Резников Кирилл Юрьевич : другие произведения.

6. Третий Рим

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


   5. ТРЕТИЙ РИМ
  
   5.1. Становление русского царства
  
   Русский этнос к началу XVI века. Идея о православной Руси как Третьем Риме, высказанная монахом Спасо-Елеазаровского монастыря Филофеем в посланиях Василию III и дьяку Мисюрю-Мунехину (пер. треть XVI в.), представляла призыв к великому князю, его окружению и высшему духовенству осознать вселенское предназначение русского царства. Рождение идеи такого полета удивительно, ибо молодое русское государство, еще недавно платившее дань татарам, не принадлежало к числу самых богатых и многолюдных стран Европы. Не было оно и особенно боеспособным. В 1514 году литовско-польское войско разгромило русскую армию под Оршой. В 1521 году казанские и крымские татары разорили окрестности Москвы. И все-таки в начале XVI века было заявлено о мировой роли богоизбранного православного царства. За этим стоит не фантазия одинокого инока, но мироощущение образованных русских людей того времени.
  
   Всего за сто лет до посланий Филофея Северо-Восточная Русь испытала демографическую катастрофу, не уступавшую по тяжести Батыеву нашествию. Начало положило страшное опустошение Московского княжества в 1408 году войсками эмира Едигея; затем наступил голод. Летописец свидетельствует: Воинство же татарское, разпущеное Едигеем, воеваша и поплениша много, взяша же град Переславль и огнем сожгоша, и Ростов, и Дмитров, и Серпухов, и Верею и Новгород Нижний и Городец, и власти и села поплениша и пожгоша. А иное многое множество христиан от зимы изомроша, бяше бо тогда зима тяжка и студена зело.
  
   В 1410 г. татары взяли и опустошили Владимир, довершив разорение Северо-Восточной Руси. Но беда не приходит одна: в 1418 году на Руси появилась "черная смерть". Вначале чума свирепствовала в Новгороде и Пскове, а через год пришла на Московскую Русь. Мор от чумы сопровождался голодом, вызванным ранней зимой:
  
   Мор бысть силен зело во всеи земли Русстей, ...и изомроша людие и стояще жито на нивах пусты, жати некому. И того же месяце Сентября в 15 день... поиде снег и иде 3 дня и 3 нощи... и мало кто жита пожал по схождении снега и бысть глад по великому тому мору по всей Русской земле... и мало людий во всей Русской земле остася от мору и от меженины.
  
   Три года свирепствовали чума и голод. Но это был не конец. В течение четверти века мор и голод возвращались еще четыре раза - в 1431, 1436, 1442 и 1445 году. Вдобавок, в Московском княжестве с 1433 по 1452 год шла междоусобная война с участием приглашенных татар. Все это привело к демографической катастрофе. Оценивая ее масштабы, С.А.Нефедов приводит челобитную крестьян Ликужской волости Костромского уезда сообщавших, что у них осталась одна шестая деревень с людьми, по данным археологов в Московском княжестве погибла пятая части деревень, но жертв было намного больше, ведь масса народу умерла в сохранившихся деревнях. Обезлюдела Русь. Нивы зарастали лесами; в Москве и Твери в три раза сократилось каменное строительство.
  
   Нехватка людей ослабила власть Великого князя Московского. В битве на Нерли Василий II смог собрать для отражения татар всего полторы тысячи ратников. Князя разбили и взяли в плен, что не раз случалось с ним в борьбе за московский престол с дядей, Юрием Дмитриевичем, и сыном его Дмитрием, по прозвищу Шемяка. В ходе междоусобицы Шемяка ослепил Василия, и стали его звать Василий Темный. Все же к 1452 году Василий Темный одержал верх над Шемякой. В последующие годы он сломил остатки сепаратизма в Московском княжестве и заставил Новгород присягнуть ему в послушании.
  
   После смерти Василия Темного в 1462 году великокняжеский престол унаследовал сын Иван, известный в русской истории как Иван III или Великий. При нем усиление русского государства пошло стремительными шагами - к Москве были присоединены Ярославль(1463), Новгород (1478), Тверь(1485), Вятка, Пермь. Было окончательно покончено с татарским игом (1480), отобраны у Литвы русские города в верховьях Оки. Вторым браком Иван III венчался на царство c племянницей последнего византийского императора Софьей Палеолог (1472); брак принес великому московскому князю герб Византии - двуглавого орла, и повысил его престиж в Европе и среди христиан Балкан и Леванта. В 1505 году на великокняжеский престол вступил Василий III, продолживший дело отца. При нем к русскому государству были присоединены Псков (1510), Смоленск (1514), Рязань (1521) и Новгород-Северский (1522). Объединение великорусского этноса в составе единого государства состоялось.
  
   Здесь уместно спросить, каков же был этнос, способный сразу же после вымирания и междоусобиц создать единое сильное государство? Этим вопросом озаботился Л.Н.Гумилев, полагавший, что в первой половине XV века в Московском великом княжестве появились две идеологические доминанты - внуки бойцов Куликова поля и ревнители старины. Первые - сторонники Василия II, вторые - дяди Василия и его сыновей. В этой борьбе молодой великорусский этнос поддержал новый вид наследования княжеской власти - от отца к старшему сыну, а не к старшему в роде, чем окончательно распрощался с психологией древнерусского этноса.
  
   С предложенным объяснением можно согласиться, но удивительно, что подъем второй половины XV века Гумилев объясняет наплывом пассионарных чужеземцев, татар, а не изменением самого великорусского этноса. Между тем, есть биологическое объяснение повышения уровня пассионарности. Ведь один из всадников Апокалипсиса, зачастивших на Русь в XV веке, - Голод, косил людей избирательно - выживали сильнейшие, гибли слабейшие, как физически, так и духовно. За полвека демографической катастрофы сменилось три поколения (браки были ранние) и отбор на выживание сильнейших дал накопительный эффект. Здесь, лежит запас внутренних сил этноса, создавшего русское государство. Татары и другие пассионарные чужеземцы лишь внесли дополнительный вклад.
  
   Можно подойти к объяснению изменения поведения русского этноса в XV веке и с позиций формирования коллективной солидарности - асабии, по Ибн Халдуну и П.В. Турчину. Согласно Турчину, асабия возникает в этносах, расположенных на границе разных миров - суперэтносов с различным стереотипом поведения и системой ценности. Вторую половину XIII и весь XVI век Северо-Восточная Русь испытывала давление степного (монголо-татарского) суперэтноса. Это давление усугубилось принятием Золотой Ордой ислама в 1312. Ответной реакцией стал рост асабии в Московском княжестве и, как итог, - Куликово поле.
  
   В XV веке давление со стороны ставшего мусульманским суперэтноса степи усилилось и одновременно Московская Русь испытала давление Литвы, превратившейся из западной половины русского суперэтноса в фортпост католического суперэтноса, страшного для православия не менее мусульманского суперэтноса. Зажатым между суперэтносами русским оставалось либо развить в себе способность к согласованным действиям, то есть асабию, либо исчезнуть как православная цивилизация. Выбор был сделан в сторону развития высоких форм коллективной солидарности, позже получившей наименование соборность.
  
   В XV веке асабия москвичей помешала расколу княжества на уделы и несколько раз тушила междоусобную войну. Когда Юрий Дмитриевич, сместив 17-летнего князя Василия, воссел в Москве, а племянника сослал в Коломну (1433), вслед за Василием двинулись все дворяне от мала до велика, а сторонники стекались к нему со всех сторон. Юрию Дмитриевичу пришлось ехать к племяннику и звать его на великое княжение. Второй раз это произошло в 1446 году, когда самые разные силы - высшее духовенство, бежавшие в Литву служилые люди, московские горожане поддержали ослепленного и сосланного в Углич Василия Темного против узурпатора Дмитрия Шемяки.
  
   Сильный характер великорусского народа, жителей Северо-Восточной Руси, сложился в условиях, требующих стойкости. Люди сталкивались здесь с ранними зимами, губившими урожаи, небогатыми почвам, удаленностью от мировых торговых центров, опустошительными татарскими набегами. Все это создало породу служилых людей, составивших костяк Московского княжества, Русского царства и Российской империи. О них в статье Русский человек (1938) замечательно написал Г.П.Федотов:
  
   Это московский человек, каким его выковала тяжелая историческая судьба. Два или три века мяли суровые руки славянское тесто, били, ломали, обламывали непокорную стихию и выковали форму необычайно стойкую. Петровская империя прикрыла сверху европейской культурой московское царство, но держаться она могла все-таки лишь на Московском человеке.
  
   С присоединением Новгорода и Пскова к новому Русскому царству, общерусский патриотизм появился и у жителей Северо-Западной Руси. Когда Иван III из любви к сыну Василию выделил ему в удел Псков и Новгород, он поставил под угрозу единство Русского государства в случае прихода к власти законного наследника - внука Дмитрия. Действия Великого князя вызвали возражения у псковичей, заявивших, что не признают власть удельного князя, а будут подчиняться великому князю в Москве: - а которой бы был великий князь на Москве, той бы и нам государь.
  
   Русская церковь XV - XVI в.в. С момента крещения Русь духовно окормлялась из Византии. Русская митрополия была одной из епархий Константинопольского Патриархата, и русские митрополиты посвящались в сан в Константинополе. Большинство из них были "греки", так звали на Руси ромеев или византийцев. На Русь приезжали византийские священники и монахи, архитекторы и живописцы. На протяжении столетий русские осваивали и переосмысливали византийскую книжную мудрость, искусство, архитектуру. Русские получали византийскую культуру и через православных южных славян - болгар и сербов. Несмотря ордынское иго, Русь оставалась частью византийского суперэтноса, где шел постоянный духовный и культурный обмен. Царьград был для русских центром религиозной и даже светской законной власти. Император как глава православного мира, вместе с Патриархом, обладали властью над Русской митрополией.
  
   Между тем, с конца XIV века начался распад византийского суперэтноса. Под ударами турок в 1389 году пал Тырново, столица Болгарского царства. В том же году сербы потерпели сокрушительное поражение на Косовом поле и потеряли независимость. В 1395 году турки окончательно разгромили болгар и взяли в плен болгарского царя. В 1396 году пал последний болгарский город Видин. Турки окружили Константинополь со всех сторон. Взятие города отсрочил разгром Тимуром турецкой армии под Анкарой (1402), но положение Византии оставалось отчаянным. Стремясь найти поддержку, византийский император и патриарх вступили в переговоры с римским папой о соединении церквей. На соборе, открытом в Феррари и перенесенном во Флоренцию, латинские и православные иерархи подписали унию о воссоединении церквей (1439). Император и патриарх признали главенство папы и католические догматы, сохранив за православием лишь обряды.
  
   Унию во Флоренции подписал и русский митрополит грек Исидор. В 1441 году он вернулся в Москву в сане католического кардинала, но Василий II и духовенство отказались подписать акт об унии. Исидор был арестован и заключен в монастырь, откуда бежал в Литву. Русское духовенство восприняло Флорентийскую унию как предательство православия, а власть византийского патриарха и императора утратила в их глазах легитимность. 15 декабря 1448 года Собор русских епископов избрал Митрополитом Московским и всея Руси рязанского епископа Иону. Избрание с Константинополем не согласовывали. Русская церковь стала независимой - автокефальной. В 1453 году Константинополь был взят турками и Византийская империя прекратила существование. Это восприняли в Москве как Божью кару за измену православию, хотя греки к этому времени от унии отказались.
  
   В 1458 году бежавший в Рим патриарх-униат посвятил в Русские митрополиты Григория Болгарина. Григорий приехал в Литву и основал митрополичью кафедру в Новогрудке. В 1460 он прислал в Москву посольство и потребовал смещения митрополита Ионы, но получил отказ. Русская митрополия разделилась на Московскую и Киевскую. Киевская митрополия включала православные земли Литвы и Польши и находилась в зависимости от Константинопольского патриарха и польского короля. Великорусские земли входили в Московскую митрополию, представлявшую автокефальную (независимую) православную церковь. Разделение Русской Церкви продолжалось два с половиной столетия.
  
   Попытки Киевской митрополии распространить свою власть на русские земли неизменно встречали отпор. Особое место здесь занимает поход Ивана III на Новгород в 1471 году. Походу предшествовала борьба в Новгороде сторонников Литвы и Москвы. Пролитовская партия во главе с боярами Борецкими настаивала на церковном подчинении Новгорода Киевской митрополии, а сторонники Москвы требовали оставить Новгород в ведении митрополии Московской. Московский митрополит Филипп и князь Иван III не раз обращались к новгородцам с увещеваниями, но взмятение великое продолжалось. Тогда князь и митрополит решили организовать поход на Новгород. В послании новгородцам Филипп писал о сияющем благочестии русской церкви и о благоволении высших сил к ее попечителю, великому князю Московскому. Походу придавалось значение защиты православия от латинства. Это был настоящий крестовый поход, первый в русской истории, но до сих пор так не названный.
  
   В конце XV века в Московской митрополии сложилось два религиозных течения - нестяжатели и иосифляне (осифляне). Нестяжатели выступали против "стяжания" церковью земель и другого имущества. Начало движению положил Нил Сорский (1433-1508), проповедовавший для монахов отказ от монастырских угодий и бедность. После его смерти отказ от владения монастырскими землями проповедовал Вассиан Патрикеев. Его полемика с иосифлянами завершилась осуждением нестяжателей на церковном соборе (1531).
  
   Идейным противником Нила Сорского был Иосиф Волоцкий (1439 - 1515), игумен Свято-Успенского Волоколамского монастыря. Иосиф и его сторонники - иосифляне, выступили против ликвидации монастырского землевладения, полагая, что только богатые, процветающие монастыри способны помогать бедным и дать образование монахам. Иосифляне сделали очень многое для сакрализации самодержавной власти и для обоснования вселенского значения Русского государства, ставшего оплотом православия после гибели Византии.
  
   Начало самодержавия. Сложение Руси в единое царство сопровождалось переходом к самодержавию. Уже Иван III стал именоваться Иоанном, божьей милостью государем всея Руси. К этому титулу он начал прибавлять названия земель, подвластных Русскому государству: Государь всея Руси и великий князь Владимирский, и Московский, и Новгородский, и Псковский, и Пермский, и Югорский, и Болгарский и иных. Этой традиции в дальнейшем следовали все русские цари. Иван III и Василий III, всячески возвеличивали статус Государей вся Руси. Они усложнили придворный церемониал, выходили на приемы величавой и степенной поступью, поощряли, когда князья и бояре, обращаясь к ним, называли себя слугами, а служилые люди - холопами. Великие князья смиряли оппозицию в Боярской думе и нередко вступали в противоречия с митрополитами и настоятелями монастырей, пытавшимися отстоять симфонию священства и царства, то есть равновеликое значение духовной и светской власти в жизни России.
  
   Среди духовенства возвеличение самодержавия поддерживали иосифляне. В Послании Василию III о еретиках Иосиф Волоцкий указывал, что власть российского государя дана от Бога: занежа, государь, от вышнея Божия десница поставлен еси самодержец и государь всея Руси. - Это не значит, что иосифляне стремились подчинить церковь власти великого князя, как нередко трактуют их высказывания. Напротив, они рассчитывали влиять на решения великих князей, что случалось при жизни Ивана III и Василия III, и не предвидели, что Иван IV захочет стать над церковью. Тогда произойдет трагический конфликт, закончившийся гибелью митрополита Филиппа. Но в момент становления российской государственности подобный исход казался немыслимым и усилия русских духовенства были направлены на укрепление престижа правителей Руси.
  
   В первой половине XVI века складывается мифология о кесарском происхождении Великих князей Московских. Начало положило Послание о Мономаховом венце, составленное около 1503 года старцем Спиридоном (известным также под именем Савва). Спиридон, поставленный митрополитом Киевским в Константинополе по мзде... повелением турскаго царя и низложенный в Литве, бежал в Москву, где за очередные интриги (за резвость его звали Сатаной) был сослан в Ферапонтов монастырь. Там этот 90-летний старец по поручению некоего высокого лица написал Послание о Мономаховом венце. В нем утверждается, что русские князья рюрикова рода происходят от Пруса - брата Августа кесаря римска, давшего Прусу царство у моря на берегах Вислы и Немана: - и оттоль ... зоветься Прусьская земля.
  
   По прошествии времени воевода Гостомысл с новгородцами приглашают из Прусской земли князя Рюрика от рода римъскаго Августа царя. Рюрик приезжает в Великий Новградъ и начинает княжить. Владимир, крестивший Русь, был четвертым коленом от Рюрика, а его правнуком был князь Владимир Всеволодович. По обычаю предков он сделал набег на Цариграда области, но боголюбивый царь Константин Мономах, посылает князю животворящий крест от древа, на котором распят был Христос, венец царский, чашу сердоликовую, из которой Август, кесарь римский, пил с веселием, и многие иные дары, вместе с царским посланием:
  
   "Прийми от насъ, о боголюбивый благоверный княже, сиа честныа дарове, иже от начатка вечных лет твоего родьства и поколенья царьский жребиий, на славу и честь и на венчание твоего волнаго и самодержавнаго царствиа. ...мы от твоего благородна просим мира и любве, ... и все православие в покои пребудет под сущею властью нашего царства и твоего волнаго самодержавъства великиа Русиа, яко да нарицаешися отселе боговенчаньный царь...". И от того времени княз великий Владимир Всеволодичь наречеся Манамах, царь великиа Русия. И оттоле и доныне тем венцем венчаются царским велиции князи володимерьстии.
  
   Тем венцом венчался и царь Великой России Василий Иванович, двенадцатое колено от Владимира Мономаха, а от князя Рюрика 20-е колено. На сем Спиридон, глаголемый Саввой, просит извинить его за грубость изложения от скудости ума и еще больше от глубокой старости, ведь ему 91 год.
  
   На основе Послания о Мономаховом венце в первые десятилетия XVI века были составлены Сказания о князях владимирских. Текст их сходен с Посланием Спиридона, но убрано упоминание о самом Спиридоне и особо написано Родословие литовских князей. Сказания о князях владимирских использовали при подготовке чина венчания на царство Ивана IV в 1547 году, когда он был коронован шапкой Мономаха и объявлен царем всея Руси. Шапкой Мономаха впервые венчали на великое княжение внука Ивана III Дмитрия, соправителя деда, в 1498 году. Саму шапку, по мнению искусствоведов, изготовили в начале XIV века золотоордынские мастера. Считают, что хан Узбек подарил ее Ивану Калите. Опушка из собольего меха, навершие с крестом и драгоценные камни появились на шапке Мономаха уже на Руси.
  
   Послания Филофея. Идея о Русском царстве как о третьем Риме возникла не сразу: всю вторую половину XV века шло ее созревание. Когда в 1453 году пал Царьград, Иван III заявил: - Греческое ся православие изрушило. - На Руси гибель Византии расценили как Божью кару за измену православию. В Слове избранном от святых писании еже на латыню..., (ок. 1461-1462) византийскому царю приписывают признание, что вьсточнии земли суть рустии и болшее православие и вышьшее христианство. - В редакции Хронографа 1512 г. под 1453 годом записана переведенная с греческого повесть-плач о взятии Царьграда. Завершается она словами, добавленными русским летописцем: - вся благочестивая царствия: греческое и сербское, ...безбожнии турци поплениша, в запустение положиша и покориша ... Наша же российская земля растет и младеет и возвышается. Ей же, Христе милостивый, дажь расти и младети и разширятися и до скончания века.
  
   Мысль о Москве как о новом Константинополе высказана в Изложении пасхалии митрополита Зосимы (1492). Там говорится: - И ныне же, ...прослави Бог ...благовернаго и христолюбивого великого князя Ивана Васильевича, государя и самодержца всея Руси, новаго царя. Констянтина  новому граду Констянтину - Москве и всей Русской земле и иным многим землям государя.
  
   Зосима первый указал на перенос столицы православия из Константинополя в Москву, но идея о богоизбранности России в рамках всей христианской истории была высказана монахом псковского Спасо-Елеазаровского монастыря, старцем Филофеем. Около 1523 года старец Филофей написал дьяку Михаилу Григорьевичу Мисюрю Мунехину, представителю Василия III в Пскове, Послание о злых днехъ и часехъ с опровержением предсказаний судеб царств по звездам астролога Николая Булева и изложением идеи Третьего Рима. Филофея считают также автором Послания к великому князю Василию, в немъже о исправлении крестного знамени и о содомском блуде (пер. пол. XVI в.), включающим рассуждения о роли Третьего Рима. В обоих посланиях концепции Третьего Рима отведено совсем немного места, но краткость изложения не отменяет значимости идеи.
  
   В Послании о злых днехъ и часехъ Филофей выступает против предсказаний судеб царств и стран по звездам, утверждая, что разрушение царств не от звезд, а от все дающего Бога, за отступничество от веры. Греческое царство разорися из-за того, что греки предали православную греческую веру в латынство. Не смущает его и процветание латынцев - ведь они еретики, отступились от православной христианской веры опресночнаго ради служениа. Затем Филофей высказывает важную мысль о неразрушимости ромейского (римского) государства, ибо в нем родился Христос: - инако же ромейское царство неразрушимо, яко Господь в римскую власть написася.
  
   В конце послания Филофей вновь возвращается к теме Рима и указывает, что Ромейское царство есть теперь царство русского государя и царство это - весь мир:
   - Да веси, христолюбче и боголюбче, яко вся христианская царства приидоша в конец и снидошася во едино царство нашего государя, по пророческим книгам, то есть Ромеиское царство: два убо Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти. Многажды и апостолъ Павел поминает Рима в посланиих, в толкованиих глаголет: "Рим - весь мир".
  
   Здесь дана формула Русское царство - Третий Рим и совершенно ясно, что речь идет о царствах, а не о городах. Также ясно, что Русское царство, как и прежние два Рима, есть несокрушимое Ромейское царство, в котором родился Христос. Ромейское царство объемлет все православное Христианство, весь православный мир. Три христианских Рима Филофея и отвергаемый им четвертый Рим не имеют отношения к четырем царствам пророка Даниила. Истолковывая сон Навуходоносора, Даниил говорил о четырех языческих царствах (Дан. 2:37-40) и о четырех зверях, означающих царей Вавилона, Мидо-Персии, Греции и языческого Рима (Дан. 7:2-20, 8:20,21,23), им последует вечное царство народа святых Всевышнего (Дан. 7:23-27). Христиане трактуют пятое царство как пришествие Христа, основавшего вечное царство - святую Церковь.
  
   Вечному царству Церкви может наследовать лишь царство зверя - антихриста (От. 12-14 гл.). Ромейское царство есть царство Церкви, и четвертый Рим невозможен, не может быть истинным, потому что он будет царством антихриста. Где бы этот Рим ни располагался. После падения греческого царства, Второго Рима, Россия стала средоточием подлинной веры в мире, православным Ромейским царством. С гибелью последнего, третьего, Рима наступит пришествие антихриста, затем, конец света и Страшный суд, где каждому воздастся по делам его. Концепция Филофея есть, в первую очередь, концепция эсхатологическая.
  
   Идеи Филофея повторены в Послании к великому князю Василию. Василий III титулуется православным царем, просиявшим вместо римских и греческих владык. Вновь сказано о причинах падения Первого и Второго Рима. Церковь старого Рима пала по неверию ереси Аполлинария, второго же Рима, Константинова града, церковные двери внуки агарян секирами и топорами рассекли. Ныне же в Третьем новом Риме, святая соборная апостольская Церковь во всей поднебесной паче солнца светится.
  
   В Послании сказано о важности царского благочестия и бренности сребролюбия: - не уповай на злато, и богатство, и славу: вся бо сиа зде собрана и на земли зде остаютcя. - Филофей призывает Василия исполнить три заповеди: исправить народную привычку неправильно осенять себя крестным знаменем, дать пустующим церквам епископов, искоренить содомию. В конце Послания повторены слова о Третьем Риме: - яко вся христианская царьства снидошася въ твое едино, яко два Рима падоша, а третей стоит, а четвертому не быти, - но с важными добавлением: - Уже твое христианьское царство инем не останется... Святый Ипполит рече: "Егда узрим обстоим Римъ перскими вои, и перси на нас с скифаны сходящас на брани, тогда неблазнено познаем, яко той есть Антихристъ".
  
   Смысл последней фразы не оставляет сомнений - Третий Рим может сменить лишь царство антихриста. Здесь совершенно очевидны эсхатологические настроения автора идеи Третьего Рима. Вызывают удивление современные упреки Филофея за отрицание Четвертого Рима. По мнению Ю.В.Каграманова, подобное отрицание грешит национальной самоуверенностью темного старца (язъ сельскои человекъ, - учился буквам, а еллинскихъ борзостей не текох). По словам диакона А.Кураева, Филофей неоправданно исключил возможность появления Четвертого Рима где-нибудь в Киеве, Кишиневе, Тбилиси или даже (по принятию православия) в США или Китае.
  
   Удивительно и ставшее клише приписывание Филофею авторства формулы Москва - Третий Рим. Москва поминается у старца лишь в контексте наличия в ней церкви Успения: - есть в богоспасном граде Москве [церковь] святого и славнаго Успения пречистыя Богородица, иже едина въ вселеннеи паче солнца светится. - Под Римом Филофей имеет в виду не город, а православное Ромейское царство - царство, в первую очередь, духовное, воплотившееся после падения Второго Рима в Русском царстве. Это царство - Третий Рим, своим благочестием сохраняет Ромейское царство, спасая мир от прихода антихриста. В духовности состоит вселенское значение Третьего Рима, а не в земном могуществе.
  
   Здесь раскрывается обманчивость внешнего сходства филофеевой идеи Третьего Рима с идеей translatio imperii - переноса империи, распространенной в средневековой Европе концепции перехода земного могущества от одной империи к другой. Некоторых из современных толкователей Филофея подобный параллелизм подвигает на спекуляции, но для них нет веских оснований. Нет оснований и для противопоставления Третьего Рима Филофея, представлениям о Святой Руси, сложившимся в том же XVI веке. Оба понятия означали богоспасаемое царство и расхождение произошло позже, когда концепцию о Третьем Риме стали использовать в политических целях.
  
   Послания Феофила дошли до адресата - церковной и светской элиты Русского царства. В среде русского духовенства Послания были популярны до конца XVI столетия. Знали их и иерархи зарубежных православных церквей. В Уложенной грамоте об учреждении в России Патриаршего престола...(1589), составленной в связи с избранием и наречением митрополита Иова Московским Патриархом (январь 1589 г.), приведена, обращенная к царю Федору Иоанновичу, речь Архиепископа Константинополя - Нового Рима и Вселенского Патриарха Иеремии II, содержащая почти дословное цитирование слов Филофея о Третьем Риме:
  
   Понежъ убо ветхий Рим падеся Аполинариевою ересью, Вторый же Рим, иже есть Костянтинополь, агарянскими внуцы - от безбожных турок - обладаем; твое же, о благочестивый царю, Великое Росийское царствие, Третей Рим, благочестием всех превзыде, и вся благочестивая царствие в твое во едино собрася, и ты един под небесем христьянский царь именуешись во всей вселенней, во всех христианех.
  
   После избрания Московского Патриарха, идеи Филофея перестали быть востребованы. Послания псковского старца осели в архиве. Остался лишь след в московском градостроительстве ХVI-XVII вв.: в столице Третьего Рима появились элементы первых двух. В Москве отыскали семь холмов - ведь на семи холмах стояли Рим первый и Рим второй. В треугольном Кремле возвели по принципу Roma quadrata квадратные в плане царские палаты. Построили Белый Царев город с семиверховой башней над Черторыем (как в Царьграде - Гептапиргий) и все правительственные здания Москвы увенчали двуглавыми византийскими орлами. Но о концепции Феофила не вспоминали. Два столетия о Третьем Риме ничего не говорится ни в церковных писаниях, ни в обширной дипломатической переписке. Третий Рим не стал национальным мифом, не только для народа, но и для духовенства.
  
   5.2. Миф Москва - Третий Рим.
  
   Рождение мифа Москва - Третий Рим. После долгого забвения об идеях старца Филофея вспомнили во второй половине XIX века. В 1846 году в первом томе Дополнений к актам историческим было опубликовано его Послании о злых днехъ и часехъ. В конце 50-ых - начале 60-х годов XIX века послания Филофея или выдержки из них стали периодически появляться в Православном Собеседнике. На идеи Филофея обратили внимание. Именно тогда сложился звонкий лозунг: Москва - Третий Рим. Его автором, по всей видимости, является известный русский историк С.М.Соловьев. В третьей главе Части 2 тома V Истории России, опубликованном в1856 году, Соловьев пишет, что Филофей в послании Мисюрю Мунехину касается значения Московского государства: два Рима пали, третий есть Москва, четвертому не быть. Подобная трактовка была принята другими русскими историками второй половины XIX - начала ХХ века. В.О.Ключевский в Курсе русской истории (1902) как само собой разумеющееся отмечает:
  
   Филофей едва ли высказывал только свои личные мысли, когда писал отцу Грозного, что все христианские царства сошлись в одном его царстве, что во всей поднебесной один он православный государь, что Москва - третий и последний Рим.
  
   Следует иметь в виду, что русские монархи XV-XVII вв. называли себя государями Руси или Русии. Уже Иван III именовал себя Государь всея Руси, великий князь Владимирский, и Московский, и Новгородский, и т.д., упоминая Московское княжество даже не на втором месте. Московией называли Россию поляки в переписке с европейскими державами. Жак Маржерет, служивший наемником в России с 1600 по 1606 год, разъясняет неизвестные европейцам подробности:
  
   ...ошибочно называть их московитами, а не русскими, как делаем не только мы, живущие в отдалении, но и более близкие их соседи. Сами они, когда их спрашивают, какой они нации, отвечают: Russac, т. е. русские, а если их спрашивают, откуда, они отвечают: is Moscova -- из Москвы, Вологды, Рязани или других городов. Также сокращенный титул их государя -- Zar Hospodar y Veliquei knes N. fsia Russia, что следует, собственно, понимать, как "король, господин и великий князь нас, всех русских" или "всей России", можно понимать и так; но не московитов или Московии.
  
   Используя название Москва для обозначения не только города, но русского государства, наши историки невольно пошли на поводу у польской историографии, отрицавшей преемственность России от Киевской Руси. Впрочем, тогда никто не мог предвидеть, что в конце ХХ века Россия будет отброшена к границам царства Бориса Годунова. Сейчас на Украине и в Беларуси термины Московия, Москва и Московское царство используют в построениях об изначальной нерусскости России.,
  
   Далеко неоднозначные последствия имела для России и концепции Москва-Третий Рим. Эта концепция сложилась во второй половине XIX века. Россия тогда находилась в зените могущества и несмотря на поражение в Крымской войне многие увлекались идеями о федерации славянских народов и освобождении Царьграда от турок. Выразителями этих идей были славянофилы. Из них ближе всего подошел к концепции Москва - Третий Рим Ф.И.Тютчев. В 1848 году он пишет стихотворение Русская география:
  
   Москва, и град Петров, и Константинов град -
   Вот царства русского заветные столицы...
   Но где предел ему? и где его границы --
   На север, на восток, на юг и на закат?
   Грядущим временам судьбы их обличат...
  
   Семь внутренних морей и семь великих рек...
   От Нила до Невы, от Эльбы до Китая,
   От Волги по Евфрат, от Ганга до Дуная...
   Вот царство русское... и не прейдет вовек,
   Как то провидел Дух и Даниил предрек.
  
   Нет оснований считать, что Тютчев знал тогда (или использовал позже) послания Феофила. Тем не менее, сходство поразительное. Три столицы вечного русского царства - Москва, Рим (град Петров) и Константинов град. Вечность царства предопределена пророчеством Даниила о приходе царства народа святых Всевышнего (Дан. 7:23-27), понимаемого на Руси как торжество Православия. Вместе с тем, в Русской географии заметна, напрочь отсутствующая у Филофея, геополитическая и даже империалистическая направленность. Сходный мистический империализм, опять с упоминанием Ганга, появился через столетие (1940-1941) в стихотворении Лирическое отступление комсомольца П.Д.Когана:
  
   Есть в наших днях такая точность,
   Что мальчики иных веков,
   Наверно, будут плакать ночью
   О времени большевиков.
   .....
   Но мы еще дойдем до Ганга,
   Но мы еще умрем в боях,
   Чтоб от Японии до Англии
   Сияла Родина моя.
  
   Как бы то ни было, в России 50-ых - 60-ых годов XIX века идеи о Православной империи, достойной преемницы Византии (и даже Рима), витали в воздухе. После появления в печати посланий Филофея и, особенно, после интерпретации их русскими историками, они вошли в обиход в виде расхожего выражения Москва - Третий Рим. Но большинство мыслителей первого ряда не пользовались этим понятием. Упоминаний о Москве-Третьем Риме нет ни у Н.Я.Данилевского, мечтавшего о славянской федерации со столицей в Константинополе, ни в статьях и романах Ф.М.Достоевского, ни у К.Н.Леонтьева, несмотря на его византизм.
  
   Исключением был В.С.Соловьев - философ противоречивый, во имя вселенского единства пришедший от славянофильства к экуменизму, к идее объединения человечества в свободную теократию под властью русского царя и папы. Концепция Москва-Третий Рим была у Соловьева периферийной и ярко выступила лишь в конце его творчества в стихотворении Панмонголизм (1894), когда Соловьев разочаровался в теократической утопии и в будущем России:
  
   Панмонголизм! Хоть слово дико,
   Но мне ласкает слух оно,
   Как бы предвестием великой
   Судьбины божией полно.
   .....
   Судьбою павшей Византии
   Мы научиться не хотим,
   И всё твердят льстецы России:
   Ты -- третий Рим, ты -- третий Рим. 
   .... 
   Смирится в трепете и страхе,
   Кто мог завет любви забыть...
   И третий Рим лежит во прахе,
   А уж четвертому не быть.
  
   Первые две строфы этого стихотворения в слегка измененном виде использовал А.А.Блок в Скифах. Сам Блок затронул тему Третьего Рима по касательной, значительно больше внимания ей уделяли другие представители Серебряного века. В начале ХХ столетия фраза Москва - Третий Рим получила широкое хождение среди творческой интеллигенции. Особенно часто она встречается в романах и эссе Д.С.Мережковского. Неудавшейся попытке России стать Третьим Римом посвящена его статья Революция и религия (1907). Усилия Петра I - вдвинуть Россию в Европу, для того чтобы сделать русский Третий Рим всемирным, - закончились провалом: - Едва ли возможно вообразить себе какую всесокрушающую силу приобретет в глубинах народной стихии революционный смерч.
  
   О Москве - Третьем Риме писали и в историческом ключе. В 1914 году был опубликован роман Л.Г.Жданова Третий Рим, повествующий о молодых годах Ивана Грозного. С началом Первой мировой войны интерес к теме Третьего Рима ослабевает, а последовавшая революция и победа большевиков перевернули миросознание российской интеллигенции. Для тех, кто остался в России, разговоры о Москве - Третьем Риме стали совершенно неактуальны - большевики вовлекали всех в строительство нового общества, грядущего Земного Рая. Комсомольская молодежь увлекалась мечтами о мировой революции. Впервые в истории России в международной политике была поставлена цель планетарного масштаба - победа коммунизма во всем мире. По инициативе Ленина делегации компартий из разных стран собрались в1919 году в Москве и учредили III Интернационал или Коминтерн. Исполком Коминтерна располагался в Москве. Постепенно он превратился в инструмент советской внешней политики - СССР становился все более национальным и все менее нацеленным на мировую революцию.
  
   Третий Рим и Третий Интернационал. Метаморфозу советского коммунизма по-своему понял живший в эмиграции философ Н.А.Бердяев. В 1937 он опубликовал на английском языке книгу Истоки и смысл русского коммунизма, в которой развивает концепцию о русских истоках коммунизма, ставшего средством реализации всегда бытовавших в России мессианских настроений. По Бердяеву искание истинного царства характерно для русского народа на протяжении всей его истории. Но с Третьим Римом получилась неудача, поэтому: - Вместо Третьего Рима, в России удалось осуществить Третий Интернационал и на третий Интернационал перешли многие черты Третьего Рима. На Западе очень плохо понимают, что Третий Интернационал есть не Интернационал, а русская национальная идея. Это есть трансформация русского мессианизма.
  
   Книга Бердяева была переведена на основные европейские языки и получила широкое признание. Признание, сослужившее недобрую шутку с автором и, что хуже, с образом России в современном мире. Обидно, конечно, что человек, искренне любящий Россию, написал произведение для России вредное. Но более важно, что Бердяев предложил идеи, позволившие нашим недругам утверждать о неизменной мессианской сущности России и СССР. В одной связке оказались Третий Рим, Третий Интернационал и мечта о мировом господстве. Идеи Бердяева, широко цитируемые на Западе, были сполна использованы в писаниях рыцарей холодной войны в 50-е - 70-е годы ХХ века. Работы З.Бжезинского и Р.Пайпса, не столько антисоветские, сколько антирусские, , придали зловещий оттенок всей российской истории, в том числе, концепции Москва - Третий Рим.
  
   Тенденция видеть в России империю зла и искать в этом исторические корни сохранилась и после распада СССР. Примером может служить, опубликованная в 2000 году в Великобритании книга П.Данкана Третий Рим, святая революция, коммунизм и после, где вновь привлекается русский мессианизм для объяснения исторического опыта России. Еще в большей мере подобные взгляды характерны для восточноевропейских авторов. Польский историк Анджей де Лазари, считающийся умеренным, высказывается о концепции Москва - Третий Рим, как об архетипе русского национализма. Еще более резкие высказывания можно найти у современных украинских историков.
  
   Миф Москва - Третий Рим в современной России. Между тем, в постсоветской России интерес к идее Москва - Третий Рим резко возрос, а само выражение стало использоваться к месту и еще чаще не к месту литераторами и публицистами. Появились и серьезные работы. К их числу следует отнести публикацию в России статьи русского эмигранта историка Н.И.Ульянова Комплекс Филофея, вскрывающей необоснованность использования идеи псковского старца для обоснования извечных имперских устремлений России. Поистине классическим исследованием концепции Третьего Рима явилась вышедшая в 1998 году книга Н.В.Синицыной Третий Рим. Истоки и эволюция русской средневековой концепции (XV-XVI вв.).
  
   Книга Синицыной самое полное из ныне существующих исследований теории Филофея - ее истоков, содержания и исторической судьбы. Вывод автора совершенно определенен. Филофеев Третий Рим был: - концепцией не внешнеполитической экспансии, но, напротив, духовного и культурного единства, концепцией мира. ...не мессианизм вдохновлял Филофея Псковского, но мысль об исторической ответственности царства, оставшегося после падения Византийской империи и единственным внешним гарантом, и политическим защитником православия.... И не экспансионизм, т.е. расширение пределов в пространстве, но протяженность во времени последнего христианского царства, которое "удерживает" приход антихриста. В эсхатологии Филофея главное - не идея конца, а идея пути.
  
   Сходные мысли высказывают В.В.Кожинов и Н.А.Нарочницкая (2003). Оба автора подчеркивают, что идеи Филофея не имеют ничего общего с мировой гегемонией. Кожинов в книге История Руси и русского Слова (1997), отмечает изоляционистскую направленность идеи Третьего Рима. Нарочницкая посвящает концепции Филофея раздел третьей главы книги Россия и русские в мировой истории (2004). Отдавая должное работе Синицыной, она привносит политический аспект, являющийся ответом на распространенный в либерально-западнической литературе миф о "филофействе" как программе "русского и советского империализма". В контексте настоящей работы представляется важным следующее заключение Нарочницкой о концепции Филофея:
  
   Многие сегодняшние авторы ... исходя из установившегося необоснованного мнения о широком распространении на Руси этого пророчества, славят это учение как "чеканную формулу", как доктрину-прокламацию, якобы ставшую реальной концепцией государственного строительства, осознанно реализуемой царями. На деле и этого не было по простой причине, что послание это практически до XIX в. было неизвестно, и нет никаких свидетельств о том, что русские цари знали о нем или как-то откликались на него.
  
   Действительно, идеи псковского старца о Русском царстве как Третьем Риме имели ограниченное хождение в образованной части русского общества XV века (преимущественно в среде духовенства), а затем их не вспоминали два с половиной столетия. Возродились они во второй половине XIX века уже в виде лозунга Москва - Третий Рим, утратившего первоначальный эсхатологический смысл взглядов Филофея, но приобретшего славянофильскую и имперскую направленность. Именно тогда в среде российской интеллигенции формируется миф Москва - Третий Рим. В основу его были положены искаженные представления о писаниях псковского старца, не имевших в XV веке никаких признаков мифа, и существовавших наряду с другой эпистолярной публицистикой того времени. Не будет преувеличением сказать, что лозунг Москва - Третий Рим, приписываемый Филофею, - это миф о мифе, которого не было.
  
   В ХХ веке миф Москва - Третий Рим не без участия Бердяева приобрел черты мессианского мифа, объясняющего Октябрьскую революцию присущим русскому народу исканием истинного царства. Представления Бердяева, в свою очередь, использовали на Западе для создания чисто политического мифа о русском мессианстве, лежащим в основе стремления России (и СССР) к мировому господству. В упаковке Бжезинского, Пайпса, Янова миф вернулся в Россию и был гостеприимно принят в прозападных кругах. В настоящее время в России существуют самые различные версии мифа Москва - Третий Рим - мессианская, имперская, политическая и мистическая.
  
   Москва - Третий Рим - миф сравнительно молодой, порожденный обществом, вступившим в пору кризиса. Ибо брожение умов образованного общества конца XIX - начала ХХ века отражало инкубационные процессы грядущей русской революции. Москва - Третий Рим никогда был общенародным мифом; даже среди интеллигенции он имел (и имеет) ограниченное хождение. Живучесть мифа в памяти пусть и небольшой части населения России вызвана его эстетическими достоинствами. Старец в тиши монастыря пишет послание и в нем кратко и четко утверждает великое будущее России. Для людей с воображением это звучит. Но для того, чтобы миф вошел в народную память, одной эстетики мало, нужны сущностные достоинства. У Москвы - Третий Рим их нет, потому что сам миф подделка под миф, которого не было. Кроме того, Москва - Третий Рим порожден кризисным обществом, а кризисные мифы, к счастью для этносов, не столь долгоживучи как мифы утверждающие. Поэтому нет никаких оснований включать миф Москва - Третий Рим в мифокомплекс русского самосознания.
  Комментарии:
   Московией, Московским царством - называли Русское государство в Литве и Польше, не желая признать права рюриковичей на земли Киевской Руси. На самом деле, титул великий князь всея Руси был признан за Иваном III в 1494 году великим князем литовским Александром Ягеллоном. Так титуловали и сына Ивана - Василия III. Сын его, Иван IV, был уже русским царем.
   В начале XVI века население Российского государства составляло 6 млн. человек. Для сравнения в Речи Посполитой жило тогда 8 млн., а во Франции - 17-18 млн. человек (История Государства и права России: Учебник для вузов/Г75. Под ред. С.А. Чибиряева. М.: 1998).
   Византийских басилевсов и ханов Золотой Орды на Руси называли цесарями или царями. Императоров древнего Рима и Священной Римской империи чаще именовали кесари. Названия эти происходят от Caesar - титул императоров Рима, производное от фамилии Гая Юлия Цезаря.
   Опресноки - пресный, не квашеный хлеб. Употребляется иудеями при праздновании Пасхи и католиками для совершения таинства евхаристии (причащения). Православные совершают евхаристию на квасном хлебе.
   Перепись населения, когда Св. Семейство записали в Вифлееме, проходила в Римской империи по указу императора Августа (Лк. 2, 4).
   Эсхатология - учение о конце света, искуплении и загробной жизни.
   Псков - культурнейший город Руси, имел в XVI веке самые обширные связи с Европой. Насмешка Каграманова, что Филофей из своей псковской глуши не мог знать, что происходит в Первом и Втором Риме, необоснована.
   Историософия - осмысление сущности исторического процесса от его начала и до конца.
   Периферийность Соловьева нередко значительнее, чем его центральные работы. Бердяев писал, что настоящего Соловьева нужно искать в отдельных строках и между строк, в отдельных стихах и небольших статьях (Бердяев Н.А. Проблема Востока и Запада в религиозном сознании Вл. Соловьева / О Владимире Соловьеве. М.: Путь, 1911, с. 105).
   Роман переиздан: Жданов Л.Г. Третий Рим. М.: Современник, 1995.
   Литература
   ПСРЛ, Т. 11, М., 1962, с. 208.
   ПСРЛ. Т. 11. С. 236.
   Нефедов С.А. О демографических циклах в истории средневековой Руси // Клио, 2002, N 3. С. 193-203.
   Там же.
   Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь. М.: Эксмо, 2006, с. 716.
   Turchin P. Historical dynamics: Why states rise and fall. Princeton, NJ: Princeton Univ. Press, 2003; Он же: War and peace, and war. The life cycles of imperial nations. New York: Pi Press, 2006.
   Федотов Г.П. Русский человек // Новый град, Нью-Йорк, 1952, с. 75-76.
   Скрынников Р.Г. Третий Рим. Истоки и эволюция русской средневековой концепции (XV - XVI вв.). М., 1998..
   Гольдберг А.Л. К предыстории идеи "Москва - Третий Рим" // Культурное наследие Древней Руси (Истоки. Становление. Традиции). М.: Наука, 1976, с. 113.
   Антонов В.Ф. Книга для чтения по истории России. VI-XVIII вв. М.: ВЛАДОС, 1999, с. 92-93.
   Послания Иосифа Волоцкого. М. - Л., 1956. с. 231.
   Дмитриева Р.П. Сказание о князьях владимирских. М.; Л., 1955, с. 174.
   Дмитриева Р.П. Сказание о князьях владимирских. ...с. 175.
   Крамаровский М. Г. "Шапка Мономаха": Византия или Восток? // Сообщения Государственного Эрмитажа. N 47. Л., 1982. С. 66--70
   Гольдберг А.Л. К предыстории идеи "Москва - Третий Рим", с.114.
   IIопов А.Н. Историко-литературный обзор древнерусских сочинений против латинян. М., 1875, с. 364.
   Еремин И П., Скрипиль М.О. [Введение: Московские повести конца XV - начала XVI в.] // История русской литературы: В 10 т. / АН СССР. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1941-1956 / Т. II. Ч. 1. Литература 1220-х - 1580-х гг. 1945. С. 337.
   "Изложение пасхалии" митрополита Зосимы // Русская историческая библиотека. СПб, 1908. Т. IV, стб. 799.
   Филофей, старец. "Послание о злых днех и часех".// Памятники литературы Древней Руси: Конец XV - первая половина XVI века. Т. 6. М.: Худож. Лит., 1984, с. 450.
   Филофей, старец. "Послание о злых днех и часех". С. 452.
   Там же.
   Послание старца Филофея великому князю Василию. С. 441.
   Каграманов Ю.М. "Два убо Рима падоша, а третии стоит..." // Континент, 2007, N 132.
   Кураев Андрей, диакон. Христианство на пределе истории. М., 2003. С. 119; Настоящее время. М., 1998. Сент. / Цит. по: Братский вестник. Бад Киссинген, 1999. N 14.
   Филофей, старец. "Послание о злых днех и часех". С. 452.
   Бакка П., Ильин М. Разгадывая Европу // Русский Архипелаг: http://www.archipelag.ru
   Богданов А.П. Русские патриархи (1589-1700): В 2 т. Т. 1. М.: ТЕРРА; Республика. 1999. С. 94.
   Мокеев Г. "Москва Священная" // Журнал "Мир Божий", 1998, NI (3); Русская цивилизация в памятниках архитектуры и градостроительства. Феодальный период, ч.4 // Сайт Русское Воскресение: http://www.voskres.ru/
   Ульянов Н. Комплекс Филофея // Вопросы истории, 1994, N 8.
   Ключевский В.О. О русской истории: Сб. / Сост.,авт. Предисл. и примеч. В.В. Артемов; Под ред. В.И. Буганова. М.: Просвещение, 1993, с. 193.
   Маржерет Жак. Россия начала XVII в. Записки капитана Маржерета / Под ред. Буганов В.И. М.: Институт истории РАН, 1982.
   Литвин И. Затерянный мир, или малоизвестные страницы белорусской истории / http://litvin.org/
   Белинский В.Б. Страна Моксель / На сайте http://ukrlife.org/main/evshan/moxel.htm
   Тютчев Ф. И. Русская география // Ф. И. Тютчев. Лирика: В 2 т. / АН СССР. М.: Наука, 1966. Т. 2. 1966, с. 118.
   Коган П.Д. Лирическое отступление / Советские поэты, павшие на Великой Отечественной Войне, М.: Советский Писатель, 1965.
   Соловьев В.С. Панмонголизм / Поэзия Серебряного Века. М.: Художественная Литература, 1991.
   Мережковский Д.С. Революция и религия / Мережковский Д.С. Полн. собр. соч., т. XIII, М.: 1914, с. 96.
   Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М.: Наука, 1990, с. 8.
   Там же, с. 118.
   Friedrich C. J. and Brzezinski Z. K. Totalitarian Dictatorship and Autocracy. Cambridge (Mass.): Harvard Univ. Press, 1965.
   Pipes R. Russia under the Old Regime. New York: Charles Scribner's Sons, 1974
  Duncan P.J.S. Russian Messianism: Third Rome, Holy Revolution, Communism and After. London: Routledge, 2000.
   Leksykon rosyjsko-polsko-angielski. Vol. 1. Edited by Andrzej de Lazari. Warsaw: Semper. 1999.
   Ульянов Н.И. Комплекс Филофея // Вопросы истории, 1994, N 4, с. 150-152.
   Синицына Н.В. Третий Рим. Истоки и эволюция русской средневековой концепции (XV-XVI вв.). М., 1998.
   Синицына Н.В. Третий Рим. Истоки ..., с. 9-11.
   Кожинов В.В. История Руси и русского слова. Москва, Алгоритм, 1999.
   Нарочницкая Н.А. Россия и русские в мировой истории. М.: Междунар отношения, 2003.
   Нарочницкая Н.А. Россия и русские в мировой истории. Глава III. Продолжение 2. Цит. по сайту автора: http://www.narochnitskaia.ru
   Там же.
   Янов А. Россия: у истоков трагедии 1462-1584 (Заметки о природе и происхождении русской государственности). М.: Прогресс-Традиция, 2001

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"