Римель: другие произведения.

Страсти из подворотни. Глава 8.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Читатели, мы с соавтором знаем, что многие из вас долго ждали этой проды. Надеемся, что она Вам понравится. Но человеческая память, как правило, неидеальна. Поэтому подзабывшим сюжет и детали, мы советуем хотя бы мельком просмотреть текст, чтобы не обижать нас нелепыми - с нашей точки зрения - вопросами, и не ставить в неловкое положение себя. Спасибо.


   <b>Название:</b> "Lupus in fabulis, или Страсти из подворотни"
   <b>Авторы:</b> Римель <a href="http://www.diary.ru/~antologiya-Refleksii/" target=_blank>http://www.diary.ru/~antologiya-Refleksii/</a>, Алексеевна Екатерина (Немного не от мира сего...) <a href="http://www.diary.ru/member/?1314546" target=_blank>www.diary.ru/member/?1314546</a>
   <b>Пейринг:</b> М+М
   <b>Рейтинг:</b> NC-17
   <b>Жанр:</b> мистика
   <b>Бета:</b> Алексеевна Екатерина <a href="http://www.diary.ru/member/?1314546" target=_blank>www.diary.ru/member/?1314546</a>
   <b>Размер:</b> Макси
   <b>Статус:</b> В процессе
   <b>Аннотация:</b> <i>Никогда не думал, что в обычный день может произойти что-то из ряда вон выходящее. Я объясню.
   Типа, я шел-шел, зашел за угол, а там... Два бугая избивают пожилого человека...
   Знаете, куда ведет дорога, вымощенная добрыми намерениями? Я знал, но не подумал...</i>
   <b>От авторов:</b> Писано спонтанно, в ICQ. Авторы баловались-баловались, да и добаловались...
  
   Глава 8
  
   В подъезд я заходил, задумавшись. Мне все не давала покоя собственная реакция на Эмиля. Сегодня, когда он зашел утром за сахарницей, я просто не смог отпустить его сразу, хотя только недавно выскользнул из квартиры парня зверем. Мне хотелось чувствовать его рядом все время, вдыхать этот умопомрачающий запах, прикасаться. Сумасшествие какое-то. Тем более что я видел: юноша при мне смущается, явно не находя общих точек соприкосновения со взрослым мужчиной. Парадокс, но он проще относится к моей звериной ипостаси. Вспомнив, как Эмиль гонял меня по квартире, угрожая торшером, я невольно улыбнулся. И тут же в меня кто-то с силой врезался.
   Я только собирался возмутиться, как в ноздри ударил аромат. Его аромат. Не удержавшись, я глубоко втянул в себя воздух, смакуя ощущения. К запаху Эмиля примешивались нотки мыла и тягучей горячей страсти. Едва подавив в себе желание зарычать и впиться когтями в плечи под моими руками, я только опустил взгляд, разглядывая рыжую макушку. Почти сразу студент поднял голову, и несколько секунд мы смотрели в глаза друг друга. Я видел, как резко расширились, а потом сузились его зрачки, узнавая, чувствовал, как он немного рвано вздохнул, а потом ресницы порывисто опустились, прерывая контакт. Эмиль напряженно замер, извиняясь.
   Меня отвлек его друг - Артем, кажется, - показавшийся на лестнице. Парень вяло считал ногами ступеньки, но резко остановился, увидев меня и подходящего сзади брата. Щеки юноши заливал яркий румянец, только подтверждающий то, что уже уловил мой нос. От мальчишки пахло Эмилем! Моим Эмилем! Зверь во мне начал рваться, требуя выпустить его на волю, наказать наглеца за то, что тот посмел взять чужое. Плохо было и то, что я лопатками чувствовал, что Радислав тоже теряет контроль. Братец всегда был несдержанным. Осознание того, что если сейчас ничего не предпринять, то мне придется защищать Эмиля от собственного родственника, заставило взять себя в руки.
   Я совершенно не хотел предлагать совместную прогулку, но это было первое, что пришло мне в голову. А времени на раздумья не было. Брат за спиной громко засопел, недобро поглядывая на мальчишек, но, кажется, смог обуздать ярость. Разворачиваясь и направляясь к выходу из подъезда, я решал, не сделал ли только что ошибку. Но, скосив глаза на отрешенно пинающего мелкий камешек Эмиля, пришел к выводу, что все будет хорошо. И раз судьба подарила мне еще несколько часов общения с ним, то я не буду упускать такой шанс.
   - Ну, и куда вы нас поведете? - От, в общем-то, невинного вопроса все три моих спутника дернулись. Какие нервные.
   - А где вы уже были? - Эмиль, наконец, опять поднял на меня глаза, но теперь в них была только скованная вежливость.
   - Да практически нигде, если не считать, конечно, университет и несколько магазинов. - Я немного лукавил, уже успев осмотреться в городе в облике зверя, но какая разница, куда нас поведут, если он будет рядом?
   Я еще успел уловить в глазах Эмиля мстительный огонек, когда он твердо предложил:
   - Тогда пойдем в городской парк. Вам там понравится. - Как-то невнятно хрюкнувший Артем только подтвердил подозрение, что мне и брату уготовлена какая-то пакость. Но отказываться было поздно.
   Мы как раз подошли к машине, стоявшей чуть в стороне от подъезда. На ходу снимая сигнализацию, я приглашающе махнул рукой к автомобилю.
   - Прошу.
   Эмиль глянул на меня большими детскими непонимающими глазами.
   - Зачем? К тому же, я не знаю, как проехать к парку своим ходом. Поэтому мы поедем на автобусе!
   Переглянувшись с Радиславом, я пожал плечами, сдаваясь.
   - Тогда веди.
   И он повел... нас на автобусную остановку. Несмотря на отнюдь не ранний - и даже не обеденный, - час, на небольшом пятачке растрескавшегося асфальта около газетного киоска и под грязноватым стеклянным навесом толпился разномастный контингент рабочего и учащегося населения ближайших домов. Окинув беглым взглядом кислые недовольные физиономии трех-четырех в меру упитанных женщин под сорок, скукоженные мордочки человеческих детенышей, цепляющихся за руки дерганных мамаш, и скотски безразличные лица потасканного вида мужчин и парней, курящих в небольшом отдалении от основного скопления людей, я немного приуныл. Перед нашей дружной компанией отчетливо маячила перспектива поездки в переполненном салоне со всеми сопутствующими условиями.
   Оглянувшись на своих спутников, я обнаружил, что необходимость добираться до места общественным транспортом, судя по всему, обеспокоила только меня и едва заметно хмурящегося Артема. Радис не смотрел по сторонам, прижимаясь - насколько это ему позволяли приличия, - к своему человеку и, не отрывая взгляда от его затылка, надменно щурился. Будь он в иной своей ипостаси - наверняка вдобавок бил бы хвостом. Типичная его позиция, сигнализирующая: "Я спокоен, вывести меня из себя у вас черта с два получится, но лучше бы вам не рисковать и идти стороной...". Что ж, хорошо уже, что он невозмутим. Самоконтроль - наше все: не умей мы обуздывать свою нечеловечески вспыльчивую натуру, давным-давно бы уже перевелись как вид.
   Эмиль индифферентно осматривался, уделяя внимание то белесому пасмурному небу, то людям вокруг, то грязному асфальту под ногами - словом, чему угодно, но только не мне. Периодически его взгляд набегал на практически обнимающуюся парочку наших новоиспеченных влюбленных - насчет того, что в случае отношений этих двоих фигурирует то самое чувство, у меня сомнений не возникало, - и он чуть печально улыбался. Я, не спускающий с него глаз, в такие моменты едва сдерживался, чтобы не прижать его к себе, и отчаянно завидовал брату, который мог себе позволить открыто демонстрировать приязнь. И, коль скоро у меня лично данной возможности не было, я просто старался держаться рядом с Роклановым, на расстоянии приличном, дабы не беспокоить, но в то же время достаточно близком, чтобы можно было без помех смаковать любимый аромат.
   Нужный автобус подошел через пять минут, и мы, просачиваясь сквозь поток людей, устремившихся к обоим входам, поспели как раз вовремя: в отличие от менее удачливых пассажиров, нам не пришлось стоять на нижней ступеньке у самых дверей, рискуя прищемить задницу створками. Нет, вместо этого мы оказались оттеснены к окну и сжаты со всех сторон так, что даже не возникало необходимости придерживаться за вмонтированный на уровне пояса поручень. И, если нам с Радом относительно повезло - просто захватило в человеческие тиски и заставило замереть соляными столбами, - то бедным молодым людям пришлось буквально впечататься в стекло... Нашими телами, кстати. Поэтому уже спустя несколько секунд после того, как автобус, тяжело покачиваясь, отвалил от остановки, я начал находить поездку довольно-таки приятной: литое гибкое тело Эмиля, в которое я поневоле вжимался, не оставляло места посторонним мыслям или сколько-нибудь неприятным эмоциям. Незаметно приблизив лицо к затылку моего наваждения, я блаженно прижмурился, окунувшись в волны ничем не перебиваемого благоухания. Такого... характерного. Я уже слышал эти нотки когда-то: неопровержимый признак того, что у парня совсем недавно был секс.
   От нахлынувших эмоций закружилась голова... И только тогда я сполна осознал, чем мне грозит создавшееся положение - стремительно разливающееся в низу живота тянущее тепло красноречиво свидетельствовало в пользу просыпающегося инстинкта. Что в конкретный момент было абсолютно неприемлемо.
   Торопливо глотнув воздух, я задержал дыхание и неимоверным усилием воли заставил себя переключиться с восхитительно возбужд... с придавленного ко мне тела на сухие даты основных и не столь значительных исторических событий. Походы Олега на Царьград - 907... Объединение Новгорода и Киева - 982... Первое упоминание о Москве - 1147... Невская битва - 1240... Битва на Калке - 1223... Ледовое побоище - 1242... Соборное уложение - 1649... Медный бунт - 1662... Двадцатый съезд КПСС - 1956...
   Немного придя в себя, я выдохнул и, набрав еще немного воздуха ртом, чтобы хоть как-то абстрагироваться от назойливого запаха, покосился на Слава. И вновь пожалел, что не могу сполна воспользоваться своим положением. Брат времени даром не терял: не обращая внимания на окружающих, он откровенно тискал охотно приникшего к нему Артема, игриво дыша тому в ухо и осуществляя какие-то незаметные манипуляции с его торсом, пробравшись под расстегнутую куртку и свитер. Как ему удалось это проделать в такой тесноте - понятия не имею. Зато он явно перестал беспокоиться по поводу того, что произошло между объектом его интереса и моим мальчиком. Если бы я мог так легко отвлечься!
   После того, как на очередной остановке в автобус влезли еще две женщины солидных габаритов, вспоминать даты стало сложнее - меня плотно прижало к Эмилю потеснившимися людьми. Я почувствовал, как он вздрогнул, но отодвигаться не только не хотелось, но и не было возможности. Обнять я его не мог, как бы ни ныли руки от этого желания. Поэтому только замер, едва ли не касаясь носом рыжих волос, глядя в окно на серые улицы. Меня согревало тепло его тела и окутывал аромат, создавая впечатление, что мы тут одни. Главное - не поворачиваться назад: тогда даже можно игнорировать чей-то локоть, неприятно давящий в спину.
   Автобус останавливался еще на нескольких остановках, но ничего не менялось. Мне даже начало нравится такое путешествие. Но тут Эмиль чуть пошевелился, обменялся взглядами с Артемом и попытался развернуться ко мне. Когда ему это удалось, он буквально уткнулся носом мне в шею. Все же места было катастрофически мало. Немного подняв голову, он глянул на меня, но в глазах прочитать я ничего не смог.
   - Нам выходить на следующей.
   - Хорошо.
   Кивнув, я постарался пробраться к выходу, но это было бесполезно. Эмиль ничего не говорил, только немного ехидно улыбался, глядя на эти попытки. Невольно начала подниматься злость: он смотрит на меня, а я выгляжу дураком. Будь у меня в запасе еще немного времени, возможно, я бы нашел выход, но тут автобус дернуло, и он замер. Открылись двери. Подавив рычание, я просто двинулся вперед, силой пробивая дорогу. Вместе со мной из жаркого нутра железного зверя вывалилось еще несколько людей. Не обращая внимания на ругательства в свой адрес, я спокойно ждал своих спутников. Когда они вышли, Эмиль был немного растерян, явно не ожидая от своего преподавателя подобной грубости, а Радис только понимающе хмыкнул.
   - Куда дальше?
   - Тут уже недалеко. Пойдемте.
   Эмиль перевел нас на другую сторону улицы и свернул в какой-то переулок.
   - Так угол срежем.
   Радиславу скоро надоела спокойная прогулка, и он начал шутливо толкать Артема плечом. Тот несколько раз смог увернуться, но потом брат все же попал, и парень врезался в меня, тут же смутившись.
   - Простите.
   - Ничего страшного. - Брат ответил за меня, подкрепляя слова еще одним толчком, так что я слетел с тротуара.
   - Ну, все, мелкий, ты труп. - Я сорвался с места, подхватив игру, а заодно радуясь тому, что можно хотя бы так избавиться от общей скованности.
   Мы гонялись друг за другом, кружа вокруг парней, иногда используя их как преграду. Так что, когда мы оказались у ворот парка, я и не заметил.
  
   Миновав чугунную арку, я огляделся. Как и следовало ожидать, ввиду пасмурной погоды посетителей практически не наблюдалось. Немногочисленные аттракционы, попадавшие в поле зрения, явственно бездействовали, а выкрашенные в веселый желтый цвет скамейки повсеместно пустовали. Тишину нарушало лишь журчание аккуратного круглого фонтанчика, компенсирующего слишком большой зазор между двумя клумбами, усаженными ярко-оранжевыми и пышными, несмотря на середину осени, цветами. Поначалу мне даже показалось, что мы - единственные ненормальные, додумавшиеся сегодня прогуляться по "Скверу Памятника Славы Горняков" (название я прочел на поблекшей от времени табличке, прикрепленной к решетке справа от ворот).
   Судя по всему, когда-то это был просто один из городских парков, но потом его оборудовали парой-тройкой детских каруселей, довольно большим колесом обозрения, раскачивающейся "лодкой" и неким подобием "американских горок" - если я не ошибся, то, что с виду напоминало гибрид гусеницы-переростка и китайского дракона, должно было на высокой скорости наматывать круги по спирали, - и присвоили неофициальное звание "парка аттракционов". Наверняка летом здесь очень оживленно и шумно. С виду это идеальное место и для родителей с детьми, пришедших для развлечения, и для компаний подростков, что обычно оккупируют скамейки с пивом, и для бабушек, любящих просиживать вечерами на улице и наблюдать, как вокруг них кипит жизнь, занимаясь рукодельем или сплетничая, да и просто для любителей гулять. Приятно порой бывает пройтись по аллее высаженных ровными рядами каштанов, позволив взгляду отдыхать на зеленых кронах и замысловато подстриженных кустах, размышляя о насущном или мечтая о нездешнем, отпустив разум и отдав фантазию на откуп подсознанию. Помнится, совершая подобным образом вечерний моцион по Рю де Риволи в 1784 году, я...
   - Януарий Аполлинариевич? - кротко вмешался Эмиль в ход моих мыслей. - А Вы что думаете?
   - Прошу прощения? - Похоже, я отвлекся.
   - Проси как следует, мыслитель, - фыркнул Рад. - Видишь вон там некое подобие кафе? Молодые люди имели сомнительное удовольствие прежде там питаться и говорят, что возможность отравиться минимальна. Посему мы и подумали, что не худо было бы выпить чего-нибудь горячего.
   - Холодно, - пояснил Артем, сворачивая на боковую дорожку, ведущую к заведению.
   - Почему бы нет? Идем.
   То, что Радислав пренебрежительно назвал "неким подобием кафе", оказалось киоском "Русского аппетита" с установленным вплотную тентом, под которым расположились пять-шесть пластиковых столиков. Я был неправ - хмурящееся небо и пронизывающий ветер далеко не всех любителей прогулок на свежем воздухе переубедили выходить сегодня из дому: вокруг одного из столов, прямо возле окна раздачи, расположилось пятеро угрюмого вида типов с пивом. Мы с братом не обратили на них особого внимания - разве что я машинально отметил сходство этих пятерых с теми двумя неудачниками из подворотни, что попались мне на зуб в день нашего с Эмилем знакомства. Не столько внешнее, конечно, сколько типологическое. Именно от таких людей чаще всего следует ждать неприятностей.
   Однако, что бы я ни подумал, меня это не озаботило. Главным образом потому, что уже через несколько минут неспешного чаепития - кофе мы брать все же не рискнули, - мой организм вдруг вспомнил, что надо бы ему избавиться от неких вторичных веществ, образующихся в результате процесса фильтрации крови. Поэтому, уточнив у парней, где находится искомое мной благо цивилизации, я удалился.
   До нужного здания, покрытого штукатуркой веселой салатной расцветки, пришлось добираться минут пять; еще три-четыре минуты я терпеливо ждал, когда вернется и отопрет дверь ушедшая на перекур кассирша. Милая дама даже изволила извиниться за то, что заставила ждать себя на холодном ветру. А у меня вдруг возникло неприятное предчувствие, сродни тому, что я ощутил, впервые увидев Артема.
   И когда я, наконец, вернулся, моему взору предстала феерическая картина: раздвинутые в разные стороны и отчасти перевернутые столики и стулья, клубки как попало переплетенных тел, трагически ойкающая из своего окошка молоденькая продавщица и прислонившаяся к холодильнику с напитками женщина постарше, индифферентно помешивающая что-то у себя в чашке под аккомпанемент замысловатых ругательств моего воспитанного брата и довольно-таки куцего мата в исполнении давешних "типов".
   Студенты наши почему-то молчали; впрочем, присмотревшись получше, я понял, что возможность что-либо высказать у них вряд ли имелась: бывший любовник моего мальчика, например, был слишком занят, одновременно стараясь и покрепче приложить подмятого под себя противника затылком о бетонную плитку - получалось не очень, - и вывернуться из захвата второго, навалившегося со спины и пытающегося его оттащить. Брат же явно развлекался, отрабатывая на попавшихся под горячую руку несчастных излюбленные удары. Вполне его понимаю - когда мы в последний раз участвовали в уличной драке?
   Эмиль, пока я оценивал обстановку, успел выбраться из-под стола, где пребывал в момент моего прихода, вскользь двинуть по челюсти зверского вида амбала с расквашенным носом, схлопотать в ответ по лицу и укатиться куда-то в сторону под звучный, хоть и чуть гнусавый, комментарий оппонента:
   - ..., ...!!!
   Эта ошибка природы просто еще не знала, что только что подписала себе смертный приговор. Иначе слова были бы совсем другими. Во мне стремительно поднималась красная волна ярости, грозя погрести под собой здравый рассудок. Почти невыносимо заныли кончики пальцев под напором рвущихся наружу когтей. Больше всего на свете мне сейчас хотелось разорвать горло обезьяне, посмевшей поднять руку на моего человека. С трудом сдерживая это желание, я пока ограничился несколькими ударами. Сначала с удовольствием впечатав кулак в солнечное сплетение громилы, а потом апперкотом отправив его в недолгий полет. Типу этого хватило, чтобы затихнуть, свернувшись на земле в позу эмбриона. Но себе я дал слово, что еще отыщу его. И тогда наш разговор будет куда интереснее.
   Мельком оглядев "поле битвы", я решил помочь Артему, ибо братец мой ну уж никак не нуждался в поддержке. Кажется, бритоголовый человечек слегка ошалел, когда я его оторвал от уже немного придушенного студента. Нелепо взмахнув руками, он попытался вывернуться из хватки, но поучилось это у него плохо. Только ткань куртки в моих пальцах слегка затрещала. Отшвырнув его от себя пинком в поясницу, так, что он с грохотом полетел на перевернутый стол, я успел "поймать" на кулак еще одного, которого Радислав шутки ради швырнул в меня. Нос под моими пальцами сплющился как пластилиновый, из него ручьем хлынула кровь, тут же залив мне руки. Подавив животное желание слизать красные потеки, я окончательно вырубил человека не слишком сильным ударом в висок. И тут оказалось, что противники закончились. Этот был последним, и брат любезно со мной поделился. Артем, оставшийся один на один со своим обидчиком, тоже успешно справился. Видимо асфальт оказался крепче, чем затылок "братка". Сейчас Радис как раз бережно осматривал своего паренька, пытаясь определить тяжесть травм. Эмиль стоял чуть в стороне и, морщась, разминал шею. Во время драки ему рассекли губу, и теперь его одежда была заляпана кровью. А под глазом кожа наливалась краснотой, обещая шикарный синяк.
   Не думая о том, как это может выглядеть со стороны, я подошел к нему и мягко взял пальцами за подбородок, чуть поворачивая голову и оценивая повреждения. Что ж, неприятно, но ничего страшного. Главное, что целы кости и нет сотрясения. Не удержавшись, я стер большим пальцем кровавую дорожку с кожи, ловя ошарашенный и немного напуганный взгляд.
   - Ты как, в порядке? - Мне никак не хотелось убирать руки и отходить.
   - Вполне. - Взгляд он так и не опустил. - Только, видимо, прогулка на этом закончилась.
   Он демонстративно оттянул рукав куртки, показывая многочисленные потеки различного происхождения, пятнающие черную кожу.
   - Да уж, - хмыкнул я. - В таком виде только людей пугать. Кстати, что вы не поделили с этими молодчиками?
   Рокланов опять поморщился, покосившись на зашевелившегося типа.
   - Да они, судя по всему, уже изрядно набрались, и, уходя, один из них толкнул плечом Артема. Тот облился чаем. Ну, и, слово за слово...
   - Ясно все с вами. Пойдем домой, надо привести вас в порядок. Да и мне хотя бы руки помыть не помешает. - Продемонстрировав Эмилю левую руку в "красной перчатке", на что он лукаво улыбнулся, я все же сделал маленький шаг назад, пропуская парня вперед себя.
   - М-ма-альчики, ой... Молодые люди, то есть, - окликнула нас женщина с чашкой. - Может, хоть столы на место вернете?
   Переглянувшись со Славом, я пожал плечами и послушно взялся за смотрящие в насупленное небо ножки ближайшего столика.
  
   ***
   - Я сам... - шарахнулся от смоченной в зеленке ваты Эмиль... и тут же, зашипев, схватился за затылок.
   - Сильно ушибся? - осведомился я, глядя, как он с сердитым видом резко отодвигается на своем табурете подальше от стены. "Может, подуть?" - вертелось на языке, но я пренебрежительно проигнорировал нелепую мысль, так и не дав себе времени осознать, было это истинное побуждение или просто желание сыронизировать.
   - Разумеется, - все еще недовольно, но спокойно и без тени стеснения подтвердил Рокланов. - Такие вот незначительные травмы именно тем болезненны и неприятны, что большей частью неожиданны. И чем неожиданней, тем больней. - Изрекши эту, с какой стороны ни посмотри, верную мысль, он отчего-то смутился и снова протянул руку:
   - Дайте сюда, спасибо, я сам...
   - Посиди спокойно. Мне все равно виднее, - мягко возразил я. - Лучше приложи лед обратно, пока не растаял.
   Вздохнув, он опять прижал к пострадавшему глазу насквозь промокший угол полотенца с завернутым в него снежком из ледяной крошки, что мы совместными усилиями наскребли из морозильной камеры. Я же, пользуясь его нежеланием со мной спорить, провернул все необходимые манипуляции с его рассеченной губой, тщетно пытаясь отмахнуться от некстати проснувшегося зверя с его мнением, что зализать ранку было бы куда приятнее, удобнее и гигиеничнее, не говоря уж о том, что и зажило бы быстрее. А то какой-то там ватой неизвестного происхождения, да "бриллиантовой зеленью", пф-ф...
   Я в последний раз окинул взглядом немного бледноватое лицо, на котором контрастно выделялись разбитые губы, и с легким сожалением убрал предметы первой помощи в аптечку. Отодвигаться, вновь возвращаться к безличным отношениям "учитель-ученик" не хотелось. Тем более что сейчас Эмиль был так искушающе близок. Но я понимал, что поддайся сейчас желаниям - и парень меня не поймет, если и вовсе не испугается.
   "Терпение, Янур, только терпение", - уговаривая себя подобным образом, я все же отодвинулся от своего наваждения. Теперь лишь оставалось отнести аптечку в ванную и отпустить Рокланова домой. Дольше задерживать его было бы странно, да и сам парень явно желал покинуть мое общество. И, будто читая мои мысли, он встал, смущенно проведя ладонями по джинсам.
   - Ну, я пойду. Спасибо большое за помощь. Жаль, что прогулка не удалась, но можно будет потом... если у вас еще будет время и желание... - Молодой человек так забавно спотыкался в словах, что я едва сдержал улыбку. Интересно, он все это говорит, просто отдавая дань вежливости, или действительно хочет продолжить знакомство в свободной обстановке?
   - Конечно. - Я постарался кивнуть максимально серьезно. - Я тогда зайду на днях, и мы договоримся насчет времени.
   - Буду ждать. - Судя по вспыхнувшим щекам, Эмиль тут же и пожалел о сказанном. Для меня же эти слова прозвучали музыкой. Я не задержусь, солнце, будь уверен.
   Перехватывая коробку с нарисованным маркером красным крестом одной рукой, я остановился возле двери в ванную комнату. Дверь я открывал, все еще глядя на Эмиля, поэтому, когда повернулся, представшая картина вызвала растерянность.
   Прямо напротив дверного проема на раковине сидел Артем. Но от чужих глаз студента почти полностью загораживала спина Радислава. Парни самозабвенно целовались. Кажется, у них оказание первой помощи проходит не в пример интереснее и приятнее нашего. Невольно я засмотрелся на то, как напряженно скользят пальцы мальчишки по напрягшимся плечам брата, как от ногтей на коже зажигаются бледные розовые следы. Картина была настолько гармоничной, правильной, что глаз прикипал, и оторваться было невозможно. Вот Артем обхватил Радиса ногами, скрестив щиколотки, брат подался навстречу, немного прогнувшись и глухо рыкнув в терзаемые губы. Ответный всхлип даже у меня вызвал мурашки. Воздух был пропитан сексом, чистой страстью.
   Из ступора меня вывел громкий вздох Эмиля. Я не заметил, как он подошел, но сейчас Рокланов стоял рядом, глядя на своего теперь уже бывшего любовника широко открытыми пьяными глазами. Но, несмотря на то, что мы никому не помешали, этот праздник жизни был не для нас. Тихонько потянув Эмиля назад, я осторожно прикрыл дверь, а аптечку поставил рядом на пол. Ее и потом занести можно. А сейчас я не знал, что сказать растерянному парню. Вряд ли ему было радостно смотреть, как близкий человек уходит к другому. Я шел за ним к входной двери и пытался понять, что теперь делать. Подчиняясь внезапному порыву, просто взлохматил его волосы, стараясь прикосновением передать участие.
   - Они потрясающе смотрятся вместе. - Он моргнул, глаза приобрели обычное выражение. - Простите, это я так... Вырвалось.
   Удивленный, я спросил прежде, чем успел подумать о том, что говорю.
   - Ты не ревнуешь? - А мне ведь не должно было быть известно, что они встречались.
   - Мы как раз сегодня расстались. Еще до прогулки. Так что ревность неуместна. - Он все еще несколько отрешенно улыбнулся и выскользнул на лестничную площадку.
   Стоя у открытой двери и прислушиваясь к удаляющимся шагам, я боролся с желанием броситься сейчас следом, стиснуть в руках, одним движением разбивая все преграды, отвечая на все вопросы. Если бы не страх, опять этот страх - быть непонятым. Но все же мне хотелось кричать от радости: он теперь свободен, теперь никто не будет прикасаться к нему, целовать его губы, пробовать на вкус кожу.
   Никто. Кроме меня.

Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"