-голубой цвет... и что вокруг так тихо и спокойно... и что она уже очень давно нормально не спала...
   Ее глаза закрылись плавно и беззвучно, как дверь той комнатки, которую она нашла несколько минут назад. Мягкая темнота окутала ее сознание.
  
  ***
  
   - Где он? Где он?! - безумные крики разносились эхом по улочкам городка Заозерного. - Где он?..
   Опустив голову и руки, Лилани неровной походкой брела вдоль безликих каменных домов. Ее ладони были исцарапаны в кровь, а в волосах запутались деревянные щепки и кирпичная крошка.
   - Что случилось, девочка? - озадаченно спросил случайный прохожий. - Ты потерялась?
   Лилани остановилась и тяжелым взглядом посмотрела на прохожего.
   - Убью! - вскричала она и, схватив несчастного за руку, бросила его в кусты.
   - Это уже шестой ни в чем не повинный человек, - отметила Фю, а про себя подумала: - Хорошо, что она в ярости забыла про мечи. А то было бы шесть трупов.
   Лилани, ничего не ответив, побрела дальше. След жертв и разрушений тянулся за ней от самого магазина. Людей она просто отшвыривала в сторону, как старые игрушки, а вот объектам уличного благоустройства доставалось сполна. Скамейки, ограды и даже небольшие ларьки, которые стояли у Лилани на пути, она просто разбивала вдребезги.
   - Слушай, я понимаю, как тебе тяжело, - начала Фю, - но если ты не научишься контролировать свой гнев, то ничем не сможешь помочь делу.
   - Что ты понимаешь? - огрызнулась Лилани. - И чем ты можешь помочь со своими глупыми советами?
   - Хм, я вообще ничем помогать не должна, - обиделась Фю. - Он ведь твой хозяин, а не мой.
   - Мой... Амон, - девочка остановилась и почему-то посмотрела наверх, в пустоту неба. - Мой Амон...
   - Так вот, я тут не при чем и спасать его не собираюсь, - объявила Фю. - Я и так из-за него многого натерпелась.
   - Мой Амон... - снова повторила Лилани.
   - Да твой, твой, угомонись ты, - вспылила Фю. - Хватит уже причитать, возьми себя в руки и иди, спасай своего Амона! Раз уж он так тебе дорог.
   Лилани ничего не ответила. Она повесила голову, села прямо на землю и... заплакала. Заревела, словно обычная маленькая девочка, испуганная и одинокая. Она терла глаза израненными кулачками, а ее грозные мечи за плечами вздрагивали в такт всхлипываниям.
   - Ну вот, приехали, - Фю растерянно всплеснула руками. Такого поворота событий она никак не ожидала.
   Подлетев поближе, она попыталась заглянуть девочке в лицо. Последняя вспышка гнева Лилани полностью оглушила чувствительные сенсоры сати, и теперь Фю совсем не слышала эмоций.
   - Что с тобой? - обеспокоено спросила она. - Ты сама на себя не похожа. Я даже не знала, что ты можешь плакать.
   Лилани ничего не ответила. Она продолжала сидеть, уткнувшись в колени и размазывая по лицу слезы и кровь.
   - Да... дело серьезное, - задумчиво протянула Фю.
   Отбросив всякую осторожность, он подлетела вплотную к Лилани и села ей на плечо.
   - Что же ты совсем раскисла? - мягким голосом проговорила она. - Сидишь тут, хнычешь, а Амон там один, ждет, когда ты его спасешь.
   - А как... как я могу его спасти? - всхлипывая, проговорила Лилани. - У меня не... не получится.
   - Если не пытаться, то точно ничего не получится, - строго сказала Фю. - Ты должна взять себя в руки и сделать все возможное. И поторапливайся, пока Амон еще жив.
   - А он еще жив? - недоверчиво спросила Лилани.
   - Да, я ведь... чувствую его, - соврала Фю. - Аномалию его души я могу чувствовать даже на большом расстоянии, и поэтому знаю, что с ним все в порядке.
   - Обещаешь? - совсем по-детски спросила Лилани, с надеждой заглянув в глаза Фю.
   - Обещаю... - с трудом выговорила Фю. Она внезапно почувствовала, как внутри что-то сжимается. Раньше ей никогда не приходилось обманывать ребенка, даже для того, чтобы его успокоить. Но, собравшись с духом, она сказала увереннее: - Он точно жив, ведь той дамочке с юга он нужен был для чего-то живым.
   - Она была с юга? - задумчиво спросила Лилани.
   - Да, я уже видела ее однажды, - пояснила Фю. - Она использует Амона, чтобы вызывать каких-то громадных демонов.
   - Далеко с юга? Это там, на полуострове за Тибетом? - Лилани словно рассуждала вслух. - Как ты думаешь, она забрала Амона туда?
   - Эм... ну да, вероятнее всего, - подтвердила Фю. - А что ты собираешься...
   Вдруг Лилани резко поднялась во весь рост и вытерла рукавом с лица слезы.
   - Пойдем со мной? - почти утвердительно спросила она.
   - Куда? - Фю от неожиданности совсем растерялась.
   - На юг, спасать Амона, - пояснила Лилани. - Ты ведь не в серьез говорила, что не собираешься его спасать?
   - Ну... конечно он мне не безразличен, но от меня-то какой толк? - пожала плечами Фю.
   - Ты сможешь чувствовать его.
   - По правде говоря, мои чувства уже притупились, - Фю слегка покраснела. Ей приходилось покрывать старую ложь новой. - Ты ведь и так знаешь, что он жив.
   - Но ты знаешь и понимаешь больше меня, - добавила Лилани. - Мне не обойтись без твоих советов.
   - Ну, тут ты преувеличиваешь, - Фю покраснела еще сильнее, на этот раз от смущения. - Я ведь никогда не была там, на юге.
   - Мне нужна твоя помощь, но я не могу тебя заставлять, - сказала Лилани. - Поэтому я прошу.
   - Ну раз так... - нерешительно проговорила Фю. - Ладно, я пойду с тобой.
   - Тогда сиди на плече и держись за меня крепче, - предупредила Лилани.
   - Постой, как ты собираешься добраться до юга? - поинтересовалась Фю. - Поезд сейчас не ходит. А если украсть повозку, то это привлечет слишком много внимания.
   - Я побегу, - сказала Лилани и, не дожидаясь ответа, пошла по улице в направлении южной окраины города, постепенно набирая скорость.
   - Ты шутишь? - удивилась Фю. - Там же тысячи километров.
   - Я быстро бегаю, - отпарировала девочка. И действительно, как только она перешла на бег, ее скорость резко возросла.
   - Все равно ты скоро выдохнешься, - пыталась урезонить ее Фю. Теперь ей приходилось держаться за одежду Лилани обеими руками, чтобы ее не сдуло с плеча.
   - Никогда, - твердо ответила девочка, продолжая набирать скорость. Теперь она вполне могла конкурировать с самоходной повозкой.
   - Ну, если ты так считаешь... - начала Фю, но ветер унес ее слова далеко назад. Ошарашенные прохожие останавливались и смотрели вслед промчавшейся мимо них черной тени.
   Вскоре последние дома городка Заозерное остались позади, и маленькая бегунья взяла курс прямо на юг, к горным вершинам, возвышающимся на горизонте.
  
  ***
  
   Намига проснулась оттого, что почувствовала на себе чей-то взгляд. Открыв глаза, она увидела в дверях каюты белокурую девочку лет восьми. Она смотрела на Намигу своими глубокими светло-серыми глазами и не двигалась. Из-под белого больничного халатика выглядывали худые босые ножки.
   "Откуда на корабле ребенок?" - подумала про себя Намига и села на кровати.
   - Ты чья? - спросила она. - Ты с кем-то из ученых сюда приехала?
   Девочка молча развернулась и вышла из каюты.
   "Может, она потерялась? - предположила Намига. - Надо отвести ее в кабину, пусть ждет ученых". Она встала с кровати и вышла из каюты вслед за девочкой.
   Улица, на которой она оказалась, выглядела окраиной города. По правой стороне стояли довольно высокие жилые дома, но слева были уже совсем заброшенные деревянные лачуги. Несмотря на это, на улице царило оживление. Смуглые торговцы продавали фрукты прямо с фургонов, стоящих поперек тротуара. Чуть дальше располагались палатки с яркой дешевой одеждой. Покупатели толпились вокруг торгашей, постепенно и деловито перекочевывая от палатки к палатке.
   - Как же я найду ее в таком столпотворении? - растерялась Намига.
   Но искать девочку не пришлось. Неожиданно Намига почувствовала в своей руке маленькую ладошку. Девочка стояла слева от нее и смотрела ей в лицо. Вблизи глаза девочки казались еще более глубокими, и даже прозрачными. Словно были сделаны из какого-то странного сорта стекла.
   - Я хотела поесть бананов, но у меня нет денег, - доверительно сказала девочка.
   - У меня тоже нет с собой, - с неподдельным сожалением сказала Намига. Ей очень не хотелось расстраивать эту девочку. Худенькая ладошка в ее руке выглядела такой бледной и хрупкой, что Намига боялась сделать ей больно.
   - Тогда давай просто погуляем, - предложила девочка, и Намига, не раздумывая, согласилась.
   Они пошли по улице, уклоняясь от шныряющих покупателей и заглядывая в палатки продавцов. Намига с удивлением заметила, что многих из продающихся фруктов она не знает, а некоторые, по ее сведениям, исчезли тысячи лет назад.
   - Что это за город? - спросила она.
   - Бигвик, - ответила девочка.
   - Ты тут живешь? - поинтересовалась Намига.
   - Я родилась тут.
   - А где твои родители? - спросила Намига, но почему-то сразу поняла, что и сама знает ответ. Ее родители умерли, причем давно.
   Девочка промолчала. Вдруг Намига заметила, что она уже не босая, а обута в не по размеру большие ботинки, из-под которых выглядывают такие же несоразмерные носки. На худеньких ножках они смотрелись особенно нелепо.
   - Ты не устаешь в такой тяжелой обуви? - спросила Намига.
   - Не знаю, - ответила девочка. - Мне нельзя гулять одной. Как хорошо, что ты пришла ко мне.
   Внезапно Намига почувствовала, как комок подступает к ее горлу. Она крепче сжала руку девочки, чтобы никогда ее не отпускать.
   - Здесь так много людей, но они не разговаривают со мной, - пожаловалась девочка. - Иногда мне кажется, что они меня не понимают.
   - Кто они такие? - спросила Намига. - Тут, кажется, только торговцы и покупатели. Вся эта улица словно большой базар.
   - А там, дальше, еще есть магазины, большие и маленькие, - сообщила девочка.
   - А кто живет в этих домах? - Намига указала на один из жилых домов. - Продавцы или покупатели?
   - Ночью туда прячутся все, и я остаюсь одна, - сказала девочка. - И тут совсем нет других детей.
   - Какой-то странный город, - Намига подозрительно посмотрела по сторонам.
   - Тут только магазины и базары. Тут негде играть. И не с кем.
   - И ты целые дни проводишь на этих грязных шумных улицах? - почти возмущенно спросила Намига.
   - Нет, я еще бываю за городом, - девочка показала рукой куда-то вперед, но там были только еще магазины и ларьки.
   Сама не зная зачем, Намига свернула в высокую арку между двумя магазинами. Сразу за ней раскинулся бескрайний ковер сочной зелени, покрывающий склон холма. Оглянувшись назад, Намига обнаружила, что город остался далеко позади, под холмом, на вершине которого оказались они с девочкой.
   - Тут мне тоже нельзя играть, но воздух здесь чище, - сообщила девочка. - Мне тут легче.
   Внезапно со всей ясностью Намига увидела, что девочка тяжело больна. У нее рак легкого. Это было очевидно настолько, как будто девочка была стеклянной и ее можно было видеть насквозь.
   - Завтра мне будут делать операцию, - сказала она. - Я или выживу, или умру.
   Намига с ужасом посмотрела на девочку. Но та выглядела совершенно спокойной. Она не плакала, не просила о помощи, не умоляла сказать, что все это неправда. В ее глаза была только робкая покорность судьбе.
   - Все будет хорошо, - неуверенно сказала Намига. - Сейчас врачи многое могут, они даже оживляют совсем мертвых людей.
   Девочка ничего не ответила. Она молча смотрела в глаза Намиге, словно ожидая, что та скажет еще.
   - Тебя обязательно вылечат, - продолжала Намига, постепенно повышая голос. - Ты будешь снова здоровой, и я опять приду к тебе. Мы будем гулять вместе, и я куплю тебе бананов, и все что ты захочешь! Я увезу тебя в другой город, туда, где много других детей и игровых площадок! Все будет хорошо, вот увидишь!
   Под конец Намига почти совсем сорвалась на крик. Но девочка смотрела на нее все так же спокойно и бесстрастно.
   - Меня ждут, - сказала она.
   Внизу, на склоне холма, стояли двое мужчин. Они смотрели прямо на Намигу с девочкой, но их лиц не было видно. Вдруг Намига почувствовала, что ее рука опустела. Маленькая ладошка выскользнула из нее легко и быстро. В следующую секунду девочка была уже на полпути к ждущим ее людям.
   - Подожди! - крикнула Намига.
   Девочка остановилась и обернулась.
   - Как тебя зовут? - спросила Намига.
   - Рия, - ответила девочка и пошла дальше.
  
   - Рия... - тихо повторила Намига.
   - Что? - переспросил Геанор.
   - Ее зовут Рия.
   - А, ты про корабль, - Геанор понимающе кивнул. - Ну да, так ее называют.
   - Ты не понимаешь, - Намига села на кровати. - Эту девочку зовут Рия.
   - Ты о чем? - снова спросил Геанор. - Это тебе приснилось?
   - Приснилось? - Намига встряхнула головой. Она снова была на той самой кровати в каюте, а Геанор сидел у нее в ногах. - Ну да, наверно. Это был сон.
   - Я не нашел тебя в кабине, и решил пройтись по кораблю, - сказал Геанор. - Так и знал, что ты где-нибудь тут спишь, пока все работают.
   - Что? Я сплю? - обида снова всплыла из глубин души Намиги. - А... а кто тебе позволил врываться в комнату, где спит девушка?! Что за манеры?!
   - Да ладно тебе, не кипятись. Мы же почти родные, - усмехнулся Геанор. - Послушай лучше, что я хотел тебе сказать. Мы нашли серьезные неполадки в системе циркуляции воздуха корабля. Она намного более сложная, чем у других кораблей. Даже я не понимаю назначения некоторых элементов. Но нам кажется, что именно это мешает нам скоординировать действия. Поэтому мы решили попытаться починить систему, даже рискуя окончательно все испортить.
   - Система... воздуха, - задумчиво проговорила Намига. - У нее ведь рак легких...
   - Ну да, так вот, я хотел предупредить тебя, что когда мы будем перестраивать систему, на корабле будет небезопасно находиться, - продолжал Геанор. - Можешь сойти на землю, пока не поздно. Мы скоро начинаем.
   - Нет, - решительно отказалась Намига. - Я должна остаться здесь. Рия может не пережить операцию, если ее не подбадривать. Она ведь еще совсем маленькая...
   - Понятно, - нахмурился Геанор. - Ну ладно, уговаривать тебя не буду, но ты еще раз подумай над моим предложением, когда окончательно проснешься.
   Геанор встал и вышел из каюты. Намига снова осталась одна сидеть на мягкой кровати. Образ маленькой девочки снова промелькнул перед ее глазами.
   - Рия... - прошептала она. - Все будет хорошо.
  
  ***
  
   - Ну все, все, хватит, остановись уже, - упрашивала Фю. - Я верю, что ты можешь бежать вечно, только остановись.
   - Нет... - Лилани тяжело дышала, но не сбавляла темп. - Еще рано... еще далеко...
   - Да нет же, послушай, вон там какой-то город, - продолжала Фю тоном, не терпящим возражений. - Ты можешь там отдохнуть и что-нибудь съесть. Это хорошее место.
   - Я не хочу, - ответила Лилани. - Я не могу... терять время...
   - Ты уже едва дышишь, - настаивала Фю. - Не будет ничего хорошего, если ты сейчас умрешь от разрыва сердца.
   - Я в порядке... это я от злости... задыхаюсь...
   - Там, в городе, мы можем узнать полезные сведения. Я чувствую, что там есть что-то нужное, - Фю применила последний аргумент. Но на этот раз она не лгала. Какое-то непонятное внутреннее чувство действительно тянуло ее в этот город. - Поверь мне, ты ведь для того и взяла меня с собой, чтобы слушать мои советы.
   Лилани ничего не ответила, но слегка замедлила бег и посмотрела в сторону приближавшегося города. Они уже были достаточно близко, чтобы разглядеть крайние дома.
   - Вот, это садовые домики, и там никого нет, - продолжала Фю. - Там можно укрыться и оценить обстановку.
   - Пожалуй, ты права, - согласилась Лилани. Она резко развернулась под прямым углом и быстро побежала к городу.
   Фю облегченно вздохнула. Оказывается, эту упрямую девчонку всегда можно переубедить, если как следует постараться. Наверно, без хозяина у нее нет ни одного твердого своего мнения.
   Между тем, садовые домики были уже совсем близко, так что можно было разглядеть узоры на их ставнях. Лилани постепенно замедлилась, а затем перешла на шаг. Ее дыхание стало легче, но все еще оставалось учащенным.
   - Ты ведь можешь чувствовать людей на расстоянии, так? - спросила она. - Ты уверена, что там никого нет?
   - Там совершенно безопасно, - уклончиво ответила Фю. Ей почему-то не хотелось говорить, что там есть один человек. Тем более, что она не чувствовала от него опасности. Скорее наоборот, ее тянуло к этому человеку.
   Лилани подошла к высокому забору и легко перемахнула через него. Огород, в котором они оказались, выглядел заброшенным. Вся его территория заросла травой, сквозь которую кое-где проглядывали одичавшие цветы и кустарники.
   - Вон там, за оградой, что-то растет, - Фю показала налево. - Ты можешь найти там что-нибудь съестное, а я пока разведаю обстановку.
   - Я не голодна, - возразила Лилани. - У меня еще много энергии.
   - Да ладно тебе, ведь никогда не знаешь, когда удастся перекусить в следующий раз, - не дожидаясь ответа, Фю полетела направо, в сторону большого двухэтажного дома, выложенного из красного кирпича.
   Лилани осталась одна стоять по пояс в траве. Она зачем-то посмотрела вниз, где на земле еще виднелись следы ровных грядок. Затем она взглянула вслед улетающей Фю. Когда та совсем скрылась из виду, Лилани бесшумно подошла к деревянной изгороди и заглянула за нее. Нам, на грядке рядом с кустами росла большая сочная морковь.
   - Попробую, пока Фю не вернулась, - подумала про себя Лилани и осторожно перелезла через забор.
   Но только она протянула руку, чтобы сорвать самую большую морковку, как застыла в изумлении. Прямо напротив нее точно в такой же позе стоял Маун и круглыми от удивления глазами смотрел на нее.
   - Что ты здесь делаешь? - первой пришла в себя Лилани.
   - А ты здесь откуда? - ответил вопросом на вопрос Маун.
   - Я первая спросила, - настаивала девочка.
   - Ты ведь сама знаешь, - нахмурился Маун. - Ты за мной пришла, верно?
   - Зачем ты мне? - Лилани выпрямилась и посмотрела на маленького короля сверху вниз.
   - Не прикидывайся, - Маун тоже встал, и их глаза снова оказались на одном уровне. - Тебя Саманад послал за мной. Я знаю, ты ему служишь.
   - Нет, он больше не мой хозяин, - Лилани недовольно сощурилась.
   - Надо же, вы знакомы? - вмешалась только что подоспевшая Фю.
   - Да, я знаю ее, - ответил Маун. - Она жила во дворце и все время бегала за Саманадом, как собачка.
   - Повторяю, я ему не служу! - Лилани повысила голос и сделала шаг вперед.
   - Так, так, стойте, давайте спокойно разберемся, - Фю зависла в воздухе между детьми и повернулась к Мауну. - Ты, насколько я понимаю, король, так? Как там тебя... Маун Нактар, верно?
   - Все правильно, - строгим голосом ответил Маун, не глядя на Фю. - Я единственный настоящий король Тибета.
   - Ага, замечательно, очень приятно, а я сати, зовут меня Фю. - представилась та. - Между прочим, у нашего народа давняя дружба с вашей семьей Нактаров.
   - Да, я слышал об этом, - Маун мельком взглянул на новую знакомую и снова уставился в глаза Лилани.
   - Вот и славно, - продолжала Фю. - Лилани, успокойся, он нам не враг, и мы против него ничего не имеем.
   - Я знаю, - ответила девочка. - Мне и дела нет, это он меня боится.
   - Нет, я тебя не боюсь, - возразил Маун. - Я теперь знаю, что ты всего лишь раба своего хозяина. Об этом говорит твоя печать - знак собаки.
   - Откуда ты знаешь? - удивилась Лилани и непроизвольно поднесла руку к воротнику, как будто подтягивая его повыше.
   - Потому что... так надо, - Маун не сразу сообразил, как ответить на этот вопрос. Действительно, откуда он узнал? Он видел эту печать на шее Лилани так ясно, что даже не сразу заметил, что на самом деле ошейник плотно закрыт воротником. - Все-таки... я настоящий Заклинатель Печатей, единственный в своем роде! Все печати мне подвластны.
   - Эту печать не ты наложил, - отпарировала Лилани.
   - Я знаю, это сделал Саманад, - с умным видом кивнул Маун. - Грубая работа, я запросто могу снять ее.
   - Это правда? - снова вмешалась Фю. - В последний раз, когда мы пытались снять ошейник, ничего не вышло.
   - Ерунда, у меня получится, - уверенно заявил Маун. - Давай покажу. Ты станешь свободной, и тебе не надо будет подчиняться хозяину.
   - Нет! - неожиданно резко крикнула Лилани. - Даже не думай, не позволю! Пусть остается.
   - Ну как хочешь, - Маун растерянно пожал плечами. - Я хотел как лучше.
   - Понимаешь, она сильно привязалась к своему новому хозяину, - сообщила Фю. - Может, она боится, что это чувство исчезнет вместе с печатью.
   - А почему у нее новый хозяин? - удивился Маун. - Кто он?
   - Так уж получилось, волею судеб, - неопределенно ответила Фю.
   - Его зовут Амон, - добавила Лилани.
   - А где же он? - Маун огляделся по сторонам, но больше никого не увидел.
   - В том-то вся и проблема, - вздохнула Фю. - Мы сами его ищем.
   - Ты ведь недавно из Тибета, верно? - вдруг спросила Лилани. - Ты должен знать все последние новости.
   - Ну да, там много чего произошло с тех пор, как... я последний раз тебя видел, - слегка замялся Маун.
   - А что именно? - глаза Лилани загорелись нетерпением. - Рассказывай все.
   - Ну, все - это слишком долго, - Маун задумчиво почесал лоб. - Лучше опишите мне свою проблему, а я постараюсь вспомнить всю полезную информацию.
   - Хорошая идея, - согласилась Фю. - Ну так вот, тогда слушай...
  
  ***
  
   Большая светлая комната. Ковры, столы, шкафчики, мягкие стулья с высокими спинками и даже камин. Обстановка дорогая, создающая впечатление теплого домашнего уюта. Окна большие, выходят в парк.
   В окно стучат. Стучит ветка. Все дерево колышется, словно от ветра, хотя остальные деревья стоят спокойно.
   - Нехорошо, когда ветка стучит в окно, - сказала мама. Она стоит возле камина. - Это плохая примета.
   - Я не верю в приметы, - ответила Намига. Она взяла со стола садовые ножницы, открыла окно и отрезала ветку. - Вот, больше не стучит.
   В окно снова стучат. Голубь прилетел и бьется прямо в стекло. И не улетает.
   - Нехорошо, когда птица стучит в окно, - сказала мама. - Это плохая примета. Жди дурную весть.
   - Мама, перестань, я не верю в приметы, - Намига снова распахнула окно. Голубь ворвался в комнату и сел на спинку стула.
   - Нехорошо, когда птица садится рядом, - снова начала мама, но Намига оборвала ее.
   - Все, хватит мне голову морочить своими суевериями! - она повысила голос. - И что ты вообще тут делаешь? Тут люди работают, иди домой.
   Мама молча вышла из комнаты, плотно закрыв за собою дверь.
   - Ну вот, обиделась, наверно, - вздохнула Намига. - Да что мне эти приметы? Я не жду никаких вестей.
   Но вдруг Намигу осенило. Она вспомнила про Рию, про ее операцию.
   - Это же сегодня, - сказала она себе. - Я должна была ее подбодрить. Уже поздно?
   Голубь сидел на спинке стула и в упор смотрел на нее.
   - Пошел прочь! - согнала его Намига. - Я не верю в приметы, вот увидите, операция пройдет успешно, Рия вылечится, и мы с ней будем гулять!
   В ответ тишина. Даже листья за окном не колышутся.
   - Где же она? Где проходит операция? В этом городе есть больница? Это Бигвик? Или я дома, в Тибете?
   Намига подскочила к двери и дернула за ручку. Дверь не открывалась.
   - Что же это такое? Тут даже нет замка, почему она не открывается?
   Намига потянула сильнее. Потом еще сильнее. И, наконец, дернула изо всех сил. Дверь распахнулась, впустив в комнату небольшую стаю белых голубей.
   - Откуда тут взялись эти птицы? - спросила вслух Намига, поднимаясь с полу.
   Голуби, все как один, не задерживаясь, вылетели в окно. Намига хотела было выйти из комнаты, но застыла в дверях, как вкопанная. Прямо перед ней стояла Рия в своем белом больничном халатике. Теперь на ее ногах были голубые резиновые шлепанцы.
   - Рия! - выдохнула Намига. - Я... так рада, что ты жива!.. В смысле, я же говорила, что все будет хорошо! Ведь правда?
   - Операция прошла успешно, - подтвердила Рия. - Меня вылечили.
   Ничего не говоря, Намига шагнула вперед и сгребла Рию в охапку. Она так крепко прижала девочку к себе, что даже почувствовала, как у той бьется сердце. По щекам Намиги текли слезы счастья.
   - Я так рада, что ты жива - повторяла она. - Я так рада...
   - И я рада, - девочка тоже обняла Намигу на удивление крепко для ее худеньких ручек. - Я могла умереть. Но меня вылечили.
   - Но почему у тебя грустный голос? - Намига с удивлением посмотрела на Рию сверху вниз. - Что-то не так?
   - У меня болят крылья, - ответила девочка.
   - Какие крылья? - но тут Намига заметила, что за спиной у девочки два больших белых крыла, как у ангела.
   Вот только состояние этих крыльев оставляло желать лучшего. Они были плотно прижаты к спине, в нескольких местах из них были выдраны перья, и цвета они были не чисто белого, а как будто все в пыли.
   - Они сильно болят, - пожаловалась Рия. - Мне кажется, я больше не смогу летать. Мне страшно.
   - Не говори глупостей, все будет хорошо, - попыталась успокоить ее Намига. - Тебя ведь вылечили один раз, и еще вылечат. Крылья это не так серьезно.
   - Нет, они меня не вылечат, - Рия взглядом показала на двух мужчин. Они стояли совсем рядом, за ее спиной, но их лиц все равно не было видно. Они словно были скрыты в тени. - Никто не умеет лечить крылья. Потому что они люди, а у людей крыльев нет.
   "Ее так просто не обманешь... умная девочка, - подумала про себя Намига. - Но как же мне ее успокоить?"
   - Ну ничего, это не так опасно, - попыталась она зайти с другой стороны. - Я вот живу без крыльев, и хоть бы что.
   - Нет, это важно, это очень важно, - Рия прижала лицо к животу Намиги, и та почувствовала, как намокает ее блузка от слез.
   - Ну же, не плачь, - Намига погладила ее белые волосы. - Все будет хорошо, мы что-нибудь придумаем.
   - Ты мне нравишься, - сказала Рия. - Ты же поможешь мне, правда?
   - Да, - Намига крепче прижала девочку к себе. - Да, конечно я помогу. Я сделаю все, что смогу.
   - Ты спасешь меня, - девочка вздохнула. - Только ты это можешь. Другие не понимают. Только ты слышишь меня.
   - Да, я слышу, - Намига сжимала руки вокруг девочки все сильнее, словно пытаясь слиться с ней воедино. - Что я должна делать?
   - Я не знаю, но в твоих руках мое сердце, - ответила Рия.
   Вдруг Намига почувствовала, как тело девочки тает под ее руками. Она быстро растворялась, словно утренний туман. Через несколько мгновений от нее не осталось и следа. Только в своих ладонях Намига почувствовала что-то теплое и живое.
   - Сердце Рии, - тихо выдохнула она, раскрыв ладони. Действительно, в ее руках билось совсем маленькое детское сердечко.
   Намиге захотелось закричать, выбросить сердце и бежать отсюда, но она не могла. Она просто стояла и смотрела, как кровь стекает по ее рукам и капает с локтей. Сердце билось слабо, но часто.
   - Рия... - прошептала Намига. - Я... я тебя...
   Она с трудом проглотила комок, застрявший в горле.
   - Я... люблю тебя, - сказала она громче. И вдруг закричала во весь голос: - Рия, я люблю тебя!!! Только не умирай, только не исчезай, Рия!! Я все сделаю, все будет хорошо, ты слышишь меня?! Твое сердце в моих руках, я не дам тебя в обиду! Я люблю тебя...
  
   - Проснись, Намига! - Геанор тряс ее за плечи. - Проснись же, наконец!
   - Я... тебя... - продолжала шептать Намига, приходя в себя. - Люблю...
   - Ты опять заснула, - не слушал ее Геанор, продолжая трясти за плечи. - И на минуту тебя оставить нельзя.
   Неожиданно Намига встрепенулась, широко открыла глаза и сама схватила Геанора за плечи.
   - Где сердце? - взволнованно спросила она.
   - Какое сердце? - растерялся Геанор.
   - Где оно, где?! - закричала Намига, впиваясь ногтями в его плечи. - Где Рия?
   - Если ты про корабль, то мы все еще на нем, - сообщил Геанор. - И спешу тебя обрадовать, мы починили...
   - Да я знаю, - прервала его Намига. - Мне просто было так страшно... и одиноко... а ты ушел, оставил меня...
   - Но я же вернулся, - сказал Геанор мягким голосом. - Это был всего лишь сон, не бойся, он уже прошел.
   - Нет, это не просто сон! Мне страшно! - вдруг Намига подалась вперед и обхватила Геанора руками, точно так же, как только что во сне сжимала Рию. - Только ты не уходи и не пропадай.
   - Да что с тобой? - Геанор в конец растерялся. - Никуда я не пропаду.
   - Но ты уйдешь, и я снова останусь одна, - Намига всхлипнула. - И Рия... я не знаю, как помочь ей, мне страшно.
   - Все хорошо, успокойся, - Геанор тоже обнял Намигу и погладил по голове, как испуганного ребенка. - Сон кончился, я с тобой и никуда не уйду.
   Намига подняла голову и пристально посмотрела в его глаза. В них была спокойная уверенность и какая-то внутренняя сила. Она подалась еще немного вперед и коснулась его губ. Он слегка вздрогнул от неожиданности, но она только крепче прижалась к нему. Ее губы были влажными и холодными...
   Потом она уронила голову ему на плечо и заплакала. Она дрожала всем телом, как от холода, но он обнял ее крепче.
   - Тебе определенно вредно тут находиться, - тихо сказал он...
  
  ***
  
   - Вот так мы и оказались здесь, - закончила свой рассказ Фю.
   Маун еще несколько секунд сидел молча, дожевывая морковку, словно не заметил окончания истории.
   - Ну? - Лилани слегка толкнула его локтем в бок. - Что скажешь?
   - Я думаю... - ответил Маун. - Я думаю, что эта Селиция хочет использовать вашего Амона, чтобы призвать какого-то могучего демона. Он ей нужен, чтобы штурмовать дворец.
   - Так чего же мы ждем? - воскликнула Лилани, вскочив на ноги. - Его могут убить тибетцы заодно с Селицией и другими южанами.
   - Я как раз над этим работаю, - с умным видом сказал Маун. - В данный момент я направляюсь на север, чтобы лично вести переговоры с тамошними правителями и найти там свежие силы...
   - Я твои силы, - перебила его Лилани. - Можешь больше не искать.
   - Что? - не понял Маун.
   - Ты искал подкрепление, и нашел его, - повторила Лилани. - Это я. Я пойду в Тибет, подожду там южан и нападу на них из засады, найду эту Селицию и заставлю ее вернуть мне Амона.
   - Стой, стой, - прервал ее Маун. - О чем ты говоришь? Их ведь целая армия. Даже если ты действительно настолько сильна, как рассказала Фю, у тебя все равно нет шансов.
   - Это не твое дело, - отрезала Лилани. - Можешь идти дальше вести переговоры с кем хочешь, а я отправляюсь в Тибет прямо сейчас.
   - Подожди, - остановил ее Маун. Он на секунду задумался, словно какая-то новая идея только что пришла ему в голову. - Твой Амон он ведь... враг Саманада?
   - Да, - подтвердила Лилани.
   - Тогда вот что, - продолжал Маун. - Если я прямо сейчас доставлю тебя в Тибет и укажу хорошее место для засады... то ты поможешь мне свергнуть Саманада и вернуть себе трон?
   - Прямо сейчас? Отсюда до Тибета сотни километров, - Лилани недоверчиво прищурилась.
   - Поверь мне, я ведь Заклинатель Печатей, - для большей убедительности Маун достал книгу и погладил ее по обложке. - Ну что, договорились?
   - Хорошо, - кивнула Лилани. - Если мы сейчас же будем в Тибете, я помогу свергнуть Саманада, если это не помешает спасению Амона.
   - Не знаю, хорошая ли это идея - лезть на рожон, - задумчиво проговорила Фю. - Но так и быть, я с вами.
   - Отлично, тогда нам надо встать ближе друг к другу, чтобы попасть в печать, - Маун поднялся, подошел вплотную к Лилани и деловито открыл книгу. - Так, это место подойдет, земля здесь ровная.
   - Это что, какой-то способ телепортации? - поинтересовалась Фю, садясь на плечо Лилани.
   - Вроде того, - кивнул Маун. - Это Печать Возврата. Я уже накладывал ее один раз, так что должно получиться.
   - А ты уверен, что она предназначена для нескольких существ? - не отставала Фю, заглядывая через плечо Мауна в раскрытую книгу.
   - Здесь написано, что можно, - Маун указал на инструкцию по применению печати. - Главное, держаться друг за друга крепче.
   - Давай уже, не томи, - поторопила его Лилани. - Ты обещал прямо сейчас.
   - Один момент, уже начинаю, - успокоил ее Маун.
  
   На этот раз на наложение печати у него ушло вдвое меньше времени. В последний раз все проверив, Маун вернулся в центр и прижался спиной к Лилани.
   - Ну теперь держитесь, - сказал он. - Важно не двигаться, пока не закончится перенос.
   Лилани схватила его за руки, плотнее прижимая к себе.
   - Не так крепко! - проскрипел он сквозь сжатые зубы. - Ты мне руки сломаешь!
   Из печатей, расположенных по кругу, вырвался столб света и устремился прямо в небо.
   - Сейчас немножко тряхнет, - предупредил Маун.
   Но тряхнуло не немножко. На этот раз земля не просто качнулась, а совсем ушла из-под ног, оказавшись где-то сверху. Не успел Маун испугаться, как его в бок ударил твердый каменный пол.
   Спустя несколько секунд, тряска улеглась и свечение печати погасло. Маун сел и встряхнул головой. Они уже были в комнате Пяти Повелителей. Лилани стояла на ногах и с интересом озиралась.
   - Мы что, уже в Тибете? - спросила Фю, вылезая из-за воротника Лилани.
   - Да, эта комната находится под королевским дворцом, - пояснил Маун.
   - Хорошо, ты выполнил свою часть сделки, - холодно заметила Лилани. - Ну давай, показывай, где Саманад, чтобы я расправилась с ним поскорее и пошла спасать Амона.
   Ответом ей был только громкий издевательский смех. Он раздавался из дальнего темного угла комнаты. Приглядевшись, Лилани увидела там узкую дверцу, из которой в следующую секунду появился высокий человек в мантии и с посохом.
   - Кого я вижу! - надменным тоном произнес Саманад, выходя на свет. - Это же маленькая предательница Лилани, угрожающая расправой своему родному отцу!
   - Ты мне не отец, и никогда им не был, - возразила Лилани.
   - Я тебя создал, значит я владею тобой, - голос Саманада неожиданно стал серьезным. - Впрочем, это уже не важно. Ты всего лишь неудачный эксперимент, и теперь пришла пора от тебя избавиться.
   - Это и есть Саманад? - вмешалась Фю.
   - Да, это он, - сообщил ей Маун. - Грязный узурпатор королевского трона.
   - Ага, кто это еще у нас там? - Саманад снова широко улыбнулся. - Это же тот самый жалкий молокосос, который бежал из города, испугавшись за свою шкуру, а теперь вернулся, прячась за девчачью спину.
   - Заткнись! - крикнул Маун, вставая во весь рост и крепче сжимая Книгу Печатей. - Ты ответишь за свои злодеяния перед семьей Нактаров!
   - Ха-ха, насмешил, - еще шире улыбнулся Саманад. - Но, впрочем, хватит высокопарных слов. Я жду с минуты на минуту нового наступления южан, поэтому у меня нет времени на всякую мелюзгу. Я ведь должен мудро управлять своим государством.
   - Ты никуда отсюда не уйдешь, - процедила сквозь зубы Лилани, обнажая мечи.
   - Ага, именно так, - Саманад безразлично махнул рукой и развернулся к выходу. - Седгор, разберись с ними.
   Откуда-то из другого угла появился крепко сложенный человек в рогатой маске и с двойной косой в руке. Тихо звякнули цепи, опутывающие его тело.
   - Это еще кто? - удивился Маун.
   - Это... - голос Лилани слегка дрогнул. - Это мой брат.
  
  ***
  
   Намига взбиралась по длинной узкой лестнице, опираясь рукой о гладкую стену. Каждый следующий шаг давался ей труднее предыдущего.
   - Я знаю, он хотел, чтобы я отдохнула, - тихо говорила она сама себе. - Он отнес меня туда на руках и уложил на кровать в палатке. Да, наверно это та самая палатка, где живут ученые.
   Намига споткнулась и оперлась другой рукой о ступень, чтобы не упасть. Она проделала долгий путь от палатки до корабля, но почему-то никто ей не встретился.
   - Он хотел как лучше, - продолжала она беседу с собой. - Он заботится обо мне. Но он не понимает, что я нужна Рие. А я понимаю. Я вернусь.
   Лестница все не кончалась. Намига вспомнила тот первый раз, когда она поднималась на корабль. Тогда эта лестница показалась ей намного короче.
   "Крылья? С крыльями все несколько сложнее, - вспомнила Намига слова Геанора. - Мне не понятна большая часть их конструкции, но это, кажется, не важно. У крыльев нет ни одной функции, которую нельзя было бы продублировать системами корпуса корабля. Поэтому, наверно, придется оставить все как есть".
   - Нет, тут он тоже не понимает, - прокомментировала про себя Намига. - Крылья очень важны. И если он не знает, зачем они, это еще не значит, что без них можно обойтись.
   Впереди Намига увидела свет. Лестница заканчивалась, оставалось пройти еще только несколько ступеней.
   - Крылья очень важны, особенно для маленькой девочки, - повторила Намига. - И теперь я знаю. Я знаю, как их вылечить. Ведь у меня ее сердце. Я иду к тебе, Рия.
   Лестница закончилась, и Намига снова оказалась в длинном коридоре. Внезапно ее голова сильно закружилась, и ей пришлось навалиться на стену, чтобы не упасть. Так она простояла минут пять, приходя в себя. Было похоже, что в корабле тоже нет ни одного ученого.
   - Где же они все? - спросила Намига себя. - Впрочем, так даже лучше.
   Оправившись, она снова твердо встала на ноги и шагнула вперед.
   - Так, а теперь куда? - она постаралась вспомнить, где в прошлый раз нашла маленькую дверцу. - Налево или направо? Кажется, это было рядом с кабиной... А где кабина?
   Потратив еще несколько минут, чтобы сориентироваться, Намига, наконец, шагнула налево.
   - Почему мне так плохо? - удивилась она. - Не похоже на простую усталость. Может, я заболела? Мне надо лечиться, а я хожу тут. Сейчас вот упаду, и никто меня не найдет... так и умру в одиночестве.
   Намига звонко ударила себя по щеке.
   - Нет, не жалей себя! - приказала она себе. - Нельзя себя жалеть, это удел слабых.
   Спустя еще минуту, она была перед таинственной дверью. Ее створки снова плавно разъехались в стороны, словно приглашая войти. Теперь внутри было не так темно, как в прошлый раз - из стен исходило слабое розовое свечение.
   - Так, где же сердце? - Намига оглядела комнатку. Ее внимание привлек только небольшой уступ на уровне глаз. - Для чего эта штука?
   Уступ был сделан из полупрозрачного материала. Свечение, исходящее из него, слегка колыхалась, словно пламя костра. Намига протянула руку и слегка коснулась его гладкой поверхности.
   В следующую секунду ее ладонь чем-то крепко сжало. Она хотела отстраниться, но обнаружила, что ее ноги тоже оплетены. Она закричала что было сил, но дверца за ней быстро и плотно закрылась.
   Свет стал ярче. Он шел отовсюду, проникал под кожу, наполнял легкие и разум. Он становился тяжелее, сдавливал тело девушки со всех сторон, как если бы она погружалась в воду все глубже и глубже. Намига кричала, но не слышала своего голоса.
  
   Потом пришла Рия. Намига ее не видела, но чувствовала, что она где-то рядом. Рия стояла и смотрела на нее своими стеклянными глазами. Крыльев за ее спиной уже не было.
   - За что? - спросила ее Намига. - Зачем ты это делаешь?
   Рия молчала.
   - Я ведь пришла помочь тебе, - продолжала Намига. - Я хотела спасти тебя. Я желаю тебе только добра.
   - Тебе больно? - спросила Рия.
   Да, ей было больно. Руки и ноги сжимало словно тисками, а в спину будто впились тысячи раскаленных игл.
   - Да, мне больно, - простонала Намига. - Мне очень больно, отпусти.
   - Ты привыкнешь, - сказала Рия. - Я же привыкла.
   - Но я не хочу! - закричала Намига.
   - Ты обещала, что поможешь мне, - напомнила Рия. - Ты говорила, что любишь меня. Или это были просто слова?
   - Нет, - в душе Намиги сквозь стену боли пробилось то теплое нежное чувство, которое она испытала однажды к этой девочке. - Это были не просто слова.
   - Но почему же тогда ты не хочешь разделить хоть часть страданий того, кого ты любишь? - допытывалась Рия.
   - Я... хочу, но я не могу! - снова закричала Намига.
   - Ты можешь, просто боишься, - сказала Рия. - Боишься и жалеешь себя. Но ведь ты поклялась, помнишь? Когда тебе было восемь. Ты поклялась никогда не жалеть себя. Помнишь?
   - Да, я помню, - ответила Намига, сжимая зубы, чтобы снова не закричать.
   - Тогда потерпи, пожалуйста, - попросила Рия. - Если ты сейчас сдашься, будет хуже и мне, и тебе. Больше никто не сможет нам помочь, кроме нас самих.
   Намига ничего не ответила. Боль усиливалась. Теперь она чувствовала, как что-то острое разрезает ее спину, проникая внутрь.
   - Я прошу тебя, расправь мои крылья, - голос Рии стал по-детски жалобным. - Я сама не могу, но ты сможешь...
   Голос девочки утонул в оглушительном звоне, наполнившем голову Намиги. Она чувствовала, как что-то большое врезается в ее спину, проникает под кожу, разрывает мышцы и ломает ребра. Вдруг что-то хрустнуло, и боли стало больше. Теперь она чувствовала, как болели еще две конечности, растущие из спины.
   - Крылья... Рии... - подумала про себя Намига.
   Она попробовала пошевелить ими, но это усилило боль вдвое. Намига почувствовала, как ее легкие разрываются от крика, но своего голоса она слышать не могла.
   - Пусть это прекратится... пусть боль уйдет... пусть я умру наконец... больше никогда... никогда не вернусь на этот корабль... к черту все клятвы и обещания, я просто хочу умереть!
   В отчаянье Намига вложила все силы в то, чтобы пошевелить крыльями.
   - Пусть боль растет! Пусть она убьет меня!
   Вдруг снова что-то хрустнуло и боль исчезла. Спустя мгновение, исчезли звук и свет. Осталась только черная пустота...
  
   - Намига...
   "Кто-то зовет меня... я снова слышу..."
   - Намига!
   "Это Рия? Пусть уходит, я не отвечу, я не хочу ее слышать..."
   - Намига, очнись!
   "Нет, это Геанор. Откуда он здесь?"
   Геанор приподнял тело Намиги с полу.
   - Она дышит, просто без сознания, - сообщил он кому-то.
   - Она вся в крови, но на ней нет ран, - удивленно прокомментировал ученый, стоящий за его спиной. - Чья же тогда эта кровь?
   - Сейчас это не важно, - отрезал Геанор и взял Намигу на руки.
   Он бережно понес ее к лестнице, чтобы спустить с корабля. Но не успел он пройти и двух шагов, как навстречу ему выскочил Каники с круглыми, как блюдца, глазами.
   - Геанор! - закричал он. - Посмотри, ты должен это видеть!
   - Не сейчас, - строго сказал Геанор. - Не видишь, ей плохо.
   - Но послушай, - не отставал Каники. - Крылья! Их сломало, их просто разорвало изнутри другими крыльями! Ты должен посмотреть!
  
   На месте нелепых железных четырехугольников теперь красовались два огромных перепончатых крыла, напоминающих паруса. Остатки конструкций, оплетавших корабль, в беспорядке валялись вокруг. Весь корпус корабля слегка изогнулся, словно поудобнее устраиваясь на земле.
   - Смотри, Намига, - тихо сказал Геанор. - Рия расправила крылья...
  
  Глава 8: Проклятое семя
  
   - Вот мы и встретились, сестренка, - из-под маски голос Седгора звучал глухо, так что нельзя было разобрать интонации.
   - Что это за маска? - поморщилась Лилани. - Что за бычья морда? Тебе только кольца в носу не хватает, чтобы водить тебя на цепи.
   - Я, хотя бы, не стыжусь своего знака, - прогудел Седгор. - А посмотри на себя, ты укуталась чуть ли не до глаз. Тебе не жарко, детка?
   - Не твое дело, - Лилани угрожающе сощурилась. - И не называй меня деткой, я старше тебя.
   - Она... старше? - не поверила Фю. Но ей не очень хотелось вмешиваться в ссору родственников.
   - Может быть, ты и прожила на свете дольше моего, - проговорил Седгор, медленно поднимая Двузуб над головой, - но пока ты где-то шлялась, я тренировался в мастерстве владения оружием.
   - Да ну? - Лилани присела, словно кошка, готовящаяся к прыжку, и расставила мечи в стороны. - Тогда давай посмотрим, чему ты научился.
   Словно две стальные молнии пронеслись навстречу друг другу через всю комнату и с оглушительным звоном встретились посередине, рассыпав вокруг себя фейерверк искр. В следующую секунду Седгор и Лилани снова были в противоположных углах, только поменявшись местами.
   Фю с Мауном не успели еще понять, что произошло, когда молнии сверкнули снова. Но на этот раз бойцы остались в центре ринга, скрестив свое оружие. Пару секунд их позы были абсолютно неподвижны. Только раскачивающиеся хвостики Лилани и позвякивающие цепи Седгора напоминали о молниеносном движении.
   Лилани высвободила один меч и попыталась пырнуть им Седгора, но получила мощный удар рукоятью Двузуба в плечо. Отбросив от себя девочку, Седгор ухватил рукоять оружия за один край и, получив преимущество в расстоянии, попробовал зацепить Лилани издалека.
   Но та без труда отбивала его мощные атаки, заставляя противника понемногу отступать к стене. Лезвия сверкали в воздухе, словно живые, с лязгом ударяясь друг о друга.
   - Что ты стоишь? Сделай что-нибудь! - Фю опомнилась и потянула Мауна за ухо. - Ты же маг!
   - Я бы и рад, но они слишком быстро двигаются, - ответил Маун, плотнее вжимаясь в стену и прижимая книгу к груди. - Невероятно...
   В это время, удачно отразив очередную атаку, Лилани сделала выпад и, проскользнув под лезвием Двузуба, полоснула мечом по телу Седгора. Удар прошелся вскользь, но и этого хватило, чтобы разрубить две цепи, сковывающие пластины брони, и оставить глубокий порез на теле.
   В ответ Седгор со всей силы ударил коленом в бок Лилани, отбросив ее обратно к стене. Но та мгновенно поднялась и снова заняла боевую стойку. Только меч, запачканный в крови противника, она демонстративно выставила перед собой на уровне глаз. Вторую руку она отвела за спину, готовя ее для удара.
   Седгор прорычал что-то из-под маски и начал быстро раскручивать Двузуб над головой. Спустя две секунды, скорость вращения была настолько большой, что блестящие лезвия как будто слились в один сплошной круг смерти.
   Лилани снова сделала молниеносный выпад, намериваясь проскочить под оружием, но на этот раз удача отвернулась от нее. С жалобным звоном один меч, попавший в круг смерти, отлетел к стене. Его хозяйка поспешно ретировалась и едва успела подобрать оружие, прежде чем вращающиеся лезвия полоснули по тому самому месту, оставив в каменном полу глубокую борозду.
   Отойдя от противника на безопасное расстояние, Лилани снова привела мечи в боевое положение - один спереди, другой позади себя. Теперь она не торопилась нападать, а медленно передвигалась по комнате, не отрывая взгляд от Двузуба. Седгор тоже двигался, словно в замедленной съемке. Только быстро вращающиеся лезвия над его головой напоминали о том, насколько быстро могут двигаться эти бойцы.
   - Сейчас самое время, - шепнула Фю.
   Маун кивнул и поднял руку, чтобы наложить какую-то печать, но Седгор среагировал мгновенно. Заметив движение в углу комнаты, он всем телом бросился в ту сторону, и непременно рассек бы Мауна на множество частей, если бы на его пути не встала Лилани.
   Она отшвырнула Мауна в сторону и попыталась закрыться мечами, но удар был слишком мощным. Заскрежетали лезвия, снова рассыпая искры, и когда Седгор отскочил обратно на середину комнаты, блестящий круг смерти над его головой приобрел красноватый оттенок.
   Лилани медленно отступала в угол, прижимая окровавленную руку к телу. Заметив это, Седгор остановил Двузуб и поставил его перед собой окровавленным лезвием вверх.
   - Ха, ты все-таки девчонка, в конце концов, - прогудел он из-под маски. - И отсюда твои слабости.
   - Заткнись! - крикнула Лилани и, не дожидаясь, пока враг поднимет оружие, бросилась в атаку.
   Седгор сделал обманное движение назад, словно собираясь защищаться, но вдруг с молниеносной скоростью метнулся вперед. Одно лезвие Двузуба остановило оба меча Лилани, а второе, ударив снизу, прошило ее тело насквозь, от живота до спины.
   Девочка тихо вскрикнула и безвольно повисла на острие, словно тряпичная кукла. Седгор молча и деловито приподнял Двузуб и ногой спихнул с его лезвия тело Лилани.
   - Вот и все, сестренка, - сказал он, подняв оружие, чтобы контрольным ударом отрубить своей жертве голову. Он, как никто другой, знал, что только так можно ее убить.
   - Светом и пламенем заклинаю, - шепнул Маун, выводя одной рукой в воздухе какой-то символ, а другой зачем-то плотно закрывая себе глаза.
   Маленькое светящееся пятнышко взметнулось вверх и тут же разорвалось вспышкой нестерпимо яркого света. Фю не успела сообразить что случилось, но на всякий случай ухватилась за воротник Мауна обеими руками. Вспышка, на самом деле длившаяся всего долю секунды, еще надолго осталась белой пеленой в ее глазах.
   - Что?! - взревел Седгор, делая шаг назад. - Ах ты маленький уродец! Я ослеп, я ничего не вижу!
   Он принялся размахивать Двузубом во все стороны наугад, надеясь зацепить Мауна. Но тот быстро, стараясь не шуметь, скользнул вдоль стены и незаметно подобрался к Лилани. Схватив девочку за шиворот, он поволок ее в сторону маленькой дверцы.
   На скрип дверных петель Седгор отреагировал мгновенно. Он обрушил всю силу удара на предполагаемого противника, но Двузуб со звоном ударился только о каменную стену.
   Когда к Фю вернулось зрение, она обнаружила, что они находятся в узком темном тоннеле. Маун, пыхтя и задыхаясь, волочил за собой по полу Лилани, за которой оставался широкий кровавый след. Девочка была жива, но не двигалась. Крепко сжимая в руках мечи, она пустыми глазами смотрела в потолок.
   - Что случилось? - Фю тут же набросилась на Мауна с вопросами. - Что это была за вспышка? Как мы тут оказались? И где этот рогатый здоровяк?
   - Я наложил слепящую печать и затащил Лилани в этот коридор, - пояснил Маун, остановившись на минуту, чтобы передохнуть.
   - Я уже вижу, и тот рогатый, наверно, тоже, - предположила Фю. - Теперь он погонится за нами.
   - Ничего у него не выйдет, - Маун устало вытер со лба пот. - Я запечатал дверь самым сильным запором. Он даже не отличит дверь от стены.
   - Думаешь? - недоверчиво спросила Фю. - А куда мы идем? Далеко еще?
   - Мы идем в безопасное место, - пояснил Маун. - И уже давно бы пришли, вот только она никак не расстается со своими тяжеленными мечами. Просто сил нет тащить.
   - Бросьте меня здесь, - безжизненным голосом проговорила Лилани. - Идите сами.
   - Тише, тебе нельзя разговаривать, - шикнул на нее Маун. - У тебя повреждено легкое.
   Фю заметила, что изо рта Лилани стекает тонкая струйка крови.
   - Ничего, она оправится, ее в тот раз еще не так поломало, - успокоила она Мауна.
   - Ну вот и славно, - Маун снова ухватился за шиворот Лилани, чтобы тащить ее дальше. - Нам предстоит еще много сражений.
  
  ***
  
   - Что с тобой? Ты в порядке? - черноволосая девушка заглянула в палатку. На ее плече была намотана толстая плетка.
   - Больно! - простонал Амон, держась обеими руками за живот.
   - Терпи, ты же мужик, - с упреком в голосе сказала девушка. - Подумаешь, живот заболел.
   - Это не живот, - злобно проговорил Амон. - Это где-то в другом месте. Все оттого, что эта безумная бабеха засадила в меня какую-то гадость.
   - Эй, полегче! - грозно прикрикнула девушка. - Только я имею право так ее называть, потому что она моя мать. И ты тут не в гостях, а в плену, поэтому веди себя соответственно.
   - Слушай, ты, как там тебя... - начал Амон.
   - Не как там меня, а Миэль, - перебила его девушка. - Я твое имя запомнила, потрудись и ты запомнить мое. Третий раз повторять не буду.
   - Да плевать, - отмахнулся Амон. - Так вот. Я есть чертовски важная фигура для твоей безумной мамаши в этой безумной войне. Без моей помощи ей никогда не достигнуть своей цели. И если со мной что-нибудь случится, она очень расстроится. Ты ведь не хочешь расстраивать свою единственную маму, верно? Поэтому пойди, принеси мне чего-нибудь от живота... Это семя никак не переваривается.
   - Слишком много о себе думаешь, - ответила Миэль и отвернулась, но не ушла из палатки.
   Жизнь снаружи била ключом. Военный лагерь, разбитый южанами на окраинных территориях Тибета, был полон мужчин-мутантов с частями тела ящеров, драконов, а то и вовсе каких-то лохматых чудовищ. Одни суетливо бегали между палаток, другие точили оружие или перебинтовывали раны, третьи практиковались друг с другом в мастерстве ведения боя.
   Были в лагере и женщины, но совсем немного. Они не имели никаких мутаций и были похожи на обычных человеческих женщин. Судя по их одежде и поведению, эти женщины были такими же полноправными воинами, как и мужчины.
   - Тогда почему же ты пришла сюда? - прервал повисшую паузу Амон.
   - Это не твое дело, - спокойно ответила Миэль.
   - Вот, значит, как, - вполголоса проговорил Амон и тоже отвернулся от собеседницы.
   В воздухе повисло молчание. Миэль смотрела на улицу с совершенно независимым видом, сложив руки на груди. Амон сидел тихо, перестал даже стонать и ворочаться. Не прошло и двух минут, как Миэль не выдержала и покосилась на него. Девушке показалось странным, что ее собеседник вот так просто замолчал и замер, словно статуя. Она уже хотела, было, что-то сказать, как кто-то с улицы окрикнул ее.
   - Миэль! - это был голос ее подруги, Таиры. - Что ты там делаешь?
   - Да так, ничего, просто гуляю, - поспешно ответила Миэль и вышла наружу, прикрыв за собой вход в палатку.
   - Тогда пошли с нами кататься на драконах, - предложила Таира. - Почти все наши идут.
   - Нет, не сегодня, - Миэль наморщила нос, изображая капризное безразличие. - Мне что-то не хочется.
   - Да ладно тебе, ты же не занята, - не отставала Таира. - Там и Кендар будет. Ты разве больше не хочешь его видеть?
   - Да... то есть нет... то есть... - замялась Миэль, неожиданно растеряв все свое высокомерие. - Скажи ему... им всем, что я не могу. У меня тут дело.
   - Дело? - переспросила Таира. - А, понимаю, тебе ведь поручили охранять этого эскимоса...
   - Хватит! Дело и все, - отрезала Миэль. - Не приставай ко мне со всякими глупостями.
   - Можно подумать... - закатила глаза Таира. - Ну и ладно. Удачно тебе развлечься с твоим новым приятелем.
   - Иди уже, - огрызнулась Миэль. Еще с минуту она стояла возле палатки, провожая взглядом свою подругу, а потом вернулась внутрь.
   Амон сидел все в той же позе, опустив голову на грудь и прижав руки к животу.
   - Эй, ты живой там? - спросила его Миэль.
   Ответа не последовало. Девушка пожала плечами и подошла поближе, пытаясь услышать дыхание. Ничего не услышав, она подошла совсем вплотную и уже протянула руку, чтобы потрясти его за плечо, как вдруг Амон заговорил.
   - Я все слышал, - сказал он могильным голосом.
   От неожиданности Миэль подскочила на месте и отдернула руку.
   - Не пугай меня так! - крикнула она, приходя в себя.
   - Что, боишься, как бы со мной чего не случилось? - Амон расплылся в широкой улыбке.
   - С чего это ты взял? - возмущенно спросила Миэль. - Я не про то...
   - "Тебе ведь поручили охранять этого эскимоса..." - Амон повторил услышанные с улицы слова. - Готов поспорить, что это про меня.
   Миэль хотела что-то возразить, но поняла что отпираться не имеет смысла.
   - Ну и что с того? - она снова приняла невозмутимый вид. - Да, мне поручили приглядывать за тобой некоторое время. Это что-то меняет?
   - Да нет, я просто хотел сказать, что не повезло тебе, - Амон поднялся во весь рост и поморщился от боли. - Это семя как будто все растет и шевелится внутри меня.
   - Подумаешь, - хмыкнула Миэль. - Каждая женщина через это проходит, когда рожает ребенка.
   - Ну в том-то и дело, а я ведь мужик, - пояснил Амон.
   - Ты слишком много хнычешь для мужика, - Миэль с презрением посмотрела на него. - Ноешь, как девчонка-плакса. Так что все сходится.
   - Что?! Да я самый настоящий мужик! Хочешь, докажу? - Амон потянулся к штанам. - Показать тебе? Показать?
   - Да тьфу, уже верю, - сплюнула Миэль. - Только мужики могут быть такими тупыми и пошлыми.
   - Ну все, с меня хватит, я ухожу! - неожиданно разгорячился Амон и уверенно зашагал к выходу из палатки. - И только попробуй меня удержать.
   - Да зачем бы ты мне нужен? - поморщилась Миэль. - Вали на все четыре стороны, только тебя охрана прибьет как клопа.
   - А тебе за это влетит от мамаши, - напомнил Амон и вышел из палатки.
   Никто на улице не обратил на него внимания. Все были заняты своими делами и не замечали его, тем более что он терялся на фоне этой пестрой толпы. Посмотрев зачем-то на небо, Амон выбрал направление и пошел по вытоптанной дорожке между палаток.
   - Ну давай, иди, - вскоре он услышал за своей спиной голос Миэль. - Как только ты выйдешь за границу лагеря, я исполосую тебя плеткой и скажу, что ты сбежал, а я снова поймала тебя.
   Амон не ответил. Он продолжал идти, покачиваясь из стороны в сторону и изредка встряхивая головой.
   - Вот и куда ты поперся в таком состоянии? - донимала его Миэль. - Если сейчас упадешь где-нибудь, я тебя назад не потащу.
   - Да я... в порядке, - проговорил Амон каким-то загробным голосом.
   - Ну да, конечно, - в полголоса проговорила Миэль, продолжая следовать за ним на некотором расстоянии.
   Спустя минуту, Амон неожиданно остановился. Сейчас он уже выглядел совсем нездоровым. Его руки безвольно повисли вдоль тела, а голова была неестественна склонена набок.
   - Ну что, пришел? - ехидно спросила Миэль.
   Амон пробормотал в ответ что-то невнятное, потом вдруг резко повернулся всем корпусом направо и поковылял к высокому дереву, стоящему между палаток. Подойдя к дереву вплотную, он остановился, слегка отклонился назад, и внезапно со всего размаху ударился лбом о ствол.
   - Ты чего?! - вскричала Миэль, растерявшись от неожиданности.
   Амон снова размахнулся и ударил головой еще раз. На стволе дерева остался ярко-красный след. Не раздумывая более, Миэль бросилась к нему и, обхватив обеими руками, повалила на землю.
   - Ты что творишь, безумный?! - кричала она.
   - Пусти... - грозно прорычал Амон не своим голосом, - ...меня...
   Он извивался, пытаясь оттолкнуть от себя девушку, но та крепко держала его, не подпуская к твердому стволу дерева. Несколько южан столпились вокруг, с интересом наблюдая за происходящим.
   - Что встали, придурки?! - заорала на них Миэль. - Быстро помогите мне. Он же так убьется.
  
  ***
  
   Узкий коридор закончился в маленьком пыльном домике, стоящем почти в самом центре Тибета, на улице Чернокаменной. С трудом вытащив Лилани наверх, Маун закрыл за собой люк и устало сел прямо на грязный пол.
   - Вот тут мы в безопасности на некоторое время, - сообщил он. - Этот дом защищен печатью укрытия. Однако же, не стоит недооценивать Саманада. Ведь он как-то смог проникнуть в комнату Пяти Повелителей.
   - Да, и с виду это место не очень уютное, - Фю недовольно посмотрела на клочья паутины, свисавшие с потолка. - Чем скорее мы переберемся в другое место, тем лучше. Лилани, ты как, уже можешь идти сама?
   - Я никуда не пойду, - твердым голосом заявила девочка. - Оставьте меня тут.
   - Ну вот, опять начинается, - вздохнула Фю. - Ты должна идти, чтобы набраться сил и взять реванш у этого Седгора. Я ведь знаю, ты ему покажешь!
   - Боюсь, это невозможно, - так же уверенно сказала Лилани. - Он один раз уже победил меня, и этого достаточно. По закону воина... теперь он... он мой хозяин...
   - Ну нет, этому не бывать, не будь я Заклинателем Печатей! - воскликнул Маун и бесцеремонно рванул куртку Лилани, расстегнув замок-молнию до груди.
   - Что ты делаешь? - девочка в изумлении уставилась на него, но изумление сменилось страхом и негодованием сразу же, как только Маун протянул руку к ее ошейнику. - Нет. Нет, не смей!
   Лилани отбросила его руку, но тот продолжал совершать какие-то движения пальцами в воздухе с расстояния, пристально глядя на ошейник с печатью.
   - Во имя Ниаламаса, сгинь, нечестивый наговор! - громким шепотом проговорил он.
   Лилани захрипела и схватилась обеими руками за ошейник, как будто тот неожиданно стал слишком мал для нее. Все ее тело забилось в судорогах, разбрызгивая по комнате кровь из ее ран.
   Вдруг с жалобным звоном ошейник раскололся, а печать, оторвавшись от него, перелетела прямо в вытянутую руку Мауна. Там она зашипела, словно раскаленное железо, опущенное в воду, и через секунду превратилась в облако черного дыма.
   Ноги Мауна подкосились и он, судорожно вздохнув, снова сел на пол.
   - Здорово, - искренне восхитилась Фю. - Только вот... ты ее случайно не убил?
   Она подлетела поближе к Лилани. Та теперь лежала без движения, закрыв глаза и запрокинув голову. Из открытого рта стекала прямо по лицу струйка крови.
   - Да нет, наверное, - пожал плечами Маун.
   - Так да, нет или наверное? - строго спросила Фю. - Что мы будем без нее делать? И что я скажу Амону?
   - Теперь не он ее хозяин, - возразил Маун. - И не Седгор. И никто другой. Теперь она свободна.
   - Может быть, такие, как она, не могут жить свободными? - предположила Фю. - Почему она все еще не движется? Она хоть дышит?
   Маун, не вставая, приблизился к Лилани. Немного подумав, он поднял ее веко и взглянул на глаз.
   - Зрачок расширенный, - констатировал он. - Это значит, нарушено кровоснабжение мозга.
   - Не тормози, он у нее всегда такой, - одернула его Фю. - Лучше пульс проверь.
   Маун положил руку на запястье девочки и сделал сосредоточенно лицо, как будто прислушиваясь.
   - Ну? - поторопила его Фю.
   - Пульс... не знаю, я раньше никогда не проверял пульс, может я не там его ищу, - ответил Маун.
   - Нет ну вот ведь, а! - неопределенно выразилась Фю. - Тогда послушай сердце. Оно-то знаешь где?
   Маун ничего ей не ответил, а только наклонился над телом Лилани, припав ухом к ее груди. Но прежде, чем он успел что-нибудь услышать, девочка открыла глаза и, оттолкнув от себя Мауна, приподнялась на локтях.
   - Зачем ты это сделал? - возмущенно спросила она.
   - Я... э... - Маун замялся. Гневные глаза Лилани, требовательно смотрящие на него, еще больше сбивали его с толку. - Ну... я должен был снять эту печать, чтобы ты не стала нашим врагом...
   - Да я не про то, - одернула его Лилани. - Зачем ты щупал меня? Отвечай.
   - Это... просто проверял, жива ли ты, - с некоторым облегчением пояснил Маун.
   - Ну что, убедился, что жива? - насмешливым тоном спросила девочка. - Может теперь слезешь с меня?
   Только сейчас Маун заметил, что одной рукой он все еще упирается в ее колено.
   - А, да, конечно, - он поспешно отодвинулся назад и принялся взглядом искать свою книгу, лежащую совсем рядом с ним. Ему просто хотелось отвернуться, чтобы не смотреть в эти пристальные глаза.
   - Как ты себя чувствуешь? - подала голос Фю.
   - Во мне дырка насквозь, - Лилани для большей убедительности показала окровавленные ладони. - Как я могу себя чувствовать?
   - Нет, я про другое, - Фю слегка замялась. - Как ты себя чувствуешь теперь... когда ты...
   - Свободна? - договорила за нее Лилани. - Не знаю, все это как-то... непривычно. И странно. Я еще не поняла, нравится мне или нет. И даже не знаю, что мне дальше делать.
   - В первую очередь, перевязать рану, - предложил Маун и сделал Фю знак глазами. Он не хотел пока что затрагивать такую щекотливую тему, как политические предпочтения освобожденной девочки. Раньше она просто следовала за своим хозяином, но теперь, когда она получила свободу выбора, кто знает, на чью сторону она перейдет.
   - Да, это ты хорошо придумал, - одобрила предложение Лилани. Она осмотрела пыльную комнату и вздохнула. - Придется порвать всю куртку, больше тут чистой материи нет.
   - Ничего, оденешь потом такую же накидку с капюшоном, как у меня, - успокоил ее Маун. - Там, в шкафу, была еще одна.
   Лилани ничего не ответила, а просто встала и с треском разорвала на себе куртку. Что-то жалобно звякнуло и упало на пол. Это цветок коралита, раскромсанный напополам острием Двузуба, теперь медленно осыпался и увядал. Его семечко, раньше так весело звеневшее внутри бутона, теперь засыхало на полу.
   Лилани стояла и молча смотрела, как окровавленные лепестки плавно опускаются к ее ногам. На ее лице можно было прочитать смешенное чувство, как будто она заново переживает какие-то воспоминания.
   - Что это? - спросил Маун, указав на горстку быстро сохнущих лепестков на полу.
   - Ничего, - тихо ответила девочка и почему-то отвернулась.
   Маун с Фю переглянулись, но решили промолчать. С минуту Лилани тоже стояла молча, но потом так же тихо, не оборачиваясь, спросила:
   - Маун, ты знаешь место, откуда будет легче всего проникнуть во дворец в случае атаки южан?
   - Да... - Маун слегка растерялся. - То есть... да, конечно. Я знаю один тайный ход во дворец, но в обычное время туда сложно попасть незамеченным. А вот когда начнется штурм, все патрули будут заняты в другом месте, и под общую суматоху мы легко проскользнем внутрь.
   - Хорошо, - кивнула Лилани, разрывая куртку на ровные полосы. - Дай мне две минуты, и выходим.
  
  ***
  
   - На, выпей это, - Миэль протянула Амону чашку с горячей зеленой жидкостью.
   - Что это? - подозрительно спросил тот.
   - Выпей, тебе станет легче, - настаивала Миэль.
   Амон приподнялся на локте, взял чашку и осторожно сделал один глоток.
   - Хм, а ничего, вкусно, - похвалил он. - Похоже на зеленый чай.
   - Да, это что-то вроде, - Миэль слегка замялась. - Это из наших растений, с юга.
   - А я думал, что в вашей пустыне ничего не растет, - Амон отхлебнул еще, на этот раз глоток побольше. Тепло, разливаясь по телу, действительно подавляло неприятные ощущения.
   - Еще как растет, и никакая у нас не пустыня! - возмутилась Миэль, вставая с кровати Амона, на уголке которой она сидела. - Там много полезных трав, которых тут не сыщешь... Эти, например, я сама собирала.
   - Вот как, значит травничеством занимаешься, - безразличным тоном заметил Амон.
   - Не совсем, - Миэль снова замялась. Ей почему-то казалось странным беседовать с чужаком, и даже врагом на такие темы, как ее род деятельности или природа Южного полуострова. - Тут нет никакой магии, я же не ведьма. Я пошла не в мать, а в отца, решила стать настоящим воином.
   - А каким был твой отец? У него тоже была часть тела от животного? - Амон лениво отхлебывал чай, чувствуя, как постепенно исчезают боль в конечностях и головокружение. Он ощутил резкий прилив сил, чем-то граничащий со слабым наркотическим опьянением.
   - Он был могучим воином, - сказала Миэль, сама удивляясь, зачем она все это рассказывает. - На руках и ногах у него были острые когти, и во рту - драконьи клыки.
   - А почему тебе не передалась мутация? - спросил Амон, допивая чай.
   - Глупый, - беззлобно усмехнулась Миэль. - У женщин мутаций не бывает. И в любом случае, они не передаются, а выбираются, когда мальчик стает мужчиной.
   - Ерунда какая-то, - Амон почесал затылок. - Как это... вообще... бывает?
   - Ну, в возрасте десяти лет каждый мальчик меняет свой облик так, как ему захочется, - пояснила Миэль. - Правда, обычно мутация получается не такой, как надо, но все-таки это контролируемый процесс.
   - Чудно-то как, - удивился Амон. Задумавшись, он забыл, что держит в руках уже опустевшую чашку из-под чая.
   Заметив это, Миэль протянула руку, чтобы взять чашку.
   - Хочешь, я налью тебе еще чаю? - предложила она.
   - Ага, я бы не отказался, - кивнул Амон, передавая ей чашку.
   Миэль направилась прочь из палатки, но у самого выхода дорогу ей преградил высокий парень с черными перепончатыми крыльями за спиной, которые больше напоминали жала.
   - Кендар, - непроизвольно вырвалось у девушки.
   - Ага, пришел вот навестить тебя на твоем важном задании, - Кендар криво усмехнулся. - А я и не знал, что ты теперь на побегушках у грязного эскимоса.
   - Позвольте! - незамедлительно подал голос с кровати Амон, но на него не обратили внимания.
   - А что в этом такого? - начала оправдываться Миэль. - Его охрана - важное задание, и мне приходится следить за его здоровьем.
   - Следить за военнопленным могла бы любая сиделка, - возразил Кендар. - Не знаю, чем думала твоя мамаша, отправляя свою дочь на такую неблагодарную работу.
   - Ты маму мою не тронь, - Миэль нахмурилась. - Она все-таки предводитель, а ты пока что всего лишь рядовой.
   Судя по выражению лица Кендара, он хотел ответить что-то резкое, но в последнюю секунду передумал.
   - Ну вот, давай теперь еще из-за этого гнусного чужеземца поссоримся, - примирительным тоном проговорил он.
   - Это ты кого имел в виду сейчас?! - возмущение Амона нарастало, постепенно переходя в ярость.
   - Да ты хоть заткнись! - прикрикнул на него Кендар.
   - Ты чего орешь, выродок?! - грозно прохрипел Амон, намеренно медленно поднимаясь с кровати. - Давно не били, что ли?
   - Амон, ляг на место, тебе еще нельзя вставать, - вмешалась Миэль, жестом показывая Амону вернуться назад в кровать.
   - Нет уж, давай разберемся! - тот уже поднялся во весь рост и, слегка покачиваясь, стоял у кровати. - Этот недоносок врывается в мою палатку, в несдержанных выражениях оскорбляет меня и неуважительно относится к тебе... и после всего этого ты говоришь, что я не должен набить ему морду?
   - Так, ты что-то разговорился, - Кендар чуть наклонился вперед, расправляя свои крылья-жала. - Я вот сейчас продемонстрирую, как надо ухаживать за военнопленными.
   - Все, тихо, быстро успокоились оба! - крикнула Миэль, вставая между ними.
   - В сторонку, леди, это мужской разговор, - Кендар рукой отодвинул ее в сторону, приблизившись на два шага к Амону. Тот молча схватил какой-то инструмент, вроде сковороды с длинной ручкой, и угрожающе постукивал им по своей ладони.
   Вдруг что-то свистнуло в воздухе и маленький деревянный столик, стоявший между ними, раскололся на две половины. В недоумении оглянувшись, они заметили только как плеть, свиваясь обратно проворной змейкой, возвращается на плечо Миэль.
   - Я сказала, успокоились оба, - тихо, но грозно повторила она.
   На несколько секунд в воздухе повисла тишина. Потом Кендар опустил свои крылья и развернулся к выходу из палатки.
   - Вот значит как, - сказал он, уходя. - Запомним.
   Снова оставшись наедине с Амоном, Миэль глубоко вздохнула. Амон тяжело сел обратно на кровать и отбросил в сторону оружие. Его дыхание было учащенным.
   - Ну вот, - тихо сказала Миэль. - Теперь из-за тебя я поссорилась со своим парнем.
   - Ничего страшного, - успокоил ее Амон. - Он был недостоин тебя.
   - Тебе ли об этом судить? - усмехнулась Миэль, поднимая с полу чайную чашку.
   - Кому, как не мне, стороннему наблюдателю? - серьезно сказал Амон. - Не знаю, к чему вы привыкли на своем юге, но он тебе не пара. Такой девушке, как ты, нужен кто-нибудь заботливый и чуткий...
   - Ага, такой как ты, - Миэль звонко рассмеялась во весь голос.
   - Ну а что? - нахмурился Амон. - Совсем без души и то лучше, чем с гнилой душой.
   - Да, в чем-то ты прав, - Миэль перестала смеяться. - В любой, даже относительно чистой душе, порой рождаются такие гадости, как ненависть, зависть, алчность, страх... Ты ведь начисто лишен всего этого, верно?
   - Ну да, и главное, моя совесть совсем чиста, - согласился Амон, а потом добавил: - потому что я ей не пользуюсь.
   Миэль снова улыбнулась.
   - Теперь мы хотя бы знаем, что чувство юмора не зависит от души, - сказала она. - Может быть, ты прав, и мне давно стоило расстаться с этим занудой Кендаром.
   - Ага, все-таки зря ты помешала мне набить ему морду, - задумчиво кивнул Амон.
   - О чем ты говоришь? - хихикнула Миэль. - Он бы разорвал тебя на части, тем более в твоем нынешнем состоянии.
   - Ничего подобного, мне уже лучше! - возмутился Амон, в подтверждение своих слов вставая с кровати. - Твой чай действительно помог! Может ты и не ведьма, но точно добрая волшебница.
   Миэль пристально посмотрела ему в глаза. В них не было ни тени лукавства, да и быть не могло. Его сердце действительно было чисто, словно свободно от зла и от добра.
   - Знаешь что, - вдруг сказала она. - Если ты уже уверенно держишься на ногах, то как насчет пойти прогуляться по лагерю? Я знаю пару интересных местечек неподалеку. Тебе обязательно понравится.
   - Пошли, - Амон, не раздумывая, дал согласие.
  
  ***
  
   Узкие старинные улочки завели детей в мрачный квартал грубых каменных построек, сохранившийся в самом центре Тибета только благодаря ценности памятников архитектуры. Некоторые дома здесь были построены еще несколько тысяч лет назад, но люди все еще жили в них, испытывая все возможные коммунальные неудобства.
   - Ты уверен, что мы идем правильно? - спросила Фю, вернувшись из воздушной разведки. - Дворец остался далеко позади. Как мы отсюда попадем в него?
   - Все под контролем, - ответил Маун. - Мы проберемся в зоопарк, оттуда мы попадем на территорию хлебозавода, где спустимся в канализацию, которая приведет нас за стены дворца.
   - Здорово, - без энтузиазма заметила Фю. - Еще не хватало мне лазить по канализации.
   Они неторопливо шли по тротуару, мощеному круглыми булыжниками. Люди навстречу им попадались редко, да и то в основном пожилые дамы в старомодных нарядах, переполненные чувством собственного достоинства.
   - Кстати, сверху вы смотритесь как близнецы, - вдруг сказала Фю. - Брат и сестра.
   - Это к делу не относится, - холодно ответила Лилани.
   - Нет, серьезно, - Фю снова отлетела на расстояние, чтобы окинуть взглядом детей. - Эти серые накидки делают вас похожими друг на друга. Ну или на послушников какого-нибудь монастыря.
   - Вот еще не хватало, чтобы нас приняли за сектантов, - проворчала Лилани и сняла с головы капюшон.
   - А я, пожалуй, оставлю, - заметил Маун. - Даже тут меня могут узнать, если увидят лицо.
   Но опасения Мауна были напрасными. Никто бы не заинтересовался им в этом квартале, даже если бы он нес над головой свою золоченую книгу. Впрочем, все резко изменилось, когда очередная улочка вывела их к ограде зоопарка. Этот район был излюбленным местом для прогулок детей и подростков. А уж эти, как известно, просто так подозрительных чужаков мимо себя не пропустят.
   - Эй, вы! - рыжий нечесаный мальчишка лет двенадцати неожиданно появился из какого-то переулка. - Тут у нас таких не любят.
   - Каких это - "таких"? - не поняла Лилани.
   - Просто не обращай внимания, - Маун потянул ее за рукав. - Пойдем.
   Незнакомец ухмыльнулся беззубой улыбкой и преградил детям дорогу. Откуда-то появился еще один, бритый наголо, одетый в грязную кожаную куртку, чуть постарше первого.
   - "Таких" - это чужих, - язвительным голосом пояснил рыжий. - Вы, малышня, из какого района?
   - Мы отсюда, неподалеку, - Маун махнул рукой в сторону дворца.
   - Что-то я раньше ее тут не видел, - кивнул лысый на Лилани. - А ты, пацан, че лицо спрятал? Такой урод, что ли?
   - У нас нет времени обсуждать это, - ледяным тоном сообщила Лилани. - Говорите по быстрому, чего хотели?
   - Ух ты, деловая, что ли? - усмехнулся лысый. - Ну если так, то ты поймешь, что за проход по чужой территории надо платить пошлину.
   - Нет, - коротко ответила Лилани и, отвернувшись от незнакомцев, пошла дальше.
   - Эй, подожди, ты не поняла, - лысый, криво улыбаясь, догнал ее и схватил за руку.
   Лилани остановилась и посмотрела на него в упор.
   - Руку отпусти, - сказала она все тем же тоном, не терпящим возражений.
   Лысый слегка замялся, но руку не отпустил. За него ответил рыжий:
   - А если нет? Что ты сделаешь? Позовешь на помощь своего дружка? Или это твой братик?
   Но Маун, вместо того, чтобы поспешить на помощь, предусмотрительно отошел на два шага назад, и правильно сделал. В следующую секунду лысый, описав в воздухе дугу совсем рядом с ним, больно ударился головой о мостовую. Рыжий, не успев сообразить, что произошло, тут же отправился за ним.
   - Не напоминай мне про моего брата, - прошипела сквозь зубы Лилани ему вслед. Отряхнув руки, она взглянула на Мауна. - Ну чего встал? Пойдем.
   - А... с ними все будет в порядке? - указал он на неудавшихся таможенников, лежащих неподвижно.
   - Да какая разница? - пожала плечами Лилани и потянула Мауна за собой. - Пошли уже, показывай дорогу.
   - Они просто без сознания, - сообщила Фю. - Скоро очухаются и снова будут живы здоровы. Может быть, даже поумнеют.
  
   Ворота зоопарка оказались закрыты на замок. Сторож, сидящий в будке неподалеку, сказал, что в связи с военным положением работа зоопарка временно прекращена.
   - Стоило этого ожидать, - разочарованно вздохнул Маун. - Как же мы теперь попадем внутрь?
   - Нужно просто попасть за эту ограду? - спросила Лилани. - Тогда в чем проблема?
   - Ну да, в самом деле, проблема не ахти какая, - Маун немного смущенно почесал голову. - Вот только надо отойти подальше, чтобы сторож не видел.
   - Ну если так надо, то пошли, - согласилась Лилани и нетерпеливо потянула Мауна за собой.
   Через две минуты прогулки вдоль ограды было найдено подходящее место. Фю отправилась разведать обстановку на тот случай, если сторож пойдет на обход территории.
   - Все чисто, старик на месте, - доложила она минуту спустя. - Вот только вольер за оградой не очень подходящий.
   - А что с ним не так? - поинтересовался Маун.
   - Ну... там хищные голодные гиены, - сообщила Фю.
   - Ерунда, их я беру на себя, - Лилани взялась за толстые прутья решетки и потянула их в разные стороны.
   - Эй, я думал, что мы перелезем через ограду или как-нибудь... - начал Маун.
   - Не волнуйся, я все исправлю, - перебила его Лилани.
   Прутья негромко скрипнули и разогнулись, создавая в ограде достаточно широкий проход. Пробравшись внутрь и пропустив Мауна, Лилани согнула прутья обратно.
   Вольер, в котором они оказались, был просторным и чистым. В нем были искусственные пещеры, специально привезенные с юга кустарники и небольшое озерцо с прозрачной водой. В общем, все, чтобы животные чувствовали себя как дома. Вот только самих животных почему-то не было видно.
   - А где же гиены? - удивился Маун.
   - Очень хочешь с ними встретиться? - усмехнулась Фю - Они сидят вон там, в своих пещерах. Я чувствую их панический страх. Чего это они?
   - Меня боятся, - пояснила Лилани. - Гиены, собаки, волки... все они боятся меня и убегают, почуяв еще издалека. Впрочем, я не жалуюсь.
   - Ну да, уж лучше они нас, чем мы их... - заметил Маун, с недоверием поглядывая на темные дыры пещер, где, как ему показалось, светились большие глаза хищников.
   Выбравшись из вольера, путники вышли на широкую дорожку, посыпанную белым песком. Маун настоял на том, что не стоит рисковать попасться на глаза сторожу, поэтому путь до дальнего конца зоопарка занял минут пятнадцать. Не только гиены, но и другие животные при виде Лилани прятались в свои норы или замирали на месте, настороженно глядя ей вслед.
   Добравшись, наконец, до пустующих служебных помещений зоопарка, Маун уверенно направился к высокой железобетонной стене, ограждающей хлебозавод. Он нашел то место, где склад почти примыкал к стене, оставляя узкую щель, в которую мог протиснуться разве что ребенок.
   - Мне что, туда лезть? - Лилани недоверчиво поморщилась. Она не любила узкие лазы, в которых ее движения были слишком стеснены, чтобы отбить неожиданную атаку противника. - Давай лучше переберемся поверху. Я тебе помогу.
   - Нет, там могут быть люди, - Маун перешел на шепот и знаком показал Лилани сделать то же самое. - Они увидят, если мы будем перепрыгивать через стену. А этот ход ведет в безопасное место.
   - Ладно, - нехотя согласилась Лилани. - Но в любом случае, пускай Фю сначала разведает то место на предмет опасностей.
   Вскоре, после сообщения Фю о том, что пут свободен, Лилани все-таки решилась протиснуться в узкую щель. Расстояние между стеной и зданием было настолько мало, что дети, даже пробираясь боком, задевали одновременно обе стены. От этого их серые грязные накидки становились еще серее и грязнее.
   - Раньше мне казалось, что этот проход довольно просторный, - прошептал Маун. - Но тогда мне было лет восемь, наверно, я сильно вырос за это время.
   - Молчи и иди быстрее, - подгоняла его Лилани.
   Узкий лаз закончился не менее узкой дырой в стене, которая вела в такой же грязный закуток между каким-то цехом хлебозавода и стеной. Несмотря на кучи хлама и мусора, наваленные тут, это место было намного просторнее.
   - Здорово, будем сидеть в засаде тут, на помойке? - Фю с неприязнью смотрела со стены вниз.
   - Тут, хотя бы, есть где развернуться, - прокомментировала Лилани, отряхивая одежду.
   - Нет, тут оставаться нельзя. Надо идти дальше, - Маун осторожно выглянул из-за останков какого-то станка на территорию предприятия.
   Хлебозавод, несмотря на военное время, работал в полную силу. Хлеб нужен людям всегда, а сейчас даже особенно сильно. Опасаясь новых нападений южан, жители закупались впрок. Кроме того, государство сделало большой заказ для помощи пострадавшим при первом штурме.
   - Нам надо добраться до вон того здания, - Маун указал на невзрачное одноэтажное строение с маленькими оконцами. - Фю, посмотри, пожалуйста, за территорией и дай знак, когда можно будет идти.
   - Будет сделано, - Фю незамедлительно взвилась над крышами и принялась обозревать окрестности.
   Вскоре она показала, что путь свободен. Маун и Лилани быстрым шагом направились вдоль стены к своей цели, и достигли бы ее всего за минуту, но совсем рядом с их маршрутом располагался еще один пекарный цех, из которого исходил невероятно пленительный аромат сдобных булочек.
   - Вот что я подумал, - зайдя за цех, Маун остановился. - Нам, вероятно, придется сидеть в засаде много часов, может быть даже дни. Надо обязательно позаботиться о провизии.
   - Я могу долго обходиться без еды, - невозмутимо заявила Лилани. Но, немного погодя, добавила: - впрочем, ты ведь не я, а твоя помощь мне еще пригодится. Пошли, возьмем пару булочек.
   Осторожно оглядевшись, они тихо прошмыгнули в раскрытую заднюю дверь цеха.
   - Что они делают?! - Фю схватилась за голову. - Все люди одинаковые! Готовы рисковать жизнями ради своих желудков! Можно подумать, они живут, чтобы есть, а не едят, чтобы жить.
   Ее опасения оказались не напрасны. Только Маун потянулся к свежим горячим булочкам, как из-за соседнего стеллажа вырулил тучный мужчина в фартуке и при усах.
   - Это кто тут балуется? - строго спросил он. - Вы откуда здесь, дети?
   - Мы... э... пришли сюда с папой, и он разрешил нам взять по булочке, - быстро сочинил оправдание Маун.
   - Тут нельзя баловаться, - сообщил пекарь, подходя ближе. - Кто ваш папа? Я сейчас отведу вас к нему и все расскажу. Вы слишком много балуетесь.
   Но только он протянул руку, чтобы взять Лилани за руку, как был оглушен мощным ударом ее кулака. В следующую секунду она выхватила меч и уже приставила его к шее пекаря, но Маун в последний момент остановил ее.
   - Что ты делаешь? - прошептал он, стараясь перехватить рукоять меча. - Это еще зачем?
   - Он рано или поздно очнется и поднимет тревогу, - пояснила Лилани. - Нас найдут и наш план провалится.
   - Все равно, нельзя его убивать, - не отступал Маун. - Мы сами виноваты, что прокрались на территорию цеха, он всего лишь выполнял свой долг.
   - Это ты говоришь после того, как решил украсть эти булочки? - Лилани недоверчиво хмыкнула.
   - Я их не краду, тут нет преступления, - начал оправдываться Маун. - Этот заказ выполняется для государства, а я и есть самый главный представитель власти в этом городе. Потом я прикажу заплатить деньги хлебозаводу.
   - Ну и что, прикажешь заодно направить сюда еще одного пекаря, - предложила Лилани.
   - Нет, ты не понимаешь, - Маун сжал ее плечо. - Жизнь человека ценнее всяких денег, мы не в праве ее отнимать.
   - Это почему еще? - Лилани с удивлением посмотрела ему в глаза.
   - Ну... как тебе объяснить, - замялся Маун. - Пойми, раньше ты убивала по приказу своего хозяина, или просто ради его блага. Но теперь ты свободна, поэтому сама несешь всю ответственность за свои поступки. Ничего в этом мире не проходит бесследно. Любой твой плохой поступок, вроде убийства, наложит черный отпечаток на всю твою дальнейшую судьбу.
   - Как это? - не поняла Лилани.
   - Сложно объяснить, - Маун задумчиво почесал голову. - В общем, я потом тебе расскажу, сейчас нет времени.
   - А что тогда ты предлагаешь? - поинтересовалась девочка. - Оставить его в живых и провалить всю нашу операцию?
   - Нет, есть другой способ заставить его молчать, - Маун достал из складок накидки книгу. - Не забывай, я ведь Заклинатель Печатей.
   - Вот с этого и надо было начинать, - Лилани, наконец, спрятала меч. - Только давай быстрее, он уже приходит в себя.
   Маун быстро нашел нужную страницу и начал рисовать в воздухе Печать Забвения.
   - Что это ты тут балуешься? - проговорил пекарь, поднимаясь с пола. - Я же говорил, тут нельзя баловаться.
   Но в следующую секунду печать уже была готова. Она перекочевала от пальца Мауна прямо на лоб к пекарю, и тот, охнув, снова повалился на пол.
   - Вот так, - Маун убрал книгу обратно. - В инструкции написано, что когда он проснется, последний час его жизни будет стерт из памяти.
   - Будем надеяться на это, - сказала Лилани. - А теперь хватай булочки и бежим, а то Фю нас заждалась.
  
  ***
  
   - Шевелись, мы уже почти пришли, - Миэль подгоняла Амона, воровато оглядываясь по сторонам. - Я не хочу, чтобы нас тут видели.
   - А что? Ты тут кого-то боишься? - удивился Амон. За время путешествия по лагерю у него сложилось впечатление, что Миэль ведет себя в нем как хозяйка.
   - Нет, вообще-то, в этом нет ничего такого незаконного, - уклончиво ответила Миэль. - Но просто мне не хотелось бы, чтобы потом ходили всякие слухи...
   В этой части лагеря южане почти не попадались им навстречу. Редкие палатки были большими и, судя по всему, нежилыми. Зато все чаще встречались огромные кости или рога, торчащие прямо из земли. Да и сама земля, казалось, оживала с каждым шагом.
   - Что это за место? - спросил Амон, с интересом разглядывая очередной рог, наполовину покрытый засохшей шкурой. - Мы входим на спину гигантского дракона или что-то вроде того?
   - Увидишь, мы еще не пришли, - ответила Миэль. - Будет не интересно, если я скажу тебе заранее.
   Между тем, земля ожила уже в полную силу. Она шевелилась под ногами, а по тонким прожилкам в ней текла какая-то красная жидкость.
   - Это кровь? - Амон замедлил шаг. Ему было как-то неуютно идти по чьей-то коже.
   - Почти, - Миэль потянула его за руку. - Ну, давай же, иди сюда. Это уже совсем рядом.
   Амон нехотя проследовал за ней, но за следующим поворотом он снова замер, только на этот раз не от отвращения, а от глубокого изумления. Перед ним стоял настоящий живой дом. В нем были двери, больше похожие на пасть, окна, напоминающие глазницы и даже труба в крыше, которая напоминала, разве что, подводное растение-губку.
   Живое здание слегка пульсировало, словно в такт своему сердцебиению. Почувствовав шаги, дом открыл сразу все свои окна-глаза и уставился на нежданных гостей. На Миэль его взгляд задержался лишь на секунду, и все огромные круглые глаза вперились прямо в Амона, заставив его непроизвольно отступить на шаг назад.
   - Не бойся, он со мной, - сказала дому Миэль. - Мы пройдем внутрь ненадолго.
   Дом, слегка успокоившись, прикрыл большинство глаз, но оставшимися двумя продолжал с подозрением поглядывать на Амона.
   - Нравится? - с веселой улыбкой спросила у последнего Миэль. - Это Палата Вживления. Тут и производится прививка мутации взрослеющим мальчикам. А с собой мы ее берем потому, что тут же можно заново отращивать потерянные в бою части тела.
   - Поразительно... - только выдохнул Амон. Он, не отрываясь, следил за вращающимися глазами и живой трубой, из которой время от времени вырывался зеленоватый дым.
   - Пошли внутрь, там самое интересное, - Миэль снова потянула его за руку.
   - Туда что ли? - Амон в ужасе уставился на дверь-пасть, зияющую живой темнотой. - Ты уверена? Это что там наверху, зубы?
   Из верхней части двери, действительно, торчало несколько тупых белых зубов.
   - Не бойся, они нерабочие, - успокоила его Миэль. - Она питается через этот живой покров, на котором мы стоим.
   После пары минут уговоров, Миэль, все-таки, смогла убедить Амона заглянуть внутрь. Сразу за зубами, без всякой перегородки, следовало большое помещение, почти во весь размер Палаты. Как только посетители вошли в него, на потолке зажглись тусклые зеленые огоньки. Впрочем, их света хватало, чтобы разглядеть на полу большой круглый бассейн, наполненный густой зеленой жижей.
   - Вот это и есть главный рассадник семян, - голосом экскурсовода пояснила Миэль. - Головастики, которые плавают там, являются семенами мутации. Зеленая жидкость есть не что иное как питательный раствор, способствующий скорейшему внедрению семян в тело своего носителя...
   Дальше Миэль говорила еще что-то про уход за семенами и чистку бассейна, но Амон не слушал ее. Он, не мигая, смотрел вглубь зеленой жидкости, медленно бродящей в своем резервуаре. Ее движение словно завораживало. Амону захотелось подойти поближе, прежнее отвращение пропало бес следа, на его место пришло новое непреодолимое чувство - голод.
   "Я ведь не ел уже два дня, - вспомнил он. - И почему-то мне не хотелось есть. Это странно ведь обычно я все время хочу есть. И еще странно то, что я разговариваю с собой. Я не помню, когда в последний раз говорил с собой. Кажется, это было еще до того, как я потерял душу. А может, это не я? Может, я говорю не с собой, а с кем-то другим, сидящим внутри меня? Почему мне хочется есть, когда я смотрю на эту жижу? Почему мне хочется пить ее? Это... ненормально".
  
   - Амон! Очнись, что с тобой?! - голос Миэль звал как будто откуда-то издалека.
   Придя в сознание, Амон обнаружил себя лежащим перед Палатой Вживления. Миэль была рядом, пыталась привести его в чувство.
   - Что случилось? - спросил Амон, протирая глаза. Он заметил, что с его рук стекает тягучая жидкость. - Почему я весь мокрый?
   - Тебе стало плохо и ты упал прямо в бассейн, - с тревогой в голосе пояснила Миэль. - Но ничего страшного, я сняла с тебя все семена, пока они не успели присосаться к тебе.
   - Ничего страшного? - переспросил Амон странным голосом. - Да, конечно, ничего страшного. То, что я нахлебался этой слизи... да, ведь это нормально. И... знаешь что? Я чувствую себя намного лучше. Я только сейчас заметил, в животе больше не болит, и, кажется, у меня снова просыпается аппетит.
   Амон с бодрым видом встал на ноги и помог подняться Миэль, с изумлением смотрящей на него.
   - Я бы сейчас, наверно, быка съел! - заявил он. - Что там у нас с обедом? Сколько сейчас времени? Может, пойдем, посмотрим, что там осталось в продовольственных запасах? Ну как, ты со мной?
   - Да... с тобой, - слабым голосом ответила Миэль. Ее поразила неожиданная перемена в поведении Амона, но она решила списать это на пережитый им шок. - Идем, я покажу, где у нас столовая.
  
  ***
  
   - Они опять пошли куда-то вместе, - безразличным тоном доложил Ра-ра. - Вдвоем, больше никого, они уже довольно давно проводят время наедине.
   - Превосходно, - улыбнулась Селиция. - Я чувствую, это случится очень скоро. Скоро мой великий план осуществится!
   - Мне распорядиться, чтобы войска привели в боевую готовность? - спросил Ра-ра, с трудом сдерживая зевоту.
   - Да, верно, ты читаешь мои мысли, - кивнула Селиция, продолжая все так же широко улыбаться. - Иди, скажи, пусть все готовят.
   Ра-ра вразвалочку направился к выходу из шатра, но на полпути остановился. Селиция, казалось, уже забыла про него. Она горячо обсуждала шепотом что-то сама с собой, время от времени делая какие-то пометки на подробной карте Тибета, лежащей на столе.
   - Ты думаешь, так можно? - вдруг спросил Ра-ра.
   - Что? - растерялась Селиция. - А, да, все нормально, воины уже должны были успеть залечить свои раны, к тому же с моей новой силой их помощь будет не так важна. Пускай собираются все, я позволю им разделить час моего триумфа.
   - Я не про то, - Ра-ра недовольно пыхнул дымом из ноздрей. - Твоя дочь, Миэль...
   - Ах, ты про это, - Селиция оторвалась от карты, как будто только что вспомнила что-то важное. - И что же тебя беспокоит? Поверь, у меня все продумано заранее.
   - Это-то меня и беспокоит, - вздохнул Ра-ра. - Она ведь все-таки живой человек. И не просто какой-то там посторонний, она твоя дочь.
   - Ну и что, она уже взрослая, - пожала плечами Селиция. - В ее годы я уже была признанной ведьмой.
   - Но это другой случай, - настаивал Ра-ра. - Нельзя же вот так просто...
   - Погоди-ка, - Селиция развернулась на стуле пристально заглянула в драконьи глаза. - Мне кажется, ты слишком много знаешь об этом.
   - Не много, но достаточно, - уклончиво ответил Ра-ра. - И на твоем бы месте... то есть, мне кажется, что вся эта война не стоит того...
   - Еще как стоит! - горячо возразила Селиция. - Эта война - смысл моей жизни. Тибет - моя мечта, а от своей мечты нельзя отступать никогда.
   - Даже если ради этого приходится жертвовать самым дорогим, что у тебя есть?
   - Да, пускай даже так! - Селиция гневно сверкнула глазами. - Откуда тебе знать, что для меня действительно дорого? Подумаешь, дочь... вон их сколько вокруг ходит, никому не нужных девушек! Какая разница, моя дочь, или чья-то чужая. Просто так вышло. Война не обходится без жертв, и те, кто был принесен в жертву великому делу, должны гордиться, что прожили жизнь не напрасно!
   - Ну, как хочешь, - пожал плечами Ра-ра и направился к выходу.
   - Да! - крикнула ему вслед Селиция. - Да, именно так, как я хочу, и никак иначе! И больше не лезь не в свое дело, а то уволю!
   Когда Ра-ра скрылся за дверью, Селиция вернулась к своим стратегическим картам.
   - Подумаешь, дочь, - пробормотала она себе под нос. - Да она меня даже никогда не любила... В конце концов, исход решит судьба, а я ведь всего лишь такая же игрушка в ее руках, как и другие...
  
  Глава 9: Пушечное мясо
  
   - Ну как, вкусно? - Миэль с улыбкой наблюдала за тем, как Амон жадно поглощает какую-то жареную птицу.
   - Просто восхитительно! - проговорил тот, обглодав очередную ножку и принимаясь за крылышко. - Вот уж не знал, что южане так кормят своих солдат.
   - Это из элитных запасов, - пояснила Миэль, протягивая Амону большой кусок мягкого белого хлеба.
   - А почему ты сама не ешь? - поинтересовался Амон, отрываясь на секунду от нежного мяса с хрустящей корочкой.
   - Слежу за фигурой, - чуть смущенно ответила Миэль. - И потом... мне интереснее просто наблюдать за тобой.
   То, как Амон расправлялся с пищей, действительно завораживало. Он ел уверенно и методично, сосредотачивая все свое внимание на каждом куске. Как будто он ясно созерцал весь процесс разжевывания, проглатывания и даже переваривания пищи. И радовался он каждому куску так же, как радуется мудрый человек каждому новому дню. Казалось, радость жизни, здоровое наслаждение и первозданное чувство слились в едином порыве утолить голод Амона. Глядя на все это, понимаешь, что у человека, который так ест, никогда не будет проблем с пищеварением.
   - Что? - спросил Амон, проглотив очередной кусок. - Что ты на меня так смотришь? Я не могу есть, когда на меня так смотрят.
   - Извини, - Миэль слегка хихикнула. - Просто я задумалась немного.
   - О чем? - поинтересовался Амон.
   - Да так, ерунда, - отмахнулась Миэль и постаралась поскорее сменить тему. - Скажи, а ты всегда такой?
   - Какой? - насторожился Амон. За последнее время он слышал о себе много противоречивых характеристик.
   - Ну... - Миэль сделала неопределенный жест. - Такой простой и понятный. И в то же время интересный, а порою и забавный. Одним словом, с тобой не соскучишься.
   - Ты меня уж слишком расхвалила, - Амон перестал есть и отвел глаза в сторону. - На самом деле, я не совсем такой... последнее время.
   - В каком смысле? - не поняла Миэль.
   - Ну, раньше я действительно был простым и понятным самому себе, - начал Амон. - Но с тех пор, как твоя мамаша запихнула в меня это семя... я чувствую, что во мне есть еще чей-то разум, кроме моего. Я бы даже сказал, что это чья-то душа, но я совсем забыл, как это - иметь душу.
   - Хм, интересно, - Миэль слегка склонила голову на бок. - Продолжай.
   - А что продолжать? Собственно, в этом и суть, - Амон слегка пожал плечами. - Теперь я могу как будто разговаривать с этим кем-то во мне. Как если бы это было мое второе Я. И оно порою отвлекает меня от обычных земных радостей. Вот например, сейчас у меня совсем пропал аппетит.
   - Прости, наверно, мне не стоило начинать этот разговор, - Миэль виновато улыбнулась.
   - Да нет, все нормально, я уже почти к этому привык, - успокоил ее Амон. - Наверно, это даже к лучшему. Теперь я не чувствую себя таким пустым, как раньше. Вернее, я и раньше не чувствовал, но теперь то я понимаю, что просто не замечал своей душевной пустоты. Теперь эту пустоту все больше заполняет что-то чужое... но в то же время что-то хорошее и нужное. По крайней мере, мне так кажется.
   - Хм, а ты уверен, что эта штука не управляет тобой? - с беспокойством спросила Миэль.
   - Да не все ли равно?! - вдруг радостно воскликнул Амон. - Если теперь кроме одного голода я научился чувствовать много других прекрасных вещей. Например, красоту природы, добро и зло, очарование любви наконец. Вот здесь, в сердце, словно ожило какое-то теплое чувство, и я не представляю, как я мог жить без него раньше.
   - Красиво говоришь, - тихо сказала Миэль. Она не отрываясь смотрела в глаза Амона и слегка улыбалась.
   - Вот когда ты так смотришь на меня, - Амон тоже посмотрел ей прямо в глаза. - Когда я чувствую твой взгляд... все внутри как будто замирает. И в то же время оживает что-то новое, что-то яркое и горячее.
   - Да ладно тебе, - Миэль смущенно потупила глаза.
   - Нет, серьезно, - продолжал Амон. - Словно оживает давно забытое, но бессмертное... желание.
   - Желание? - Миэль серьезно посмотрела на него. - Это чего же тебе так хочется?
   - Ты не поверишь, - Амон чуть наклонился вперед к собеседнице, перегибаясь через стол. - Я хочу... тебя.
   - Ну, знаешь! - Миэль отодвинула свой стул на полметра назад и отвернулась.
   - Нет, ты не поняла, - Амона ничуть не смутил ее жест. - Я хочу быть с тобой... одним целым.
   - Это как? - удивилась Миэль. - Это вроде как такой романтический образ? Как комплимент, что ли?
   - Нет, я говорю буквально, - возразил Амон. - Я хочу войти в тебя...
   - Ну все, хватит с меня твоих тонких намеков! - Миэль вскочила из-за стола, опрокинув стул.
   - Подожди! - Амон подался еще вперед, но стол помешал ему. Тогда он с неожиданной легкостью одной рукой отшвырнул стол в сторону.
   - Эй, ты чего буянишь? - в голосе Миэль прозвучал испуг.
   - Иди ко мне, будет не больно, - проговорил Амон не своим голосом. Его глаза загорелись нездоровым блеском.
   Миэль хотела было позвать на помощь, но было уже поздно. Одним прыжком Амон настиг ее и повалил на пол. Ее рот он зажал своими губами. Она хотела укусить его, но вдруг почувствовала, как что-то холодное и нематериальное просачивается прямо сквозь ее зубы, направляясь прямо в мозг. В глазах потемнело, все тело обмякло и вскоре как будто провалилось куда-то вниз. Вернее, тело осталось на месте, а вот душа вырвалась наружу и тут же попалась в липкие холодные сети.
  
   - Что... я... сделал... - Амон безумными глазами смотрел на бездыханное тело девушки, лежащее на его руках. Ее стеклянные глаза все еще смотрели на него, словно спрашивая: "за что?", - Что... я... наделал... За что? Зачем?..
   В следующую секунду в помещение ворвались двое охранников, оба с длинными когтистыми лапами вместо рук. Увидев безмолвную картину, одни из них тут же понял, что произошло, и тут же замахнулся, чтобы нанести удар.
   Амон почувствовал, как боль пронзила его спину. "Это конец", - только успел подумать он, как вдруг услышал сдавленный хрип охранника. Обернувшись, он увидел, что длинная гибкая рука, больше похожая на щупальце, вырвалась из его спины и подняла охранника за горло на метр от земли.
   Второй южанин бросился на помощь своему товарищу, собираясь перерезать жуткое щупальце своими когтями. В ту же секунду резкая боль снова пронзила спину Амона, и еще одна рука молниеносным движением прошила охранника насквозь, вырвав его внутренности.
   Амон, до сих пор отрешенно наблюдавший за происходящим, направил небольшое усилие в свою новую конечность. Раздался хруст и первый охранник, перестав хрипеть, рухнул на пол со свернутой шеей.
   - Ненавижу... - прошептал Амон, и тут же почувствовал, как еще две гибкие руки вырываются из его спины.
   Одна из них схватила стол и швырнула его в шкаф с посудой. Другая одним движением разорвала ткань палатки, являя изумленным взорам южан, стоящих на улице, доселе невиданное ими чудище. Четыре подвижных щупальца быстрыми и точными движениями рвали и метали все вокруг. Еще двое южан, которые были ближе всего к палатке, в мгновение ока были разорваны на части.
   - Всех... ненавижу, - шептал Амон, с трудом волоча ноги. Его осунувшаяся фигура и помутневший взгляд никак не сочетались с резвыми смертоносными руками, растущими у него из спины.
  
   - Ну вот, все вышло по-твоему, - печальным тоном доложил Ра-ра. - Теперь этот Амон медленно но верно разрушает наш лагерь.
   - Ничего, пусть потешится, - Селиция с трудом скрывала разрывающее ее чувство триумфа. - Ему надо выпустить пар и немного размяться. А потом я возьму все в свои руки, и тогда эта безграничная энергия Проклятых, направленная в нужное русло, принесет мне величайшую победу за постразломную историю!
  
  ***
  
   Длинный просторный коридор, разделенный на сегменты. Параллельно стене, на расстоянии двух метров от нее, мелкая стальная решетка до потолка. Дверей и окон в решетке нет, как нет их и в стенах коридора.
   - Я снова на корабле? - догадалась Намига. - Откуда тут эта решетка? И что тут делают все эти люди?
   Десятки людей, серых и безликих, стояли между стеной и решеткой. Намига была среди них, но даже самые ближайшие к ней люди казались ей далекими, потому что она не могла различить их лица и не чувствовала тепло их тел.
   - Включай, - послышался откуда-то сверху громовой голос.
   Что-то щелкнуло и решетка начала медленно двигаться, приближаясь к стене, у которой замерли люди. Намига видела, что решетка все ближе, видела, что ее прутья заточены, словно ножи. Она знала, что решетка не остановится, а сзади только глухая стена... Но она не боялась.
   Намига не шелохнулась даже тогда, когда почувствовала в руке холодную острую боль. Прутья решетки были уже совсем перед ее глазами, но она не отступила ни на шаг. Она не двинулась с места даже тогда, когда люди, все так же безмолвно стоящие чуть впереди, уже начали распадаться на части, разрезаемые лезвиями решетки. Никто не двигался, все стояли молча, ожидая своей очереди.
   Решетка уже вонзилась во все тело Намиги. Она чувствовала, как стальные прутья врезаются в ее ноги, руки, живот и голову.
   - Сейчас я умру, - решила она.
   Но шли секунды, решетка входила в нее все глубже, боль распространялась по всему телу. Намига все ждала, когда она потеряет сознание от боли, погрузится во тьму, умрет наконец. Но этого не происходило. Вот уже решетка полностью прошла сквозь нее, вот она режет людей, стоящих вплотную к стене. Еще мгновение, и с тихим скрежетом лезвия вжались в стену.
   Намига огляделась. Пола не было видно из-за толстого слоя мяса, лежащего по всему коридору. Скорее, это был даже фарш, смешанный с кусочками одежды и костей. Кровь лилась буквально ручьем, стекая в носовую часть корабля, в сторону его наклона.
   Намига подняла руки и посмотрела на них. Несмотря на боль, которую она все еще чувствовала, ни на ее теле, ни на одежде не было ни единой царапины. Только ее любимые мантикоровые сапоги уже насквозь пропитались кровью других людей.
   - Сваливай, - снова прогремел чей-то голос.
   Корабль стал медленно увеличивать свой наклон, отчего река крови стремительнее побежала вниз, захватывая с собой кусочки мяса. Теперь, когда решетка больше не разделяла коридор, Намига могла укрыться в одной из кают, что она и поспешила сделать. Прошло еще несколько секунд, и фарш тяжелой лавиной начал скатываться вниз по наклоненному коридору. Когда основная его масса уже свалилась вниз, по коридору пустили воду, чтобы смыть остатки.
   - Почему ты осталась здесь? - спросила Рия. Она сидела на кровати за спиной Намиги. На ней было легкое голубое платьице и белые босоножки.
   - Я не знаю, - честно ответила Намига. - Решетка не разрезала меня, как остальных.
   - Наверно, ты просто не хотела этого? - предположила Рия.
   - Нет, почему... то есть, конечно я не хотела! - воскликнула Намига.
   - Тогда зачем ты пришла сюда? - Рия слезла с кровати, подошла к двери каюты и посмотрела вниз по коридору.
   - Я не помню, как я тут оказалась, - призналась Намига. - Я совсем не хотела идти сюда. Особенно после того случая...
   - Тогда иди и объясни все Большим Головам, - строго сказала Рия. - Ты попадешь к ним, если пойдешь вниз по коридору. Иди, уже можно.
   Намига послушно вышла из каюты и, нерешительно оглянувшись, направилась к носовой части корабля. Наклон снова уменьшился, поэтому идти было просто, несмотря на скользкий от кровавой воды пол.
   Коридор закончился в большой круглой комнате без потолка. В середине комнаты стояла большая цистерна с фаршем. Вокруг и над ней деловито сновали Большие Головы. От них исходило яркое желтое свечение, которое не позволяло разглядеть лица. Судя по всему, Головы были очень заняты, но как только Намига вошла в комнату, они все тут же остановились и уставились на нее.
   - Эм... извините, - нерешительно начала Намига. - Меня не разрезала решетка, и мне сказали, что это потому, что я этого не хотела, и посоветовали обратиться сюда.
   Головы растерянно переглянулись. Одна из них, та, что была над цистерной, опустилась к самому полу и пристально осмотрела Намигу.
   - А почему ты не хотела, чтобы тебя разрезали? - слегка удивленно спросила Большая Голова. Намига узнала голос, отдававший приказы там, в коридоре.
   - Потому что... я не хочу становиться каким-то фаршем! - увереннее ответила Намига.
   - Но почему? - Голова удивилась еще больше. - Ты ведь мясо, почему ты не хочешь быть фаршем?
   - Я не мясо! - воскликнула Намига, сжав кулаки.
   - А кто же? - Голова подлетела еще ближе и слегка прищурилась. - Выглядишь как обычное мясо.
   - Нет, я человек! - заявила Намига.
   - Просто человек? - Голова обернулась и посмотрела наверх. Другие Головы стали о чем-то шептаться. - Но ведь... человек - это и есть мясо.
   - Это не так! - закричала Намига. Растерянность Больших Голов бесила ее. - Я не просто мясо, я личность, я индивид, я разумное существо с душой!
   Голова отшатнулась назад, словно испугавшись. Шепот других Голов перерос во взволнованный гул.
   - Но что же нам с тобой делать, человек? - задумчиво проговорила Главная Голова. - Может, я сам разрежу тебя? Это надежнее, чем решетка.
   - Нет, я же не хочу быть фаршем, - напомнила Намига. - Дайте мне работу, я буду работать на вас.
   - Работу? - Голова изобразила на лице изумление. - Но зачем нам работник?
   - Пожалуйста, я буду стараться, я буду делать все, что надо, - упрашивала Намига.
   - Дай-ка подумать, - Голова на минуту замолчала, но ее свечение резко усилилось. - Пожалуй, у нас есть одно рабочее место. Будешь пилотом?
   - Пилотом? - Намига вмиг растеряла всю свою уверенность.
   - Да, нам нужен пилот, - воодушевленно продолжала Голова. - Иди к Рие, она...
   - Нет! - перебила Голову Намига. - Я не пойду к ней, я не хочу быть ее пилотом, это больно!
   - Вот как? - Голова нахмурилась. - Ну тогда ты должна стать фаршем. Отправляйся за остальными, быть фаршем совсем не больно. И не сложно.
   - Нет, пожалуйста, у вас нет для меня другой работы? - взмолилась Намига.
   - Нет, другой нету, - уверенно ответила Голова. - У тебя только два пути. Или ты будешь пилотом, или останешься таким же мясом, как и остальные. И тогда нам придется превратить тебя в фарш.
   - Я... - Намига осеклась. - Мне... надо подумать.
   - Хорошо, у тебя есть время, пока мы еще не сделали котлеты, - сообщила Голова, снова поднимаясь высоко в воздух. - Можешь пока что вернуться туда, откуда пришла. Ты ведь сможешь найти дорогу, не так ли?
   - Да, - Намига отчаянно закивала. Она почувствовала, как ее тело проваливается в пустоту. - Конечно, я смогу вернуться. Спасибо вам... за все.
   Головы исчезли, за ними растворилась и большая цистерна с фаршем. Намига провалилась в бесконечный пустой туман, тут же обволокший ее душу и сознание.
  
  ***
  
   - Ну что там теперь? - Саманад сидел за своим столом, устало склонив голову и потирая виски.
   - По самым последним данным положение под контролем, - начальник королевской охраны лично пришел с докладом к главе правительства.
   Он стоял в дверях по стойке смирно, руки по швам, как обычный рядовой. К Мауну, настоящему королю, он никогда не проявлял и десятой доли такого уважения. Впрочем, его можно было понять - с тех пор, как стало известно о новом оружии Саманада, Седгоре, роль элитной королевской охраны заметно уменьшилась.
   - Продолжай, - тихо сказал Саманад.
   Он почти не слушал начальника охраны, все его мысли были направлены на более важный вопрос. Неужели Седгор вовсе не так уж совершенен, как должен быть? Как Лилани, эта ошибка науки, даже с помощью этого мальчишки Мауна, смогла так просто сбежать практически у него из-под носа? Может быть, просто недостаток опыта?
   Но сейчас это уже не послужит достойным оправданием. Поздно учиться, вторая атака южан уже началась. Впрочем, если регулярные войска и так неплохо справляются с захватчиками, то, может, этот бой будет неплохой тренировкой для Седгора. Тренировкой перед решающей атакой на Южный полуостров.
   - Таким образом, шесть из восьми подразделений противника отброшены за вторую линию обороны, а оставшиеся два взяты в кольцо. Они все еще отчаянно сопротивляются, пытаясь прорваться к дворцу, но уверяю Вас, что в ближайшее время они будут уничтожены лобовой контратакой под самыми стенами, - закончил доклад начальник охраны.
   Саманад еще с минуту сидел молча, погруженный в свои мысли. Начальник, не смея шелохнуться, терпеливо ждал ответа.
   - Что ж, ты славно потрудился, - проговорил, наконец, Саманад. - Когда этот бой закончится, я назначу тебя...
   - Сэр, беда! - молодой офицер, ворвавшись в кабинет и чуть не сбив начальника с ног, своим криком перебил Саманада на самом интересном месте. - Срочно, вам надо бежать, мы...
   - Что ты себе позволяешь?!! - взревел начальник, хватая офицера за грудки и отчаянно встряхивая, словно желая вытрясти из него дух. - Ты... как обращаешься?!
   - Но сэр! Это... там... - офицер, и без того заикающийся, от встряски начальника почти совсем потерял дар речи. - Они... они это... прорвались сквозь стены! Они уже берут второй этаж... с ними... этот... сам сатана!
   - Что ты бормочешь, безумец?! Тебя что, контузило? - начальник развернул офицера и пинком выкинул из кабинета.
   - Вижу, без твоего личного присутствия эти солдаты ни на что не способны, - холодно заметил Саманад. - Пойди, разберись, что там стряслось на самом деле.
   - Слушаюсь! - начальник, откланиваясь, стал пятиться к двери. - Сейчас же будет исполнено.
   Спускаясь по лестнице, начальник заметил, что чем ближе он подходил к первому этажу, тем больше становилось вокруг паники и беспорядка. Патрульные солдаты все больше нервничали на своих постах, все чаще из углов доносился обеспокоенный шепот и все быстрее бежали по лестнице ему навстречу испуганные придворные.
   К третьему этажу беспорядки достигли такой силы, что начальник охраны просто не мог спускаться дальше. Теперь ему навстречу бежали не только гражданские, но и солдаты из элитной королевской охраны, в панике побросавшие оружие.
   - Стоять! - взревел начальник. - Дезертиры! Расстреляю!!
   Солдаты шарахались от громового голоса своего командира, но животный ужас, глубоко засевший в их сердцах, был сильнее даже угрозы расстрела. Одни уклонялись от начальника и бежали дальше, другие бросались в стороны, пытаясь укрыться в ближайших комнатах.
   Начальник охраны, угрожающе размахивая своим именным топором, прокладывал себе путь сквозь обезумевшую толпу. Вскоре ему удалось добраться до группы офицеров, все еще сохранявших боевой порядок. Они, собрав пару десятков самых храбрых солдат, пытались организовать оборону на лестнице со второго этажа.
   - Что здесь, черт возьми, происходит?! - потребовал объяснений начальник. - Откуда во дворце враг? Я же сам четко проконтролировал, чтобы ни один южанин не проник за стены.
   - Одному все-таки удалось пробраться внутрь, - сообщил офицер с седыми усами и лысой головой. Он выглядел наиболее спокойным и уверенным в себе из всех присутствующих. - Остальных мы благополучно уничтожили или заставили отступить.
   - Так что же, он тут один, безо всякой поддержки извне? - удивился начальник. - И вы не можете справиться с одним человеком?
   - Это не человек, это монстр! - вскричал другой офицер, судя по всему, едва сдерживающийся, чтобы не побежать за остальными.
   - Все южане монстры! - отрезал начальник. - Ну-ка, покажите мне его. Посмотрю, чего вы испугались.
   - Сейчас покажем, - задумчиво проговорил лысый офицер, глядя в направлении лестницы. - Вот, кажется, и он.
   В эту секунду поток дезертиров со второго этажа внезапно оборвался. Послышались глухие удары, словно чем-то тяжелым ломали бетонную стену. После третьего удара прямо в ступенях лестницы появилась большая дыра, из которой взметнулся вверх столб пыли и мелких обломков.
   - Стрелки, целься! - скомандовал начальник.
   Десяток арбалетчиков подняли оружие и приставили оптические прицелы к глазам, смотря сквозь окуляры на облако пыли. Несколько секунд ничего не происходило. Начальник и офицеры затаили дыхание, ожидая появления противника. И вот, наконец, сквозь пыльное облако проступил темный силуэт человека. Он шел с опущенными руками и головой, словно едва волочил ноги.
   - Огонь! - по команде десяток дротиков со свистом пересекли пространство большого зала и все как один вонзились в грудь появившегося человека.
   Незнакомец замер, но остался стоять на месте. Солдаты тоже замерли, ожидая что он упадет, или же продолжит свое движение. Но через несколько секунд пыль рассеялась настолько, чтобы можно было различить одежду человека. На нем была форма элитной королевской охраны, насквозь пропитанная кровью.
   - Перезаряжай! - скомандовал стрелкам начальник, но было поздно.
   Какая-то неведомая сила приподняла тело охранника в воздух и с огромной скоростью швырнула его в стрелков. Половина из них были тут же спиты с ног, остальные бросились врассыпную.
   - В бой! - взревел начальник и, подняв топор, сам бросился в атаку. Десяток оставшихся солдат, подняв оружие, без колебаний последовали за ним.
   Две длинных руки-щупальца, вырвавшись из облака пыли, ударили в двоих передовых солдат. Начальник, который был как раз за их спинами, успел только заметить, что руки, пробившие насквозь тела людей вместе с прочной броней, сжимают в кулаках их все еще бьющиеся сердца. В следующую секунду два безжизненных трупа обрушились на него и остальных нападавших, заставляя их отступить на несколько шагов.
   Щупальца тут же втянулись обратно в пыльное облако, зато оттуда, наконец, появился их хозяин. Он действительно шел медленно, с трудом волоча ноги и повесив вдоль тела свои настоящие руки.
   - Построиться для атаки! - приказал начальник.
   Солдаты и трое офицеров, взяв оружие наизготовку, осторожно обступили полукругом своего противника, чтобы иметь возможность атаковать его с любой стороны, не мешая при этом друг другу.
   - Как бы ни был он быстр, за нами остается численное преимущество, - спокойно заметил лысый офицер, вынимая из ножен свой длинный меч.
   В это время враг вышел на открытое место и неторопливо окинул взглядом всех солдат. В его глазах горел тихий огонь ненависти и глубокой тоски.
   На этот раз все четыре щупальца, вырвавшись из-за его спины, ударили по солдатам. Двое выставили свое оружие вперед, чтобы защититься от удара, но вмиг лишились и оружия, и своих рук. Щупальца просто выдрали их с корнем, резко рванув на себя. Искалеченные солдаты истошно завопили и повалились на пол, а их товарищи в ужасе шарахнулись назад, сами с трудом удерживая равновесие.
   Еще один офицер успел увернуться, хотя и потерял при этом свое оружие. Последний удар предназначался самому начальнику. И тот, предугадав движение противника, не только уклонился от смертоносной руки, но и успел рубануть по ней своим топором. Отрубленная конечность, упав на пол, задергалась в судорогах, словно отброшенный хвост ящерицы.
   - Ха, видали, не так-то он и крут! - воскликнул начальник, вновь поднимая топор.
   Воодушевленные успехом своего командира, солдаты раздумали паниковать и снова заняли боевое положение, готовясь к новой атаке. Но их радость длилась недолго. Обрубок щупальца, истекающий кровью, в миг разделился на пять частей, образуя новую ладонь руки. Чуть дернувшись, она сильнее вытянулась из спины своего хозяина, и через секунду уже не отличалась от остальных трех.
   - Вот дьявол! - выругался начальник. - Надо отрубить голову, тогда южанин точно умрет.
   Но претворить свой новый план в действительность начальник уже не успел. Следующий удар монстр всеми четырьмя щупальцами, словно плетьми, нанес по ногам. Почти все солдаты и офицеры тут же с криками повалились на пол, вмиг лишившись своих нижних конечностей.
   - Стреляй! - крикнул лысый офицер, один из немногих, оставшихся в строю.
   В дальнем конце зала что-то щелкнуло и стальная стрела, со свистом рассекая воздух, устремилась точно в голову чудовища. Но, не долетев до своей цели всего нескольких сантиметров, она застыла в воздухе, пойманная быстрой рукой.
   - Невероятно! - выдохнул начальник, делая шаг назад. - Эти руки могут двигаться намного быстрее, если понадобится.
   Это справедливое наблюдение было последним в жизни начальника королевской охраны. Воспользовавшись замешательством, все четыре щупальца схватили его за руки и ноги, вмиг обезоружив и слегка приподняв в воздух.
   - Это же... сам сатана! - только и успел крикнуть начальник, прежде чем его тело было разорвано на четыре части.
  
  ***
  
   - Ерунда какая-то, - Намига сидела на кровати, протирая сонные глаза. - Нарочно такого не придумаешь.
   - Опять этот сон? - спросил Геанор, входя в маленькую комнатку с голыми каменными стенами. Эта спальня располагалась на углу бетонной будки, которую соорудили ученые, опасавшиеся ночевать в каютах корабля.
   - Нет, на этот раз еще больший бред, - Намига взъерошила свои и без того спутанные волосы и обхватила руками голову. - Там было мясо, кровь, резня. Меня тоже чуть не разрезали. И Рия тоже была там, без нее ни одного сна не обходится.
   - Ты, похоже, не выспалась, - сказал Геанор, присаживаясь рядом с ней на кровать. - У тебя мешки под глазами.
   - Еще бы, - невесело усмехнулась Намига. - Я скоро вообще буду бояться спать. Эти сны все больше затягивают меня.
   - Ты как в этой старой истории, - Геанор чуть нахмурился, как будто что-то вспоминая. - Крюгер, или как там его звали... Короче, он приходил к подросткам твоего возраста во сне и убивал их там. И они просыпались уже мертвые. Если, конечно, можно проснуться мертвым...
   - Ну хватит, чего ты меня еще больше запугиваешь? - Намига толкнула Геанора в плечо. - Я ведь и в самом деле чувствовала боль во сне.
   - Ну и что, наяву ведь ничего от нее не осталось, - возразил Геанор. - Тогда это не считается, это всего лишь сон, образы сознания.
   - Чего это ты умничаешь? Знаешь, как больно было, - Намига надулась и принялась осматривать себя, как будто желая найти следы решетки на теле. И в самом деле, через все ее бедро шла неглубокая, но четкая царапина. - Вот, смотри! Это тогда что, если не последствия сна?
   - Глупости, это было у тебя еще вчера, - холодно заявил Геанор.
   - А... а ты откуда знаешь?! - сонливость в миг исчезла из глаз Намиги, уступая место разгорающемуся негодованию. - Когда это ты уже успел мне под юбку залезть?!
   - Когда нес тебя на руках из корабля в этот домик, - спокойно пояснил Геанор. - И не красней ты, словно первоклассница.
   - Я не краснею, это у меня давление от плохого сна, - Намига попыталась оправдать румянец, в самом деле проступивший на ее щеках. - Но все-таки, значит эта царапина появилась в прошлый раз, в той кабинке. Ты говорил, что я вся была в крови. Откуда тебе знать, что это была не моя кровь?
   - Из такой царапины не могло вытечь столько крови, - терпеливо пояснил Геанор. - Скорее всего, ты просто поцарапалась, когда падала. Или где-нибудь еще раньше.
   - Да, но... - Намига запнулась и слегка поежилась. - Ведь мне было так больно. Не может быть, чтобы это все просто показалось мне. Я даже не уверена, что это был сон. Моя голова чуть не взорвалась от боли!
   - Это просто с непривычки, - сказал Геанор.
   - С непривычки? - переспросила Намига. - Вот уж к этому я не собираюсь привыкать! Пусть другие будут пилотами... ведь не все кроме меня просто мясо...
   - Ты не поняла, - перебил Геанор, не вслушиваясь в последние слова. - Просто ты в своей жизни испытала еще слишком мало боли, поэтому боишься ее.
   - Что значит слишком мало? Ее не может быть слишком мало, боль вообще не нужна, - возразила Намига.
   - Нужна она или нет - это не нам судить, - продолжал Геанор. - Но, как бы то ни было, вся наша жизнь состоит из боли, от нее никуда не убежать. И чем раньше ты поймешь это, тем легче тебе придется в будущем.
   - Но все равно, боль это плохо, это реакция организма на негативное воздействие, - Намига сделала умный вид. - И чем быстрее человек избавится от этого воздействия, тем быстрее прекратится и боль. Это естественный механизм.
   - То, что естественно, не обязательно идеально. Для уровня развития человека его природные механизмы уже оказываются слишком примитивны. Порою то, что кажется на первый взгляд плохим, на самом деле оказывается полезным.
   - Ну и какая же польза в этой боли? - Намига недоверчиво нахмурилась.
   - Ну, например когда ты испытываешь физические страдания, ты забываешь о душевных, - пояснил Геанор. - Во всем плохом есть и хорошая сторона, но это сложно объяснить. Ты сама поймешь, когда подрастешь.
   - Вот тогда, может, я и буду терпеть эту боль, а сейчас это для меня слишком, - решительно заявила Намига и подняла ноги на кровать, прижав колени к груди.
   Геанор как-то странно посмотрел на нее, но промолчал. Он, в свою очередь, навалился на бетонную стену, заложив руки за голову, и уставился в белый потолок. Так они сидели молча пару минут, слушая только звенящую тишину. Все работы на корабле уже затихли - у ученых закончился рабочий день и они разошлись по своим комнатам, задернув шторы на ночь.
   - Если ты так не хочешь здесь оставаться, - начал Геанор, - то я могу увезти тебя обратно на континент.
   - Как это? - удивилась Намига. - Нас ведь привез сюда Каники на своей машине, а ученые сказали, что нам нельзя покидать остров для сохранения исследований в тайне.
   - Я бы смог это уладить, - заверил ее Геанор. - За последнее время благодаря мне работа заметно продвинулась, так что теперь даже толстый Матар доверяет мне.
   - Даже если так, дорога до континента займет долгое время, - не сдавалась Намига. - А тебе ведь надо работать тут, на корабле.
   - Но ведь я вижу, что здесь тебе стает только хуже, - Геанор слегка обнял Намигу за плечи. - Кто еще позаботится о тебе, кроме меня?
   Намига ничего не ответила. Она только тихо всхлипнула и, навалившись на Геанора, уткнулась лицом в его плечо. Он обнял ее крепче, плотнее прижимая к себе.
   - Как же... ты говоришь, чтобы я уехала... и оставила тебя тут одного, - прошептала Намига. - Я так не хочу... давай лучше будем вместе... до конца. Что бы ни случилось.
   Геанор молча погладил ее по голове. Он почувствовал, как в его душе всплывает давно забытое теплое чувство. Это чувство, что он нужен кому-то. И хотя он всегда был нужен своим людям, своему народу, всей своей империи, которая верила в него, все это не стоило и десятой доли того, что он испытывал сейчас.
   Они долго сидели так, наслаждаясь молчаливым обществом друг друга. Им не обязательно было что-то говорить, достаточно было чувствовать, что рядом есть кто-то живой и теплый. В полной тишине они слышали только биение сердец прижавшихся друг к другу тел.
   - Сколько тебе лет? - вдруг нарушила тишину Намига неожиданным вопросом.
   - Сорок шесть, - не задумываясь ответил Геанор.
   - Ого, да ты мне в отцы годишься, - усмехнулась Намига, почему-то еще крепче прижимаясь к нему.
   - У меня была дочь, - серьезно ответил Геанор. - Сейчас она была бы как раз в твоем возрасте.
   На минуту повисло молчание. Откуда-то из-за стены доносился мерный храп бородатого ученого.
   - Извини, я не знала, - тихо сказала Намига.
   - Ничего, - шепнул ей на ухо Геанор. - Спи, завтра будет трудный день.
  
  ***
  
   С каждым следующим залом дворца Амон встречал все меньше сопротивления. К пятому этажу уже все солдаты и придворные, завидев его, тут же бросались наутек. Да и стрелки, атакующие из засады, тоже больше не попадались. Для них Амон всегда нес за своей спиной тяжелые обломки стен и острые куски металла. При обнаружении снайперов, эти подручные средства тут же с огромной скоростью отправлялись в места расположения противника, надолго отбивая у того охоту стрелять издалека.
   - Куда же вы все... подевались? - бормотал Амон, с трудом ворочая языком. - Мне тут так... одиноко.
   Он остановился и схватился своими настоящими руками за голову. Что-то жгло и разрывало изнутри его... душу.
   - А, черт, мне лучше было совсем без души, - простонал Амон. - Но... я ведь смог, наконец, почувствовать это. Я словно ожил, заново родился. Или это уже не я?
   Он медленно опустился на колени, повесив руки. Голова раскалывалась, слезы застилали глаза, мешая видеть. Он готов был упасть прямо здесь и лежать вечность, пусть будет что будет. Но что-то словно тянуло его вверх, так что он был не в состоянии сопротивляться. Голоса в голове снова убеждали его в том, что он ненавидит всех, что он самый сильный и хочет раздавить всех этих букашек, потому что... так надо.
   - Но ведь я убил ее! - закричал Амон, стараясь заглушить назойливые голоса. - Она одна... заставила меня чувствовать. Она оживила меня... а я убил ее.
   - Может, так и надо? Может, она пожертвовала своей жизнью ради тебя?
   - Нет, это не правильно, она не хотела! - кричал Амон, отвечая невидимому собеседнику. - Это все ее мать, она заставила и меня, и ее!
   - Но ведь она знает, как будет лучше.
   - Да кто ты, в конце концов? - Амон огляделся. Вокруг никого не было. Щупальца, независимо от его воли, продолжали громить все вокруг. - Это и есть ты... но ты ведь знаешь, что я не могу сопротивляться тебе. Зачем ты все это говоришь?
   - Просто так. Не мучай себя, ты этого не заслужил. Лучше посмотри, еще не все убежали. Приближается враг.
   Амон почувствовал, как что-то в его голове указывает вперед. Посмотрев в том направлении, он действительно заметил какое-то движение в темном коридоре. Без колебаний он выпустил туда два щупальца, чтобы поймать незваного гостя, но обе руки уткнулись только в холодную стену. В ту же секунду в темноте блеснуло лезвие, и вытянутые щупальца оказались перерублены пополам.
   - Ну вот, опять, - Амон поморщился от боли, втягивая обрубки назад, чтобы снова отрастить на них руки. - Эй, кто там? Не прячься, выходи, все равно поймаю.
   - Как бы тебе самому прятаться не пришлось, - донесся из темного коридора приглушенный мужской голос.
   Медленно, размеренным шагом, оттуда на свет вышел человек, весь закованный в броню с цепями и рогатой маской. В руке он держал двойную косу.
   - Ах ты подонок, еще мне угрожать будешь?! - закричал Амон, делая шаг вперед. - Я тут самый сильный, я герой, я тебя раздавлю!
   Амон выбросил вперед одновременно все четыре руки, намериваясь быстро поймать глупого человека, который даже не пытался убежать. Но Седгор только взмахнул Двузубом, и обрубки всех щупалец посыпались на пол. Не дожидаясь, пока руки снова отрастут, он всем телом бросился вперед, пытаясь зацепить лезвием самого Амона. Тот еще не успел ничего сообразить, как обрубки щупалец сами оттолкнулись от пола и стен, отбрасывая своего хозяина далеко назад.
   - Мерзавец! Больно же! - прошипел Амон, поднимаясь с полу и потирая ушибленные места.
   Руки отрасли быстрее, чем Седгор смог бы снова достичь своей цели. Он остановился, готовясь к новому удару, но Амон поднял в воздух большой кусок металлических перилл и запустил его в противника со скоростью стрелы, выпущенной из лука. Едва увернувшись, Седгор тихо скользнул в один из боковых коридоров, снова скрывшись в темноте.
   - Ну что, кто из нас все-таки убегает? - усмехнулся Амон.
   Он медленно пошел вперед, на всякий случай прощупывая длинными руками каждый угол, прежде чем завернуть за него. Но Седгора словно след простыл. Даже остановившись и прислушавшись, Амон не смог уловить его движения.
   - Где же ты, выходи, - проговорил Амон, заглядывая в очередную комнатку. - Не могу же я гоняться за тобой по всему дворцу. Сейчас я просто пойду и убью Саманада, уж он-то никуда от меня не убежит, старый хряк.
   В этот момент в дальнем углу комнаты что-то упало и с шумом покатилось.
   - Ага! - вскричал Амон, устремляя туда все свои щупальца.
   Но тут же он почувствовал, как рядом с ним что-то взорвалось. Обломки стены полетели во все стороны, а из пролома появилось стремительное лезвие Двузуба. Амон мгновенно втянул щупальца обратно, чтобы защититься от смертоносного оружия. Но удар Седгора был настолько силен, что даже все четыре руки не смогли удержать рукоять Двузуба, и его лезвие на несколько сантиметров вонзилось в плечо Амона.
   - Ай, больно! - простонал Амон сквозь сжатые зубы. - Отвали, урод!
   - Урод здесь только ты, - ответил Седгор ровным голосом. - Но это ненадолго, сейчас ты умрешь!
   Седгор усилил нажим, пытаясь вогнать лезвие глубже в тело Амона, но руки, заняв более устойчивое положение, не давали ему продвинуться ни на сантиметр. Тогда Седгор рванул Двузуб назад, чтобы замахнуться для нового удара, но щупальца, помимо воли Амона, снова удержали его.
   - Хватит, прекратите! - взвыл от боли Амон. Каждое движения лезвия в его плече отдавалось болью во всем теле. - Почему вы меня не слушаетесь? Пусть уберет свою косу!
   Но вместо того, чтобы подчиниться, щупальца продолжали удерживать Двузуб. Вдруг одно из них резко удлинилось и, словно живая веревка, наделось петлей на шею Седгора.
   - Ах ты... подлый червяк, - прохрипел тот, пытаясь вывернуться из ловушки.
   Но ловкая петля все плотнее сжимала горло Седгора, так что у него не было шансов снять ее, не отпустив Двузуба. После минутной борьбы, когда у Седгора уже начали от давления хрустеть шейные позвонки, он все-таки выпустил оружие и обеими руками схватился за щупальце, стаскивая его со своей шеи. Остальные щупальца тут же осторожно вынули оружие из плеча Амона и отшвырнули его в сторону.
   Амон с облегчением схватился обеими руками за рану. Его не интересовал исход поединка, тем более что он был очевиден. Воспользовавшись моментом, щупальца легко схватили Седгора и подняли в воздух. Легким движением рука пробила его броню, пройдя живот насквозь. Другие щупальца одним рывком выдрали с корнем Седгору левую руку и ногу.
   Швырнув изуродованное тело в сторону, длинные руки вернулись обратно к Амону. Тот все еще был занят своей раной, пытаясь остановить кровотечение. Он тихонько поскуливал от жалости к себе, и почему-то вмиг растерял всю свою злобу и ненависть.
   - Я... до тебя... еще доберусь... - несмотря на сквозную рваную рану, Седгор все еще мог двигаться и разговаривать. Он медленно полз к своей оторванной руке, лежащей в углу. - Запомни мои слова... когда-нибудь я с тобой поквитаюсь...
   - Это вряд ли, - холодно ответил Амон. - Добить бы тебя совсем, но я слышу, что меня зовут. Счастливо издохнуть.
   И Амон, поднявшись на длинных руках, словно паук, направился к лестнице на шестой этаж. Его действительно звали. Голоса в голове требовали срочной помощи там, на последних этажах дворца. Несмотря на глубокую рану, Амон не мог их ослушаться.
   Седгору, наконец, удалось добраться до своей руки. Он взял ее и приставил обратно к плечу, как можно крепче прижимая к кровоточащей ране. Надо было торопиться. Если успеть вернуть конечности на место раньше, чем рана зарубцуется, то скоро они прирастут и будут снова верно служить своему владельцу.
  
  ***
  
   Несмотря на панику, охватившую весь дворец, в тронном зале было тихо и безлюдно. Толстые стены и двери не пропускали снаружи звуки боя и крики раненых, а плотно задернутые занавески создавали полумрак, дополняя впечатление полной изоляции от внешнего мира.
   - Ну? - бросила в пустоту Селиция. - Кто здесь главный?
   Она проникла в тронный зал незаметно, не трогая плотно запертые двери и окна. Хотя было похоже, что здесь никого не было уже несколько дней, она знала, что именно тут ей суждено встретить своего врага.
   - Давай же, я знаю, что ты придешь, - продолжала она диалог с пустотой. - Не заставляй меня ждать, я уже вся горю от нетерпения.
   Долго ей ждать не пришлось. Из дальнего темного угла ей навстречу вышел высокий человек в мантии и с посохом. Его прямые черные волосы, свисающие ниже плеч, почему-то поблескивали в темноте.
   - Вот и он, - Селиция широко улыбнулась. - Саманад, если я не ошибаюсь?
   - Да, это я, - ответил тот. Его лицо, напротив, было суровым и мрачным. - А ты, если я не ошибаюсь, очередная выскочка из своры южных псов, решившая посягнуть на высшую власть Тибета?
   - "Своры южных псов", так? - повторила Селиция, как будто смакуя каждое слово. - Так уж вышло, что эта выскочка знает, кому на самом деле принадлежит власть в Тибете.
   - Если ты о щенке из рода Нактаров, то можешь забыть о нем, - Саманад сделал еще несколько шагов ей навстречу и слегка наклонил посох вперед. - Я покончу с ним сразу же, как только разберусь с тобой.
   - Откуда такая жажда крови, милый? - расплылась в улыбке Селиция. - Осторожнее, если убьешь всех врагов, то тебе станет скучно жить.
   - Ничего, что-нибудь придумаю, - чуть слышно проговорил Саманад и неожиданно поднял посох, направив его на Селицию.
   Из черного круглого камня на конце посоха вырвалась тонкая струя пламени. Селиция не попыталась увернуться, а только закрылась с головой своим черным просторным одеянием. Пламя прошило его насквозь, превратив в облако темного дыма, зависшее в воздухе.
   В ту же секунду Селиция, оказавшаяся в другом конце зала, взмахнула обеими руками, и две синие огненные змейки стремительно поползли по полу в сторону Саманада. Но тот лишь выставил вперед ладонь, словно жестом приказывая им остановиться, и змейки тут же потухли, превратившись в два выжженных следа на полу.
   - Твои грязные уловки против меня не сработают, подлая крыса, - прошипел Саманад. - Это мой дворец, и я знаю тут каждый уголок.
   - "Подлая крыса", да? - с видимым наслаждением повторила Селиция. - Быть может, ты знаешь тут все, но уж точно не можешь все контролировать.
   В то же время она осторожно проверила свои мысленные связи. "Амон еще на пятом этаже, - заключила она. - Что же ты копаешься? Иди сюда, Амон".
   Саманад достал из складок мантии небольшой стеклянный шар и подбросил его вверх. Повиснув в воздухе, шар засветился и медленно полетел в сторону Селиции. Та выбросила вперед руку и послала в приближающийся объект сноп пламени, но он просто впитал энергию и начал светиться еще сильнее.
   - Бесполезно! - засмеялся Саманад. - Эту бомбу нельзя остановить! Она будет преследовать тебя, пока не настигнет, что будет очень скоро.
   Шар, действительно, стал ускоряться по мере приближения к цели. Тогда Селиция расправила полы одеяния и вдруг разделилась на шесть копий самой себя. Иллюзии быстро рассредоточились по всему залу, и шар, приблизившись к одной из них, с оглушительным хлопком превратился в столб пламени.
   - Ах ты скользкая змея! - Саманад с силой ударил набалдашником посоха по полу. Серебристая волна, пробежав по залу, смыла все иллюзии.
   - "Скользкая змея", - опять повторила Селиция, широко улыбаясь. - Давай, оскорби меня еще, унизь меня!
   - Что? - Саманад слегка растерялся. - Да ты больная извращенка!
   - "Извращенка", - медленно повторила Селиция. - Ненавидь меня сильнее, твоя ненависть питает меня!
   Саманад не нашел, что ответить, и Селиция, воспользовавшись замешательством, достала что-то из складок своего одеяния. Она вытянула руки вперед, и из них тут же вырвались сразу четыре тонкие золотистые струны. Но все они с тихим звоном пролетели мимо Саманада, вонзившись в стену за его спиной.
   - Ха, промазала! - усмехнулся Саманад.
   - Отнюдь, - улыбнулась Селиция.
   Она со всей силы дернула за струны, и Саманад внезапно обнаружил, что вокруг него сплелась целая сеть из золотистых ниток. Он быстро поднял посох над головой, создавая защитное поле. Нити, едва не коснувшись его тела, зависли в воздухе вокруг него. Селиция дернула еще раз, и сеть стала оплетать защитную сферу, наматываясь словно кокон.
   - Что, хочешь помериться грубой силой? - проговорил сквозь сжатые зубы Саманад. - Вызов принят.
   Он провел рукой по набалдашнику посоха, и тот загорелся ярким серебряным светом. Его лучи, прорываясь сквозь сетку, начали разрывать нити одну за другой. Золотая сеть с каждой секундой все слабела под жалобный звон лопающихся струн.
   "Черт, так мне его не удержать, - выругалась про себя Селиция. - Амон, где же ты?"
   Вдруг Саманад сделал выпад вперед и ухватился за несколько струн сетки. Защитное поле вокруг него исчезло, зато концы струн, за которые держалась Селиция, неожиданно начали оплетать ее саму.
   - Не ставь другому сети, сама в них попадешь, - злорадно засмеялся Саманад.
   - Амон! - отчаянно крикнула Селиция во весь голос.
   Вдруг в дальнем конце тронного зала послышался грохот. Саманад резко обернулся, чтобы посмотреть, что там происходит, но увидел только длинную руку, появившуюся из пролома в стене. Он отпустил сеть, чтобы защититься от нового противника, но было поздно - рука стремительно вытянулась и резким ударом вонзила пальцы в его живот.
   В это же время Селиция вновь завладела сетью. Одним рывком, не испытывая более сопротивления, она опутала золотыми нитями все тело Саманада. Раздался треск, вспыхнуло яркое пламя, и уже через секунду на месте Саманада осталась лишь горстка тлеющих углей.
   Селиция отпустила струны и застыла без движения. Выражение ее лица было слегка растерянным. Из пролома в стене вслед за рукой показался Амон. Он шел медленно, лениво озираясь вокруг, с угрюмой миной на лице.
   - Да... - тихо прошептала Селиция. И вдруг закричала во весь голос, так, что зазвенели оконные стекла. - Да!! Я сделала это! Наконец-то! Я победила, трон мой, Тибет мой, весь Мир мой!!
   - Я ненавижу тебя, - тихо проговорил Амон и отвернулся.
   Селиция в ответ только громко рассмеялась.
   - Ты имеешь полное право меня ненавидеть, мальчик мой, - со смехом проговорила она. - Ненавидь меня еще, еще сильнее! Пусть все меня ненавидят!
  
  ***
  
   Когда Геанор крепко заснул и начал храпеть в такт ученым в соседних комнатах, Намига осторожно выскользнула из-под его руки. Пригладив волосы и поправив блузку, она тихо вышла из комнаты. На улице было все так же светло, что никак не сочеталось с сонным царством внутри дома.
   - Я знаю, что ты хотел как лучше, - прошептала Намига, прислонившись спиной к стене. - Ты заботишься обо мне, пускай даже как отец о дочери. Но мне нельзя отступать сейчас. Ведь совсем скоро решится все. Я должна доказать себе, что я не просто мясо.
   Намига быстрым шагом пошла в направлении корабля. Сейчас там никого не было - все ученые спали, не заботясь об охране, ведь за годы исследований на остров не смог пробраться ни один чужак.
   Двери в корабле тоже оказались незапертыми. Поднявшись по лестнице, Намига без труда отыскала скрытую дверцу. Створки все так же мягко распахнулись перед ней, приглашая войти. Вдруг Намигу посетила мысль, что ни один ученый за это время так и не зашел внутрь. Они все знали об этой дверце, и без труда смогли бы ее открыть, но никто из них почему-то даже не подумал этого сделать.
   Внутри пахло засохшей кровью. На этот раз стены не светились, только внутри стеклянного уступа пульсировало что-то красное.
   - Это сердце, я знаю, - вдруг поняла Намига. - И я одна знаю, как с ним обращаться.
   Дверца тихо закрылась за ее спиной, погрузив маленькую комнатку во тьму. Намига снова оказалась отрезанной от внешнего мира. Она была тут одна, наедине с Рией и ее сердцем.
   Намига медленно положила руку на уступ и почувствовала легкое тепло. Вдруг пространство вокруг растворилось, исчезли стены, свет, верх и низ. Намига как будто висела в пустоте, и только в своей ладони ощущала тепло и пульсацию сердца.
   - Спасибо, что не забыла меня, - тихо сказала Рия.
   - Да уж, такое забудешь, - с горкой усмешкой проговорила Намига.
   - Извини, - голос Рии стал совсем слабым.
   - А... ничего, - поспешно ответила Намига. - То есть... это ты меня извини, ведь тебе, наверно, приходится намного хуже, чем мне?
   - Я не жалуюсь. Все равно никто не услышит, - в голосе Рии скользнула тень улыбки.
   - Я тебя слышу, - заверила ее Намига. - И я готова разделить всю твою боль и страдания!
   - Знаю, - кивнула Рия. - Иначе бы ты не пришла.
   - Ну тогда что же, приступим? - Намига проглотила подступивший к горлу комок. Воспоминания о перенесенной боли всплыли в ее сознании.
   - У меня болят зубы, - тихо сказала Рия.
  
   Геанор проснулся от какого-то щемящего чувства в груди. Словно кто-то звал его на помощь.
   - Намига! - он тут же обнаружил пропаж девушки. Что-то ему подсказывало, что она не вышла на минуту и не пошла в другую комнату.
   Пулей выскочив из дома, Геанор бросился бежать к кораблю. На бегу ему показалось, что тот слегка шевельнулся, заставив содрогнуться землю у него под ногами.
   - Зачем же ты снова пошла туда? - прошептал он сквозь зубы.
   Добравшись до пасти, Геанор поспешил было ко входу на корабль, но вдруг земля под его ногами задвигалась и начала подниматься. Затрещали металлические опоры, сверху посыпались тяжелые обломки конструкций.
   - Что за чертовщина?! - вскричал Геанор, стараясь удержать равновесие. Краем глаза он заметил, что из дома выскакивают ученые, разбуженные шумом.
   Еще не поздно было выскочить наружу, чтобы спастись из оживающей пасти дракона, но Геанор наоборот со всех ног бросился внутрь, к двери в глубине горла. Намига все еще была там, поэтому он не мог просто убежать.
  
   - Еще немного, у тебя уже почти получилось, - ободряюще говорила Рия. - Скоро все кончится, и тебе уже не будет больно.
   Намига не могла ответить. Ее челюсть словно сжало тисками. Ей казалось, что сразу десяток стоматологов выдирают все ее зубы, при этом кроша и ломая их. Намига вложила всю свою волю в то, чтобы пошевелить челюстями, но те никак не хотели открываться.
   - Попробуй сжать зубы, - предложила Рия. Ее голос был полон сочувствия.
   Намига не поняла ее, ведь ее челюсти и так были крепко сжаты какой-то внешней силой. Боль распространилась уже по всей голове, отдавая даже в позвоночник. Намига попробовала пошевелить головой, но от этого стало еще больнее.
   - Сожми зубы, - настаивала Рия. - Еще сильнее.
   Намига была уже не в состоянии контролировать себя, поэтому просто подчинилась. Она с силой сжала челюсти до отвратительного хруста в голове. На языке она тут же почувствовала вкус крови. Кровь текла отовсюду, ее становилось все больше, она проникала в горло, в нос, даже в глаза.
   Вдруг что-то громко затрещало, как будто рвалось по швам. Намига уже не чувствовала своих зубов, она даже не знала, сжимает она челюсти или разжимает.
   - Так, еще немного, мы уже почти вырвались, - голос Рии стал веселее. - А теперь - вверх!
   Намига послушно рванулась всем телом вверх. Что-то громко лопнуло, и Намиге показалось, что часть ее тела осталась где-то далеко внизу, тогда как саму ее бросило в вышину. К зубам снова вернулась чувствительность. Они жутко ныли, хотя по сравнению с прежней болью это было просто наслаждением.
   - Намига, ты уже можешь говорить? - весело спросила Рия.
   - Д... да... кажется, - с трудом пробормотала Намига непослушными губами. На языке все еще был вкус крови.
   - Посмотри, - Рия указала куда-то вниз. - Мы летим.
   Намига наклонила голову и с удивлением увидела землю далеко под собой. Там, между огромным кратером и белыми домиками суетились крохотные человечки. Это ученые, окончательно проснувшись, наблюдали первый за тысячи лет полет корабля-дракона. Они еще не знали, радоваться им успешному завершению исследований, или обижаться, что их не взяли на борт. Сейчас они просто смотрели и восхищались непревзойденной мощью Рии, в одно мгновение взлетевшей на несколько километров в воздух.
   - А Геанор? - взволнованно спросила Намига. - Где он?
   - Не бойся, он с нами, - улыбнулась Рия. Ее глаза уже не были пустыми и стеклянными. В них светились искренние счастье и благодарность.
  
  Глава 10: Магия духа
  
   - Пора, - Лилани поднялась и настороженно вслушалась в звуки боя, доносящиеся из-за стен дворца. - Похоже, нападающие уже захватили несколько этажей. Сейчас самое время вмешаться.
   - Ты уверена, что сможешь одна победить целую армию южан? - с сомнением спросил Маун, вставая вслед за девочкой.
   - Во-первых, их армия уже ослаблена боем с тибетцами, - пояснила Лилани. - А во-вторых, я буду не одна. Ты пойдешь со мной и будешь прикрывать мою спину.
   - Я тоже пойду с тобой и буду прикрывать твой левый бок! - с энтузиазмом заявила Фю, но потом тихо добавила: - Хотя, кажется мне, что я об этом еще пожалею.
   - Ничего, прорвемся, - уверенно сказала Лилани, поправляя мечи за плечами. - Ведь это наша территория, наш дворец, мы знаем тут все входы и выходы.
   - Действительно, - согласился Маун. - Вот только обычно все эти входы охраняются, но сейчас там, скорее всего, никого в живых не осталось...
   - Не горюй, мы им всем отомстим. За все... - Лилани уверенно шагнула в темный сырой тоннель, скрывающийся за толстой чугунной решеткой, которая, однако же, легко отодвигалась в сторону.
   После нескольких минут плутания по мрачным закоулкам дворцовой канализации, Маун вывел группу к небольшой решетке в потолке всего в метре над головой. Оттуда тоненькой струйкой стекала какая-то жидкость, больше похожая на кровь, чем на воду. Похоже что кухню, под которой они сейчас находились, резня тоже не обошла стороной.
   - Может, это кровь от мяса? - дрожащим голосом предположил Маун. - Все-таки там кухня, наверно что-нибудь готовили...
   - Нет, это человеческая, я чувствую по запаху, - сообщила Лилани. - Если хочешь, можешь оставаться здесь. Дальше я сама знаю дорогу.
   - Нет, я пойду!.. Сразу за тобой, - Маун отодвинулся, освобождая Лилани дорогу.
   Та с легкостью выбила решетку и вскарабкалась наверх, оказавшись в тесном шкафчике кухонного стола. Вопреки опасениям Мауна, человеческих тел на кухне не было. Ручеек крови тек из-под двери соседней комнаты, в которой обычно складировались свежие продукты, поступавшие во дворец.
   Когда Маун, наконец, тоже отважился вылезти на поверхность, все трое маленьких партизан отправились изучать обстановку. Судя по царившей гробовой тишине, весь первый этаж был пуст. Только изредка попадались трупы, небрежно сваленные в кучи, словно старые ненужные тряпки. Не было ни одного раненого, южане добивали как врагов, так и своих.
   - Ужасно, - Маун с трудом сдерживал подступавшую тошноту. - Неужели никого в живых не осталось?
   - Я чувствую, что где-то рядом еще есть живые души, - возразила Фю. - Вот только свои это или чужие, я не могу различить.
   После осторожного изучения обстановки выяснилось, что на всем первом этаже присутствуют только южане. Пленных они не брали, поэтому тибетских придворных и стражников не осталось совсем. Большинство южан рассредоточились по периметру этажа, отбивая отчаянные контратаки тибетцев, пытающихся теперь снаружи вторгнуться на территорию дворца.
   Одна из боковых лестниц, по которой Маун рассчитывал пробраться на верхние этажи, охранялась только двумя южанами. Они, оба с четырьмя руками, хотя и не похожие друг на друга, со скучающим видом сидели на нижней ступени.
   - Надо их как-то обезвредить, - шепотом сообщила Фю. - Только тихо, тут рядом полно других патрулей.
   - Сейчас, подождите, тут где-то была усыпляющая печать, - Маун открыл книгу и начал осторожно перелистывать страницы, стараясь не шуршать ими. - Вот только сработает ли она на двоих сразу? Может, лучше отвлечь их на что-нибудь или...
   Он не успел договорить, потому что в ту же секунду воздух с тихим свистом разрезали два маленьких лезвия. Они вонзились точно между глаз охранников, усыпив их обоих быстро и навсегда.
   - Зачем ты это сделала? - Маун ошеломленно смотрел, как прямо на его глазах жизнь покидает два уродливых тела. - Можно же было просто обезвредить их на время...
   - Нет, нельзя, - холодно ответила Лилани, подойдя к трупам южан и грубо выдернув из них метательные лезвия.
   - Ладно, это сейчас не важно, - поторопила детей Фю. - Если они обнаружат мертвых охранников, то поднимут на ноги всех солдат, чтобы прочесать дворец.
   На втором этаже лестница не охранялась. Было похоже, что там не было вообще никого, как будто даже патрули южан не решались подниматься выше.
   - Осторожно, я чувствую какое-то волнение совсем рядом, - предупредила Фю. - Это не похоже на душу человека, но... как будто знакомое чувство.
   - Не важно что это, но лучше этому на глаза не попадаться, - сказала Лилани. - С какой оно стороны?
   - Минуту... - Фю закрыла глаза, словно прислушиваясь. - Там, прямо за этой стенкой. И оно приближается.
   - Ничего, за этой стеной находится другая башня, поэтому чтобы добраться сюда, ему потребуется немало времени, - сообщил Маун. - А мы пока успеем...
   Но он не договорил, потому что в ту же секунду раздался грохот и в стене метровой толщины появилась небольшая дырка, из которой высунулась длинная гибкая рука. Она попыталась на ощупь найти Мауна, но Лилани перерубила ее прежде, чем она достигла своей цели. Из обрубка на пол хлынула ярко-розовая кровь.
   - Что за черт?! - выругалась Фю. - Это же цельная каменная стена!
   Остаток руки исчез, зато из стены, пробив еще три дырки, появились новые щупальца. Они одновременно попытались схватить Лилани с разных сторон, но та, оттолкнув назад Мауна, ретировалась от стены.
   Щупальца, не найдя свою жертву, напряглись и в мгновение вырвали из стены огромный кусок. В образовавшемся отверстии появился силуэт человека, скрытый клубами пыли. Он, осторожно шагая, выбирался из-за стены в коридор. Лилани первой узнала его.
   - Амон... - тихо выдохнула она, опуская руки с мечами.
   - Кто тут посмел помянуть мое имя?! - грозно спросил Амон, выходя на свет.
   - Амон, это и правда ты? - Фю смотрела на него, не веря своим глазам.
   - А, это опять вы? - Амон слегка улыбнулся. - Как вас сюда занесло?
   - Вы его знаете? - удивился Маун.
   - Что с тобой стало? - Фю с ужасом уставилась на длинные руки-щупальца, торчащие из его спины. - Это Селиция с тобой сделала?
   - Я был весь опустошен, словно неживой, - усталым голосом проговорил Амон, делая шаг к детям. - Селиция вылечила меня, и теперь я снова могу чувствовать!
   - Замолчи!! - вдруг крикнула Лилани, с силой сжав рукояти мечей так, что ее пальцы побелели.
   Амон от неожиданности замер с открытым ртом. Фю и Маун тоже уставились на Лилани, которая так же внезапно замолчала и стояла, опустив глаза. На ее ресницах блестели маленькие капельки слез.
   - Что? - выдавил Амон хриплым полушепотом. - Что ты сказала?
   - Ты сам не понимаешь, что говоришь, - прошипела Лилани, глядя в пол. - Она не вылечила тебя, посмотри во что ты превратился! Что-то чужое сидит в тебе, и это оно чувствует, а не ты. А ты все такой же пустой и бездушный, как и был раньше. Она обманывает тебя!
   - Нет! - Амон с силой сжал руками голову, словно пытаясь раздавить ее. - Это неправда! Ты лжешь!.. Зачем ты лжешь? Почему ты меня не слушаешься? Ведь это я, твой хозяин.
   - У меня больше нет хозяина, - холодно ответила Лилани. - Теперь я сама по себе.
   - Но... Лилани нужна... мне... - Амон начал медленно вытягивать вперед длинную руку. - Иди ко мне, мы снова будем вместе. Нам будет хорошо, как прежде.
   - Никогда! - Лилани с отвращением рубанула мечом по руке.
   - Ах ты не слушаться?! - взревел Амон, втягивая обратно обрубок щупальца. - Сейчас я покажу тебе, кто здесь хозяин!
   Фю и Маун едва успели броситься врассыпную, как три длинных руки одновременно ударили в сторону Лилани. Две из них она успела отбить, но третья крепко схватила ее за плечо. Лилани, изогнувшись, кое-как вывернулась из цепких пальцев, но в это время подоспела восстановившаяся четвертая рука и схватила ее за ногу.
   - Никуда ты от меня не денешься! - злорадно усмехнулся Амон.
  
  ***
  
   - Намига! - Оказавшись в длинном коридоре, Геанор тут же бросился к маленькой дверце рядом с кабиной. - Намига, ты там? Ответь мне!
   В ответ тишина. Дверь казалась монолитной, словно никогда и не открывалась. Поняв тщетность своих усилий, Геанор отправился в кабину пилота. Там на этот раз царило оживление. Приборная доска пестрела огоньками датчиков, регистрирующих данные о высоте, скорости, состоянии систем и окружающей среды. На мониторах появились надписи на непонятном языке, но, судя по внешнему виду, установленная система имела стандартный интерфейс. Большие плоские панели на стенах и потолке отображали бескрайние пустынные пейзажи, быстро бегущие под днищем корабля.
   - Здесь ее тоже нет, - заключил Геанор, оглядев кабину. - Но кто же тогда управляет кораблем?
   Он подошел к центральной панели управления и склонился над ней. За время исследования корабля он уже успел изучить назначение почти всех элементов контроля. Рычаг скорости был передвинуть в максимальное положение. Геанор осторожно взялся за него и потянул на себя.
   Корабль резко снизил скорость, и Геанор чуть не потерял равновесие. Но в следующую секунду его отбросило назад в кресло пилота, потому что корабль так же неожиданно ускорился. Рычаг управления сам передвинулся обратно в крайнее положение, а на мониторах появилась большая красная надпись.
   - Заблокировали ручное управление, надо полагать? - догадался Геанор, устало откинувшись на спинку кресла.
   - Да, это нельзя трогать, - раздался детский голос откуда-то сверху.
   - Это еще кто? - Геанор с удивлением осмотрел кабину, но кроме него там никого не было.
   - Я Рия, - представилась невидимая девочка. - А ты Геанор, верно?
   - Да, это я. Откуда ты меня знаешь?.. Где Намига?
   - Я здесь, - раздался голос Намиги все так же из ниоткуда. - Я рада что ты пришел.
   - С тобой все в порядке? - с беспокойством спросил Геанор. - Ты в той самой маленькой комнатке?
   - Нет, та комната только вход, - ответила за нее Рия. - Теперь она в душе дракона, как и я.
   - Что это значит? Она сможет вернуться? - не отставал Геанор.
   - Да, как только завершит то, к чему стремится, - сообщила Рия.
   - Да, кстати, а куда мы летим? - поинтересовался Геанор.
   - В Тибет, - ответила Намига. - Ведь мы с самого начала собирались туда.
   - В Тибет? - Геанор посмотрел в "окно" на бесконечные пустоши. - А ты уверена, что мы летим правильно?
   - Ну... - Намига замялась. - Остров ведь был на северо-востоке? Значит, надо лететь на юг и на запад, чтобы попасть на континент.
   - Как-то это все... - Геанор задумчиво потер подбородок и еще раз взглянул на панель управления. - Точно, здесь же есть система навигации для этой местности. С помощью нее ты сможешь выбрать точное направление.
   - Я не понимаю, о чем ты говоришь, - смущенно заметила Намига. - Тут вокруг пусто и видно только землю где-то внизу.
   - Все эти системы сделали люди, которые создали меня, - пояснила Рия. - Из души дракона можно только управлять движением. А как работает эта навигация я тоже не знаю.
   - Зато я знаю, - Геанор потянулся к каким-то кнопкам и переключателям, но тут же получил уже знакомую красную надпись на экране. - Но использовать ее я смогу только тогда, когда ты снимешь блокировку управления.
   Ответа не последовало. Динамики внутренней связи замолчали, и в кабине повисла тишина. Было слышно только как попискивает радар, сигнализируя об энергетических возмущениях в воздухе на западе. Пол кабины слегка пульсировал, словно в такт биению сердца корабля.
   - Намига считает, что тебе можно доверять, - ответила, наконец, Рия. - Ведь наши цели не противоречат друг другу, верно?
   - Э... да, конечно, - Геанор слегка замялся. Ему показалось, что Рия знает кое-что лишнее.
   Красная надпись с мониторов исчезла и вместо нее появилось окошко навигационной программы с изображением каких-то карт и схем. Надписи все еще были непонятными, но большая часть кнопок дублировались пиктограммами.
   - Так, посмотрим, - Геанор коснулся экрана, пробуя наугад первую непонятную кнопку. - Интерфейс, в общем, интуитивный, с ним справился бы даже ребенок. Вот только сейчас разберусь что тут к чему...
   - Ты хочешь сказать, что сел за управления, не зная как оно работает? - раздался возмущенный голос Намиги.
   - Успокойся, это в порядке вещей, все незнакомые системы исследуются методом научного тыка, - ответил Геанор, научно тыкая в очередную пиктограмму, отчего корабль на полном ходу совершил поворот на тридцать градусов.
   - Эй, осторожней, ты все-таки не бетономешалкой управляешь! - крикнула Намига.
   - Все, я почти закончил, осталось только разобраться с картой... - Геанор задумчиво потер подбородок. - Так, понятно, значит это настраивает автопилот...
   Еще немного поколдовав над экраном, Геанор плавно потянул рычаг скорости на себя. Когда корабль притормозил, он снова нажал на кнопку автопилота и вернул рычаг обратно в крайнее положение. Корабль слегка повернулся и снова разогнался до полной скорости.
   - Вот теперь, судя по карте, мы летим прямо на Тибет, - довольным голосом сообщил Геанор. - Кстати, дальний радар фиксирует какие-то объекты над конечной целью.
   - Не удивительно, там всегда есть что-нибудь в воздухе, - сказала Намига. - А если напали южане, то тем более - у них там полно драконов и прочей нечисти.
   - Вот интересно, - задумчиво проговорил Геанор. - Если мы вот так просто заявимся туда... а там южане.
   - У меня на борту есть орудия дальнего и ближнего боя, - вставила Рия. - Только ими давно не пользовались, надо опробовать.
   - О, вот это уже интереснее, - оживился Геанор. - Сейчас поищу что тут есть поблизости.
   Он принялся переключать режимы радара, пытаясь найти ближайшую воздушную цель. Через пару минут ему удалось обнаружить группу объектов в сотне километров к югу. Включив крупный план, он вывел изображение цели на экран. Это была стайка пегасов, охотящаяся на пустынных чаек.
   - Да, это не могли быть птицы, их с такого расстояния никакой радар не засечет... - подумал вслух Геанор. - Однако же, какая точность... с такого расстояния, на полной скорости, и как на ладони...
   - Орудие готово к бою, - сообщила Рия. - Выбери цель и можно стрелять.
   - Вы собираетесь стрелять в этих пегасов? - спросила Намига. - Я думала, мы воюем с южанами, а не с беззащитными животными...
   - Дорогая, понимаешь, так надо, - нехотя ответил Геанор, производя с пультом какие-то манипуляции. - Мы ведь должны проверить оружие, прежде чем бросаться в бой. К тому же, пегасы не такие уж безопасные твари. Забыла, как один чуть не прикончил нас?
   В этот момент на мониторе появилось изображение прицела, который постоянно следил за одним из пегасов.
   - Все, цель захвачена, - доложила Рия. - Вы там как хотите, а я стреляю.
   Никто не успел возразить, потому что в ту же секунду раздался звук, похожий на гул урагана. Корабль слегка качнуло, а панели-окна на мгновение погасли, чтобы яркая вспышка не ослепила пилота.
   Изображение цели исчезло с экрана, зато вместо него появился общий вид всей стаи с большого расстояния. Прошла еще секунда, и из ее центра начал с огромной скоростью расти вращающийся огненный шар. Всего за несколько мгновений расширившись до нескольких сотен метров в диаметре, он неожиданно растаял в воздухе, оставив за собой только облако дыма на том месте, где была стая пегасов.
   - Неплохо, - кивнул Геанор. - Вот только слишком грубо.
   - У меня есть и другое оружие, - в голосе Рии звучало оживление. - Вот например Серебряная Стрела, для поражения одиночной цели на еще большем расстоянии.
   - Ага, жаль только что пегасов не осталось после первого выстрела, - Геанор задумчиво пожал плечами. - Если на большем расстоянии, то можно поискать другую цель...
   - Нет, больше ничего искать не надо! - отрезала Намига. - Хватит уже того, что вместо одного пегаса вы уничтожили целую стаю!
   - Но ведь это необходимо доя подготовки к бою, - пояснил Геанор.
   - Мы и так уже готовы, тебе просто поразвлечься хочется, - ворчливо заметила Намига. - В конце концов, я тут пилот, и я лечу в Тибет!
   - Что ж, слово дамы для меня закон, - ухмыльнулся Геанор. - В Тибет так в Тибет.
  
  ***
  
   Маун бежал вверх по темной лестнице, прыгая сразу через две ступени. Фонарики аварийного освещения почти совсем выдохлись, и их тусклый свет позволял лишь едва различать направление. Маун понимал, что тут очень легко оступиться и упасть, но он старался не думать об этом. Времени на осторожность не было.
   "Я чувствую, что им управляют откуда-то извне, - вспомнил он слова Фю. - Источник этой силы где-то наверху. Если бы мы могли пробраться туда и обезвредить эту магию..."
   И вот, в один прекрасный момент Мауну удалось проскользнуть мимо Амона на лестницу, и теперь он изо всех сил бежал наверх. Он знал, что где-то там скрывается его враг, и именно он должен бросить ему вызов.
   Лестница закончилась, и Маун оказался в просторном коридоре, знакомом ему с детства. Там, за массивной деревянной дверью, обитой золотом, располагался тронный зал. Если какой-то маг контролирует дворец, то он должен быть именно здесь.
   Маун крепче сжал Книгу Печатей и шагнул вперед. Но в то же мгновение, пробив каменный пол, прямо перед ним выросли четыре длинных изогнутых шипа. Маун рефлекторно сделал шаг назад, но уперся в еще один шип, появившийся за его спиной.
   - Ха-ха, не пугайся ты так, - прозвучал откуда-то издалека властный женский голос. - Я не собираюсь тебя убивать... прямо сейчас!
   Шипы, оказавшиеся когтистыми пальцами большой каменной руки, сжались вокруг тела Мауна, лишая его возможности двигаться. Рука с грохотом вырвалась из пола и, словно притянутая магнитом, понеслась по коридору прямо к распахнувшимся дверям тронного зала.
   В следующую секунду Маун больно ударился головой о каменный пол в самом центре зала. Рука, выбросив его, осталась висеть в дверях, загораживая проход. Книга Печатей лежала рядом. В десяти шагах перед ним стоял трон, на котором в самодовольной позе восседала Селиция.
   - Кто это к нам пожаловал? - насмешливо проговорила она. - Неужели это единственный полноправный властитель Тибета собственной персоной?
   - Ты... ты вождь всех южан, верно? - невозмутимо спросил Маун, поднимаясь с пола и подбирая книгу.
   - Надо же, а ты догадлив, - в голосе Селиции было все больше иронии. - Тогда, может быть, догадаешься и о том, что я сделала с твоим регентом?
   - Мне плевать, даже если ты его убила, - холодно ответил Маун. - Я был и остаюсь единственным настоящим королем Тибета!
   - Да, да, все так говорят, - со скучающим видом отмахнулась Селиция. - Вот только на деле король тот, кто сидит на этом троне. А сейчас на нем я, и слезать, поверь, не собираюсь!
   - Тогда мне придется стащить тебя оттуда! - Маун вскинул руку и быстрыми движениями нарисовал в воздухе символ.
   В ту же секунду середину зала окутало плотное облако тумана, скрыв за собой Мауна. Селиция перестала ухмыляться, но не сдвинулась с места. Вдруг в середине облака блеснула вспышка, и словно огненная птица, пламя метнулось в направлении трона. Но прежде чем оно достигло своей цели, Селиция подняла руку, и птица с размаху ударилась о невидимую стену.
   - Думаешь подловить меня своими дешевыми фокусами? - Селиция встала с трона и взмахнула полами своего одеяния. - Узри же мощь настоящей магии!
   Воздух вокруг нее начал быстро вращаться, образовывая небольшой смерч. Через секунду этот мини-вихрь собрался в один клубок и метнулся в центр тронного зала. Там он и взорвался с громким хлопком, вмиг разогнав весь туман вокруг Мауна.
   Вот только самого мальчика Селиция там не увидела. Вместо него в центре зала стоял высокий рыцарь, с ног до головы закованный в стальной доспех. Вернее, это и был один живой доспех - человека внутри не было. Этот стальной воин закрывал своим телом Мауна от бури, вызванной Селицией.
   - Вот как, значит подмогу вызываем, да? - ухмыльнулась Селиция. - Тогда теперь моя очередь.
   Но лишь только она подняла руку, чтобы наложить заклинание призыва, как бездушный рыцарь с неожиданной легкостью бросился в ее сторону. Его длинный меч с силой ударил в спинку трона, но Селиция в тот момент была уже на противоположном конце зала.
   - Дьявол, это было опасно, - выругалась она, разглядывая большую дыру на своем одеянии, которую успел пропороть острый меч. - Не зря я подготовила пути для отступления.
   Рыцарь поднял меч и приготовился снова атаковать противника, но Селиция сделала едва заметный жест рукой, и тут же на трон сверху обрушился огромный светящийся кулак, похоронив под собой стального воина. Кулак тут же исчез, рассыпавшись на синие искры, и оставил на троне лишь груду недвижимых доспехов.
   К этому времени Маун закончил выводить вокруг себя большую печать. Через секунду она вспыхнула голубоватым пламенем и образовала большой светящийся купол, под которым и оказался Маун.
   - Что, защита от магии? Да еще и высокого уровня? - Селиция слегка растерялась. - Ну и ладно, это тебя не спасет от моих новых друзей!
   Она подняла вверх обе руки и закрыла глаза. Тут же свет в тронном зале померк и по углам загуляли тени. Они одна за другой плавно выскальзывали к центру, превращаясь в призраки каких-то людей. Вскоре они обступили Мауна плотным кругом и остановились.
   - Ха-ха! В этом дворце заключена огромная сила, и только я знаю, как правильно ее использовать! - ликовала Селиция. - Вперед, мои верные слуги, убейте мальчишку!
   Но прежде чем они успели сделать хоть шаг в сторону Мауна, тот вывел в воздухе небольшую печать, заставив призраков замереть на месте.
   - Пытаешься использовать души моих усопших предков против меня? - недрогнувшим голосом спросил он. - Ты не поверишь, но я был к этому готов. Ниаламас, именем семьи Нактар, заклинаю! Упокой эти души!
   Он завершил печать еще парой символов, и в тот же миг призраки превратились в столбы яркого пламени, взметнувшегося вверх. Языки этого пламени, доставая до потолка, не гасли, а растекались по нему, словно вода по полу. Вскоре весь потолок был залит жидким огнем.
   - Сжигание нежити? Откуда у него это? - Селиция схватилась за голову, словно почувствовав резкую боль. - Нет, вся эта огромная сила, теперь она сгорает! Слишком много энергии... я не вижу, словно в тумане. Только не это, мои связи! Они разрушаются, я теряю контроль, ах ты подлый молокосос! Амон! Амон, ты где, я не чувствую! Я... потеряла нить...
  
  ***
  
   "Что там такое? Почему не слышно? - разум Амона словно сорвался с какой-то мысленной цепи, державшей его долгое время. Вместе с цепью оборвалась и связь с чужой высшей силой. - Где все?.. Ну ладно, что я там должен был сделать? А, вспомнил".
   Щупальца подняли Лилани к самому потолку и вывернули ей руку, так что меч со звоном упал на пол. Обломки второго меча уже давно лежали у стены.
   - Ну что, поняла теперь, чего твоя жизнь стоит? - грозно спросил Амон, заглядывая прямо в глаза девочке.
   - Чего бы моя жизнь ни стоила, раньше она полностью принадлежала Амону, моему хозяину, - сквозь сжатые зубы проговорила Лилани. - Но того Амона больше нет... осталось только гнусное чудовище...
   - Поговори мне еще! - зарычал Амон.
   Хрустнула, ломаясь, правая рука Лилани, но та даже глазом не моргнула, словно не чувствовала боль.
   - Если даже ты убьешь меня, я все равно никогда не признаю, что в тебе есть хоть часть того старого Амона, который... - Лилани не договорила и почему-то на секунду отвела глаза. - Но ты просто раб чужой злой воли, которая использует тебя для своих целей.
   - Это не так! - крикнул Амон. - Она дала мне душу, которой я так жаждал. Это была честная сделка, поэтому теперь я помогаю ей!
   - Это ты так помогаешь ей, выполняя все, что она приказывает? - голос Лилани был спокойным, несмотря на незавидное положение подвешенной под потолком жертвы. - Она тебе сказала убить меня?
   "Что? Что я должен делать? Может просто убить ее? Или я этого не хотел? А кто тогда хотел?"
   - Просто так надо, для нашей безопасности! - ответил Амон, почти срываясь на крик. - Ведь мы должны охранять дворец.
   - Тебе это надо? - не отступала Лилани. - Ты этого хочешь? Или этого хочешь не ты?
   "Откуда она знает, о чем я думаю? Я не могу ответить, я не слышу, не понимаю что мне делать. Чего я хочу? Чего она хочет? Кто хочет того что я делаю?!"
   - Ааа!! Отстань ты от меня, чего ты хочешь?! - взвыл Амон, хватаясь за голову. - Хватит мучить меня своими вопросами, я и так ничего не понимаю что происходит!
   - А как же она? - поинтересовалась Лилани. - Что она тебе говорит?
   - Да не знаю я!!! - Амон сделал шаг назад и покачнулся. Щупальца нервно задвигались, словно растерянные солдаты, видящие неуверенность своего командира. - Я не слышу, я не вижу, я ничего уже не понимаю, где она??!!
   - А ты сам ничего не можешь сделать? - Лилани слегка повернулась, ослабляя хватку длинных цепких рук. - Чего же тогда стоит твоя душа, если ты не можешь принять решение без команды сверху?
   - Эта душа меня не понимает! - внезапно Амон оторвал руки от лица и посмотрел на Лилани с видом только что прозревшего человека. - Я ведь не хотел этого делать, а она меня не слушала... Верно, ведь ты мне не враг! Мы же были вместе, помнишь? Я все помню.
   Щупальца начали медленно втягиваться обратно в спину Амона, опуская Лилани вниз. Когда ее ноги коснулись пола, руки ослабили хватку, позволяя ей двигаться. Девочка осторожно вывернулась из цепких объятий и шагнула навстречу Амону. В ее здоровой руке блеснуло что-то металлическое.
   - Два сантиметра ниже сердца! - объявила Фю, все это время прятавшаяся где-то за шторами.
   Рука Лилани мгновенно рванулась вперед, вонзая метательное лезвие точно в указанную цель. Щупальца даже не попытались защитить хозяина, а лишь вздрогнули в момент удара.
   - Как... же... так... - прошептал Амон, протягивая слабеющие руки к девочке.
   - Извини, но такой Амон мне совсем не нравится, - тихо сказала Лилани.
   Вдруг щупальца стали удлиняться, словно пытаясь вырваться наружу. Амон, схватившись за грудь, упал на колени.
   - Теперь он умрет? - равнодушно спросила Лилани.
   - Нет, если ты не задела его сердце, - пояснила Фю.
   Амон выплюнул сгусток крови и рухнул на пол без движения. Щупальца еще несколько секунд подергались, как черви на крючке, и тоже затихли.
   - Все? - предположила Фю, подлетая поближе к бездыханному телу. - Мне очень жаль... но у тебя не было другого выбора...
   В этот момент тело Амона снова дернулось, и из его спины появилось наружу какое-то отвратительное существо, напоминающее мозг. Четыре руки-щупальца на самом деле были его отростками, но теперь, как эта тварь ни старалась, они уже не могли пошевелиться. Существо еще пару раз дернулось и издохло, выпустив из себя какую-то красную слизистую жидкость.
   - Это и была та злая сила, которую ты убила, - сказала Фю. - Но ею управляли издалека. Интересно, Мауну удалось справиться с той колдуньей?
   - Какая теперь разница? - холодно заметила Лилани.
   Она подошла к телу Амона и присела рядом с ним на корточки. Девочка как будто заново изучала неподвижные черты лица своего бывшего хозяина.
   - Я понимаю, что теперь для тебя вся эта затея потеряла всякий смысл, - начала Фю, - но разве ты не хочешь отомстить за смерть Амона?..
   - Он жив, - перебила ее Лилани.
   - Что? - Фю непонимающе посмотрела на девочку и лежащее у ее ног недвижимое тело.
   - Он еще жив, - повторила Лилани. - Просто дай ему немного времени.
  
  ***
  
   - Мы уже рядом, - сообщила Намига. - Я узнаю эти места, до Тибета сотня километров.
   - А? Что? - Геанор, задремавший было в кресле пилота, быстро очнулся ото сна и тут же взглянул на монитор. - Пора готовиться к бою? Радары регистрируют множество быстро движущихся летающих объектов.
   - Подожди, мы еще не знаем, наши это или враги, - возразила Намига.
   - У наших есть драконы? - Геанор, включив приближение, вывел на экран изображение воздушного пространства над Тибетом. Оно было заполнено огромными крылатыми ящерами, которые кружили над городом, время от времени пикируя к земле, чтобы изрыгнуть на крыши домов очередную порцию горящей слюны.
   - Это... этого... как же... - голос Намиги перешел в бессвязное бормотание, а потом и вовсе затих.
   Неожиданно корабль накренился на левый бок и резко сбросил скорость. Двигатели где-то внутри натужно загудели, словно работая на пределе своей мощности.
   - Ну вот, молодец, зачем так сразу, без предупреждения? - голос Рии прозвучал с укором.
   - У нас нет времени на пустую болтовню, - Геанор снова переключился на радар, на котором теперь ясно выделялась небольшая группа стремительно приближающихся объектов. - Драконы заметили нас и теперь летят в нашу сторону.
   Ему никто не ответил. Корабль выровнялся, но все еще летел медленно и в неправильном направлении.
   - Я, конечно, понимаю, что у нашего корабля, возможно, есть какие-то неизвестные мне могучие средства защиты, - начал Геанор. - но ведь мы проверили только орудия. А эти парни, кажется, настроены агрессивно. Может быть, лучше приготовиться к маневрам?
   - А? Да, конечно... я сейчас, - прозвучал голос Намиги, какой-то неживой.
   Корабль снова ускорился и начал забирать вправо, поворачиваясь носом к приближающимся драконам. В ту же секунду снова раздался гул нарастающего урагана и моргнули окна. Но когда изображение появилось снова, вместо огромного огненного шара Геанор увидел лишь белый след, тянущийся от корабля вдаль в нескольких сотнях метрах мимо стаи драконов.
   Прежде чем он успел что-либо предпринять, раздался второй выстрел, который тоже не достиг цели.
   - Стоп, прекрати, хватит! - закричал Геанор, лихорадочно набирая на клавиатуре команды системе наведения. - Ты так всю энергию растратишь, а она и так на исходе. Подожди, я сейчас.
   Он поспешно нацелил орудие на первого попавшегося дракона из группы, и следующий выстрел попал точно в цель, испепелив нападавших. При этом корабль слегка тряхнуло взрывной волной.
   - Ого, я и не заметил, как мы успели так приблизиться, - проговорил Геанор, быстро перенастраивая системы наведения. - Так что там у нас насчет ближнего боя?
   - Придется обходиться без щита, - сообщила Рия. - На него уйдет слишком много энергии, а бой может затянуться. Рекомендую не подпускать противника на расстояние досягаемости...
   - Давай уже бей чем-нибудь, они приближаются! - Геанор включил системы слежения в режим обороны, и те немедленно сообщили о масштабной угрозе.
   Драконы, забыв про сжигание домов мирных жителей, взмыли высоко в воздух и образовали широкий фронт, рассчитывая окружить врага. Их было не меньше сотни, а двигались они на удивление быстро и слаженно.
   - Если они нападут одновременно, то мы не успеем даже убежать, - предостерег Геанор. - Вот если бы можно было отвлечь их чем-нибудь.
   - Хорошо, выпускаю кнутов, - доложила Рия.
   - Кнутов? - переспросил Геанор.
   - Да, они помогут нам и отвлекут драконов, - пояснила Рия. - Еще задействую систему контрудара. На всякий случай.
   Одновременно со всех сторон послышался резкий металлический лязг, словно открывались какие-то старые люки. Потом по корпусу корабля прошла легкая дрожь, вслед за которой появился постоянный треск электрических разрядов.
   Секунду спустя сквозь окна кабины Геанор увидел пару десятков странных существ, размером около трех метров в длину. Они разлетались от корабля в стороны, направляясь прямо в гущу драконьей стаи. При виде новых врагов, драконы слегка замешкались и начали неуверенно перестраиваться.
   Кнуты с огромной скоростью ринулись в атаку и в считанные секунды достигли драконьей стаи. Они со всего разгону врезались в тела ящеров, пробивая их насквозь, и даже не заботились о своей собственной безопасности.
   В центре стаи завязался смертельный бой. Драконы поджигали кнутов пламенной слюной, но те, даже обгоревшие до углей, продолжали яростно атаковать неприятеля. Видя такое положение дел, оба фланга драконьей стаи поспешили на помощь товарищам, развернувшись при этом к кораблю Рие боком.
   - Это наш шанс! - выпалил Геанор. - Сейчас мы можем обезвредить целый фланг одним мощным целенаправленным пучком энергии... у нас ведь есть что-нибудь подобное?
   - Можно попробовать Молот Бури, но это опасно, корпус может не выдержать, - сообщила Рия.
   - Давай! Сейчас или никогда! - скомандовал Геанор, наведя оружие точно на центр линии левого фланга.
   Корабль натужно загудел, завибрировал и вдруг с такой силой рванул назад, что Геанора просто прижало к передней панели пульта управления. Этот толчок был отдачей от мощного удара, сконцентрированная взрывная волна которого, пройдя сквозь весь левый фланг стаи драконов, заставила их без чувств рухнуть на землю.
   - Ого, впечатляет, - проговорил Геанор, потирая ушибленные места.
   - Внимание, нарушение целостности брони шестого сектора, - дежурным голосом сообщила Рия. - Кроме того, неприятельский объект проник в опасную зону.
   Действительно, кучка драконов, воспользовавшись временной остановкой корабля, решили зайти сзади. Но только один из них приблизился на достаточное расстояние и уже приготовился изрыгать пламя, как вдруг мощный электрический разряд, соскользнув с шипов на спине корабля, прошил тело врага насквозь, превратив его в стремительно падающую вниз обугленную тушу.
   То же произошло с еще одним драконом. Остальные поспешно ретировались, чтобы дождаться подкрепление. К этому времени стая драконов уже разделалась со всеми кнутами и перестраивалась для новой атаки.
   - Плохо дело, энергия почти иссякла, - доложила Рия. - Хватит еще максимум на один контрудар.
   - Что же делать? - Геанор задумчиво потер подбородок. - Интересно, а драконы об этом догадываются? Смотри, не спешат нападать... может, притворимся, что у нас еще полно энергии, просто не охота тратить ее на всякую мелочь?
   - Нет! - раздался неожиданно звонкий голос Намиги. - Я больше не могу ждать, довольно!
   Корабль развернулся носом точно в центр стаи и, стремительно набрав скорость, пошел в лобовую атаку.
   - Что ты делаешь? - Геанор схватился за рычаг управления, но тот снова был заблокирован. - Мы убьем не больше одного дракона!
   - Я отключаю систему контрудара, иначе двигатели заглохнут, - сообщила Рия.
   Драконы явно растерялись от такой яростной атаки, но отступать не собирались. Они на всякий случай рассредоточились, чтобы вся стая снова не стала жертвой одного меткого выстрела. Корабль несся к ним на полной скорости. Еще секунда, и драконы были уже практически перед его носом.
   Как это бывает в минуты крайней опасности, время почти остановилось, и Геанор видел все происходящее словно в замедленной съемке. Вот какой-то дракон оказался прямо по курсу корабля, несущегося словно пуля. Вот он уже совсем рядом и, кажется, понимает, что теперь бежать некуда. И вот в последний момент своей жизни он решает хотя бы нанести врагу максимальный урон.
   Он замахивается своим массивным хвостом так, чтобы ударить им точно в кабину пилота. На такой скорости и без всякого силового щита, всем находящимся внутри грозит неминуемая смерть. Геанор понимает это, но ничего не может сделать - Намига как будто сошла с ума и ни о чем не думает.
   Но вот в тот самый миг, когда дракон уже должен расплющиться об нос... корабль открывает пасть и целиком заглатывает свою жертву. Слышно только, как дробятся кости дракона об острые зубы Рии. Геанор еще не успевает ничего сообразить, а корабль резко взмывает вверх, уклоняясь от опасных языков пламени драконов.
   Рия... Геанор слышит ее голос... да, это точно ее голос, но он совсем не такой, как был раньше.
   - Получили, мерзкие черви?!! - ее голос, словно шипение змеи и рев разъяренного льва одновременно, был так не похож на голос маленькой девочки, которой обычно представлялась Рия. Но все же это была она. - Драконы?! Какие же вы драконы? Слизняки крылатые!
   Голос звучал так же громко и снаружи, и казалось, что драконы понимают его. Наверно, они испугались корабля, говорящего с ними на их языке, а может быть просто под впечатлением от такого резвого маневра, так или иначе вся стая драконов бросилась врассыпную.
   - Нет, стойте! - закричала Рия им вслед. - Крови! Я хочу вашей крови, еще, дайте мне!
   Корабль стремительно ринулся вниз и без труда схватил на полной скорости еще одного дракона. Снова заскрежетали гигантские зубы, захрустели кости и сухожилья.
   - Черт с вами, дохлятина! - корабль проглотил останки дракона целиком и снова взмыл в небо. - Не охота возиться. Кто там у вас главный?
   Рия резко развернулась в сторону Тибета, видневшегося на горизонте, и начала набирать скорость.
   - Эй, - тихо позвал Геанор. - Что ты собираешься делать? Меня слышно?
   В ответ только приглушенное рычание. Казалось, сами стены и пол кабины излучают ярость.
   - Намига, ты еще там? - спросил Геанор громче. - Мне кажется, Рия сейчас натворит лишнего...
   В это время корабль, несущийся на полной скорости, резко нырнул вниз и, нацелившись на штаб южан, находящийся прямо на какой-то площади посреди города, выстрелил мощным потоком пламени. Мощный взрыв вкатал в землю и лагерь, и все близлежащие здания.
   - Что?.. Зачем, в них же люди... свои... - слабо прозвучал голос Намиги на фоне довольного рычания.
   - Намига, ты меня слышишь? - оживился Геанор. - Останови ее, она летит в центр города.
   - Я знаю, там ваш командир, там вся ваша сила!! - рычала Рия, направляя корабль прямиком к дворцу.
   - Я... не могу, - растерянным голосом проговорила Намига. - Она меня не слушает. Она убьет всех, и врагов, и своих!
   - Все ты можешь, только не хнычь, соберись! - настаивал Геанор.
   На подлете к дворцу корабль снизил скорость и начал собирать энергию для действительно мощного удара. Пламя, вихрем кружащееся вокруг корпуса, все разрасталось и спиралью ползло к голове.
   - Дура, ты что делаешь?! - раздался возмущенный голос Рии. - Дай мне выстрелить!
   - Нет, это не нужно, мы и так победили драконов, пусть наша армия захватит дворец! - возразила Намига.
   - Нет! Какая армия?! Слишком много энергии, ты погубишь нас всех!
   Весь вихрь пламени уже подполз к голове и собрался в одно свирепо гудящее кольцо вокруг шеи.
   - Пусть лучше так! - уверенно крикнула Намига. - Я не хочу убивать невинных людей!!
   Кольцо пламени сорвалось с шеи корабля и, взорвавшись в воздухе, полило огненным дождем весь соседний с дворцом квартал. Корабль, потеряв управление, накренился на бок и со стоном рухнул на землю.
  
  ***
  
   - Черт, а ты сильнее, чем я думала, - проговорила Селиция, поднимаясь с колен.
   Действие заклинания уже давно прошло, но в ее голове все еще гудело, как будто после оглушительного грохота. "Я потеряла все свои связи из-за него. Это уже серьезно".
   - Нет пощады тому, кто осмелился посягнуть на святыни семьи Нактар! - грозно произнес Маун, делая шаг в сторону Селиции.
   - Ты думаешь, что так легко можешь справиться со мной? - возмутилась Селиция. - Да тебе до меня еще тысячу лет расти!
   - Ниаламас, заклинаю тебя, силой... - Маун начал было накладывать печать, но не успел договорить.
   Длинный острый шип, вырвавшись прямо из ладони Селиции, пересек весь тронный зал и, пробив насквозь раскрытую Книгу Печатей, вонзился прямо в сердце Мауна. Тот не издал больше не звука. Только боль, страх и безысходность застыли в его остекленевших глазах.
   - Что, теперь знаешь каково это - умирать?! - злорадно спросила Селиция. - Это тебе мой первый и последний урок. Сожалею, но тут нет места для двух могущественных магов.
   Маун все еще стоял на ногах, когда его тело начало растворяться. Словно песчаная фигура, сдуваемая могучим ветром, оно осыпалось блестящим золотым песком. Его руки, голова, потом и вся его одежда, и даже Книга Печатей - все превратилось в пыль, исчезающую на лету.
   - Ха, вот и пришел тебе конец! - хохотала Селиция. - Теперь я единственный могучий маг на всем континенте!.. Хм, странно... почему эта пыль исчезает, а не падает на пол? Неужели...
  
   Маун чувствовал, что он падает в какую-то бездонную пропасть. Вокруг была кромешная тьма, но он почему-то понимал, что смотрит вверх. Его тело не двигалось, но все же могло чувствовать движение воздуха.
   - Если я умер, то почему все еще чувствую? - спросил пустоту Маун, но не услышал собственных слов.
   Только он успел подумать, что будет больно, когда он ударится об пол, как вдруг падение закончилось. Маун ощутил, что теперь он стоит на коленях на твердом холодном полу. Открыв глаза, он обнаружил себя в центре круга из каменных статуй в зале Повелителей. Маун встал медленно встал с колен. Оглядев себя, он увидел, что одет в незнакомое ему красное с золотым одеяние. Оно было похоже на одежду древних магов - с остроконечными туфлями и мягкой квадратной шляпой.
   - Что это значит? - Маун растерянно посмотрел по сторонам, словно ища поддержки. - Я умер и попал на суд? Или я еще жив? Но как я могу быть жив, ведь я точно помню, что в меня...
   Он остановился и начал ощупывать руками свое тело под одеждой. Ни раны в груди, ни ее следа не было. Зато из складок одежды выпала Книга Печатей, целая и невредимая.
   - Точно! - воскликнул Маун. - Там было что-то написано об этой комнате. Что-то про возрождение главы семьи Нактар. Только я думал что все это бред, ведь моему отцу это не помогло...
   - И тебе не поможет! - из дальнего угла, подняв клубы синего дыма, появилась Селиция. Она стояла с таким видом, как будто всегда здесь и была.
   - Ты? Но как ты успела? - удивился Маун.
   - Ха, я все-таки еще не совсем потеряла чувствительность, - усмехнулась Селиция. - Твои астральные перемещения было несложно отследить.
   Она подняла вверх руку, и в ее ладони тут же загорелся белый огонек. Он начал стремительно увеличиваться, постепенно превращаясь в шар чистой энергии.
   - Ты можешь собрать всю свою силу и убить меня, но я снова вернусь к жизни, потому что я глава семьи Нактар и полноправный король Тибета! - твердым голосом продекламировал Маун.
   - Ха, дурачок, я это знаю, и поэтому целюсь не в тебя, - Селиция слащаво улыбнулась.
   Шар энергии, сорвавшись с ее руки, пролетел через зал и с грохотом разбился об одну из каменных статуй. По блестящему телу Фаратура, повелителя Огня, пробежала глубокая трещина.
   - Хм, это не так просто, - нахмурилась Селиция. - Ну что ж, придется попотеть.
   Она снова подняла руку, собирая пучок энергии.
   - Да как ты смеешь?! - возмущенно закричал Маун. - Врываться в мой дом и крушить тут святыни моей семьи! Эти статуи стоят тут невредимыми уже много веков!
   - Глупец, чем больше ты меня ненавидишь, тем сильнее я стаю! - захохотала Селиция. - Давай, оскорби меня, угрожай мне, ненавидь меня!
   Второй удар покачнул весь фундамент статуи. На пол посыпалась каменная крошка.
   - Ах так? Ненавидеть тебя? - сквозь стиснутые зубы прошептал Маун. - Хорошо, тут где-то было...
   Он присел на корточки и принялся быстро перелистывать страницы книги. Селиция в это время занесла руку для очередного удара.
   - Что, решил книжку почитать перед сном? - с издевкой проговорила она. - Перед вечным сном, ага?! Ха-ха-ха!
   - Вот оно, - Маун отложил книгу и встал в полный рост. - Печать возмездия.
   - Это еще что значит? - Селиция не поняла, о чем он говорит, но его уверенный тон почему-то напугал ее.
   Маун всего несколькими движениями нарисовал у себя над головой печать, напоминающую пятиконечную звезду. В тот же миг этот символ оказался на полу, под ногами у Селиции.
   - Это еще что значит? - она попыталась отскочить в сторону, но ее ноги словно прилипли к полу. - Корни? Это не поможет, я все равно разделаюсь с тобой!
   Она выпустила очередной шар, который отколол небольшой кусок от каменной статуи.
   - Нет, это не корни, - спокойно пояснил Маун. - Ты не сможешь двигаться, пока не закончится основное действие печати. А в твоем случае это может быть очень не скоро.
   Селиция попыталась зажечь на руке новый заряд огня, но вместо этого почувствовала резкую боль в ладони.
   - Во имя отмщения тех, кто уже не может отомстить, - начал Маун. - Во имя справедливости, которая была нарушена. Во имя всемирного равновесия. Пусть взойдут семена, которые были тобою посеяны!
   - Что... это... значит?.. - пробормотала Селиция, хватаясь за живот.
   Она почувствовала, как будто внутри нее просыпается какое-то существо, дремавшее там уже многие годы. Оно оживало, набиралось силы и росло, словно питалось чем-то изнутри.
   - Та ненависть к тебе, которую ты так бережно собирала и хранила в себе, теперь всходит побегами возмездия, - суровым голосом объяснил Маун.
   - Ах... ты... но как... - Селиция не договорила, потому что резкая боль заставила ее упасть на колени.
   Вдруг ярко-красный луч, словно дневной свет через дырку в шторе, вырвался из ее груди. Потом появился еще один, и еще. Тело Селиции, словно бумажное, сгорало изнутри. В следующий миг из лучей света начали появляться прозрачные струи дыма, стремящиеся вверх. Они проходили сквозь потолок и исчезали с тихим стоном.
   - Смотри, как освобождаются души твоих жертв, - продолжал Маун. - Томимые ненавистью, они не могли упокоиться с миром. Теперь они покинут этот мир навсегда.
   Тело Селиции, будто прокаженное, начало разваливаться на части. Сначала отвалилась ее рука, тут же превратившись в горсть пепла на полу. Затем волосы, вспыхнув ярким пламенем, превратились в очередное облачко дыма... последним, растворившись в куче праха, исчезло ее лицо с застывшим выражением ненависти ко всему миру.
   - Вот и все, - выдохнул Маун. - Ты меня уже не слышишь, верно?
   Он подошел к кучке пепла в углу комнаты и слегка тронул ее носком своей остроконечной туфли. Было похоже, что она уже остыла, и даже не верилось, что только что это была могущественная колдунья, посягнувшая на власть надо всем миром.
   - Надо же, - прошептал сам себе Маун. - Я все-таки настоящий потомок семьи Нактар.
  
  Эпилог
  
   После смерти Селиции пала вся ее империя Страха и Ненависти. Все ее магические связи с миром Проклятых нарушились и демоны, живущие на южном полуострове, рассеялись по Великим Пустошам. После поражения драконьего флота и потери командования, армия южан дружно обратилась в бегство. Остатки королевской охраны вместе с мирными Тибетцами жестоко и безжалостно расправились с захватчиками. На главной площади города был зажжен огромный костер из трупов южан в честь победы.
   Маун был единодушно признан единственным и полноправным правителем Тибета, несмотря на свой юный возраст. Когда он появился на людях в костюме древнего мага, старейшины окрестили его "избранным" и пали пред ним на колени. Так началось правление самого молодого короля в истории Тибета.
   Верховное правительство, сформированное Саманадом, было распущено, а некоторые из его членов даже подверглись гонениям. Все указы, утвержденные бывшим главой государства, были аннулированы. Однако, его тайная лаборатория в подвалах дворца, хоть и была найдена, но почему-то так и осталась невредимой. Наверно, никто не решился посягнуть на покой этого мрачного места.
   Фю решила остаться во дворце, хотя никто ее об этом и не просил... Она сказала, что ей интересна магия печатей и ей хотелось бы получше ее исследовать. Но, скорее всего, ей просто не хотелось возвращаться в свой скучный безлюдный уголок на севере после всех пережитых приключений.
   Амон, вопреки убеждению всех врачей, все-таки остался жив. Но его тело и сознание подверглись таким изменениям, что ему грозило не менее полугода постельного режима.
   Лилани твердо решила не отходить от его постели все это время. Она понимала, что теперь свободна и вольна самостоятельно принимать решения, но все же почему-то не могла бросить своего последнего хозяина. Ответственность за все совершенные ею убийства была возложена, по личному указу короля, на ее первого хозяина, Саманада. Хотя сама она упорно отрицает свою связь с этим злым магом. А при упоминании о ее брате вообще притворяется глухой.
   Однако, тело Седгора так и не нашли. Оружие пропало тоже, в том числе запасной набор из лаборатории Саманада. Ходили слухи, якобы кто-то видел огромного человека с двумя косами где-то в сельскохозяйственной зоне Тибета. Но, так как эти слухи не получили ни одного официального подтверждения, вскоре рассказы о Седгоре стали восприниматься как очередная легенда.
   Рия больше не подавала признаков жизни. Ее корабль снова лежал, зарывшись носом в землю. Только теперь не на далеком острове, а в самом центре Тибета. Его оставили нетронутым до выяснения обстоятельств, да так и забыли. У правительства все руки не доходили.
   Намига, после того как выписалась из больницы, отправилась искать своих родственников. Как оказалось, некоторые из них погибли, другие навсегда уехали из Тибета. Остались лишь немногие, но Намига не переживала по этому поводу. Ее больше беспокоило свою будущее и своя карьера. Теперь, после смерти Саманада, в Академии началась жесткая борьба за власть. Намига решила, что сможет принять в ней активное участие, хотя никто и не одобрил ее выбора. О том, что теперь даже близко не подойдет к кораблю-дракону, она заявляла с полной уверенностью.
   Геанор соглашался с ней, понимающе кивал, когда она рассказывала о пережитых страданиях... но все же в глубине душе надеялся, что рано или поздно она передумает, и он сова окажется на борту корабля, способного, как ему казалось, пересечь Разлом и доставить его обратно на родину. Ведь там, во второй половине мира, у него остались незавершенные дела.
  
  Конец.
  24.10.06
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Eo-one "Что доктор прописал"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Т.Осипова "Коррида"(Антиутопия) Ю.Руни "Близнец"(Научная фантастика) О.Герр "Невеста на продажу"(Любовное фэнтези) Э.Холгер "Шесть мужей и дракоша в придачу 2 часть"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"