Режабек Александр Евгеньевич: другие произведения.

ten minutes

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История про доктора, который попал не туда.


   А. Режабек.
  
   ДЕСЯТЬ МИНУТ НЕБЫСТРОЙ ХОДЬБЫ.
  
   Доктор Верд сидел, чуть покачиваясь в кресле, и разглядывал открытые почти до попки красивые ноги своей секретарши. Он был холост в свои почти сорок, и часто подумывал, а почему бы не завести с ней роман, но каждый раз решал, что не стоит. Она была чересчур хорошим деловым партнером, а ему не хотелось, чтобы личные взаимоотношения в силу своей непредсказуемости поставили под угрозу четыре года их совместной работы. Хотя поначалу он взял Лили только из-за ее внешних данных.
   Доктор вообше слыл странным человеком. У него была процветающая практика, хотя он далеко не всегда брал деньги. Если он знал, что не может помочь, то просто говорил это больным и возвращал деньги, и никакие уговоры не могли изменить его точку зрения. Честно говоря, он был давно уже разочарованным в медицине скептиком, считавшим, что его профессию превратили в бизнес, кормящий фармацевтические фирмы, и поэтому никогда не торопился пичкать своих больных новомодными средствами. Конечно, он старался не отставать от других. Но прежде, чем начать лечение чем-то новым, чтобы составить собственное мнение, предпочитал выждать и посмотреть, как его более доверчивые коллеги, поддавшись убедительному тону научных статей, экспериментируют на своих пациентах. И в итоге никогда об этом не жалел.
   - Лили, вы можете зайти ко мне? - обратился он через интерком к секретарше, хотя, чтобы быть услышанным, ему было достаточно только повысить голос.
- Естественно, доктор. - ответила та и подошла, склонившись над его столом. Теперь он мог довольно близко разглядеть ее грудь и красивый лифчик. Позволив себе несколько секунд удовольствия, док откатился назад.
   - Я слышал, что вы вчера снова затоварились кокаинчиком? - укоризненно спросил он.
Лили возмущенно выпрямилась.
   - Какого черта, док! Вы, что, за мной следите? Или никак снова ходили на ту помойку? Искали партнершу по случке? - сердито сказала она.
   - Если на то пошло, я ходил туда же, куда и ты. - чуть сердито парировал доктор и тяжело вздохнул. Он действительно вчера, как обычно, зашел в забегаловку напротив. Его там хорошо знали, кто-то бросился уступать место, но он просто отмахнулся и пошел прямиком к стойке.
   - Что сегодня? Коньяк или водка? - спросил знакомый бармен.
   - А какой сегодня день недели? - в ответ спросил он.
   - Вторник.
   - Тогда водка.
   Бармен от души, не так, как остальным клиентам, налил полный стакан и подвинул его Верду.
   - У нас есть хорошаая девочка. Но ненадолго. Транзит в теплые страны. Показать? - и раньше, чем доктор успел ответить, крикнул, - Жоли, спустись на минутку.
   В бар вбежала молодая женщина, которая сразу оценивающе на него посмотрела. Бармен налил ей рюмку и отодвинулся к Верду. А тот вспоминал, как в молодости бегал за девчонками, и очень редко получал то, что хотел. И однажды одна умная баба сказала ему:
   - С тобой проблема. Ты создаешь ситуацию. Если бы ты просто намекнул, что хочешь потрахаться, скорее всего получал бы чаще. А ты как будто каждый раз собираешься жениться. А женщины мужей себе выбирают.
   Самое забавное в той ситуации было то, что она спросила его:
   - Скажи правду. Тебе хочется со мной потрахаться?
   Естественно, он ответил "да", но получилось неинтересно ни для него, ни для нее. Более того, у нее был специфический, почти незаметный запах кожи, который ему не нравился. С тех пор он постепенно привык пользоваться услугами проституток и теперь откровенно разглядывал предложенную ему девчушку. Она однозначно была хороша. Дело было даже не в том насколько симпатична, она была сексуально женственной.
   Он с грустью подумал, что ее увезут в какое-нибудь Марокко, где она верит, что найдет счастье, и искренне надеялся, что ей повезет.
   - Хорошая девочка. Сколько она стоит? - спросил он бармена.
   - Она, в принципе, здесь не работает. Я же сказал "транзит". Если понравитесь, то получите бесплатно. Но, если кто-то хочет платить, двести баксов.
   - Сегодня я пришел напиться, но ее жалко, если пропадет. - довольно тихо буркнул Верд, но девушка услышала.
   - Я не пропаду. - по-английски, но с сильным славянским акцентом скзала она. - А ты мог бы получить что-нибудь и "за так".
   Доктор внимательно на нее посмотрел.
   - Вы знаете, милая девушка, я вам очень благодарен, но у меня иммунитет к привлекательным женщинам. И знаете почему?
   Жоли изобразила на лице притворный интерес. А Верд усмехнулся.
   - Я, видите ли, много лет работаю с одной очень красивой дамой, которая сидит там, у меня в офисе. И, если бы мне очень хотелось получить то, что вы так любезно соблаговолили мне предложить, я бы предпочел начать с нее. Но, видимо, уже опоздал. Она, оказывается, по уши влюбилась в известного баскетболиста и собралась за него замуж. Так что лучше я просто напьюсь.
   - Слушай, а ты не педик случайно? - спросила девушка.
   - Я не педик, я медик. - грустно ответил Верд и отвернулся.
   Бармен по-тихому, но быстро шуганул девицу. Иногда, хотя и редко, он позволял себе чуть фамильярный тон.
   - Слушай, док, ты, кстати, пригляди за своей Лили, она снова стала покупать кокаин.
   Все это промелькнуло в течении секунд в голове доктора, и он снова очутился в своем кабинете, максимально отодвинувшись, от Лили. А та продолжала грозно смотреть на него.
   - Слушай, - наконец, миролюбиво проговорил Верд. - Мы ведь слишком хорошо друг друга знаем. А, значит, тебе известно, что ни с какими шлюхами я вчера не связывался.
   Доктор с минуту помолчал, собираясь с мыслями, а потом решительно проговорил:
   - Да и вообще моя личная жизнь тебя не касается. Как и меня твоя. За одним малым исключением. Я не потерплю возврата к наркотикам. Или ищи себе другую работу. Мне горько это говорить, но я не хочу, чтобы из-за этой, пока еще подвластной контролю привычки, разрушилась твоя жизнь. В конце концов, вспомни про своего баскетболиста. Подумай, как следует, каково будет ему узнать, что его будущая жена наркоманка. Он-то думает, что ты завязала.
   - А кто ты мне? Отец? Любовник? И кто дал тебе права учить меня жить? - спросила, вспылив, женщина. - Можно подумать, ты заплатил залог, когда меня арестовала полиция.
   Доктор развеселился.
   - Не сердись. - смеясь, проговорил он, видя, что Лили заводится все сильнее. - Просто люди, говоря в гневе, зачастую невольно выдают свои подсознательные мысли. Вот и сейчас я услышал от тебя нечто интересное. Ты, что, хотела бы, чтоб я был твоим любовником?
   Лили внимательно на него посмотрела и отодвинулась.
   - Если бы ты сказал это на пару лет раньше, то может быть...
   Доктор вздохнул.
   - Ну, хорошо, а кто, по-твоему, заплатил залог?
   - Как кто? - удивилась Лили. - Мой дядя. И я вернула ему деньги. А он купил машину, сделал ремонт в квартире.
   - А откуда у него деньги? - почти издевательски спросил доктор.
   - Ты хочешь сказать, что деньги дал ты? - и Лили обессиленно села в кресло.
   - В общем есть такой грех. - сказал Верд и откровенно рассмеялся.
   - Значит, все это время я ходила, кланялась в семью, которую не люблю, терпела нравоучения, хотя ничего им и не должна? - и женщина довольно убедительно замахнулась в доктора безделушкой со стола,. - Ну, почему же ты все скрыл, сволочь?
   Доктор немножко нахмурился.
   - Наплевать на деньги. Ты важнее. И, более того, ты мне ничего не должна. А сейчас, возвращаясь к началу разговора, я просто даю дружеский совет. Не дури.
   В этот момент зазвонил телефон. Никто из них упрямо не хотел поднимать трубку, но, наконец, Лили вспомнила о своей секретарской должности и ответила. Верд краем уха прислушивался к разговору.
   - Да. Кабинет доктора Верда. Нет, он не ездит на вызовы на дому. Даже за большие деньги. - дальше последовала длительная пауза, когда Лили только слушала, а потом она нерешительно обратилась к доктору. - Они настаивают и просят поговорить с вами. Может, все-таки ответите?
   Доктор, тяжело вздохнув, взглянул на секретаршу, но затем взял трубку.
   - Хорошо. Переведи разговор.
   С ним заговорил чуточку странный, но вежливый голос.
- Доктор, мне нужна ваша помощь. Моя дочка больна. У нее несколько дней высокая температура, и болит горло. Я был бы очень благодарен, если бы вы приехали.
   Доктор безразлично скривил нос.
   - Но ведь моя секретарша объяснила вам, - холодно произнес он. -что я не езжу по вызовам, тем более, что боли в горле у ребенка простая проблема, которую может решить любой семейный врач. - и Верд уже настроился повесить трубку.
   Но голос настаивал.
   - Доктор, у вас очень уважаемаемая репутация, и именно поэтому мне порекомендовали именно вас. - это была лесть, перед которой ни один врач не может устоять, а голос продолжал жужжать в ухо. - Кроме того, вы не могли бы выполнить маленькую просьбу и заглянуть в компьютере в свой счет?
   - Да, конечно. - ответил Верд и быстро это сделал.
   К его удивлению, на последнем строчке экрана высветилась цифра в 1000 долларов. Он снова приложил трубку к уху.
   - И что это значит? - спросил он, пытаясь в глубине души не вникать, откуда незнакомый человек знает номер его счета.
   - А то, что вы разбогатели на тысячу долларов. - ответил странный голос. - И эти деньги, вне зависимости от вашего решения, останутся на вашем счету. Но я все равно очень прошу вас приехать.
   Доктор поколебался, но потом сказал:
   - Хорошо, говорите адрес. Я приеду, когда смогу.
   Верд без всякого энтузиазма поднялся и, выходя, бросил Лили:
   - Я не знаю, во что вляпался, но еду на вызов "Йеллоустрит, 85". Возьму такси.
   Ему пришлось постоять перед зданием прежде, чем перед ним остановилась машина. Он устало втиснулся и сказал адрес. Каково же было его удивление, когда таксист повернулся к нему и заявил:
   - Я туда не поеду.
   Какое-то время они молча разглядывали друг друга, а потом Верд спросил:
   - Ты, что, не знаешь дороги?
   - Я знаю дорогу, но туда не поеду, особенно в такое время.
   Доктор задумался и , в конце концов, решил, что из него вымогают деньги.
   - Так за сколько поедем? - сделал он новую попытку.
   - Мистер, я же вам объяснил, что туда не поеду. И никто из наших не поедет.
   Верд изменил тактику.
   - Послушайте, милейший, - начал он. - я - доктор, и меня вызвали к больному ребенку. Вы понимаете, что должен ему помочь?
   Таксист криво ухмыльнулся.
   - Кто вы, я и так знаю. Вы когда-то лечили моих родителей. Но в это место я ехать не хочу. И вас не повезу.
   - Там, что, живут преступники?
   - Они не преступники.
   Доктор недоуменно пожал плечами.
   - Тогда поехали.
   Таксист некоторое время колебался, а потом сказал:
   - Это обойдется в 150 долларов, и я вас ни минуту не жду снаружи.
   Доктор возмутился.
   - Послушай, дорогой, я понял, что ты не хочешь ехать, но есть границы. Я знаю цены в нашем городе. Это, максимум, 20 долларов в любой конец. Я, что, как-то не так лечил родителей? И это месть?
   Таксист обернулся к нему.
   - Доктор, вы, хоть и умный, но дурак. Вы очень хорошо лечили, и я на всю жизнь благодарен, но это цена поездки.
   Верд снова задумался.
   - Ладно, поехали. В конце концов, за проезд плачу не я.
   Поездка была абсолютно обычной. Доктор даже задремал. Единственный момент, когда он проснулся, был при проезде через полицейский пост и шлагбаум, когда таксист крикнул, что везет доктора. Впрочем, поездка почти сразу и закончилась. Верд отдал деньги и попросил счет. Таксист снова обернулся к нему и сказал:
   - Док, вот место, которое вам нужно. Я в последний раз предлагаю, поехали отсюда, я вам даже верну деньги.
   Доктор пожал плечами и вышел. Был вечер. Он находился в обычном районе дорогих домов и вилл. Он не всматривался, но виднелись редкие фигуры прохожих, а напротив него находилось небольшое уютное кафе, на котором был адрес, Йеллоустрит, 85. Верд вошел. Кафе было пусто, но к нему почти сразу подошел странноватого вида человечек и вежливо поздоровался.
   - Доктор, большое спасибо, что приехали. Зайдемте на минуточку ко мне в кабинет.
   Но Верд хотел закончить с этим, как можно скорее, и поэтому сказал:
   - Извините, но я тороплюсь.
   Его собеседник явно заволновался.
   - Да, да, я понимаю. Но, во-первых, это не займет много времени, а, во-вторых, мне кажется, что вам, как доктору, следует выяснить анамнез ребенка.
   - Ну, хорошо. - кивнул Верд.
   Они прошли в маленький кабинет и сели.
   - Доктор, вы знаете, что такое лепрозорий? - осторожно спросил Верда его собеседник.
   Тот удивленно посмотрел в ответ.
- Естественно, знаю. Это, что, лепрозорий?
   Его собеседник замахал руками.
   - Ну, что вы, боже сохрани. Лепрозорий - это просто аналогия. Видите ли, мы все здесь живем очень изолированно, потому что страдаем, как бы лучше выразиться, различными врожденными синдромами, и часто выглядим поэтому не совсем обычно.
   Доктор в раздражении встал.
   - Извините, но я теряю время. Даже если бы у вас была проказа, я оказал бы помощь, но я не специалист по синдромам. Мне нечего здесь делать.
   Его собеседник тоже встал и легонько ухватил его за рукав.
   - Пожалуйста, хоть дослушайте. Наши синдромы вы не вылечите. Болеет девочка. У нее болит горло. Обычно мы не обращаемся за помощью, все проходит и так. Но тут уже три дня высокая температура.
   Верд снова сел.
   - Вы меряли? Какая?
   Хозин кафе тоже вернулся в кресло и после паузы сказал:
   - 45 градусов.
   Доктор возмутился.
   - Я здесь с вами в какие-то игрушки играю. Этого не может быть. А если и "да", то она давно уже должна лежать в больнице.
   Его собеседник тяжело вздохнул.
   - Доктор, ее обычная температура 42 градуса. Может, все-таки посмотрите ей горло?
   Теперь вздохнул Верд.
   - Ладно, все равно уже приехал. Пошли.
   Они поднялись на второй этаж и прошли в одну из комнат. На кровати лежало существо, которое, может, и было девочкой, но волосы у Верда встали дыбом. А отец подошел и нежно погладил ее по голове.
   - Леночка, покажи дяде горло.
   Верд подошел на трясущихся ногах и заглянул в пасть. Он увидел огромные багрового цвета миндалины, из которых высовывались головки маленьких червей и визжали.
  
  
   Баскетболист Мики Норт вошел в раздевалку, когда зазвонил его мобильный телефон. Это была его невеста Лили.
   - Мики, можешь сейчас приехать?
   Мики не был настроен никуда ехать, но вдруг встревожился, услышав голос Лили.
   - Что-то случилось?
   В голосе Лили почувствовались слезы.
   - Не знаю. Но, может быть.
   Мики поднялся со скамейки, а это было 2 метра 8 сантиметров мускулов.
   - Я буду у тебя через 15 минут.
   Когда он приехал, то застал заплаканную Лили.
   - Что случилось? Этот твой старый козел пытался приставать к тебе? Я оторву ему голову.
   Лили почему-то снова заплакала.
   - Да лучше бы приставал.
   Гигант легко поднял ее на руки и поцеловал.
   - Ты хочешь сказать, что эта скотина даже не захотела приставать к такой красивой женщине?
   Лили невольно хихикнула и стукнула его в грудь.
   - Прекрати валять дурака и опусти меня. Док - хороший человек.
   Мики усадил ее обратно и с трудом уместился в кресле напротив.
   - Так в чем же проблема?
   - Доктор обычно не ездит по вызовам, а тут частично из-за меня, частично из-за него самого вышло так, что он согласился.
   Баскетболист безразлично пожал плечами.
   - Ну и что?
   - Он поехал на улицу Йеллоустрит, 85.
   - Ну и что? - снова повторил Мики.
   - Я проверила по компьютеру. Такой улицы в городе не существует.
   Но Мики вновь не проявил никакой реакции.
   - Я все равно не понимаю причины беспокойства. Он куда-то уехал на такси, значит, его отвезли. То есть, такое место есть. Скорее проблема в твоем компьютере.
   Лили упрямо надула губки.
   - Мне все равно почему-то очень тревожно.
   Баскетболист почувствовал укол ревности.
   - А что ты вдруг так разволновалсь? Кто он тебе вообще? Никто.
   - Никто-то он никто, но только, оказалось, что это он тогда заплатил за меня залог, когда меня забрали с кокаином.
   Мики удивленно взглянул.
   - Ты хочешь сказать, что мы все это время зря ходим к этому старому грибу, твоему дяде, носим торты и слушаем, как он нудит, какой он твой благодетель?
   Лили молча кивнула.
Баскетболист выбрался из кресла, чуть не разломав его, и обреченно сказал:
   - Ладно, пошли выяснять.
   Лили явно обрадовалась.
   - А куда?
   Мики посмотрел на нее, как на дурочку.
   - Зайдем в ближайшее отделение полиции и спросим, где эта улица.
   Но ни в ближайшем, ни во втором, ни в третьем отделении никто в жизни не слышал про Йеллоустрит. Теперь они действительно заволновались и пошли расспрашивать таксистов, а те отнекивались или просто отворачивались и не отвечали. Наконец, один пожилой таксист, увидев их встревоженные лица, сказал:
   - Я знаю, где эта улица, но туда не поеду. Хотя могу показать дорогу до места, откуда до нее минут десять ходьбы. Это обойдется вам в пятьдесят долларов.
   Мики и Лили удивились, услышав цену, но кивнули.
   Они поехали вслед за такси, и минут через десять тот остановился перед полицейским постом и закрытым шлагбаумом с надписью "запретная зона".
   - Йеллоустрит там, за шлагбаумом. - сказал таксист и, развернувшись, уехал.
   Все выглядело достаточно обычно. В будке дремал немолодой полицейский. Лили постучалась к нему. Тот встрепенулся.
   - Извините, мы можем проехать на улицу Йеллоустрит, 85?
   Полицейский равнодушно ответил.
   - Проезд частного транспорта туда запрещен.
   Но Лили продолжала настаивать.
   - Мы очень беспокоимся об одном человеке, докторе, а он поехал по этому адресу.
   Полицейский со вздохом достал какую-то папку, видимо, журнал регистраций.
   - Приблизительно два часа назад я пропустил такси с пассажиром. Такси вскоре вернулось без него. Наверно, это ваш доктор.
   Лили стала снова настаивать.
   - Тогда нам нужно проехать.
   Полицеский отрицательно покачал головой.
   - Если хотите можете идти пешком. Это приблизительно десять минут небыстрой ходьбы, но я не советую.
   Баскетболист решил, что настало время ему вступит в разговор. Он агрессивно, демонстрирую весь свой рост, подошел к будке и спросил:
   - Слушай, чурка в погонах, а что будет, если я просто разнесу твой шлагбаум к чертовой матери?
   Полицейский практически не реагировал, но Мики и Лили в ужасе отпрянули. Из того места, где, они думали, находится брюшко пожилого человека, из некоего подобия конечности на них угрожающе смотрел взведенный пистолет. После некоторой паузы полицейский убрал пушку и совершенно по-человечески проговорил:
   - Молодые люди, послушайте совета немолодого человека. Ваш доктор находится там довольно много времени, то есть скоро должен закончить. Если он захочет вернуться, то лишь чуть прогуляется пешком. Я же говорил, это 10 минут небыстрой ходьбы. А отсюда уже легко уехать на такси. Если же он решит остаться, то там хорошая гостиница, и завтра он перезвонит. Вы действительно можете пойти сами туда проверить, но я не рекомендую. А разницу между запрещаю и не рекомендую вы, я надеюсь, улавливаете. Поэтому, если хотите, просто подождите здесь с полчасика, и если он не придет, езжайте домой.
  
   Доктор в ужасе отпрянул, увидев миндалины девочки и сел на любезно подставленный отцом стул. Он был бледен, как полотно.
   - Господи, этого не может быть.
   Отец подошел и снова погладил девочку по голове.
   - Доктор, вам не хватило терпения меня дослушать, а тогда, может быть, вам было бы легче. И, тем не менее, это моя дочь, которая болеет. Постарайтесь ей помочь.
   От этих слов у Верда сработали профессиональные привычки, и это помогло успокоиться.
   - Послушайте, милейший, - со смешанным чувством страха сомнения проговорил он. - я лечу, когда знаю, что лечу. Но сейчас у меня нет ни малейшего понятия.
   Но хозяин кафе продолжал настаивать.
   - А вы попробуйте. Я вам доверяю. Подумате, какое лекарство вы бы дали, если бы вас позвали к больному ребенку, у которого три дня высокая температура, и болит горло?
   Доктор усмехнулся.
   - Ситуация вообще-то не однозначная, но в некоторых случаях пенициллин.
   - Вы можете выписать рецепт?
   - Я не уверен, что поступаю правильно, но, если вы так хотите, да.
   Хозяин, наконец, успокоился и даже обрадовался.
   - Вот и славно. Вы пишите, а я принесу коньячку.
   Закончив с рецептом, Верд не без облегчения вышел из комнаты и столкнулся с хозяином. Тот держал в руках поднос с бутылкой коньяка и какой-то закуской. Доктор хотел положить рецепт на поднос, но из области живота хозяина кафе высунулась третья конечность и взяла его.
   - Вы, док, не представляете, как я вам благодарен.
   А Верд снова застыл бледный, как стена.
   Хозяин не без понимания посмотрел на него.
   - Извините, доктор, но, может, вы воспользуйтесь моим советом. Место здесь необычное. И я понимаю, что вам хочется поскорее уехать. Но, с другой стороны, у меня есть удобные комнаты на съем. Может, не откажетесь переночевать, а утром уедете на такси. Естественно, все за мой счет.
   И он провел доктора в чистенькую уютную комнату. Верд заколебался на минуту, но, подумав, что ему придется еще ночь провести в этом месте отрицательно покачал головой.
   - А что? - с испугом сапросил он. - Отсюда в такое время действительно невозможно выбраться?
   Хозяин удивленно пожал плечами.
   - Почему? Выходите из кафе, и налево абсолютно прямая дорога. 10 минут небыстрой ходьбы, и вы у поста полиции со шлагбаумом. Оттуда спокойно уедете на такси.
   - Тогда я, пожалуй, так и поступлю.
   Хозяин снова пожал плечами.
   - Как вам угодно. Еще раз спасибо за помощь. На ваш счет будут переведены еще 4 тысячи долларов.
   Верд поблагодарил и спустился по лестнице. Зал кафе был мягко освещен, и его успела заполнить публика. Доктор, не обращая ни на кого внимания, направился к выходу, но ноги у него вдруг подкосились. Он разглядел некоторых посетителей. Ни в одном кошмарном сне он не видел таких чудовищ. "10 минут небыстрой ходьбы до выхода"- мелькнуло у него в голове. На него смотрели, но никто не двинулся с места. Доктор чуть ли не бегом выскочил и почувствовал, что за ним семенят какие-то ножки. Решив, что увязалась какая-нибудь собачонка, он оглянулся. Рядом с ним бежало нечто, похожее на папку для бумаг на ножках с двумя головами. Одна из голов обратилсь к нему:
   - Вы доктор? С нашей Леночкой будет все в порядке?
   Верд не ответил и только прибавил шагу. Вокруг мирно прогуливались существа из кошмаров, а в голове у Верда рефреном крутилась фраза "10 минут небыстрой ходьбы".
   Он пригнул голову, чтобы не видеть тех, кто рядом с ним, и поэтому чуть не столкнулся с существом, похожим на циклопа. Только у циклопа все части лица были перепутаны местами. Тот отпрянул и замахнулся на доктора двумя левыми руками. Верд с перепугу оттолкнул существо, и оно, на его удивление, без сопротивления с оханием упало на свою заднюю часть. На доктора стала надвигаться толпа, и тот понял, что сейчас умрет. Но, как ни странно, его не тронули, и более того раздвинулись, когда он пошел по направлению к выходу. Верд вздохнул с облегчением и почти уже вышел на пустынное место, когда его вдруг окликнули. Доктор хотел было припустить бегом, но все-таки остановился и оглянулся. К нему приблизилось небольшое страшненькое существо, которое, остановившись на некотором расстоянии, пропищало:
   - Доктор, у нас есть еще больная. - и показало на соседний дом.
   Верд стоял и боролся сам с собой. Наконец, проклиная самого себя, спросил:
   - Хорошо. Где?
   - А вон, в том доме, на первом этаже. Третья квартира.
   Доктор тяжело вздохнул и пошел, как на казнь, смотреть больную. У двери он долго стоял, собираясь духом, и, наконец, тихо постучал. Ему никто не ответил. Он нажал на дверную ручку, и, оказалась, что дверь не заперта. Комната выглядела пустой, и Верд, пожав плечами, уже хотел уйти, когда ему на шею бросилась самая красивая женщина, которую он когда-либо видел.
   - Господи, какое счастье, хоть один нормальный.
   Это была женщина, которую Верд искал всю жизнь. И уже сейчас ему хотелось, чтобы она продолжала к нему испуганно прижиматься, а он так и стоял бы, ее защищая, и чувствовал ее запах. И, тем не менее, он отстранился.
   - Меня зовут доктор Верд. Что случилось?
   - Как что случилось? - возмутилась женщина, - Я была вчера на вечеринке с друзьями и, наверно, перебрала, потому что уснула. Просыпаюсь здесь, думаю, что приятели просто устроили меня в гостинице. Выглянула в окно, а там такое творится.
   Доктор понял, что сейчас двинется мозгами.
   - Извините, как вас зовут?
   - Наташа.
   - Наташа, мне было сказано, что вы больны, и я пришел, чтобы вас осмотреть.
   У женщины потускнели глаза, и она молча стала раздеваться.
   Доктор немного оторопел, хотя, несмотря ни на что, чувствовал, что получает удовольствие от этого зрелища. Но, переборов этот "постыдный" интерес, спросил:
   - Наташа, дайте мне сообразить. Вы, может, подумали, что вас похитили, чтобы изнасиловать, или что-то в этом роде, и я пришел за этим?
   - А ты, что, действительно доктор? - недоверчиво спросила женщина.
   - У всех свои недостатки. - пожал плечами Верд
   - Тогда отвернись.
   Доктор отвернулся и начал смеяться, прислушиваясь к возбуждающему шуршанию женских тряпок.
   Сзади раздался разгневанный голос.
   - Ну, и что в этой ситуации смешного?
   - Наташа, все это похоже на театр абсурда. Это неправдоподобное место со странными существами. Вы в этом месте. Ваша логика. Вы ведь только что передо мной разделись. Зачем мне было отворачиваться?
   Доктор сделал паузу, но ответа не услышал.
   - Наташа, но если мы в театре абсурда, можно мне задать один вопрос?
   - Валяйте.
   - Если мы отсюда выберемся, Вы выйдете за меня замуж?
   Шуршание прекратилось. Доктор обернулся. Наташа еще не успела совсем одеться и от этого выглядела еще привлекательнее. Она внимательно на него смотрела, а потом решительно ответила:
   - Лучше быть уродом, чем сумасшедшим.
   Доктор и не ожидал на самом деле положительного ответа, но все равно погрустнел.
   - Ладно, заканчивайте с вашим туалетом и будем выбираться.
   - А у вас есть какой-то план?
   Верд усмехнулся.
- Никакого плана у меня нет, но, как мне было сказано, "10 минут небыстрой ходьбы до выхода".
   - То есть, мы просто так выйдем к этим страшилищам и пойдем? - со страхом спросила женщина, - Да они нас в клочья разорвут.
   Доктор устало вздохнул.
   - Я не знаю, кто кого здесь считает уродом, но выбора у нас нет. Идемте.
   Они вышли. Верд на всякий случай прикрывал Наташу спиной. По улице продолжали прогуливаться чудовища. Увидев людей, несколько из них остановилось. Верд сглотнул слюну.
   - Эта женщина заболела. Ее нужно отвезти в больницу. - хрипло и на удивление тихо проговорил он.
   Им никто не ответил и не остановил, когда они двинулись в сторону выхода. Только снова увязалась двухголовая папка, на которую Наташа старалась не смотреть, и одна из голов которой участливо спрашивала:
   - А с женщиной все будет хорошо? Она поправится?
   Действительно через несколько минут они увидели чуть вдалеке шлагбаум и полицейскую будку. Рядом стояла какая-то машина. А еще через минуту доктор услышал радостный крик: " Господи! Слава богу, доктор возвращается!" - и узнал голос Лили. Они прибавили шагу. Рядом с Лили стоял высокий мужчина, и Верд догадался, что это ее баскетболист. Они боялись, что полицейский задержит их и не даст перейти за шлагбаум, но тот даже не пошевелился. Лили бросилась к доктору на шею.
   - Док, вы в порядке?
   Доктор криво усмехнулся и легонько обнял Лили, а потом сразу же отстранился.
   - Сказать, что я совсем в порядке было бы преувеличением... - а потом, перестав сдерживаться, схватил Лили за руки и продолжил, -
   Лили, ты приехала со своим парнем спасать меня? Я ваш должник.
   И Верд, подойдя к Мики, крепко и благодарно пожал ему руку.
   - А теперь давайте поскорее убираться отсюда. - нетерпеливо проговорил он. - Наташа, залезайте в машину.
   Та мгновенно юркнула на заднее сиденье. Доктор хотел было последовать за ней, но вдруг заметил, что у Лили и Мики изменился цвет лица. Они увидели двухголовую папку. А та с интересом их разглядывала с той стороны шлагбаума. Перепуганные люди в суматохе заторопились залезть в машину, а доктор вдруг услышал серьезный голос:
   - Доктор Верд, вы нам на самом деле очень нужны.
   Верд приостановился. Папка никак не могла знать его фамилию. Он обернулся, а папка продолжала:
   - Вы же уже один раз отсюда вышли и поняли, что до выхода 10 минут небыстрой ходьбы. А нам очень нужен доктор.
   Верд ссутулился. Бремя профессиональной ответственности тяжелым грузом давило на его плечи. Потом обреченно вздохнул и, заглянув в машину, сказал:
   - Спасибо за все. Езжайте. Я остаюсь.
   Обе женщины одновременно пытались что-то возразить, но он отмахнулся и, чтобы не потерять решимости, быстро перешел на ту сторону.
   - Пошли, папка.
  
  
   Они медленно удалялись, издали все больше и больше напоминая человека, гуляющего с собакой. Мики несколько раз посигналил вслед, но доктор не обернулся. Когда они прошли по неширокой аллее, ведущей к городу, метров сто, папка вдруг спросила:
   - Доктор, может, возьмем тайм-аут. Вы посидите на том пенечке, а я покурю рядышком.
   Верд опешил.
   - Ты куришь?
   - Есть такой грех. - И папка, достав из какого-то кармашка пачку сигарет, ловко и привычно закурила.
   Это выглядело довольно странным, и Верд поинтересовался:
   - А почему вторая голова не курит?
   Головы переглянулись и рассмеялись.
   - Она бросила.
   Папка устроилась поудобнее и, посмотрев на Верда не без сочувствия, начала говорить.
   - Док, я понимаю, каково тебе сейчас, но ты нуждаешься в объяснениях, поэтому слушай. Человек верит, что его создал бог, в это же верим и мы, как и в то, что он создал нас самих. Проблема заключается в том, что между нами и вами существуют драматические внешние различия, с которыми человек тоже мог бы смириться, будь мы неразумны. В природе достаточно страшных созданий, например, крокодилы, но это никогда людям не мешало. Но вы амбициозны. Вы считаете разум своей исключительной привилегией. Символом избранности. Поэтому существование отличных от вас разумных существ всегда вас пугало. И в давние времена это служило причиной многочисленных конфликтов между нами. Но в современном мире ситуация изменилась. В нем создались предпосылки для параллельного и не враждебного сосуществования. И прежде всего за счет того, что мы, ради общего спокойствия, и вашего, и нашего, постарались добиться своей максимальной изолированности. Хотя, как ты понимаешь и сам, поскольку мы существуем, нам, как и всем, нужно пить, есть, и где-то жить. А для этого нужно зарабатывать деньги. Но, слава богу, что технический прогресс в мире, который становится все более и более виртуальным, позволил нам это с успехом сделать. Мы одни из первых начали специализироваться в сфере высоких технологий, компьютерных и других информационных сетей.
   Доктор с большим сомнением посмотрел на папку, а та не без гордости сказала:
   - У меня, между прочим, IQ - 170.
   Верд сьехидничал:
   - Ну, если это на две головы, то ты дебил.
   Головы переглянулись и рассмеялись, а одна сказала другой:
   - А у него есть чувство юмора. Может, приживется?
   Они снова повернулись к нему, и одна из них продолжила:
   - Сфера нашей деятельности не требует личных контактов. По компьютеру мы получаем заказ, через компьютер нам переводят деньги. И точно так же заказываем нужные нам товары. Ты не мог этого видеть в темноте, но рядом с выходом есть площадки для разгрузки грузовиков, куда выгружаются контейнеры. С другой стороны города есть вертолетная площадка. Более того, мы богаты. Работа в сфере высоких технологий прибыльна. Мы, в принципе, не знаем, на что тратить деньги. Мы не пользуемся легковыми машинами, не покупаем частных самолетов, не ездим в дорогие круизы.
   Доктора вдруг разобрало любопытство.
   - А если кто-нибудь не захочет платить?
   - Такие попытки были. Но ты должен понимать, что тот, кто создает информационные системы, знает, и как их разрушить. Все фирмы, которые не выполняли обязательств перед нами, разорились. А если неплательщик частное лицо... - папка вдруг рассмеялась и перескочила как будто на что-то другое, - Вот ты сегодня толкнул Витька.
   Доктор вздрогнул и перебил папку.
   - Так его зовут Витек? Что, кстати, с ним?
   Папка нетерпеливо отмахнулась.
   - Да ничего. Задница немного поболит и все. Он у нас чересчур впечатлительный. Так слушай. Ты, к примеру, нам не заплатил и не реагируешь на наши попытки востребовать с тебя деньги. Но вдруг в один из вечеров я присылаю к тебе на переговоры Витька. Как бы ты среагировал?
   Доктор живо представил себе эту картину и честно ответил:
   - Наложил бы в штаны.
   - А потом заплатил бы?
   - Отдал бы все, что есть.
   Папка удовлетворенно кивнула головой.
   - Тогда ты понимаешь, что никаких финансовых проблем у нас нет. Проблема в другом. У нас нет врачей. Не в наших силах создать собственный медицинский институт. Мы, конечно, имеем доступ к любой литературе, но по книжкам медицине не выучишься. И поэтому нам так нужен ты.
   Доктор удивился.
   - Я же ничего ни в вашей анатомии, ни в болезнях не понимаю. Лучше позвали бы вете... - и замолк, боясь обидеть собеседника.
   Папка посмотрела с любопытством.
   - Ты хотел сказать ветеринара? - папка задумалась. - Очень интересная и продуктивная идея. И как это раньше нам не пришло в голову нанять людей, которые изначально работают с разными существами?
   Верд приободрился.
   - Так я вам теперь не нужен? Могу идти?
   Папка задумчиво посмотрела на него.
   - Ты можешь уйти в любой момент. Дело в другом. Чтобы найти тебя мы потратили почти год. Столько же, по-видимому, займет
   поиск ветеринара. Немало времени наши психологи потратили и на то, чтобы отыскать эту женщину.
   Доктор опешил.
   - Вы хотите сказать, что похитили эту женщину для меня?
   Папка снова рассмеялась.
   - Док, ты удивительно сообразителен. Мы рассчитывали, что ты нам поможешь. Но тебе же тоже нужна пара? Так легче адаптироваться. И в выборе мы, кажется, не ошиблись.
   Верд хотел возмутится, но, вместо этого, грустно кивнул
   Папка ободряюще похлопала его по ноге.
   - Не грусти, док, ты найдешь ее потом. Мы ведь не ждем от тебя, что ты создашь учебник по нашей медицине. Нам нужен кто-то, кто хотя бы на поверхностном, эмпирическом уровне создал основу подхода к нашим болезням.
   Доктор выпрямился.
   - И все-таки не понимаю, почему я?
   Папка задумчиво посмотрела на него.
   - Что? Действительно не понимаешь? - и после паузы, - Ты странный.
   Доктор снова удивился.
   - Я странный? Я дурак, который позарился на хороший гонорар. И все.
   Папка продолжала смотреть на него. И тот даже смутился.
   - Говоришь, не странный... Давай проанализируем сегодняшнюю ситуацию. К деньгам ты, в принципе, равнодушен, и часто не берешь их с пациентов. Мы проверяли. Сегодня тебе звонят и просят приехать на совершенно, с поверхностной точки зрения, банальный случай, зная, что ты не ездишь на вызовы, и сразу платят ненормальный аванс. При этом оставляют лазейку, говоря, что вне зависимости от твоего согласия деньги останутся у тебя. Так?
   Доктор, подумав, что, на всякий случай, лучше вести себя посдержаннее, молча кивнул.
   - А тебе разве не показалось, что ситуация не совсем стандартная?
   - Показалось. Я просто, видимо, поддался на лесть.
   - Допустим. - с ноткой сомнения протянула папка. - Но дальше ты, подкупленный, как ты утверждаешь, лестью, спускаешься, чтобы взять такси. И, как я полагаю, таксист вовсе не пришел в восторг от идеи поехать к нам и, может, даже пытался уговорить тебя этого не делать. Так?
   Доктор возмущенно поднялся.
   - Таксист работает на вас?
   Папка засмеялась.
   - Нет, конечно. Но его реакция предсказуема. - папка перевела дух, - Теперь погляди. А как бы повел себя другой человек? Он бы задумался. Во-первых, с чего это вдруг ему платят такой, несоизмеримый с тяжестью случая аванс, а, во-вторых, почему таксист всячески отговаривает ехать в это место? А что делаешь ты? Ты отдаешь несусветные деньги, только чтобы сюда приехать. Так?
   Верд только отмахнулся.
   - Дальше ты идешь к девочке, и у тебя, наверно, от ее вида подкашиваются колени, но, тем не менее, проводишь осмотр и даже идешь на риск и даешь ей лекарство. Это все не странно?
   Доктор хотел что-то сказать, но папка не дала.
   - Ты напуган, хочешь домой и идешь в сторону выхода. Но тут тебе приходится встретиться с нашими жителями. И ты, как назло, наверно, со страху толкаешь Витька, и, думаю, после этого прощаешься с жизнью, ожидая немедленной расправы... Но, чудо, тебя никто не трогает, и даже дают почти выйти из города. Тебе же не зря было сказано, что до выхода всего лишь 10 минут небыстрой ходьбы. Но в последний момент жители, неожиданно для тебя, обращаются с новой просьбой и просят посмотреть еще одну больную. И ты возвращаешься. Это все не странно?
   Доктор, как на суде, сидел с опущенной головой.
   - И что же происходит? Ты находишь женщину, которая тебе более, чем нравится, и выводишь ее из города. Вас не трогают. И вот, пожалуйста, машина. Садись, езжай, но ведь ты бросаешь свою жещину и возвращаешься в очередной раз. И после этого ты говоришь, что не странный?
   Доктор решительно встал.
   - Ладно, папка, уговорила. Пойдем. Я посмотрю, смогу ли я помочь, а после вернусь искать ту женщину. Теперь я, по крайней мере, знаю, что она существует.
   Они, не торопясь, пошли в сторону города, а через некоторое время доктор спросил:
   - Папка, а имя у тебя есть?
   - Естественно. Сеня.
   Доктор споткнулся от удивления, а папка в очередной раз засмеялась.
   - Док, ты все-таки тупой. А как, по-твоему, должны были меня звать? Мы интегральная, хотя и невидимая часть человеческого мира. Мы здесь родились, мы едим то же самое, что и люди, живем в таких же домах, смотрим человеческое телевидение, читаем книжки, ходим в церковь. Какие же у нас могут быть имена?
   Больше всего доктора поразило, что они ходят в церковь.
   Некоторое время они шли молча, а потом доктор полюбопытствовал:
   - Сеня, а почему у вас славянские имена?
   Папка опять засмеялась.
   - В свое время наши родители поголовно увлеклись коммунистическими идеями. А поскольку первой социалистической страной была Россия, нам всем стали давать русские имена. Увлечение прошло, а имена остались.
   Доктор представил себе папку - коммунистом и невольно засмеялся тоже.
   Через некоторое время они дошли до Йеллоустрит, по которой мирно разгуливали страшные чудовища. Лишь у дома напротив кафе, где он был, было чуть побольше народу, и слышался звук, похожий на жужжание дрели.
   - Познакомьтесь, это наш новый доктор. - с гордостью сказала папка, и раздался нестройный гул ответных приветствий. В этот момент доктор почувствовал увесистый удар по спине. "Какой же я дурак, что поверил сказкам папки. Все-таки мне конец." - мелькнуло у него в голове, и он повернулся. Рядом с ним стояла заплаканная Наташа, которая со словами "скотина, ты ж обещал на мне жениться" начала колотить его кулачками по груди. Верд стоял совершенно ошалелый. А потом обнял и прижал ее к себе.
   - Наташенька, ты одна, в такое время, пришла сюда из-за меня?
   Та уткнулась ему в плечо и не без ехидства ответила:
   - Нет, я пришла сюда из-за них. - и кивнула головой в сторону местных жителей.
   Душа Верда взлетела к небесам.
   - Я так счастлив. Но нам нужно отдохнуть и где-нибудь переночевать. Пойдем.
   В это время он почувтвовал, что кто-то тянет его за штанину. Это снова была папка.
   - Док, ты все-таки ненормальный. Зачем искать ночлег? Вон, посмотри.
   Толпа расступилась, и он увидел на доме свежеприкрученную красивую табличку с надписью " Доктор Верд. Прием в такие и такие часы."
   А папка продолжала:
   - Твой номер 4, на втором этаже. Дверь открыта. Ключей не надо. Когда вас нет, туда никто не войдет. Воров у нас нет. А изнутри, если хотите, можете закрыться. Внизу сидит консьерж. Если, что понадобится, звоните ему.
   Доктор обнял Наташу и повел к двери.
   - Посмотрим, что нас ждет, - сказал он и с некоторой опаской повернул ручку дверей.
   Маленькое лобби было уютным, за стойкой стоял консьерж, который вежливо с ними поздоровался. Они также вежливо ответили, но тут же отвели от него глаза. Поднявшись по лестнице, они вошли в номер. Наташа легонько дрожала. Доктор нежно поцеловал ее в заплаканные с размазанной тушью глаза. Та спросила:
   - Ты уверен, что нас не убьют?
   Верд вовсе до сих пор не был ни в чем уверен, но, тем не менее, ответил:
   - Знаешь, мне кажется, что, если до сих пор не убили, то вряд ли. Или они изощеренные садисты, которые, предвкушая потеху, ждут, когда мы окончательно решим, что опасность миновала. - и после паузы добавил, - Но, хотя наше будущее пока и выглядит несколько туманным, давай все-таки не будем не терзать себя зря всякими страшными мыслями, а попытаться успокоиться. А я, Наташа, знаю, как минимум, два простых способа справиться со стрессовой ситуацией. Первый, общеизвестный, это напиться до чертиков, но мне неизвестно, есть ли здесь выпивка. А, второй, занять себя каким-нибудь немудреным делом. Поэтому давай начнем с того, что просто осмотримся.
   Номер был не хорош, а очень хорош. Просторная спальня с огромной, как стадион, кроватью, увидев которую Наташа и Верд невольно переглянулись. Большой, со вкусом обставленный салон, набитый всякой электроникой, включая компьютер, набором аудиодисков и кучей дисков с лучшими блокбастерами. Маленькая, но с умом подобранная библиотека. Кухонька с холодильником, полным прохладительных напитков, и микроволновой печью. А от ванной Наташа вообще пришла в восторг и тут же начала разглядывать в изобилии стоящую косметику. Присмотревшись, Верд понял, что позаботились и о нем. Была и бритва, и все остальное. Другими словами, жить было можно.
   Вернувшись в салон, Верд снова обнял Наташу и сказал:
   - Наташенька, есть еще одно сильное успокаивающее средство, которое называется, что-нибудь покушать. Вопрос, можно ли это организовать здесь в такое время. Ты когда ела в последний раз?
   Наташа усмехнулась.
   - Ну, вообще-то вчера. После этого мне было не до еды.
   - Вот-вот. - согласился доктор, - значит, ты голодна еще больше моего. Поэтому давай сделаем так. Я первый быстренько приму душ. - Наташу несколько удивил такой "джентльменский" подход, но Верд, ничуть не смутившись, объяснил, - Ты же , наверняка, будешь плескаться дольше. А потом пойдешь ты, а я в это время попытаюсь что-нибудь сообразить поесть. Ты бы что хотела?
   Наташа задумалась, а потом, немного лукаво глядя на него, сказала:
   - Я бы выпила шампанского с черной икрой.
   Доктор выпучил глаза. Он подумывал просто о сэндвичах.
   Наташа посмотрела на него со смехом.
   - Ты спросил, я ответила. Но если это невозможно...
   Доктор пожал плчами.
   - Хорошо, я выясню. - и пошел в душ.
   - Эй, док, а имя у тебя есть? - крикнула вдогонку Наташа.
   Доктор обернулся.
   - Есть. Максимилиан. Но я его не люблю.
   - Ну, почему же. Доктор Максимилин Верд звучит вполне прилично. Так, как же мне тебя называть?
   - Зови, как хочешь. - отозвался доктор и вновь двинулся в сторону душа.
   - Хорошо, я подумаю. - опять вдогонку крикнула Наташа.
  
  
   Доктор с удовольствием влез в рокошный махровый халат и вышел из ванной. Наташа сидела в салоне и смотрела телевизор.
   - Идите, мисс. Ваша очередь.
   Когда Наташа ушла, доктор поднял телефонную трубку. Ему тут же ответил вежливый голос консьержа.
   - Да, доктор, чем могу вам служить.
   - Видите ли, у нас был трудный день, и мы проголодались. В такое время здесь можно что-нибудь покушать?
   - Никаких проблем. Что бы вы хотели? - ответил консьерж.
   Доктор сильно заколебался, а потом, собравшись духом, сказал:
   - Моя подруга попросила шампанского с черной икрой, - и продолжил, как бы извиняясь, - я понимаю...
   - Сколько? - перебили его.
   - Что сколько? - не понял доктор.
   - Сколько шампанского и икры. Бутылку, две, ящик. 100 граммов икры, килограмм, ведро. - терпеливо объяснил консьерж.
   Верд совсем растерялся.
   - Нет, ну, бутылки, в принципе, хватит. А сколько она съест... - и он пожал плечами, как будто его можно было видеть.
   - Хорошо. Мы прикинем. - с легким вздохом ответил консьерж, - А сами вы что-то будете? Тоже икру?
   - Нет. Мне что-нибудь попроще. "Чипс" вы можете сделать?
   - Нет проблем, док.
   - Тогда "чипс", несколько соленых огурцов и водки.
   - Доктор, водка есть у вас в номере. - проговорил вежливый голос. - Вы, наверно, не успели заметить, но в салоне есть бар с напитками, а остальное вам минут через пятнадцать принесут.
   Действительно вскоре некое существо прикатило столик, на котором отдельно стояло ведерко с шампанским, вазочка с икрой и тарелочка с маленькими, на один укус, поджаренными тостиками, и отдельно "чипс" и порезанные соленые огурцы. Доктор поблагодарил существо и отдельно бога за то, что Наташа еще была в ванной и не видела, кто к ним приходил. Он накрыл наташин заказ салфеткой, чтобы его не было видно, и пошел искать бар. Как было обещано, он оказался в салоне, и в нем была и водка, и виски, и джин, и т. п. Удовлетворенно вздохнув, Верд опрокинул рюмочку, закусил огурцом и с удовольствием начал есть свой "чипс".
   Через некоторое время вышла Наташа, и доктор в очередной раз подумал, какая она красавица. А та выглядела намного спокойнее и увереннее, как любая женщина, которая привела себя в порядок и чувствует, что она нравится и желанна. Увидев Верда, уплетающего "чипс", она, не говоря ни слова, села рядом и стала руками вылавливать из его тарелки "чипсины". Доктор с притворным негодованием поймал ее за руку.
   - Милочка, мы так с тобой не договаривались. Ты что заказывала?
   - Но ведь это и есть твоя "икра". А я тоже хочу есть. - сказала Наташа и потянулась за очередной "чипсиной". Но доктор не дал. Жестом фокусника он скинул салфетку с прикрытых шампанского и икры. Наташа изумилась.
   - Что? Правда что ли? Я и "чипс" с удовольствием бы поела.
   Доктор согласно кивнул.
   - Это я уже успел заметить. Вон, полтарелки уже смолола. Но уговор дороже денег. Что заказала, то и будешь есть.
   Он открыл шампанское, налил ей бокал, а потом стал намазывать горкой икру на тостики и класть ей в рот. Вначале она сопротивлялась, но было вкусно и вообще ей было приятно то, что он делает, поэтому эта полуинтимная процедура продолжалась, пока она не насытилась. А потом они любили друг друга, и это даже нельзя было назвать сексом. Это было слияние тел, в котором они сцепились каждой клеточкой, и хотели бы, чтобы это продолжалось вечно.Тем более, что подспудно у них оставался страх, что это, может, последняя ночь в жизни. Наконец, они разъединились и усталые уже засыпали, когда вдруг сонная Наташа сказала:
   - Доктор, я знаю, как я буду тебя называть. Мой любимый.
  
  
   Утром, когда доктор открыл глаза, он ожидал увидеть привычную обстановку своей квартиры в городе, но рядом спала Наташа, и он понял, что вовсе не видел странный сон. Он обнял женщину, и ему снова ее захотелась. Та мурлыкнула сквозь сон и сказала:
   - Милый, я еще сплю, но, если ты очень хочешь...
   Доктор провел губами по ее плечу.
   - Я подожду, когда ты тоже захочешь.
   Умывшись и одевшись, доктор спустился вниз и вышел на улицу. По ней деловито, как во всем мире, шли по своим делам чудовища и вежливо с ним здоровались. Он перешел через дорогу и вошел во вчерашнее кафе. Его радостно приветствовал хозяин.
   - Ну, как девочка? - по-докторски спросил Верд.
   - Вы знаете, просто чудо. Она успела принять только две таблетки, а температура уже спала, да и сама она стала бодрее. Может, посмотрите?
   - Я за этим и пришел. - внутренне гордясь собой, ответил Верд.
   Они поднялись наверх, и доктор, перекрестясь, попросил свою пациентку открыть пасть. Но состояние было действительно лучше. Миндалины побледнели, и червей стало меньше, да и визжали они тише. Удовлетворенный и более уверенный в себе, Верд обернулся к хозяину.
   - Что ж, я думаю, что дело идет на поправку. Будем продолжать тоже лечение.
   Хозяин засуетился.
   - Я просто не знаю, как мне вас благодарить. А пока, может, коньячку?
   - Нет, спасибо. Рановато еще. Пойду обратно к себе. - и доктор, у которого пело на душе, пошел обратно, но, по роковому стечению обстоятельств, снова чуть не натолкнулся на Витька. Тот нервно отшатнулся и собрался идти дальше. Доктор окликнул его. Тот остановился, но не обернулся. Доктор примирительным тоном позвал его еще раз. Чудовище обернулось. Доктор протянул руку.
   - Витек. Извини. Вчера я просто испугался.
   Тот некоторое время колебался, а потом тоже протянул одну из конечностей.
   - Ладно, док, чего уж там. Я тоже испугался. - и пошел своей дорогой.
   Доктор отметил про себя, что тот уже знает, кто он, и пересек улицу.
  
   На скамеечке перед гостиницей сидела папка и разгадывала кроссворд. Она радостно приветствовала его, и доктор уже было остановился поболтать, когда услышал женский визг.
   - Что там происходит ? - с тревогой спросил доктор.
   - Да, ничего. - с некоторым сомнением ответила папка, - Просто послал убрать в вашем номере. Вы же не хотите жить в грязи?
   - И кого же ты послал? - с подозрением спросил Верд.
   - Как кого? Свою невесту. Между прочим, это не ее функция. Она, по сути, хозяйка гостиницы. Так что то, что она делает, это скорее дань уважения к таким гостям. - гордо сказала папка.
   - А на кого она похожа? - с еще большим подозрением спросил доктор.
   - Она самое прекрасное существо на свете. - несколько расплывчато ответила папка, а Верд со всех ног бросился наверх.
   Небольшое, похожее на медузу, чудовище с пылесосом ходило по номеру и что-то ворчало. Наташа напоминала барельеф. Она стояла, не переставая визжать, в позе распятия на кровати, вжавшись в стену так, что казалось, будто она слилась с ней и при этом приняла ее цвет. Доктор подошел и подал ей руку.
   - Наташенька, успокойся, все хорошо.
   Та жалобно посмотрела, но визжать перестала, хотя с кровати слезть не согласилась.
   Доктор тем временем подошел к медузе.
   - Позвольте представиться, доктор Верд. - светским тоном произнес он.
   Медуза перестала ворчать.
   - Можете не представляться. - сердито сказала она. - Я умею читать, да и так весь город знает, кто вы. У меня к вам лишь только одна просьба. Вы можете попросить вашу женщину так не кричать?
   - Но она просто испугалась. Ваш вид для нас немного непривычен. - успокоительно сказал Верд.
   - А вы думаете, что для нас вы сами выглядите красавцами? - ехидно парировала медуза. - Одно дело видеть вас по телевизору, а другое в жизни. Но, если она не может удержаться, я оставлю пылесос и все остальное. Пусть убирает сама.
   Но доктор продолжал проводить политику примирения.
   - Ну, хорошо, хорошо. Я обязательно скажу ей. Хотя, вы знаете, я чувствую себя неудобно. - дипломатично, как на светском рауте, проговорил Верд, - Вы со мной знакомы, а я нет. Могу ли я узнать ваше имя?
   - Муся. - несколько смущенно ответила та.
   - Очень приятно. Муся, у нас, у людей, при знакомстве с дамой принято целовать руку. Вы позволите? - галантно спросил доктор.
   - У нас тоже. - еще более смутившись, сказала медуза и протянула одну из лапок. Доктор не колеблясь, поцеловал. Та оказалась теплой и приятной наощупь. Наташа в это время, совершенно обалдев, наблюдала за этим диалогом.
   - Муся, а это правда, что та болтливая папка снаружи ваш жених?
   - Да. И на днях у нас свадьба. Только не называйте его папкой. Он этого не любит. - попросила медуза.
   - Черт. - с искренним сожалением сказал доктор, - А я его вчера целый день так называл.
   - Ну, вчера вы не знали. - рассудительно протянула Муся, - Да и друзья все равно его так поддразнивают.
   - Муся, а как у вас проходят свадьбы? - почему-то сосредоточившись на этой теме, продолжал доктор.
   - Точно так же, как и у людей. Только скучнее. Мы же живем изолированно. Никуда не ездим. А иногда так хочется чего-нибудь новенького. - погрустнела медуза.
   Странная мысль мелькнула в голове Верда.
   - Муся, я не знаю, есть ли у вас свидетели, но, раз уж нас принимают как почетных гостей, не хотите ли, чтобы ими стали мы?
   У Наташи от удивления округлились глаза. Медуза тоже удивилась, но и явно заинтересовалась.
   - Свидетели у нас, конечно, есть. Но в нашем городке время от времени все бывают друг у друга свидетелями, а поэтому относятся к этому совершенно спокойно, даже скорее безразлично. Даже могу заподозрить, что, если я им скажу, что вместо них будет кто-то другой, они скорее всего просто вздохнут с облегчением. Но вообще, доктор, мне ваше предложение очень нравится. Пойду расскажу Сене. - и, явно загоревшись новой идеей, медуза вдруг заторопилась.
   - Постойте, Муся. Еще два слова, - елейным тоном проговорил Верд, - А вы не согласились бы с Сеней быть в тот же день свидетелями и на нашей свадьбе? - и Верд повернулся к Наташе, у которой вообще голова пошла кругом. - Наташа, ты ведь согласишься выйти за меня замуж?
   - Сейчас я готова согласиться на все. - лицемерно ответила она, хотя почувствовала себя счастливой.
   Медуза пришла в восторг.
   - Такие свидетели и две свадьбы одновременно. Да такого у нас сроду не было.
   А потом доктор остался наедине с Наташей. И снова они дарили друг другу свою любовь и нежность, и снова не могли друг от друга
   оторваться. А когда все-таки решили сделать перерыв, Наташа опять попросила икры, которую вскоре и получила. Какое-то время она с удовольствием ела, а потом вдруг резко остановилась.
   - Если я буду такими темпами есть икру, то скоро стану толстая как бочка, и ты меня разлюбишь. - и не без сожаления отодвинула вазочку с остатками.
   Верд крепко обнял ее.
   - Любимая, если ты станешь, как бочка, я тоже начну есть икру и стану таким же. И будут две бочки. И мы сможем тогда спокойно, с полным основанием присоединиться к остальным жителям города и чинно прогуливаться парой по улице.
   Наташа прыснула от смеха и уткнулась ему в грудь.
   Некоторое время они бездумно смотрели теливизор, а потом наступило время обеда, и они оценили по достоинству ресторан гостиницы, а потом Наташа прилипла к интернету. Наконец, ей стало жалко начавшего маяться Верда и она сказала:
   - Милый, ты не обязан все время быть со мной. Я пока еще чувствую себя не в своей тарелке, а ты, по-моему, вполне адаптировался. Если хочешь, пойди прогуляйся, поболтай со своим новым другом, папкой, но приходи поскорее.
   Верд подумал, что это не такая уж плохая идея и вышел в город. Папка продолжала или вновь уселась сидеть с газетой на той же скамейке. Некоторое время они бездумно трепались и даже начали вместе разгадывать кроссворд. Но вдруг в какой-то момент доктор почувствовал, что что-то загородило ему солнце, и чьи-то железные руки схватили и подняли его вверх. Верд обмер. Его держало и все сильнее прижимало к себе чудовище, по сравнению с которыми остальные выглядели как обаятельные страшилки из мультфильмов. Оно было размером метра в три и отдаленно напоминало медведя, потому что большая часть тела была покрыта густой шерстью. У него было семь конечностей, каждая из которых была разной. Одна походила на лапу зверя, другая почти не отличалась от человеческой руки, третья выглядела, как клешня рака. "На этот раз , - подумал доктор, - мне действительно конец". Лапы сжимали все сильнее и сильнее, из доктора выходил воздух, и он начал терять сознание. В это раздался резкий окрик папки:
   - Мишка! Ну-ка, прекрати сейчас же. - и его сразу же посадили на место, а папка продолжала выговарвать, - Когда же ты, наконец, повзрослеешь и перестанешь всех хватать на руки. Просто, как маленький ребенок.
   Чудовище виновато потупилось.
   - Извините, доктор, дурная привычка. - с просительными нотками в голосе проговорило оно. - Я просто хотел вас получше разглядеть и сказать, что мы все рады, что вы у нас остались.
   Верд, все еще не отдышавшись, сделал примиряющий жест рукой. В этот момент в разговор снова вступила папка.
   - Миш, - уже с некоторой угрозой сказала она. - а как у тебя с памятью? Ты не забыл, для чего тебя прислали?
   Чудовище совсем засмущалось.
   - Да, да, конечно. Доктор, мы все польщены, что вы решили сочетаться браком у нас, и вот вам подарок от города. - и протянул ему две лапы, в каждой из которых было по коробочке с обручальным кольцом.
   Когда он показал их Наташе, а сам он в побрякушках ничего не понимал, та пришла в полный восторг.
  
  
   Неожиданно Верд вспомнил, что в круговороте событий совсем забыл о Лили, и тут же набрал телефон. Ему ответил встревоженный и радостный голос его секретарши.
   - Док, наконец, вы позвонили. Вы в порядке?
   Верд замялся. Он не совсем знал, как ему дальше продолжать разговор.
   - Да-да, Лили. Я в полном порядке, как и женщина, которая была со мной. - начал он и запнулся.
   - Все и в правду хорошо, Лили. - заторопился заговорить он снова, почувствовав, что на том конце трубке начинает нарастать напряжение. - Я даже собрался жениться. - Верд, представив как у его секретарши от удивления начинают округляться глаза, невольно улыбнулся и добавил. - Но ведь и ты тоже выходишь замуж. Не могу же я, в самом деле, отставать от тебя?
   - Док! Ты собрался женишься на этой девушке? - с ревнивой ноткой, перейдя на ты, что бывало не часто, переспросила Лили.
   Доктор рассмеялся.
   - Куда ж мне было деваться? - парировал он. - Место в твоем сердце уже было занято. А теперь я и сам нашел женщину своей мечты. И, кстати, очень тебе благодарен за то, что ты вчера была недостаточно решительна, чтобы отказаться от вызова на странную улицу Йеллоустрит. И в связи с новыми обстоятельствами мне теперь ничего не остается, как заявить, что на некоторое время, а, может, и навсегда я буду вынужден закрыть свой кабинет, хотя от души надеюсь, что потеря этого места не окажется для тебя чересчур болезненной. А, кроме того, чтобы твои интересы не пострадали, собираюсь кое-что предпринять. - и, вернувшись к официальному тону, зачем-то вновь поинтересовался. - Лили, вы ведь и впрямь выходите замуж?
   - Да. У нас уже и кольца есть. Вот только вас не успели еще пригласить.- услышал он не очень радостный голос Лили.
   - А вы можете сейчас войти в мой личный счет? - поинтересовался Верд.
   - Да, конечно, если скажете код.
   Доктор сказал и через некоторое время услышал, что все готово.
   - Лили, а теперь переведите все эти деньги на свой. Это будет мой подарок к вашей свадьбе.
   - Но здесь же куча денег! - удивилась секретарша.
   - Это сейчас уже не имеет значения. - почему-то с уверенностью произнес Верд. Но Лили всегда была непредсказуема и, вновь перейдя на ты, она вдруг заявила:
   - Слушай, док, денег твоих я не возьму. Ты лучше скажи, тебе ведь понадобится секретарша?
   Доктор чуть не сел на задницу.
   - Ты, что, хочешь продолжать работать со мной?
   - Ну, уж лучше с тобой, чем с каким-нибудь задавакой.
   Доктор задумался.
   - Это, на самом деле, идеальный вариант, но ведь у тебя есть твой парень. Что он будет здесь делать? Ты ведь сообразила, что это не совсем обычное место.
   - Ты же умный, вот и придумай, а я его уговорю. А что место необычное, когда увидела папку, я догадалась. - спокойно парировала Лили.
   - Ладно, подожди, - с сомнением в голосе проговорил Верд. - я перезвоню тебе через пятнадцать минут.
   Док высунулся в окно. Папка увлеченно читала газету.
   - Сеня! - крикнул доктор, - А мне ведь для работы понадобится секретарша.
   - Какая проблема. Подберем тебе кого-нибудь. - и папка снова уткнулась в газету.
   - А ведь у меня уже есть, тем более с образованием медсестры.
   Сеня снова поднял головы.
   - Ты имеешь в виду ту, которая приехала тебя спасать?
   Доктор согласно закивал головой.
   Папка пожала плечами.
   - Было бы, конечно, замечательно, если бы ты сохранил свою команду, но что мы будем делать с ее мужчиной? Твоя жена понятно. У нас тоже у многих жены только при муже. Но чтобы наоборот!?
   Внезапно бредовая идея осенила перегруженную последними событиями голову доктора.
   - Сеня, а в баскетбол вы умеете играть?
   Тот слегка опешил.
   - Да, у нас вообще-то никто спортом не занимается. Время от времени кто-то насмотрится телевизора и начинает бегать по утрам, но это быстро проходит. Мы, конечно, любим смотреть соревнования и многие заядлые болельщики, но чтоб играть самим... Хотя... Баскетбол, говоришь... - папка сделала паузу, - А вот это мы сейчас и выясним. - и папка дуэтом, двумя головами дурным голосом заорала, - Жители Йеллоустрит! - было довольно многолюдно, многие оглянулись, много голов повысовывалось из окон, - Мы хотим играть в баскетбол?
   Какое-то время длилось молчание, а потом раздался многоголосый рык "да". А какая-то маленькая страшилка, видимо,
   ребенок, начала скакать около родителя и хныкать: " Хочу играть в баскетбол, хочу играть в баскетбол".
   Папка засмеялась.
   - Видишь, док, эту проблему мы решили. Но есть вещи посложнее. Твои друзья должны понимать, что место здесь не совсем обычное.
   Доктор с облечением вздохнул.
   - Мне кажется, что понимают, ведь они видели тебя. А, кроме того, как вы любите говорить: " 10 минут небыстрой ходьбы до выхода". - и бросился перезванивать секретарше. - Лили, если хочешь, можешь приезжать. - на той стороне трубки раздался облегченный вздох. - Но тебе придется уговорить твоего баскетболиста.
   - А я уже с ним поговорила. И, хотя он не проявил восторга, а вначале он его никогда не проявляет, но все же согласился. - притворно скромно сказала Лили, - Ведь мы можем, если не понравится, и уехать?
   - 10 минут небыстрой ходьбы до выхода, - как местный житель ответил доктор и сам себе удивился, а затем добавил. - Лили, слушай. Мы послезавтра венчаемся в местной церкви. Хотите к нам присоединиться?
   Лили заколебалась, но, подумав, согласилась.
- Тогда приезжайте завтра пораньше, чтобы успеть прийти в себя и подготовиться к свадьбе, - продолжил Верд, - Не берите много вещей, разве что то, что дорого сердцу. И с таксистами не торгуйтесь, сюда поедет не каждый. Наш дом находится по адресу Йеллоустрит, 90.- внезапно о чем-то вспомнив, док прервал разговор и бросился к окну.
   - Сеня! - прокричал он, - А где они будут жить?
   Тот поднял головы.
   - В принципе, у нас свободен номер 3, напротив вас. Так что там.
   Доктор снова побежал к телефону.
   - Лили, ваш номер 3, напротив нашего. И еще. Вы встретите здесь много существ, по сравнению с которыми папка выглядит, как Белоснежка. Никого не бойтесь, как бы это ни было страшно.
  
  
   Доктор все еще сомневался, что Лили и Мики приедут, но на всякий случай встал пораньше. Он сидел на лавочке перед гостиницей на месте папки и думал, как бы это было здорово, если бы с ними была еще одна нормальная человеческая пара. Это сильно помогло бы и ему, а, что еще важнее, Наташе. И те действительно приехали, хотя еще не было и восьми. На их счастье, в это время было немного прохожих, и толком они не успели никого разглядеть. Как и просил Верд, они взяли с собой немного вещей, только два небольших чемодана, выгрузив которые, таксист поспешил уехать. Радость встречи была взаимной. Доктор радовался тому, что сбылось его желание, а те тому, что их встретили, потому что, несмотря ни на что, несколько трусили. Верд обнял Лили и пожал руку спортсмену. Он провел их внутрь, где, увидев консьержа, они слегка позеленели, а тот лишь вежливо и равнодушно поздоровался. Док провел их в номер, который был зеркально подобен его собственному, и, как и в его случае, через некоторое время начались восторги. Он заказал им и себе завтрак, а потом оставил отдохнуть и освоиться.
   Когда Верд вернулся к Наташе, она только встала. А дальше начался сумасшедший дом, потому что назавтра была назначена свадьба. К удивлению мужчин, обе женщины совершенно перестали обращать внимание на внешность местных обитателей после того, как пара чудовищ принесли каждой из них груду платьев на выбор для церемонии. В каждом из номеров можно было наблюдать одну и ту же картину: сидящий в салоне, скучающий, но делающий заинтересованное лицо мужчина и счастливая, но мучающаяся от невозможности выбрать женщина, которая по полчаса переодевается в новое платье, а потом выходит и спрашивает: "Ну, как?" Мужчины искренне говорили "великолепно", потому что их женщины были красивы, и тайком отходили к бару принять по рюмочке. Наконец, платье было выбрано. Мики и Верд вздохнули с облегчением, но их радость была преждевременной. Настала их очередь. Им тоже принесли костюмы. И теперь роли переменились. Женщины сидели в салоне, а они должны были переодеваться. Будь их воля, они остановились бы на самом первом костюме, но не тут то было. Скрепя зубами, они перелезали из брюк в брюки, из сорочки в сорочку. Наконец, женщины удовлетворились их видом, но вздох облегчения снова оказался преждевременным. Наташа вдруг резонно заметила, что саму свадьбу, даже если заснять на камеру, вряд ли можно будет показать друзьям. Поэтому нужно сняться сейчас, чтобы хотя бы показать, как они выглядели. Она потребовала от доктора, как от "старожила", переговорить с консьержем насчет видеокамеры, и тот обреченно пошел звонить в надежде, что получит отказ. Но его надеждам не суждено было сбыться. Камера была доставлена в течение пяти минут. И все началось сначала, потому что женщины решили сняться в каждом из платьев. В результате произошел маленький мужской бунт, который был быстро подавлен. Единственное, на что согласились женщины, чтобы сами мужчины оставались в одном и том же костюме. И снова ожидание от
   переодевания к переодеванию и стояние с дурацкой улыбкой перед камерой. В итоге они забыли про обед, а ужинали поздно вечером. А потом женщины полностью отрешившись от мужчин, начали болтать о чем-то своем, недоступном мужскому разуму, и те, плюнув, ушли в другой номер выпить и расслабиться. Результатом этого было то, что невесты и женихи переночевали в отдельных номерах.
   А на следующий день была свадьба целых трех пар, а не двух, как предполагалось. И, если отвлечься от устрашающего вида гостей, она была торжественной, трогательной и в общем скучной.
  
  
   Прошла ночь, наступило утро. Мужчины встали раньше женщин и сидели на лавочке в маленьком скверике. Баскетболист успел сходить поплавать в бассейне за гостиницей, о существовании которого доктор даже и не знал, а Верд сходил проведать девочку. Та уже совсем поправилась и весело скакала по второму этажу, а, увидев его, радостно застучала хвостом ящерицы по полу.
   Сделав то, что каждый считал своим долгом, мужчины удовлетворенно уселись понежиться на утреннем солнце.
   - Слушай, док, - заговорил спортсмен, - я в жизни не ожидал, что у меня будет такая оригинальная свадьба, и очень жаль, что рассказать об этом никому не смогу, но, в принципе, если смотреть вперед, что я буду здесь делать? Ты, понятно, лечить. Моя жена тебе помогать. А я?
   Доктор чуть переждал, чтобы собраться с мыслями.
   - Мики, ты известный и очень хороший спортсмен. - баскетболист иронически поклонился, а доктор продолжил, - но, не обижайся, для спорта ты уже почти старик. Твоя карьера на излете, и тебе придется или все время переходить из одной команды более низкого класса в другую, или искать что-нибудь другое. - Баскетболист, чуть поколебавшись, кивнул. - А здесь хотят научиться играть в баскетбол. Так научи их. Видишь же, что нам ни в чем не отказывают и еще, наверняка, хорошо заплатят.
   Мики с большим сомнением поглядел на него.
   - И кого я буду учить? Папку? Вот уж идеальная кандидатура.
   - Кого учить? - некое коварство прозвучало в голосе Верда, - Ну, одного игрока я тебе сейчас покажу. - и доктор заорал, - Мишка!
   Из окна высунулся Мишка и, увидев доктора, выскочил на улицу. Через секунду он был уже рядом.
   - Док, я так рад, я вас поздравляю. - возбужденно проговорил он.
   - Спасибо, Миша, - тоном учителя заговорил Верд, - Миш, а ты хочешь научиться играть в баскетбол? Если "да", то у нас есть теперь тренер. - и показал на Мики. Тот в это время потихонечку отодвигался на лавочке подальше.
   Мишка присмотрелся и вдруг зарычал от возбуждения.
   - Мики Норт! Живой Мики Норт! - и тут же схватил его в свои лапищи и прижал к себе, - У меня же в комнате висит его фотография. Он мой любимый игрок.
   Баскетболист потихонечку зеленел.
   - Миша! - строго сказал доктор, - Если ты его не отпустишь, у нас не будет живого Мики Норта.
   - О, черт! Простите. - и Миша, бережно усадив спортсмена на место, поскакал в себе с воплями "я буду играть в баскетбол".
   Некоторое время баскетболист не мог отдышаться, а потом довольно грубо выругавшись, произнес:
   - Чтоб ты сдох, доктор, со своими штучками. - А тот откровенно расхохотался.
   Они снова замолчали, хотя было видно, что спортсмену не терпиться что-то спросить. Наконец, он решился.
   - Док, можно я задам нескромный вопрос?
   - Ради бога. - не без удивления ответил тот.
   - Док! Ты когда-нибудь спал с моей женой?
   Верд недоуменно посмотрел на него.
   - Не буду врать. - осторожно начал он, а спортсмен напрягся, - Мне часто хотелось это сделать, но "увы".
   - А почему?
   - На это существуют три причины. Первая, хотя она и очень красивая женщина, я никогда не был в нее влюблен. Вторая, я боялся потерять хорошего товарища. И третья, я не хотел терять отличного работника.
   - Ты такой расчетливый? - с сомнением спросил Мики, - Пока ты больше производишь впечатление чокнутого.
   Доктор усмехнулся.
   - Док, - гнул свою линию Мики, - в этом месте есть только две нормальные женщины и обе красивые. Это наши жены. И, если я узнаю, что у тебя что-то происходит с моей женой, я оторву тебе ноги.
   Верд тяжело вздохнул.
   - То, что ты говоришь, бессмысленно.
   - Почему? - удивился баскетболист.
   - Очень просто. Потому, что не мы выбрали наших женщин, а они нас. Моя ночью прибежала сюда ради меня. Твоя обратилась к
   тебе за помощью, чтобы разыскать меня, потому что верила, что с тобой она, как за каменной стеной. Ты ведь тогда приехал не из-за меня, а из-за нее. И, если твоя или моя жена разлюбит и полюбит кого-нибудь другого, поломаешь ты ноги сопернику, или нет, ты ее к себе не вернешь. Это не твой соперник выиграл, это ты проиграл. Ты не сумел удержать свою женщину. А, если ты думаешь, что твоя жена способна просто на интрижку, то просто ее обижаешь. Что же касается количества женщин в окрестностях, а я не монах и не пуританин, то, как здесь говорят "10 минут небыстрой ходьбы до выхода".
   Какое-то время баскетболист разглядывал доктора.
   - Все-таки ты чокнутый, док. - и дружески хлопнул того по плечу.
   В это время раздался женский визг.
   Доктор вздохнул.
   - Ну, и чья это жена кричит? - заранее зная ответ, спросил Верд.
   Мики прислушался.
   - Вроде твоя.
   - Ну, а почему тогда твоя не кричит? - непонятно почему возмутился доктор
   Баскетболист вдруг ухмыльнулся.
   - Наверно, слишком долго работала с тобой. Ладно, пошли разбираться.
  
  
   На скамеечке, как всегда, сидела папка и читала газету. Мики пошел к себе в номер, а Верд чуть задержался.
   - Сеня, и кого ты сегодня послал убирать номер? - грозно спросил он.
   - Да никого, обычная обслуга. - спокойно парировала папка.
   - А на кого она похожа, эта обслуга? - еще более грозно переспросил доктор.
   - На кого? - пожала плечами папка, - Ну, скорее всего на крокодильчиков.
   - Так что, я теперь каждый раз буду бегать? - с негодованием всплеснул руками доктор.
   Папка неожиданно строго поглядела на него.
   - Во-первых, если твоя жена собирается здесь жить, ей нужно привыкать. А, во-вторых, ты будешь бегать не каждый раз, а всю жизнь. И для нее, и ради нее. Потому что попал в ловушку, называемую "любовь". А твоей женщине всего лишь надо, чтобы ты пришел и успокоил, чтобы она почувствовала, что у нее есть защитник. Так, что лучше не трепись, а поднимись в номер.
   Верд хотел было ответить, но плюнул и пошел к себе.
   В номере, как обычно, в виде барельефа стояла Наташа, а по номеру ходили два существа или, как выразилась папка, крокодильчика, от вида которых рот доктора наполнился слюной, которую он судорожно сглотнул. Увидев Верда, Наташа тут же спрыгнула с кровати и спряталась за его спиной. Он повернулся и поцеловал ее в щеку. А потом подошел к крокодильчикам.
   - Доброе утро. Я доктор Верд.
   - Доброе утро, доктор. - ответило одно из чудовищ, - Мы бы хотели попросить вас об одном одолжении.
   - Я даже догадываюсь о каком. - невольно усмехнулся Верд.
   Крокодильчики непонимающе на него посмотрели.
   - Доктор, мы хотели попросить вас поговорить с вашей женой, чтобы она так не кричала. Это мешает работать, а, кроме того, у нас очень чувствительные барабанные перепонки.
   Верд важно кивнул.
   - Хорошо, она больше не будет
   - Спасибо. - обрадовались крокодильчики, - В принципе мы закончили и можем уходим. А еще мы вас поздравляем.
   Наташа виновато посмотрела на доктора.
   - Милый, я постараюсь привыкнуть. - и обняла его за шею.
   И, как это бывает часто, после одних острых ощущений им захотелось других и снова хотелось, чтобы это не кончалось, но, в конце концов, они устали. Они расслаблено лежали на кровати, как вдруг Наташа всполошилась.
   - Слушай, мы совсем забыли про твоих друзей, а они ведь тут новички. Вдруг они вообще там у себя лежат в обмороке?
   Верд с сомнением покачал головой, но минут через десять они осторожно постучали в дверь номера напротив. Та отворилась, и они увидели несколько всполошенную, но довольную Лили, которая поправляла себе прическу. Женщины вдруг обменялись какими-то совершенно одинаковыми взглядами.
   Доктор хотел сказать что-то другое, но вместо этого улыбнулся и спросил:
   - Вы успели?
   Из-за двери высунулся полуголый баскетболист. Он смеялся.
   - Успели, успели. Заходите. Давно уже пора принять по рюмочке.
   Они начали доставать бокалы, и женшины всерьез задумались над тем, что они будут пить. Вдруг Верд жестом прекратил общую приятную суету.
   - Стойте. А ведь нехорошо. Надо бы папку позвать. Он ведь соучастник, если не главный виновник всего этого.
   Все дружно отозвались.
   - Так зови.
   Папка, как всегда, сидела внизу с газетой.
   - Сеня! - крикнул доктор, и тот поднял головы, - У нас тут "междусобойчик" организовывается. Ты как насчет того, чтобы подняться к нам с Мусей.
   Папка явно обрадовалась.
   - С большим удовольствием. Пойду растолкаю эту соню.- и папка уже было побежала куда-то, но неожиданно притормозила и прокричала. - Док! У меня близкие друзья пару дней назад поженились. Отличные ребята. Можно я их тоже позову?
   - Зови, конечно. - великодушно согласился доктор, но нехорошое предчувствие появилось внезапно на его душе, - Сеня! - снова крикнул он, - А на кого похожи твои друзья?
   Папка явно смутилась.
   - Как тебе сказать. Скажем, при определенном воображении на динозавриков.
   Верд повернулся с потемневшим лицом в комнату. Лили как раз тянулась рукой к телефонной трубке.
   - Ты что собираешься делать? - внезапно зашипел доктор.
   Лили испуганно застыла, а остальные удивленно на него посмотрели.
   - Как что? - обиженно сказала Лили, - Шампанское заказываю.
   Док вдруг стал похож на капитана пиратского корабля.
   - Сегодня никакого шампанского. Только водка. Мики, налей всем нам по 50 грамм
   Дамы одновременно сморщили носики.
   - Пить водку, да еще с утра. Это же пошло.
   Мики непонимающе смотрел на доктора, а тот почти умоляюще добавил:
   - Поверьте, тому, что я делаю, есть основания.
   Мики пожал плечами и разлил. Все выпили. Мужчины спокойно, женщины, состроив брезгливые гримаски. Водка теплой волной начала растекаться по телу.
   - А теперь все по туалетам. - дал неожиданную команду Верд.
   Ну, тут уж возмутились все.
   - Что значит "по туалетам"? - с угрозой спросила Лили.
   Доктор начал сердиться.
   - Вы не знаете, что такое туалет? Это место, где стоит унитаз. Наташа, ты помнишь крокодильчиков? - Наташа вздрогнула. - А сейчас к нам придут динозаврики.
   Наташа охнула и со словами "нам лучше последовать его совету", бросилась из комнаты.
   Минут через двадцать к ним постучали. Вошла папка со своей Мусей и огромным красивым букетом цветов. Они весело с ними поздоровались.
   - А теперь, - сказала папка, - я хочу познакомить вас со своими друзьями, Славой и Лизой, они тоже молодожены.
   И тут в комнату вошло такое, что люди просто прилипли к своим сиденьям.
   - Слушай, Сеня, - сказал монстр побольше, видимо, Слава, - я всегда думал, что нормальный цвет людей розовый, а не синий.
   Док с трудом встал. Он чувствовал себя как больной после инсульта, который не стоять, не говорить не может, и, тем не менее, у него хватило сил выдавить из себя:
   - Видите ли, Слава, - Верд откашлялся, - у нас вчера, а у вас, как я понимаю, на днях произошло знаменательное событие в жизни, свадьба. Кроме того, мы рады знакомству с вами. А когда мы, люди, волнуемся, мы меняем свой цвет.
   Папка, глядя на эту сцену, не скрывая смеялась.
   - Ааа, - грохотнул монстр, и из его пасти вырвался маленький синий язычок пламени, - это нормально. Так, может, по рюмочке за знакомство?
   Все выпили. Люди немного порозовели, обстановка разрядилась. Внезапно почти нормальным голосом заговорила Лили:
   - Мы, что, так и будем водку без закуски пить? Давайте, хоть что-нибудь закажем.
   - А зачем, - снова громыхнул Слава, - мы все с собой принесли. У меня Лизок замечательно готовит, а домашнее всегда лучше ресторанного. Лиза, давай, разгружайся.
   Лиза подошла к столу и поставила на него объемистый пакет, из которого стала доставать разные, пахнущие чем-то вкусным тарелочки. В этот важный технический процесс накрывания на стол немедленно включились все женщины
   Где-то через час в номере воцарилась атмосфера полного взаимопонимания. Слава сидел, положив конечность на плечо Верда, и грохотал в сторону папки:
   - Сень, ты что мне голову морочил, что я их испугаюсь. Классные ребята.
   Доктор уже был немного навеселе
   - Слушай, Слава, а ты не пробовал дать пинка этой папке на ножках? - не давая папке ответить, почти влюбленно спросил он "динозаврика".
   Монстр сокрушенно опустил голову.
   - Пробовал и не раз. Не попал. Верткий и хитрый. Все-таки две головы. - виновато ответил он.
   Папка с иронией на него поглядела.
   А Слава вдруг взбодрился.
   - Док, а давай мы у тебя в городе суматоху устроим. Только нам еще Мишка понадобится. Представляешь. Вечер. Все тихо. И вдруг появляются два чудовища и держат в лапах двух визжащих от страха женщин. - он галантно повернулся в сторону Лили и Наташи, - Дамы, это будете вы.
   - Мы догадались. - неожиданно кокетливо ответила Лили.
   - Вы не волнуйтесь мы вас будем нежно держать. - на всякий случай добавил Слава и продолжал:
   - Так вот, женщины визжат, народ визжит. Мы крушим все подряд. Все разбегаются. И вдруг - вы с Мики, и - за нами, и палите в нас из пистолетов. А Мики встревоженно кричит:"Док! Стреляй осторожно. Не попади в женщин."
   Слава так живо все это рассказывал, что у всех загорелись глаза.
   - А пистолеты где возьмем? - с любопытством поинтересовался Верд.
   - Найдем. - с алкогольной безапелляционностью ответил Слава.
   - А холостые патроны?
   - А зачем холостые? Палите боевыми. Правдоподобнее будет. Нашей с Мишей шкуре ваши пули - чесотка. Все равно мазать будете, значит, стекла побьете. Тоже неплохо. А потом мы вам потихонечку ваших дам сдадим, а сами по-тихому смоемся. Мы с Мишей это умеем. Готов откусить себе руку, если какой-нибудь дурак не снимет это все на видеокамеру. А дальше представляете, все газеты только о нас всех. По телевидению - леденящие душу кадры, снятые дрожащей рукой оператора-любителя, а вы с Мики вообще герои. Спасли своих женщин от монстров. А потом, может, еще и новый фильм сделают про Годзилу. - Слава внезапно погрустнел, - Эх, всю жизнь мечтал сыграть Годзилу.
   Внезапно кто-то строго постучал по столу. Это была Лиза.
   - Слава! - строго сказала она, - Если ты заговорил про Годзилу, значит, перебрал.
   Монстр сразу сник.
   - Лизок, это же я в шутку. Тост-то хоть можно сказать?
   Лиза клокочуще засмеялась.
   - Да говори уж, ты всегда его говоришь, когда примешь.
   Слава встал и торжественным голосом произнес:
   - За любовь и прекрасных дам!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   А. Режабек
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"