Резников Кирилл Юрьевич : другие произведения.

Украинцы и Русские (идеология противостояния)

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


  • Аннотация:
    Статья посвящена истории украинского национализма. Опубликована в журнале "Москва"(1996, N 4). Автор благодарен А.И.Солженицыну, прочитавшему рукопись и давшему ей ход. Cтатья есть на сайтах: Tenet Banner System http://www.geocities.com/CapitolHill/Parliament/9677/rusenukr.html, Единая Русь http://www.mrezha.ru/ua/rusenukr.html, Русской Общины Украины http://russian.kiev.ua/archives, Объединим Русь http://d-astra.chat.ru/Almanah/ukraina.html, Конгресс русских общин Крыма http://kro-krim.narod.ru/LITERAT/edrus.htm, Геополитическая библиотека http://europa.ehu.unibel.by/library/, ОстровКрым http://boozers.fortunecity.com/.


   УКРАИНЦЫ И РУССКИЕ (идеология противостояния)
   ОГЛАВЛЕНИЕ:
   Краеугольные камни
   Вредные русские гены
   Самые чистые славяне
   Неподеленное наследство
   Не так мечтали батьки
   Импортированная революция. I. Петроград
   Импортированная революция. II. Украина
   Русские антисемиты и юдолюбивые украинофилы
   Ленинизм в действии
   Украинский голокост
   Между Сталиным и Гитлером
   Русский национал-коммунизм и российская агрессивность
   Партноменклатура - кузница кадров самостийной Украины
   Торжество Руха
   Покается ли Россия?
   Заключение

   То, что происходит в последние годы между Украиной и Россией, обрушилось как снег на голову на очень многих россиян, всю жизнь считавших, что украинцы и русские настолько близкие и родные люди, что о серьезных разногласиях, тем более о вражде, не может быть и речи.

   Сходную прекраснодушную позицию разделял и я. Затем жизнь забросила меня Торонто в Канаду. Вести с Родины, в том числе о нарастающих противоречиях между Украиной и Россией, оставляли горький осадок. Вскоре выяснилось, что очень непросты от ношения украинской и русской общин и в Канаде. Конфликт этот односторонний. Выражается он в антирусских публикациях, регулярно появляющихся в местной украинской прессе, антирусской направленности передач украинской программы канадского телевидения, в демонстрациях и пикетировании у российского посольства в Оттаве. Не все гладко внутри самой украинской общины. Недавно приехавшие в Канаду украинцы неравноценны для руководства Украинского канадского комитета: вос точные украинцы не пользуются их симпатией и поддержкой. Все это становится объяснимым, если учесть то немало важное обстоятельство, что Канада является ведущим идеологическим центром украинского национализма. Канадский институт украинских исследований подготовил и впервые осуществил публикацию на английском языке Энциклопедии Украины, где крайне предвзято, с антирусской направленностью трактуется история Украины и во многих статьях дается враждебная оценка России. В 1984 году был выпущен документальный фильм, содержащий обвинения в адрес русских в организации голода на Украине в 1932-1933 гг. (Harvest of Despair. Produce of the Ukrainian Research Commettee. Toronto, 1984). На конец, сам Торонто много лет являлся центром известного своей русофобией Мирового конгресса свободных украинцев (World Congress of Free Ukrainians).

   Ознакомившись с содержанием, националистических трудов по украино-русским отношениям, я пришел к заключению об идеологической беззащитности русских и украинцев-нешовинистов против детально разработанной пропаганды ненависти, направленной против русских, но вредящей также интересам украинского народа. Поэтому я решил рассмотреть аргументы украинских русофобов и дать на них ответ. Заметки мои предназначены для русских и украинских людей, которые жили и работали вместе, дружили и ссорились, женились и разводились, имели общих детей, а сейчас призываются встать по разные стороны баррикад.

   Краеугольные камни

   Посмотрим, в чем же состоят идеологические обоснования антитирусской политики. Сразу хочу сказать, что исторически это молодой про дукт производство которого начали лишь в конце прошлого столетия. Люди, которые этим занимались, чаще всего называли себя "украннофилами", что буквально означает: любящие Украину и украинцев. На деле у украинофилов поздних поколений любовь к украинцам проявлялась и проявляется в неприязни и даже ненависти к соседним народам, особенно к русским. Хотя ненависть к соседу совсем не обязательно говорит о большой любви к своему народу, я буду все же использовать в дальнейшем на именование "украинофилы", понимая под ним идейных творцов украинского национализма (иначе читатель, обратившийся к первоисточникам, придет в смущение). Украинофильские, то есть антирусские, теории базируются на предвзятой трактовке истории Украины, при чем особое внимание уделяется якобы имевшим место различиям в национальных чертах и ранней истории восточных славян, угнетению украинцев, в царской России и их преследованию и истреблению в СССР.

   Рассмотрим сначала, какие антирусские "козыри" позволяет извлечь анализ древней истории и национальных особенностей наших народов. Проблемы ранней истории Украины по-разному освещались учеными, в том числе украинскими, не разделявшими украинофильских взглядов, и украинофилами. При этом если первые рассматривали русских, украинцев и белорусов как три тесно переплетенные ветви единого вoстoчнo-слaвянскoгo древа, выросшего из Киевской Руси, то в трудах украинофильских авторов доказывается принципиальная несхожесть украинцев и русских, вплоть до различий, генетических, а феномен Киевской Руси трактуется как результат деятельности преимущественно украинского народа. Для нас этот спор далек oт академического, поскольку выводы из него напрямую связаны с реальной политикой: либо нашим народам следует приложить усилия, чтобы создать общее великое восточно-славянское государство (федерацию или конфедерацию), либо им лучше всего разойтись навсегда.

   Вредные русские гены

   Начать,по-видимому, следует с вопроса о генетических (внешне проявляющихся в антропологических признаках) различиях между украинцами и русскими. Этот вопрос предвзято, но по форме корректно выдвинутый антропологами львовской школы 30-х годов, ныне нередко служит лишь поводом для грубых и оскорбительных выпадов в адрес русского народа (например, В. Коваленко. Московiя. Не Русь. Украiна, 1993. 22; Он же.Не так тii коммунiсти, як iмперiя. Украiна, 1994. 16; I.Drach. Will Russia Repent? The Quarterly Ukrainian. V. 16. 1993). Позиция украинских русофобов в крайнем ее варианте сводится к следующему.

   Украинцы, в отличие от русских, генетически являются настоящими европейцами (а не полумонголами), они выше ростом, красивее и здоровее русских, у украинцев не выражена наследственная склонность к алкоголизму и лени, свойственная русским, но есть природная доброта (о доброте см.: Л. Пирiг. Порожний, генофонд. Украiна, 1993. 1). Не вдаваясь в детализацию, сразу скажу, что большая часть украинцев и русских физически не различимы или отличаются незначительно, принадлежа к перекрывающимся или сходным аитропологическим типам, промежуточным между северными и южны ми европейцами по цвету волос и глаз. Различия пролявляются главным образом в наличии периферических типов, которые либо не совпадают у украинцев и русских, либо выражены в различной степени. Так, в Карпатских горах, Прикарпатье и Закарпатье живут высокие, с орлиными носами люди, напоминающие жителей северной Албании и Черногории. На юге Украины живут также высокие, темноволосые люди, но с прямым носом. Этот тип есть и на юге России, хотя в меньшей пропорции. С другой стороны, в северной России преобладают различные варианты светловолосой северной расы, сравнительно скромно представленной среди украинцев.

   В районе Волго-Камского междуречья у русских, заметна примесь уральского типа, переходного между европеоидной и монголоидной расами. Уральский тип в чистом виде встречается у угро-финских народов Приуралья и характеризуется ростом ниже среднего, широким скуластым лицом и курносым носом. Хотя примесь этого типа есть только у меньшинства русских, тем не менее этот факт десятилетиями использовали как доказательство, что русские не европейцы (украинофильские публикации играли тут вспомогательную роль), а во время Второй мировой войны тезис о расовой неполноценности русских получил дальнейшее развитие в практической деятельности нацистов, в том числе оуновцев (членов организации украинских националистов; бандеровцы - одна из фракций). Сейчас на фоне блестящих экономических и культурных успехов восточноазиатских народов, все рассуждения о превосходстве белой расы над желтой выглядят просто нелепо и, по существу, оставлены (некоторые ученые впали в другую крайность и пытаются доказать умственное превосходство, монголоидов над европеоидами). В то же время в современной западной и украинской публицистической и художественной литературе очень нередко можно встретить подчеркнутое и преувеличенное описание монголоидных черт у русских, и тут трудно дать иное объяснение, кроме наличия у авторов подобных публикаций глубоко укоренившейся неприязни и предвзятости по отношению к русскому народу. В этой связи замечу, что небольшая монголоидная примесь прослеживается у жителей Восточной и Центральной Европы, вплоть до Баварии включительно. Есть примесь саамской крови у скандинавов (саамы, или лапландцы, близки к уральской расе по типу). У народов Средиземноморья заметны признаки негроидной расы. Что касается украинцев, то они получили свою (кое-где немалую) долю монголоидной крови от тюркских кочевников Причерноморья.

   Итак, данные антропологических исследований не позволяют разделить украинцев и русских. Значительно сложнее оценить различия в генах, не связанных с такими четко фиксированными признаками, как цвет волос или группа крови. Особенно не надежны заключения о связи наследственности с особенностями поведения людей и, тем более, народов. Поэтому для меня, биолога, рассуждения о генетических основах русской лености или украинской добро ты звучат, мягко говоря, диковато. Попробую все же отыскать хоть какую-то крупицу истины в утверждениях, что русские пьют больше, чем украинцы, по причине наследственной тяги к пьянству. В трудах Российского императорского географического общества действительно можно найти сведения, что в XIX -начале XX века на Украине крестьяне пили меньше, чем в России. Теперь ситуация выровнялась, к сожалению, в сторону общего увеличения потребления спиртного. Сам этот факт говорит скорее о социально-экономических чем о биологических, причинах пьянства. Тем не менее я далек от отрицания генетической предрасположенности к алкоголизму. Я могу даже допустить, при известном полете фантазии, что в более неумеренном потреблении спиртных напитков на Севере Европы по сравнению с Югом, помимо культурных традиций и влияния климата, есть генетическая составляющая. Если бы это смогли доказать, то генетическая близость части русских к народам Северной Европы, а части украинцев - южным европейцам могла бы иметь отношение к отмеченным в прошлом веке различиям в умении пить не допьяна. Впрочем, северные гены - не такая большая беда; несмотря на проблемы со спиртным, финны и скандинавы достигли экономического и социального уровня, до которого русским и украинцам надо идти долгие годы.

   Самые чистые славяне

   Антропологические исследования показывают, что как украинцы, так русские представляют генетическую мозаику, берущую свое начало от древних народов Евразии (ситуация, типичная для других крупных народов Европы). Вопрос о том, с какими именно народами (уже не расами) наиболее cвязаны своим происхождением украинцы и русские, всегда входил в идеологическую обойму украинофилов. Их позиция в тезисном виде сводится к следующему: украинцы - наиболее чистые восточные славяне (часто вообще славяне), иногда - даже последние беспримесные арийцы Европы (О. Коваленко. I сьогоднi Укрiна надiйно захищена вiд нацiоналiзму. Украiна, 1994. N1/ 2); остальные два восточнославянских народа представляют результат смешения либо с финскими племенами (русские) либо с балтами (белорусы). При этом украинофилы любят ссылаться на географическое положение прародины славян. Большинство ученых, помещает протославян, выделившихся около 1000 лет до Р. X. из более древней балто-славянской языковой общности, к северу от Карпат, либо в междуречье Вислы и Одера, либо восточнее, в область между Вислой, Припятью и средним течением Днепра. Второй вариант более нравится украинофилам, но и первый допустим, поскольку даже в этом случае до Украины рукой подать. Через полторы тысячи лет широко расселившиеся протославяне разделились на западных, южных и восточных славян, причем последние к VII веку уже занимали огромную территорию, включающую Правобережную и часть Левобережной Украины, Белоруссию и запад европейской России вплоть до Финского залива и Ладоги. Естественно, славяне приходили не на пустое место, и местные племена с ними сливались (геноцида не было). Так, на территории Украины в состав славян вошли сарматские племена лесостепной зоны и фракийские племена Карпат. Со славянами Белоруссии смешивались племена балтской языковой группы, родственные литовцам. Славяне же, переселявшиеся на территорию России, встретили там вначале не финнов, как утверждают украинофилы, а тех же балтов, которые жили тогда вплоть до Можайска (по летописям племя голядь) а затем уже, распространяясь на север и восток, вступили в контакт с финскими племенами. Любопытно, что в миграции славян на север, в район будущего Новгорода, принимали участие и западные славяне. Обнаруживаются древние языковые и культурные параллели между новгородцами и славянами балтийского Поморья. Из этого экскурса в историю славян можно сделать вывод, что древнерусские племена, предки восточнославянских народов, не были носителями ocoбo чистых славянских корней.

   Последующие смешения не увеличили чистоту славянской крови. Так, на территории средней Украины осели и ославянились тюркские племена берендеев, черных клобуков и торков, союзники киевских князей (автор не учитывает еще вливания хазарской крови - прим.вебред. ) Сами эти князья, в отличие от современных националистов, мало думали о чистоте арийских, генов и охотно женились на половчанках; в жилах многих князей южной Руси текло до трех четвертей половецкой крови. Последующий приход монголов, а затем многовековое соседство с буджакскими, ногайскими, и крымскими тата рами и, наконец, турками также не прошли бесследно для украинцев. Был так же длившийся столетиями приток крови древних народов восточного Средиземноморья и Закавказья. Еще в XIV веке многочисленные колонии армян появились в городах Западной Украины. Контакт с греками в больших масштабах начался только с XVIII века, но зато не было никаких препятствий для, смешанных браков православных греков и украинцев. Наконец, многие столетия тек ручеек, иногда насильственно расширяемый, несущий еврейские гены. Я имею в виду так называемых выкрестов, обычно крестившихся добровольно, но временами к тому принуждаемых, как это было во время восстания Б. Хмельницкого. Еврейских предков многие украинцы получили еще до отмены большевиками церковных браков. Напомню замечание Н. Костомарова, что когда два украинских помещика начинают сводить счеты, то один обязательно найдет у другого в роду грека, а тот у него - еврея.

   В заключение хочу сказать, что все эти смешения не идут ни в какое сравнение с масштабами слияния крови, которое происходило между самими восточнославянскими народами, и в первую очередь украинцами Восточной Украины и русскими. Поэтому когда среди этих первородных украинцев (именно Восточная Украина стала называться Украиной с XV века) и природных русских (особенно юга России, но также Сибири, Дальнего Востока, Москвы) находятся любители полить грязью соседний народ и страну, то им не мешало бы вспомнить, что этой грязью они мажут своих собственных предков. С западными украинцами дело обстоит по-иному. Жители Западной Украины ста ли именовать себя украинцами только с конца XIX века, до этого, преобладало самоназвание "русины" и "галицийцы". Русины Закарпатья и лемки Карпат не считают себя украинцами и по сей день и ставят вопрос о самоопределении. Жители Западной Украины - галицийцы, закарпатские русины и горцы Карпат - отличаются от восточных украинцев не меньще, если не существенно больше, чем последние от южных русских. Так, жившие столетиями в составе Польши, а затем Австрии униаты-галицийцы имели мало общего с православными восточными украинцами, но зато были от крыты для этнических контактов со славянскими и неславянскими народами Центральной Европы.

   Все вышеизложенное очевидно для любого человека, знакомого с литературой о происхождении народов Украины и России. Поэтому мне непонятна позиция профессионалов - антропологов и этнографов, которые молча наблюдают оболванивание наших народов безграмотными или преднамеренно искажающими факты поборниками национального и расового превосходства.

   Неподеленное наследство

   Последний вопрос по ранней истории восточных славян в антирусской повестке украинофилов связан с выяснением, какой народ является прямым наследником Киевской Руси. Украинофилы утверждают, что поскольку столицей Киевской Руси был Киев, центр расселения племени полян, то именно поляне внесли ведущий вклад в развитие древнерусского государства. Соответственно, украинцы, потомки полян, являются прямыми наследниками Киевской Руси. Эта схема явно не соответствует известным нам историческим сведениям. Так, мы знаем, что к моменту образования древнерусского государства у восточных славян не было одного доминирующего центра, но было много городов.

   Самыми значительными городами на важнейшем торговом пути "из варяг в греки" были Новгород, Смоленск и Киев. Причем наиболее политически активным был Новгород. Если полагаться на летописи, именно новгородцы сначала изгнали варягов, а затем призвали на правление других варягов во главе с Рюриком. Подчинив себе весь путь "из варяг в греки", варяжские князья избрали своей столицей Киев (882 год). Новгород явно уступал Киеву как по плодородию окружающий земли, так и по независимости характера населения: новгородцы были более свободолюбивы и более склонны к демократии. Сделанный варяжской рукой столицей Руси, Киев стал быстро развиваться, привлекая людей не только из окрестных сел, но и со всех концов земли Русской и даже из других стран. Особенно возросла роль Киева с момента Крещения Руси (988 г.) и создания Русской метрополии Православной Церкви (1037 г.). Надо сказать, что украинофилы нередко причисляют к заслугам: украинцев Крещение Руси св. Владимиром, который, по их мнению, был украинцем по матери. Не говоря уж о том, что в те времена украинцев не существовало, не ясно само происхождение Малуши, матери Владимира (Вальдемара). По одной версии - она из Любеча (Черниговщина), по другой - дочь древлянского князя Мала, то есть из теперешней Белоруссии. Более важно, что в борьбе за власть со своим братом по отцу Ярополком Владимир опирался на новгородцев. Новгородцы, а не наемные варяги были решающей силой в битве, расчистившей дорогу Владимиру на киевский престол (980 г.).

   Доминирование Киева как центра земли Русской длилось очень недолго. В 1054 году Русь распалась на княжества, и, за исключением 12-летнего правления Владимира Мономаха, Киев никогда больше не был столицей единого Русского государства. С распадом Руси возросло значение других городов, Киев же оставался номинальным местом великокняжеского престола, который с боем добывали себе соперничающие князья. В 1169 году Владимиро-Суздальский князь Андрей Боголюбский, выиграв престол в Киеве, перенес его во Владимир. Это был конец политического значения Киева: центром тяжести на Руси стал Северо-Восток. Киев, однако, продолжал быть резиденцией митрополита и являлся, наряду с Новгородом, крупнейшим культурным центром Руси. В 1240 году монголы взяли Киев и разрушили его практически до основания, перебив большую часть жителей. Через пять лет итальяиские монахи, ехавшие в ставку Великого Хана, описали полное запустение на месте когда-то большого и прекрасного города.

   Далее начинается пункт спора, на мой взгляд, надуманного: куда делись киевляне и вообще поляне? В прошлом веке М. Погодин выдвинул идею, что поляне бежали на северо-восток, во Владимиро-Суздальское княжество, более удаленное от монголов. Украинофилы, начиная с М. Грушевского, утверждают, что поляне спасались на западе, в Галицко-Волынском княжестве, а затем снова заселили Киев и его окрестности. Для решения вопроса о преемственности наследия Киевской Руси это не так уж важно, поскольку к этому времени поляне ничем особенно не отличались от других русских и, кроме того, не полянами Киевская Русь была создана. Более существенно, что в 1299 году митрополит Русской Церкви переехал во Владимир, и центр русского православия переместился в северо-восточную Русь. Существенно также, что к середине XIV века независимые русские княжества (хотя и платившие дань татарам) остались только на севере и северо-востоке Руси и одно из них, управляемое князьями Рюрикова рода, стало основателем того государства, которое мы называем Россией. Следовательно, делить историческое и культурное наследие Киевской Руси - бессмысленно: оно в равной степени принадлежит русским, украинцам и белорусам. Что же касается прямой политической (Рюрикова династия) и религиозной (центр русского православия) преемственности, то с фактами трудно спорить - продолжательницей Киевской Руси было суждено стать России.

   Не так мечтали батьки

   Перечень обид, нанесенных Украине за период пребывания большей ее части в составе Российского государства составляет у украинофилов достаточно длинный список. Наиболее значительными из ниx являются ликвидация Запорожской Сечи (1775 г.) и Гетманщины (1781 г.), окончательное закрепощение крестьян Левобережья (1793 г.), арест и ссылка Тараса Шевченко (1847 г.) и, разумеется, Эмский указ Александра II (1876 г.), запретивший издание и импорт украинских книг. Было, правда, и другое. Добровольное вхождение Левобережной Украины в состав России, а затем присоединение захваченной Польшей Правобережной Украины и разгром турок и Крымского ханства обеспечили украинскому народу спокойную и безопасную жизнь, свободное исповедование православия и расширили границы расселения украинцев, навсегда устранив угрозу со стороны татар и открыв путь в плодороднейшие степи юга сегодняшней Украины. Все это создало предпосылки для быстрого экономического развития Украины, поощряемого и частично финансируемого царским правительством. Не было для украинцев и национальных препон для удовлетворения личного честолюбия. Украинцы, рассматривающиеся как ветвь русских, автоматически стали частью господствующего народа Российской империи, то есть имели те же, что и русские, возможности для личной карьеры в государственном аппарате, армии и церковной иерархии. Упомяну только брата А. Разумовского (тайного супруга императрицы Елизаветы) Кирилла, ставшего в 20 лет президентом Императорской Академии наук, А. Безбородко, канцлера правительства Екатерины II, и фельдмаршала И. Паскевича, любимца Николая I, величавшёго его в переписке "отцом-командиром".

   Возвышение некоторой части и личное благополучие очень многих украинцев, живших в Российской империи - факт крайне неприятный для украинофилов; они тут даже заимствуют у коммунистов критику царизма с рабоче-крестьянских классовых позиций. Между тем последние 20 лет перед большевистской революцией были для России периодом невиданного в ее истории экономического роста и повышения благосостояния населения. С 1880 по 1913 год российская промышленность учетверила свою производительность и почти сравнялась по доходам с сельским хозяйством, которое было в полном расцвете. Благодаря повышению урожайности сбор хлебов удвоился. В 1913 году Россия собрала зерновых на 1/3 больше, чем США, Канада и Аргентина, вместе взятые. Россия кормила Европу не только хлебом: половина поступающих на мировой рынок яиц была из России (Б. Бразоль. Царствование императора Николая II (1894-1917) в цифрах и фактах. New York: Russian Printing & Publishing House, 1959). При самых низких в Европе прямых и косвенных налогах Россия не только неизменно имела бездефицитный бюджет, но накопила золотой запас почти в два миллиарда рублей. Русский, рубль обменивался на золото и был одной из самых устойчивых валют мира. Рост доходов населения виден из количества открытых счетов, число которых с 1904 по 1908 год возросло в 4 раза, составив более 6 миллионов вкладов в Государственной сберегательной кассе на сумму более одного миллиарда рублей (к 1914 году объем вкладов еще удвоился). К этому следует добавить вклады в мелких кредитных учреждениях на сумму 1,2 миллиарда рублей (Б. Бразоль, там же). Изменилось и положение крестьян. К 1916 году в руках у крестьян, казаков и мелких собственников обрабатывающих землю личным трудом, находилось на правах собственности 75% всей земли европейской России (включая Украину). Остальные 25% были или под лесом, или в аренде у крестьян. Благодаря Столыпинской реформе крестьянская Россия превращалась в страну фермеров. С полным основанием министр земледелия А. Кривошеин мог сказать членам комиссии, приехавшим в 1912 году из Германии ознакомиться с результатами Столыпинской реформы: "России необходимы 30 лет спокойствия, чтобы сделаться наиболее богатой и процветающей страной во всем мире" (цит. по Б.Бразолю). Этого спокойствия России оставалось всего на два года.
   Процветание России, естественно, не могло не сказываться и на Украине, одной из богатейших и наиболее развитых земель Российской империи. Украинские крестьяне отнюдь не прозябали в темноте и невежестве. С 1908 года было введено обязательное (бесплатное) начальное обучение. С этого года в стране ежегодно открывалось около 10 000 школ. К моменту революции 86% украинской и русской молодежи умели читать и писать. Кроме того, получить высшее образование не было большой проблемой даже для небогатых людей. Плата за обучение студентов в царской России составляла от 50 до 150 рублей в год, то есть от 25 до 75 долларов по тогдашнему курсу рубля. Для сравнения: студенты в США платили в то время от 750 до 1250 долларов в год. При этом неимущие студенты в России очень часто вообще освобождались от платы за обучение. Не вызывает никаких сомнений, что благосостояние и культурный уровень украинского населения Российской империи к кануну Первой мировой войны были неизмеримо выше, чем галицийцев и русин в цивилизованной Австро-Венгрии. Именно толкаемые нуждой галицийские крестьяне составили ту волну украинских эмигрантов, которые распахали прерии Канады и работали на шахтах в США. Украинские крестьяне, и вообще украинцы России, за границу не уезжали. Если крестьянин страдал от малоземелья, то он мог получить в полную собственность участок земли в южной Сибири или на Дальнем Востоке размером в 45 гектаров на семью. При этом каждой семье выдавалось пособие в 200 рублей и она со всем имуществом перевозилась на новое место за счет государства (Б. Бразоль. Указ. соч.).

   Все эти факты украинофилы замалчивают также, как их замалчивали большевики. Так, Россия обвиняется в организации "утечки мозгов" и провинциализации Украины (это по поводу представителей украинской интеллигенции, делавших блестящие карьеры в Санкт-Петербурге и Москве). Кроме того, Россия виновата в том, что царское правительство помогало малоземельным крестьянам получить землю в Сибири и Дальнем Востоке, тем самым ослабляя Украину. Есть и одно оригинальное обвинение - уже в адрес самих украинцев. Украинцы царской России виноваты в том, что у них развилась "малороссийская ментальность", то есть что они стали патриотами Российского государства и считали себя хотя и отличной, но частью великого русскою племени. Отсюда следует суровый суд над Н. Гоголем, исключенным из состава истинных украинцев, забвение таких замечательных художников, как Д. Левицкий и И. Репин. Не одобряется и простой народ, который не проявлял к русским сколько-нибудь заметного антагонизма, ограничиваясь, в худшем случае, не такими уж обидными прозвищами, как "москаль" или "кацап". Даже украинофилы-основоположники заслуживают упреки украинофилов современных. Они ведь мечтали либо об украинской автономии, либо о независимой Украине в составе федерации братских славянских республик. В обоих случаях Украина и Россия не представлялись им как чуждые друг другу, тем более враждебные государства.

   Импортированная революция. I. Петроград

   Вопрос, об установлении власти большевиков на Украине занимает одно из ведущих мест в антирусской пропаганде современных украинофилов. Основная их идея сводится к тому, что украинский народ - жертва насильственного импорта коммунистического режима, принесенного на штыках русской Красной Армии. Подчеркивается, что пятой колонной большевиков на Украине были национальные меньшинства (русские и евреи) - жители городов, тогда как сами украинцы, в массе своей крестьяне, либо с оружием в руках боролись за независимость страны, либо были политически пассивны, что в конечном итоге погубило самостийную Украину. Всё это построение основано на передергивании и искажении реальных исторических фактов.

   Начну с того, что хотя на Украине (как и в России) большинство населения к 1917 году действительно были крестьяне, но очень много самых чистокровных украинцев проживало в городах. Из числа украинцев еще до большевистской революции вышли известные революционеры, например, А. Желябов, организатор убийства Александра II, и Г. Гапон, спровоцировавший начало революции 1905 года. Большевиков на Украине в 1917 году было мало, но имелись сильные организации эсеров и меньшевиков (впоследствии многие эсеры и меньшевики присоединились к большевикам). В тоже время в самой столице России, в Петрограде, к осени 1917 года значительная часть большевистких сил состояла из украинцев, и их роль в октябрьском перевороте трудно переоценить. Речь идет в первую очередь о матросах Кронштадта и о непосредственных военных организаторах Октябрьского переворота. Среди моряков Балтфлота, как и вообще флота России, процент украинцев был очень высок.. 60 000 кронштадтцев во главе с председателем Центробалта матросом-большевиком П. Дыбенко обеспечивали военное доминирование большевиков в Петрограде. Среди солдат Петроградского гарнизона, где также было много украинцев, большевистская пропаганда велась под руководством члена Петроградского военно-революционного комитета Н. Крыленко. Наконец, саму подготовку и осуществление захвата власти в Петрограде большевики провели под руководством профессиональных революционеров с военным опытом - украинцев В. Антонова-Овсеенко и Н. Подвойского, будущего коменданта Зимнего. Заслуги Антонова-Овсеенко, Дыбенко и Крыленко в Октябрьском перевороте были настолько велики, что все трое были избраны в первое большевистское правительство - Совет Народных Комиссаров, где они возглавили Комитет военных и морских дел. Но не только украинские люди штыка заняли видное место в правительственной и партийной иерархии победивших большевиков. Значительные посты приобрели также А. Луначарский (часто ошибочно зачисляемый в евреи), В. Бонч-Бруевич, А. Цюрупа, а также Г. Покровский и Н. Скрыпник, введенные затем в состав большевистского правительства Украины. Из сказанного не следует, что я стараюсь приписать украинцам, как любому другому народу, ответственность за роль, которую сыграли его представители в роковой для жителей России большевистской революции. По-другому быть не могло. Второй по численности народ империи, далеко не отсталый и не слабый, выдвигал энергичных и . способных людей во все сферы жизни страны. Некоторые из них пошли в революцию, причем наряду с явными авантюристами, типа Крыленко, там нередки были искренние фанатики, верившие, что они несут человечеству счастье. Счастье, однако, обернулось горем, в том числе и для большинства организаторов Октябрьского переворота.

   Импортированная революция. II. Украина

   В отличие от центра пока еще не распавшегося Российского государства, распространение власти большевиков на юг и восток было неуспешным. В частности, Центральная Рада Украины, объединившая украинофилов, меньшевиков и эсеров, не признала главенства большевисткого правительства в Петрограде. Безуспешными оказались и попытки большевиков установить советскую власть на Украине путем еще одного переворота. Тогда был впервые пущен в ход ставший затем классическим сценарий "помощи" братскому коммунистическому правительству. В конце декабря 1917 года во входившем тогда в состав России Харькове состоялся I Украинский съезд Советов, провозгласивший Украинскую Советскую Республику и обратившийся за помощью к B. Ленину. В начале января 1918 года (вот она, козырная карта украинофилов!) 12-тысячная Красная Армия, в составе которой было много украинцев (вспомните И. Щорса и В. Боженко), под руководством известного нам Антонова.-Оввеенка вторглась на Украину. Красным противостояли 15-тысячная армия Рады и около 300 000 солдат украинизированных частей бывшей Российской армии. Однако эти солдаты расходились по домам или переходили на сторону большевиков. Меньше чем через месяц после вторжения красные вступили в Киев. Возвращаться в столицу Украины Раде Пришлось уже после заключения Брест-Литовского договора (март 1918 года), в обозе германской оккупационной армии. Немцы, впрочем, скоро разочаровались в эффективности Рады и заменили ее гетманом П. Скоропадским. Гетман, способный администратор слишком зависел от немцев и не мог помещать разграблению ими Украины. Кроме того, он не был русофобом. В итоге, с началом революции в Германии и эвакуацией немцев, Скоропадскому пришлось иметь дело как с возродившимися в лице Директории националистами Рады во главе с С. Петлюрой, так и с крестьянами-повстанцами на юге Украины и, наконец, с большевиками, ждущими своего часа. Наиболее удачливой оказалась Директория, на чью сторону перешли войска гетмана, и скоро Киев, обороняемый горсткой русских офицеров и юнкеров , не забытых нами благодаря М. Булгакову ( при открытиии которому мемориальной доски в Киеве был совершен акт вандализма - прим. вебред), оказался в руках петлюровцев.

   Затем события развернулись по старому сценарию. В январе 1919 года несколько полков Красной армии во главе с Антоновым-Овсеенко перешли границу Украины и в начале февраля вошли в Киев. Многочисленные крестьянские формирования анархисткой или левоэсерской оринтации, в частности, Н. Махно и М Григорьева, поддержали большевиков. Скоро, однако, введение на Укараине продразверстки и террор ЧК заставили крестьян отвернуться от большевиков. Еще большее значение имели успехи Белой армии, поставившие под угрозу само существование Советов; большевикам стало не до Украины. В этой ситуации остатки петлюровцев, подкрепленные галицийскими формированиями, вытесненными поляками из Западной Украины, начали наступление на Киев. Но появилась новая сила: Белая Добровольческая армия вступила в город одновременно с галицийцами и заставила их его покинуть. Последовавшие события до сих пор вызывают горькие упреки украинйфилов в адрес Добровольческой армии. Белые разгромили петлюровцев, а остатки более стоящих в вoeнном отношении галицийцев взяли под свое начало. Дальнейшими участниками гражданской войны на Украине были Белая и Красная армии, поляки, крестьянские повстанческие армии, но украинские националисты уже не выступали как самостоятельная сила. Победили, как мы знаем, красные. В декабре 1919 года большевики в третий раз провозгласили создание Украинской Советской республики и к осени 1920 года достаточно прочно контролировали территорию Восточной Украины (большая часть Западной Украины досталась Польше). Какие выводы можно сделать из истории гражданской войны на Украине?

   Во-первых, советская власть действительно была принесена на Украину на штыках украинских и русских солдат Красной Армии, направленной туда разномастной группой политических авантюристов, которые меньше всего ассоциировали себя с Россией.
   Во-вторых, реальной поддержки у украинских националистов не было ни в городе, ни на селе. Большинству крестьян не нравились ни красные, ни петлюровцы, ни белые: отсюда их переходы из одного лагеря в другой.
   В-третьих, как самостоятельные участники гражданской войны украинские националисты перестали иметь значение задолго до ее окончания на Украине. Таким образом, не было противоборства Красной России и Жовто-Блакитной Украины. Реальное противоборство на всей территории бывшей Российской империи, включая Украину, было между Красной и Белой армиями, в рядах которых с обеих сторон сражались все народы империи, но больше всего русские и украинцы.

   Русские антисемиты и юдолюбивые украинофилы

   Еврейский вопрос не предмет моих заметок. Но есть один аспект, где он непосредственно связан с рассматриваемой темой. Речь идет о трактовке жизни (и смерти) евреев на Украине, которым сами евреи отводят видное место в истории антисемитизма. Украинофилы объясняют, что эти события происходили либо не на почве антисемитизма, либо если все же на почве антисемитизма, то не украинского, а русского. Хорошим примером этой позиции является статья об антисемитизме в Энциклопедии Украины (Antisemitism. Encyclopedia of Ukraine. University of Toronto Press. V.1 1972). В этой статье, написанной Б.Витвицким, разъясняется, что до присоединения к России на Украине антисемитизма вообще-то и не было. Эту свою мысль автор обосновывает следующим образом: "Классическая формулировка Г. Альпеста определяет этнические предубеждения, в том числе антисемитизм, как антипатию, основанную на ошибочных и негибких обобщениях... Поэтому массовые убийства евреев и поляков во время восстания (Б. Хмельницкого. -К. Р.), когда погибли десятки тысяч, были вызваны объективными условиями угнетения и, вероятно, имели мало общего с этническими предубеждениями, в смысле, определенном выше. Сходный анализ применим к убийствам евреев во время кровавого гайдамацкого восстания, XVIII века. Хотя более ужасные по последствиям, чем изгнания, и большинство других преследований, которые евреи были вынуждены выносить столетиями, например, в Западной Европе и России, убийства евреев и поляков украинцами вовремя восстаний XVII и XVIII веков имеют важное отличие от преследований евреев в упомянутых странах. Причина та, что там евреи представляли осажденное и приниженное меньшинство, тогда как на Украине они были по отношению к украинцам частью правящих классов".

   Железная логика, не так ли? Получается, что зачисленные Витвицким в правящий класс Украины 100 000 местечковых евреев - жертв восстания Хмельницкого, плюс еще 50000-60000 убитых во время гайдаматчины пострадали не в результате "ошибочных и негибких обобщений" и нe подпадают под ученую формулировку об антисемитизме. Впрочем, идиллии евреев на Украине пришел конец. В конце XVIII века Россия, имевшая тогда весьма скромный опыт угнетения евреев, которых на Руси почти не было, присоединила большую часть Украины, где сразу прекратились массовые убийства, зато появился "классический" антисемитизм. По этому поводу Витвицкий пишет:"Классические примеры широко распространенных предубеждений против евреев на Украине появились, когда Россия распространила свою властъ на большую часть Украины... Классически антисемитские, по мотивам и намерениям, ограничения служили как для дискриминации евреев, так и для того, чтобы выделить их в глазах населения как группу, заслуживающую предвзятого отношения". В связи с этим, разъясняет Витвицкий, на Украине возникли два антисемтизмма: неукраинский, т.е. осуществляемый неукраинцами или по неукраинской инициативе, и истинно украинский антисемитизм. Причем, согласно Витвицкому, практически все случаи преследования евреев имели отношение к первой (русской) его разновидности. Цитирую автора: "... в отличие от вполне ясных примеров русского антисемитизма на Украине примеры истинно украинского, антисемитизма значительно более трудно установить..." Как видите, Витвицкий нам доказал, что если были проблемы у евреев на Украине, то только из-за русского антисемитизма. Доказал Витвицкий также и то, что бумага Энциклопедии Украины все стерпит.

   Я вовсе не собираюсь отрицать антисемитизм, связанный с деятельностью царского правительства - введение черты оседлости, барьер процентной нормы при поступлении в гимназию или университет, невозможность для евреев занять должность, дающую право на получение личного дворянства. (На евреев, принявших православие, эти ограничения не распространялись. Так, А. Деникин пишет в своих мемуаpax, что к 1913 году в русской армии было шесть генералов еврейского происхождения.) Наиболее позорные страницы в истории антисемитизма в царской России связаны с еврейскими погромами 80-х годов XIX века и периода революции 1905 года. Большинство этих погромов произошло на Украине. Первая волна погромов явилась результатом распространившихся слухов, что в убийстве Александра II виноваты евреи. Надо сказать, что правивший тогда Александр III, будучи сильным царем и любя порядок, жестко подавлял погромы, В результате убитых насчитывалось единицы, хотя моральный ущерб был велик. Вторая волна погромов (1904-1905 гг.) произошла уже при Николае II, монархе слабом и подверженном влиянию различных придворных  группировок. Эта волна погромов, более кровавая, чем первая (погибли сотни людей), подавлялась властями нерешительно, во многих случаях преднамеренно не эффективно.

   Надо сказать, что политика царского правительства по отношению к евреям была не только негуманной, но неразумной. Она подталкивала наиболее активную часть еврейской молодежи к революционной деятельности, которая в немалой мере способствовала концу династии Романовых, а затем установлению власти большевиков. Другим следствием этой непростительной политической близорукости был рост антирусских настроений на Западе, причем не только в богатых и влиятельных еврейских кругах, но и среди либерально настроенных интеллигентов Европы и Соединенных Штатов, хорошо помнивших о прежних грехах России (раздел Польши, подавление польских восстаний 1830 и 1863 годов, подавление венгерской революции 1848 года). В результате российские революционеры всех направлений легко находили на Западе поддержку и деньги. Позднее, уже в период гражданской войны, общественное мнение стран Запада резко осуждало политику помощи западных демократий Белому движению, олицетворяя его с антисемитизмом.

   Третья волна погромов, опять происходивших преимущественно на Украине, является предметом особой озабоченности украинофилов. Дело в том, что эти погромы относятся к периоду гражданской войны на Украине и среди участников истребления около 60 000 еврейских жителей видное место занимали петлюровская армия и связанные с ней националистические партизанские формирования. Украинофилы утверждают, чтo, во-первых, руководство Директории и сам Петлюра дружественно относились к евреям и не их вина, что не выполнялись приказы по прекращению погромов. Во-вторых, основные участники погромов на Украине - это вовсе не петлюровцы, а русские белогвардейцы армии Деникина. В своих мемуарах Деникин отнюдь не пытается доказать, что он друг евреев, хотя и не выражает открыто антисемитских взглядов. Правительство большевиков Деникин считал антинациональным и отмечал еврейский состав большевистской делегации, подписавшей позорный для России Брестский мир (А. Деникин. Путь русского офицера. Нью-Йорк: Изд-во Чехова, 1953; Он ж., Очерки русской смуты. М.: Наука, :1991). Тем не менее не любящий евреев А. Деникин делал то же самое, что друг евреев Петлюра, то есть издавал приказы по прекращению погромов, которые не выполнялись.

   Есть еще один нюанс. В 1926 году С. Шварцбард застрелил в Париже Петлюру, осуществив тем самым акт возмездия за массовые убийства евреев, в том числе пятнадцати родственников самого Шварцбарда. Почему он стрелял не в Деникина, который тоже жил во Франции? Вряд ли это было связано с техническими трудностями. Во всяком случае, не для Шварцбарда, прошедшего всю Первую мировую войну в рядах французского Иностранного легиона и награжденного Военным крестом. Неосведомленность о делах на Украине? Тоже вряд ли: Шварцбард успел также повоевать с петлюровцами и белыми на Украине, а затем снова вернулся во Францию. Выбрал он все же Петлюру, и французский суд по совокупности обстоятельств его оправдал. В этой связи украинофилы высказывают мнение, что в раздувании антипетлюровских настроений виноваты сами евреи, которые всегда больше симпатизировали русским, чем украинцам. Симпатизировали "классическим антисемитам"? А в самом деде - загадочна еврейская душа.

   Ленинизм в действии

   Мы оказались свидетелями и участниками краха невиданного в истории эксперимента, поставленного 78 лет назад кучкой политических фанатиков над населением нашей Родины. Для большинства из нас первая, наиболее ужасная часть этого эксперимента не связана с личным опытом и существует умозрительно, в виде документальной и художественной литературы. Писать по-настоящему эмоционально, душой своей, об этом времени мы не можем и на громкие слова не имеем морального права. Впрочем, великую задачу эту выполнили те, кому это было по плечу, и трудно добавить что-либо к фундаментальному "Архипелагу ГУЛАГ", А. Солженицына, страшным свидетельствам В. Шаламова или превзойти художественную прозу Ю.Домбровского. Сам я получил несколько больше среднего в эмоциональном восприятии первых десятилетий большевизма только потому, что всегда был духовно близок с моей матерью, которой было 10 лет в октябре 1917 года и которая сохранила светлую голову и память по сей день. Прожитая ею жизнь типична для беспартийной интеллигентки, носящей вдобавок старинную фамилию Сапега. Впрочем, мать была более удачлива, чем многие, ей подобные, поскольку она прошла только тюрьму, но миновала лагеря и расстрел. И я могy не только головой, но сердцем признать правоту обвинений в адрес большевиков, включая их преступления на Украине.

   Предмет моего несогласия со спекулирующими на жертвах украинского народа украинофилами заключается в другом - в отрицании ключевого пункта их обвинений, что во всем, как всегда, виноваты русские, на сей раз в лице русского большевисткого правительства.

   Для доказательства ложности этих утверждений я не пойду путем отрицания национальной окраски большевизма, ссылаясь на приоритете интернационализма в идеологии коммунистов. Я имею, однако, все основания для заключения, что в первые 15 лет после захвата власти в России большевисткий режим меньше всего мог называться русским. Дело тут даже не в многочисленных еврейских и других нерусских фамилиях в руководстве партии большевиков и Советского правительства. Главное - это общая антирусская направленность большевисткого режима, с приоритетом поощрения всех национальностей, кроме русской. Эта антирусская политика была детищем человека, который по своему самосознанию и воспитанию принадлежал к русскому дворянству. Я нахожу, кстати, мелким занятием копание в родословной В. Ленина с выяснением процентов различной нерусской, особенно столь важной для антисемитов еврейской, крови. Большинство православного дворянства России имело в каком-то поколении нерусских предков (некоторые не имели ни капли русской крови), и это не мешало им быть патриотами и чувствовать себя русскими. Дело в другом: в идеологии Ленина, в его убежденности, что для большевистского режима "великодержавный шовинизм" русских "в 1000 раз, опаснее буржуазного национализма" других народов захваченной большевиками страны. В своей антирусской направленности Ленин не имел равных среди других большевиков. Стоит вспомнить его замечания в адрес централизаторски настроенных И. Сталина, С. Орджоникидзе и Ф. Дзержинского, что нет больших "великодержавных шовинистов", чем "обрусевшие инородцы", или что разработанный Сталиным проект Организации СССР не защитит нерусских "от попирания их прав этим типичным русским человеком, подлецом и гонителем по своей натуре, классическим типом русского бюрократа" (В. Ленин. К вопросу о национальностях или об "автономизации". Полн. собр. соч., т. 45). При огромном авторитете Ленина в партии он не только смог продиктовать свое понимание национальной политики СССР, но и заложил долговременные основы этой политики, которые полностью не были изжиты вплоть до распада Советской империи.

   Вопреки оппозиции централизаторов в руководстве партии Ленин настоял на организации СССР как союза формально равноправных республик. При этом антирусская направленность ленинской национальной политики проявилась уже при территориальном размежевании союзных и автономных республик, которое полностью игнорировало интересы и судьбу русского населения. Для УССР это обернулось передачей ей территорий, которые никогда не являлись исторической Украиной, не были включены в Украину, признанную в 1917 году Временным правительством России, и вошли лишь частично вее состав даже по условиям Брест-Литовского мира 1918 года. Большевики подарили Украине богатейшие земли России, размером с крупную европейскую страну, включая область Харькова на северо-востоке - землю, принадлежавшую России еще в XVI веке, Новороссию и Северную Таврию с городами Одесса, Николаев, Херсон, Мелитополь - плод побед России над турками в XVIII веке, и весь Донбасс, издавна бывший Землей казачьего Во йска Донского. Все эти приращения Украины были проведены по-большевистски, росчерком пера, без соблюдения таких "гнилых" буржуазных приемов, как плебисцит жителей передаваемых территорий. (Примечательно, что идея плебисцита очень не нравится и правительству сегодняшней демократической Украины.)

   Следующим этапом антирусской политики большевиков явилась проводившаяся во всех республиках СССР, включая автономные республики РСФСР, кампания коренизации, то есть удаления русских из государственного и партийного аппарата республик и запрет на использование русского языка в официальной и партийной переписке и в системе высшего образования. Хотя сама идея коренизации соответствует нормаль ному процессу становления государственности, ее темпы и методы были опять-таки большевистскими, то есть сверхбыстрыми и насильственными, что в случае Украины обернулось проблемой для большинства городских жителей, не знавших украинского языка. К тому же столь быстрое устранение русского языка было попросту вредным для промышленности, системы высшего образования и науки, где единственным языком документации, учебной и научной литературы мог быть тогда только русский (подобные процессы происходят и сейчас - прим. вебред.). В этой связи стоит вспомнить осторожную языковую политику Индии, которая через 50 лет после получения независимости продолжает сохранять английский язык как второй после хинди язык страны. Надо сказать, что украинизация 20-х годов очень одобряется современными украинофилами, которые сконны рисовать в розовых тонах проводивших украинизацию большевиков. Вот что пишет об этом периоде крупный украино-канадский историк О.Субтельный: " Казалось, приближается творчесий симбиоз национализма и коммунизма, который может ответить на национальные и социоэкономические нужды украинцев" (0. Subtelny. Ukraine: a history. University of Toronto Press, 1990). При этом упускается такая небольшая деталь, как большевистский террор, не прекращавшийся все 20-е годы. Видимо, атрибуты украинской государственности и введение преподавания на украинском языке важнее для украинофилов, чем аресты и гибель десятков тысяч невинных их соотечественников.

   Впрочем, основная часть ужасов первых ,10-15 лет большевистского режима выпала на долю русского народа. В "Архипелаге ГУЛАГ" Солженицын, приводит замечательную фразу Владимира Ильича, призывавшего к "очистке русской земли от всякого рода вредных насекомых". Солженицын дает далее подробную классификацию разновидностей насекомых, которыми оказались целые пласты населения, и описывает факты их выведения. Здесь хочу отметить, что в период красного террора 1918-1921 годов, когда насекомых не столько сажали, сколько расстреливали, русские насекомые были, гораздо более уязвимы, чем украинские. Дело не в том, что Владимир Ильич считал украинских насекомых менее вредными: чего не было, того не было. Просто их оказалось труднее выводить. До 1920 года большевики лишь временами контролировали Украину, где власти сменялись чуть ли не каждый месяц. Поэтому насекомые имели шанс забиться в шелку и, переждав недолгую власть красных, перескочить в более безопасную щель, а затем вообще перебежать в другой дом. Таким путем спасались и многие русские насекомые, массами сбегавшиеся на Украину. Последующий их исход в другой дом составил основную часть Белой эмиграции.

   В отличие от Украины в центральной России ситуация была иная: большевики удерживали там власть весь период гражданской войны. Соответствен но основная дезинфекция пришлась на русских насекомых, которые далеко не всегда имели возможность сбежать на Украину или перейти по льду Финский залив (этот путь почему-то предпочитали ученые, например биолог А. Максимов). Не слабее, чем по насекомым, ударил "военный коммунизм" и по самым заурядным обывателям городов центральной России и русскому крестьянству. Население русских городов вымирало от голода. Скудные пайки распределялись в зависимости от ценности для большевиков отдельных индивидуумов. Заградительные отряды препятствовали попыткам горожан обменять свои сбережения на продовольствие у крестьян. Числа погибших от голода в Москве никто не считал, и о гибели москвичей в 1918-1920 годах вообще плохо знают, хотя масштабы сопоставимы с потерями во время ленинградской блокады 1941-1943 годов. Моя мать рассказывала, что после гражданской войны Москва заселялась заново, отсюда так мало москвичей имеют предков, живших в Москве до революции. Крестьянам центральной России пришлось не слаще: они оказались основным источником кормления большевиков. Продотряды обирали их регулярно. Кто уклонялся или пробовал возражать, получал пулю. На продразверстку русские крестьяне отвечали восстаниями (особенно знаменито тамбовское восстание, с трудом подавленное Красной армией) и уходом из жизни - по причине голодной смерти. По различным оценкам, число умерших от голода в Поволжье в 1920-1922 годах составляет от 1,5 до 5 миллионов человек (Famine. Encyclopaedia Britannica. V. 9. 1973). На Украине крестьянские повстанческие армии тоже были потоплены большевиками в крови, но, такого голода, как в Поволжье, тогда не было.

   После установления власти большевиков на Украине, условия для дезинфекции насекомых перестали отличаться там от российских, но как раз в это время большевики помягчали - реже ставили к стенке, а больше отправляли в тюрьмы и на острова пока еще зачаточного архипелага лагерей. Все же и в "благословенные" 20-е годы Россия сохранила некоторые печальные "преимущества" по сравнению с Украиной, Для этого были существенные причины: в России находился центр Русской Православной Церкви по главе с патриархом Тихоном и вдобавок земля во многих местах была сплошь усеяна вреднейшими насекомыми - казаками. 20-е годы известны судами над церковниками, на которых блистал герой Октябрьского переворота Генеральный прокурор СССР Крыленко (Солженицын отводит его деятельности три главы в "Архипелаге ГУЛАГ"). По отношению к казачеству, помимо репрессивных мер, были применены меры, основанные на принципах ленинской национальной политики: их земли по возможности передавали сопредельным союзным и автономным республикам. Таким путем Россия лишилась южной части Западной Сибири, бассейна реки Урал, а также Донбасса. Свой разговор о пока еще "незапятнанном" Сталиным ленинизме хочу закончить повторением утверждения, что трудно найти хоть малейший намек на русофильство в теории и практике тогдашних большевиков. Если, конечно, не полагать, что свою склонность к великодержавному шовинизму Ленин и его верные последователи проявляли в преимущественном истреблении русского народа, уничтожении его духовных начал и разбазаривании русской земли.

   Украинский голокост

   Русский национал-коммунизм все же пришел на смену ленинскому интернационализму. Этот переход осуществился в период диктатуры Сталина, человека нерусского. Причины ориентации Сталина преимущественно на русских в партийных, государственных и карательных органах СССР никак не связаны с особыми его симпатиями к русским. Просто Сталин всегда был крайне осторожен и предпочитал иметь дополнительный запас прочности в виде всем ему обязанных кадров, набранных из самого многочисленного и наиболее терпеливого народа страны. Произошло это далеко не сразу. Сталин стал полновластным диктатором в 1927 году, а свою кампанию русификации кадров он осуществил только через 10 лет - во время больших чисток 1937-1938 годов. Первые приметы русского национал-коммунизма начали проявляться со второй половины 30-х годов в отдельных деталях новой государственной атрибутики (введение в Красной Армии воинских званий царской России - 1935 год, сталинские премии - за роман А. Толстого "Петр I" и фильм С. Эйзенштейна "Александр Невский" - 1941 год). Своего апогея русская атрибутика сталинского режима достигла во время Великой Отечественной войны, когда испуганный Сталин ухватился за русский патриотизм, историю, военные традиции и даже Православную Церковь, лишь бы только удержать власть. Я еще вернусь к проблеме русского национал-коммунизма, сейчас же перейду к первому периоду правления Сталина, на который приходится страшнейший в истории Украины голод 1932-1933 годов.

   Голод, вызванный сталинской коллективизацией, тотальным ограблением крестьян и депортацией в Сибирь и на Север миллионов кулаков (из них 850 000 - с Украины), принял на Украине невиданные в ее истории масштабы. Число погибших от голодной смерти на Украине оценивается от 2 до 6 миллионов человек. (Famine. Encyclopaedia Britannicа. V. 9. 1973; 0. Subtelny.Ukraine: a history. University of Toronto Press, 1990). Голод 1932-1933 годов украинские националисты считают не только самым большим преступлением большевиков, но и кульминацией целенаправленного геноцида русскими украинского народа.

   Вот как трактует эти события основатель и первый председатель партии Рух И.Драч в речи "Покается ли Россия?", зачитанной им при открытии конференции "Голод 1932-1933 годов на Украине", проходившей в 1993 году в Киеве . "Голод 1932-1933 годов был по своей природе не случаен. Не был он также эпизодом в судьбе украинского народа. Пришло время признать факт, раз и навсегда, что это был только этап... систематического уничтожения украинского народа. Ибо глубоко сидящее неприятие самого существования нашей нации преобладает среди наследников тех северных племен, которым наш народ дал веру, культуру, цивилизацию и даже имя... Первый урок, который уже становится неотъемлемой частью национального сознания украинцев, это то, что Россия никогда не имела и не дает намека, что имеет по отношению к украинцам чего-либо, кроме стремления к полному разрушению украинской нации. Мы это можем видеть от самого рафинированного философа до последнего алкоголика; слишком много русских зациклены на опаснейшей мании - украинофобии" (I. Drach. Will Russia Repent? The Ukrainian Quarterly. V. 16. 1993)

   Итак, русские обвинены (далеко не только Драчом) в геноциде украинцев в 1932-1933 годах. Обвинение тяжелейшее, и ответить на него следует фактами, именами, цифрами.

   Вопрос первый: кто несет основную ответственность за принятие решений о коллективизации, то есть уничтожении крестьянства? Ответ: ответственность несет Сталин. Начиная с XV съезда ВКП(б) (1927 г.), когда была окончательно разгромлена "левая оппозиция" (Л. Троцкий, Л. Каменев и Г. Зиновьев), Сталин стал полноновластным хозяином партии и страны. К решению о коллективизации Сталин пришел не сразу. Сначала он попытался заставить крестьян сдавать хлеб по грабительски низким ценам. Крестьяне стали придерживать хлеб. Тогда Сталин разослал по стране директивы за своей подписью с требованием начать "раскулачивание" зажиточных крестьян, а бедняков и середняков загонять в колхозы. На июльском Пленуме ЦК ВКП(б) (1928 г.) сталинские директивы стали официальной установкой партии. Попытки "правой оппозиции" помешать принятию губительных для крестьянства решений (об этом ниже) были подавлены Сталиным. Около 9 миллионов (по разным оценкам от 6 до 15 миллионов) кулаков и членов их семей были сосланы в Сибирь, где многие из них погибли. Другой причиной, обусловившей следующий этап катастрофы крестьян всех народов Советского Союза, а не только украинского, явилась постоянно возрастающая по инициативе Сталина разнарядка по сдаче колхозами сельхозпродуктов. Падение производительности труда подневольных, ограбленных колхозников только приближало страшный голод, который разразился в 1932-1933 годах.

   Вопрос второй: были ли в руководстве партии люди, которые осмеливались выступать против развязанной Сталиным войны с крестьянами? Ответ: да, такие люди нашлись в лице "правой оппозиции". Это члены Политбюро ЦК ВКП(б) Н, Бухарин, А. Рыков, М. Томский (Егоров) и кандидаты в Политбюро ЦК Н. Угланов и С. Сырцов. Все они русские люди, и многие грехи должны им проститься за попытку спасти миллионы людей и благосостояние страны. Украинцев в этом списке нет. Влиятельное руководство украинской компартии на том этапе поддерживало Сталина, который бросил им кость, заменив на посту Первого секретаря КП(б)У еврея Л. Кагановича украинским поляком С. Косиором. Лишь позже, в 1933 году, когда голод уже свирепствовал на Украине, а требования Сталина по поставкам зерна все повышались, Н. Скрыпник, один из высших партийных и государственных деятелей Украины, покончил с собой в знак протеста со сталинской политикой. Можно только гадать, удержался бы Сталин у власти, если бы компартия Украины поддержала "правую оппозицию" русских коммунистов в 1928 году.

   Вопрос третий: кто в руководстве партии периода коллективизации являлся опорой Сталина и исполнителем его воли? Ответ можно дать в виде списка членов "сталинского" Политбюро ЦК XVI съезда ВКП(б) (июль 1930 г.), сформированного спустя несколько месяцев после утряски, то есть удаления противников насильственной коллективизации. Вот этот список. Члены Политбюро: И. Сталин, К. Ворошилов, М. Калинин, Л, Каганович, С. Киров, С. Косиор, В. Куйбышев, В. Молотов, С. Орджоникидзе, Я. Рудзутак. Кандидаты в члены Политбюро: А. Микоян, Г. Петровский, В. Чубарь. По национальному составу среди партийного руководства: 5 русских, 2 грузина, 2 украинца (Петровский и Чубарь), армянин, еврей, латыш и украинский поляк. Я включил в число русских К. Ворошилова, который уверял П. Григоренко, что он украинец (П. Григоренко . В подполье можно встретить только крыс. Нью-Йорк: Детинец, 1981). Итак, в составе "русского" руководства партии ВКП(б) русские (включая Ворошилова) составляли 38%, то есть немногим более трети. Еще меньше русских было в руководстве ОГПУ - карательного органа большевиков конца 20-х - начала 30-х годов. До 1934 года во главе ОГПУ стоял поляк В.Менжинский. Его заместитель - еврей Г.Ягода сменил умершего Менжинского в 1934 году, возглавив ту же службу, но уже с новым названием - НКВД. В высших и средних звеньях ОГПУ/НКВД русских тогда было немного, преобладали евреи, латыши, поляки и даже западноевропейские выходцы вроде А. Артузова (Фраучи). Украине "повезло" больше; во главе ОГПУ Украины стоял украинец В. Балицкий. Русские палачи тоже, конечно, выполняли преступные указания Сталина. На Украине особенно заметной была роль П. Постышева, посланного Сталиным 2-м секретарем КП(б)У. Современные украинские русофобы размахивают именем Постышева как стягом, нагнетая ненависть к русским. Но ведь Постышев появился на Украине только в 1933 году, то есть когда голод там уже был в разгаре.

   Итак, первая часть страшного обвинения, что русские организовали геноцид украинского народа, явно не проходит. Не проходит потому, что русские составляли тогда меньшинство в руководстве партии и карательных органов большевиков.

   Рассмотрим вторую часть русофобского обвинения, то есть утверждение, что имел место целенаправленный геноцид именно украинского народа. География голода, вызванного коллективизацией, охватывает значительную часть Украины, степную зону Северного Кавказа, Дои, Нижнее Поволжье и Казахстан. Совершенно напрасно Субтельный противопоставляет страшные жертвы украинцев процветанию русских: "Хотя голод свирепствовал на Украине, особенно в ее юго-восточных районах, и на Северном Кавказе (где жило много украинцев), непосредственно сама Россия почти не испытала его" (О. Subtelny. Ukraine: a history. University of Toronto Press, 1990). Дон и Нижнее Поволжье заселены в основном русскими. Что касается Кубани, то причисление казаков к украинцам страдает натяжкой. Кубанское казачье войско было образовано в 1860-году путем слияния черноморских казаков, потомков запорожцев, с казаками кавказских линий, а это были донские и терские казаки. До середины XIX века казаки Северного Кавказа принимали в свои ряды крепостных крестьян, бежавших из России и с Украины. Было вливание крови кавказских горцев. Кубанские казаки не считали и не считают себя украинцами: раньше они называли себя просто казаками, а с начала ХХ века - казаками и русскими.

   Перейдем к статистике. Если говорить о печальном первенстве народов СССР по проценту потерь от голода, вызванного коллективизацией, то первое место здесь принадлежит казахам. Четырехмиллионный казахский народ потерял тогда от 1 до 1,5 миллиона человек, то есть погибли от 25% до 40 % казахов (F. Lorimer.The population of the Soviet Union. Geneva: Leage of Nations, 1946); На Украине сравнимые потери, (20-25%) были в Полтавской, Днепропетровской, Кировоградской и Одесской областях. Eще в шести областях число погибших от голода оценивается в 15%. Наконец, на севере Украины, в лесной зоне, число жертв было незначительным (R. Cottquest. The harvest of sorrow. New Ybrfe Oxford University Press, 1985). В связи с обвинением украинских русофобов хочу отметить, что среди погибших от голода на Украине было много русских. Дело в том, что голод поразил преимущественно юг и восток Украины, то есть земли, отнятые большевиками у России, где процент русских, и не только в городах, был высок. Наконец, и Россия, хотя меньше Украины пострадала от организованного Сталиным голода. Процент смертности в 1933 году по сравнению со смертностью в 1930 году (если принять ее за 100%) составил 360% на Украине и 150% в России (М. Livi-Bacci. On the human costs of collectivization in the Soviet Union. PopnI.Devl Rev., V. 19, 1993). Итак, утверждение о целенаправленном геноциде украинцев трудно примирить с фактами, дающими гораздо больше оснований говорить о целенаправленном геноциде крестьян Советского Союза. Страшное обвинение украинских русофобов в адрес русского народа при ближайшем рассмотрении лопается, как мыльный пузырь.

   Между Сталиным и Гитлером

   Я не считаю необходимым останавливаться на сталинском терроре 1937-1938 годов. Моя цель - не компиляция истории Украины или многократно описанных преступлений Сталина, а анализ антирусских построений идеологов украинского национализма.. В этом отношении страшная волна террора 1937-1938 годов не может служить козырной картой для украинских русофобов - слишком великие жертвы претерпел тогда 'русский парод. Тем не менее, жертвы 1937-1938 годов, разумеется, включены украинофилами в перечень преступлений русского большевисткого правительства против украинского народа. Отдельное замечание следует сделать относительно присоединеия к Советскому Союзу Западной Украины (1939 г.) и Буковины с Южной Бессарабией (1940 г.). Отношение к этой акции Сталина у украинофилов двойственное. С одной стороны, они одобряют факт присоединения Западной Украины к УССР, не касаясь преступности пакта Молотова - Риббентропа, поделившего Польшу на немецкую и советскую зоны. Импонирует, им также проводившаяся Советами украинизация Западной Украины, включавшая закрытие еврейских и польских предприятий, конфискацию земли у польских помещиков, депортацию в Сибирь 1,5 миллиона поляков и евреев (для последних это обернулось шансом выжить) и украинизацию школ. Осуждают они террор НКВД, депортацию 300 000 украинцев и начало коллективизации.

   Советская власть на Западной Украине длилась всего 2 года. В июле 1941 года гитлеровская Германия напала на СССР. Тема Второй мировой войны на Украине является весьма щекотливой для украинофилов. Дело в том, что украинские националисты сделали тогда ставку на Гитлера и всемерно способствовали установлению Нового порядка в Восточной Европе, Их деятельность включала не только борьбу с Красной Армией и советскими партизанами, но и войну с польскими партизанами, боровшимися против немцев, участие в подавлении восстания Варшавского гетто, а затем Словацкого и Варшавского восстаний 1944 пода, самое активное участие в истреблении евреев на Украине и, наконец, проведенное по собственной инициативе истребление 100 000 поляков (от стариков до младенцев) в деревнях Западной Украины. Есть и другая причина озабоченности украинофилов. Германо- советская война (для нас Великая Отечественная война) выявила огромную разницу в политической ориентации населения Восточной и Западной Украины. Если восточные украинцы внесли большой вклад в победу над гитлеровской Германией и почти каждая семья имеет сегодня родственников, павших в боях с фашистами, то на Западной Украине значительная часть населения находилась под влиянием фашистской Организации украинских националистов (ОУН), и только советские и польские партизаны вели реальную борьбу с немцами.

   В этой связи современные идеологи украинского национализма проводят пропагандистскую кампанию сразу в нескольких направлениях. Они возвеличивают одну из фракций ОУН, а именно фракцию, руководимую С.Бандерой, приписывая ей активную борьбу не только с Советами, но и с гитлеровцами. Всеми силами стараются украинофилы преуменьшить кровавую роль оуновцев в истреблении еврейского населения Украины. Наконец, всячески преувеличиваются прогитлеровские настроения и коллаборационизм населения Восточной Украины.

   Рассмотрим кратко историю плохо известной русскому читателю Организации украинских националистов. В 1920 году в Праге собралась группа офицеров галицийской армии, разгромленной поляками в 1919 году, и учредила Украинскую, военную организацию (УВО), ставившую целью продолжение борьбы с поляками на Западной Украине. Лидером этой террористической организации стал Евгений Коновалец. Наиболее известным терактом УВО было неудавшееся покушение на президента Польши И. Пилсудского (1921 г.). В конце 20-х годов УВО достигла договоренности об объединении с другими националистическими группами, и в 1929 году в Вене была учреждена Организация украинских националистов, или ОУН, во главе с тем же Коновальцем. Идеология ОУН с самого начала представляла одну из разновидностей фашизма, включая весь соответствующий набор: мифологизацию национальной истории, культ борьбы и силы, тоталитарную структуру власти, расизм и антисемитизм (A. Motyl. The turn to the right: the ideological origins and development of Ukrainian nationalism, 1919-1929. Boulder: East European Monographs, 1980).

   В 30-е годы оуновцы совершили более 60 терактов против польских властей, а также украинцев и поляков, призывавших к автономии Западной Украины и дружбе украинского и польского народов. К концу 30-х годов оуновцы сумели либо запугать, либо подчинить своему влиянию значительную часть населения Западной Украины. Удалось им также получить финансовую поддержку от фашистской Германии. Не все, правда, шло гладко. В 1934 году, о связи с убийством министра внутренних дел Польши В. Пекарского, польская полиция провела серию арестов среди оуновцев, взяв, в частности, организатора теракта, восходящую звезду националистов С. Бандеру. Следуя буржуазно-демократическим традициям, польские власти ограничились приговором террористов к тюремному заключению. Более эффективным оказался НКВД. В 1938 году - в Роттердаме по личному приказу Сталина вождь ОУН Коновалец был убит советским агентом (Судоплатовым).

   Раздел Польши между Германией и СССР резко изменил весь расклад. От НКВД оуновцы спасались бегством в оккупированную немцами Польшу, ставшую теперь генерал-губернаторством во главе с высшим нацистским чиновником Г.Франком. Очень скоро украинским националистам пришлось разочароваться в своих собратьях по фашисткой идеологии. Немцы вовсе не считали украинцев равными себе; для них "последние беспримесные арийцы Европы" были человеческим навозом, недолюдьми как по несоответствию параметрам нордической расы, так и по принадлежности к презренным славянам. В то же время гитлеровцы были не прочь использовать этот человеческий материал для поддержания Нового порядка в Польше и осуществления крупномасштабной диверсионной деятельности с началом планируемой войны против СССР. В 1940 году генерал-губернатор Франк санкционировал учреждение Украинского центрального комитета (УЦК), который нес ответственность за все украинские организации на территории генерал-губернаторства, включая печать, школы, больницы, местную администрацию и полицию. Хотя большинство руководства и кадров УЦК были оуновцы, во главе комитета был поставлены В. Кубийович, сочувствующий ОУН беспартийный профессор географии. Кубийович обладал редким искусством процветать при любом режиме. Все годы работы с немцами он пользовался доверием и поддержкой Франка и шефа гестапо третьего Рейха Г. Мюллера, а после поражения гитлеровцев благополучно уплыл в более тихие воды украинофильской науки, став в 1947 году генеральным секретарем, а с 1952 года председателем европейского отделения Научного общества Шевченко (умер в 1985 году профессором научного центра в Серселе под Парижем). В результате плодами деятельности Кубийовича были как организация украинской добровольческой дивизии СС "Галиция" (1943 г.), так и издание на украинском, французском и английском языках украинской энциклопедии (он был ответственным редактором всех трех изданий). Я ознакомился с последним английским изданием (Encyclopedia of Ukraine. University of Toronto Press, 1984), подготовленным и выпущенным за счет канадских налогоплательщиков, и могу заверить, что очень многие статьи написаны в духе открытой русофобии.

   Между тем в осиротевшей после убийства Коновальца ОУН шла отчаянная борьба за власть. В 1939 году в Риме ассамблея ОУН выбрала на пост лидера партии А. Мельника. Однако в 1940 году, в Кракове, группировка оуновцев, руководимая Бандерой (он был освобожден немцами), выбрала его вождем ОУН. Произошел раскол. Обе группировки ОУН, мельниковцы и бандеровцы, люто ненавидели друг друга и сохранили эту ненависть и по сей день. Все это совпало по времени с подготовкой нападения Германии на СССР. Немцы принимали услуги оуновцев обоих группировок, готовили из них диверсионные отряды. Бандера сформировал с помощью немцев два батальона - "Нахтигаль" ("Соловей") и "Роланд". В первые дни войны оуновские диверсанты, часто переодетые в форму красноармейцев, очень пригодились немцам. Разгоряченный успехом Бандера выступил по радио в захваченном немцами Львове с заявлением о создании украинского государства (30 июня 1941 года). Хотя речь шла о марионеточном государстве и Бандера закончил ее призывом к борьбе вместе с германской армией против русской оккупации за суверенное объединенное украинское государство и Новый порядок во всем мире" (W. Kosyk. Problems of the history of the-OUN and UPA. The Ukrainian Quarterly 1993. V. 41. 3), Гитлер воспринял все серьезно. В начале июля 1941 года Бандера и его помощники были арестованы и отправлены в заключение. Мельник, тоже посаженный под домашний арест, постарался реабилитироваться, обратившись через штаб германской армии к Гитлеру с просьбой позволить украинцам принять участие в крестовом походе против "большевистских варваров" (W.Kosyk , там же).

   Немцы не препятствовали активности бандеровцев и мельниковцев, направленной против попавших в окружение красноармейцев, евреев и местных коммунистов, но они относились к ним настороженно (особенно к бандеровцам) и сформировали свое собственное подразделение "Полесскую Сичь" во главе с Т. Бульбой-Боровцом для борьбы с советскими партизанами в Полесье. По выполнении задания "Сичь" была распущена (ноябрь 1941 года). Между тем нарастало открытое противостояние мельниковцей и бандеровцев. 30 августа 1941 года два ведущих члена ОУН-Мельняк были убиты бандеровцами. Раздраженные немцы провели серию арестов бандеровцев (сентябрь 1941 года). Испортившиеся отношения оуновцев и немцев привели к появлению в лесах Западной Украины партизанских формирований ОУН: в апреле 1942 года - нового отряда Бульбы-Боровца, осенью 1942 года - бандеровских и мельниковских отрядов. С немцами они избегали открытых столкновений, но вели ожесточенную борьбу друг с другом. К середине 1943 года бандеровцы окончательно разгромили соперничавшие группировки и включили их остатки в свой состав. В конце 1943 года они стали называть себя Украинской повстанческой армией и объявили о борьбе как с руссими, так и с немцами. К этому времени бандеровцы превратились во внушительную силу (по разным оценкам от 30000 до 200000 человек), контролирующую значительную часть сельской местности Западной Украины. Они совершали нападения на отдельные немецкие отряды, но основные усилия соредоточили на борьбе с наступающими советскими партизанами (особенно с ковпаковцами), с отрядами польской Армии Крайовой и на тотальном истреблении мирных жителей польских сел.

   В итоге гитлеровское командование решило изменить свое отношение к оуновцам, освободило Бандеру и позже арестованного Мельника и в июле 1944 года заключило соглашение с Украинской повстанческой армией о совместной борьбе с русскими. Но это мало что могло изменить. Летом 1944 года Красная Армия вновь вступила на землю Западной Украины и, разгромив немцев вместе с украинской дивизией СС "Галиция" под Бродами, к осени 1944 года освободила от гитлеровцев всю территорию УССР. Часть бандеровцев ушла с немцами, но большинство осталось в лесах и начало ожесточенную партизанскую войну против Красной Армий и советских властей. Почти два года в лесах Галиции, Волыни и. Карпатах шла беспощадная война между частями НКВД и бандеровцами. Обе стороны не жалели мирных жителей, которым угрожала либо отправка в лагеря за любую форму помощи бандеровцам, либо уничтожение всех членов семьи за сотрудничество с Советами. К апрелю 1946 года все крупные бандеровские подразделения были ликвидированы на территории СССР. В польских и словацких Татрах это произошло годом позже - в 1947 году. Однако небольшие группы баидеровцев продолжали партизанскую войну до 1949 года.

      Итак, Вторая мировая война закончилась для Украины. Она вышла из нее разоренной и опустошенной.. 700 городов были полиостью или частично разрушены, 28000 сел сожжено. Погибло 6,8 миллиона человек (из них 1,6 миллиона евреев), 2 миллиона гастарбайтеров были высланы немцами в Германию. В то же время Вторая мировая война имела для Украины и украинцев два долговременных последствия. Во-первых, Сталин присоединил к Украине отнятое у Венгрии и Чехословакии Закарпатье. Таким образом, к 1946 году Украина получила границы, о которых могли только мечтать самые оптимистичные украинофилы начала XX века. Во-вторых, бегство на Запад элиты ОУН и наличие там сотен тысяч перемещенных лиц с Украины создали условия для формирования сильных и многочисленных украинских организаций с ярко выраженной антирусской направленностью. Эти организации, которые для западной общественности проходили как борцы за свободу и демократию, сохранили свою оуновскую сущность и сыграли до сих пор недооцениваемую в России роль в формировании русофобии у Послевоенной интеллигенции Советской Украины.

   Русский национал-коммунизм и российская агрессивность

   В 1980 году Солженицын возмутил западный, особенно американский, истаблишмент, опубликовав статью "Ошибочные представления о России - угроза дляАмерики" (A. Solzchenitsyn . Misconceptions about Russia are a threat to America. Foreign Affairs. V. 53. 1980. 4). В этой во многом сохранившей значение статье прозвучал призыв к западному обществу не смешивать понятия "коммунизм" и "русские", "Советский Союз" и "Россия" и не делать ставку на трансформацию СССР в сторону доброго, то есть нерусского, коммунизма. Солженицын выступил также против противопоставления различных периодов в истории коммунистического правления в Советском Союзе - в частности, сталинского национал-коммунизма и ленинского революционного интернационализма. Я полностью согласен со стержневой идеей Солженицына об отчужденности основной массы русского народа (и других народов СССР) от власти большевиков на всех этапах ее существования. Все же я беру на себя смелость утверждать, что русский национал-коммунизм существовал с начала сороковых годов вплоть до краха Советской империи. Другое дело, что этот национал-коммунизм выступал по отношению к русскому народу злейшим его угнетателем и разрушителем, но все же он был.

   Основными признаками "русской" окраски этой антирусской системы были внешняя ее атрибутика и преобладание русских во властных структурах. Русская атрибутика выражалась во фразеологии, лестно характеризующей русский народ (при позднем Сталине - не без шовинистического оттенка), использовании атрибутики царской России (русская форма армии, попытка введения гимназической формы) и, наконец, приоритете русского языка как средства межнационального общения. Русификация властных структур означала, что русские (и украинцы) вытеснили из этих структур евреев, доминировавших там в первое десятилетие большевизма. Для основной массы русского народа результат этой русификации мало отличался от сути поговорки "что в лоб, что по лбу". Имелся даже дополнительный коварный момент. Ленинизм имел неприкрытый антирусский оттенок, тогда как национал-большевизм создавал иллюзию, что русские занимают среди народов СССР место, соответствующее их экономическому и культурному вкладу, численности и природным богатствам России.

   Всё это, разумеется, был чистый обман, и Солженицын пишет об этом в своей последней работе "Русский вопрос к концу XX века". Все же отмечу, что "русский националист" Сталин заложил основы экономического неравенства русских, введя одинаковый максимальный размер приусадебных участков на всей территории страны, за исключением поливных земель. При грабительских для колхозников закупочных ценах пропитаться они могли только с этих участков. Не надо быть экономистом, чтобы понимать, что участок в 0,3 га в Грузии или на Украине обеспечивал несравненно лучшую жизнь, чем такой же участок в средней России или Сибири. К этому добавьте искусственно перекошенную систему цен (государственных и рыночных) на фрукты и теплолюбивые овощи по сравнению с продуктами земледелия средней полосы (еще можно вспомнить о множестве крестьянских налогов, приводивших, например, к вырубке садов - прим. ред.). Наконец, именно РСФСР отчисляла непропорционально большую по сравнению с другими республиками часть своего бюджета как на удовлетворение внешнеполитических амбиций руководства Советской империи, так и на развитие других союзных республик.

   Итог был однозначный: за исключением Москвы, Ленинграда и нескольких не обозначенных на карте "секретных" городов, уровень жизни россиян был значительно ниже, чем у жителей других союзных республик европейской части СССР. Приведу только два примера из статистических данных за 1980 год, который, соответствует пику расцвета Советской империи. По средней обеспеченности жильем на одного человека РСФСР (13,4 м2) уступала всем республикам европейской части СССР, например, Латвии (17,2 м2), Грузии (16,8м2), УССР (15,1 м2) и БССР (14,4 м2). Еще больше был разрыв в сельской местности: Латвия - 20,1 м2, Грузия - 19,2 м2, УССР - 16,7 м3, БССР - 16,4 м2 и "господствующая" Россия -13,8 м2. Второй пример процент дорог с твердым покрытием между центральными усадьбами колхозов: Грузия - 100%, УССР -97,9%, Латвия - 95,6%, БССР - 92,4%, РСФСР - целых 69,2% (Госкомстат СССР. Сельское хозяйство в СССР. М.: Финансы и статистика, 1988). Это было даже в Подмосковье. Сошлюсь на личный опыт, когда меня в числе прочих, говоря словами В. Высоцкого, "доцентов с кандидатами" гоняли на картошку, (морковь, капусту - неважно). Обычно все случалось осенью, которая в средней России погодой не балует. Так вот, в Можайском районе Московской области грязь на дорогах между деревнями была такая, что проехать можно было только на санях, запряженных в гусеничный трактор. Думаю, такого не видывала ни Украина, ни другие "подневольные" республики СССР.

       От плохой и голодной жизни россияне охотно переселялись в более сытные и теплые союзные республики. Большинство из них занимали там нижний социальный этаж, берясь за любую работу, которую не хотели делать местные жители (ситуация, сходная с положением выходцев из стран Третьего мира или эмигрантов из Восточной Европы в богатых западных странах). Именно поэтому русские работают на шахтах Донбасса, плавят сталь в Запорожье и Рустави, добывают марганец в Чиатури. У более привилегированных коренных жителей союзных республик этот приток русских вызвал двойную реакцию. Во-первых, сформировалось устойчиво высокомерное отношение к русским как к людям второго сорта, годящимся только для черной работы и способным жить в условиях, немыслимых для коренных жителей. (Это сочеталось с пресмыкательством членов властных структур республик перед московскими аппаратчиками.). Во-вторых, сложилось твердое мнение о бедности  России, которая обирает союзные республики и кормится за их счет. Надо было распасться Советскому Союзу, чтобы доказать, что этот миф не имеет никакого отношения к реальности.

   Существует, однако, другой, гораздо более живучий миф, который объединяет в одно целое русский национал-коммунизм, царскую Россию и русский национальный характер. Это миф о врожденной агрессивности России и русских, которые всегда стремились к территориальной экспансии, завоеванию и подчинению соседних народов. Трудно сослаться на какой-то один источник, поскольку их огромное количество как в западной, так и в украинофильской литературе. Я мало что могу добавить к тому, что написал до этому поводу Солженицын. Ограничусь несколькими замечаниями.

   О национал-коммунизме. Расширение территории Советскою Союза остановилось примерно на границах Российской империи начала XX века (по площади СССР даже уступал царской России). Дальнейшая внешнеполитическая экспансия советских вождей заключалась не в территориальных приобретениях, а в насаждении коммунистических просоветских режимов и военном присутствии в различных странах. Подобная политика совершенно не  характерна для царской России, и если уж искать параллели, то они скорее обнаружатся во внешней политике современных Соединенных Штатов, которые всемерно способствуют (иногда оружием) приходу к власти демократических (проамериканских) правительств и имеют развитую сеть военных 6аз по всему миру. Так что подобная политика даже не признак коммунистической системы, а отличительная черта сверхдержав второй половины XX века.
   Обвинение России и русских в постоянных имперских устремлениях, в завоевании соседних стран, во врожденной агрессивности преувеличено примерно на 86%. Именно такой процент приращения России приходится на мирную колонизацию русского Севера, Сибири и Дальнего Востока. Никому в голову не приходит обвинять Канаду во врожденной агрессивности, а она, между прочим, вторая по размерам после России страна мира, которая к началу освоения русскими Сибири вообще не существовала. Можно даже обнаружить сходные черты в колонизации Канады и освоении русскими Сибири. Практики "хороший индеец - мертвый индеец" не было ни в Канаде, ни в России. Так же как короли Великобритании и Компания Гудзонова залива, русские цари были заинтересованы в существовании "ясачных людей", которые поставляли им меха, и брали их под защиту, Поход Ермака относится к числу немногих исключений, но Ермак воевал не с сибирскими туземцами, а с татарами, такими же пришельцами, как и русские. Ситуация тут скорее сходная с борьбой португальцев и арабов в XVI веке за торговые базы на побережье Восточной Африки.

      Русский царизм действительно был агрессивен, но агрессивен в направлении запада и юга. В свою очередь западные и южные страны и народы были не менее агрессивны в отношении России (примеров в истории достаточно, начиная с Ливонского ордена). Перевес чаще складывался в пользу России, но это не значит, чую она была агрессивней своих западных и южных соседей. Я вовсе не склонен к идеализации русских царей и российской внешней политики. Хочу лишь сказать, что по агрессивности Россия ничем не выделялась среди других  сильных государств Европы. Так что в этом отношении не только украинские националисты, но и западные политологи не имеют оснований как-то выделять Россию из ряда других больших и сильных государств. Почитайте лучше свою собственную историю.

   Подведу итоги. Русский национал-коммунизм действительно существовал последние 50 лет советского режима, но  только в интересах и для обслуживания партийной номенклатуры, большинство жителей России относилось к наиболее нищей и обездоленной части населения  СССР. Во внешней политике СССР проявлял признаки сверхдержавы, стремящейся к мировому-господству. Преемственности политики царской России тут не прослеживается, поскольку последняя стремилась не к мировому господству, а к расширению границ. Наконец, агрессивность царской России ничем не отличалась от агрессивности других сильных европейских государств и США. Основную часть своей огромной территории Россия приобрела не в результате войн и агрессии, а путем колонизации. Не солдат, а землепроходец и крестьянин-переселенец были тут главными героями. Особая агрессивность и имперские замашки русских - не более чем русофобский миф.

   Партноменклатура - кузница кадров самостийной Украины

   Деятельность номенклатуры компартии Украины (КПУ) в послесталинский период заслуживает краткого рассмотрения в связи с немаловажным обстоятельством. Именно из ее среды вышли политики, в частности Л. Кравчук, которые, сделав ставку на украинский национализм, погубили в зародыше намечающуюся федерацию освободившихся от коммунистического режима восточнославянских народов и приложили все усилия, чтобы разрыв между Украиной и Россией стал необратимым. Процесс формирования националистически настроенной украинской партократии, представителям которой довелось сыграть столь важную роль в судьбе наших народов, начался практически заново в период правления Н. Хрущева, поскольку их предшественники, проводившие коренизацию в 20-е годы, были уничтожены во время чисток Сталина. Личность и деятельность Хрущева весьма по-разному (чаще резко негативно) оценивается в современной России, но вызывает несомненную симпатию у украинофилов.

   Подобное отношение украинофилов к Хрущеву неудивительно. Русский по паспорту, но родившийся в пограничной с Украиной деревне, Хрущев по своим вкусам, симпатиям и карьерным связям в гораздо большей степени принадлежал Украине, чем России. По-видимому, он не имел отчетливого национального самосознания, как большинства жителей этой приграничной зоны, где один брат часто пишется русским, а другой украинцем. Тяготение Хрущева к Украине проявлялось не только в любви к украинским песням и расшитым рубашкам. Гораздо важнее, что он активно продвигал украинцев на ключевые посты в руководстве Советской империи. В результате к концу правления Хрущева украинцы заняли 4 из 11 мест в Политбюро ЦК КПСС, (А. Кириленко, Н. Подгорный, В. Полянский и П. Шелест), встали во, главе армии (Р. Малиновский, затем А. Гречко) и КГБ (В. Семичастный). Не будет преувеличением определить национал-большевизм времен Хрущева как украино-русский национал-большевизм с приоритетом украинского начала над русским. Вопиющим актом Произвола Хрущева по отношению к. русскому народу была навязанная им передача жемчужины России Крыма Украине (1954 г.) в честь 300-летия Переяславской Рады. Фантастический подарок, сделанный, по словам Хрущева, "как знак дружбы русского народа". Этот "знак дружбы" дорого обходится сегодняшнему русскому населению Крыма и может привести к непредсказуемым последствиям во взаимоотношениях России и Украины.

   Хрущев не только окружил себя украинцами в Кремле, он содействовал началу нового этапа украинизации властных структур на Украине, менее заметному внешне, чем коренизация 20-х годов, но по существу более глубокому и всеобъемлющему. Через несколько месяцев после прихода к асти (1953 г.) Хрущев заменил на посту первого секретаря КПУ русского  А. Мельникова украинцем А.Кириченко. С тех пор только украинцы занимали руководящие посты в КПУ: Кириченко сменил Н.Подгорный (1960 г.), а затем П. Шелест (1963 г.), который оставался у власти до 1972 года. При всей справедливости идеи передачи ведущих постов на Украине украинцам последствием ее реализации было практически полное вытеснение русских не только из состава партийной номенклатуры и, правительства УССР, но и из среднего звена партийного и правительственного аппарата, а также резкое уменьшение числа русских, стоящих во главе учебных и научно-исследовательских институтов и крупных промышленных предприятий. В итоге русские, составляющие около четверти населения Украины, оказались вытесненными со всех сколько-нибудь эначительных и влиятельных постов в республике.

   Наиболее последовательным украинизатором был Шелест. Он проводил политику экономической  автономизации Украины, неучастия УССР в финансировании общесоюзных проектов, не отказываясь при этом от использования преимуществ вхождения в СССР, в частности от получения бесплатных нефти и газа из России. Поощрялся переход на украинский язык в системе высшего образования и науке. Была опубликована в 26 томах (!) "История городов и сел Украины" (в РСФСР денег на свою историю не было). В конечном итоге Шелест вызвал раздражение у Л. Брежнева, так же как и Хрущев, связанного с Украиной и способствовавшего выдвижению "днепровского клана", но относившегося настороженно к развитию украинского национал-коммунизма. Первым секретарем КПУ был назначен В. Щербицкий.
   Правление Щербицкого (1972-1989) представляет классический пример брежневского застоя на республиканском уровне. Украинизация и автономизация экономики были остановлены. Наблюдались обратные тенденции: расширение сферы официального использования русского языка и возобновление централизации украинской экономики. Жестко подавлялись диссидентские движения. В то же время украинская партократия сохранила и укрепила свои доминирующие позиции на Украине. Завершилось также вытеснение русских с руководящих постов в науке, промышленности, высшем образовании и культуре (в области сельского хозяйства русские никогда не занимали ведущих позиций). Период застоя сформировал психологические качества новой украинской элиты: гибкость, приспособляемость, способность к любой форме мимикрии наряду с цепкостью, умением сохранять власть и трезвым предпочтением существа дела форме. Те же качества выработались и у российской партократии, но было одно принципиальное различие - наличие у украинской номенклатуры до поры до времени спрятанного желания избавиться от любой  формы зависимости от власти Кремля.

   Последние годы горбачевской перестройки, когда КПУ формалыю возглавлял В. Ивашко (1989-1990 гг.), были временем роста влияния и карьерных успехов Кравчука - партаппаратчика, сыгравшего в эти судьбоносные годы судьбоносную роль. Замзавотделом идеологии ЦК КПУ Кравчук был избран в марте 1990 года в Верховную Раду (Совет) УССР, где коммунисты получили тогда две трети мест. В качестве депутата Рады Кравчук проявил не только ораторские способности, но и редкостную гибкость, что позволило ему одновременно быть главным рупором партии и занять положение центра между крайними коммунистами и демократами-националистами. В июне 1990тода Кравчук достиг высшей точки своей партийной карьеры, став 2-м секретарем ЦК КПУ. Через год (июнь 1991 года) он был избран председателем Верховной Рады УССР. Гибкость Кравчука в отношении националистических требований демократического блока. Рады (в основном представителей Руха) объясняется не только его опытом идеолога-демагога, но более глубинными чувствами: Кравчук родился  и вырос на Западной Украине (Ровенская область), где национализм и антирусские настроения были всегда сильны. Поэтому не удивительно, что он все более и более переходил на платформу Руха по национальному вопросу. Тем не менее Кравчук в то время еще не возражал против намечавшегося заключения нового Союзного договора.

   Вместо подписания договора в СССР произошел августовский путч, во время которого Кравчук занял выжидательную позицию. Судьба путча решилась в Москве. Соответственно, 24 августа 1991 года Верховная Рада УССР декларировала независимость Украины и через два дня запретила КПУ. К этому моменту Кравчук был уже убежденным демократом-антикоммунистом и сторонником полного отделения Украины. В октябре Украина отозвала своих депутатов из Верховного Совета СССР. 1 декабря 1991 года на Украине прошли референдум о независимости и выборы президента республики. Хотя на прошедшем полгода назад общесоюзном референдуме 70% населения УССР проголосовали за сохранение СССР, на этот раз 90% голосов было подано за независимость Украины (Кравчук стал президентом Украины, набрав 61,5% голосов). Такое поразительное различие результатов референдумов объясняется не только исключительностью событий, происшедших в СССР за истёкшие полгода. Значительная часть населения Украины была просто-напросто дезинформирована: многие считали, что и после референдума Украина сохранит федеративные отношения с союзными республиками, ведь СССР продолжал еще существовать; другие поверили обещаниям националистов, что богатейшая Украина сразу станет жить хорошо, как только перестанет кормить нищую Россию (истоки мифа об иждивенчестве России рассмотрены в предыдущей главе). Как бы то ни было, результаты референдума и выборов развязали националистам руки.

   7-8 декабря 1991 года по предложению правительства Украины на госдаче в Беловежской Пуще состоялась встреча президентов трех пока еще союзных республик С. Шушкевича (Беларусь), Л. Кравчука (Украина) и Б. Ельцина (Poссия). Обсуждался вопрос о возможности подписания нового Союзного договора. Именно тут Кравчук поставил крест на надеждах о федерации восточнославянских (и некоторых других) республик СССР.

   Впрочем, лучше предоставим слово самому Кравчуку. Вот как он рассказал об этом в интервью от 17 марта 1992 года, данном московской журналистке К. Волиной (L.. Kravchuk.Our goal - a free Ukraine. Kiev: Globus Publ., 1993):
   Волина. Еще вопрос. Кто из политиков был инициатором разрушения СССР в заповеднике Беловежская Пуща?
   Кравчук. Я не могу назвать инициатора, но предложение о встрече в Беловежской Пуще пришло с Украины.
   Волина. Не от Ельцина?
   Кравчук. Не от Ельцина.
   Волина. Я слышала, некоторые говорят, что ликвидация СССР была задумана Ельциным, и ссылаются на Вас как источник этих слухов.
   Кравчук. Я не распространял подобные слухи. Я подчеркиваю, что инициатива пришла с Украины. Она пришла как результат очень серьезной подготовки. Мы анализировали различные сценарии, точки зрения, обстоятельства, разрабатывали различные варианты проекта документов, не представляя исход встречи. На пути в Беловежскую Пущу я представлял, что у нас должна быть короткая дискуссия, а затем краткое заявление, которое, как я чувствовал, будет решающим. И когда мы начали обсуждать различные сценарии, Ельцин заявил прямо: "Я хочу, чтобы Вы знали, что эти три вопроса не мои, они Горбачева, вчера я говорил с Горбачевым, и я задаю эти три вопроса от его имени. Горбачев хочет получить на них ответы, и я тоже заинтересован знать их. Вопрос номер один. Вы согласны с проектом Договора? Как Вы чувствуете, должен ли он быть изменен или исправлен, чтобы Вы могли его подписать?"
   После того как я сказал "нет" на каждый из трех вопросов, он спросил меня: "Какой же выход?"
   Волина. Так, оказывается, Ельцин имел доверенность от Горбачева?
   Кравчук. Совершенно верно.
   Волина. Означает ли это, что со стороны Ельцина не было предательства?
   Кравчук. Да, если бы я сказал, что Украина подпишет Союзный договор, Ельцин тоже бы его подписал.

   Торжество Руха

   Предыдущая глава может создать впечатление, что решающей центробежной силой, разорвавшей/федеративный союз Украины и России, была украинская номенклатура. Это, разумеется, не так. Номенклатура предпочитала существо дела форме. Существом для нее была власть, формой - идеология. В итоге номенклатура удержала власть на Украине, а главенство в националистической идеологии оставила Руху, народному фронту, который к моменту провозглашения суверенной Украины объединял большую часть национальной иителлигенции и имел всенародную поддержку на Западной Украине. Рух оказывал постоянное давление на номенклатуру как на уличных митингах, так и в зале заседаний Верховной Рады, заставляя ее занимать все более и более националистическую и антирусскую позицию (в конечном итоге Кравчук перехватил Лозунги Руха и обошел их кандидата на президентских выборах).

   Истоки Руха (по-русски - Движения) связаны с диссидентским движением 60-х годов. Украинские диссиденты, в большинстве своем коммунисты, отличались от российских шестидесятников в том отношении, что наряду с требованиями исправления "ошибок" Сталина и предоставления народу гражданских свобод они поднимали национальный вопрос. Одни (И. Дзюба) считали достаточным возврат к ленинской национальной политике и дерусификации Украины. Другие (В. Мороз) видели единственное, решение в выходе Украины из состава СССР. Наибольшую известность получила монография Дзюбы "Интернационализм или русификация?", ходившая сначала в списках, а позже посланная автором в ЦК КПУ (1965 г.). Реакция советских властей на диссидентский вызов на Украине была однозначной: большинство диссидентов было арестовано и отправлено в лагеря. Дзюбу после ареста заставили покаяться и признать свои ошибки.

   К диссидентам примыкала, не переходя, правда, опасной черты, группа украинских поэтов с устойчивым общественным положением (И.Драч, П.Мовчан, Д.Павлычко). Их деятельность во многом напоминала осторожную фронду московских коллег, тех же Е.Евтушенко или Р. Рождественского, сочетавших стремление служить образцом гражданского мужества в кругах интеллигенции и сохранять все блага, которые предоставляла им система (печатание стихов огромными тиражами, дома творчества, бесплатные поездки за границу и т. д.). Разница опять же состояла в том, что украинские литераторы-подвижники делали упор не столько на права человека, сколько на украинский национализм. В конечном итоге они "сберегли себя" для святого дела и, когда стало полностью безопасно, то есть при позднем Горбачеве, оказались инициаторами создания народного фронта Украины - Руха.

   Украинская интеллигенция прислушивалась к выступлениям диссидентов и речам фрондирующих поэтов. Система не позволяла им выражать свое недовольство без риска увольнения с работы, поэтому страсти разгорались на кухнях, где обсуждались последние новости, собранные из местных свободолюбивых источников или услышанные по западным радиоголосам, где видное место занимали представители различных фракций ОУН. Интеллигенция очень интересовалась жизнью диаспоры на Западе. Оуновская идеология не находила у большинства радиослушателей особого отклика, хотя семена русофобии все же западали в душу. Гораздо больше привлекали факты процветания зарубежных украинцев. Богатство и влияние украинской диаспоры в Канаде и США нередко переоценивались. Сложилось мнение, что с помощью диаспоры независимая Украина быстро достигнет экономического расцвета.

   На Западной Украине национальное движение было шире и глубже. Оно включало не только диссидентов и часть интеллигенции, как на востоке, но и  широкие слои населения. Местные диссиденты правозащитники (Л. Лукьяненко, В. Чёрновил) вообще не рассматривали возможность существования Украины в "улучшенном" Советском Союзе - речь шла только об отделении.

   Важнейшим компонентом западноукраинского национального движения была Украинская греко-католическая церковь (униаты). Вина здесь лежит на идиотски преступной политике советских властей, которые всемерно подавляли эту церковь, передали греко-католическне храмы Православной Церкви и стремились к искоренению униатства в СССР. Церковь сопротивлялась: существовали тайные монастыри, подпольно печаталась религиозная литература. В 1982 году И. Тереля организовал Комитет по защите Украинской католической церкви (довольно спорный вопрос; советская власть всегда поддерживала именно те религиозные организации, что выступали против канонической Православной церкви - так было с самосвятами 1917 г., с обновленцами и т.д. - прим. ред.)
   Третьим, сравнительно незначительным, компонентом западноукраинского национального движения была ОУН -в лице как оуновцев, прошедших сталинские лагеря(Д. Шумук, С. Караванский), так и детей видных деятелей ОУН (Ю.Шушкевич).

   Последний взлет подлинного диссидентского движения на Украине, грозящего для его участников лишением свободы, приходится на 70-е годы, когда была создана Украинская группа Хельсинского комитета по правозащитной деятельности. Эта группа объединила диссидентов с самыми различными взглядами: в нее вошли бывшие коммунисты, ветераны Великой Отечественной войны Н. Руденко и П. Григореико, для которых главной задачей была правозащитная  деятельность; отсидевшие свой первый срок шестидесятники, сочетавшие правозащитную деятельность с пропагандой украинского национализма (Лукьяненко, Чёрновил); бывшие оуновские националисты (Шумук, Шушкевич); религиозные активисты (В.Романюк). Здесь и ранее я называю и называл лишь немногих, что не означает моего неуважения ко всем людям, рисковавшим свободой за свои  убеждения. К 1980 году большинство членов Хельсинской группы были арестованы и приговорены к различным срокам заключения. Остальных заставили эмигрировать из СССР.

   Наступила горбачевская перестройка. Бороться с советским режимом стало безопасно и, более того, престижно: проглядывали заманчивые карьерные возможности. В ноябре 1988 года писатели и литературоведы киевского отде-ления Союза писателей и Института литературы АН УССР (на первых ролях были Драч, Мовчан и Павлычко) создали инициативный комитет по организации украинского национального фронта или движения (Рух). Начинание сразу поддержали диссиденты, вернувшиеся к тому времени из заключения. Скоро движение получило признание среди интеллигенции, студентов и широких слоев населения Западной Украины. В сентябре 1989 года состоялся первый конгресс Руха - председателем был избран Драч. На выборах в Верховную Раду в марте 1990 года Рух получил около трети депутатских мест и сразу стал оказывать сильнейшее давление на коммунистов, настаивая на от-делении Украины. В январе 1990 года Рух провел свою крупнейшую политическую акцию, организовав живую цепь от площади Св. Софии в Киеве до Львова.

   В это время начались в широких масштабах рабочие контакты Руха с оуновскими организациями украинской диаспоры, которые внешне существенно изменились за послевоенные годы. Оуновцы сохранили свое деление на враждебных друг другу бандеровцев и мельниковцев (появилась еще третья фракция - ОУН за рубежом), но убрали наиболее приметные черты фашистс-кой идеологии, - тоталитаризм и антисемитизм (бандеровцы убрали только антисемитизм). Более того, бывшие фашисты стали ведущими борцами западной демократии за свободу порабощен-ных народов: лидер бандеровской фракции Слава Стецко (жена и соратник заместителя Бандеры Я. Стецко) стала президентом Антибольшевистского блока наций и членом исполкома Мировой Антикоммунистической лиги.

   Руководство Руха получило от диаспоры не только моральную и финансовую поддержку. Очень важными были возможности выхода в международную прессу, открывшиеся благодаря второму поколению оуновских эмигрантов, людей западной культуры, для которых английский или немецкий языки были родными. Новое поколение украинской диаспоры нередко принадлежит к истэблишмёнту, знает психологию и правила игры западного общества изнутри и владеет искусством формирования общественного мнения. В этом отношении положения России и Украины совершенно различны. У россиян подобной, вросшей в западное общество, лоббистской структуры не было и нет (речь идет об эмигрантах из России, выступающих в защиту русских интересов, а не против них - последних немало).

   Не без влияния нового поколения диаспоры Рух особо подчеркнул в своей программе резко отрицательное отношение к антисемитизму и стремление обеспечить евреям на Украине счастливую жизнь. Позже этот лозунг, наряду со многими другими, перехватила украинская номенклатура, тот же Кравчук. Еврейская карта всемерно разыгрывается в настоящее время с целью показать западному миру респектабельность и демократичность суверенной Украины и ее глубокое отличие от якобы погрязшей в антисемитизме и тоталитарных устремлениях России. Представители истэблишмента диаспоры принимают в этой компании самое деятельное участие: упомяну, к примеру, публикации в канадских газетах профессора кафедры политики и экономики Королевского военного колледжа Л. Лусюка (L. Luciuk. Hard to say if changes in CIS are good or bad. The Wing-Standard, 18 August 1992).

   Следует сказать, что в России действительно есть шумные, но малочисленные группировки откровенно фашистского толка. Проявления антисемитизма в России, по крайней мере до последнего времени, выражались в единичных антиеврейских митинговых выступлениях и некотором педалировании еврейского вопроca в малотиражной прессе.  На Украине ситуация иная: публично еврейский вопрос ставится реже, чем в России (хотя есть местные антисемитские газеты), но материальные проявления антисемитизма впечатляющи: сожжение синагоги в Кременчуге, частичное разрушение мемориала Бабьего Яра, осквернение еврейских кладбищ во многих городах Украины (Deychakiwsky О. National minorities in Ukraine. The Ukrainian Quarterly. V. L. 1994. 4).

   Вернемся к Руху. После того как цель была достигнута и Украина стала самостоятельной, влияние националистической интеллигенции стало ослабевать. Власть осталась в руках более опытной в вопросах управления страной и ее хозяйством "партии власти", состоящей из бывших партаппаратчиков, бюрократов и генералов от промышленности. В стане демократии начался разброд. Из Руха (председатель Черновил) выделились Украинская республиканская партия и Демократическая партия Украины. Возникли различные мелкие ультранационалистические группировки, например, Украинская национальная самооборона. Серьезного значения они пока не имеют. Население осознало, что националисты не способны решать сложные экономические проблемы, стоящие перед Украиной. Впрочем, для большинства лидеров Руха падение популярности национализма не привело к личным потерям. Осторожная "партия власти" подбросила им хлебные и престижные должности. Некоторые особо энергичные деятели Руха создали их себе сами. Так, бывший фрондирующий поэт и инициатор создания Руха Драч был избран на Всемирном форуме украинцев (1992 г.) председателем Украинского Всемирного координационного совета. Дело неплохое - тут и гуманитарная помощь диаспоры, и планы по созданию Форум-банка. Так что вожди свои проблемы решили. Остался украинский народ, который пока не видит просвета в своей повседневной жизни.

   Покается ли Россия?

   В уже цитированной речи Драча "Покается ли Россия?" у России предъявлено требование покаяться перед Украиной. Звучит это так: "Мы еще ждем от России Ельцина и Хасбулатова принести покаяние за грехи Ленина и Сталина. Мы предлагаем России модель вины немцев по отношению к евреям и покаяния Аденаузра за вину Гитлера". Драч предупреждает о надвигающейся угрозе тотального истребления украинцев русскими. Вот как об этом сказано: "Мы должны заявить, что сегодня мы приближаемся к кульминации великорусского расизма, русского фашизма как мировоззрения и как духовной базы для кампании окончательного решения - уничтожения украинского народа. Если кто-нибудь еще сомневается в этом и не может заметить, что Ельцин страдает комплексом Андрея Боголюбского (генетически обусловленной манией русских истреблять украинцев. - К. Р.),  тогда он должен еще раз подумать, что лежит за психологическим, экономическим, политическим, культурно-информационным, а также военным, тоталитарным террором, который был единственным содержанием русской политики по отношению к Украине со дня провозглашения независимости" (1. Drach. Will Russia Repent? The Ukrainian Quarterly. V. 16. 1993).

   Все это прозвучало не на сборище  мелкой экстремистской группировки, а при открытии международной научной конференции, и выступавшим был  не полусумасшедший фанатик, а председатель Украинского Всемирного координационного совета, лицо официальное. Ясно, что дело тут не в исступленной русофобии одного Драча, а в наличии определенных кругов (на Украине и в странах диаспоры), которые при условии появления у Украины сильных союзников совсем не прочь поговорить с Россией языком оружия. Все же я убежден, что большинство украинцев не имеют ничего общего с антирусской истерией, нагнетаемой деятелями типа Драча. Поэтому я хочу вернуться к вопросу о покаянии и еще раз посмотреть, есть ли у России такие грехи перед Украиной, за которые русский народ действительно должен просить прощения.

   Резонно задать вопрос: были ли в истории Украины возможности государственного развития, прерванные Россией? Стоит вспомнить, что Хмельницкий привел Украину под руку Государя Российского только тогда, когда исчерпал все возможности создания независимого государства. Со стороны России инициативы и давления не было. Последовавшие после смерти Хмельницкого попытки части казачьей старшины вернуть страну под власть Польши привели лишь к междоусобице и расколу Гетманства. Безуспешна была и надежда найти государя в лице турецкого султана. Попытки старшины подчинить Украину иноверным правителям не встретили народной поддержки. Бесперспективным было и предательство И.Мазепой Петра I. Даже если бы русские проиграли битву под Полтавой, шведы не смогли бы выиграть войну: не хватило бы людских и материальных ресурсов. Таким образом, до XX века Украина не имела даже гипотетической возможности стать в долговременном плане самостоятельным государством. Россия тут ни при чем. По существу, народу Восточной Украины повезло, что он имел возможность спокойно развиваться в составе Российской империи.

   Значит, остается уже рассмотренное свержение большевиками правительства Центральной Рады в 1918 году. Однако вырывать из контекста истории только один эпизод - вторжение Антонова-Овсеенко на Украину - вряд ли можно признать корректным. До этого ведь был Октябрьский переворот; о роли украинских большевиков в его осуществлении я писал. Добавлю, что сразу после переворота, когда казаки генерала П. Краснова подошли к Петрограду и положение большевиков стало абсолютно критическим (Ленин лихорадочно звонил в Гельсингфорс, требуя от Балтфлота немедленной помощи), именно Дыбенко остановил казаков, обманув их согласием сместить Ленина и Троцкого, и тем самым спас большевистское правительство (Н. Salisbury. Black nights, white snow. New, York: Doubleday & Company, 1978). Допустим даже, что большевики решили не вмешиваться в дела Украины. И в этом случае шансы выживания украинской государственности отнюдь не были гарантированы: на западных границах возродилась сильная и  агрессивная Польша. Поход поляков на Киев (1920 г.) свидетельствует, что целью польских правителей была Польша в границах Речи Посполитой, то есть включая всю Украину. Война с поляками, потребовавшая от большевиков напряжения всех сил, просто не сопоставима с походом 12 тысяч солдат Антонова-Овсеенко, оказавшимся достаточным, чтобы опрокинуть Раду.

   Представим невероятное, что для большевиков и поляков не было ничего священнее, чем уважение границ самостийной Украины. Спрашивается, устроили бы современных украинских националистов границы страны, включающей только коренные земли Восточной Украины (чтобы получить Львов, надо было сначала победить Польшу), без Харькова, Донбасса и, в лучшем случае, с ограниченным выходом к морю (без Одессы)? Ведь аппетиты националистов не вполне удовлетворены даже территорией сегодняшней Украины. Лучшей иллюстрацией могут служить карты Украины, издаваемые при участии украинской общины в Канаде. На этих картах, кроме государственных границ, постоянно присутствует зеленая граница, обозначающая территории якобы компактного проживания украинцев в сопредельных странах. Эти территории включают южную часть Белгородской, Курской и Воронежской областей, запад и юг Ростовской области и всю Кубань - всего 114 000 км2 - площадь, равную пятой части сегодняшней Украины (603000 км2), вдобавок 27000 км2 в Беларуси, 3 500 км2 в Словакии и 1700 км2 в Румынии (Encyclopedia of Uкraine. Map and gazetteer volume. University of Toronto Press, 1994).

   Надо сказать, что существующие сегодня границы между странами складывались, не один день и народы платили за них дорогую цену. Даже граница США и Канады стоила двух войн. Граница между Францией и Германией обошлась их народам настолько дорого, что тела убитых немцев и французов могли бы образовать пограничный барьер между этими странами. Западные границы Украины являются результатом победоносной войны, в которой украинский народ принял участие и понес большие потери. Я имею в виду украинцев, сражавшихся в рядах Красной Армии. Еще дороже заплатили за эти границы русские солдаты, причем немало их пало от пуль украинских националистов. Восточные свои границы Украина получила легко: не нужно были побеждать Россию. В роли победителя выступило большевистское правительство, которое продиктовало побежденной стороне (России) ее границы с Украиной. Я меньше всего хочу, чтобы граница между Россией и Украиной стоила в будущем хоть капли крови. Не думаю я также, что большинство россиян настаивает на возвращении России Харькова или даже Донбасса. Но Крым является потенциальной Эльзас-Лотарингией в украино-русских отношениях.

   Вернусь к теме покаяния. Нет сомнений, что украинский народ, как и другие народы Советского Союэа, понес страшные потери в ленинско-сталинский период большевизма. Но я не вижу здесь никаких оснований для покаяния России или русского народа перед Украиной. В революции, красном и сталинском терроре приняли участие представители многих народов, в первую очередь, русские, евреи и украинцы, но также латыши, поляки, финны, грузины, армяне и русские немцы. Все эти народы понесли страшные жертвы за истекший период. Так что речь может идти  лишь о взаимном покаянии, и прощении. Но ведь не этого хотят украинские националисты: им надо официальное покаяние русского народа перед Украиной. Я не думаю, что подавляющее большинство россиян согласится на это. Впрочем, один русский все-таки нашелся. Многократно мной цитированный Драч  завершает свою речь следующим пассажем: "На конференции, организованной нашим посольством в Москве весной этого года (1993 г.), большинство русских участников выражали мнение, что голод не выбирает жертв согласно генотипу, что пред лицом голода и Сталиным все были равны. Только один, Сергей Адамович Ковалев, бывший диссидент и нынешний глава Комиссии по правам человека известного своей дурной славой русскою парламента, нaшeл мужество заявить, что русские должны сказать украинцам: "Простите нас!"( этот "правозащитник" назвал Ш.Басаева, убивавшего рожениц, всего лишь..."этаким чеченским Робин Гудом" - прим. ред.) "

   Тут мы столкнулись с проблемой роли либеральной интеллигенции в современном обществе, в частности России. Об этом написано более чем достаточно. Поэтому ограничусь изложением собственной позиции. На мой взгляд, главное, что отличает либеральную интеллигенцию от интеллигентов консервативных взглядов или националистов, это приоритет вселенских ценностей и стремление создать для обиженных и угнетенных особые условия, компенсирующие их историческую, социальную и биологическую ущербность. При внешнем сходстве с Заповедями Христа тут есть принципиальные различия: замена Бога идеалами демократии западной цивилизации, допустимость принуждения для достижения этих идеалов, отрицание личностности наций в иерархии Христианского космоса. Интересующегося читателя я отсылаю к замечательной статье В. Борисова (V. Borisov. Personality and national awareness.In: From under tbe rubble. A. Soizchenit syn et al., eds. Little Brown & Goinpany.  Boston - Toronto, 1975). В практике национальных взаимоотношений для либеральной интеллигенции (далее я буду называть их либералами, не имея в виду политические партии) характерна тенденция подразделять человечество на нации "угнетателей" и "угнетенных". Симпатии либералов всегда на стороне тех, кто ими рассматривается как жертва. Поэтому либералы, принадлежащие к нации "угнетателей", были и есть потенциальные противники собственного народа. Либералы, принадлежащие к народу "угнетенному", чаще всего перестают быть либералами и становятся националистами. Именно здесь разошлись пути украинской и русской интеллигенции.

   В России значительная часть интеллигенции до сих пор принадлежит к либералам. Авторитет покойного А.Сахарова помогает этим людям сохранять чувство внутренней правоты. Отсюда покаяние С. Ковалева в посольстве Украины в Москве. О вреде, который нанесли и наносят либералы национальным интересам России, написано немало, и я лишь добавлю, в виде сомнительного утешения, что от деятельности либералов пострадали и другие страны. В той же Канаде либералы, сострадая несчастным во всем мире, довели численность приема беженцев и родственников недавних эмигрантов до уровня, с трудом переносимого канадской экономикой и ставящего под сомнение будущее англоканадского этноса. В газетах стали рутиной жалобы рядовых канадцев, что благодаря законотворчеству либералов наибольшие шансы потерять работу и наименьшие ее получить имеет сегодня белый, сексуально нормальный мужчина.
   Из сказанного не следует, что лучше другая крайность - ксенофобия, ультранационализм и расизм. Ведь именно это желают услышать многочисленные недоброжелатели России во всем мире. Зачем же вкладывать в руки таких ненавидящих все русское политологов, как Р. Пайпс и А. Янов (США), или того же Драча орудие, облегчающее организацию скоординированной пропаганды против России, позволяющее заклеймить любого, назвавшего русофобов русофобами, как антисемита, расиста и фашиста и трактовать естественное желание русских соблюсти свои национальные интересы как угрозу демократии и миру на земле?

   Я верю в здравый смысл среднего русского человека, в национально ориентированную интеллигенцию, в растущих не на спекуляциях, а на производстве российских предпринимателей, в путь развития страны, позволяющий избежать обеих крайностей - саморазрушительного либерализма и ультранационализма. Итак, если России и есть в чём каяться, то только перед самой собой. Главное же - не покаяние, а созидание, и только на этом пути у России может быть лучшее будущее.

   Заключение

   Признаюсь, я начал писать свои заметки с надеждой завершить их пожеланием приложить общие усилия к созданию федерации, восточнославянских народов. К сожалению, такой вывод у меня не получился. Реальность продиктовала иное: в обозримом будущем федерация ограничится Россией и  Беларусью. Пути России и Украины разошлись, и остается лишь строить отношения так, как это принято между цивилизованными странами,  корректно, но с полным приоритетом собственных интересов. Для образования любого типа федерации необходимо наличие двух условий: обоюдной симпатии народов и экономической целесообразности союза. С обоюдной симпатией между русскими и украинцами дело обстоит непросто. Ощущение родственных связей с Россией до сих пор есть у большинства жителей Восточной Украины, но у значительной части интеллигенции и многих западных украинцев сложилась неприязнь к русским, принимающая иногда форму русофобии. Предпринимаются усилия, чтобы воспитать молодежь в антирусском духе. В то же время у русских, при сохранении ощущения своей близости с украинцами, нарастает чувство обиды, подогреваемое событиями в Крыму, где не так уж сложно заметить смычку крымско-татарских и украинских ультранационалистов. Такова эмоциональная сторона проблемы. Что же касается экономической оправданности федерации с Украиной, то на сегодняшний день Россия экономически больше теряет от федерации, чем приобретает. Наверное, русский народ перешагнул бы через соображения расчета, если бы видел действительно доброе к себе отношение, но оно есть только у части населения Украины. Добрые чувства этих людей следует ценить, возможно развитие гуманитарных, культурных и других связей, подразумевающих режим наибольшего благоприятствования с определенными регионами Украины. В этом нет ничего необычного, та же Украина налаживает самые активные связи с украинской диаспорой в Канаде и Соединенных Штатах. В то же время, учитывая болезненную подозрительность украинских националистов, предпочтительно, чтобы инициатива в установлении таких связей исходила не от России. Время - лучший арбитр в украино-российских отношениях. Многое будет определяться успехами и неудачами экономического развития обеих стран, степенью их политической стабильности, гибкостью и терпимостью в решении спорных вопросов. Хотелось бы надеяться, что наши народы смогут достойно и взаимоприемлемо решить существующие между ними проблемы, доставшиеся в наследство от руководителей провалившегося социального эксперимента.
   38


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"