Режабек Александр Евгеньевич: другие произведения.

time

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   А. Режабек.
  
   БРЕД СИВОЙ КОБЫЛЫ.
  
   Сергей Петрович Медведев был преуспевающим менеджером компьютерной компании. Но и у него были проблемы. И одна заключалась в том, что приходилось каждый день ездить в Москву из Пушкино. А это занимало туда и обратно почти три часа. Вначале он ездил на электричке, а потом купил машину, хотя это почти не изменило продолжительность дороги. Он давно хотел переехать в Москву, но из-за детей противилась жена. Точнее из-за вполне приличной и расположенной рядом школы. Да и все их друзья жили поблизости. Но, наконец, и дети подросли достаточно, чтобы супруга перестала устраивать проблему, как они будут добираться на учебу, и, что немаловажно, кто их накормит по возвращении. И тогда Сергей Петрович всерьез стал задумываться. Ему было уже почти сорок. И, если он хотя бы еще двадцать лет собирался проработать, то почти два с половиной года из них он бы провел в дороге. Ведь 3 часа - это восьмая часть суток. И семья решила переехать в Москву. Вначале они хотели купить квартиру, но цены к этому времени подскочили до небес, и, подумав, решили искать квартиру на съем. А свое жилье в Пушкино сдали.
   Им повезло. Сергею Петровичу на работе порекомендовали хорошего посредника, и тот предложил за какие-то относительно смешные деньги квартиру сталинской застройки в районе проспекта Мира. Более того, после евроремонта. В сущности, хоромы. И теперь у них был большая комната, салон, где они могли принимать гостей, комната для каждого из детей и их родительская спальня. А окна квартиры выходили в зеленый тихий дворик.
   В Москве тоже не просто добраться до работы, но сейчас Сергей Петрович укладывался в 40 минут. Выиграла от переезда и жена Люся, которая давно из-за растущих детей не работала и устала быть домохозяйкой. Ей удалось устроиться по своей прежней профессии в салон маникюршей, где она за неплохие деньги красила важничающим дамам ногти, а параллельно слушала их дурацкие разговоры.
   Дети, Оля и Леня, попали во вполне респектабельную школу, точнее, как это сейчас называется, гимназию.
   Вначале все было хорошо, разве что все члены семьи Медведевых временами испытывали легкое непонятное недомогание, в котором никто не сознавался. Они считали, что все еще сказывается переезд и постоянно испытываемый гнет мегаполиса.
   Как-то Сергей Петрович возвращался с работы и встретил соседа, выбрасывающего какую-то дрянь из ведра в мусоропровод.
   - А, - сказал тот, - вы - наши новые соседи. Рад познакомиться. Надеюсь, что проживете в этой квартире больше, чем остальные.
   Сергей Петрович, который вначале вежливо буркнул что-то в ответ, услышав конец фразы, притормозил.
   - Простите, а что значит больше, чем остальные? - спросил он.
   Сосед пожал плечами.
   - Да как-то так выходит, что больше года никто не держится.
   Медведев явно заинтересовался.
   - Наверно, есть проблемы с хозяином?
   - С Витькой? - удивился сосед, - Да он - золотой парень, мы его с детства знаем, и, честно говоря, не понимаем, почему он предпочитает жить в Сходне на даче. Деньги, наверно, нужны. Хотя он, насколько я знаю, не из бедных.
   - А, может, в квартире водятся привидения? - криво ухмыльнулся Сергей Петрович.
   Он, хотя и не был мистиком, был уверен, что наука, несмотря на все ее достижения, все еще находится на уровне "памперсов", и не принимал огульного отрицания всего, выходящего за рамки общепризнанных догм.
   Сосед снова пожал плечами и совершенно серьезно ответил:
   - Вы знаете, я тоже об этом задумывался. Но привидения, по крайней мере, как пишут в книжках, заводятся там, где совершено преступление. А Витя - не тот человек, в квартире которого могло произойти что-то криминальное.
   Сергей Петрович задумался.
   - Я видел многих людей, включая преступников, - протянул он, - и многие были обаятельнейшими людьми. У меня, к слову, есть приятель, доктор. И я его однажды спросил, как это может быть, убийца и вдруг симпатяга. А он сказал, что преступники часто страдают клинической психопатией, частью которой является стремление непременно всем нравиться... А кроме того, если на то уж пошло, преступление могло быть совершено и его жильцами.
   Сосед вдруг рассмеялся.
   - Хорошо, что нас никто не слышит. А то бы точно вызвали психиатрическую "перевозку". Разговорчик то у нас странноватый. Преступления, привидения... Пойдемте лучше по домам. Но, если вдруг все-таки увидите привидение, дорогой сосед, позовите меня. Всю жизнь мечтал увидеть что-нибудь необычное.
   Привидений в квартире, конечно, никто не видел. Но некоторые странности были. У Медведевых давно жил добродушый и смышленый кот с "оригинальным" именем Васька. Он по очереди, по своим кошачьим правилам, приходил по ночам и спал в ногах то у одного, то у другого члена семьи. И живо прибегал на зов "кис-кис" к каждому из них. Но в новой квартие он никогда не заходил в комнаты детей, хотя в салоне, например, продолжал к ним ласкаться.
   А потом возникла небольшая, но проблема с Леней. Учительница на родительском собрании как-то пожаловалась Люсе, что тот постоянно опаздывает в школу.
   - Он - очень способный и развитый мальчик. - сказала она, - Но ведь нужно считаться и с общими для всех правилами.
   Люся удивилась. Они с отцом уходили на работу раньше, полностью доверяя достаточно взрослым детям. Да и в Пушкино, когда Леня был младше, он никогда не опаздывал. А тут... И Люся подумала, что, может быть, это результат какие-то проблем адаптции в новой школе. Что, может, его нехорошо встретили, и это своего рода реакция, которой он хочет выразить свое нежелание идти в гимназию.
   Но это было совершенно не так. Ленька был обыкновенным неглупым и не трусливым парнем. Не маменькин сынок. Не ябеда. При этом обладал не злым чувством юмора. Поэтому в школе после некоторого естественного периода противостояния у него наладились хорошие отношения и с ребятами, и с учителями.
   Люся рассказала об этой истории отцу, а тот подошел к ней с чисто практической точки зрения. Он пошел и проверил все часы в комнате сына. Они отставали на 11 минут. Включая и его наручные. Время на мобильном телефоне, который он использовал в качестве будильника, тоже было неправильным.
   - Прежде, чем искать причины в адаптации, просто нужно проверить часы. - с некоторым высокомерием сказал он жене и сыну, - Лень, а ты уже не маленький. Мог бы за этим и сам проследить.
   Ленька обиделся. Он только недавно выставил все часы по сигналу точного времени. Но ничего отцу в ответ не сказал. Просто решил, что будет выходить из дома пораньше. Вне зависимости от того, что показывают часы.
   У Оли тоже была своя проблема. Она просто не хотела об этом никому говорить. Это началось с того, как однажды она проснулась утром и решила пойти на кухню попить. Она уже почти вышла из комнаты, но увидела отца, идущего в ванную, видимо, чтобы побриться. А ей было уже 16, и она совершенно сформировалась как молодая девушка. Оля приостановилась, не желая показываться Сергею Петровичу в коротенькой ночной рубашке. Тот закрыл за собой дверь, а девочка решила быстренько прошмыгнуть на кухню. К ее удивлению, дверь в ванную была открыта, и в ней никого не было.
   Через какое-то время она привыкла, что иногда видит всех членов семьи с порога своей комнаты там, где их на самом деле нет. А поскольку боялась, что про нее скажут, что она сумасшедшая, крепко держала язык за зубами.
   А как-то Леня привел к себе девочку из его класса, и они заперлись. Оля подозревала, что они встретились не для того, чтобы делать уроки, но ее это не волновало. Просто она случайно выглянула в окно и увидела возвращающуюся домой мать.
   Оля осторожно постучалась в дверь комнаты брата. Ей относительно долго не открывали. Наконец, не давая заглянуть внутрь, вышел разъяренный Ленька и спросил, что ей надо.
   Оля сказала, что ничего, просто в окно увидела, что мать идет домой, и, может, лучше, привести все в порядок.
   Леня выглянул во двор. Оля краем глаза заметила его подружку, прикрывшуюся одеялом.
   - И где, по-твоему мнению, наша мама? - спросил с издевкой он.
   Их двор, в принципе, представлял замкнутый квадрат из восьмиэтажек со сквером внутри, и Оля видела мать, входящей в арку напротив. И с тех пор, как она ее увидела, та никак не могла дойти до подъезда.
   Оля выглянула в окно. Никого не было.
   Брат, продолжая ругаться, захлопнул за ней дверь, но прошло не так уж много времени, как раздался звук поворачиваемых в двери ключей.
   Ольга подскочила к двери и увидела маму. И начала ей что-то плести, мешая раздеться и снять туфли. Та, усталая после работы, сердилась, но терпела. Ведь это была дочь, которую она любила. И не подозревала, что на самом деле Олька старается для брата. И когда, по ее мнению, прошло достаточное количество времени, она сказала матери, что у Леньки были проблемы по истории, и к нему пришла девочка ему помочь.
   Мать заглянула в комнату. Там за каким-то учебником чинно сидели мальчик и девочка.
   - Здравствуйте. - вежливо сказала девочка, - Меня зовут Света.
   А Ленька с благодарностью посмотрел на сестру.
   Но все-таки один раз она попалась.
   Даже зная на опыте, что это ни к чему хорошему не приводит, она продолжала таращиться время от времени в окно. И как-то увидела, что паркующаяся машина наехала на ребенка, которого не могла видеть. Ольга в ужасе закричала и побежала к родителям. Был вечер. Папа с мамой мирно смотрели телевизор.
   - Там только что задавили ребенка. - закричала она.
   Семья жила на втором этаже, и испуганные родители сразу же выглянули в окно. Но ничего не происходило.
   - Оленька! Что с тобой? Подойди, посмотри. - попросила мама.
   Дочь подошла. Какой-то ребенок играл в песочнице. И не было никакой машины, собиравшейся парковаться.
   Оля успокоенно села в кресло и стала смотреть ток-шоу. А через несколько минут на улице раздался звук удара и дикий крик. Медведевы подскочили к окнам. Рядом с иномаркой уже начала собираться толпа.
   Оля продолжала видеть то, что еще не происходило и решила, что она ясновидящая. Она скрывала свое предположение от родителей, но изменилась. В ее поведении и манере одеваться появилось нечто напоминающее цыганский стиль. Леня, время от времени глядя на нее, крутил указательным пальцем у виска. Но, в принципе, она оставалась хорошей девочкой, и, кроме некоторой экстравагантности, которую отнесли к возрасту, никаких проблем родителям не создавала. Хотя так же, как и раньше, видела из своей комнаты брата и родителей, когда они еще спокойно спали в кровати, и становилась свидетельницей событий, которе еще не наступили, но, слава богу, ничего подобного аварии и гибели ребенка не происходило.
   И, устав от всего этого, Оля накопила деньги и пошла по объявлению к какой-то шаманке, которая за километр выглядела шарлатанкой. Та какое-то время несла обычную чушь третий глаз, а потом, присмотревшись к девочке, сказала:
   - Если действительно видишь, так это - твой дар. Пользуйся им.
   Наконец, и родителям стало казаться немного странным поведение дочери, и они обратились к бывшему районному психиатру, который важно назывался психологом. Но тот псевдонаучный бред, который он нес отцу с матерью после того, как пообщался с Олей, был ниже всякой критики. Это была просто куча непонятных терминов, смысл которых заключался в том, что она, находясь в переходном возрасте, просто пытается обратить на себя внимание.
   Жизнь текла своим чередом. И к мелким странностям жизни, нежеланию кота заходить в комнату детей, хроническому отставанию часов у Лени и видениям Оли, которые та, в конце концов, научилась скрывать, постепенно все привыкли.
   Но однажды девочка снова пришла к родителям и сказала, что необходимо срочно вызвать милицию. Во дворе избивают молодую женщину. Те посмотрели в окно. Был тихий и спокойный вечер. Ни женщины, ни хулиганов или насильников на улице не было. И, тем не менее, Сергей Петрович, поколебавшись и вспомнив предыдущий случай с задавленным ребенком, поднял телефонную трубку.
   Буквально через несколько минут на улице послышался женский крик, но в тот же момент во двор въехала милицейская машина. И бандитов тут же повязали. А женщина потом долго благодарила милиционеров за оперативность, а Медведевых за своевременный звонок.
   Сергей Петрович был неглупым человеком. И некая, не слишком вопиющая, но явная странность квартиры не давала ему покоя. Он попытался связаться с ее хозяином, Виктором, но тот не отвечал. И пошел к своему соседу, тому, который как-то сказал, что в их квартире никто долго не задерживается. И вежливо попросил, если возможно, адрес и доступный телефон хозяина квартиры.
   - Решили переехать? - с улыбкой спросил сосед, - Все-таки увидели привидение?
   Сергей Петрович пожал плечами.
   - Я просто хотел поговорить с хозяином квартиры.
   Он долго не мог дозвониться, но, в конце концов, ему ответил приветливый голос.
   - Конечно, я готов с вами встретиться, - сказал он Сергею Петровичу.
   И тот поехал в Сходню.
   В маленьком кирпичном домике, окруженном цветистым садиком, на открытой веранде сидел мужчина его лет с интеллигентным лицом.
Сергей Петрович спросил:
   - А я не помешаю вам и вашей супруге?
   Виктор засмеялся.
   - Мне - сто процентов нет, а супругу я еще должен найти.
   И после паузы, внимательно осмотрев Сергея, спросил:
   - Вы, извините, что кончали?
   - МВТУ. - удивился Сергей, - Баумановский.
   - А я - МИФИ, - не без гордости ответил собеседник, - Значит, можем говорить на одном уровне. Тоже бомбили театральные кассы для перекупщиков?
   Сергей замялся, а потом улыбнулся.
   - Вообще-то нет, - начал он историю своих студенческих лет. - но у меня был школьный приятель, который учился у вас, и как-то он позвал меня ночью караулить кассы театра Вахтангова, чтобы купить билеты на "Антония и Клеопатру". Была зима и ужасно холодно. А я в то время был влюблен в одну девочку и, ради двух билетов, согласился. Нас тогда пару раз тормозила патрульная милиция, но с миром отпускала. А, по мне, лучше бы забрала. Мы от холода чуть дуба не дали. Но, когда наступило утро, мы все-таки были первые. А потом пришли те, кто управлял этим делом, и скупили все билеты. А мы получили по 2 своих. Но девочка со мной пойти не согласилась. Вот такая жизненная несправедливость.
   Виктор понимающе кивнул головой.
   - Да, бывает. - довольно равнодушно констатировал он и спросил: - А чем, Сергей, я могу вам помочь? Вам не нравится квартира? Хотите переехать на другую?
   Сергей Петрович неопределенно пожал плечами.
   - Сосед сказал мне, что в ней никто долго не удерживался. И просто хотел узнать у вас, в чем проблема.
   - У меня? - удивился Виктор, - Пока я не вижу никакой проблемы.По-моему, я никаких претензий ни к вам, ни к вашим предшественникам не предъявлял и не говорил, что со следующего года поднимаю в два раза цену.
   Сергей Петрович почувствовал себя довольно глупо.
   - Но ведь в квартире есть что-то странное. Почему вы сами в ней не живете?
   Виктор развел руками.
   - Мне одному там нечего делать. После того, как погибли родители, я стал чувствовать там одиноко и неуютно. Я люблю копаться в земле, мне нравиттся выращивать цветы, и я просто зарабатываю от съема квартиры деньги.
   Сергей Петрович уже хотел попрощаться, но Виктор, внимательно посмотрев на него, вдруг сказал:
   - Не торопитесь. Когда я был студентом, нас была четверка приятелей. Я жил в городе, а они в общежитии в Долгопрудном. И мы часто дрались с местными "долгоперами". Но, помимо этих малоприятных утех, мы придумали игру, которую назвали "бред сивой кобылы". Смысл ее заключался в том, что мы выбирали какую-то прописную истину, неважно математическую, литературную или другую, и начинали ее разбирать, постепенно превращая в абсурд. Какое-то время это нас развлекало, но потом мы решили, что игре не хватает остроты. И постановили, что нам нужны новые участники, точнее участницы. Мы стали искать самых красивых и умных девочек, которые могли бы составить нам компанию. Это было непросто. Найти красивую, но неумную можно. Умную, но некрасивую тоже. Но в сочетании... Тем более, что умные не стремятся демонстрировать свой ум, да и в общежитие их так просто не затащишь. Но мы сумели. Девчонки этого не знали, но тоже были частью игры. А мы за них потом ставили друг другу по стобальной системе оценке. Кто срубил самую красивую и умную. Проигравший вел всех пить пиво.
   - Тогда почему вы до сих пор не женаты? - поинтересовался Сергей Петрович.
   - Видите ли, - ответил резонно Виктор, - когда все время общаешься с умными и красивыми женщинами, трудно себе представить ситуацию, когда ты можешь ей сказать, пойди пожарь картошку или постирай носки.
   В этот момент на веранду вышла высокая красивая женщина с немного заспанным лицом.
   Увидев Сергея Петровича, она явно смутилась.
   - Витя! Извини, я не знала, что ты не один.
   Она подошла и обняла того за шею. Ее короткое платьице чуть задралось. Естество Сергей Петровича всколыхнулось. Женщина обернулась и гостеприимно спросила:
   - Может, вам что-нибудь принести? Кофе, чай?
   Сегрей Петрович ничего не хотел, но ему нравилось смотреть на эту женщину и не хотелось, чтобы та совсем исчезла. И он попросил чай.
   Виктор насмешливо на него посмотрел.
   - Эта женшина выросла на "сивой кобыле" и пытается меня убедить, что будет стирать мне носки. Кстати, она блестящий математик. Вы, Сергей, наверно, читали Стругацких?
   Сергей Петрович удивился.
   - Мы все тогда ими зачитывались.
   - А помните произведение "Понедельник начинается в субботу"?
   - Конечно. Сто раз перечитывал.
   Виктор кивнул головой.
   - Там есть фраза, произнесенная, кажется, магом Кристобальдом Хунтой. Что-то о том, что не имеет смысла и скучно искать решения для задач, имеющих решение. Гораздо интересней искать решение к тому, к чему, как известно, его нет. Так вот моя подружка стала доказывать теорему Ферма. Помните:
  
   n n n
   X + Y = Z (n > 2, где n = целое число)
  
   Сергей Петрович опешил. Теорему он подзабыл, но знал, что об нее обломали зубы десятки математиков.
   - И что? Доказала? - удивленно спросил он.
   - И да, и нет. Она долго билась над решением и вроде бы нашла. И уж было собралась публиковать результаты. Но, как назло, выяснилось, что в 1993 году Эндрю Уайлс уже проделал тот же путь до нее. И, как она, воспользовался для решения теоремы гипотезой Таниямы. Обидевшись за это на весь мир, моя умная подруга долго переживала, а потом от злости нашла в своем и, соответственно, Уайлса доказательстве ошибку, которую даже после года анализа не обнаружили до нее другие, мучимые ревностью к удачливому собрату, математики. Но из вредности эти результаты публиковать не захотела уже сама. С женской логикой объяснив мне это так:
   - А ну их всех.
   - Вы очень интересный собеседник. - сказал Сергей Петрович, - но я пришел не ради этого.
   На него насмешливо посмотрел Виктор.
   - Вначале, не сомневаюсь, да. - согласился он и продолжил с иронией. - Но ведь там Машка готовит чай. Вы разве не хотели, чтобы она его вам принесла?
   Сергею Петровичу ирония не понравилась.
   - Я просто не понимаю, о чем мы с вами говорим. - с тенью раздражения произнес он. - Я пришел и задал простой вопрос о вашей квартире. А вы кормите меня какими-то, пусть и интересными, но байками. А теперь, судя по вашему тону, у меня создалось впечатление, что даже приревновали меня к своей очароватальной подруге.
   Но Виктор в ответ только засмеялся.
   - Своими словами вы только подтверждаете то, что я не ошибся, и Машка вам понравилась. Но, Сергей, вы же умный человек. И должны понимать. Ревности во мне нет. Для меня ваша симпатия к Маше - это сразу два комплимента. Один - ей, другой - мне. Почему ей, понятно. А мне за то, что оказался для нее интереснее многих других. Хотите попробовать отбить? Попытайтесь.
   В этот момент вошла Маша с подносом и чаем на троих. И опять Сергей Петрович невольно взглянул на ее обнаженныее колени.
   - Маша, - сказал, смеясь, Виктор, - дай ему, в конце концов, себя рассмотреть.
   Мария улыбнулась и без комментариев задрала платье почти доверху. Было на что посмотреть. А потом вернула все на место.
   Сергей Петрович покраснел, а потом тоже засмеялся.
   - Вы красивая женщина, и вас красивые ноги, -сказал он.
   - Спасибо. - спокойно ответила Маша.
   - С вами сложно иметь дело. - обращаясь к обоим, сказал Сергей Петрович.
   - Сергей! Вы же, наверно, давно поняли, что в жизни ничего не происходит просто так. - продолжил беседу Виктор, - Проще всего для вас было бы встать и уйти, но тогда бы ваш вопрос по поводу странностей квартиры остался бы без ответа. А вы ведь пришли именно за этим. Я никогда ничего не говорю зря, и все рассказанные байки, хотя и правдивые, проверка вас самого. Насколько гибко ваше мышление.
   - Надеюсь, что не разочаровал. - насмешливо вставил реплику Медведев.
   Виктор совершенно серьезно кивнул и спросил:
   - Так что же вас смущает в моей квартире?
   Тот немного смутился.
   - Да нет, квартира отличная, но что-то изменилось в детях. Один стал хронически опаздавать в школу, а другая вообразила себя ясновидящей. И не без оснований.
   Виктор знаком остановил Сергея Петровича.
   - Можете не продолжать Мне нужно было просто удостовериться, что вас интересует именно та проблема, о которой я собрался вам рассказать. - проговорил Виктор и замолчал, видимо, собираясь с мыслями. - Когда погибли родители, - продолжил он. - я не смог жить в той квартире. По крайней мере, в том виде, каком она была. Все напоминало мне о отце и матери. И я сделал ремонт с перепланировкой комнат. Просто не мог ее видеть прежней. А после этого стал искать себе в ней место, где мог проводить большую часть времени. Пробовал то в одной комнате, то в другой. И все было нормально, но начались странные вещи. Живя в одной комнате, я вдруг стал опаздывать на работу. А в другой стал видеть в окно вещи, которые случались позже. На мое счастье, я был ветераном игры в "бред сивой кобылы" и, может, в первый раз в жизни совершил действительно умный посупок. Я сравнил в определенно взятый момент времени виды во двор из разных комнат. Наверно, тех, которые сейчас принадлежат вашим детям. И эти виды не совпали. Никакой особенной разницы не было. Но припаркованная чья-то "тачка" стояла, а потом исчезла. Снова повторяю, что ничего чересчур странного в этом не было. Машина могла уехать. Но я, не знаю по какой причине, пошел опять посмотреть в другую комнату. Машина стояла. Я снова вернулся. Машины не было. Я проделал в течение минуты эту процедуру несколько раз. В одной комнате я видел машину, а в другой - нет. Я вышел в большую комнату и посмотрел в окно. Молодая женщина неумело парковала "девятку". Такими темпами это могло занять у нее и полчаса. Я снова посмотрел, что творится в других комнатах. Ничего не изменилось.
   Сергей Петрович был в явном недоумении и сомнении.
   - И что вы подумали?
   - А чтобы вы подумали на моем месте? - ответил вопросом на вопрос Виктор.
   Сергей Петрович задумался, и его брови вдруг удивленно полезли вверх.
   - Вот-вот. - засмеялся Виктор, - Чистой воды бред сивой кобылы. Что-то происходит с временем. Но теперь это был личный вызов мне. Я придумал эту игру. И тогда я начал с основополагающего. Как у вас, кстати, с квантовой механикой?
   Сергей Петрович пожал плечами.
   - На серьезном уровне никак.
   - Замечательно. - обрадовался Виктор, - У меня также. Но вы, похоже, прирожденный игрок в "сивую кобылу". Потому что ее основа - умение разбирать то, в чем ничего не понимаешь. И я взялся за уравнение Эйнштейна "энергия равняется массе, умноженной на скорость света в квадрате". И понял, что понять в ней ничего невозможно. Что такое вообще энергия? Что такое масса? Допустим, энергию как-то можно оценить и представить по ее разрушительным или созидательным результатам. Масса менее понятна, но и в невесомости она сказывается, проявляя себя в инерции тела. Однако скорость - искусственное понятие. Расстояние, деленное на время. А расстояние, в принципе - функция системы координат.
   Виктор отхлебнул чай из чашки, а Маша, лукаво посмотрев на Сергея Петровича, сказала:
   - Не буду отвлекать мужчин от их заумных разговоров.
   И ушла с веранды. А Сергей Петрович с удовольствием и грустью поглядел вслед удалявшейся фигурке. Виктор снова насмешливо на него посмотрел и продолжил:
   - И, наконец, еще один из скрытых компонентов формулы - время. Что такое вообще время? Объективный компонент физического существования вселенной? Или придуманный человек функциональный термин, разделяющий то, что было, есть и будет? Сергей, вы помните, чему равняется скорость света?
   Тот на всякий случай сделал непонимающее лицо. Ему был интересен этот разговор, хотя его смысл он пока не понимал.
   - На уровне обывателя, конечно. Приблизительно 300000 км в секунду. - ответил он.
   - Отлично. - в свою очередь сказал Виктор, - И я с помощью элементарной школьной математики вывел формулу секунды.
   Виктор встал и покопался в какой-то тумбочке. Он дал Сергею Петровичу довольно измызганный листок бумаги. Тот посмотрел. В результате простых математических преобразований формулы Эйнштейна секунда равнялась квадратному корню из массы, умноженной на 300000 км в квадрате, деленных на энергию.
   - И о чем это говорит? - недоуменно спросил Сергей Петрович.
   - А о том, что время непостоянно. - чуть раздражительно ответил Виктор. - В формуле указана скорость распространения света в вакууме. Человек не знает, хотя и мечтает, как ее преодолеть и двигаться быстрее, но замедлить-то ее возможно. Все зависит от среды, в которой свет распространяется. Допустим, энергия и масса - константы. Но тогда в более плотной среде фотон не пролетит свои 300000 за секунду, и по формуле та должна стать короче, а время течь быстрее. Когда я до этого додумался, то понял, что изобрел велосипед. Все фантасты сотни раз описали феномен замедления времени в полетах в космосе. Но вдруг подумал о другом. А, если время действительно объективное физическое понятие, то кто сказал, что оно течет линейно? Суммарный поток очевидно становится линейным, также как Земля из космоса выглядит круглой, но на самом деле она состоит из гор, равнин и ущелий.
   Сергей Петрович заинтересованно на него взглянул.
   - Так вы считаете, что в вашей квартире есть аберрации во времени?
   Виктор кивнул.
   - Ваша дочь не ясновидящая. - уверенно проговорил он. - Она просто живет в своей комнате на сколько-то минут вперед. Сын - не хронический "опаздальщик", а его время чуть в прошлом. - Виктор снова помолчал. - Вы, кстати, разве не были знакомы с людьми, которые всегда опаздывают?
   Сергей Петрович усмехнулся.
   - Конечно. - согласился он, вспомнив одного однокашника. - У меня был школьный приятель, который всегда опаздывал на 20 минут. Вне зависимости от важности ситуации. Вначале нас, его друзей, это мало волновало. Но в старших классах, когда начали встречаться с девочками, это стало мешать. Однажды я даже зашел к нему домой, чтобы за руку привести его вовремя. А он спокойно стоял в одних трусах и расчесывал свои длинные волосы, хотя через пять минут мы должны были уже быть на месте.
   - А на часы в его доме вы не посмотрели? - с любопытством спросил Виктор.
   - Не помню. - удивился Сергей Петрович, - Да и зачем? У меня свои были на руках.
   - А, может его квартира находилась на 20 минут в прошлом? - вкрадчиво спросил Виктор.
   Они оба замолчали на какое-то время.
   - Так вы из-за этого съехали? - спросил Сергей Петрович, - И сдаете квартиру?
   Виктор отрицательно покачал головой.
   - Мне с моим характером было бы в ней только интересно. Но я очень любил родитетелей и тяжело переживал их гибель. Я смог изменить квартиру, но не в моих силах было изменить двор, дом, подъезд. И все это напоминало мне детство и папу с мамой... Вы, Сергей, кстати, работаете по специальности?
   Сергей Петрович усмехнулся.
   - Да с ней разве что-то заработаешь. Я занимаюсь менеджментом.
   Виктор согласно кивнул.
   - Вот и я, выпускник МИФИ, работаю в шоу-бизнесе. И зарабатываю приличные деньги. На них я и купил этот, не связанный ни с какими воспоминаниями, домик.
   - А что ж вы тогда эту квартиру не продадите?
   Виктор отодвинул пустую чашку из под чая от себя.
   - Это нелегко объяснить. Скорее всего по двум причинам. Первая, из-за памяти о родителях. Вторая, в которую вы можете не поверить. Из соображений гуманности. У вас оказался гибкий ум, и вы приняли то, что я вам наплел. А другие, как вы знаете, быстро с этой квартиры съезжают. А теперь представьте, что я ее продал, и какой-то бедолага ее купил, причем за немаленькую цену. А в семье начинаются непонятные вещи. А ему уже просто так с нее не съехать. Пусть лучше будет так, как есть.
   - А что же делать нам? - саркастически спросил Сергей Петрович.
   - Ничего. - не без удивления ответил Виктор, - Хотя, конечно, можете просто перебраться в другое место, если хотите. Но в вашей семье , по-видимому, люди умные. Объясните им, что происходит. А дальше развлекайтесь. Меняйтесь комнатами и делитесь между собой, кто что видел. Это же так интересно. Единственное, должен отметить, что вы можете испытывать некоторое недомогание, какое бывает при перемене часовых поясов.
   Виктор сделал паузу.
   - Сергей! - неожиданно сказал он, - Мы завтра играем в "сивую кобылу". Один из наших партнеров уехал со своей дамой в Австрию. Хотите присоединиться?
   Сергей Петрович неожиданно понял, что согласен и с удовольствием.
   - Но не забудьте, - напомнил Виктор, - что вы должны привести с собой красивую и умную женщину. Равноправного партнера.
   Медведев кивнул.
   - Это будет ваша жена? - поинтересовался Виктор.
   Сергей Петрович кивнул снова.
   - А кто она по профессии?
   - Маникюрша. - скромно ответил Сергей Петрович, а Виктор с сомнением взглянул на него.
   Медведев возвращался домой с совершенно опухшей головой. Он не замечал, что, продолжая мысленный диалог с Виктором, размахивает руками, а прохожие шарахаются от него, думая, что он выпил. А подойдя к железнодорожной станции, он вдруг начал смеяться. Завтра его умная Люська с ее парадоксальной логикой покажет, что такое настоящий "бред сивой кобылы".
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"