Резников Кирилл Юрьевич : другие произведения.

Часть 2. Народы мира: Как люди едят и любят

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эта часть - как народы мира едят и любят. Самая большая, незаконченная и сырая. Будет дописана и сокращена


   ЧАСТЬ II. НАРОДЫ МИРА: КАК ЛЮДИ ЕДЯТ И ЛЮБЯТ
  
   ГЛАВА I. АВСТРАЛИЯ, ОКЕАНИЯ и ЮЖНАЯ АЗИЯ
  
   1. Австралия
  
   3.1. Земля
  
   Австралия - самый маленький материк на Земле. Площадь Австралии, включая остров Тасманию, составляет 7,7 млн. кв. км, что почти на четверть меньше Европы (около 10 млн. кв. км). В противоположность Европе, Австралия не изрезана морями и заливами. Облик ландшафтов определяется монотонными равнинами и плато. На востоке материка расположены невысокие, но живописные Голубые горы, достигающие на юге высоты украинских Карпат - выше 1800 м. Это единственный район, где зимой выпадает много снега. В Австралии жаркий климат, хотя на юге он мягче и сопоставим с климатом Средиземноморья. Тасмания имеет умеренный климат.
  
   Австралия крайне засушлива - 70% материка получает меньше 500 мм осадков в год. Лишь Тасмания и прибрежные районы севера, востока и юго-запада получают больше осадков. Соответственно, вся центральная Австралия - это пустыня и полупустыня. Ближе к побережью начинается почти непроходимый скраб, - густые заросли кустарников и кустарниковых эвкалиптов, и лишь в зонах увлажнения появляются высокорослые эвкалиптовые леса и злаковые саванны. На крайнем севере, где осадков выпадает больше 1250 мм, растут влажные тропические леса. Австралия - заповедник примитивных млекопитающих: сумчатых - кенгуру и вомбатов, и яйцекладущих однопроходных - ехидны и утконоса. Из плацентарных водятся грызуны, летучие мыши и одичалая собака динго, попавшая в Австралию вместе с человеком.
  
   Первые люди появились в Австралии около 60 тыс. лет назад. Это были предки австралийских аборигенов. Они перебрались из Юго-Восточной Азии через узкий пролив, отделявший еще полуостровную Индонезию (полуостров Сунда) от материка Сахул, разделившийся позже на Австралию, Новую Гвинею и Тасманию. Уровень океана был тогда на 150 метров ниже, чем сейчас, и для переправы было достаточно плота из нескольких связанных деревьев. 12 тыс. лет назад, в результате подъема уровня моря, Новая Гвинея и Тасмания отделились от Австралии, а полуостров Сунда распался на острова Индонезии, ставшие далекой землей. Так произошла изоляция Австралии от остального мира.
  
   Современная Австралия заселена недавними эмигрантами из Великобритании и других стран Европы. Этих англоязычные эмигранты теперь называются австралийцы, а коренные жители - аборигены или, в просторечии, або. Австралийцев - 19 млн., аборигенов - около 400 тысяч. Тем не менее, именно, аборигены представляют интерес для людей, интересующихся культурой народов мира.
  
   3.2. Австралийские аборигены
  
   Внешний облик, языки
  
   Аборигены или коренные жители Австралии принадлежат, к австралоидной расе. На взгляд европейцев, аборигены красотой не блещут. У них темно-шоколадная, почти черная кожа, волнистые или кудрявые волосы, очень широкий бесформенный нос, толстые губы и развитое надбровье. У мужчин обильный рост волос на лице и теле. Телосложение худощавое, несколько астеничное; рост средний, иногда высокий. Объем мозга один из самых низких в мире, что не раз использовали для доказательства умственной отсталости аборигенов. Но нужно помнить, что объем мозга положительно связан с мышечной массой тела (поэтому у мужчин мозг больше, чем у женщин), а масса тела у аборигенов мала.
  
   Несмотря на обширность континента, локальные различия невелики. Аборигены юга Австралии ниже ростом, чем северяне, более широконосы и волосаты. Племена в низовьях реки Муррей исключительно волосаты: длина волос на груди и теле мужчин доходит до 10 см, и даже у женщин растут борода и усы. В Центральной Австралии, у детей, при очень темной коже, нередки светлые, даже белокурые волосы. С возрастом, волосы темнеют и приобретают каштановый или рыжеватый оттенок. Чистокровные аборигены Тасмании (ныне остались только метисы) имели курчавые, как у папуасов, волосы и самый широкий нос в мире.
  
   Австралийские аборигены подразделялись на племена. К концу XVIII века (времени прихода европейцев) в Австралии жило 400 - 700 племен. Численность племени составляла от 100 до 1500 человек. Каждое племя имело свой язык или диалект языка, обычаи и территорию проживания. Крупные племена, занимающие большую территорию, могли говорить на родственных диалектах одного языка. В свою очередь, соседние племена также нередко говорили на разных диалектах одного языка. До начала колонизации европейцами в Австралии насчитывалось около 200 самостоятельных языков, не считая диалектов.
  
   Материальная культура
  
   Аборигены были охотниками и собирателями, жившими в каменном веке. Мужчины занимались охотой на кенгуру и других сумчатых, страуса эму, птиц, черепах, змей, крокодилов, ловили рыбу. При охоте нередко использовали прирученных динго. Женщины и дети собирали орехи, семена, ягоды, съедобные коренья, птичьи яйца, насекомых и личинки. Женщины готовили пищу и переносили нехитрый скарб во время кочевок. Аборигены вели кочевой образ жизни и спали в наскоро возведенных шалашах и под открытым небом. Лишь при продолжительных стоянках строили постоянные шалаши. Одежды у них почти не было, - носили набедренные повязки или ходили голые. Тело раскрашивали. Аборигены не знали лука и стрел и при охоте использовали копья, дротики с копьеметалкой и некоторые племена - бумеранги. Для ловли рыб применяли остроги, лески с крючком и специальные рыбные ловушки.
  
   Пища
  
   Приготовление пищи сложностью не отличалось. Фрукты, ягоды и насекомых ели в сыром виде. Остальные продукты жарили или запекали. Огонь поучали трением двух кусков дерева. Работа по извлечению огня занимала от получаса до часа. Убитую дичь бросали прямо в костер, затем, когда сгорала шерсть, вынимали, потрошили, счищали остатки шерсти и запекали на углях. Так готовили мясо, рыбу и небольших черепах. Если животные были крупными, как кенгуру, то мясо оставалось полусырым. Нередко с него стекала кровь, это считалось деликатесом. Орехи, семена, коренья запекали в пепле костра. Более изысканным было приготовление пищи в земляной печи. Для земляной печи копали яму глубиной в полметра и разводили в ней костер, куда клали камни. Когда костер прогорал, уголь и пепел удаляли; в яме оставляли лишь раскаленные камни. Туда клали крупную дичь, рыбу и овощи. Больших черепах обкладывали раскаленными камнями и готовили прямо в панцире.
  
   До прихода европейцев, диета аборигенов была хорошо сбалансирована и содержала оптимальное для организма соотношение белков, жиров и углеводов. Многие блюда, запеченные в земляной печи, удовлетворили бы любого гурмана. Удивительно приятный напиток приготовляли из нектара цветов, опущенных в воду. Очень вкусны орехи макадамии, ныне пользующиеся коммерческим спросом. Другие деликатесы - ящерицы, личинки, бабочки и медовые муравьи, вряд ли устроят белых австралийцев. Но наиболее отталкивающим выглядит употребление в пищу человеческого мяса.
  
   Каннибализм
  
   Каннибализм у австралийских аборигенов встречался у многих племен, но практиковался лишь изредка. Иногда, при нехватке пищи или из ритуальных целей, убивали новорожденных детей, чаще девочек, причем убитых не хоронили, а съедали. Встречались и чисто ритуальные формы каннибализма: поедание трупов умерших родичей, поедание воинами тел и, особенно, сердец убитых врагов и обряд поедания человеческого мяса при инициации (посвящении юноши в мужчину). При всем том, аборигены Австралии не были регулярно практикующими людоедами, их каннибализм не носил систематический характер и не служил подспорьем в питании. Живший среди аборигенов Сид Кайл-Литтл пишет:
   Туземцы Ливерпул Ривер не убивали людей для еды. Они ели человеческое мясо из суеверия. Если они убивали стоящего человека в бою, они съедали его сердце, веря, что наследуют его храбрость и силу. Они съедали его мозг, потому что знали, что там находятся его знания. Если они убивали быстрого бегуна, они съедали часть его ног, надеясь приобрести его скорость.
  
   Интересны объяснения самих аборигенов причин людоедства. В 1933 году старый вождь с острова Ям поведал журналисту Колину Симпсону, что при инициации ему дали мелко нарубленное человеческое мясо, перемешанного с мясом крокодила. Юноше стало тошно. Целью было "сделать сердце сильным изнутри". Симпсон также описывает, как при рождении ребенка супруги, уже имевшие первенца, ритуально убили новорожденного и накормили его мясом старшего ребенка, чтобы сделать его сильным. Среди других племен родственники съедали кусочки жира покойника из уважения к его памяти. "Мы съели его, - объясняет абориген, - потому что знали его и любили его".
  
   Религиозные воззрения
  
   В отличие от примитивного быта, духовная культура австралийских аборигенов была довольно развитой. Окружающий мир воспринимался ими как единство духов, людей, животных и природы. Центральное место занимала мифология цикла Времена снов, объединяющая прошлое, когда произошло сотворение мира, настоящее и будущее. Важную роль в актах творения имел Радужный Змей, создатель гор и пещер. Вселенная аборигенов состояла из неба, земли и подземного мира. Лучшим местом было небо, где жили души умерших и божественные существа. На небесной равнине много воды и царит изобилие. Звезды - это костры стоянок небесных жителей. Сильные шаманы могут путешествовать на небо и возвращаться на землю. Аборигены почитали и боялись шаманов, владевших магией и колдовством. Но и простые люди прибегали к магическим обрядам для удачной охоты, любовных успехов и нанесения вреда врагу.
  
   Семья и брак
  
   Очень сложной была система родства, определявшая брачные отношения. Элементарной ячейкой была семья, но у ребенка матерями считались, кроме матери, ее сестры, а отцами - отец и его братья. Все их дети были "братья" и "сестры". Дети от братьев "матерей" и сестер "отцов" считались двоюродными братьями и сестрами. "Братья" и "сестры" имели общего духа-хранителя или тотем в виде животного, растения или явления природы и относились к одной брачной фратрии, или, как говорили аборигены, одному типу кожи. Многие племена имели четыре фратрии, хотя нередко их было восемь и даже нечетное число. Система фратрий исключала кровнородственные браки внутри племени. Так при четырехчленном делении, мужчины и женщины определенной фратрии могли искать жену или мужа только в одной из четырех фратрий, а с остальными тремя, включая собственную, брак запрещался. Нарушение запрета брака каралось смертью.
  
   Брак обычно устраивали старшие. Молодой человек имел мало шансов получить невесту по вкусу. Невесту ему выбирали влиятельные пожилые мужчины рода. В племени тиви юноше, прошедшему инициацию, обычно обещают в жены еще не родившуюся дочь от сверстницы из "правильной" фратрии: она уже замужем за мужчиной, по возрасту годящимся ей в отцы. С этого момента юноша начинает "зарабатывать" невесту, доставляя ее матери часть добытой дичи. Но жизнь идет, и молодой человек не только мечтает о грядущем счастье, но оглядывается по сторонам и лет в тридцать, если он хороший охотник, женится на женщине, часто старшей по возрасту, вдове одного из усопших патриархов. Позже он обзаводится более молодой вдовой.
  
   Лет в пятьдесят, мужчина, наконец, соединяется со своей нареченной. Обычно к этому времени у него, - теперь уважаемого члена племени, на подходе еще несколько невест. Наш герой достиг вершины общественного положения. Его жены родили или собираются родить дочек, поэтому женихи всячески его обхаживают. Они приносят вкуснейшее мясо дюгоня и жирных гусей. Патриарх проводит старость в почете и достатке. Когда он умирает, его вдовы достаются молодым, еще не женатым мужчинам. Круг замыкается. Но все это относится к умным и умелым мужчинам - недотепа, чаще всего остается без жены.
  
   Сходным образом устраивалась брачная жизнь во всех племенах. Различались лишь детали. В одних племенах жених отдает часть добычи матери невесты, а в других отцу; где-то он дает долю добытого, а в других местах преподносит самое лучшее. Решение о помолвке обставляется церемонией. В племени лоритья помолвка объявляется в присутствии всех членов рода. К жениху, лет 12-и - 15-и, а то и пяти, подходит мать невесты и заявляет:
   Ох, не скоро ты возьмешь ее в жены! Только когда мужчины прикажут тебе, возьмешь ты ее в жены! А до того времени и не думай о ней!
   А родственники жениха потрясают дубинками и приговаривают:
   Мы даем тебе эту девушку, одну только эту. Когда она вырастет и когда все мужчины ее тебе дадут, ты сможешь ее взять. А до того времени и не думай о ней!
  
   Секс
  
   Аборигены считают сексуальность естественным желанием, нуждающимся в удовлетворении. В отличие от европейцев, они считали нормальным эротический интерес у детей. В племени йолингу среди детей была распространена игра ниги-ниги, имитирующая половой акт, причем взрослые относятся к ней совершенно спокойно. В период полового созревания мальчики подвергались обрезанию, а девочки лишению девственности. Причиной обрезания была вера, что при совокуплении необрезанный член может повредить женщину. Обрезание было тайным ритуалом. Женщины танцевали неподалеку, но наблюдать за процессом им запрещалось. Старшие мужчины открывали мальчику смысл священных песен, а на заре, образовав из своих тел стол, совершали обрезание. Крайнюю плоть мужчины съедали или в других племенах отдавали мальчику, и он носил ее в мешочке на шее.
  
   У некоторых племен, в частности, аранда в Центральной Австралии, спустя месяц после обрезания проводили продольное рассечение члена. Для этого частично возбужденный член разрезали вдоль уретры, чтобы сделать его подобным члену самца эму с продольной ложбинкой или раздвоенному члену сумчатого зайца валлаби. После такой операции рассечённый член при возбуждении выворачивался наружу и сильно утолщался, что, по мнению аранда, может доставить женщине не меньше удовольствия, чем самка валлаби получает от двурогого члена самца. Обряд продольной надсечки не был связан с контрацепцией, как раньше считали, ведь по понятиям аборигенов семя вообще не связано с зачатием. Они отрицали физическую роль отца и матери и верили, что психические силы отца вызывают из мира сновидений тотем зачатия духа ребенка, который вселяется в мать. Там он и растет до рождения.
  
   Ритуал дефлорации (лишения девственности) описан у нескольких племен Австралии. Аборигены Земли Арнхем еще в 40-е годы ХХ века изготовляли для посвящаемых девушек укрытие с входом, известным как священное влагалище. Там девушки, скрытые от мужских взоров, жили некоторое время. Старшие женщины учили их песням, танцам и священным мифам. На рассвете последнего дня девушки совершали ритуальное купание. К этому времени мужчины уже изготовили бумеранги с уплощенными концами. Девушек, мужчин и бумеранги натирают красной охрой, символизирующей кровь. Мужчины бумерангами дефлорируют девушек или имитируют дефлорацию, если девственность уже утрачена. Затем мужчины и девушки совокупляются. В другом племени будущий муж и его "братья" похищают намеченную для брака девушку, по очереди имеют с ней секс, а затем отводят на стоянку к мужу. Описан ритуал, когда мужчины лишают девушку девственности пальцами или палкой в виде члена. Затем, они по очереди совокупляются с ней, собирают собственное семя и выпивают его.
  
   Австралийские аборигены высоко ценили половой акт. Для них он означал круговорот природы, смену сезонов, размножение людей, животных, растений, и, таким путем, поддержание запасов пищи. У диери ритуальное совокупление четырёх пар мужчин и женщин считалось средством повышения плодовитости страусов эму. Мужчин особо занимал половой член. В некоторых племенах мужчины при встречах в знак приветствия поглаживали свой член или касались рукой члена встречного. Женщины отличались в сексуальных танцах. В плясках корробори, исполнявшихся в полнолуние или при свете костров, раскрашенные мужчины олицетворяли воинственное, а женщины сексуальное начало. Пляшущие девушки трясли ягодицами и грудями и мимикой оповещали, что готовы встретить юношей в известных им местах.
  
   Все же у девушек, точнее, девятилетних девочек, обычно, первый мужчина был муж. Мальчики начинали сексуальную жизнь позже, в 12-14 лет. Как правило, у них были связи со сверстницами и замужними женщинами. Аборигены терпимо относились к внебрачному сексу, если не нарушались запреты кровного родства. Женщины и мужчины, состоящие в браке, нередко заводили романы на стороне. Особенно страдали престарелые мужья. Молодые жены то и дело изменяли им с жаждущими ласк юношами. Патриарх мог побить неверную жену и слегка ранить копьем обидчика, а тот должен был это стерпеть, но серьезная рана вызывала всеобщее осуждение.
  
   Располагаясь на ночлег, пожилой мужчина клал одну или две самых молодых жены возле себя, а прочими женами жертвовал - располагал снаружи по окружности и деликатно не замечал происходящего там. Внебрачные связи гораздо чаще, чем браки, были основаны на внешней привлекательности и на ухаживании, включающем пение песен и небольшие подарки. Очень часто, чтобы добиться желанной цели, использовали любовную магию - волшебные песни, наскальные рисунки любимой, магию отрезанных голов птиц, гуденье в раковины.
  
   Особое место занимало предложение мужьями своих жен на праздничных церемониях, где собирались аборигены с обширной территории. Там нередко мужчины одной фратрии или племени приглашали чужих мужчин воспользоваться их женами. Вот как это выглядело на празднике племени аранда:
   Старый мужчина, глава тотема тьяпелтьери, привел с собой одну из жен и, оставив ее в кустах, подошел к мужчине тотема тьюпила из племени воргайа, одному из племенных отцов женщины. Пошептавшись с ним некоторое время, он отвел его в место, где была спрятана женщина, и тот лег с ней. Тем временем мужчина тьяпелтьери вернулся на место церемонии, сел и стал петь вместе со всеми мужчинами. Тьюпила вернулся и сзади обнял его, а в ответ мужчина тьяпелтьери потер его ноги и руки ... и потом он пригласил других мужчин тьюпила, (племенных отцов женщины) и мужчин такомара (племенных братьев женщины), но они все отказались и остались сидеть на земле, хотя мужчина тьяпелтьери подходил к каждому из них и пытался поднять.
   Тут характерно, что мужчина фратрии тьюпила, принявший предложение, был гостем, а мужчины тьюпила, отклонившие предложение, местные. То есть, предложение женщины отклоняли, если мужчины жили рядом.
  
   Кроме праздничных развлечений, группы мужчин аранда нередко совершали походы к соседям с целью найти и убить колдуна, наведшего порчу на членов рода. Обычно они предлагали предполагаемому колдуну женщину. Если тот принимал дар и сближался с женщиной, - значит, он безобидный человек. Но если он отвергал женщину, - участь его была печальна. Так с помощью женщин аборигены скрепляли узы дружбы между соседними племенами и наказывали врагов. В отличие от более "культурных" народов, аборигены почти не знали гомосексуализма. Одним из исключений были бора на севере Квинсленда, где подобно папуасам мальчики при инициации имели оральный секс с мужчинами и глотали их семя.
  
   Аборигены в современной Австралии
  
   Нравы австралийских аборигенов, описанные в этом разделе, почти исчезли. В ходе европейской колонизации племена Южной, Восточной и Юго-Западной Австралии вымерли или потеряли культуру. Наблюдения из жизни аборигенов относятся к племенам Центральной и Северной Австралии конца XIX - середины ХХ века. Сейчас и они во многом изменили образ жизни. Но набирает силу движение по возрождению культурных традиций аборигенов. Разумеется, не ритуального каннибализма и убийств колдунов, а понимания природы, знания легенд, своей истории и родословной, песням и танцам корробори под звездами у костров.
  
  
   Глава 4. Океания
  
   4.1. Острова Океании
  
   Океания занимает гигантскую территорию - 63 млн. кв.км, на 98% состоящую из воды. Для сравнения, площадь России - 17,1 млн. кв.км. К Океании относят всю юго-западную и центральную часть Тихого Океана. На крайнем востоке расположен остров Пасхи или Рапануи; на западе полуостров Вогелкоп Новой Гвинеи граничит с Малайским архипелагом. Расстояние между ними - 15000 км. На севере Океании расположены Гавайские острова, на юге - острова Новой Зеландии. Расстояние между ними около 8000 км. В Океании 789 обитаемых островов, общей площадью 1,26 млн. км'. Больше половины площади приходится на Новую Гвинею. Климат Океании тропический. Лишь в Новой Зеландии климат умеренный.
  
   Океанию подразделяют на три части: Меланезию - самые западные и крупные острова; Микронезию - мелкие острова к северу от Меланезии и Полинезию - острова в центральной части Тихого океана. Крупные острова Меланезии гористы и расположены близко друг от друга. Многие острова Полинезии, являются вершинами подводных вулканов. Однако большинство островов Полинезии и Микронезии - низкие коралловые атоллы, иногда едва возвышающиеся над водой. Каждый атолл представляет кольцо из кораллового рифа, в центре которого расположена лагуна с морской водой.
  
   4.2. Меланезия. Папуасы и меланезийцы
  
   Земля и люди
  
   Новая Гвинея, второй по величине остров мира, расположена сразу к югу от экватора. Остров вытянут с северо-запада на юго-восток. В этом же направлении идут горные цепи, занимающие большую часть острова. Самые высокие вершины, превышающие 4 500 м, покрыты вечными снегами. Между грядами гор расположены глубокие долины. Многие долины и нагорья совершенно изолированы. Горные кряжи с обрывистыми склонами, заросли тропического леса, покрывающие остров, и непроходимые мангровые болота на побережье затрудняют общение даже соседних селений. Неудивительно исключительное разнообразие языков и культур.
  
   С северо-востока к Новой Гвинее примыкают гористые острова Меланезии. Кроме островов и архипелагов, непосредственно примыкающих к Новой Гвинее, сравнительно недалеко расположены архипелаг Бисмарка, Соломоновы острова и острова Санта-Крус; 1200-1500 км к востоку от Новой Гвинеи находятся Новая Каледония и острова Вануату и более 2000 км к востоку - архипелаг Фиджи, который нередко относят к Полинезии.
  
   Языки народов Новой Гвинеи делятся на две группы. Большинство говорит на папуасских языках (более 750), отличных от всех языков мира. В северо-восточной части Новой Гвинеи и на островах Меланезии распространены меланезийские языки (около 600), входящие в австронезийскую языковую семью, куда входят языки полинезийцев, народов Индонезии, Филиппин, Мадагаскара, австронезийцев Индокитая и Тайваня. К меланезийским языкам близки языки полинезийцев, а язык фиджийцев скорее полинезийский, чем меланезийский.
  
   Физически между папуасами и меланезийцами нет особых различий - они принадлежат к меланезийской расе, внешне очень похожей на расы черной Африки. Правда, у людей меланезийской расы лучше, чем у негров, растет борода, а дети рождаются с волнистыми волосами и лишь с возрастом становятся курчавыми, но попытки объединить их в одну расу с австралийскими аборигенами оказались генетически несостоятельны. Вероятно, группа людей, вышедших из Африки, почти не изменившись физически, поселились в Новой Гвинее, а их потомки заселили острова Меланезии.
  
   Внутри меланезийской расы иногда выделяют папуасский и меланезийский типы. У папуасов нередки выпуклые носы с опущенным кончиком, у меланезийцев преобладает уплощенный или прямой нос, хотя встречается и "папуасские" носы. Для папуасов и меланезийцев характерна густая масса курчавых волос, образующих высокую "шапку". Те и другие среднего роста и хорошо сложены, но в горах Новой Гвинеи есть племена, где рост мужчин 150 см. Зато меланезийцы островов Фиджи выше метра восьмидесяти, атлетически сложены и склонны к полноте. У фиджийцев заметна полинезийская примесь. Заметна она и на островах Тробриан. Там можно встретить людей с цветом кожи от черного до золотисто-коричневого и волосами от спирально-курчавых до прямых. Встречаются в Меланезии и небольшие острова, заселенные полинезийцами.
  
   Заселение Новой Гвинеи произошло 40 - 60 тысяч лет назад - предки папуасов были в числе первых людей, покинувших Африку. 25 - 27 тысяч лет назад жители Новой Гвинеи заселили расположенные неподалеку острова западной Меланезии. Несколько тысяч лет назад папуасы освоили примитивное тропическое земледелие. Около 1 500 лет до н.э. на островах северо-западной Меланезии появилась культура Лапита. Носители культуры были хорошими мореплавателями, разводили азиатских собак, свиней и кур и изготовляли глиняные горшки. Они избегали селиться в болотистых, зараженных малярией местах, поскольку, в отличие от папуасов, не имели к малярии иммунитета. Считают, что пришельцы приплыли с острова Тайвань и что они говорили на австронезийских языках.
  
   В течение тысячелетия происходил обмен генов и культуры между австронезийцами и папуасами. В результате возникли меланезийцы, заимствовавшие языки и многие элементы культуры от азиатских переселенцев, но сохранившие в большей или меньшей степени физические признаки папуасов. Австронезийцы, меньше смешавшиеся с папуасами, мигрировали дальше, заселив острова и атоллы Полинезии и Микронезии, где нет малярийных комаров. Папуасы и меланезийцы продолжали обмениваться генами и культурой, так что сейчас их невозможно разграничить.
  
   До недавнего времени, папуасы ходили почти голые (и кое-где ходят по сей день). Женщины носили небольшой передник, а мужчины - футляр для члена, холим, длиной до 60 см. Меланезийские женщины чаще носили юбочки, мужчины - передники и набедренные повязки. Для красоты в нос и уши вставлялись кусочки кости, перья, клыки диких свиней. Как у всех народов с очень темной кожей практиковалось нанесение рубцов, а не татуировка. Папуасы и меланезийцы, особенно мужчины, уделяли внимание прическе и очень гордились пышной шапкой волос.
  
   Папуасы жили в домах на высоких сваях; в каждом доме располагались несколько семей. Особые большие дома строили для собраний и для проживания молодых мужчин, так называемые "мужские дома". Меланезийцы предпочитали жить в домах, расположенных на земле, с низкими стенами и высокими крышами, типичными и для полинезийцев. Папуасы и меланезийцы пользовались каменными топорами для расчистки леса и обработки дерева, знали лук и стрелы и использовали остроги, копья и палицы для рыбной ловли, охоты и войн. Особенно следует отметить достижения в судостроении. Строили лодки с балансиром и крупные двойные пироги, вмещающие десятки людей. Обычно они ходили под парусом. Меланезийцы были искуснее папуасов в судостроении и мореходстве, но особенно отличались фиджийцы, суда которых пользовались славой даже у полинезийцев.
  
   Пища
  
   С давних времен папуасы и меланезийцы занимаются земледелием.  Они расчищали лес, мотыгами вскапывали землю и выращивали ямс, таро, маниок, сладкий картофель, овощи, сахарный тростник, бананы. Посадки охранялись заборами от диких свиней. Были плантации кокосовых пальм и хлебных деревьев. В болотистых местах добывали саго из саговых пальм. Из домашних животных держали свиней, собак и кур. Свиньи высоко ценились и поросят нередко выкармливали грудью. Охотничья добыча в Новой Гвинее была скудна: одичавшая свинья и сумчатый кускус - единственные четвероногие, дающие достаточно мяса. В восточной Меланезии, не считая одичавших свиней, из наземных животных есть только крысы, змеи и ящерицы. Птицы Новой Гвинеи, очень красивые, добывались ради перьев, но мало помогали как подспорье в питании. На некоторых островах Меланезии собирают птичьи яйца. Значительно больше дает море. Рыболовством и сбором моллюсков и ракообразных занимаются все прибрежные племена. Рыбу ловят сетями и удочками, ставят ловушки-загоны, бьют острогами и стрелами.
  
   Еду варят в горшках и в заполненных водой секциях бамбука или жарят на углях очага. Большие количества пищи - свиней, крупные партии рыбы и овощей, запекают в земляных печах. Печи могут различаться, но принцип действия одинаков. На дно ямы кладут угли или раскаленные камни, а на них укладывают мясо, рыбу и овощи, завернутые в листья банана. Затем кладут еще несколько слоев листьев и засыпают землей. Через несколько часов еда готова. Свиней запекают на праздники и по поводу важных событий. Забивают сразу много свиней. Когда мясо готово, устроители пиршества выкрикивают имена присутствующих и вручают каждому его долю.
  
   В восточной Новой Гвинее и на островах Меланезии употребляют настой, известный под полинезийским именем кава. Это травяной чай из корней и стебля растения кава-кава - перец опьяняющий, родственного черному перцу. Каву приготовляли разыми способами. Раньше в Полинезии сушеные корни и стебли жевали, сплевывали в общий сосуд, разбавляли водой, процеживали сквозь волокнистую оболочку кокосовых орехов, а затем пили. В Меланезии, по сей день, свежую каву-каву растирают на куске кораллового рифа или измельчают деревянным пестиком. Во всех случаях, эффект напитка сходный - слегка немеют язык и губы, появляется разговорчивость, чувство спокойствия и довольства жизнью.
  
   Папуасы и западные меланезийцы, подобно индонезийцам, жуют бетель - смесь из семянарековой пальмы, листьев перечного кустарника и извести, полученной при отжиге раковин. Во рту смесь бетеля вступает в химическую реакцию со слюной и приобретает кроваво-красный цвет. Через несколько минут смесь выплевывают. Бетель дает легкий одурманивающий эффект, хотя наркотиком не является. От жевания бетеля губы приобретают кроваво-красный цвет, а зубы чернеют.
  
   Жители Новой Гвинеи страдали от относительного перенаселения. Выражалось оно в нехватке животной пищи. Растительной еды всем хватало, но мяса было недостаточно. Особенно это проявлялось в густонаселенных нагорьях, где истреблены пригодные для охоты животные и нет рыбы. Нет там условий и для выпаса свиней; их кормят с огородов. Свиней забивали лишь по случаю торжества, нередко только для мужчин, присвоивших право есть свинину на мужских праздниках. В Меланезии (кроме удаленных от моря селений) белковой недостаточности нет из-за обилия рыбы и моллюсков, но мясо ценится выше рыбы. Все это подталкивало не только к ритуальному, но к пищевому каннибализму.
  
   Каннибализм
  
   Новую Гвинею и Меланезию принято считать островами людоедов. Это верно лишь отчасти - не все племена папуасов и меланезийцев были каннибалами. Практика каннибализма и его масштабы различались у разных племен. Были племена, поедавшие в религиозных целях плоть умерших сородичей. Антрополог Бронислав Малиновский, изучавший в первые десятилетия ХХ века меланезийцев и папуасов Новой Гвинеи, пишет:
   Это делается с крайним отвращением и страхом и сопровождается обычно обязательным использованием рвотных средств. В то же время это воспринимается как высший акт почитания, любви и преданности. Фактически этот обычай рассматривается как священная обязанность меланезийцами Новой Гвинеи, которых я изучал и был свидетелем того, что он все еще тайно соблюдается, хотя сурово карается белым правительством.
  
   С ритуальным каннибализмом связана болезнь куру, описанная в 1957 году у папуасов племени форе. Куру на языке форе означает дрожь и порчу. Болезнь сопровождалась сильной дрожью и прерывистыми движениями и неизменно завершалась смертью. Люди верили, что куру передается в результате сглаза. Ученым удалось установить, что болезнь куру, поражающая мозг, имеет прионную природу и передается при поедании мозга умершего родственниками. С искоренением каннибализма куру у форе исчезла.
  
   Другой распространенной формой каннибализма является поедание убитых врагов. Чаще всего в этом видят ритуальную форму мести и присвоения себе силы и свойств убитых. Женщины папуасского племени яли, танцуя вокруг земляной печи, где запекаются трупы убитых врагов, поют:
  
   "Ваши братья, пусть они приходят! Мы приготовим их!
   Ваши сыновья, пусть они приходят! Мы приготовим их!
   Родственники ваших матерей, пусть они приходят! Мы приготовим их!".
  
   Ритуальный каннибализм незаметно переходит в людоедство ради поедания вкусного мяса. Тут вкусы племен не сходятся. Яли считают, что человеческое мясо вкуснее свинины, а каннибалы в горах Кутубу, находят его слишком жирным, нередко вызывающим тошноту. Все же немало племен были большими любителями человечины. Особенно ценилось мясо детей и женщин как более нежное. Из частей тела наиболее вкусными считали кисти рук и груди женщин.
  
   Путешественники и миссионеры XIX века оставили много свидетельств о каннибализме на островах Фиджи. Фиджийское общество было самым развитым в Меланезии (не без влияния полинезийцев), но и каннибализм там был самым развитым. Убитого человека, там, как и в Полинезии, называли: длинная свинья. Длинную свинью приготовляли разными способами, не без кулинарных изысков. Ритуальное значение каннибализма сохранялось, но на первый план выступали чисто гастрономические интересы. Свидетельств много, но наиболее красноречивые оставил путешественник Альфред Сент-Джонсон:
  
   "Фиджийцы любят человеческое мясо ради самого мяса, а не просто, чтобы съесть из мести к убитому врагу. ... Часто мужчина убивал дубинкой другого мужчину или женщину, пригодных, на его взгляд, для готовки; как он объяснял, "больной зуб разболелся" и только человеческое мясо может вылечить его. Так велика была власть мужа над женой, что он мог убить и съесть ее, если пожелает, что нередко и происходило.
   ... Тело либо запекали целиком в [земляных] печах, либо разрезали на куски и тушили в больших глиняных горшках, используемых для готовки. Вместе с мясом всегда добавлялись травы, ... - я не знаю какие. Повара, подготовлявшие тело для запекания, заполняли его внутри горячими камнями, чтобы оно могло хорошо пропечься".
  
   В наши дни фиджийцы не едят человеческое мясо. Уже сто лет они ревностные христиане и по воскресеньям дружно ходят в церковь, хотя не стыдятся предков. Зато короваи юго-западной Новой Гвинеи еще в начале1990-ых практиковали каннибализм. Позже они, как сообщалось, прекратили это занятие. Впрочем, в 1997 году, там съели колдунью. Весной 2006 года к австралийским телевизионщикам, снимавшим фильм о короваи, обратился папуас с просьбой спасти шестилетнего племянника Ва-Ва, обвиненного в колдовстве. Австралийцы пытались вызвать спасателей, но без успеха. Этот случай, как считают, придуман ради рекламы, но, сколько реальных историй скрыты в джунглях Новой Гвинеи?
  
   Религиозные воззрения
  
   Папуасы и меланезийцы верили в существование душ людей, животных, растений, неживых существ и явлений и почитали души умерших предков. У них не было иерархии богов, как у полинезийцев. Умершие герои не становились богами, и смертные не претендуют на происхождение от богов. Нет легенд о сотворении мира. Мифотворчество ограничивалось происхождением человека, семьи, рода, племени, что позволяло установить степень родства и возможность брака. Как и полинезийцы, меланезийцы, верили в мана, магическую силу, заключенную в людях, живых и неживых существах.
  
   Ритуалы папуасов и меланезийцев тесно связаны с мифами. Так Маруногере, великий герой папуасов киваи, научил людей, как построить большой общественный дом, и провел там с мужчинами обряд могуру вокруг убитой свиньи, чтобы сделать их храбрыми воинами. С тех пор, готовящиеся стать воинами юноши киваи, ежегодно собираются в общественном доме и ползают вокруг мертвой свиньи. Затем Маруногере просверлил в каждой женщине дырку и наделил их половыми органами. Этим же вечером, он всем довольный умирал под покачивание общественного дома, где мужчины и женщины впервые сплелись в любовных объятьях. Ритуалы островитянтесно переплелись с магией и колдовством, занимавших видное место в повседневной жизни. Каждый папуас и меланезиец опасался, что враг или недоброжелатель наведет на него порчу. Постоянный стресс влиял на психику и на характер межплеменных, общественных и даже внутрисемейных отношений.
  
   Семья и брак
  
   В Новой Гвинее и Меланезии преобладает патрилинейное родство, когда ребенок принадлежит к роду отца. Иногда встречается матрилинейное родство, когда род ребенка определяется по матери. Различны и степени родства, подпадающие под запрет брака, хотя близкие родственники всегда исключены из брачных и сексуальных отношений. В большинстве племен мальчиков сначала нянчат матери, а затем все большую роль в их жизни играют отцы. Отец вытесняет мать, нередко даже путем насмешек в присутствии сына. Однако мальчик проводит больше времени не с отцом, а с другими мальчишками - они вместе играют, ловят рыбу, приобщаются к взрослой жизни. Специально детей никто не воспитывает.
  
   Инициация подростков проходит несколько этапов и растягивается на длительный срок. Мальчиков подвергают физическим страданиям: режут бамбуковыми ножами спину, чтобы "стала как кожа крокодила", бьют, бросают в воду. Во многих племенах подросткам делают обрезание, надрезают кожу члена, протыкают ее стрелами. Длительное время мальчики живут в мужских домах, где взрослые мужчины учат их песням и обычаям племени, игре на барабане. Во многих племенах пребывание в мужском доме сопровождается ритуальной педерастией, где подросткам отводят пассивную роль. Заключительный обряд инициации происходит торжественно - в нем участвуют не только мужчины деревни, но и женщины, танцующие в честь события. Завершается все общим пиром. Расходы несут родичи подростков.
  
   Помолвки заключают, когда жених и невеста еще дети. Невеста считается пригодной для брака по мере начала менструаций и набухания груди. Жених - после прохождения инициации. Браку неизменно предшествует период дарения подарков отцу невесты. Дарят раковины, свиней и другие ценные вещи. У папуасов арапеш жених, как и у австралийских аборигенов, на 10-15 лет старше пятилетней невесты и после помолвки кормит ее, пока они не поженятся. Хотя брак решают старшие, мнение молодых все же учитывают. Известны случаи отказа невест от брака, и им идут навстречу, поскольку родичам хочется избежать последствий неудачного брака. Женщина переезжает в дом родителей мужа, а в дальнейшем, с ростом престижа мужа, они строят свой дом. Отношения мужа и жены отстраненные: супруги обычно не спят вместе. У папуасов эторо и калили мужья и жены располагаются в различных частях общего большого дома. Еще больше разделены семьи у маринд-аним и самбия. Там мужчины спят и проводят досуг в мужских домах, куда женщинам вход запрещен. Жены с детьми живут отдельно. Скрепляет брак общее хозяйство и дети.
  
   Положение женщин приниженное. Им не разрешают входить в мужской дом, играющий роль деревенского клуба, участвовать в мужских трапезах, присутствовать при игре мужчин на музыкальных инструментах. Жена не ест из посуды мужа; нередко ей и детям достается худшая пища. У женщин и мужчин разные трудовые обязанности. Женщины работают в огороде, кормят свиней, носят дрова и воду, следят за маленькими детьми. Мужчины расчищают лес под огороды, строят дома и лодки, охотятся, ловят рыбу. Важную роль играет социальная активность мужчин: обмен подарками, устройство пиров с запеченными свиньями, строительство дома, участие в общественной жизни. Если мужчина завоевывает уважение, то он становится бигменом - влиятельным, иногда, самым влиятельным, мужчиной деревни. Бигмен должен быть щедрым с односельчанами, и они охотно оказывают ему помощь. У бигмена всегда несколько жен.
  
   Все же не следует преувеличивать приниженность женщин. Ведь мужчины верят в их магические силы, в ядовитые свойства менструальной крови, в способность женщин навести порчу. Вдобавок, женщины кормят и выращивают свиней, главный источник престижа мужчины. Поэтому угроза жены покинуть мужа и вернуться к родителям воспринимается серьезно, тем более, что такие случаи время от времени имеют место. Кое-где в Меланезии существуют матрилинейные общины, где положение женщины высоко.
  
   Секс
  
   Во многих папуасских племенах матери мастурбируют маленьких детей, девочек и мальчиков, считая, что так помогают им развивать половые органы. Как у австралийских аборигенов, у папуасов и меланезийцев нередки игры, где дети имитируют секс взрослых. Половая жизнь девочек обычно начинается после наступления месячных. Девственность сама по себе не ценится, но добрачный секс не поощряется, ведь внебрачный ребенок означает для родителей девушки лишние заботы и может лишить отца подарков за невесту. Тем не менее, добрачный секс не редкость у девушек, не говоря о юношах. Папуасские юноши не любят сдерживать желания. При первой возможности они насилуют женщин из соседних деревень.
  
   Групповой секс может присутствовать и в брачных обрядах. У маринд-аним сразу после брачной церемонии пожилые женщины отводят невесту в заранее приготовленное место за пределами деревни. Там ее по очереди насилуют все мужчины рода мужа и лишь затем позволяют мужу сблизиться с ней. Иногда групповой секс с невестой продолжается несколько дней. В дальнейшем, замужние женщины могут подвергаться сексуальным визитам родичей и друзей мужа по поводу таких событий как возврат женщины к половой жизни, после родов ребенка, приезда в гости друзей мужа или получения мужем подарков. При всем том, у маринд-аним нет многоженства, мало разводов и мужчины не меньше, чем в других племенах, ревнуют при измене жен. Вообще, у папуасов и меланезийцев измены не редкость. Обманутые мужья бьют жен, но убийства на почве ревности случаются нечасто.
  
   В сексе меланезийцы и папуасы не приемлют популярную в Европе и Америке позу миссионера, когда мужчина находится сверху, а женщина лежит на спине. Папуасы предпочитают позу, когда женщина стоит, нагнувшись, положа руки на колени, а мужчина находится сзади. У меланезийцев и, нередко, у папуасов, распространена традиционная для народов Океании, поза: мужчина сидит на корточках, а женщина лежит перед ним, положив ему ноги на бедра. Бывает и вариант этой позы, когда женщина лежит на боку, подтянув к себе колени.
  
   От 10 до 20% папуасских и меланезийских племен Новой Гвинеи (от 30 до 50 племен, по разным оценкам) еще недавно следовали традициям ритуальной педерастии. В основе их лежит представление, что для приобретения мальчиком мужества и способности производить семя, он должен "пить мужское молоко" старших мужчин. Преобладает "питье" при оральном сексе, но в нескольких племенах семя вводят анально. В племени самбия мальчики, начиная с восьми лет, ежедневно "пьют мужское молоко" юношей и неженатых мужчин. Лет с 13-и подросток становится донором и сам наделяет семенем младших товарищей. Примерно в 23-м годам, юноша женится и использует семя, чтобы делать детей, хотя, из суеверия, семя он тратит скупо, чтобы не ослабнуть и не пасть жертвой порчи от контактов с нечистой женщиной.
  
   У маринд-аним мальчик в 12-13 лет покидает дом матери и селится в мужском доме. Там он в течение семи лет "пьет" семя у брата матери. Затем он женится. У эторо, мальчики начинают "пить молоко" с десяти лет; донором служит муж или жених сестры. Их отношения прекращаются, когда у мальчика отрастает обильная борода, то есть, в двадцать с лишним лет. Теперь молодой человек сам "кормит молоком" брата невесты или жены. Их отношения длятся лет пятнадцать. В возрасте за сорок, мужчина эторо ограничивается совместным с другими мужчинами деревни "кормлением молоком" подростков при инициации и, лишь в случае второго брака, занимается сексом с младшим братом жены. В отличие от педерастии, гетеросексуальные контакты у эторо сведены к минимуму. Благодаря различным табу, муж не должен заниматься сексом 260 дней в году.
  
   Полную противоположность сексуальным табу папуасов представляет раскованность меланезийцев островов Тробриан. Тробрианцы получили известность благодаря английскому этнографу Брониславу Малиновскому, жившего вместе с ними с 1915 по 1918 год и написавшего книгу Сексуальная жизнь дикарей северо-западной Меланезии. Оказалось, что в отличие от сумрачного мира папуасов и меланезийцев Соломоновых островов, тробрианцы воспринимают окружающее жизнерадостно и чрезвычайно склонны к чувственным удовольствиям. В этом, они очень напоминают полинезийцев. Тробрианцы, согласно Малиновскому, приобщаются к сексу с четырех-пяти лет. В этом возрасте они не способны совершить половой акт по-настоящему, но играют в сексуальные игры:
  
   "Малыши иногда играют в строительство дома и семейную жизнь. Из прутьев и ветвей строят маленький шалаш в укрытом месте в джунглях, и пара или несколько детей чинят его и играют в мужа и жену, готовят еду и осуществляют или изображают, как могут, половой акт. Или еще, группа детей, подражая любовным походам взрослых, относит еду в одно из любимых мест на берегу моря или на коралловом рифе, там они готовят и едят овощи и "когда они полны пищи, мальчики иногда борются друг с дружкой, а иногда каята (совокупляются) с девочками. Когда созревают фрукты на диких деревьях в джунглях, они отправляются туда собирать их, обмениваются подарками, делают кула (церемониальный обмен) фруктами и занимаются эротическими играми".
  
   Взрослые относятся к детскому сексу снисходительно:
  
   " Это их игра в каяту. Они дают друг другу кокосовый орех или кусочек бетеля, или ожерелье из лесных фруктов, а затем они убегают, прячутся и делают каяту".
  
   Характерно, что взрослые избегают секса с детьми. Если же иные взрослые начинают проявлять интерес к детям, то общество их осуждает, считая подобное поведение "неправильным и глупым". К реальному сексу девочки приступают в 6 - 8 лет, а мальчики в 10 - 12. Тогда сексом начинают заниматься всерьез, и он становится всепоглощающей страстью. У тробрианцев нет обрядов инициации. Из отрочества они вступают в юность при заключении брака. Жених и невеста часто помолвлены с младенчества, но выбор супруга добровольный. В семье господствует равенство. Жена живет в деревне мужа, и дом принадлежит мужу, но женщина глава семьи и подросшие дети уходят жить в деревню матери. Женщины активны в деревенских праздниках, особенно в Празднике Ямса, когда они приглашают и даже заставляют всех физически способных мужчин заниматься с ними сексом.
  
   Современная Меланезия
  
   В наши дни Меланезия и Новая Гвинея меняются на глазах. Многие теперь христиане и носят длинные платья. Люди приобщаются к консервам с рубленой говядиной, сигаретам, конфетам, коле, к спиртному и наркотикам. Молодежь познает дискотеки. Моряки рыболовецких судов за смешные деньги покупают местных красавиц. Распространяются венерические болезни и СПИД. В то же время, почти прекратились охота за головами, людоедство и ритуальная педерастия. Но Меланезия слишком велика, и люди здесь не всегда стремятся к новому. Примечательны тробрианцы, которых в начале ХХ века изучал Малиновский. В 1991 году писатель Пол Теро жил в деревне, среди тробрианцев, обращенных в христианство миссионером-тробрианцем, адвентистом седьмого дня Джоном. Между Полом, Джоном и группой островитянсостоялся разговор о Празднике Ямса:
  
   "Праздник Ямса очень нехристианский, - сказал Джон, и все остальные ухмыльнулись. - Девушки и женщины просто на тебя набрасываются. Они хватают тебя везде, - он указал на промежность и нахмурился.
   Остальные зашлись от смеха.
   - Это не смешно, - сказал Джон печально.
   - Это необычно, - сказал я.
   - Это хуже чем необычно, - сказал Джон. - Женщины хватают тебя и валят. Их может быть семь или восемь. Они держат тебя, а одна садится тебе на лицо и смеется над тобой и давит на тебя своей талией.
   - Давит своей талией?
   - Своей вещью, - сказал Джон.
   - Своей вила, - кто-то сказал, а остальные еще больше развеселились.
   - Я понял, - сказал я.
   - Тогда много блуда и даже изнасилований, - сказал Джон очень серьезно. - Да, скажу тебе, пять или шесть женщин могут изнасиловать мужчину. Они хватают мужчину и они садятся на него, и они трогают его и когда его -
   - Квила! - кто-то сказал.
   - Да, когда его квила становится твердым, то везучая садится на него. Что ты об этом думаешь?".
  
  
   4.3. Полинезия и Микронезия
  
   Земля
  
   Полинезия - это созвездия сравнительно небольших и совсем маленьких островов среди безбрежного океана. Островов гористых, с реками и водопадами, и плоских коралловых атоллов с лагунами, где хорошо ловить рыбу и купаться. К Полинезии также относят два больших острова Новой Зеландии, расположенных далеко на юге. Географически Полинезию можно представить в виде гигантского треугольника с вершинами образованными Гавайями, Новой Зеландией и островом Пасхи. Внутри треугольника расположены острова Тонга, Самоа, Кука, Таити, Туамоту и Маркизовы острова. К западу от Полинезии прямоугольником протянулась Микронезия - еще 2000 маленьких и крошечных островов и атоллов, разбросанных в западной части Тихого Океана.
  
   Полинезия и Микронезия расположены в тропиках, в зоне произрастания кокосовой пальмы, - символа Океании. Исключение составляет Новая Зеландия. Два главных острова Новой Зеландии, Северный и Южный, имеют умеренный климат и до прихода европейцев были покрыты густыми лесами с гигантскими соснами каури и огромными папоротниками. Северный остров знаменит вулканами и гейзерами, а Южный потрясающими по красоте фиордами и сказочными Южными Альпами. Именно там снимали Властелина Колец.
  
   Рождение мифа о Полинезии
  
   Любовь европейцев к Полинезии - это любовь с первого взгляда. Причем, любовь чувственная. Мореплавателям XVIII века требовалось полгода, чтобы из Европы достичь Полинезии. Цивилизация кончалась в порту Рио-де-Жанейро, дальше следовали пустынные берега Патогонии, Мыс Горн и долгий путь по Тихому океану. Потом, из тропического марева, как сказка, появляется остров с "горами, одетыми до самых вершин пышным лесом, и с великолепным водопадом, срывавшимся с крутого склона". Корабль приблизился к берегу, в воздухе стоит запах незнакомых цветов. От берега отчалила лодка со смуглыми полуголыми островитянами и островитянками. Они приветливо машут морякам. Лодка все ближе. Одна из девушек поднимается на палубу корабля. Вот, она стоит под обжигающими взглядами. ... Но дадим слово рассказчику:
  
   "... девушка беззаботно уронила одежду, покрывавшую ее, и открыла все свои прелести, те, что Венера показывала фригийскому пастуху, прелести имевшие, разумеется, неземные формы этой богини".
  
   Так, 2 апреля 1768 года, состоялась встреча с полинезийцами Луи Антуана де Бугенвиля, руководителя кругосветной экспедиции, математика, мушкетера и писателя. Бугенвиль не был первым европейцем, увидевшим Таити; он провел на острове всего десять дней, но они вдохновили его на самые яркие страницы путевого журнала, ставшего европейским бестселлером. Бугенвиль пишет о Таити в восторженных тонах. Остров кажется ему земным раем:
  
   "Я думал, что меня перенесли в сад Эдема; мы проходили по лужайкам, поросших прекрасными фруктовыми деревьями, и пересеченных ручейками, создающими постоянную приятную прохладу, но без всех неудобств повышенной влажности. Мы встречали компании мужчин и женщин, сидящих в тени фруктовых деревьев, ... везде мы встречали гостеприимство, легкость, невинную радость, явный вид общего счастья."
  
   Особо восхитили Бугенвиля островитяне. В них сочетались телесное совершенство, невинность души и гомеровская простота нравов:
  
   "По приятности черт [женщины] не хуже большинства европейских женщин, а что касается красоты тела, у них все основания соревноваться с любой из них. ... Я никогда не видел людей лучше сложенных и с членами более пропорциональными; нигде не найти лучше модели, чтобы рисовать Геркулеса или Марса. ... Островитянин с великолепной фигурой, лежавший под деревом, пригласил нас сесть на траву. Мы приняли приглашение: затем он наклонился к нам и начал петь песню с нежной мелодией, несомненно, в духе Анакреона, под аккомпанемент флейты, которую индеец выдувал через нос: это была очаровательная сцена, стоящая карандаша Буше."
  
   Записки Бугенвиля захватили воображение европейцев. Ведь тогда были популярны идеи о благородном дикаре, живущем по законам природы. На их роль выдвигали американских индейцев, но смущали пытки пленных и снимание скальпов. Бугенвиль нашел благородных дикарей в Полинезии. Что еще важнее, он нашел прекрасных и доступных дикарок. Так состоялся импринтинг мифа - запечатление образа, пусть ложного, но удивительно устойчивого.
  
   Позже, о полинезийцах писали мореплаватели - Кук, Крузенштерн, Коцебу, Лаперуз, и писатели - Мелвилл, Стивенсон, Пьер Лоти, Марк Твен, Джек Лондон, Сомерсет Моэм, даже художник Поль Гоген. Гоген еще их замечательно рисовал. Впечатления Бугенвиля о "людях до грехопадения" оказались сильно преувеличены. Полинезийцы были вполне грешные люди - вороватые, бесцеремонные, ленивые, нередко, коварные и жестокие и, на многих островах, каннибалы. Развеялись представления об их исключительной красоте. Подтвердилось одно - сексуальная раскрепощенность островитян. Впрочем, стараниями миссионеров, из полинезийцев сделали христиан, и языческая свобода нравов ушла или уходит в прошлое. Тем не менее, миф о чувственном рае на островах блаженства продолжает жить.
  
   Люди
  
   Какие же они, полинезийцы? Антропологически, полинезийцы занимают промежуточное положение между большими расами. У них, как у южных европеоидов и австралоидов, черные волнистые волосы, хотя встречаются прямые и изредка курчавые, как у папуасов. Борода растет средне, на теле волос мало. Цвет кожи желтовато-коричневый - темнее, чем у смуглых европейцев и сопоставим с пигментацией египтян, сикхов, индонезийцев. Широким, немного плоским лицом и высокими скулами полинезийцы напоминают монголоидов, но глаза не узкие и без эпикантуса. Нос широкий, как у меланезийцев и негров, но переносье высокое и спинка носа прямая, что придает лицу европеоидный облик. Губы толще, чем у европейцев, но тоньше, чем у меланезийцев.
  
   Полинезийцы обычно высокого роста и мощного телосложения. Пропорции тела не удлиненные, тропические, а напоминающие североазиатские народы. Они коренасты, с длинным туловищем и сравнительно короткими ногами. Полинезийцы склонны к полноте, особенно, в старшем возрасте. Среди них много больных диабетом 2-го типа, однако, содержание инсулина близко к норме, то есть, их диабет следствие ожирения. В толстяков полинезийцы превратились в наши дни, благодаря переходу на привозные продукты. Весь XIX век европейцы восхищались мощными, но не жирными, телами полинезийских атлетов.
  
   Телосложение полинезийцев противоречит экологическим законам Бергмана и Аллена, согласно которым: 1. У теплокровных животных одного вида особи с крупными размерами тела встречаются в более холодных областях; 2. У теплокровных животных выступающие части тела короче, а тело массивнее, чем холоднее климат. В качестве объяснения предложена гипотеза о переохлаждении полинезийцев во время многомесячных морских плаваний. Постоянная влажность воздуха, брызги и волны, ветер, вызывают переохлаждение даже в тропиках. Полинезийцы путешествовали семьями, так что отбору подвергались все. В результате нарастала мышечная масса, обеспечивающая теплопродукцию, и менялись пропорции тела во избежание теплопотерь.
  
   Несколько слов о физическом типе микронезийцев. Восточные микронезийцы немного отличаются от полинезийцев. Как правило, они не высокого, а среднего роста и менее массивны. В зоне контакта с Меланезией заметна меланезийская примесь. В западной Микронезии население больше напоминает филиппинцев, чем полинезийцев.
  
   Происхождение полинезийцев (и микронезийцев) до сих пор вызывает споры. Если отбросить фантастические идеи, что полинезийцы потомки египтян, шумеров, потерянного колена Израилева и даже жителей затонувшего континента Му, тихоокеанской Атлантиды, то есть все основания связывать их истоки с Юго-восточной Азией. Гипотеза Хейердала о приходе полинезийцев из Америки не подтверждается генетически. Полинезийцы и микронезийцы говорят на австронезийских языках, подобно меланезийцам и многим народам Юго-Восточной Азии. В языковом отношении, полинезийцы и восточные микронезийцы близки к меланезийцам, а западные микронезийцы - к филиппинцам. Полинезийцы говорят на 30 близко родственных, нередко, взаимопонятных, языках. В Микронезии насчитывают около 40 языков и диалектов.
  
   Тесные контакты жителей Океании и Юго-Восточной Азии были подтверждены в генетических исследованиях. Анализ митохондриального ДНК (мтДНК), передаваемого по материнской линии, и ДНК Y-хромосомы (Y-ДНК), передаваемой по отцовской линии, показал, что как полинезийцы, так и меланезийцы, возникли в результате смешения папуасов с южными азиатами (монголоидами). Различается лишь соотношение наследственности. У полинезийцев преобладает южноазиатские предки, а у меланезийцев папуасские. Причем, в разных пропорциях по материнской и отцовской линиям. У полинезийцев 95% мтДНК азиатского происхождения, но только 30% Y-ДНК (у меланезийцев - 9 и 19%). Значительный папуасский вклад по отцовской линии у полинезийцев объясняют матрилокальными браками, когда муж приходит со стороны и становится членом общины жены.
  
   В разделе о меланезийцах была упомянута археологическая культура Лапита, появившаяся в северо-западной Меланезии примерно 1 500 лет до н.э. Пришельцы, приплывшие с острова Тайвань, говорили на австронезийском языке (или языках). Существенно, что они не имели иммунитета к малярии, часто встречающейся в Новой Гвинее и Меланезии. За 500 лет лапитская культура распространилась на восточную Меланезию, и достигла свободных от малярии островов Фиджи и Тонга (1200 г. до н.э.) и Самоа (1000 г. до н.э.) - пограничных островов Полинезии. В ходе плаваний на восток переселенцы усовершенствовали технику судостроения и искусство мореплавания.
  
   Именно тогда, видимо, и сложились собственно полинезийцы. В IV - III веке до н.э. они заселили Центральную Полинезию - Таити, острова Кука, Туамоту, Маркизовы острова. Остров Пасхи полинезийцы открыли и стали заселять в IV веке н.э., а Гавайи в V веке. В Новой Зеландии полинезийцы появились в XI веке н.э. Параллельно шло заселение Микронезии. Наиболее рано, 2000 - 1000 лет до н.э., была освоена Западная Микронезия. Там поселились австронезийцы с Филиппинских и южнояпонских островов. Восточную Микронезию заселили в начале новой эры австронезийцы лапитской культуры, жившие в Меланезии. Позже туда было переселение полинезийцев с востока. Так состоялся великий подвиг в истории человечества - освоение островов Тихого Океана.
  
   Материальная культура
  
   Материальная культура полинезийцев во многом сходна с меланезийской. Как и меланезийцы, полинезийцы не знали металлов и ткачества. Для одежды использовали волокна коры гибискуса и тапу - материю из спрессованного луба коры шелковицы бумажной. Нередко на тапу наносили узоры - росписью и штампом. Одежда состояла из набедренной повязки или юбки. Вожди носили плащи и шлемы из птичьих перьев и раковин. Маори Новой Зеландии не имели возможность делать тапу из коры тропических деревьев. Они освоили плетение материи и веревок из волокон новозеландского льна. Особенно красочны были плащи изо льна, украшенные перьями. В прохладную погоду маори носили плащи из собачьего меха.
  
   Мужчины и женщины украшали себя цветами тиаре (таитянская гардения). Они и по сей день носят цветочные ожерелья, венки или цветок за ухом. Если за правым ухом, то вы одиноки и ищите знакомства, если за левым - вы заняты и просите не беспокоиться, если за обеими - вы в браке, но готовы к подвигам. Полинезийцы татуировали лицо и тело. Делали татуировку жрецы. По татуировке можно было определить статус человека. Покрывать узорами все тело имели право лишь вожди и их родственники. У женщин татуировка ограничивалась уголками губ, только на Маркизовых островах, где статус женщин был высок, они татуировали тело.
  
   Жилые постройки тропической Полинезии и Микронезии однотипны - прямоугольные дома с двускатной крышей из жердей, травы и листьев, столбовой конструкции, обычно без стен. Вместо стен, когда становилось прохладно, использовали циновки. Иногда дома ставили на земляное возвышение или каменный фундамент. Последнее чаще встречалось в культовых сооружениях. Маори Новой Зеландии жили в обнесенных частоколом деревнях. Жилые дома были полуземлянки. Их строили из бревен, крыши покрывали корой и землей. Общественные здания строили над землей; их украшали великолепной резьбой и деревянными скульптурами.
  
   В отличие от меланезийцев, полинезийцы и микронезийцы умели строить из камня. На острове Пасхи полинезийцы воздвигли огромные каменные статуи. В Микронезии найдены мегалиты и дороги, мощеные плитами. В лагуне микронезийского острова Понпей расположен Нан-Мадол, "микронезийская Венеция". Это целый город на воде. Там на искусственных островках выстроены каменные сооружения, относящиеся к XII - XIII веку. Сооружения являются захоронениями вождей. У микронезийцев острова Яп в ходу были деньги в виде каменных дисков, размером с мельничный жерновов. Их никто не трогал, они условно переходили из рук в руки.
  
   Полинезийцы и микронезийцы славились мореходным искусством. Для плавания в океане использовали катамараны - однокорпусные лодки с балансиром или сдвоенные лодки. Для дальних плаваний лодки, точнее, ладьи в 20 м длиной, строили из отесанных досок, скрепленных тросами. Крупные лодки брали до ста человек. Нередко, для увеличения грузоподъемности, на поперечные брусья между лодками накладывали дощатый настил. Лодки шли под веслами и парусом. Скорость больших лодок по ветру составляла 11 - 18 км/час. По маневренности они не уступали европейским кораблям.
  
Полинезийцы ориентировались по звездам и морским течениям. Навигаторами были жрецы. Они знали расположение островов Полинезии. Когда Кук посетил Таити, навигатор нарисовал ему расположение архипелагов Центральной Полинезии. При посещении Тонга жрецы перечислили Куку названия 150 островов. Микронезийцы изготовляли настоящие навигационные карты. Они были секретны и зашифрованы. Для дальних плаваний полинезийцы отправляли флотилии, иногда, из десятков судов. Выстроившись полукругом, корабли шли на расстоянии видимости один от другого, увеличивая общую площадь обзора. Так переселялись семьи, рода, целые племена, вместе с домашними животными и растениями.
  
   Питание
  
   Полинезийцы и микронезийцы занимались мотыжным земледелием. Они выращивали таро, ямс, батат, сахарный тростник, кокосовую пальму, хлебное дерево, банан. Кокосовая пальма попала на острова самостоятельно, батат (сладкий картофель) полинезийцы, по-видимому, привезли с Американского континента, остальные растения - из Юго-Восточной Азии. При выращивании таро полинезийцы применяли искусственное орошение. В Западной Микронезии выращивали рис, завезенный с Филиппин или Индонезии.
  
   Мореплаватели, заселявшие Океанию, захватили с собой азиатских собак, свиней, кур и крыс. Всех их использовали в пищу. Но не везде эти животные прижились. На островах Кука не было свиней, на Маркизовых островах собак, в Новой Зеландии свиней и кур, на острове Пасхи прижились только куры (и крысы), а на Мангарева и Рапаити (Центральная Полинезия) вообще не было домашних животных. Из диких млекопитающих на островах Полинезии водились лишь плодоядные летучие мыши и завезенные человеком крысы и одичавшие свиньи.
  
   Гораздо разнообразней был птичий мир. За птицами усердно охотились ради еды и красивых перьев. Важное место занимал сбор птичьих яиц. Надо сказать, что человек истребил в Океании многие виды птиц еще до появления европейцев, поставив небольшие острова на грань экологической катастрофы. Даже крупные острова страдали от хищнических инстинктов людей. В Новой Зеландии маори за несколько столетий истребили исполинских моа, похожих на страусов птиц, достигавших четырех метров в высоту. Лишившись добычи, вымер и огромный новозеландский орел, с размахом крыльев более трех метров.
  
   Главным источником животного белка было море. Прибрежные воды изобилуют рыбой. Особенно много рыбы вблизи коралловых рифов и в лагунах. Здесь же гнездятся моллюски, ползают крабы и осьминоги, растут съедобные водоросли. При наличии навыков, голодным остаться трудно. А полинезийцы и микронезийцы были опытными рыбаками. Они ловили рыб сетями, иногда огромными, били острогами днем и, при свете факелов, ночью, ловили на лески с крючками, парализовали ядом, устраивали ловушки и даже держали рыб и креветок в прибрежных прудах. Пруды, куда рыба попадала при приливе, отделяли от моря решеткой с ячейками, что позволяло избавиться от молоди и отобрать крупных рыб. Островитяне ловили и пресноводную рыбу, особенно, в Новой Зеландии, где много рек и озер.
  
   Морские продукты часто ели сырыми. Рыбу или креветки оставляли на ночь в смеси морской воды и лимонного сока или в кокосовом молоке, свежем и перебродившим. Сейчас эти блюда числятся в меню дорогих ресторанов. Основную часть пищи - корнеплоды, морских черепах, свиней, собак, крупных рыб, заворачивали в листья и томили или готовили на пару в земляных печах, иму. Летучих мышей, птиц и крыс запекали на раскаленных камнях. Кухня с печью всегда располагалась вне жилища. Полинезийцы и микронезийцы утратили гончарное искусство, но пищу иногда варили с помощью раскаленных камней в плотно сплетенных корзинах.
  
   Островитяне умели консервировать продукты. Перед отправкой в морские походы они заготовляли впрок рыбу и овощи. Рыбу и осьминогов солили, затем отмачивали, чтобы остался слабый привкус соли, и провяливали. Бататы, другие корнеплоды, плоды хлебного дерева запекали и высушивали. Запекали и засушивали ломти пудинга из плодов хлебного дерева и кокосового крема (масла мякоти кокосового ореха). В повседневной жизни заквашивали в закрытых ямах, обложенных листьями, пюре из корнеплодов, бананов, плодов хлебного дерева, фруктов. По мере надобности, яму открывали, доставали забродившее месиво, смешивали с кокосовым молоком, обертывали листьями и запекали в виде пудинга.
  
   Сходным образом готовят пои, закваску из клубней таро. Запеченные или сваренные клубни таро размалывают и перемешивают с водой до состояния однородной массы, которую хранят в сосудах, покрыв сверху слоем воды. Свежеприготовленный пои имеет нежный сладковатый вкус. Знатоки предпочитают заквашенный пои кисловатого вкуса, и едят его с засоленным лососем. Консистенцию пои определяют по числу пальцев, которыми его удобно донести до рта (один палец, два пальца и т.д.). Пои полезен для здоровья, особенно, для пищеварения. Он содержит витамины С, Е, В1, В6, калий, магний и железо. Его часто дают детям и пожилым людям. Пои имеет свойства пробиотика.
  
   До прихода европейцев, пища полинезийцев и микронезийцев, состоявшая их высококачественных корнеплодов (батат, таро), рыбы и морепродуктов, плодов хлебного дерева, кокосовых орехов, фруктов и небольшого количества мяса, была хорошо сбалансирована и позволяла людям находиться в прекрасной физической форме. Распространенная тяга к мясу отражала запросы престижа, статуса, даже моды, или носила ритуальный характер и не была связана с неполноценностью питания.
  
   Островитяне наслаждались вкусом любого мяса. Им очень нравились зажаренные на углях летучие мыши и крысы. Собак в гастрономическом плане ценили выше свиней. Собаки были азиатской породы и не умели лаять. Держали их для еды и ради меха. Но собак было немного - их чаще ели арики, благородные, и вожди. Женщины иногда выкармливали щенков грудью. На Таити, для улучшения вкуса мяса, собак кормили корнеплодами и овощами, на Гавайях - специальным "собачьим" пои.
  
   На всех праздниках главным блюдом были запеченные в земляных печах свиньи. В повседневной жизни островитяне ели два раза в день в кругу родственников и без излишеств, но когда устраивались пиры, что случалось нередко, на них сходились люди из ближних и дальних селений. Тогда запекали десятки свиней, съедали огромное количество пищи и выпивали много кавы.
  
   Каннибализм
  
   Ранние полинезийцы и микронезийцы, как свидетельствует мифология, были людоедами. Следы каннибализма можно найти почти повсеместно, но на большинстве островов он исчез до прихода европейцев. В конце XVIII века каннибализма не было на большинстве островов Центральной и Западной Полинезии и Микронезии. Вышел он из практики и на Гавайях, хотя есть подозрение, что гавайские вожди съели убитого в стычке капитана Кука, чтобы завладеть его силой, мана. С другой стороны, до середины XIX века людоедами оставались маори Новой Зеландии, полинезийцы островов Маркизовых, Кука, Пасхи и микронезийцы островов Понпей (центральная Микронезия). На Мангареве людоедство процветало в XVII - XVIII веке, но прекратилось вслед за резким падением численности островитян.
  
   Особенно славились жители Маркизовых островов. Их людоедские обычаи попали в литературу благодаря романам Мелвилла Тайпи и Моби Дик и запискам Стивенсона В Южных морях, давшим начало известному термину длинная свинья. О маркизцах Стивенсон пишет:
  
   "У маркизцев людоедство переплелось с самой сути их жизни; длинная свинья была и разменным товаром, и святыней; она фигурировала, как плата художнику-татуировщику, служила знаком общественных событий и была поводом и приманкой пира".
  
   В чем же причины различий в практике каннибализма? Ученые гуманитарии, в большинстве своем, отвергают значение среды, сводя причины каннибализма к особенностям культурного развития народов. Относительно роли культурных различий спорить не приходится, хотя между полинезийцами они не особенно велики, но не стоит отбрасывать демографию и экологию. Дело в том, что в Полинезии каннибализм совпадал с зонами относительной перенаселенности и экологических катастроф.
  
   Примерами экологических катастроф являются острова Мангарева и Пасхи. Там люди полностью свели леса. Без деревьев резко упала продуктивность земледелия. Затем погибли домашние животные, и не из чего было делать лодки, чтобы ловить рыбу. Как следствие, пришел голод, начались войны, и расцвел каннибализм ради еды. Примером относительной перенаселенности могут служить Маркизовы острова. К приходу европейцев там жило около 100 тыс. человек (сейчас - 8 тыс.). Долины этих гористых островов были полностью заселены и обработаны. Новую, пригодную для земледелия землю можно было получить, лишь отняв у соседей. Начались бесконечные войны между племенами соседних долин, и процвела практика поедания убитых врагов из мести. Перенаселенность явилась также причиной войн, разрушивших в XVI веке микронезийское государство островов Понпей с центром в Нан-Мадоле. В наследство уцелевшим островитянам, кроме каменных храмов и гробниц, достался каннибализм.
  
   Каннибализму маори содействовало уничтожение местных птиц (экологическая катастрофа) и борьба за плодородную землю (относительная перенаселенность). Переселившиеся из тропиков полинезийцы нашли в Новой Зеландии умеренный климат; там не плодоносят кокосовые пальмы и не растут хлебные деревья. На севере Северного острова, где теплее, пришельцам удавалось выращивать таро и ямс, но лучше всего рос батат, кумара. Из домашних животных прижилась лишь собака. Отсутствие свинины маори компенсировали усиленной охотой на птиц, в первую очередь, на огромных страусов моа. За 400 лет они истребили все пятнадцать видов моа и к XVII веку остались без мяса. Вдобавок, кумара давала хорошие урожаи лишь на определенных почвах Северного острова. Следствием явились постоянные войны за землю и каннибализм, как ритуальный - из мести, так и ради мяса.
  
   Пример маори также свидетельствует, что духовная культура, а мифы маори, нередко сравнивают с мифами эллинов, знакомство с христианством, грамотность, не препятствуют каннибализму. В середине XIX века маори использовали европейские приемы земледелия, разводили на продажу англичанам картофель, освоили грамотность. Еще до начала англомаорийских войн 1860-ых - 1870-ых годов они создали независимую Страну короля, ввели там общие законы и завели свой флаг. В начале войны маори позволили колонистам спокойно покинуть Страну, не тронув ничего из оставленной собственности (совсем по-другому повели себя англичане). Тем не менее, в разгар войны нередки были случаи каннибализма. Особенно ужасал Тамаикоха, вождь нгаи-тама, поедатель сердец англичан.
  
   Религиозные воззрения
  
   Полинезийцы жили в мире, сотворенном богами и героями, умершими и возродившимися в виде богов. По красочности полинезийская мифология стоит в одном ряду с мифами Древней Греции и Индии. Согласно полинезийским мифам, все началось из черного Ничто, которое после ряда превращений дало начало Безоблачному небу. Дитем Безоблачного неба было Яйцо, из которого произошел верховный бог Тангароа. Скучая в одиночестве, Тангароа из скорлупы Яйца сотворил мир, главных богов и людей. Богов много, и они различаются по рангам. Выше всех стоят главные боги: они помогали Тангароа сотворить мир. Затем идут вожди, ставшие богами после смерти. Нередко они дети союза богов и земных женщин, что часто случалось, пока мир был молод. Еще ниже находятся боги и богини, отвечающие за профессии - боги плотников, строителей лодок, изготовителей сетей и даже воров. Иногда за одну профессию отвечает десяток богов. На последнем месте находятся злые демоны, духи и приведения.
  
   Полинезийцы верили в загробную жизнь. Духи умерших общаются с близкими им людьми. Тесная связь мира живых и мира умерших пронизывает всю культуру. Живые почитают предков, души покойников помогают живым. У каждой семьи мог быть семейный бог - один из почитаемых предков. Служение богам осуществляли жрецы, пользовавшиеся большим почетом. В полинезийской мифологии ярко выражено сексуальное начало. Подобно олимпийским богам, полинезийские боги втянуты в бесконечные любовные приключения друг с другом и с простыми смертными. Боги не только вступают в связь со смертными, но помогают людям размножаться и совокупляться. Кроме богов плодородия, есть богиня Ховеа Лоло Фануа, непосредственно отвечающая за половой акт. Эротика полинезийских мифов нередко поражает фантазией. Таков гавайский миф о богине Пеле и насильнике Камапуа.
  
   Богиня вулканов, прекрасная Пеле, странствовала в горах острова Гавайи, когда заметила, что к ней подкрадывается Камапуа, бог плодородия низшего ранга, известный похотливым нравом. В спокойном состоянии Камапуа имел вид красивого юноши, но стоило ему возбудиться, как он превращался в хряка. Сейчас он выглядел как человек-свинья и надвигался на Пеле. Богиня была не строгих нравов, любила ходить голой и соблазнять мужчин, но полухряк показался ей противным. Она отвергла его. Это еще больше распалило Камапуа, не терпевшего отказов. Дело шло к изнасилованию.
  
   На счастье, о беде Пеле сразу узнала ее сестра Капо, богиня колдовства, известная опасным нравом. Капо была могущественной богиней, но даже ей не под силу было вмиг перенестись с одного острова на другой. Не теряя времени, она подняла юбку, схватила вагину, легко ее отделила и бросила в насильника. Отделяющаяся вагина была волшебным даром Капо. Со свистом вагина полетела в сторону Гавайев и со страшной силой ударила в морду человека-хряка. От удара Камапуа отлетел на 200 километров, на остров Оаху, где, прочертив членом борозду по скалам, бесславно приземлился на камнях. По другой версии, летающая вагина просто-напросто возбудила Камапуа и отвлекла его похоть от Пеле.
  
   У микронезийцев, в отличие от полинезийцев, мифология не развита. Нет мифов о героях, возрождающихся в виде богов. Души мертвых уходят на остров мертвых, на небо, или под землю. Живых людей преследуют духи великанов-людоедов, очень сильные и глупые. Они живут в лесу и опустошают селения, заставляют людей их покинуть. Иногда рождается герой, побеждающий злых духов. Подобный сюжет известен и у меланезийцев. Популярны мифы о божественной девушке, вышедшей из моря или спустившейся с неба и оставшейся на земле, потому что мужчина спрятал ее крылья или хвост. Герой женится на ней, но девушка рано или поздно обретает свою силу и спасается бегством. Иногда мужу удается ее задержать.
  
   Семья и брак
  
   Полинезийцы жили большими патриархальными семьями или семейными общинами. В родстве учитывали происхождение по линиям отца и матери. Все знали свои родословные. Этому учили с детства. Дети знатных заучивали на память и помнили по 20-30 поколений предков. Полинезийцы знали и дальних родственников. Даже сегодня маори может назвать до 200 родственников. В Восточной Полинезии (Маркизовы острова, Таити, Туамоту, острова Кука) и на Гавайях существовала гавайская система родства, когда отцами считаются все братья отца и матери, а матерями все сестры матери и отца. Дети этих отцов и матерей являются братьями и сестрами.
  
   Брачные табу касались близких родственников по гавайской системе родства. Круг родственников, на которых распространялись брачные запреты, различался у полинезийцев с разных архипелагов. На одних островах запрещались браки между всеми родственниками, включая приемных детей, братьев и сестер. На других - браки детей братьев и детей сестер, но не детей брата с детьми сестры. Такой брак не только разрешался, но считался предпочтительным. Среди аристократов Гавайев и Таити близкородственные браки поощрялись, чтобы сохранить земли и чистоту крови.
  
   Полинезийские общества делились на благородных - ариков, алиев, ариев (в зависимости от диалекта), и простых общинников - рангатира, раатира. Браки между благородными и простолюдинами запрещались. На Таити до внедрения христианства ребенка, родившегося от связи арика и раатира, убивали. На Гавайях существовала каста неприкасаемых. С ними нельзя было есть, спать рядом, даже тень неприкасаемого оскверняла благородных. У маори Новой Зеландии и островов Кука были рабы из военнопленных. Рабы не считались неприкасаемыми, но и не подходили для брака.
  
   На Гавайях, Тонга, Таити и Самоа у благородных существовала сложная система рангов; из их среды выделились племенные вожди, пользующиеся большим почетом. Брак вождя с простой женщиной считался недопустимым. За такой брак вождя могли заставить отречься от престола. Гавайским королям (вождям) предписывалось жениться на родных сестрах (как в Древнем Египте). Ритуальным обоснованием было желание сохранить и приумножить ману (мистическую силу), присущую членам королевской семьи, чтобы не разбавлять ее чужой кровью, а, напротив, удвоить, соединив в потомстве ману отца и матери. Ребенок, получивший двойную ману, приравнивался к богам.
  
   Мужчины у полинезийцев считались духовно выше женщин. Согласно полинезийским верованиям, люди обладают духовной силой, мана. На земле самая мощная мана у вождей. Она находится у них в голове и половых органах. Мана присуща мужчинам, в чем их коренное отличие от женщин, кроме женщин королевских родов и жриц. Подавляющее большинство женщин не имеют маны. Зато они обладают магической силой во время менструации и способны заклясть мужчину. В реальной жизни мужчин и женщин различались не столь резко. Мужчины ловили рыбу, женщины занимались огородничеством, приготовляли одежду из тапы, делали маты. Все важные хозяйственные решения муж и жена принимали совместно.
  
   Мужчины и женщины существовали раздельно. Они раздельно ели и отдельно спали. Маленькие дети играли вместе, но с пяти - шести лет мальчики и девочки ходили отдельными компаниями. Так продолжалось и у молодежи. В некоторых местах для неженатых юношей строили специальные дома, где они жили. Даже когда юноша и девушка были любовниками и имели общих детей, они не показывались вместе, а встречались и занимались сексом под покровом ночи или в укромных уголках острова. Социальная отстраненность сохранялась и у супругов. Их объединяли сексуальные и экономические интересы, но на людях муж проводил время в мужской компании, а жена - в женской.
  
   Браки полинезийцы заключают сравнительно поздно - в 17 - 20 лет. Безбрачие считалось ненормальным. В случае развода или смерти супруга возможны повторные браки. Бракам предшествуют обряд инициация и период добрачных связей. В возрасте 12-13 лет мальчики проходят обряд инициации: им надрезают крайнюю плоть и учат, как вести себя с женщинами. Девушек после наступления менструаций тоже наставляют в технике секса. Добрачные половые связи продолжаются до 16 - 20 лет. Хотя у простых общинников родители заранее договаривались о браке детей, их нередко ставили перед фактом сложившегося союза, и оставалось лишь его одобрить. У аристократов все было много строже. Девушкам не разрешали заниматься свободной любовью, а родители сами подбирали детям женихов и невест. Учитывали родословную, личные качества и материальный достаток. Свадьбу организовывали семья и род жениха.
  
   Господствовал патрилокальный брак, когда молодожены селятся в доме, где живут жених и его отец. Если дом маленький, то молодых размещали под кухонным навесом, а затем отец помогал сыну построить новый дом. Браки обычно моногамные, но среди вождей и аристократии было распространено многоженство. У простых общинников встречался брак мужчины с двумя сестрами или женщины с двумя братьями. На Маркизовых островах встречалась многомужество. Женщина, часто высокого ранга, могла иметь главного мужа и одного или несколько вспомогательных мужей, пекио. Пекио занимали подчиненное положение и помогали в хозяйстве. Бывали, правда, случаи, когда пекио становился мужчина высокого ранга, которым овладела страсть к замужней красавице. Иногда, у мужа было несколько жен, а у них пекио.
  
   У микронезийцев семейные и брачные отношения были разнообразны. В Восточной и Центральной Микронезии, они приближались к полинезийским, реже, к меланезийским, в Западной Микронезии - к филиппинским. Как у полинезийцев, основная единица общества большая семья. На большинстве островов род был материнский, на западных -- отцовский. Население делилось на вождей, знатных и простых. Браку обычно предшествовала активная половая жизнь. Брак устраивали родители жениха и невесты. Преобладал матрилокальный брак - после свадьбы муж уходил жить в семью жены. В Западной Микронезии, на островах Палау и Яп, брак был патрилокальный - жена уходила жить к мужу. Как в Меланезии и Полинезии, у микронезийцев были мужские, а кое-где женские общественные дома, куда был воспрещен вход лицам противоположного пола. В Западной Микронезии существовали тайные мужские и женские союзы.
  
   Секс
  
   Сексуальная раскрепощенность полинезийцев, особенно, таитян, потрясла первых европейских путешественников. К таким путешественникам принадлежит Джеймс Кук, посетивший на корабле Индевер Таити в 1769 году. Кук не романтик подобно Бугенвилю; взгляд его трезв, но в оценках нет расизма. Со сдержанным юмором он описывает эпизод, последовавший за богослужением в лагере англичан на Таити (Кук называет таитян индейцами):
  
   "Такова была наша заутреня; наши индейцы решили, что подобает провести вечерню совсем другого рода. Молодой человек, почти шести футов роста, совершил обряд Венеры с маленькой девочкой одиннадцати или двенадцати лет, прямо перед нашими людьми и множеством туземцев, без малейшего чувства, что он делает нечто неприличное или непристойное, но, как оказалось, в полном соответствии с нравами этих мест. Среди зрителей было несколько женщин высокого ранга, в частности, Обереа, которые, если сказать точно, помогали церемонии, давая девочке инструкции как ей действовать, в чем последняя, несмотря на юный возраст, по-видимому, совсем не нуждалась".
  
   О других обычаях таитян Кук пишет эмоционально:
  
   "Нельзя сказать, что среди этих людей целомудрие высоко ценилось. Можно понять, когда сестры и дочери предлагаются иностранцам в знак любезности или за вознаграждение и когда нарушение супружеской верности, даже жены, не приводит к наказанию, кроме нескольких суровых слов или, возможно, легких побоев, что мы наблюдали. Но размах распутной чувственности, до которой дошли эти люди, не известен ни одному народу, обычаи которого описаны со времен сотворения мира и по сей день; размах, не поддающийся воображению.
  
   Весьма большое число знатных людей Отахеити [Таити] обоего пола, образовали общество, в котором любая женщина доступна любому мужчине, что обеспечивает беспрерывное разнообразие до тех пор, пока есть желание его искать. Разнообразие настолько частое, что один и тот же мужчина и одна та же женщина редко сожительствуют друг с другом больше двух-трех дней. Эти общества известны под именем ареои; и их члены проводят встречи, на которых никто другой не может присутствовать; там мужчины развлекаются борьбой, а женщины ... танцуют тимороди ..., чтобы пробудить желания, которые, говорят, часто на месте и удовлетворяются. Однако это еще сравнительно безобидно. Если какой-нибудь женщине случится родить ребенка, ... то бедного ребенка душат в момент рождения ... Иногда, правда, случается, что страсть, побудившая женщину вступить в это общество, отступает, когда она становится матерью, ... но даже в этом случае ей не разрешают пощадить жизнь младенца, если она не найдет мужчину, согласного признать свое отцовство. Если это сделано, убийство предотвращено, но оба, мужчина и женщина, после этого поступка считаются принадлежащими друг другу; их изгоняют из общества и лишают права требовать привилегии и удовольствия ареоев в будущем".
  
   Кук увидел внешнюю сторону деятельности ареоев. Мистическое общество ареоев возникло на Таити и распространилось на Туамоту и Маркизовы острова. Члены общества, считавшие себя потомками бога Оро, обладали правом наложения табу. Ареоев почитали и боялись. В общество принимали только знатных мужчин и женщин. Женщины давали обет умерщвлять родившихся детей (хотя ребенка можно было спасти, потеряв статус ареои). Существовало семь степеней посвящения, различавшихся татуировкой. Ареоям низших степеней было предоставлено ведение плясок и игр, с которыми они ездили от одного острова к другому, представляя эпизоды из жизни и любви богов. Именно они выделялись половой распущенностью. Ареои постоянно переезжали с места на место, проводя жизнь в празднествах и пиршествах. Жители были обязаны их содержать. Когда ареои уезжали, оставались опустошенные поля и сады.
  
   Происхождение ареоев связывают с легендой о страсти бога Оро к земной девушке. Оро, спустившись с неба по радуге, влюбился в девушку Вайраумати. Сын, родившийся у них, положил начало ареоям. Поль Гоген нарисовал на тему мифа картины "Ее зовут Вайраумати" и "Семя ареои", изобразив в виде Вайраумати свою любовницу Техуру. Считают, что союз ареоев имеет истоки в тайных обществах меланезийцев, с которыми предки полинезийцев находились в контакте. Сходные легенды и общества существовали у микронезийцев.
  
   По словам путешественников и миссионеров, на всех островах любимым досугом полинезийцев был секс. Полинезийцы ценили все, что обеспечивает его приятность. Они купались в источниках и ручьях три раза в день, полоскали водой рот и руки до и после еды, смазывали волосы и натирали тело манои - кокосовым маслом, настоянном на лепестках цветов. Цветы были везде - в волосах, в виде венков и гирлянд на шее. Все мужчины и женщины удаляли волосы подмышек. Бороды частично выщипывали и содержали в порядке. Прически были самые разнообразные; мужчины уделяли им внимание не меньше, чем женщины. Волосы на голове нередко обесцвечивали или окрашивали в красный цвет. Ценилась светлая кожа и знатные женщины "отбеливали" ее в закрытых помещениях.
  
   Мужчины нередко удлиняли половой член. Еще в 1930-е годы на Самоа член растягивали, поместив в "напальчник" из сплетенных волокон растений. К "напальчнику" подвешивали груз. Со временем член удлинялся на несколько сантиметров. В старину на острове Мангаи (Полинезия) девочкам увеличивали клитор: матери массировали и сосали его. На острове Понпей (Микронезия) у девочкам, еще не достигшим половой зрелости, увеличивали клитор и малые половых губы, предоставляя их для вытягивания и сосания старым импотентным мужчинам. Иногда для этой же цели использовали укусы муравьев.
  
   Сексуальная жизнь полинезийцев детально изучил в 1950-е годы Доналд Маршалл на Мангаи. Это крошечный, шириной всего 8 км, остров архипелага Кука, расположен в самом центре Полинезии. Благодаря счастливому стечению обстоятельств, жители Мангаи сохранили свою культуру. Правда, они больше не ведут войн и не практикуют групповой секс воинов и их жен на земле языческих капищ. Теперь, мангайцы христиане, но стиль жизни, существовавший до прихода европейцев, остался почти нетронутым, и мало что изменилось в сексуальных традициях.
  
   Тема секса занимает заметное место в общении островитян- в виде намеков, шуток, сплетен. Лидер общины должен иметь громкий голос и "хорошее чувство юмора", то есть, большой запас похабных поговорок и историй. Без "юмора" ни одно общее дело не делается. Как все полинезийцы, мангайцы возбуждаются на половые органы и соседние части тела. Мужчины равнодушны к женской груди, но сразу реагируют на вращение женских бедер во время танца, голое тело и, особенно, вид бугорка Венеры. Мангайцы превосходно знают анатомию мужских и женских гениталий и имеют много названий для их частей, например, пять синонимов для клитора и, еще несколько наименований клитора разной формы.
  
   В детстве мангайцы играют в секс, но тайно. На людях, мальчики и девочки находятся в разных компаниях. Как мальчики, так и девочки, занимаются мастурбацией. Родители их останавливают, но не наказывают. В возрасте 11 - 13 лет мальчикам надрезают спереди крайнюю плоть. В течение двух недель мальчик выздоравливает и получает наставления от мастера, проводившего операцию. Наставник учит, как делать куннилингус, сосать груди, придти к оргазму вместе с партнершей. Затем наставник отводит мальчика к опытной женщине для практического урока. Нередко, как в стародавние времена, женщина идет с мальчиком к морю, где они занимаются сексом под шум волн. Одновременно девочки, у которых начались менструации, получают наставления от знающих женщин, обучающих их умению получить оргазм. Теперь молодые люди готовы к сексу, и начинают с энтузиазмом им заниматься.
  
   Подготовка к половому акту технически совершенна, но кратка. На объятья и нежности время не тратится. Юноша старается как можно быстрее возбудить девушку с помощью куннилингуса и сосания сосков. Мужчину, "тратящего время женщины", зовут "мягкий член". Обычно, минут через пять, мужчина входит в женщину. При первой близости девушка оценивает пыл нового любовника, иногда подвергая его испытаниям. Например, несколько дней не подмывшись, заставляет любовника делать куннилингус, или совершать половой акт, не касаясь ее тела, кроме половых органов. Ну и, конечно, главное - достичь взаимный оргазм.
  
   После первого акта, партнеры, если молодые, начинают готовиться ко второму заходу. Тут на подготовку требуется больше времени, и юноша трудится в поте лица. Но опять же, главным остается качество секса и оргазм партнеров. От взаимного удовлетворения зависят дальнейшие отношения - станут ли партнеры любовниками или расстанутся. У мангайцев, как у всех полинезийцев, половой акт не венец привязанности, тем более, чувств, а предпосылка, из которой привязанность может развиться.
  
   Позиции при сексе у мангайцев ординарны. Чаще всего мужчина находится сверху, в позе миссионера. Но сверху может быть и женщина. Нередко женщина стоит, наклонившись, а мужчина располагается сзади, или любовники лежат на боку - женщина спереди, мужчина сзади. Реже оба лежат на боку лицом к лицу. Иногда женщина лежит на животе, а на ней мужчина. Партнеры занимаются сексом и стоя. Мангайцы любят оральный секс - раздельный или взаимный, в позиции 69. Анальным сексом и взаимной мастурбацией занимаются во время менструации, которая считается для мужчин опасной. Мангайцы предпочитают хорошо увлажненное влагалище и, если смазки недостаточно, используют слюну или жвачку из растений. Во время полового акта женщина старается быть активной - "чтобы двигались все части тела". Именно поэтому мангайцы не любят секс с европейскими женщинами. Кроме того они находят белых женщин менее чистоплотными, чем полинезиек.
  
   Юноши и девушки часто меняют партнеров. Считают, что если слишком долго иметь секс с одним любовником, то можно забеременеть. Между 13 и 20 годами, девушки имеют, самое малое, 3-4 любовника; часто, намного больше. Юноши - не меньше 10 любовниц. Половые гиганты, с татуировкой члена на бедре или вагины на собственном члене, имеют по 60 - 70 любовниц. Юноши объединяются в группы, где оценивают сексуальные качества своих девушек, меняются любовницами и обсуждают лучшие пути, как проникнуть ночью в дом, где живет девушка, с которой намечено там же совокупиться - практика, известная под именем моторо.
  
   Задача юноши с наступлением темноты дождаться, когда в доме стихнет шум, и все заснут, потом осторожно открыть дверь и, не скрипнув, проползти к ложу любимой. Задача не простая. В мангайском доме все спят на матах в одной большой комнате - с одной стороны, отец с сыновьями, с другой - мать с дочерями. Не всегда приход соблазнителя приветствуется: девушка может закричать и позвать отца - тогда не обойтись без побоев. Поэтому, не особо уверенный в себе юноша заранее добивается расположения девушки. Кто понаглее, идет напропалую - уговаривает девушку на месте (не без риска разбудить семью) или, закрыв ей рот ладонью, сразу приступает к делу. Мангайцы верят, что если юноша проник в девушку, "у нее нет голоса кричать". В большинстве случаев, приключение завершается успешно, и юноша до наступления утра покидает дом. Сходные ночные походы существуют на Самоа, Роротонга и Таити. Это часть общеполинезийской культуры.
  
   Не следует думать, что родители всегда крепко спят или глухи. Обычно они прекрасно осведомлены, что происходит во тьме на мате, откуда слышны смешки, шорохи и стоны. Но ведь дочке надо находить мужа, а моторо - неизбежный этап, ведущий к замужеству. В конечном счете, девушки выходят замуж, а юноши женятся. Начинается супружеская жизнь, то есть, половая жизнь вдвоем. Супружеские пары имеют секс регулярно, хотя с возрастом частота половых актов снижается. В 18 лет мангайцы имеют 3 оргазма в ночь, 7 дней в неделю; в 28 лет - 2 оргазма в ночь, 5-6 дней в неделю; в 38 лет - 1 оргазм, 3-4 дня в неделю; в 48 лет - 1 оргазм, 2-3 дня в неделю. Сходные оценки получены и в Центральной Полинезии.
  
   Мангайцы любят секс во время беременности. Тогда женские органы становятся "влажнее, мягче, жирнее и больше". С беременными женами мужья практикуют секс сзади и занимаются им почти до родов. Распространено мнение, что секс во время беременности облегчает путь ребенку. Супружеская неверность у мангайцев бывает двух видов. Замужние женщины время от времени сближаются с мужчинами, с которыми они впервые познали радости секса, либо измены вызваны длительным отсутствием супруга или супруги. Этот вид измены связан с убеждением полинезийцев, что нормальный человек должен иметь регулярную половую жизнь. Мангайцам не чужда супружеская ревность: известны случаи самоубийств, когда обманутый муж или жена влезали на пальму и бросались вниз. Иногда ревнующие жены, чтобы отомстить мужу, перестают кормить детей и доводят их до смерти.
  
   Несмотря на доступность незамужних девушек, на Мангаи нередки изнасилования. В старые времена воины имели право насиловать женщин простых общинников. В наши дни преобладает молодежный секс, когда группа из 2-х - 12-и парней насилует приглянувшуюся девушку. Мангайцы не считают изнасилование большим преступлением: наказание меньше, чем за кражу свиньи. Им неясна степень самого насилия - ведь есть девушки, которые совсем не против, чтобы их изнасиловали. К тому же, по традиции, насилие можно остановить, если уставшая девушка положит свои волосы себе в рот.
  
   В пожилом возрасте среди мангайцев много импотентов. Как говорил старый мангаец: "есть шесть труб с жидкостью для мужчин, когда трубы опустошаются из-за перерасхода, наступает состояние тира". Тира на полинезийском означает мачту корабля, но мачта синоним полового члена. Мужчина начинает со стадии тираора, "живой член", когда у него ненасытное желание женщин и возможности их удовлетворить. Затем наступает этап тирамое, "спящий член", когда невозможно достичь эрекции. Третья стадия - тирамате, "мертвый член", когда нет ни эрекции, ни эякуляции. Наконец, четвертая стадия тиран аро, "спрятанный член", когда член втягивается внутрь тела. Импотенция встречается и у молодых мужчин. Ее лечат окуриванием дымом целебных трав и воздержанием, хотя без большого успеха. Маршалл заключает, что молодые мангайцы занимаются сексом значительно чаще европейцев, зато в пожилом возрасте наступает расплата в виде частой импотенции.
  
   Маршалл наблюдал случаи трансвестизма среди мангайцев, когда юноши и мужчины (нередко с обликом гермафродитов) одеваются как женщины и выполняют женскую работу. Он не обнаружил среди них гомосексуалистов. Не так обстоят дела в остальной Полинезии. Трансвеститы гомосексуалисты общеизвестны: гавайцы, таитяне и маркизцы называют их маху, самоанцы - фуафафине, тонганцы - фукалейти. Они вступали и вступают в половые связи с мужчинами. В XVIII веке таитянские вожди брали маху в жены. Современные маху продолжают одеваться в женские одежды и выполнять женские работы. С мужчинами они занимаются оральным сексом. Известен гомосексуализм, не связанный с трансвестизмом. Гавайские и таитянские аристократы держали при себе мальчиков для секса. Мужской и женский гомосексуализм не редкость у маори, подростков на Самоа и Маркизовых островах, и у микронезийцев Маршалловых островов.
  
   Современная Полинезия и Микронезия
  
   Любовь европейцев оказалась губительна для полинезийцев. Слишком тесные контакты привели к массовым болезням и гибели иммунологически не защищенных островитян. Вымерло 90% гавайцев и жителей Маркизовых островов, уменьшилась численность таитяни маори. Кроме любви, были пушки. На Марианских островах испанцы истребили 90% микронезийцев чаморро; современные чаморро имеют лишь долю крови коренных жителей. В Новой Зеландии с 1843 по 1872 год шли кровопролитные англо-маорийские войны. Уцелевшие полинезийцы и микронезийцы попали в руки миссионеров, приложивших все старания лишить их уникальной культуры. Туземцы в условиях тропиков должны быть полностью одеты, им запретили народные танцы и, тем более, внебрачный секс.
  
   Вторая половина ХХ века принесла новые несчастья островитянам. На сей раз, в виде привозной пищи. Дешевые и жирные мясные консервы, не менее жирные полуфабрикаты из отходов, обжаренные в маргарине чипсы, Биг-Маки, сласти, наконец, кола и пиво, ударили по организму людей, столетиями живших на сбалансированной овощной и рыбной диете. Вредная еда, в сочетании с утратой физических усилий при занятиях земледелием и рыболовством, привели к массовому ожирению полинезийцев и, в меньшей мере, микронезийцев. Как следствие, диабет второго типа приобрел характер эпидемии. У маори вероятность смерти от диабета в 6 раз выше, чем у белых, среди мужчин и в 10 раз среди женщин. Сходная ситуация у других полинезийцев. Высказывают опасения, что, если не принять срочные меры, то полинезийцы, аборигены Австралии и индейцы США и Канады вымрут от диабета к концу XXI века.
  
  
  
  
   Глава 5. Малайский Архипелаг
  
   Земля и люди
  
   Земля
  
   Малайский архипелаг - самый большой в мире. Общая его площадь - свыше 2 млн. км2, равна четырем Франциям. Он состоит более чем из двадцати тысяч островов, расположенных по обе стороны экватора между Индокитаем и Австралией. Архипелаг включает Большие Зондские острова - Борнео или Калимантан, Суматру, Яву, Сулавеси или Целебес, Малые Зондские и Молуккские острова, Филиппинские острова, а также тысячи мелких островов. На западе с архипелагом граничит полуостров Малакка, обычно рассматриваемый вместе с архипелагом в связи с общей природой и населением, а на востоке - Новая Гвинея, относящаяся уже к Океании.
  
   Острова архипелага гористые; не зря Малайя на языке мореплавателей тамилов означает горная. Горы достигают 3000-4000 м. Много вулканов. Самый известный - Кракатау. В 1883 году во время его извержения погибло около 36 тыс. человек. На больших островах много рек и озер. Озеро Тоба на Суматре, крупнейшее в Юго-Восточной Азии. Климат тропический, с обильными осадками круглый год. Растительность имеет вертикальную зональность. До высоты 1500 м преобладает влажнотропический лес, а в местах с сезонными осадками - листопадные леса и саванны. Горы и нагорья покрыты смешанными и хвойными лесами. На многих островах все земли, пригодные для земледелия, используют для сельского хозяйства.
  
   Животный мир относится к Малайской подобласти Индомалайской области. Он разнообразен, хотя сильно истреблен. Почти исчезли слоны, носороги, тигры, леопарды, тапиры. На Борнео и Суматре живет малайский медведь и кабаны, на Яве, Борнео и Филиппинах - дикие буйволы. Встречаются антилопы, олени, оленьки, дикобразы. Много обезьян, а в лесах Борнео и Суматры еще сохранился орангутан. На востоке архипелага животный мир относится к Австралийской области. Там распространены сумчатые - кускусы, древесные кенгуру, встречаются райские птицы. Везде много пресмыкающих - змей, крокодилов, ящериц. На Камодо и Флоресе водятся комодские драконы, гигантские вараны, достигающие трех метров в длину и 150 кг веса.
  
   Люди
  
   Большинство жителей архипелага принадлежит к малайскому типу южномонголоидной расы. У южных монголоидов шире, чем у северных монголоидов, нос, толще губы и смуглее кожа. Обычно они ниже среднего роста. У островных популяций (малайский тип) заметен сдвиг в сторону австралоидной расы. Кожа желтовато-коричневая, волосы нередко волнистые, эпикантус слабо выражен или отсутствует, губы толстые, нос широкий и плоский с расширенными ноздрями. Все эти признаки не всегда встречаются у одного человека и выражены не у всех этнических групп.
  
   На востоке архипелага заметна папуасская примесь. В джунглях Малакки и филиппинского острова Лусон живут пигмеи (рост мужчин 143 - 146 см) с темнокоричневой кожей и курчавыми волосами. Малаккских пигмеев называют семанги, филиппинских - негрито, маленькие негры, или аэта. Семангов, аэта и пигмеев Анданамских островов (расположенных к северу от Суматры) нередко всех вместе называют негритосами. Несмотря на внешнее сходство, они не родственны друг другу и, тем более, африканскими пигмеями., .
  
   Согласно генетическому анализу, первые люди появились в Юго-Восточной Азии около 60 тыс. лет назад. Самой ранней находке человека современного типа - 43 тыс. лет (Борнео, пещера Ниа). Ископаемые находки свидетельствуют, что архипелаг, тогда еще полуостров Сунда, сначала заселили австралоиды, сходные с австралийскими аборигенами и папуасами. Судя по анализу мтДНК, разные группы негритосов выделились из австролоидов около 50 тыс. лет назад. 10 000 лет назад из Индокитая стали переселяться первые монголоиды., 6000 лет назад архипелаг начали заселять монголоиды австронезийцы, приплывшие с Тайваня. Сначала они заселили Филиппины, а 5000 - 4000 лет назад - Зондские острова и Малакку.
  
   Языки большинства народов Малайского архипелага относятся к западной и центральной группам малайско-полинезийской ветви австронезийской семьи. На юге острова Хальмахера (Молукки) говорят на языках восточной группы, близкой языкам Океании. На юге Хальмахеры и на островах Тимор и Алор сохранились папуасские языки. Всего на островах Малайского архипелага живет более 380 этнических и племенных групп, каждая из которых имеет свой язык и обычаи.
  
   История
  
   Австронезийцы принесли с собой навыки выращивания риса, гончарного ремесла и мореплавания. Дальнейшее развитие народов архипелага шло неравномерно. Одни племена остались на уровне родового строя, а другие развивали торговлю, строили города и объединялись в государства. Под влиянием торговых контактов с Южной Индией на Суматре и Яве распространился индуизм и буддизм. В VII - XIII веке королевство Шривиджайя объединяло под своей властью восточную Суматру, западную Яву и Малаккский полуостров. Но больше известно яванское королевство Матарам (VIII - Х век), от которого осталась Ступа Борободура, или храм тысячи Будд - самый большой буддийский памятник на Земле.
  
   В XIV веке центр политической силы перешел к яванскому королевству Маджапахит. В Маджапахите было две главных религии - индуизм и буддизм, но постепенно все большее влияние приобретал ислам, занесенный арабскими купцами. К началу XV века Малакка превратилась в центр ислама. Вскоре ислам появился на Яве. К началу XVI века пал Маджапахит, и Ява целиком перешла под власть мусульманских султанов. Ислам распространился вплоть до Филиппин, но сохранил доисламские обряды и традиции.
  
   В XVI веке в водах Малайского архипелага появились корабли европейцев. Раньше всех приплыли ищущие пряности португальцы. В 1511 году они захватили город Малакку, а через год обосновались на Молуккских островах. Затем пришли испанцы, завоевавшие к концу XVI века большую часть Филиппин. В начале XVII века голландцы вытеснила португальцев. Они захватили яванский город Джакарту, переименовали его в Батавию и сделали столицей новых владений, получивших название Нидерландская Ост-Индия или Индонезия.
  
   В середине XVIII века голландцы владели Явой, Молуккскими островами и портом Малакка, но всю Индонезию им удалось подчинить лишь к началу ХХ века. В XIX веке стала заметна роль англичан. Вначале они приобрели остров Сингапур, затем - весь Малаккский полуостров, а позднее - Северный Борнео. Последними колонизаторами стали американцы: в конце XIX они отобрали у испанцев Филиппины. С середины ХХ века началась деколонизация. В сороковые годы приобрели независимость Индонезия и Филиппины, в пятидесятые Малайзия и Сингапур, в семидесятые Бруней, а Восточный Тимор в 2002 году.
  
   Современные народы
  
   Жители Малайского архипелага исповедуют основные религии мира. Ислам преобладает в Индонезии (86%), Брунее (65%), Малайзии (60%), остальные - христиане, буддисты, индуисты и анимисты (верящие в духов). На Филиппинах 90% населения христиане, есть также мусульмане, буддисты и анимисты. В Сингапуре 77% буддистов, остальные мусульмане и индуисты. В Восточном Тиморе 95% жителей христиане.
  
   Население архипелага (340 мл в 2006 г.), состоит из сотен этносов с разной культурой и уровнем общественного развития. Есть большие народы с современной культурой: яванцы, малайцы, сунданцы западной Явы, минангкабау Суматры, тагалы и илоканы Филиппин. Есть народы, сохраняющие традиционный стиль жизни. В их числе батаки Суматры, балийцы, буги и макасары Сулавеси, висайя Филиппин. Немало народов с пережитками родового строя, такие как даяки Борнео, тораджи Сулавеси, ифугао Филиппин. Есть племена, живущие в джунглях. Наконец, во всех странах архипелага живут многочисленные и влиятельные китайцы, а также индийцы. В Сингапуре китайцы составляют большинство населения, а в Малайзии значительную его часть.
  
   Выбор этнических культур
  
   Описать пищевые и сексуальные традиции 380 народов и этнических групп Малайского архипелага вряд ли здесь возможно и нужно. Достаточно выбрать несколько этносов, культура которых имеет общее с культурой многих этнических групп, либо, напротив, уникальна, иными словами, провести отбор на типичное и исключительное. В качестве типичных примеров выбраны яванцы и тагалы, представители мусульманских и христианских народов архипелага с современной культурой, даяки Борнео, сохраняющие анимизм и традиционную культуру земледельцев и рыбаков. В качестве исключения рассматриваются балийцы - единственный коренной народ архипелага, исповедующий индуизм.
  
   5.2. Яванцы
  
   Общие сведения
  
   Яванцы - самый большой народ Малайского архипелага. В 2004 г. их было 90 миллионов, и они составляли 40% населения Индонезии. Большинство яванцев живет в центральной и восточной Яве, но немало переселилось на другие острова Индонезии, особенно на Суматру и Борнео. Яванцы являются "типичными" индонезийцами как внешне, так по религии и культуре. Большинство яванцев мусульмане. Ислам здесь смягчен австронезийскими традициями и влиянием индуизма и буддизма. Женщины никогда не носили чадру и не вели затворнический образ жизни. Архитектура мечетей, жилые дома, декоративное искусство, театр, музыка, пища, быт имеют мало общего с арабским миром и напоминают то Индию, то Китай, а еще чаще имеют оригинальную австронезийскую основу.
  
   Среди яванцев есть все профессии, но основная масса крестьяне. Традиционное занятие крестьян- пашенное земледелие, преимущественно заливное рисосеяние. Выращивают корнеплоды и бобовые. На приусадебных участках сажают бананы, кокосовые пальмы, овощи, пряности. Разводят скот, птицу, рыбу в искусственных водоёмах. Рыболовство - занятие жителей морского побережья.
  
   При большой плотности населения яванские деревни, кампунги, расположены близко одна от другой. Дома стоят вдоль дорог, дамб, ограждающих оросительные каналы. Кампунг состоит из усадеб, окружённых изгородями из бамбука, в центре - площадь с общинным домом, домом старосты, часто - мечеть. Жилища каркасно-столбовые, иногда на небольших сваях, стены из плетёного бамбука, крыша двух и четырёхскатная, крытая пальмовыми листьями; богатые дома - с тесовыми стенами и черепичной крышей. Перед домом открытая веранда; кухня - в пристройке или в отдельном помещении.
  
Традиционная одежда состоит из саронга - широкой полосы ткани, обертываемой вокруг пояса или груди (у женщин) и доходящей до щиколоток Мужчины часто носят под саронгом штаны. Материя для одежды бывает одноцветная ( белая, расшитая золотом или черная), либо с рисунками, известная как батик. Кроме саронга, мужчины носят куртку, женщины - батиковое полотнище, кембен, обёрнутое вокруг груди, распашную кофту, покрывало через плечо. На голове у мужчин - шапочка из черного бархата, пичи, у женщин - батиковый платок, икет. Так одеваются в торжественных случаях. В обычной жизни крестьяне ограничиваются саронгом или носят майку и шорты.
    
Яванцы создали богатую литературу, архитектуру, музыку, театр. Наиболее известен театр теней - Ваянг кулит. Ваянг в индонезийском мире означает театр. Театр появился здесь под влиянием индуизма в первом тысячелетии новой эры. Сюжеты театральных мистерий связаны с индийским эпосом Махабхаратой. Существуют ваянг-оранг - театр актеров в гриме, ваянг-топенг, где актеры играют в масках, но ваянг-кулит - самый любимый. Даланг - актер театра  теней, двигает между лампой и экраном куклы, вырезанные из кожи в профиль. Он же рассказывает историю, меняя голоса, поет песни, создает шумовые эффекты и указывает оркестру гамелану, когда вступать. Музыканты играют на гонгах, ксилофонах, барабанах.
      
   Сочетание современной городской жизни и неспешных традиций сельского кампунга, влияние индийцев, китайцев, арабов, голландцев, контакты с другими индонезийскими народами, привели к появлению яванской кухни, считающейся одной из лучших в Юго-Восточной Азии.
  
   Яванская кухня
  
   Как все индонезийцы, яванцы едят много риса; рис присутствует в завтраке, обеде и ужине. Из рисовой муки готовят выпечку, подают рис в качестве гарнира, либо с овощами. Наиболее известное блюдо из риса - наси горенг, жареный рис со специями, овощами и кусочками курицы, креветок или мяса. Все приправлено специями. Яванские приправы и соуса, в противоположность падангским (западная Суматра), не слишком острые и вполне безопасны для европейцев. Из специй распространены белый и красный чеснок, перец красный острый (меньше - черный перец), индонезийский лавровый лист, листья лайма, куркума (ингредиент карри), имбирный корень, другие ароматные корни и семена, тамаринд, корица. В приправы добавляют старые соевые лепешки, соевый соус, кокосовое молоко, сок лайма, соль и пальмовый сахар. Популярен соус самбал из острого перца и сладкий соевый соус.
  
   Кроме риса, гарниром служит лапша, таро и сладкий картофель. Лапшу часто варят, но есть жареная лапша бакми горенг. Супы самые разнообразные, в них кладут темпе и тофу (соепродукты), курятину или говядину, приправляют травами, специями и кокосовым молоком. Яванцы едят много овощей и зелени. Замечательно вкусны вегетарианские блюда. В них, как источник белка, используют темпе и тофу. Темпе - это прессованные лепешки из полусваренных соевых бобов, подвергнутые действию грибка, дающего им структуру, сходную с мясом. Ломти темпе варят на пару, затем обваливают в муке и обжаривают в растительном масле с зеленым луком и специями. Иногда темпе предварительно замачивают в маринаде или солёном соусе. Темпе подают с гарниром, в супе и как самостоятельное блюдо. Другой продукт, соевый творог тофу, пришел из Китая. На Яве тофу популярен уже тысячу лет. Тофу поджаривают в масле, варят на пару, тушат вместе с перепелиными яйцами, ростками соевых бобов, морковью и зеленым луком.
  
   Мясо и рыба сравнительно дороги. Из мяса едят курицу, говядину, реже, козлятину. Свинина для мусульман нечистая пища. Зато популярна морская и пресноводная рыба и морепродукты - креветки, крабы, моллюски. Мяса обжаривают в кипящем масле; моллюски варят на пару, а затем тушат с чесноком и специями, креветки варят и жарят. Для жарки используют кокосовое масло, признанное одним из самых здоровых растительных масел. Рыбу, вместе со специями, обернув банановыми листьями, запекают на решетке или в духовке. Рыбу также солят, но качество засола неважное. На любителя и соленая рыба, обжаренная в растительном масле. Зато вкусны маленькие шашлыки сатэ, приготовленные из маринованной курятины или козлятины. Шашлыки подают с арахисовым или соевым соусом. Яванские мужчины особенно ценят сатэ из бычьих семенников, якобы укрепляющих мужскую силу.
  
   Как все индонезийцы, яванцы едят руками, без ножей и вилок. Ложки иногда используют для супа. Пищу на вынос аккуратно заворачивают в банановый лист. Руки перед едой споласкивают в сосуде с водой и ломтиками лайма. Пищу запивают холодной водой. Из традиционных напитков популярны сладкий черный чай, кофе и кокосовое молоко. Вино яванцы, как мусульмане, не употребляют, хотя пиво сейчас пьют охотно. Есть запрещенная рисовая водка, арак. Яванцы едят много фруктов. Особенно ценится дуриан, со вкусом, напоминающим смесь тертых орехов и клубники. Дуриан отвратительно пахнет, но яванцы привыкли к его запаху. У дуриана репутация афродизиака. Есть поговорка: - Когда дуриан падает с дерева, саронги поднимаются. - Другой любимый фрукт - мангостин. Округлые, пурпурные плоды мангостина покрыты толстой кожурой. Под ней находятся пять-шесть белых сочных долек плода с маслянистым, сладким, слегка терпким вкусом.
  
   Семья и брак
  
   Мировоззрение яванцев сложилось под влиянием культур и религий индусов, китайцев и арабов (влияние европейцев было вторичным). В правилах поведения важную роль сыграло полученное из Китая конфуцианство. Яванцы разделяют морально-этические ценности конфуцианства, согласно которым гармоничная семья есть строительный блок гармоничного общества. Конфуцианское стремление сгладить противоречия и добиться согласия заметно в отношениях в семье, воспитании детей, в поведении людей вне дома. Существует массовый праздник примирения и благословления лебаран, его отмечают члены семьи, соседи и сослуживцы.
  
   Конфуцианство подразумевает не равенство, а иерархию - подчинение младших старшим по возрасту и положению. В яванском обществе есть маленькие люди, вонг чилик, и высшее сословие, прийяи, - чиновники, интеллигенция и аристократия. Сословные различия важны при заключении брака. На конфуцианство наложился ислам, также иерархичный, утверждающий власть мужчины над женщиной. Все же положение яванских женщин далеко от приниженности. Семейные отношения яванцев можно назвать исламизированным конфуцианством, а в семейных обрядах и праздниках преобладают традиции индуизма.
  
   У яванцев происхождение определяется по отцу, но родственные отношения поддерживаются по обеим линиям. После свадьбы молодожены живут несколько лет у родителей жены, которые помогают им построить дом неподалеку. Связь молодоженов с семьей жены - черта австронезийская, а не арабская, как не мусульманским является резкое преобладание моногамных браков. Но свободное общение неженатых юношей и девушек, тем более, добрачные связи, у яванцев мусульман запрещены. Еще недавно девушек выдавали замуж в 12 - 15 лет, а обручали в детстве. В 1974 году был принят закон, определяющий минимальный брачный возраст для девушек 16 лет и для юношей 19 лет.
  
   В устроении брака принимают участие родители жениха и невесты. Родители жениха посылают к родителям невесты посланца с предложением брака. Если предложение принято, начинается подготовка к свадьбе. Родители невесты организуют церемонии помолвки, очистительного омовения, кануна свадьбы, религиозное освящение. Свадьбу справляют пышно. Приглашают 300, 500, даже 1000 гостей. Создают свадебный комитет из родственников и друзей жениха и невесты. Комитет ответственен за прием гостей, транспорт, протокол, еду, напитки, оркестр гамелан, танцы и безопасность. Нанимается женщина-гример пемаес; она обеспечивает внешний вид жениха и невесты и церемониал свадьбы. По традиции, жених и невеста носят черный вельвет, расшитый золотом (стиль яванских королей) или одежду с голыми руками и плечами - стиль басахан. Свадьба сопровождается обильным застольем и национальными танцами.
  
   Отношение супругов, в идеале и, нередко, в реальной жизни, строятся на принципах любви и взаимного уважения. В XIX веке европейцы удивлялись необычному для мусульман высокому положению женщины в яванской семье. Крауфорд в 1820 году писал о яванках:
  
   "... с женщинами не обращаются с презрением и пренебрежением. Они едят с мужчинами и во всем их связывают отношения равенства, ...женщины появляются в обществе, не вызывая никакого возмущения, они активно участвуют в деловой жизни, их консультируют мужчины по общественным делам, и они часто достигают трона, и это при том, что монархия здесь выборная. ... Яванские женщины самые предприимчивые и трудолюбивые во всем Архипелаге, причем их труд не навязывается мужчинами, а благодаря его пользе, является предметом мужской гордости".
  
   Независимое положение яванские женщины сохраняют и поныне. Хотя муж традиционно считается главой дома, в семейной жизни решения часто принимает жена. 75 процентов из 950 опрошенных супружеских пар центральной Явы согласились с утверждением, что "В целом, женщины умнее мужчин". Высокое положение женщин сказывается и в том, что у яванцев многоженство не было широко распространено. Сегодня даже зажиточные мужья редко решаются взять вторую жену.
  
   Секс
  
   Яванцы, как мусульмане, отрицательно относятся к внебрачному сексу. Еще недавно считалось совершенно неприличным молодым неженатым парам появляться на публике. Беременность девушки была позором для семьи. За последние десятилетия ситуация изменилась, по крайней мере, в больших городах. Добрачный секс уже не редкость и даже беременность воспринимается родителями "согрешившей" как неприятность, а не катастрофа. В деревнях и небольших городах традиционные взгляды по-прежнему преобладают. Кроме того, даже в больших городах, часть населения принадлежит к глубоко верующим мусульманам, что исключает саму возможность выяснения интимных подробностей личной жизни.
  
   Яванцы приемлют секс, направленный на продолжение рода. Другие способы считаются извращением и грехом. Женщины иногда разрешают мужьям ласкать их орально, но не отвечают взаимностью. Женатые мужчины идут к проституткам и получают там то, в чем отказано дома. Все же среди молодежи оральный секс находит признание, так как позволяет сохранять девственность до вступления в брак. Гетеросексуальный анальный секс практикуют очень немногие. Все эти оценки приблизительны из-за закрытости темы секса в яванском обществе.
  
   В современной яванской литературе нет описаний секса. Нет данных о сексуальной практике яванцев и в медицинских учебниках. Эротические произведения ранней яванской литературы (доисламской и мусульманской) страдают отсутствием конкретики. После подробного описания комнаты молодоженов, их нежных объятий и поцелуев следует фраза: - Мы не будем говорить, что они делали дальше, мы будем говорить о завтрашнем утре. - Если же эротическое описание дается, то в виде метафор, где любовные игры сравнивают с битвой, а невесту с крепостью, которую берут приступом. О сексуальных традициях яванцев можно судить лишь по руководству по сексу, которое называют лебединой песнью явано-мусульманской эротологии.
  
   Рукописная Книга описания женщин (S?rat kandraning wanita) была найдена в 1951 году в библиотеке умершего ученого яваниста Я.Л. Моенса. Время создания рукописи относят к началу 30-х годов ХХ века. Книга предназначена для холостяков, выбирающих невесту, и для молодоженов. Помимо иллюстрированного описания внешности и половых органов у 30 типов женщин (золотой ключ, море меда, восходящая луна), а также описания по другой типологии пригодности женщин для брака (жаждущая корова, павлин с большим широким хвостом), в книге перечислены позиции для секса. Всего описаны двенадцать позиций:
  
   1. Секс как у крокодила. На Западе называется позицией миссионера; 2. Секс как у змеи. Партнеры лежат на боку, лицом друг к другу; 3. Секс как у крокодила, сзади. Оба партнера лежат на боку, мужчина позади женщины; 4. Секс как у животных. Оба партнера на четвереньках, мужчина сзади; 5. Сек сидя. Партнеры сидят, лицом друг к другу; 6. Сек, сидя на его коленях. Мужчина сидит по-турецки, женщина, широко раскрыв ноги, сидит на его коленях; 7. Секс как у обезьяны, заботящейся о детеныше. Секс стоя; 8. Секс как раскрытие кокосового ореха. В этой позиции женщина находится сверху; 9. Секс с сидящей женщиной. Мужчина лежит на спине, женщина сидит сверху; 10. Секс как удар копьем. Женщина лежит на кровати, мужчина стоит, держа ее за ноги; 11. Секс как олень с ветвистыми рогами. Женщина лежит на спине с поднятыми ногами; 12. Секс как Бима , кующий палицу. Женщина лежит на спине с поднятой ногой. Мужчина сидит к ней так близко, как возможно.
  
   В руководстве отдается предпочтение позициям, обеспечивающим, по мнению автора, лучшие возможности для зачатия. Автор не одобряет позу обезьяны, заботящейся о детеныше, но высоко оценивает секс как у крокодила, известный нам как позиция миссионера. Оральные ласки допускаются лишь как подготовка к настоящему сексу, а анальный секс вообще не упоминается. Между тем, в старинной яванской энциклопедии в стихах, созданной при дворе наследника султаната Солан (1814), есть упоминания о гомосексуальном анальном сексе. Последнее не удивительно, поскольку принцы Солана (яванское княжество) были большими любителями мальчиков.
  
   По свидетельству чиновников Нидерландской Ост-Индии, в XIX веке знатные и состоятельные яванцы держали при себе мальчиков-любовников. Смягченную форму педерастии, дожившую до наших дней, представляют отношения вароков и гемблаков в городе Поногоро, расположенным в горах Восточной Явы. Варок, руководитель мистического танцевального ансамбля реог, обладает сверхъестественной физической и духовной силой. Одним из главных требований к вароку является отсутствие связей с женщинами, поскольку с потерей семени он утрачивает силу.
  
   Чтобы иметь эмоциональную отдушину, варок находит прекрасного мальчика шести-семи лет, известного как гемблак, который становится его компаньоном и, одетый как женщина, участвует в театральных постановках реог. Принято считать, что проявления чувств варока к гемблаку ограничиваются поглаживаниями и поцелуями. Нередки случаи ревности и даже схваток вароков из-за прелестного гемблака. Когда гемблак взрослеет, варок участвует в выборе его жены и играет видную роль на свадьбе. Затем их отношения прекращаются. В возрасте сорока лет, достигший полного могущества варок жениться сам, чтобы иметь потомство.
  
   В современной Индонезии старые традиции сочетаются с влиянием западного стиля жизни. Внебрачный секс становится все более распространенным, мужчины обращаются к услугам проституток, а гомосексуализм, формально не существующий, отнюдь не редкость в больших городах. Вместе с тем, наблюдается рост исламского фундаментализма, а с ним нетерпимости и сексуальных ограничений. Будущее яванского (и индонезийского) общества неясно.
  
   5.3. Балийцы
  
   Общие сведения.
  
   Бали называют земным раем. На это есть основания. Некрупный по индонезийским масштабам остров являет собой сочетание редкой по красоте природы, прекрасного климата, живописных храмов, вписанных в пейзаж, и людей, крестьяни художников, живущих в гармонии с любимым островом. Подавляющее большинство балийцев даже не мыслят, как можно покинуть свой остров. Зато на Бали едут массы туристов, и некоторые приезжие остаются здесь надолго, а иногда - навсегда.
  
   Уникальность Бали определяется людьми. Балийцы - единственный сравнительно крупный (3 млн.) народ Индонезии, устоявший под натиском ислама и сохранивший индуизм. С Индией у Бали древние связи: 12% предков балийцев по мужской линии - из Индии. Индуизм Бали, связан с почитанием Шивы, но отличается от традиционного индуизма. Деление на касты здесь проще, чем в Индии. Всего четыре касты: брахманы, кшатрии, вайшьи, торговцы и шудра или джаба - крестьяне. Считается, что три высших касты переселились на Бали после его завоевания яванской империей Маджапахит в XIV веке, а джаба - коренные балийцы. В индуизме балийцев важную роль имеет почитание добрых и злых духов и душ предков. Чтобы удовлетворить духов, балийцы выстроили множество храмов, каждый из них связан с определенным духом, местом, явлением природы и имеет свою паству. На острове много праздников с нарядными шествиями и танцами актеров в масках.
  
   90 процентов населения живёт в деревнях. Усадьбы окружены глухими стенами и состоят из дома, хозяйственных построек и домашнего храма. Дома из камня, прямоугольные, с двускатной крышей. Основное занятие балийцев - пашенное земледелие. Главная культура - рис, возделываемый на заливных полях, спускающихся террасами с гор. Выращивают бобовые, чай, кофе, овощи, фрукты, цветы. Разводят буйволов, лошадей, свиней, птицу. Почти все крестьяне занимаются художественными ремеслами. Режут по дереву, чеканят по металлу, ткут, изготовляют посуду. Изделия продают туристам. Часть балийцев занята их обслуживанием.
  
   Национальная одежда похожа на яванскую: те же саронги, рубахи, кофточки. Еще пятьдесят лет назад балийские женщины ходили по пояс голые, чем восхищали приезжих европейцев. Сейчас лишь старухи придерживаются старинной моды. Большинство мужчин носят теперь не саронги, а шорты. Культура балийцев и яванцев сходна - ведь она была общей до обращения яванцев в ислам. Как на Яве, у балийцев популярны театральные представления в масках, театр теней, оркестр гамелан, петушиные бои. Есть различия, но они незначительны. Много общего в балийской и яванской кухне.
  
   Балийская кухня
  
   У балийцев еда двух родов - праздничная и повседневная. Праздничная еда состоит из многочисленных изысканных блюд, а повседневная проста. Балийцы едят обстоятельно два раза в день - утром и вечером, зато несколько раз в течение дня перекусывают. Обычно едят в одиночку, на кухне или во дворе, и лишь на праздничную трапезу собираются все вместе. Как у яванцев, основу еды составляет рис: отварной и жареный -
   наси горенг. На праздники подают наси кунин - рис, желтый от кокосового молока, и берас кетан, клейкий рис, приготовленный с кокосовым молоком и сахарным сиропом. Есть еще красный рис и черный рис
  
   Балийцы едят много овощей: с рисом и в виде салата. Из птицы, ценят местных кур, с жестким, но вкусным и ароматным мясом. Очень популярны шашлыки сатэ, сходные с яванскими. В отличие от мусульман, балийцы едят свинину, и не просто едят, а очень любят. Самым любимым блюдом является запеченная свинья, баби гулинг. Поросенка начиняют овощами, смешанными со специями, и готовят на раскаленных углях до золотистой корочки. В прежние времена, баби гулинг подавали только по большим праздникам. Не менее вкусна печеная утка, бебек бетуту, маринованная с травами и специями и запеченная в банановых листьях. Как индуисты, балийцы не едят говядину. Рыбу предпочитают вяленую. К морю, балийцы относятся настороженно, считая нечистым. Но моллюски и ракообразные есть в балийской кухне, а паста из креветок придает своеобразный аромат многим блюдам.
  
   Специи балийцы используют почти везде. В основе соусов лежат те же специи, что у яванцев. Острый перец - главный компонент соуса самбал. Самбал часто едят вместе с соевым творогом таху. Таху не имеет определенного вкуса, но, вместе с самбалом, превращается в изысканное блюдо. Еду запивают водой или чаем. Из традиционных алкогольных напитков пьют туак - легкое вино, изготовленное из пальмовых цветов, арак - водку, продукт перегонки пальмового или рисового вина, и брем - сладкое вино, полученное при добавлении дрожжей к красному или к клейкому рису.
  
   Семья и брак
  
   Балийское общество патриархально. Сын наследует все: дом, землю, ценности, долги, семейный храм и обязанность кремировать умерших родителей. Балийцы верят, что через сына сохраняется семейный род и цикл перерождений, и что хороший сын обеспечит родителям достойное место в ином мире. Ведь дочь после выхода замуж переезжает к мужу и ходит в его семейный храм. Отсутствие сына угрожает продлению рода и перерождениям. Глава семьи вынужден либо завести вторую жену и зачать от нее сына, либо усыновить юношу и женить его на своей дочери. Оба решения связаны с браком.
  
   У балийцев распространены кросскузенные браки, когда юноша женится на дочери брата матери или дочери сестры отца. Запрещены ортокузенные браки - с дочерью брата отца или с дочерью сестры матери. Женятся в 16 - 20 лет. Существует три вида брака: бегство жениха и невесты - нгерород, брак по договоренности родителей - мермадик, и ньентана, когда молодой человек селится в доме родителей невесты, где нет сына, и становится продолжателем их рода. Самый частый вид брака - бегство молодых, нгерород, а самый престижный - с согласия родителей, мермадик.
  
   Не следует думать, что нгерород действительно означает похищение или бегство. Чаще всего, все начинается со слов юноши: - Ты хочешь? - Если девушка согласна, они проводят ночь в доме приятеля юноши. На утро уже можно заключать брак с участием местного жреца. Родители невесты изображают гнев, часто притворный. Нередко добрачное сожительство затягивается, что не считается грехом, если молодые люди собираются пожениться. И если до свадьбы рождаются дети, они признаются законными.
  
   Бывает, что девушка отказывает соискателю. Поэтому неуверенные в себе юноши используют любовные амулеты, обычно монеты, найденные вблизи храма. Их можно получить напрокат, причем за немалую цену. У девушек свои амулеты. Амулеты хранят завернутыми в тряпку, со специальными мазями и лепестками цветов, чтобы не потеряли силу. В трудных случаях прибегают к мантре (молитве) и приворотной мази. В ее состав входят бананы, орехи, слюна змеи, кокосовое масло, перец, лист или кора кокосовой пальмы, под которой сидела беременная женщина. Мазью незаметно метят объект любви, предварительно прочитав мантру. Можно еще украсть мысли, постоянно думая о любимой или любимом. Чтобы быстро добиться любви, нужно всю ночь смотреть на пламя нового светильника, в который налито свежеотжатое кокосовое масло и вставлен новый фитиль, и представлять лицо любимой.
  
   Самый уважаемый вид брака мермадик, когда родители и родственники юноши идут к родителям девушки и почтительно просят отдать дочь замуж. Брак мермадик дорогостоящ - он включает свадебные церемонии, яркие старинные одежды жениха и невесты, пир, танцы. Читают мантры и приносят жертвоприношения, охраняющие от злых демонов семя и яйцо. Не лишен церемоний и брак похищением, нгерород. Свадьба проходит в домашнем храме родителей жениха, ведь в каждом доме есть храм. Семья жениха готовит украшения для храма и подношения богам - цветочные гирлянды, сплетенные из трав и цветов.
  
   Наименьшим уважением пользуется брак с усыновлением - ньентана. Со стороны жениха он считается немужским поступком. Ведь согласившись войти в род семьи невесты, жених ставит себя в приниженное положение, поскольку наследником, по-сути, является не он, а его жена. Впрочем подобные браки довольно редки: девушек на Бали больше, чем юношей.
  
   Балийский индуизм допускает многоженство, но браки, чаще всего, моногамные. Вторую жену мужчина берет, если от первой нет сыновей. Развод оправдан по причинам бесплодия жены и ее неверности. Но если мужчина бросает женщину с ребенком, это обойдется ему в корову и жареную свинью. Жена может вернуться к родителям. Если жена уходит к другому, муж имеет право на возмещение. Но не всегда получает. Одна бойкая женщина сменила четырех мужей; произошло это столь быстро, что никто ни с кем не успел расплатиться. Муж N 4 был должен мужу N3, который задолжал мужу N2, тот мужу N1, а последний отцу прелестницы, поскольку девушка была похищена. Отец, правда, на все махнул рукой.
  
   Секс
  
   Отношение к сексу у балийцев отличается от яванского. Яванцы, как мусульмане, допускают сексуальные ограничения и воздержание. Индуисты балийцы воздержание отвергают. Тягу к сексу они считают неотвратимой. В этом отношении, они напоминают не столько индусов, сколько австронезийских предков. Ласки балийцев напоминают полинезийские. Они не целуются и не понимают, как от этого можно получать удовольствие. Балийцы предпочитают приблизить лицо к лицу партнера так близко, чтобы чувствовать запах и тепло кожи - европейцы описывали это как манеру тереться носами.
  
   Австронезийские основы секса балийцев проявляются и в их неприятии излюбленной европейцами позы миссионера. Балийцы находят эту позицию неудобной и неуклюжей. Они предпочитают океаническую позицию, когда мужчина располагается между бедер партнерши; она лежит на спине, ее ноги подняты, колени согнуты, а икры на плечах мужчины. Австронезийской или даже меланезийской чертой являются игры с половыми органами младенцев. Еще недавно их постоянно ласкали:
  
   "Член младенца постоянно трогали, тянули, щелкали, крутили мать, девочка-няня и все вокруг. Слегка пощекатывая повторяли слова: "Красивый, красивый, красивый" - термин, применимый только к мужчинам. Вульву маленькой девочки нежно поглаживали, сопровождая словами, относящимися к женщинам: "Прелестная, прелестная, прелестная".
  
   Подобное обращение прекращали как только ребенок немного взрослел. Ведь для девочки самое важное - сохранить девственность. Девственность (до похищения женихом) позволяет выйти замуж, что обеспечивает будущее женщины. Поэтому девушка не появлялась одна без подруг. Даже встречи с женихом проходили втайне.
  
   Отношение к гомосексуализму терпимое. В XIX веке голландцы отмечали, что на Бали пользуются спросом одетые как девочки мальчики десяти - двенадцати лет. В наши дни гомосексуализм не особенно распространен. Туристы нередко принимают за гомосексуализм манеру юношей-балийцев ходить, взявшись за руки, или спать обнявшись. На самом деле, в балийской культуре заложена любовь к телесным контактам, не переходящая в секс. Дети и взрослые часто трогают и обнимают друг друга. Даже старики нередко ходят в обнимку.
  
   У балийцев есть жесткие сексуальные табу. Запрещено кровосмешение. Причем, не только с кровными родственниками, но и с приемными сестрами и с детьми духовного учителя. Нельзя иметь секс с альбиносами, идиотами, прокаженными. Скотоложство считается преступлением, способным накликать беду на деревню. В былые времена человека и животное топили в море. Сейчас нравы "смягчились": топят только животное - человека сажают в тюрьму.
  
   В рекламных проспектах Бали называют чувственным раем. Это верно, но рай этот для туристов и сами балийцы в нем мало участвуют. Большинство проституток, обслуживающих туристов, - выходцы с других островов Индонезии или из других стран. Балийская деревня консервативна, хотя молодежь становится все более сексуально просвещенной и раскрепощенной. Уже не редки связи, не ведущие к браку, широко используются презервативы.
  
   5.4. Даяки
  
   Общие сведения
  
   Даяки - коренные жители Борнео, живущие, преимущественно, во внутренних частях огромного острова. Термин даяки собирательный и объединяет более 200 этнических групп, каждая из которых имеет свой язык или диалект, территорию, обычаи и культуру. В то же время, у всех даяков есть общие черты, отличающие их от других народов Малайского архипелага. Даяки являются потомками ранних австронезийских переселенцев, заселивших Борнео около 3000 лет назад. Значительно позже на побережье Борнео поселились малайцы, ассимилировавшие часть даякских племен. В 70-е годы ХХ века правительство Индонезии организовало переселение крестьянс острова Мадура. Тем не менее, даяки составляют значительную часть населения острова. Общую их численность оценивают по-разному - от трех до восьми млн. человек.
  
   Наиболее известные этнические группы даяков - ибаны или морские даяки, капуа, каяны, кенья, муруты, барито, пунаны. Даяки, особенно каяны, кенья и пунаны, физически превосходят остальных жителей Архипелага. Мужчины невысокие, но выглядят как атлеты - сплошные мышцы без капли жира. Женщины прекрасно сложены. У каянов, кенья, пунанов нередки точеные прямые носы, европейские черты лица. За исключением смуглых ибанов, кожа даяков намного светлее, чем у малайцев или яванцев; пунаны не темнее якутов. Путешественники не раз восхищались силой и выносливостью даякских мужчин и очарованием женщин.
  
   Материальная культура
  
   Все даяки, кроме охотников пунанов, сочетают мотыжное земледелие, собирательство, охоту и рыболовство. Даяки выращивают рис в сухом поле, овощи, табак. Переходят на выращивание заливного риса. Собирательством занимаются все, включая детей. Знание джунглей позволяет находить фрукты и мед диких пчел, собирать насекомых, орехи и птичьи яйца. Мужчины - отличные охотники; с копьем, ружьем и собаками они охотятся на кабанов, а с духовым ружьем - на оленьков, обезьяни лесных птиц.
  
   Духовое ружье даяков, сипет или, по-малайски, сампутан - самое совершенное в мире. Даяки делают его, высверливая канал для стрельбы в стволе железного дерева и обтесывая его снаружи. Работа занимает несколько месяцев. Выдутая из сипета стрела, пролетает больше 100 м, а на расстоянии до 70 м, способна убить птицу и средней величины животное. Если стрелы смазаны ядом, они превращаются в страшное оружие. В 1859 г. английское подразделение потеряло в стычке с даяками 30 человек; каждый был убит тонкой стрелой, оставившей в теле маленькую ранку.
  
   Большинство даяков живут в длинных домах, их называют деревней под одной крышей, хотя в деревне может быть и несколько длинных домов. В каждом доме живут от 200-т до 600-т человек. Дома прямоугольной формы: длинной от 200 до 400 м, шириной - 10-20 м. Дома стоят на трехметровых сваях и чтобы туда забраться надо лезть по одной из лестниц. Крыша двускатная, крытая дранкой из железного дерева. Внутри дом делится на два или три продольных отсека. Один отсек представляет широкий коридор или галерею, идущую вдоль дома, а с одной или обеих его сторон находятся билики - комнаты для семей. На резных дверях биликов изображены питоны и крокодилы, охраняющие семьи от злых духов. Спальные места в каждом билике отделены стенками и ширмами, а в центре - свободное пространство с очагом.
  
   В средней части общей галереи, руаи, неподалеку от билика вождя, платформа для собраний и приема гостей. Рядом, возле очага, стоит резная фигура птицы-носорога, защищающей общину от врагов. Там же к балкам крыши подвешены самые ценные вещи общины - маски, щиты и человеческие головы в сетках из пальмовых волокон. Вокруг дома расположены амбары, где семьи хранят запасы риса. Неподалеку находится лодочная пристань: длинный дом всегда ставят рядом с рекой. В даякских домах до недавнего времени почти не было мебели: спали и ели на матах, а утварь хранили в плетеных корзинах. В каждом длинном доме обязательно есть китайские бронзовые гонги, иногда очень старинные. Гонги используют в праздничных церемониях.
  
   В обыденной жизни даяки одевались просто. Мужчины ходили в набедренных повязках, добавляя вне дома легкую куртку и плоскую соломенную шляпу. Женщины носили платье до колен, разрезанное сбоку, а на улице кофту с длинными рукавами и такую же шляпу, как мужчины. Мужчины всегда ходили с оружием и до сих пор носят в ножнах тесак мандау (малайск., паранг). Женщины украшают себя браслетами и кольцами. Данью мужской и женской моды, уже ушедшей в прошлое, было растягивание тяжелыми медными кольцами мочки ушей так, что они доходят до плеч. Другой данью моды было подпиливание зубов, чтобы лучше есть мясо. У пожилых мужчин тело покрыто татуировкой, имеющей символическое значение. Женщинам татуировали бедра и руки. Кажется, что они в шелковых перчатках.
  
   На праздниках даякские вожди и воины преображаются. На голову одевается вязаный шлем, расшитый бусами и украшенный плюмажем из перьев птицы-носорога, на плечи - плащ из шкуры леопарда, на талию расшитый серебром пояс с праздничным парангом в разукрашенных ножнах. Красота эта уходит в прошлое или переходит в разряд туристических аттракционов. На праздники мужчины теперь одевают брюки, а в обыденной жизни носят шорты. Женщины потихоньку осваивают платья европейского фасона.
  
   Питание
  
   Рис является основным продуктом питания даяков. Рис едят вместе с овощами, мясом и рыбой. Из мяса даяки едят все: мясо оленей, оленьков, обезьян, даже орангутана, змей, лягушек, ящериц, пальмовые личинки, кузнечиков, улиток. Самым любимым мясом является свинина - мясо полудиких домашних свиней и кабанов. Свинину жарят или засаливают. Из домашних птиц едят много курятины. У петухов берут кровь для жертвоприношений, а мясо оставляют для еды. И, конечно, как речные жители, даяки едят много рыбы - свежей, копченой, сушеной. Из рыбы делают соленую рыбную пасту с крепким запахом; ее используют как соус. В пищу даяки добавляют специи: лимонную траву, чеснок, имбирь, шафран, черный и острый перец. Но самой "ароматной" приправой является соленый дуриан. Мякоть дуриана засаливают и хранят в закрытых сосудах несколько месяцев. По мере надобности, соленый дуриан достают и добавляют в пищу.
  
   Джунгли разнообразят питание, и не только дичью, но травами, бамбуковыми ростками, фруктами, орехами и диким медом. Декабрь и январь - месяцы, когда в джунглях созревает фрукты. В это время даяки, бросив все дела, заняты сбором фруктов, которые в это время и являются их главной пищей. Из пальм в период цветения добывают пальмовый сок. Сок сгущают на огне, выпаривают и разливают в бамбуковые цилиндры. Там сок застывает и превращается в пальмовый сахар. По утрам даяки любят поесть каши из коричневого риса, заправленной кокосовым молоком и пальмовым сахаром. Завтрак запивают чашкой кофе или чая. Даяки едят в семейных биликах, сначала мужчины, потом женщины.
  
   Гостей деревни принимают в билике вождя, если они старые знакомые, или, в более формальных случаях, - в месте для собраний, в центре рауи, общей галереи. Гостей рассаживают, приносят подносы с самодельными сигаретами (у ибанов предлагают пожевать бетель). Пока идет неспешная беседа, забивают свинью, варят свинину и рис, и, когда угощения приготовлены, женщины выставляют блюда перед каждым из приезжих. Жена вождя извиняется за скудость угощения: - Ешьте медленно, дети мои. Еда наша бедная; нет ни свинины, ни рыбы, нет ничего хорошего. - Обитатели длинного дома оставляют гостей одних, чтобы не мешать. Когда гости поели, оставив из приличия часть свинины и риса на подносах, мужчины возвращаются, прихватив бадью рисового вина бурака, по малайски - туака. Тут начинаются речи, выпивка, еще речи, кувшин, и не один, идет по кругу, следуют песни, пляски, и веселье продолжается пока большинство не решит спать. Сходным образом отмечают праздники. Даяки любят выпить, хотя в разных племенах - по-разному. У каянов и кенья напиваются немногие, а большинство лишь навеселе. У ибанов и мурутов, напротив, есть стремление напиться, причем женщины поощряют "героев". От этого стремления веет чем-то знакомым.
  
   Каннибализм
  
   Даяков неоднократно обвиняли в каннибализме. Обвинения эти сильно преувеличены, хотя нет дыма без огня. Еще в начале XX века многие племена из суеверия допускали ограниченный каннибализм. Когда во время военных столкновений победителям доставались трупы врагов, они могли съесть маленький кусочек мяса как лекарство против кашля или дизентерии. Другим поводом служили принесенные в длинный дом головы врагов. Тогда все, особенно, женщины страшно возбуждались и во время торжественной суматохи кусали головы и могли даже откусить кусок мяса.
  
   Религия, охота за головами
  
   Природная даякская религия - кахаринган, что значит жизнь. Даяки верят в Верховного бога и почитают добрых и злых духов, от которых зависит процветание, здоровье и сама жизнь. В религии даяков заметно влияние индуизма, и в Индонезии из соображений престижа ("у нас нет язычников!") причисляют кахаринган к индуизму. Но если это индуизм, то весьма своеобразный. Боги даяков, подобно греческим, живут на вершинах высоких гор. В честь богов и духов, даяки постоянно совершают жертвоприношения - обычно режут петуха и окропляют его кровью рис. На праздниках Верховному богу приносят в жертву буйволов, свиней, кур, а раньше людей. Самым известным религиозным обычаем даяков является охота за головами. Даяки верят, что доставленные в длинный дом головы врагов имеют магическую силу, приносящую благополучие и процветание. Чтобы голова сохранилась, из нее вынимают мозг, долго коптят и подвешивают на потолочной балке.
  
   Добытая голова вводила молодого воина в круг мужчин, имеющих право на сложную татуировку и ожерелье из зубов леопарда. Это означало и восхищение девушек. В добрые старые времена ибаны (в меньшей степени, другие племена) регулярно совершали походы на враждебные селения, откуда, приносили головы и приводили пленных. Их обезглавливали по стоящим поводам: свадьбам, похоронам, посадке риса, приему гостей, завершению резьбы идола. Эту практику прекратили колонизаторы, но бороться с охотой за головами оказалось сложнее. В 1983 году писатель из Англии, гостивший у ибанов, заинтересовался одной из голов обширной коллекции длинного дома. Ибан Леон тут же пояснил:
  
   "Очень старая, - сказал Леон, наш следопыт и переводчик, хорошо понимавший чужие мысли. - Может, эта принадлежит японцу.
   - Кончай, неужто правда, что за головами еще охотятся помаленьку?
   - Нет, нет, - абсолютно нет. Но если, - Леон изобразил одну из своих больших коричневых улыбок, - если мы встречаем кого-нибудь, кого мы не любим, ну нисколечко, совсем одного в джунглях, тогда это называется убийством, а это совсем другое дело. И тогда глупо оставить голову пропадать зря, так ведь?".
  
   Вспышка массовой охоты за головами произошла в 2001 году, когда сотни голов мадурцев оказались в сетках на балках длинных домов.
   Семья и брак
   Даяки учитывают родство по отцовской и материнской линиям. У них сходная с европейцами система родства и те же сексуальные табу. Запрещен секс с родителями и детьми, братьями и сестрами, дядями и тетками, племянниками и племянницами. Секс и брак кузенов возможен, но нежелателен. Считается, что он редко счастливый. Существуют социальные ограничения. Есть племена, например, ибаны, у которых, все равны, кроме семьи вождя, и есть племена с социальной иерархией.
  
   У каянов и кенья жители каждой деревни делятся на благородных, простых общинников и рабов. Благородные - это вождь и его родственники, общинники - большинство жителей, а рабы - потомки пленных. С рабами обращались мягко, не били, редко ругали, хозяин называл молодого раба мое дитя. Рабство отменено, но потомки рабов имеют низкий статус. Браки до сих пор заключают внутри каждой из групп. Особенно жестко регулируют браки благородные. Недостаток брачных партнеров заставляет их искать женихов и невест в других деревнях. Общинники и рабы обычно женятся в своей деревне.
  
   Если благородный юноша влюбляется в простолюдинку и ему не разрешают на ней жениться (хотя женитьбы случаются), он живет с ней, иногда, несколько лет. Когда ему находят невесту, он оставляет любовнице общих детей и кое-какую собственность. Покинутая обычно выходит замуж за общинника, но прижитые до брака дети могут претендовать на благородство по праву крови. Их дальнейший статус зависит от личных качеств. Бывает, что общинник женится на рабыне. Если они селятся в билике хозяев девушки, то половина детей становятся рабами. Если устанавливают свой билик, то родившиеся там дети свободные, но мужчина должен возместить ущерб хозяину рабыни. Изредка раб женится на свободной и выбивается в средний класс.
  
   Инициатива ухаживания принадлежит юноше. Сначала он оказывает знаки внимания девушке, затем проводит вечера в ее семейном билике. Играет на келури, бамбуковом варгане, поет любовные песни. Девушка, по обычаю, угощает юношу самодельными сигаретами и если хочет, его сохранить, дает сигарету, связанную у мундштука, а не посередке. В следующих визитах юноше дозволено положить голову на колени любимой, а она щипчиками выщипывает ему брови или массирует голову. Теперь молодой человек может остаться до утра и тут дело кончается сексом.
  
   Вскоре начинает готовиться помолвка. Юноша посылает старшего друга или родителей к вождю, сообщить о своем желании. Если вождь находит пару подходящей, он дает добро. Если есть возражения, он не высказывает их прямо, но старается отложить помолвку. Когда вождь и родители девушки согласны, молодой человек дарит девушке бронзовый гонг. Этот гонг возвращают, если девушка расторгнет помолвку. После помолвки может состояться свадьба. Но если в это время не было хороших примет, а были дурные, опасные для общины, например, крики в лесу птиц и оленей, то свадьбу откладывают. Юношу уговаривают на год покинуть деревню, в надежде, что он найдет новую любовь. Если он остается верен и знамения благоприятны, то через год, к концу сбора урожая, справляют свадьбу. Ниже приведено описание свадьбы каяна из благородных.
  
   Друзья юноши договариваются с родителями девушки о дате свадьбы и вручают подарки. В день свадьбы близкие и друзья жениха и невесты с утра толпятся в галерее длинного дома невесты. На реке появляется лодка с женихом и его друзьями, все в боевых нарядах. Лодка причаливает, жених и его друзья с гонгами и другими подарками поднимаются по лестнице в дом. Они пытаются войти в комнату невесты, но вооруженные мужчины их не пускают. Бескровная схватка повторяется несколько раз. Наконец, жених с друзьями врывается в комнату, но невесты уже нет, она ускользнула через заднюю дверь. Им остается только сесть и принять предложенные сигареты. Между тем, невеста вместе с подругами возвращается, но жених на нее не смотрит.
  
   В это время, в галерее забивают свинью, и шаман изучает печень. Если печень плохая, забивают следующую свинью и так, до счастливой печени. Шаман опрыскивает кровью с водой собравшихся, призывая богов даровать молодым долгую жизнь и много детей. Затем жених и невеста восемь раз ходят по расставленным на полу гонгам. Иногда жених, после очередной прогулки по гонгам, спускается к своей лодке, показывая, что он человек свободный и может уйти, если захочет. Наконец, начинается пиршество, длящееся допоздна. Сходные церемонии, но более скромные, сопровождают свадьбы рядовых каянов и встречаются в других даякских племенах. У ибанов во время пира раскалывают семя арековой пальмы и изучают обе доли на предмет будущего. Если все нормально - женитьба состоялась. Затем вождь машет живым петухом над женихом и невестой, призывая птицу дать им счастье, богатство и много детей.
  
   После свадьбы молодые живут один - три года в билике родителей жены и помогают им по хозяйству. Затем они заводят свой билик в длинном доме мужа. Большинство даяков имеет одну жену. Две жены сравнительно редки. Иногда вождь с согласия жены берет вторую жену, чтобы она помогала первой по хозяйству. Вторая жена обычно молодая и из простолюдинок, так что главенство первой жены сохраняется. Сожительство хозяина с рабынями осуждается обществом. Разводы случаются, хотя нечасто. Причиной может быть неверность, уход из дома, семейные ссоры, бесплодие жены. Бывает, что пары расстаются по взаимному согласию. Во всех случаях участники развода платят пеню вождю деревни. В случае измены, пострадавший муж или жена имеют право на развод. Штраф платит обидчик; половина штрафа идет вождю, а половина обиженному супругу. Пострадавшей стороне достается совместное имущество и половина детей.
   Секс
   Детство проходит у даяков невинно. Сексуальные игры среди детей не приняты. В 12-13 лет мальчики проходят обрезание. В 17-18 лет они начинают искать табак, что означает ходить в гости к девушкам, где их угощают сигаретами. Спустя некоторое время, юноша находит девушку, с которой вступает в связь. Если он не намерен на ней жениться, то он должен прекратить связь и заплатить родителям девушки штраф, например, несколько старинных кувшинов. Обычно юноша заводит связи несколько раз, прежде чем найдет свою суженную. Как правило, молодой человек женится в двадцать с небольшим лет. Невесте на два-три года меньше. Если связь не завершилась браком из-за дурных примет, но девушка родила ребенка, ее честь не пострадала, к ней относятся как к замужней женщине, а ребенок считается законнорожденным. Супружеские измены в даякских семьях встречаются не часто.
  
   В технике секса у даяков наиболее примечательно использование паланга, круглой палочки, горизонтально вставленной в отверстие в стволе полового члена. Паланг делают из камня, твердого дерева, меди или серебра; его длина около 4 см, толщина - 2 мм. На одном его конце шарик, а второй шарик надевается на свободный конец, когда паланг продет сквозь член. Операция по проделыванию отверстия крайне болезненна. Ее проводят на взрослых мужчинах; перед операцией член в течение нескольких дней мочат в холодной воде. Затем его протыкают бамбуковой иглой и в отверстие вставляют перо, смоченное маслом. Выздоровление длится несколько месяцев. Когда рана заживет, перо носят в отверстии, чтобы не заросло, и заменяют на паланг лишь когда надо заняться любовью. Даякские женщины утверждают, что близость с мужчиной без паланга - все равно как есть рис без соли, а с палангом - как есть его с солью.
  
   Гомосексуализм мало распространен у даяков. Однако у ибанов среди шаманов манангов есть три пола: мужчины, женщины и трансвеститы, мананг бали, - мужчины, носящие женскую одежду. Мананг бали не только носят женский наряд, но выполняют женскую работу. Изредка они берут себе "мужа", несмотря на шутки деревни. Большинство мананг бали воздерживаются от секса: среди них преобладают старики и бездетные мужчины. Трансвестизм, они, принимают из-за приказа свыше, трижды полученного во сне: отказаться - значит обречь себя на смерть. Шаманы трансвеститы есть еще у даяков нгаджу, живущих на юге Борнео. У других даякских племен трансвеститы неизвестны.
  
   Современные даяки
  
   Даякам долго везло. До середины ХХ века они дожили без особых потрясений. Англичане и голландцы мало вмешивались в их жизнь, запретив лишь охоту за головами. Они распространяли христианство, которое даяки принимали, сохраняя старые верования. Христианство им нравилось больше, чем ислам, поскольку не требовало отказа от любимой свинины и ограничивало, но не запрещало, употребление спиртного. Белые питали слабость к прямодушным, гостеприимным, веселым и храбрым даякам. Эти головорезы вызывали у них больше симпатии, чем угодливые хитрые яванцы и замкнутые мстительные малайцы.
  
   Ситуация изменилась, когда Борнео оказался поделен между новыми государствами - Индонезией и Малайзией. Даяки попали в положении меньшинства, которое надо обратить в ислам и ассимилировать. Особенно жесткую позицию заняли власти Индонезии, переселившие на Борнео десятки тысяч колонистов с острова Мадура. Мадурцы, уверенные в своем культурном и деловом превосходстве, захватывали земли и сводили джунгли под плантации. Напряжение нарастало, с обеих сторон было убито несколько человек. Затем мадурцы убили 16 даяков. Тогда племена взялись за оружие: 500 мадурцев было убито в два дня, сотни голов повесили в сетках на балках длинных домов. Это произошло весной 2001 года. Мадурцы, в панике, тысячами, стали покидать Борнео. Колонизация захлебнулась. Однако даякам угрожает новая опасность - лесоразрабатывающие компании. Даяки протестуют, пытаются остановить уничтожение джунглей, но время работает против них.
  
   Тагалы
  
   Общие сведения
  
   Филиппинцы имеют уникальные черты, выделяющие их из народов Южной и Восточной Азии. Эти черты связаны с многовековым влиянием христианства и европейской культуры. В Южной Азии есть еще этносы, принявшие христианство: тиморцы, амбонцы в Индонезии, гоанцы в Индии. Но они немногочисленны. На Филиппинах же живут многомиллионные народы. Один из них, тагалы, составляют четверть 80-миллионого населения страны. Тагалы заселяют равнинную часть острова Лусон, там находится столица государства Манила. Тагалы - самый культурный и экономически развитый народ Республики Филиппины. Язык тагалог, положен в основу государственного языка - пилипино.
  
   Тагалог - австронезийский язык. Австронезийцы приплыли на Филиппины с Тайваня около шести тысяч лет назад. В дальнейшем, были переселения других австронезийцев с островов Малайского архипелага, торговля с Китаем, зависимость от малайского королевства Шриваджая и влияние ислама. Ко времени появления испанцев (1521 г.), жители островов были независимы; первое знакомство закончилось стычкой, в которой погиб Фернан Магеллан, руководивший экспедицией. Испанцы завоевали Филиппины во второй половине ХVI века, и более 300 лет они оставались испанской колонией. Тагалы оказались в числе народов, в наибольшей мере испытавших испанское влияние. Они были обращены в католичество, получили испанские имена и фамилии, а знатные тагальские семьи перемешались с испанцами. Но большинство населения не перешло на испанский язык; испанцев было немного и их влияние не затронуло крестьянскую общину.
  
   С 1898 году Филиппины стали американской колонией: формально - до середины ХХ века, а по существу - до его конца. Эти сто лет имели значение даже большее, чем 300 лет испанского владычества. Горожане и часть сельского населения, по крайней мере, среди тагалов, теперь двуязычны. Английский - официальный язык, наряду, с пилипино. Филиппинская конституция - копия американской. Американское влияние заметно в образовании, спорте, развлечениях, одежде и общественном питании. Однако ни американцы, ни испанцы, не смогли изменить национальный характер тагалов, семейные и общественные отношения и само восприятие жизни. Тагалы, как и другие филиппинцы, меняясь поверхностно, сохраняют основы.
  
   Материальная культура
  
   Тагалы относятся к развитым азиатским народам. 60% молодежи имеют специальное или высшее образование. Горожане заняты самой разнообразной деятельностью, нужной в современном обществе. Крестьяне сохраняют традиции пашенного земледелия, используя буйволов карабао. Они выращивают поливной рис, кукурузу, овощи, сахарный тростник, манго, бананы, кофе, кокосы. Разводят буйволов, свиней и птицу. Жители побережья занимаются рыболовством. Развито прудовое хозяйство.
  
   Крупные города, составляющие двенадцатимиллионный мегаполис Манила, сочетают американский, испанский, китайский и местный архитектурные стили. Горожане живут в зависимости от достатка - от вилл и пентхаузов до перенаселенных квартир в доходных домах. Небольшие города, пуэбло, и деревни, баррио, сохраняют традиционную планировку: в центре - площадь с церковью, мэрией, лавками, от нее веерообразно отходят улицы. В пуэбло дома из кирпича и бетона, с двумя-тремя спальнями. Сельские дома обычно на сваях, с высокой крышей, крытой пальмовыми листьями, стены из бамбука и дерева. Расщеплённый бамбук используют для пола, окна не имеют рам и стёкол, закрываются плетёными ставнями. Готовят на улице. Спят на полу, расстелив циновки, под москитной сеткой. Мебели мало. У зажиточных фермеров - европейская мебель.
  
   Тагалы одеваются в современную одежду. Преобладает неформальный стиль - безрукавки, шорты, джинсы, легкие платья. Национальную одежду одевают в торжественных случаях и по праздникам. Мужчины носят баронг-тагалог - длинную рубашку навыпуск с небольшим воротником-стойкой, украшенную вышивкой. Женщины одевают длинную юбку и расшитую блузку кимона или заимствованное у испанцев терно - платье с рукавами с пуфами у плеча.
  
   Питание
  
   Тагалы едят не спеша и любят есть вместе с родственниками и друзьями. Трапеза не только необходимость, но средство общения. Основная пища крестьян и бедных горожан - рис и овощи со свежей или соленой рыбой, или с соусом из креветок. Очень распространены супы с овощами, рисом, лапшой, в которые добавлено немного морепродуктов, курицы или мяса. Фрукты едят как закуску и на десерт. Китайское влияние сказывается в популярности различных видов лапши. Испанское - в соусах к мясным блюдам и в таких блюдах как почеро - мясо с капустой и зелеными бобами, и паэлья - рис с моллюсками и мясом. В городах популярна американская фаст-фуд - пицца, гамбургеры, сосиски в булке. С продавцами фаст-фуд конкурируют уличные торговцы, продающие китайскую лапшу, рисовые кексы, буйволиный сыр, орешки, хрустящие пирожки по-китайски и даже вареные утиные яйца с зародышем, балут. Люди верят, что балут укрепляет мужскую силу. Едят его с солью, уксусом и перцем и запивают пивом. Из десертных блюд, кроме мороженного, в продаже есть хало-хало - взбитая смесь из мороженого, молока, льда, фруктов, вареного риса, кукурузы, орешков и сладких красных бобов.
  
   Мясные блюда больше едят в выходные и по праздникам. Популярна адобо -свинина или курятина тушеная с чесноком, луком, перцем, уксусом, кокосовым мослом и соевым соусом. Адобо подают с рисом или бататами. Но самое любимое блюдо тагалов лечон - четырехмесячный поросенок, зажаренный на вертеле. Предварительно поросенка набивают луком, зеленью, овощами и рисом, брюхо зашивают. Подают с густым соусом из печенки. У лечона хрустящая шкурка и таящее во рту мясо. В Большой Маниле есть город Кессон, где целый квартал занят ресторанами, готовящими лечон. Заказов много, в каждом ресторане одновременно готовят десятки поросят. Процесс автоматизирован. Вертела вращают с одинаковой скоростью электродвигатели, обеспечивая равномерность обжарки. Тагалы считают, что кусок лечона отличный завтрак. Особым деликатесом считают такие части лечона как хрустящие свиные уши и хвостик.
  
   Другие любимые тагалами блюда: эстофадо - свинина, тушеная в соусе из жженого сахара и сока зрелых бананов, эмботио - биточки из мясного фарша, яиц, оливок и хрена, галантина - рубленая курятина, приготовленная в бульоне с молоком и специями. Коронное (и самое дорогое) рыбное блюдо на праздниках - запеченный или сваренный на пару лапу-лапу. Это двухметровый морской окунь, с удивительно вкусным плотным мясом, названный в честь вождя Лапу-Лапу, убившим Магеллана. Лапу-лапу подают с соевым соусом, майонезом, хреном, зеленым луком, рисом или картофельным пюре. Надо сказать, что вождю не повезло с двойником: тагалы при вопросе о лапу-лапу, вспоминают деликатес и его цену, а не геройского предка.
  
   Из напитков тагалы пьют те же соды, лимонады, колы, что во всем мире. Дешевы и популярны фруктовые соки и кокосовое молоко. Кофе тагалы предпочитают чаю. Из местных алкогольных напитков ценится сладкое кокосовое вино туба; согласно преданиям, именно тубой Лапу-Лапу подпоил на пиру Магеллана с соратниками перед битвой. Еще известно домашнее вино из сахарного тростника баси, которое бродит в огромных кувшинах, закопанных под домами. Из алкогольных напитков промышленного производства есть неплохие сорта филиппинского пива, лучшее из них - Сан Мигель.
  
   Религия и суеверия
  
   Большинство тагалов католики и очень религиозные (есть протестанты разных направлений, но их немного). Католические праздники празднуют пышно. Устраивают фиесты с карнавальными шествиями и представлениями в честь католических святых, Рождества и Пасхи. Каждый город и деревня имеет своих святых покровителей и особо почитаемые события. В Маниле самое известное шествие проводится 9 января, в День Черного Назарянина, когда по городу проносят старинную статую Иисуса Христа из темно-красного дерева. Процессия в честь Иисуса, идущего на Голгофу, собирает миллионы верующих.
  
   К суевериям, можно отнести веру тагалов в хилеров, целителей, использующих, кроме трав, психотерапию. Большинство из 15 000 хилеров - ревностные христиане. Многие лечат бесплатно. Самая простая форма лечения - молитва, после которой болезнь сама проходит. Другие, бормоча молитвы, накладывают руки на больное место, прикладывают травы или масла. Более искусные, чтобы излечить больного, вводят его в транс. Наконец, есть около ста психических хирургов. Как верят тагалы и десятки тысяч людей во всем мире, они способны рукой проникать в тело больного и извлечь оттуда пораженную часть, точнее, ее суть, виде маленького кровавого комочка. Мой коллега, хирург, еще в советские времена был послан на Филиппины с группой врачей, чтобы узнать правду о психических хирургах. Их заключение, что проникновение в тело - ловкая мистификация, а кровавый комочек куриного происхождения.
  
   Семья и брак
  
   У тагалов двусторонняя система родства, кровные родственники считаются по отцовской и материнской линиям. Основная ячейка - семья. Родственники - вплоть до четвероюродных братьев и сестер - образуют клан для каждого тагала. К ним он обращается за помощью, и перед ними больше всего чувствует себя обязанным. Клан возглавляет компадре, крестный отец, и комадре, крестная мать. Компадре и комадре поддерживают крестных детей, присутствуют на их свадьбах, помогают родившимся детям. Тагал, в первую очередь, лоялен к семье, затем к крестным и затем к друзьям. В отношениях со знакомыми и даже незнакомыми людьми он следует принципу дружелюбия и желания помочь. Но на основах взаимности. Утанг на луб, внутренний долг, означает возвращение сторицей благодарность за оказанную услугу. Но главным остаются отношения в семье. Тагальская семья на редкость дружная и все помогают друг другу.
  
   Запреты на родственные браки у тагалов те же, что у европейских католиков (отличаются от православных тем, что разрешены браки кузенов). Традиции ухаживания, помолвки и свадьбы во многом следуют консервативным пиренейским обычаям, привитыми за столетия испанскими падре. Родители должны одобрить свидания дочери. На свидание девушка отправляется в сопровождении старшей родственницы. Если пара желает пожениться, родители юноши совершают визит, паманхикан, к родителям девушки с формальным предложением брака. Предварительно, обе семьи узнают все друг о друге и, главное, выясняют, насколько семья уважаемая и надежная. Все эти обычаи постепенно уходят в прошлое, особенно, в больших городах.
  
   Брак у тагалов церковный, его заключают на всю жизнь. Венчаются в церквях. В ночь до венчания невеста и жених не должны выходить из дома и невеста не должна трогать венчальное платье. Принято, чтобы при венчании жених дарил невесте аррас, коллекцию монет, в знак того, что он обеспечит жену и детей. Иногда монеты связаны золотой проволокой - тагалы считают дурной приметой, если жених уронит или потеряет монеты. Семья невесты несет все расходы по свадьбе. Браки пока крепкие, хотя разводы случаются все чаще, особенно в городах. Разводы у католиков запрещены, но можно оформить гражданский развод.
  
   Секс
  
   Католическая церковь воспитала у тагалов понятия об обязательной девственности при замужестве и греховности секса вне супружеского ложа. На практике, эти понятия еще соблюдается в деревнях, но становится все менее распространенным в больших городах. Очень многие городские юноши получают первый сексуальный опыт с проститутками. Добрачный секс распространился от университетских кампусов до кварталов бедноты. В городе чаще, чем в деревне случаются супружеские измены, хотя мужская измена не осуждается в народе. Мужчины тагалы, заимствовавшие у испанцев культ мачо, считают, что неверность мужей свидетельство мужской силы. Из опрошенных в 1996 году 485 женатых мужчин в Маниле 51% сообщили, что изменяли женам. Отношение к измене жен несравненно жестче, и жены изменяют мужьям достаточно редко.
  
   У простых тагалов техника секса крайне примитивна: предварительными ласками они занимаются не больше пяти минут и сам половой акт длится еще 5 - 6 минут. Нередки преждевременные семяизвержения, но мужья не слишком озабочены и не обращаются к врачам. Мало их волнует, что жены не испытывают оргазма. Неудивительно, что 20% замужних женщин, согласно опросу, несчастливы в браке. Среди образованной молодежи техника секса и его качество существенно лучше: игры и половой акт длятся уже не 10, а 22 минуты. Городская молодежь разнообразит половую жизнь оральными ласками и, много реже, анальным сексом.
  
   В больших городах распространена проституция. Проституция на Филиппинах нелегальна, но не преследуется. Есть уличные проститутки, нередко они становятся жертвами хулиганов. Гораздо больше проституток работают в ночных клубах, барах, массажных кабинетах и просто в борделях. Проститутки в борделях находятся под охраной закона, имеют номера и раз в месяц проходят медицинское обследование. Они получают долю того, что платит клиент, но их безопасность защищена. Примерно треть проституток - девушки по вызову. Объявления они помещают в газетах. В отелях обычно есть альбомы с фотографиями девушек и их телефонами. Девушки по вызову работают самостоятельно и обслуживают состоятельных клиентов.
  
   Филиппины являются объектом секс-туризма. Это не удивительно: тагалки и, вообще, филиппинки очень нравятся европейским мужчинам. Иван Гончаров, посетивший Манилу в середине XIX века, писал восторженно:
  
   "Женщины, то есть тагалки, гораздо лучше мужчин: лица у них правильнее, глаза смотрят живее, в чертах больше смышлености, лукавства, игры, как оно и должно быть. Они большие кокетки: это видно сейчас по взглядам, которыми они отвечают на взгляды любопытных, и по подавляемым улыбкам. Как хорош смуглый цвет при живых, страстных глазах и густой черной косе, которая плотным узлом громоздится на маленькой голове напоказ всем, без всякого убора! Вас поразила бы еще стройность этих женщин: они не высоки ростом, но сложены прекрасно, тем прекраснее, что никто, кроме природы, не трудился над этим станом".
  
   Секс-туризм дает значительную часть дохода Филиппин. В него вовлекают девочек, начиная с шести лет. Правительство пытается с этим бороться и за вовлечение детей в проституцию сейчас можно получить 20 лет тюрьмы. Но эти меры мало помогают из-за коррупции и взяток. Больше всего секс-туризм развит при международном аэропорте Анджелес Сити. Появились проститутки, специализирующиеся на японцах. Обычно это девушки, работавшие в Японии, и хорошо изучившие запросы и вкусы японских клиентов. Новые русские тоже начинают осваивать Филиппины, хотя их пока мало. В последнее время получила распространение мужская проституция, когда жиголо скрашивают досуг одиноких матрон и богатых вдов.
  
   Гомосексуалистов на Филиппинах считают извращенцами. Особенно плохо к ним относятся простые и малообразованные филиппинцы. Гораздо терпимее манильская интеллигенция. Тем не менее, геи скрывают свои склонности. На Филиппинах, как в стране с испанской культурой, очень важно, кто вводит и кто приемлет в акте мужеложства. Ведь настоящий мужчина, мачо, есть доминирующий самец. Кого он покрывает, большого значения не имеет. Поэтому активные геи - мужчины, а пассивные - хуже баб и заслуживает презрения. Сходные представления можно встретить и в Латинской Америки, где культ мачо еще более развит.
  
  
   Глава 6. Индокитай
  
   6.1. Земля и люди
  
   Земля
  
   Географы сравнивают очертания Индокитая с профилем головы слона, свернувшего хобот. Округлый лоб слона - это выпуклое побережье Вьетнама. Клык - Малаккский полуостров, а уши слона - Бирма (Мьянма). Полуостров Индокитай расположен между Бенгальским заливом Индийского океана и Южно-Китайским морем Тихого океана. По площади - 2 млн. км2, он примерно равен Малайскому Архипелагу. Север Индокитая занимают горы. На северо-запад Бирмы заходят Восточные Гималаи с горой Хкакабо Рази (5881м), высочайшим пиком Юго-Восточной Азии. На северо-востоке, высшая точка - гора Фаншипан (3143 м) на границе Вьетнама и Китая. Остальные горные цепи идут в меридиональном направлении, с севера на юг, снижаясь по направлению к морю. Горные хребты перемежаются с обширными низменностями. Там текут реки; самые крупные Меконг, Иравади, Чао Прая и Красная река (Хонгха).
  
   Индокитай почти целиком лежит в тропическом поясе. Климат субэкваториальный муссонный. В равнинной части средняя температура не опускается зимой ниже 20оС, в горах падает до 15оС и ниже. Обильные осадки привели к росту роскошной растительности. Тропические джунгли покрывают предгорья и невысокие горы. Выше 600 - 1000 м к тропическим породам примешиваются дуб, бук, каштан, сосны. Равнины возделаны: главная культура - рис. Животный мир относится к Индийско-Индокитайской подобласти Индомалайской области. В лесах водятся слоны, носороги (они редки), тигры, малайский и тибетский медведи, дикие буйволы, антилопы, олени, кабаны, дикобразы, обезьяны и человекообразный гиббон. Богат мир пернатых. В Индокитае фауна пострадала от человека меньше, чем в Индии и Индонезии. Здесь еще немало диких слонов. Но мало надежды, что это разнообразие переживет одно - два поколения.
  
   Люди
  
   Народы Индокитая, за исключением негритосов - семангов Малакки и анданамских островитян, антропологически принадлежат к южномонголоидной расе. На юге, среди малайцев, кхмеров, южных таи, распространен малайский тип, описанный в разделе о Малайском архипелаге. На большей части полуострова преобладает материковый южномонголоидный тип. В нем, меньше, чем в малайском типе, австралоидных черт: кожа светлее, волосы прямее, губы тоньше, нос уже. Малый рост часто сочетается с грацильным телосложением и малым весом. В Бирме, особенно, в северных областях, немало людей крепкого сложения, сходных с тибетцами.
  
   Территория Индокитая служила мостом при переселении человека в Австралию и Новую Гвинею. В южном Индокитае найдены останки людей, живших 25 -10 тыс. лет назад; морфологически они сходны с австралийцами и папуасами, а по мтДНК близки семангам Малакки. Останки мужчин из северного Вьетнама, живших 8 - 10 тыс. лет назад, имеют как австралоидные, так и монголоидные признаки, но череп женщины из той же пещеры чисто монголоидный. Генетическое разнообразие южных монголоидов считают доказательством их первичности среди монголоидов. Возможно, Северный Индокитай, вместе с Южным Китаем, были местом их формирования.
  
   В Индокитае говорят на языках пяти языковых семей: австроазиатской - вьетнамцы, кхмеры, моны, австронезийской - тьямы и малайцы, тайской - таиландцы, лаосцы, шаны, тибето-бирманской группы сино-тибетской семьи - бирманцы, карены, качины, чины, семье мяо-яо - мяо и яо. На языках этих семей говорят десятки народов и племен Индокитая. Разнообразны здесь и религии. В Бирме, Камбодже, Лаосе и Таиланде, распространена тхеравада, старейшее направление буддизма; во Вьетнаме преобладает поздний буддизм, махаяна, и конфуцианство. Там много христиан и последователей као дай, религии сочетающей буддизм, христианство и мистицизм. Малайцы Малакки и часть южных тайцев исповедуют ислам. Племена, живущие в джунглях, остаются язычниками анимистами.
  
   История
  
   В древности народы Северного Индокитая и Южного Китая имели общую культуру. Эти народы очень рано (7-8 тыс. лет назад) перешли к выращиванию риса, а 5 тыс. лет назад освоили металлургию. Большинство населения полуострова составляли тогда мон-кхмерские племена. В конце 1-го тысячелетия до н.э. Индокитай оказывается под влиянием индийской культуры. Началось распространение индуизма и буддизма. На рубеже новой эры в дельте Меконга сложилось мон-кхмерское государство Фунань, а в Нижней Бирме - государство Шрикшетра. В V веке Фунань сменили королевства кхмеров и монов. В XI веке королевство кхмеров Камбоджи - Ангкор стало ведущей державой Индокитая. Расцвет Камбоджи сопровождался строительством в столице Ангкор великолепных храмов, сохранившихся по сей день.
  
   На востоке Индокитая первые государства появились на севере Вьетнама в III веке до н.э. Вскоре они попали в зависимость от Китая. Почти тысячу лет вьетнамцы боролись за независимость и в Х веке добились ее. В XI веке образовалось вьетнамское государство Давьет. В XIII веке вьетнамцы отразили нашествие Хубилая, императора монголо-китайской империи Юань. Меньше повезло тайскому государству Дали (Наньчжао) на юго-западе Китая. Хубилай покорил его, и племена таи и лао стали переселяться в Индокитай. Там возникли тайские и лаосские княжества. В XV - XVI веке оформились все существующие в настоящее время государства Индокитая. В Северной и Центральной Бирме, располагалось бирманское государство Ава. Центр Индокитая занимало тайское государство Аютия (Сиам). В среднем течении Меконга сложилось лаосское королевство. Нижним Меконгом и землями к западу от него владела Камбоджа. Дайвьет занимал всю территорию Вьетнама, кроме южной части.
  
   В XVIII веке Индокитай привлек внимание европейцев, ограничившихся, сначала, миссионерской деятельностью (колонизация Малакки рассмотрена в истории Малайского архипелага). К середине XIX века англичане захватывают территорию Бирмы, а французы Камбоджу. В конце XIX века французы завоевывают Вьетнам и Лаос. Королевству Сиам (Таиланду) удалось сохранить независимость. Во время Второй мировой войны Индокитай оккупируют японцы, а после окончания войны начинается деколонизация - мирная - в Бирме и Лаосе, и после освободительной борьбы - во Вьетнаме и Камбодже. Затем США вели войну против коммунистов Вьетнама и проиграли ее. В 70-е годы в Камбодже левые экстремисты зверствовали против своего народа. Но вьетнамские войска их разгромили. С тех пор, страны Индокитая развиваются мирно и, в большинстве стран, успешно.
  
   6.2. Таи Таиланда
  
   Общие сведения
  
   Самоназвание тхай по-тайски означает свободный; Таиланд - название страны, по-тайски звучащее как Пратхет Тхай, означает "страна тайцев" или "страна свободных". До 1939 года государство называлось Сиам. Новое название несло идею, что страна никогда не была колонией, и что тайцы единый народ. На самом деле, тайцы говорят на разных диалектах и различаются по культуре.
  
   В Таиланде живет 65 млн. человек (2006 г). Из них, 75% - тайцы. Около 30 млн. - центральные тайцы или сиамцы. Сиамский диалект положен в основу государственного языка Таиланда. Крупными группами являются южные тайцы (5 млн.), во многом похожие на малайцев, и северные тайцы (6 млн.). На северо-востоке живут горцы корат таи (400 тыс.) и исаны (около 15 млн.); язык исан ближе к лаосскому, чем к тайскому. Небольшие группы тайцев (галунг, ньо, фуан, фу, сонг) постепенно переходят на сиамский или на исан. В Таиланде 7 млн. китайцев (14% населения страны), сильно перемешанных с тайцами; случай уникальный для китайской диаспоры. В стране живут кхмеры, малайцы, моны, карены, шаны, индийцы, вьетнамцы, и мелкие племена. По вероисповеданию 94,6 % жителей Таиланда буддисты, а 4.6% мусульмане, в основном, малайцы и южные тайцы. Остальные - индуисты, христиане и язычники
  
   Две трети населения Таиланда крестьяне. Традиционное занятие крестьянтайцев - пашенное заливное рисоводство. Они также выращивают овощи, фрукты и технические культуры. Развито рыболовство и рыбоводство на заливных рисовых полях. Разводят буйволов, коров, свиней, птицу. Развиты ремёсла. Городское население страны быстро растет - только в Бангкоке 8 млн. жителей. Увеличивается число тайцев, занятых в промышленности, бизнесе и, особенно, в сервисе. Ведь Таиланд - один из ведущих азиатских центров туризма.
  
   Таиланд - страна молодежи: 45% населения младше 14 лет. Причина - высокая рождаемость. Продолжительность жизни - 63 года для мужчин и 73 для женщин (2003 г.), ниже, чем во Вьетнаме и Китае, хотя выше, чем в России (в 2004 г.- 59 и 72). Дело в том, что в Таиланде высокий для азиатских стран уровень ВИЧ-инфицированных - 2% взрослых мужчин и 1,5% женщин. Каждый год от СПИДа умирает 30 - 50 тыс. человек. Сейчас наступление ВИЧ удалось остановить, обучив население мерам предохранения. В этом велика заслуга самих тайцев. Люди тянутся к образованию и быстро схватывают суть любых новшеств. Грамотность в стране 94%.
  
   Материальная культура
  
   Ниже даются сведения о материальной культуре центральных тайцев - сиамцев. Селения часто расположены по берегам рек и каналов, так чтобы лодки могли приставать к нижним ступеням лестницы, ведущей в дом. В центре селения - храмовый комплекс, ват. Сельские дома свайные, из дерева и бамбука, с крутыми крышами. В их строительстве используют деревянные гвозди. Встречаются плавучие дома. Городская архитектура разнообразна - от небоскребов Бангкока до двухэтажных домов с верандами в небольших городах. В городах дома из бетона или из кирпича, покрытого штукатуркой. Великолепна храмовая архитектура, со стрельчатыми башнями пагодами, ступенчатыми многоцветными крышами, клыкастыми драконами и бронзовыми львами у входа. Особенно знаменит Ват Пра Рам, Храм Рамы (XIV век), в Аюттая - древней столице Сиама.
  
   Национальная одежда сиамских женщин - пасин, прямоугольный несшитый кусок ткани, заменяющий юбку. Пасин обычно из тайского шелка, любого цвета и часто с полосами контрастных цветов. С пасином носят шелковую блузу с длинными рукавами. В торжественных случаях, пасин и блуза дополняется шалью, перекинутой наискось через левое плечо. Национальная одежда мужчин - суа фра ратчатан, рубашка с короткими рукавами и открытой шеей без ворота, и штаны. В торжественных случаях одевают рубашку с длинными рукавами, подпоясанную кушаком. Горожане и часть сельской молодежи носит современную одежду
  
   Пища
  
   Поклонники утверждают, что вряд ли есть в мире кухня богаче тайской. В ресторане официант подаст вам меню страниц на 50. Это не удивительно, великая кулинарная держава Таиланд объединяет несколько кухонь. Они соответствуют регионам страны: центральная, южная, северная и северо-восточная кухни. В южной кухне заметно малайское влияние - в блюда добавляют кокосовое молоко и куркуму, в северной кухне - сок лайма. Многое заимствовано из кулинарии соседних народов: от китайцев взяты лапша и жарка в кипящем масле, от индийцев - паста карри, от вьетнамцев - рыбный соус. Все это творчески переработано в соответствии с тайскими вкусами.
  
   В тайской кухне в блюдах должен соблюдаться баланс пяти вкусов: острого, кислого, сладкого, соленого и горького. Надо сказать, что тайский баланс вкусов явно отличается от русского - по нашим понятиям, острого там больше всего. Тем не менее, тайская кухня, и вправду, очень вкусна, а от пожара во рту спасает рис. Тот же том ям - любимый тайцами суп из морепродуктов или курицы, заправленный специями, настолько острый, что у новичков перехватывает дыхание. Снять жжение можно лишь вареным рисом. В ресторанах на стол ставят большое блюдо с рисом и к нему подают десятки дополнительных блюд. Большинство блюд сиамцы едят ложкой и вилкой. Вилка служит, чтобы положить еду в ложку, которую и отправляют в рот. Палочками пользуются, когда едят лапшу. Северяне и исаны едят клейкий рис руками, скатывая его в шарики и обмакивая в пасту. Таи мусульмане, как и малайцы, едят только правой рукой.
  
   В обыденной жизни еда, разумеется, проще, хотя и далеко от однообразия. Ее основу составляет рис, который едят на обед, завтрак и ужин. Иногда подают лапшу как отдельное блюдо, но рис всегда основа еды. Рису, рассыпчатому или клейкому, сопутствуют овощи, рыба или морепродукты, птица, реже, мясо. И все обязательно со специями и приправами. Из приправ самая известная нам прик - паста из острого перца, чеснока и соуса из креветок. Ее подают вместе со свежими овощами - огурцами, капустой, бобовыми стручками. Надо обмакнуть кусок огурца или капусты в соус, съесть и заесть рисом. Распространены острые закуски, такие как нарезанный острый перец в рисовом уксусе.
  
Тайские приправы очень разнообразны. Кроме острейшего нам прика, популярен нам пла - рыбный соус с анчоусным вкусом. Для приготовления используют мелкую анчоусную рыбу. Ее пересыпают морской солью и кладут в высокие деревянные кадки. Крышки плотно закрывают, и в кадках начинается процесс ферментации. Когда через год крышку открывают, то никакого тухлого запаха нет, а в кадке - прозрачный рыбный соус. Рыбный соус используют во множестве блюд; из них самое известное красный карри или кёнгпхед. Его готовят нагревая вместе кокосовое молоко, рыбный соус и пасту карри (острый красный перец, листья карри, чеснок, тамаринд, кориандр и другие специи). В красное карри добавляют также листья кустарникового лайма, тайский базилик, тайские баклажаны, бамбуковые ростки, мясо - цыпленка, говядину, свинину, креветки, или тофу.
  
   Тайцы - большие поклонники своей еды и прохладно относятся к американскому фастфуд. Как все народы Юго-Восточной Азии, они почти не едят молочные продукты, поэтому сливочное мороженное имеет малый спрос; тайцы предпочитают взбитые фрукты с молотым льдом. Но не только тайцы не приемлют западной пищи, далеко не все тайские блюда нравятся людям с Запада. В этом отношении, представляет интерес впечатления 17-летней канадки, Карен, прожившей год по обмену в тайской семье. Через неделю по приезде в семью По Прасита она получила шок за ужином:
  
   "Я беру большую склизкую ложку каких-то студенистых водорослей или морской травы. Они почти прозрачные и хрустящие. По Прасит поглядывает на меня с ухмылкой. Я думаю, что ем морские огурцы. - Что это? - спрашиваю, проглотив ложку и запив водой. Он закусывает губу. - Они очень полезны тебе. В них много белка. Мы едим их каждую неделю. Местное любимое блюдо.
   Я улыбаюсь. - Да, но что это такое? - Он похлопывает себя по животу. - Из рыбы. - Я недоумеваю. - Ты знаешь? Эта часть, - снова похлопывает по животу, - из рыбы.
   Рыбьи кишки. Я съела рыбьи кишки. Я делаю большой глоток воды. - Вы не едите их в Канаде? - он удивлен. Теперь он подвигает ко мне блюдо с кишками крупного животного. Тут не обманешься, не примешь за экзотические овощи. Это внутренности. Я говорю ему, что я наелась, что я не смогу больше съесть ни кусочка. Он пожимает плечами, - Следующий раз, окей? - Окей, - я смотрю как он отправляет первый кусок в рот. - Из чего они точно? - А, ты хочешь их? - Нет, нет, но что это такое? - Он снова похлопывает живот. - Из коровы, - говорит, и улыбается".
  
   Карен довелось ознакомиться и с другими экзотическими блюдами. Как-то ее накормили жареным голубем, на ее вкус, жестким и с песком. Но она не роптала:
  
   "На самом деле, я должна быть благодарна. Уж лучше голубь, чем деликатесы, что я видела не рынке: живые пчелиные куколки в сотах, вкуснейшие, если их поджарить с чесноком, или еще кусающиеся большие жуки, с ногами, связанными вместе (Вообразите жуков настолько больших, что им связывают ноги). На прошлой неделе они убеждали меня отведать сырые куриные лапки, маринованные с луком в уксусе, но я вежливо отказалась и ускользнула."
  
   Большие жуки, упомянутые Карен, - это манг да, гигантские водяные жуки, размером 5-6 см, но иногда достигающие 12 см. Зажаренные в масле, манг да - популярнейшая тайская снедь. Их продают в пакетиках как чипсы. Не менее популярны жареные цикады. Есть еще гунг ден - танцующие креветки. Крошечных живых креветок насыпают в миску, стоящую посреди стола. Затем их поливают горячими специями; раздраженные креветки скачут по миске. Тут их загребают ложками и едят. Главное, чтобы не выпрыгнули из ложки. Говорят, что вкус этой морской свежести исключительный. В хороших тайских ресторанах гунг ден можно найти, не выезжая в Таиланд.
  
   Тайцы едят те же фрукты, что индонезийцы - от дуриана и рамбутана до бананов. Из напитков, главный - это чай. Тайцы пьют все виды чая: черный, белый, зеленый, цветочный. Наиболее популярен черный чай с анисом. Черный чай пьют горячим и холодным. Горячий сладкий чай пьют по утрам. В холодный чай, кроме сахара и специй, добавляют молоко и колотый лед. Его берут на вынос. Получил признание изобретенный в 80-е годы на Тайване холодный чай с шариками тапиоки. Его тоже продают на вынос. Из алкогольных напитков очень популярны местные сорта светлого пива. В Таиланде делают и вина как пальмовые, так виноградные, из завезенной из Европы лозы. Из крепких напитков есть местные виски и ром; их пьют умеренно.
  
Религия и обычаи
  
   Тайцы последователи тхеравады - учения старейших. Адепты тхеравады утверждают, и не без оснований, что их направление буддизма самое близкое к учению Будды - Гаутамы Шакьямуни. Цель тхеравады - освобождение от страданий и достижение просветления, нирваны. Просветления за одну жизнь могут достичь лишь святые монахи. Мирянам приходится прожить много жизней, совершенствуясь в каждой из них, чтобы в заключительной жизни, уже в качестве монаха, достичь нирваны. Им следует совершать благие действия, заслуги, улучшающие карму, судьбу, дающую в следующей жизни более высокую ступень перерождения. Заслугами являются дары храмам и монастырям, милостыня монахам и бедным, молитвы, возжигание благовоний и свечей для Будды, щедрость, доброжелательность. Не следует совершать поступки, ухудшающие карму. Для мирянважно соблюдать пять заповедей Будды: не убивать, не красть, не прелюбодействовать, не лгать, воздерживаться от опьяняющих напитков.
  
   В Таиланде 30 000 монастырей и намного больше храмов. Во время дождливого сезона - с июля по сентябрь, число монахов достигает полумиллиона. На три месяца, а иногда, на всю жизнь тайские мужчины и, реже, женщины становятся монахами, чтобы изучать буддийские рукописи и искусство медитации. Минимальный возраст монаха - 20 лет, считая с момента зачатия. Однако, на севере страны есть церемония посвящения в монахи мальчиков старше семи лет. Традиция следует истории о сыне Будды, Рагуле, ставшим монахом в семь лет. Монашество это временное и служит знаком сыновнего почтения. Ведь заслуга от монашества распространяется не только на монаха, но на родителей. Кроме того, в монастырских школах деревенские дети и молодежь имеют возможность получить образование. Сегодня тайские монахи учат грамоте, но в XVI веке они были главными инструкторами тайского бокса муай-тай. Часто перед женитьбой, тайские юноши временно становятся монахами, чтобы подготовиться к выполнению обязанностей супруга. Их одобряют тайские девушки; юношей, побывавших в монахах, называют готовыми, созревшими для супружеской жизни. Действительно, монастырь дисциплинирует. Монахи должны выполнять 227 правил дисциплины, а монашенки 311 правил.
  
   Учение Будды во многом определяет поведение тайцев, их миролюбие, доброжелательность и сдержанность. Не принято повышать голос. Проблему следует решить спокойно и без шума. Или не решить. В любом случае лучше сохранять спокойствие и улыбаться (крики европейцев напоминают тайцам лай собак). Изображения Будды священны и акт святотатства грозит тюремным заключением, даже иностранцам. Тайцы очень уважительны к храмам и монахам. При посещении храма следует снимать обувь, нельзя носить шорты и мини-юбки, трогать руками монахов. Любовь и уважение к королю и королевской семье носит почти религиозный характер. Согласно представлениям тайцев, социальный статус человека есть совокупность заслуг, накопленных в прошлой и настоящей жизни. То, что имеется в нынешней жизни в виде благ, можно перечеркнуть недостойным поведением. Высокие должности или богатство - результат правильного поведения в этой или предыдущей жизни. Монахи имеют высокий статус за религиозные заслуги. Пожилые люди, имеющие заслуги, выше по положению, молодых людей знатного происхождения.
  
   В соответствии с заслугами, тайцы совершают приветствие вай - легкий поклон c ладонями, сложенными "лодочкой", как бутон лотоса. При этом, люди с равными заслугами приветствуют друг друга, сложив ладони пальцами вверх, большие пальцы касаются груди. При повышенном уважении ладони поднимаются выше. Приветствуя родителей и монахов, большие пальцы прижимают к носу. Почести Будде и королю отдают, прижимая большие пальцы ко лбу. Другие формы приветствия - крап и мон крап, коленопреклонения, делают в знак глубочайшего уважения: дети после долгой разлуки с родителями, перед любимым учителем, при посвящении в монахи, выносе умерших родных из дома, принесении извинений за оскорбление, во время визитов к особо уважаемым людям, при приветствии короля и членов королевской семьи.
  
   Важнейшую роль в этикете играет иерархия частей тела. Самая чтимая часть - это голова, вместилище духа Кхуан, ангела-хранителя человека. Выше головы только волосы, пхом, еще более святые. Дотронуться до головы тайца, даже ребенка, - значит нанести ему оскорбление. Напротив, ноги - самая презренная часть тела. Они не должны быть рядом с головой другого человека. Проходя мимо сидящих, таец пригибается, наклоняет голову, стараясь сравняться с ними. Нередко извиняется. Считается большой грубостью указать ногой на предмет, тем более, на человека. Вытягивать ноги в сторону изображения Будды или портретов королевской семьи - преступление. Нежелательно сидеть, как европейцы, нога на ногу, ведь ступня может быть направлена на человека.
  
   Понятие высших и низших частей тела переходит на одежду. В дом нельзя входить в обуви. Рубашки и блузы стирают отдельно от юбок, трусов и носков. Вредоносны вещи, связанные с нижней частью женского тела. Сами женщины снимают юбки и платья не через голову, а спуская на пол. Мужчинам не рекомендуется проходить под развешенным на просушку бельем: там могут быть женские юбки и исподнее. Хуже ученым: для учености опасно все, с чем соприкасались женские ягодицы и гениталии. Но низкие части тела действуют на расстоянии. Рассказывают, как один ученый потерял ученость, проходя ниже дома, где находилась женщина. Есть порядок расположения: чем ниже статус, тем ниже сидит человек. Младшим нельзя быть выше старших. Слугам выше хозяина, женщине выше мужчины. Когда приглашают в дом монаха, все должны сидеть ниже монаха. При прогулке, младший идет немного позади старшего, а женщина позади мужчины. Иерархия касается сторон тела. Правая рука выше левой. Младшие сидят слева от старших, жены слева от мужей. Нельзя передавать старшему левой рукой. О плохо воспитанном человеке, говорят, что он не отличает верх от низа, левое от правого.
  
   Семья и брак
  
   У тайцев родство считают по отцу и матери. Но родство по отцу важнее - жена берет фамилию мужа, а дети отца. Нет у тайцев и кланов с общим предком, хотя предков почитают. В деревне принято считать односельчан родственниками, хотя, на самом деле, не все в родстве. Это важно для деревенской жизни, ведь надо делать общие работы - сажать и убирать рис, пасти скот. В деревенском доме обычно живут несколько поколений. Тайцы уважают и заботятся о престарелых родителях, слушают их советы, никогда не спорят. С раннего детства детей учат уважать старших. Это распространяется и на отношение к властям, особенно, к королевской семье (лизать почтовую марку с изображением короля почитается оскорбительным).
  
   Родственные отношения распространяются на близких друзей. Дружба у тайцев понимается в высоком смысле. Они различают едящих друзей, появляющихся только в хорошие времена, и друзей до смерти, которые будут всегда, плохо тебе или хорошо. Настоящих друзей тайцы называют старший брат, младшая сестра, в зависимости от возраста. Но все жители деревни обращаются друг к другу по-родственному: дядя, тетя, старший брат, младший брат. У них и вправду такие отношения - одни ведут себя как племянники и младшие братья, другие по-родственному заботливы. В то же время, у тайцев, не принято быть фамильярными даже с близкими друзьями - заглядывать в глаза, хватать за руку, хлопать по плечу, подходить слишком близко. Тем более, если люди разного возраста и статуса.
  
   Детей с раннего возраста приучают к ответственности. Каждый ребенок имеет обязанности по дому. Одна из главных - заботиться о дедушках и бабушках. Уважение к старшим и забота о престарелых родителях - основа тайской семьи. Воспитание мальчиков и девочек различается. У мальчиков больше свободы. В детстве они могут ходить голые, а девочек очень рано приучают к стыдливости. Мальчики, но не девочки, могут общаться с монахами и носить талисманы. Как только юноша начинает работать, он становится самостоятельным, а в 20 лет идет в монастырь и получает новые знания. Девушка же, вместе с матерью, обслуживает семью, пока не выйдет замуж.
  
   В старину у тайцев было распространено многоженство; теперь преобладает парный брак. Женитьбу организуют родители, но они считаются с выбором молодых. Подготовка к браку начинается с заключения астролога, подходят ли друг другу звезды молодых. Затем, родители юноши идут к родителям девушки свататься. Сватом может быть и уважаемый человек. Для родителей невесты главным еще недавно было трудолюбие юноши; теперь, после раздела общинных земель, жениха ценят по размеру земельного участка. В городах судят по профессии и доходу жениха. Договорившись, помолвку из экономии часто проводят в тот же день, что и свадьбу. Свадьбы обычно устраивают в августе, благоприятном месяце для женитьбы.
  
   Свадьбу справляют в доме невесты; ее родные оплачивают расходы. Гости от жениха прибывают, сопровождаемые барабанщиками; во главе идут танцующие женщины, они приносят удачу молодоженам. Старшая сестра жениха или родственница несет серебряную чашу с дарами для родителей невесты. Участники процессии несут гирлянду цветов и два саженца бананов, их посадят в доме молодоженов. У ворот во двор невесты девушки перегородили путь серебряным поясом - требуют от жениха серебряную плату за проход. Вошли во двор. Все приветствуют друг друга, отцу невесты вручают гирлянду цветов, а жених, вместе с друзьями, пытается войти в дом. Но путь перекрыт уже золотым поясом. Жених платит золотую плату и, поднявшись по лестнице, встречает невесту.
  
   В комнате для бракосочетания, жених с невестой становятся на колени перед алтарем Будды и отбивают земной поклон. Невеста стоит слева от жениха, еще левее - две подружки, а справа от жениха - дружка. Родители невесты благословляют венчающихся. Жених одевает на шею невесты золотое ожерелье. Отец жениха платит плату жениха, молочные деньги. Начинается сама свадьба. Староста деревни связывает белым шнуром вместе головы жениха и невесты. Их родители связывают белым шнуром левую руку жениха и правую невесты, благословляют и кладут деньги в чашу как свадебный подарок. Подходят гости, становятся перед молодыми на колени, каждый связывает их запястья и дарит деньги. Жених отдаривается мелочью, ведь у тайцев ничего нельзя принять, не дав взамен.
  
   Молодоженов отводят в ароматную комнату, где стоит свадебная кровать с разбросанными поверх цветами. С голов молодых удаляют шнур, а пожилая женщина удачливая в браке и со счастливым именем ведет их за шнур еще связанных рук к кровати. Молодые ложатся на кровать, и шнур, связывающий руки, разрезают. Гости бросают в постель пригоршни монет и покидают комнату. Молодые собирают монеты: кто соберет больше, тот будет главным в домашних финансах. Обычно невесты проворнее женихов. О том, что происходит дальше, мы, согласно восточным традициям, умолчим. Между тем, гости приступили к пиру во дворе под праздничным тентом. Пируют с середины дня и до полуночи. В этот день, не грех и выпить. Гостей развлекает местный оркестр с певцом. К вечеру появляются молодожены, беседуют с гостями, а потом тихо исчезают.
  
   Молодожены некоторое время живут в доме родителей жены, а потом обустраиваются в своем доме, обычно неподалеку. В традиционной тайской семье главой дома является мужчина. Муж не только ходит впереди жены, но первый ест. На Сонгкран, тайский Новый год (середина апреля), жена опрыскивает мужа ароматной водой с лепестками цветов и просит простить ее. Муж, как старший, ее прощает и тоже просит прощения. Жена с мужем не якает, а называет себя, в знак подчинения, уменьшительным именем. Это добавляет заслугу в ее карму. Ведь по буддистским представлениям женщина ниже в цепи перерождений, чем мужчина. Хорошая карма дает шанс в следующей жизни родиться мужчиной. В реальной жизни жены не так уж забиты. Они распоряжаются финансами семьи. Многие, унижающие женщину обычаи, постепенно сходят на нет.
  
   Взаимоотношения в семье обычно мягкие. Тайская культура построена на терпимости и стремлении к общей гармонии. Но, чтобы строить гармоничные отношения, нужно иметь холодное сердце - быть спокойным, избегать отрицательных эмоций. Даже в самых неприятных случаях следует говорить май ми арай - "ничего ужасного не произошло". Ведь гнев и ненависть, появляющиеся при горячем сердце, портят карму и могут вызвать потерю лица - утраты собственного достоинства. Для поддержания гармонии в семье супруги стремятся избегать словесных баталий, даже если сердце стало горячим. Существует чисто тайский способ прачот - перенос гнева на другой объект. Так женщина, вместо того, чтобы ругаться с мужем, ругает и бьет собаку. Всем все понятно, кроме самой собаки. Возможен и перенос гнева на себя. Женщина, обидевшись на неверность мужа, может совершить канпрачот чивит - наказать себя, убежав из дома и занявшись проституцией.
  
   Секс
  
   Тайцы стремятся воспитать из девочек достойных женщин. Добродетельная женщина, куласатрии, должна быть прекрасной хозяйкой, изящной, любезной, но скромной и сдержанной в сексуальных желаниях. Родители, особенно, отцы, следят за целомудрием дочерей до вступления в брак. Иногда в деревнях случаются добрачные связи; к ним относятся терпимо, если молодые собираются пожениться, родители знают и извещен дух - покровитель деревни. Если же все происходит без ведома духа-покровителя и родителей, то виновных штрафуют в пользу духа. В случае беременности, юношу принуждают жениться или заплатить штраф.
  
   Добрачные связи в деревне и небольших городах случаются не часто, и для большинства женщин муж - первый и единственный мужчина. Замужняя куласатрии и помыслить не может об измене мужу. Но тайцы понимают, что плоть слаба, даже у достойных женщин. Поэтому женщинам запрещено употреблять алкоголь. Тайцы знают романтические отношения и любовь. Любовь с первого взгляда, ревность, разбитые сердца и любовь до гроба - темы нередкие в фольклоре и литературе. Любовь объясняют как следствие кармы или как результат знакомства влюбленных в прошлой жизни. Молодым людям можно любить друг друга до брака, но следует воздерживаться от секса.
  
   Исключением из общего правила сдержанности женщин является фестиваль ракет, Бун банг фай, на северо-востоке Таиланда. Правда, это праздник не тайцев, а исанов, народа лаосского корня. Бун банг фай праздник плодородия, его празднуют в мае, когда в небо запускаются разукрашенные ракеты, начиненные порохом. Праздник длится три дня. В вечер, перед запуском ракет, открывается праздник, там происходят переодевания со сменой мужской и женской одежды и выпивается много лао кхао, лаосского виски, похожего на японское саке. Это время расслабления - танцев, песен, пьянства, секса и драк, так не похожее на обычное поведение сдержанных исанов.
  
   К мужчинам у тайцев разные требования в зависимости от принадлежности к монашеству, возраста и учености. Молодой мужчина-мирянин должен быть мужественным, хорошим добытчиком, сильным духом и телом и, что немаловажно, сексуально крепким. У пожилых мужчин и ученых на первое место выступает мудрость и качества учителя, у монахов полностью исключается любая форма секса. Сами монахи признаются, что сложнее всего не запрет близости с женщиной, а воздержание от мастурбации. Для молодых монахов единственный разрешенный выход - это ночные поллюции, ведь человек не отвечает за сны. Но никак нельзя в полудреме блуждать между явью и сном.
  
   В Таиланде считают, что сексуальная тяга мужчин неодолима, и что мужчине, по его природе, мало одной женщины. Мужская мощь вызывает уважение сверстников, а жены издавна терпимы к походам мужей к проституткам. Их больше пугает появление у мужа любовницы, и до распространения СПИДа жены сами поощряли веселые прогулки мужей. Юноши также получают первый опыт с проститутками и регулярно ходят к ним до женитьбы. Тайское общество живет по двойным стандартам - сексуальные запреты для добродетельных женщин и вседозволенность для мужчин. При всем том, мужчины соблюдают приличия и превозносят чистых женщин и семейные ценности - все очень напоминает викторианскую Англию. Внешне чопорны и сцены любви в театре. Они даже могут показаться невинными. На самом деле, сексуальная близость изображается особыми движениями танца, и тот, кто не знает их значений, не может догадаться, как возбуждающе они действуют на зрителей.
  
   В тайских традициях особое место занимает проституция. Еще в XVIII веке Рама I, основатель королевства Сиам, обложил проституток дорожным налогом. С тех пор проституция процветает, хотя официально запрещена в 1960 году. Согласно обследованию Университета Чулалогкорн (Бангкок) в 2004 году в Таиланде насчитывалось около 2,8 млн. секс-работников, в том числе, 2 млн. взрослых женщин, 800 тыс. несовершеннолетних и 20 тыс. взрослых мужчин. Тайцы избегают слова проститутка, предпочитая такие эвфемизмы как нанятые жены и бар-леди. В обслуживании клиентов заметна этническая специализация. Тайцы ходят в бордели, массажные кабинеты, караоке бары; богатые тайцы идут в частные клубы. Европейцы и американцы предпочитают стриптиз-клубы и пивные бары. Европейца могут не пустить в клуб для тайцев, но есть бары, обслуживающие только европейцев или японцев. В столице и на курортах много индивидуалок. Они встречаются на дискотеках, в отелях, барах и даже в университетах. Не всегда легко провести грань между проституткой и любительницей, просящей о финансовой помощи.
  
   Европейские и американские секс-туристы обожают Таиланд. Это неудивительно, тайские девушки грациозны, у них гладкая золотистая кожа, роскошные волосы, приятные, часто, тонкие, черты лица. Но больше всего иностранцев привлекает приветливость проституток, желание доставить удовольствие и оставить приятную память. Высказывания рабочего парня из Англии, побывавшего в Таиланде, полны восторга:
  
   "Они не такие низкие как английские проститутки. ... Ты даже не думаешь о них как о проститутках. Ты не чувствуешь, что с проституткой, нет. Они как подружки, правда. Ты делаешь все что хочешь с ними. Это не просто секс, они не как проститутки. Они действительно заботятся о тебе. Они заставляют тебя чувствовать себя особым. Ты не чувствуешь, не знаю как сказать, не чувствуешь себя покупателем. Они очень естественны, очень натуральны, можно сказать, ты им вправду нравишься".
  
   Другой британский турист вторит ему:
  
   "Они совсем другие... Ты... берешь девушку из бара, это может быть в 11 или 12 ночи. Ты принимаешь душ, идешь в постель, имеешь с ней секс, а после большинство ребят спят до утра. Утром ты снова имеешь с ней секс, и она уходит. Утром я вижу комнату прибранной, одежду сложенной, даже носки постираны, вот такая штука. Мне все это было очень странно. Я думал, может они хотят еще на чай. Ты никогда не должен здесь влюбляться или твое сердце будет разбито, когда уедешь".
  
   Многие американцы и европейцы женятся на тайских женщинах, в том числе, на проститутках.
  
   Проституцию в Таиланде можно лишь частично отнести за счет бедности жителей деревень. Для того, тайской девушке стать проституткой, материальных причин недостаточно: требуются моральные обоснования. Такие обоснования дает буддизм. Дело в том, что занятия проституцией не являются нарушением заповедей Будды. Третья заповедь - воздержание от прелюбодеяния, понимается как воздержание в сексе от насилия, обмана, принуждения к сексу детей и самого прелюбодеяния, как причиняющих страдания окружающим. И хотя проституция отнюдь не заслуга, она всего лишь следствие отягченной кармы. С другой стороны, важной заслугой, очищающей карму, является забота о престарелых родителях. Если девушка, занимаясь проституцией, посылает деньги родителям, то она не только им помогает, но очищает свою карму и может рассчитывать на лучшее перерождение в следующей жизни.
  
Тайский буддизм, обращающий внимание не только на заслуги, но на взаимное расположение людей и на иерархию частей тела, сказывается непосредственно в сексе. Мужчины здесь предпочитают позицию сверху - позу миссионера, что позволяет избежать загрязнения головы, вместилища духа, нижними частями тела нечистой женщины. Полностью исключается секс во время менструации. Тем более, невозможно представить тайца, лижущего женские гениталии. Да и приличная тайская женщина, даже проститутка, постарается избежать загрязнения духа мужчины, если, конечно, он не европеец.
  
   Гомосексуализм у тайцев также рассматривается через призму буддизма тхеравады. Согласно ранним рукописям на языке пали (Индия), существуют два вида смешения мужского и женского начал - гермафродиты и гомосексуалисты. Эти смешения - следствие неправильного полового поведения в предыдущей жизни. Как существа промежуточные, гермафродиты и гомосексуалисты стоят ниже мужчин на пути совершенствования, хотя их положение относительно женщин менее ясно. Сам гомосексуальный секс, если он не нарушает Третью заповедь, отягчает карму не больше, чем гетеросексуальный секс. У тайцев различные формы смешения мужских и женских начал объединены понятием катой, включающем гомосексуалистов, трансвеститов, транссексуалов (мужчин, сменивших свой пол на женский) и мужчин гомосексуалистов. Лесбиянок называют катойс и они привлекают мало внимания.
  
   В быту тайцы называют катоями всех мужчин, проявляющих женственность в любой форме - от одежды до смены пола. Общее же в катоях то, что их сексуальные интересы направлены на мужчин В современном Таиланде среди катоев много транссексуалов, поскольку им с детства открыт доступ к гормональным препаратам, и хирургия по смене пола одна из самых дешевых в мире. Катои работают на женских работах и часто занимаются проституцией. Среди них есть известные танцоры, певцы, модели, победители конкурсов красоты, кинозвезды, спортсмены, гангстеры. В 1996 году волейбольная команда из гомосексуалистов и катоев "Железные леди" победила в первенстве страны, однако в сборную Таиланда катои допущены не были. Самый известный катой Нонг Тум, чемпион 1998 года по таиландскому боксу. Сменив через год мужской пол на женский, Нонг Тум, перешла на тренерскую работу, но вернулась в бокс в 2006 году.
  
  
   Глава 7. Восточная Азия. I. Китай
  
   7.1. Восточная Азия.
  
   Общие сведения
  
   Восточную Азию определяют по-разному. Согласно принятому ООН делению мира по географическим регионам, в Восточную Азию включают Китай с Тайванем, Монголию, Северную и Южную Корею и Японию, то есть огромную территорию площадью 12 млн. км2. Если же исходить из культурных, этнических и исторических критериев, то Восточная Азия существенно меньше - около 5 млн. км2 (примерно равна Европе без стран СНГ), и ограничиваются восточной частью Китая, Корейским полуостровом и Японскими островами. Для настоящей книги, где главное внимание обращено на пищевые и сексуальные обычаи народов мира, культурные критерии выделения Восточной Азии предпочтительнее. Монголия и Западный Китай, включая Тибет, отнесены к Центральной Азии и рассматриваются в другом разделе.
   Земля
   Выделение Восточной Азии как культурного региона вовсе не исключает ее географическую общность. Скорее, напротив, природа определила сходные типы хозяйства и, на их основе, культуры. Особенностью Восточной Азии является муссонное выпадение осадков преимущественно весной и летом. Благодаря обильному увлажнению в период вегетации растений, вся территория региона благоприятна для земледелия. С востока регион граничит с сухими нагорьями Тибета и Внутренней Монголией, где осадков выпадает меньше 500 мм в год. На севере его границами являются реки Амур и Уссури, а на юге - горы Индокитая. На востоке лежат моря Тихого океана - Желтое, Японское, Восточно-Китайское и Южно-Китайское. Там находится полуостров Корея, Японские острова, острова Тайвань и Хайнань.
  
   Рельеф Восточной Азии сложный; есть обширные равнины в Восточном и Северном Китае, и горные цепи, наиболее высокие на юго-западе Китая. Гора Гунгашань, (7590 м) в провинции Сычуань - высший пик Восточной Азии. Японские острова и Корейский полуостров преимущественно гористые, с прибрежными низменностями. Из рек наиболее значительны Хуанхэ и Янцзы, сыгравшие огромную роль в истории китайской цивилизации. Восточная Азия лежит в зонах умеренного, субтропического и, на крайнем юге, тропического климата. В январе в Маньчжурии от -10 до -20оС, в Северном Китае от -10 до 0оС, в Южном Китае 0 - 10оС, а на самом юге Китая 15 - 20оС. В Корее зимой на севере холодно как в Маньчжурии, а на юге полуострова, тепло как в Южном Китае. В Японии, за исключением северного острова Хоккайдо, где холодные зимы, климат умеренно мягкий или субтропический, а на островах Рюкю - тропический. В Китае и Корее большая часть осадков выпадает весной и летом. В Японии осадки изобильны круглый год.
  
   В доисторические времена Восточная Азия была покрыта лесами. В северной части смешанными и таёжными, на юге - субтропическими и тропическими. Сейчас леса сохранились лишь в горах и в Маньчжурии. Все пригодные для земледелия земли давно освоены человеком. Животный мир Северного Китая, Кореи и Японии относится к маньчжурской подобласти палеоарктической зоогеографической области. В Маньчжурии и Корее встречаются медведи, волки, лисицы, рысь, выдры, соболь. Из травоядных -кабаны, лоси, олени, косули. Амурских (уссурийских) тигров в Маньчжурии осталось около 40 (в России 400 - 500) и еще меньше леопардов. В Японии нет кошачьих и волков, но есть медведи, олени и японский макак. В Северном и Центральном Китае диких животных не осталось. Фауна Южного Китая относится к индокитайской подобласти, описанной при рассмотрении Индокитая. Правда, носорогов давно истребили, а слоны встречаются только в провинции Юнань. Там же сохранилась уникальная большая панда (бамбуковый медведь) и золотистая обезьяна. В Янцзы живет речной дельфин.
  
   Люди
  
   Антропологически люди Восточной Азии принадлежат к монголоидной расе. Преобладает восточноазиатский тип северомонголоидной расы. Он распространен в Северном и Восточном Китае, Маньчжурии, Корее и Японии. Люди этого типа среднего и выше среднего роста, крепкого телосложения, цвет кожи желтоватый, но встречается смуглый или светлый, как у европейцев. Волосы - черные, тугие, глаза - черные или темнокарие с монгольской складкой века - эпикантусом. Черты лица самые разные; нос часто приплюснутый, хотя встречаются прямые носы, а в Японии, среди потомков самураев, не редкость орлиная форма носа. Скулы заметны, но лицо не очень широкое - уже, чем у монголов и других центральноазиатских народов. У китайцев и корейцев - слабый или умеренный рост бороды и мало волос на теле, но японцы более волосаты. Это не удивительно, ведь на острове Хоккайдо живут айны - одни из самых волосатых людей в мире. Мнения антропологов разделились: одни считали, что айны европеоиды; другие, что австралоиды. Но по цвету кожи и чертам лица айны мало отличаются от японцев, а недавно установлено, что генетически они близки к соседним монголоидным народам.
  
   Кроме айнской примеси на севере, на юге Японии описана примесь южномонголоидной расы. В Китае южномонголоидная раса преобладает к югу от Янцзы. Люди там ниже ростом, у них реже встречается эпикантус, шире нос, встречаются волнистые волосы. Но среди народов юга Китая далеко не все относятся к южным монголоидам. Мягкий климат и удаленность от набегов кочевников издавна привлекали переселенцев с севера Китая и Тибета. Одни пришельцы, как китайцы кантонцы - пунти, перемешались с местными племенами и приобрели южномонголоидный облик, другие - китайцы хакка, сохранили облик северных китайцев. Третьи - тибето-бирманские народы генетически близки к горцам Тибета. Среди них выделяются ицзу (и, лоло, носи) - рослые с крупными носами, они напоминают индейцев прерий или туркмен-текинцев.
  
   В Восточной Азии живет почти полтора миллиарда человек (1 млрд. 455 млн. в 2006 г.). Из них больше 80% говорит на китайском языке сино-тибетской языковой семьи. В сино-тибетскую семью входят языки китайской группы - китайский, дунганский, бай, и тибето-бирманской группы - ицзу, туцзя, тибетский, хани, лису. Следующей по значению языковой семьей является алтайская, подразделяющаяся на четыре группы: тунгусо-маньчжурскую (в Китае - маньчжуры, сибо, эвенки), монгольскую и тюркскую группы (на северо-западе Китая) и японо-корейскую группу. В Южном Китае, кроме сино-тибетских языков, распространены языки тай-кадайской семьи (в частности, близкого к тайцам народа чжуан), семьи мяо-яо (народы мяо и яо), австроазиатские языки в пограничных с Вьетнамом районах и австронезийские языки на острове Тайвань. Язык айнов не обнаруживает родства c другими языками.
  
   2. Китай
  
   История
  
   Восточная Азия заселялась с юга вслед за отступающими ледниками. Возраст ранних находок человека современного типа в Северном Китае - около 39 тыс. лет., Переселение шло из Южного Китая, где, по всей видимости, формировалась монголоидная раса., С юга распространялись и неолитическое сельское хозяйство. 10 тыс. лет назад там впервые в мире была одомашнена свинья. Рис начали впервые возделывать 9-9,5 тыс. лет назад в низовьях Янцзы. 5,5 тыс. лет назад его уже выращивали в бассейне Хуанхэ, хотя из-за более холодного климата основной зерновой культурой там осталась просо чумиза. С III тысячелетия до н.э. (5 тыс. лет. назад) появляются поселения, окруженные стенами. К этому времени центром развития становится Северный Китай.
  
   События начались в среднем течении Хуанхэ, где жили еще не разделившиеся сино-тибетские племена. 5-6 тыс. лет назад западная группа племен переселились на суровые плоскогорья Тибета. Там сложились тибетцы. Другие родственные им племена поселилась в Южном Китае; от них произошли ицзу, туцзя, лису. Оставшиеся в бассейне Хуанхэ, оказались самыми успешными, ибо они дали начало китайскому этносу. Китайские историки ведут начало Китая от легендарного царства Ся. О следующем царстве, Шан, сложившемся в XVII веке до н.э., остались надписи на гадальных костях. С них начинается письменная история Китая. При правлении династии Шан развились иероглифическая письменность, выделка шелка, искусство лакировки. Второе тысячелетие до н.э. было для Шан бронзовым веком. Позаимствовав лошадей от кочевников, цари, ваны, получили войско с бронзовым оружием на боевых колесницах.
  
   Поздний Шан, известный как Инь, со временем утратил силу и в конце XI века до н.э. был завоеван вассальным княжеством Чжоу. Царство Чжоу охватывало бассейн Хуанхэ до моря; здесь шло смешение племен и сложение древнекитайской общности хуася. Появилась идея Поднебесной и ее правителя, сына Неба, правящего по Мандату Неба. Формируются основные философские школы древнего Китая - конфуцианство и даосизм. Правление Чжоу знаменует начало железного века в Китае (VII - V вв. до н.э.). В VIII веке до н.э Чжоу разделилось на уделы. Уделы превратились в соперничающие царства. Наконец, правитель царства Цинь, объединил все царства и в 221 году до н.э. стал первым императором Китая, основав империю Цинь.
  
   Дальнейшую историю Китая можно представить в виде сменяющих одна другую династий, причем каждая династия проходит один и тот же цикл превращений. Основатели династии объединяют страну, наводят порядок, снижают налоги, облегчают жизнь простых людей. Со временем, рост численности двора и знати, расходы на войны, строительство и стихийные бедствия, заставляет повысить налоги. Для их сбора увеличивают число чиновников, что приводит к еще большим расходам. Уровень жизни падает, народ недоволен, налоги собираются все хуже. Власть утрачивает способность управлять страной. В конечном итоге, народные восстания, распад империи или нашествие варваров прекращают существование династии.
  
   На смены династий влияли нашествия северных варваров - хунну, сяньбийцев, чжурчженей, монголов, маньчжуров, приводившие к установлению варварских династий в Северном Китае, а в случае монголов и маньчжуров - во всем Китае. Следствием этих завоеваний, кроме гибели людей и опустошений, было переселение китайцев в Южный Китай и ассимиляция его коренных жителей. В свою очередь, варвары, осевшие в Северном Китае, окитаивались и вливались в состав китайского народа. Так возникли северокитайский и несколько южнокитайских этносов, различающихся по внешнему виду, языку и обычаям, но имевших общую письменность, историю и национальное самосознание.
  
   Циклы династий в Китае вовсе не исключали изменений: количественных - расширения границ, освоение новых земель, увеличение населения, рост городов, и качественных - изобретение бумаги, пороха, компаса, фарфора, книгопечатания, бумажных денег, и духовных - синтез трех философских мировоззрений - даосизма, конфуцианства и буддизма. До начала XVIII века Китай имел самую развитую экономику мира и уровень жизни китайцев был выше, чем у европейцев. Однако в XVIII столетии разрыв уменьшился, и к началу XIX века Европа вырвалась вперед. Следующие полтораста лет стали чередой унижений для Китая со стороны европейцев - заморских чертей, и японцев - опиумные и захватнические войны, неравноправные договора. Как народный ответ, в 1912 году китайский император лишился трона и была установлена республика, а в 1949 году к власти пришли коммунисты. Современный Китай - мощная, быстро развивающаяся держава, имеющая шансы стать мировым лидером к середине XXI века.
  
   Китайцы
  
   Китайцы называют себя хань со времен династии Хань (206 до н.э. - 220 н.э.). С тех пор, китайцы считают своим национальным цветом красный. Общеизвестно, что китайцы самый большой народ мира. Из 1 млрд.314 млн. жителей Китая китайцев 92% (2006 г.). Еще 40 млн. зарубежных китайцев, хуацяо, живут за пределами Китая. В общей сложности, этнических китайцев на 2006 год насчитывалось 1 млрд.209 млн. или 19% населения мира. Такой огромный народ, естественно, не может быть единообразным. Действительно, китайцы разных провинций заметно отличаются друг от друга. Иногда ставят вопрос, можно ли китайцев вообще считать одним этносом. Ведь различия диалектов китайского не уступают языковым различиям восточных и западных славян и больше, чем у русских и украинцев.
  
   В китайском языке выделяют от 7 до 17 диалектных групп. По числу говорящих наиболее многочисленна северная группа или мандарин - свыше 830 млн. человек, группа у, включая шанхайский диалект, - 90 млн., кантонская группа - 80 млн., фуньцзянская группа - 50 млн. и хакка - 35 млн. человек. Диалекты различаются произношением, лексикой, иногда грамматикой, но основы грамматики и словарного запаса едины. Государственным языком Китая является путунхуа, основанный на пекинском диалекте северной группы. Значительная часть китайцев дву- и даже трехъязычны, владея родным диалектом, путунхуа и главным диалектом своей провинции. Объединяющим началом служит письменность, поскольку написание иероглифов не зависит от произношения. Люди, не понимающие друг друга, могут объясниться, написав иероглифы на бумаге или нарисовав их рукой в воздухе.
  
   По языку китайцев делят на северных и южных, что достаточно условно. Ведь на северных диалектах говорят в юго-западной провинции Сычуань и в тропической Юньнани, граничащей с Индокитаем. А диалекты хакка на юге сохраняют формы северокитайского языка времен династии Тан (618 - 907). Тем не менее, различия между северянами и южанами реальны, если говорить о совокупности признаков. Генетические исследования показали, что южные и северные китайцы близки по ДНК Y-хромосом, то есть, имеют сходную отцовскую наследственность, но разные митохондриальные ДНК, то есть, различаются по материнской линии. Следовательно, южные китайцы, по большей части, произошли от союза мужчин, переселенцев из Северного Китая, и местных женщин. Еще в большей мере различия между северянами и южанами заметны в материальной культуре и образе жизни.
  
   Материальная культура
  
   Почти две трети китайцев живут в деревнях (2006). Большинство сельских жителей занимаются пашенным земледелием и огородничеством. На севере пашут на волах; из зерновых сеют пшеницу, просо, гаолян, кукурузу. На юге преобладает заливное рисосеяние, там пашут на буйволах. Превосходные огородники, китайцы, выращивают самые разнообразные овощи. В садоводстве на севере преобладают яблони, груши, персики, хурма, сливы, на юге - цитрусовые, бананы, ананасы, личжи. Развито чаеводство, выращивают коноплю, хлопок, разводят тутового шелкопряда. Повсеместно держат свиней и птицу. В многочисленных прудах и озерах выращивают рыбу. Приморские жители занимаются рыболовством. В последнее время в сельской местности все больше распространяется ремесленное и промышленное производство.
  
   Деревенские жилища на севере и юге Китая существенно различаются. Северокитайская фанза (от кит. фан-цзы) - прямоугольное жилище, саманное или кирпичное, на каркасе из деревянных столбов. Крыша двускатная, крытая глиной с соломой или черепицей; пол земляной. Фанза состоит из трех-пяти комнат - в центре кухня, по бокам симметрично расположены жилые комнаты. Вход - с юга. Входная дверь ведёт в кухню с очагами; они с помощью дымоходов отапливают каны, печи-лежанки. Каны застилают циновками или войлочной подстилкой. На канах сидят за низенькими столами или спят. Двор крестьянской усадьбы на севере открытый, по нему разбросаны хозяйственные постройки.
  
   Деревни на юге Китая часто расположены возле прудов и каналов. Дома с деревянным каркасом, стенами из обожженного кирпича, черепичными крышами. Каны отсутствуют. В центре дома расположена не кухня, как на севере, а парадная комната, где принимают гостей. Там у задней стены находиться алтарный стол с табличками предков. Встречаются двухэтажные и даже трехэтажные дома. Дворы закрытые. Как на юге, так и на севере Китая туалеты выгребного типа с отверстием в полу. Испражнения через отверстие попадают в деревянный ящик или глиняный сосуд; их извлекают по мере заполнения и используют для удобрения. Гостей принято благодарить, когда они посещают уборную, внося лепту в будущий урожай хозяев.
  
   В северо-западном Китае издавна используют для жилья пещеры, выкопанные на склонах холмов. Дерево и кирпич расходуют на постройку наружной стены, лестниц и перегородок. Дома-пещеры имеют ряд достоинств: они не занимают ценную пашенную землю, не требуют ремонта, зимой в них тепло, а летом всегда прохладно. Еще более уникальны дома-крепости на юге Китая. В каждом доме живет целая деревня. Их построили бежавшие с севера от монголов хакка, когда они оказались среди дикой природы и враждебных племен юга. Это прямоугольные или круглые сооружения напоминают замки. Высота наружных строений достигает 10 - 15 метров, в них пробиты бойницы. Внешние строения четырехэтажные, внутренние могут быть ниже. Между строениями есть подобие узких улочек, отрыты колодцы, в центре - помещение для церемоний. Из оригинальных типов жилья следует также упомянуть дома-лодки, в которых живут рыбаки рек и озер юга.
  
   В городах, дома бедноты напоминают деревенские земляными полами, небольшими окнами и невысокими двускатными крышами. Дома людей среднего достатка, на севере одноэтажные, на юге двухэтажные, имеют симметричную планировку - в центре гостиная с входом в дом, а по бокам спальни. Стены и пол выложены из серого кирпича. Переплеты окон и двери окрашены в красный цвет. Широкие и высокие окна занимают весь фасад и раньше заклеивались бумагой. Теперь их нижняя часть застеклена. Окна всегда обращены вовнутрь двора, а глухие стены жилища выходят на улицу. Дворы являются местом, где общаются и отдыхают жильцы квартала, там обычно посажены растения и журчит фонтан. Эти оазисы уюта редко учитываются в новом строительстве, постепенно застраивающем жилые кварталы высокими бетонными домами.
  
   При выборе места и планировке жилья, размещения мебели китайцы издревле руководствуются фэншуй - учением о гармонии человека с окружающей средой. Главная задача - избежать накопления в доме отрицательной энергии и достичь баланса инь и янь, женского и мужского начал. Важное место фэн шуй занимала в храмовой и дворцовой архитектуре. Останавливаться на них нет возможности, но важно отметить, что там использовались те же принципы, что в строительстве домов - ориентация здания и его дверей на юг, строгое соблюдение симметрии, использование дворов для раскрытия пространства. Особо следует сказать о крышах. Изогнутые силуэты высоких китайских крыш для европейцев наиболее заметная особенность китайской архитектуры. Китайцы же их строили для борьбы с демонами, способными двигаться только по прямой и избегающими изогнутых линий.
   Китайская одежда была запрещена в XVII веке маньчжурами, завоевавшими Китай. Под страхом смерти мужчинам предписали выбривать лоб и носить косичку, и всем, мужчинам и женщинам, носить ципао - длинные платья с разрезами по бокам. Маньчжурскую одежду отменили с падением династии Цинь (1912), но ципао до сих пор остались праздничной одеждой женщин. В середине ХХ веке простые китайцы, мужчины и женщины, носили хлопчатобумажные куртки, застегивающиеся на правую сторону, штаны и матерчатые тапочки. На севере зимой носили ватные куртки и штаны и шапки-ушанки. Одежда партработников состояла из кителя с накладными карманами и брюк. В настоящее время большинство китайцев носит стандартную европейскую одежду. Делаются попытки возродить средневековую китайскую одежду, напоминавшую японские кимоно.
  
   Еда. Общие сведения
  
   Основой китайской еды являются зерновые - рис, пшеница, просо. На севере чаще едят лапшу и пампушки из пшеничной муки, на юге - блюда из риса. За зерновыми следуют овощи - капуста разных сортов, огурцы, редька, зеленый лук, чеснок, томаты, перец, шпинат, стручки фасоли, бобовые ростки, побеги молодого бамбука. Овощи варят, жарят, маринуют, солят в соевом соусе, квасят и сушат. Рыба и мясо сравнительно дороги и не всем доступны. Из мяса едят свинину и птицу, особенно, кур и уток. Недостаток животного белка восполняют блюдами из сои, соевым творогом тофу и соевыми соусами. Главное требование к еде - свежесть продуктов. Китайцы предпочитают покупать на рынке живую птицу и рыбу. Мясо, птицу и овощи предварительно замачивают в соусах и режут на маленькие кусочки, но само приготовление - жарка в арахисовом или кунжутном масле, длится всего 2-4 минуты. Жарят в воке - сковороде с выпуклым дном и высокими стенками. Вок известен в Китае почти три тысячи лет. Кроме жарки, пищу варят на пару и в воде, реже, запекают и тушат.
  
При приготовлении еды используются пряности, специи и соуса. Всего в китайской кухне больше 300 видов всевозможных приправ. Продукты и приправы подбирают по цвету, запаху и вкусу. Правильное их сочетание - это наука. Китайская кухня стремится, чтобы еда поддерживала гармонию инь и янь в организме. Этой гармонии должен способствовать каждый прием еды. Китайская поговорка гласит: - Еда лучшее лекарство. - Никакой другой народ не обращает столько внимания на лечебные свойства продуктов в каждодневной еде. Каждый компонент, согласно его природе - горячей, теплой, прохладной и нейтральной, и вкусу - сладкому, кислому, горькому, соленому и острому, должен соответствовать недугу человека. При лихорадке надо давать охлаждающую еду, а после родов - согревающую. По этой причине в китайских семьях, иногда готовят блюда с добавлением целебных продуктов - сушеных ящериц, волчьих ягод, черных шелковых цыплят.
  
   К еде китайцы относятся с большим уважением. Недаром, при встрече знакомые приветствуют друг-друга словами - Ни чи фань ла ма? - Вы уже кушали? - Поесть со вкусом китайцы любили всегда. Вот как описан в замечательном романе XVII века, Цветы сливы в золотой вазе, рядовой обед зажиточных горожан:
  
   "Вскоре появился Циньтун и накрыл стол. Хуатун принес на квадратно подносе четыре блюда закусок, а к ним ароматный соус из баклажанов, сою, подливки из душистого перца и сладкого чеснока, а также три блюдца чесночного соуса. Когда все расставили на столе, подали большое блюдо солонины с серебряным половником и три пары палочек из слоновой кости.
   Появился Симэнь и сел рядом с друзьями.
   Потом подали три тарелки лапши, и все принялись за солонину, подливая к ней чесночный соус и специи. Ин Боцзюэ и Се Сида, вооружившись палочками, вмиг опорожнили по чашке лапши, а немного погодя уплели по семи чашек, тогда как Симэнь доедал вторую.
   - Ну и глотка же у вас, дети мои! - воскликнул он.
   - Скажи, брат, какая сестрица готовила лапшу, а? - спросил Боцзюэ.- Вот мастерица! Пальчики оближешь!
   - А соусы с подливками чем плохи?! - подхватил Се Сида. - Жаль, только что дома пообедал, а то бы еще с удовольствием чашку пропустил.
   Оба раскраснелись и сняли халаты, повесив их на спинки своих стульев".
  
   Что тут говорить об обеде праздничном. Ниже - выдержка, где тот же хозяин, богатый купец, Симэнь Цин, угощает тибетского монаха, от которого надеется получить чудодейственное средство для укрепления мужской силы:
  
   "- Пьешь ли ты вино, уважаемый? -- спросил, наконец, Симэнь Цин.
   - Вино я пью, и мясо я ем, - сказал монах, будто признаваясь, что его самоотречение не распространяется на пищу.
   Симэнь Цин сказал слуге, чтобы им подали не вегетарианскую, а обычную пищу. Был праздник рождения Великого Ли, и на кухне целый день готовили изысканные яства; скоро слуга вернулся и поднес кушанья хозяину и его гостю с Холодных Вершин Тибета.
   - Давайте отведаем, - сказал Симэнь Цин учтиво. В течение часа грозный монах насыщался, не проронив ни слова. Он начал с четырех блюд, "сопровождающих вино": тушеных рыбьих голов, остро приготовленной утки с соусом из винного осадка, очищенных от кожи цыплят на черепаховых яйцах, а также морского леща из Цзянсу. За этим последовали четыре блюда, "сопровождающих рис": рубец ягненка, нашпигованный толченым грецким орехом и порошком из козьих рогов, слегка обжаренная змея из Аньхоя, хорошо прожаренное мясо быка с луком, долго варившиеся в "Море Космических ароматов" угри. Затем продолжил наслаждение тремя "острыми супами": "Драконом, играющим двумя мячами", "Слезами принцессы Шан-Инь" и "Высшим проявлением Ян Верховного бога".
   Почти после каждого глотка слуга наполнял сделанную в форме листа лотоса чашку монаха, вскрывая одну запечатанную красной глиной бутылку вина за другой. До того как монах откинулся на спинку стула, было открыто тридцать бутылочек".
  
   В Китае принято есть три раза в день; все стараются приступить к обеду в 12 дня. Для еды используют бамбуковые палочки, для супа - ложки. Суп едят в начале или конце обеда. В повседневной жизни блюда подают не одно после другого, а все сразу. Десерт отсутствует, хотя китайцы едят достаточно фруктов. Китайская трапеза начинается и заканчивается чаем. Зеленый чай - самый распространенный напиток в Китае. Когда приходят гости, им тут же предлагают свежезаваренный чай. Чаепитие в Китае имеет древние традиции. Родина чая - юго-западный Китай и северный Индокитай. Открытие чая как напитка окружено легендами. В трактате от 770 года до н.э. упоминается дерево, дающее ку ча - горький чай. В начале новой эры чай был хорошо известен китайцам, а в VIII веке поэт Лу Юй создал классический Чайный канон, Чацзин, из трёх книг и десяти глав, в котором изложил основы сбора, приготовления и питья чая.
  
   По разнообразию сортов чая с Китаем не может сравниться ни одна страна. Только в провинции Юньнань культивируют свыше двухсот сортов. Главные виды - зеленый, цветочный, белый, желтый, улун, красный (черный), различаются по степени окисления, зависящей от температуры при обработке. Зеленый чай вообще не окислен (он лучший антиоксидант), а черный окислен в наибольшей степени. Китайцы заваривают чай в гайване, фарфоровой пиале с крышкой, и пьют горячим без сахара. Вода для заварки зеленого, цветочного, белого и желтого чая должна быть не выше 80 градусов, иначе чай сгорит. Зеленый чай заваривают многократно. Первую заварку выливают - она лишь промывает и раскрывает чай. Пьют последующие заварки. Лучшими считаются со второй по пятую, хотя многое зависит от сорта чая. Лучший сорт зеленого чая - Колодец дракона с озера Си Ху, белого - Белый пион, цветочного - Жасминовая нефритовая бабочка, и желтого - Владыка серебряных игл.
  
   Особое место в китайской жизни занимают банкеты. Банкеты устраивают чтобы отпраздновать любое важное событие: от окончания школы до заключения сделки. Составление праздничного меню требует немалого искусства, ведь блюда имеют разный символический смысл; даже цвет имеет значение (счастливые цвета - красный и желтый). Сама пища действуют по-разному - одна стимулирует стихосложение, другая красноречие, третья усыпляет, а четвертая повышают эротическое влечение. Важно и число блюд. Часто их восемь, ведь восемь звучит как слово процветание, бывает и девять - девять похоже на долголетие. На торжественных банкетах бывает по 15 блюд и больше. Важна и очередность съедаемой пищи, чтобы избежать изжоги и дурных сновидений. Банкет начинают с красиво убранных подносов с нарезанным мясом, морскими продуктами и орешками. Затем идут горячие закуски, за ними - суп из акульих плавников или другой праздничный суп. За супом следуют главные блюда - цельная птица или жаренный молочный поросенок. На китайский Новый Год подают рыбу, означающую изобилие. Банкет завершают сладкий суп и фрукты.
  
   На роскошных банкетах подают экзотические блюда - акульи плавники, трепанги, абалоны, ласточкины гнезда, цельных морских рыб, змей, медвежьи лапы и крыс. Из закусок популярны утиные или куриные тысячелетние яйца. Их консервируют, смазывая смесью золы и извести, содой, солью и выдерживают в чанах или земле до трех месяцев, пока белок не станет коричневым, а желток зеленым. Китайцы едят не только тысячелетние яйца и крыс, но мышей, кошек и собак, воробьев, тараканов и обезьян. Про себя они говорят: - Мы едим все, что движется и растет. Китаец может приготовить и съесть все, кроме Луны.- Ограничения касаются лишь полезности блюд, исходя из понятий китайской медицины. Так считается, что собачье мясо имеет согревающую природу, и его надо есть зимой, а не летом. Завершая тему банкетов, нужно упомянуть, что там пьют пиво, вина и рисовую водку; правда, китайцы редко позволяют себе напиваться.
  
   Еда. Региональные кухни
  
   В Китае существует четыре основные региональные кухни - северная, восточная, западная и южная. Северная кухня возникла в зоне выращивания пшеницы и проса, там зимой холодно, летом жарко, и всегда пыльно - чувствуется дыхание Великой Степи. По соседству живут кочевники, частые гости, и, нередко, хозяева на севере Китая. При том, Север - исконный центр китайского народа и его главный город, Пекин, - столица Китая, где сложилась изысканная императорская или мандаринская кухня. Все эти влияния сливаются в северной кухне. В ее основе лежат изделия из муки: различные виды лапши, вермишели, пампушек на пару, пельменей, лепешек, ушек и печенья. Общий вкус еды, скорее, соленый, употребляется много соленых овощей. В северной кухне заметен монгольский акцент, - кроме свинины, здесь едят баранину. На улицах Пекина можно отведать бараний шашлык, жаренный на мангале, а в ресторане - баранину по-пекински (по-монгольски). На середину стола ставится полированная медная кастрюля с водой и подогревом, а вокруг подносы с сырым мясом, нарезанным тончайшими ломтиками, и чаши с 15 видами соусов. Когда вода закипает, гости берут кусочки сырого мяса и опускают в воду, а затем в чаши с соусом.
   Особо следует сказать о китайских пельменях. В прошлом пельмени были праздничным кушаньем, особенно в ночь накануне праздника Весны. Фарш в китайских пельменях самый разный - из рубленого мяса и овощей, из мяса, креветок и овощей, из яиц и лука-порея. Фарш рубят большим секачом на доске. Лепят пельмени разными способами. Сейчас китайцы предпочитают покупать готовые пельмени или идут в пельменную. Особенно знаменита пельменная Сиани, древней столицы Китая. Туда съезжаются любители со всей страны. За вечер вряд ли удастся попробовать хотя бы один одинаковый пельмень. Пельмени разных видов, каждый на своей тарелочке, одновременно готовятся на пару. Начинка поражает разнообразием: голубиное мясо, ветчина, капуста, курица, бобы, сыр, свинина, помидоры, рыбьи плавники, грецкие орехи, овощи - всего 210 видов. Не меньше, чем пельменями, знаменит Север упругой пшеничной лапшой. Мастера по ручной выделке лапши вызывают восхищение у всех, кто наблюдал их работу.
  
   Север граничит не только с монгольскими степями, но с побережьем Желтого и Китайского моря. В приморском Шаньдуне, на родине Конфуция, сложилась шаньдунская кухня, важная часть северной кухни. В шаньдунская кухне много блюд, приготовленных из даров моря. Именно здесь вошли в китайское меню ласточкины гнезда, жареные устрицы, трепанги, морские гребешки, суп из акульих плавников и многие блюда из рыб. Окрестности Шаньдуня знамениты тушеными курами, жареной свининой и, жареным свиным желудком. Шаньдунская кухня повлияла на императорскую кухню Пекина. Эта кухня возникли в пекинской среде и некогда подавались в императорском дворце и в домах высшей бюрократии. Он отличается изысканным сочетанием разнообразных овощей и грибов с мясом, птицей и морепродуктами. Но шедевр императорской кухни - Утка по-пекински.
  
   Утку по пекински готовят из семимесячных белых пекинских уток, выращенных под Пекином. Предварительно уток откармливают зерном, поят родниковой водой и дают плавать. Уток забивают, сохранив голову, ощипывают, удаляют жир с шеи и гузки. Затем их надувают под кожей, чтобы кожа отделилась от мяса, окатывают кипятком, натирают черной патокой, дающей при жарке красный лакированный цвет, и подвешивают на ночь в сухом прохладном месте, чтобы кожа подсушилась и стала тонкая как пергамент. Подсушенную утку заполняют кипящей водой и подвешивают за шею в печи, где ее запекают час - полтора. Печь топят дровами из фруктовых деревьев. В печи с утки стекает лишний жир, а кожа становится темно-золотистой и хрустящей. Приготовленную утку повар нарезает тонкими ломтиками так, чтобы каждый ломтик содержал полоску кожи и немного мяса. Вместе с нарезанной уткой подают блинчики, сливовый соус и перышки зеленого лука, разрезанных как кисточки. Луковой кисточкой смазывают соусом блинчик, кладут полоску кожи с мясом и саму кисточку, блинчик сворачивают и отправляют в рот.
  
   Восточная или янчжоуская кухня сложилась в самом плодородном районе страны - нижнем течении Янцзы. Здесь достаточно тепла и влаги, чтобы выращивать два урожая риса в год, а в прудах и озерах водится много рыбы, в частности, лучшие в Китае карпы. Недаром, здешние края называют землей риса и рыбы. Кроме риса и карпа, регион знаменит полупресноводным волосатым крабом - деликатесом гурманов, прекрасными овощами, вкусной свининой и домашней птицей. Здесь предпочитают тушить и варить на пару, поэтому еда нежная и маслянистая. Из приправ употребляют рисовые вина, уксус, чеснок, соевый соус, имбирь и сахар. Многие блюда, такие как жареные свиные ребрышки, - кисло-сладкого вкуса. Из мучных изделий хороши пельмени с начинкой из свинины, крабовой икры и крабового мяса - все это дает вкуснейший сок, стоит лишь надкусить пельмень. Замечательны фрикадельки Львиная голова из свинины с крабовой икрой, паровой карп в уксусном соусе и сваренный на пару с имбирем и травами волосатый краб с икрой. Восточный регион - родина лучшего в мире зеленого чая Колодец дракона с озера Си Ху.
  
   Западная или сычуаньская кухня - самая острая в Китае. Это кухня горных западных провинций - Сычуани, Хунани, Юньнани, но ее центр лежит в Сычуани, где выращивают сычуаньский перец. Растение это не родственник другим перцам. Как перец в нем используют молотые оболочки плодов. У них уникальный аромат и слегка лимонный вкус, вызывающий легкое онемение и жжение во рту, открывая путь для более острых видов перца. Ибо острый перец, завезенный в Китай португальскими монахами в XVII веке, обильно употребляется в Сычуани и, еще больше, - в Хунани. Кроме перцев, в западной кухне как приправы используют - желтодревесник, кунжутное масло, рисовое вино, уксус, бобовые пасты и соевые соуса. Из продуктов главные - рис, свинина, тофу, овощи, грибы, орехи и бамбуковые ростки. Их готовят в разных сочетаниях. Особняком стоит кухня Юньнани. Там много мусульман и едят такое некитайское блюдо, как козий сыр. Но в Юньнани коптят и лучшую в Китае ветчину из особой породы свиней. Едят здесь и рыбу. На озере Эрхай и реке Линзян рыбу до сих пор ловят ручные бакланы со вставленным в глотку кольцом, чтобы не проглотили добычу.
  
   Южную кухню многие считают лучшей в Китае. Особенно славится кантонская кухня, известная во всем мире. Теплый, даже жаркий, климат приморского юга позволяет круглый год выращивают рис, овощи, субтропические и тропические фрукты, а обширное морское побережье - богатый источник рыбы, моллюсков, ракообразных. Не менее важна школа гуандунских (кантонских) поваров, смело сочетающих самые невероятные продукты, но всегда стремящихся сохранить их свежесть и естественный вкус, не заглушить его излишним нагреванием и приправами. Специй немного - зеленый лук, чеснок и имбирь; их задача их - оттенить натуральный вкус пищи. Из соусов выделяются устричный соус и соус из черных бобов. Из мяса на юге любят свинину и утятину, а сорта рыбы и морепродуктов трудно перечислить. Кантонская кухня знаменита экзотическими растениями и животными. В пищу идут кузнечики, скорпионы, ядовитые грибы, яйца с утиными эмбрионами, тараканы.
  
   Одно из самых дорогих блюд - Борьба дракона с тигром, готовится из дикой леопардовой кошки и змеи. Едят и домашних кошек. На кантонских рынках они сидят в клетках, рядом со щенками и черепахами, ожидая выбора местных гурманов. Есть любители новорожденных мышат. Живых мышат оглушают, опаливают над свечой и, держа за хвостик, опускают в кипяток, а потом в соус. Сырой хвостик, следуя суеверию, бросают через левое плечо. Отвратительней всего - поедание мозга еще живых обезьян. Сейчас это блюдо запрещено, но раньше в дорогих ресторанах мозг подавали прямо в голове обезьяны. Для этого обезьяну связывали, сажали в ящик, обривали голову и удаляли верхнюю часть черепа. Мозг ели ложечкой, стремясь закончить трапезу до смерти животного. От этого блюда один шаг до каннибализма. Этот шаг китайцы делали многократно.
   Каннибализм
   Речь идет не о людоедстве от голода, что случалось в Китае не раз, и не о людоедах- маньяках, а о традициях каннибализма в Древнем и Средневековом Китае и полностью не исчезнувших даже в настоящее время. В китайской истории известны три традиции каннибализма - лечебная, из мести и гастрономическая. Поедание человеческой плоти в лечебных целях, известное как ко ку или ко кан, было распространено в Китае эпохи династии Тан и, особенно, династий Мин и Цин, то есть, с VII по XVIII век. Его истоки связывают с легендой о принцессе Мяо Чуань, пожертвовавшей руками, чтобы излечить умирающего отца. Подобную самоотверженность проявляли сотни китайских женщин. Когда престарелому отцу уже не помогали лекарства, дочь или жена сына срезали с собственного бедра кусок мяса и варили бульон, который давали пить умирающему. Но не только собственная плоть, отданная для спасения родного человека, нашла применение в китайской медицине. Китайцы верили в целебные свойства человеческого мяса, полученного любым способом. В медицинском руководстве XVI века описаны лечебные эффекты от поедания человеческой плоти. Отмечалось, что человеческое мясо излечивает туберкулез. В XIX веке палачи из соображений здоровья ели мозг мясо казненных преступников. Утверждают, что человеческую плаценту до сих пор подпольно едят в лечебных целях.
  
   Каннибализм из мести также традиционен для Китая. Об этом повествует Ки Рэй Чонг в книге Каннибализм в Китае (1990). Так в императорском Китае тела преступников отдавали населению для еды. Врагов нередко ели во время войн и революций. В основе известного романа Лу Ксуна Дневник сумасшедшего (1918) положен реальный эпизод 1907 года, когда революционеры съели сердца убитого чиновника. Поедание тел вражеских солдат не был редкостью во время II Мировой войны, а с началом гражданской войны каннибализм даже усилился - солдаты гоминдановской армии ели убитых коммунистов. Американский пастор наблюдал, как гоминдановский офицер вырезал и съел сердце пленного коммуниста. Менее надежны сведения о поедании реакционеров во время Культурной революции.
  
   Гастрономический каннибализм известен в Китае с древнейшей поры. Сообщается, что в XI веке до н.э. последний царь династии Инь, засолил мясо двух принцев, а позже, пригласив в гости князя Чжоу с сыном, приготовил из мальчика суп, и заставил отца этот суп съесть. В III веке н.э. в Китай вторглись хунну и установили там свою власть. Вскоре их правители окитаились и стали вести себя как обычные китайские императоры. Сообщается, что в 30-е годы IV века наследник императора хуннской династии Ши Суй, любил устраивать роскошные пиры. На каждый пир являлась одна из его наложниц, играла на лютне или танцевала перед гостями, затем удалялась. Через некоторое время, слуги вносили блюдо с жареным мясом, украшенное головой девушки. Есть сведения, что человечину ценили не только аристократы. В IX веке персидский купец отмечает, что на рынках Китая открыто продают человеческое мясо. В документе XII века сообщается, что из человека было получено 15 джин (9 кг) сушеного мяса. Из записей XIII века можно узнать, что детское мясо вкуснее женского, а самое невкусное мясо - мужчины.
  
   Японцы, отобравшие Тайвань у Китая в конце XIX века, утверждали, что солдаты прежнего китайского гарнизона покупали на рынке у тайваньских аборигенов человеческое мясо и ели как свинину. Эти сведения, скорее всего, клевета, сознательно распространенная японцами. Сомнительны и сенсационные сообщения о поедании человеческих плодов в современном Китае. В середине 90-х газеты США дружно описывали китайскую практику поедания человеческих плодов. Американские конгрессмены негодовали и даже призывали Президента США порвать отношения с Китаем. Источником шума была статья в малотиражной гонконгской газете, вскоре закрытой. В 2001 году всеобщее внимание в Интернете вызвали снимки китайца, с аппетитом поедающего младенца. Как позже выяснилось, "людоедом" был актер Жу Ю, разыгравший каннибальскую сценку для Шанхайского фестиваля искусств 2000 года. Сам "младенец" был комбинацией головы куклы, насаженной на тушку утки.
  
   Религиозные воззрения
  
   По официальным данным, большая часть китайцев атеисты, хотя еще немало религиозных людей. Среди верующих китайцев, ханьцев, преобладают буддисты, и, в меньшей мере, приверженцы даосизма. Около 10 млн. протестанты и 4 млн. католики. На самом деле, число верующих, наверняка, занижено, как это было в СССР. Кроме того, формальное деление на буддистов и даосистов мало оправдано, поскольку в Китае буддизм и даосизм, вместе с конфуцианством, давно слились в единое целое, и человек, следующий конфуцианским традициям, может сегодня посетить буддистский храм, а завтра - кумирню даосов.
  
   Даосизм и конфуцианство сложились еще в VI-V вв. до н.э. в период династии Чжоу. Основателем даосизма считают философа Лао-цзы. Изначально, в даосизме, было больше философии, чем религии. В центре доктрины - учение о великом Пути или Дао, олицетворяющим вечно меняющуюся безграничную вселенную. Цель и счастье жизни - познать Дао и слиться с ним. Вскоре, даосизм приобрел черты мистицизма. Даосские мудрецы разрабатывали алхимию и астрологию, китайскую медицину и искусство гармонизации пространства, фэншуй, предлагали пути к бессмертию путем сексуальных упражнений. Некогда философское учение обзавелось пантеоном богов, включив в них Лао-цзы, Конфуция, Будду, императоров, героев и духов. Для китайца даосизм означает гадание астролога по поводу важных дел, приглашение знатока фэншуй для правильной расстановки мебели, лечение у врача китайской медицины, занятия кунг фу (ушу) и посещение даосских кумирен.
  
   Одновременно с даосизмом возникло конфуцианство, учение о гармоничном обществе, созданное мудрецом Кун-цзы или Конфуцием. Конфуцианство - философия и этика семейного и общественного поведения, основанная на почитании старших по возрасту и общественному положению. Для удовлетворения религиозных потребностей народа конфуцианство обожествило Небо, как символ высшего порядка, признало культ предков, культ правителей и героев, веру в духов и загробную жизнь. Конфуцианское мировоззрение тысячелетиями определяло семейные отношения, рабочую этику и политическое устройство китайского общества.
  
   Буддизм северной школы, Махаяна, распространился в Китае в II-IV вв. н.э. Буддистское восприятие жизни как страдания не подошло китайцам, жизнелюбивым рационалистам, и буддизм приобрел здесь оптимизм. Культ Будды грядущего, Майтрейи, обещал в будущем всеобщее благоденствие, а культ будды Амидабы - рай для праведников и ад для грешников. В Китае буддизм предстал в разных ипостасях для низов и верхов. Для низов он стал неотличим от даосизма. Буддийский монах, как и даосский, отправляет обряды, принимает участие в ритуалах, возносит курения и моления богам - буддам и ботисатвам. Народ принял то, что связано с облегчением страданий в этой жизни и вечным блаженством в жизни будущей. Верхи же создали оригинальное и интеллектуально богатое течение религиозной мысли - чань-буддизм (яп. дзэн). Чань-буддизм оказал огромное влияние на развитие китайской и японской культуры, но остался сектой для избранных.
   Конфуцианство, буддизм и даосизм создали синкретическую религиозно-этическую систему, определившую поведение и умственный склад китайцев. В первую очередь, китаец - конфуцианец, почитающий родителей и предков. Конфуцианская мораль и понятие долга поддерживается боязнью потерять лицо, что равносильно величайшему позору. Вместе с тем, китаец - буддист, верящий, что все в мире преходяще и возможен новый круг превращений; отсюда идет спокойствие перед смертью, поражавшее европейцев. И, наконец, китаец - даосист, что проявляется в его склонности к суевериям, вере в знаки планет, правильные двери в доме и целебные части животных.
  
   Семья и брак
  
   Китайская семья со времен Конфуция считалась сердцевиной общества, интересы семьи важнее интересов человека. Семья нечто больше, чем группа кровных родичей - она и прошлое с длинной линией предков, и будущее в лице еще не родившихся продолжателей рода. При благоприятных условиях семья разрасталась и превращалась в клан, цзунцзу, - группу родственных семей, ведущих происхождение от одного предка. Внутри цзунцзу до сих пор действует взаимопомощь. Родство у китайцев считается только по отцовской линии. Задача мужчины, главы семьи, - обеспечить непрерывность рода. Сын несравненно важнее дочери; ведь та, выйдя замуж, уйдет в другую семью; сын же останется, женится и будет продолжателем рода. Многие китайцы по-разному относятся к рождению детей. Рождается мальчик - великая радость; рождается девочка - великая печаль.
  
   Женщины в старом Китае находились в приниженном положении; им не давали образования и приучали только к домашней работе. В наставлении начала ХХ века для отцов семейства говорилось:
  
   "Прежде всего надо, чтобы дочь была серьезной и трудилась не щадя своих сил. Родители должны научить ее трем правилам подчинения и четырем добродетелям. Три правила подчинения: дома повиноваться отцу; когда выйдет замуж, повиноваться мужу; когда останется вдовой, повиноваться сыну. Четыре добродетели: супружеская верность, правда в речах, скромность в поведении, усердие в работе".
  
   В Китае многие до сих пор стараются избавиться от новорожденных девочек. За девочкой не ухаживают, когда она болеет. Когда появилась возможность диагностики пола плода, начались массовые аборты, их жертвами стали девочки. Это вынудило правительство запретить врачам сообщать родителям о поле будущего ребенка. Но правило нарушается. Высокопоставленный чиновник КНР разъясняет ситуацию:
  
   "Законы действительно есть, но есть и их нарушители, обеспечивающие спрос на аборты через подпольные клиники. Во многих деревнях действуют медпункты, где врачи, как правило, вышедшие на пенсию, окажут такую "услугу". При этом врачи знают о запрете сообщать родителям пол будущего ребенка, но они и не говорят, а сообщают тайными жестами и знаками. Например, врач, проводящий обследование, кашлянул, и мать уже знает, что у нее будет мальчик, улыбнулся - будет девочка".
  
   Начиная с 70-х годов, правительство КНР взяло курс на семью с одним ребенком. Родители, имеющие одного ребенка, получают льготы. Те, кто нарушает этот курс, облагаются налогом. Политика - один ребенок в семье, усугубила неравенство в соотношении полов в Китае. Когда нет возможности иметь двух детей, все хотят мальчика. В 1970 году на 100 новорожденных девочек приходилось 106 мальчиков, а в 2005 году - 119. По прогнозам, к 2020 году 25 миллионов мужчин в Китае не смогут найти себе супругу. Но без ограничений рождаемости в Китае в 2005 году жило бы не 1,3, а 1,7 миллиарда человек. Значит, еще 400 миллионов человек надо было бы накормить, одеть и обуть.
  
   В планирование семьи входит и возрастной ценз. В старом Китае женились рано - девочки в 12-14 лет, мальчики в 14-18. Теперь минимальный брачный возраст - 22 года для мужчин и 20 для женщин. Изменилась и суть брака. Раньше в Китае брак заключался по соглашению между семьями жениха и невесты. Замужество означало не просто переезд ново-брачной в дом семьи мужа, но полное подчинение интересам этой семьи. Теперь, особенно, в городах, молодые люди сами знакомятся и заводят семью. Тем не менее, церемония свадьбы во многом сохраняет старинные традиции. Ниже описано бракосочетание молодых людей из зажиточной семьи в старом Китае (начало ХХ вв.).
  
   Все начиналось со сватовства. Этим занимались профессиональные свахи. После подбора невесты семья юноши посылала родителям девушки записку, содержащую 8 иероглифов жизни - фамилию жениха, год, месяц, день и час его рождения. Семья девушки приглашала астролога и, в случае благоприятного гадания, посылала родителям жениха записку с 8 иероглифами невесты. Те тоже гадали и, если знаки Зодиака были благоприятны, высылали украшения и пару уток - знак супружеской верности. Затем семьи обменивались поручительствами, написанными золотой тушью на бумаге счастливого красного цвета. В них сообщались сведения о новобрачных и их семьях и сумма чайного подарка для невесты (чай - символ плодородия).
  
   Подарки невесте всегда парные: пара серег, два или четыре браслета, пара отрезов материи красного цвета. В красных коробках присылали продукты: рис, чай, вино, несколько пар гусей. Семья невесты часть продуктов всегда отсылала обратно. Затем заключали брачный договор. Тут семьи впервые встречались лично. В доме невесты устраивалась трапеза и все выпивали чашу вина долгой жизни. Свадьбу часто назначали на конец года, когда завершались хозяйственные работы.
  
   Примерно за месяц до свадьбы семья жениха с помощью гадателей определяла ее день. Семье невесты посылали записку с датой свадьбы, свадебный наряд, подарки и пшеничные или рисовые лепешки - их раздавали как уведомление о свадьбе. За три дня до свадьбы жених вновь посылал невесте дары, а невеста отправляла к нему в дом свою одежду, туалетные принадлежности, утварь и даже мебель. Невеста проводила последние дни в обществе подружек. Она причитала, оплакивая расставание с родными.
  
   Накануне свадьбы в домах обеих семей устраивали пиршество с родственниками и друзьями. Невеста в канун свадьбы ела присланные женихом мясо свиньи и петуха. В это день она примеряла свадебное платье, выщипывал все волосы на лице, пудрилась, румянилась и красила помадой губы. Свадебное одеяние состояло из короткого красного халата и красного или зеленого платья. Головной убор представлял металлический каркас с накладкой из птичьих перьев и шелковыми помпонами. Лицо скрывала шелковая вуаль. Невеста совершала ритуальное омовение, отвешивала прощальные поклоны перед семейным алтарем и меняла девичью прическу на прическу замужней женщины. В это время в доме жениха отец надевал на сына шапку взрослого мужчины.
  
   В день свадьбы невеста с утра прощалась с родителями и семьей. Тем временем, люди жениха в сопровождении музыкантов, отправлялись за невестой, неся красный свадебный паланкин, разукрашенный счастливыми символами. В паланкин часто сажали мальчика, чтобы обеспечить мужское потомство. По дороге их встречали члены семьи невесты и приглашали в дом. Гости преподносили подарки. Отец невесты, в свою очередь, одаривал гостей. В назначенный гадателем час родственник новобрачной, чаще всего муж старшей сестры, переносил сидящую на стуле невесту в паланкин, предварительно внесенный в главный зал дома. Обычай запрещал невесте идти по земле, - она не должна принести грязь в дом жениха.
  
   Паланкин с плачущей невестой под оглушительные разрывы петард трогался в путь. Впереди шли два представителя жениха, держа факелы с его фамильным знаком. За ними - два представителя невесты, люди с красным зонтом. За паланкином несли приданое в раскрытых сундуках, а глашатаи зачитывали полный его перечень и заслуги рода невесты. Картежу полагалось идти не спеша и обязательно окружным путем. На середине пути процессия останавливалась и передавала невесту людям жениха, после чего ее представители возвращались домой.
  
   У дома жениха паланкин встречали фейерверком. Во дворе возле ворот разжигали костер. Когда через него переносили паланкин, в огонь подливали масло. Вспыхнувшее пламя символизировало процветание новой семьи. Почтенный старик из семьи жениха обращался к невесте с приветствиями. Свадебный паланкин ставили на землю. Две женщины помогали невесте с него сойти. У дверей дома невеста переступала через седло, ведь слова мир, покой по-китайски звучат как седло. Жених встречал невесту в дверях дома. Они шли по ковру к домашнему алтарю для поклонения Небу и Земле и отвешивали четыре земных поклона: духам Неба и Земли, Солнцу и Луне, Государям и Стихиям Воды и Земли и, наконец, родителям. Затем молодые четыре раза кланялись друг другу. Этот обряд считался официальным уведомлением божественных сил о браке. Отныне жених и невеста считались мужем и женой.
  
   По окончании обряда молодой муж вел жену в отведенную для них комнату. Переступив порог, он первым делом пускал по углам стрелы, изгоняя злых духов. Затем молодые садились на ложе, и некоторое время сидели молча. Им подносили два бокала с вином, связанные красной нитью. Каждый из них отпивал глоток из бокала, потом они менялись бокалами, отпивали еще раз, подливали друг другу из своих бокалов и пили вновь. Этот обряд назывался единением чаш, скреплявшим супружеский союз.
  
   На этом, официальная часть заканчивалась. Жена переодевалась к пиру, а муж выходил в главный зал к гостям. Наступало время двухдневных свадебных увеселений. В доме молодых собирались гости, включая родителей новобрачной. Никто не приходил без подарка - дорогой вазы или свертка с деньгами. На свадебном столе всегда была рыба - быть в достатке, арахис - родить прекрасных, как цветы, дочерей, кокосы - обзавестись наследником, слива - иероглиф слива можно прочитать как восемнадцать сыновей. Играла музыка. А невеста, по обычаю, не прикасалась к еде.
  
   После обеда наступал черед шутливых смотрин. Гости входили в комнату новобрачной, бесцеремонно обсуждали ее внешность, говорили глупости и непристойности, а та должна была все сносить. Муж, мог выпроводить гостей, лишь откупившись от них. Перед тем как оставить молодых, им давали съесть лапши долголетия. Постель новобрачных была застлана полотенцем, чтобы утром невестка могла предъявить свекрови доказательство невинности. Всю брачную ночь в спальне молодых горела лампа долгой жизни.
  
   На утро муж отправлял родителям жены извещение о том, что молодая была невинной, и приглашение на обед. На третий день свадьбы молодожены отправлялись погостить в дом родителей жены. Там мужа угощали пельменями с острейшим перцем, что должно помочь его карьере и рождению умных детей. Муж вместе с женой совершали поклонение перед семейным алтарем ее предков. До захода солнца им следовало вернуться, ведь новобрачной нельзя ночевать вне дома.
  
   Сахар семейной жизни кончался для китайской женщины после свадьбы. В дальнейшем от нее требовалось лишь одно качество - покорность. Старое китайское присловье гласит:
   Если я выйду замуж за птицу, я должна летать за ней; если выйду замуж за собаку, должна следовать за ней всюду, куда она побежит; если выйду замуж за брошенный комок земли - я должна сидеть подле него и оберегать его.
   Гость, приходя в дом, всегда спрашивал хозяина о его здоровье, о здоровье его отца, деда, сына, но никогда - о здоровье жены или дочерей. Услужить родителям мужа было главной обязанностью молодой женщины. Считалось, что если жена нравится сыну, но не нравится родителям, он должен расстаться с ней. И наоборот, сын не мог оставить жену, если она нравится родителям.
  
   Богатый муж, кроме законной жены, мог завести наложниц. Их называли вторая жена, третья жена, четвертая жена. Наложницы подчинялись первой жене - хозяйке дома. Она же считалась матерью их детей. Часто наложницы выполняли обязанности прислуги. Но первая жена не могла жаловаться на наложниц мужу. Муж мог продать наложницу или передать ее в пользование. С законной женой муж имел право разойтись без бракоразводного процесса, если она ссорится с его родителями, бесплодна, подозревается в прелюбодеянии, страдает болезнью вызывающей отвращение, вздорна, невоздержанна на язык. Иначе говоря, муж мог оставить жену в любой момент.
  
   Смерть мужа не освобождала женщину. Вторичное замужество считалось преступлением перед его памятью. Женщину начинали травить, ее могли убить родственники покойного мужа. В старом Китае по закону вдова не могла стать женой, а только наложницей. Самоубийства вдовы после смерти мужа не требовали, но им восхищались. Все эти обычаи полностью исчезли в современном Китае.
  
   Секс. 1. Эротика тела в старом Китае
  
   Китай, как страна с древнейшей самобытной цивилизацией, создал свое особое отношение к сексу и эротике тела. Наши представления об эротике в древнем и средневековом Китае получены из старинных манускриптов и рисунков, их сопровождающих. Они отражают жизнь лишь малой части китайцев. Трактаты о философии секса и эротическая поэзия писались для императорского двора и чиновников. Пособия по сексу и эротические романы, популярные среди горожан, требовали умения читать, что означало принадлежность к зажиточным слоям общества. Подавляющее большинство населения, неграмотные крестьяне, жили простой патриархальной жизнью, требующей упорного труда и не оставлявшей места для сексуальных изысков.
   Эротическое восприятие китайцев имело мало общего с европейским. В отличие от эстетики Античности и Ренессанса, в Китае никогда не было увлечения красотой тела. В китайской живописи крайне мало изображений обнаженного тела за исключением весенних рисунков
   в пособиях по сексу и эротических романах, но там тела лишь инструменты, иллюстрирующие позы совокупления. Голые женщины и мужчины на этих рисунках беспомощны и нежизненны. Китайский писатель и ученый, Линь Юйтан, в книге Моя страна и мой народ (1936) писал:
  
   "Китайцы не умеют ценить женское тело как таковое. Мы очень мало видим его в произведениях искусства. Китайцам катастрофически не удается изображение человеческого тела, и даже под кистью такого художника, как Цю Шичжоу (эпоха Мин), известного своими картинами с изображением сцен из жизни женщин, верхняя часть обнаженного женского тела оказывается весьма похожей на картофелину. Из числа китайцев, незнакомых с западным искусством, мало кто способен разглядеть красоту женской шеи или спины".
  
   Для китайцев в женской красоте больше всего значили роскошные черные волосы, изогнутые черные брови, светлая кожа, большие глаза и маленький рот, изящные руки с тонкими пальцами. На протяжении столетий ценили стройную фигуру с тонкой талией. Речь всегда идет о красоте одетых женщин. Восхищались гармонией прямых линий, и грудь стягивали, чтобы была плоской. Ягодицы и интимные части женского тела оценивали не эстетически, а функционально - насколько они свидетельствуют о сексуальных достоинствах женщины. Ниже приводится отрывок из книги Е.Духея Сексуальные обычаи (1914), обобщившей старые пособия по сексу. Часть гинекологических деталей опущена, но и из приведенного можно понять, насколько мало эстетики в китайском восприятии женского тела:
  
   "Вначале о ягодицах. Если они высокие и широкие, то это удобная подушка для любовного сражения. Такая женщина требовательна, ее будет трудно удовлетворить. Если же женщина обладает ягодицами плоскими, как безжизненная равнина, то она создана не для любви, а для неустанной работы на кухне или по дому. Та, у которой ягодицы узкие, редко испытывает оргазм, если же они у нее свисают над бедрами, такая женщина будет ленивой и бездеятельной.
   О нефритовых вратах следует сказать вот что. Самый предпочтительный цвет их - медово-розовый ... Интенсивно красный цвет говорит об избытке дикой животной сущности, слишком бледный - о ее недостатке. Внешние губы должны быть крепкими, но легко раздвигаться при прикосновении, раскрытые они должны походить на цветок в лучах утреннего солнца. Нефритовые врата должны располагаться как раз посередине между лобком и задним отверстием, в противном случае они не будут совпадать с направлением божественного стебля. ... Важное значение имеет нефритовая ступень (клитор) павильона. Она должна быть круглой как жемчужина, не выступать далеко, но быть легко доступной для пальца или языка.
   ... Лобковые волосы говорят вот о чем:
   черные, словно перья лоснящейся птицы - сильная и упрямая женщина
   коричневые с золотистыми блестками - спокойная и великодушная женщина
   волосы тонкие, шелковистые и короткие - тихая и уступчивая женщина
   густая растительность, торчащая вниз - женщина с темпераментом водопада
   клочковатые и сухие, словно растительность на вершине холма - женщина, которой недостает теплоты и чувственности".
  
   В ногах все внимание обращали на ступню. Маленькая ступня и изящная походка ценилась всегда, но в конце 1-го тысячелетия н.э. в моду стало входить уменьшение ступни девочек, путем бинтования. Согласно легенде, начало моде положил танец любимой наложницы императора в огромном золотом лотосе. Чтобы танцевать на его лепестках, девушка забинтовала ступни и, подобно современным балеринам, танцевала на носках. Мода на измененную ступню достигла расцвета в период династии Юань (XIII - XIV вв.) и продержалась до начала ХХ века.
  
   Девочкам в 5-7-летнем возрасте бинтовали ноги так, что ступня не могла расти. Для этого подгибали все пальцы, кроме большого, к подошве и накрепко привязывали их бинтами. Каждую неделю бинты затягивали. Годами девочки по ночам плакали от боли. Так продолжалось до тех пор, пока стопа не принимала дугообразную форму и нога не становилась похожа на копытце с пальцами. Российский врач, В.В. Корсаков, работавший в Китае в конце XIXвека, описывает свои впечатления о ногах китаянок:
  
   "Идеал женщины-китаянки - это иметь такие маленькие ножки, чтобы не быть в состоянии твердо стоять на ногах и падать при дуновении ветерка. Неприятно и досадно видеть это уродование ног на китаянках даже простых, которые с трудом переходят от дома к дому, широко расставляя ноги в сторону и балансируя руками. Башмачки на ногах всегда цветные и часто из красной материи. Ноги свои китаянки бинтуют всегда и надевают чулок на забинтованную ногу. По размеру своему ноги китаянок остаются как бы в возрасте девочки до 6-8 лет, причем только большой палец является развитым; вся же плюсневая часть и стопа крайне сдавлены, и на стопе видны вдавленными, совершенно плоскими, как бы белыми пластинками, безжизненные очертания пальчиков".
  
   Копытца-ступни именовались золотистые лотосы или золотистые лилии. Идеальный их размер не должен превышать 8 см. Достигалось это ценой больших страданий. О красавицах говорили: Пара забинтованных ножек стоит ванны слез. Но без лотосов нельзя было рассчитывать на достойную партию. Только крестьяне и бедняки не бинтовали ноги дочерям. Исключение составляли и гордые маньчжурские женщины. Маньчжуры были аристократией и правили Китаем, но что взять с потомков варваров, не понимавших изысков истиной красоты. Иногда женам и дочерям богатых китайцев настолько уродовали ноги, что они почти не могли ходить. Несчастных носили в паланкинах или служанки переносили их на плечах. Если они пытались идти сами, то их поддерживали с обеих сторон.
  
   Называют несколько причин устойчивости традиции уродовать ноги женщин. Одна из них - боязнь измены. Из-за деформированных ступней женщина была беспомощна и привязана к дому. Другая - социальная, ведь ноги бинтовали девочкам из состоятельных семей. Это был знак избранности. Третья причина - сексуального свойства. В Китае копытца-ступни стали интимным сексуальным символом. Женщины, приглашенные для развлечений, охотно раздевались, но их ступни скрывали расшитые носки, завязанные вокруг щиколоток. В таком виде они отдавались мужчинам. На рисунках старинных эротических книг, изображены женщины во всевозможных позах, нередко по две-три с мужчиной, и единственная одежда на них носки. Само совокупление именовали прогулкой между золотистыми лотосами.
  
   Прикосновение к лотосам обязательно входило в предварительные ласки. Именно так в эротических романах описывали соблазнение красавиц. Когда поклоннику удавалось добиться интимного свидания, он не начинал с поцелуев, но выражал помыслы словесно. Если слова не вызывали неодобрения, он ронял палочки для еды или веер, и поднимая их, касался лотосов. Если и тут не было отпора, то наступал черед поцелуев и ласк. Когда же с красавицы спадали одежды и приходило время любовных утех, то и тут мало кому дозволялось увидеть лотосы.
  
   Надо сказать, что голые лотосы нравились далеко не всем. В романе XVII века Подстилка из плоти об этом сказано прямо: - К тому же женщины знают, что перевязанные ступни возбуждают мужчин, а в обнаженном виде они становятся бесформенными и неприглядными обрубками. - Но были и любители: при виде разбинтованных лотосов их охватывало сильнейшее возбуждение. Они наслаждались таинством мытья ног и пили драгоценную воду, ели миндаль и арбузные семечки, засунутые между пальцами, сосали пятки, сношались в щель копытца между пяткой и ступней. Миниатюрные башмачки, тоже вызывали экстаз. Из башмачков пили вино или, глядя на них, мастурбировали. Красные башмачки - пример фетишизма, но пристрастие китайцев к владелицам золотистых лотосов имело объективные причины. Как отмечали врачи, неуклюжая ходьба на лотосах приводила к постоянному напряжению мышц таза, в результате чего ягодицы увеличивались, а мышцы влагалища укреплялись. Обширные ягодицы возбуждали мужчин, а половая близость при тугом влагалище походила на ощущения от секса с девственницей.
  
   Непонимание китайцами красоты тела распространяется и на мужчин. Ведь тысячелетиями в Китае господствующим классом были не феодалы, постоянно упражнявшие тело для войны и охоты, а чиновники, книжники и рисовальщики иероглифов, навязавшие всем почтение к сутулой спине ученого. На китайских средневековых рисунках у злодеев мощные фигуры, а красивые влюбленные юноши все как один худосочны. Люди действия, воины, не пользовались уважением. Бытовала поговорка: - Из хорошего железа не делают гвозди, из хороших людей не делают солдат.- Стали сказкой времена последнего правителя династии Инь Чжоу-синя (1154-1122 гг. до н.э.) - человека бычьего сложения, но обладающего тигриной гибкостью и силой.
  
   "Чжоу-синь держал себя в форме благодаря интенсивной программе боевых и физических упражнений, в их число входили единоборство с дикими животными на специально построенной арене, а также фехтование с пятью или шестью воинами одновременно. Он также усовершенствовал некоторые приемы китайской и восточной техники боя и борьбы, мог разбивать кулаками валуны и ломать большие деревья.
   Его проявления мужественности не сводились, однако, к физическим упражнениям. .... Он собирал двор для показа своих сексуальных подвигов на той же арене, где он сражался со зверями, и одним из его достижений было обойти вокруг арены с обнаженной женщиной, поддерживаемой лишь его возбужденным членом. В одной руке он держал при этом жаренную ногу оленя, в другой -- двухлитровый бронзовый сосуд с вином. В то время как он ел и пил, наложница по его требованию, обвив ногами ею талию, приподнималась и опускалась, делая его удовлетворение полным".
  
   Главным объектом эстетического и эротического интереса китайцев были мужские и женские половые органы. Китайцы издревле давали им пышные названия. Половой член именовали нефритовый пик, нефритовый стебель, мужское острие, боевая палица, черепашья головка. Яички называли тайный мешочек. Названия входа во влагалище были особенно поэтичны - нефритовые врата, коралловые врата, золотистая лощина, цветочный рай, волшебное поле. Клитор именовался жемчужина на яшмовой ступени. Каждая часть влагалища имела свои названия. Их перечисляет Желтому императору, Хуан-ди, мифическому основателю Китая, Чистая дева, Су-нюй, одна из советниц императора в древних даосских трактатах
  
   Су-нюй: ... Ваше величество также должно знать, что глубины влагалища имеют 8 имен и называются восьмью долинами:
   1. Струна лютни, глубина которой 2,5 см.
2.
3убцы водяного каштана, глубина 5 см.
3.
Маленький ручей, глубина 7,5 см.
4.
Черная жемчужина, глубина 10.
5.
Собственный желоб, глубина 12,5.
6.
Глубокий свод, глубина 15.
7.
Внутренняя дверь, глубина 17,5.
8.
Северный предел, глубина 20 см.
  
   При всей поэтичности названий, подобные сведения вряд ли вдохновят влюбленных в красоту поэтов и художников Возрождения. Утилитарны и весенние рисунки, альбомы со сценами любовных игр. Первые главы романа XVII века Подстилка из плоти повествуют о брачной жизни сластолюбца Вэйяна и девушки Юйсян, имевшей всего один недостаток - излишнюю стыдливость. Из-за нее Юйсян соглашалась на близость только в темноте и отвергала разнообразие поз. К огорчению мужа, она ни разу не достигла оргазма. Тогда Вэйян приобрел роскошный альбом весенних рисунков с описаниями поз любви. Поначалу, Юйсян отказывалась даже взглянуть на рисунки. Но, в конце концов, она согласилась изучать их под руководством мужа и превратилась в чувственную женщину.
  
   При всем том, отношение к сексу у китайцев, особенно, у древних китайцев, было далеко от чистой чувственности и включало и религиозный аспект, и восхищение красотой полового акта, и саму радость наслаждения. Весенние рисунки были одним из подспорий, чтобы испытать эти чувства. Атмосферу праздничного отношения к сексу передает стихотворение поэта Чжан Хэна, жившего почти 2000 лет назад (78-139 н.э.):
   Готово все - циновка, изголовье
И на одежде запах благовоний,
Мерцает тускло золото засовов
Под пламенем светильника резного.
   Лицо напудрено, развязан тонкий пояс,
Картинки с парами, что заняты любовью
К тебе, богиня мудрая, взываю
Со мной своим искусством поделись!
   Супругу равного мужчины нет на свете,
Все таинства любви он ведает секреты,
Я эту ночь и радость этой ночи,
До самой смерти не могу забыть!
  
   Секс. 2. Даосизм: Искусство брачных покоев
  
   Отношение к сексу в Китае сложилось под влияние даосизма, конфуцианства и буддизма. Однако до начала 2-го тысячелетия н.э. основную роль играл даосизм, впитавший верования предков китайцев. Из ранних идей, в даосизм вошли понятия о мужском и женском началах - ян и инь. Они противоположны. Ян и инь - небо и земля, солнце и луна, мужское и женское, светлое и темное, твердое и мягкое. Все в природе определяется их взаимодействием. Небо оплодотворяет Землю и дает начало всему живому. Китайцы воспринимали Землю как матку женщины; облака были секретом влагалища, и сквозь них на Землю проливался дождь - сперма Вечного Неба. Поэтому половое сношение называли туча и дождик или туман и дождь.
  
   Секс мужчины и женщины подобен союзу Неба и Земли. Он необходим для достижения гармонии, счастья и долголетия. Но мужчина и женщина не только олицетворение ян и инь. Каждый из них, как все сущее, содержит оба начала, хотя ян важнее для мужчины, а инь для женщины. Количество ян и инь меняется в течение жизни. Секрет долголетия состоит в сохранении правильного баланса. Лучшим его регулятором является секс. Необходим обмен ян и инь. Ян укрепляет инь, а инь - ян. Даосские мудрецы предлагают частые, но незаконченные половые акты, чтобы мужчина, возбуждаясь, производил семя и оставлял его в себе. Растущий мужской ян нуждается в подпитке инь. Для этого мужчине следует довести женщину до оргазма и получить с влагалищными соками полную меру инь. Сам же мужчина тратил семя только для продления рода.
  
   Существовали разные способы сохранения семени. Самый старый и простой - способ запирания. В сохранившихся пособиях по сексу Искусствах брачных покоев, ссылаются на мнение учителя Дао Ву-сыня (династия Хань, 206 г. н. э.):
  
   "Способ запирания похож на попытку остановить рукой Желтую реку. ... Внимательно изучайте его около месяца и тогда драгоценное сокровище мужчины (семя, цзин) будет в полной безопасности. Преимущество способа в легкости выполнения. Например, если мужчина выполняет стадию трех мелких и одного глубокого толчков, он может закрыть глаза, рот и дышать глубоко, спокойно через нос, не задыхаясь. Когда же он почувствует, что вскоре может потерять контроль, то ему следует быстро приподняв таз, вытащить нефритовый пик до глубины 3 см или меньше, и остаться так, не дыша. Затем он может глубоко вздохнуть и втянуть низ живота, как бы сдерживаясь от мочеиспускания. Размышляя о важности сохранения цзин и о том, что его нельзя терять беспорядочно, он при глубоком дыхании вскоре успокоится. Затем он может снова пробовать толчки".
  
   Особое внимание Ву Сынь уделяет обучению способу запирания неопытных юношей:
  
1. Начинающему следует не слишком возбуждаться или не быть чрезмерно страстным.
2. Новичок должен начинать с женщины, которая не слишком привлекательна и чьи
нефритовые врата не слишком тесны. С такой женщиной ему легче научиться управлять собой. Если она не слишком привлекательна, он не потеряет голову, а если ее нефритовые врата не слишком тесны, он не возбудится чрезмерно.
3. Начинающий должен научиться входить мягко и выходить с силой.
4. Он должен сначала испробовать
последовательность трех мелких и одного глубокого толчка и производить 81 толчок за один заход.
5. Е
сли он почувствует, что слегка возбудился, он должен немедленно прервать движения и вытащить нефритовый стебель до того уровня, когда внутри нефритовых врат его останется около 3 см или того меньше. Он должен подождать до успокоения и затем возобновить толчки - три мелких и один глубокий.
6. З
атем он должен попробовать пять мелких и один глубокий.
7. Наконец, он должен попробовать толчки - девять мелких и один глубокий.
  
   Даосские учителя высоко оценивали возможности способом запирания улучшить здоровье и сексуальную силу мужчин. Ву Сынь пишет:
  
   "Практикуя этот способ, мужчина ... сохранит энергию и будет чувствовать себя замечательно собранным. И он не должен вынимать свой стебель, пока не сделает по крайней мере 5 тысяч толчков. Сочетая подход запирания с глубоким дыханием, он сможет продолжать почти неопределенное время. Тогда для него не будет слишком трудным удовлетворить 10 женщин за ночь".
  
   Другой способ сохранения семени назывался хуан цзин пу нао, что означает заставить семя вернуться питать мозг. Для этого следовало в момент семяизвержения двумя пальцами левой руки нажать на точку между мошонкой и задним проходом на 3-4 сек., одновременно сделав глубокий вдох. Давление на уретру заставляет семенную жидкость изменить путь и направляет ее в мочевой пузырь; впоследствии она вместе с мочой выводится из организма. Даосские мудрецы не знали современной физиологии и верили, что семя по спинному мозгу поступает в головной мозг и питает его. Западные медики полагают, что истечение семени в мочевой пузырь не может благотворно влиять на здоровье мужчины.
  
   Техника запирания позволяла знатному китайцу справляться с нелегкой обязанностью обслуживать гарем из жен разных рангов и многочисленных наложниц. Ведь ему приходилось следовать графику посещений каждой жены и наложницы. Это имело магический смысл. Даосские мудрецы считали, что Вселенная периодически расширяется и сжимается. Во время ее пульсации люди получают жизненную энергию, ци, и магическую силу тё. Последняя передается в зависимости от знатности (как мана у полинезийцев). Знатные при рождении получали много тё от добродетельных предков. Чтобы сохранить тё, нужно приносить жертвы предкам и правильно заниматься сексом. Особенно много тё имели император и его дети, и им следовало особенно тщательно выполнять даосские предписания.
  
   Китайский правитель (не обязательно император) должен иметь одну первую жену, 3 жены первого ранга, 9 жен второго ранга, 27 - третьего ранга и 81 наложницу. Нечетные числа соответствуют благоприятным для мужчин и мужской потенции силам природы (женщинам благоприятны четные числа). Так три означает сильную мужскую потенцию, три раза по три, или девять, - сверхсильную потенцию, и так далее. Придворные женщины, ню-ши, отвечали за соблюдение графика посещений женщин Правителем в соответствии с днями лунного календаря и рангом женщин. Жен низших рангов он посещал чаще, чем жен высоких рангов, и обычно до встречи с ними. Первая жена имела секс с супругом только раз в месяц, причем его семя, цзин, не должно быть истощено женщинами низших рангов. С наложницами Правитель общался, запирая цзин, чтобы сохранить драгоценный дар для жен..
  
   Даосские пособия подразумевают обязательный оргазм женщины, чтобы мужчина вместе с влагалищными соками мог получить инь, нужный для его ян. На это направлена вся техника секса. Для разогрева рекомендовали поцелуи, ласки руками и ртом. Представления, что китайцы не знали поцелуев, совершенно неверно, просто они не целовались на людях. Соитие рекомендовалось начинать, когда женщина возбуждена. Но предварительные ласки играли скромную роль на пути женщины к оргазму. Гораздо больше значил сам половой акт. В нем использовали смену типа толчков нефритового пика, разнообразие поз и, самое важное, задержку семяизвержения, дающая запас времени, чтобы довести женщину до оргазма.
  
   Врач VII века Ли Дун Сянь, известный как Благороднейший Дун Сянь-цзы посвятил технике толчков (фрикций) нефритового стержня 7 из 16 глав своей книги. Он описывает 9 типов толчков:
  
   1. Направлять вправо и влево, будто храбрый воин пытается прорвать ряды врагов.
2. Двигать
вверх и вниз, будто дикая лошадь брыкается в реке.
3. Вытаскивать и приближать, как стайка чаек играет на волнах.
4.
Быстро чередовать глубокие толчки и мелкие, дразнящие удары, как воробей клюет остатки риса в ступе.
5.
Монотонно наносить глубокие и мелкие удары, как большой камень опускается в море.
6. Приближать медленно, как змея, вползающая в нору для зимовки.
7. Толкать быстро, как испуганная крыса бросается в нору.
8. Балансировать, затем ударять, как орел хватает неуловимого зайца.
9. Поднимать, затем погружать, подобно тому, как большая парусная лодка храбро встречает бурю.

   Благороднейший Дун описал различные типы толчков: глубокие, мелкие, прямые, косые, быстрые, медленные. Каждое описание выглядит как метафора. Медленный толчок походит на движение карпа, играющего с крючком; быстрый - на полет стаи птиц, летящей против ветра. Особое значение учителя Дао придавали чередованию толчков разной глубины. Все даосы сходились, что девять мелких толчков и один глубокий - наилучшая комбинация, берущая начало в глубокой древности. Ведь еще Чистая дева Су-нюй рассказывала о них Желтому Императору:
  
   "Император Хуан-ди: - И каков способ девяти мелких и одного глубокого?
Су-н
юй: - Это значит просто толкать 9 раз мелко и 1 глубоко. Каждый удар должен соответствовать вашему движению. Глубина между струной лютни и черной жемчужиной (от 2,5 до 10 см) называется мелкой; между маленьким ручьем и собственным желобом (от 7,5 до 12,5 см) глубокой. Если толкать слишком мелко, пара может не получить полного удовольствия; если слишком глубоко, они могут пораниться".
   Важно и общее число толчков. В даосской литературе часто говорит о тысяче толчков, необходимых для удовлетворения женщины. Это может показаться чрезмерным, но на самом деле, это получасовой половой акт (1800 сек.), и даже в медленном ритме. Для мужчины, умеющего запирать цзин, полчаса секса - вполне посильная задача. Немалое значение уделялось и позам любви. В пособиях по Искусству брачных покоев описано 4 основных и 26 вариантов поз сближения мужчины с женщиной. Главными позами являются: 1. Тесный союз (мужчина сверху), 2. Рог единорога (женщина сверху), 3. Плотная привязанность (мужчина и женщина лежат на боку, лицом к лицу), 4. Луна-рыба (мужчина входит сзади). Варианты поз носят названия движений животных:
  
   1. Шелкопряды крепко связываются - женщина обнимает шею мужчины и сплетает ноги на его спине.
2. Драконы свиваются в петлю - мужчина сверху, левой рукой загибает ноги женщины к ее груди; правой вводит нефритовый стебель в нефритовые ворота.
3. Рыбы соединяют глаза - мужчина лежит на боку лицом к лицу с женщиной, подняв рукой ее ногу.
4. Любящие ласточки - мужчин лежит на женщине, обнимая ее шею, а она его талию.
5. Соединенные пегие зимородки - женщина лежит, расслабив ноги; мужчина сидит на коленях, поджав ногу, как северные варвары ху, и держит ее за талию.
6. Сплелись мандариновые утки - женщина лежит на боку, согнув ноги так, чтобы мужчина мог войти со спины.
7. Кувыркающиеся в воздухе бабочки - вариант позы женщина сверху.
8. Перевернувшись летящие кряквы - мужчина лежит, а женщина сидит лицом к его ногам.
9. Склонившая крону сосна - мужчина сверху; женщина скрестив ноги, оплетает ими мужчину; руками они держат друг друга за талию.
10. Прильнувший к жертвеннику бамбук - мужчина и женщина стоят лицом к лицу, обнимаясь и целуясь.
11. Танец двух самок фениксов - участвуют мужчина и две женщины; одна лежит на спине, подняв вверх ноги, другая лежит на ней так, чтобы ее инь была над инь первой женщины; мужчина сидит вытянув и раздвинув ноги и нефритовым стержнем боевито нападает на верхнюю и нижнюю инь.
12. Феникс несет птенца - поза особенно подходит для крупной женщины и маленького мужчины.
13. Парение морских чаек - мужчина стоит у края ложа и, придерживая ноги женщины, входит в нее.
14. Скачущие дикие лошади - мужчина сверху; ноги женщины у него на плечах.
15. Галопирующий конь - женщина лежит; мужчина на корточках, левой рукой обнимая ее шею, а правой поднимает ей ноги.
16. Лошадь бьет копытом - женщина лежит, мужчина кладет одну из ее ног на свое плечо, другая нога покачивается.
17. Прыжок белого тигра - женщина стоит на коленях, лицо ее на постели; мужчина стоит позади на коленях и руками держит ее за талию.
18. Темная цикада цепляется за ветку - женщина лежит на животе, вытянув ноги; мужчина держит ее плечи и входит сзади.
   19. Коза перед деревом - мужчина сидит, вытянув и раздвинув ноги, женщина сидит, повернувшись спиной, он держит ее за талию.
20.
Желтая цапля у площадки - мужчина сидит на коленях, поджав ногу, как северные варвары ху, и входит в женщину, сидящую лицом к нему, а другая - сзади, тянет первую за полы одежды, ускоряя ее движения.
21.
Феникс порхает в красной пещере - мужчина сверху, женщина лежит навзничь и руками держит свои ноги, поднятые вверх.
22.
Громадная птица царит над темным морем - мужчина держит ноги женщины на своих предплечьях, обнимая руками талию.
23
Кричащая обезьяна обхватывает дерево - мужчина сидит, вытянув ноги; женщина сидит на его коленах, обеими руками обнимая мужчину; он поддерживает одной рукой ей ягодицы, другой спину.
24.
Кот и мышь делят норку - мужчина лежит на спине, расслабив ноги, женщина лежит на нем; его нефритовый столб глубоко проникает в нее.
25.
Осел в последнем прыжке - женщина стоит на четвереньках, выгнувшись вверх; мужчина, держа за талию, входит сзади
26.
Собака ранней осенью - мужчина и женщина на четвереньках находятся друг к другу ягодицами; мужчина вводит нефритовый столб в нефритовые ворота.
   Из перечисленных позиций, Собака ранней осенью представляется физически невозможной, а "очень развлекательные", как считает Благороднейший Дун, Танец двух самок фениксов и Желтая цапля у площадки требовали участие мужчины и двух женщин, что не было проблемой в старом Китае с его гаремами и проституцией. В конце соития обязательно должен наступить женский оргазм. Беседа вновь идет между Желтым императором и Чистой девой:
  
   Хуан-ди: Как наблюдает мужчина удовлетворение женщины?
Су-нюй: Есть пять признаков, пять желаний и десять указаний. Мужчина должен наблюдать эти признаки и реагировать соответственно. Пять признаков таковы:
   1. Лицо ее краснеет, уши горячие. Это означает, что мысли о занятиях любовью охватили ее разум. В этот момент мужчина должен умеренно начинать сношение в дразнящей манере, очень неглубоко ввести и ждать, наблюдая за дальнейшей реакцией.
2. Ее нос потеет, а соски разбухают. Это значит, что огонь ее страсти несколько повысился. Нефритовый пик может войти в глубину собственного желоба (12.5 см.), но не глубже. ...
3. Когда ее голос понижается и из горла вырываются звуки сухие и хриплые, значит, страсть усилилась. Глаза закрыты, язык высовывается, она дышит часто и заметно. В это время мужской стебель нефрита может свободно входить и выходить. Постепенно приближается экстаз.
4. Ее красный шар обильно смазывается и огонь страсти близок к вершине, а каждый толчок вызывает истекание смазки. Его нефритовый пик легко касается долины водно-каштановых зубов (5 см.). Теперь он может использовать один толчок влево, один вправо, один медленно и один быстро, или нечто подобное, в зависимости от желания.
5. Когда ее золотые лотосы поднимается так, как будто она хочет обнять ими мужчину, ее огонь и страсть достигли вершины. Она обвивает ногами его талию и руками держит его за плечо и спину. Язык остается высунутым. Тут мужчина может войти в долину глубокого свода. Столь глубокие толчки позволяют ей достичь экстаза всем телом.
  
   Другая советница любознательного Желтого императора - Дева-ведунья, советует ему выбирать женщин в зависимости от времен года:
  
   "Женщина с высоким входом, смещенным вперед, больше подходит для сношения в зимний период. Мужчина может оказаться над ней, как только они лягут в постель, укрыв спину вышитым одеялом. Он может наслаждаться, не слезая, с удобством для себя, а так как она будет согреваться его теплом, то и она не будет недовольна. Летом предпочтительнее женщина с низко расположенным входом. Она может располагаться на прохладной мраморной плите в тени бамбука, лежа на боку, а мужчина может устроиться позади нее. Ее врата имеют идеальное положение для позы, именуемой Разводить костер позади горы. Женщина для всех четырех времен года - та, чей вход находится посередине, тщательно изучив позы, она будет хороша в любви весной, летом, осенью и зимой".
  
   Даосские Искусства брачных покоев предназначены для обретения мужчинами долголетия и даже бессмертия, пример чему Желтый император, вознесшийся на небо после 1200-ой женщины. Но есть упоминания, что и женщины могут добиться сходного. Так Королева Мать Запада, личность сходная с Желтым императором, повторила его подвиг бессмертия, вобрав в себя семя от бесчисленных юношей, незнакомых с искусством запирания цзин. Женщина может очень укрепить свою кровь (достичь здоровья и долголетия), получая семя от юношей, но самой не впадая в оргазм. Даосские мудрецы считали, что в сексе происходит война полов, где выигрывает тот, кто доведет партнера до оргазма, но сам сохранит свою жидкость. Из страха, что женщины начнут бить мужчин их же оружием, Искусство брачных покоев обычно хранит молчание о технике женского секса.
  
   Секс 3. Секс и медицина
  
   Учение даосов с самого начала подразумевало, что жизнь и здоровье - это гармония инь и ян, а болезни возникают при нарушении гармонии. Смерть знаменует разрушение связи этих субстанций и освобождение их энергий. У человека соотношение инь и ян меняется в течение жизни, причем живущие в нем три червя способствуют болезням и одряхлению. Избавиться от них можно, если выполнять совет здоровья и долголетия, полученный в свое время Желтым императором: - совокупляться с большим числом молодых женщин, допуская лишь одно семяизвержение. -
  
   Для поддержания здоровья Бессмертный Лю Цзин рекомендовал заниматься сексом с еще не рожавшими девушками:
  
   "Следует взять молодую женщину с развившейся, но еще не сформировавшейся грудью. У нее должны быть гладкие волосы, маленькие и спокойные глаза, лоснящаяся кожа и благозвучный голос; ее кости и суставы должны быть тонкими и не выпирающими, на лобке и подмышками не должно быть волос, но если они есть, то должны быть тонкими.
   ... Лучше всего иметь дело с неопытной. Мужчина всегда должен спать с молодыми девушками: благодаря этому его кожа станет нежной, как у девочки. Но его партнерши не должны быть и чересчур молоденькими: лучше всего, если им будет от 15 до 18 лет. Во всяком случае, не больше тридцати. Если она уже рожала, то сношение для мужчины будет напрасной тратой времени".
  
   Благороднейший Дун Сюань-цзы, светило медицины VII века, автор трактата Искусство брачных покоев, придерживался сходных взглядов на возраст женщин, отмечая при этом важность ориентации и времени соития:
  
   "Гармонии в сражении между инь и ян можно достичь, когда мужчине лет в два раза больше, чем женщине. Если женщина вдвое старше мужчины, тот пострадает при соитии. Далее перечислим наиболее благоприятные условия для совокупления.
   Весной головой нужно лежать к востоку, летом - к югу, осенью - к западу, зимой - к северу. Предпочтительнее нечетные числа календаря, особенно благотворны утренние часы. Четные дни, особенно после полудня, могут принести вред".
  
   Даосы считали, что секс в правильных позах излечивает определенные заболевания, а неправильных их вызывает. Для улучшения кровообращения они рекомендовали женщине лечь на бок, согнуть одну ногу в колене, а другую вытянуть. Мужчина входит сзади, опираясь на руки, и совершает шесть раз по девять толчков. Надо повторять 6 раз в день в течение 20 дней. Улучшается кровообращение и женщина избавляется от фригидности. Общеукрепляющее - женщина лежит на спине, прижив ноги к животу, а мужчина резко на нее набрасывается и совершает девять раз по девять толчков. Повторять 9 раз в день в течение 9 дней. Курс укрепляет кости и избавляет женщину от запаха из влагалища. Против запоров - мужчина лежит на спине, а женщина, опираясь на руки, сидит на нем верхом. Они начинают двигаться. Когда женщина достигает оргазма, следует остановиться. Повторять 9 раз в день, в течение 10 дней.
  
   Китайцев чрезвычайно волновала проблема импотенции. Загадкой мужского бессилия интересовался еще Желтый император. Таинство перехода от грозного нефритового стержня к вялому отростку занимала монахов, ученых и поэтов. Ниже - стихи на тему, написанные автором XVII века:
  
   Что за гриб здесь поднялся из черного мха?
   То Нефритовый Стебель восстал в полный рост.
   В нетерпенье дрожит его нежная плоть,
   В жилках часто пульсирует жаркая кровь.
   Будет встреча с девицей тринадцати лет
   Или с мальчиком юным - он к битве готов.
   Но короткою жизнью живет этот плод,
   Всякий раз увядая подобно цветку.
   Скромной тощей креветкой свернется в траве
   И останется жалок, недвижим и тих.
  
   Для укрепления мужской силы китайцы ели мясо тигра, акульи плавники и ласточкины гнезда, применяли микстуры и порошки, содержащие женьшень, водоросли, хвою сосны, панты изюбря и рог носорога, мочу и семя человека и животных, испражнения хищников. Одним из лучших средств считался оплешививший курицу порошок. Этот порошок принимал князь Чэнь Цзинда после того, как ему исполнилось семьдесят лет. Благодаря порошку он стал отцом трех сыновей, а у супруги от слишком частого секса даже появились язвы во влагалище, и она выбросила порошок во двор. Там его съел петух, после чего сразу вскочил на курицу. Несколько дней он не слезал с нее и все это время клевал в макушку, пока она совершенно не облысела. Состав порошка известен: три фэня (1,1 г) цистанхе солончаковой (Cistanche salsa), три фэня лимонника китайского (Schisandra chinensis), три фэня семян повилики японской (Cuscuta japonica), три фэня истода тонколистного (Polygala tenuifolia), четыре фэня (1,5 г) семян жгун-корня Моннье (Cnidium Monnieri). Вещества истолочь, просеять, перемешать и принимать каждый день натощак со столовой ложкой вина.
  
   Китайцы уступали северным варварам, особенно, сырым варварам (белым) в размерах мужских достоинств. Возможно, отсюда берет начало своего рода комплекс неполноценности и стремление любыми путями увеличить нефритовый стебель. Боясь, что стебель усохнет во время жары, крестьяне провинции Гуандун в XIV веке носили в штанах мешочки с водой и вымачивали в них свое достояние. Для удлинения стебля использовали самые разнообразные средства - от изуверских, вроде вживления в рассеченный нефритовый стебель кусков члена возбужденного кобеля, до даосских упражнений на вытягивание. Применяли и лекарства, причем, не только для увеличения стебля, но и для сужения нефритовых врат. Средства для женщин поражают простотой изготовления. Надо взять серы - 4 фэня и истода тонколистого - 2 фэня. Измельчить и в мешочке из тафты поместить в нефритовые врата. Еще лучше другое средство - сера 2 фэня; цветы рогоза суженного (Typha angustata) - 2 фэня. Три щепоти бросить в один шэн кипятка. Обмывать этим настоем нефритовые врата. Через 20 дней они станут как у девочки.
  
   Секс. 4. Влияния конфуцианства и буддизма
  
   Длительное время конфуцианство и даосизм не пересекались в вопросе о сексе. Конфуцианцы не вторгались в даосские владения (искусства постели, фэн шуй, астрология, ручные единоборства), ограничиваясь учением об управлении государством и отношениях в обществе и семье. Конфуций (551-479 до н.э.) считал влечения плоти естественным свойством людей. Он писал: - Еда, питье и половая близость мужчины и женщины составляют основу человеческих желаний. - Он указывал на важность секса в семье и считал его обязательным долгом мужа:
  
   "Пренебрежение женами и наложницами - это нарушение гармонии Неба, земли и человека. До пятидесятилетнего возраста муж должен раз в каждые три дня посещать павильон удовольствий своих жен, раз в пять дней - наложниц, а к прочим служанкам заходить по усмотрению. Главная жена может находиться в спальне во время соития мужа с наложницей, которую после того имеет право отослать обратно, сама же она может остаться с мужем до конца ночи. В этом проявляется уважение к положению, которое занимает жена".
  
   В семейной жизни Конфуций ставил женщину безусловно ниже мужчины, но призывал к искренним и гармоничным семейным отношениям. Со временем, конфуцианцы восприняли идеи даосизма о пользе секса для здоровья, избегая, однако, мистических крайностей учения. Так, они не верили, что Желтый император вознесся на небо из-за того, что у него был гарем из 1200 женщин. Полторы тысячи лет конфуцианство и даосизм мирно сосуществовали, и ограничения конфуцианства в вопросах секса сводилась лишь к запрету древних ритуалов с групповым сексом и требованию девственности невест, выходящих замуж.
  
   В конце 1-го тысячелетия новой эры конфуцианство претерпело реформацию и обратилось к первоисточникам - Конфуцию и его ученикам. Для семьи и общества во главе угла были поставлены проблемы этики и морали. Неоконфуцианцы, осуждали высшие слои общество за увлечение сексом, подрывающим здоровье и делающим их неспособными к государственной деятельности. Начались гонения на даосизм, в результате чего он превратился в тайное учение, а даосские пособия по сексу исчезли в Китае и сохранились лишь в Японии. Усилилось разделение полов в быту и в обществе, стало неприличным зайти без предупреждения на женскую половину дома, дотронуться до руки чужой женщины и обнажить свое тело. На происходящие изменения повлиял и буддизм, распространявшийся в Китае с первых веков новой эры. Буддизм ввел в китайское сознание понятие о грехе и о греховном сексуальном поведении, об Аде для грешников и о достоинствах полового воздержания. Появились мужские и женские буддийские монастыри, где монахи и монашенки жили в аскетизме.
  
   Даосизм, гонимый конфуцианцами, отступил в монастыри, созданные по примеру буддистских. Как и буддистские монахи, даосы стали аскетами, правда, своеобразными - с напряженным членом они занимались эротической медитацией. Единения ян и инь даосы искали в своем теле. Считая, что полюс ян - сердце, а полюс инь - половые органы, они искали их единения в мистическом союзе. В соответствии с превращением энергий, сущность ян сердца дает начало непорочной девочке, а сущность инь лона производит божественного мальчика. Чтобы даосу достичь бессмертия, девочка и мальчик должны пожениться. Свадьба должна состояться в месте, расположенном на 3 см. ниже пупка, - там живет сваха, Добрая женщина желтая; затем молодые селятся в красных палатах сердца; в результате их союза рождается бессмертный зародыш, который постепенно растет и заполняет смертное тело.
  
   В конце XII начале XIII вв. неокофуцианство стало официальной идеологией Китая. Буддизм и, тем более, опальный даосизм, превратились в вспомогательные религии для частной жизни. Приход маньчжурской династии Цин в XVII веке еще больше укрепил господствующее положение неокофуцианцев. Личная жизнь китайцев все больше становилась закрытой для посторонних, а даосские труды по сексу нередко уничтожали. Эти гонения не привели к торжеству аскетизма в Китае, но лишили секс того религиозного значения, который он имел в период расцвета даосизма.
  
   Секс 5. Императорские забавы
  
   Неоконфуцианцы не зря критиковали сильных мира сего за распущенность. Секс был главным занятием императоров, служивших образцом для подражания высшим слоям общества. Китайские императоры носили многочисленные титулы - Сын Неба, Повелитель Вселенной, Дракон. Последний титул подразумевает драконьи сексуальные возможности императора. При рождении правитель-дракон получал сверхъестественное количество жизненной силы ци, которая постоянно должна была подпитываться женской субстанцией инь. Половая жизнь Дракона была не забавой, а делом государственным, причем важнейшим. Императоры и их двор к этому так и относились. Можно долго перечислять сексуальные подвиги Драконов (а также Драконш), но из экономии места остановимся на некоторых (лишь некоторых!) достижениях императора Суй Ян-ди (VII в. н.э.).
  
   Знаменитый император начал с того, что велел соорудить Дворец Дракона - величайший дворец, какой знала история. Дворец был сооружен в обнесенном стеной парке, раскинувшемся на сотню квадратных километров, в центре парка находилось искусственное озеро шириной в пять ли (два с половиной километра). На берегу стояло шестнадцать дворцов для жен, наложниц и прислуги (у императора было 91 жена и 3000 наложниц). Во время прогулок по парку верхом или в паланкине Ян-ди сопровождала тысяча наложниц. Для внезапных позывов драконьей страсти на расстоянии двух ли друг от друга были выстроены маленькие павильончики. Когда Ян-ди заходил в один из них в компании выбранных девушек, остальные сопровождающие пели любимые песни императора.
  
   С завершением строительства Великого канала Ян-ди соорудил флот из двух тысяч ладей и отправился по нему в плавание. Самыми прекрасными были десять ладей-драконов. Каждая ладья девяносто метров длиной и пятнадцать метров высотой имела четыре палубы. Сто двадцать кают были облицованы нефритом и украшены золотом. Мебель покрывали шкуры тигров, медведей и леопардов. На ладьях-драконах помещались тысяча жен и наложниц, музыканты и шуты, здесь же везли часть императорских сокровищ. Пятьсот ладей второго ранга везли прислугу и провиант. Замыкала движение эскадры тысяча ладей третьего ранга. На них плыли министры, военачальники, монахи, иностранные послы, ученые, евнухи. Ян-ди имел четкие понятия о критериях ценности своих подданных.
  
   Путешествия по воде позволили Ян-ди оценить достоинства секса на качающейся ладье. Он решил иметь подобное на суше и приказал построить дорогу длиной полтора км вокруг одного из дворцов. Вся поверхность дороги состояла из бугров и когда по ней катился экипаж, то, благодаря тряске, любовники могли совокупляться не двигаясь. Еще были семь славных колесниц - телеги в форме гробов, в каждой лежало по наложнице, готовой к приему императора. Ян-ди начинал прогулку рано утром и после завтрака в царском экипаже перебирался в первую из славных колесниц. За день он посещал все колесницы и по преданиям обычно возвращался во дворец уже затемно.
  
   Наивысшим воплощением сексуальных фантазий Ян-ди был дворец Лабиринт, Ми лоу цзи. Дворец состоял из лабиринта коридоров и переходов со стенами покрытыми зеркалами из полированной бронзы. Окон не было, а потайные лампы испускали ровный приглушенный цвет. Там на кушетках возлежали голые красавицы и стояли фонтаны с вином. Когда император появлялся во дворце, евнухи освобождали его от одежды и надевали на него шкуру леопарда. Император под аккомпанемент гонгов, колоколов, барабанов и пение обнаженных дворцовых девушек начинал обход Лабиринта. Испив вина из четырехлитровой золотой кружки и возбудив в себе драконов дух, он переходил к водным процедурам. Император проводил во дворце по десять дней, одолевал несметное количество последних пределов (женских оргазмов) и ненадолго покидал дворец для свершения других великих государственных дел.
   Водные процедуры в императорских дворцах означали не только приобщение к сокам инь, но и реальные игры на воде. Причем не только императоров. Нередко какой-нибудь вельможа с наложницами плавал в челне в обширном бассейне, а евнухи на берегу гнали волну, раскачивая челн, чтобы доставить хозяину дополнительные ощущения. Были у богатых и славные колесницы. В саду делали бугристую дорожку и вол или осел тянул тележку с совокупляющейся парой. Иногда, как видно на старом рисунке, в повозку запрягали собак, что, впрочем, вряд ли влияло на процесс.
  
   Но вернемся в императорский двор. По церемониалу, сохранявшемуся до начала ХХ века, император, кроме жены-императрицы, мог иметь одну хуан гуй фей - императорскую драгоценную любовницу, двух гуй фей - драгоценных любовниц, четырех фей - любовниц, шесть бинь - сожительниц, и многочисленных услужливых дам различных рангов. Их названия по-китайски цветисты: наложницы низшего ранга были гуйжень, драгоценные люди, а девушки из дворцовой прислуги - отвечающие согласием. Чтобы осчастливить наложницу, императору требовалось разрешение супруги, причем, письменное, и с печатью. Наложницу раздевали до гола, умащивали благовониями, заворачивали в покрывало из пуха цапли, и евнух приносил ее прямо в кровать Дракона. Спустя приличное время, главный евнух, дежуривший за дверью, кричал: Свершилось ли великое деяние? Получив подтверждение, евнухи входили, завертывали наложницу и уносили. Но перед тем главный евнух, встав на колени, спрашивал: Оставить или нет? Если ответ был нет, то евнух нажимал на живот женщины и выдавливал драконово семя. Если император говорил оставить, то в дворцовую книгу записывали месяц, день и час, когда Дракон осчастливил наложницу, на случай, если она забеременеет (китайцы ведут отсчет жизни с момента зачатия).
  
   Секс 6. Развлечения горожан: секреты Ланьлинского насмешника
  
   Несмотря на торжество неоконфуцианской морали, зажиточные горожане наслаждались радостями чувственной жизни. Кроме жен и наложниц, к их услугам были проститутки. Публичные дома - зеленые терема, появились в Китае еще в VII веке до н.э. Их основание связывают с чиновником Гуань Чжуном, сделавшим проституцию источником доходов для страны. Государственные зеленые терема существовали почти 2 тысячи лет. Особенно они процветали в период династии Тан (618 - 906), когда императоры, ученые и поэты искали общества лучших из опавших листьев. Эти куртизанки не только пели, танцевали и музицировали, но были хорошо образованы, сами сочиняли стихи и песни, а одна из них, Юй Сюаньцзи (844 - 871), стала выдающейся поэтессой. Но большинство опавших листьев, именуемых также перепелками, куропатками или просто курицами, обслуживали горожан. Они делились на категории - от содержанок богатых купцов, до казарменных девок. На низшей ступени стояли морские шлюхи, обслуживающие, кроме китайцев, иностранных моряков и прочих заморских чертей.
  
   Впрочем, не только морские шлюхи работали у воды - в Китае, с его реками, каналами и морскими заливами, были распространены плавучие публичные дома, именуемые цветочными лодками. Лучшие из них были настоящими плавучими дворцами, с собственными банями и ресторанами, а самые скромные представляли простые сампаны, занавешенные вдоль бортов парусом. Независимо от класса цветочных лодок, клиента всегда угощали чаем, были с ним вежливы, а предварительный разговор о деньгах считался неучтивым. Услугами проституток пользовались не только юноши, обучающиеся искусству облака и дождя, но отцы семейств. Секс с проститутками считался не только приятным, но полезным - ведь, куропатки или курицы, как звали проституток, трудами своими приобрели мощный инь, укрепляющий ян мужчины. Лишь в XVI веке до китайских врачей дошло, что, кроме инь, курицы приносят венерические болезни. Постепенно государственные зеленые терема сменяются частными, а с приходом маньчжурской династии Цин (XVII в.), государство отказалось от управления проституцией.
  
   Развлечения городских жителей средневекового Китая отображены в великом романе XVI века Цзинь, Пин, Мэй, или Цветы сливы в золотой вазе, созданным автором, писавшим под псевдонимом Ланьлинский насмешник. Скандально знаменитый роман поистине кладезь сведений о досуге зажиточных горожан эпохи династии Мин. Другие источники подтверждают, что описанные обычаи не выдумка автора, а роман является зеркалом нравов тех времен. Восхищает язык романа - простой и сочный, без средневековой витиеватости и выспренности. Характерно, что описывая сексуальные забавы, автор использует современный ему жаргон, а не термины даосских пособий по Искусству брачных покоев - там нет никаких ян и инь.
  
   Главный герой романа, хозяин доходной лавки лекарственных трав Симэнь Цин, - не дон Жуан и не Казанова, а скорее, один из героев де Сада, но без садизма. Симэнь Цин, или просто Симэнь, увлечен самим процессом секса. Он не так стремится к смене женщин, хотя ценит разнообразие, как хочет ежедневно получать максимум наслаждений. В этом ему помогает снадобье, полученное от тибетского монаха. Свой аппетит он реализует, занимаясь сексом со своими и чужими женами, вдовами, певичками, служанками и со своим слугой Шутуном. Возможности для исполнения желаний ему дают деньги. Благодаря деньгам, кутила и лентяй, который и в лавке-то не бывает, там есть приказчики, пользуется уважением и влиянием. Симэнь не только неотразим для женщин, но умеет подкупить кого нужно и получает почетное звание помощника тысяцкого императорской гвардии, то есть, чиновника пятого ранга.
  
   Сексуальные подвиги Симэня прямо противоположны идеям даосизма, совершая их, он не приобретает долголетия, тем более, бессмертия, а утрачивает здоровье и в 33 года гибнет. Книга завершается тем, что 15-летний сын Симэня, родившийся в день его смерти и ставший как бы его новым земным воплощением, должен пойти в монахи. Прекращение рода - самое страшное наказание для китайца, и кара за распутную жизнь Симэнь Цина. Подобная концовка отчетливо показывает буддистские симпатии Ланьлинского насмешника. Тем не менее, роман по-раблезиански сочен, а его герои, далекие от духовных исканий автора, радуются чувственной жизни, какую ведут.
  
   Эротические сцены романа вживе передают как зажиточные китайцы ублажали плоть. Тут важно все - вкусная еда, вино, убранство спальной, благовония, женская прическа, напоминающая черное облако, белые соблазнительные бедра и, самые различные приспособления, разжигающие страсть. Все обычно начиналось с игры на флейте или минета. Чаще всего любовники переходили к музыкальным упражнениям после первого поцелуя. Но игра на флейте могла быть сольным номером и даже заключительным аккордом. Так одна из жен Симэня, ненасытная Цзиньлянь или Золотой Лотос, после ночи, проведенный в любовных забавах, не хочет выпускать мужа из кровати:
  
   "- Твое тело такое теплое, а снаружи так холодно, - запротестовала она, - я не хочу, чтобы ты простыл. Почему бы тебе снова не направить это мне в рот?
   Симэнь Цин был тронут и польщен ее предупредительностью:
   - Я уверен, что ни одна другая женщина так бы обо мне не позаботилась, - сказал он.
   Золотой Лотос приоткрыла рот чуть шире, и он направил туда член.
   Она торопливо глотала, не позволяя ни капле пролиться на лицо.
   Закончив, он спросил: - Как было на вкус?
   - Немного солоновато, - ответила Золотой Лотос. - У тебя есть ароматные листья чая, чтобы отбить запах?
   - Чай в мешочке, в кармане рукава моей куртки. Угощайся.
   Золотой Лотос потянулась к белой куртке, брошенной на стойку кровати, нашла мешочек и сыпанула листьев в рот".
  
   Здесь налицо явный вызов учению даосов. Драгоценное семя, цзин, вместо укрепления ян, тратится на забавы, не связанные с продлением рода. Симэнь мог знать об этом смутно, но никак не автор Цветов сливы в золотой вазе. В романе нет сцен куннилингуса и онанизма, но это не значит, что китайцы прекратили их практику. В известном романе Ли Юя Подстилка из плоти (XVII в.) встречается как куннилингус, так и женская мастурбация. Что касается мужского онанизма, то даосы его осуждали за растрату цзин (хотя онанизм без потери семени входил в число даосских упражнений). В среде героев Цветов сливы в золотой вазе и Подстилки из плоти, избалованных доступностью женщин, в онанизме нужды не было. Нет в этих городских романах и скотоложства. Зато там хватает всевозможных приспособлений для усиления сексуальных удовольствий. Ниже описано боевое снаряжение все того же Симэня. Любопытна и обстановка, предшествующая этой демонстрации:
  
   "Госпожа Услада Сердца пригласила его пройти в спальню, где был уже накрыт стол для пиршества. На нем стояли разнообразные блюда из курицы, утки и мяса, а также острые блюда. Сев, он расстегнул одежды в предвкушении пира, и она поднесла ему чашу вина. Какое-то время они ели и пили, почти не переговариваясь, но ближе к концу пьянящее вино создало более свободную обстановку. Они сдвинули стулья и сидя обнялись, затем она забросила ему на колени ноги, и он дотронулся до них. С этим сигналом его готовности они встали и помогли друг другу раздеться, затем он отнес ее на кровать.
Она тщательно подготовила ложе. На нем лежала двойная подстилка с тем, чтобы им было удобно по ней кататься; покрывало было осыпано ароматным порошком с сильным запахом. Над изголовьем висела картина, изображающая резвящихся Зеленого Дракона и Белого Тигра, к стойкам кровати привязаны колокольчики. Госпожа Услада Сердца с удовольствием отметила, что эти роскошные приготовления были быстро и должным образом оценены, ибо еще перед тем, как он лег рядом, он был уже полностью возбужден. - Через минуту я буду с тобой, - пообещал он, затем извлек расшитый шелковый мешочек.
Осторожно открыв его, он разложил у края покрывала следующие предметы:
   серебряную застежку
колпачок вечного желания
обработанные лекарствами ленты желания
серное кольцо похоти
яшмовое кольцо для яшмового черенка
возбуждающие похоть притирания
бирманский любовный бубенчик.
   -Ну, как тебе нравятся мои приспособления для блуда? - спросил он.
Она почти утратила дар речи и не могла ничего сказать, лишь откинулась на подушку, являя собой картину страха и предвкушения. Рот ее приоткрылся, дыхание участилось, руки ослабли, но колена уже поднимались в воздух. Укрепив серебряный зажим на нефритовом стебле, он смазал его притиранием и расположился между ее колен. Оценив положение кратким нажатием на нефритовые врата, он отодвинулся и добавил серное кольцо, а также желто-голубую ленту. Усилившись таким образом, он с трудом вошел в беседку удовольствий, сразу заставив ее вскрикнуть от боли и наслаждения, как будто лезвие все глубже и глубже вонзалось в нее".
  
   Симэнь Цин очень дорожил заветным узелком со снастями (после его смерти он достался ненасытной Цзиньлянь). Еще он носил в кармане коробочку с ароматным чаем и шарик-возбудитель, чтобы класть в горнило. Снасти Симэня описаны и в медицинских пособиях. Из них узнаем, что колпачок вечного желания напоминал эротический презерватив, серное кольцо похоти повышало чувствительность малых губ, ленту желания накрепко обвязывали вокруг основания стебля для поддержания эрекции, нефритовое кольцо с выступом или крючком одевали для поддержания эрекции и возбуждения клитора, а бирманский бубенчик представлял пустой серебряный шарик, размером с ягоду, который помещали во влагалище перед сношением; под воздействием тепла и движения на находящуюся внутри бубенчика дробинку было слышно постоянное позвякивание. Его часто использовали лесбиянки и при женской мастурбации.
  
   Женская мастурбация, в отличие от мужской, в Китае никогда не осуждалась и даже косвенно поощрялась. Дело в том, что китайцы верили в опасность эротических снов, заканчивающихся семяизвержением или женским оргазмом. Сны эти возникали при сношении спящих мужчин и женщин с духами. По китайской мифологии женские духи могли превращаться из лисиц в прекрасных женщин и ночью сближаться со спящими мужчинами и красть их ян. Были и мужские духи или бесы, сближавшиеся во сне с женщинами и часто доводившие их до смерти. Даосские пособия дают рекомендации женщинам, попавшим в объятия бесов:
  
   "Поскольку этот вид сношений превосходит все, что бывает между людьми, то если сношения продолжаются долго, женщина становится околдованной, избегает упоминать о них, скрывает их, и не желает сообщать другим. Считая все это прекрасным, женщина умирает и никто не знает причины. Если у вас появилась эта болезнь, лучшее лечение - это совокупление с мужчиной без истечения его семени".
  
   К сожалению, совет этот для многих женщин был мало доступен. Ведь женщины в гаремах престарелых мужей годами жили без мужской ласки и не имели возможности пригласить целителя опасного недуга. Поэтому использование средств, вроде бирманского бубенчика, считалось вполне оправданным. Были искусственные члены из лакированного дерева или слоновой кости с волнистой поверхностью. Некоторые прикрепляли их основанием к пятке и затем вводили во влагалище. Известны и природные средства. Одним из них был сухой черный гриб с тугой прилегающей шляпкой, сильно напоминающей головку мужского члена. Попадая во влажную среду влагалища, гриб разбухал и приобретал живую упругость и теплоту.
  
   Китайские мужчины ценили анальный секс с женщинами. Его называли цветы с заднего двора или стиль ученых. Поэты сравнивали женские ягодицы с полной луной и описывали как нефритовый стебель приближается к полной луне. Но стиль ученых нравился не всем женщинам. Симэнь Цин был большим любителем цветов с заднего двора, но срывать их ему позволяли далеко не все: согласные были либо низкого статуса, либо, как жена его приказчика, сами предпочитали этот способ любви: - Гостям, к примеру, было положено входить лишь с заднего крыльца. Даже мужу приходилось пробираться через засаженный цветами дворик. Лишь раз или другой за целый месяц его пускали с парадного хода. Из своих жен Симэнь уговорил заняться анальным сексом только похотливую Цзинлянь. Но и Золотой Лотос согласилась уступить его просьбам лишь в надежде на щедрые подарки:
  
   "... - Дорогая! - шептал он. - Дашь мне сегодня поиграть с цветком с заднего дворика, а?
   - Вот бесстыдник! - поглядев на него, заругалась Цзиньлянь. - Что тебе, или с Шутуном мало? Ступай с ним играй!
   - Брось, болтушка! - засмеялся Симэнь. - Зачем мне Шутун, если ты позволишь? Знаешь, как мне это по душе! Только доберусь до цветка, и брошу, а?
   Цзиньлянь препиралась.
   - С тобой не справишься, - сказала она наконец. - Только кольцо сними сперва, потом попробуй.
   Симэнь снял серное кольцо, а серебряную подпругу оставил у корня. Он велел жене стать на кровати на четвереньки и повыше задрать зад, а сам слюной смочил черепашью головку и принялся туда-сюда толкать увлажненную маковку. Черепашья головка бодро топорщилась, так что через немалое время удалось погрузить лишь самый кончик. Лежавшая внизу Цзиньлянь, хмуря брови, сдерживалась и, закусив платок, терпела.
   - Потише, дорогой! - воскликнула она. - Это ведь совсем не то, что прежде. У меня все нутро обжигает. Больно!
   - Душа моя! - говорил он. - Что, сплоховала? Ладно, я тебе куплю шелковое платье с узорами.
   - Платье у меня есть, - говорила она. - Я на Ли Гуйцзе пеструю шелковую юбку видела, с бахромой и пухом. Очень красиво! В городе, говорит, купила. Все носят, а у меня нет. Не знаю, сколько стоит. Купи мне такую, а?
   - Не волнуйся! - уговаривал ее Симэнь. - Завтра же куплю".
  
   Упомянутый выше Шутун, - слуга Симэня и его любовник, был человек незаурядный. Он прекрасно пел и порой, во время пиршеств, одевался в женское платье и выступал, развлекая гостей. Бисексуальный, как его хозяин, Шутун вполне по-мужски развлекался со служанками. При удобном случае он исчезал из дома, проводил время с девками и возвращался пьяный. Симэнь все прощал, ведь Шутун был юн и красив. Хозяин был искренне привязан к слуге и проявлял заботу о его здоровье:
  
   "Симэнь в порыве страсти обнял юношу, и они слились в жарком поцелуе. Затем Симэнь расстегнул ему халат, обхватил обеими руками пониже талии и сказал:
   - Поменьше пей! Всю красоту свою испортишь!
   - Не буду больше, господин, - прошептал Шутун".
  
   Секс. 8. Удовольствия отрезанного рукава, евнухи, ароматные наперсницы
  
   О гомосексуализме китайские источники сообщают с со времен династии Чжоу (1122-256 до н.э). Мужская однополая любовь никогда не была в Китае преступлением, хотя считалась неправильной. Но известны династии, когда гомосексуализм процветал при дворе, так в династии Западная Хань (206 до н.э. - 8 н.э.) 10 из 11 императоров имели любовников. Об их нравах осталось немало зарисовок, из которых самая известная - история с отрезанным рукавом. Император Айди (6 до н.э - 2 н.э.), среди юных любовников; особенно выделял прекрасного Дун Сяня. Однажды утомленный ласками юноша задремал на императорском ложе, раскинувшись на рукаве халата Владыки. Случилось так, что императора срочно вызвали для решения важных дел. Тогда Айди мечом отрезал рукав халата и встал, не потревожив возлюбленного. С тех пор выражение отрезанный рукав стало одним из названий однополой любви в Китае. Другие названия - поделиться грушей и южный ветер.
  
   Надо сказать, что китайские религиозно-философские учения мужской гомосексуализм не одобряли. Для даосов однополая любовь была напрасной тратой семени, цзин, отвлечением от приобщения к истокам инь, столь важным для развития мужского ян. Конфуцианцы порицали, когда мужчина отвлекался от гражданских и семейных обязанностей. Для буддистов гомосексуализм был грехом, хотя меньшим, чем насилие или прелюбодеяние. Но никто не осуждал почитателей южного ветра, если наряду с любовниками, они имели жен и детей. Для китайцев главным было продолжение рода и, если мужчина выполнял эту обязанность, остальное было его личным делом. Поэтому большинство китайских гомосексуалистов были бисексуальны.
  
   В период династии Мин бисексуальность была общепринята в высших слоях общества и среди горожан. Иезуит Маттео Риччи, посетивший Пекин в 1583 г. и затем в 1609 -1610 гг., был потрясен размахом мужской проституции. Платный секс был популярен, но бывала и любовь. В трактате анонимного автора XVIII века Об удовольствиях отрезанного рукава рассказаны более пятидесяти гомосексуальных любовных историй. Одна из них, о любви музыканта Си Цзяня к поэту Жуань Цзи, считается идеалом любовных отношений. Существовали и профессиональные традиции. Прибрежная провинция Фуцзянь была краем судостроителей и моряков. Среди них бытовало поверье, что если женщина вступит на корабль, то он непременно утонет. И там же широко практиковали гомосексуальные браки. Порядок был следующий: взрослый мужчина сватал мальчика, выплачивал его родителям выкуп и забирал его к себе. Когда мальчик взрослел, мужчина отпускал его и оплачивал расходы по женитьбе на женщине.
  
   Гомосексуальные отношения преобладали среди актеров. В китайском театре, как в греческом и римском, все женские роли играли мужчины. Актерам шенг, игравшим мужские роли, были подчинены актеры тан, игравшие женщин. Между ними существовали отношения не только старшего - младшего, но любовника и любовницы. Актеры женских ролей пользовались спросом у публики. Несколько из них приобрели известность, став любовниками императоров. Были императоры, влюбленные в театр и красоту исполнителей женских ролей. Один император построил Дворец радости, где жили несколько сот актеров, другой разбил Парк вечной весны, населенный прекрасными юношами. Богатые люди следовали примеру императоров и заводили красивых мальчиков, развлекавших их пением и представлениями.
  
   Особая роль в гомосексуализме принадлежит евнухам, ранее чрезвычайно многочисленным. В 1912 году, последнем в истории императорского Китая, в стране насчитывалось свыше 100 000 евнухов. В отдельные периоды, евнухов и других кастратов (кастрированных в наказание), было даже больше. Среди них известны великие люди: Сыма Цянь (145-90 до н.э.) - придворный, кастрированный по приказу императора, но позже прощенный, автор первой общей истории Китая; евнух Цай Лун, изобретший бумагу в 105 году (правда, в провинции Ганьсу найдена бумага, сделанная еще в VIII веке до н. э); евнух Ченг Хо, адмирал XIV века, грозный флотоводец, достигший Африки. Кастрация в Китае была не только насильственной, но добровольной - дети из бедных семей сами шли в евнухи, чтобы помочь близким и иметь возможность сделать карьеру. После кастрации им вручали сосуд с отрезанными гениталиями, который они хранили до смерти, чтобы в новом перерождении иметь все части тела.
  
   Евнухи подразделялись по типу кастрации: одним удаляли яички и половой член, другим - яички, третьим - только член. Первая категория евнухов была полностью лишена возможности иметь секс с женщинами, тогда как две другие, достигнув власти и процветания, нередко заводили жен и наложниц. Впрочем, в дело обычно шли искусственные члены и даже живая замена. Так любимый евнух императрицы Цыси (1835-1908), Ли Ляньин услаждал ненасытную императрицу. Он поочередно привязывал себя к молодым мужчинам так, что их нижняя часть заменяла его собственную, а всем остальным своим телом сражался подобно разъяренному льву. При этом считалось, что обладателем невероятных достоинств является сам евнух Ли. Другой альтернативой, причем, доступной всем категориям евнухов и не требующей вспомогательных средств, был гомосексуализм. Многие евнухи выполняли роль любовниц и нередко в этом качестве заслуживали расположения императоров.
   В отличие от мужского гомосексуализма, о лесбиянстве китайские источники пишут скупо. Лесбиянки не привлекали внимания и не вызывали особого осуждения у даосов, конфуцианцев и буддистов. Ведь лесбиянки не тратили семя, не покушались на семейные устои (по крайней мере, в Средневековом Китае) и никого не насиловали. Было даже понимание неизбежности лесбийской любви в гаремах. Владельцы гаремов, вынужденные мириться с уменьшающейся с годами способностью удовлетворить всех жен и наложниц, закрывали глаза на их шалости. Кроме рук и оральных ласк, для ублажения ароматных наперсниц, как называли друг друга гаремные подруги, использовались изделия из полированной слоновой кости или лакированного дерева. Такой "член" прикрепляли ремешками к бедру, что не совпадает с мужской анатомией, но позволяет удобно им пользоваться. Популярен был уже упомянутый в описании мастурбации сухой черный гриб с шляпкой в виде головки члена, разбухавший во влагалище. Для лесбийской любви гриб привязывали к поясу.
  
   К радости ароматных наперсниц устройства для женской любви постоянно совершенствовались. Е.В. Завадская-Байчжи описывает их последовательный прогресс:
   Двухконечный искусственный пенис длиной в 30 см с прикрепленными к середине двумя петлями из шелкового шнура позволял поклонницам сапфической любви получать удовольствие одновременно. Приняв положение, при котором их "яшмовые врата" оказывались обращенными друг к другу, по очереди притягивая петли шнурка, они добивались того, что каждое движение доставляло удовольствие обеим. После появления качественной резины последовало дальнейшее усовершенствование - была добавлена "мошонка", наполнявшаяся теплым молоком; нажатие на нее имитировало момент экстаза у мужчины.
  
   Секс. 7. Современный Китай
  
   В современном Китае законным и моральным считается только близость жены и мужа. Другие виды сексуального поведения либо уголовно наказуемы (проституция, многоженство, гомосексуализм и различные половые извращения), либо морально осуждаются (онанизм, добрачные связи, супружеская неверность, внебрачные сожительства). Распространение порнографии преследуется по закону. На деле, в Китае есть все виды сексуальной активности, но существующие нелегально. Китайское общество меняется, и то, что казалось невозможным вчера, становится нормой сегодня. В первую очередь, это относится к городской молодежи, хотя до европейской вседозволенности им еще далеко. В 90-е годы всего 7% девушек и 17% юношей имели связи до брака. Немало пар создают семью до положенного для брака возраста (22 лет для юношей и 20 для девушек). По переписи1990 года 10% детей родилось от таких молодых пар.
  
   Cупруги в городах занимаются сексом, в среднем, 4-5 раз в месяц, деревенские - 5-6 раз. Горожане больше, чем деревенские, тратят времени на предварительные ласки - до 10. Однако деревенские женщины в браке сексуально счастливее горожанок (67 и 56%). Оральный секс мало популярен, а об анальном сексе сведений недостаточно. До 40% разводов связано с неверностью, хотя общее число разводов - ниже, чем в Европе.
  
   Хотя проституция запрещена, проституток в городах много, и число их растет. Обычно это девушки, переехавшие из деревни в город в поисках легкой жизни и приключений. Их семьи, по деревенским меркам, среднего или выше среднего достатка, так что не нужда толкнула их в город. Эти данные - одно из доказательств, что истоки проституция лежат не в бедности. Гомосексуализм в КНР запрещен, хотя подпольно существует, а в больших городах у геев есть подпольные клубы.
  
  
   Глава 8. Восточная Азия. II. Япония
  
   История Японии
  
   Возраст наиболее ранних находок человека современного типа в Японии - 32-34 тыс. лет.., Люди, поселившиеся на островах, были охотники и собиратели. 12 тыс. лет назад они стали изготовлять глиняную посуду с веревочными узорами, известную как культура Дзёмон. Потомками первых жителей островов являются айны. В III до н.э. из южной Кореи в Японию начали переселяться земледельцы, знакомые с обработкой металлов. Переселенцы заняли удобные для земледелия острова - Кюсю, южную часть Хонсю и Сикоку, частично смешались с коренными жителями, оттеснив остальных на север Хонсю (Хоккайдо не был затронут колонизацией). В Японии появилось культура, Яёй (III век до н.э. - III век н.э.) - заливное рисоводство, выделка изделий из железа и бронзы и погребения в дольменах.
  
   В следующие 200 лет формируются племенные объединения, развиваются ремесла. В конце VI века племена объединяются под эгидой главы племени Ямато. В долине реки Асука (юго-восточный Хонсю) возводятся дворцы правителей государства Ямато - царей, почитавшихся как прямые потомки богини солнца Аматэрасу. В то время господствовали синтоистские верования - почитание духов предков и духов природы. В VI веке начинает распространяться буддизм, чему способствовало прибытие корейского посольства вместе с буддийскими монахами и текстами сутр. В начале VII века буддизм становится господствующей религией. Распространение буддизма сопровождалось борьбой знатных родов за влияние на царя Ямато. Одновременно идет заимствование системы правления и культуры из Китая.
  
   В середине VII века в борьбе знатных родов побеждает род Фудзивара, управлявший страной до XII века. Их протеже из царской семьи принял титул тенно, небесного монарха, то есть, императора. VIII век был веком расцвета искусств, процветавших при императорском дворе в Нара. В период Нара название страны Ямато было изменено на Японию, Нихон, - там, откуда восходит солнце. С VIII по XII век продолжается борьба феодальных родов, завершившаяся переходом власти от рода Фудзивара к военным правителям, сёгунам. Одновременно происходит завоевание северной части Хонсю, несмотря на героическое сопротивление айнов. Постоянные войны способствовали появлению сословия воинов-рыцарей, самураев, имеющих свою этику и идеологию, связанную с дзен-буддизмом. Воинские навыки самураев пригодились во время вторжения монголов Хубилая, отраженное японцами.
  
   В середине XVI века в Японию приплывают португальцы; начинается проповедование христианства. В это время Япония вновь вступает в череду междоусобных войн, завершившихся в начале XVII века победой сёгуната Токугава. Токугава подавляют междоусобицы, устанавливают жесткую бюрократическую власть, запрещают христианство и изолируют страну - ограниченная торговля разрешена лишь с китайцами и голландцами. Порядок, установленный Токугава, способствовал процветанию торговли и искусства, но изоляция Японии приводит к техническому отставанию от Европы.
  
   В середине XIX века американцы силой заставляют Японию открыть порты для торговли. Их примеру следуют европейцы. Национальное унижение привело к падению сёгуната Токугава и перехода власти к императору. Императорская столица была перенесена в Токио, а в Японии началась модернизация. Были отменены сословия (хотя самураи сохранили ведущие позиции в армии и чиновничестве), введена система европейского образования и много технических заимствований. В результате, Япония легко победила в конце XIX века Китай, а начале ХХ века нанесла поражение России. Последующий рост милитаристских аппетитов Японии привел ее к поражению во Второй мировой войне. В дальнейшем, творческая энергия японского народа была направлена на экономическое развитие и в настоящее время Япония занимает третье место в мире объему экономики после США и Китая.
  
  
  
  
   Прионы - белки, обладающие аномальной трехмерной структурой, способные превращать нормальную структуру гомологичных клеточных белков в себе подобные.
  
   Lewis de Bougainville. Voyage autour du monde par la frИgate du roi La Boudeuse et la flШte L'иtoile. 1771., рус. пер.- Кругосветное путешествие на фрегате "Будез" и транспорте "Этуаль" в 1766--69 годах, М., 1961.
   Анакреон - древнегреческий поэт земных радостей, популярный в Век Просвещения.
   О каве рассказано в разделе Меланезия
   Маорийский алфавит было предложен в 1815 году Джоном Кендаллом.
   Куннилингус - оральное стимулирование клитора и входа во влагалище.
   Бима - мифологический герой, кующий оружие на своем бедре рукой, вместо молотка.
   Порода пушистых кур с черным пухом, черной кожей и костями.
   Единственное эстетическое сравнение в приведенном тексте и связано оно с половыми органами.
   Скотоложство (и скот) свойственны сельской жизни. Ричард Бёртон, востоковед и путешественник XIX века, писал о китайцах: "Распространение скотоложства, которым они занимаются с утками, козами и другими животными, можно сравнить только с распространением педерастии" (Sir Richard Burton, The Erotic Traveler.. Cited in A. Karlen Sexuality and Homosexuality: A New View, New York: Norton, 1971, p. 230).
   Сыма Цянь переживал не столько утрату мужских достоинств, сколько свою ошибку царедворца. О себе он писал в третьем лице: "Увы! - вздыхая говорил он себе. - Я виноват! Я виноват! Тело мое изуродовано, и вдобавок, я отстранен от службы!" (Лебедев А. 1997. Страна с тысячей историй. Вестник (Бостон), 10(164), 29 апреля 1997.
   По свидетельству историка Ченг Хо был "семи футов ростом, шести в обхвате, со свирепым взглядом и голосом, гремящим как колокол" (Harris M. Our kind. New York: Harper and Row, 1989).
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   96
  
  
  
   2.1. АВСТРАЛИЯ И ОКЕАНИЯ
  
   Stirling E.C. Aborigines. In Handbook of South Australia. Adelaide, 1914.
   Goldman L.R. (Editor) The Anthropology of Cannibalism. Westport, CT: Bergin & Garvey, 1999.
   Kyle-Little S. Whispering Wind. Adventures in Arnhem Land. London: Hutchinson 1957.
   Simpson C. Adam in ochre. Sydney: Angus & Robertson, 1938.
   Coon C.S. The origin of races. New York: A.A. Knopf, 1962.
   Дридзо А. 1996. Как сделать предложение? Традиции народов мира. Ж. Вокруг Света, N 12.
   Кон И.С. Вкус запретного плода: сексология для всех. М.: Семья и школа, 1997.
   Berndt R.M., Berndt C.H. The World of the First Australians. Canberra: Aboriginal Studies Press, 1988.
   Tonkinson R. The Mardu Aborigines: Living the Dream in Australia's Desert (2/e). New York: Holt, Rinehart & Winston 1991.
   Berndt R.M., Berndt C.H. The World of the First Australians. Canberra: Aboriginal Studies Press, 1988.
   Ibid.
   Coates R. Australia. Part 2. Aboriginal Australia. In: Robert T. Francoeur, ed. The International Encyclopaedia of Sexuality. Volume I, New York: Continuum, 1997.
   Coon C.S. The origin of races. New York: A.A. Knopf, 1962.
   Berndt R.M., Berndt C.H. The World of the First Australians. Canberra: Aboriginal Studies Press, 1988.
   Spencer B. and Gillen F. The Arunta, A Study of Stone Age People, Two Vols., Macmillan and Co, London, 1927, p. 138.
   Ibid.
   Purcell B.H. Rites and customs of Australian Aborigines. Zeitschrift fЭr Ethnologie, vol. 25, pp. 286-289.
   Kayser M., Brauer S., Weiss G., et al. 2001. Independent histories of human Y chromosomes from Melanesia and Australia. Am. J. Hum. Genet., vol. 68, pp. 173-190.
   Malinowski В. Magic, Science and Religion and other Essays. Boston: Glencoe, 1948, pp. 29-35.
   Koch K.E. Warfare and anthropophagy in JalИ society. Bijdragen Taal-Volkenkunde. Bd. 126, S.51.
   Sillitoe P. An Introduction to the Anthropology of Melanesia. Cambridge: Univ. Press, 1998, pp. 192-193.
   Hogg G. Cannibalism and Human Sacrifice. London: Pan, 1962.
   St Johnston A., Traveller, Fiji Islands, Camping Among Cannibals, Macmillan, 1883.
   Van Enk G.J., De Vries L.The Korowai of Irian Jaya: Their Language in Its Cultural Context (Oxford Studies in Anthropological Linguistics, 9). New York: Oxford University Press, 1997.
   Garnaut J.2006. Cannibals may be feeding the lies. The Sydney Morning Herald, September 18.
   Oliver-Miller S. Papua New Guinea. In: R.T. Francoeur (Ed.), The International Encyclopedia of Sexuality, Vol. 4.New York, NY: Continuum Publishing, 2001, pp. 433-455.
   Ibid.
   Herdt G. The Sambia: Ritual and Custom in New Guinea.New York: Holt, Rinehart and Winston, 1987.
   Kelly R.C. 1976. Witchcraft and sexual relations: an exploration in the social and semantic implications of the structure of belief. In Brown, P. & Buchbinder, G. (Eds.) Man and Woman in the New Guinea Highlands. Special Publication of the American Anthropological Association, pp. 36-53
   Malinowski В. The Sexual Life of Savages in Northwestern Melanesia. New York: Horace Liveright, 1929.
   Ibid., pp. 57-58.
   Ibid., p. 56.
   Theroux P. The Happy Isles of Oceania: Paddling the Pacific. New York: G.P. Putnam's Sons, 1992, p. 119.
   Lewis de Bougainville. A Voyage Round the World, trans. J.R. Forster, London, 1772, p. 218.
   Ibid., p. 228.
   Ibid., pp.223 - 249.
   Simmons D., Thompson C.F. and Volklander D. 2001. Polynesians: prone to obesity and type 2 diabetes mellitus but not hyperinsulinemia. Diabet. Med., vol. 18, pp. 193-198.
   Houghton P. 1990. The adaptive significance of Polynesian body form. Annals Human Biol., vol. 17, pp. 19-32.
   Kayser M., Brauer S., Cardaux R., et al. 2006. Melanesian and Asian origins of Polynesians: mtDNA and Y chromosome gradients across the Pacific. Mol. Biol. Evol., vol. 23, pp. 2234-2244.
   Stevenson R.L. In the South Seas. Penguin Classics, 1998, p. 71.
   Emerson N.B. Unwritten Literature of Hawaii. The Sacred Songs of the Hula. Washington, D.C.: Government Printing Office, 1909.
   Metge J. The Maoris of New Zealand.  London: Broadway House, 1967.
   Commodore Byron, Captain Carteret, Captain Wallis, And Captain Cook, Voyages in the Southern Hemisphere, Vols. II - III. London: W.STRAHAN; and T.CADELL, 1773, pp. 127-128.
   Ibid., pp. 206-207.
   Marshall, D. S. Island of Passion, Ra'Ivavae. London: George Allen & Unwin, 1962, pp. 241 - 259.
   Finsch, O. 1880. эber die Bewohner von PonapИ (Жstl. Carolinen), Zeitschr Ethnol 12: p316, as quoted by Stoll, O. Das Geschlechtsleben in die VЖlkerpsychologie. Leipzig: Veit, 1908, p. 547.
   Marshall D.S. Sexual Behavior in Mangaia.
   Ibid., p.. 118.
   Ibid., p.. 123.
   Ibid., p. 156.
  
   2.2. ЮГО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ
  
   Thangaraj K., Chaubey G., Reddy A.G., et al. 2006. Unique origin of Andaman Islanders: insight from autosomal loci. J. Human Genet., vol. 51, p. 996.-
   Hill C., Soares P., Mormina M. et al. Phylogeography and ethnogenesis of Aboriginal Southeast Asians. Mol. Biol. Evol., vol. 21, pp. 2480-2491.
   Ibid.
   Macaulay V., Hill K., Achill A. et al. Single, rapid coastal settlement of Asia revealed by Analysis of complete mitochondrial genome. Science, vol. 238, pp. 1034-1036.
   Brothwell D.R. 1960. Upper Pleistocene human skull from Niah Caves. Sarawak Mus. J., vol. 9, pp. 323-349.
   Hill C., Soares P., Mormina M. et al. Phylogeography and ethnogenesis of Aboriginal Southeast Asians. Mol. Biol. Evol., vol. 21, pp. 2480-2491.
   Ibid.
   Van Heekeren H.R. The Stone Age of Indonesia. 2nd ed. The Hague: Martinus Nijhoff. 1972.
   Bellwood P. Prehistory of the Indo-Malaysian archipelago. Hawaii: University of Hawaii Press. 1997.
   Ref. in: Winzeler, R.L. Sexual Status in Southeast Asia: Comparative Perspectives on Women, Agriculture and Political Organization. In: P.V. Esterik, ed. Women of Southeast Asia. Occasional Paper No. 9, Center of Southeast Asian Studies. Dekalb, Ill.: Northern Illinois University, 1982, p. 178.
   Hull, V. Women in Java's Rural Middle Class: Progress or Regress? In: P.V. Esterik, ed. Women of Southeast Asia. Occasional Paper No. 9, Center of Southeast Asian Studies. Dekalb, III.: Northern Illinois University, 1982..
   van der Meij Th.C. Puspakrema. A Javanese Romance from Lombok. Leiden: Research School of Asian, African and Amerindian Studies, 2002, pp. 96-97, stanza 284.
   Wieringa E.P. 2002. A Javanese handbook for would-be husbands: The S?rat Kandraning Wanita. J. Southeast Asian Studies, vol. 33, pp. 431-439.
   Ibid., p. 443.
   Kamayas, S?rat C?nthini (Suluk Tambangraras), vol. III. Yogyakarta: Yayasan Centhini, 1986: pp. 300.
   Karafet T.M., Lansing J.S., Redd A.J., et al. 2005. Balinese Y-chromosome perspective on the peopling of Indonesia: genetic contribution of Pre-Neolitic hunter-gatherers, Austronesian farmers, and Indian traders. Human Biology, vol. 77, pp. 93-113.
   Belo J. 1936. A study of Balinese family. American Anthropologist, vol. 38, p. 28.
   Mead, M. Male and Female. Mentor Book ed., New York, 1955, p. 62.
   Hose Ch., McDougall W. The Pagan Tribes of Borneo, a Description of Their Physical Moral and Intellectual Condition with some Discussion of their Ethnic Relations. 2 Vols. London: A.C. Haddon, 1912.
   O'Hanlon R. Into the Heart of Borneo. The Salamander Press: Edinburgh, 1984, p. 30.
   Hose Ch., McDougall W. Ibid.
   Mantegazza P. Sexual Relations of Mankind. New York: Anthropological Press, 1932.
   Roth H.L. Natives of Sarawak and British North Borneo. Vols I and II, Kuala Lumpur: University of Malaya Press. 1896 (republished 1968), vol. I, p. 270.
   Leyson J.F.J. The Philippines. International Encyclopedia of Sexuality. Robert T. Francoeur, Ph.D., and Raymond J. Noonan, Ph.D., Editors. New York and London: The Continuum International Publishing Group, 2004, pp. 824-845.
   Ibid.
   Гончаров И.А. Фрегат "Паллада". М.: Советская Россия, 1976, с. 427.
   Matsumura H., Pookajorn S. 2005. A morphometric analysis of the Late Pleistocene human skeleton from the Moh Khiew Cave in Thailand. J. Comp. Human Biol., v. 56, pp. 93-118.
   Cuong N.L. 1986. Two early Hoabinhian crania from Thah Hoa province, Vietnam. Z. Morph. Anthrop., v. 77, pp. 11-17.
   Matsumura H., Pookajorn S. 2005. Ibid.
   Jin L. and Su B. 2000. Natives or immigrants: modern human origin in East Asia. Nature Reviews. Genetics, v. 1, pp. 126-133.
   Connelly K. Touch the Dragon. A Thai Journal. Winnipeg: Thurston Press, 1992, p. 13.
   Ibid, p. 56.
   Draeger D.F., Smith R.W. Comprehensive Asian Fighting Arts. Tokyo: Kodansha International, 1980.
   Klausner W.J. (ed.) Reflections on Thai Culture. Bangkok: The Siam Society under Royal Patronage, 1993, pp. 57-58
   Ibid.
   PROSTITUTION: More Thais selling sex, study finds. The Nation, January 3, 2004.
   O'Connell Davidson J., Sanchez Taylor J. 1996. Child Prostitution and Sex Tourism. Thailand. Bangkok: ECPAT.
   Ibid.
  
   2.3. ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ
  
   Tajima A., Hayami M., Tokunaga K., et al. 2004. Genetic origins of the Ainu inferred from combined DNA analyses of maternal and paternal lineages. J. Human Genet., vol. 49, pp.1434-5161.
   Wu H.C., Poirier F.E. and Wu X.Z. Human Evolution in China: a metric description of the fossils and a review of the sites. Oxford, United Kingdom: Oxford University Press, 1995.
   Jin L., Su B. 2000. Natives or immigrants: modern human origin in East Asia. Nat. Rev. Genet., vol. 1, pp. 126-133.
   Jin L., Su B. 2000. Natives or emigrants: modern human origin in East Asia. Nat. Rev. Genet. Vol. 1, pp. 126-133.
   Zhang F, Su B, Zhang YP, Jin L.2007. Genetic studies of human diversity in East Asia. Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci.
   Jing Y., Flad R.K. 2002. Pig domestication in ancient China. Antiquity, vol. 76, pp. 724-732
   Crawford, G.W., Shen C. 1998. The origins of rice agriculture: recent progress in East Asia. Antiquity, vol. 72, pp. 858-866.
   Wen B, Li H, Lu D, et al. 2004. Genetic evidence supports demic diffusion of Han culture. Nature, vol.431, pp.302-305.
   Ланьлинский насмешник. Цзинь, Пин, Мэй, или Цветы сливы в золотой вазе (две главы). Гл. 51. Перев. В.С. Манухина при участ. А.И.Кобзева и В.С.Таскина. В кн.: Китайский эрос, под. ред. А.И. Кобзева. М.:
   OCR Палек, 1998.
   Цзинь, Пин, Мэй, или Цветы сливы в золотой вазе. Цит. по Хьюмана Ч., Ву В. Инь-Ян. Китайское искусство любви. М.: КРОН-ПРЕСС, 2000, с. 86.
   Chong K.R. Cannibalism in China. Wakefield (New Hampshire): Longwood Academic, 1990.
   Ibid.
   Sharma Y., Hutchings G. Chinese trade in human foetuses for consumption is uncovered. The London Telegraph (2nd hand), April 13th, 1995
   Chong K.R. Cannibalism in China. Wakefield (New Hampshire): Longwood Academic, 1990.
   Ibid., p. X.
   Okada H. Chugoku Igaishi (Удивительные истории Китая). Tokyo: Shinshokan, 1997.
   Гумилев Л.Н. Хунны в Китае. М.: Наука, 1974.
   Chong K.R. Cannibalism in China. Wakefield (New Hampshire): Longwood Academic, 1990.
   Miss Poppy Dixon. Eating Fetuses: The lurid Christian fantasy of godless Chinese eating "unborn children." 2000. In: http://www.jesus21.com/poppydixon/sex/chinese_eating_fetuses.html
   BBC News. Baby-eating art show sparks upset. Friday, 3 January, 2003, 12:31 GMT.
   Сидихменов В.Я. Страницы прошлого. М., 1987, с. 347-348.
   Ефимов А. Если бы не политика планирования рождаемости, в Китае жили бы 1,7 млрд. человек. РИА Новости. 15.08.2006.
   Там же.
   Там же.
   Свадебные обряды Китая. На сайте: http://china.worlds.ru/.
   Сидихменов В.Я. 1987, с. 369.
   Лебедев В. 1997. Китайская любовь. Вестник (Бостон), N22(176), 14 Октября.
   Хьюмана Ч., Ву В. Инь-Ян. Китайское искусство любви. М.: КРОН-ПРЕСС, 2000, с. 52.
   Сидихменов В.Я. 1987, с. 336.
   Там же, с. 335-336.
   Там же, с. 335-336.
   Хьюмана Ч., Ву В. 2000, с. 67.
   Levy H.S. The Lotus Lovers: The Complete History of the Curious Erotic Custom of Footbinding China. Buffalo, New York: Prometheus Books, 1992, p. 34.
   Сыма Цянь. Исторические записки. Т. 1. М., 1972, с. 175-177.
   Chang J. The Tao of Love and Sex: the Ancient Chinese Way to Ecstasy. New York: Penguin, 1991, p. 51.
   Из китайской классической поэзии. Цзя И, Чжан Хэн, Сунь Чо, Тао Цянь. Перевод и вступительная статья Е. А. Торчинова Петербургское востоковедение. 1992. Вып. 1.
   Ibid., p.39.
   Ibid., pp. 35-36.
   Ibid., p. 39.
   van Gulik R.H. Sexual Life in Ancient China .Leiden, Netherlands: E.J. Brill, 1961.
   Chang J., 1991, p. 49.
   Ibid., pp. 35-36.
   Ishihara A., Levy H.S. The Tao of Sex. Chap. 13. Yokohama, Japan: ShibundЖ, 1968, pp. 55-87.
   Chang J., 1991, p. 17.
   Хьюмана Ч., Ву В. 2000, с. 84.
   Скиппер К. Заметки о даосизме и сексуальности. Перев. А.Д.Дикарева. В кн.: Китайский Эрос, ред. А.И.Кобзев. М: OCR Палек, 1998.
   Там же.
   Хьюмана Ч., Ву В. 2000, с. 13.
   Там же, с. 53.
   Учитель Проникший-в-таинственную-тьму (Дунсюань-Цзы). Перев. А.Д.Дикарева. В кн.: Китайский Эрос, ред. А.И.Кобзев. М: OCR Палек, 1998.
   Там же.
   Confucius. Confucian Analects Book IX, chapter 17
   Конфуций. Ли Цзи (Записи о правилах). Цит. по Хьюмана Ч., Ву В. 2000, с. 9.
   Хьюмана Ч., Ву В. 2000, с. 21-25.
   Сидихменов В.Я. Из жизни императрицы Цыси. М., 1976.
   Цзинь, Пин, Мэй, или Цветы сливы в золотой вазе. Т. 1, 2. Перевод В.С. Манухина. М., 1977.
   Хьюмана Ч., Ву В. 2000, с. 91.
   Там же, сс. 93-94.
   van Gulik R. Н. Sexual Life in Ancient China. P 181.
   Ishihara A., Levy H.S. The Tao of Sex. Chap.25, pp. 139-140.
   Цзинь, Пин, Мэй, или Цветы сливы в золотой вазе. Т. 2, с. 23.
   Там же. Т 2, с. 127.
   Там же. Т. 1, с. 405.
   Завадская-Байчжи Е.В. Сексуальность как особый колорит китайской традиционной живописи. В кн.: Китайский Эрос, ред. А.И.Кобзев. М.: OCR Палек, 1998
   Lau M.P. The 1989-1990 Survey of Sexual Behavior in Modern China: A Report of the Nationwide "Sex Civilization" Survey on 20,000 Subjects in China. In: R.T. Francoeur (ed.) The International Encyclopedia of Sexuality. China. Vol. I, New York: Continuum, 1997.
   Ibid.
   Ibid.
   Ono A, Sato H., Tsutsumi T., Kudo Y. 2002. Radiocarbon dates and archaeology of the Late Pleistocene in the Japanese Islands. Radiocarbon, vol. 44, pp. 477-494.
   Takamiya H. 2002. Peopling of Western Japan, focusing on Kyushu, Shikoku, and Ryukyu Archipelago. Radiocarbon, vol. 44, pp. 495-502.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"