Гринд Рина: другие произведения.

У меня на тебя планы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.99*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Александра - девушка обычная, но не с простой судьбой. Всего в этой жизни Саша привыкла добиваться сама. Так она закончила школу, поступила в вуз, устроилась на работу. Жизнь девушки течет свои чередом, пока её подруга не заставляет исполнить песню в караоке. Всё меняется в один миг. Саша встречается глазами с фронтменом известной рок-группы, который пристально наблюдал за её пением. Одна лишь фраза, брошенная им: 'У меня на тебя планы', и он разворачивается и уходит. Кто же знал, что эта встреча будет не последней?!

Unknown


     Дорогие мои! Это готовая версия книги, но я не успела её полностью прочитать и проверить на ошибки, поэтому кто замечает мои опечатки или ошибки в орфографии и пунктуации - пишите в комментариях в какой главе и в каком слове - заранее спасибо. Приятного прочтения!)
 []
      Пролог.
          5 лет назад.
          Лето. Как я люблю это время года. Вся наша семья собирается на даче и устраивает семейный отпуск. Папа даже отключает сотовый телефон, и всё свое время посвящает нам. Каждый день отдыха в нашей семье расписан. Мы ходим на речку, жарим шашлыки, играем в бадминтон. Ощущение единого целого никогда не покидает меня. Пусть мы с Никитой редко видим папу, но когда наша семья вместе, то все плохие моменты забываются. Мы садимся за большой стол и делимся друг с другом всеми самыми сокровенными секретами.
          Вот и сегодня. Мы находились на веранде и весело напевали песни, которые крутил стоящий на столе магнитофон. Этот день начался так же, как и все, ничего не предвещало беды. Папа готовился жарить шашлыки - он никому не доверял это дело, беря на себя весь процесс готовки. Мама, пританцовывая, нарезала овощи, а мы с Никиткой бегали за нашим шаловливым Тишкой. Тишка - наш маленький котенок, папка подарил его Никите на день рождение, ведь 10 лет солидная дата и подарок должен быть под стать. Нашу семейную идиллию разрушил телефонный звонок - по какой-то причине папа забыл выключить сотовый. На том конце провода что-то очень долго говорили, а родитель лишь кивал в ответ. Положив трубку, папа нахмурился.
          - Аля, мне нужно уехать в город по работе. Не ждите, ложитесь спать. - эти слова были последними, что папа сказал и распрощавшись с нами сел за руль своего новенького Лексуса.
          Мы, поужинав, устроились смотреть мультик, который скачал Ник. В выборе фильмов он у нас мастер, поэтому ему было отведено столь ответственное задание. Не успели даже нажать на плэй, в доме зазвонил мамин телефон.
          - Алло? - мама явно была удивлена звонком, поэтому в голосе появились вопросительные нотки.
          - ....
          - Да, это я. - улыбка уже спала с лица мамы, а глаза перестали выражать какие-либо эмоции. Я сразу заметила это и поняла, что то-то случилось. Трудно было не понять - в маминых глазах потух огонек, как будто щелкнули выключателем. Раз и всё. Тогда я и не подозревала, что больше никогда не увижу прежнюю женщину, которая посвятила нам с Никитой свою жизнь.
          - ....
          - Поняла. Мы скоро будем.

     Глава 1.
          Мой и без того беспокойный сон прервал звон телефона. Ничего не обычного - просто стандартная мелодия будильника. У меня физически не хватало сил закинуть на мобильник хоть какую-нибудь музыку. Последнее время приходилось брать часто ночные смены, которые сильно выматывали. Через месяц 10 мая, а это значит, что у Никиты будет день рождение. Мой брат совсем вырос. Ему будет 15. Смеетесь? Может быть, для кого-то этот возраст не покажется серьезным, но в нашей семье это переломный момент. В свои 15 я поняла, что должна буду отвечать за семью, и, по возможности, дать Никите шанс на счастливое будущее. Всё, что было сделано мной - преследовало только одну цель - помочь брату. Никита с 14 лет активно принимает участие в наших проблемах с финансами. В свободное от школы время и на каникулах брат помогает одной приятной старушке, Людмиле Ивановне, он выносит мусор, убирает квартиру, ходит за продуктами и просто составляет ей компанию за чаепитием. Когда нужно что-то приготовить, Никите помогаю я, но это бывает не так часто. Женщина щедро платит ему, за что мы ей очень благодарны. В какой-то момент она спасла нас от голода, денег не было ни копейки, всё, что я копила на покупку одежды, чтобы ходить в университет и небольшое количество наличных на продукты - мама успешно пропила. Вот и в преддверие дня рождения самого близкого мне человека - моего брата - приходится работать не только днем, но и ночью. А после смен, поспав пару часов, нестись на пары. Я не жалуюсь, просто стала понимать, что моя жизнь именно такая - сложная, дающая пощечины, но у меня она одна, поэтому унывать и тем более прогуливать университет, было под запретом ещё с первого курса.
          Встав с кровати и посмотрев на мирно сопящего братца, понесла свои конечности в спальню матери. Первое, что мне бросилось в глаза, когда я зашла к ней в комнату, это несколько бутылок из-под дешевой водки, стояло такое амбре, что мне пришлось невольно зажать нос. На большой кровати посередине комнаты лежала женщина, которая когда-то была для меня примером идеальной жены и заботливой матери. Но всё изменилось - теперь это просто человеческое тело, которое напивается практически каждый день и забывает о своих детях. Я стала презирать её. Она очень слабая. Мне нельзя было становиться такой, иначе бы, наверное, мы с братом были в детском доме.
          - Мама! Мама! Вставай. Сегодня ты обещала пойти на собеседование. - я всё же понадеялась призвать её совесть, хотя бы малейшую часть. - У Никиты через месяц день рождение. Нужно готовить подарок. - женщина натянула на себя одеяло и, сонно смотря на меня, брезгливо фыркнула.
          - Он не маленький. Пусть сам зарабатывает деньги себе на подарки. Я и так всю жизнь посвятила.... - она не успела договорить, потому что я направилась в сторону кровати, мать сделала удивленные глаза, но промолчала, так как знала, что меня было уже не остановить.
          - Да как ты можешь?! Он ведь твой сын! Сын! Он всё делает и в свои 14 лет зарабатывает деньги, которые ты, между прочим, бессовестно пропиваешь. - указывая на нее пальцем, я пыталась сдуть не послушный волос с глаз. - Мне надоело твоё состояние. Прошло уже почти 5 лет. 5 лет, мама! Пора вспомнить, кто ты есть на самом деле и что у тебя есть дети. Ладно я уже взрослая, но Ник - он нуждается в матери. - женщина лишь пожала плечами и закрыла глаза. Я почувствовала, как краснею от злости. Мать ничего не понимала, 5 лет беспробудного пьянства для её мозга не прошли даром - он атрофировался. За незнанием, что делать, я отправилась на кухню - нужно было собирать себя и Никиту на учебу.
          Пока готовился завтрак, мои мысли блуждали в воспоминаниях счастливых дней, когда за нашим большим кухонным столом собиралась идеальная семья, которой завидовали все мои одноклассники. Но ничего не бывает вечным - это я уяснила еще подростком. Скрипнула половица, стоя оперевшись об косяк и сложив руки на груди, стоял заспанный Никита. Мой взгляд упал на лицо непогодам взрослого парня, я улыбнулась ему со всей той любовью, что хранила в сердце. Парень игриво ухмыльнулся, отчего в его карих глазах запрыгали бесята. Мы были похожи, как две капли воды, блондины с карими глазами, даже черты лица идентичны: нос, губы, скулы.
          - Проходи, завтрак готов. Как в школе дела? - я выкладывала на тарелки наш скромный, но питательный завтрак - яичницу.
          - Прекрати вести себя как мамочка, ты напоминаешь мне курицу-наседку. - парень скорчил ехидную моську и сел за стол.
          - Кто если не я будет заботиться о твоей успеваемости. Ты не должен прогуливать школу. Мне вчера опять звонила твоя классная. - я громко вздохнула и села на стул, принимаясь за свою порцию.
          - Она наговаривает.
          - Я ведь не сказала, о чем она мне сообщила.
          - Что я прогуливаю. - быстро ответил Никита с набитым ртом. - Но это было один раз, когда Людмиле Ивановне должны были привезти новый диван, и мне нужно было всё проконтролировать. - брат говорил это с такой гордостью, что я невольно улыбнулась. Мой маленький мужчина.
          - Классный руководитель сказала, что тебя не было уже три дня. Скажи мне, пожалуйста, что ты не пошёл снова работать грузчиком. - парень опустил глаза в тарелку и заковырял вилкой. - Никит, хочешь, я буду брать больше смен, только не гробь свое здоровье. Сколько тебе нужно денег? - я положила руку на плечо брата.
          - Лекс, мне не нужны деньги. - с этими словами парень достал несколько тысячных купюр и протянул мне. - Я как раз наоборот не хочу, чтобы ты работала по ночам. - по моим щекам потекли слезы. Господи, сделай всё, чтобы этот мальчишка был счастлив хотя бы в будущем. Я проигнорировала его руку с протянутыми деньгами и обняла за плечи, прижимая родного человека, как можно сильнее.
          - Оставь себе. Только положи на карточку. У тебя скоро день рождение, ты сможешь себе что-нибудь купить. Но это не означает, что с меня не будет подарка. - я улыбнулась своему красавцу брату.
          В город не спеша приходила весна. Первые лучи солнца начинали прогревать промерзшую землю. А Александра Куприянова неслась на всех порах в университет. Телефон мой разрывался, но отвечать во время бега не было никакого желания.
          Влетев в аудиторию, я направилась к парте, за которой сидела красивая шатенка. Её зеленые глаза гневно смотрели на меня.
          - Я прождала тебя у входа 30 минут. Где тебя черти носят, Саша? - Лерка никогда не отличалась приличной манерой общения со мной, она рубила правду-матку. Мы с ней дружим уже лет 13. Первый раз я увидела эту девочку с двумя большими бантами на голове, она бежала 1го сентября с букетом роз навстречу учительнице, с которой собственно стояла и ваша покорная слуга. Лера споткнулась и упала прямо в большую лужу, которая успела появиться во время продолжительного дождя накануне. Весь наш будущий класс разразился смехом, и только я подбежала к девочке и протянула носовой платок, заботливо положившей с утра мамой. С того момента и началась наша дружба. Ребята через неделю забыли об этом случае, а вот Лерка всё прекрасно помнила, поэтому классе в 8 начала отшивать всех одноклассников, которые проявляли к ней интерес, успевая ещё поиздеваться. Вот такая она - злючка с хорошей памятью.
          - Я долго собиралась.
          - Хорошо хоть не соврала, что проспала. Саша, что случилось? Давай по-чесноку. - я вздохнула и начала рыться в сумке, в поисках тетрадки по гражданскому праву. - Лекс, говори. Нас никто не слышит.
          - Мама снова пила. Ей вообще всё равно, что у сына через месяц день рождение. Я не знаю, как привести её в чувства. А Никита снова пошел работать грузчиком и притащил мне 3 тысячи. Ты представляешь, 3 тысячи? Протянул мне и сказал, чтобы я не работала ночами. - я опустила голову на руки. Лера потрепала меня по плечу.
          - Саш, он у тебя молодец. Настоящий мужчина. - я кивнула, продолжая лежать на руках. - Я надеюсь, жизнь у него сложится хорошо.
          Пары проходили с невообразимой скукой. Я даже попыталась поспать на двух лекциях. Сегодня в баре будет много народу, а соответственно и работы. Пятница всё же. В голове не оставались никакие фразы преподавателей, даже когда было отмечено частое 'запомнить на всю оставшуюся жизнь'. Я пошла на юридический по стопам папы. У него была своя контора. Никогда особо не желавшая быть адвокатом - я поставила себе цель им стать. Отговаривать меня было некому, да и не зачем. Учиться было сложно, особенно после работы в баре до 5 утра. Но я не сдавалась, жизнь не давала мне продохнуть последние 5 лет, но, кажется, это только закаляло.
          После звонка с последней пары, я быстро собрала вещи и, помахав на прощение Лере, пошла на выход из альма-матер. Но не тут- то было. Как только я подошла к лестнице, то поняла, что моё гармоничное одиночество нарушили.
          - Сашка! Сашка, подожди. - только не это. Грубый баритон мне скоро будет в страшных снах сниться. Я, не оборачиваясь, продолжила своё движение в сторону выхода. - Детка, подожди. - даже не хочу описывать, что со мной было после этого мерзкого слова. Я развернулась на 180 градусов, отчего парень на ходу чуть не врезался в меня.
          - Как ты меня назвал? Какая я тебе детка? Ты что совсем анаболиков переел? - я смотрела в виноватые зеленые глаза парня. Угораздило меня вообще связаться с этим 'мачо'. Жаль никто не стукнул по голове, когда я согласилась пойти с ним на свидание в неожиданно освободившийся день ещё в начале учебного года.
          - Саш, давай поговорим.
          - Нам уже не о чем разговаривать, Юр. Мне кажется, мы уже давно все решили.
          - Это ты решила.
          - Может быть. Но мое мнение не поменяется. Отстань ты от меня, а? - я с надеждой взглянула в глаза парня. И чего он ко мне привязался?
          - Не могу. Я пытался. Честно. Ты это знаешь. Но я не могу без тебя. - от последней фразы я скривилась. Эта романтическая чушь перестала действовать на меня в условиях реальной жизни. - Давай сходим куда-нибудь. - я закатила глаза, он просто невозможен.
          - Юра, очнись. Теперь смотри на меня и читай по губам - я ни-ког-да и ни-ку-да с то-бой не пой-ду. Уяснил? А теперь извини, мне пора на работу. - я небрежно махнула рукой и ушла, оставив его переосмыслить своё поведение. Да, это мой бывший парень. Но можно ли вообще назвать его пресловутым словом 'бойфренд'? Ответа я не находила. А история наша началась так. В начале сентября мы с Леркой сидели в университетском парке на лавочке, подставляя свои тела последним теплым лучикам солнца. Но что-то изменилось в лице Леры, когда она глянула мне за спину. Я повернулась - в нашу сторону шел секс-символ нашего вуза - Зубов Юрий Николаевич, собственной персоны. Удивлению моему не было границ, когда это накачанное тело подошло ко мне, а не к моей подруге, приглашая сходить куда-нибудь. Лерой было решено, что я должна сходить с ним на свидание. Так началось наше 'встречание'. Но человек я занятой: работа, дом, брат, попытки привести в чувство мать. Из-за всех моих проблем виделись мы редко. В конце ноября мне удалось взять отгул, и я решила сделать сюрприз своему 'возлюбленному'. Но каково же было моё удивление, когда 'любимый' сам мне сделал подарок, да ещё какой. Дверь его квартиры открыла шикарная брюнетка в бежевом кружевном белье с висящими подвязками для чулок. Губа не дура, что ещё скажешь. Следующий месяц Юра не давал мне прохода. На каждой перемене он ловил меня и оправдывался, что между ними ничего не было. А я гордо его игнорировала. Большой любви у меня не сложилось, да и чувств как таковых не было, что-то вроде симпатии. После предательства и нехватки время на романтические встречи, на свидания я не ходила, что Юрой воспринималось, как безграничная любовь к его величеству. Фантазер-переросток.
     Глава 2.
          Бар был набит до отказа. Сегодня у нас было выступление какого-то крутого DJ. Посетители не ограничивали себя в алкоголе, одаривали чаевыми, что мне - как бармену - лично было только в радость. Смешивая пуш для очередной длинно ногой блондинки, я наблюдала за веселящейся компанией на танцполе. Разгорячённые, выпившие люди были неописуемо чему-то рады, глаза горели, кровь бурлила и всё бы ничего, если бы не было так мучительно больно. Как бы сложилась моя жизнь, если бы не умер папа? Я бы тоже также развлекалась и радовалась? Только сомневаюсь, что это пошло бы мне на пользу. Моя жизнь пусть и неидеальна, зато многому учит. В свои 20 лет я не ношу розовых очков, не мечтаю о принце из сказки, который появится и вмиг решит все мои проблемы, не мечтаю о горе денег, которые хоть задницей ешь. Я жестокая? Пусть будет так. У меня не было времени на чтение любовных романов, а та нежная, миленькая блондинка, которой я была в 15 лет, маленькая принцесса - умерла ещё девочкой-подростком. Лед не тронут, вне зависимости от времени года. Любила ли я? Нет, не любила. Может и не полюблю никогда. Никто ни от чего не застрахован.
          За своими мыслями я не заметила, как меня пытаются погладить по руке. Проявление чувств к барменшам в 'Milk and sugar' частое явление, да как и в любых других клубе или баре. Я подняла взгляд на мужчину лет 35. Его улыбка была опознаваема еще с сотни метров - охотник, ничего от такого серьезного ждать не стоит, одна, две ночи, а потом домой к жене и детям, даже след загара от обручального кольца не останавливает.
          - Чем могу помочь? - я нацепила милую улыбку и повернулась к посетителю.
          - Я уже несколько недель за тобой наблюдаю. Может, мы закончим разговор в более неформальной обстановке? Я могу дождаться конца смены. - мужчина всё же коснулся моей руки и не замысловатыми движениями поглаживал большой палец. Сразу предложение в лоб - он прекрасно знает, что чертовски обаятелен и игры ему не к чему - любая будет готова поехать с ним в эту же минуту. Но я не любая. Аккуратно сняв руку парня со своей, скромно улыбнулась.
          - Извините, но думаю, что это невозможно. Я не встречаюсь с женатыми. - парень опешил, нахмурился и взглянул на безымянный палец правой руки.
          - Чертовы выходные за городом. - он потер лоб рукой, что-то ещё плюнул сквозь зубы. - Тогда двойной шот.
          - Одну минуточку.
          Смешивая шот, я почувствовала, как на моё плечо легла рука. Что сегодня за день-то такой? Потрогай Куприянову Сашу, получи счастливую жизнь? Я обернулась и разулыбалась. Никакого чуда, просто Семен, мой напарник.
          - Семка, привет. - легко чмокнула парня в щеку. Ему я обязана многим - он обучил меня всему тому, что умеет сам и за что считается лучшим барменом в городе. Вы скажите странно, что раскрыл секреты непонятно кому? Так он из жалости. Я пришла устраиваться на работу и как маленькая девочка разревелась и всё ему рассказала. Поэтому Сема и взял меня - девушку без опыта работы.
          - Сашка, ты сегодня совсем грустная. Что-то случилось? - парень выглядел обеспокоенным.
          - У меня всегда что-то случается. Я эталон депрессивного человека. - я рассмеялась, хотя наверное не стоит смеяться над своими психологическими проблемами.
          - Тебе нужно отдохнуть.
          - Как-нибудь я обязательно это сделаю.
          - Ты ведь знаешь, что в любое время можешь положиться на меня? - я уверенно кивнула. - Отлично. Тогда побуду эгоистом и поделюсь с тобой радостью. - он с улыбкой потирал руки друг о друга. Я рассмеялась. Семен не был серьезным парнем, скорее всё в его жизни было спущено на самотек. Богатые родители позволили парню выбирать дело жизни по своему усмотрению. Семен, не долго думая, затребовал у предков бар. Теперь это его детище. Здесь он царь и Бог. Семен не был таким парнем, от которого девушки падали в обморок, визжали или просто возбуждались. Он был достаточно симпатичным, но не более. Девушек парень не менял, как перчатки, но и монахом тоже не был. Мне кажется, просто не встретилась та, которая затронула сердце и заставила бы полюбить. В это с Семеном мы были похожи. Я не верила в глупое 'я не могу без тебя', но чувства и любовь отрицать не видела смысла. Каждый может друг без друга. Я смогла без папы, Никита смог, но не смогла мама. Её слабость и поведение всегда давали мне повод для думы. Может я не встретила того человека, без которого не буду видеть смысла жить? Нет. Ни один человек не стоит этого. Жить можно и нужно, никто не говорит и не спорит о том, какая это будет жизнь, но она однозначно будет.
          - Давай говори уже. - я легонько толкнула парня в плечо. Семен умел отвлечь меня. На работе я искренне улыбалась, также искренняя радость посещала меня за успехи брата. В школе ещё классе в 5 его приметили тренера из футбольной школы и взяли на место, финансируемое министерством спорта, как особо одаренного. Никита делал успехи, он даже стал капитаном команды. Тренер часто звонил мне и хвалил его, при всей мальчишеской взбаламученности он не пропускал ни одной тренировки. Я старалась выбираться на каждый его матч, но работа не всегда это мне позволяла. Мой брат был, как уже отмечала, мудр не по годам, поэтому злость за пропуски его игр канули в лету.
          - Ты не представляешь! Я смог достать два флайера в Бриг. - он достал из кармана желанный приз и помахал у меня перед носом. Бриг - это известный в нашем городе рок-клуб. Я не люблю рок и никогда там не была, поэтому на моем лице не было выражение 'вау! Это круто! Возьми меня с собой!', а всего лишь 'что за черт?!'. - Ты просто превращаешься в бабуську. Это набирающая популярность рок группа. - Семен ткнул пальцем на пятерых парней изображенных на флайере. Они были неформалами, поэтому разглядеть их я даже не пыталась. Накрашенные мужики с кучей металлолома во всех частях тела? Нет, это явно не по мою душу. - 'Hopeless' шикарны. Их фронтмен пишет шикарные песни, а его голос на самом деле завораживает. - таким Семена я не видела никогда. Он рассказывал о группе с таким восторгом.
          - Что? Безнадежные? - я нахмурила брови. - Что за депрессивное, нездоровое название?
          - Такое же какой являешься ты. - я высунув язык передразнила его. - Из всего, что я о них сказал, ты запомнила только это? - Семен был удивлен. Эй, парень, да что с тобой?
          - Эй, ты выглядишь, как малолетняя фанатка. - я рассмеялась.
          - Ты безнадежна. - парень закатил глаза и спрятал сию ценность в карман джинс.
          - Не я. Они. - я указала пальцем на его карман. Семен тяжело вздохнул, махнул рукой и направился в свое царство под табличкой 'Директор'. Нет, когда-то он стоял за барной стойкой. Я работаю тут 2 года, то есть с момента открытия этого бара. В самом начале дела ещё не шли так хорошо, как сейчас. Поэтому за стойкой стоял и сам Самсонов Семен Аркадьевич. Но теперь он босс в кожаном кресле и с серьезной миной на лице. А для меня этот парень так и остался простым Семкой, на которого можно положиться в любой момент.
          За мыслями время летело быстро, поэтому стоило позвонить брату и узнать, как у него дела. Я доверяла ему, как самой себе. Но Никите все же 14 лет, и он и так предоставлен сам себе. На душе удивительно было спокойно. Брат ответил после трех гудков.
          - Алло? Лекс, привет. Как ты? - у этого мальчика было самое доброе сердце - позвонила я, а как дела узнает он.
          - Привет, Никит. У меня всё хорошо. Как ты? Ты дома? - на заднем плане кто-то разговаривал, меня это смутило - голос был мужской.
          - Я тоже хорошо. Нет, я не дома. Я решил остаться ночевать у Мишки. - я даже почувствовала, как парень закусил нижнюю губу - он ждал моего одобрения. Но меня парализовало, если Никита остался у Миши, значит что-то дома его не устраивало. Видимо, я слишком долго молчала, потому что брат не выдержал первым. - Ничего?
          - Никит, что случилось? - брат вздохнул.
          - Она снова напилась и кричала, что мы её обуза. - я закрыла глаза. Мне было обидно за него - в голосе брата было столько боли. Я как-то заставила себя смотреть на это с другой стороны или просто не думать об этом. Но это я и мне 20. А здесь 14 летний мальчик, который думает, что не нужен своей маме.
          - Никит...
          - Ничего не говори. Я всё понимаю. Она пьяная. Раньше мама была другой, и я скучаю по ней. Мы сможем ей помочь? - пришла моя очередь вздыхать.
          - Мы постараемся, Никит.
      Глава 3.
          Я люблю город в 5 утра. Иногда, мне просто хочется пройтись по пустым улицам, когда дороги ещё не загружены машинами и людьми, постоянно куда-то спешащими. Весенний ветер ворошил мои пышные блондинистые волосы, а я всё больше куталась в свой простой плащ. Домой идти совсем не хотелось. Я всё обдумывала разговор с братом. Помочь маме. Это также и моё желание. Мне хочется вновь увидеть ту женщину, которая души не чаяла в нас с Никитой. А теперь она просто не обращает на своих детей внимание. Я тоже скучаю по папе, по нашему прекрасному лету, по воскресным походам в кафе-мороженное. Но мне нельзя раскисать. Никто больше не сможет позаботиться о Никите. Я бы с удовольствием отправила маму в какую-нибудь клинику, пусть это будет дорого - мы бы с Ником накопили. Проблема далеко не в этом, а в её психологическом состоянии - она не хочет лечиться, не хочет возвращаться к реальной, нормальной жизни. Сначала мы очень долго пытались уговорить её начать работать с психологом, но попытки были тщетны. Я опустила руки, у меня просто не было больше сил бороться с ней. Я была опустошена.
          Свет горел в окнах нашей кухни. Тяжело вздохнув, я пошла в направлении подъезда. Никита придет не раньше 10, а значит, у меня есть время поспать, если мама опять не натворила чего-нибудь, что придется разгребать.
          Я зашла в квартиру, ощущая уже сроднившейся с моим обонянием запах перегара. Ругаться не было смысла, это уже давно ни к чему не приводит. На кухне стояли бутылки, но мамы не было. Она мирно спала в своей кровати. Это успокоило моё воображение, которое на самом деле готовилось к самому худшему. Не в силах даже принимать душ, я одела большую длинную майку и легла на кровать, чтобы провалиться в сон - мир, где можно исправить в своей жизни хоть что-то.
          Осознание приходило не сразу. Я слышала во сне голос брата, который говорил о новых футбольных матчах, а его глаза горели. Улыбка озаряла моё лицо.
          - Лекс, ты улыбаешься. - касание к моей руке были слишком реалистичными, чтобы быть просто сном. Мне пришлось разлепить глаза и увидеть самого родного человека.
          - Ник, ты уже пришёл. Я сделаю тебе завтрак. - я попыталась поднять своё непослушное тело вперед к новому дню, но у него явно были другие планы.
          - Лежи. Я сам приготовлю тебе завтрак. - Никита гордо вздернул подбородок. Всё-таки мальчишка всегда остается мальчишкой, даже рядом с сестрой. - У тебя сегодня выходной?
          - Да, наконец-то. - я потянулась и сладко вздохнула.
          - Проведем день вместе? - густые, русые ресницы хлопнули, в надежде ожидая, что я отвечу. Улыбка сама озарила моё лицо. Я откинула одеяло, приглашая полежать со мной.
          - Я уже взрослый, Лекс. - я закатила глаза.
          - Я помогала родителям тебя купать и менять подгузники. Ты мой любимый младший брат и самый родной мне человек. Ложись скорее, я соскучилась. Ты обещал рассказать мне про футбол. - парень долго мялся, сомневаясь, а потом махнул рукой и стал ложиться в мои объятия.
          - Только парням не слово. - я рассмеялась и сильнее прижала своего мальчика.
          Никита оживленно рассказывал о своих тренировках, его глаза горели огоньком, который когда-то был и у меня. Не смотря на то, что цвет глаз нам достался от папы, огоньки в зрачках бегали, как у мамы. Без них взгляд казался тусклым. Я слушала с упоением, ловля каждое слово брата. Не было ничего, что сильнее будоражило его кровь. Вспомнив, что Никите всё же взрослый мальчик, я решила задать вопрос о девочках. Каково было моё умиление, когда парень залился краской. Мой брат превратился даже не в помидор, а в свеклу.
          - Я не буду тебе о ней рассказывать.
          - Ну, Никиииит!
          - Нет. - Никита надулся как шарик и отвернулся от меня. Я разулыбалась - ребенок.
          Я бы спорила с ним до тех пор, пока он не раскололся и не рассказал о ней, а может быть и показал фотографию, но наш семейную беседу и без того происходящую крайне редко прервал телефон. Никита схватил его первым и закатил глаза.
          - Лекс, когда тебе парни будут звонить. - я удивленно посмотрела на брата. Что? - Это всего лишь Лерка. - он кинул телефон на кровать. - Я пошел готовить завтрак.
          Телефон не прекращал свою трель. Зная Леру, она будет звонить пока у меня не сядет телефон или я не отвечу.
          - Алло.
          - Саша? Доброе утро. Пора вставать.
          - Лер, я только в 6 домой пришла.
          - А уже 11. Подъем. Тем более сегодня мы собираемся в бар. И отказы я не принимаю. - я слушала подругу, не раз порываясь открывать рот, чтобы вставить свое слово, но это было бесполезно. - У меня два пригласительных на закрытую вечеринку. Мне дочка Керимова подогнала, прикинь, звонит и говорит, хочешь? Я ведь не могла отказаться, тем более у тебя сегодня выходной. Вот.
          - Вообще-то я хотела провести выходной с Никитой.
          - Вот и проводи с ним день, а вечером пойдем тусить.
          - У меня первый выходной за две недели. Я хочу выспаться
          - Саш, ты сможешь выспаться. Мы сделаем кое-что и пойдем домой. Это быстро. - что-то эти слова подруги не внушали мне доверия.
          - Лер, ты чего задумала? - девушка красноречиво выкрикнула 'блин'.
          - В общем, помнишь, я говорила, что мне нравится одна рок группа? Ну точнее мне мальчики нравятся там. - и эта туда же. Стоп. Когда она это говорила?
          - Когда ты это говорила? - свой вопрос я всё же произнесла вслух.
          - Если бы ты не спала на парах или хотя бы оповещала меня о своих желаниях поспать, то, наверное, у нас не было недопонимания.
          - Я вообще-то устаю. - буркнула ей в ответ.
          - Прости, я знаю. Так вот, они будут сегодня там. Есть шанс подобраться поближе.
          - Лер, ты уверенна, что хочешь отношений с рокером? - на последнем слове я сморщила нос.
          - Вот и посмотрим. Всё, в 6 жду тебя готовой. Я за тобой заеду. Пока.
          - Пока. - последние слова я говорила уже гудкам в трубке. Лере не сидится на месте, ей нужно быть везде. С тяжелым вздохом, я заставила себя подняться и поплестись в ванную.
           Долго стоять под душем у меня не было желание, потому что запахи, исходящие из кухни заставляли мой живот подавать признаки голода.
          Я стояла и смотрела, как мой брат жарит гренки, накладывает яичницу и разливает молоко. Мне даже показалось, что это лучшее утро за прошедший год. Как я ошибалась.
          Когда мы принялись за завтрак, скрипя на ходу и что-то стонав, зашла мама.
          - Как болит голова. О, завтрак. Саша, ты приготовила маме завтрак. Хорошая девочка. - она открывала все сковородки и кастрюли, которые попадались ей под руку.
          - Вообще-то завтрак сделал твой сын, мама.
          - А, Никитка. Молодец. - в её тоне было столько безразличия, что я сжала губы в тонкую линию. Моего терпения последнее время не хватало. Никита погладил мою руку, которой я до белых костяшек сжимала вилку. - О, это вкусно. Может тебя в кулинарный отправить? - она говорила это будничным тоном, будто была заинтересована жизнью сына. Я больше не могла терпеть, просто не могла.
          - Что ты говоришь? Что вообще ты несешь? - я уже к концу фразы перешла на крик.
          - Не ори, Александра. У меня болит голова.
          - Если бы ты не пила, она бы у тебя не болела.
          - Ты слишком мала, чтобы меня судить. И не смей повышать на меня голос, я твоя мать!
          - Какая ты мать? В каком классе твой сын? Какие у него увлечения? Как зовут его классного руководителя? На какой специальности я учусь? - она, молча, смотрела на меня, её глаза ничего не излучали, и я в который раз отметила, что не знаю этого человека, больше не знаю. - Молчишь? Ты бы хоть раз поинтересовалась, откуда у нас деньги, на что мы все живем и на что едим. Но тебе все равно!
          - Ты никогда меня не поймешь. Ты черствая и бесчувственная - она плюнула в меня эти слова и вышла из кухни. Я стояла с широко открытыми глазами. Я черствая? Я бесчувственная? Не я забыла о своих детях. Через минуту входная дверь хлопнула, отчего у меня подкосились ноги. Я обхватила голову руками.
          - Как? Как мне ещё достучаться до нее? - этот вопрос был больше риторический, но я всё же взглянула на брата. Его грустный взгляд был направлен в тарелку, по которой он вилкой гонял остатки яичницы. - Мы справимся. У нас всё будет хорошо. - как мантру повторяла я, обнимая за плечи единственного человека, который остался со мной, который любил меня.
          Оставив позади, ну или хотя бы попытались оставить позади, проблемы нашей семьи, мы зависли на диване за просмотром всех фильмом, которые за две недели нашел Никита. Проводить время с братом это так естественно и мне так этого не хватает. С ним я снова ощущаю, что у меня есть семья, тепло и уют, есть тот, кто ждет меня и любит. Благодаря Никите этот день стал чуточку лучше.

          В 6 часов я смотрела на себя в зеркало и оценивала: обычное маленькое черное платье, сапоги, накинутое пальто. Настроения не было идти веселиться. Последнее время настроения нет никогда.
          - Ты хорошо выглядишь, систрс. - брат стоял в проеме комнаты с ложкой во рту, которой уминал мой йогурт.
          - Ты почему взял мой йогурт? - я попыталась сделать серьезное лицо, но Никита умеет заставить меня улыбнуться. Он таскает мой йогурт лет с двух.
          - У тебя вкуснее. - он облизывал ложки и причмокивал.
          - Мой всегда вкуснее. Поросенок - я закатила глаза. - Какие планы на вечер?
          - Скоро заедет Мишин папа. Он отвезет нас на тренировку, а потом пригласил меня в кафе вместе с ними.
          - Миша хороший друг.
          - Да.
          - Как ты доберешься домой? Давай дам денег на такси?
          - Нет, дядя Витя довезет меня. - Никита стал на ходу натягивать майку и собирать свою сумку.
          - Будь осторожен. Я люблю тебя. - я подошла и поцеловала его в лоб.
          - Лекс, я уже взрослый. - парень вытер лоб и фыркнул.
          - Будь ты ещё старше, я всё равно люблю тебя. - нет, я не обиделась. Мальчики в его возрасте слишком серьезно к этому относятся. Я уже дошла до входной двери и коснулась ручки, как меня окликнули:
          - Лекс, подожди. - он влетел в коридор. - Я тоже люблю тебя, сестренка. - он вытянул руки и прижал меня к своей груди. Несмотря на то, что я старше на 5 лет, Никита был уже на пару сантиметров выше меня. - Ты тоже будь осторожна. - я даже улыбнулась. Брат лет с 8 пытается защищать меня от ухажеров.
          - Обещаю.
          - Обещай мне также хорошо развлечься. Ну всё, иди. А то зная твою Лерку...Не мудрено если она скоро будет стучать в дверь и кричать что-то, пугая мирных старушек-соседок.
          Я выходила из подъезда, уже ожидая на себе гневный взгляд зеленых глаз. Лерка в шикарном коктейльном платье стояла оперившись своими нижними 90 об капот машины, нервно постукивая очень высокой шпилькой. В общем, выглядела она на все 100.
          - Почему я не удивлена твоим опозданиям? - на самом деле я всегда была человеком пунктуальным, но иногда обстоятельства выступают против нас.
          - У меня был семейный совет.
          - О. Что-то опять случилось? - Лера забралась в свою машину, обхватив с довольной улыбкой руль своего новенького BMW.
          - У нас всегда что-нибудь случается. Никита спросил, можем ли мы помочь маме.
          - Я могу дать вам денег.
          - Ты же знаешь, Лер, что дело даже не в деньгах. Но всё равно спасибо. А теперь давай не будем о печальном хотя бы сегодня вечером. Веди меня, Сусанин, развлекаться.
          - О, Сашка, я тебя не узнаю. - я сама себя не узнаю. Но после слов Никиты мне почему-то захотелось подарить себе хотя бы один вечер. Кто же знал, что он так круто изменит мою жизнь?!
          В 'Артефакте' вечеринка уже шла своим чередом. На сцене что-то кричал зрителям ведущий, пытаясь взбаламутить толпу. Лера тащила меня к столу Керимовой. Если честно, видеться с ней мне совсем не хотелось. Когда-то давно мы были подругами. Но потеря моего статуса 'богатой девочки' очень сказался на отношениях ко мне моих друзей. Я бы даже сказала, что просто потеряла всех. Милана была во всех смыслах дорогой девочкой: блондинка с голубыми глазами, искусственной грудью, пачкой евро в сумке и нескончаемыми и нескрываемыми амбициями, а эго девушки не помещалось в этом городе. Лера не знала, что мы дружили, если честно спустя 5 лет я бы не стала этим хвастаться. В данный момент - дружба с Милой-пустышкой воспринимается мной, как ошибка подросткового возраста. Я даже была уверенная, что она до сих пор встречается с Лешой Немировым. Он богат до неприличия, и его отец мэр нашего города. Леша был моей первой любовью, но так же, как и все, парень отвернулся от меня, а через год я узнала, что они встречаются. Никто не горевал о потери Саши Куприяновой, никто не оскорблял меня, не унижал - всё просто сошло на нет.
          Подходя к столу, я наблюдала, как глаза Миланы расширялись. Она меня узнала, мне хотелось даже улыбнуться её страху и удивления во взгляде. Девочка боится за своего мальчика. Но я выросла и теперь вряд ли мне захочется чего-то общего с напыщенным индюком, ценившим только себя. Леша болтал с незнакомым мне парнем, а рядом с ним сидела Ника. По моим жилам прошел ледяной заряд - когда-то эти люди были для меня важны, когда-то я была нужна им, мы дружили чуть ли не с пеленок, а теперь это просто богатенькие детки своих мешковатых родителей. Жизнь научила меня по-другому смотреть на всё. Сейчас эти люди не вызывают никакую симпатию в моем организме.
          - Привет, Мила. - Лера клюнула девушку в щеку. А я ухмыльнулась - раньше Милана никому не позволяла называть себя Милой, кроме меня и Ники, но всё меняется. Жизнь вообще штука переменчивая.
          - Привет, Лерунчик. Здравствуй, Саша. - Милана перевела на меня свои голубые глаза и неотрывно смотрела. Я знала, она оценивала, но на мне не было ничего такого, что могло привлечь её внимание. Брендовые шмотки остались в далеком прошлом.
          - Привет, Милана. - я специально выделила её имя интонацией. Девушка поморщилась.
          - Не смотря ни на что, ты все равно можешь звать меня Милой. - она попыталась улыбнуться, но увидев моё серьезное выражение лица, стала теребить юбку. Неужели она правда боится за Лешу?
          - Вы что знакомы? - Лера выглядила очень удивленной, если не сказать расстеряной.
          - Да, мы как-то пересекались, но это было очень...- я не успела договорить.
          - Алекса? - только он меня так называл. Я перевела на него взгляд, наконец признавая свой интерес и желание посмотреть. Его карие глаза такого же оттенка, как и мои, смотрели на меня с удивлением и нежностью. Что? Нежностью?
          - Да, привет, Алекс. - да мы были подростками и нам безумно нравилось, как звучало 'Алекса+Алекс'. Все, кто сидел за столом, замолчали.
          - Ты изменилась. - я оглядела парня. Да, годы берут своё. Тот милый мальчик с шоколадными волосами и глазами исчез. Передо мной стоял настоящий мужчина - широкие плечи, накаченные руки, рослый. В нем всё было идеально, но сердце не ёкало. Я не чувствовала ничего к этому прекрасному парню.
          - Ты тоже изменился.
          - У тебя глаза стали другими. - я удивилась. Что могло стать с моими глазами? Когда я уже хотела озвучить этот вопрос, Леша продолжил. - Ты смотришь по-взрослому. Я так рад тебя видеть. - парень подошел и прижал меня к себе. Клянусь, я слышала, как заскрежетали зубы Милы. Честно не знаю, сколько ещё бы он так стоял, но ведущий расстроил все планы Алексея.
          - Внимание! Я хочу объявить конкурс. Мы разыграем автографы группы 'Падшие'. Так как парни у нас музыканты, предлагаю и конкурс сделать музыкальным. Выиграет тот, кто лучше споет любую песню. Согласны? Зрители будут судьями, всё по-честному. Жду добровольцев.

          - Саша, смотри это же 'Падшие'. - Лера трясла меня за руку, что мне просто пришлось повернуться в ту сторону, в которую она пыталась меня направить. За небольшим столом сидело четыре парня. Они выглядели мрачно. Рок-звезды. - Блин, Мэта нет. Но ничего другие четверо тоже пойдут. - девушка явно что-то рассчитывала у себя в голове. - Сашка, иди и выиграй автографы для своей подруги.
          - Да, Саша, пошли. - ого, голос подала Ника. Ничего себе, быть не может. - Или ты боишься? - она выставила свои идеально ровные зубы, кажущиеся ещё белее на фоне красной помады. Мало кто из нынешних моих знакомых знает, что когда-то я занималась музыкой, и мне пророчили счастливое будущее. Но после смерти папы у меня пропал голос. Своими силами я долго восстанавливала его, на что ушло больше года, но к тому времени мне было уже не до музыкальной школы - я училась сама, следила за тем, чтобы Никита посещал школу и чтобы на наш счет поступала хоть какая-нибудь сумма от Таганова. Но о нем позже. Сдал меня Лерке Никита, он случайно проговорился, что у меня много наград с конкурсов. Поэтому она была в курсе, как я пою.
          - А пошли. Моя лучшая подруга хочет автограф. - Мила с Никой фыркнули.
          Я первой пошла к микрофону. Толпа ждала, когда начнется шоу, именно за этим они сюда и пришли. Было страшно, но разве Александра Куприянова боится чего-нибудь?!
     Глава 4.
          Мэт.
          Последние две недели были самыми ужасными в моей жизни. Всё что не писал, я сминал и выкидывал. Весь материал был нулевой, он не стоил даже того, чтобы его просто исполнить на распевке.
          - Черт! Черт! Черт! - я снова смял лист бумаги, на котором только что написал четверостишье.
          - Ты знаешь, тебе стоит отдохнуть. На тебе лица нет. - на меня смотрели нежно серые глаза, которые я очень любил. - Дай почитать, что получается.
          - Нет, не дам. Тебе такой отстой читать нельзя. - я указал пальцем на её живот. - Ты ждешь ребенка. - она закатила глаза и уперла руки в боки.
          - Знаешь, это мой второй ребенок, поэтому я намного уравновешеннее, чем была два года назад. - она легко толкнула меня в плечо.
          - Лид, просто это не стоит и грамма чьего-либо внимания. Я хочу внести в группу что-то новое, что-то такое, что оживит нас. Но у меня не получается даже написать ни одной новой песни.
          - Может тебе найти постоянную девушку и закончить опылять - она показала пальцами кавычки. - всё население этого прекрасного города. - я рассмеялся, Лида всегда умеет поднять мне настроение. Но никто из них всех не догадывается, что девушки не являются моими музами. Как бы не было странно, они просто удовлетворяют мои физические потребности, но чтобы на что-то меня вдохновлять,...Конечно, может когда-нибудь я встречу такую, а пока моей музой была семья. Да, все правильно. Каждый счастливый момент, который мы вместе переживаем, является толчком для моего творчества. Однако всё равно, сейчас я стою на месте. Даже заявление Лиды о беременности не кинуло меня в омут творения. И это бы странно.
          - Чтобы начинать отношения, нужно что-то чувствовать к человеку. А я ни к кому ничего не чувствую. Может я безнадежный? - я улыбнулся Лиде своей самой обольстительной улыбкой.
          - На меня это не действует. - её пальчик указал на мои губы. - Ты такой романтичный. - она мечтательно вздохнула, а я уже не смог сдержать смех.
          - Лида, ты сейчас сказала это солистку известной рок-группы? -она тоже засмеялась. - Просто я творческая личность.
          - Нет. Ты просто личность, поэтому никогда никому не обещаешь то, что не сможешь выполнить. - она положила голову на моё плечо. Я поцеловал её в макушку. Эта девчонка уже 4 года прибывает в моей жизни. С ней я могу просто поговорить, когда мне сложно, у нее даже получается успокоить меня вот в такие моменты - моменты, когда у меня ничего не выходит. - Тебе в любом случае нужно развеяться. Сходи куда-нибудь с парнями сегодня.
          - Нас пригласили на вечеринку в 'Артефакт', парни уже направились туда. А я решил, что лучше поработаю с текстом. - она резко поднялась.
          - Ты что с ума сошел? Руки в ноги и дуй туда. Мне кажется, ты забываешь, что являешься солистом группы. Ты её лицо. Не заставляй меня жаловаться на тебя Максиму. - Лида пригрозила мне пальцем, как маленькому, ей-Богу.
          - Вообще-то ты младше меня. - я сделал удивление на лице.
          - Зато он старше. - что за вздорная девчонка?!
          - Понял, понял. - я поднял руки вверх, в жесте 'сдаюсь'. Как эта девчонка может так влиять на меня.
          - И вообще-то я всего на полгода младше тебя. - она вздернула подбородок, а я рассмеялся - и это мать почти двоих детей?!
          Моё знакомство с Лидой было очень интересным. Мы с братом сидели в баре, когда затеяли спор, что я смогу соблазнить любую девушку в этом зале. Максим, не долго думая, выбрал Лиду. Она не была похожа на размалёванных кукол в этом баре, девушка выглядела скромно, в отличии от своей вызывающей, теперь уже бывшей, подруги. Не стоит упоминать, что при попытке пофлиртовать с ней и чуть-чуть распустить руки, я получил коленом в пах, от чего брат заливался и припоминал это мне вплоть до рождения Арсения, потом Максим резко повзрослел, наверное, осознание пришло, что теперь он отец сына и должен быть примером. Лида целый год бегала от навязчивого внимания моего брата, но всё было бесполезно. Через месяц, после того, как официально объявили себя парой, они подали заявление в ЗАГС, а уже через год родился мой любимый племянник. Лида долгое время после неудачного знакомства обходила стороной мою личность, но, узнав о беременности, пришла ко мне. С тех пор мы стали довольно близки, она была мне как сестра, о которой я так мечтал в детстве.

          ***
          Подъезжая к клубу, я уже предвкушал те часы купания в славе, которые меня ожидали. Если честно, у меня не было к этому, каких-то особенных чувств. Я воспринимал это, как дополнение к моему творчеству.
          Мне хотелось остановиться у черного входа в клуб, просто потому что сейчас не было желания играть роль известной личности и раздавать автографы. То, что в моем творчестве кризис, выводило меня из строя. А также отсутствие девушки в течение последних двух недель, тоже выводило меня из себя. Я срочно должен был снять сегодня напряжение. Впереди была обширная и трудная работа над новым альбомом, поэтому каждый из нас должен быть полон сил. Я никогда не ругал парней за девушек, сам был не лучше, но алкоголь или наркотики были под большим запретом. Да и наш менеджер - Виктор Беккер - никогда не поддерживал разгульный образ жизни.
          Я все же заглушил мотор и вышел из своей новенькой 'малышки'. Как только машина подала звуки, которые она издает при закрытии, на меня с криком кинулись несколько девушек.
          - Мэт! Мэт! Можно автограф!
          - О, Мэт, ты такой красавчик!
          - Мэт, я люблю тебя! - я улыбался - девушки были очень даже ничего, но сейчас мне было явно не до этого, нужно было найти парней.
          - Прекрасные создания, я распишусь для каждой, но быстро, меня, к сожалению, ждут. - я сделал грустные глаза, на девушках это срабатывало моментально, что подтвердил громкие вздохи трёх красавиц.
          - Мэт, а как тебя зовут на самом деле? - рыженькая девушка прошлась коготками по моему плечу, я быстро перехватил её руку.
          - А что ты уже планируешь выкрикивать моё имя этой ночью? - девушка ахнула и залилась краской, я ухмыльнулся, расписываясь на последнем обрывке бумаги.
          - Я готова ради тебя на всё. - рыжая всё-таки подала голос. Никогда не понимал девушек, которые готовы отдаться незнакомому парню. Пусть они слушают и, возможно, знают наизусть все мои песни, но это совсем не значит, что они знают меня.
          - Извини, малышка, не сегодня. У меня много дел. - я чмокнул её в щеку. Всё-таки эта бестия явно пересиливала себя, соглашаясь на мою авантюру и даже больше скажу, не спешил бы я, то она бы уже ехала со мной, но меня ждали мои парни.
          Искать парней мне долго не пришлось, развалившись на кожаных диванах, они сидели в лучах софитов. Вальяжной походкой я направился к их столику под оглушительные аплодисменты, но не успел даже дойти до середины, меня парализовало.
          Тобой не жить я не могу
          Ведь мы с тобою так похожи
          Ты мой единственный света луч
          Кто вел меня по бездорожью...

          Голос незнакомки разливался из колонок, затрагивая все мои потаённые уголки души. Я не пытался слушать слова, меня волновало совсем не это. Обернувшись к сцене, мой взгляд впились в необычно блестящие карие глаза красивой блондинки. Пока я смотрел на нее и слушал её пение, по мне растекалось тепло, а кончики пальцев подрагивали в нервной дрожи. Сейчас мой мозг требовал взять в руки гитару и начать сочинять музыку, слушая этот медовый, мелодичный голос. Это всё продолжалось до тех пор, пока прекрасная блондинка не перешла к припеву.
          Знаю и верю - это любовь моя

          Будет еще сильней, а ты - крепче держи меня!

          Знаю и верю - нам не нужны слова,

          Я буду всегда твоей, а ты - а ты береги меня!

          Аплодисменты взорвали зал бара, посетители кричали и верещали, кто-то даже скандировал 'БИС-БИС-БИС!!!'. А что в этот момент творилось со мной не передать словами. Моё дыхание сбилось, а сердце выстукивало такой быстрый ритм, что я схватился за грудную клетку. Это именно то, что мне нужно. Вот он наш глоток свежего воздуха, второе дыхание. Не долго думая, я направился к лестнице, которая являлась спуском со сцены. Девушка, одетая в неброское платье, спускалась, аккуратно перебирая ножками, по ступенькам. Я подхватил её под локоть, когда она уже коснулась носком своих сапожек пола зала.
          - У меня на тебя планы. - и быстро развернувшись, отправился за столик парней, которые смотрели на меня с явным удивлением.
          - Эй, что это было? Ты чего к девчонке пристал? - Олс игриво поиграл бровями. - Ты хочешь эту малышку? Я уже думал приударить за ней. - я закатил глаза, если выделять из нас того, кто любил женское внимание больше всех остальных вместе взятых, это был непременно Олс.
          - Я думаю, что скоро вы с ней познакомитесь. - я улыбнулся своей идеи, которая закралась в мой мозг. Голос ведущего вывел меня из ступора.
          - И победителем и обладателем автографов группы 'Падшие' стала Александра. Прошу вас, прекрасная леди поднимитесь за своим призом.
          - Вы, что, засранцы, отдали открытку без моего автографа? - я с улыбкой сощурил глаза и оглядел каждого.
          - Э, брат, у меня на всякий случай есть запас твоих каракуль. - Микс помахал несколькими листками с моей подписью. - Кстати, Мэт, нас позвали сегодня спеть, ты как?
          - Как я? Да я за! Порвем толпу, парни? - я вскинул руку.
          - ДА! - парни в унисон повторили моё движение.
          Её пение так вдохновило меня, что я полностью отдался нашему выступлению. Ощущение эйфории переполняло мой организм. Я рвал струны своей гитары и выкрикивал слова текстов. Мне уже было известно, как поступлю со своей 'находкой'. Я просто не мог отпустить обладательницу прекрасной внешности и замечательного голоса.
     Глава 5.
          Когда я поднялась на сцену и взяла в руки микрофон, меня пробила дрожь. Мне казалось, что прошла целая вечность с того момента, когда сцена была частым местом моего пребывания. Здесь я чувствовала себя снова живой и той настоящей, которой была 5 лет назад, только повзрослевшей и поумневшей.

          Тобой не жить я не могу, ведь мы с тобою так похожи.

          Ты мой единственный света луч, кто вел меня по бездорожью.

          Слова лились из моих уст рекой, я настолько была поглощена пением, что не замечала ничего вокруг. Сейчас в моем животе порхали бабочки, сердце стучало с такой силой, готовое выпрыгнуть в любой момент. Я ощущала эйфорию. Ничего и никогда не приносило мне столько удовольствия и удовлетворения. Конечно, я часто жалела, что музыка перестала существовать в моей жизни, но так сложились обстоятельства. Сейчас мне оставалось просто получать удовольствие от представившейся возможности спеть на сцене.
          Зал взорвался аплодисментами, от чего моё сердце ушло в пятки. Публика кричала и верещала. Осознание того, что это я подняла такой шум, било по моему сознанию, словно током, пронизывая все тело. На душе было так хорошо, ощущение полноценности охватило меня. Я начала спускаться по ступенькам в зал. Когда уже моя нога коснулась пола, кто-то резко схватил меня за локоть и оттащил в сторону. Мне оставалось только глупо моргать глазами. От такой наглости и скорости я просто опешила.
          - У меня на тебя планы. - молодой человек произнес это и, резко обернувшись в противоположную сторону, ушел от меня. А я так и стояла всё выступление Ники на том месте, находясь в шоке, даже не слушая о чем она поет. Кто это был? Какие у него планы на меня? Что за псих? Я не успела хорошо рассмотреть этого парня, заметила лишь цвет волос, который был в точности, как мой. Когда Ника закончила, она подошла ко мне и встала рядом.
          - Рада тебя видеть, кстати. - девушка зорко стрельнула в меня глазами, что явно противоречило её словам.
           - Я тоже была рада вас всех увидеть. - пожала плечами, потому что мне и без них нормально жилось. Мои старые друзья остались в прошлом, страницу которого я давно перевернула. Та девушка была абсолютно другой, и ей мне больше быть не хотелось. Голос ведущего взорвался из колонок, рядом с которыми мы стояли:
          - И победителем и обладателем автографов группы 'Падшие' стала Александра. Прошу вас, прекрасная леди поднимитесь за своим призом.
          Ника, стоящая возле меня фыркнула, а я лишь ухмыльнулась. Во всех конкурсах, в которых мы участвовали, она оказывалась ниже меня, но судьба была с ней благосклонна - Ника училась на третьем курсе в консерватории. А я выбрала профессию юриста. Какая досада.

          ***
          - Сашка, ты просто чудо! Я так рада! Ураа! У меня есть автограф всех участников группы 'Падшие'. - Лера прыгала на своих двадцатисантиметровых шпильках, которые я бы никогда в жизни не одела. Дальнейшие действия моей подруги меня удивили. Не скажу, что она предсказуема, но в данный момент, когда меня за руку тащила к бару, Лера прыгнула даже выше себя. Ничего никому не сказав, девушка схватила мою кисть и кинулась через гущу людей на танцполе.
          - Лера, что случилось? - я смотрела зло на подругу и ждала объяснения, сложив руки на груди.
          - Два секса на пляже. О, Денис, ты же сделаешь всё быстро? - я закатила глаза. Когда Лера включала роль кошки-соблазнительницы, мне становилось жалко каждого парня, который попадал под её чары. Они все как один велись на её невинные и в то же время соблазнительные зеленые глазки, готовые сделать для нее всё, что она пожелает.
          - Конечно, всё для прекрасных дам. - Денис подмигнул Лере и улыбнулся мне. Я вздохнула.
          - Лера, я жду объяснений. Почему ты хватаешь меня и тянешь не понятно куда? - подруга махнула на меня рукой.
          - Это я жду объяснений, что от тебя хотел Мэт? Он так крепко держал тебя за локоть. - она мечтательно вздохнула. - Вы познакомились? - девушка нетерпеливо стучала коготками по барной стойке.
          - Ваш заказ, красавицы. - Лера улыбнулась ему самой обаятельной улыбкой, на которую она только способна. - И, конечно, за счет заведения.
          - Спасибо, Дениска. - вот, ещё одна жертва Леркиных чар. Когда парень отошел от нас, принимая заказ у других посетителей, подруга повернулась ко мне с выжидающим взглядом. - Ну, чего ты молчишь? К тебе подошел самый красивый парень в мире, а ты мне не рассказываешь.
          - Ко мне на самом деле подходил какой-то парень. Он сказал, что у него планы на меня и ушел. Псих какой-то. - Лера округлила глаза и сидела молча. Что-то совсем не похоже на мою подругу.
          - Саш, ты чего не поняла кто это был? - я помотала головой. Такое ощущение, что мне должны быть известны все психи этого города. - Это же Мэт, он солист группы 'Падшие'. Какие бы у него на тебя планы не были, сразу соглашайся. - я поперхнулась своим коктейлем, выплюнув его обратно в стакан.
          - Ты что совсем уже?
          - Это же Мэт, Саша! Ты заметила, какие у него глаза - она тяжело вздохнула, озабоченная.
          - Нет, не заметила. - музыка в баре сменилась. Теперь до нас доносился тяжёлый рок. Лерка заверещала как душевно больная.
          - Это 'Падшие'. Пойдем скорее слушать. - и она снова схватив меня за руку помчалась к сцене. Вот же неугомонная! - Сейчас ты увидишь и услышишь его, и вопросы о моем душевном состоянии сразу отпадут.
          Я стояла у сцены заворожённая. Мне не нравится рок, но то, что вытворяли эти парни - просто шедевр. Они были явно талантливы, все до единого. Музыка лилась из колонок, приводя в движение даже самых ленивых слушателей. Сказать, что парни были красавцы - ничего не сказать. Их даже не портили рокерская одежда и подведенные черным карандашом глаза. Конечно, как в любой группе, среди них выделялся солист, тот самый парень со светлыми волосами, который подходил ко мне. Его глаза были небесно-голубого цвета. Именно в таких глазах хочется утонуть, исчезнуть без остатка. Я была загипнотизирована им. Его голос был бархатным, чуть с хрипотцой, посылающий адреналин в моё сердце. Когда я ловила взгляд этого прекрасного парня на себе, то всё моё тело покрывалось мурашками, казалось, что он видит меня насквозь, каждую потаенную частичку моей души.
          - Ну что? Как тебе они? Правда, Мэт красавец? - Лера не отрывала взгляд от парней. И тут я её понимала. Мэт естественно был самым красивым в группе, но другие не во многом ему уступали.
          - Они шикарны. - подруга довольно улыбнулась.
          - Смотри! Видишь, два бас-гитариста? - я кивнула. - Это Олс и Зак, за барабанами - Свят, а клавишник - Микс. Конечно, Мэт - фронтмен группы. Вот они - причина моего нездорового поведения. Боже, да я ходячий гормон. - мы засмеялись. - Знаешь, я хочу познакомиться с ними.
          - Зачем?
          - Ты что совсем не понимаешь? Они же прекрасны. Ты бы не хотела иметь такого парня? - Лерка указала пальчиком на блондина. - А я бы очень хотела. Но, говорят, он тверд, как орех, и секс то не всем перепадает.
          - Лера!
          - Что, Лера? Я взрослая девочка.
          - Только глупая. - Лера фыркнула, но спорить не стала.
          Я ещё раз осмотрела каждого участника группы. Олс был брюнетом, как и Микс, только первый имел прекрасные синие глаза, а второй - зеленые. Парни флиртовали с девушками даже находясь на сцене: подмигивали, посылали поцелуи, протягивали каждой желающей руки. Они чувствовали себя расковано, в отличие от двух других участников группы, которые казались скромными ребятами. Зак выделялся своими серебристыми глазами, волосы у него были каштанового цвета, как и у последнего участника Свята. Барабанщик был очень милым, так как он был с голым торсом, можно было увидеть множество татуировок, обрамляющих его тело. Свят имел красивые карие глаза и две милых ямочки, в которые так и хотелось поцеловать. Мэт, в свою очередь, на сцене держался с превосходством, его выступление было наполнено энергией, которой он делился с фанатами, в нем не чувствовалось ни раскованности, ни скованности. Парень умел себя подать, прекрасно знал себе цену и понимал, как на него реагируют. Казалось, что каждый участник группы дополнял друг друга: они были не похожи между собой, но имели прочную связь.
          Когда 'Падшие' закончили своё выступление, я не могла двигаться. Гитарное соло фронтмена, его голос, текст песен - всё это произвело на меня необратимое впечатление. Вернувшись домой, я обязательно скачаю их первый альбом.
          - Ну как тебе? - Лерка игриво подтолкнула меня локтем в бок. - Кто тебе больше всех понравился?
          - Каждый из них хорош по-своему.
          - Что-то ты какая-то не разговорчивая. - подруга хихикнула.
          - Просто эти парни очень талантливы. - я пожала плечами.
          Уже в машине Лерка громко вздохнула.
          - Ты чего? - я коснулась её руки, которая крепко сжимала руль.
          - Я ведь хотела с ними познакомиться, а они сразу после выступления испарились.
          - Лерка, Лерка. - я улыбнулась подруге. Она была человеком целеустремленным, поэтому когда что-то не получалось Лера очень расстраивалась.
          - Давай пойдем на их концерт через месяц? - подруга посмотрела на меня своими щенячьими глазками. Я только покачала головой. Она прекрасно знала, что на меня её уловки не действуют, но, видимо, ничего не может сделать с привычкой.
          По дороге до моего дома, Лера пыталась уговорить меня пойти на концерт 'Падших'. Старания её не увенчались успехом. Я не собиралась из-за концерта терять смену в субботу, когда есть возможность получить большие чаевые.
          - Ты завтра работаешь? - остановившись у моего дома, подруга развернулась ко мне.
          - Да, работаю. Но завтра бар всего до 2.
          - Я просто думала наведаться к тебе. Давно не была.
          - Конечно приходи. - я поцеловала её в щеку и вышла из машины.
          Реальность накрыла меня, как только я переступила порог своей квартиры. Всё счастье и удовлетворение, как рукой сняло. То, что буквально час назад мне казалось, что я могу быть прежней Сашей, сейчас выглядит, как первоклассная сказка. Крики из кухни оповещали меня, что мама никак не хочет меняться. Я быстро направилась на кухню спасать Никиту.
          - Ах, вот и ты! Где ты шляешься? Твой глупый брат не хочет давать мне денег. - мать перешла на повышенный тон и ткнула пальцем в грудь Никиты. Я проклинала себя за то, что оставила его один на один с ней. Она из человека превратилась в ужасное создание, которое отравляет жизнь не только себе, но и всем окружающим, а в первую очередь своим детям.
          - Что ты позволяешь себе? Почему ты требуешь с него деньги? Пойди к Таганову и попроси у него! Он тот, кому ты отдала свою долю в бизнесе и именно ты поставила его во главе нашей юридической конторы, а теперь мы остались ни с чем! - мам усмехнулась и стала наливать остатки водки в стакан.
          - А как же ваши доли? Ах, да, я жу забыла. Ты у нас такая благородная, что отдала свою долю брату. - она залпом выпила содержимое и засмеялась. - Ты неудачница!
          - И это мне говоришь ты? Ты посмотри в кого ты превратилась? Кто ты? - она ещё громче рассмеялась мне в лицо. - А долю...Да, я отдала её брату. В сумме она будет больше, чем у Таганова, и Никита сможет сам возглавить контору нашего отца.
          - Удачи! - мама махнула рукой. - А сейчас мне нужны деньги.
          - Вот иди и заработай! Ты ни копейки больше не получишь ни от меня, ни от Никиты. - я схватила брата за руку и направилась в комнату. Закрыв за собой дверь нашей спальни на замок, мы повалились на диван. Я притянула брата к себе и обняла.
          - Прости, что оставила тебя. Мне не нужно было никуда уходить.
          - Нет, ты должна была развеяться.
          - Тебе кто-нибудь говорил, что ты лучший брат? - я поцеловала его в лоб.
          - Конечно! Моя лучшая сестра. - он улыбнулся своей лучезарной улыбкой, отчего у меня на сердце стало так тепло. В этом мире я не одна, у меня есть Никита, который всегда будет рядом и будет моей поддержкой. - Знаешь, я расстроен, что она теперь такая и боюсь, что мы ничего уже не сделаем с образом её жизни. - я тяжело вздохнула и лишь крепче обняла Никиту. Сказать мне было нечего. Я осознала это уже давно. Мама не хотела, чтобы что-то менялось в её жизни.
          Глава 6.
          Я ехала с Семеном в его машине после смены. С похода в бар с Лерой прошло целых две недели. Всё время я работала без выходных и, если честно, валилась с ног. Сема, как сказочный принц, решил помочь золушке-Саше, за что она была ему очень благодарна. За это время ничего не изменилось. Мама пила каждый день и срывалась на Никите, поэтому последнее время брат жил то у Миши, то у Леры. Было так стыдно, что он ночует у посторонних людей, но мне не хотелось расстраивать его ещё больше. Никита и так очень переживал из-за отношения матери к нему. А выслушивать её пьяные бредни ему было совсем не к чему.
          - Сашка, ты чего такая грустная? - Сема переводил взгляд с меня на дорогу.
          - Всё тоже. Брат уже неделю живет у посторонних людей, а я ничего с этим поделать не могу.
          - Хочешь, я помогу в финансовом плане? Снимете квартиру?
          - Ты что? Я никогда не смогу взять у тебя такие деньги.
          - Саш...
          - Нет, Сём. Спасибо, ты меня всегда выручаешь.
          Машина остановилась у подъезда. Я посмотрела на окна своей квартиры, в которых горел свет. Домой мне идти не хотелось, как всегда, но ехать к Лере в такое позднее время было не вариант. Поэтому тяжело вздохнув, я стала выбираться из машины. Семен вышел за мной.
          - Саш, всё-таки, если нужны будут деньги, ты обращайся, я помогу.
          - Я знаю, Сём. Спасибо. - я обняла парня за талию, крепко прижавшись к нему.
          - Пока совсем не за что. - он погладил меня по макушке.
          - Я пойду. Завтра в университет. - я отошла от парня и заглянула в его прекрасные зеленые глаза.
          - Иди, конечно. Если что - звони. - он забрался в свою машину, а через минуты, стоя лицом к домофону и ища ключи, я услышала, как заскрипели шины. Квартира меня встретила стойким запахом перегара. Мама, как всегда, уже спала в своей комнате, чему я была очень рада. Встречаться с ней пьяной после целого дня работы, мне не хотелось. Я сильно уставала, но других вариантов не было. До моего 18-летия Таганов отчислял нам на счет деньги, не большие, но всё же на еду нам хватало. Жили мы тогда не богато, но особо ни в чем не нуждались. Таганов переводил деньги на мой счет и счет матери, так мы с ним договорились, думаю по понятной причине. Как только мне исполнилось 18, средства перестали поступать. Олег Петрович пришел ко мне на день рождение с большим и красивым букетом алых роз, произносил пожелания, а потом просто добавил 'Теперь ты взрослая и должна сама заботиться о своих финансовых проблемах'. Его слова до сих пор звенят в моих ушах. Со своей доли в бизнесе мы не получали и копейки, потому что по уставу выплаты положены только работникам юридической конторы.
          Стоя под душем, я перебирала эти воспоминания в своей голове. Мне ничего не оставалось делать, как найти работу и стать независимой. Но спустя полгода Таганов заявился ко мне. Тот день я вспоминаю с содроганием.

          1,5 года назад.
          Я шла по улице, возвращаясь с работы. День выдался сложный, но в баре мне нравилось абсолютно всё. Со мной за стойкой стояла милая девушка Даша. Она была на 4 года старше меня, но мы прекрасно ладили.
          - Саша. - знакомый голос позвал меня откуда-то из-за спины. Я медленно повернулась и увидела Таганова собственной персоны. Он стоял на пороге дорого ресторана. - Иди сюда, кофе попьем.
          Ресторан внутри был ещё прекраснее, чем снаружи. Оформлен он был в английском стиле, что придавало заведению солидность. Передо мной поставили чашку с капучино. Я чувствовала себя не комфортно и в таком месте, и с этим человеком.
          - Сашенька, как поживаешь? - он хитро оскалился, от чего я даже поморщилась.
          - Спасибо, всё хорошо.
          - Денег хватает?
          - Да. - у этого человека мне просить ничего не хотелось.
          - Видел, ты работу нашла?
          - Да, нашла. Она мне очень нравится. - Олег Петрович вытянул руки над головой. Ему было около 40, он был вполне симпатичный мужчина, но гнилой внутри.
          - Это очень хорошо. - промурлыкал он. - Я в тебе никогда не сомневался. - он встал и, прихватив за собой стул, присел рядом со мной. Внутри меня всё сковало напряжением. - У меня для тебя есть предложение. - его рука легла на моё колено, я вздрогнула. - Я могу переводить тебе приличные суммы, если ты будешь послушной девочкой. - его рука поползла вверх по моей ноге. Я быстро скинула его конечность.
          - Спасибо, но у меня хватает денег.
          - Ты уверенна? - он коснулся ворота моей рубашки.
          - Да, вполне. Извините, мне надо идти домой, меня ждет Никита. - я медленно поднялась со своего стула.
          - Да, иди, конечно. Но ты помни, мое предложение всегда для тебя в силе. - и улыбнулся, выставив свои ровные и белоснежные зубы, я почувствовала подступающую рвоту. Кивнув, мне оставалось только со скоростью света вылететь из ресторана, жадно вдыхая свежий воздух.

          Думаю теперь понятно, почему я никогда в жизни, какими бы не были обстоятельства, не попрошу денег у Таганова. Мои мысли и воспоминания прервала вибрация телефона. Я взглянула на время, часы показывали 3:43. Номер, высветившейся на экране, был мне не известен.
          - Алло?
          - Здравствуй! Это Александра Александровна Куприянова? - голос был красивым, на мой взгляд, принадлежал мужчине лет 35. Первой моей мыслью было, что что-то могло случиться с Никитой, второй - что это могли звонить от Таганова. Я занервничала.
          - Да, это я. А с кем я разговариваю?
          - Это Виктор Беккер. Я менеджер группы 'Падшие'. - у меня сначала отлегло от сердца. А затем....кто? Менеджер группы 'Падшие'?
          - Эм...А чем я могу вам помочь? - я не скрывала удивление в своем голосе.
          - Ты должна прийти на прослушивание завтра в 16:00. Оно будет проходить в студии звукозаписи 'Звукоград' на Владимирском проспекте. Приходи с распущенными чистыми волосами и без косметики. - я слушала его и даже не могла ничего сказать. Шок просто окружил меня со всех сторон.
          - Извините, но вы уверены, что вы той Александре звонить?
          - Я уверен.
          - Но я...
          - Не нужно мне ничего говорить. Мэт хочет тебя. - я округлила глаза. - Поэтому приди и скажи сама, если не хочешь проходить прослушивание. Всё. До завтра.
          - До свидания. - я проговорила это себе под нос, в то время, как в трубке уже шли гудки.
          Что это сейчас было? Меня пригласили на прослушивание в популярную группу? Разве это не о том, о чем я мечтала всю жизнь? Раньше да. Именно об этом я и мечтала. Но теперь у меня столько забот и хлопот, что заниматься творчеством, просто нет времени. Телефон снова завибрировал, оповещая о новом СМС.

          Никита: Как дела? Как смена? Ты дома?

          Я: Никита, всё хорошо. Я уже ложусь спать. Всё хорошо. Знаешь, меня пригласили на прослушивание в одну рок-группу. Только ты никому не говори. Что ты думаешь по этому поводу?

          Никита: Ого! Ты меня удивила! Это же круто! Это же твоя мечта! Ещё и рок-группа! А название?

          Я: Падшие.

          Никита: Это же моя любимая группа.
          Я закатила глаза. Боже, мой брат туда же.

          Я: Что мне делать?

          Никита: Ты точно должна сходить. А дальше будем действовать по обстоятельствам.

          Я: Я не хочу. Мне некогда таким заниматься.

          Никита: А вдруг тебя возьмут?

          Я: Я уже не хочу всего этого.

          Никита: Ты просто попробуй. Целую. Завтра увидимся.

          Утро встретило меня ярким апрельским солнышком. Впереди долгие майские праздники, а значит, народу вместе с чаевыми будет много. Последнее радовало меня больше всего. Я всё думала о прослушивании. Моим желанием было вообще там не появляться. Даже если меня возьмут, то оставить Никиту мне не на кого. Я должна следить за братом. Лере говорить об этом, конечно, не стоит. Она сразу отправит меня туда и сама увяжется, чтобы познакомиться со своими головокружительными 'Падшими'.
          Я шла до универа и все время думала об этом, пока кто-то не схватил меня за локоть. Моё сознание почему-то не подсказывало повернуться и врезать, значит это кто-то знакомый. Я развернулась и встретилась со знакомыми зелеными глазами Юры.
          - Чего тебе? - буркнула я, вырывая свою руку из его.
          - Увидел тебя, решил подойти.
          - Подошел? А теперь я спешу.
          - Может, вместе в универ пойдем?
          - Зачем? - я недоумевающе уставилась на него.
          - Поговорим. - он пожал своими накаченными плечами.
          - Нам не о чем разговаривать. Извини, я спешу. - я развернулась и пошла быстрыми шагами в сторону университета, до которого оставалось идти ещё минут 10. Юра что-то кричал мне в след, но мне было все равно. Я просто хотела, чтобы он отстал от меня, раз и навсегда.

          ***
          Пары проходили на удивление спокойно, никто из преподавателей ко мне не лез. Я всё обдумывала, что сказать на прослушивании. Хочу, не хочу, а идти придется. Лера косо посматривала на меня, видимо заподозрив что-то, но ничего не спрашивала, за что я мысленно её поблагодарила.
          Когда день подошёл к концу, на часах было 15:03. У меня было 57 минут, чтобы добраться до студии.
          - Саш, пошли в кафе посидим. Там заодно и Никиту дождемся. - Лера складывала тетрадки и ручки в свою сумку, когда препод наконец-то отпустил нас.
          - Лер, у меня тут дело одно возникло. Я как освобожусь, сразу приеду к тебе и всё расскажу. Можно Никита побудет пока с тобой?
          - Что-то ты темнишь, Сашка. Конечно, можно. Ты же знаешь, Никита мне как брат, а родители вообще в нем души не чают. Папа ведь хотел сына. - она хмыкнула и продолжила собирать сумку.
          - Я обещаю всё вам рассказать, как приеду. Никита сегодня помогает Людмиле Ивановне. Так, что будет у тебя где-то около 18:00 - прикинула я, рассчитывая по времени деятельность брата. На первой паре он мне прислал СМС, что Людмила Ивановна ждет его и сообщил, что ему придется сделать.
          - Отлично. Как раз к ужину.
          - Я пошла тогда. - я поцеловала подругу в щеку. - Спасибо тебе, ты меня так выручаешь. - Лера махнула рукой.
          - Прекрати! Вы уже часть нашей семьи. Поэтому никаких проблем. - я ощутила такую радость в душе. У меня всё же был не только Никита, но и Лера, которая всегда меня выручала в трудные моменты. С этой мыслью в голове и улыбкой на лице я направилась в метро.
          Добравшись до нужного места, я окинула взглядом здание, останавливаясь, как думалось мне, на окнах звукозаписи. Тяжело вздохнув, поплелась в сторону вывески 'Звукоград' на двери.
       Глава 7.
          Студия была обставлена дорого. Вся аппаратура тут же заинтересовала меня. Как-то я записывала лет в 12 песню родителям на их 20-летие супружеской жизни и, если честно, соскучилась. Мои глаза разбегались от количества народу, которые бегали по помещению, никого не замечая. Каждый спешил по своим делам, а я стояла и пыталась сообразить, куда мне идти. Но помощь пришла сама.
          - Девушка, вы к кому? - парень лет 25 с папкой в руках стоял и удивленно смотрел на меня.
          - Эм...Я к 'Падшим' - я опустила глаза в пол. Чего меня окутало такое стеснение непонятно. Наверное, моё подсознание верило лишь в том, что меня пригласили, чтобы посмеяться. Ведь просто так даже на предпрослушивание сложно попасть, а тут сразу к участникам группы. Мне - обычной девушке без связей - оказаться на любом прослушивание было проблематично. Обычно всё проходит в два этапа: сначала менеджер слушает всех, отбирая лучших, а затем группа выбирает одного единственного, кто к ним присоединится.
          - Как вас зовут? - парень открыл папку и стал что-то искать. - Скажите фамилию.
          - Куприянова. - глаза парня округлились, он быстро закрыл папку.
          - Александра Александровна? - да, да. У меня такое интересное имя. А папа мой Сан Саныч. Всё дело не в выдумке моих родителей, а семейной традиции. Считалось, что мальчиков стоит называть Сашами, но родилась я. Маме после родов сказали, что вероятность иметь ещё детей равна 10% из 100%, поэтому, не долго думая, мне дали имя Александра. Это потом уже появился Никита - долгожданный и любимый, но было поздно - Сашей уже была я.
          - Да. - я закусила губу. Всегда так делаю, когда нервничаю, и начала выламывать себе пальцы.
          - Ну, слава Богу. Он уже заждался. Уже рвет и мечет.
          - Кто? Менеджер? - я немного удивилась. На часах было всего 16:10.
          - Мэт. Он в принципе хороший, но когда дело касается его группы - то парень превращается в зверя. А я кстати, Антон. Если будут какие-то вопросы, то обращайся. Я преподаватель по вокалу.
           - Им нужен преподаватель по вокалу?
          - Почему им? Ему. Мэт ставит со мной все песни. - парень улыбнулся, подхватил меня под локоть и повел вверх по лестнице. На втором этаже я увидела мужчину лет 30, который разговаривал по телефону.
          -....Да, я уверен, всё будет, как ты хочешь. О...Вы кто? - он закрыл динамик рукой и уставился на меня, осмотрев с ног до макушки.
          - Это Куприянова. - Антон кивнул в мою сторону, отвечая за меня.
          - Мэт, она тут. Ты можешь успокоиться. Я сейчас подготовлю её, и мы придём. - неужели этот солист грозный и серьезный? В клубе он мне показался очень требовательным, когда оттаскивал от сцены.
          - Я не думала, что фронтмен группы такой грозный парень. - Виктор улыбнулся мне, я подумала, что это именно менеджер группы.
          - Поверь мне, когда дело касается группы, он очень грозен и серьезен. Я Виктор Беккер. Менеджер группы. Давай приступим. Распусти волосы. - он обошел вокруг меня. - Снимай куртку. - я подчинилась, снимая с себя верхнюю одежду. - Надо было сказать, чтобы ты в юбке пришла. - я с широко распахнутыми глазами уставилась на него. - Так, ладно. Ты должна будешь спеть. Мэт покорен твоим голосом и хочет видеть тебя в группе. Он давно пытается внести что-то новое и почему-то решил, что солистка - это то, что нужно. Не хами ему, Мэт это не переносит.
          - Я и не собиралась.
          - Тогда пошли.
          Мы стали подниматься на третий этаж, который, видимо, вел нас к фронтмену группы 'Падшие'. Я начала попеременно жевать нижнюю и верхнюю губы. Руки начало покалывать от волнения. Виктор остановился и обернулся посмотреть на меня.
          - Кстати, ты играешь на каком-нибудь инструменте?
          - Нет, я занималась только вокалом.
          - Значит ты профи?
          - Нет, я бросила музыкальную школу в 15 по семейным обстоятельствам. - пояснила я, предвкушая вопрос об этом.
          - Ясно.
          Мы подошли к обычной белой двери.
          - Да не трясись ты так. Если станешь в группе своей, он подобреет. Парень хоть и любит девчонок, но не любезничает с ними после... Эм...в смысле...
          - Я всё поняла. - я закатила глаза. Конечно, он любит девчонок в любом смысле, ведь его они тоже обожают.
          - Ну, в общем, к чужим он не очень благосклонен, особенно если они женского пола, если только не хочет затащить их в постель, вот тогда Мэт лапочка, но ненадолго. - он засмеялся. - Но за близких ему людей, он порвет любого. Готова? - я кивнула, перебирая пальцы рук. - Тогда пошли. - он взял мои пальцы в свою руку и открыл дверь. Перед нами, сложив руки у груди и выставив правую ногу, стоял Мэт. На лбу его пролегла морщинка - явно показывая недовольства хозяина.
          - Ты опоздала. - прекрасный голос солиста резал как метал.
          - У меня час назад закончились пары. Я не могла прийти раньше. - я старалась говорить так, чтобы мой голос не дрожал. Мэт кивнул и, ничего не сказав, развернулся и пошел к пульту управления.
          - Проходи к микрофону, одевай наушники. Там на пюпитре находятся слова, сначала прослушаешь мелодию, затем пропоешь текст. - голос всё также оставался холоден, мне стало даже не комфортно. Почему такое отношение к девушкам? Неужели кто-то обидел красавчика? Мэт, тем временем, одел наушники и, подняв идеальные брови, смотрел на меня. Я долго осматривала его. Сейчас на нем была обычная клетчатая рубашка, под которой была белая майка, и синие джинсы, волосы были в прекрасном беспорядке. Фронтмен был красив, статен и подобаемо держался в обществе. - Ты долго будешь рассматривать меня?
          - Ой, прости. - я покраснела. Я покраснела? Мне пришлось быстро кинуть свои вещи и пройти к микрофону. Я надела наушники.
          - Готова? - я кивнула. - Тогда слушаем. - и мне в уши полилось гитарное соло, которое сразу обожгло мой слух. Музыка так великолепно переливалась нотами. Я была уверена, что сыграна она, как и написана, Мэтом. Этот парень был очень талантлив. Мелодия продолжала проникать мне в самые глубины сердца. К концу произведения, я уже знала в какой тональности мне петь. - Всё поняла? - я снова кивнула. - Тогда две минуты на прочтение текста, затем пишем. - парень снял наушники и вместе с Виктором вышел из комнаты, а я потянулась к листку со словами. Наверное, не стоит говорить, что текст был также совершенен, как и мелодия к нему. На листке были написаны слова, которые предназначались для меня и Мэта. Я уже влюбилась в эту песню.
          Ровно через две минуты Мэт вернулся с парнем, которому на вид было не больше 20. Они над чем-то смеялись, а у меня перехватило дыхание. Что со мной? Смех солиста был звонким и заражающим, я даже улыбнулась, глядя на него. Мне даже не хотелось понимать, почему его голос производит на меня такое впечатление, наверное, просто потому что он очень талантлив и всё, что он производит, сразу западет в душу.
          Парень, с которым фронтмен зашел студию, сел за пульт и одел наушники. Походу, про запись Мэт не шутил. Солист подошел ко мне.
          - Сейчас мы попробуем записать эту песню в черновом варианте. Я хочу послушать тебя, и как будут звучать наши голоса вместе. Ясно? - я кивнула, а парень закатил глаза. - Ты можешь говорить вообще?
          - Могу. Ты же слышал, как я пою.
          - Ура! Слышал, но это было две недели назад. Всякое могло случиться. - он протянул руки и взял второй комплект наушников, одевая их, не боясь повредить идеально взлохмаченную прическу. Я очень хорошо понимала его 'всякое могло случиться', потому что именно со мной и случалось.
          - Итак, я звукорежиссер, зовут меня Никита, для тех, кто не знает. - я улыбнулась. Надо же, как и моего брата.
          - А я Саша. - я пожала плечами.
          - Я знаю. - усмехнулся парень. - Начнем. - в наушниках снова полилось знакомое соло. Первым вступал Мэт, поэтому я, позволив себе немного расслабить, приготовилась слушать великолепный голос красавчика.

          Твои глаза, как горький шоколад.
          Я насмотреться в них не могу,
          И слова говорю невпопад,
          И ароматом твоим я дышу.

          Сердце выстукивало в такт его голосу. То, что я испытывала, было похоже на выброс адреналина, головокружение и нескончаемое удовольствие. Это было похоже на то, что моё сердце чувствовало во время его выступления, только в сотни раз сильнее, от осознания, что прямо сейчас этот парень пел рядом со мной. Чтобы хоть как-то сосредоточиться на тексте песни, я опустила глаза в текст, понимая, что скоро моя очередь вступать.

          Горький кофе мне уже не поможет,
          И в твоих глазах я погибаю.
          Своим поступком ты всё подытожил.
          Нет любви - я всё понимаю.

          Я пела, пропуская каждое слово через себя. Текст, предназначенный для меня, был великолепен, такое ощущение, что песня писалась под мой голос. Пока мы пели, в студию подтянулись все участники группы и с любопытством наблюдали за нами. Сказать, что я хотела стать членом этой музыкальной семьи - ничего не сказать. У них была такая сильная связь. Видно было, что парни не слышали эту песню ещё сами, но Олс и Зак уже перебирали пальцами струны воображаемых гитар, Микс нажимал на клавиши выключенного синтезатора, который стоял недалеко от Никиты, а Свят просто отбивал ритм ногой. Они были увлечены музыкой, чувствуя то, что написал их лидер. Такому пониманию можно было только позавидовать.
          - Отлично. Мэт, Алекс, спасибо за работу. Минут через 15 буду готов дать послушать. - Никита улыбнулся нам.
          - Алекс? А что звучит! Тебе как? - Мэт посмотрел на меня. Его глаза были, как замороженное море. Никаких чувств. Никаких эмоций. Только холодный расчёт.
          - Брат и лучшая подруга зовут меня Лекса. - я смотрела в пол, потому что от его голубых и ледяных глаз по моей коже бежали мурашки. Мэт сощурил глаза.
          - Мне нравится, Лекса. Не слишком личное? - я пожала плечами. Спорить с ним мне совсем не хотелось.
          - Хээй, Мэт, не дави на девчонку. Ты же сам её захотел. - Олс стоял и хохотал, держась за живот. Мэт стрельнул в него глазами и неожиданно рассмеялся, показывая другу средний палец. Я закатила глаза. Пацаны. Но какая чувствовалась разница по его отношению к парням и ко мне. Вопрос 'почему?' почти сорвался с моих уст, но я решила всё же промолчать, потому что сталкиваться с гневом Мэта не было желания.
          - Будешь кофе? - Зак смотрел на меня своими красивыми серыми глазами.
          - Можно, если тебе не трудно. - я улыбнулась, за что получила очаровательную улыбку в ответ.
          Следующие 15 минут мы пили кофе. Парни что-то бурно обсуждали, практически не замечая меня. Только Зак иногда переводил взгляд и подмигивал. Этот парень был очень милым. Я поднесла кружку к губам, улыбаясь.
          - Саша. - голос Мэта был спокойный и металлический. - Никита приготовил запись. Пошли слушать. - фронтмен почему-то хотел послушать запись со мной наедине. Мы прошли в студию, закрывая за собой дверь.
          - Ну, давай, Никит, включай. Будем слушать, что получилось. - Мэт оперся о стол и сложил руки на груди. Видимо, привычка у него такая. Я с замиранием сердца ждала, когда Никита включит запись. Полилось гитарное соло, разносящее ноты по всей студии. Каждый из нас спев свои слова, слились в единое целое - и именно так это можно назвать. Наши голоса так подходили друг другу, что я ненароком заулыбалась. Звучание было прекрасным. Мы как будто годами репетировали, а не первый раз исполняли вместе что-то.
          - Голос тебе нужно всё же поставить, в некоторых местах ты фальшивишь. - и я в сотый раз убедилась, что этому человеку не нужен преподаватель по вокалу. Он настоящий профессионал своего дела. - В принципе, наши голоса звучат вместе хорошо. - хорошо? Да они сливаются в единое, разливая тепло по всей коже. Это было так волнующе, что у меня даже слов нет. Хорошо... - Я готов прямо сейчас предложить тебе контракт, но ты вряд ли дашь мне ответ. - я кивнула в подтверждение его слов. - Поэтому даю тебе неделю. Но не больше. Больше ждать я не могу. Мы должны будем начать работать над новым альбомом. Сейчас ты свободна. Пока. - он встал и вышел из студии, оставив меня со своими мыслями.
          Я направилась вниз по лестнице, желая поскорее оказаться на улице. Рядом с Мэтом для меня всего было слишком много. Он настоящая личность, которая давит своим превосходством. Это выносить было достаточно сложно. Если я хотела согласиться на контракт, мне нужно было иметь стальные нервы или 'противоядие'. Крепкими нервами меня не наделили, а вот со вторым...Если я всё же захочу быть частью семьи 'Падших', мне придется зарабатывать 'кровью и потом' своё равенство с каждым из них.
          - Саша. - голос сзади окликнул меня. Я медленно повернулась и наткнулась на серые знакомые уже мне глаза. - Извини, я задержу тебя на чуть-чуть?
          - Конечно.
          - Ты не думай, что Мэт такой черствый. Он просто не открывается каждому. Мало дней, когда можно увидеть его настоящим. Даже когда он тянет в постель девушку, милость Мэта является воображением. Таким образом, парень просто высмеивает легкодоступных. - Зак пожал плечами.
          - Зачем ты мне это рассказал?
          - Просто я не хочу, чтобы ты отказалась от участия в группе из-за его холодности. Ты мне нравишься. У тебя хороший голос. - губы Зака тронула легкая улыбка. - Просто попытайся заслужить его доверие. Поверь, ты не пожалеешь. А теперь мне надо идти. До встречи.
          - Спасибо тебе. Пока. - я прокричала в след уходящему парню.
          Глава 8.

          Куда-то несутся года!

          Я, возможно, останусь таким, как был.

          Дорога закончится там,

          Где я остановлюсь на своем пути.

          Но солнца свет всегда со мной,

          А я рядом с людьми -

          Кто поверил в меня давно!No

          Пока ехала к Лере, я всё пыталась унять дрожь во всем теле от случившегося. Музыка порождала во мне нереальные ощущения. Это была только толика всего того, что можно ощутить от полномасштабного выступления на сцене. Я достала наушники и включила последний альбом 'Падших'. За последние две недели мной всё-таки было найдено время, чтобы скинуть музыку в телефон, поэтому теперь голос Мэта сопровождал меня по пути в университет, на работу и даже в студию звукозаписи. Я полностью отдалась словам, которые солист мелодично произносил, заставляя моё сердце трепетать. Для меня такое чувство было в новинку. То, что я ощущала, было не похоже ни на симпатию к парню, ни на увлечение каким-нибудь исполнителем. Что-то незнакомое зарождалось в моем сердце и это меня пугало.
          Через 45 минут я уже звонила в дверь Лериной квартиры.
          - Неужели. Ты пришла. - подруга стояла передо мной в домашней одежде и в тапочках. - Мы уже поужинали. - я взглянула на дисплей телефона - время было уже 20.16.
          - Я задержалась.
          - Проходи. Я хочу знать всё. Где ты была? Ты что начала встречаться с парнем? - глаза Леры загорелись. - Эй, Никитка, брысь. Сестра будет про мальчиков рассказывать. - из комнаты для гостей вышел мой брат, направляясь ко мне. Он обнял меня и поцеловал в лоб.
          - Всё в порядке? - брат смотрел немного озабочено. Ему точно 15? Иногда я сомневалась в том, кто из нас старше.
          - Всё лучше, чем в порядке. Но я никак не могу согласиться.
          - Согласиться на что? - подруга сложила руки у груди. Мой мозг сразу подал мне позу Мэта. Я усмехнулась, что творится в моей голове.
          - В общем, меня пригласили на прослушивание в 'Падшие'. - я думаю такого визга соседи ещё не слышали. Лера прыгала и хлопала в ладоши. Мне стало жалко Никиту, который зажимал уши и морщил нос. - Я только оттуда. Мне предложили контракт и дали неделю на обдумывание. - подруга подлетела ко мне с телефоном в руках, и вложила его в мои руки. - Что это?
          - Звони! Соглашайся.
          - Лерка, отвали от нее. - Никита закатил глаза.
          - Ник, ты чего не понимаешь, какие это возможности не только для нее, но и для вас в целом?
          - Лер, ты понимаешь, что я не могу оставить Никиту одного с матерью.
          - Блин! Он может жить с нами. - Лера уперла руки в боки. Я в надежде посмотрела на Никиту.
          - Лекс, может правда стоит согласиться?
          - А как же ты?
          - Мне же не 2 года. Я уже взрослый.
          - Очень взрослый. - усмехнулась я. Лера грозно посмотрела на меня. - Ладно, я обещаю подумать.
          - Так-то лучше. Ты же познакомишь меня с ними? - Никита усмехнулся.
          - Может быть. - я засмеялась.
          - Лекс, не нарывайся. - зеленые глаза устремились на меня.
          - Хорошо, хорошо. - я подняла руки в соглашающимся с ней жесте.

          ***
          Я проснулась от чьего-то пинка в левый бок, потом шарканье по паркету. Лера брела к комоду, на котором вчера оставила свой мобильник.
          - Да, алло?
          - ....
          - Хорошо, я поняла. Всех обзвоню. Спасибо за информацию.
          Я посмотрела вопросительно на подругу.
          - Сегодня пар не будет. Михайлова уехала в Москву на конференцию с краснодипломниками. А нам конечно же сообщили только сегодня. - бурчала Лера. - И теперь я должна обзвонить всю группу в 6 утра.
          - Лер, ты ведь староста.
          - Значит, я не человек? - Лера уперла руки в бока.
          - Успокойся. Ты лучшая староста на свете и самая красивая. - я подмигнула ей, а глаза подруги загорелись, но она пыталась сдержать серьезное выражение лица.
          - Я пошла звонить. Какие у тебя планы на сегодня?
          - Я пойду с Никитой помогать Людмиле Ивановне, а потом на работу.
          - Тогда пусть он ночует у нас.
          - Мне уже неудобно.
          - Прекрати. - Лера махнула рукой и, зевая, вышла из комнаты.
          Недолго постояв под душем, я побрела на кухню, где уже разносился аромат яичнице. На кухне уже командовала поварешками и кастрюлями тетя Зина. Я её обожала. Эта милая женщина лет 50, немного полноватая, работает домработницей у Петровых. Она всегда относилась ко мне со всем сердцем, за что я была ей безумно благодарна.
          - О! Сашенька, ты первая. - я улыбнулась и присела за стол. - А я для Никитки оладушки жарю.
          - Вы жарите отдельно на него? - она кивнула. - Я думаю, не стоит.
          - Сашенька, я знаю, как ты относишься к этому. Но мне так хочется сделать мальчишке приятное, зная, как он обделен вниманием...- моё сердце пропустило удар. Я знала, что брату не хватает внимания: ни моего, а тем более матери, но ничего с этим не могла поделать. Мне нужно было работать, чтобы мы с ним могли хоть как-то сосуществовать. А матери...А матери было просто всё равно. - Ой, детонька, извини меня старую. Я не хотела тебя обидеть. - тетя Зина положила свою слегка морщинистую руку поверх моей.
          - Ничего. Вы сказали правду, поэтому мне не на что обижаться. - я попыталась улыбнуться, но получилось у меня явно фальшиво. И о какой группе может идти речь? Пусть сейчас я имею денег меньше, чем могла бы зарабатывать с группой, но зато у меня больше времени, чтобы проводить его с братом. Я прекрасно понимала, что если стану частью группы - выходные не будут редкими, как в баре, их просто не будет.
          Пока мои размышления потихоньку подсказывали мне, что ответить Мэту, всё семейство Петровых подтянулось на кухню и, конечно, самым последним плелся Никита, потирая глаза руками.
          - Всем доброе утро. - глава семьи поприветствовал всех и сел во главу стола. Петров Лев Олегович был солидным, серьезным мужчиной лет 40. Он был всегда сосредоточен и его зеленые глаза видели человека насквозь, но в душе это был добрый человек, который души не чаял в своей семье. Когда-то таким был и мой папа.
          - Доброе утро, дорогие. - Петрова Инна Витальевна была очаровательной женщиной. Ей было всего 38, но выглядела она нашей ровесницей. Инна Витальевна следила за собой и особо не трепала себе нервы. Муж окружил её всем, чтобы она чувствовала себя гармонично и умиротворенно, оберегал и любил свою жену. Лерка была очень похожа характером на маму, а внешность больше походила на папу: того же цвета волосы, те же проницательные зеленые глаза. - Сашенька, как твои дела?
          - Спасибо, Инна Витальевна, всё хорошо. Работаю, учусь. Моя жизнь не богата особыми событиями. - я с улыбкой виновато пожала плечами.
          - Ох, моя дорогая, ты должна думать иногда и о себе. Я думаю, что у меня есть предложение. На майские праздники есть горящие путевки в Чехию. Почему бы вам с Никитой не слетать с нами? О деньгах не беспокойся, считай это подарком. - я уронила вилку на тарелку и взглянула на маму Леры.
          - Нет, извините. У меня работа и...- мне не дали договорить, так как Инна Витальевна была настроена решительно.
          - Тогда пусть едет Никита. Они с Лерой ладят. Она любит его, как своего брата. А ты сможешь поработать и уделить время себе. - я взглянула на Никиту, который смотрел на меня умоляющим взглядом. Мне ничего не оставалось сделать, как сдаться. - Мы вернемся 8 мая, как раз день рождение Никитка встретит в Питере.
          - Ладно. Но я хочу вернуть деньги на путевку. Не сразу, в рассрочку.
          - Саша, никаких денег. Пусть мальчик развеется. Это будет ему подарком на рождение. - глава семьи произносил это и параллельно накладывал себе в рот яичницу.
          - Хорошо. Пусть едет.
          - Спасибо тебе, Лекси. - брат подбежал сзади и обнял меня за плечи.
          - Это не мне спасибо....
          - Спасибо вам, Инна Витальевна, дядя Лева. - от меня не ускользнуло 'дядя Лёва', видимо не зря Лера говорила, что отец хотел ещё и мальчика.

          Когда мы подходили к дому Людмилы Ивановны, Никита стал улыбаться ещё шире.
          - Ты чего такой довольный? - я игриво толкнула самого родного человека.
          - Как чего? Я лечу в Чехию. У меня самая лучшая сестра. Скоро у меня день рождение и мне исполнится 15. А ко всему прочему Людмила Ивановна тоже обещала мне подарок. - глаза мальчишки горели, как у мартовского кота.
          - Кстати о дне рождении. Как бы ты хотел его провести?
          - Если честно, я не хочу приглашать многих людей - Мишку, Аню, Лерку, тебя - всё, поэтому можно сходить в кафе...Ну если на то будут средства, а если нет, то и ничего страшного.
          - Какую Аню? - я сощурила глаза, неужели мне удастся хоть что-нибудь узнать о девочке, к которой мой брат испытывает своё первое чувство. - Тебе она нравится? - Никита покраснел и опустил глаза в пол. - Да ладно, бро, у нас же не может быть секретов. - я взлохматила его отросшие волосы.
          - Да, она мне очень нравится. Знаешь, Анька классная. Она любит футбол и в тоже время выглядит, как девчонка.
          Я ещё задавала ему вопросы об это девочке, пока мы шли к квартире Людмилы Ивановны. Дверь она открыла нам достаточно быстро.
          - Здравствуйте, мои дорогие. Сашенька, какой сюрприз. - сегодня видимо все решили звать меня так. Я улыбнулась. Людмиле Михайловне было около 80 лет. Она была стройной, седой и выглядела неимоверно бодро, но кто как не мы знаем, что это далеко не так. Женщине было уже сложно что-то делать по дому, поднимать тяжелые сумки, а её дети и внуки 'погрязли' в бизнесе, поэтому ей легче платить нам, чем ждать помощи от родственников. - Я так давно тебя не видела. - женщина обняла меня. Затем отошла в сторону, вытягивая руку в направлении коридора. - Проходите скорее, будем пить чай.
           С порога ко мне в ноги сразу бросился Тишка, я даже не успела ещё раздеться, как он начал тереться об мои голени и мурлыкать. Кот был ласковым существом, и мне казалось, он скучал даже сильнее меня. Так получилось, что после смерти отца нам пришлось отдать Тишку. Я так сильно переживала, что Людмила Ивановна сжалилась и взяла кота к себе. У мамы был очередной заскок, и она решила избавиться от члена семьи, который не мог сам себя кормить и обслуживать, избирая способ вымогательства еды через противный крик, как она сказала. Это было так противоположно, тому, что было до смерти папы. Мама всегда любила Тишку, даже кормила его мясо, покупала ему рыбу, а потом просто она стала другим человеком. Я, конечно, понимала, что проблемы крылись в психологическом аспекте, но опять же, женщина это воспринимать не хотела.
          - Он тоже скучал по тебе, Сашка. - Никита присел рядом со мной, также поглаживая кота. Я в какой-то мере даже завидовала брату, он могу играть с Тишкой практически каждый день. Мы прошли на кухню, где уже вскипел электрический чайник. Людмила Петровна пыталась не отставать от времени и однажды даже заставила нас обучать её компьютеру и написанию смс-ок. Это было достаточно весело.
          - Как ваши дела, ребята? Рассказывайте. - женщина подперла руками подбородок и уставилась на нас.
          - Сашку пригласили петь в известной рок-группе. Я, помните, показывал вам их клип. - Никита уже жевал пирожок, отчего его речь была немного невнятной. - А она ещё и не может решить соглашаться или нет.
          - Ничего себе. - глаза женщины загорелись. - Я помню этих ребят. Там ещё такой солист красивый. - я закатила глаза. Эта женщина неисправима.
          - Да. Пригласили. Я ходила на прослушивание.
          - И как тебе? - по огонькам в серых глазах Людмилы Ивановны я поняла, что допрос будет длинный и с пристрастием.
          - Мне очень понравилось. Знаете, эта группа, как семья. Каждый из музыкантов на каком-то генетическом уровне чувствуют друг друга. Это завораживает.
          - Посмотрите! У тебя загорелись глаза, Лекси. Когда они последний раз были такими? - Никита перестал жевать и с открытым ртом наблюдал за мной.
          - Не говори глупости. Просто это на самом деле очень притягательно. - я попыталась безразлично пожать плечами.
          - Тебе однозначно нужно соглашаться. - потрясла указательным пальцем Людмила Ивановна. - Ты вся светишься. Это ведь путь исполнению твоей мечты! Ты не должна упускать такую возможность. - напутственным тоном отчитала меня женщина.
          - Я не могу. У меня тут дом и брат, да и работа.
          - Никита может жить у меня.
          - Или у Лерки. - брат закивал головой. Предатель.
          - Это ужасно неудобно. - что-то эта фраза становится моей коронной.
          - Знаешь, девонька, я в твои годы тоже мечтала. Мне хотелось быть известной актрисой. Я решилась, так как очень долго собиралась, и пошла на пробы. Меня взяли, но я послушала своего парня, который оканчивал военное училище, его уже распределили на Дальний Восток и через пару недель должен был уехать. Он звал меня с собой, и я согласилась. Прожив вместе год, он стал заглядываться на других девушек и изменил мне. Поэтому я подала на развод и вернулась в Питер. Но мечта осталась мечтой, потому что больше мне судьба не предоставила шанса. - женщина взяла в свою руку мои пальцы. - Поэтому не повторяй моих ошибок, иди за своей мечтой, а брат тебя всегда поймет. И помни, здесь тебе есть, кому помочь.
          Эти слова так впали мне в душу, что я ещё долго обдумывала их. Меня будто окутала вереница сомнений по этому поводу. Я должна была хорошенько взвесить все за и против данной ситуации.
          Мы достаточно быстро справились со всей работой, которую приготовила нам Людмила Ивановна. Женщина, завернув нам с собой пирожки, выпроводила нас, чтобы я успела отдохнуть перед работой.
          - Ты помнишь, у меня сейчас тренировка, так что я сразу на базу. - закидывая сумку на плечо, Никита первым направился вниз по лестнице.
          - Помню. Ты иди ночевать к Лере. Я не знаю, что творится дома. Не хочу, чтобы ты увидел, то что тебя расстроит. - он остановился и медленно повернулся.
          - Лекс, не нужно всегда думать только обо мне. Подумай о себе, хоть немного. Соглашайся быть в группе. Ты видишь, многие хотят помочь нам. Мы не одни. И я не буду тут одинок, даже если ты куда-нибудь уедешь. - я видела это в его глазах, каждое слово отражалось там. Никите, как бы он не скрывал, трудно давалось это решения. И я это хорошо понимала.
          - Я обещала подумать.
          - Ладно, Лекс. - мы пошли дальше. Мне сложно было признаться брату, что была ещё одна причина, по которой я до сих пор не определилась, какое решение принять. Эта причина - Мэт. Я не понимала, что зарождалось внутри меня. Мне хотелось быть рядом с ним, и в то же время бежать без оглядки, как можно дальше. Разве так бывает? Честно, я запуталась. Мы встречались два раза, и всегда он был холоден, как лед. Было сложно представить, как мы уживемся вместе, если Мэт не может нормально относиться ко мне. Я вообще не понимала, почему всё происходит так.
          Так, размышляя о своем, мы с Никитой открыли дверь подъезда, выходя на теплый почти майский воздух, и обомлели оба. Стояли с открытыми ртами. Я плохо разбираюсь в машинах, но та красавица, которая стояла перед нами была очень дорогой. Насколько мне не изменяла память, это была Audi. Но привлекла моё внимание машина ненадолго, когда я поняла, кто стоит, опиревшись о капот этой красотки, моё сердце ухнуло куда-то вниз. Мэт изображал своими конечностями коронную позу - руки сложены на груди, левая нога немного в стороне. Он был красив. Даже слишком. Машина только подтверждала, что парень знает, насколько он хорош собой. Моё сердце пустилось галопом, только я не понимала, куда и отчего. Мэт был одет в простые джинсы и голубую толстовку, капюшон которой покрывал его голову, пряча парня от фанатских глаз. Рядом со мной выдохнул Никита.
          - Привет. - в голосе ни капли приветствия или элементарной вежливости, тот же холодный тон.
          - Привет. - я пыталась отойти от шока и говорить хотя бы похожим на свой голос.
          - Что у тебя с голосом? - прозвучало немного с пренебрежением, но я пропустила это мимо ушей.
          - Просто немного в шоке от твоего появления. - парень ухмыльнулся, но оставался таким же каменным.
          - Эм...Я Никита, брат Лекси. - брат подошёл к парню и подал ему руку. Мэт улыбнулся и пожал её, не скажу, что эта улыбка была пропитана дружелюбием, но она была всё же теплее, чем то, что достается мне.
          - Я Мэт.
          - Кто ж тебя не знает?! - глаза Никиты горели. Парень был счастлив.
          - Действительно. - глаза Мэта смотрели прямо в мои, в тот момент, когда он разговаривал с моим братом.
          - Эм...Ладно, я пошёл. Напиши, как придешь на работу. - Никита поцеловал меня в щеку и направился в сторону станции метро. А я стала ощущать, что осталась с Мэтом. Один на один. Дыхание сбилось. Вот, черт! Я хочу сбежать.
       Глава 10.
          Я никогда не была ханжой, но видеть себя на главной полосе газеты вызывало неоднозначные чувства. Нас засняли в тот момент, когда мы выходили из кафе. Заголовок гласил: 'Солист известной рок-группы 'Падшие' наконец-то нашел себе девушку'.
          - Какой ужас. - я округлила глаза, пробегаюсь по тексту; 'Фронтмен группы никогда не был замечен с девушками. По словам менеджера, не было той, которая тронет его сердце. Фанатки сходили с ума от осознания того, что их кумир свободен. Возле концертных залов разворачивалась битва за сердце Мэта. Но никто их них не задерживался рядом с ним и тем более не ходил на свидание. Наш корреспондент поговорила с официантом, который обслуживал пару в тот день. По данным, которые мы получили, стало известно, что Мэт сам сделал заказ за свою даму, что свидетельствует о близких отношениях молодых людей. Напомним, что настоящие имена музыкантов не разглашаются. Мэту 21 год, он закончил Санкт-Петербургскую консерваторию. Корреспондент: Мария Тропинина'. - Ты окончил консерваторию? - я была удивлена. Мэт закатил глаза. Ну, конечно, из всего я выбрала именно эту новость, чтобы удивиться.
          - Да.
          - Что будем делать? - Мэт обхватил голову руками.
          - Не знаю. Если ты станешь членом группы, будут идти разговоры, что ты моё протеже.
          - То есть контракт отменяется?
          - Нет. Из-за прессы я не хочу менять свои планы. - голос парня на удивление не был холодным, он был просто безразличным. На мой взгляд, это ещё один маленький шажочек вперед.
          - Понятно. Тогда какие проблемы?
          - Виктор хотел, чтобы у меня появилась девушка. Группа собирается записать новый альбом и это самое лучшее, чтобы поднять его рейтинг повыше. И тут эта статья... - я опешила. Но Мэт продолжил. - Если ты станешь солисткой группы, то это будет...эм...мило. - слова парню давались с трудом. - В общем, он считает, что если мы сыграем влюбленную парочку, фанаты это оценят и будут ждать альбом, как результат любовных отношений. - я стояла и молчала. А что мне оставалось делать? Парень, который заставляет моё сердце биться в два раза быстрее, делает дыхание прерывистым и заставляет хотеть убежать от него предлагает изображать влюбленную парочку?
          - Но я не сказала 'да' контракту.
          - Давай смотреть правде в глаза. Ты скажешь 'да', ведь это очевидно. Никто не откажется от такого предложения.
          - Но я не все.
          - Ты не все. Но это ничего не меняет. Мне хотелось, чтобы ты узнала это от меня. Вдруг, если у тебя есть парень, чтобы ты могла ему всё объяснить.
          - Парня у меня нет, а значит, проблем не будет. Спасибо за заботу. - Мэт только кивнул. - Я хотела попросить тебя отложить на пару дней дату принятие решения.
          - Почему?
          - У меня есть брат. Младший. Если я всё-таки соглашусь, - солист хмыкнул. - То хочу провести с ним его день рождения, и определить с кем он будет жить, а на это всё нужно время. Я понимаю, как буду загружена, поэтому...- я замолчала, изучая лицо парня. Оно, как всегда, было без эмоций.
          - Найти с кем будет жить? А где мама? - Мэт хмурился, когда он не знал что-то, это ему не нравилось.
          - Я не хочу говорить об этом. Просто он не может с ней жить один.
          - Ладно. Скажи мне число, когда ты определишься.
          - 11 мая. Я приду к вам 11 мая.
          - Хорошо.

          ***
          Вчера прилетел Петровы и Никита. Брат был настолько счастлив, что с его лица не сходила улыбка, а рот не закрывался ни на минуту. Он рассказывал про Чехию, показывал фотографии. Я искренне радовалась за мальчика. Ему нужны были положительные эмоции, потому что он последнее время совсем поник. То, что происходит с матерью, давит на него. Он не понимает, в чем виноват перед ней, за что она поступает так с ним.
          За прошедшую неделю я много работала. Больше ничего не делала. Каждый день проходил однотипно. Я работала, приходила домой, отсыпалась и шла снова на работу. ЗА праздничные дни чаевых насобирала много. Мне хватило денег на подарок и на организацию праздника в кафе. Завтра всё должно пройти замечательно. С матерью я пересеклась всего пару раз. Она ходила по квартире с приложенным мокрым полотенцем ко лбу и жаловалась, что ей опять плохо, просила денег. В общем, ничего не изменилось.
          Всё моё свободное время было направлено на обдумывание контракта. Я понимала, что нам нужны эти деньги, понимала, что хочу петь, понимала, что мне нравились парни из группы 'Падшие'. Но всё-таки вопрос о жизни Никиты без меня оставался открытым. Мне предложили помощь и Петровы, и Людмила Ивановна. После долгого обдумывания и хождения вокруг, да около, я решила попробовать. Уйти никогда не поздно. Поэтому после принятия решения, я принялась обдумывать, с кем лучше жить Никите. С Петровыми ему хорошо, они сблизились во время поездки, накупили ему кучу вещей, Лерка любит его, как своего брата, да и он чувствует себя комфортно. Я подумала, что он также сможет работать и проводить время с Людмилой Ивановной. Они не дадут ему скучать и грустить. Эта мысль меня успокаивала. Я посмотрела на время 23:58. Брат на соседней кровати тихо посапывал. Я взяла телефон и стала набирать смс.

          Я: Ты спишь?

          Лера: Нет, Лекс. Кино смотрю.

          Я: Я решила подписать контракт.

          Лера: Урааа! Молодец! Ты всё правильно сделала! Никита тебя поддержит.

          Я: На счет Никиты....можно он останется с вами?

          Лера: Я думала, это и так не обсуждается. Родители спрашивали его, не против ли он жить с нами. Но что ты скажешь маме?

          Я: Я не уверенна, заметит ли она вообще наше отсутствие.

          Я отложила телефон на тумбочку и закрыла глаза. Сейчас нужно выспаться и проснуться в хорошем настроении. День рождение Никита должен запомнить надолго. Мой маленький братик это заслужил. С этими мыслями я отключилась.
     Глава 11.
          Погода была просто отличной. На улице светило солнце, заставляя улыбаться и радоваться ему. Сегодня, как никогда, отчетливо ощущалось приближение лета. Я всегда завидовала дню рождения Никиты, которое было почти в середине мая и в опасной близости к июню, в отличие от моего, которое праздновалось в разгар зимы. Все летние праздники отмечались в нашей семье на природе или на даче. День рождение брата было один из таких дней, который мы все вместе проводили в воссоединении с окружающим нас миром. Сейчас, мне кажется, что этого и не было некогда или было, но не со мной. Нынешняя жизнь уже въелась мне под кожу - подсчет каждой копейку, распределение денег на все нужды, оплата коммунальных услуг. Я повязла в этом по уши. Но это всё лучше, чем, если бы Никиту отправили в детский дом. Я именно поэтому никогда не жаловалась на пьянки матери.
          Мне хотелось понежиться в постели ещё, укрывшись до макушки теплым одеялом. Да, вот такая у меня привычка - в любое время года спать под теплым одеялом. Но нужно было идти и будить имениннику и готовить его к празднику. Я вытащила из шкафа подарок и направилась к кровати брата.
          - Вставай, дорогой и любимый мой именинник. - я взлохматила волосы спящего брата. Он что-то невнятное пробормотал и ушел с головой под летний плед. - Эй, кто будет долго спать, тот не получит свой подарок. - глаза мальчишки резко открылись и он сел на кровати, сияя, как медный пятак.
          - Где мой подарок? - он потянул свои руки ко мне, как маленький. Только я хотела оповестить его о своей мысли, как он начал щекотать мои ребра. - Повторяю. Где мой подарок? Давай, Лекси, колись. - я отпрыгнула от него продолжая смеяться.
          - Если ты будешь себя плохо вести, я заберу твой подарок себе.
          - Ладно. - протянул Никита. Я вытащила из-за спины коробку и вручила брату.
          - С днем рождения, мой родной. Ты всё, что у меня есть. Я очень тебя люблю и сделаю всё, чтобы ты был счастлив. - я вручила ему коробку и поцеловала в щеку, крепко обнимая самого близкого мне человек - мою семью. Никита вертел подарок в руках, видимо не веря своим глазам. Я проработала много смен без выходных, чтобы сбылась его мечта. И теперь моему счастью нет предела - брат шокирован, он не ожидал такого подарка.
          - Кхм...Ты даришь мне IPhone последней модели? - я радостно закивала. - Ты с ума сошла? Поэтому была куча ночных смен?
          - Это неважно. Главное, что твоя мечта сбылась. - брат тяжело вздохнул, затем встал и обнял меня.
          - Лекс, ты такая сумасшедшая.
          - Ты заслужил это. У меня самый лучший брат на свете. - я прижала щеку к его плечу, ощущая, как парень начинает накачивать мускулы. Да, мой мальчик взрослеет.
          - Спасибо тебе. - он поцеловал меня в макушку и счастье окутало меня теплой волной.
          Подарки на этом не закончились. Я не видела маму уже пару дней и не могла даже представить, что нас ждет на кухне. Выйдя из комнаты в обнимку, мы увидели маму, которая готовила завтрак. Я даже потерла глаза. Мама не готовила завтраки с того дня, как погиб папа. Она просто беспробудно пила.
          - Никита, сынок, прости меня. - она подошла к нему и обняла. Мама была еще ниже меня и доставала брату до макушки. Никита был шокирован не меньше моего. - У меня не было много денег на подарок, но...- она замялась. - В общем, вот. - она протянула ему черную квадратную коробочку. - Это самая дорогая вещь, которая у меня есть. - брат с осторожностью протянул руку и взял коробку. - Открывай скорее. - Никита снял верхнюю крышку, и мы увидели часы. Но это были не просто часы. Они принадлежали папе, и мама хранила их, как зеницу ока, доставая только в самые тяжелые ситуации, оплакивая воспоминания, связанные с ними. Я стояла с открытым ртом, даже не стесняясь этого. - Я подумала, что пришло время отдать их тебе. В тот день папа оставил часы на тумбочке, поэтому думаю ничего страшного, если ты будешь носить их. - она пожала плечами, а в глазах стояли слезы.
          - Это...Это просто невероятно. Спасибо, мама. - брат снова обнял маму. Я видела, как по её лицу струились слезы.
          - Они должны быть у тебя. Ты наследник Куприяновых и продолжатель рода. Папа бы этого очень хотел. - она тяжело вздохнула. - Это ещё не всё. Я решила начать работу с психологом. Я хочу бросить пить. - от удивления я села на стул, который стоял позади меня. Вот так просто - я хочу бросить пить. Я пять лет боролась с ней, твердила и топала ногами, но разговаривала, будто со стеной. А сейчас она хочет этого сама. - Я знаю, вам, наверное, не верится, но кое-что изменилось в последние два дня. Я постараюсь всё исправить, хочу снова стать нужной вам. Идите ко мне. Простите меня. - она раскинула руки для объятий, и мы с Никитой обняли её, как раньше, когда мы были маленькими. Она обнимала нас сразу двоих и говорила, что не может решить, кого прижать первого, потому что любит нас одинаково. Сердце пропустило удар, когда я чувствовала, как моя майка намокает.
          - Спасибо, Саша, за то, что ты была сильной девочкой, в отличие от непутевой меня. - её голос дрожал. Я обняла маму крепче и начала плакать.

          ***
          В кафе мама пойти отказалась, сослалась на плохое самочувствие. Поэтому, когда за нами заехала Лера, мы вышли вдвоем. Она бросилась брату на шею и крепко обняла. Подруга у меня мировая. Она подарила ему Play Station.
          - Блин! Это лучший день рождение в моей жизни! - восклицал брат, пока мы ехали в кафе.
          - Я познакомлюсь сегодня с твоей Аней? - я толкнула парня в бок.
          - Она не моя. Пока ещё. - мне понравилось, как это сказал брат. Он становится мужчиной. Это так поражает. Я помню его маленького, который сидел на горшке и дергал крошечными ножками. А сейчас передо мной сидит парень, который грудным голос добавляет самоуверенное 'пока ещё', что не оставляет сомнений на то, что он своего добьется. Я рассмеялась и обняла его за плечи.
          - Лерка, ты знаешь, мама решила бросить пить. - брат сказал это с гордостью в голосе. Каким бы взрослым этот парень не казался, внутри него маленький мальчик, которому просто не хватало материнской ласки и тепла. Подруга округлила глаза, я заметила это в зеркало заднего вида.
          - Ничего себе. Это же великолепно. Боже, я так рада за вас. - подруга расплылась в своей душевной улыбки. - Вы уговорили её?
           - Нет, она сказала, что случились некоторые обстоятельства, из-за которых она пересмотрела свою жизненную позицию. - я произнесла это на одном выдохе.
          - Что за обстоятельства?
          - Она не сказала. - Лера нахмурилась, но тогда я не предала этому никакого значения.

           Мы зашли в кафе и увидели мальчика и девочку, которые сидели за заказанным нами столиком. Миша и Аня. Мишка был темноволосым парнем с красивыми серыми глазами. Думаю, этот мальчик уже сейчас пользуется популярностью у девчонок. Но Мишку я видела и знаю уже давно. Моё внимание привлекла девушка, которая нравилась моему брату. У нее были каштановые волосы с белыми прядками, которые, видимо, выцвели на солнце, каре зеленные глаза, губки были идеально сложены. Она была красавицей, но её красота не была приторной. Никита первым направился к друзьям. Он пожал руку Мише и поцеловал в щеку Аню. Девушка покраснела. По-моему, Никита тоже ей нравился.
          - Знакомьтесь. Это моя сестра Саша, а это наша общая подруга Лера. А это мой лучший друг Мишка и моя...моя Аня. - я улыбнулась от того, как брат представил девушку. Она снова покраснела.
          - Очень приятно. - девушка была скромной и часто опускала глаза в пол.
          - Взаимно. - я улыбнулась ей, а Мишку потрепала по волосам. - Ну и красавец же ты, Мишка. Небось, все девчонки в школе твои? Ещё и футболист.
          - У нас с твоим братом тандем. - я рассмеялась. Никита никогда не говорил, что девчонки бегают за ним.
          Неловкость в нашем общении прошла сразу. Аня оказалась хоть и скромной, но общительной и очень умной девочкой. Я одобрительно кивнула брату, а он засиял. Мы весь вечер обсуждали предстоящий последний матч в этом сезоне, который должен был пройти завтра. Затем наступал летний перерыв. Парни говорили о футболе, как о самом важном в их жизни. Было приятно видеть, как Аня проглатывает каждое слово Никиты. Первая любовь должна быть счастливой.
          Мы разошлись уже около 23:00. Лера предложила подвезти всех, но ребята сказали, что их родители почти приехали. Проводив, Аню и Мишу, мы отправились в машину к Лерке.
          - Спасибо тебе, сестренка, за такой день рождения. Ты у меня самая лучшая. - я обняла Никиту и потрепала по волосам.
          - Не за что, родной.
          Домой мы добрались только к 12 часам. Мама уже спала. Поэтому довольные и счастливые мы направились в свои кровати.
          Утро встретило тем же солнышком, что и вчера. Улыбка не сходила с моего лица. За последние 5 лет, я была по-настоящему счастлива.
          - Никита! - я кинула в брата подушкой. Он подскочил с кровати, оглядываясь. - Я решила согласиться на контракт с группой. - он посмотрел на меня с прищуром.
          - Точно?
          - Точно! Пойду собираться, сегодня я должна сказать ответ и подписать контракт.
          - Тебя не будет на матче?
          - Ты не предупреждал меня заранее. Извини.
          - Ничего. Лерка обещала прийти. - я по взгляду поняла, что Лера стала для Никиты важным человеком.
          - Я люблю тебя, мой золотой.
          - И я тебя, Лекси.

          Через три часа я стояла на остановке и ждала свой автобус. На душе моей было так светло и тепло. Я была самым счастливым человеком на Земле. Мне казалось, что сбывались все мои мечты: мама обещала лечиться, Никита был счастлив и переживал взаимную влюбленность, а я буду петь в группе. Зазвонивший телефон вытащил меня из моих мыслей. Я подумала, что это Мэт уже потерял меня, но на экране высветился незнакомый номер. Поднеся телефон к уху, я слушала всё, что говорили на том конце провода.
          - Да, я поняла.
          Телефонный звонок второй раз оборвал мою немного восстановившуюся жизнь. Я судорожно начала набирать номер человека, которому почему-то мне захотелось позвонить сейчас.
     Глава 12.
          Мэт.
          Что, черт возьми, происходит? Я никак не могу выкинуть из головы эту девчонку. С самого первого раза, когда её увидел, меня не покидают мысли о ней. Придя в дом после клуба, я написал песню, прокручивая в себе её голос. Девушка была идеальна и внешне. Мы с ней записали песню, которая была мной написана. И то, что я услышал, ускорило мой сердечный ритм - наши голоса слились в единое целое, заставляя трепетать каждую частичку души и тела. Я был холоден с ней на всех встречах только лишь, потому что она волновала меня, сводила с ума. При виде нее у меня сбивается дыхание. Раньше я ничего подобного не испытывал. Когда мы сидели в кафе, она положила свои изящные пальчики на мои. Тогда меня словно током пробило от её прикосновений. Я смотрел, как она мило общалась с Заком, и хотел прибить его. А эта история с газетой. Увидев, что нас посчитали парой, я минут 10 сидел и улыбался, как душевнобольной, пока не получил подзатыльник от Олса. Одна мысль о том, что она может стать моей разжигает во мне желание. Я никогда не зацикливался на одной девушке, если не считать Аллы. С ней у меня были более или менее стабильные отношения, но она так не цепляла меня. Голос Саши вообще что-то волшебное. Слушая трек, который мы записали вместе, я сочиняю всё время новые мелодии и стихи. Куприянова сама скромность, но жить её потрепала. Это видно по её взрослому взгляду. Она не кинулась мне на шею с благодарностями о приглашении в группу, да блин она даже не согласилась ещё. И иногда я задумываюсь, получу ли вообще положительный ответ. Эта девушка в первую очередь думает не о себе, а других, в частности о своей семье. Я очень хочу ей помочь. Но меня пугают мои чувства. Это не просто желание, при виде её, это нехватка воздуха, удар под дых.
          Я записывал все строки, которые приходили мне в голову. Это было похоже на творческий взрыв. За последние 10 дней я написал текстов на два альбом. Во всех текстах были строчки, написанные специально для нее. Сегодня она должна дать ответ. Внутри меня всё сжалось от предвкушения. Я уже чувствовал, как буду находиться рядом, и вводить её в курс дела.
          - Как успехи? - Зак хлопнул меня по плечу.
          - Я думаю, что определился с синглом альбома и примерно выбрал какие песни в него войдут. - потом помедлив добавил. - Если, конечно, Куприянова согласиться петь с нами. - Зак заулыбался.
          - А она тебя сильно зацепила. - я вздохнул и закатил глаза.
          - Иди к черту! - бас-гитарист сложился пополам и хохотал.
          - Что и требовалось доказать. Прекрати вести себя с ней, как придурок. Ты её пугаешь.
          - Я сам себя пугаю. - Зак усмехнулся и наклонился над столом.
          - Мэт, влюбился. - и рассмеялся, гад. Я кинул в него банкой колы. Он ловко поймал её и погрозил мне пальцем. - Ладно, брат. Она мне нравится, поэтому не обижай её. Может, всё-таки пора начать кому-то доверять.
          - Я доверяю тебе, Олсу, Святу, Миксу.
          - Ты прекрасно меня понял. - он указал пальцем на мой телефон. - Позвони, как Саша появится. Я хочу её увидеть. - в этот момент он разразился одной из наших песен.
          - Кстати, Саша звонит.
          - Я тогда подожду.
          Я нажал 'ответит' и замер. Всё, что мне было слышно это женские всхлипы. На некоторое время я даже растерялся.
          - Саша? Ты меня слышишь? Что случилось?
          - Мэт?
          - Я. Сашуль, что случилось? Где ты?
          - Я на остановке, возле Румянцевского парка.
          - Скажи мне, милая, почему ты плачешь?
          - Мама...- всхлип. - Мама...Её сбила машина. - всхлип. - Она умерла. - на той стороне я услышал, как Саша взахлеб плачет. Зак побледнел, смотря на меня. Видимо выглядел я не лучшим образом. Сердце моё сжалось, мне стало трудно дышать. За что ей всё? Почему судьба с ней так?
          - Боже. Саша, слушай меня внимательно. Слушаешь?
          - Угу.
          - Я сейчас приеду. Через 20 минут я буду у тебя. Посиди на остановке и постарайся немного успокоиться. Я приеду, и мы решим, что делать. Ладно?
          - Хорошо. Мэт?
          - Что?
          - Спасибо тебе. Я не знаю, почему решила позвонить именно тебе. Прости.
          - Ты всё правильно сделала. Я скоро буду. - я нажал на отбой и оглянулся на Зака. - Маму Саши насмерть сбила машина. - парень округлил глаза.
          - Хочешь, я поеду с тобой?
          - Я думаю, сейчас не стоит. - Зак закивал.
          - Да, наверное, ты прав. Напиши мне, как что-нибудь выяснится.
          - Хорошо.

          ***
          Через 15 минут я мчался в своей машине по улицам Питер, нарушая все правила дорожного движения. Но, если честно, на тот момент мне было плевать. Я должен был быть рядом с ней. Она нуждается во мне.
          Подъехав к парку, я сразу увидел её. Она сидела на лавочке, уткнувшись своим милым личиком в коленки. Мне стало нечем дышать. Я кинулся к ней.
          - Саша! Я тут! Я приехал! - она подняла голову, её глаза были опухшими и красными, реснички склеились. Я подошел и прижал Сашу к себе, она обвила руками мою талию и снова начала плакать. - Малышка, не плачь. Сейчас нам много чего предстоит сделать. Я буду с тобой. - я гладил её по макушке и не верил, что судьба выдала этой маленькой, хрупкой девчонке столько испытаний.
          - Спасибо, что ты тут. Я не могла позвонить Никите у него важный матч. Мне нужно было звонить Лере, но я почему-то набрала твой номер.
          - Ты всё правильно сделала.
          - Ты представляешь, она только вчера сказала, что готова лечиться и бросить пить. - мама Саши пила? Боже, бедная моя. Моя? Когда она стала моей? Я продолжил поглаживать голову Саши.
          - Тише. Тише. Сейчас у тебя должна быть ясная голова. Скажи, где документы, которые нужны?
          - Они в квартире. В маминой комнате.
          - Поехали. - я начал вставать, пытаясь потащить девушку за собой.
          - У меня ни копейки нет на похороны. Нужно идти к Таганову и просить деньги. - она произносила слова монотонно, такое ощущение, что была в трансе.
          - Ни у кого ничего просить не надо. Мы что-нибудь придумаем. - я усадил Сашу на заднем сидении, а сам сел за руль и завел машину.

          Дома Саша носилась по квартире и пыталась найти документы мамы. Её руки дрожали, поэтому у нее постоянно что-то падало. Я старался дать ей некоторое время освоиться, и не хотел тревожить, пока она всё не приготовит. В квартире появился высокий парень, судя по схожести с Сашей, которую видно невооруженным взглядом, это был её брат.
          - Что здесь происходит? - лицо парня было объято страхом, когда он смотрел на сестру. Саша кинулась на грудь Никите. - Тише, Лекси, что случилось?
          - Мама...Она погибла. - Саша ещё крепче вжалась в брата и громко заплакала. Глаза парня были широко раскрыты, в них застыли слёзы, которые он мужественно старался не проронить. Я понимал, что был тут лишний. Мне незнакомы все процедуры с похоронами. Я просто не знал, что делать. Оставался только один вариант. Я взял телефон и вышел на кухню.
          - Алло?
          - Привет, мам. Мне нужна твоя помощь.

          Через два дня состоялись похороны. Я всё это время не отходил от Саши ни на шаг. Не думаю, что она вообще это заметила, но мне было важно поддержать её. Вот сейчас я стоял в сторонке, наблюдая за тем, как Саша прощается с матерью. Ко мне подошла Лера. Она лучшая подруга Саши.
          - Я всегда мечтала познакомиться с участниками группы, которая мне нравится. Но не думала, что это произойдет при таких обстоятельствах. - с Лерой я успел пересечься, когда она помогала собрать всё для похорон, организацию которых я повесил на свою маму.
          - Да уж.
          - А остальные будут?
          - Да, с минуты на минуту подъедут. Им очень нравится Саша.
          - Саша не может не нравится. Она очень хорошая.
          - Ты права. - я носком ботинка расталкивал камушки под ногами.
          - Я хотела поблагодарить тебя. - я поднял на Леру глаза. - Ей нужно было сильное плечо. Никита всё-таки еще ребенок. - она пожала плечами.
          - Тебе не за что меня благодарить.
          - Всё равно спасибо.
          Последние два дня Саша не переставала плакать. Для меня это было, как удар ниже пояса. Я всё пропускал через себя, каждую её слезинку. Эта девушка глубоко засела мне в душу. Мне не хотелось никогда больше видеть её слез. Она не замечала никого вокруг, была настолько погружена в свои мысли, что даже не слышала, когда к ней обращались. Когда я брал её за руки, они были настолько холодные, что по моей коже бежали мурашки. Саша была сломлена. Это выражали её глаза, которые были тусклые и безжизненные. Мне хотелось сказать ей, что всё будет хорошо, но каждый раз осекался, понимая, что это будет не к месту.
          Парни приехали в скором времени и направились напрямик к Саше. Она выслушала каждого и даже обняла Зака. Олс первым подошел ко мне.
          - Хреново выглядишь, чувак. - он похлопал меня по спине.
          - Да уж.
          - Ты когда спал последний раз?
          - Давно.
          - Ты молодец. Она нуждалась в тебе. - я поджал губы и кивнул.

          Вечером я привез Сашу и Никиту к их дому. Мне хотелось предложить им переночевать у нас, но понимал, что жить в доме с рок-группой совсем не подходящее место для скорби. Я держал руки на руле и даже боялся посмотреть в глаза Саши. Каждая её клеточка напряглась от вида своего дома.
          - Отвез нас к Лере, пожалуйста. - Никита положил мне руку на плечо. - Ты знаешь её адрес?
          - Да, знаю. Поехали.
          Мне не хотелось оставлять их одних. Я был рад, что Никита решил переночевать у Леры. Там их будет окружать тепло и уют. Семейная обстановка благотворно повлияет на состояние Куприяновых.
          - Спасибо, Мэт. - Никита обнял Сашу за плечи.
          - Не за что меня благодарить. Отдыхайте. - я пожал свободную руку Никиты, затем взглянул на Сашу. Она не поднимала глаз от земли, которая после дождя была слегка размыта. Мне так хотелось прижать эту девочку к себе, но опять же - не подходящее время. Благодаря всему случившемуся, я немного выбился из колеи. Куприяновы направились в сторону дома, когда моя нога уже оказалась на пороге машины, Саша обернулась и посмотрела мне в глаза. Я затаил дыхание. Эта девушка производила на меня неописуемый эффект. Одними губа Саша сказала: 'Спасибо', а я лишь кивнул в ответ. Я не знал, сколько мы не увидимся с ней, да и увидимся ли вообще, от этого на душе стало пусто и тоскливо.
     Глава 13.
          Когда на лице твоем холод и скука,

          Когда ты живешь в раздраженье и споре,

          Ты даже не знаешь, какая ты мука,

          И даже не знаешь, какое ты горе.

          Когда ж ты добрее, чем синь в поднебесье,

          А в сердце и свет, и любовь, и участье,

          Ты даже не знаешь, какая ты песня,

          И даже не знаешь, какое ты счастье!

          Прошла неделя с похорон матери и момента, когда я последний раз видела Мэта. Её смерть сломала меня окончательно. Я сложила руки. Мне ничего не хотелось. Я смотрела дурацкие сериалы, ела плохую пищу и набрала за неделю 3 кг. Но мне, как ни странно, было всё равно. Мы с братом остались совсем одни. Пусть мама последние 5 лет просто была рядом и просила денег на выпивку, но она была нам родным человеком, который заставлял думать, что в этом мире мы не одни. Но теперь всё изменилось. Никому не пожелаю так рано лишиться родителей. Я всегда знала, что жизнь не вечная, особенно после смерти папы, но никогда не думала, что так быстро потеряю и маму. Никита в принципе мало чем отличался от меня. Он также сидел дома и слушал музыку в наушниках. В эту неделю мы даже не общались. Видимо, каждому нужно было осмыслить происходящее. На работе я взяла отпуск, которого у меня не было уже два года. Семен всё понял и с радостью выписал мне целый месяц. Но возвращаться на работу в бар я не хотела. Теперь шум и оживленная масса меня пугали или, даже, вызывали отвращение. В кого я превращаюсь?
          Весь процесс похорон и подготовки к ним Мэт был со мной. С ним мне, правда, было намного легче. Не знаю, чтобы делала, если бы он не оказался рядом. Я даже не знаю, кто занимался организацией похорон, откуда взялись деньги, даже не позвонила и не поблагодарила его. Если честно, неделю моё тело просто передвигалось, а то и этого не было, по квартире. Но сейчас я четко ощущала нехватку Мэта. Наверное, за те несколько дней, мне понравилось быть слабой, что можно кому-то довериться и что кто-то может помочь. Я несколько раз бралась за телефон и даже набирала его номер, но трусила и отключалась раньше, чем пойдут гудки.
          Сегодняшний день начался, как и предыдущие семь. Я встала, выпила кофе с печеньем и плюхнулась в кресло. Спасибо Лерке, она сделала нам месячный запас всякой еды. Но только я включила какой-то индийский фильм, в дверь позвонили. Мне захотелось, чтобы это был Мэт, точнее это было моей тайной фантазией, в исполнение которой не приходилось верить. Так и есть, на пороге стояла моя Лера. Она внимательно осмотрела меня, нахмурилась и только потом вступила на порог нашей квартиры.
          - Ну, мать, ты и поправилась.
          - Мне плевать. - Лера тяжело вздохнула.
          - Как ты?
          - А как я могу быть? - я пожала плечами. Моё состояние было равносильно подвешиванию за самые чувствительные места.
          - Ты не звонила ему? - было понятно про кого говорила Лера, но мне не хотелось выдавать себя, в том, что я, не смотря на скорбь по маме, не могла выкинуть его из своей головы.
          - Ты о ком?
          - Я о Мэте.
          - Нет.
          - Он много помог.
          - Я знаю.
          - Он оплатил похороны и поручил организацию своей маме. - моё сердце пропустило удар, и я затаила дыхание. - Я, к сожалению, с ней не пересекалась, но она просто чуда женщина. Ты должна это понимать.
          - Я не помню этого.
          - Это потому что тебе было не до этого, да и он не хвалился этим. Он мировой чувак.
          - Да это точно.
          - Напиши ему хотя бы.
          - Ладно.
          - Я принесла вам еды. Где Никита? Давай я что-нибудь приготовлю. Вы когда последний раз горячее ели?
          - Никита в комнате. Если честно, мы всю неделю не разговаривали и питались по отдельности.
          - Саша. Ты что? Ему же нужна твоя поддержка! - Лера вскинула руками и зло уставилась на меня.
          - Он сам отгородился от меня. Я решила пока не давить. - я пожала плечами.
          - Ты уже готовишь документы?
          - Какие документы?
          - По опеки. - я нахмурилась, а подруга округлила глаза. - Саша, очнись! Ещё пару дней и его у тебя заберут в детский дом! О чем ты думаешь, плаксивая задница? - тут я наконец-то пришла в себя. Никите всего 15, а значит, я могу потерять его. Мои глаза забегали. Я пыталась сосредоточиться и понять, что мне делать.
          - Подожди. Успокойся. Я принесла тебе список документов, которые нужны для установления опекунства. - она протянула мне листок. Я дрожащими пальцами взяла его и стала изучать.
          - Что? Копия финансового лицевого счета? Боже, что за бред? - я потерла виски и закусила губу. - Свидетельство о браке? Ты думаешь, мне дадут опеку, если я не замужем? - Лера пожала плечами.
          - Я не знаю, Саш. - я опустила голову на стол.
          - Почему всё так сложно? Я ведь его сестра. Я работаю, у нас есть квартира.
          - Саш, ты должна собрать все документы и пойти в органы опеки. Пока ты этого не сделаешь - обсуждать нечего. - и тут Лера была, как никогда права.

          ***
          В течение следующих трех дней я собирала документы. Мне удавалось уходить в семь утра и приходить часов в восемь вечера. Я просто валилась с ног. Пока бегала за документами, мне приходилось питаться тем, что производит 'Макдональдс', а это, конечно же, прибавило ещё пару см к моим бедрам и талии.
          В четверг я стояла у дверей кабинета, в котором должны были вынести наш приговор. Мои руки дрожали. Я даже слышала, как стучат мои зубы. Сейчас мне очень хотелось, чтобы рядом был Мэт и поддержал меня, просто взял за руку.
          - Куприянова вы? - женщина лет 45, одетая в дорогой деловой костюм, с очками на переносице уставилась на меня, стоя в дверном проеме.
          - Да, я. - я судорожно перебирала лямку сумки в раках.
          - Пройдемте.
          Кабинет был скромно обставлен офисной мебелью. Женщина прошла и села за свой рабочий стол, жестом указала мне на стул для посетителей. Меня так била дрожь, что я, наверное, была похожа на нездорового человека.
          - Итак, вы подавали документы на опеку своего брата Куприянова Никиты Александровича, так?
          - Да, верно.
          - Вам отказано. - моё сердце ухнуло и провалилось куда-то в желудок.
          - Как?
          - Вы молоды, у вас учеба и работа барменом. Я понимаю, что вы сестра. Но это не подходящие условия для подростка. За ним сейчас должен быть глаз да глаз. А у вас что? В первую половину дня - занятия в университете, во второй - работа в баре, а также у вас ночные смены. Мне очень жаль. - я почувствовала как слезы стали бежать по моему лицу.
          - Это значит, что его заберут в детский дом?
          - Ну почему же? Вы можете найти сами опекунов, которые будут подходить на эту роль. А сейчас, извините, мне нужно работать.
          - Да, конечно. - я встала, вытирая тыльной стороной ладони слезы, и направилась на выход из этого здания.
          Я вышла из здания и упала на ступеньки, закрыв лицо руками, дала волю слезам. Мне не разрешили взять опеку над единственным человеком, который у меня остался. Нет слов описать, какую пустоту я ощущала внутри. Мне нужно было срочно с кем-то поговорить. Я вытащила телефон и стала набирать сообщение человеку, который сейчас мне был просто необходим.

          Я: Привет! Я хотела тебя поблагодарить за всё, что ты для нас сделал. Спасибо тебе большое.

          Мэт: Не за что. Я сделал всё, что мог.

          Я: Мы могли бы сегодня встретиться? Мне нужно поговорить с тобой...

          Мэт: Конечно. Когда и где?

          Я: В том кафе. Через час.

          Мэт: Договорились.
          И за последние полторы недели я первый раз улыбнулась.

          Через 50 минут я сидела в кафе, вытирая слезы платком. Осознание, что мне придется отдать брата в чужие руки, сильно давило на меня. Мэт появился, как всегда, идя вальяжной походкой. Я знала, что он не удивится, увидев меня в слезах, в связи с последними событиями.
          - Привет.
          - Привет, Мэт.
          - Что будете заказывать? - официантка смотрела на Мэта, не отрывая глаз, и быстро хлопала ресницами.
          - Нам, пожалуйста, два кофе и греческий салат. - я подняла глаза на Мэта. - И не смотри так на меня. Я уверен, что ты давно ничего нормального не ела. - официантка нахмурилась, услышав в его словах заботу, и удосужилась перевести взгляд на меня. - Всё.
          - Хорошо. Будет сделано. - девушка обворожительно улыбнулась, но солист и глазом не моргнул.
          - Как ты? - Мэт сложил руки в замок и уставился на меня.
          - Всё становится ещё хуже. Мне нужно было оформлять опеку над братом.
          - Да...Ему ведь нет 18.
          - Ему всего 15.
          - И как?
          - Мне отказали. - слезы снова полились по моему лицу. - Я не знаю, как переживу это всё.
           - Никаких вариантов? - фронтмен сопереживал мне. Я чувствовала это по его голосу, который не был больше холодным, как раньше, по его взгляду и по тому, как он нервно теребил салфетку.
          - Для меня никаких. Есть только один вариант, чтобы он не оказался в детском доме.
          - Какой?
          - Найти опекунов самой. - я потерла лицо руками и закусила губу.
          - Ты уже думала об этом? - парень погладил мою руку, отчего меня дернуло током.
          - Мне кажется, только один вариант у меня остается...Петровы.
          - Петровы! - мы сказали это одновременно. - Поговори с Лерой. Я уверен, её родители будут только рады, если ты доверишь им это. Просто мне было заметно, как они поддерживали вас...вы им не безразличны. И для тебя это идеальный вариант. Ты сможешь много времени проводить с братом.
          - Ты прав. Спасибо тебе. За всё.
          - Не за что. - парень встал и потянул меня в свои объятия. В его руках было тепло и уютно. Мне хотелось замурлыкать. Но голос над моих ухом нарушил нашу маленькую идилию.
          - Ваш заказ.
          Мы перекусили и ещё немного пообщались. Ну как, я поела, а Мэт выпил свой кофе. Как-то сами собой между нами установились границы дружбы. Может потому что время было не подходящее, а может - это то, что нам нужно друг от друга.

          Я ехала на метро к дому Петровым и жутко нервничала. Да, Никита практически жил у них последнее время, они возили его в Чехию на праздники, но тут совсем другое дело. Это ещё один ребенок в семью. Но других вариантов у меня не было. Я достала телефон и начала набирать смс Лере.

          Я: Привет! Мы можем подъехать? Мне нужно с вами поговорить.

          Лера: Конечно. Ждём.

          Я выдохнула - одно дело было позади. Теперь осталось оповестить Никиту, чтобы он подъехал к Петровым. Вот и всё. Happy end'ом не пахнет.
     Глава 14.
          Было на удивление не сложно. Петровы с радостью восприняли предложение об опеке, сказав, что сами хотели мне предложить. Никите я постаралась объяснить, что сделала всё от меня возможное, чтобы он остался со мной. Брат всё понял. И я ещё раз убедилась, что мой мальчик очень взрослый и понимающий. Петровы уладили всё за два дня, к тому моменту имея все документы по опеке на руках. Я понимала, что остаюсь со всем одна, хотя, конечно, родители Леры даже предложили жить вместе с ними. Но сейчас мне хотелось просто лечь в кровать и отдаться своим переживанием. Я хотела побыть немного слабой.
          Два дня моё тело просто не поднималось с дивана. Я смотрела фильмы, ела кексы, печенье, шоколад. Леру и Никиту предупредила заранее, чтобы не искали и не звонили мне в течение недели. Мне просто необходимо было дистанцироваться. Но утром третьего дня моё уединение было нарушено. В дверь раздался звонок. Я застонала и накрыла голову подушкой. Не помогло. Последовал стук. Не желая вставлять новую дверь, я подняла и даже не подумала одеться или привести себя в порядок, было понятно, что Лера или Никита пришли проведать меня. Открыв дверь, мне показалось, что я сплю. Передо мной стоял фронтмен собственной персоны в обычных джинсах и белой майке, которая подчеркивала каждый мускул на его шикарном теле. В руках у него были какие-то пакеты. Мэт опустил взгляд на мои босые ступни и прошелся вверх по оголенным ногам, задерживая взгляд на краю майке, в которой я сплю, и на груди. Я осознала, что на мне нет лифчика, и скрестила руки на груди. Просторная, но короткая майка не давала простор воображению. Я откашлялась, и солист наконец-то перевел взгляд к моим глазам. Он обворожительно ухмыльнулся. Мне стало тесно в дружеских границах.
          - Привет. - он улыбнулся, а я судорожно начала глотать воздух. Мэт всего был холоден со мной, а тут такая улыбка, способная влюбить в себя буквально за секунду. Он был великолепен. И я знала, что это не только фантик, конфетка внутри тоже была сладка. Но мы друзья. Эти границы, как я уже говорила, установились сами собой. Просто так должно быть и точка.
          - Привет.
          - Впустишь? - он поднял пакеты на уровень головы.
          - Конечно, проходи. - я впустила Мэта и пошла в спальню взять одежду, чтобы переодеться.
          - Я пойду на кухню, чтобы не мешать тебе одеваться и умываться. - я удивилась, когда услышала, как загремели чашки. Правильно, пусть делает кофе.
          Я быстро приняла душ, почувствовав себя намного легче. Не стоит говорить, что в последние два дня мне было не до чего. Я одела простую майку и джинсы, расчесала волосы, оставив их распущенными. Из кухни доносился запах жареного мяса. Мой желудок свело. Я не ела нормальной еды уже очень давно, а если и ела, то это было крайне редко и только в доме Петровых. На кухне в моем фартуке, что-то напевая себе под нос, стоял Мэт, помешивая овощи в сковороде. Сердце сжалось от увиденного. Всё это было слишком - оно напоминало счастливое семейное утро. Я быстро отогнала мысли и уселась за стол. Мэт обернулся и улыбнулся мне.
          - Ты быстро. - он вернулся к своему делу - помешиванию овощей. - Скоро всё будет готово.
          - Ты умеешь готовить? - я услышала, как он усмехнулся и покачал головой.
          - Умею. Это удивительно?
          - Немного. Ты просто на все руки мастер.
          - В точку. - Мэт повернулся и вскинул вверх лопатку, которой мешал овощи. - Всё, что умею, я делаю руками и мозгами. Хотя...- он соблазнительно улыбнулся, а я округлила глаза, чувствуя, как моя шея заливается румянцем. - Расслабься. Мы ведь друзья. - он отвернулся, чему я была несказанно рада. Что-то мне подсказывало, что выражение моего лица не было облегчённым от услышанного.
          - Ты сам всё приготовил?
          - Нет. Моя мама передала тебе еды. Она была уверена, что ты ничем нормальным не питаешься. И судя по оберткам от печенья и шоколадок, валяющихся по всей квартиры, мама была права.
          - Очень мило с её стороны. Она у тебя замечательная.
          - О, ты даже не представляешь насколько. - в моей душе потеплело от того, как он говорил о маме. В его голосе было столько тепла и доброты, что я невольно улыбнулась.
          - Поблагодари её от меня за всё, что она для меня сделала.
          - Обязательно.

          Мы ели молча и спокойно, только иногда я подглядывала за тем, как потребляет еду Мэт. Он делал это изящно, как и всё, что брался исполнять. Мне хотелось просто наблюдать за ним. Рядом с ним я на некоторое время просто забывала о своем горе и своих проблемах.
          - Я прихватил фильм, пошли смотреть. - Мэт потянул меня за руку в сторону комнаты. Я пыталась понять, куда делся холодный и металлический голос солиста. - Обещаю, тебе понравится. Это мой любимый.
          - Знаешь, за последние два дня я пересмотрела столько фильмов. Вдруг этот тоже уже видела?
          - Даю гарантию. Ты. - он присел на диван и указал пальцем на меня. - Не видела. - я села рядом с ним и посмотрела в его небесные глаза.
          - Как называется?
          - Поцелуй меня на ночь. - Мэт сделал губки трубочкой, наклоняясь для поцелуя. Я отпрыгнула от него на край дивана.
          - Что? - солист расхохотался.
          - Я просто шучу. Так называется фильм. - он грациозно встал и пошёл к моему старенькому DVD проигрывателю. - Эта древность ещё работает? - я закатила глаза. Богатый, избалованный мальчик. - Ладно, ладно.
          Он присел на диван в неприличной близости рядом со мной. Я старалась контролировать эмоции, которые возникают в моем теле. На протяжении всего фильма Мэт случайно задевал меня то ногой, то рукой, отчего я не могла расслабиться и была, как на иголках. Он будоражил всё моё сознание. Мне ещё предстоит научиться дружить. Но с ним было так тепло и уютно, что захотелось прижаться поближе. Я должна была перебороть это напряжение между нами. Ни к чему хорошему оно не приведет. А терять нового друга мне никак не хотелось. Такую гармонию я давно ни с кем не ощущала.
          За своими мыслями я не заметила, как уснула.
          - Сашка. - голос был сладкий и мелодичный. Я только крепче прижалась к его обладателю. - Сашуль, уже поздно. Мне пора. - я резко открыла глаза и подскочила, увидев на ком бесцеремонно заснула.
          - Извини. Я немного измотана.
          - Ничего. Я с удовольствием посмотрел этот фильм ещё раз. - Мэт улыбнулся своей обворожительной улыбкой.
          - Может кофе?
          - Нет, спасибо. Я пойду. Есть ещё кое-какие дела, которые мне нужно сделать. - я улыбнулась фронтмену, который уже встал и направился в коридор. Так не хотелось его отпускать, ведь мне прекрасно было известно, что как только он уйдет, всё вернется на свои места.
          - Спасибо за еду. Это было очень вкусно.
          - Мама любит готовить.
          - У нее это замечательно выходит.
          - Что верно, то верно. Ну, я пойду. Спасибо за прекрасный вечер.
          - Конечно. - хотелось, как можно дольше не отпускать его, но ничего в голову не приходило, поэтому я просто смотрела в его голубые глаза.
          - Отдыхай. Пока. - входная дверь открылась, впуская прохладный питерский ветер. Я судорожно начала пытаться сказать хоть что-то, чтобы он хоть раз ещё обернулся.
          - Мэт?
          - Да?
          - Спасибо ещё раз. За всё. - он лишь улыбнулся и скрылся в лифте.
          Я закрыла дверь и опустилась на пол. Вокруг меня не было никакого спокойствия. Мне нужно просто уединиться и отдаться слезам. Просто подумать о том, что произошло и как так получилось, что мы с Никитой остались совсем одни. Хотя, конечно, я не очень переживаю за брата. Он оказался в любящей семье. Я уверенна, они сделают для него всё возможное. Он будет счастлив - это всё же успокаивало меня. Я прошлась по квартире, где каждая вещь напоминала о маме. Вот её кровать, вот она встает и берет любимую чашку, заваривает кофе, садится на определенное место, делает себе бутерброд с сыром. Из квартиры ещё даже не выветрился запах её духов. Каждое воспоминание ещё свежо и живо не только в памяти, но и в каждом уголке любой комнаты.
          Я удивлялась, как могла забывать всё это, находясь рядом с Мэтом. Он очень интересный и образованный человек. Столько сколько я всего узнала за один день, мне не рассказали и за два года в ВУЗе. Этот парень жил музыкой. Она трогала его сердце. То, как он выступает на сцене, не говоря уже о музыке и стихах, которые пишет, нельзя просто передать словами. Это нужно видеть и чувствовать. Солист просто гипнотизирует своим голосом, энергетикой и умением держаться.
          Я забралась под горячие струи душа. Сейчас мне нужно смыть всё напряжение и усталость. Теплая вода размаривала меня, глаза стали закрываться. Я вылезла из душа и пошла в спальню. Теперь нужно выспаться и решить, что делать дальше. Как жить вообще. Я сильная и должна справиться. У меня есть брат, которому в любом случае нужна его старшая сестра. Мне нужно быть сильной для него, быть ему опорой и поддержкой, потому что я знаю, как ему тяжело, хоть он и не показывает этого. В моей голове было еще много мыслей, пока сон окончательно не поглотил меня.
      Глава 15.
          Утром я проснулась, когда солнце только начало подниматься из-за горизонта. Мне был необходим кофе, чтобы начать новый день. Душевые раны не залечить одним днём, но потихоньку становилось легче. Горячий напиток грел горло и разливался по всему телу. Я сразу почувствовала себя легче. Нужно было начинать думать, как жить дальше. На носу была сессия. Но настроения возвращаться к учебе у меня не было никакого. Идея пришла мне в голову сама собой. Я направилась собираться в институт.
          Через пару часов перед моим носом находился деканат юридического факультета. Я замешкалась лишь на секунду, затем постучалась в дверь. В кабинете сидела секретарь нашего декана Иванова Петра Васильевича - Жанна Павловна. Мы с ней были хорошо знакомы, потому что все считали, что должны посочувствовать моей ситуации. Что же делать сейчас?
          Жанна Павловна, увидев меня, расплылась в улыбке. Отлично. Значит, новости до нашего деканата ещё не дошли.
          - Сашенька, милая, здравствуй. Проходи скорее. Чай будешь?
          - Нет, спасибо. Я к вам по делу. - женщина присела и выжидающе стала смотреть на меня. - Мне нужен академический отпуск. - Жанна Павловна нахмурилась.
          - Совсем не справляешься? Может, я могу чем-нибудь тебе помочь?
          - Нет. Мне уже ничем не поможешь.
          - Понимаешь, для академического отпуска нужны веские основания.
          - Разве у сироты нет оснований получить его? - женщина ахнула и закрыла рот ладонью, я опустила глаза в пол. Конечно, нужно было подготовиться. Рано или поздно все всё равно бы узнали.
          - Деточка, ты хочешь сказать...
          - Да, полторы недели назад погибла моя мама. Сейчас у меня нет никакого желания продолжать учебу. - Жанна Павловна смахнула слезу пальцами.
          - Я понимаю тебя. Мне нужно будет твоё заявление и свидетельство о...смерти. - это слово с трудом далось женщине. Она выглядела потрясенной.
          - Да, всё, что нужно у меня с собой.
          - Хорошо. - она протянула мне заявление. - Вот возьми, а за тем столом есть образец.
          - Спасибо. - я встала и направилась к соседнему столу. Жанна Павловна не отрывала от меня своих глаз, которые были наполнены слезами. Я не хотела, чтоб меня жалели. От этого ещё сложнее справиться со своими эмоциями. Пока я заполняла заявление, женщина нервно теребила платок. Она хотела что-то спросить, но не решалась.
          - Вы хотите что-то узнать? Спрашивайте. - она подняла на меня изумленный взгляд.
          - Да...я...Я хотела спросить, а как же с Никитой? - её речь стала нескладной. Я вздохнула.
          - У меня не получилось оформить на него опеку.
          - Как же теперь быть?
          - Теперь опеку над ним взяли Петровы.
          - Лерочкины родители? - подруга была любимицей всех, ведь она - ответственная староста, добрая девочка и красавица.
          - Да.
          - Это очень хорошо.
          - Вы правы.
          - Что собираешься делать в ближайший год? -я старалась отвечать кратко и лаконично, желая показать, что не заинтересована в этом разговоре. Но Жанну Петровну было уже не остановить. Я взглянула исподлобья на нее.
          - Не знаю пока.
          - Деточка, если тебе чего-нибудь будет нужно, всегда обращайся ко мне. Я тебе помогу. - я передала заявление ей и кивнула.
          Через час я вышла из здания ВУЗа с подписанным академическим отпуском. Всё получилось так быстро, на что мне и не приходилось рассчитывать. Декан, конечно, долго отговаривал меня, предлагал перенести сессию на осень, говорил, что преподаватели войдут в моё положение. Но сейчас я никак не хотела думать об учебе. Мне просто необходимо абстрагироваться от общественных мест. Люди давят на меня всем: своими жалостными взглядами, словами. Большая часть из них никогда не была на моем месте, и не знают ничего о такой жизни. Поэтому их советы мне до лампочки. Телефон в моем кармане завибрировал, и я достала его и стала читать смс.

          Мэт: Привет, лучик!) Не хочешь пересечься?
          Я почувствовала тепло, разливающееся по всему телу.

          Я: Хочу. Я около университета.

          Мэт: Через 15 минут буду.

          ***
          Мы ехали в его Audi куда-то на выезд из города. Двигатель машины нежно мурлыкал, окутывая приятным волнением от высокой скорости.
          - Куда мы едем? - Мэт усмехнулся.
          - Увидишь. Это моё любимое место.
          - Может, хоть намекнешь?
          - Нет, Саша. Терпи.
          - Почему ты решил меня куда-то свозить? - он перевел взгляд с дороги на меня и посмотрел прямо в глаза, между его бровей пролегла складочка. Я закусила губу.
          - Потому, что ты совсем плохо выглядишь. Тебе нужно немного развеяться.
          - Мне плохо.
          - Я понимаю. Точнее...- он осекся. - Я не знаю, что такое потерять родителей, но понимаю, что тебе плохо. Поэтому, я здесь и с тобой. Потому, что тебе самой нужна поддержка и опора. - я продолжала удивляться этому человеку. Он не говорил, что понимает, какого мне. Мэт просто хотел мне помочь и поддержать. ЗА это я была ему очень благодарна.
          - Спасибо. - я коснулась его руки на ручке переключения передач. Мэт посмотрел на меня, в его глазах можно было прочитать удивление. Я быстро отдернула руку. Кожу саднило, после касания его пальцев. Напряжение вновь нарастало между нами. Минут через 15, Мэт нарушил нашу тишину, образовавшуюся после моего опрометчивого поступка.
          - Мы почти на месте. - голос его звучал ровно, но на меня он не посмотрел. Не знаю, что происходило между нами, но если мы хотим общаться, нам нужно избавиться от напряжения.
          Через 10 минут Мэт, наконец, остановил мотор. Я выглянула в окно и обомлела. Вокруг была такая красота, которую сложно описать. Я вышла из машины, и мои туфли погрязли в песке. Меня окружал берег озера. Вода была темно-коричневого цвета. Оно было прекрасно. Другой берег был так близко в некоторых местах, что можно было просто переплыть даже начинающим. Вокруг были деревья, ели, много травы - полная гармония с природой. Это так великолепно, что дух захватывало.
          - Это Медное озеро. Неужели ты здесь не была?
          - Нет. Тут прекрасно.
          - Да, это моё любимое место. Перекусим? - Мэт достал из багажника пакет. Я улыбнулась.
          - Ты предприимчив.
          - Что есть, то есть.
          Мы разложили плед на берегу. Вид отсюда открывался отменный. Моё состояние души на удивление приобрело покой и умиротворённость, которых уже очень давно не было. Солист достал тосты и сок.
          - Я не подумал узнать, какой сок ты любишь.
          - Я люблю яблочный, ты угадал.
          - Просто я тоже его люблю. - он протянул мне банку с соком. - Я знаю сейчас, наверное, не самое подходящее время для расспросов, но может, ты расскажешь о своей семье. - я перестала жевать. - Если тебе трудно или просто не хочется, то я не настаиваю.
          - Я расскажу. Папка у меня был юристом. У него была своя юридическая контора. Мы каждое лето отдыхали на даче. Проводили вместе выходные всей семьей. Обычно папа выключал телефон, но тут ему позвонили и сообщили, что приехали клиенты и предъявили какие-то левые претензии. Он всё бросил и поехал туда. Когда папа уже почти подъезжал к городу, в него въехала грузовая машина, водитель которой просто на просто заснул за рулем. - Мэт тяжело вздохнул. - Выжить было нереально. Машина была похожа на смятую гору железа. Мне было 15, когда это произошло, а Никите вообще 10. Мама вместо того, чтобы стать для нас опорой, начала пить. Сильно. Папа оставил завещание, по которому у каждого из нас была своя доля в его конторе. Но мама не хотела управлять и вместо того, чтобы переписать свою часть на одного из нас, написала дарственную на папиного помощника Таганова. Он до моего 18-летия подкидывал нам денег. Не очень много, но на еду хватало. А в день моего рождения пришел и сказал, что теперь я сама должна заботиться о своей семье. Поступив в университет, я почти сразу устроилась барменом в 'Milk and Sugar'. - Мэт взял меня за руку и смотрел мне в глаза. - Но у Олега Петровича были другие планы. Он предложил платить мне за то, чтобы я стала его любовницей. - я сморщила нос, а парень округлил глаза. - Я естественно отказалась, поэтому рассчитывать мне было не на кого. - Мэт встал и потянул меня к себе в объятия. Я вжалась в его твердую грудь, а он гладил меня по волосам.
          - Ты такая сильная, бедная девочка. А почему ты не стала управлять компанией?
          - Я переписала долю на брата, чтобы, когда он вырос и окончил университет, мог встать во главе компании с контрольным пакетом акций. Пока всеми акциями управляет Таганов. На это тоже мама написала разрешение. - Мэт крепче сжал мои плечи. Я чувствовала, как спадает напряжение между нами. Нет, я также продолжаю восхищаться его телом, голосом, душой, но теперь мы стали ближе. Ощущение, что этот человек надолго войдет в мою жизнь не покидали меня. Он поддерживал и понимал меня, не наигранно, а по-настоящему. Пусть будет другом, зато близким и лучшим.
          - Ты взрослая не по годам. - Мэт поцеловал меня в макушку. - Я горжусь тобой.
          - Спасибо. Теперь твоя очередь. - Солист отпустил меня, отчего я почувствовала одиночество.
          - У меня папа бизнесмен. Он занимается строительством. Мама всегда была дома и занималась нами. У меня есть брат Максим. Как-то так.
          - Он старше?
          - Да, старше. Ему 26.
          - Таких подробностей нет в интернете. Как и твоего имени. Как тебя зовут на самом деле? - Мэт рассмеялся.
          - Ты искала информацию обо мне в интернете? - я почувствовала, как залилась краской.
          - Немного. Скажи своё имя.
          - Нет, пока не скажу. Потом как-нибудь. Поехали домой? - Мэт встал и протянул мне руку, в которую я вложила свои пальцы.
          По дороге домой Мэт много рассказывал о группе и об их приключениях на концертах. Я его слушала и наслаждалась. Поездка на природу немного отвлекла меня от моих проблем и горя. Я почувствовала, что внутри меня ещё пока всё живо.
          Подъехав к моему дому, Мэт повернулся ко мне и посмотрел в глаза.
          - Спасибо за поездку.
          - Это тебе спасибо. - я кусала губы.
          - Не грусти. Постарайся не плакать много.
          - Постараюсь.
          - Умница. - Мэт коснулся моего носа пальцем, а затем наклонился и поцеловал в щеку. - Я позвоню или напишу тебе.
          - Хорошо.
          - Пока.
          - Пока. - я вылетела из машины и быстрым шагом направилась к двери подъезда, доставая по дороге ключи. Когда моё тело полностью оказалось в помещении, я услышала визг шин. Он уехал, но почему-то мне было известно, что Мэт вернется.
     Глава 16.
          Следующий месяц прошел быстро и, наверное, был самым насыщенным в моей нынешней жизни. Мэт делал всё, чтобы я чувствовала себя лучше. Он таскал меня гулять по городу, водил в кафе, даже давал читать некоторые текста, которые писал. Во время наших вылазок нас часто ловили папарацци. Слухи о нашем романе вызывали всё больший интерес в прессе. До всех этих события я и не догадывалась, как на Мэта налегли папарацци, и насколько его это напрягает. Мы много разговаривали, с каждым днем становясь всё ближе друг к другу. Я наконец-то познакомилась лично со всей группой в непринужденной обстановке. Хоть мне и было не до веселья, но парни скрадывали мои вечера полные слез. Я вообще не представляю, чтобы делала бы без Мэта. Он моя опора и моя уверенность в завтрашнем дне. Меня на самом деле пугали такие мысли. Люди, которых я любила и подпускала близко, уходили от меня. А что будет со мной если он оставит меня...Мне было даже страшно подумать, потому что Мэт в один миг стал очень дорогим человеком в моей жизни.
          Никита очень переживал. Он с трудом закончил девятый класс, но даже не остался на выпускной. Лера сдала экзамены в институте досрочно и увезла брата в Бристоль (Англия, население около 416000 человек, прим. автора). Она собиралась усовершенствовать своей английский, заодно и заставить Никиту учить язык. Мы с братом не очень дружили с иностранным, видимо это у нас наследственное. Лера писала мне каждый день, сообщая, что брат немного оттаивает. Это было, безусловно, радостной новостью для меня. Потому что тут я позволяла себе забыться благодаря Мэту.
          Сегодня я, наверное, первый раз за прошедшие полтора месяца проснулась в хорошем настроении. Вчера мы с Мэтом были в кинотеатре под открытым небом, смотря какой-то старый фильм. Если честно, мне было не важно, что показывали на экране, важно кто сидел рядом. Он будто вливал в меня жизнь. Я весь фильм любовалась его профилем, длинными пальцами, которые резво ныряли в ведерко с попкорном. Пару раз Мэт перехватывал мой заинтересованный взгляд и улыбался. Я не могла не ответить тем же. Его улыбка завораживает, а глаза в это время похожи на соре перед штормом - настолько они голубые, но прозрачные. Я не хочу вспоминать те дни, когда в них не видела ничего кроме льда. Теперь всё по-другому, и мне это безумно нравится.
          Утро было немного пасмурным, поэтому хотелось залезть под плед с кружкой какао и включить какой-нибудь фильм. За последнее время я пересмотрела столько, что спокойно могу стать кинокритиком. Мне уже хотелось осуществить свой план, но трель телефона сбила меня с мысли.

          Мэт: Привет, лучик!) Как на счет вкусной итальянской пиццы? Через 3 часа могу за тобой заехать.)

          От его смс или звонков у меня на душе всегда становится тепло. Оно разливается по всему телу, доходя до кончиков пальцев.

          Я: Привет) Конечно) Через 3 часа буду готова)

          Через три часа я смотрела на себя в зеркало. Во мне нет ничего необычного. Блондинка, карие глаза. Хотелось ли мне произвести впечатление на Мэта? Да. Есть ли у меня шансы стать ему больше, чем друг? Нет. Поэтому особо прихорашиваться было не зачем. Мы друзья и так будет всегда. Я одела персиковый летний сарафан, накинула такого же цвета кофту и обула босоножки на платформе. Иногда мне кажется, что уже давно не улыбалась по какой-нибудь другой причине, кроме присутствия Мэта. Мамы нам не хватает и это болью отдается в сердце. Но Мэт пытается заставить меня жить дальше. Я уверена, у него это получается.
          Я выскочила из подъезда, когда Мэт уже стоял около своей машины, держа руки в карманах рваных джинсов. На нем была голубая майка и конверсы. Говорить, что он выглядит замечательно, то же самое, что констатировать очевидный факт. Заметив меня, Мэт улыбнулся и раскрыл руки для объятий, поигрывая бровями. Я легким бегом направилась обнимать его. Он пахнет свежестью с легким привкусом чего-то сладкого. Я вдыхаю его запах у основания шеи, блаженно прикрывая глаза. Он такой теплый и родной. Так, Саша, с каких пор у тебя такие мысли и какого черта ты об этом думаешь?
          - Привет, лучик. Как твоё настроение? - он отодвинул меня, но руки с талии не убрал.
          - Привет. Терпимо. Пока ты не написал, я планировала весь день проваляться в кровати с пледом, какао и отличным фильмом.
          - Ого! Я прервал интересные планы. - я рассмеялась. - Ты давно не смеялась. Это приятно слышать. - он заправил выбившуюся прядь мне за ухо.
          - Я подумала, что пицца в твоей компании это круче, чем лежать на диване.
          - Приятно слышать.
          Пока мы ехали до нашей любимой пиццерии, Мэт рассказывал мне новости из жизни группы, подшучивая о моей возможности сколотить миллионы на таких фактах из жизни 'Падших', если продать это прессе. Наши с ним встречи выглядели так естественно, как пить и дышать. Я ощущала какую-то гармонию на подсознательном уровне. Этого комфорта мне давно не хватало.
          Выйдя из машины возле кафе, Мэт взял меня за руку, и мы направились в наше место. Эту пиццерию обнаружил фронтмен две недели назад и привел меня сюда. Здесь несказанный интерьер. Красивый и в то же время сдержанный и стильный.
          - Здравствуйте! Что будете заказывать? - красивый официант застенчиво улыбнулся мне, а я закусила губу. Он был очень милым и молодым.
          - Мы будем Маргариту. Девушке капучино с маршмеллоу, а мне экспрессо.
          - Будет сделано. - он добродушно улыбнулся Мэт и ушел. Такой хороший молодой человек.
          - Похоже, ты ему понравилась. - Мэт поднял свои глаза на меня. Сейчас в них нельзя было прочесть никакие эмоции.
          - Да, он добродушный и милый. - я снова закусила губу и пожала плечами.
          - Но я то лучше. - я рассмеялась. Мэт может себя похвалить и выглядеть при этом, будто услышал самый лучший комплемент от постороннего человека.
          - Безусловно.
          Официант принес нам заказ и, поинтересовавшись, не желаем ли мы чего-нибудь ещё, ушел. Мы обедали и смеялись. После смерти мамы это всё же самый лучший день. Точнее сказать, сегодня я чувствую себя легче, позволяя эмоциям победить боль. Наверное, со стороны мы выглядели, как влюбленная парочка. Но были друзьями, просто друзьями.
          После того, как мы закончили с нашим заказом, Мэт сказал, что отойдет позвонить. А я в этот момент отвернулась к окну и стала наблюдать за прохожими. Иногда очень интересно смотреть на других людей. Каждый из них несет какую-нибудь свою тайну. Каждый занимается своей работой или увлечением. Вон, тот молодой человек идет, держа в руке футляр скрипки, а девушка бежит с сумкой-планшетом для художников или архитекторов. Все куда-то спешат, а я сижу с близким мне человеком, вкушая жизнь полной грудью.
          - Привет, Саша. - что-то не нравится мне этот до боли знакомый хриплый бас. Я поворачиваюсь к тому месту, где сидел Мэт и передо мной лицо Юры. Тяжко вздохнув, мне ничего не остается, как закатить глаза и поприветствовать его.
          - Привет, Юр.
          - Я соболезную тебе. - я вздернула брови. Все уже в курсе. Ну и пофиг.
          - Спасибо.
          - Может, раз мы здесь вместе, поговорим?
          - О чем? - я опустила голову на сложенные руки.
           - О нас.
          - О каких нас, Юр? Ты чего от меня хочешь-то? Я ведь тебе уже всё сказала.
          - Ну, я бы хотел получить второй шанс и пригласить тебя на свидание куда-нибудь в кино. - да, здравствует, сплошная банальность.
          - Нет.
          - Саш.
          - Нет.
          - Ты такая упертая.
          - Уйди. - я простонала это, но тут увидела возвращающегося Мэта, который хмурился, показывая свою очаровательную морщинку. Так, не о том я думаю. Идея пришла в мою голову сама собой. Когда Мэт подошел к нашему столику, я встала и обвила его за шею, наклонив голову к уху, прошептала:
          - Подыграй мне. - почувствовав, как голова парня закивала, показывая своё согласие только мне, я довольно улыбнулась. Руки Мэта обвили мою талию и в собственническом жесте резко прижали меня к своему телу, что я почувствовала каждый его сантиметр даже там, где не должна была этого делать. Почувствовав жар, разливающийся по всему телу, я громко сглотнула.
          - Лучик, познакомишь нас.
          - Да, это...это Мэт, мой парень. - я почувствовала, как Мэт замер - получается, сейчас я признавала, что лидер известной рок-группы встречается со мной. - А это Юра.
          - Я её бывший парень. А вы...- Мэт не дал договорить Юре, перебив его.
          - Тогда что БЫВШИЙ парень делает около МОЕЙ девушки? - Мэт нарочно выделял интонацией некоторые слова.
          - Просто пришел пособолезновать.
          - Пособолезновал?
          - Эм...Да. Я пожалуй пойду. - Юра немного озадаченный и шокированный направился к столику, где сидели его друзья.
          - Спасибо. Я твоя должница. - я громко выдохнула.
          - Достает тебя?
          - Есть немного.
          - Расскажешь? - я вздохнула и кивнула.
          - Всё банально. Мы повстречались несколько месяцев, но я много работала, поэтому виделись редко, в основном только в университете. Вот как-то у меня выдался выходной, я решила навестить своего - я показала в воздухе кавычки. - любимого, а дверь его квартиры мне открыла шикарная брюнетка в бежевом эротическом нижнем белье.
          - Мда уж. Редкостный гад. - я захихикала.
          - Уж точно не редкостный. - Мэт ухмыльнулся.
          - Да, наверное, ты права. А что на счет института?
          - Я взяла академ. Нет сейчас желания сдавать экзамены или ещё что-то. Хочу отдохнуть, пожить и поработать. - Мэт сжал губы в тугую линию.
          - Не думаю, что это была хорошая идея.
          - Мне правда не хочется сейчас учиться.
          - Я понимаю. - Мэт похлопал своей ладонью по моей руке. Этот легкий жест дал мне ещщё больше надежды на то, насколько мы стали близки. Он понимал меня. Вот так легко и просто.
       Глава 17.
          Время, которое мы проводили вместе с Мэтом, всегда было увлекательным. Парень мог заражать своей энергетикой не только на сцене, но и в реальной жизни. После того, как я рассказала ему всё о своей семье, мы больше не касались этой темы. Он прекрасно понимал, что для меня это больная тема. Мэт хорошо узнал меня, и мы старались держаться на одной волне. Мне казалось, что я для него немного аморфная и депрессивная, а именно такой и казалось моё состояние в повседневной жизни, когда рядом не было Мэта.
          Он держал меня за руку и шел немного впереди, иногда оборачиваясь и улыбаясь мне теплой улыбкой, от которой сердце сдавливало.
          - Мне нужно на студию. Если хочешь, поехали со мной.
          - Вы пишете альбом?
          - Эм...Нет. Пока только репетируем. - мне вдруг стало немного грустно. Весь мир музыки был интересен и увлекателен. Но видимо стать его частью мне не суждено.
          - Я поеду.
          - А как же плед, какао и крутое кино? - ехидно подметил Мэт. Я рассмеялась.
          - Вы, парни, мне интереснее.
          Через полчаса мы поднимались по лестнице в зал, где репетировала группа. Комната была большой и с хорошей звукоизоляцией, как мне пояснил Мэт. Вся группа была в полном составе, когда мы зашли. Увидев нас, каждый из них расплылся в улыбке.
          - О, принцесса. Привет, золотко. Ты ещё не решила воспользоваться моими умениями? - Олс всегда остается собой. Просто ужасный бабник.
          - Эй, отвали от нее. - Мэт усмехнулся, а Зак отвесил Олсу подзатыльник.
          - Привет, Санек. - Зак был самым добрым сердцем в группе. Он поцеловал меня в лоб.
          - Привет, Зак.
          - Ну что репетируем?
          - Детка сегодня ты с нами? Будешь сражать меня своим сексуальным голоском? - Олс толкнул моё бедро своим, а я лишь закатила глаза. Просто неисправим. Зак кинул в него пластиковым стаканом, а я рассмеялась. Олс передразнил меня и направился к своей гитаре. Я уселась на кожаный диванчик, предвкушая услышать самый сладкий голос на свете.
          Музыка полилась из колонок, и тут я увидела то, что привлекло мой взгляд. Мэт был с гитарой. Это было восхитительно. Нужно видеть его взгляд, когда он перебирает струны. Что может быть сексуальнее Мэта с микрофоном? Только Мэт с микрофоном и гитарой! Боже, откуда у меня такие мысли? Благодаря своему не большому опыту в отношениях, мягко говоря, я никогда о таком не задумывалась. Но Мэт будоражит мою кровь, а Мэт на сцене, с микрофоном и гитарой заставляет меня трепетать. Когда соло фронтмена закончилось, он подступил к микрофону и запел:

          Вино разлито на полу,
          С тобой мы ссоримся нечасто.
          С тобой теперь не пропаду,
          Со мной на всё согласна.
          Что можно тут ещё сказать? Музыка и слова Мэта заставляют ощущать эйфорию. Даже сейчас, когда у него нет тысячной аудитории, он выкладывается на все сто. Солист так близко поет в микрофон, что я облизываю губы. Он закатывает глаза, ощущая блаженство, что можно прочитать по его выражению лица, а у меня низ живота стягивает узлом, что чувствуется боль. Я стискиваю ноги. Что творится со мной?
          Всю репетицию я была на грани. На грани сорваться и впиться в губы Мэта. Я хочу быть вместо микрофона, которого он так сексуально касается губами, когда поет. Судорожно вздохнув, мне удается собраться с мыслями. Я же приличная девушка. Он мой друг. Почему, черт возьми, я ощущаю безграничное желание?
           После репетиции, ко мне подбежал Мэт. Он был весь потный, а глаза его горели, как никогда. Сразу можно увидеть удовлетворенного человека. Музыка - его страсть. Мэт наклонился и затряс своими мокрыми волосами перед моим лицом, отчего на меня полетели капли. Я засмеялась. Как ребенок, ей-Богу. Из другого конца комнаты послышался голос Зака:
          - Неужели Мэт стал вести себя, как придурок. - его смех разнесся по всему залу, через мгновение к нему присоединились и другие члены группы. Мэт буркнул что-то себе под нос. - Ладно, мы пошли перекусим. Ведите себя хорошо. - Зак погрозил нам пальцем, смеясь, а Мэт закатил глаза.
          - Они неисправимы. - фронтмен простонал эту фразу. - Может, говорим?
           - Конечно. О чем ты хочешь поговорить? - я улыбнулась и взглянула в его глаза. Но моя улыбка спала с лица, когда я заметила, что озорные огоньки сменились серьезным прохладным огнем. - Что-то случилось? - я почувствовала, как дрожал мой голос.
          - В принципе нет. Я хотел поговорить с тобой о контракте. - я нахмурилась. - Я думаю, что пришло время начинать работать. - я округлила глаза.
          - Но я не давала согласие.
          - Но ты не говорила мне нет. Тем более, я думаю, что теперь, после того, как провел с тобой столько времени...
          - Что? Что ты хочешь этим сказать? - не дав ему договорить, я вскочила с дивана и уставилась на него. Он потер ладонями своё лицо. - Ты думал, что купишь меня своим сопереживанием и походами в кафе? Ты думал, что после того, как я стала сиротой, через полтора месяца буду готова плясать и скакать на сцене? Не могу поверить, что ты воспользовался моим горем! Как же я ошибалась в тебе! Ты алчный, безжалостный и скверный! Твоё сердце не способно к сопереживанию. Но ты хороший актер. Я всё думала, как другой человек может так хорошо понимать меня? Но ответ прост - ты притворялся! Ты играешь даже в обычной, реальной жизни. Мне тебя жалко, ты безнадежен. И не исправим, как раз ты. Я не понимаю, как парни могут терпеть тебя, не то, что дружить!
          - Я не...- заметив, что Мэт злится и краснеет от злости, я перебила его.
          - Не нужно больше ничего говорить! - я старалась сдержать слезы, кусая губы по очереди. - Ты мне противен! Я никогда не буду петь в твоей группе! Уясни это раз и навсегда! - я выскочила из зала, не обращая внимания на удивленные взгляды музыкантов, побежала по лестнице вниз, стирая слезы, которые ручьем текли по моим щекам.
          Я не помню, как добралась до квартиры. Мне было так больно, как будто вместо сердца у меня оказалась черная дыра. Его вырвали и разорвали в клочья. Я опустилась по двери на пол и стала в голос реветь. Мне казалось, что он никогда не оставит меня, что мы были близки. А Мэт просто играл со мной. Для фронтмена его группа самое главное детище. Неужели я была настолько нужна ему? Он также говорил о том, что для поднятия рейтинга, ему нужно повстречаться со мной. С каждой моей мыслью всё становилось на свои места всё компактнее. Я была ему нужна для пиара, для внесения чего-то нового в группу. Мои проблемы, мой внутренний мир - ничего из этого, только сухой, холодный расчёт. Именно таким он показался мне в первые две встречи - именно таки и был.
          Я не могла унять слезы. Мне хотелось прикончить его, но с другой стороны - меня охватывало чувство, что если бы он пришел, попросил прощения, сказал, что нужна ему, то я бы простила его. Мэт бы улыбнулся своей теплой, родной и сексуальной улыбкой, которую я так люблю....Вот чёрт! Осознание потихоньку настигало меня. Стало поздно, слишком поздно. Я была влюблена в Мэта - солиста и фронтмена рок-группы 'Падшие'.
       Глава 18.

          Желтые листья падают на мои плечи.

          Осень так близко. Дождь обещали на вечер.
          Промок от ног до головы,
          До дома бы дойти,

          И снова пожалеть о тех поступках -

          Что мы не совершали, чтобы чуть ближе быть.

          Лето заканчивалось, переставая радовать своими теплыми лучами солнца. На улице люди всё чаще появлялись в кожаных куртках, толстых джемперах, ветровках. Дождь беспощадно лил целую неделю, не думая о населении, которое постоянно куда-то спешит. Лужи стояли такие, что теперь без резиновых сапожек не обойтись. Представляете, какая сейчас прибыль у продавцов, которые занимаются какими-нибудь дизайнерскими сапожками, а может даже на небольшом каблучке? Транспорт тоже ощутил прибавку в прибыли. Никто больше не хотел гулять. Петербуржцам хотелось скорее попасть под 'крышу' транспорта, чтобы оставить сухими хоть какие-нибудь части одежды. Пасмурная погода находила отражения настроения в серых домах, которые расположены в спальных районах. В таких, какие есть в каждом городе. Конечно, сейчас новостройки стараются выкрашивать в разные цвета, которые должны украшать те дни, в которые погода пыталась навеять депрессия. Оставалось 5 дней до 1 сентября. Скоро первоклашки первый раз пойдут в школу - счастливые и волнующие, кто-то поступит в университет, а кто-то перейдет на очередной курс. Практически каждого человека коснется эта дата. Но главное, что осень скрывает слезы. Она позволяет выпустить свои эмоции, не боясь быть увиденным и обнаруженным.
          Что я делала последние два месяца? Ничего. Я плакала, спала и ела всякую гадость. Естественно, на +3 мой вес не остановился. Стало все +8 кг. Я уже не могла застегнуть любимые джинсы, пришлось покупать новые. Мои финансовые запасы закончились бы давно, если бы Семен в честь моего увольнения не вручил мне кругленькую сумму. Иногда я прихожу в бар, в котором находилась чаще, чем дома последние два года. Честно, я скучала по запаху коктейлей, шейкерам, по возможности проявить творческие способности. Мы с Семеном иногда выпивали. Нет, я не превратилась и не превращаюсь в свою мать, но теперь понимаю её лучше. На меня столько свалилось за последнее время, кажется, что я сутулюсь под всей этой горой боли.
          Окно, в которое был направлен мой взгляд, не мылось уже четыре месяца. Не то, чтобы это критично, просто, смотря в него каждый день, можно заметить новые пылинки. Я стояла и разглядывала пейзаж, который открывался моему взору. Ничего не обычного: лавочки, мусорные контейнеры, детская площадка. Почему я туда смотрю? Потому что это единственное место около меня, где существует жизнь. После смерти папы, моя жизнь накренилась, после смерти мамы - надломилась, после предательства Мэта - всё разбилось в дребезги. Я даже не встретила брата и Леру в аэропорту. Никита пришел и долго кричал на меня. Но мне было всё равно. Брат махнул рукой и ушел, хлопнув дверью. А я даже не вздрогнула. Эти два месяца были сущим адом. Боль не унималась. И я стала задумываться, закончится ли это вообще когда-нибудь? Лера пыталась вытащить меня куда-нибудь в клуб, но все её попытки были тщетны. В данный момент меня устраивало моё заточение, во избежание лишних разговоров о 'разрыве прекрасной пары Мэта и его девушки'. Да, от прессы тоже не утаился тот факт, что мы не появлялись вместе. Я следила за газетами и журналами, покупая их стопками. Наверное, мне нравилось делать себе больно, но не могла отказать себе в сборе коллекции с его прекрасным лицом.
          Сейчас я пью кофе и наблюдаю за детворой, которая отгуливает последние деньки лета. Это уже пятая кружка за сегодня. Кофеин понемногу убивает мою боль, на время, конечно. Я понимала, что как больно бы не было, нужно начинать восстанавливать свою жизнь, попытаться собрать хотя бы некоторые осколки. Будто подтверждая мои мысли, у меня завибрировал телефон.

          Зак: Детка, как ты? Я бы очень хотел встретиться с тобой.

          Я: Конечно. Давай в баре, возле торгового центра 'Кит'.

          Зак: Жду тебя через час.

          Сегодня я должна вкусить новую жизнь, поэтому, ухмыльнувшись, пошла в ванную готовиться к выходу. Моё тело долго грелось под горячими струями воды. Мне предстояло выбрать наряд, который подчеркнет начало новой жизни. Открыв шкаф, я изучала его содержимое. Мною уже давно не было куплено ничего нового, поэтому стала перебирать старую одежду, думая как её комбинировать. Я достала платье, которое ни разу не одевала - оно было розовое, короткое и с крылышками-рукавами, подаренное Лерой мне на день рождение. Быстро подобрав безумно красивые босоножки на высоком каблуке с ремешками, оплетающими ступню, которые остались ещё с выпускного в школе. Я оставила волосы распущенные, уложив их и сбрызнув лаком, сделала достаточно яркий макияж. Оценив себя в зеркале, схватила сумку и направилась на выход.
          Чувствовала себя неловко, потому что опаздывала на 10 минут, я зашла в бар, гордо подняв подбородок. Зак стучал пальцами по столу, а мне пришлось закусить губу, нещадно покрытую блеском. Взгляды всех парней в баре резко обратились на меня. Если честно, я немного смутилась, потому что привыкла, если смотрят на меня только во время работы, где моё тело и душа находились в безопасности. Но тут всё по-другому. Я громко сглотнула и заметила, как взгляд Зака прошелся по мне. Но он, видимо, не узнал меня, потому что перевел взор в окно, поднося к губам стакан с виски. Я ухмыльнулась и направилась, игнорируя похотливые взгляды мужчин, в сторону его столика. Подойдя, мне предстала картина, как Зак округляет глаза, держа стакан у открытых губ.
          - Привет. - я мило улыбнулась ему.
          - Эм...Привет. Ты...эээ...Шикарно выглядишь.
          - Спасибо.
          - Садись скорее. - Зак кивнул официанту. - Что будешь? - я закусила губу. Последнее время делаю это с завидной частотой.
          - Эм...Маргариту. - гитарист усмехнулся. Я посмотрела вопросительно на него. - Что?
          - Я думал, у барменши должен быть любимый коктейль с заковыристым названием. - я наклонилась через стол, навстречу ему и заглянула в необыкновенные серые глаза.
          - А у нее и есть. Просто я не доверяю кому-то приготовления этого коктейля. Никто лучше меня его не делает. - Зак, смеясь, закатил глаза.
          - Ты такая хвастунья.
          - Сегодня хочу начать новую жизнь. - глаза парня округлились. - Ты же знаешь, я не такая. - Зак вздохнул.
          - Знаю. И тебе не обязательно быть такой. Как жизнь? - видимо моё лицо дало ответ на вопрос гитариста, и он только кивнул, будто всё понял. Я вздохнула.
          - У меня всё....нормально? - Зак потеребил стакан и с грохотом поставил его на стол.
          - Объясни мне, что произошло. Мы эти два месяца были в небольшом туре. Мэт мне ничего не говорит.
          - Он использовал меня, чтобы я стала петь в группе или для пиара, делая вид на людях, что встречается со мной. Точного ответа я не знаю. - Зак вскинул брови, но ничего не успел сказать - официант принес нам напитки.
          - Ваш заказ.
          - Спасибо. - я взяла свой коктейль и сделала большой глоток.
          - Ты знаешь, мы с тобой мало общались...Но...Черт! Так сложно! - Зак закрыл лицо руками. - Мэт не такой человек. Он не использует людей. Да, бывает грубым и холодным. Но использовать...Я не знаю, что между вами было и произошло потом, но думаю, ты ошибаешься. - я замотала головой, отчего гитарист тяжело вздохнул.
          - Я всё поняла именно так, как должна была. - по щеке потекла предательская слеза. Я не хотела, чтобы Зак что-либо узнал о моих чувствах. Он отличный парень, но всё же друг Мэта.
          - Саш, объясни мне. Как ты к нему относишься? - вот именно этого вопроса я и боялась.
          - Это не имеет никакого значения.
          - Имеет. Я хочу знать.
          - Зак...
          - Скажи мне, он тебе друг или...? - Зак замолчал и уставился на меня. - Саш, он тебе нравится, как парень? - теперь пришла моя очередь закрывать ладонями лицо, стараясь не кусать губу. - Скажи мне. Это останется между нами.
          - Мне кажется, что я люблю его. - Зак потер переносицу.
          - Понимаешь...
          - Не нужно ничего говорить. Я знаю, что он не любит меня, что у него куча девушек и тому подобное. Просто всё свалилось, и я сломалась. - от этих слов Зака передернуло, и я пожалела, что не могу держать язык за зубами. - Только пусть это останется между нами.
          - Конечно. - после этого слова глаза Зака метнулись в сторону входа в бар, откуда доносились смех и женские вскрики. Я пыталась понять выражение лица гитариста. Но когда бар наполнился мелодичным, переливистым смехом, нотки которого невозможно было не узнать, я почувствовала головокружение. Из меня будто весь воздух выбили. Зак с ужасом посмотрел на меня. - Извини, я не знал, что он припрется сюда. - я кивнула и медленно повернула голову на источник шума. Мэт был расслаблен, небольшие синяки под глазами выдавали его усталость. Он был одет в белую майку и потертые джинсы. Но не всё это привлекло моё внимание. За талию фронтмен обнимал красивую блондинку. Нет, не накаченную ботексом и силиконом, а естественно симпатичную девушку. В груди больно кольнуло, отчего я начинала понимать, что попадаю в какую-то прострацию. Я не пыталась сосредоточиться на том, что говорил мне Зак. Он легонько сжал мою руку своими холодными пальцами, потянув, заставляя меня повернуться к нему.
          - Саша, Сашенька. Ты меня слышишь? Давай уйдем отсюда? - я улыбнулась ему. Нет. Мы будем здесь. И Мэт ещё пожалеет, что явился сюда.
       Глава 19.
          Мэт.

          Как раньше на дне стаканов, где-то
          Найду тебя снова, там ты пока одета,
          Там ты пока со мной, ну и ладно не важно
          Я не хочу ничего и не ищу тебя в каждой.

          Я не знаю, что происходит со мной. Мне кажется, что моё состояние можно оценить, как взвинчен на 300%. У меня не было девушки с того момента, как я познакомился с Сашей. Это чертовски бесит меня. Я был ей поддержкой и опорой, а она просто послала к чертям. Эта девчонка разозлила меня до такой степени, что я сломал стул, когда вышел в комнату отдыха. Не спорю, группа важна для меня, но я не такой подонок, чтобы добиваться успеха дружбой. Но самое ужасное, что она не дала мне объяснить. Саша считает, что всё знает сама. Ну, что ж, удачи ей!
          Последние два месяца мы провели тур по многим городам. Это было не запланировано, но нужно было что-то делать, потому что материал, который был готов для нового альбома - написан под Сашу. Знаю, что поспешил, но после нашей ссоры, я не написал ни одной строчки, ни одного, блин, слова! Парням тоже доставалось от меня. Олс даже предложил мне отдать свою девушку. Звучит не очень, да? На концертах я выкладывался, чтобы прийти и уснуть у себя в номере. Ведь мне казалось, что мы с ней нашли общий язык. Нам было весело и хорошо вместе. Как только я услышал её, понял, она должна петь в группе. Можно считать это моей прихотью. Если говорить честно, я тосковал по Саше. Её дружба давала мне нечто большее, чем дружба с парнями. Но она задела меня. Сейчас бы я не стал звать её в группу, не простил бы и не стал дружить, как бы сильно мне её не хватало. Человек, который не верит, не хочет слушать, не может быть другом.
          Пока я находился, как сказал Микс, в депрессии, часто разговаривал с Лидой. В турне я скучал по семье. Сейчас у Лиды уже подходит срок к родам. Она не нервничает. Сильная девчонка. Зато Макс превратился в слюнтяя. Он носится с Лидой, как с самой хрупкой в мире вазочкой. Это так смешно выглядит со стороны. Я знаю, что брат мечтал о дочке, о маленькой принцессе. Видимо, Бог услышал его молитвы. Так, буквально через месяц в нашей семье появится Анисия. Я уже обожаю эту девочку. Она заставила моего брата слететь с катушек. Арсений прибывает в эйфории. Все закидывают его подарками, надеясь, что он полюбит сестру. Мой крестник не промах. Он знает, как выпросить подарки. Я уверен, что он будет отличным старшим братом, в отличие от его отца. Мама вздыхает и постоянно напоминает мне, что возраст мой подошел, чтобы обзавестись хотя бы постоянной девушкой. Она хочет внуков и от меня.
          Мама на самом деле мировая женщина. Она поддерживала меня, когда я написал первый стих, когда впервые взял в руки гитару. Наверное, мне не суждено найти хоть немного похожую девушку на нее. Саша была такой же доброй и отзывчивой девочкой, как и моя мама. Так, стоп! Что я несу?
          Утром Олс предложил наконец-то перестать выглядеть, как унылая биомасса и отправиться в бар. Я до сих пор думаю, почему он выбрал этот чертов бар?! По дороге Олс позвонил своей знакомой, которая должна была привести с собой подружку. Каким было моё удивление, когда я увидел девушку-блондинку так похожу на Александру Куприянову. Если честно, то мне пришлось пару раз сильно зажмуриться, чтобы понять, что её схожесть не мерещится. Олс только усмехнулся и подбодрил меня, сказав, разберись с этим. Хренов засранец, он сделал это специально. Я сразу же притянул девушку к себе за талию и улыбнулся своей фирменной улыбкой.
          Зайдя в бар и прошагая к столику, я обомлел на месте. Картина мне открылась, что ни на есть эпичная. За практически соседним столиком сидел Зак и держал Куприянову за руку, а она ему улыбалась. Он не говорил, что хочет встретиться с ней. Может они общались на протяжении всего тура? Девушки, извинившись, отошли, а я продолжал следить за милой сценкой.
          - Эй, Мэт, куда ты смотришь...Ох, вот черт! - я взглянул на Олса. - Я не думаю, что Зак мутит с ней. - я снова взглянул на него, хмурясь.
          - Мне всё равно, кто с ней, как ты говоришь, мутит.
          - Ну, конечно, парень. Ты превратился в соплю, когда эта цыпочка послала тебя. - я толкнул его в плечо.
          - Мы дружили. - Олс рассмеялся.
          - То, что она тебе не дала, не значит, что ты этого не хотел.
          - Да ты просто Аристотель, блин.
          - Да, парень, я такой.
          Девушки вернулись полные решимости. Блондинка прыгнула мне на колени, а я обхватил её талию. Как там её зовут? Ира? Мира? Пофиг. То, что девушка была не против продолжить наш вечер в её квартире, она шепнула мне на ухо, когда перебирала мои волосы и создавала трение наших тел. Я ненавидел, когда посторонние теребят мои пряди, но сейчас мне хотелось забыться, чтобы не испытывать то, что чувствовал, когда смотрел на Зака и Сашу. У меня не было возможности посмотреть на парочку, но Олс хмурился, значит, она заметила. Почему я веду себя как ревнивец? Блондинка начала посасывать мою мочку. Моё терпение лопнуло, как мыльный пузырь. Я тихонько отстранил её.
          - Я думаю - не здесь. - девушка облизала губы и улыбнулась мне.
          - Как скажешь.
          Я перевел взгляд на Сашу. Стало заметно, что она пьянеет. Её смех становился не контролируем, глаза немного закатывались. Сегодня она была похожа на прекрасную девушку в этом чудесном розовом платье. Я тряхнул головой, избавляясь от таких мыслей и устремил свой взгляд на блондинку, которая под столом водила своей ногой по моей. Она вообще знает, что такое нормы приличия?
          Мы сидели в баре уже пару часов. Олс развлекал, как мог. Девушки безостановочно хихикали, а я не могу удержаться от наблюдения, как напивается Саша Куприянова. Почему Зак не остановит её? Но понаблюдав подольше, я понял, что она отталкивала его руки от стаканов. Мне уже хотелось подойти и выбить у нее из рук этот проклятый шот, который был как минимум 5. Зак тер переносицу - явный признак того, что он нервничает. Он был мне ближе всех в группе, от того его появление с ней становится более не понятным.
          Все и через полтора часа выглядело бы также, если бы Саша окончательно не напилась. Она встала и, спотыкаясь, пошла к нашему столику, заранее тормознув Зака рукой. Её глаза озарял незнакомый мне блеск, созданный алкоголем. Сашино платье позволяло хорошо рассмотреть ножки, чем и занимались в данный момент большинство мужского населения бара. Не понимаю, почему она носит дурацкие джинсы, скрывая всю прелесть?! Тот раз, когда Саша при мне была в платье, оно доходило ей до щиколоток.
          Саша подошла ко мне и оперлась на мой стул. Ленивая улыбка озарила её лицо.
          - Мэтушка, как приятно видеть тебя? - она задела рукой голову блондинки, которая сразу зашипела. - Ох, прости, дорогуша. - потом повернула голову ко мне. - Это твоя новая подстилка? - я стал выходить из себя. Да, у меня было достаточно девушек, но я не был бабником. Саша закусила свою идеальную губку. - Олс, привет, красавчик. - Олс с круглыми глазами поцеловал воздух, указывая на нее. - Чего молчишь, Мэт? Ты не рад меня видеть?
          - Нет, не рад. - в её глазах вспыхнула боль, и я мысленно выругался.
          - Жаль. А я вот безумно скучала. - моё сердце пропустило удар. Она скучала? Или это её пьяный бред? Саша указала на левую сторону груди. - Больно до сих пор. - и пожала плечами. - Извини, что помешала. - я посмотрел ей за спину. Зак возвел глаза к небу. Знаю, ему было некомфортно. Саша махнула на прощание и пошла к выходу, но дойти ей было не суждено. Подвернул ногу, девушка начала падать. Не знаю откуда во мне открылись таланты скорости реакции и бега, но я поймал её. Так приятно было снова касаться её. Она улыбнулась мне всё той же ленивой улыбкой и начала закрывать глаза. Я держал её на руках минут 5, пока Зак не хлопнул мне по спине.
          - Брат, давай я отвезу её домой.
          - Я сам отвезу её. - Зак ухмыльнулся, а я буркнул себе под нос. Почему все пытаются уличить меня в чувствах к этой девице? Я подхватил её под ноги и понес в сторону своей машине, не подумав даже попрощаться с той жалкой копией этого маленького лучика.
          Пока мы ехали в дом нашей группы, в котором мы живем, когда работаем над альбомом, Саша посапывала и причмокивала губками. Она выглядела такой расслабленной и умиротворенной, какой я никогда её не видел. У меня даже промелькнула мысль, что может напиваться ей иногда и полезно. Я не мог бросить Сашу. В каком-то смысле мы всё-таки подружили месяц. Она знала о моей семье, а я знал о её. Мне отчаянно хотелось провести костяшками пальцев по нежной коже её щеки. Но я старался держать себя в руках. Ни к чему хорошему такие ласки не приведут.
          Остановившись у красивого двухэтажного дома, я открыл пассажирскую дверь и подхватил Сашу на руки. Она по-кошачьи потянулась, улыбнулась и уткнула свой носик мне в шею. Я усмехнулся и понес её в дом. У нас была гостевая комната, на всякий случай, но мне почему-то не хотелось, чтобы она спала там. Я отнес её к себе в комнату. Здесь не ступала ни одна нога женщины, если не считать уборщицу. Да, девушки приходили к нам, но привычка не приводить их в свою комнату была только у меня. Поэтому и была гостевая спальня. Я аккуратно положил Сашу на кровать и потихоньку вытащил плед из-под нее. Когда покрывало легло на её плечи, она блаженно застонала. Я улыбнулся и наблюдал за ней какое-то время. Нет, черт, мне нужен холодный душ и Лида. Я, развернувшись на 180 градусов, быстрым шагом направился в ванную комнату.
     Глава 20.

          Прости, но так: ведь завтра наступило на миг,
          Один прошу, дождись меня, это - наш сказочный фильм.

          Я не могла оторвать голову от подушки и открыть глаза. Каждое движение отдавалось болью в мозг. Дятел, стучащий мне в виски, никак не хотел уходить. Я никогда так не напивалась. И во всём виноват Мэт. Меня разрывало на части, когда блондинка прыгнула ему на колени и стала перебирать волосы. Мне так хотелось треснуть его. В моей памяти воскресли моменты, как мы проводили время. Я также перебирала его волосы, когда он уснул у меня на коленях, недосмотрев какой-то новый блокбастер. Мне казалось, что за два месяца чувства немного поугасли и будет не больно увидеть его вновь. Но это оказалось невыносимо. Видеть рядом с ним девушку то же самое, что резать себя без ножа. Я понимаю, что он никаких обещаний мне не давал. Мы просто дружили, но сердцу ведь не прикажешь. Сейчас я согласна даже на холодного, отчужденного и металлического Мэта, лишь бы иметь возможность находится рядом. Звучит достаточно жалко, но как есть.
          Я всё же открыла свои глаза. Мне отчаянно хотелось поднять веки руками. Первым, что я увидела, была красивая комната в черно белых цветах. Это не выглядела мрачно, скорее гармонично. Простыни, на которых я спала, были шелковыми и того же черного цвета. Они приятно холодили кожу. Рядом с кроватью стояли резные белые тумбочки. Мой мозг судорожно вспоминал, что произошло вчера. Я заглянула под плед. Вся одежда на месте. Облегченно вздохнув, я стала дальше осматривать комнату. У противоположной от меня стены висела гигантская плазма, что не давало никаких сомнений, что она принадлежит парню. Возле боковой стены стоял большой шкаф-купе того же белого цвета. Я оглянулась посмотреть на спину кровати, на которой были вырезаны переплетающиеся ветки. Все было гармонично, но в тоже время современно. Я откинула плед и встала на ноги, ощутив легкое головокружение. Мне не приходилось задумываться, у кого в спальни ночевало моё тело, потому что была уверена, что нахожусь у Зака. Но каким было удивления, когда в комнату зашел в одних только шортах Мэт. О божественной красоте этого парня я слишком часто говорю, но если он на самом деле такой. Его голый торс не давал оторвать взгляд: расправленные могучие плечи, накачанная грудь, плоский живот с кубиками и V-образная мышца, которая только интригует. Я понимала, что во все глаза стою и пялюсь на него, но ничего поделать с собой не могла. Мэт кашлянул, и мне пришлось перевести взгляд на его лицо, которое, к слову, было не менее прекрасное. Я закусила губу и покраснела до такой степени, что свекла казалось бы бледной, находясь рядом. Мой взгляд уперся в холодные глаза Мэта. Ничего от той теплоты, которая была между нами, не осталось. Но разве я не сама поругалась с ним? Он предал меня! Использовал! Тогда почему я превращаюсь в потаившее желе рядом с ним.
          - Что я тут делаю? - Мэт усмехнулся, и мне совсем не понравилась это ухмылка.
          - Ты напилась и отключилась в баре. - мои брови поползли вверх, и я опустила глаза, чтобы не встретиться с брезгливым взглядом солиста. И он был прав. Я этого заслужила.
          - Какой кошмар. - я закрыла лицо руками. - Я никогда не пила больше одного коктейля или фужера шампанского.
          - Но вчера ты преуспела. - его тон вывел меня из себя. Это он виноват передо мной, а не я.
          - Но тебя это не касается. Какого черта ты притащил меня к себе в спальню? - улыбка отразилась на лице парня.
          - Извини, что побеспокоился о том, чтобы ты не проснулась в кровати какого-нибудь придурка. - я сощурила глаза и сложила руки на груди, полностью копируя его.
          - А я там и оказалась. - увидев свои босоножки в углу комнаты, я схватила их и пошла на выход из комнаты. Спустившись по ступенькам на первый этаж, моему взору предстала вся группа, которая неспешно завтракала, но прекратив, чтобы лицезреть меня. Микс с Святом явно были шокированы, не понимая откуда я тут взялась. А вот Олс и Зак ухмылялись, а когда Мэт спустился и встал за моей спиной, Олс поднял бровь в немом вопросе. Зак - предатель. Я закатила глаза.
          - Всем молчать! Понятно? - Микс удивлено взглянул на меня и взяв кофейник протянул его мне.
          - Кофе?
          - Спасибо, не нужно. Я хочу домой. Кто-нибудь отвезет меня? - Олс засмеялся в кулак.
          - Вот пусть Мэт тебя и везет. - Олс еле выговорил это, подавляя смех. Гад.
          - Зак? - я вопросительно посмотрела на гитариста.
          - Конечно. - он поднес кружку к губам и стал быстро допивать остатки кофе.
          - Зак, я напою тебя кофе и сделаю даже бутерброды. - в комнате разлилось дружное 'О-о-о-о-о-о!'. Зак поднялся и подал мне руку. Я взяла её и направилась в сторону входной двери, услышав себе в спину:
          - А девка-то не промах и попка ничего. - даже по самой фразу было понятно, кому она принадлежит. - Повезло же тебе, Мэт. - ох, он и не догадывается, как ему повезло. - Ауч, Брат, не бей меня. - Олс сделал интонацию обиженного мальчика. Все-таки, какие они дети! Я не смогла сдержать улыбки и закусила губу. Зак содрогался в беззвучном смехе.
          Сидя в его синей BMW, я оглядывала местность.
          - Скажи, что-нибудь.
          - Ты предатель, почему я проснулась у него?
          - Он сам вызвался проследить за тобой. - Зак пожал плечами, не отводя взгляд от дороги. - Я сам удивился. Даже девушку бросил.
          - Да уж. Странно.
          - Всё в порядке?
          - Я проснулась в кровати человека, которого люблю, как ты думаешь, я себя чувствую? - Зак засмеялся.
          - Я думаю, ты очень счастлива.
          - Ошибаешься. - я толкнула его в плечо.
          Квартира встретила нас не так, как я ожидала. По комнате ходил злой Никита, а Лера сидела за столом и стучала пальцами по столу. Когда брат заметил меня, то быстрым шагом направился в мою сторону.
          - Ты с ума сошла? Мы тебя со вчерашнего дня искали! Где ты ходишь? - потом он перевел взгляд мне за спину и увидел Зака. - Ты Зак? - гитарист кивнул.
          - Я не планировала нигде оставаться на ночь. - глаза брата начали потихоньку округляться.
          - Ты встречаешься с ним? У него ты ночевала?
          - Никит, ни с кем я не встречаюсь. Зак мой друг. А ночевала я в доме группы. Всё хорошо. Вы зря панику подняли. - Никита принюхался ко мне.
          - Ты пила? Ты что рехнулась совсем? Хочешь превратиться в мать? Куда делась моя сильная сестра? Почему из какого-то отморозка ты ломаешься? - Зак тяжело вздохнул за моей спиной.
          - Никит, я думаю, что об этом не стоит вести разговор. Ты слишком мал, чтобы мне указывать. - глаза брата вспыхнули с яростью.
          - Вообще-то я беспокоюсь о тебе!
          - И я тоже. - Лера погрозила мне пальцем. Я тяжело вздохнула.
          - Извини, Зак. - посмотрев на парня, произнесла я. - А теперь все пойдем пить кофе. Вчера я купила вкусные пирожные. Паника уже не уместна. Я дома и впредь буду держать телефон заряженным. - Никита стрельнул в меня глазами.. - И не надо на меня так смотреть! Мне почти 21 год!
          С появлением пирожных настроение немного поднялось, и воздух вокруг нас перестал давить. Можно было дышать свободно. Я понимала брата - он правда переживает. Ведь у него осталась только я. Теперь, конечно, у него есть и Лера со своими родителями, но родной человек только один. А я так по-глупому поступила, думая только о своей никчемной любви. Меня разрывало на части два чувства - любовь и предательство. В моей голове до сих пор не укладывалось, как такие отношения могут быть не настоящими. Он рассказывал о своей семье, я доверила ему то, что никогда и не с кем не делила. От этого осознание, что ошиблась в человеке, ранило ещё больше. Но почему-то предательство не убило любовь. И это так странно.
     Глава 21.

          Она нарисует дом и солнышко рядом,

          Я возведу забор высокой оградой,

          Она нарисует небо чуть синем накатом

          Я его закрашу багровым закатом.

          Сегодняшнее утро не было похоже на несколько предыдущих. Погода радовала последним августовским солнышком. Я стояла и смотрела в окно, как делала это на протяжении последних двух месяцев. Раннее солнце светило мне прямо в глаза, отчего приходилось их прикрывать. Кружка кофе в моих руках потихоньку остывала. После того, как я напилась, Никита следит за мной и практически ходит по пятам. Деньги потихоньку начинают заканчиваться, а это значит, что нужно начинать искать работу. Я знаю, что нужно было сразу найти какой-нибудь заработок, чтобы сэкономить ту сумму, которую получила от Семена. Но мне было просто не до того. Я обливалась слезами, объедалась конфетами и пирожными и ни с кем не общалась.
          В доме я убиралась редко, только по случаю необходимости. За эти месяцы я обленилась, потяжелела и не желала исполнять никакую работу. Мне хотелось просто лежать и лелеять себя. Поэтому газета с вакансиями постоянно откладывалась до лучшего времени.
          Мой телефон оповестил меня о новом смс. Я взглянула на время - было 7:34. Кому не спится в это время?

          Зак: Привет!) Как ты?

          Я: Привет) хорошо, вроде бы. Ты как? Почемуне спишь так рано?

          Зак: Я собрался на пробежку. Приезжай.

          Я: Юморишь. Я вешу целую тонну. Мне лень бегать.

          Зак: Тогда может, встретимся в парке?

          Я: Давай. Когда тебе удобно?

          Зак: В 15:00.

          Я: Отлично. Я буду.

          В три часа я стояла около входа в парк. Это был лучший парк, который когда либо, был мною увиден. Здесь было столько зелени, цветов и деревьев, что невольно улыбаешься всей этой завораживающей красоте. Я аккуратно коснулась начинающего уже желтеть и багроветь листочка и вдохнула запах. Удивительно, в этом парке никогда не пахло газами, выхлопами или другими химикатами. Этот уголок зелени давал возможность уединиться с природой, почувствовать себя частью всего этого замечательного мира. Я очень любила это место с раннего детства, хоть здесь и не было никаких качелей или аттракционов. Мы с родителями часто устраивали тут пикники. А теперь я стою тут одна. Мне так захотелось обхватить себя руками, но мне нельзя расклеиться, не сейчас. Я встряхнула головой, прогоняя негативные мысли.
          На горизонте появилась синяя BMW. Машина с визгом затормозила около меня, вороша мои волосы. Из окна показалось довольное лицо Зака.
          - Я так рад тебя видеть.
          - Я тоже. - я улыбнулась и помахала гитаристу рукой. Мне нравился Зак. Он был добрым, веселым и умным парнем, а также очень талантливым. Сегодня мы собирались идти гулять по людному месту, поэтому на Заке была кепка и темные очки, руки он держал в карманах своей серой толстовки.
          - Как ты? - я пожала плечами.
          - Могло быть и лучше. - Зак ухмыльнулся.
          - Пошли наслаждаться природой и есть мороженное. - он схватил меня за руку и потащил ко входу в парк.
          С Заком было так спокойно. Вот это я могу назвать дружбой. От его прикосновения меня не било током, не выбивало воздух, не уходила земля из под ног. Рядом с ним я не таяла и не превращалась в бесформенное желе. Мне было просто хорошо. Я ощущала его поддержку и сочувствие, но сердце отчаянно искало подвох. После предательства Мэта, я ищу его везде.
          Пока мы прогуливались по цветочным аллеям парка, Зак рассказывал мне истории о всевозможных промахах Олса. Я знала, что этот парень весельчак и бабник, оказывается он ещё неплохо ищет приключения на одно место. Я давно так не смеялась, точнее сказать не смеялась с того момента, как перестала общаться с Мэтом.
          - Ну что? По мороженному?
          - Конечно! - я толкнула локтем парня в бок.
          Буквально через пару минут, Зак принес мой любимый пломбир. Мне захотелось расцеловать его. Зак был милым, даже слишком милым для бас-гитариста.
          - Ты любишь пломбир?
          - Обожаю. - в подтверждение слов я облизала губы, разворачивая обертку.
          - Как ребенок. - Зак засмеялся.
          Мы гуляли и наблюдали за красивыми поздними цветами, которые аккуратно расположились вдоль главной аллеи парка. Этот день приносил умиротворение и покой. Я так скучала по этому состоянию. Зак так заразительно смеялся, что мне не удавалось подавить хохот.
          - Почему Мэт так холоден с девушками? - я облизывала палочку от мороженного, делая незаинтересованный вид.
          - Это его личное дело. Саш, это не моя тайна. Прости.
          - Ничего. Я ведь всё понимаю.
          Я постаралась перевести тему в нейтральную тему, стараясь не зацикливаться на Мэте. Но Зак то и дело поглядывал на меня, пытаясь понять моё состояние и настроение.
          - Прекрати так на меня смотреть. Со мной всё хорошо. - Зак потер переносицу.
          - Ладно. Пойдем, зайдем вон в то кафе. - Зак направил палец в маленькое здание, выкрашенного в небесно-голубой цвет. - Закажем по молочному коктейлю. - ещё я и ребенок.
          - Конечно, пошли.
          Я уже отметила, что цвет здания был необычный, но то, что было внутри, просто поразило меня. Стены были раскрашены под замок, вокруг были диснеивские герои, а на входе дарили по маленькому пакетику с конфетками. Эти пакетики отличались друг от друга, в зависимости кому он предназначался. Для мальчиков были конфетки в упаковке с супер-героями, а для девочек - с принцессами и милыми зверюшками.
          - Ты что привел меня в детское кафе? - я смеялась и качала головой.
          - А куда ещё везти ребенка? - Зак взял меня за руку и повел к столику.
          Стулья были выполнены в виде трона, а стол был такого же прекрасного голубого цвета, как и само здание, с стеклянным покрытием.
          Меню было полно вкуснейших десертов. Глаза просто разбегались. Хотелось заказать всего, но вспомнив, что, во-первых, я на мели, а во-вторых, +8 кг к моему обычному весу. Поэтому мной был выбран молочный коктейль и зефирные облачка. Зак поступил, как настоящий взрослый и заказал только черный кофе. Он не раскидывался такими словами, как 'экспрессо', 'американо', 'капучино', которые были всегда в лексиконе Мэта. Я уже не раз ловила себя на мысли, что сравниваю их, и всегда победу одерживал Зак. Но сердце упорно любило Мэта. Да и Зака ничего кроме дружбы не интересовало.
          Я поедала свои облачка, запивая восхитительным клубничным коктейлем. Зак задавал мне вопросы о брате. На удивление, рассказывать ему мне было приятно. Я рассказала ему о футболе, о том, какие эмоции Никита испытывает после очередного матча, о том, что у него появилась девочка. Рассказывая взахлеб, мне показалось, что Зак специально искал тему, о которой я смогу рассказывать увлеченно. Всю нашу прогулку гитарист не умолкал ни на секунды, пытаясь развлечь меня. Моё молчание, видимо, не очень воодушевило Зака, поэтому он хотел вытащить меня на эмоциональный разговор. Могу сказать, что у него это отлично получилось.
          - Что нового ещё у тебя? - я вздохнула, отодвинув очередную порцию фруктового мармелада.
          - Я хочу найти работу. Мои финансовые запасы быстро приближаются к нулю. Сейчас у меня академический отпуск, поэтому я могу найти работу на полный день. - Зак покрутил ложку между пальцев, а затем взглянул на меня.
          - Может, ты всё же хочешь начать работу в группе? - я остановила ложку у губ, прибывая в шоке.
          - Знаешь, в связи с последними обстоятельствами, не думаю, что он захочет меня видеть.
          - Он лидер группы, но все решения мы принимаем голосованием. Ты нравишься парням, они все будут 'за' и Мэту ничего не останется, как предложить тебе контракт. Тем более, он сам тебя нашел, а это о чем-то говорит.
          - Да? Почему?
          - Супер правило нашей рок-группы - никаких девчонок в коллективе. - Зак засмеялся, а я смутилась. Получается, Мэт ломал систему, приглашая меня в группу. - Слушай, он отличный парень, и ты это прекрасно знаешь. Поэтому, я думаю, что вы все решите и примете перемирие. - Зак легонько коснулся пальцами моей руки. Я улыбнулась ему.
          - Что я должна сделать?
          - Вот это моя девочка. - я засмеялась.
          - Так всё же. В чем мне приходить? Когда? - я решила, что второй раз этот шанс упустить было нельзя, тем более, что это мечта моей жизни.
          - Значит так. Никакой косметики, неброская одежда, чистые распущенные волосы. И да, на всякий случай, потренируй связки. Он, конечно, не зверь, но может заставить тебя петь.
          - И что в этом страшного?
          - Много петь. - я изогнула бровь.
          - Что ты имеешь в виду?
          - Мэт помешан на том, как звучит голос и музыка. Именно поэтому он работает с преподавателем по вокалу - у него всё должно быть идеально. Думаю, ты тоже будешь работать с Антоном или с самим Мэтом. - я вздрогнула. Быть наедине с Мэтом? Плохо, очень плохо. - Он требует большой работы, очень, но сам выкладывается в два раза больше, чем все мы. Мэт заставит тебя худеть.
          - Я очень на это надеюсь. - Зак засмеялся, от чего напряжение вокруг меня немного спало.
          - Думаю, завтра ты можешь прийти. В студию. Я поговорю с ним вечером. А сейчас наслаждайся своим последним сладким в ближайшее время.
          Я схватила ложку и опустила её в ванильно-банановую панакоту. Осознание не хотело приходить. Что я натворила? Я только что согласилась петь в рок-группе 'Падшие'. Возникло ощущение, что этот день станет поворотным в моей жизни. Что ж, что-то всё равно нужно менять, поэтому я сделаю это. Я осуществлю свою мечту. Я смогу находиться рядом с Мэтом. Нет ничего прекрасное ощущения почти исполнившейся мечты. Меня не пугают физические упражнения и диеты для моей фигуры. Всё это такая мелочь, по сравнению с тем, что я уже пережила. Завтра мне ничем нельзя себя украсить, поэтому нужно было выдвигаться домой.
          - Эй, Зак, подвезешь меня. У меня завтра важный день. - я подмигнула ему, отчего он покачал головой.
     Глава 22.

          Эти шрамы останутся вечными.
          Мы друг другу сердца искалечили.

          Я не спала всю ночь. В моей голове кружили разные мысли от выбора нижнего белья до укладки волос. Я должна была показать парня, не прибегая к косметике и вычурной одежде, что у меня есть не только голос. Мне хотелось открыть глаза на то, что я могу добавить красоты в их коллектив. Хотя, конечно, легче было их испортить, а не улучшить. Пятеро талантливых, красивых парней - что может быть прекраснее?
          Я встала с постели до звонка будильника. На часах было только 5:54. Поэтому я решила не будить Зака, а отправиться в душ. Сделав воду максимально горячей, я откинула голову на стенку, подставляя лицо массажным струям. Мне хотелось, чтобы кожа выглядела свежей. Горячая вода позволяла скрывать изъяны на некоторое время. Вообще-то, у меня не было сильных недочетов на коже, потому что косметикой хоть я пользовалась, но очень мало.
          Обернув вокруг себя полотенце, я прошла на кухню к кофейнику. Кофеин, как способ сделать своей день чуточку лучше. Я так нервничала, что рассыпала несколько ложек сахара. Пройдя некоторые испытания в приготовлении, кофе оказался у меня в руках, обволакивая мои легкие своим ароматом. Сделав небольшой глоток, я наслаждалась, как горячий напиток спускался вниз по горлу, даря телу опьяняющее тепло. Мне по привычке захотелось подойти к окну, но теперь не было видно той картины, которая была для меня привычной. Всё уже не казалось таким живым, каким было вчера. Я ощущала, как жизнь вливается в меня с каждым моим новым действием. Если всё будет хорошо, я буду петь в группе. Эта мысль оживляет меня. Я делаю глубокие вдох и выдох, беру телефон и начинаю набирать сообщение Заку.

           Я: Привет!) Ну как дела? Как Мэт? Всё прошло хорошо?

          Зак: Привет) Ух, детка, как много вопросов. Приезжай, увидишь сама.

          Я: Всё так плохо?

          Зак: Нет, не пугайся. Приезжай к 10. Ждем)

          Улыбка озарила моё лицо. Значит, парни всё-таки проголосовали за меня, теперь моя очередь показывать, на что я способна. Но была главная и самая большая проблема в этой ситуации - Мэт. Я должна показать себя, но решение всё равно будет за ним. Да даже, если он примет меня, как мы уживемся вместе? Новая волна паники накатила, и я уже не могла сдержать порыв - пошла и взяла шоколадный батончик. Я знаю, что нужно отвыкать от этой дурной привычки, но ничего не могу с собой поделать.
          В 8:35 я крутилась около зеркала в нижнем белье, прикладывая свои платья. Мои лишние 8 килограмм сказались на фигуре, поэтому не все вещи сейчас мне подходили. Громко выдохнув, я кинула последнее платье на диван, хоть выбор у меня и не богат, но несколько платьев всё же было. Я была раздосадована. Все платья мне казались неподходящими. Одно - полнило, другое - короткое, третье - подчеркивает небольшой животик. Мне ничего не оставалось, как надеть свои любимые рваные джинсы и рубашку-поло небесного цвета. Я взглянула на градусник, который висел на внешней стороне оконной рамы, и поняла, что придется одевать кардиган. Ровно в 9:00 я была одета, подмигнув себе в зеркало, схватила сникерсы и пошла в сторону выхода, обуваясь на ходу.
          В 10:00 я мчалась на третий этаж звукостудии. Зная, что пощады ждать не от кого, я нервничала, что начинала опаздывать.
          Влетев в дверь, даже не постучавшись, я сразу обратила внимание всей группы и её менеджера на себя. Мэт посмотрел на меня и закатил глаза.
          - Ты как всегда опоздала. - голос снова резал как металл по маслу. У меня пошли мурашки по телу.
          - Да, извини.
          - Не нужно извиняться передо мной. Тебе стоит работать над собой, в том числе быть пунктуальной. Это очень важно для артиста. Если ты, конечно, хочешь петь в группе. - Олс за спиной Мэта хихикал и пихал ему в спину.
          - Я поняла. - я кинула сумку на диван. - Я готова приступить к прослушиванию ? 2. Мне ведь придется всё заново проходить?
          - Ты прошла на первом только половину. - я вскинула брови. - Сегодня придется пройти всё с начала и полностью закончить, если...
          - Если я хочу петь в группе. Я это уже поняла. - Мэт удивленно посмотрел на меня.
          - Хорошо. - он обернулся к парням и Виктору. - Я думаю, нам нужно начинать, поэтому, пока, все на выход. - Мэт великолепно руководил людьми и распределял роли. И самое главное, все ему подчинялись и уважали его.
          - Давайте вы только аккуратнее, а то не успеем получить солистку, как она в декрет уйдет. - Олс уже откровенно смеялся, хватаясь за живот. Мэт кинул него бутылкой полной воды, попав прямо в плечо. - Брат, не дерись. Ай-яй. - Гитарист погрозил пальчиком. - Пошлите ребята, им нужно побыть наедине. - Олс, смеясь, двинулся с остальными парнями к двери.
          - Итак, что же заставило просить Зака принять тебя в группу? - Мэт принял свою фирменную позу, присев на стол.
          - Я его не просила. - он пренебрежительно фыркнул. - Он сам предложил.
          - Теперь тебя ничего не беспокоит? А то вдруг ты подпишешь контракт и снова передумаешь.
          - Я не передумаю - это мечта всей моей жизни. - я начинала выходить из себя, сжимая кулаки.
          - Я должен перестраховаться. - хоть Мэт много разговаривал со мной, тон всё равно оставался деловой, без эмоциональный и холодный.
          - Я понимаю тебя.
          - Тогда начнем с песни.
          - Будем петь ту же? Я помню её наизусть. - Мэт замер с бумагами в руках, но совсем ненадолго, продолжил казаться незаинтересованным. Что же творится в этой светлой голове?!
          - Нет, другую. Сегодня звукорежиссер выходной, поэтому записывать буду я. А ты получишь текст и фонограмму. Сколько времени нужно, чтобы подготовиться? - он протянул мне листок, где написан текст песни.
          - Я думаю, только быстро пробегусь глазами, послушаю музыку и можем писать.
          - Тогда вперед. - как бы не должны были звучать эти слова, каким бы мерзким тоном он их не произносил, от них на сердце стало тепло. Работать с Мэтом одно удовольствие. Он так отдается своему делу, что ты хочешь-не хочешь, заряжаешься его энергией. Я пробежалась глазами по тексту, который был великолепен, как и все остальные, но когда Мэт включил музыку, и запись полилась мне в наушники, я потеряла дар речи. Красивые переливы сольной гитары, где-то отдаленные басы, красивое вступление ударных, нежные нотки клавишных. Это было лучшее из придуманного Мэтом. Музыка так приятно ласкала слух, что я отключилась и вкушала каждую ноту.
          - Эй, пишем! - я очнулась, когда Мэт рявкнул на меня. Видимо, я всё-таки сильно увлеклась. Не задумываясь над интонацией, на какие слова делать ударение, отдала всё под власть сердца и запела.

          Горечь обиды сковало мне нервы.
          Я полагаюсь лишь на себя.
          Мне нравится быть для тебя в роли стервы -
          Эту жизнь я выбрала сама.
          Красный цвет боли ударит в висок.
          Солнце теперь меня не волнует.
          Чувства ушли, как сквозь пальцы песок.
          За то, что люблю, меня четвертуют.

          - Хорошо. Сейчас слушаем, потом исправляем ошибки и пишем заново. Ясно? - Мэт смотрел в аппаратуру, даже не подняв на меня свои прекрасные, ледяные глаза.
          - Да, ясно.
          - Иди сюда, садись. - он похлопал сидушку стула рядом с собой, также не отводя глаз от пульта управления.
          - Хорошо.
          Через пару минут он протягивает мне наушники и включает запись.
          - Сначала сама скажи, чувствуешь ли, что где-то ошиблась. - я внимательно слушала и находила ошибки, указывая ему на них. Мэт после того, как запись закончилась, ещё подсказал мне две и сказал, как исправить допущенные мной погрешности.
          Со второго раза запись лилась, на что я даже не побоялась сказать, что ошибок не нашла. Но фронтмен нашел две небольшие помарки. Я понимала насколько он квалифицированный специалист. Всё же, мы решили (а точнее Мэт решил) не исправлять ошибки и оставить запись в таком варианте. Мэт быстро скинул песню на диск и встал из-за пульта.
          - Пойдем. Отдадим диск Виктору, а сами продолжим. - я поплелась за ним, чувствуя подступающий голод. Но с моими лишними килограммами, с которыми всё равно Мэт заставит бороться, не позволяли сказать об этом солисту. Поэтому ничего не оставалось, как терпеть.
          Мы пришли в спортивный зал, по дороге занеся диск менеджеру. Я огляделась вокруг - на стенах висели зеркала, позволяющие видеть себя с любого ракурса, в углу были несколько тренажёров.
          - Ну и? Чего стоишь? - я нахмурилась и в урор смотрела на Мэта.
          - А что мне делать?
          - Раздевайся. - я округлила глаза.
          - Чего делать?? - Мэт закатил глаза.
          - Раздеваться. Я должен видеть, с чем работать. Ты явно набрала десятку. Мне нужно узнать, на что обратить внимание.
          - Я и сама могу тебе сказать. - буркнула я.
          - Раздевайся. - тон был непробиваем, и я потянулась к краям футболки, стягивая её через голову. Бросив вещь на пол, я обняла себя. - Дальше. Если ты думаешь, что чем-то удивишь меня, то глубоко ошибаешься. - я чувствовала, как на глаза наворачиваются слезы. В принципе, мне было известно, что тело должны показывать на прослушивание, тем более, когда уже решаются вопрос о принятие в группу - это следующий этап отсеивания участников, после голоса. Но с каким пренебрежением об этом говорил мне Мэт, больно отдавалось в моё сердце. Я неловкими движениями стала расстёгивать пуговицу на своих джинсах. Когда на мне не было ничего кроме нижнего белья, Мэт оглядел меня.
          - Ты себя запустила. - я закусила губу.
          - Знаю.
          - Ладно. С этим мы разберемся. Диетолог поработает с твоим меню, а я буду заниматься с тобой физическими упражнениями. Так, ладно. Теперь танцуй.
          - Чего?
          - Я хочу посмотреть, как ты умеешь управлять своим телом. Это необходимо, чтобы правильно двигаться на сцене. - Мэт закатил глаза.
          Я ощущала, как краснею до кончиков пальцев. Мало того, что я разделась, так еще и танцевать в нижнем белье? Он издевается? За кого он меня принимает?
          - Я не буду танцевать. - Мэт вскинул брови. - Я не буду танцевать в нижнем белье. - и тут парень разразился диким смехом.
          - Ох. Значит всё-таки я тебя знаю. - на мгновение его голос звучал также тепло, а глаза излучали нежность. Но это длилось всего пару секунд, затем всё опять встало на свои месте - холодный, непроницаемый Мэт. - Ты можешь одеться и тогда станцевать.
          Я постаралась показать ему всё на, что способна. Он внимательно смотрел на меня, оценивая каждое движение. Затем выключил музыку и произнес:
          - Отлично. Личные занятия с хореографом не потребуются, начнешь заниматься сразу с нами. - я кивнула, а он подошел к шкафу и достал какие-то листы бумаги. Я уже судорожно перебирала в мыслях, что это могло быть. Мэт положил их мне в руки - это был контракт.

            Глава 23.
          Если бы мне год назад сказали, что я буду держать ручку над контрактом с группой 'Падших', то, наверное, я бы посмеялась в лицо этому человеку. Ком застрял в горле, не давая нормально глотнуть.
          - Ты будешь подписывать? - насмешливый голос Мэта вывел меня из ступора.
          - Что? - фронтмен поднял бровь и посмотрел на меня в упор.
          - Контракт. - он указал пальцем на листы бумаги передо мной.
          - А, да, конечно. - я быстро поставила подпись там, где следует.
          - Даже не прочтешь.
          - Я уверена в тебе. - после этих слов я застыла на месте, они вылетели раньше, чем мой мозг смог задуматься о сделанном. Мэт расширил глаза и замер. Я тряхнула головой. Почему просто нельзя держать язык за зубами?! - В смысле, я уверенна в твоем профессиональном подходе.
          - Очень радует. Завтра нужно быть на месте и начинать работать над тобой. - я нахмурила брови. - Ты же должна понимать, что от 10 килограмм нужно избавиться в ближайший месяц. Потому, что через месяц мы официально представим тебя. Мы будем давать обширное интервью. К тому моменту, ты должна быть осведомлена во всех вопросах. Главное, не давать застать себя врасплох. Тебя будут преследовать, начиная с того дня, как пойдет слух о том, что ты появилась в группе. Тем более, что...кхм...нам привязывают отношения. Этот вопрос мы тоже должны обсудить, что будем делать дальше - продолжать делать вид, что встречаемся или отношения останутся в прошлом.
          - Слишком много информации. - я простонала эти слова. Могу поспорить, что уголки губ Мэта дрогнули в улыбке. Я подняла на него свои глаза. Мэт был не отразим, когда покусывал кончик карандаша, о чем-то явно задумавшись.
          - Завтра в 10:00 ты должна быть в нашем доме со всеми нужными вещами. Не опаздывай, пожалуйста. Мы начнем с физических упражнений. Будешь тренироваться со мной. - я округлила глаза. - Что? Заодно и посмотрим на твою физическую форму.
          - Она ужасна.
          - Значит, это нужно исправлять.
          - Ты знал, что ты изверг.
          - Ещё какой. Ты себе этого даже не представляешь.
          Через 10 минут я уже стояла на остановке и набирала сообщение Лерке и Никите. От мысли, что завтра я уже не буду жить в своей небольшой, но ставшей за последние пять лет родной квартирке, меня пробивала волнительная дрожь. До всех несчастных случаев мы с семьей жили в четырехкомнатных хоромах, которые папа купил, когда дела в бизнесе шли как никогда отлично. Но связи с уже известными обстоятельствами, нам пришлось продать эту квартиру. На папе был кредит за оборудования в своем офисе, который Таганов наотрез отказался оплачивать. На тот момент он уже являлся руководителем конторы, но был слишком хитер, поэтому всю задолженность повесили на нас. Так мы оказались в не менее прекрасном районе, около станции метро 'Автово'. Но я не жалею. Оглядываясь на мою жизнь, это самый безобидный повод о сожалении и даже не стоящий заострять своё внимание. На самом деле, я бы согласилась жизнь в маленькой квартирке, но чтобы мои родители были живы. Я всё же уже взрослый человек, а вот брату нужны мама и папа, которые готовы прийти на помощь. Он хоть и пытается казаться мужественным, но в душе - обделенный вниманием ребенок. Я подняла глаза к небу и вдохнула воздух, наполненный озоном после дождя. Счастье окутало меня с ног до головы, отдавая в кончики пальцев слабым покалыванием. Я почувствовала слабость в мышцах, как после спринтерского марафона. Поэтому, сев в автобусе у окна, я закрыла глаза и отдалась голосу, который принадлежал чертовски красивому и обаятельному фронтмену.

          ***
          Утро наступило неожиданно. Я не выспалась и чувствовала себя разбитой. Ночь далась мне тяжело. Я постоянно прокручивала тот момент, когда окажусь в доме с музыкантами. Их жизнь полностью отличается от моей. Мне казалось, что будет очень тяжело войти в колею. Я не знала, как буду привыкать к тому, что парни водят девушек. Это пугало меня. Я знала, что никто из них не сторонник серьезных отношений. Не то, чтобы я осуждала их образ жизни. Они рок-музыканты, и это самое безобидное, что может быть. Но ощущение отвращения меня не покидало. Оставалось надеяться, что они будут это делать как можно приличнее. Хотя о чем это я?!
          Подхватив полотенце, которое я благополучно кинула в кресло, когда вернулась из душа поздно ночью, моё злое и не выспавшееся тело отправилось под горячую воду. Ослепленная исполнением мечты, я не осознавала, как будет сложно на самом деле - жить с пятью мужчинами - это ужасно. При виде каждого из них, гормоны ударяют в голову. А когда они все вместе - это просто взрыв тестостеронов, мимо которых девушки не могут пройти мимо. Я посчитала, что смогу с этим справиться. Ну, или хотя бы постараюсь.
          Кофе, которое настаивалось в моей кружке, собиралось поднять моё настроение и снять все признаки бессонной ночи. Когда я пила этот напиток, меня никак не покидали воспоминания, о наших походах с Мэтом в кафе. Он всегда знал, какое кофе я буду, угадывая по моему настроению. Иногда, я обвиняю себя в том, что произошло между нами. Быть может, если я отреагировала нормально и постаралась выслушать его - всё было бы по-другому. Но чувства гордости и самолюбия в такие моменты берет вверх над здравым смыслом.
          Осмотрев последний раз все шкафы, я проверяла, ничего ли важного не забыла. В коридоре у меня стояло два больших чемодана, которые были просто неподъемными. Я застонала и упала на диван. Время было 8:43, поэтому ничего не оставалось, как идти одеваться. Я решила, несмотря на тяжесть чемоданов, одеться, как подобает девушке. Поэтому вчера вечером, когда Никита и Лера собрались прийти ко мне, я попросила подругу захватить шикарное платье и высокие каблуки. Столько радости на лице Леры я давно не видела, когда она в чехле для одежды несла мне своё новое даже с биркой изумрудное коктейльное платье и такого же цвета блестящие туфли на 18-сентиментровом каблуке. Сегодня эта идея мне не казалось такой хорошей, но назад отступать было поздно. Поэтому, стоя перед зеркалом, я наносила зеленые тени себе на веки. Мою голову не покидала мысль о том, что переступив порог дома группы, у меня начнется новая жизнь. Новая жизнь, наполненная приключениями, концертами и незабываемыми эмоциями.
          Я стояла и смотрела на себя в зеркало. Закрутив волосы в красивый конский хвост, надев платье и каблуки, я выглядела, как с обложки журнала. Моё лицезрение себя в зеркале прервала вибрация телефона в сумке.

          Зак: Я сейчас поднимусь к тебе. Жди, не тащи сумки сама.

          Зак стал моим другом. Он был рядом, когда мне это было нужно. Даже сейчас он пожертвовал своей пробежкой и приехал за мной. Я знала, что его пробежка начиналась с 9 часов и плавно перерастала в силовую тренировку, которая обычно длилась до 11:00. Поэтому я была крайне удивлена, читая это сообщение. За своими мыслями, я не заметила, как в дверь позвонили. Зак стоял на пороге и светился, как медный пятак.
          - Ты чего такой радостный? - я запустила Зака в квартиру и поцеловала в щеку.
          - Рад тебя видеть. - улыбка стала еще ярче.
          - Ты пожертвовал своей пробежкой. Я не думаю, что ты рад меня видеть. - я закатила глаза.
          - Я рад выполнять поручения Мэта. - я затормозила на полпути к кухне.
          - Что ты имеешь в виду?
          - Мэт послал меня за тобой. Только просил ничего не говорить никому. Ой! - Зак засмеялся.
          - Ты такой мальчик! - гитарист положил руку мне на плечо.
          - Поверь, это о многом говорит. - я подняла глаза на Зака. - Слушай, ты отлично выглядишь. Мэту понравится. - я толкнула этого засранца в бок.
          - Это не для него.
          - Ну да, ну да. Конечно.
          Через десять минут, подкрепившись кофе с бутербродами, мы сидели в его BMW. Я начала трепать край своего короткого платья, изредка поднимая глаза от своих рук.
          - Прекрати волноваться. А то уже я начинаю нервничать от того, что еду домой. - Зак не отворачивался от дороги, но его уголки губы поднялись в насмешливой улыбке.
          - Я не могу.
          - Это из-за Мэта?
          - Нет.
          - Если ты думаешь...
          - Я не думаю. - буркнула я.
          - Ты думаешь, что ты для него ничего не значишь.
          - Так и есть.
          - Я так не думаю.
          - Зря.
          - Саш, он бы не послал за тобой, если бы ему было все равно.
          - Если бы ему было не всё равно, он бы приехал сам. - Зак перевел удивленный взгляд с дороги на меня.
          - Ты ничего не понимаешь.
          - Тогда просвети! - я сложила руки на груди и надула губы.
          - Ты обидела его своим наездом.
          - Он воспользовался мной! - я повысила голос и всплеснула руками.
          - Не думаю. Вы дружили.
          - Нет. Он всего-то вбил в голову любой ценой заполучить меня в группу.
          - У тебя раздутое эго. - Зак усмехнулся. - Пойми. Мэт не делал так много ни для одной девушки, даже для той, с которой у него были серьезные отношения.
          - Расскажи мне про нее.
          - Нет. Он захочет - расскажет с нам.
          - Он не захочет.
          - Саш, не будь упрямой. Вам теперь работать вместе, а ему ещё и терпеть тебя на пробежках. - Зак покачал головой.
          - Я хорошо бегаю. - гитарист засмеялся, откинув голову назад.
          - Ты шутишь? Мэт занимался легкой атлетикой. Он был лучшим бегуном.
          - А что случилось потом? - Зак тяжело вздохнул.
          - Ничего. Бег был его увлечением. Мэт всегда любил музыку. Он держит гитару с четырех лет.
          - С четырех? Ничего себе. - я закусила губу.

          Через час Зак выключил мотор. Перед нами раскинулся нереальной красоты дом. Будучи здесь в прошлый раз, я не заметила, что было вокруг. Дом стоял за резным забором, который пропускал через себя с помощью отпечатков пальцев.
          - Наш сисадмин возьмет отпечатки у тебя, чтобы ты могла сама выходить со двора.
          - Да уж. Было бы не плохо. - Зак вез мои чемоданы по выложенной камнями тропинке, которая вела напрямик к дому.
          Когда мы подошли к двери, гитарист полез в карман за ключами. Только он собрался вставить кусочек металла в замочную скважину, дверь распахнулась, и оттуда вылетела девушка. По её внешности и запутанным волосам было понятно, что не на чай она приходила. За ней, напевая что-то себе под нос, плыл Олс. Мои глаза сразу пробежались по его обнаженному торсу и остановились у кромки полотенца, которое было повязано на его бедрах. Заметив меня, Олс ехидно улыбнулся и направился в мою сторону.
          - Эй, пошевелись. Тут жена твоего кавалера пришла. Если не уберешься через минуту не уберешь свою милую задницу от сюда, то она повыдирает все твои волосы. - эти слова он говорил себе через плечо, явно разговаривая с тем, кто ещё не был в поле моего зрения. Я подумала, что Олсу уже мало одной девушки, но каким было моё удивление, когда из-за спины Олса появилась блондинка, которая пришла в бар с Мэтом, а затем показался и сам виновник торжества. Сердце предательски ёкнуло. Значит, эта девушка провела ночь с Мэтом. Слезы стали застилать глаза, и быстро заморгала.
          - Что-то случилось, Лекс? - я поняла, что Зак специально назвал меня моим новым псевдонимом, потому что вокруг были посторонние.
          - Всё нормально. Что-то в глаз попало. - я прикрыла глаза ладонью. - Покажешь, где я могу умыться. - кто-то аккуратно взял меня за руку и тепло сразу разлилось по моим венам. Только тогда я поняла насколько скучала по этим родным и опьяняющим касаниям. Убрав руку и посмотрев на хозяина, который так будоражит мою кровь, мои глаза встретились с голубыми глазами Мэта. - Зак, проводи меня, пожалуйста.
          - Я провожу тебя. - голос был отстранённый, хотя в глазах мелькала тревога. Я выдернула свою руку из его.
          - Меня проводит Зак. - мой голос ни разу не дрогнул. Я могла гордиться собой. Мэт нахмурился и перевел взгляд на блондинку.
          - Мэтушка, ты позвонишь мне?
          - Лиза, хватит. - Мэт строго сказал ей. Блондинка облизнула губы и подмигнула. Я развернулась и зашагала в кухню. Мне просто необходимо было абстрагироваться. Зак перехватил меня уже у входа в кухню.
           - Саш, ты прости.
          - За что? - слеза покатилась по моей щеке. - За надежду, что ему на меня не всё равно? Так я и не мечтала о таком роскошном подарке от самого Мэта. - Я отвернулась к стене, подняв голову к потолку и сложив руки на груди, и закусила губу.
          - Саш!
          - Не надо, Зак. Слишком много лишних слов. Покажи, где я буду спать и жить.
          - В общем...Тут такое дело...
          - Что случилось? - я насторожилась. Зак выглядел растерянным.
          - В гостевой комнате ремонт. Поэтому пока тебе придется жить с одним из нас. - я, округлив глаза, села на стол, который стоя с боку от меня. Такого поворота я не ожидала.
          - И с кем?
          - Мэт! - Зак позвал солиста. Мэт, также нахмурившись, шел в направлении кухни, а за ним сияя, летел Олс. - Микс и Свят в зале. Пошлите решать.
          В зале Микс писал наши имена на листочке.
          - Я думаю, что лучше будет решить всё так. Лекс пусть тянет. Там есть имя каждого из нас. Так будет честно.
          - Эй, я хотел жить с такой цыпочкой. Ай! - Мэт дал подзатыльник Олсу. Тот сразу стал тереть ушибленное место.
          Я подошла к вазочке с листочками и стала мешать их. Время шло, а я боялась выбрать одну, именно ту единственную, которая решит, с кем я буду жить следующие две недели, пока не сделают ремонт в гостевой комнате.
          - Тяни, давай. - я почувствовала, как Зак сжал мою свободную руку. Я достала одну бумажку, трясущимися руками. Аккуратно развернув заветный листик, у меня будто вышибли из легких весь воздух. Я схватилась за горло.
          Мэт!
      Глава 24.

          Мы две планеты, две вселенные, две большие проблемы.
          Нас разделяют тысячи, но ты мне впилась в нервы.

          Что я ощутила, когда на бумаге увидела имя Мэта? Моё сердце стало биться в бешеном ритме. С одной стороны это было не самым плохим вариантом, но с другой - я хотела жить у Зака. В нем я была уверенна. С Мэтом будущие две недели представлялись полными сюрпризов. Я продолжала держать бумажку и молчать. Парни смотрели на меня выжидающе.
          - Мэт. - я посмотрела на него, а он удивленно поднял глаза. Видимо, он тоже не рассчитывал на это.
          - Ну и отлично. - Зак расплылся в улыбке. Я посмотрела на него, ожидая поддержке. - Значит, у меня получится сохранить мою комнату с душевой в мужском холостяцком режиме, а комната Мэта тебе уже знакома. - я стрельнула в него глазами.
          - Предатель! - Зак расхохотался.
          - Пойдем, я покажу тебе нашу комнату. - Мэт потянулся за моими чемоданами. Предательское сердце ёкнуло на фразе 'наша комната'.
          - Мы надеемся, после этого не появится никто третий. - Олс уже откровенно смеялся, держась за живот.
          - Пошел ты! - Мэт кинул в него лежащий на столе пульт от плазмы.
          В комнате ничего не изменилось с того момент, когда я неожиданно для самой себя проснулась.
          - Где я буду спать? - я старалась, чтобы мой голос был наполнен злобой. Всей злобой, которую я сейчас испытывала и на которую была способна. Пролегшая между бровями его идеальная морщинка подчеркивала, что он был крайне недоволен моей интонацией.
          - Ты будешь спать на кровати.
          - Я не буду спать с тобой. - буркнула я.
          - Не обольщайся. Я буду спать на полу. - Мэт начал выходить из себя. Он был вспыльчив, но почему-то это касалось только меня. С парнями солист был настолько мил, что становилось непонятно, чем я заслужила такое отношение.
          - Это очень радует. - выплюнула я. Понимая, что перегибаю палку, я посмотрела на Мэта. Он был немного в шоке, но старался это скрыть.
          - Послушай...Нам теперь не только вместе работать, но ещё и жить, и даже делить одну комнату. Что случилось?
          - Ты что ничего не понимаешь? - я сложила руки на груди и уставилась на него.
          - Я хотел объяснить тебе, что то, что ты видела - это не то, о чем ты подумала. - я рассмеялась.
          - Ты говоришь стандартными клише.
          - Она дизайнер. Да, я с ней был в баре, но ничего не было. Я думаю, ты помнишь почему.
          - Ну, извини, что лишила тебя бездумного секса.
          - Саша! - голос был предостерегающий.
          - Это не важно. Я не рада, что буду жить с тобой в одной комнате. - столько эмоций отразилось на лице Мэта в тот момент, и я пожалела, снова, что не умею держать язык за зубами. - Я не это хотела...
          - Замолчи. Мне неважно, что ты сейчас скажешь. У тебя 10 минут. Встречаемся у дома. Готовься. Сегодня я получил с утра меню твоей диеты. Ознакомишься после пробежки. Начнем с нее, а там посмотрим, на что тебя ещё хватит. - с этими словами он громко хлопнул дверью и ушел, а я просто села на кровать и закрыла лицо руками. Испортить момент у меня получилось с постоянной частотой. Мэт был искренен, даже отчитался в том, в чем и не должен был. Он сделал всё, чтобы мы провели эти две недели в спокойствие, но я опять всё испортила.

          ***
          Через 15 минут я стояла без косметики и в спортивных шортах и лифчике на дороге около дома. Наконец-то мне представилась возможность рассмотреть, что находится вокруг этого шикарного дома. Возле крыльца раскинулись цветущие кустарники, которые выстилали дорогу к воротам. Сад был наполнен фруктовыми деревьями. Все растения росли в определенном порядке, образуя какой-то непринужденный узор. Каждый цветок радовал глаз.
          - Любуешься? - я услышала знакомый голос и повернулась на него. В принципе, зря я это сделала. Когда в поле моего зрения попал Мэт, у меня перехватило дыхание. На нем были короткие шорты, позволяющие увидеть рельеф его бедренных мышц, и не было майки. Голый торс привлекал внимание, не давая отвести взгляд. Я ловила каждый мускул этого идеального Бога музыки. - Я смотрю тебе тут любой вид нравится. - вот черт! Он заметил, что я разглядывала его. Мои щеки залились румянцем.
          - Я готова бегать. - я не поднимала глаз от зеленой травы под моими ногами.
          - Не топчи газон. Марья Васильевна голову тебе оторвет за него.
          - Кто это?
          - Наша домработница. - Мэт накинул на плечи полотенце и поставил около большого горшка с цветком, стоящего на крыльце дома, бутылку с водой.
          - У вас есть домработница?
          - У нас. Но тебе в ближайшее время придется довольствоваться её самыми малыми кулинарными навыками. Не завидую я тебе. - что-то изменилось. Мэт был непринужденным, но уже не холодным.
          - Ничего. Я справлюсь. - он изогнул бровь в недоверии моим словам. - Вот увидишь. - я указала на него пальцем.
          Мэт помотал головой и рванул с места, надевая свои наушники. Я последовала за ним.
          Солист гонял меня по окружающей местности в течение часа. Что со мной было к концу нашей пробежки - не передать словами. Я не могла оторвать от земли ног, у меня ломило мышцы. Я просто рассыпалась на части. Мэт не давал мне пить. Максимум пополоскать рот. Он не поддавался ни на какие мои уговоры. Это человек - каменная стена, которую невозможно сдвинуть. В этом весь Мэт - холодный, неприступный.
          Дойдя до крыльца, я повалилась на него, потому что сесть не получилось из-за боли в спине. Лежа я пыталась перевести дыхание, и позволить своим легким вдохнуть как можно больше воздуха. С закрытыми глазами мне представлялась горячая, расслабляющая ванная с разными арома маслами, которые я любила принимать, когда была 'богатенькой девочкой'. Мне было так хорошо, что даже не было заметно, что в мою спину утыкаются ступеньки. Я открыла глаза и вскрикнула. Мэт навис надо мной и вздернул брови. Он стоял, наклонившись, и оценивал меня. Пронзительные голубые глаза смотрели на меня в упор. В них не было ничего. Только пристальный взгляд. Не заметно для себя самой, я потянулась навстречу этом любимому голубому омуту. Между нами оставались считанные сантиметры, когда я очнулась и вырвалась из-под его чар, вставая с крыльца и хватая бутылку с водой.
          - Теперь можно пить? - Мэт тяжело дышал.
          - Теперь можно. Мне нужно продолжить занятия. Через час ты должна быть на кухне. Будет полдник, так как мы завтракаем в 8 утра, чтобы в 10 уже быть на пробежке. Мы с тобой обсудим твою диету, которую ты начнешь прямо сегодня. У нас нет времени откладывать. Ровно через месяц назначена пресс-конференция, на которой тебя официально представят, как участницу группы. А пока мы будем над тобой работать. Сейчас тебе нужен расслабляющий душ и можешь немного полежать. - Мэт вытер лицо полотенцем, затем прошелся им по своему торсу. Мои глаза следили за каждым его движением. - Ты очень невыносливая. - он подошел ко мне и отобрал бутылку, поднеся её к своим губам. Этот эротический жест заставил мышцы моего живота сжаться, что я почувствовала легкую боль. Мне захотелось, чтобы мои губы оказались вместо горлышка бутылки. Я наблюдала, как двигается его кадык, когда он глотал прохладную воду. Облизав губы, я развернулась и ушла в душ. Я хотела Мэта. И осознание этого бросало меня в жар. Я должна была срочно принять душ и снять напряжение и усталость мышц. Мэт никогда не посмотрит на меня, как на девушку для серьезных отношений. Такие, как он - не исправляются.
          Холодный душ обливал меня уже минут 15. Я дрожала, не чувствуя своих конечностей. Но мысль о том, что Мэт пил из моей бутылки - приводила меня в смятение. Я возбуждалась и больше не могла это отрицать. Меня влекло к нему настолько сильно, что я уже начала поддаваться искушению. Я понимала, что это окончательно испортит наши отношения, но мне так хотелось поцеловать его, что нервные окончания находились в постоянном тонусе при виде Мэта. Моя любовь подкрепилась сексуальным влечением, которое контролировать становилось труднее. Идея стать частью группы стала казаться мне плохой и глупой. Я не представляла, как смогу жить с ним в одном доме, не говоря уже о том, что нам придется две недели делить комнату. Вылезти из душа мне не дали так, как в дверь постучали.
          - Лекс, ты должна уже быть на кухне. У нас много дел. - за своими мыслями, я упустила ход времени и совершенно забыла, что душевую тоже делю с Мэтом.
          - Сейчас выхожу.
          - У тебя две минуты. Жду на кухне.
          Выбравшись из душа, я натянула майку и джинсы и отправилась на первый этаж. Парни уже поедали свой полдник, который вкусно пах и зарождал голод глубоко внутри меня. Я села на свободное место, потирая руки, которые потянула за великолепным сырником, политым сметаной.
          - Это не тебе. - я замерла на полпути и оглянулась на хозяина столько ангельского голоса, который начинал меня бесить. - У тебя всего месяц и 10 кг. Марья Васильевна, принесите Лексе её полдник. - голос был деловой и с такой интонацией, которая дает понять, что отказов хозяин не принимает.
          В столовую вошла полная женщина лет 60, которая погладила Мэта по голове и нежно улыбнулась. Он ответил ей тем же и вернулся к поеданию своих сырников со сметаной и вареньем. Сегодня наш мальчик был на взводе и редко поднимал глаза от тарелки. Мне поставили салат, который я сочла достаточно съедобным, чтобы потерпеть. В конце полдника Мэт всё-таки решил обмолвиться словом:
          - Ты должна соблюдать эту диету, тогда всё будет хорошо. - он протянул мне листы с разрешенными продуктами, запрещенными и с меню, расписанным на неделю. - Эти листы есть у Марьи Васильевны. Она будет готовить для тебя. Но если вдруг время приема пищи совпадет с временем, которое ты будешь проводить вне дома, ты должна всё строго соблюдать. Помни, всего один месяц. - он показал пальцем единицу и ушел прочь. А я осталась, рассматривая меню, которое на ближайший месяц станет моим.
      Глава 25.
          Мэт.

          Мне говорить с тобой в песнях
          Так интересно.
          Из памяти не исчезнуть, и до сих пор неизвестно,
          Как нам остаться надолго и быть счастливыми вместе.
          Пока - мы бездна - всё бесполезно.

          Что я испытал, когда Зак пришел и сказал, что выносит вопрос о принятии Александры Куприяновой в группу на голосование? Это очень сложно описать. Во мне было и удивление, и возмущение, и радость. Я был удивлен, что через такой непродолжительный отрезок времени после смерти матери, она всё-таки решилась начать заниматься творчеством; возмущен - потому, что тому, кому она это сообщила, был не я, радость - на самом деле мы нуждались в новом глотке воздухе, внесению что-либо новое в репертуар и коллектив. Её голос с первых нот покорил меня. Она именно то, что я искал. Но обида играла во мне. То ощущение, которое я испытывал всё это время, разъедало меня изнутри. Она так быстро стала мне близким и важным человеком, но так легко поверила, что я мог использовать её, что мне просто не хотелось переубеждать. Если Саша считала, что я способен на такое, значит, мы не были близки и не доверяли друг другу. А может, не доверяла только она.
          В день, когда Саша должна была прийти на новое прослушивание, я не находил себе место. Измеряя шагами свою комнату, я думал, как себя вести с ней. Я решил, что буду, как всегда, отчужденным. Это помогает. Это не ранит, не дает ложных надежд. Так я вел себя с девушками последние несколько лет и жил без лишних переживаний. Но появилась Саша и вся моя душевная гармония полетела к чертям. Она просто перевернула мой мир с ног на голову и оставила полностью разбитым. Ах, да, и превратила мои рассуждения из мужских в женские. Я расклеился, потому что не знал, что делать с таким влечением к этой юной особе.
          Я написал к её прослушиванию новую песню, которую она исполнила великолепно, именно так, как я и представлял себе. Моё восхищение этой девушкой не скрылось от глаз Зака. Это меня и пугало. Я знал, как они близко общаются. Но Зак проявил мужскую солидарность, оставив всё в секрете. За что я ему очень благодарен.
          Закончив с музыкой, я отвел её в спортзал и попросил раздеться. Насколько сложно мне было совладать с собой и не накинуться на нее. Несмотря на лишние килограммы, Саша выглядела соблазнительно. Бедра стали округлыми - женскими, грудь налилась. Моё сердце разрывалось, говоря о её лишних килограммах, потому что внешний вид заставлял меня твердеть моментально. Когда Саша начала танцевать, я пожалел, что попросил её об этом. Она была так гибка, движения плавные, легкие. Мне стало не по себе. Я с трудом представлял, как проживу с ней две недели в одной комнате. Поэтому следующим действием, я кинул ей контракт на колене и вылетел из комнаты прямиком в душ к Олсу.
          Следующим днем, я отправил Зака за Сашей, прекрасно понимая, что у девушки будет много тяжелых сумок. Не знаю, зачем я это сделал. У меня было много девушек, которых я хотел, но ни к одной не проявлял сочувствия или желания помочь. Это со мной впервые.
          Пробежка с Сашей была просто невозможной. Она постоянно останавливалась и просила воды. Мне было жалко её, но дать попить я не мог. Упражнения и диету я попросил составить именно так, чтобы сохранить все женственные округлости, но придав им спортивный и подтянутый вид. Конечно, ей об этом знать не нужно.
          На полднике Сашины глаза горели голодным блеском, когда она увидела сырники Марьи Васильевны. Мне так хотелось покормить её, но сдаваться было рано, тем более для сцены ей всё-таки придется подтянуть своё тело.
          Я сидел в своей звукозаписывающей студии, писав очередную песню. Посмотрев на часы, я отметил, что в моем распоряжении ещё полчаса до начала репетиции. Мне было волнительно, как работать с Сашей, потому что я не представлял, как реагировать на её мелодичный голос. Он волновал моё сердце, пробирая до кончиков пальцев. Я боялся сбиться со своего ритма, забыть слова или ноты. Но мне нужно было начинать привыкать к её постоянному нахождению рядом и к полной недоступности. Вносить конфликт в группу мне не хотелось, а серьезные отношения были не для меня.
          За полчаса я написал итоговую версию песни, которая мне нравилась после каждого исправления всё больше и больше. Я уже на интуитивном уровне представлял, как будут звучать эти слова под мою музыку из её уст. Эта девчонка заставляла проснуться во мне то, чего уже давно спало.
          Парни пришли как раз во время, пока я умолял, чтобы Саша не пришла раньше них. Мне не хотелось находиться с ней один на один. Я должен буду пройти через это вечером. Три раза наедине за один день будет перебором. Я не железный.
          Когда Саша зашла в студию, прошло уже лишних 10 минут. Я сидел с недовольным лицом.
          - Ты можешь не опаздывать хоть когда-нибудь? - я сложил руки на груди.
          - Мне звонил брат. У него возникли некоторые финансовые проблемы. - Саша мялась у входа.
          - Тебе нужны деньги? - я старался делать голос непринужденным и не заинтересованным.
          - Эм...Нет. Просто он теперь живет с семьей моей подруги и у...главы семьи день рождение. Никита хотел посоветоваться и попросить немного денег.
          - Хорошо. - Саша была такой простой и с легкостью могла рассказывать о своей жизни. - Нужно начинать репетицию. Я могу звать Никиту? - группа оживленно закивала.
          Никита был с нами через пару минут. Он сел за пульт и одел наушники. Каждый член группы занял своё место. Я наблюдал за тем, как готовилась Саша, стоя в наушниках около микрофона, пока одевал на себя гитару. Когда все были готовы, началась фонограмма, и я приблизил губы к микрофону, не отводя взгляда от девушки, которую желал, как никого и никогда.

          Открой глаза,
          И посмотри ты на меня.
          Уж не весна.
          Да и расстроилась ты зря.
          Коснись рукой.
          Нам обещали небеса
          Стереть всю боль,
          А как ты знаешь и сама.
          И по дороге в вечность
          Закончим - бесконечность.

          Я был в отличной форме, когда пел. Мне даже самому нравилось каждое слово, которое я произносил. Саша все мои слова теребила подол своего красивог цветастого сарафана и облизывала свои губки. Значит, нервничал не я один. Мне до безумия хотелось попробовать каждую её губку на вкус. Я не сомневался, что она сладкая и вкусная, как клубника или клубничный молочный коктейль. Эта милая блондиночка выводила меня из эмоционального равновесия.

          Твои глаза,
          Они сапфирами горят.
          Как небеса,
          Тебя любить они велят.
          Прости меня,
          Ты моё счастье и любовь.
          Люби меня,
          Ты разгоняешь мою кровь.
          Мой мальчик дорогой, золотой,
          Как счастлива я быть с тобой.

          Сашин голос лился, как сладкий мед. Я чуть не забыл во время вступить в припеве. Голова шла кругом от того, как она преподносила каждое слово. Она не делала мою музыку лучше. Нет, Саша превращала её в произведение искусства.
          Мы прогнали новую песню ещё раз, затем отрепетировали те текста, которые были у Саши на прослушивание. Три песни были готовы для нового альбома. Через неделю можно записать. Из-за нового человека, в группе, на удивление, не было недопонимания, как будто Саша уже давно с нами. Это давало ещё один повод поблагодарить Бога, что он послал мне эту белокурую девчонку.
          До конца дня быть в доме группы для меня было бы слишком, поэтому схватив ключи, я отправился кататься по городу, заехал в музыкальный магазин, прикупив парочку новых альбомов, которые были мне интересны, перекусил в кафе и старался ни о чем не думать.
          Когда я вернулся в дом и поднялся в свою комнату, Саша мирно спала на кровати. Зрелище было выносить очень тяжело. Её ножка вылезла из-под одеяла, оголяя большой участок кожи. Мне захотелось прижаться губами к каждому сантиметру, заставить её умолять быть с ней. Но я должен был держать себя в руках, ради группы, ради нормальных отношений с Сашей. После просмотра эротических сцен новой солистки группы 'Падшие', мне пришлось полчаса стоять под ледяным душем и думать о продавщице чебуреков. Выйдя из душа, мой взгляд наткнулся на оголенный животик, который сейчас был немного больше, чем нужно, но, тем не менее, выглядел очень соблазнительно. Я облизнул губы, выругался и направился стелить постель. Теперь я сплю на полу.
      Глава 26.

          Ирония судьбы или подстроено, не важно.
          Зато теперь я точно буду думать дважды.

          Неделя пролетела настолько быстро, что я даже не заметила, как пришло время записывать песни, которые последнее время мы активно репетировали.
          Утром я проснулась раньше Мэта, это было удивительно, потому что он всегда вскакивал очень рано и уходил из комнаты. Сегодня мне представилась возможность понаблюдать за спящим Мэтом. Это было великолепное зрелище. Во время сна его лицо выглядело таким расслабленным, юным. Не было даже постоянной морщинки между прекрасными бровями, которые были необычно красивого пшеничного цвета. Мне хотелось провести пальцами по каждой его идеальной черточки идеального лица. Рука тянулась произвольно. Плед покрывал его бедра, оставляя на обозрение прекрасный, эталонный торс. Грудь поднималась и опускалась в размеренном дыхании. Он был великолепным - идеально сложен, умен, талантлив. Хотелось наблюдать за ним вечность. Смотреть, как он почесал нос, когда переворачивался на бок, как закусил губу и застонал, когда ему что-то приснилось - это было так необычно и чудесно. Но самое странное это то, какие чувства он вызывал во мне. Я вся трепетала, нервные окончания подрагивали, воздух не хотел поступать в мои легкие. Я постоянно контролировала себя рядом с ним. А так хотелось отключить мозг и отдаться эмоциям. Прямо сейчас. Но глубоко вздохнув, я развернулась и ушла в душ.
          За завтраком все ели прекрасно пахнущую яичницу, а я какую-то зеленую ерунду. Сил с каждым днем было всё меньше, сантиметры в талии потихоньку уходили - мы двигались в правильном направлении.
          Около 10 утра за всей группой приехал автобус, который должен был отвезти нас в студию звукозаписи. Зайдя вовнутрь, я обнаружила, что все места кроме одного были заняты. И по воле случая свободное место было только рядом с Мэтом, который от этого явно нервничал. Мне ничего не оставалось, как приземлиться рядом с фронтменом, максимально отодвинувшись на край. Я всю дорогу одергивала короткое платье, потому что жутко нервничала, находясь рядом с ним. Мэт не проронил ни слова, наблюдая в окно, как меняется пейзаж. Поэтому я решила, что заговорить с ним было бы плохой идеей.
          В студии за последнее время ничего не изменилось. Никита вышел первый и сразу направился к своему пульту, настраивая его и проверяя фонограмму. Я аккуратно первой подошла к микрофону и одела наушники. Пока парни собирались, мы прогнали музыку и настроили звук.
          Группа потихоньку собиралась за своими инструментами, опаздывал только Мэт. Мы ждали его минут десять. Парни начали нервничать. Запись срывалась, а значит, это отдаляло выход альбома. Через продолжительное время влетел Мэт.
          - Лида рожает! - солист держался за волосы. А я в ступоре смотрела на него. Зак подошел, увидев мой шок, и обнял за плечи.
          - Это жена его родного брата. - он сказал это так тихо, чтобы услышала только я.
          - Вроде же рано ещё. - Свят почесал затылок и выпустил свои ямочки на обозрение всем.
          - Свят, ребенок сам выбирает время, когда появиться. - Мэт поднял на меня глаза, я улыбнулась ему и взяла за руку. - Поехали скорее. - он так переживал. Я знала, что ему нужна моя поддержка. Он сильнее сжал мою руку и потянул по лестнице к выходу.
          Машина уже стояла около парадного входа студии. Я быстро вскочила на пассажирское сидение, в то время, как Мэт садился за руль. До роддома мы ехали быстро, нарушая все правила дорожного движения. Я держала Мэта за руку, что давало мне ощущения единства с ним. Его рука была теплая и посылала импульсы по всему моему телу.
          В роддом мы вбежали с огромной скоростью, сбивая акушерок, которые орали нам что-то из ненормативной лексики. Мэт летел впереди, таща меня за собой. Когда мы добрались до родильного отделения, там уже находилось пятеро взрослых и один маленький красивый мальчик. Он был таким же блондином, как Мэт, да и вообще был сильно похож на него. По тому, как он прижимался к шикарному парню, который выглядел чуть старше Мэта, стало понятно, что это его сын. Мальчик подвывал и требовал маму. Были родители Мэта. Маму я помню с похорон. Она была статной, красивой блондинкой, одетой по последнему пику моды. На ней было лиловое платье по колено, переваливающегося перламутром. Папа выглядел, как настоящий бизнесмен - синий костюм, галстук, белая рубашка, серьезный вид и такие же, как у Мэта бездонные голубые глаза. Рядом стояла пожилая пара, которая держалась за руки. Как я поняла, это были родители Лиды.
          Когда мы подошли поближе, мальчик поднял на нас свои глазки и внимательно смотрел на меня, затем переведя взгляд на наши переплетенные руки, малыш расплылся в улыбке. Он вытащил свои пальцы из руки папы и побежал навстречу нам.
          - Мэт, мне можно называть тебя по имени? - мальчик прижался щекой к плечу Мэта и обвил его шею руками, когда парень присел на корточки.
          - Эм...Не нужно.
          - Хорошо. Она красивая. Это твоя девушка? - мальчишка указал пальцем на меня и улыбнулся.
          - Нет. Это наша новая солистка. Её зовут Лекс. А это наш прекрасный Арсений - мой племянник. - Мэт поднял свои голубые глаза, которые были наполнены любовью. Он был великолепным дядей, это было видно только по взгляду на ребенка.
          - Очень приятно.
          - Мне тоже. - я улыбнулась и подмигнула мальчишке, а он, смущаясь, отвернулся.
          - Мама ушла за сестричкой, и её уже три часа нет. - я присела рядом с Арсением и взяла его маленькие пальчики в свою руку.
          - Не переживай. Скоро мама покажет тебе сестренку. Нужно подождать совсем чуть-чуть. Я, как и ты, была маленькая и с папой ждала, когда мама принесет мне братика.
          - Значит, мы с тобой похожи.
          - Это точно.
          - А тебе нравится мой дядя? - мы с Мэтом переглянулись, и солист уставился на меня, приподняв бровь.
          - Очень. Твой дядя самый талантливый человек, которого я когда-либо встречала.
          - Да, он лучший. Но ему нужна хорошая девушка, как ты.
          - Сенька! Отстань от девушки. - к нам подошел красивый парень. С Мэтом они были очень похожи. - Привет, брат. - парень открыл объятия, в которые неуклюже попал солист.
          - Привет. Знакомься, это Лекс, наша новая солистка. А это мой старший брат - Максим.
          - Очень приятно. - я пожала руку, любезно предоставившую мне Максимом.
          - Взаимно. - парень улыбнулся, и я поняла, что в этой семье все обладают соблазнительной улыбкой.
          - Как Лида? Эм...Без имени. - Максим усмехнулся.
          - Хорошо. Сказали, осталось чуть-чуть. Ты же знаешь папу, он готов выложить кругленькую сумму, чтобы быть в курсе всего.
          - Это точно.
          Меня познакомили со всей семьей, которая оказалась очень милой и доброй. Мама была так рада мне, что даже обняла и спросила, как моя жизнь. Папа был холоден, серьезен, но относился без надменности. Мы ждали несколько часов новостей из родильной. Каждый спасался от нервов, как мог. Мэт общался с Сенькой, папа сидел и пил кофе, Максим намерял круги по коридору, родители Лиды общались между собой, а мама общалась со мной, задавая мне интересующие её вопросы.
          Прошло ещё пять часов, прежде, чем вышла женщина-врач лет тридцати пяти и сняла маску, готовясь к разговору с родственниками.
           - У вас девочка. 53 сантиметра и 3580 грамм. Поздравляю. - Максим кинулся к врачу, поднимая её на руки. Все стали обниматься и поздравлять друг друга. Я подошла к Мэту, заметив слезы в его глазах.
          - Поздравляю тебя с племянницей. - я наклонилась и поцеловала его в щеку. Это был наш первый поцелуй, но даже такой простой и легкий он был превосходным. Гладкая кожа его щеки в течение нескольких часов покалывала мои губы. Я была на удивление раскованной и смелой. Видимо, сказалась стрессовая ситуация. Но мне было всё равно. Я сделала то, что давно хотела и была довольна собой. Мэт выглядел шокированным, но улыбнулся мне своей теплой и доброй улыбкой, от которой моё сердце сильно сжалось.
          - Спасибо, Лекс.
          Всех пустили по два человека увидеться с новорожденной и её мамой. Я решила, что буду лишней на этом празднике жизни, хотя мне очень хотелось навестить кроху. Стоя у машины, я ждала, когда Мэт встретится с Лидой и маленькой Анисией.
          Солист шёл вальяжной походкой и расплывшейся улыбкой навстречу мне и своей машине. Не знаю, кому он был больше рад, но я решила, что виновницей его улыбки была я.
          До дома мы ехали молча, но я то и дело ловила взгляды Мэта на себе. Это грело мне душу.
          Я уже лежала в кровати, когда услышала, как парень стал стелить себе постель на полу. Сегодня, видимо, был день, наполненный смелостью и прямотой, потому что, не ожидая от себя, я выпалила слова, которые заставили меня затрястись нервной дрожью.
          - Мэт?
          - Что?
          - Ложись ко мне в кровать. Здесь много места. - я заметила, как замер солист с простыней в руках. Но ступор его продолжался недолго и в следующий момент я почувствовала, как рядом со мной прогнулся матрац. Близость его тела к моему усилила дрожь. Я пыталась утихомирить своё дыхание, которое было учащенным. Мэт спал со мной в одной кровати. Я сама его пригласила. Да, я сегодня в ударе.
     Глава 27.
          Утром я проснулась, прижатая к чему-то теплому и твердому. Было так комфортно и приятно, что я сладко потянулась и застонала. Всё было хорошо до тех пор, пока мне не застонали в ответ. Я резко распахнула глаза и встретилась с тревожным взглядом Мэтом. Парень выглядел сонным и таким прекрасным. Я огляделась вокруг, заметив руку на своей талии, которая лежала по-хозяйски.
          - Доброе утро. - Мэт улыбнулся мне, и я впала в ступор. Ещё затуманенные сном глаза и прекрасная ленивая улыбка - не могло возникнуть никаких вопросов, почему я люблю этого парня. Воспользовавшись моим замешательством, Мэт наклонился и поцеловал меня в лоб.
          - Доброе утро. - голос мой дрогнул на последнем слове. Мэт снова улыбнулся и стал вставать с постели. Он пошел в сторону ванные в одних боксерах, лениво потягиваясь, выставляя напоказ идеальные мышцы спины. Я закусила губу, чтобы не кинуться ему на шею. С каждым днем находится с ним рядом и не иметь возможности коснуться его становилось всё труднее и труднее. Когда в душе зашумела вода, я закрыла уши руками. Я никогда не испытывала такого влечения к парню. Все мои отношения ограничивались поцелуями. Никто не возбуждал меня и не заставлял трепетать.
          Вскочив с постели, я побежала вниз по ступенькам. Мне нужно было срочно остудить голову. Гормоны не давали мыслить здраво. Этот парень просто выбивал почву из-под моих ног. Я чувствовала удары своего сердца под ребрами, когда остановилась на кухне, обперевшись об косяк.
          - Ты чего тут, прячешься что ли? - Зак уставился на меня испуганными глазами. - У вас что-то с Мэтом случилось? - я громко выдохнула.
          - Нет. Все в порядке. Просто в горле пересохло.
          - Как прошел ваш день вчера?
          - Всё хорошо. У Мэта родилась племянница здоровая и румяная. - я улыбнулась.
          - Он такими глазами на тебя смотрел, когда ты поддержала его. Это был просто удар в сердце. - Зак подмигнул мне.
          - Мне хотелось быть с ним рядом.
          - Я знаю.
          Я пошла заваривать кофе, толкнув Зака в бок. С этим парнем было так легко и просто. Он был идеальным другом. Иметь такого человека - это значит быть защищенным со всех сторон. Он - моя опора.
          Его появление на кухне я почувствовала спинным мозгом. Я ещё не слышала голоса солиста, но мне уже не хватало кислорода. Все моё тело реагировало на Мэта, подстраиваясь под него.
          - Доброе утро. Где все? - я обернулась посмотреть на Мэта. Он был одет в одни джинсовые шорты и потирал свои шесть кубиков пресса. - Я такой голодный.
          - Все ещё спят. Тебя можно поздравить? Теперь наконец-то появилась девушка, которая будет вить из тебя веревки. - Зак смеялся, а Мэт пихнул его в плечо.
          - Она ангел. - фронтмен сиял.
          - О! Это уже началось.
          - Иди ты!
          Вся группа собралась в 8 часам за столом. Марья Васильевна разносила еду, ставя каждому по тарелке.
          - Мэт, братишка, ты выглядишь хорошо, бодро. - Мэт нахмурился.
          - Я выспался. - буркнул солист.
          - Ну да, ну да, выспался, на полу. - Олс хохотал, пока не получил подзатыльник от Зака. Я засмеялась, за что получила сексуальную ухмылку Олса. - Смотрю, принцесса тоже выспалась. - я кинула в гитариста салфеткой, которая уже лежала у меня на коленях. - Знаете, вообще-то я тут самый старший, но обижаете меня вы.
          Завтрак прошел в напряжение. Я постоянно ловила взгляды Мэта. Его сапфиры были насыщенного цвета. Я успела заметить, когда Мэт в хорошем настроении его глаза сияют, как драгоценные камни, а когда он холоден и отстранен, белая пелена покрывает блеск, превращая всю это красоту в лед.
          Я первая встала из-за стола и направилась на улицу. Осенняя прохлада уже начинала накрывать Питер. С каждым днем ощущение сентября было отчётливее. Листья уже начали опадать с деревьев в единичных случаях, чаще же - они превращались в пестрые мазки на ветках. Я присела на декоративный камень, который располагался на заднем дворе и наблюдала, как стаи птиц постепенно начинают перелёт на юг, пока не почувствовала, как чьи-то руки легли мне на плечи. Я так задумалась о прекрасном, что не заметила его прихода. Повернув голову на верх, мои глаза встретились с его, в которых можно утонуть, потеряться.
          - Ты почему убежала? - я пожала плечами.
          - Мне хотелось побыть одной.
          - То есть я помешал?
          - Нет. - Мэт улыбнулся и протянул мне стаканчик с кофе.
          - Ты даже кофе не выпила.
          - Очень мило с твоей стороны. - я протянула уже замерзшие руки к горячему напитку.
          - Мило моё второе имя. - Мэт подмигнул мне и стал стягивать толстовку с себя. - Вот, надень. Тебе нужно беречь голос. У нас много работы. Нельзя болеть. - я протянула руку за серой толстовкой, предвкушая, как смогу чувствовать запах его тела.
          - А как же ты?
          - У меня теплый джемпер.
          - Иногда из доброго парня ты превращаешься в профессионала, и тогда я не знаю как вести себя с тобой. - Мэт улыбнулся и погладил меня по голове.
          - Мне нравится, когда ты такая, какая есть.
          - Это какая же?
          - Настоящая. - солист стал наклоняться к моему лицу. Это было слишком медленно для меня. Я очень долго этого ждала. Потянув руки к его шее, я стала приближать свои губы, навстречу ему. Но, как говорится, не суждено - не стоит и начинать.
          - Эй! Не здесь! Я вообще-то тут птичек кормлю.
          - Зак, уйди отсюда. - Мэт не отрывал взгляда от моих губ.
          - Нет, брат, прости. Но единственное время, в которое свободна звукозаписывающая студия сегодня - это десять утра или только через месяц. Если мы не хотим терять время, вы оставите свои прелюдии до вечера. - я первой опомнилась и убрала руки с шеи солиста. Протянув ему толстовку, я встала с камня и направилась в спальню переодеваться - расстроенная и неудовлетворенная.
          Запись трех песен длилась 6 часов. У нас с Мэтом ничего не получалось. Мы не попадали в ноты, поздно или рано вступали. Сначала они долго записывали музыку к каждой композиции, пока я заливала в свой организм огромное количество кофеина. Но когда пришло время петь, я постоянно отвлекалась на губы, голос, глаза, жесты Мэта. Наблюдать за ним в процессе работы также завораживающе и возбуждающе, как и тогда, когда он спит.
          В 16:00 мы вышли из студии, уставшие и измученные. Мне было так стыдно, что я ни с кем не общалась и вообще не поднимала глаза от носков своих туфель. Сев у окна, я откинулась на подголовник и закрыла глаза. Рядом со мной кто-то присел, но у меня не было сил смотреть на этого человека, тем более, я была уверена, что это Зак. Но мою уверенность быстро развеяли, когда переплели мои пальцы со своими. Я открыла глаза и увидела теплую улыбку Мэта. Он аккуратно поднес наши руки к своим губам и легонько коснулся моей костяшки среднего пальца, затем откинулся на сидение и закрыл глаза, не выпуская моих пальцев. Я старалась скрыть дрожь в своих конечностях, но успехов в этом деле не достигла. Руки дрожали, ладони потели, выдавая всё моё состояние. Постаравшись успокоиться, я закрыла глаза и размеренно задышала.
          Оставшийся день я провела в скайпе, общаясь с Лерой и Никитой. Они постоянно спрашивают, когда у меня появится время выбраться в город, чтобы встретиться с ними. Я узнавала у брата, как дела в школе, отчего Никита только морщил нос и отмахивался. Лерка сказала, что сегодня лично водила его за руку закупаться канцтоварами. Я очень скучала по ним. Они моя семья. Единственные, кто у меня остался. Проболтав до позднего вечера и насмеявшись вдоволь, я поднялась в спальню, заметив, что Мэт уже спит, развалившись на кровати. Это зрелище так согрело моё сердце. Было что-то в этом домашнее и уютное. Схватив полотенце, я отправилась в душ. Сердце бешено колотилось, когда я стояла под теплыми струями рая. Осознание того, что завтра мне опять суждено проснуться рядом с Мэтом, заставляло меня сгорать от желания.
          Когда я всё же решила выбраться из душа и лечь в кровать, я аккуратно на носочках подобралась к противоположной стороне той, на которой лежал Мэт. Отодвинув одеяло, я пробралась в постель. Накрыв себя по плечи, я легла на бок, чтобы не видеть это юное мальчишеское выражение лица солиста. Я закрыла глаза и постаралась заснуть.
          Разбудило меня движение за моей спиной. Мэт крутился и спал беспокойно. Через несколько мгновений рука легла на мою талию под одеялом. Я вздрогнула. Его касания опаляли меня. Мэт скользнув к моему животу, притянул к своей груди. Бедром я почувствовала значительную выпуклость в районе паха. Такие ощущения были для меня в новинку. Понимание, что он, таким образом, реагирует на моё присутствие, отдало мне в низ живота, скручивая в сладкой боли.
          - Ты спишь? - его голос был так близко к моему уху, что заставил выбившиеся пряди из хвостика, колыхаться в ответ на его слова.
          - Нет. - моего виска коснулись его губы. Я могла поспорить, что сейчас он улыбался. Я, набравшись смелости, повернулась к нему лицом. Его глаза были темными и наполненные желанием. Он чувствовал то же, что и я. Наши лица были так близко друг к другу, что я закусила губу. Это было так волнительно. Мэт аккуратно высвободил мою нижнюю губу от власти зубов, проведя по ней большим пальцем.
          - Я думаю, здесь мне никто не помешает тебя поцеловать. - его слова теплом разлились по моему телу, и все нервные окончания собрались внизу живота и пульсировали. Я снова закусила губу.
          - Я тоже так думаю. - затем Мэт наклонился и легонько коснулся моих губ. Дыхание сразу участилось и стало сбивчивым. Фронтмен стал посасывать по очереди то верхнюю, то нижнюю губу, отчего я застонала. Он был так нежен и ласков. Мне казалось, что я перестаю чувствовать руки и ноги. Когда его язык прошелся по соединению моих губ, мне ничего не оставалось делать, как открыть рот и впустить его вовнутрь. Моё тело не могло сопротивляться Мэту, да и не хотело. Его пальцы одной руки гладили мою скулу и щеку, а другой - он прижимал меня к себе за талию. Мы целовались до потери пульса, пока воздуха стало катастрофически не хватать. Оторвавшись от меня, Мэт улыбнулся и откинулся на подушку.
          - Это я хотел сделать с самого первого мгновения, как увидел тебя на сцене. - я почувствовала, как начинаю краснеть.
          - Почему не сделал?
          - Я хотел тебя видеть к группе. А если бы я переспал с тобой, то ты бы никогда не подписала контракт. - слова ударили, как ток, прошибли на сквозь.
          - Что? А теперь не нужно себя сдерживать, да? Я ведь уже подписала контракт. - Мэт закрыл рукой мне рот и навис надо мной.
          - Я должен был закрыть тебе рот ещё в прошлый раз и заставить выслушать меня. Я не был готов к серьезным отношениям, а использовать тебя мне не хотелось. Но то время, которое мы не виделись...В общем, мне было тяжело без тебя, и я решил, что мы могли бы попробовать начать встречаться? - Мэт сделал интонацию, будто бы задавал вопрос. Но он никогда бы так не поступил. Этот человек знал, чего хочет и шел к своей цели напролом. Я улыбнулась.
          - Ты предлагаешь мне встречаться?
          - Да. Я хочу, чтобы мы попытались стать нормальной парой. - услышав эти слова, я взяла его лицо в свои руки и притянула для поцелуя. Руки Мэта опустились мне на оголившийся живот. Ладони охватили мою талию, а большие пальцы поглаживали свободные от одежды участки кожи.
          - Я согласна.
         Глава 28.

          Всё оказалось так сложно.
          Я от этой любви схожу с ума, так разве можно?

          Наступившее утро было как никогда сказочным и приятным. Для меня уже не было удивительным проснуться на груди Мэта. Я лишь слегка погладила его живот в области пресса, ощущая кончиками пальцев каждый его кубик. Он так хорошо пах. Я уткнулась в основание шеи и вдохнула его аромат. Мэт потянулся и его руки по-свойски прижали меня к себе. Поцеловав в макушку, парень сладко зевнул.
          - Доброе утро. - он тепло улыбнулся мне. - Мне нравится просыпаться рядом с тобой. Я даже подумал отменить ремонт комнаты, пока не поздно.
          - Ты что уже предлагаешь нам съехаться? - я легонько толкнула его в живот.
          - Это было бы не плохо. Тем более, мы уже живем вместе. - Мэт склонился надо мной и прильнул к моим губам. Его поцелуй был страстный, захватывающий, не дающий возможности перевести дыхание. Каждое движение его губ разжигало желание внизу моего живота. Руки блуждали по телу, задевая нервные окончания, заставляя трепетать каждую клетку моего сознания. Мэт коснулся оголенного живота и проскользнул под футболку. Его рука ловко обхватила мою грудь, нежно приподнимая её. Большой палец коснулся моего соска. Я выгнула спину и застонала в губы Мэту. Парень сделал движение бедрами в мою сторону, показывая насколько сильно он желает меня.
          - Я хочу знать твоё настоящее имя.
          - Не сейчас. - его губы снова накрыли мои в требовательном поцелуе. Я уже не пыталась контролировать свои эмоции на прикосновения Мэта. Это было слишком. Всё это было перебор.
          - Мэт. - я немного оттолкнула его. Мне просто не хотелось давать ложную надежду на то, что между нами сейчас может произойти, а точнее - не произойти.
          - Прости. - он последний раз поцеловал мои губы, затем переместился на лоб и откинулся на подушку, привлекая меня к себе. - Так не привычно просыпаться в постели с девушкой. - я удивленно посмотрела на него. - Я считаю, что кровать - это личное и пускать туда всех подряд - глупо и грязно. Поэтому с девушками я был в гостевой комнате. - я поморщилась. - Поэтому же я и решил сделать ремонт, чтобы ты смогла там жить. Но теперь в этом нет надобности. - Мэт снова навис надо мной и впился в губы.
          - Нужно вставать. - я промямлила это невнятно, скорее простонала, когда парень с губ перешёл на подбородок, щеки и шею.
          - Может откажемся от пробежки сегодня? Я знаю, чем можно заняться. Это и для фигуры полезно и для эмоционального состояния. - Мэт аккуратно сжал мою ягодицу.
          - Иногда, ты превращаешься в Олса.
          - Спасибо, Лекс, за комплимент. - я рассмеялась и начала вставать с кровати, направляясь в душ.

          ***
          Когда я спустила к завтраку, вся группа в полном составе сидела за столом. Пустое место было оставлено мне рядом с Мэтом. Я присела на стул, взяв салфетку со стола, покрыв колени. Моей руки коснулись. Это было так волнительно. Ещё никто не знал, что мы встречаемся. Поэтому Мэт старался делать всё как можно незаметнее. Его рука опустилась на моё колено и поползла вверх по бедру. Моя кожа сразу покрылась мурашками. Я остановила его руку, покрыв своей. У нас и так всё развивалось слишком быстро. Через две недели у меня уже первое интервью. Меня официально представять, как солистку группы 'Падшие'. Я очень переживала.
          - У меня для вас новости. - Мэт положил кухонные приборы, после того, как закончил есть свои блинчики.
          - Какая? - Олс говорил с набитым ртом. Этот парень мог есть за всю группу.
          - На следующий день после пресс-конференции нас приглашают выступить в 'Amour-place'. Я думаю, это идеальный вариант представить новые песни и показать фанатам потенциал новой солистки.
          - Ты прав. - Зак указал вилкой на Мэта и подмигнул.
          - Но остается другой вопрос.
          - Какой? - Олса было трудно понять, когда он пытался жевать и говорить одновременно.
          - Вопрос о наших отношениях с Лексой. Он обязательно всплывет на пресс-конференции. Тем более, обсуждение нашего якобы, - Мэт показал в воздухе кавычки, - разрыва ещё свежо в памяти.
          - Ваши отношения подняли рейтинг группы. Интерес к нашему новому альбому рос с большой частотой. Поэтому, я за то, чтобы вы продолжили строить из себя сладкую парочку. - Микс улыбнулся и его зеленые глаза засияли, как два изумруда.
          - Я тоже за. Тем более, вы хорошо смотритесь. - Олс подмигнул мне, а Зак закатил глаза.
          - Мы все не против. Но решение остается за вами.
          - Вот об этом мы и хотим вам сказать. - Мэт взял под столом мою руку. - Теперь мы пара не только на информационных таблоидах, но и в жизни. - парень поднёс мою руку к губам и поцеловал каждую костяшку. Парни в шоке уставились на нас. Один только Зак расплылся в улыбке.
          - Наконец-то вы перестали бороться с чувствами. - Зак подмигнул нам. - Очень рад за вас. - он поднес к губам стакан с соком.
          - Спасибо.
          На пробежке мы дурачились. Мэт таскал меня на руках, щекотал, подбрасывал в воздух. Мы целовались и обнимались, обдуваемые прохладным осенним ветром. За последние пять лет я не была так счастлива, как сейчас.
          - Я счастлив с тобой, как никогда.
          - Я тоже. - я прижалась губами к его губам. Мэт поднял меня за талию, и я инстинктивно обхватила ногами парня за талию.
          - Ты так идеально мне подходишь. - я улыбнулась ему. Мне хотелось кричать на весь мир, что я счастлива. - Поехали в кинотеатр под открытым небом? Посмотрим 'Киллеры'. Сегодня их показывают.
          - Поехали. - Мэт перекинул меня через плечо и, хлопнув по попе, пошел в сторону дома. Я хохотала, обнимая его за талию.
          Вечером мы сидели в машине недалеко от экрана, на котором показывали какой-то фильм. Если честно, мне было совсем не интересно о чем он, всё моё внимание было приковано к Мэту. Солист смеялся над какими-то смешными моментами в фильме и жевал попкорн, немного морща нос.
          - Хватит смотреть на меня. Я смущаюсь. - Мэт заглянул мне в глаза своими сапфирами, и я просто утонула в голубом омуте. Его рука легла на моё колено, заставляя раздвинуть ноги. Медленно кончики пальцев стали вести верх по внутренней стороне бедра. По моей коже побежали мурашки. Я всё это время так желала его прикосновений, что теперь не могла поверить, что запросто могу поцеловать его или погладить по щеке. Когда пальцы Мэта коснулись кромки моих трусиков, я затрепетала. Он ловко скользнул под резинку, прикасаясь к самому сокровенному месту. Я застонала.
          - Ты такая горячая, девочка моя.
          - Мэээт.
          - Что?
          - Мне нужно тебе кое-что сказать.
          - Говори.
          - У меня никогда не было...секса. - палец Мэта замер на месте. Я решилась поднять на него глаза и встретилась с обеспокоенным взглядом.
          - Ты, что, девственница?
          - Эм...да. Это плохо? - обеспокоенное лицо вдруг озарилось улыбкой.
          - Нет, ты даже не представляешь, как это хорошо. Так я смогу во всех смыслах сделать тебя своей. - он поднес палец к губам и облизал его, отчего я залилась краской. Этот парень действует на меня невероятно.
       Глава 29.
          Следующие две недели мы упорно работали над программой концерта, который нам предстоял в клубе после пресс-конференции. Мэт много работал. Он писал текста, проводил много времени за инструментом, сочиняя великолепную музыку. Каждый день был плодотворен и приносил что-то новое в творчестве. Я проводила много времени, наблюдая за ним и напевая то, что он писал. Мэт был талантлив и прекрасен. Во время работы он превращался в сосредоточенного человека, но от этого не становился менее красивым.
          Я могла просто сидеть рядом и молчать, смотреть, как он грызет кончик карандаша или сминает листы бумаги, как он держит гитару, водя по ней медиатором. Наедине мы проводили мало времени, если не считать, что я рядом, когда он работает. Сил хватало после целого рабочего дня только на то, чтобы сходить в душ и упасть на кровать. Я засыпала в обнимку с Мэтом, предварительно поцеловав его на ночь. Это было стало самым прекрасным временем в моей жизни. Пусть у нас не было время на свидания, кино и кафе, зато мы засыпали вместе, а это дороже всего этого вместе взятых. Каждый день начинался с поцелуев и улыбок. Мы спускались к завтраку, держась за руки, дурачились на пробежке, целовались в студии. Эти мимолетные уединенные встречи были такими ценными и такими важными. Каждое мгновение, проведенное с ним, давали мне полноценное ощущение счастья. Я работала, как и Мэт, на износ. Мы репетировали, после того, как фронтмен вбегал в спортивный зал, где все коротали время, и кидал на стол листья с музыкой и стихами. Группа добивала каждое новое слово, внесенное Мэтом, каждую новую ноту.
          В этот день все мы были на нервах. Сегодня я должна буду предстать перед прессой и вынести мощный натиск каждого из журналистов. Я прекрасно понимала, что вопросы будут задавать неудобные и, по возможно, постараются смутить меня или вогнать в тупик. Поэтому заранее мы с Мэтом перебрали около сотни вопросов, которые могут заставить осечься или почувствовать себя не уютно. Здесь были о вопросы о моих родителях, о брате, о друзьях. Я видела, как переживает Мэт. Морщинка между его пшеничными бровями ни на минуту не разглаживалась. Сегодня первый раз к нам пришел стилист. Я уже сидела на стуле перед зеркало в шесть утра и пыталась держать веки открытыми.
          - Ты можешь попытаться вздремнуть, пока я крашу твои глаза. - девушка-стилист приторно улыбнулась мне и помахала перед лицом кисточкой для растушёвки.
          - Хорошо, я попробую. - если честно, мне эта Ася сразу не понравилась. Парням она готова была носить тапочки в зубах, а мне лишь притворно улыбалась. Я закрыла глаза и стала думать о том, насколько сейчас счастлива.
          - Как поживает моя девочка? - родной голос вывел меня из дремоты, и я резко распахнула глаза. Ничего сказать я не успела, потому что мисс-кисточки-для-рисования решила опередить меня.
          - Всё хорошо. Я думаю, мы будем готовы минут через 20. Можно будет отправлять её к Вове. - горячие губы накрыли кончики моих пальцев. В его глазах было так много тепла и доброты. Я улыбнулась ему и крепче сжала руку, которая держала его пальцы.
          - Я сам провожу тебя к Вове. Пока ты можешь поспать, а я приду через 20 минут. - затем Мэт повернулся к Асе и стальной голос снова встал на место. - Осторожнее с ней. Если Саша на тебя пожалуется, ты вылетишь отсюда. Тебе ясно? - глаза Аси расширились.
          - Что я такого сделала?
          - Надеюсь, пока ничего, будешь умной и ничего не сделаешь. Мы уже говорили об этом. - Мэт снова повернулся ко мне и взял за руку. Он перебирал мои пальцы в своей руке. - Я даже не знаю, куда тебя поцеловать. - он перевернул мою кисть и коснулся губами моей ладони. Я закрыла глаза и глубоко вздохнула. - Я буду через 20 минут. - напомнил мне Мэт и ушел, закрыв за собой дверь. Я снова закрыла глаза, пытаясь угомонить гормоны.
          - Неужели ты так сильно его зацепила? Обычно он не переживал, что я могу что-то сказать тем, с кем он спит. - я сжала челюсти и кулаки, стараясь не обращать внимание на её провокации. - Просто я люблю ставить их на место. Каждую. Потому что Мэт будет моим. Я тебя предупреждаю. У тебя мало шансов. Я готова пойти на все, чтобы быть с ним. - я повернулась к ней, сдерживая смех. Её лицо моментально приобрело багровый оттенок.
          - Я скажу тебе только одно - будешь лезть к нему - вылетишь отсюда, как пробка из бутылки шампанского. - снова повернувшись к зеркалу, я закрыла глаза и отдалась царству дремоты.

          ***
          - Малышка, ты так прекрасна. - моего уха коснулась горячие мятное дыхание. Я закусила губу. - Не кусай её, она и так слишком соблазнительного цвета. Я не железный. - Мэт закусил мочку моего уха. - Не переживай, ты совсем справишься. Пошли одеваться. - Я открыла глаза и посмотрела на Мэта. На нем были рваные джинсы, белая майка, красивая кожаная жилетка и тяжелые массивные ботинки. Джинсы были украшены цепями. Его прекрасные голубые глаза были аккуратно подведены черным карандашом, что придавало им выразительности.
          - Ты уже готов? Так необычно видеть тебя в сценическом образе. - я встала со стула, за протянутую мне руку, обвивая другой его за талию.
          - Я скучал. - я прижалась щекой в районе его сердца. Грудь вздымалась под учащенным дыханием.
          - Я тоже скучала. Очень. - он отодвинулся от меня и заглянул мне в глаза. - Нам надо одеть тебя. А то через 40 минут нужно быть в центре. - Мэт улыбнулся и потащил меня за руку из комнаты.
          Платье мне подобрали удивительное. Оно было коротким, белым и с черным кожаным ремнем. Выглядело все это экстравагантно, особенно с макияжем смоки-айз и босоножками. Волосы были объемными и воздушными. Они рассыпались по плечам и подпрыгивали при ходьбе. Я настолько себе нравилась, что просто не могла удержаться от фотографии. Схватив телефон и Мэта за руку, я подошла к Вове и попросила сфотографировать нас. Мы даже в сценическом образе были парой, идеально подходящие друг другу. Мэт держал меня за руку, и я чувствовала себя защищенной. Он был моим щитом и стеной, на которую всегда можно опереться. За всё наше знакомство Мэт сделал много для меня. Даже слишком много. Он помогал мне в таких ситуациях, в которых другие бы просто отказались от меня.
          Через 40 минут я сидела в центре длинного стола, за которым помещалась вся группа. Рядом по праву руку находился Мэт, а по левую - Зак. Мне было спокойно. Эти два человека были близки мне. Было комфортно жить с группой. То, чего я опасалась, не имело ко мне никакого отношения. Если парни кого-то и приводили, в основном, я даже не видела их спутниц.
          Пресс-конференция должна начаться с минуты на минуту. Нас фотографируют десятки фотографов разных газет, журналов, снимают на видео разные телеканалы. Мои ладони потели с интенсивностью. Мэт аккуратно перебирал мои пальцы своей правой рукой, а левой поглаживал по спине, что не давало мне сосредоточиться и сконцентрироваться на своем волнении. Его касания разжигали во мне желание, которое моё тело ещё никогда не испытывало, поэтому иногда сложно совладать с собой. Когда очередной фотограф встал в позу, Мэт наклонился к моему уху, едва касаясь губами кожи.
          - Ты справишься. Ты для нашей группы находка, самородок. Фанаты тебя полюбят и твой голос. Помни, я рядом и всегда поддержу тебя.
          - Спасибо. - я сжала его руку и улыбнулась. Мэт ответил мне тем же и встал со стула.
          - Сегодня у нас знаменательный день. В нашем коллективе появилась прекрасная девушка - Лекса. Она новая солистка и член нашей семьи. Мы знакомы с ней уже около полугода, и эта девушка настоящая находка. Я думаю, вы все её полюбите за её красоту, великолепный голос и самое главное за доброе сердце. Прошу любить и жаловать. - зал взорвался аплодисментами. Мэт подмигнул мне и жестом пригласил встать. Я взяла микрофон и поднесла его к губам.
          - Всем привет. Я благодарна за столь теплый прием. Мне очень нравится моя новая семья, а иначе я этих замечательный парней назвать не могу. Они стали родными людьми и много помогали мне, за что я очень им благодарна. Теперь я часть группы и готова работать, чтобы радовать вас всех. Спасибо. - я положила микрофон на стол и, улыбнувшись, села на стул. Мэт приобнял меня и коснулся губами уха.
          - Ты молодец. - он сказал это так тихо, чтобы было слышно только мне.
          - Спасибо. Всё потому что ты рядом. - я ответила, глядя в его глаза, замечая каждую эмоцию, которая пронеслась там. Он стал моим пристанищем.
     Глава 30.

          Долой все траблы и нервы.
          Будь моей страстью, будь моею стервой.
          Мы с тобой рядом, и всё не напрасно.
          Играя в любви, мы как волны опасны.

          - Итак, я думаю, мы можем начинать. - наш пресс-атташе взял микрофон и осмотрел зал. - Давайте начнем с вас. - он указал пальцем на девушку лет 30 в строгом дорогом костюме.
          - Спасибо. Здравствуйте! Журнал 'Yes звезды'. Приятно видеть вас на пресс-конференции. Тем более подходящий случай. Поэтому я хотела бы обратиться к вам, Лекс. Расскажите, как вы попали в группу? - я нахмурилась. Этот вопрос мы с Мэтом обсуждали и решили поведать миру реальную историю.
          - Я была в караоке-баре. Там был конкурс на автографы группы 'Падшие'. Моя подруга безумно хотела их получить, поэтому отправила меня петь в караоке. Я победила. Мэт слышал, как я пою и сказал всего одну фразу 'У меня на тебя планы' и испарился. Потом мне позвонил менеджер и пригласил на прослушивание, но были обстоятельства, по которым я просто не могла раньше стать участником группы. Теперь всё изменилось. Я готова работать, творить и приносить удовольствие.
          - Следующий вопрос. Вот вы. - Вадим указал на парня в синей майке и джинсах.
          - Журнал 'Bravo'. Я бы хотел поинтересоваться на счет нового альбома. Когда выйдет альбом? Будут ли песни, в которых будет голос только одного солиста?
          - Я могу вам сказать, что уже записаны три песни в новый альбом. В скором времени одна из них появится на радио 'Свобода'. Думаю, что уже на следующий неделе вы услышите её из своих радиоприёмников. А то, какими будут песни в новом альбоме, мне кажется, стоит оставить в секрете. Предупрежу сразу, сюрпризов будет много, поэтому вам остается только ждать и желать нас. - соблазнительно улыбнувшись, Мэт наклонился вперед к поставленному около него микрофону.
          - Дальше. Вон, девушка в третьем ряду. - пресс-атташе ручкой указал на девушку в строгой черной юбке и легкой рубашке-тунике.
          - Здравствуйте. Журнал 'Play'. Приятно снова окунуться в вашу атмосферу. Я задам, наверное, самый главный вопрос, который сейчас волнует миллионы и надоел вам. Скажите, Лекс, у вас роман с Мэтом?
          - Вы намекаете, что в группу я попала, как девушка Мэта? Нет. Когда нам приписывали роман, мы дружили, отдыхали вместе, посещали разные мероприятия, но в любовных отношениях мы не состояли. Что касается сейчас, то я не вижу смысла скрывать - да, мы встречаемся. Но моё попадание в группу никак не связано с этим.
          -Так, спасибо. Переходим к следующему. Молодой человек в пятом ряду.
          - Спасибо! Здравствуйте! Журнал 'Rolling Stones'. Лекс, расскажите, что произошло с вашими родителями? - я вся сжалась и вздрогнула. Мэт наклонился ко мне и одними губами задал вопрос: 'Ответишь?'. Я лишь кротко кивнула. Я понимала, что это повод показать, насколько важны мне стали ребята.
          - Мой папа погиб, когда мне было 15, а мама всего несколько месяцев назад. Их смерти были связаны с нарушением правил и превышением скорости неумелых водителей. Эта очень болезненная для меня тема, поэтому вдаваться в какие-то подробности мне не очень хочется. Но могу сказать, что я безумно благодарна ребятам из группы, которые всегда были рядом и поддерживали меня. Именно тогда я и поняла, что они моя семья.
          Последние пару часов я отвечала на вопросы журналистов. Не было никакой возможности отдохнуть. Был такой интерес к моей персоне, к новому альбому, к нашим с Мэтом отношениям.
          - Здравствуйте! Газета 'Рок-музыка'. У меня вопрос к Лексе. Скажите, а какой самый романтический поступок сделал для вас Мэт?
          - Я не хочу раскрывать личные вещи, но могу сказать, что Мэт отличный человек, талантливый музыкант и просто самый лучший мужчина на свете. - я посмотрела в его глаза. Они были наполнены добротой и нежностью. Радужка светилась теплым голубым цветом. Я понимала, что хочу видеть эти глаза каждый день на протяжение всей оставшейся жизни. Озарение пришло ко мне сразу. Я безгранично люблю Мэта. Человека, чьего имени до сих пор не знаю. Слова о любви были готовы сорваться с моих уст, но я закусила губу и улыбнулась ему.
          - Здравствуйте. Журнал '5 звезд'. Можно ли поцелуй на камеру? - я опешила и посмотрела на Мэта.
          - Конечно, можно. - Мэт потянул меня за руку так, чтобы я поднялась на ноги. Его левая рука притянула меня к себе за талию, а правая легла на щеку, немного поглаживая её. В моей голове проносились мысли одна за другой, пока я смотрела в голубой омут его глаз. Потом уголки его губ дернулись в легкой улыбке. Этот парень само очарование. Его невозможно не любить. Губы Мэта накрыли мои в легком поцелуе, похожем на касание крылышек бабочки. Это было легко и ненавязчиво. Одно слово - на камеру. Но даже этот незначительный поцелуй распалял пламя у меня внутри. Мэт каким-то образом контролировал мои гормоны. Они были в его власти.
          - Ну, я думаю, что на сегодня хватит. Музыканты устали. Надеюсь, вы получили ответы на наиболее волнующие вас вопросы. Спасибо всем, кто пришел. - Влад встал и поправил галстук. Он выглядел вымотанным. Когда последний журнаслист вышел из конференц-зала, я сидела в специальном помещение со стеклянными окнами, в которых мне было видно всё действие. Влад сорвал галстук с шеи и кинул его в закрытую дверь. Мэт коснулся моей руки.
          - Он устает. Влад уже отсеял до конференции журналистов, чьи вопросы были неактуальны, но всё равно нашелся тот, кто спросил тебя о твоей семье. Он просто переживает за эмоциональное состояние группы и её имидж. Но ты молодец. Ты так хорошо выкрутилась.
          - Я старалась. - Влад вошел к нам, и посмотрела на меня.
          - Извини. Я все вопросы проверял. Этого не должно было быть на пресс-конференции.
          - Влад, успокойся. Я в порядке. Это реалии моей жизни. Да, мне неприятно говорить о смерти моих родителей, но нравится говорить о них самих. Поэтому всё хорошо. - я одобряюще улыбнулась. Влад заметно выдохнул, взъерошил волосы и пошел в сторону выхода. Я повернулась к Мэта, и обеспокоенно взглянула на него. - Ему нельзя так переживать. - Мэт пожал плечами.
          - Такой он человек.

          ***
          Вечером мы сидели в баре всем коллективом, и пили свои коктейли. Зак с Мэтом, как всегда, сидели рядом со мной. Я улыбалась и смеялась. С ребятами мне было так комфортно.
          - Ты сегодня молодец. Так всех обвела. Ничего лишнего и не односложные ответы. Красавица. За тебя, сестренка. - Олс поднял стакан со своим пивом и подмигнул мне. Я послала ему воздушный поцелуй и схватила Мэта за руку.
          - Спасибо, братик. - мы стукнулись стаканами.
          - Знаешь, мне сегодня целый день хочется раздеть тебя. Ты так красива. - Мэт сказал это тихо, чтобы было слышно только мне. Его рука легла на мою ногу, а пальцы пробежались по внутренней стороне бедра. Моя кожа покрылась мурашками, я заерзала. Рука пошла вверх по ноге. Мне хотелось застонать, когда пальцы аккуратно отодвинули трусики в сторону. Я закусила губу и попыталась вникнуть в разговор парней. Мэт аккуратно начал поглаживать место, где собрались все нервные окончания, которые мощно посылали импульсы по всему телу. Одновременно, его палец скользнул в меня. Я затаила дыхание, забыв проглотить коктейль, который только что выпила, пытаясь заглушить стон. Мэт работал умело и буквально через несколько минут мои конечности стали неметь, дрожь прошла по телу. Я схватила его за руку и мотнула головой. Мэт кивнул и аккуратно убрал руку. Я должна была испытать облегчение, но всё моё тело было скованно желанием. Мне нужно было срочно умыться и освежиться. Я была настолько напряжена, что разлила коктейль, с локтя врезала Заку в бок.
          - Я отойду. - я встала и направилась в женскую комнату. Попытка закрыть дверь не увенчалась успехом. Мэт не дал мне сделать это, поставив ногу в проеме. - Ты чего тут делаешь?
          - Я думаю, что смогу тебе помочь, как ничто другое. - он легонько подтолкнул меня к тумбочке с раковиной. Его руки обхватили моё лицо, поднимая волосы. Губы жадно впились в мои. Язык умело скользнул вовнутрь, исследуя каждый миллиметр. Затем Мэт опустил руки на талию и, приподняв меня, усадил на столик. Оторвавшись от моих губ, он облизал свои и обхватил руками мои ноги. Аккуратно раздвинув их и задрав платье, Мэт потянул за тонкие резиночки по бокам. Трусики с легкостью скользили по моим ногам. Присев, Мэт раздвинул мои колени и склонился к бедру, вдыхая его запах.
          - Ты моя сладкая девочка. - его язык прошелся по моей ноге. Я застонала. - Я так хочу тебя. - приподнявшись, он поцеловал меня в губы. В следующее мгновение я почувствовала касания его языка в самом секретном месте. Взвизгнув, я попыталась свести колени. Мэт аккуратно работал языком и губами, унося меня в тот мир, который я ещё не исследовала. С каждым его касанием, я чувствовала, что приближаюсь к чему-то необыкновенному и чудесному. - Моя малышка, ты такая вкусная.
          - О, Боже! Не говори мне это. - прохладное дыхание коснулось внутренней стороны моего бедра. Я поняла, что он усмехается.
          - Судя по реакции твоего тела, тебе это нравится. - вскрикнув, я рассыпалась на миллионы частиц, почувствовав слабость и немоту во всех конечностях. Обмякнув и оперевшись лбом в плечо Мэта, я закрыла глаза. - Ты превосходна. Во всем.
          - Это было волшебно.
          - Всё потому, что ты волшебная. - Мэт коснулся моих губ.
          Через 10 минут, я вышла из дамской комнаты. Придя к столику, я заметила Мэта, который болтал с Заком и Олсом.
          - Ты что-то долго. - Олс покосился на меня. Я закатила глаза. - Мне стало плохо, и я решила подышать воздух. Сегодня был тяжелый день. Я еще и выпила. - я присела на стул рядом с Мэтом, взяв его за руку. Солист наклонился и поцеловал меня в висок. Я повернулась к нему и, посмотрев ему в глаза, тихо произнесла.
          - Я люблю тебя. - его глаза расширились, а губы слегка приоткрылись. - Я люблю тебя уже не один месяц. - я закусила губу и пожала плечами. Мэт ничего не ответил. Его взгляд был встревоженный и метался по бару. Затем он встал и направился к выходу. Я, с удивлением на лице и скопившимися слезами в глазах, смотрела, как он скрывается в вечернем Питере.
      Глава 31.

          Какими бы не были мы - летом или зимой,
          Голубым небом, или землёй.
          Я буду дорожить тобой нежно и бережно,
          А ты будь со мной.

          Всю ночь, что Мэт не ночевал дома, я не спала и сидела на кухне с трясущими руками. Слезы текли по моему лицу. Я не понимала, почему была такая реакция на мои слова. Зак ходил по кухне, маяча передо мной.
          - Иди спать.
          - Нет, черт возьми. Что между вами произошло? - Зак схватился за переносицу.
          - Ничего. Я сказала, что люблю его. - Зак нахмурился.
          - И все?
          - Да.
          - Странно. - гитарист спрятал руки в карманы и снова зашагал взад вперед, изучая шагами кухню. Я спрятала лицо в ладони и тихо дала волю слезам. Я даже подумать не могла, что моё признание так оттолкнет его от меня. Возможно, это было неподходящее место для этого или было просто еще рано. Теперь причины не имеют никакого значения.
          Зак подошел ко мне и положил руки на плечи.
          - Я думаю, что все будет хорошо. - я кивнула, но руки от лица не убрала.
          В пять часов утра в дверь раздался сильный стук. Я подскочила на стуле и ринулась к выходу. Передо мной стоял Мэт. Он выглядел уставшим, но целым и невредимым. Я громко выдохнула и, развернувшись, направилась в спальню. Мэт схватил меня за руку и развернул к себе.
          - Я хочу поговорить с тобой.
          - Разговаривать нужно было вчера.
          - Саша!
          - Что? Я даже не знаю, как зовут тебя. А на моё признание ты разворачиваешься и уходишь.
          - Это было неожиданно. Я просто опешил.
          - Мне всё равно.
          - Саш, я хочу всё исправить.
          - Как? - я выдернула руку из его.
          - Пошли на двойное свидание. - я округлила глаза.
          - Ты что с ума сошел? Ты, что боишься меня? - я уперла руки в бока и прищурилась.
          - Нет, Саша. Я боюсь себя. Ты что-то делаешь со мной. Чаще я не отдаю отчет о том, что делаю рядом с тобой. Это всё идет на инстинктивном уровне. Я хочу этого, поэтому делаю. Например, вчера в баре. - я закусила губу и залилась краской. Я много думала об этом и понимала, что это было порывом, но мы желали этого вместе. Ему не за что корить себя.
          - Мы хотели этого. Оба. - Мэт опустил глаза.
          - Саш, пошли на свидание? Возьмешь подругу. Я тоже кого-нибудь из ребят приглашу. - я закусила губу.
          - Ладно. Но ты не прощен. - я ткнула пальцем ему в грудь.
          - Просто...Я не знал, что ты что-то испытывала ко мне, когда мы...дружили. - посмотрев ему в глаза, мне хотелось поцеловать его в губы.
          - Мэт, я поняла тебя. Сейчас я не хочу тебя видеть. Ты бросил меня там, после того, как я призналась тебе в любви. Тебя не было всю ночь. Сейчас я просто хочу отдохнуть от тебя. - я развернулась и ушла. Мне на самом деле хотелось просто поспать перед концертом.

          ***
          Вечером я сидела и смотрела на свой французский маникюр. Ася заставила отрастить меня ногти. Они мне мешались, но нравились Мэту, поэтому я не спорила. Через час выходить на сцену. На мне уже был сценический макияж, от которого я, честно, пришла в ужас. Только не поняла от чего конкретно - от красоты или удивления. Мои глаза были густо обведены черным карандашом, стрелки были растушеваны и уходили вверх в сером оттенке. Румяна подчеркивали скулы, губы были накрашены алой помадой. Это был такой перебор с косметикой. Я бы никогда не нанесла столько краски на лицо. Из одежды на мне были кожаные шорты, которые обтягивали мою попу, черные рваные в сетку колготки и белая борцовка, из-под которой виднелся лифчик, сочетающийся с шортами и выгодно подчеркивающий мою грудь. Всё это завершалось большими массивными берцами, которые носила на сцене вся группа. Я полчаса ходила в них, пытаясь сделать свою походку нормальной. Они были тяжелыми, поэтому, чтобы поднять ногу, нужно было приложить немало усилий. Увидев мой внешний вид, Мэт нахмурился.
          - Вы что с ума сошли? - Мэт отчитывал Асю и Вову. - Она не должна так выглядеть.
          - Мэт, она часть группы. И она должна выглядеть так.
          - Нет!
          - Не будь ханжой. - Мэт стрельнул в нее глазами. - Тебя никогда не волновало, во что одеты твои подружки.
          - Ты! Запомни! Она не какая-то подружка! Она моя девушка! Этот наряд не оставляет даже возможности воображению! - я подошла и коснулась его руки.
          - Мэт, прошу тебя, успокойся. Всё нормально. - я обвила его руку и прижалась к ней щекой. Он застонал.
          - Что ты со мной делаешь, девчонка? - он наклонился и поцеловал в макушку. - Впредь вы будете проговаривать её образ со мной. Вам ясно? - Ася и Вова закивали. Я никогда не слышала у Мэта такого тона. Становится ясно, почему он лидер в группе.
          Когда пришло время выходить на сцену, мои руки тряслись. Было так сложно успокоиться и привести в порядок свои нервы. Мэт шагнул из-за кулис первым и потянул меня за руку за собой. Сцена была освещена так, что было очень плохо видно зрителей. Только силуэты, которые визжат и машут руками. Я встала у микрофона и наблюдала за тем, как парни пристраиваются к своим музыкальным инструментам. Мэт, надев гитару, тоже подошел к микрофону и коснулся его губами.
           - Всем привет! Сегодня у нас первый концерт в новом составе. Наша малышка немного волнуется, поэтому давайте поддержим её. - зал взорвался криком и аплодисментами. Я пыталась присмотреться и увидеть Никиту и Леру, но было слишком темно. Да и от таких оваций я стала нервничать еще больше.
          Мы начали петь. Сначала я была скованна, но ко второй песни мое тело расслабилось, и я стала получать кайф от того, что делаю. Такой драйв был со мной впервые. Невозможно описать все чувства, которые я тогда испытывала: возбуждение, страсть, опьянение, адреналин. Выброс в кровь эндорфина, заставлял вести себя расковано, и отдаваться музыке по полной.
          - У нас для вас есть небольшой подарок. Мы написали песню, но ещё не записывали её. Мы хотим, чтобы вы были первыми, кто услышит эту песню.

          У тебя всё по моде
          И красивая вроде,
          И характер, как у кинозвезды.

          Твоих губ мне мало,
          Я любить б не стала,
          Если бы совсем не боялась огня.

          Зал встретил новую песню взрывными овациями. То, как фанаты любили группу, было похоже на сумасшествие. Они бились в припадке восторга, экстаза и кричали, оглушая меня. Я ни разу в жизни не была на рок-концерте, поэтому для меня всё это было дико.
          - Я хочу поблагодарит каждого, кто сегодня отменил свои дела и пришел на наш концерт. Спасибо, что были с нами и разделили нашу радость, встретив Лекс так тепло. Мы вас любим. Ехууууу! - Мэт поднял руку вверх в определенном жесте. Толпа подхватила его крик. Волна звонкого визга пронеслась, и эхом отразилась от стен.
          Попрощавшись с фанатами, Мэт подхватил меня на плечо и понес за кулисы.
          - Я так взбудоражен. Просто слов нет. - он посадил меня на столик в гримерке. - Петь с тобой это самое прекрасное занятие, особенно перед взрывными фанатами. - Мэт провел рукой по моему плечу. - Как тебе концерт, милая?
          - Отлично. У меня до сих пор трясутся руки. - я выставила их вперед, а Мэт взял мои пальцы и поднес к своим губам.
          - Ты была на высоте. - он склонился и коснулся губами моего уха. - Я весь концерт не переставал думать о тебе. Это было завораживающе. Я находился в постоянном возбуждении. - я толкнула его в грудь.
          - Прекращай вести себя, как Олс. - я закатила глаза. - Пойдем, Лера и Никита подойдут к охране. - я спрыгнула со стола и потянула Мэта за руку. Картина нам у входа открылась знатная. Лера, уперев руки в боки, стояла около охранника с каменным лицом, который был раза в три больше нее и в два - выше. Она пыталась что-то донести ему, тыкала в него пальцами, даже один раз замахнулась.
          - Вот это цыпочка. - голос Олса вывел меня из ступора наблюдения за данным процессом. - Что-то она мне кажется знакомой. Черт! Она ко мне что ли?!
          - Успокойся. Это Сашина подруга.
          - Лекс, познакомь? - я посмотрела на Олса. Его взгляд был направлен на Леру. Он облизывал губы и тер ладони. Типичный Олс.
          - Пошли с нами на свидание. - Олс скривился.
          - Я не хожу с девушками на свидание.
          - А я не знакомлю подруг с патологическими бабниками.
          - Вот ты язва. - Олс показал мне язык, а я рассмеялась. Этот парень ведет себя, как ребенок.
          - Ответ всё равно за тобой. - Олс ещё раз оценил Леру, которая уже орала и махала руками на громилу.
          - Ладно. Я согласен. Она того стоит. - я засмеялась и направилась к Лере и Никите.
          - Они ко мне. - громила оценил меня и кивнул. Лерка и Никита поцеловали меня в щеку.
          - Да ты просто мисс начальник. - Никита засмеялся.
          - Нет, она мисс рок-звезда. - я закатила глаза.
          - Как вам концерт?
          - Отвал башки.
          - Никита! Что за фразы?
          - Саш, это же рок-концерт. - Никита закатил глаза. Я чуть не засмеялась. Иногда, он даже мимикой и выражением эмоций похож на меня.
          - Ладно. Лера?
          - На самом деле - ты молодец. Это твое.
          - У меня для тебя хорошая новость. Сегодня ты с нами идешь на свидание. - Лера округлила глаза.
          - С кем это с вами? - Лера прищурила глаза.
          - Со мной, Мэтом и Олсом.
          - Ничего себе. - Лера заверещала. - Ты серьезно? Олс не ходит на свидание! А со мной пойдет?
          - Ага. - я закатила глаза. - Он мне должен, и ты ему очень понравилась.
          - Я понравилась Олсу? - Лера застыла. - Ты не шутишь? Потому что, если ты шутишь, я тебя убью. - она погрозила мне пальцем.
          - Успокойся. Сегодня в 22:00 в 'Capuletti'. Ждем тебя. А сейчас езжай домой, а Никита останется с нами. - я обняла брата за талию и прижалась к нему.
          - Ты познакомишь меня со всей группой?
          - Если хочешь. - я пожала плечами.
          - Больше всего, мне хочется пообщаться с Мэтом. Как я понимаю, теперь он близкий человек нашей семье? - Никита поиграл бровями.
          - Близкий.
          - Значит, я узнаю настоящее имя Мэта?
          - Пока нет. - Никита нахмурился.
          - Почему?
          - Пока это тайна.
          - Ты что тоже не знаешь, как его зовут?
          - Это не важно.
          - Что значит не важно, Саша?
          - Всем привет. - как я была рада, что в этот момент к нам подошёл Мэт.
          - Привет. Но я уже ухожу. Увидимся вечером в ресторане. - Лера помахала нам рукой и, подмигнув мне, отправилась в сторону выхода. Никита всё продолжал хмуриться. А меня одолевал вопрос, когда этот парень стал таким ворчливым старичком. Конечно, мне самой был неприятен тот факт, что я не знаю настоящего имени своего парня. Но, на мой взгляд, это цветочки по сравнению с его уходом из бара, после моих слов. Это задевало меня куда больше и сильнее.
          - Никита.
          - А? Привет, Мэт. - Никита сделал акцент на прозвище солиста. По реакции Мэта - ему это явно пришлось не по душе.
          - Так. Сейчас мы просто пойдем в гримерку и попьем чаю. Спокойно. Без лишних слов и напряженных разговоров. - я выставила руки вперед, в надежде быть услышанной и понятой. - Ты. Будешь плохо себя вести - останешься без свидания, а ты - останешься без новенького футбольного мяча с чемпионата мира.
          - Но у меня нет такого мяча. - я стрельнула глазами в брата.
          - И не будет!
     Глава 32.

          Летняя ночь, и мне с тобой так просто
          Касаться нежных губ, взлетать снова в космос,
          И пусть гремит, этой ночью небо,
          Желание двоих - влюбиться слепо.

          На удивление чаепитие прошло хорошо. Напряжение между парнями спало практически сразу, как речь зашла о музыке и в частности о роке. Никита рассказал о своем увлечение футболом, а Мэт - как занимался легкой атлетикой, как получил травму и не смог продолжить карьеру спортсмена, и как на помощь пришла музыка, которая раньше была просто хобби. Я слушала их заворожено. Парни так увлеченно рассказывали о любимом деле, что мне оставалось только пить чай и получать наслаждение.
          В девять часов мы выпроводили Никиту домой, отправив его на такси. Мой брат умел за себя постоять, но испытывать судьбу мне не хотелось, да и проблем с деньгами теперь у нас не было. У меня оставался час до свидания, поэтому я выпроводила Мэта в свою гримерку, а сама уставилась на себя в зеркало. На мне все ещё был красивый сценический макияж, который я только подправила, сделав менее ярким, но в тоже время вечерним. Платье я прихватила с собой, поэтому с одеждой проблем не было. Я надела темно синее платье по колено с открытой спиной, на которой красовалось красивое кружево. Волосы я заколола наверху, сделав прическу вечерней, красивой и не мешающей. На концерте приходится в основном петь с распущенными волосами, поэтому собрать их в прическу после выматывающего концерта оказалось очень приятно. Одев ботильоны в цвет, я схватила клатч и посмотрела на себя в зеркало. На меня оттуда смотрела красивая блондинка с яркими карими глазами. Чувство любви рисовало на моем лице улыбку и счастье. Я аккуратно открыла дверь из гримерки и столкнулась со спиной, обтянутой красивым синим пиджаком. Мэт держал руки в карманах, отчего костюм натягивался в области плеч. Его идеальные мускулы можно было заметь даже через пиджак. Мои пальцы стало покалывать в желание прикоснуться к нему, почувствовать кожей каждую его клеточку. Я положила руку на его плечо. Мэт развернулась, ослепив меня своей шикарной улыбкой. Он был одет в белую рубашку, с красивым синим галстуком.
          - Ты шикарно выглядишь.
          - Спасибо. Но ты еще не прощен. - пока Мэт хмурился, из-за шкафа появился Олс. На нем был обычный черный костюм, но смотрелся гитарист в нем элегантно. Никаких бабочек или галстуков - но надетый костюм это уже подвиг.
          - О! Ничего себе вы! Хорошо смотритесь. - Олс потер ладони. - Так, где эта цыпочка?
          - Хватит так называть мою подругу. - гитарист передразнил меня.
          - Она приедет сразу в ресторан, поэтому если мы не сядем в машину и не отправимся в нужное нам место, то рискуем вообще её не застать.
          - Брат, ты чего такой напряженный? Первое свидание? - Олс показал язык и, спрятав руки в карманы, зашагал в сторону машины.

          Черз двадцать минут мы всё-таки вошли в ресторан во главе с Олсом. Он, всё также держа руки в карманах, глазами искал Леру за столиком. Сзади, я держала Мэта под руку.
          - Слушай, твоя подружка опаздывает. Она вообще придет?
          - Нет, придурок, мы просто так тебя притащили на наше свидание. - Мэт стрельнул в Олса глазами, а тот показал ему язык. Олс - чистой воды ребенок. Я не перестаю удивляться, как этот 27-летний парень может быть в душе таким беззаботным.
          - Ну и где она?
          - Иди за стол. - я пошла впереди парней, держа двумя руками клатч.
          - У твоей птички шикарная попка. Ауч. За что? - я закатила глаза. Парни есть парни. Повернув голову, я взглянула на Олса.
          - Я вообще-то тебе, как сестра. - Олс поднял руки в сдающемся жесте.
          - Это комплимент.
          Когда мы разместились за столом и взяли в руки меню, в зал влетела Лера. На ней были шикарные туфли на безумно высоком каблуке, красивое красное платье, пышные волосы, рассыпанные по плечам и необычайно яркий макияж. В общем, Лера подготовилась во все оружия. Когда Олс заметил мою подругу, он замолчал. Несколько минут, пока она шла к столу размеренной походкой, покачивая на ходу бедрами, гитарист изучал её. Его взгляд бегал от лица до тонких щиколоток.
          - Всем привет.
          - Олс, это Лера. Лера, это гитарист 'Падших'.
          - Очень приятно.
          - Взаимно. А имя? - Олс рассмеялся.
          - А имя ещё очень рано спрашивать. - Лера пренебрежительно вздохнула.
          - Я не буду называть тебя Олсом.
          - Не называй. Для тебя я готов быть кем угодно. - он игриво подмигнул ей.
          - Так, всё, хватит. Вы займетесь флиртом наедине. Сейчас давайте поедим. Я после концерта голодный и уставший. - Мэт слегка расслабил галстук на шеи. Я взяла его за руку и улыбнулась. Мне тоже не хватает уединения. Последнее время мы мало времени проводили вместе.
          Ужин прошел на ура. Мы все расслабились, когда выпили за первый концерт в новом составе. Разговор стал клеиться. Я даже узнала, что Олс может вести себя, как нормальный парень, а не только, как похотливый гамадрил. Гитарист был общительным и достаточно много рассказал о том, кем был до вступления в группу. Олс закончил технический вуз и был шикарным программистом. В группе он не заменим. Каждый уже не раз подходил к нему со своим телефоном, или ноутбуком, или со всем сразу.
          К концу ужина мы были слегка выпившими и веселыми. Олс подмигнул нам и потащил за руку Леру к машине с такси. Я долго пыталась вспомнить, когда они могли договориться о продолжении вечера, но, видимо, совсем в этом не разбираюсь. Я же проводила их взглядом и повернулась к Мэту.
          - Что будем делать?
          - У нас тоже будет продолжение свидания. - Мэт притянул меня за талию и наклонился в позе, показывающей намеки на поцелуй. - Прости меня. Мне не нужно было уходить. Я просто струсил.
          - Где ты был всю ночь?
          - Я ездил к нашему озеру, к которому возил тебя. Довольно долго просидел там, а потом поехал в гостиницу и уснул. Мне просто нужно было пространство, чтобы понять самое важное и главное.
          - Что же?
          - Я люблю тебя. - у меня перехватило дыхание. Я стояла и ощущала, как эти три слова, сказанные Мэтом, ласкают мне слух. Я бросилась к нему, обнимая за шею и целуя его щеки.
          - Скажи ещё.
          - Я люблю тебя. Я так чертовски сильно люблю тебя, малышка.
          - Я тоже люблю тебя. - я впилась в губы Мэта в жадном поцелуи, стиснув его лицо в своих руках.
           Я не помню, как мы добрались до дома, как поднимались в свою комнату. Я пришла в себя, когда Мэт положил меня на кровать и навис надо мной.
          - Ты моя маленькая, вкусная девочка. - его губы были по всюду. Он целовал мои щеки, губы, глаза, подбородок, шею, ключицу - всё, к чему открывал доступ платья. - Я люблю тебя.
          - О, Боже!
          - Детка, я так тебя хочу. Боже, как я тебя хочу! - руки Мэта уже блуждали по всему моему телу. Когда он дошел до кромки платья, его пальцы замерли. Обхватив мою ногу, Мэт закинул её на своё бедро. Рука прошлась по ноге вверх. Дотронувшись до края чулка, Мэт громко выдохнул. - Саша, чулки. Я ведь не железный. Невозможно так сдерживаться.
          - А ты не сдерживайся. - глаза Мэта посмотрели в мои.
          - Ты сейчас серьезно? - я закивала. Может быть, потом я буду жалеть, что поспешила, но сейчас я хочу его. Моё желание разрасталось где-то внутри, растекаясь по всему телу. Мэт аккуратно запустил палец под резинку чулка и медленно потянул его вниз. Капрон так приятно щекотал кожу, делая этот момент ещё чувствительнее и нежнее. Мэт тоже самое проделал с другим. Затем он губами коснулся подъема моей ступни, ведя поцелуи вверх до подола платья. - У тебя такая нежная кожа. Вставай. - он спрыгнул с меня и за руку потащил на себя. Он обнял меня за талию, поглаживая спину. Я уткнулась ему в шею, вдыхая его чудесный аромат. Пальцы сами опустились на пуговицы пиджака. Благо их было всего две. Я стянула пиджак с его плеч и потянулась за галстуком. Когда и с ним было покончено, я вцепилась ему в шею и притянула к себе. Его губы были сладкие, мятные и с привкусом корицы. Я ощущала, что схожу с ума. Моё тело горело. Сомневаться не было возможности. Всё моё тело хотело его. Я начала расстёгивать его рубашку. Запонки полетели на пол, в след за ними и рубашка. Мэт был идеально сложен. Я легким касанием провела пальцем по его обнаженной груди. Добравшись до соска, я аккуратно нажала. Мэт глубоко вздохнул под моими руками. В этот момент я почувствовала, как молния платья начинает потихоньку расстегиваться. Всё происходило медленно, отчего желание нарастало с большой скоростью. Платье, легким синим облаком, упало у моих ног. Мэт не раздумывая положил ладони на мои оголенные ягодицы. - Ты так прекрасна. Каждый сантиметр тебя великолепен. Я хочу попробовать каждую клеточку. - Мэт опустил голову к моей шее и поцеловал точку, от касания к которой я вздрогнула. - Моя малышка. - руки солиста пошли вверх по спине, на которой он нащупал застежку лифчика. Ловко справившись с ней, Мэт снял его с меня. Я немного чувствовала себя не уютно. Я никогда не раздевалась перед мужчиной, меня никто не оценивал, поэтому моя скованность была мне понятна. Мэт неотрывно смотрел на мою грудь. Затем, взяв каждую грудь в свои руки, он тихо охнул.
          - Ты такая идеальная. Всё в тебе шикарно. - губы Мэта накрыли мои соски, отчего я вскрикнула. Его язык нежно кружил и посасывал мою грудь. Я стонала, уже не скрывая своих эмоций. Мэт начал опускать руку и добрался до кромки трусиков. Он просунул палец, аккуратно массируя мой комочек нервов. Мои ноги начали подкашиваться, тогда Мэт прекратил свои манипуляции. - Не сейчас, малыш. - пальцами солист подцепил трусики и потащил вниз. Я потянулась к молнии его брюк. Не став медлить, я стянула их вместе с боксерами, оголив то, к чему стремилась. На ощупь он был теплым и твердым. Я аккуратно погладила его, отчего Мэт застонал. Он отставил меня от себя и толкнул на кровать. Нежно раздвинув мои ноги, Мэт языком прошелся по самому сокровенному месту. Я кричала и металась на кровати, пока он нежно и ласково работал ртом. Каждое его движение приближало меня к краю, пока я, громко не выкрикнув Мэт, разлетелась на миллионы мелких частиц.
          - Боже! - мои ноги дрожали. Мэт поднялся и поцеловал меня в живот. Затем, нависнув надо мной, он улыбнулся.
          - Я люблю тебя.
          - Я тоже очень люблю тебя. - его губы накрыли моих, оставляя на них мой вкус. Я почувствовала, как Мэт потянулся к тумбочке. Зашелестел пакетик. Отступать было некуда да и не хотелось. Оторвавшись от меня, Мэт поднес пакетик к моим губам. Схватив его, я наблюдала за солистом. Он разорвал его с помощью моих зубов. Раскатав презерватив, Мэт снова навис надо мной.
          - Будет больно, но я постараюсь всё сделать незабываемо.
          - Это уже незабываемо. - Мэт улыбнулся и прильнул к моим губам. Я почувствовала, как что-то теплое коснулось меня между ног.
          - Меня зовут Мирон. - Мэт резко вошёл в меня, отчего я закричала. Боль была дикая, но она была ерундой по сравнению с тем, что он произнес свое имя. Оно было прекрасным. Таким же, как его хозяин. Мэт дал мне привыкнуть к его размеру, затем стал двигаться. Толчки нарастали, как и пик наслаждения внутри меня. Мы кончили одновременно. Мэт уткнулся мне в плечо, навалившись всем телом. Это было что-то невероятное. Такого я никогда не испытывала. Я чувствовала, что мы перешли на новый уровень отношений. И дело было совсем не в сексе.
          - У тебя красивое имя. - Мирон улыбнулся и покачал головой.
          - Спасибо. Болит?
          - Терпимо. Мирон?
          - Да?
          - Я могу так называть тебя наедине? - Мэт легонько поцеловал меня в плечо и перекатился на спину.
          - Конечно, можешь. - я прижалась к его плечу, почувствовав умиротворение и теплоту. Мы стали родными. Это ощущение витало в воздухе. Его практически можно было пощупать. Закрыв глаза, я вздохнула и поняла, что я самая счастливая девушка на свете.
      Глава 33.
          Следующие две недели были наполнены непрерывной работой. Мирон очень много писал и заставлял нас репетировать до испарины на лбу. Я приходила в комнату в начале одиннадцатого и падала без сил на кровать. Мэт приходил ещё позже. Он всегда за ухом носил карандаш для того, чтобы записывать вмиг пришедшие строки. В эти дни, как никогда, можно было понять, насколько творческой личностью он был. Мы стали ещё меньше проводить времени вместе. Когда Мэт ложился в кровать после теплого душа, я мирно спала и сквозь сон чувствовала разгоряченную кожу, прижимающую меня в собственническом жесте к себе. Этого было достаточно, чтобы чувствовать его любовь и заботу. Я прекрасно понимала, с каким человеком связалась, и претензий у меня не было. Мы не ходили больше на свидания - мы просто стали жить вместе в одной комнате, как пара. Утро начиналось также спонтанно от звеневшего будильника на шесть часов. Мы вскакивали с постели, одеваясь, как в армии, пока горит спичка, и шли на пробежку. Фигуру я скорректировала, и вес мой пришел в норму, но оставалась самая сложная процедура - это держать всё это в постоянном тонусе и идеале. Мэт всё также был в прекрасной форме и подстраивался в своих тренировках под меня. Мне не хватало скорости и физического состояния. Пока во всем я ему уступала. Но это было наше время. Время, когда мы были наедине, и никто не мог потревожить наш маленький мирок в тихом парке, в котором уже царствовала осень, осыпая багряные листья в оставшиеся после дождя лужи. Я могла бежать рядом с ним и смотреть на его величественный профиль или, например, следить за тем, как двигается его кадык, когда он с жадностью поглощает воду после силовых упражнений. Закусив губу, я наблюдала, как переливаются мышцы под его майкой. Осознание, что это совершенство принадлежит мне, никак не укладывалось в моей голове. Я просто наслаждалась теми минутами и часами нашего общего времени, стараясь не задумываться о будущем.
           Общаться с Лерой и Никитой у меня тоже получалось мало. Я старалась каждый день уделять 10 минут на разговор с братом в скайпе, потому что понимала, что мы с ним остались одни в этом мире. Я очень благодарна Петровым за то, что они становятся семьей Никите, но родным человеком в его жизни остаюсь только я. Мой младший братишка был всегда в хорошем настроении. Он хвастался успехами в футболе, даже говорил о пятерках, полученными на уроках алгебры и геометрии. В один из дней Никита светился ярче, чем обычно. Поводом для этого были новые бутсы, которые купил ему папа Леры.
          С подругой же было всё проще. Мы много переписывались за эти две недели, так как в их отношениях с Олсом, а точнее с Пороховым Олегом Петровичем, намечалось что-то интересное. Не открою Америку, если скажу, что вся их связь в первый же день привела их в постель, что очень удивило меня. Я могла ожидать такого развития действия от Олса, но только не с Лерой. Но, как оказалось, это было только начало. Олег после первой ночи сказал Лере, что никаких отношений не приемлет, за что получил 'пинок под зад', но моя шикарная подруга чем-то зацепила гитариста, что заметила вся группа. Следующую неделю Олс был погружен в себя, не шутил, вел себя серьезно и отстраненно, чем очень злил Мирона, потому что это состояние сказывалось на его обращение с гитарой и работе в целом. Но через неделю всё изменилось. Будто сама судьба сводила их вместе. Именно тогда, когда Олс решил, что ему нужна 'новая жертва', по воле случая, в том же клубе, куда направил своё погруженное в депрессию тело гитарист, оказалась Лера, которая, к слову, находилась не в лучшем состоянии. Подруга тоже переживала всё это время, не находя себе место. Думаю, что в первый вечер всё же произошло то, чего я не знаю, и то, что так сблизило столь индивидуальных личностей. После клуба они не отходили друг от друга, как только появлялась лишняя минута. Лера часто приезжала в дом группы, поэтому я видела её постоянно, что нельзя сказать о моем брате. С Никитой я уже не встречалась давно, что очень огорчало меня.
           Субботнее утро не предвещало выходного. Даже больше скажу - оно было наполнено усиленной пробежкой и работой со всеми группами мышц. Я к десяти утра валилась с ног, ощущая жуткую боль в суставах. Песни записывались активно, поэтому Виктор и Мэт стали рассматривать предложения по поводу проведения концерта. Альбом был великолепен. Каждая его песня просто обязана занимать верхние строчки хит-парадов. Я получала большое удовольствие от всех слов, которые пропевала под музыку. Сказать, что я просто напросто окунулась в мир творчества - ничего не сказать. Я оказалась там с головой. Но мне нравилось это.
          - Ты такая мокрая. - руки легли на мою талию. Ощущение от его пальцев я узнаю из тысячи или миллиона. Обернувшись и толкнув Мэта в плечо, я показала ему язык.
          - Ты ведешь себя непристойно.
          - Я так редко остаюсь с тобой наедине, что мне хочется вести себя непристойно. - Мирон стал пробираться пальцами под спортивный лифчик, который я не успела ещё снять.
          - Через 15 минут завтрак. Мы опоздаем. - губы коснулись моей шеи, посасывая нежную кожу.
          - Мы немного задержимся. Я так соскучился, что наше уединение не затянется. - руки Мирона легли на мою грудь, и я ахнула. То, что я ощущала от легкого прикосновения - сводило меня с ума. Я просто не должна так реагировать на него и со временем это не проходило, а только усиливалось.
          - Мирон.
          - Саша. - Мэт запустил пальцы под тренировочные брюки и сжал мои ягодицы. - Ты моя маленькая сладкая девочка. - губы прокладывали дорожку на задней части шеи под моим высоким конским хвостом, который я делала на пробежку.
          - О, Боже, Мирон. - руки Мэта сместились вперед, касаясь моей девочки. Его пальцы ловко порхали над самым чувствительным местом моего тела.
          - Да, мой маленький лучик, я хочу тебя. - его твердость коснулась моей попы. Я обернулась к нему и припала к его губам. Одежда стала слетать так быстро, что не оставляла даже йоты сомнения не задерживаться на завтрак. Я так быстро растворялась в нем. Его руки орудовали по моему голому телу, задевая те места, от касания к которым шли мурашки по коже. Ощущение прижатого его к моему входу приводила мои инстинкты в активное состояние. Я испустила то ли стон, то ли рык и Мирон резко вошел в меня, нависая.
          - Черт! Ты такая тугая и влажная. Боже, детка. Я люблю тебя. - каждый его толчок был резок, но тем не менее он достигал цели, приближая меня к обрыву. Я старалась терпеть, как можно дольше, чтобы к финишу мы пришли вместе. Рядом с ним я становилась чувствительной и нетрепливой, что очень не похоже на меня в повседневной жизни. Именно с ним мне хотелось быть слабой и защищенной. - Кончай со мной, детка. Кончи для меня. Давай! - слова Мэта доносились до меня откуда-то издалека. Я была так близко, что осознание реальности уползало с каждой секундой всё дальше. Его слова произвели на меня желаемый эффект. Я стала распадаться на частицы, ощущая приятное освобождение и опустошение.
          - Мирон. О, да, Боже!!! - я кричала и дергалась под ним. Этот парень уносил меня на небеса. Толчки не сбавляли ритм, отчего я дольше не могла прийти в себя. Буквально через пару минут кончил и Мирон. Он вскрикнул и опустился на меня, тяжело дыша. Испарина на его теле коснулась моей распаленной кожи, отчего я вздрогнула. Мэт громко дышал мне в ухо, а я крепко обнимала его за шею. - Ты лучший. Ты знаешь об этом?
          - Что-то подобное я уже слышал...Припоминаю, припоминаю. - я округлила глаза и толкнула его в грудь. - Это всё совершенно не важно. Люблю я тебя. - он поцеловал меня в лоб, отчего я закрыла глаза.
          - Я тоже люблю тебя. Но думаю нам пора спускаться вниз, иначе Марья Васильевна будет очень расстроена, что её любимчик не покушает её свежих и вкусных блинчиков с клубничным варением. - я взъерошила Мирону волосы, легко улыбаясь ему. Марья Васильевна была душевным человеком. У меня не было много времени на знакомство с ней, но пару раз мы мило поболтали, откуда я и узнала о её безграничной любви к Мирону. У Марьи Васильевны не было детей и семьи в целом. Она работала поваром в школе, в которой учился Мирон. Они сблизились в эти годы, Мэт много помогал этой женщине. Марье Ивановне не мог не полюбиться голубоглазый мальчик блондин с гитарой наперевес, обладающий ангельским голосом. Когда уже у Мэта была группа, и они приобрели дом, то пригласил её работать в нем.
          - А я и сам не желаю пропускать свои любимые блинчики. - Мирон вскочил с кровати и направился в душ, открывая мне вид на свои рельефные и неприкрытые ягодицы. Я покачала головой и поднялась с мягких шёлковых простыней. Каждое моё движение напоминало о Мэте. Я улыбнулась, потому что эта томительная и сладкая боль была подтверждением моей счастливой и полноценной жизни, которая на данный момент казалась мне сном.
          Когда я оставалась один на один со своими мыслями, то они направляли меня в реальность. Моя мама умерла меньше полугода назад. Нет, я не забыла ни о чем, но у Мирона получается залечивать мои раны. Мама и папа всегда в моих сердце и голове. Просто присутствие рядом Мэта дает мне надежду, что рядом есть человек, которому я важна. Солист заваливает нас всех таким количеством работы, что у меня нет просто времени горевать и лить слезы, за что я ему очень благодарна.
          Стоя перед шкафом и разглядывая его содержимое, я думала о том, что нужно устроить себе выходной и вместе с братом навестить родителей. Псоле похорон мамы у меня не было сил сходить на её могилу ещё хотя бы раз. Я много раз собиралась, но психологический блок, защищающий меня от переживаний, всё время заставлял меня чувствовать себя слишком слабой, чтобы пойти туда и достойно всё вынести. Но сейчас я ощущаю себя достаточно сильной и храброй, чтобы не проронить ни слезинки перед Никитой, чтобы не доставлять ему ещё больше переживаний.
          Накинув легкий цветастый сарафан, я стала расчесывать волосы, смотря на себя в зеркало. В него я заметила, как открылась дверь ванной комнаты, и откуда вальяжной походкой вышел Мирон. Капли воды стекали по его мускулистой груди, доставляя желание слизать каждую. Его накаченные бедра были обернуты белым махровым полотенцем. Эта картина не придавала мне уверенности встать и пойти вниз. Я закусила губу, когда заметила, как капля с волос упала Мэту на шею и продолжила свой путь по груди, через кубики великолепного пресса, пока не впиталась в пушистую преграду в виде полотенца.
          - Если ты будешь продолжать свою аппетитную губку, то мне придется объявить сегодня выходной. - я засмеялась.
          - Ну, нет. Нам надо репетировать и рассматривать предложения о проведении концерта. Я хочу снова ощутить те эмоции от выступления. - я мечтательно обхватила себя руками.
          - Поверь, в большом зале твои эмоции увеличатся в несколько раз. - Мирон подмигнул мне. - А сейчас я думаю, что мы могли бы пропустить завтрак и посвятить себе ещё некоторое количество времени. - Мэт скинул полотенце со своих бедер, и оно белым облаком упало на пол. Я закатила глаза и вышла из комнаты, улыбаясь самой себе.

          ***
          Завтрак проходил, как всегда, весело и непринужденно. Парни были в хорошем настроении, даже не смотря на то, что пришлось поменять график каждого из-за работы над новым альбомом.
          - Где Олс? - я сложила столовые приборы на тарелку и промокнула губы салфеткой. Мирон поднял брови, улыбаясь.
          - Я думал спросить это у тебя.
          - Олс изменился. Никаких левых цыпочек. - Зак качал головой, будто не веря в свои слова.
          - Поверьте, Лера может изменить даже такого прожженного бабника. - Свят поморщился.
          - Ну и выражения у тебя, Лекс. - Микс закатил глаза и хрустнул пальцами. Я пожала плечами. Тут будто в ответ на мой вопрос в кухню во вчерашней одежде ввалился счастливый Олс. Я закатила глаза, когда заметила играющие брови гитариста, устремленные на парней. Этот парень неисправим. Сев рядом со мной, он хлопнул меня по ноге, отчего я вскрикнула.
          - Ты чего делаешь?
          - Я просто счастлив. Кажется, я влюбился. - раздалось дружное 'о-о-о', которое в этот раз поддержала и я. У этой парочки всё слишком быстро развивается. Мне только оставалось надеяться, что из этой связи получится что-то дельное. Но это было не всё. Если бы жизнь продолжила течь своим чередом, то это было бы скучно. Когда всё пили и дружно шутили над бедным влюбленным Олсом, в кухню вошёл менеджер группы Виктор Беккер. Но был он не один. Следом за ним вошла девушка, которая цокая своими высоченными шпильками, обвила каждого участника группы взглядом, мило улыбнувшись. Но её глаза уставились прямо на меня. Стервозность читалась в каждом её действие и движение. Я заметила, как изменились лица парней. Все сидели с округлившимися глазами и открытыми ртами. Мэт тихо выругался себе под нос и стукнул кулаком по столу. Я подпрыгнула от такого громкого звука и неожиданности. Ещё раз, взглянув на девушку, я отметила, что она была шатенкой с карими глазами и чертовски привлекательная. Я бы даже сказала, что она была очень красивой девушкой. Почему парни так отреагировали на неё и что ей нужно - эти вопросы мучили меня, ответы на которые я должна получить в скором времени.
     Глава 34.
          Мэт.
          Знаете, что ощущаешь, когда самый страшный кошмар стоит перед тобой? Я тоже не знал, пока в столовую за Виктором не зашла она. Эта девушка была сущей неприятностью и большой ошибкой в моей жизни. Ничего в Алле не изменилось за то время, что я не видел её. Она была всё также чертовски красивой. Но глаза всегда выдавали её сущность. Стервозность сочилась из каждой клетки её идеального тела. Когда-то эта девушка казалась мне целым миром, но я так сильно ошибался. Я думал, что сильнее любить не возможно. Но все поменялось, когда в мою жизнь вошла Саша. Чувства к ней были чем-то самим собой разумеющимся. Мне было просто любить. Алла же была моей погибелью. Именно два года назад я и погиб, когда узнал, что она спит с одним из самых влиятельных людей Петербурга. Это было так грязно. На тот момент моя группа не являлась популярной. Я был обычным парнем. Мои родители не относились к бедным людям, но и миллионерами их не назвать. Только потом я узнал, что 'моих финансовых возможностей было не достаточно для удовлетворения потребностей' Аллы. Я знал эту девушку маленькой малышкой с медно-каштановыми волосами и карими чистыми глазами. Именно такую я любил, за такую был готов умереть. Мы встречались с тринадцати лет. Да тогда это было детские прогулки, походы в кино, поцелуи в щеку, сплетенные пальцы, но именно тогда, как оказалось, наши чувства были чистыми и незапачканные 'потребностями' Аллы.
          И вот она, спустя два года стоит передо мной и в упор смотрит на Сашу. Ёкнуло ли у меня? Ёкнуло. Раньше я крутился вокруг этой планеты. Просто не могло не ёкнуть. Я выругался и стукнул кулаком по столу, чем напугал Сашу. Её прекрасные глаза смотрели на меня с тревогой. Но мне было не до её переживаний. Я уставился на Аллу, которая тем временем перевела свой хищный взгляд на меня.
          - Виктор, зачем ты привел её? Мне не нужна грязь в группе. - я тарабанил пальцами по столешнице. Зак тоже смотрел на меня. Он хмурился и явно был зол.
          - Ай-яй-яй! Раньше ты так не думал, дорогой. - Алла скрестила руки на груди, постукивая пальцами по предплечью.
          - Раньше ты тоже была другой.
          - Да была. Но я стала лучше. Ты понимаешь о чем я. - Алла облизнула нижнюю губу. Этот жест был её фишкой. Она изогнула бровку. А я закатил глаза. Её фирменные штучки уже не действуют на меня.
          - Ты продешевилась. Это уже давно не производит впечатления на меня. - Алла выпрямилась и стрельнула в меня глазами.
          - Вообще-то я здесь ради тебя и твоей группы.
          - Что ты хочешь?
          - Я могу предоставить концертный зал за символическую сумму. Я владею ночным клубом, у которого имеется концертный холл.
          - И какая же плата? - я все продолжал постукивать по столу подушечками пальцев. Зная Аллу, это предложение будет дорого мне стоить. Эта девушка давно ничего не делает, для кого бы то ни было. Алла облизнула нижнюю губу.
          - Я думаю, мы поговорим об этом наедине. Мальчики, вы же хотите концерт в 'Эмбарго'? - Олс присвистнул. Да этот клуб сборище людей, готовых тратить деньги на что угодно. Буквально сыпать ими.
          - Туда не пойдут наши фанаты.
          - Вы можете проводить концерты раз в месяц, обеспечивая себя неплохой суммой денег. - Алла пожала плечами. - Я думаю. Мэт, мы обсудим все детали наедине. - я перевел взгляд на Сашу. Лицо у нее было потеряно. Я был уверен, что она ничего не понимает. Я встал из-за стола.
          - Пойдем. - я повел её в комнату, где мы проводим репетиции. Алла сразу упала на небольшой диванчик, который стоял у дальней стенки студии. Она закинула ногу на ногу в своей чертовски короткой мини юбке, показав мне кромку своих чулок. Я почувствовал, что моему телу нравится это зрелище и так, как я стоял перед ней, то это не ускользнуло от её глаз. Снова она облизнула губы и расплылась в улыбке.
          - Что-то сегодня слишком много подарков. Но, знаешь, от одной мысли, что ты до сих пор хочешь меня, все остальное просто меркнет.
          - Что ты хочешь за зал? И когда мы должны принять решение?
          - Я хочу 10%. Принять решение в течение недели. - Алла встала с дивана и вплотную подошла ко мне. Я чувствовал её горячее тело рядом со своим. Мои руки ещё помнили каждый её изгиб, каждую идеальную линию. Алла была прекрасна внешне и гнилой внутри. В отличие от Саши, которая была совершенством во всем. Я сжал кулаки, потому что мысль о Лексе привел меня в чувство.
          - Отойди от меня. Мы всё обсудим с группой и Виктор сообщит тебе решение. - Алла изогнула бровку.
          - А что, ты сам уже не можешь позвонить своей давней знакомой? - рука девушки легла на мою промежность, отчего она явно почувствовала, какой эффект производит на меня. - Ты до сих пор не можешь передо мной устоять. - Я крепко сжал челюсть. Затем руки Аллы переползли на ремень. Пока она расстегивала его, то вставала на колени, задирая без того короткую юбку.
          - Прекрати. - я стал отталкивать её, но меня привлекло тихое аханье. Саша стояла, прижав ладонь к своим губам, - Саша, это не то, о чем ты подумала. - Саша покачала головой и, быстро развернувшись, побежала прочь к входной двери. Я ощущал, как жизнь выходит из меня. Я стал понимать, что потерял самое главное в своей жизни.
      Глава 35.
          Я выбежала из дома в одежде, которая была на мне, не прихватив ни телефон, ни денег на дорогу. В кармане завалялась мятая тысяча рублей, которые я буду вынуждена потратить, чтобы доехать до места назначения. Мне сейчас было плевать на всё. Та картина, которую я видела две минуты назад стояла у меня перед глазами, пока я бежала прочь из дома группы. Я чувствовала, как моё сердце разлетается на мелкие кусочки, которые настолько микроскопические, что их просто невозможно собрать и склеить. Второй раз я наступила на те же грабли. Я снова поверила, что Мэт может любить меня. И я снова жестко ошиблась. Слезы текли по моим щекам. Я не чувствовала осеннего холода, который обжигал мои голые руки. Мне было настолько больно, что я пыталась облегчить свои страдания в немом крике. Ключи от своей квартиры я тоже не взяла с собой, и вариантов особых у меня не было. Не долго думая, я направилась к шоссе, которое вело в Питер. Вот минусы - не иметь свою машину и жить за городом.
          Я голосовала не очень долго. Передо мной остановилась черная машина. Судя по тем значкам, о которых мне рассказывал Никита, это был Мерседес. Стекло с пассажирской стороны опустилось, и я наклонилась, чтобы поговорить с водителем. Мои глаза наткнулись на великолепие, которое сложно назвать как-то по-другому. Бездонные серые глаза смотрели на меня с любопытством. Этот парень был просто божественным красавцем. Густые черные ресницы обрамляли те самые шикарные серые глаза, точеные скулы, модная прическа, с зачесанной на бок челкой, красивые губы, будто подведенные карандашом, до того их границы были явными - всё в этом парне казалось идеальным. Ёкнуло? Нет, не ёкнуло. Это был не Мэт. Это была не моя погибель.
          - Извините. Вы бы не подвезли меня в Питер? Плачу тысячу с доставкой до точного адреса. - я понимала, что мои слова звучат глупо. У этого молодого человека явно нет проблем с деньгами. В следующий миг мои слова подтвердились, парень отвернулся от меня и усмехнулся, держась одной рукой за руль.
          - Садись. Подвезу тебя. - он жестом указал на место рядом с собой. Я открыла дверь и приземлилась на мягкое и теплое кожаное кресло. - Откуда ты здесь ещё и в таком виде? - я удивленно перевела на себя взгляд в боковое зеркало. Тушь черным пятном растеклась по моим щекам, легкая летняя майка и кеды на тонкой танкетке. Выглядела я не лучшим образом, мягко говоря.
          - Я буквально пять минут назад вола в комнату, в которой девушка, стоя на коленях, расстегивала ремень моему парню. - я смотрела в лобовое стекло перед собой, пытаясь сдержать слезы. Попытки мои были тщетны, но я не сдавалась. Мне за всю непродолжительную жизнь было так больно, что, наверное, скоро у меня появится иммунитет к этому.
          - Да уж. Хреново. - парень крепко держал руль. На нем был деловой костюм, который великолепно сидел на его точенной фигуре. Вообще за время, проведенное с ним, я поняла, что слово 'великолепный' полностью описывает этого парня. Его можно поставить к каждой части его тела. Великолепные губы,
          Великолепный нос,
          Великолепные глаза,
          Великолепные руки...
          Но, тем не менее, я ничего не чувствовала к нему. Мой мир не переворачивался, когда я смотрела на него, не выбивало дух из меня. В тот момент я очень жалела об этом.
          - Хреново не то слово. - я тяжело вздохнула.
          - Я Вячеслав.
          - А я Саша.
          - Очень приятно. - я вздохнула. Мне было приятно познакомиться с ним, но не при таких обстоятельствах, поэтому я просто промолчала.
          Через час мы подъехали в дому Петровых.
          - Спасибо, что довез, Слава. - я протянула ему помятую купюру. Мне было стыдно, как никогда. Он закачал головой.
          - Нет. Мне не нужны деньги. Я помог тебе, потому что понял, что ты была в беде. А когда девушка в беде, да ещё и такая красивая, я просто не смог проехать мимо. - Слава протянул мне свою визитку. - Звони в любое время, если тебе будет нужна помощь. - я протянула рку и взяла карточку. На ней было написано полное имя: Колоколов Вячеслав Владимирович, и его номер телефона.
          - Спасибо.
          - Я надеюсь на ответный жест. Дай мне номер своего телефона. - он протянул мне свой айфон, и я вбила туда свой номер. Парень улыбнулась своей лучистой улыбкой, от чего мне захотелось сделать тоже самое. - Я позвоню, и буду писать.
          - Звучит, как угроза.
          - А это и есть угроза. - он мне игриво подмигнул, а я покачала головой. Схватившись за ручку двери его дорогой машины, я открыла её и вылезла под осенний мелкий дождик на улицу. Впереди меня ждало много расспросов, и счастливое выражение лица Леры, у которой в личной жизнь с Олсом таких проблем не было.

          ***
          Как я и думала, Лера накинулась на меня с допросом. Я рассказала всё вкратце и попросила оставить меня одну. Мне хотелось принять душ. По дороге из комнаты в ванную я на ходу скидывала мокрые и грязные вещи. Я чувствовала боль в груди, которую не смогла унять даже дружелюбная улыбка Славы. Да и почему она должна была её унимать. Я проходила мимо ванной в направление к душу, но внезапно остановилась. Я присела на край керамической конструкции и пустила воду. У Леры, как всегда, можно была найти много баночек для принятия ванн. Схватив один с ванилью и кокосом, я пустила пену в воду. Запах тут же окутал меня.
          Я лежала в ванной на протяжении часа. Затем закутавшись в полотенце, я вышла в комнату, в которой Лера разговаривала по телефону. Не сложно было догадаться, что на проводе был Олс.
          - Ты бы видел, в каком она состоянии. Я не знаю, что делать. Что говорит Мэт?
          - Лера!
          - Ой, извини, милый, я перезвоню тебе. - лепетала в трубку подругу, а я закатила глаза. Да уж, Олс нашел точки подхода к Лере. Ни с одним парнем она так не любезничала по телефону.
          - Зачем ты позвонила ему? - я уперла руки в бока и уставилась на подругу. Лера тяжело вздохнула.
          - Я просто хотела узнать всё с другой стороны.
          - Моей тебе уже мало? - я чувствовала, что сегодня меня предали два раза.
          - Саша, не мало. Прости. Мэт тоже страдает и говорит, что ты все не так поняла. Может тебе стоит поговорить с ним? Ты же помнишь, что получилось в прошлый раз.
          - Что? Что я неправильно поняла? Что эта девушка стояла на коленях перед ним, положив свои руки на его пояс?
          - Олс сказал, что это Алла. - Алла, Алла...Где-то я уже слышала это имя...Стоп! Зак рассказывал мне о ней. Она бывшая Мэта. В следующую секунду Лера озвучила мою мысль своим голосом. - Она бывшая Мэта.
          - Теперь всё встало на свои места.
          - Ты думаешь, что...
          - Я думаю, что у него остались к ней чувства.
          - Саш.
          - Что?
          - Ты видела его со стороны? Каким он был счастливым?
          - Это ничего не объясняет, и, тем более, не оправдывает его.
          - На твоем месте, я бы поговорила с ним.
          - Ты не на моем месте. - я огрызнулась. Мне было неприятно так себя вести, но других вариантов у меня не было. Лера никогда не церемонилась с парнями и никогда бы не стала выслушивать после того, что видела я.
          - Извини.
          - С чего бы это ты стала выслушивать его? Ты никогда этим не занималась.
          - Потому что я до нынешнего момента никогда не любила. - я замерла с одеждой в руках, которую Лера приготовила мне.
          - Ты хочешь сказать, что ты любишь Олса? - я, округлив глаза, уставилась на неё.
          - Да, именно это я и хочу сказать. - я закатила глаза.
          - Ты нашла надежного спутника. - съехидничала я.
          - Кто бы говорил. - ответ Леры кольнул меня прямо в сердце. - Прости. Я уже не знаю, что говорю.
          - Это ты меня прости. - Лера подошла и обняла меня. Ощущение родного человека рядом сейчас было незаменимо. Я очень давно не видела брата, поэтому с нетерпением ждала, когда он вернется с тренировки.
          Вечером, когда Никита вернулся, я постаралась привести себя в порядок и не выглядеть такой несчастной. Мне не хотелось расстраивать брата. Когда мои глаза осмотрели его фигуру, я поняла, что, не видев несколько недель, я пропустила, как стали развиваться его мышцы. Никита стал массивнее и больше. Я подошла и обняла его. Сейчас он спокойно мог положить свой подбородок на мою макушку.
          - Ты превращаешься в качка. - я носов уткнулась ему в грудь.
          - А ты мельчаешь.
          - Это ты слишком быстро растешь.
          - Я нормально расту. - он отодвинул меня от себя. - Просто кто-то редко меня навещает. - я видела грусть в его глазах. Мне самой было больно от этого, потому что я безумно скучала по брату. Я вздохнула и закусила губу.
          - Я знаю. У меня были репетиции. Мы записываем новый альбом.
          - Сегодня у тебя выходной?
          - Нет. - мне пришлось всё рассказать Никите. Брат был зол и расстроен. Я старалась успокоить его, что всё будет хорошо.
          - Что ты собираешься делать с контрактом?
          - Я не знаю.
          - Нет, всё, хватит этих унылых разговоров. Как часто мы сейчас собираемся вместе? - мы с Никитой переглянулись. - Вот именно. Поэтому идем в кино. - Лера повисла на Никите и вместе с ним направилась к выходу. Мне ничего не оставалось, как плестись за ними.
          Через пару часов мы сидели в кинозале с полными ведрами попкорна и большими стаканами газировки. Когда Никита принес это нам, то первое о чем я подумала, это то, что мне Мэт за такой ужин оторвет голову. Но потом я вспомнила, что он чуть не изменил мне, поэтому с радостью принялась поглощать эту вредную еду.
          До начала фильма оставалось несколько минут. Люди занимали свои места. Какой-то парень проходил мимо меня и наступил мне на ногу. Я сдержалась, чтобы не заругаться в общественном месте, но когда я подняла взгляд и встретилась с прекрасными, то есть великолепными серыми глазами, я впала в ступор.
          - Ты! Снова ты. - парень засмеялся.
          - Я смотрю ты не очень рада меня видеть.
          - Я не очень рада, что ты наступил мне на ногу.
          - Извини. - Слава поднял руки в извиняющемся жесте. Затем кто-то окликнул его, подходя сбоку, а точнее пролезая. - Знакомьтесь, это Саша, а это мой лучший друг Кирилл. - подошедший парень был красивым, конечно, не таким, как Слава, но отставал от него ненамного.
          - Очень приятно.
          - Взаимно.
          В итоге, фильм мы смотрели впятером. Ребята были интересными и веселыми. Я узнала, что Слава работает в фирме своего отца, занимая должность финансового директора, а Кирилл - обычный менеджер. Они вместе учились в институте и дружат уже довольно давно.
          Вечер прошел быстро и отлично. Мой настроение немного улучшилось, поэтому к концу нашей поездки я даже улыбалась. Мы расстались с ребятами возле кафе, в которое забежали попить кофе и поболтать.
          - Ничего ребятки. Жаль я уже влюбилась в бабника Олса. - Мы дружно все залились звонким смехом.
          Мы подъехали к дому Петровых уже около двенадцать часов ночи. Фонари, стоявшие у крыльца, осветили темную фигуру, которая сидела оперевшись на свои колени и сцепив руки в замок. Подойдя ближе, я разглядела в этом очертании Мирона.
          - Что ты тут делаешь? - парень поднял на меня глаза и резко подскочил со ступенек.
          - Нам надо поговорить. Пожалуйста, выслушай меня, Саша.
          - Нам не о чем разговаривать. - Мэт потянул руку ко мне, от которой я дернулась в другую сторону.
          - Я прошу тебя. Я хочу всё объяснить тебе. - он протянул мне букет полевых цветов. Мне очень хотелось забрать их с собой, но я не могла дать ем3у надежду на прощение.
          - Извини, я очень устала и хочу спать. - я прошла к двери, которую как раз открыла Лера. Они с Никитой зашли первыми, и подруга за руку утащила брата наверх. Я плотно закрыла дверь и, обперевшись об нее, съехала на пол. Видеть его было ещё больнее, чем просто вспоминать о случившемся. Я любила его. Очень сильно. Поэтому я не могла не заметить, как он выглядел. Синяки под глазами, усталый вид. А ведь мы не виделись только с утра. Сердце предательски екнуло. Но я не могла его выслушать. НЕ могла простить. Он сделал мне слишком больно. Слишком. Испытывать боль мне так надоело, что я хотела спрятаться в кокон и сидеть там до тех пор, пока не буду готова снова окунуться в этот бессердечный мир. А пока я просто сидела на полу и глотала слезы, которые не хотели останавливаться.
       Глава 36.
          Следующие две недели казались мне сущим адом. Я снова вернулась в состояние по умолчанию 'без Мэта', только теперь было ещё больнее. Мирон сумел стать для меня родным человеком, которого я очень любила, поэтому жить без него оказалось ещё труднее. Я лежала на диване, уставившись в потолок, пока Лера была в институте. Когда она приходила домой, то всеми возможными способами пыталась растормошить меня или вытащить из дома. Я упиралась, как могла, но спорить с Лерой бесполезно.
          Я целую неделю не тренировалась и не бегала, отчего у меня стали болеть все мышцы. Их сводило и пронзало острой болью, поэтому, когда Лера приходила домой, она тащила меня в парк на пробежку. На самом деле, бег помогал мне. После физической нагрузки я чувствовала себя легче и свободнее, уверенней в себе, что ли. Я бежала, пока мою грудь не начинало печь от нехватки воздуха. Это было идеально - изматывать себя, чтобы прийти домой и просто лечь спать. С приходом сильной усталости мысли покидали мою голову.
          После появления Мэта, я долго не могла прийти в себя. Мне хотелось всё бросить и встретиться с ним, выслушать его. Наверное, мои чувства убивали мой разум. Мирон приходил вечером к крыльцу дома Петровых в одно и то же время. По нему можно было сверять часы. Каждый раз он был с разным букетом в руках. Моё предательское сердце разрывалось на части от той картины, которую я видела. Мэт выглядел очень плохо: одежда на нем была мятой и не первой свежести, прекрасный волевой подбородок обвила недельная щетина, ясно голубые глаза затуманились и он очень сильно походел. Я не узнавало то великолепие, которое любила. Под любимыми глазами пролегли отчетливые синяки, которые говорили о недосыпе Мэта. Он личность творческая, поэтому все эмоции пропускал через себя. Я стояла на втором этаже и смотрела в окно, отодвинув штору, как после того, как дверь ему никто не открывал, он садился на крыльцо и обхватывал голову руками, положив букет около себя. Я каждый раз выходила на улицу, когда Мирон уезжал, и забирала цветы. Они не могли помочь нам разобраться в случившемся, но прекрасно поднимали мне настроение. В каждом букете я находила листочек со стихотворением или цитатой из классической литературы. Мэт удивлял меня своими романтическими способностями. Я даже подумала, что всё это придумал не он, отчего разозлилась и выкинула один букет, конечно, потом жалея об этом.
          - У тебя тут целый цветник. Так воняет. - Лера зажала нос. - Здесь можно схлопотать аллергию или что-то типа того. - руками она очертила всю мою комнату. Не оставалась ни малейшего места, которое было свободно. На всевозможных поверхностях стояли букеты цветов. Я улыбнулась. - Долго ты собираешься сидеть здесь и коллекционировать его записки и букетики? - Лера поставила руки на свою изящную талию. Я закатила глаза.
          - Я не собираюсь с ним разговаривать.
          - Почему? Он уже столько всего сделал. Черт! Этот парень только что не ночует на нашем крыльце.
          - Это всё меркнет рядом с тем, что предвещало все эти романтические поступки.
          - Почти сделал.
          - Это не важно. - я стала подниматься с кровати, направляясь в ванную комнату. Лера последовала за мной.
          - Нет. Это важно, Саша. Он же мужчина, а это его бывшая. - я резко обернулась к ней. - Я просто думаю, что он уже осмыслил и показал, кто ему на самом деле нужен.
          - По-твоему, я должна терпеть, пока каждая из его бывших будет класть руки ему на ремень, а он будет решать, кто из нас важнее? - я стрельнула в нее глазами.
          - Саша!
          - Лера! Я не хочу больше говорить об этом. - я закрыла дверь перед её носом. Я понимала, что поступаю грубо с ней, и, тем более, она не заслужила такого отношения к себе, но я ничего не могла с собой поделать. Лера давила на меня. Я ожидала, что она будет первой, кто захочет распотрошить все внутренности Мирона, а не заставлять меня выслушать его.
          Я встала под теплые струи воды и провела руками по уже мокрым волосам. Мысли сменялись одна за другой, создавая хаотичное движение в моей голове. Я прислонилась лбом к ещё не успевшему нагреться кафелю и закрыла глаза. Моё состояние было ужасным. Мне безумно хотелось увидеть Мэта, прикоснуться к нему, спросить, как он живет эти две недели, также ему тяжело, как и мне. Хотя внешний вид не дает сомнений - ему тяжело и он страдает. Моё сердце предательски сжалось, и я с силой стукнула по ни в чем не повинному кафелю на стене. Во мне боролись два чувства, и ни одно из них не могло взять верх, отчего я чувствовала себя подавленной и разбитой.
          Я вылезла из душа и, обернувшись в белое пушистое полотенце, зашла в комнату. Я подошла к большому зеркалу, рассматривая себя. На моем лице отчетливо стали видны скулы. За эти две недели я практически ничего не ела и целую неделю бегала, как сумасшедшая, до потери сознания, пока мои ноги не отказывали. Глаза потеряли тот блеск, что ещё сверкал в них полмесяца назад. Я была похожа на приведение - кожа бледная, глаза впали, скулы выпирали. Фыркнув, я быстро оделась и пошла искать Леру, пока она не ушла в университет.

          ***
          Целый день я пыталась себя чем-нибудь занять. Ничего не получалось. Увидев себя в зеркале с утра, я решила пропустить бег и приложиться к пирожным. Я весь день смотрела фильмы, лежа на диване, поедая эклеры, запивая их яблочным соком. Когда ни еда, ни вода не влезала в меня, мой телефон завибрировал, оповещая меня о присланном сообщение.

          Слава: Красавица, привет!) Чем занимаешься сегодня вечером? Хочу пригласить тебя в бар на пару стаканчиков мартини и узнать друг друга получше.

          Я: Привет!) Ничего не делаю. Ты всё-таки решил исполнить своё обещание?

          Слава: Надоедать тебе? Конечно, я же говорил тебе. Тем более, если быть откровенным, мне было приятно твоё общество.

          Я: Ладно, я согласна. Но не надолго.

          Слава: Заметанно.:) Через тридцать минут жду тебя у дома!)

          Я: Договорились!)

          Я кинула телефон рядом с собой и упала на кровать. У меня не было особого желания куда-то идти, но это было лучше, чем слушать упреки Леры и наблюдать за истерзанным внешним видом Мирона. Я направилась к шкафу и вытащила джинсы и легкий свитер. Наряжаться я не видела смысла, но и выглядеть плохо мне тоже не хотелось.
          Через тридцать пять минут я легкой походкой выходила за ворота дома Петровых. Мне не хотелось ехать в свою квартиру, потому что при все ворчание Леры, она была моей единственной подругой, которая всё же поддерживала меня. Тем более тут был мой брат. Родители Леры были не против, поэтому я нагло пользовалась их гостеприимством.
          Перед домом уже стоял Славин Мерседес, и я проскочила на переднее пассажирское сидение, не обращая внимание на мелкий накрапывающий дождик.
          - Привет. Ты хорошо выглядишь. - Слава одарил меня своей лучезарной улыбкой, от которой я закатила глаза. Этот парень пытается флиртовать со мной, хотя мне это совсем не нужно. Если честно, я уже сто раз пожалела, что согласилась выпить с ним. Мне казалось, что я предаю Мирона. Несмотря на то, что он практически стоял со спущенными штанами перед своей бывшей, я любила его, и мы не обговаривали наше расставание. Я считала, что это не правильно.
          Где-то примерно через час мы со Славой сидели за барной стойкой. Я крутила стакан с мартини между своими пальцами, в то время, как парень потягивал апельсиновый сок.
          - Ты стала ещё более напряженной, чем две недели назад. - я со стуком поставила стакан на стойку и тяжело вздохнула.
          - Я в полном замешательстве.
          - Из-за парня?
          - Да. - Слава тоже поставил на стойку свой стакан и сложил руки в замок.
          - Давай сразу решим - у меня есть шансы? - я усмехнулась.
          - Ты великолепный на самом деле... - он перебил меня.
          - Но...Да?
          - Да, я люблю своего парня. - Слава вздохнул.
          - Я никогда не сталкивался с отказом девушки. - я засмеялась.
          - Я в любом случае считаю тебя прекрасным. - я подмигнула ему и облегченная улыбка коснулась краешков его губ.
          - Ты успокоила моё эго. - ехидным тоном заявил парень.
          - Я очень рада.
          - Что происходит между вами? Ты решила простить измену?
          - Он не изменил мне. Она держала руки на его поясе.
          - Ты сейчас кого пытаешься переубедить меня или себя? - я положила голову на сомкнутые руки перед собой.
          - Не знаю. Подруга уговаривает меня выслушать его, Он каждый день приносит мне букеты цветов. Он ужасно выглядит внешне и очень измотан.
          - Тебе жалко его?
          - Конечно, жалко. Я ведь люблю его.
          - Тогда почему ты не встретишься с ним и не поговоришь? - Слава со всей серьезностью заглянул мне в глаза.
          - Он почти предал меня. Палка о двух концах.
          - Саша, почти не считается. Я понимаю, это больно, но, блин, нельзя же просто прятаться, не выяснив с ним отношений.
          - Возможно, ты прав. - Слава усмехнулся и поднял свой полный стакан с соком.
          - Давай выпьем, чтобы у тебя всё наладилось.
          - Давай. - я подняла ему на встречу свой полупустой стакан с мартини и ударила им об его.
          Через час я была уже опьеневшей. Я прекрасно соображала, но голову слегка кружилась.
          - Ты даже не представляешь, кто сейчас входит в наш бар! - глаза Славы загорелись.
          - И кто же?
          - Это моя любимая группа 'Падшие'. - я поперхнулась мартини, который в этот момент пила. - Только почему-то с ними нет их новой солистки. Она такая красотка. Мне даже кажется, что она чем-то похожа на тебя. - Слава подмигнул мне, а я замерла, чувствуя, как в бар входит Мирон. Волосы на моем затылки стали колыхаться к такт его шагов. Я, набрав воздух в легки затаила дыхание. - С тобой всё хорошо? - я успела только кивнуть, когда ощутила его присутствие в моем личном пространстве. Он узнал меня со спины. Он подошёл. И это чертовски попахивало предательством с моей стороны. Я собрала всю волю в кулак и обернулась. Передо мной с помятым и не выспавшимся лицом стоял разъяренный Мэт.
      Глава 37.
          Знаете, я никогда не была робким человеком. Я хорошо воспитана, вежлива, но в нужные моменты не буду терпеть. Сейчас было то время, когда я ощущала, что прогибаюсь. Я гнусь под его яростным и тяжелым взглядом. Но самое ужасное, я понимаю, что в какой-то степени заслужила это. Увидеть свою девушку в компании великолепного парня, попивающую мартини - не лучшее зрелище.
          Мэт стоял, сложив руки у груди. Желваки виднелись на его скулах. Я закусила губу. Не знаю, почему я стала мягкотелой в этот момент, ведь именно он почти изменил мне.
          - Какого хрена здесь происходит?
          - Мэт, чувак, ты чего? - Слава подал ему руку. Парень явно не понимал, что сейчас будет. - Я всю жизнь мечтал познакомиться с тобой. Я Слава. - Мэт перевел глаза с парня на меня. В них отражалась ярость и боль. Я отчетливо ощутила, как мои глаза наполняются слезами. Он не должен подозревать меня в измене. Он должен верить мне.
          - Это не то, о чем ты подумал. Слава просто мне знакомый, ничего больше. - Слава нахмурился, до конца не понимая, что происходит, хотя в его крови не было ни грамма алкоголя.
          - Ты решила отомстить мне изменой? - я была так ошеломлена этой фразой.
          - За что же ты мне мстил своей изменой? - глаза Славу округлились, и он, переводя глаза, наблюдал за нами.
          - Подожди, Мэт встречается с Лексой - новой солисткой группы...- я посмотрела на Славу, закатывая глаза.
          - Я. Не. Изменял. Тебе. - Мэ выделял каждое слова, становясь всё злее.
          - Ах, ну да, бывшая на коленях с твоим ремнем в руке, наверное, игра такая? Разыграй Сашу? - я сама стала злиться на него.
          - Так, стоп. Мэт, дружище, пойдем отойдем и поговорим наедине. - Слава встал со стула и потащил Мирона за бицепс к вип-кабинкам.
          Я опустила голову на руки и закрыла глаза. Мне никак не хотелось встретиться с Мироном тут, тем более, когда я была со Славой, весело улыбающемуся мне. Во мне, снова, боролись два чувства. С одной стороны я считала себя виноватой за то, что пошла с Вячеславом выпить, с другой - я была жутко обижена. Во-первых, как он мог подумать, что я изменю ему, во-вторых, я не простила его поступок. Да я даже не знаю объяснений тому, что видела. Может быть, впервые за две недели, я готова была признать, что Лера права, и мне действительно следовало выслушать Мэта и только потом принимать хоть какое-нибудь решение.
          Я закусила губу. Прошло как минимум полчаса с того момента, как Слава увел Мирона. К этому времени я уже стала переживать, всё ли в порядке. Поэтому, когда на горизонте я увидела Мэта и Славу, идущих рядом друг с другом, моё сердце пропустило удар. Но то, что произошло потом, удивило меня. Мэт пожал руку Славы, не доходя до барной стойки, развернулся и пошел в сторону столика, за которым веселились парни из группы, даже не заметив меня. Я упала на стул позади себя. Когда Слава подошел ко мне, я смотрела в одну точку и не моргала.
          - Он просил передать, что сейчас не в состоянии говорить с тобой. Но я переубедил его. Он не думает, что ты изменила ему. - я медленно повернула голову в сторону парня, затем снова вернулась к разглядыванию маленькой черной точки в стекле стакана. - Знаешь, ты могла мне сразу сказать, что твой парень Мэт из группы 'Падшие' и что ты и сама известная мисс. - он плюхнулся на стул рядом со мной. - Не переживай. Он отойдет. Всё будет хорошо. - я лишь кратко кивнула и закрыла глаза.

          ***
          Следующее утро не принесло облегчения. Я проснулась с ноющей болью в груди. Она давила и нагнетала. Я потерла лоб, потому что просто устала от нынешней ситуации. После вчерашнего я даже не могла сама позвонить Мирону. Я боялась, что он не станет разговаривать со мной. Снова откинувшись на кровать, я хотела попытаться заснуть, чтобы этот день пролетел, как можно быстрее. Но моим планам не было суждено сбыться. Лера ворвалась ко мне в комнату с огромным букетом. Там была целая композиция из разнообразных цветов.
          - Догадайся, кому букетик? - я встала с постели и выхватила у подруги дорогущий букет, которым она размахивала, как веником.
          - Аккуратнее. - я приложила нос к одному из цветку, названия которого я даже не знала. Лера передразнила меня, а я показала ей средний палец. Иногда, эта девочка действует мне на нервы.
          - Ладно, мне нужно собираться в институт. Оставлю тебя наедине с твоим великолепием. - она указала наманикюриным пальчиком на мой букет и вышла из комнаты. Я была ужасно подругой. Я даже не интересовалась, как развиваются их отношения с Олсом. Но сейчас я была подавлена, и мне было не до этого. Да я стерва, но это меня не останавливало. Аккуратно достав маленькую открытку из глубин букета, я принялась её читать:

          Я тебе ничего не скажу,
          И тебя не встревожу ничуть,
          И о том, что я молча твержу,
          Не решусь ни за что намекнуть.

          Целый день спят ночные цветы,
          Но лишь солнце за рощу зайдет,
          Раскрываются тихо листы,
          И я слышу, как сердце цветет.

          И в больную, усталую грудь
          Веет влагой ночной...я дрожу,
          Я тебя не встревожу ничуть,
          Я тебе ничего не скажу.

          Остановившись, я чувствовала, как слезы текут по моим щекам. Мэт обещал не тревожить меня. Разве это не того, чего я хотела? Нет, поэтому мне так больно. Ниже стихотворения была надпись: 'Ты нужна в студии. Нас предложили выступить на рок фестивале. Сегодня в 13:00 в студии звукозаписи'. Этот стих давал мне гарантию, что на работе он не будет меня трогать. Я стерла следы от слез и направилась в ванную. Сегодня у меня будет тяжелый день.
          Через три часа я стояла у здания, ощущая дежавю. Когда-то я стояла также перед прослушиванием и боялась заходить. Теперь я тоже боюсь, но по другой причине. Мне казалось, что я не такая сильная, чтобы находится рядом с ним и не поговорить.
          Я шагнула в студию звукозаписи. Наш звукач, Никита, сидел в наушниках, но заметив меня, энергично помахал мне. Ничего не изменилось тут с того момента, когда я была здесь последний раз. Я обняла себя за плечи, когда Никита показал мне пальцем в сторону ребят из группы, которые уже разогревались на своих инструментах. Собравшись, я направилась к ним.
          - Привет, ребята. - парни замерли и каждый из них обернулся в мою сторону. Ребята были абсолютно разными людьми, но сейчас их объединяло одинаковое выражение лица, которое выражало сочувствие. Я перевела свой взгляд на Мирона, который продолжал настраивать микрофоны. Каждое его движение было изящным. Я очень удивилась, когда подошла к стойке и ощутила, что она именно такой высоты, которой нужно. Это парень так хорошо меня знал, что мог визуально отмерить мой рост. Я обхватила двумя руками микрофон и тяжело вздохнула. Мирон поднял на меня свои голубые глаза. Он встал и подошел, протянув мне исписанные листы бумаги.
          - Это песня, которую мы сегодня записываем. Мы уже репетировали её. Поэтому думаю, сейчас два раза прогоним с тобой и будем записывать. - я кивнула, поджав губы, и потянула листы на себя. Мэт не сразу, но отпустил текст песни. Он опустил глаза и прошел к своему микрофону. - Начнем, Ник. Давайте, ребятки, два раза по кругу, потом пять минут перерыв и записываем. - Мэт одел наушники, чему последовали и остальные участники группы. Я опустила свой взгляд в текст и стала петь, когда вступление закончилось:

          Твои губы шепчут о прощанье.
          Я тебя ещё не любила.
          Без тебя и с тобой мне не легче.
          Поцелуи твои не забыла.

          Я с тобой о проблемах не помню.
          У тебя за плечами лишь ветер.
          Я тебе о прощание вторю,
          Ну а ты мне о планах на вечер.

          Я старалась пропустить каждую строчку через себя. Мэт прекрасный музыкант и талантливый поэт. Его строчки хочется петь. Они легко запоминаются. Мне стало так тепло от того, что я снова в своей второй семье. Я ощущала себя здесь комфортно. Микрофон в моих руках давал мне свободу, и я была переполнена этим чувством. Если бы у нас с Мироном всё было хорошо, то я бы испытала полноценное наслаждение. Но под ложечкой засосало. Мэт не обращал на меня никакого внимания, как и обещал, а я не могла отвести от него глаз. То, как он держал микрофон, как касался губами его - это возбуждало меня, зарождая ощущение где-то внизу живота.

          Я тебя очень сильно люблю.
          Моя девочка слаще конфеты.
          Я себя хоть сейчас погублю,
          Чтоб могла ты встречать те рассветы.

          Я наблюдала, как он играл на гитаре своё соло в конце песни. Его медиатор был зажат между пальцами, а голова немного наклонена вниз к гитаре. Я глубоко вдохнула. Это будет очень сложный день.

     Глава 38.
     Всю следующую неделю я не находила себе места. После записи песни Мирон первым положил гитару и быстрым шагом вышел из студии. Я хотел поговорить с ним, а он даже не сказал мне 'Пока!'. Цветы с того дня тоже перестали приходить, поэтому моя комната обрела снова своё унылое состояние. Я очень хотела написать или позвонить ему, но пальцы сбрасывали вызов ещё до того, как начинались гудки. Всю неделю я не переставала думать о Мэте. Я скучала и желала встречи с ним.
     Сегодняшнее утро должно было быть похожим на предыдущие, если бы у Леры не было выходного. Каждая клетка моего тела подсказывала мне, что ни к чему хорошему не приведет то, что подруга, как мартовский кот ходит за мной и улыбается. Я старалась настороженно относиться к каждому её слову, но ничего не замечала. Только лишь за завтраком, я поняла на, что решила сподвигнуть меня Лера.
     - Я подумала, что мы сможем сегодня прогулять по торговым центрам. - Лера насадила на вилку немного омлета и отправила в рот. Я застонала. Походы по магазинам - это последнее, что я хотела бы делать.
     - Может быть, ты как-нибудь без меня? - Никита засмеялся, сидя рядом со мной. - Я бы могла занять чем-нибудь с Никитой.
     - Как-нибудь, чем-нибудь...- передразнила меня подруга.
     - Тем более, я сегодня учусь, а после у меня тренировка. - я закатила глаза. Никита предатель. Не мог подыграть сестре.
     - Вот и замечательно. Значит решено. Через час жду тебя у машины. - Лера вытерла губы салфеткой и встала из-за стола, подмигнув мне. Подруга явно была рада своей маленькой победе. Сопротивляться ей не было смысла, зная Леру, она всё равно что-то придумает, чтобы вытащить меня в магазины. Если подруга поставила цель, значит, её не переубедить.
     Ровно через час я выходила из дома, на бегу надевая пальто. Октябрь уже вступил в свои права, обдувая людей ледяным ветром. Я посильнее укуталась в пальто, которое мы выбирали вместе с Мироном. Воспоминания всплыли картинками, переходящими из одной в другую. Сердце пропустило удар. Я мотнула головой, чтобы прогнать их, но забыть чудесные дни, проведенные рядом с ним просто невозможно.
     Лера сидела за рулем своего автомобиля и постукивала пальчиками по рулю.
     - Я не опоздала. - пробубнила я, залезая на кожаное переднее сидение.
     - Это просто я пришла раньше, чтобы прогреть машину и не заморозить твою милую попку. - я с удивлением уставилась на подругу. - Мэт мне голову оторвет, если ты простынешь, и пострадают твои связки. Ты же его знаешь. - да, я его знаю. Он диктатор.
     - Ладно. - я потянула на себя ремень безопасности и вставила в крепеж, услышав характерный щелчок.
     - Ох и оторвемся сегодня. - подруга в нетерпении подпрыгнула на сидении и завела автомобиль.
     Через два часа, простояв во всех пробках, какие только попадались нам по пути, мы приехали в торговый центр. Выходя из машины, Лера бубнила что-то себе под нос про нерадивых водителей и сколько времени она потеряла. Я закатила глаза. Типичная и недовольная подруга, ходящая по магазинам и скупающая всё подряд - полный отстой, простите за выражение.
     - Пошли скорее. - Лера потянула меня за руку в сторону магазина с известным брендом, на который теперь у меня были деньги. Это придало мне немного уверенности, потому что раньше я могла только пройти мимо или смотреть, как примеряет одежду подруга. Сейчас же я сама могу позволить себе прикупить пару вещичек без ущерба для своего кошелька.
     Мы бродили по магазинам в течение следующих трех часов. Я просто валилась с ног, но на удивление была полностью удовлетворена. Ощущение денег в кармане дает о себе знать.
     - Пойдем вон в ту кафешку. Посидим, выпьем кофе. - Лера умоляюще взглянула мне в глаза.
     - Ладно, пошли. Тем более, мой организм просто требует подпитки в виде кофеина. Я подняла свои пакеты со скамьи, и мы направились в кафе.
     Присев за столик к нам подошел официант и стал мило нам улыбаться, принимая наш заказ. Когда он отошел, я посмотрела в окно. Мне нравилось в тихой и уютной обстановке рассматривать людей, которые куда-то спешат. Они кутаются в свою одежду, держат двумя руками зонт над головой, но продолжают целенаправленно куда-то идти. В такие моменты мне хочется глубоко вздохнуть и порадоваться за себя, потому что я сижу в тепле и с чашкой ароматного кофе, который делает мою жизнь чуточку лучше.
     - Саша, смотри-ка, какие люди! - лепетание в голосе подруги сразу не понравилось мне. Так она общается только с...Я резко оборачиваю свою голову, чтобы убедиться в своих утверждениях. Я права. Перед нами стоит светящийся Олег, а рядом с ним - Мирон, который не выглядит довольным, скорее он снова похож на ледяную статую. - Привет мальчики! Как мы рада вас видеть! Правда, Саша?
     - Ага. - и тут до меня стало доходить. Весь поход по магазинам был придуман не просто так. Судя по стадии отношений Олса и Леры, можно было понять, что он прекрасно знал, где его девушка. Как же я сразу не сложила два плюс два. Зло посмотрев на подругу, я перевела взгляд на объект своей любви, который стоял со сложенными руками у груди и сверлил меня глазами.
     - Присаживайтесь. Что будете заказывать? - я закатила глаза. Лера прыгала перед Олсом на задних лапках, что было так на нее не похоже. Видимо, подруга влюбилась по-настоящему.
     - Я буду джин-тоник. - я посмотрела на Мирона. Он редко пьет крепкие напитки, чтобы это не сказывалось на его голосе. Сейчас Мэт неотрывно вглядывался мне в душу. Это был вызов. Он делал это специально, чтобы посмотреть на мою реакцию. Что ж, великолепно.
     - Я тоже хочу выпить. Мне шот. - официант терпеливо записывал наши заказы. Я ответила Мирону на взгляд и усмехнулась.
     Время пролетало очень быстро. Мирон выпивал стакан за стаканом, а я не могла отдать победу ему. Через час мы были уже в невменяемом состоянии. Голова кружилась, колени подгибались. Оглядевшись вокруг, я заметила, что Олса и Леры уже нет. Они бросили нас пьяных в кафе. Отлично.
     - Ну и зачем ты пила? - я подняла глаза на Мэта.
     - Затем же, что и ты. Знаешь, мне вообще фигово. Мне почти изменил парень.
     - Я не собирался изменять тебе. - язык Мирона уже заплетался, но я могла разобрать его речь. - Я просто хотел проучить её.
     - У тебя это хорошо получалось, прости, что помешала.
     - Это я помешал тебе развлекаться с этим напыщенным индюком. - я начала сжимать кулаки. Слава был совсем не причем. Он помог мне в сложной ситуации и довез до дома. Я благодарна ему. Слова Мирона очень разозлили меня. Не знаю, чем я руководствовалась тогда. Наверное, это был алкоголь, которого к тому времени в моем организме было с лихвой. Я подняла стакан с водой и плеснула ему в лицо. Мэт опешил. Он замер и смотрел мне в глаза. Я, окутанная страхом, возвращала ему взгляд. То, что произошло в следующий миг, было шоком для меня. Ничего подобного я не ожидала от него, а тем более от себя. Мирон резко отодвинул стул и, обхватив меня за лицо, притянул в страстном поцелуе. Этот поцелуй не был похож на наши предыдущие. Он был наполнен отчаяньем, болью и жаждой. Ненасытной жаждой расставания и безумной нехваткой друг друга. Я подняла руки и вцепилась ногтями ему в рубашку. Я ощущала, как наслаждение и возбуждение прокатились по моему телу. Мэт с силой прикусил мою нижнюю губу, отчего я издала звук больше похожий на рычание дикой кошки.
     Через несколько минут мы уже ехали в такси в дом группы. Руки Мэта блуждали по моему телу. Я благодарила темноту, за то, что таксисту не было видно, что происходило между нами. Пальцы Мирона бегали по внутренней стороне моего бедра, которая была обтянута джинсами. Другой рукой он открыл пуговицы штанов и опустил собачку молнии. Я проглотила стон, когда в следующий миг палец скользнул под кромку трусиков. Быстрым движением Мэт нашел центр скопления моих нервных окончаний и начал интенсивно массировать его. Я закусила губу. Всё это было слишком, чтобы терпеть. Я сильно скучала по нему. Его прикосновения были такими долгожданными. Я понимала, что уже находилась на грани. И когда его палец скользнул в меня, я закусила тыльную сторону ладони, чтобы не разразиться неистовым криком. Этот парень имел воздействия на моё тело, которое невозможно было объяснить.
     - Я жду не дождусь, когда окажусь внутри тебя. - губы Мэта касались моего уха, создавая вибрацию по моему телу.
     Через некоторое время, мы, целуясь, пробирались в нашу комнату. Я поймала себя на мысли, что считаю её нашей. Мирон так неистово целовал мои губы, лоб, щеки, подбородок, нос, шею. Я уже не сдерживала свои эмоции и громко стонала. Мне было так хорошо, что все ощущения невозможно описать словами.
     - Боже, как я скучал. - Мэт кинул меня на кровать и прижал своим весом, вдавливая в матрац, продолжая целовать. Я аккуратно провела руками по его тела и остановилась на том месте, где заканчивалась рубашка и начинались джинсы. Скользнув под нее, я прикоснулась к маленьким впадинкам на его пояснице. Тело Мирона было идеальным. Я застонала, когда мои пальцы прошлись по кубикам пресса. Мэт положил пальцы на мои губы и повел их вниз по шеи, обхватив её, пока не дошел до пуговиц на моей рубашке. Когда одна из многих была расстегнута, я оттолкнула его. Не знаю, что нашло на меня снова, но потом я всё сваливала на алкоголь.
     Я встала и потянула его за руку. Когда он поравнялся со мной, я смотрела ему в глаза и стала опускаться на колени, касаясь ремня на его джинсах. Я расстегнула его и вытащила из шлевок, бросив в угол комнаты. Затем я потащила собачку молнии вниз, нарочито медленно, чтобы острее испытать ощущения предвкушения. Джинсы парня оказались спущенными вместе с боксерами. Я рукой коснулась его твердости, ощущая бархат кожи под своими подушечками пальцев. Изогнув спину, Мэт застонал. Я сделала губы буквой 'о' и, смотря парню в глаза, поместила его в рот. Мирон рычал и стонал. Его руки покоились на моей макушке, собирая волосы в хвост. В следующее мгновение Мэт оттолкнул меня и направил в сторону кровати. Закинув голову назад, с закрытыми глазами, я отдалась своим ощущениям, когда он начал стягивать с меня джинсы и трусики. Разведя мои колени, Мирон коснулся губами моего сокровенного места. Он посасывал, покусывал, целовал, а я отвечала ему метаниями по кровати, с вопиющими стонами. Пик наслаждения не заставил себя долго ждать - я рассыпалась на миллион мельчайших частиц. Пока я приходила в себя, Мирон раскатал по себе презерватив и вошел в меня. Его толчки не были похожи на нежные и ласковые. Он с силой входил в меня и резко выходил. Новые ощущения нарастали глубоко внутри меня со скоростью рвавшись наружу.
     - Мирон, я больше не могу. - после десятка его толчков, я с криком кончила, но Мэт увеличил скорость, отчего меня накрыл второй оргазм. Такого я ещё не испытывала. Через небольшое количество толчков за мной последовал и Мэт, громко прокричав моё имя, он без сил упал на меня. Я не помню, сколько прошло времени, прежде, чем я уснула, но произошло это довольно быстро.
     Утро наступило неожиданно и с болью в голове. Было ощущение, что я совсем не спала. Я открыла глаза и увидела рядом спящего Мэта. Воспоминания о прошлой ночи накрыли меня, отчего я покраснела. Времени было не больше 5 утра. Я быстро вскочила на ноги и начала одеваться. Выбегая из дома, я пыталась осознать, почему я сбегаю. Но мой мозг никак не готов был принимать осознанные решения. Поэтому я просто стала вызывать такси, стараясь быть необнаруженной никем из группы.

     Глава 38.
     Я пробиралась в дом Петровых, как можно тише. Мне не хотелось, чтобы Никита заметил, что я не ночевала дома. Не знаю, что сказала ему Лера, но я уверена, что ни одно из объяснений мне не подойдет.
     Я вдохнула полной грудью, только когда зашла в свою комнату. Мои мысли до сих пор были в хаотичном беспорядке. Всю дорогу до дома, я размышляла, почему сбегаю. Можно было с уверенностью сказать, что, если бы я осталась, мы помирились. Может даже поговорили и всё выяснили. Но я оказалась страшной трусихой. Мне не хотелось лицом к лицу сталкиваться с трудностями. Поэтому я позорно уходила, стараясь быть никем не замеченной.
     Уже стоя под душем, я подставляла лицо под струи горячей воды, чтобы смыть всё напряжение, которое скопилось во мне за последнее время. Прошедшая ночь была, как напоминанием о том, что я потеряла. Озноб по моему телу не давал мне возможности забыть произошедшее и жить дальше. Я любила Мирона, и эта любовь не отпускала меня.
     После душа, я спускалась к завтраку под ошеломленный взгляд подруги. Я прошла и села за стол, положив салфетку себе на колени.
     - И что ты тут делаешь? Когда успела вернуться? Я не заметила. - подруга сложила руки на столе и, наклонившись, уставилась на меня, изогнув свою идеально ровную бровь.
     - Лер, почему ты не забрала меня из кафе? - подруга усмехнулась.
     - Вам нужно было поговорить. Но, как я понимаю, всё не закончилось разговором?
     - Мы были пьяны.
     - И что?
     - Разговора не было вообще.
     - А утром?
     - А утром я позорно бежала, пока он спал. - подруга нахмурилась.
     - Саша, тебе сколько лет? - я закатила глаза.
     - Не отчитывай меня.
     - Ладно. - меня спасло то, что Никита быстрыми шагами спускался к завтраку.
     - Доброе утро, девчонки. - он поцеловал меня, а затем Леру. Я смотрела на них и понимала, что они смогли стать одной семьей. Мы смогли стать одной семьей. Пока мы ждали Петровых-старших, я расспрашивала у брата, как его дела в школе. Это было так по-семейному и так уютно. Моё сердце сжалось. Я была рада, что Никите дарят такое тепло.

     ***
     Целую неделю мне не давали покоя воспоминания о той ночи. Я скучала по губам, рукам Мирона. Я скучала по нему в целом.
     Всё это время Мэт никак не давал знать о себе, что меня очень задевало. Наша совместная ночь не заставила его найти меня, попытаться поговорить. Я занималась самобичеванием, обвиняя себя в бегстве. Ведь всё могло быть по-другому и сейчас вместо одиночества, я сидела бы в объятиях любимого человека. Но реальность была таковой, что вечером я сама согревала холодную постель, а утром - замерзала от отсутствия теплого тела рядом.
     Сегодня утром я проснулась в более не менее радужном настроении. Солнышко проглядывало сквозь октябрьские тучи, но воздуху этого не хватало, чтобы прогреться. Я снова закрыла глаза и поуютнее укуталась в одеяло. Ничего так не радует с утра, как мысль, что никуда не нужно идти так рано.
     Сегодня был не обычный день. Сегодня годовщина свадьбы моих родителей, и я планировала съездить на кладбище. Никита ещё вчера уехал на матч, который должен был пройти завтра. Поэтому поездка мне предстояла в гордом одиночестве. Поняв, что сон больше не собирается завладеть мной, я встала с постели и босыми ногами пошла в ванную. Ничего так не бодрит с утра, как душ и чашечка душистого крепкого кофе.
     Через пару часов я сидела в автобусе и слушала песни из нашего нового альбома. Зак пару дней назад привез мне черновик нашего диска, который он конфисковал у Мэта. Записанная музыка заставляла меня расслабиться в битком набитом автобусе, который в субботний день вез людей за город. В этом году было удивительно видеть людей, который в конце октября ещё ездят в свои летние домики или дачи. Мне бы никогда не захотелось покидать теплое и уютное место жительства. Отвернувшись опять в окно, я уставилась на мелькающие мимо деревья. В самый разгар осени листья уже осыпались на землю, создавая на ней желто-багряный ковер. Я люблю осень. Она, как напоминания о том, какое было лето и дающая возможность ощутить последнее деньки без заморозков.
     Когда автобус остановился на нужной мне остановке, я первая вышла из него. По моим щекам сразу ударил колкий ветер. От былого солнца, которое ещё так небрежно припекало с утра, не осталось и следа. Грузные тучи повисли над землей, создавая серость вокруг.
      Я пошла в сторону ворот, которые вели на кладбище. Мне было некомфортно в таком месте одной, но я говаривала себя, что родители меня ждут.
     По дороге я купила два букета цветов. Я помню, как мама любила их. Когда наша семья была полноценной, папа каждую неделю дарил маме цветы. Это была их маленькая традиция. Мы были самой идеальной и счастливой семьей. Жаль, что наши совместные дни были сочтены.
     Подойдя к ограде, которая вела к могилам моих родителей, я сжала кулаки. Мне нельзя плакать. Я должна быть сильной. Зайдя вовнутрь и сев на скамейку, я положила по букету к каждому памятнику.
     - Здравствуйте, мои дорогие. Я очень скучаю без вас. - я коснулась каждого камня и смахнула слезу. - Мне так плохо без вас. Мне совсем не с кем посоветоваться. Я люблю одного человека, но мы с ним в ссоре. Он не звонит и не пишет мне. Я знаю, что тоже обидела его, но на тот момент, мне казалось правильным то, что я делаю.
     - Ты могла бы спросить у него. - от голоса позади меня я подпрыгнула и резко обернулась. Запустив руки в карман своего классического черного пальто, стоял Мирон. Его лицо было уставшим и измученным.
     - Ты напугал меня.
     - Извини. - я покачала головой и отвернулась от него.
     - Как ты нашел меня?
     - Я приехал к Лере, а она мне рассказала, где смогу тебя найти.
     - Предательница. - Мэт усмехнулся.
     - Она сказала, что у твоих родителей сегодня годовщина свадьбы. - я кротко кивнула и стерла след от слезы. - Сан Саныч и Алевтина Петровна, я хочу поздравить вас с вашим праздником и сказать большое спасибо за такую великолепную дочь. Я её очень люблю. Она мне дорога, и я просто мучаюсь без нее. Без того, как она чудно улыбается, как закусывает губы. За каждым её жестом и движением. Она очень нужна мне, и я хочу попросить у нее прощение, стоя перед вами. Я надеюсь, что она поверит мне и поймет, как сильно я её люблю. - Мирон повернулся ко мне и взял мои холодные руки в свои теплые. - Саша, прости меня. Я очень тебя люблю и нуждаюсь в тебе. Для меня нет человека роднее и важнее тебя. Мне очень не хватает твоего сонного взгляда и теплых объятий по утрам. Твоего присутствия, когда я пишу стихи, твоих оценок по этому поводу. Мне не хватает тебя в моей жизни, и я больше не могу это выносить. Я не живу, а существую без тебя. Пожалуйста, дай мне шанс. Ты нужна мне. - Мэт поднес мои руки к своим щекам и поцеловал каждую ладонь. Я лила слезы и смотрела ему в глаза. Не было слов описать, как я люблю этого человека. Нет ни единого слова, чтобы описать мои чувства. Я обхватила Мирона за шею и прильнула к нему. Парень обвил руки вокруг талии, до боли стискивая меня в своих объятиях.
     - Я дам тебе один шанс. - я отпрянула от него и заглянула в глаза. - Только не обижай меня больше.
     - Не буду. - губы Мирона накрыли мои в сладком и нежном поцелуи, от которого я улетела в небеса.

     ***
     Мы ехали в мою квартиру, потому что я очень хотела его. Я хотела оказаться полностью наедине с ним, не заботясь о том, что нас может кто-то услышать. Я слишком долго ждала его и слишком сильно соскучилась.
     Пока мы ехали, я держала руку на его бедре в тот момент, когда Мирон вел свою Audi. Я смотрела на его гордый профиль и улыбалась. Просыпаясь с утра, я и представить не могла, как снова поменяет направление моя жизнь. Ощущая нереальное счастье, я поглаживала Мирона по щеке костяшками пальцев. Парень наклонял голову и терся об мою ладонь. Каждое прикосновение снова стало для нас в новинку.
     Когда мы вошли в квартиру, я оставила ключи на тумбочке в прихожей и начала стягивать пальто. Мэт неотрывно наблюдал за каждым моим движением.
     - Ты сводишь меня с ума. - простонал он и начал расслаблять галстук у себя на шеи. Я закусила губу, отчего услышала гортанное рычание. В следующий миг Мирон уже не ждал ни секунды. Он жадно целовал моё лицо. Его руки кружили по моей спине.
     - Я очень скучала по тебе. - я запустила пальцы в его волосы, сильнее притягивая к себе.
     - Я тоже, малыш, я тоже. - пальцы Мирона стали тянуть мой свитер вверх, задевая оголенные участки кожи своими холодными пальцами. Мурашки разбежались по всему телу. - Ты такая идеальная. - я застонала. Мирон бросил свитер на пол и коснулся застежки на моём лифчике. Когда с ним было покончено, Мэт зажал соски между своими пальцами, потягивая их на себя.
     - Ты самый лучший. - я стаскивала с него пиджак, расстегивала и выкидывала в дальний угол его рубашку, пока его пальцы и язык порхали над моей грудью.
     Мирон опустился на колени и потянул вниз мои узкие джинсы и кружевные трусики, которые он мне и покупал. Я застонала, когда почувствовала его губы в самом центре моего тела. Язык Мирона скользнул в меня, не оставляя мне возможности сопротивляться.
     - Ты такая сладкая, детка. - я сжимала его волосы и тянула. Моё тело накрыло волна тепла и дрожи, что было совсем не совместимо. Он так искусно целовал меня, что я разразилась громким криком, когда кончала.
     Повалившись на кровать, я приходила в себя, наблюдая за тем, как Мэт медленно снимал с себя оставшуюся одежду. Он встал рядом с кроватью, показывая себя во всей красе. И могу сказать, как знаток его тела - ему есть, что показывать. Я протянула руку и коснулась его твердости. Мирон с придыханием выкрикнул моё имя. Я облизнула губы, наблюдая за тем, как дернулся его кадык после, и поместила его твердость к себе в рот. Я нежно посасывала и покусывала его, ощущая мускусный запах, присущий только Мэту.
     - Ты лучшая, детка. Ты такая чертовски классная. - Мирон оттолкнул моё тело, и в следующую минуту я почувствовала, как он погружается в меня. Я громко застонала. Он ощущался так естественно и правильно, что я закатила глаза от удовольствия. - Черт, малыш, я не надел презерватив. Самое ужасное, что я не хочу его надевать. Ты так чертовски сладко ощущаешься, детка. - толчки увеличили свой ритм, отчего я заметалась по кровати.
     - О, Господи, Мирон, я так близко! -я не успела закончить фразу, как парень уже опустил руку между нашими телами и начал массировать центр моих нервных окончаний. Я взорвалась. Я буквально рассыпалась на части. Оргазм был с такой силой, что я перестала чувствовать свои конечности. Мирон вышел из меня и, раскатав презерватив, снова оказался внутри. Его толчки были мощными и быстрыми. Через пару минут, громко прокричав, он кончил. Мэт сполз с меня и тяжело задышал. Буквально через несколько мгновений мы уснули сладким сном.

     Глава 39.
     Утро наступило слишком рано, потому что мой домашний телефон разразился трелью, отдающейся о голые стены прихожий. Я нехотя убрала со своего живота руку любимого мною человека и, не заботясь об одежде, направилась за трубкой в коридор.
     - Алло.
     - Саша! Ты что с ума сошла? Я почти сутки ищу тебя! Никита тут извелся весь. - Лера визжала мне в трубку, совсем не заботясь о моих ушных перепонках.
     - Успокойся! Чего ты так кричишь?
     - Чего я так кричу??? Ты пропала почти на сутки!
     - Со мной всё хорошо. Позвонила бы на сотовый.
     - А я на него и звонила. Только он выключен. - я откинула пушистые и непослушные волосы назад и закусила губу.
     - Наверное, разрядился. - я покрутила прядь своих блондинистых волос на пальце.
     - Саша, ты супер безответственный человек. Подожди, я выйду в другую комнату. - я засмеялась. При всем переживании, Лера не могла забыть о своем любопытстве. - Ну рассказывай! Было?.. Помирились?
     - Помирились. И сейчас, если честно, мне не до разговоров с тобой. - я ехидным тоном отшила подругу, потому что вдаваться в подробности своей интимной жизни мне не хотелось.
     - Если бы ты была идеальной подругой, то хотя бы спросила, как у меня дела.
     - Как у тебя дела? - Лера тяжело вздохнула на том конце провода.
     - В общем, мы с Олегом подали вчера заявление в ЗАГС. - я открыла и закрыла рот. Моё тело настигло онемение, которое не собиралось меня покидать. Я присела на тумбочку, ища поддержку у любого предмета, который был рядом.
     - Вы что сделали, прости?
     - Через месяц я выйду замуж.
     - Вы же совсем ничего знаете друг друга?
     - Это не показатель.
     - Ты удивляешь меня. - я помотала головой. Осознание приходило ко мне с большим трудом. Моя подруга собирается выходить замуж за парня, которого знает немного большим, чем месяц. - Это не серьезно.
     - Абсолютно серьезно. Мне нужно бежать. Созвонимся ещё. Целую. - я ничего не успела ответить, потому что слышала одни гудки в трубке. Аккуратно положив трубку, я замерла, задумавшись. Лера, выходящая замуж, никак не рисовалась у меня в голове. Я этого просто не могла представить. Не говоря уже о том, что Олс собрался жениться. Я повернула голову и заметила Мирона, который с улыбкой рассматривал меня.
     - Нравится то, что ты видишь? - я встала в его любимую стойку и изогнула бровь.
     - Очень. - он раскрыл объятия, приглашая меня в них. Моё сердце наполнялось теплотой и любовью при взгляде на этого идеального мужчину. Мой живот наполняли бабочки, которые разносили любовь в каждый уголок моего тела. Я направилась в его объятия, ощущая себя любимой и желанной. В его руках мне было тепло и уютно. Я ощущала себя дома. Моё сердце пропустило удар, когда теплые пальцы Мирона прошлись по моим ребрам, привлекая меня к себе и разжигая внутри меня пожар, с которым справиться мог только он.
     - Я люблю тебя. - эти слова произвольно сорвались с моих губ, но я ощущала это всей душой. Я любила его. И быть с ним - неизбежность, против которой сложно сопротивляться.
     В глазах Мирона вспыхнул огонь нежности и страсти, который сразу заставил моё дыхание участиться. Я обхватила его шею руками и теснее прижалась к родному и любимому телу. Это моя пристань. Моё тепло и мой мир, в котором я хотела раствориться.
     - Ты даже не представляешь, как я тебя люблю, девочка моя. - губы Мэта накрыл мои, а после стали спускаться вниз по подбородку и шеи. Когда его легкое дыхание коснулась моей груди, я почувствовала, как мурашки стали появляться на моем теле. Мирон нежно прикусил мой сосок, отчего я вскрикнула.
     - Мы должны остановиться, иначе я не выпущу тебя из этой кровати до конца дня. - я легонько прикусила мочку уха Мирона.
     - А какие у нас планы?
     - Ты собираешь то, что тебе нужно, и мы возвращаемся в дом группы, потому что ровно через неделю у нас большой концерт, к которому нужно упорно готовиться. - у меня загорелись глаза.
     - Ты серьезно?
     - Абсолютно. Ты сейчас собираешь вещи, а я в душ. - Мирон поцеловал меня в лоб и встал с кровати, вальяжной походкой направляясь в ванную. Я наблюдала за его идеальным голым телом. Каждая мышцы выделялась при ходьбе, давая возможность оценить парня. Он выглядел горячо и шикарно. Я была счастливицей.
     Поднявшись с кровати, я пошла собирать вещи. Я открыла шкаф с одеждой и наткнулась на папку, которую до сегодняшнего дня не видела. Не справившись с любопытством, я заглянула во внутрь. Там были какие-то рентгеновские снимки, МРТ и записи врача. Я осматривала всё, пока не нашла заключение врача, которое было сделано моей маме. Прочитав то, что там было написано, я присела на пол и застыла. Слезы покатились по моим щекам, а руки затряслись. Всё моё тело готовилось к большой истерике.
     Я уже ревела в голос, когда в комнате появился Мирон в одном полотенце, повязанном на талии.
     - Саша, что случилось? - Мэт подошел и прижал меня к своей ещё теплой после душа груди. Капли воды смешались с моими слезами, создавая соленой баланс между нами.
     - Вот. Посмотри это. - я протянула ему лист с записями врача, которые были сделаны на имя моей матери. Мирон долго бегал глазами по этому документу, и я замечала, как его лицо приобретало бледный оттенок.
     - Саша, это же...
     - Да, у моей мамы был рак головного мозга. Я только сейчас задумалась, что она последнее время перед смертью часто жаловалась на боль. И, видимо, поэтому она хотела бросить пить. - Мирон снова обнял меня и положил щеку на мою макушку, поглаживая меня по волосам.
     - Мне очень жаль.
     - Здесь написано, что врачи давали прогноз о её жизни. Он был не больше 4 месяцев. Ей оставалось жить так мало, и всё это время она хотела посвятить нам. Почему её забрали раньше, Мирон? Почему? - я колотила кулаками ему в грудь, а парень всё терпеливо ждал, когда слезы закончатся и истерика спадет.
     - Саша, послушай меня. - он встряхнул меня аккуратно за плечи. - Посмотри на меня. - я подняла свои глаза в его голубые. - Ваша мама молодец. Она приняла решение отказаться от своей пагубной привычке перед смертью и попросить у вас прощение. Ты должна гордиться ей, что она стала в этот момент сильнее, чем была. Она перешагнула через всё, что не могла сделать последние пять лет. Но у судьбы были другие планы, поэтому сейчас ты просто должна вспоминать её добрым словом, вспоминать, какая у вас была чудесная семья до происшествий. Ты у меня сильная. Ты все пройдешь, а я буду рядом, моя родная, я всегда буду рядом с тобой. Потому что я очень сильно тебя люблю. - я стала задыхаться от слов, которые он сказал мне. Я так безгранично любила этого человека.
     - Спасибо тебе. - я положила голову ему на колени. - Я люблю тебя. Но я боюсь, что потеряю тебя, как всех близких людей, которые у меня были. Остались только ты и Никита. И я очень боюсь остаться и без вас. - Мирон тяжело вздохнул.
     - Саша, я не могу тебе ничего обещать, но могу сказать одно, я буду с тобой до скончания дней своих, потому что чертовски плохо без тебя, малыш. - Мэт грустно улыбнулся и поцеловал меня за ухом. Безграничное счастье накрыло меня с головой.
     В моей жизни были разные полосы - белые, черные, даже серые. Я осталась одна с десятилетний братом на руках, когда погиб папа и начал пить мама, но я выстояла. Я знала к чему мне нужно было идти. Я шла к своей цели, пробиваясь и протаптывая дорогу к успеху. Но судьба снова подставила мне подножку, но и тут я была сильна. В награду я получила лучшего парня на свете. Он моя опора. За ним я, как за каменной стеной. Мне не страшны преграды в дальнейшем, потому что я знаю, что с ним я переживу всё.

     Эпилог.
     Я сидела в концертном зале и держала руку Мирона в своей. Сейчас был очень важный момент в нашей жизни. Никогда я ещё не переживала сильнее, чем сегодня.
     - Не трясись ты так. - Мирон коснулся пальцем моего кончика носа и тепло улыбнулся. - Всё будет хорошо. В любом случае, это не конец жизни. - я кивнула и закусила губу.
     - Сашка, ты же не думаешь, что если что-то пойдет не так, то это сломает нас? - я повернула голову в сторону голоса Олса, который радужно улыбался мне. Видеть его с обручальным кольцом на пальце было так непривычно. Он протянул мне руку, и я обхватила его ладонь своей свободной.
     - Я знаю, что это не сломает нас, но и не вознесет на вершину успеха.
     - Всё будет хорошо. - Мэт наклонился и поцеловал меня в ярко разрумяненную щеку.
     - Здесь так не хватает Леры. - Олс усмехнулся.
     - Сейчас ей лучше не быть здесь. - парень покачал головой. - Она бы свернула голову каждому члену жюри, если они не выберут нас в главной номинации. - я рассмеялась над словами Олега. Каждое слово, сказанное о Лере, было произнесено с теплом и любовью. Он не переставал удивлять меня. Прошел всего месяц со дня их свадьбы, в который их было не оторвать друг от друга, а они выглядели состоявшейся, счастливой семейной парой, которая ждет малыша. Лера была уже на четвертом месяце беременности и ходила с маленьким животиком, который они с Олегом безумно любили.
     - Но сейчас ей лучше быть дома и не нервничать.
     - Это точно.
     - Смотрите, начинается.
     На сцену вышел Александр Вас***** и взял микрофон в руки.
     - Сегодня мне предоставили честь объявить лучшую рок группу года, поэтому я немного нервничаю. - он протер испарину на своем лбу. - Ух! Сегодня жарко, правда? - весь зал разорился смехом. На улице была зима и -25 градусов, которые явно не придавали тепла. - Я сейчас вскрою конверт и начну петь одну из песен этой группы, а вы подпоете мне, договорились? Тогда я открываю. - музыкант скрыл конверт, прочитал название и отложил его в сторону, взяв в руки свою гитару. Из-под его струн полилась знакомая нам мелодия, а когда в микрофон он стал пропевать слова, мои глаза наполнились слезами. Толпа разразилась громкими воплями, выкрикивая 'Падшие' на весь зал. - Именно, рок-группой года признана группа 'Падшие'. Поздравляю.
     Мирон вскочил и, подхватив меня под руку, направился в сторону сцены. За нами потянулись все ребята.
     - Я хочу сказать спасибо за то, что признали нас лучшими. Мы очень благодарны вам и будем стараться радовать вас дальше. Я также хочу поблагодарить ребят, без которых не было бы этой победы - Олс, Свят, Микс и Зак - вы лучшие, парни. Ну и конечно же нашу очаровательную Лексу, которую я безумно люблю и у которой сегодня день рождение. Я хочу поздравить тебя, родная, и пожелать, чтобы эта победа была только началом в твоей счастливой жизни. - слезу катились по моим щекам. Я так безумно любила этого человека. Слова застряли, как ком в горле, не давая произнести ни звука. Мирон залез в карман своих брюк и достал оттуда красную бархатную коробочку. - Мы с тобой не так давно вместе, но прошли уже не мало. Ты мой лучик света в этом мире, мой рай, в который я хочу возвращаться каждый день. Я не мыслю и дня без тебя. Вся моя жизнь отныне принадлежит тебе. Лекс, выходи за меня? - Мирон опустился на одно колено и открыл коробочку, протягивая мне. Я ощущала онемение и ступор. Я просто не верила, что такое возможно.
     - Я согласна. - на губах солиста заиграла счастливая улыбка. Он встал с колен и принял меня в объятия, в которые я влетела, обхватив его за щею.
     - Я люблю тебя. - Мирон сказал это так тихо, чтобы было слышно только мне.
     - И я люблю тебя.
     Флюиды счастья окутали нас с головой. Не было великолепнее парня, чем Мирон. Он столько помогал мне в трудностях, с которыми я сталкивалась, что их невозможно было сосчитать. Крепче прижавшись к родному и любимому человеку, я понимала, что это далеко не конец, а только начало нашей с ним истории.


Оценка: 6.99*14  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"