Режабек Александр Евгеньевич: другие произведения.

Долой свободу слова

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   А. РЕЖАБЕК
   ДОЛОЙ СВОБОДУ СЛОВА
   У старости две проблемы. Первая - то, что ты считаешь себя самым умным, опытным и знающим. И это в некоторой степени правильно. Но только в некоторой. Да и то в сравнении. Хотя с кем сравнивать-то? С такими же как ты? Тоже мне эталон. А вторая, дополняющая первую, то, что ты потихоньку и незаметно для себя впадаешь в детство, что проявляется ребяческим поведением, главной особенностью которого становятся своенравие и чисто ослиное упрямство в желании настоять на своем вне зависимости от того, прав ты или нет.
   Я, мне кажется, нахожусь в промежуточной стадии. Еще и не совсем старье, но уже и не рысак. Так себе мерин. Мерин, который борозды не портит... Но и глубоко не вспашет. И, как пошутил один из моих приятелей, я, как и все, перешагнув через пятый десяток, вступил в возраст "призывников". Я надеюсь, вы понимаете, кто и куда должен нас призвать. Но, как бы то ни было, не вдаваясь в глубинные причины, я написал то, что написал.
   Любому человеку с раннего детства присущи две неотъемлемые черты характера: это - желание и умение врать, равно как и желание и умение утаивать информацию. Даже самый маленький ребенок с момента, когда он начинает ощущать себя личностью, старается скрыть собственные проказы от родителей и соврать, что он ничего запретного не натворил. И это абсолютно нормально, потому что такой тип поведения развивает мозг и помогает адаптации во внешнем мире. Я войду в противоречие с большинством, но все-таки не постесняюсь сказать, что ничего плохого во лжи нет, и всегда говорить правду стараются только или очень ограниченные или же просто глупые люди. Впрочем, это чаще всего одно и то же. Ложь является злом только тогда, когда она ставит себе цель нанести вред другим людям, а это бывает далеко не всегда. Если же нет, то ложь или безвредна или даже полезна, потому что во многих случаях позволяет сохранить существующее положение вещей, т. е. то, что по-другому называется стабильностью. Но не о лжи я хотел поговорить. Мне намного более любопытна склонность человека утаивать информацию.
   Ребенок, так же как и врет, скрывает свои "плохие" поступки или отметки. Но это простительно. Интереснее то, что дети идут дальше и вообще зачастую стремятся создать свой мир, в который нет доступа взрослым и в котором они могут общаться, не боясь, что старшие их поймут. Я до сих пор помню, как некоторые мои друзья, мальчишки, болтали на выдуманном и достаточно простом языке, который делал их речь для непосвященных непонятной. А принцип был прост, надо было только к каждому слогу слова прибавлять "та". И тогда слово, к примеру, "шапка", звучало как "таша-тапка".
   Люди взрослеют, но их склонность скрывать информацию не уменьшается. И одним из наиболее простых способов сделать ее недоступной для посторонних являются всякого рода профессиональные сленги. В качестве банального примера можно привести воровскую "феню", которой, кстати, практически не пользуются, а так - слово там, слово сям.
   В природе все целесообразно, так что же тогда означает наше нежелание делиться иногда совершенно безобидной информацией с окружающими нас людьми, включая самых близких? А это значит, что в каждом из нас сидит внутренний цензор, который строго указывает нам, что и кому можно говорить, а что нет. Причем этот цензор схож почти во всех культурах. Есть вещи, которые мужчины не будут говорить при женщинах, а женщины при мужчинах, есть вещи, которые взрослые не говорят при детях и наоборот. Уровень, на котором физик общается с плотником, будет отличаться от его уровня общения с коллегой. Впрочем, если и плотник заговорит с физиком как со "своим", то тот вряд ли что-нибудь из его речи поймет. И дело здесь не только в разнице образовательного уровня, а в том, что любая информация должна иметь достойного, а не любого слушателя. Другими словами, в идеале должно быть соответствие сложности и объема информации уровню понимания человека ее воспринимающего. Нет или почти нет информации для всех. Для всех годится только разве что совсем простенькое, типа: небо голубое, или солнце светит. Любая информация, касающаяся людей, их взаимоотношений или влияющая на их жизнь, потенциально вредоносна.
   Безобидный пример. Дядя Вася получил повышение по службе. Ура, все радуются. Васю наконец-то повысили. А дядя Коля подумал: интересно, сколько же этот Вася теперь будет получать. Маленькое, для большинства приятное событие вызвало у Коли реакцию, пробудившую скрытую зависть, хотя этот Коля даже не сослуживец, которому перешли дорогу. А зависть, как известно, не то чувство, которое улучшает отношения между людьми. Кстати говоря, эта ситуация не выдуманная, а приведена мной в измененной форме из одной книжки по психологии, где служила примером разницы между экстравертным и интравертным восприятием. К чему я веду? А к тому, что никто и никогда не знает, какие струны в уме постороннего получателя затрагивает та или иная информация даже при ее кажущейся нейтральности. И, главное, неизвестно, что этот получатель будет с ней делать, потому что любая информация не просто карточка с записью, которая ложится в архив памяти нашего мозга и извлекается по мере надобности, а это то, что нас учит и толкает на поступки. И я, поверьте, вовсе не имею в виду ту ее часть, которая изначально является учебной или научной. Я говорю об общедоступной повседневной информации, включая и такую, как прогноз погоды.
   Мне не хотелось бы быть обвиненным в банальности, но вполне допускаю, что сказанное выше банально. И я ничего нового не сообщил. Но в то же время я не могу отделаться от ощущения, что что-то в этом мире с точки зрения распространения информации не так.
   40 или чуть более лет в исторической перспективе подобны наносекунде, но для меня это период от детства в стране победившего социализма до нынешней современной жизни эмигранта, а для России до состояния бешеного развития капиталистических отношений, расцвета индивидуализма и во многом торжества демократических принципов, правда, откорректированных российской холопской ментальностью. И, главное, люди наконец-то получили свободу слова. И каждый может безнаказанно выражать свое внутреннее червивое "я", если не на заборе или в общественном туалете, как раньше, то, как минимум, в интернете, а, если повезет, и в СМИ. А везет любителям изрыгать из себя помои не так уж редко. Чем круче эпатаж, тем он более достоин попасть на страницы и экраны СМИ, ведь тем выше становится их тираж.
   Я, как вы уже поняли, вырос в "тоталитарном" СССР под "бдительным оком большого брата" и не имел, страдалец, возможности выехать за границу и ездил отдыхать, бедный, только в Крым, а не в Турцию. А еще, какой ужас, я был октябренком, пионером и даже комсомольцем, готовил политинформацию и участвовал в субботниках. И только несчастные, правда, никому не нужные диссиденты, известные только узкому кругу интеллигенции, вели какую-то карикатурную борьбу против власти коммунистов, за что в итоге "жестоко" наказывались высылкой из страны, чтобы безбедно жить на Западе и продолжать поливать проклятый советский режим. Но, странное дело, в этом ужасном СССР продолжительность жизни была выше, чем сейчас, а милиционеры на службе ходили по улицам большей частью с пустыми кобурами, чтобы не таскать зря с собой "пушку", необходимость в которой, как правило, равнялась нулю. А увидеть человека в форме и с автоматом можно было только на параде. Удивительно, но дети свободно играли во дворах, и никто бдительно не следил за ними. Мамы, папы или телохранители не встречали и провожали детей в школу. Я, кстати, учившийся в трех городах, с первого класса добирался до школы сам, пользуясь трамваями, троллейбусами и автобусами. И это еще что. Незнакомый взрослый дядя или тетя мог спокойно угостить какого-нибудь малыша конфетой, а его мать, застигнув того на месте преступления, скорее всего просто улыбнулась бы в ответ, сказав, что дядя зря ребенка балует. И у нее в помине не возникла бы мысль, что незнакомец педофил или похититель детей. А дети бесстрашно могли обратиться за помощью к чужому взрослому, а не испуганно жаться в его присутствии, пытаясь слиться с обстановкой. Так что же произошло за эти несколько десятилетий? И когда же все-таки люди жили лучше? Кстати, "лучше" не значит "богаче". И мне жаль, если для вас эти понятия взаимозаменяемы. Так неужели за эти десятилетия люди деградировали настолько, что стали педофилами и серийными убийцами? Я думаю, что знаю ответ, и заранее предлагаю всем демократам начать мне улюлюкать. Впрочем, в ответ могу лишь неточно процитировать Уинстона Черчилля, который как-то сказал, что демократия - величайшая глупость, но, к сожалению, человечество не придумало ничего лучше. Но я вовсе не собираюсь нападать на всю демократию огульно, хотя и очень хочется. Я коснусь только одной из ее основ: свободы слова. Точнее ее извращенной интерпретации, здравствующей и процветающей в реальной жизни как на Западе, так и в России, т. е. везде, где общество тужится изобразить из себя передовое и демократическое. В России еще бытует термин "гласность", тесно прилегающий к понятию "свободы слова". Может, я и неправ, но, с моей точки зрения, "гласность" - это то, что гарантирует открытость информации, а "свобода слова" - право ее беспрепятственное распространение. Только это ерунда. Эти два постулата демократии имеют лишь узко специальное применение. "Свобода слова" касается и должна касаться только политических убеждений граждан и права их отстаивать, а также права критиковать власть имущих и выказывать к ней недоверие. А "гласность" означает подотчетность власть имущих своему народу, его право знать, как там вертятся божьи мельницы. Но не более того.
   Но во всем так называемом цивилизованном мире СМИ трактуют "свободу слова" совершенно иначе, как право делать доступной потребителю любую информацию, делая исключение только для запрещенной законом или секретной. Да и тут профессиональные "информаторы" стараются воспользоваться любой лазейкой, чтобы подкинуть зрителю или читателю что-нибудь "жареное", поднимая вой, когда власти упрекают их в нарушении законов о неразглашении. И все это преподносится как торжество той же демократии. Хочу, кстати, подчеркнуть, что вовсе не имею в виду газетные "утки". Я говорю только о правдивой информации в СМИ. И вовсе не оспариваю профессионализм журналистов и их способность раскапывать реальные факты. Но журналистика это не игра в сыщиков, а информация - когда польза, а когда и вред. Но при этом меня никто не переубедит, что домохозяйке из Урюпинска есть какое-то дело до ДТП в Благовещенске, даже если в нем погибли 10 человек. А работяге из Магадана глубоко наплевать на то, что в Хасавюрте взорвались несколько милиционеров, если только по случайности там не служит его приятель.
   Человеческое существо далеко от совершенства. Оно любит подглядывать и подслушивать. И всем людишкам, как и мне, более всего интересно, когда их приобщают к событиям, где есть кровь, насилие и секс. Поэтому всегда процветала и процветает "желтая" пресса. Ведь она, в сущности, является передовым оплотом "свободы слова".
   Впрочем, человеческую страсть к подглядыванию и подслушиванию, как и желание журналистов заработать на ней деньги, можно было бы понять, если бы не маленькое "но". Любая грязь, напечатанная или опубликованная в СМИ, это не только причина сокрушенно качать головой и выступать с лозунгом "бороться и искоренить", а она же совершенно очевидная инструкция к действию. Человек, простите меня, мизантропа, создание гнилое, в котором живут и прячутся до поры до времени разные бесы. И я назову вруном того, кто утверждает, что в его голове крутятся только благочестивые мысли. Но, с другой стороны, я не могу отдать должное силе человеческого духа, который все-таки в большинстве случаев держит своих бесов в загоне. И дальше грязных мыслишек мы, как правило, не продвигаемся, а упомянутый выше внутренний цензор помимо всего прочего и не дает распускать язык. Но дело в том, что загон для бесов у всех огорожен по-разному. Знаете, как в сказке про трех поросят, у кого соломкой, у кого ветками, а у кого и каменной стеной. А чтобы сдуть соломку и выпустить бесов наружу больших усилий не требуется. И в роли этого ветродуя в современной цивилизации выступают СМИ.
   Представьте, живет в уездном городишке Хлюпове парень Серега. Парень как парень. Работает себе автомастерской и живет с мамой. И девчонка Светка у него есть. Все как у людей. Только одно мешает Сереге. Мало ему Светки, и в постели с ней что-то не так. А его все на совсем молоденьких тянет. Только знает Серега, не дурак же, нельзя с ними. Да и слыхом не слыхивали в Хлюпове, чтобы кто-то малолеток трогал. А тут на тебе в газете статья. Оказывается где-то в Тмутараканской области поймали наконец убийцу и насильника, который за последние 7 лет изнасиловал и убил 12 девочек. А потом еще и целый фильм про него в "Честном детективе" по телевизору показали. И задумался Серега. У него-то в голове загородка загона с бесами из соломки была. И сдуло ее. И решил вдруг паренек, что 12 девчонок за 5 лет это круто. А тот насильник, что попался, дурак. Но ведь сам виноват. Совсем осторожность потерял. Вот и замели. А Серега таким не будет. И вообще девчонок будет выбирать не в Хлюпове, а в Дрынове. Жаль их вроде, конечно, убивать, а, с другой стороны, может, это и кайф. Вот так и появился в дрыновском районе насильник и убийца. И так это работает всегда. Тиражирование историй о чудовищах только порождает чудовищ, хотя, согласно логике фантазеров-идеалистов, должно было бы предостеречь население и помочь это чудовище поймать. Но никогда, к сожалению, распространение информации, скажем, о действующем маньяке не способствовала его поимке, а только, наоборот, вызывала ненужную суету и нервозность как среди простых обывателей, так и сотрудников правоохранительных органов, задрюченных угрозами начальства и мыслью, что дело взято под контроль каким-нибудь высокопоставленным дуремаром. Хуже того, праведная идея "поймать и наказать изувера" тоже успешно сносит перегородки в мозгах, и народ идет вершить суд Линча. А кто уж там попадется под горячую руку неважно.
   Но я привел крайний, хотя и показательный пример. А в принципе, любое растиражированное преступное или греховное, называйте как хотите, деяние является примером для подражания, и неважно, что текст сообщаемой информации строго осуждающий и пророчащий беды преступнику. Люди - всего лишь люди, а зло привлекательно, ибо дает ощущение силы в отличие от добра, порождающего ощущение безнадежности. И неважно, что преступник натворил, смошенничал, украл, изнасиловал или убил, всегда найдутся те, которые будут думать, что могут то же самое сделать еще лучше и не попасться. Нужно только, чтобы СМИ давали больше "положительных" примеров и больше мусолили темы педофилии, терактов, серийных убийств или финансовых пирамид. Я, честно говоря, полагаю, что большей части пойманных и еще не пойманных преступников, не будь СМИ и свободы слова, и в голову бы не пришло попытаться реализовать на деле свои грязные фантазии. Человек бы просто пофантазировал, а кто это не делает, выпил бы водки и забыл. А тут живой пример, что, оказывается, можно и в жизни. И чем же он, условный Серега, хуже?
   Нет никакого сомнения, что свобода слова не безобидна, и когда дело касается и политики. А тут ведь речь идет не об интересах отдельных граждан, а целых стран. У меня, например, сложное отношение к "викиликс" и Осанджу. Я, конечно, не очень верю, что он замешан в реальном сексуальном преступлении, это, скорее всего, своего рода месть кота Леопольда, то бишь властей за чересчур широко раскрытый рот, но то, что было напечатано его non-for-profit организацией, не может не вызывать вопрос: зачем же это обывателю нужно. Но при этом я также не считаю, что Осандж целенаправленно ставил себе цель навредить США. Вся его информация всего лишь средство создать шумиху вокруг своего имени и "викиликс", которая случайным образом срикошетировала сильнее, чем предполагалось. Императивный позыв (по Канту, черт возьми) любой ценой, пользуясь безнаказанностью "свободы слова", распространить добытые "жареные" факты дал слишком сильную отдачу. Хотя я до сих пор не очень уверен, что напечатанное является такой уж важной государственной тайной, если вообще ею является. Дело в другом. Испокон веков известно ,что политика и дипломатия это "грязное" дело, в котором не работают общепринятые нормы плохого и хорошего. Но политики и дипломаты в интересах собственных государств и ради их наиважнейшей цели, т. е. предотвращения войн, должны уметь торговаться и договариваться, а, значит, чем-то поступаться и что-то, даже неприемлемое, терпеть, а иногда и совершать. И эта закулисная сторона их профессий далеко не привлекательна. Но она не некая аномалия, характерная для злосчастных Штатов, а принятая, но неафишируемая норма для всех стран. Но послушайте, все мы, разве что кроме вегетарианцев, любим съесть хороший говяжий стейк, но вряд ли кто-то хочет при этом смотреть, как режут и разделывают корову. Закулисная жизнь есть у всех и вся, но потому она и закулисная, что не предназначена для всеобщего обозрения. Надо, извините за выражение, уметь фильтровать базар.
   Наверно, вы уже начали подозревать, что я сторонник цензуры. И я не постесняюсь ответить. В принципе, "да" и категорически "да" в отношении информации, касающихся всех сфер общественной и личной жизни. Я написал было "кроме политической", а, затем, задумавшись, вычеркнул. Я полностью за то, что касается свободного права человека отстаивать свои политические убеждения, критиковать власти и требовать у них отчета. Но это не значит, что власти должны по желанию обывателя выставлять на всеобщее обозрение, скажем, дипломатическую переписку. В принципе, любые чужие письма без согласия автора и вообще читать неприлично. И уж без сомнения я за цензуру во всех вопросах, касающихся личных и семейных отношений людей, включая власть имущих. Но при этом я понимаю, что в современном мире цензура как государственная или общественная структура невозможна. И вовсе не потому, что демократы поднимут визг об ущемлении свободы слова и прав человека, а потому, что я не вижу никого, кого можно было бы назвать достойным цензором. Бог ты мой, но если бы он только был! Но помните Грибоедова? А судьи кто? Уж Александр Сергеевич-то как дипломат должен был понимать, насколько важно уметь правильно манипулировать информацией. Но ему и русским дипломатам это, к сожалению, не помогло избежать смерти от рук фанатиков-персов. Как и в наши времена не помогло и американскому послу Крису Стивенсу, а уж он-то как ратовал за победу демократии в наконец-то освобожденной от диктатора свободной Ливии, хотя слово "джамахирия" можно перевести как "власть народа", т. е. эквивалентно греческому "демократия".
   Нас всех учили, что при царизме была цензура. Раньше это подчеркивалось часто, а сейчас, в эру внезапно вспыхнувшей безответной любви к покойным царям, реже. Намного реже. Цензура действительно была, но не во все времена. В военные времена по понятным причинам, но и в мирные тоже. А я, кроме советских пособий по истории, читал и другие книжки и узнал интересную вещь. Во времена, когда зарождалась и формировалась российская социал-демократия, цензура распространялась только на дешевые многотиражные издания и не касалась толстых журналов, в которых можно было печатать все что угодно. И в этом было совершенно очевидное рациональное зерно. Дешевые издания покупал простой и плохо образованный люд, а толстые, стоящие дорого журналы те, у кого были деньги. А достаток человека во многом, но не на 100% предполагал и достаточно высокий уровень образования. А это означало, что цари были не столько против идей социал-демократов, сколько против того, чтобы они получили распространение у неподготовленных умов. И они в итоге оказались правы в том смысле, что все-таки растиражированная идея отнять и поделить, или грабь награбленное, получила широкий отклик среди быдла. За что и поплатилась вся Россия. И, возможно, поплатится и теперь, но уже под лозунгами национализма и православия.
   Я думаю, каждый прекрасно понимает, что защита свободы слова для СМИ первостепенна, потому что она для них является рукой их кормящей. И кормящей хорошо и вкусно. Но, к сожалению, лишь часть журналистов, работающих в печатных изданиях и их теле- и радио- коллег не на словах, а на деле готовы нести ответственность за информацию, которую они доводят до ума ее потребителей. И я повторюсь, что не имею в виду ее правдивость, хотя и брехни, и недостоверных сведений в СМИ навалом, а именно сам смысл ее распространения. Но вопрос о смысле того, зачем сообщать ту или иную информацию вообще, не стоит даже на повестке дна. Журналисту куда важнее ее поскорее продать, чем думать о последствиях ее тиражирования. Ведь главное же - свобода слова, лозунг, что народ имеет право знать все. Только при этом забывается маленькая, но важная оговорка. Кроме права знать, есть не менее ценное для нормального сосуществования людей право и не знать. А я за право человека не знать или знать не все. Я, конечно, уже вижу своих оппонентов, утверждающих, что тот, кто не хочет, может, пользуясь своими правами на свободу личности, СМИ не читать, не смотреть, не слушать и не лезть в интернет. Но ведь это демагогия. Современный городской и в меньшей степени сельский житель не может изолироваться от СМИ. Да и не будет этого делать. И не потому, что ему так интересно то, что они передают, а потому, что люди в большинстве любопытны и доверчивы, но при этом не обладают достаточным жизненным опытом и образованием, чтобы уметь подвергать сомнению то, что читают, слышат или видят. Это ведь все-таки не просто слово тетеньки-соседки, а СЛОВО СМИ. И поэтому, выбирая материал для чтения или просмотра, они просто будут следовать зову сердца. Но интересно, куда же нас это сердце зовет?
   Я предлагаю провести вместе со мной следующий умозрительный эксперимент. Мы берем среднестатистических мужчину или женщину из любой страны, претендующей называться свободной и демократической, и даем им на выбор почитать статьи со следующими заголовками: "Секреты сексуальной жизни Анжелины Жоли", "Тройное кровавое убийство на улице Мира", "Очередная жертва сексуального маньяка", "Депутат парламента оказался педофилом", "Отказ в кредите Греции на саммите в Брюсселе", "На пороге открытия. Новое дешевое и доступное топливо", "Кошка родила двухголового котенка", " Вспышка насилия на национальной почве". Я даже не буду вас спрашивать, в каком порядке, по вашему мнению, эти вымышленные мужчина и женщина (практически вы сами) будут читать эти вымышленные статьи. Полагаю, что ответ будет приблизительно одинаков у всех. Саммит, открытие топлива и кошка наверняка останутся в хвосте, а может, и не будут прочитаны, но из них кошка все равно победит. А дальше порядок может варьировать в зависимости от предпочтений. Кто-то больше предпочитает секс, кто-то насилие, кто-то кровь. Но смысл не меняется. Наш зов сердца вовсе не звучит из динамика на аккуратно подстриженном газоне нашей добропорядочности, а из загона с бесами. И у меня, кстати, тоже. Но какую бы статью я прочитал первой, не скажу. Все равно не поверите.
   Так к чему же в итоге ведет бесконтрольная свобода слова? Как я уже говорил, тиражирование историй о преступлениях ведет к их росту, а не уменьшению. Впрочем, любое общественное явление, даже никоим образом не противоречащее закону, получая огласку, начинает набирать сторонников, вне зависимости от того, какую оценку дают ему СМИ, положительную или отрицательную. Общество однозначно реагирует согласно поговорке "дурной пример заразителен". И в то время, пока добропорядочные граждане строго осуждающе бухтят, не вставая с кресел перед телевизорами, другие, менее добропорядочные, собирают факты и начинают объединяться или же действуют на свой страх и риск самостоятельно. Так это было, кстати, в Германии во времена возникновения и становления НСДАП. Так это происходит сейчас в России и на западе, когда плодятся националистические, религиозные и террористические организации, а потенциальные убийцы, насильники и педофилы с интересом читают СМИ и прикидывают, как им поступить так, чтобы не попасться.
   А суммарный результат свободы слова - это созданная ею духовная атмосфера общества, общества напуганных людей, видящих везде подвох и произвол, подозревающих в соседе врага и реально опасающихся растущей преступности.
   Есть такая известная многим древняя история о юноше Герострате, который из честолюбия и жажды славы сжег храм почитаемой всеми богини Артемиды. Он был пойман и казнен, но более того был приговорен к вечному забвению. Странное и технически неосуществимое решение суда, которое так и оказалось неисполненным, потому что его историю помнят до сих пор.
   Так вот. В мире много грязи, часть из которой - явные преступления, а часть - нет, но, как бы то ни было, нет никакой причины развозить эту грязь по всему свету. Естественно, информация о грязи может и должна иметь какое-то местное значение, но не более того, да и та, по-моему, обязана быть короткой, сухой и фактической, а не наполненной слюнями и домыслами. Знаете, мой отец имел в свое время доступ к так называемому "белому" ТАССу. А я, мальчишкой, иногда тайком совал в него нос. Это были сообщения не публикуемые в советских СМИ, но их достоинство, как ни странно, было в их основном недостатке. Они были коротки, скучны и не содержали ни эмоций, ни анализа. Что-то вроде: "CNN сообщает. Л.И.Брежнев вчера поскользнулся при выходе из резиденции". Всё.
   И причем же здесь Герострат? А притом. Решение суда было хотя и неосуществимым, но мудрым. Преступники или иные лица, замазавшие себя в грязи, должны после разрешения проблемы подвергаться забвению, а не рекламироваться в СМИ.
   Я не законченный мракобес и понимаю, что люди имеют право знать о возникших, так скажем, неординарных событиях. Это так. Но этими людьми, я не имею в виду напрямую задействованных профессионалов, должны быть только те из них, обывателей, кого они касаются или могут коснуться. И им же в первую очередь должен предоставляться в СМИ и другими путями отчет о результатах, вне зависимости от того положительные они или отрицательные. Но я снова повторюсь. Благовещенску нет дела до Урюпинска. А если проблема потенциально способна распространиться за пределы конкретного места, то ее решение должно быть головной болью государственных структур, а не теть и дядь с Малой Тупорыловской.
   Вот и все. Я вроде побухтел свое, выпустил пар и теперь могу успокоиться. Побухтел-то побухтел, а толку-то. Все вышесказанное - пустые слова, своего рода маниловщина и вовсе не потому, что журналистов нельзя приструнить. Они в конце концов зачастую и на самом деле верят, что свобода слова означает свободу говорить всем все. Да и, кроме того, их работа для них кусок хлеба. Может, даже грех их обижать, сирых. Но все на самом деле намного хуже. Журналисты - это полбеды, и они поддаются дрессировке. Беда в другом. Джинна уже выпустили из бутылки. Джинна, который называется интернет. И это говорю я, который пользуется им каждый божий день. Только интернет давно уже не только бесценное средство доступа к информации, но и неисчерпаемый источник помоев. А закрыть доступ к интернету в современном мире вещь практически невозможная и вряд ли целесообразная. И интернет, празднуя победу свободы слова, будет продолжать тиражировать инструкции по изготовлению ядов, взрывчатки, наркотиков, способах убийств, плодить истории о маньяках, убийцах и мошенниках. А те, кто помоложе и у которых под мышками проросло, а в голове не посеяно, будут, как зачарованные, всему этому внимать и учиться. Это ведь ништяк, прости господи.
   И сейчас было бы самое время взять и сказать: а я знаю рецепт, как все исправить. Только ведь нет. И, наверно, нет его. Эффект появления всемирной паутины подобен тому, что происходит, когда камешек бросают с горы. Он себе катится поначалу потихоньку-потихоньку, а затем быстрее и быстрее, собирая с собой другие камешки, а те еще другие, и превращается в лавину, которая в конце концов на что-нибудь обрушится и разрушит. Помните известный фильм "Бриллиантовая рука" и фразу: "Как сказал один мой приятель, покойник, я слишком много знал..."? Так и мир, вероятно, погибнет от того, что он слишком много знает.
   Впрочем, один способ, как попытаться уменьшить количество негативной правдивой или ложной информации и просто оскорблений в интернете, возможно, существует. Я не знаю, почему так повелось, но в интернете печатаются анонимы. Более того, это даже хороший тон взять и придумать себе какой-нибудь идиотский "никнейм", и после этого выставлять на всеобщее обозрение собственный словесный понос. Я понимаю, что некоторые известные деятели культуры пользуются псевдонимами, чтобы защитить свою личную жизнь, и это нормально. Но от кого прячется какая-нибудь Дуня Толстопятова? Она прячется, чтобы никто не знал, какая она убогая? Писать под "никнеймом" - это все равно, что писать анонимку. А, насколько мне известно, во всех культурах к авторам анонимных писем относились с презрением, а к сообщаемой ими информации с большим подозрением. Но только не в культуре интернета, которой нет. Раньше, изучая русский язык, правда, давненько это было, знакомились с такой его формой как эпистолярный жанр, и письма тех лет часто были самостоятельными художественными произведениями. И даже сейчас многие, сподобившись написать настоящее письмо, а не SMS или e-mail, делают это, хорошенько подумав, правя и переписывая текст, потому что не анонимное письмо, во-первых, сообщает о личности его автора, и, во-вторых, часто сохраняется в архиве получателя. А в интернете же можно быть совершенно "отвязанным", ведь однозначно никто не узнает, что какой-нибудь "носорог 1-03 хр" под своим "ником" накарябал.
   Поэтому в наш век высоких технологий способом уменьшения количества грязи в сети могло бы стать лишение пользователей анонимности. Любой, кто хочет войти в интернет, подобно тому, кто пользуется кредитной картой, должен иметь шифр входа, выдаваемый на основании полных паспортных данных пользователя, его опекуна или юридического лица, предоставляющего право на вход в интернет. И набирать этот шифр после имени или "ника" необходимо всегда. Страна, в конце концов, имеет право знать своих "героев". А клевета, ложная информация или просто оскорбления должны быть поводом для крупных, даже очень крупных штрафов, приговора к принудительным работам и, о ужас, даже для отключению от интернета. Я знаю, что наказание за клевету и оскорбление человеческого достоинства в УК существуют и так, только применяются эти статьи редко, потому что муторно милиции-полиции этим заниматься. А так сам пользователь может по желанию выяснить автора того или иного сообщения. И никаким официальным органам не нужно никого искать. А "никами" пользуйтесь на здоровье. Чем бы дитя не тешилось...
   Было бы, наверно, неправильно критиковать публицистику в ее газетно-журнальных-, теле- или радиоипостасях и интернет, не коснувшись художественной литературы и кино. Но здесь особенно напрягаться не надо. Оба этих вида искусства не просто идут нос к носу с журналистикой, но и всячески стремятся ее переплюнуть. Вот уж кто из кожи вон лезет, чтобы потешить наш даже не особенно скрываемый, но все-таки болезненный интерес к насилию, крови и сексу. Впрочем, в отношении секса в России, как и на Западе, все-таки соблюдаются какие-то границы. А вот в отношении просто "чернухи" - пожалте, кушать подано. И чем правдоподобнее, тем лучше. И уж если криминальный авторитет - то умный, дальновидный, купивший всех и совершенно неуловимый, а главное, "бабок" у него не меряно. Если же мент, то тупой (иногда, наоборот, умный), но продажный. Но есть и положительные примеры. Мент - лубочный дурашка с кулаками, который, судя по его разговору и действиям, и задницу-то подтереть как следует не умеет, но согласно сюжету почему-то всех преступников лупит смертным боем и ловит. Я, честно говоря, даже не понимаю, почему менты не обижаются на авторов книг и кино, что даже их положительные герои выглядят кретинами. Или это такая правда жизни?
   В общем, дорогие читатели и зрители, милости просим в загон с бесами, получите все, что хотите, на любой вкус. А уж об интернете-то и вообще нечего говорить, это просто мама дорогая.
   Я уже много лет смотрю западные, в основном американские фильмы и сериалы и давно уже перестал следить внимательно за перипетиями их сюжетов, потому что они постоянно повторяются. А в России, в свою очередь, повторяют то, что уже повторялось там, добавляя от души страха, безысходности и безнадежности. Но, говоря о западном кино- и телеискусстве, я хотел не хвалить или ругать их за сюжеты, а отметить в них взвешенность соотношения хорошего и плохого. Американцы давно уже пережили тот этап, когда в кино была достаточно популярной концепция показа "правды жизни", т. е. пессимистических историй о безнаказанности зла, когда режиссеры стремились не только к максимальному реализму, но и совершенному натурализму. И теперь фильмы у них несколько иные, хотя при этом они нет, не отказались от "ужастиков" и "пугалок". И крови льется не меньше. Но в этом есть некая мера и гротеск. Взять хотя бы того же знаменитого и любимого мной Тарантино. Вот у кого уж если и льется кровь, то ручьем, а то и бьет фонтаном, если отрывают кому-нибудь голову, то зрителю не миновать рассмотреть подробности. И вроде бы и страшно, но, с другой стороны, и почему-то смешно, потому что хочется сказать, процитировав Станиславского: не верю. А все потому, что во всех подобных сценах есть намеренно создаваемое у зрителя ощущение перебора. Не перебора подмастерья-неумехи, а искусственно созданного художественного. Вряд ли со мной согласятся, но сцены насилия у Тарантино в чем-то сродни дракам в индийских боевиках. Более того, практически во всех американских сериалах в жанре боевиков, детективов или ужастиков добро в итоге, пусть и с потерями, но побеждает зло. А коррупционеров ловят и сажают в тюрьму.
   Есть и другой важный элемент каждого кино. Несмотря на то, что всем прекрасно известно, что большая часть преступлений в США совершается не белым населением, положительные герои - всегда белый и афро- или латиноамериканец. Простите, чуть не забыл про обязательных положительных героев китайского или другого азиатского происхождения. В Штатах до сих большие проблемы с расизмом и этнической нетерпимостью, но там действительно с ними борются не на словах.
   Мы живем в мире, который создаем себе сами. Но я имею в виду не материальный мир, продукт творческой деятельности людей и внедрения новых технологий. Я имею в виду духовный мир, ту атмосферу, в которой мы живем и которая влияет на нас намного сильнее, чем появление нового высокотехнологичного, как любят говорить сейчас, гаджета, хотя это просто означает приспособление. И во многом эту атмосферу создают СМИ, интернет, а также художественная литература и кино. И поэтому в мире растиражированных убийц, террористов, мошенников, педофилов, насильников, коррупционеров и пр. мы обречены жить среди вышеназванных персонажей и испуганно следить за тем, как они процветают, несмотря на все методы борьбы с ними, и, более того, с удивлением наблюдать, как их количество увеличивается, а они сами становятся умнее и хитрее. И все это потому, что мы живем в эпоху демократии и свободы слова.
   Глупо, наверно, то, что я напишу сейчас, но как бы мне хотелось, чтобы информация в СМИ была многократно проверенной и взвешенной, а люди продолжали, как когда-то, читать рыцарские романы, сентиментальные истории и сказки, где добро побеждает зло, кольцо всевластия горит в горе Ородруин, принцесса встречает своего принца, а девочка-сиротка наконец находит свою маму. Лучше верить в то, что за углом можешь повстречать хоббита, чем жить в страхе, что из-за дозы тебя пырнет ножом наркоман в ломке. Во что веришь, то и сбывается.
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"