Гиппиус Рина: другие произведения.

Весна научила мечтать

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История Джетмира из "Чужая здесь, не своя там"

  Самая простая, обычная охранка. Он таких в свое время мог сделать по тысячу штук за пару дней. Разом нанести плетение на десяток, закрепить чуть ли не с закрытыми глазами, растянуть плетение, разбить, где надо усилить. И все, готово.
  Сегодня Джетмиру захотелось просто отвлечься на что-то незамысловатое. То, что можно совершать механически, не особо задумываясь над тем, как именно это надо делать. Руки помнят, сила так и льется.
  Взрыв выбил не только из его рук кусочек гранита, но даже стекла из окна. А ведь они были защищены от таких происшествий...
  Гранит рассыпался практически в пыль. Лишь кое-где осталось две-три крупинки размером с гречку.
  На удивление сам мастер практически не пострадал. Скорее был просто оглушен.
  - Превеликий Рауд, что тут случилось? - От двери раздался женский голос.
  Джетмир встряхнул головой - с волос посыпались ошметки штукатурки. На пороге стояла Астари.
  - Иди отсюда! - Ему показалось, что он сказал довольно громко, но получилось глухо.
  - Джет! - Астари продолжала пробираться по комнате, минуя сваленную мебель, которая была уже точно непригодной для дальнейшего использования. Впрочем, Джетмир мог себе позволить сменить не то что всю мебель, дом.
  - Астари, иди уже отсюда! - Мастеру удалось прочистить горло и резко выкрикнуть.
  В комнату, вслед за бывшей ученицей, закочил сводный брат.
  - Джет, ты в порядке?
  Понтер спотыкался чуть ли не каждом шагу, но сумел добраться до брата, совсем не вежливо отодвинув со своего пути Астари. Он подал ему руку и помог встать, попутно пытаясь ощупать нерадивого родственника.
  - В порядке я. Все нормально, - недовольно отозвался мастер, убирая руки братца подальше от себя.
  - Так что тут случилось? - не успокаивалась Астари.
  - Ничего. - Джет пожал плечами. - Самоуверенность подвела.
  Действительно, подвела. Мастер сделал шаг, переступая через стул, и упал в обморок.
  
  Глаза он открыл после того, как в нос ударил противный запах нашатыря.
  - Вот и чудненько, - раздался довольный голос Олдара.
  - Здравствуй, - прохрипел Джетмир.
  - Привет-привет, - хмыкнул друг-целитель и тут же строго добавил: - Ну-ка лежи. Куда собрался?
  - А зачем мне разлеживаться. Еще столько дел...
  Целитель посмотрел на него странным взглядом и произнес предельно серьезно:
  - Джет, не торопись. Нам надо кое-что обсудить.
  - С твоего позволения я все же сяду. Как-то странно слушать тебя, лежа на постели. Тем более слабость прошла и все хорошо уже, - бодро отозвался мастер.
  Целитель на мгновение задумался.
  - Точно хорошо?
  - Нормально. Голова немного гудит, но оно и понятно.
  - Голова гудит... - Олдар задумчиво постучал пальцем по нижней губе. - Ну если так уверен, что не свалишься, то садись на стул.
  Сам целитель садиться не стал. Он замер напротив друга, продолжая того прожигать странным взглядом, будто что-то искал и почти нашел. Мастеру вдруг стало не по себе.
  - Что? - наконец не выдержал Джетмир.
  - Ты только не волнуйся. - Один только тон целителя навевал мрачные мысли, не говоря уже о растерянном взгляде. Такого точно не ожидаешь от вполне циничного друга.
  - Ну, не тяни. Я не трепетная барышня, да и ты не робкий юноша.
  Олдар резко выдохнул.
  - Один из осколков застрял у тебя в голове.
  Джетмир недоуменно посмотрел на целителя.
  - Ну так достань, - невозмутимо ответил мастер.
  - Я не могу, - прозвучало почти беспомощно.
  Джетмир встряхнул головой, поднялся со стула. Теперь взгляд хозяина дома выражал недоверие.
  - Как не можешь? Почему это? Предлагаешь и дальше ходит со всяким мусором в голове?
  На всякий случай мастер отправился к зеркалу и принялся себя разглядывать. Следов никаких не было, лишь одна прядь вдруг оказалась короче других. Впрочем, в глаза это не бросалось.
  - Да ты врешь. Нет же никаких следов! - заметил он.
  Олдар вымученно улыбнулся - слабая попытка приободрить друга, прежде чем поделиться своими соображениями.
  - Сейчас попробую объяснить. Не уверен, что все так и было, но это единственное, что приходит мне на ум. - Олдар посмотрел на друга и со вздохом все же присел в кресло. - Кстати, а из-за чего вообще случился взрыв?
  - Давно не практиковался в простых упражнениях. А тут забыл сущую мелочь, зацепил не так плетение... Ой да не важно. Заигрался я, в общем.
  - Устал скорее, - предположил целитель.
  Джетмир поморщился.
  - Ну так что там с объяснением?
  - Разлетающиеся куски болванки были охвачены твоей энергией. Именно поэтому окружающая обстановка пострадала, а ты почти нет. Вот только скорость полета осколка была столь сильной, что пробила твою черепную кость. А поскольку энергия в той частичке была твоей, то твоим организмом она была принята спокойно, да еще и хватило ее на то, чтобы тут же заживить рану. К тому же помимо головы еще парочку мелких осколков есть в руке и ребре. - Джет тут же опустил глаза вниз, начав осматривать себя подробнее. На руках следов также не было, а вот на боку нашлась прореха на рубашке. Мелкая, с чуть обожженными краями, будто искра попала. - Эти осколки тебе не страшны, да и достать их не проблема, а вот в голове...
  - Не тяни.
  - Рана затянулась, осколок остался внутри. Если попробую достать... то ты умрешь.
  - Без шансов? - совершенно спокойно поинтересовался мастер.
  - Да.
  - Ну и с ним мне вероятно недолго осталось?
  Целитель замялся.
  - Олдар, ты ведь мог бы вообще не говорить, но уже начал...
  - Я не могу сказать точно, но можно провести дополнительное обследование, чтобы установить хотя бы приблизительные сроки.
  - Без обследования навскидку можешь предположить?
  - До полугода.
  Джетмир кивнул.
  - Спасибо, что не скрыл. - Он пожал руку другу.
  - Я что-нибудь обязательно придумаю, - заверил целитель.
  - Буду признателен. - Тон ответа был равнодушным, неестественно флегматичным и совсем не вязался с Джетом.
  - Я же не успокоюсь, пока не найду способ.
  - Да понял я, понял, - устало выдохнул мастер.
  Целитель скомкано попрощался и ушёл.
  В комнату тут же заглянул Стейнир.
  - Уже рассказала? - кисло поинтересовался Джет.
  - Разумеется. Я отправил ее домой. Понятное дело, без подробностей меня туда не пустят.
  - А какие подробности... - мастер развёл руками.
  Он внимательно вгляделся в глаза друга и все же решился ему открыться. Не скрыл ничего.
  - Астари только не говори, - завершил он свой рассказ.
  - Не скажу...
  Стейнир явно старался держать все свои эмоции под контролем, но в его взгляде порой прорывалось сочувствие, на грани паники.
  - И что ты будешь дальше делать?
  - Не поверишь, - Джет сверкнул ослепительной улыбкой, в которой сложно было углядеть наигранность, - я буду продолжать спокойно жить.
  - Все обязательно будет хорошо. Но если что, обращайся. - Стейнир похлопал мастера по плечу.
  - Конечно.
  Как только дверь за другом закрылась, Джемтир упал спиной на кровать.
  Матушка так мечтала о внуках. Надоедала, просила, иногда даже пыталась сосватать очередную замечательную девушку. А мастер был уверен - успеется. Единственный раз, когда он был вроде и готов к женитьбе, ему отказали. И он был уверен - еще наверстает, встретить ту, что не откажет, не уйдет. И вроде бы нашел, но... Но друзей у него не так много было, чтобы ими разбрасываться. Ну ничего, в третий раз точно повезет, думал он.
   Увы, до третьего раза он, вероятно, не доживет.
  И ладно. Пусть Понтер, которого матушка любила также, как и родного сына, осчастливливает ее внуками.
  Матери он конечно же ничего не расскажет. И уж тем более Понтеру - тот точно проболтается родным.
  Будет ли он бороться? А за что? Олдар бы его точно не обманул. Если уверен, что шансов нет, значит так оно и есть.
  И как быть? Что делать?
  Джетмир был в полнейшей растерянности.
  Только час назад ты был уверен, что ничто не способно увести тебя с проторенного пути, намеченных целей. И раз! Ты как рыба выброшен на берег. Не можешь дышать, пошевелиться и остается только глотать урывками ускользающий воздух, которого будет слишком мало, чтобы выжить...
  
  ***
  Мастер отказался от всех заказов. Он вообще забросил все свои артефакторские дела. И полностью сосредоточился на школе. Хотя Форден вообще советовал взять отпуск всюду.
  - Тебе стоит отдохнуть, - уверял друг.
  - Как думаешь, шутка про то, что отдохну в чертогах Рауда, уместна? - улыбался Джетмир.
  Причем улыбался он совершенно искренне.
  - Откуда такая уверенность? Я бы на твоем месте готовился бы к вечному скитанию в Оттаровой пустоши, - целитель решил поддержать хорошее настроение мастера.
  - Значит, мне не придется долго привыкать.
  
  ***
  - Джет, какой-то ты бледный, - огорченно заметила Астари. Она зашла в его кабинет в школе, приоткрыла окно, впуская свежий морозный воздух. - Ты же не против? - Резко обернулась, спохватившись. - А то у тебя тут еще и душно.
  Мастер отложил бумаги, устало потер глаза и улыбнулся. Почти не вымученно.
  - Не все же могут себе позволить продолжительные прогулки. Хотя я бы на месте Стейнира тебя из дома реже выпускал. Холодно, скользко...
  - Только ты не нуди, а? - Бывшая ученица бросила на него недовольный взгляд. - Я рассчитывала, что хотя бы здесь меня не будут доставать с излишней опекой.
  - Что, дамочки с совета вдруг переметнулись и тоже окружили заботой?
  - Знаешь, было гораздо лучше, когда они меня недолюбливали.
  - Не думай, жалеть тебя не буду.
  - С жалостью это не к тебе, я помню. - Она вдруг подобралась, наклонилась в кресле, внимательнее вглядываясь в лицо наставника. - И все-таки у тебя что-то случилось. Скрываете все, да? И совсем не думаете, что мне только хуже от того, что я волнуюсь, не зная...
  - С такими нравоучениями, пожалуйста, к мужу. - Он перебил излишне грубо, но извиняться не стал. - А если тебе больше нечего сказать по делу, то будь добра, покинь кабинет. У меня еще слишком много занятий, более важных, чем пустая болтовня.
  Астари не обиделась. Она видела, что с мастером что-то не то, но решила, что он, как и любой мужчина, не склонен показывать слабость, говорить о проблемах. Хотя Стейнир точно знает, что же случилось...
  - Извини, что отвлекла, - произнесла она тихо.- Вот держи. - Астари протянула папку. - Тут все, что ты просил. Не буду больше отвлекать.
  У двери она обернулась. Поджав губы, достала из сумки сверток, хлестко ударившим в нос запахом домашней выпечки. Молча положила его на край стола и вышла, так и не взглянув больше на мастера.
  Ровная, прямая спина степной гордячки еще долго стояла у него в глазах. Джетмир чувствовал себя последней дрянью, но дрянью, поступающей правильно. Может быть, она не будет потом сильно переживать, ведь ей совершенно нельзя волноваться...
  
  ***
  Он разругался не только с Астари - со всеми. Не специально, просто получилось так. Просто не знал, как общаться с близкими, что говорить им, как поступать.
  Легче не становилось. Нет, чувствовал себя мастер нормально, но вот на душе было крайне гадко.
  У него появилась привычка гулять. Подолгу бродить бесцельно, разглядывать по-новому город, в котором он уже довольно долго жил, но который толком и не видел, оказывается.
  Джетмир остановился у оранжереи. Большой стеклянный купол сверкал в лучах зимнего солнца так, что почти слепил глаза. А внутри скрывался целый мир.
  Зачем он решил туда зайти? А почему и нет. Не самый глупый поступок, совершенный им в последнее время.
  Яркая, сочная зелень, пахнущая свежестью, сказкой и неведомой свободой. Она влекла, утягивала в свои объятия.
  Мастер, не глядя, протянул монеты женщине за столом у входа. И поторопился в окунуться в эту странную атмосферу покоя, чистоты и еще чего-то неведомого.
  На него нахлынуло долгожданное спокойствие. И произошло это так неожиданно, что Джетмиру даже пришлось присесть на скамейку в тени раскидистого дерева, почти укутавшего скамейку своими ветвями.
  Он прикрыл глаза и блаженно расслабился, правда, не до конца - все же активировал один из амулетов. Теперь его точно никто не побеспокоит, потому как не заметит.
  Джетмир задремал, убаюканный журчанием воды в искусственном прудике, где сделали красивые пороги и переходы. Наверно именно такой сон называют исцеляющим, потому как, даже несмотря на то, что его разбудили, чувствовал он себя отдохнувшим, полным сил. Только что делать с этой силой-то?..
  - Нет, так не пойдет. Только как исправить...
  Смутно знакомая девушка сидела над каким-то цветком и колдовала. Она расходовала безумное количество силы, но, видимо, бестолку. А все потому, что самоучка, не без таланта, правда. Это было видно по тому, как она делала базовые жесты, как еле слышно произносила заклинания. Джетмир не был мастером в том, что касалось так называемой магии земли, но основы все же ему были знакомы. Да и ему как артефактору приходилось сталкиваться с разными видами магии, ведь по сути артефактор - это в некотором роде даже универсальный маг. Единственное ограничение - все заклинания привязывались к вещам, предметам.
  Сон уплыл, оставив приятное чувство легкости, умиротворения. Мастер, не стесняясь, зевнул, протер глаза и принялся наблюдать за странной девушкой.
  Она так забавно бормотала себе под нос. И совсем не боялась, что кто-то обратит на нее внимание. Впрочем, никого и не было, кроме него, скрытого от чужих глаз.
  А потом он вспомнил, где ее видел. Подруга Астари. Они пару раз пересекались у нее дома, но там он совсем не обращал на девушку внимание. Не в его вкусе. Маленькая, скромная, тихая. Ничего примечательного. А вот сейчас не мог отвести взора.
  Растрепанные волосы, темные полосы на лице, будто забывшись, она провела рукой и оставила грязный след, особо сильно видимый на фоне молочно-белой кожи, сейчас еще и украшенной ярким румянцем. И взгляд. Взгляд человека, увлеченного своим занятием до той степени, когда не видишь ничего вокруг. Почти на грани фанатизма. Наверно, его взгляд со стороны выглядел также, когда сам мастер был погружен в работу.
  
  Он стал приходить в оранжерею почти каждый день. Внезапно образовалась куча свободного времени, которое он с радостью тратил на созерцание прелестного цветка... в окружении других цветов.
  Мастер не подходил к ней, не пытался заговорить. Просто сидел в своем укромном уголке и наблюдал. Пару раз, правда, порывался к ней приблизиться, подсказать кое-что. Но держался и оставался на месте.
  Но один раз все же не выдержал. Правда, обыграл это так, будто просто мимо шел, неспешно прогуливаясь. Рассчитывал, что она как всегда увлекшись, не заметит.
  И не заметила, пока он с ней не заговорил.
  - Вы неправильно руки держите.
  Сивина встрепенулась.
  - Что простите?
  Она поднялась и отбросила рукой упавшую на глаза прядь.
  - Вам нужно руки держать вот так. - И он показал правильное положение. - Тогда энергия будет лучше вам поддаваться и сил меньше расходоваться.
  Сказал и замолчал под внимательным взглядом практически черных глаз.
  Молчание постепенно становилось неловким, и Джетмир начал ощущать себя глупцом. Ну зачем влез? Не его дело, а ей видно и не нужно.
  - Спасибо, - наконец произнесла Сивина.
  С ее щек вдруг резко сошел румянец и сменился бледностью. Она поджала губы и отвела глаза.
  Мастер несколько раз проклял себя за необдуманный поступок, буркнул что-то вроде "всего доброго" и ушел.
  Он никогда не терялся в женском обществе. Всегда умел найти нужный подход, вставить вовремя шутку, тонкий намек, мог расположить к себе. Или оттолкнуть. С учетом немалого количества охотниц за его деньгами, последнее качество было особенно ценным.
  А сейчас он растерялся. Под прямым, ясным взглядом Сивины он совершенно не знал, что говорить. Обычные, банальные фразы вдруг показались пошлыми, неуместными. Что-то же оригинальное и неординарное упорно не шло в голову.
  
  Сивина проводила взглядом странного посетителя. Через пять минут она отправилась к смотрительнице на входе.
  
  ***
  Приходить на следующий день Джетмир не собирался. Погряз в бумажной волоките, отдавшись на откуп бюрократам. Но после обеда ощутил нестерпимое желание уйти. Бросить все и отправиться туда, где светло, тихо и спокойно. При этом его вновь охватило странное смущение. Стоило только вспомнить вчерашнее...
  У столика смотрительницы стояла Сивина. Она вежливо улыбнулась и кивнула.
  - Пойдемте.
  Он опять растерялся, но пошел за ней.
  - Куда мы?
  - Устрою вам экскурсию, - бросила она через плечо. - Вы ведь не против?
  Она остановилась и развернулась, ожидая ответ.
  - Нет. Иначе зачем мне сюда приходить. - Он позволил себе чуть насмешливую улыбку. И смеялся, прежде всего, над собой.
  Сивина повела его по дорожкам, усыпанным гравием. Принялась рассказывать обо всем изобилии фауны, что здесь было. И мастер слушал. Это напоминало какой-то транс, гипноз. Ее негромкий голос журчал как вода в прудике, он завораживал и вел за собой. В сами слова Джетмир не особо вслушивался. Скорее ловил интонации, впитывал оживление, энтузиазм.
  Экскурсия продлилась пару часов, пока мастер не вспомнил, что у него важная встреча, которую никак не мог отменить.
  - Простите, но мне нужно бежать, - произнес он, пряча часы и вздыхая. - Но я обязательно еще приду.
  Показалось, будто девушка расстроилась.
  
  Сивина вновь его провожала взглядом. Ей почему-то не верилось, что он придет еще. И это ее огорчало.
  
  ***
  Странное оцепенение спало с Джетмира. Он вновь почувствовал вкус к жизни. Вновь погрузился в дела, заботы. И даже принялся за старую разработку - артефакт, позволяющий не просто копить энергию, он "помогал" обладателю легче управлять потоками. Подарить его мастер собирался Сивине.
  Вот тут и возникала серьезная проблема: как это сделать? Просто так дарить столь ценную вещь знакомой - неприлично. Самому-то мастеру на приличия давно было плевать, но вот подставлять девушку он не хотел. Оставил этот вопрос на потом. А пока... пока он наслаждался обществом цветка, как про себя он именовал Сивину.
  
  Весна пришла не только за пределы оранжереи. Растения под куполом, казалось, будто тоже почувствовали наступление самого нежного времени года. Они торопились впитать в себя солнечный свет и выдавали такое количество цветов, что у мастера голова шла кругом - от запахов, от красоты...
  - Вы меня не слушаете, - укоризненно произнесла Сивина.
  - Простите, задумался. Так что вы говорили об этой...
  Девушка склонила голову в ожидании.
  - Не помните?
  Мастер покаянно развел руками.
  - Я не слушал, я смотрел. На цветы... Не запомнил название.
  - Так может я зря...
  - Не зря! - с горячностью возразил Джетмир.
  И тут же перевел разговор на другую тему - как Сивина работает со своим даром. Тут мастер слушал ее внимательно. Даже задавал наводящие вопросы, вставлял дельные замечания.
  Практически каждый свободный день Джетмир и проводил за этими разговорами. Сивине он совсем не мешал, даже помогал в чем-то. Бывало, мастер и сам уходил перепачканный землей, с темной каймой под ногтями и странным блеском в глазах. Блеск это совершенно не сочетался с его шатким положением, о котором сам Джемтир стал все чаще забывать.
  Была какая-то особенная прелесть в таком времяпрепровождении. Помочь пересадить растение, напитать его силами, вложить особые свойства в энергию, попытаться скрестить один вид с другим, или восстановить внезапно зачахнувшее деревцо. Хотя сам мастер преимущественно занимался тем, что копал лунки, помогал избавиться от уже усохших и не подлежащих восстановлению экземпляров. В такие моменты Сивина бледнела и отрешенным взглядом наблюдала за процессом. Будто человека хоронили, а не растение... И на слова о том, что не стоит принимать так близко к сердцу, не реагировала. Лишь однажды произнесла:
  - Они тоже имеют право на жизнь. А я не успела, хотя и могла бы помочь...
  Он не знал, что на это ответить.
  После они обычно отправлялись в подсобку. На крохотной печке к тому моменту вскипал чайник.
  Как-то раз Джемтир спросил:
  - Ну а как же чайные листья, их вам не жаль?
  Или Сивина не услышала в вопросе насмешки, или же поняла ее по-своему, но с присущей ей серьезностью она ответила:
  - Живое дерево поделилось с человеком тем, чего ему не жаль. Ведь дерево при этом не погибло, не зачахло и продолжает и дальше расти себе и нам на радость.
  Почему-то мастеру показалось, что Сивина все же над ним смеялась, хотя ничем не выдала этого.
  - Ну а, например, корень аниса? Само же растение гибнет, - продолжал расспросы он.
  - Ну так ведь не зря гибнет.
  - На все-то у вас есть ответы, - покачал головой мастер.
  Теперь Сивина позволила себе улыбку.
  - Не на все.
  И вновь прямой, в чем-то даже вопрошающий взгляд. Джетмир его не выдержал. Отвел глаза, спешно пытаясь найти другую тему для разговора.
  
  ***
  Он не позволял себе никаких неприличных намеков, да и приличных тоже. Вообще никаких. Учтивое поведение, дружеская помощь и участие. Но с чего? Кто она для него? Сивина терялась.
  Йеннер приходил практически каждый день. Сначала просто наблюдал. Это она позже поняла.
  А потом она решилась на шалость: вызвалась с этой экскурсией. Была уверена, что он или сбежит, или, в конце концов, расскажет, зачем сюда ходит. Ни того, ни другого не случилось. Сивина специально принялась нудно говорить об оранжереи и не заметила, как увлеклась сама. А потом поймала заинтересованный взгляд мастера. В его взгляде не было той обычной мужской заинтересованности, которую хоть и редко, но все же ловила в свою сторону Сивина. Она давно привыкла, что внимание в основном обращали на ее сестру. И дело не в том, что Исгельна старше. Да и она уехала к теперь уже мужу...
  Вот поэтому Сивина и не знала, что ей делать, как реагировать. Опасности от него она уж точно не ощущала, тем более знала, что Йеннер близкий друг семьи Астари.
  Ну а потом как-то привыкла, что он приходит, даже пробует ей помогать. Предложила ему в шутку, а он взял и согласился. И даже будто получал удовольствие от обычного выкапывания лунок, например.
  А еще он начал рассказывать. Не только слушал Сивину, но и сам делился разными историями из своей богатой практики. Но неизменно сворачивал все свои разговоры к одному - к ней. И вновь она не понимала зачем.
  Когда Сивина ему что-то рассказывала, ей становилось не по себе от его взгляда. Внимательного, изучающего. Не знай она, кто он по специальности, уверилась бы, что мастер - менталист, который безуспешно пытается пробраться в ее голову, мысли. Это-то и пугало и словно будоражило.
  Иногда ей казалось, что он просто развлекается за ее счет. Уставший от своей насыщенной жизни, Йеннер нашел себе такое занятие. И то она на него злилась за это, то жалела. Напрямик же спросить не решалась. А намеков он будто бы не понимал или попросту не хотел понимать.
  Иногда ей казалось, что он обычный одинокий человек, который цепляется за любой повод, чтобы не погрязнуть в одиночестве.
  В общем, в Сивине боролись два чувства: жалость, вызванная романтизацией образа мастера, и злость, на его непонятные игры.
  В конце концов, она как-то не выдержала.
  - Вы довольно занятой человек, но здесь проводите непозволительно как для себя, так и для меня, большое количество времени. Почему?
  Мастер отставил чай и внимательно посмотрел на Сивину. Она уже почти привыкла к такому взгляду, поэтому спокойно встретила его.
  - Мне здесь хорошо, - кратко ответил он.
  - И это все? - удивилась Сивина.
  - Разве этого мало? - Она покачала головой. И вдруг он спохватился, будто только понял что-то. - Простите богов ради! Если я вам навязываюсь, то лучше так и скажите. Если мое общество вам в тягость, то... Я не имею дурных намерений, но если что-то вас смущает, то лучше скажите.
  - Мне ваше общество не в тягость.
  Ей показалось, будто он ожидал другой ответ.
  
  ***
  Насладиться дома покоем и тишиной Сивине не дали.
  - Зачем Йеннер ходит в оранжерею? - Рун задал вопрос суровым тоном, хмуро сдвинув брови.
  Сивина рассмеялась и отложила книгу.
  - Ты не поверишь, но я тоже не знаю.
  - Вы проводите слишком много времени вместе, - продолжал ее брат.
  - Там людное место, поэтому все в рамках приличий.
  - Иви!
  - Что?
  - Между вами что-то есть? Он к тебе пристает? Что у вас там происходит?! - В конце концов, он не сдержался и перешел на крик.
  - Ничего такого, за что тебе стоит переживать. - Сивина же себе гневных реплик не позволяла.
  - Не стоит, говоришь... - уже спокойнее произнес Рун. - Тебе-то я верю, Иви. А вот ему... Что-то же ему нужно от тебя.
  - Он ведет себя прилично, не переживай. - Она похлопала брата по руке.
  - Если бы я мог. - Рун вздохнул и приобнял сестру за плечи. Потерься щекой о ее макушку. - Ты же знаешь, что о нем говорят.
  - Не знаю и знать не желаю, - твердо произнесла она и отодвинулась от брата. - Какое мне дело до чужих разговоров? У меня самой есть уши, глаза и немного ума.
  - Иви! - Рун ошарашено смотрел на сестру. - Я тебя не узнаю...Ты не знаешь, что он за человек, он же...
  - А ты откуда знаешь? - насмешливо спросила Сивина. - От Ульрики? Помнится, раньше ты о нем отзывался в весьма восторженных тонах. Теперь же...
  - Теперь, когда он увивается вокруг моей сестры, я вынужден некоторые его поступки рассматривать иначе.
  - Он не увивается.
  - Да? А как это еще можно назвать?
  - Я не знаю как, но не так точно.
  - Видимо, для тебя разговор бессмысленен. Значит, я сам поговорю с Йеннером.
  - Это уже не смешно, Рун.
  Его губы исказила злая ухмылка.
  - А я и не смеюсь, дорогая моя.
  - Успокойся, пожалуйста! - Теперь Сивина уже действительно начала волноваться. - Я клянусь тебе, что никаких дурных намерений он не выказывал. Ты не можешь просто предположить, что... что он приходит в оранжерею отдыхать? У нас же тихо, спокойно, люди хоть и появляются, но все же не нарушают чужой покой. Ну а я... я просто как... да как приложение к этому месту.
  - Дурочка ты, а не приложение, - тихо вздохнул Рун и все же притянул к себе сестру.
  Теперь уже Сивина не возражала. Брат лишь недавно начал демонстрировать так свою любовь и привязанность. И хоть к Ульрике Сивина не питала нежных чувств, но вот за это была готова простить ей все. Ведь с ее появлением в жизни брата, он начал возвращаться.
  - Мне, честно говоря, странно, что только сейчас кто-то рядом с тобой возник. Ты же у меня красивая. - Он взял лицо сестры в руки и нежно поцеловал в лоб. - И мне так страшно, что и ты...
  - У Исгельны все хорошо. Она же счастлива.
  - Надеюсь. И все же с Йеннером я поговорю.
  Переубеждать брата было уже бестолку.
  
  ***
  Джетмир пригласил посетителя присесть на стул напротив.
  Рунгвальд Натсен заявился к нему в школу с требование поговорить. Мастер тему разговора понял сразу же, еще до того, как гость открыл рот. Тем более он даже не соизволил поздороваться.
  - Я настоятельно попросил бы вас прекратить посещать оранжерею, - сразу же начал Рунгвальд.
  - Не вижу причин, - спокойно возразил мастер Джетмир.
  - Давайте тогда сразу начистоту. Меня не устраивает ваш интерес к моей сестре. Мне не ясны ваши мотивы. Меня не устраивает сложившаяся ситуация.
  - Так интерес к оранжерее или вашей сестре? - с совершенно серьезным выражением лица поинтересовался мастер. - Понял, понял. - Он поднял руки и отбросил шутливый настрой, после того, как гость побагровел и хотел уже было высказаться. - Хотите начистоту? Хорошо, будет вам чистенькая правда. Я не знаю, почему туда хожу.
  - Да прекратите уже шутить! - взревел Рунгвальд. - Когда Сивина высказала желание работать в оранжерее, я ей отказал. Эдель* совершенно нечего там делать. Но она настояла, да и я понимал, что для ее дара это оптимальный вариант. Ее совершенно не заботило то, что про нее говорят - кто за спиной, а кто и в лицо. Все эти насмешки я принимал на себя, ведь знал, как ей важно это занятие. Она бы не успокоилась, а нашего маленького сада ей было уже мало... И все эти напыщенные эдельки, которые в своей жизни ничего полезного не сделали, твердили Иви вслед, что она позорит себя, свою семью, что она низко пала. Сивине было все равно, а я терпел ради нее. А теперь про нее твердят, что она новая игрушка пресыщенного Йеннера. Вы хоть понимаете, что творите?!
  
  
  Эдель* - вежливое обращение к женщине знатного рода. Эдел - к мужчине.
  Эд, эда, соответственно, обращение к незнатным мужчинам и женщинам.
  
  Мастер покрылся ярко-красными пятнами. Карандаш в его руке сломался.
  Рунгвальд перевел дух и продолжил:
  - Как бы вы себя сейчас не вели прилично, слухи про вас бегут далеко впереди. Мне, в сущности, плевать, что говорят про вас. Если только не приписывают сюда еще и мою сестру.
  - Но ведь мы всегда были на виду. Ничего не было, я даже ее за руку не брал... Проклятые сплетницы! - Джетмир с яростью отбросил остатки карандаша.
  - И сплетники. Но ведь дело даже не в них, - продолжил Рунгвальд. - Дело в ваших мотивах. Зачем?
  - Надеюсь, не перебьете еще раз и дадите договорить, - усмехнулся мастер. - Мне там хорошо, спокойно. Умиротворение находит. Собственно, на этом все.
  - И моя сестра тут не при чем? - недоверчиво протянул гость.
  - А рядом с ней еще спокойнее и умиротворение.
  - Да ответьте вы уже честно, что она вам нравится! - вспылил Рунгвальд.
  - Нравится, - не стал отпираться Джемтир. - Она красивая девушка, умная, интересная. Но моя симпатия к ней скорее как просто к человеку, а не женщине.
  Посетитель кисло улыбнулся.
  - И вы хотите, чтобы я в это поверил?
  - Я хочу, чтобы вы оставили меня в покое и не изводили свою сестру.
  - Да как вы смеете, - зловеще прошептал Рунгвальд. - Мои отношения с сестрой - наше с ней дело. Ну а если я еще раз увижу вас рядом с ней, то...
  - Что вы сделаете? Ничего. - Мастер пожал плечами. - Вы же понимаете, что я ее все же не компрометирую. А вокруг свободной, красивой девушки всегда ходят самые разные слухи. Я, конечно, постараюсь, все же пресечь самые нелепые и вопиющие, но ведь всем же рот не прикрыть. И чтобы не происходило, все равно найдется повод обсудить эдель Сивину.
  - Неужели вам так сложно оставить ее в покое?
  - Разве я ей чем-то мешаю? Помнится, она ни разу мне не жаловалась.
  - Вы невозможный человек, - с досадой произнес Рунгвальд.
  - Ну а если при наших встречах всегда рядом будет находиться кто-то из работниц оранжереи? Не в пределах видимости, как обычно, а именно рядом? Такой вас вариант устроит?
  - Не отступитесь?
  - Нет.
  - Это какая-то игра?
  - Нет.
  - Ничего не понимаю.
  Джетмир хитро улыбнулся. Его улыбка стала еще шире, когда гость достал из кармана кристалл правды.
  - Неужели научились делать?
  - Пришлось, - не без гордости ответил Рунгвальд.
  Кристалл оставался все таким же светлым - мастер ни в чем не соврал.
  
  ***
  Джемтир в одном моменте все же слукавил. В подсобке, во время уже ставшего традиционным чаепития, никого кроме Сивины и его никогда не было. Дверь они не закрывали, но внутри всегда находились вдвоем. Приличия почти были соблюдены, да и посторонние там не появлялись. Хотя слухи же откуда-то расползлись. Кто сказал, что не от персонала?
  Сивина же, казалось, ничего не замечала и продолжала вести себя, как ни в чем не бывало.
  
  Мастер в очередной раз помогал Сивине - копал лунку под какое-то растение, название которого он как всегда забыл.
   -Еще чуть шире, - указывала Сивина.
  - Как скажете, - он отвесил шутливый поклон и принялся расширять ямку.
  И уже не увидел, что легкая улыбка девушки пропала. Сивина плотно сжала губы, а на лице обозначилась обеспокоенность.
  Он почувствовал, что его волос что-то коснулось. Резко вскинул голову, встретившись с глазами Сивины, полными тревоги. Она медленно убрала руки от его головы.
  Оба замерли.
  Ее карие, практически черные глаза так близко он никогда не видел. Радужка почти сливалась с вмиг расширяющимися зрачками. Длинные, пушистые ресницы довершали картину.
  Превеликий Рауд, какие же прекрасные глаза. А вот их выражение...
  Мастер прочистил горло и поинтересовался:
  - Что-то случилось?
  Все это время она не моргала, но после вопроса ресницы затрепетали. Сивина несколько раз моргнула и отвернулась.
  - Листок. - Она подняла руку - ее пальцы сжимали сухой листок.
  - Спасибо.
  Она кивнула, так и не оборачиваясь. Что же случилось?
  Все оставшееся время Джетмир все также ловил на себе обеспокоенный взгляд Сивины и не мог понять от чего. Промелькнула было мысль, но он ее быстро отбросил.
  - Меня завтра не будет, - вдруг произнесла Сивина.
  - У вас все в порядке?
  Она выдавила из себя улыбку, которая все же не обманула мастера.
  - В полном. Просто кое-какие дела.
  - Удачи вам в этих делах.
  - Спасибо.
  
  ***
  Чтобы подтвердить свое догадку, Сивине пришлось наведаться к подруге.
  Астари дома не оказалось. Её встретили Стейнир и Илва.
  В общем-то, можно было расспросить и хозяина дома.
  - Привет. Давненько ты не заглядывала, - заметил Стейнир.
  Сивина пожала плечами.
  - У вас сейчас и так много хлопот.
  - Вот еще. На тебя-то времени нам уж точно хватит. Правда, Астари задерживается. - Хозяин дома выглядел недовольным. - Но скоро уже точно должна быть. Подождешь?
  Гостья слабо улыбнулась.
  За столиком в гостиной их уже ждал горячий чай и огромное количество угощений. Пока служанка приносила еще тарелки, Стейнир обратился к Сивине.
  - Банафрит готовит столько вкусного, а потом сетует, что Астари вновь много съела. Поэтому приходится нам усиленно работать.
  Он протянул Илве кусок ароматного пирога. Гостья же к угощению притронулась лишь для вида.
  Сивина не знала, как перейти к сути разговора, обсуждая последние новости, но Стейнир вдруг и сам затронул нужную ей тему.
  - Я понимаю, что это не мое дело, и ты совсем не обязана мне отвечать и что-то рассказывать. Но это правда, что в последнее время тебя и мастера Джетмира часто видят вместе?
  Гостья не стала отпираться.
  - Правда. И пожалуйста, не спрашивайте, как так получилось, - почти взмолилась она. - Он бывает у нас в оранжерее. И все.
  Показалось, будто Стейнир совсем не удивился, хотя и выглядел озадаченным. Но больше расспрашивать ничего из этого не стал. Вот тут Сивина и решилась.
  - Стейнир, Астари как-то говорила, что зимой с мастером неприятность произошла. Мастерская вроде бы взорвалась.
  - Было такое. Помещение пострадало, а вот сам Джетмир, слава Рауду, нет. Обошлось.
  - Может быть, вы помните из-за чего именно взрыв произошел?
  Хозяин дома с недоумением уставился на гостью.
  - Странный какой-то вопрос, Сивина. Зачем тебе?
  - Просто ответьте, пожалуйста.
  - Болванка для амулета взорвалась.
  - Случаем, не из гранита?
  - Сивина, я все же не понимаю, зачем тебе и что все это значит.
  - И все же?
  - Вроде бы гранит. - Стейнир нахмурился, вспоминая. - Да, точно.
  - Спасибо вам! - Сивина приблизилась к Илве, погладила её по голове и поторопилась к выходу. - Простите, но мне нужно бежать.
  Хозяин дома проводил её глазами и пробормотал:
  - Пожалуй, не буду пока говорить об этом Астари.
  
  ***
  Олдар с любопытством осматривал оранжерею, идя по дорожке.
  - И что ты тут такое нашел? - насмешливо поинтересовался он у друга.
  - Ты вряд ли поймешь, - отмахнулся Джетмир.
  - Ну да, конечно. Куда мне до такой утонченной красоты.
  Мастер на эту реплику поморщился.
  - Так зачем пришел сюда?
  - Тебя в последнее время чаще всего можно только тут застастать. Хотя, в общем-то, ты наверняка и сам уже все понял, раз тут оказался.
  - Поясни.
  - Ну как же... Решение твоей проблемы. Крохотный кусочек гранита в твоей голове. Кто, как не маг земли с этим может справиться.
  - Что? - Джетмир резко остановился, ошарашенно взирая на друга.
  Теперь уже и Олдар удивился.
  - Так ты не понял? Не знаешь? - Он растерянно стал озираться по сторонам. - Пошли, присядем.
  Какое-то время целитель кусал губы, будто собирался с мыслями.
  - Я вот только сегодня понял, а как понял, сразу решил, что и ты уже в курсе. В общем, слушай. Кусок гранита без вреда для тебя может расщепить маг земли. В принципе, практически любой, даже не особо обученный. Хотя определенная сноровка тут нужна - без этого никак. Но тут такая колоссальная концентрация нужна, чтобы не ошибиться. Мало кто на такое решиться.
  Джетмир молчал, пытаясь осмыслить услышанное.
  - То есть, имеется некий шанс, что я не умру в ближайшие... Сколько мне там осталось? Месяца два-три? Если какой-нибудь маг земли согласится на эту операцию?
  - Ну в некотором роде и операция, да. Хотя без непосредственного влияния на тебя. В смысле ничего резать не нужно. Ну ты понял.
  - Понял, да. Но ведь какой-то еще подвох есть? - Он повернулся к другу, прищурив глаза. Ведь Олдар явно не все еще сказал, иначе бы так не волновался.
  - Да куча, - вздохнул целитель. - Во-первых, кто согласиться на себя такую ответственность брать? Ведь одно неверное движение и все, даже месяцев не останется. Во-вторых, скорее всего после этой операции маг выгорит.
  - Почему это?
  - Представь, какая концентрация нужна. Того-то осколка там всего ничего. Но чтобы расщепить его, не причинив тебе вреда, нужно единовременно приложить огромную силу к нему. Тогда гранит попросту растворится в твоей крови и покинет то место, без всякой опасности. К тому же магу нужно будет контролировать, чтобы приложенная сила не задела ничего, кроме самого осколка. В общем, на это уйдет скорее вся энергия, до малейшей крошки. Выгорание неизбежно.
  Сцепив зубы, Джетмир отвернулся.
  - Ни один маг на такое не пойдет. Для нас всех наша сила - вся жизнь.
  Целитель молчал.
  - Погоди-ка! - Спохватился мастер. - Ты решил, что я сюда хожу поэтому? И Сивину попрошу...
  Олдара он знал много лет. Мастера никогда не смущал порой излишний цинизм друга, хотя и со многими его поступками и высказываниями он не был согласен. Что не мешало им дружить.
  Джетмир на полголовы был ниже Олдара. К тому же мастер был более щуплым. Не сказать, что тщедушным, но набрать веса ему точно не помешало бы. Впрочем, физическими упражнениями он никогда не пренебрегал, хотя и не все об этом знали.
  Резкий удар и из носа Олдара брызнула кровь. Целитель неверяще уставился на нее, ярким пятном растекшуюся по светлой рубашке.
  Джетмир протянул платок, хотя у друга точно он имелся.
  Одар откинулся на спинку скамейки, прижал к носу платок и гнусаво произнес:
  - Счет за лечение выставлять не буду.
  - Уж будь любезен, - процедил мастер.
  Он поверить не мог, что друг мог такое про него подумать...
  - Ты будешь последним дураком, если все же не воспользуешься таким шансом, - продолжал гнуть свое Олдар.
  - Я не смогу пойти на такое. Буду искать кого-нибудь. Может, кто и согласится за очень большую сумму денег. Нажить-то я всегда успею. Если выживу, конечно, - оптимистично заявил Джетмир.
  - У тебя слишком мало времени, - с сожалением заметил целитель.
  - Зато я теперь знаю, что искать.
  
  ***
  Мастер хоть и реже, но все же появлялся. Он оживился, стал чаще шутить. Пытался вручить то один, то другой подарок - ничего значительного. Например, амулет, удерживающий в земле больше влаги. Его Сивина не приняла, а вот амулет, помогающий с потоками силы, принять пришлось. Йеннер все-таки вынудил, хоть и в шутливой форме, но другого выхода у нее попросту не было.
  А после Сивина узнала, что он за собственный счет отремонтировал систему освещения. И теперь по ночам светильники совсем не сбоили. Ей он об этом не говорил, но разве от работников оранжереи можно было что-то утаить? В общем, слухи о том, что эд Йеннер вот-вот сделает предложение эдель Натсен, только укреплялись.
  Сам же Джетмир хоть и знал о слухах, никак их не комментировал. И вел с Сивиной себя также: предупредительно, вежливо. Хотя кто-то за этим мог разглядеть и ухаживание.
  Но только не сама девушка. До определенного момента.
  - Тут, конечно, замечательно, но не желаете ли сбежать? - вдруг спросил мастер у нее.
  Безукоризненно чистым платком он вытирал грязные руки.
  Сивина с недоумением на него посмотрела.
  - С вами вдвоем? - она хмыкнула. - Тем более от нас этого все и так уже ждут.
  - Не думал, что вас заботят досужие разговоры.
  - Не хочется расстраивать брата.
  - Если дело только в нем, то он ни о чем не узнает. Никто не узнает.
  - Я останусь в живых?
  Мастер рассмеялся.
  - Общение со мной не прошло для вас даром.
  Она прищурила глаза и вкрадчиво прошептала:
  - Если у всех складывается обо мне одно лишь мнение, то это не мои проблемы. Значит, мне так удобнее.
  - Значит, я удостоился особой чести, - также вкрадчиво заметил Джетмир.
  - Может быть, - хмыкнула Сивина. - Так куда сбегать предлагаете?
  - Вы согласны?
  - Вы еще не озвучили цели и место.
  - Действительно. Укромное местечко за городом замечательно подойдет для обеда на природе. Тем более погода тоже располагает.
  Сивина задумалась - предложение-то заманчивое. И все же неприличное.
  Мастер, по-видимому, понял заминку.
  - Эдель Сивина, я клянусь вам, что обед подразумевает только обед. И ничего более. Я ведь никогда не давал вам повода подумать, что могу поступить по отношению к вам неблагопристойно. А ведь вы так давно терпите мое общество, я просто обязан вас поблагодарить хотя бы так, раз подарки вы не принимаете.
  - Вот это наглость, - не без восхищения произнесла Сивина.
  - Так вы согласны? - лукаво улыбаясь, поинтересовался мастер.
  - Рассказывайте.
  - Понял. Я сейчас ухожу, а через полчаса за углом вас будет ждать извозчик. Самый обычный, ничем не примечательный. Он-то и привезет вас в нужное место, где я буду вас ждать.
  - Хорошо.
  Джетмир вероятно ждал каких-то вопросов, уточнений, может быть даже возмущений, поэтому сейчас стоял с открытым ртом и не знал, что ответить.
  - Я... мне очень приятно, точнее важно знать, что вы мне доверяете. Я не подставлю вас.
  - Надеюсь, - сухо бросила Сивина. И забрав инструменты, ушла в подсобку.
  Там она спешно умылась, открыла окно, подставив лицо свежему, но уже теплому ветру. Она собралась участвовать в глупой авантюре. Кто бы мог подумать?
  Через час за городом она вышла из закрытого экипажа.
  Весна была в той поре, когда листья практически на всех деревьях только начали радовать первой, самой яркой зеленью, когда едва зацветали вишни, а яблони собирались лишь через неделю. И в воздухе разливался аромат свежести, чистоты, надежды и предвкушения.
  Тихий, укромный уголок, в окружении деревьев и кустарников, застеленный ковром уже густой травы. Там-то Джетмир и приготовил уже все для обеда.
  Опершись о дерево, Сивина наблюдала, как он суетится: укладывает два пледа на землю. Потом раздумывает и сворачивает один вдвое. Как расставляет тарелки, достает свертки с едой. Один из них роняет, отряхивает и оглядывается. И замечает Сивину, которая не может сдержать улыбки.
  - Странно, я не слышал, как вы подъехали.
  Он протянул ей руку, приглашая присесть. И это был первый раз, когда он не случайно коснулся ее. Перчатки на ее ладони не было.
  Сивина чуть сжала крепкую ладонь мастера. На ее щеках тут же выступил яркий румянец. В этот момент она ненавидела свою слишком бледную кожу.
  Когда Сивина уже присела, Джетмир не удержался и легко, практически невесомо прикоснулся губами к ее руке. Это единственно, что он позволил себе. Дальше никаких подобных знаков, жестов. Привычное общение и ничего больше.
  В какой-то момент Сивина даже почувствовала разочарование, словно ждала чего-то другого. Хотя и понимала, что прояви мастер настойчивость, начни он приставать, то вряд ли бы это она оценила.
  А потом он потянулся за тарелкой и упал лицом в плед.
  - Эд Джетмир, это уже точно не смешно! - выкрикнула Сивина, хотя волнение уже начало охватывать ее.
  Она поднялась, перевернула мастера и вскрикнула, прижав руки к губам - из его носа текла кровь. Салфетка быстро обагрилась, промокла целиком, но кровь так и не остановилась. И в себя Джетмир не приходил.
  
  ***
  - Иви, что с тобой? - испуганно выкрикнул Рун, увидев сестру.
  - Со мной все в порядке. Это не моя кровь, - успокоила она брата.
  - Что произошло? - уже более спокойным голосом поинтересовался Рун.
  - Давай позже, а? Я хотя бы в порядок себя приведу.
  - Хорошо.
  Пока она отмокала в ванной, брат вызвал целителя. Вызывать внутреннюю стражу он пока еще не стал.
  
  ***
  Джетмир пришел на следующий день.
  - К ней нельзя,- заявил Рунгвальд.
  - С ней все в порядке? - обеспокоенно спросил мастер.
  - А какая вам разница? - хмыкнул хозяин дома.
  - Ну знаете ли! - возмутился Джетмир.
  - Много чего знаю. Поэтому будьте так любезны, покиньте наш дом.
  - Мне нужно с ней поговорить. Как только будет возможно. - И уже просительно, чего от него Рунгвальд не ожидал: - Пожалуйста.
  - Да я бы может и сам с радостью вам позволил, чтобы вы наконец-то все выяснили. Оба. Но она не хочет вас видеть.
  Мастер побледнел. И без того запавшие глаза, казалось, потухли.
  - Вот как, - ровным голосом произнес он. - Тогда извините за беспокойство.
  У самой двери он обернулся.
  - Она выгорела?
  - Нет. Но дар вряд ли восстановится - его осталось слишком мало.
  Джетмир кивнул и ушел.
  
  Сивина стояла у окна и не сводила взгляда с одинокой, ссутулившейся фигуры, пока мастер не скрылся в экипаже.
  
  ***
  Несмотря на выдавшееся слишком жарким лето, в оранжерее температура была оптимальной для растений, хотя и было чуть душновато. Что не мешало Сивине проводить там время с утра до вечера. Уговоры брата поберечься не помогали.
  Сивина настолько была увлечена своим занятием, что как всегда не заметила приблизившегося мастера.
  - Добрый день, эдель Сивина.
  - Добрый день, эд Джетмир.
  Он выглядел неплохо, только куда-то пропал присущий ему лоск. Будто мастер вдруг стал пренебрежительно относиться к своему внешнему виду. И даже отпустил бородку с усами. Впрочем, ему даже шло.
  - Замечательно выглядите, - произнес он.
  - А вам идет, - она провела пальцем по подбородку.
  - Я, собственно, по делу. - Он вытащил из внутреннего кармана пиджака небольшой сверток. - Это вам. И не надо говорить, что не примите. Я вам должен значительно больше.
  Сивина отряхнула руки и, даже не поспорив, взяла сверток. Внутри оказалась подвеска на изящной цепочке. Яркий аквамарин был замысловато оплетен светлым металлом.
  - И что за свойства? - поинтересовалась Сивина.
  - Восстанавливает энергию. К сожалению, полностью восстановить ваш дар пока не получится, но мы работаем над этим.
  - Мы? - удивилась она.
  - Я и один мой знакомый целитель. Точнее целительница. Она в этом деле добилась неплохих успехов и вот мы решили объединить усилия.
  -Это все?
  - А вам еще что-то нужно? - он не смог удержаться от едкой усмешки.
  - Мне нет. А вам?
  - Мне много чего нужно. Например, узнать, чем я вас прогневал? Откуда вы узнали про мою проблему? Почему решились спасти? Почему сбежали, в конце концов, и продолжайте избегать меня?! - на последней реплике он не сдержался и повысил голос.
  - Оставьте меня уже в покое, пожалуйста. Я сделала, то что вам было так нужно. Почему? Да пожалела. Что вас еще от меня нужно? Ну что? Вам мало?
  - Мало, - ответил Джетмир.
  Сивина рассмеялась.
  - А с меня уже хватит всего этого, - зло бросила она и попыталась уйти.
  - Ну уж нет, - он крепко, на грани грубости схватил ее за руку. И совсем не обращал внимание, что на них уже пристально смотрели немногочисленные посетители и работники. - Я дал вам время, чтобы вы оправились, поразмыслили над тем, что вам там в голову взбрело. Но теперь без объяснений я вас не отпущу.
  - Я вам ничего не должна, - отчеканила Сивина. - А вы ведете себя уже более чем неприлично. Пожалуйста, оставьте меня.
  - Неужели так сложно ответить на мои вопросы?
  - Да пожалуйста! - Она все же смогла вырвать руку и зло прошипела: - Осколок в вашей голове я и сама почувствовала. Потом чуть подробнее узнала, что с вами произошло. А после... после я услышала разговор с вашим другом-целителем. Все! А теперь хватит меня ставить в неловкое положение. Хотя куда еще больше...
  Вместо очередных вопросов она услышала смех. Вполне себе такой веселый.
  - Я, конечно, понимаю, что вы вряд ли меня послушаетесь. Но, пожалуйста, подождите меня здесь полчаса. Мне нужно вам кое-что показать.
  - Вот еще!
  - Пожалуйста, - вкрадчиво произнес Джетмир. - Это моя последняя... ну может предпоследняя просьба.
  - И вы оставите меня в покое?
  - Я постараюсь, - не сдерживая улыбки, заявил он. И еле слышно добавил: - Как забавно, все считают меня умнее, чем я есть на самом деле...
  
  Через полчаса он примчался, сжимая в руках какую-то бумажку.
  - Вот, - мастер протянул ее Сивине.
  
  "Уважаемый эд Джетмир!
   Я принимаю ваше предложение.
  А вы все-таки хитрый лис! Не оставили мне почти выбора.
  Мне уже немало лет, я многого добился в жизни, но вот финансовое благополучие к этому не относится. После моей смерти моим детям мало что останется после меня, кроме моего доброго имени. И поэтому я вынужден согласиться помочь вам. Хотя, будь вы беднее, предложи меньше... Я бы тоже согласился. Разве мне бы предоставилась еще такая возможность спасти человека, когда и сам нахожусь у грани? Думаю, у порога Оттаровой пустоши мне засчитается, и я все же попаду в другое место. Простите старика за многословие. Я приеду к вам через два дня."
  
  - Что это? - хрипло переспросила Сивина.
  - Это ответ мне одного старика-мага. Я спросил, сможет ли он мне помочь с моей проблемой, он ответил. Письмо пришло за день до того, как мне стало плохо.
  - Он бы не успел.
  - Какая теперь разница? Надеюсь, вы теперь понимаете, что я приходил сюда совсем не за этим. Общался с вами совсем по другим причинам.
  - Понимаю, - пробормотала она. - Простите, но мне нужно идти.
  
  ***
  - Я прошу руки вашей сестры.
  Рунгвальд внимательно разглядывал стоящего перед ним Йеннера. И не мог сдержать неуместной улыбки.
  - Если бы все зависело только от меня, я бы вам отказал, - хмыкнул Ругвальд. - Но не спросить мнения своей сестры я не могу.
  Он обернулся к Сивине.
  Она была бледной, но взволнованной не выглядела. В отличие от самого мастера. Тот ожидал ответа, а букет в руках нервно дрожал. Кольцо же вообще грозилось выпасть из пальцев.
  - Нет.
  Букет полетел в сторону. Кольцо задорно поскакало по полу.
  - Почему? - Джетмир стремительно шел за Сивиной, которая пыталась уйти.
  Рунгвальд не вмешивался, с любопытством наблюдая за парочкой.
  - Мне не нужна ваша благодарность, - бросила Сивина через плечо.
  Мастер остановился.
  - Вы тоже думаете, что я из благодарности? - обратился он к Рунгвальду.
  - А какая разница, что я думаю, - усмехнулся тот. - Но если вас это успокоит, то нет, я так не думаю.
  
  Вечером Сивина послала в кабинет к брату служанку, чтобы та убрала там все то безобразие, что устроили Рун и Йеннер.
  - Попойка закончилась? - строго спросила Сивина, после того, как служанка навела относительный порядок. Последнюю бутылку, где еще плескался алкоголь, Рун все же не дал унести.
  - Да какая попойка, Иви, - протянул брат. - Так, дружеские посиделки.
  - Ну-ну.
  Мастер же тихонько похрапывал в кресле.
  - Довела мужика, - заметил Рун.
  - Он сам довелся.
  - А ведь он тебя действительно любит.
  - Да? С чего ты взял? - недоверчиво хмыкнула Сивина.
  - Вижу.
  - Глазастый какой, - буркнула она. - Ну раз любит, пусть сам об этом и скажет.
  - И скажу, - хрипло произнес внезапно проснувшийся Джетмир.
  
  ***
  Не то, чтобы раньше Джетмир представлял, какой будет его свадьба. Особо не задумывался об этом. Но почему-то казалось, что она будет обязательно пышной, многолюдной. Чтобы все видели, как он счастлив, какая у него красавица-жена.
  На торжестве присутствовали только самые близкие. Никого из посторонних. Хотя Сивине хватило и одной матери Джетмира. В какой-то момент мастер уже стал переживать за сохранность будущей жены.
  Еще при знакомстве мать практически не отходила от Сивины. Без конца болтала, говорила, какой у нее замечательный сын, что Сивине очень повезло. Правда, самому Джетмиру не забыла шепнуть, что невестка уж очень маленькая и хрупкая - такой будет тяжело рожать наследников. Пришлось на мать даже шикнуть.
  - Если продолжишь в том же духе, и такой невестки не будет!
  - Ты не отменишь уже свадьбу! - перепугалась мать.
  - А я тут буду не при чем? Скорее уж Сивине надоест твое поведение.
  Мать прониклась, хотя и попыталась еще вставить:
  - Ну она же девочка не глупая. Кто же от такого счастья-то откажется?
  И погладила сына по щеке.
  Не глупая. Не отказалась. У алтаря в храме ничего, кроме заветного "да", не произнесла.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) М.Шмидт "Волшебство по дешёвке"(Антиутопия) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Замуж в другой мир"(Любовное фэнтези) F.(Анна "Избранная волка"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) В.Коновалов "Чернокнижник-2. Паразит"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"