Рингрент Мелисса: другие произведения.

Поймать свое счастье

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:

Рингрент Мелисса

Поймать свое счастье
  
  
  
  Никалас Кретчет.
  Эта Россия уже так надоела мне своими морозами, слякотью и дешевыми развлечениями. Каждый день одно и то же. Вечером туса в элитном клубе, ночью развлечение с прекрасной распутницей, а то и не с одной, дела в фирме и все по новой. Вот и сегодня зашел в "Эвелин" с другом повидаться. Филипп опаздывает. Скучно.
  - Нет, Кирилл, ты не прав. Ты обязательно встретишь свою прекрасную леди. - услышал я слева от себя.
  За барной стойкой сидела девушка, по всей видимости, подруга бармена. Обычная внешность, потертые джинсы, кофта "а ля все мужики козлы"до горла, явно не соответствует внешности поситителей элитного ночного клуба. Значит вывод один. Ее провел бармен по дружбе.
  - Инна, ты не права. Посмотри на меня. - ага, есть на что смотреть, почти центнер блин. Точно леди не найдется на такого. - Кому я такой нужен?
  Точно-точно.
  - Послушай, но ведь я же любила тебя таким. - отвечает она ему. Едва сдерживаю свист. Не умеет девочка выбирать себе партнеров по сексу. Этот раздавит любую. - Правда, это было так давно, что я почти ничего не помню. Дети были.
  Ага. Значит до секса не дошло. Интересненько.
  - Если любила, то почему не дождалась, замуж вышла.
  Я поперхнулся виски. Ну ни хрена себе. Девчонке на вид лет 17-19 не больше. Да, ранняя пташка.
  - Я не обещала тебе ничего. Если бы слово взял, то пришлось бы ждать. - Хмыкнула она.
  Мотаю на ус. Девчонка слов на ветер не бросает, судя по следующей реплике парня.
  - Да дураком был. - и смотрит жалостливо на нее. Песик блин.
  - Ничего, Кирюха, прорвемся. Жизнь это дерьмо, из него не выплыть, но вполне можно выбраться на личный островок любви и счастья.
  Я даже обернулся. Ничего речи толкает. В политику бы ей.
  - Ты куда потом?
  - Ну в Омск или в Тюмень к подругам. - пожимает она плечами.
  Интересно, что за евро тур.
  - Везет тебе, Инна. Каникулы. - завистливо вздыхает этот бочонок.
  - Ага, круто. Представляешь, можно столько попутешествовать. - хмыкает. - Лягушка путешественница.
  - А муж-то что?
  Мгу. Мне тоже интересно как муженек отпустил эту...особу.
  - Ты же знаешь он на Севере. Работает. - грустно вздыхает. - Он не против. А мне не скучно будет хоть. Всех друзей увижу. А, то Кир скучно как-то.
  - Хотите, разбавлю ваше одиночество? - предлагаю я ей.
  И что же я слышу?
  - Не очень. - брезгливо отвечает, окидывая меня взглядом.- Не нуждаюсь в услугах эскорта.
  Ну-ну. Су*а.
  - Вынужден огорчить, но я ...
  - Ага, не прост*утка мужского пола. - хмыкает она. - Здесь вам ничего не обломиться. Да и по-моему я не в вашем вкусе.
  И все это спокойно, не смущаясь, не кокетничая, говорит она. Странная реакция на мою внешность. Обычно девки глотки друг другу рвут за меня. Замужние кстати тоже. Думаешь отшила. Посмотрим на сколько тебя хватит, детка.
   - Ну может и в моем вкусе. - кладу руку ей на коле и поглаживаю. - Но выглядишь аппетитно.
  - Аппетитно это да. - улыбается она.
  - Инна, не надо, это друг хозяина...- попытался образумить ее бармен, но...
  Зеленая жидкость из ее бокала стекала по моим волосам на белый пиджак за десять тыщ баксов. Су*а! Уже чувствую, что взорвусь сейчас. Ладно, детка, поиграем.
  - Бармен, - щелкаю пальцами. - Салфетки.
  Снимаю пиджак, футболку, вытираю лицо.
  Тут моя игра обрывается. Приходит мой друг с двумя девушками. Да и еще подошли несколько. Потрогать мой торс. Ну я и забылся в приятной компании. Забыл про девчонку, пока не услышал ее насмешливый голос.
  - Ладно, Кир, увидимся еще.
  Оборачиваюсь. Не видно нигде. Черт!!! Прорываюсь к выходу. На плечо ложится рука Филиппа.
  - Эй, брат, че увидел там? Телку неземной красоты. - и ржет.
  Всматриваюсь в толпу. Уже на улице под фонарем увидел девчонку. Она обернулась. Увидела. Эта ухмылка въелась мне в память.
  Инна.
  - Да, мама, все хорошо. Ага, и я тебя целую. Мальчишек целуй от меня. Пока, мама.
  О да, все просто прекрасно. Вчера в парк ходила с Киром, так все коленки отбила. На роликах каталась. С препятствиями. С прыжками. Да еще и наперегонки. Ох. Все болит блин. В комнату вошел Кир. Белый какой-то.
  - Ин, помнишь парня из клуба.
  - Какого из них? - хмыкаю я.
  А че, я не стремная так-то. Иногда и красивой могу быть. Уже вечеров эдак шесть Киру с его девушкой помогала сойтись. Пришлось наряжаться соответствующе. Как полагается крутой сестре. Четырехюродной блин по маминой линии.
  - Инна! Которого ты облила. Блондина высокого такого.
  - Бе. Терпеть не могу блондинов. - похожи на медуз. Корявые и тупые. Не все правда наверное. Только к этому оно не относится.- И че ему надо?
  - Не знаю. - Друг сел рядом. Лоб испариной покрыт.
  Приподнимаюсь на локтях.
  - Что случилось-то?
  - Не знаю, Ин. Он теперь постоянно у нас торчит. Боюсь я за тебя.
  - Да все будет норм. - хлопаю его по плечу.
  Вздыхает.
  - Куда ты сегодня?
  - Олеська на аттракционы звала. Сестренку младшую свою на прогулку вывести решила.
  - Понятно.
  Одеваюсь, умываюсь, сама себе улыбаюсь. Уже выходя из подъезда, я подумала, что сегодня будет весело. Ваты и мороженного от пуза наемся.
  Укол в плечо. Меня ведут и запихивают в какую-то машину два здоровых бугая. Глаза закрываются. Хоть бы не наркотик уроды не поставили. Снотворное не страшно, а вот наркота. Страшно.
  Никалас.
  Чертова девчонка. Как закрою глаза, сразу ее ухмылку вижу. И понятно от чего.
  Меня еще никто никогда не отшивал, еще и так грубо. Здесь спасибо природе и родителям, с внешностью не подкачали. Да и денег куры не клюют.
  Мелкая засранка. Бармен, козел, не захотел привести ее ко мне, зря. Пара моих человек видели ее в "Эвелин". Пару десятков фото сделали. Ничего такая ципа, а в джинсах такого не разглядишь. И она была с этим самым барменом и ее пассией, как я понял.
  Здесь даже думать ничего не надо. И так ясно, где она обитает.
  Инна.
  Проснулась в совершенно пустой комнате, с зарешеченными окнами, да с кроватью посредине, на которой я кстати и лежала. Даже и гадать не надо, какой...это меня сюда припер, чтоб ему очень плохо было.
   Походила, послонялась по комнате, дверь попинала, поорала немного, потом послала всех подальше. Мне ответили в грубой форме. Нашла дверь в туалетную комнату. Позже в ванную.
  Белобрысый урод приехал вечером на машине. Сначала поорал на своих бугаев, поржал с кем-то и уже затемно вошел в комнату.
  - Здравствуй, крошка.
  Его нахальная улыбка меня взбесила.
  - Ну здравствуй белобрысое муд*ло, на кой хрен ты меня похитил?
  - Ай-яй-яй. Какая нехорошая девочка. - грозит пальцем и подходит вплотную. - Не боишься, что отшлепаю.
  Смотрю на него. И трясусь. От страха и злости.
  - Меня искать будут...
  - Не будут. Твои друзья думают, что ты уехала на внезапную свадьбу подруги в Омск.
  - Они не такие идиоты, как ты думаешь. - рычу я, обирая его руки с талии.
  - Может и нет. - скалится гад. - Но на каждого можно подействовать.
  Страх резанул по нервам и воздух со свистом вышел из легких.
  - Если ты что-то сделал с ними, мразь, я убью тебя...
  Мое тело резко изменило свое положение в пространстве. Тяжелое тело придавило меня к кровати.
  - Всех можно запугать или купить. - прошептал он. - И ты не исключение.
  Он одним движением сорвал с меня футболку. Я пыталась вырваться. Молча. Крик бесполезен. Мы слишком далеко от города и мне никто не поможет. И ему удовольствия я не доставлю. Мразь.
  Я уже не могла пошевелить не рукой не ногой. Он сильнее меня в разы, а я беспомощна словно кукла. Кукла. Да. Пусть богатенький поддонок развлечется. Все равно отпустит потом. В голове билась только одна мысль: "Ну и где же ты Андрюшенька, когда ты так нужен..."
  Он насиловал меня, а я молча глотала слезы. Смотрела в черный потолок и надеялась на то, что он скоро уйдет. Когда он начинал, то был в презервативе, а потом, снял его и, целуя мою шею, сказал:
  - Нет. Я хочу чувствовать тебя всю, малышка.
  Я ухмыльнулась. Нет, мразь. Чтобы чувствовать меня всю, нужно добиться, чтобы я отвечала тебе, но этого не будет, потому что не люблю тебя.
  Он ушел с рассветом. Когда он, пошатываясь, подходил к двери, я сказала:
  - Принеси мне полотенце...мразь... - не боясь, что он может повторить все или ударить меня.
  Он замер у двери. Вышел через минуты полторы, громко хлопнув дверью.
  Полотенце мне занес один из бугаев, охранявших меня. Пока я была в душе, перестелили постель, принесли поднос с едой и какие-то шмотки. Прос*туцкие. Все красное и просвечивающее.
  Я ухмыльнулась. Закат. Снова. В душе я провела весь день, но все равно чувствовала себя грязной.
  Убью. Убью его.
  ***
  Он пришел ко мне в комнату, когда уже стемнело. Я сидела на кровати, замотавшись в простыню.
  - Почему ты не одела вещи, которые я дал тебе?
  Смотрит, не мигая почти. Ухмыляюсь.
  - Если ты обращаешься со мной как с проституткой, это вовсе не значит, что я реально должна ей быть.
  - Я просто принес тебе пенюар. - сказал он, засовывая руки в карманы.
  - Да мне пофиг, если честно. - пожала я плечами. - Когда ты отпустишь меня?
  Он сверкнул на меня глазами и начал срывать с себя одежду.
  - Когда надоешь. - хрипло ответил он.
  И ад приказал долго жить.
  ***
  Он приходил каждый вечер, срывал всю одежду и насиловал. Я молча смотрела в потолок. Иногда он, тихо постанывая, просил поцеловать его или обнять, но я ничего не делала. День ото дня мне становилось хуже. Я ненавидела себя и весь мир. Мне было больно даже говорить. Просто сил ни на что не было. Раза два я слышала веселый женский смех, который потом переходил в рыдании, визги, угрозы. Потом хлопала входная дверь и слышался рев машины. Его подружки уезжали, убивая последнюю мою надежду на то, что он не придет. Но он приходил всегда. И был со мной до рассвета, а потом уходил шатаясь, словно пьяный. Вроде даже нежным стал. Только мне все равно.
  Уже месяц прошел, как он похитил меня. За этот месяц я похудела до костей, стала похожа на швабру. Все время молчу, общаюсь с ним кивками. Жизнь потеряла для меня смысл. Он приносил мне одежду и сладкое, но я ничего не брала. Он злился, бил кулаком в стену и уходил.
  Сегодня он принес мне пирог с рыбой. Я отказалась. Он сорвался.
  - Что? Что я еще должен сделать, чтобы ты простила меня?
  Я ухмыльнулась. Первый раз за долгое время. О да, его идея о прощении посетила, после недели насилия. Как будто влюбился, мразь.
  - А ты сдохни. - сказала я. Голос показался мне чужим, хриплым и очень тихим. - Или убей меня, чтоб не мучилась.
  - Ты...ты...
  Он подскочил ко мне и приподняв затряс.
  - Ты...ты...не должна так говорить!!! - кричал он. - Не смей даже думать о смерти!!!
  Мне стало смешно. Я засмеялась. Громко. Надрывно. Он замер и осторожно опустил меня на кровать. Его ошарашенное лицо еще больше развеселило меня.
  - Ты прав. - давясь смехом, сказала я. - Меня не нужно убивать, я уже мертва.
  - Инна!!!! - заорал он и выбежал из комнаты, сорвав с петель дверь.
  Я сидела на кровати, слушая как со двора выезжает машина. Врезается во что-то и вся охрана с криками бежит на улицу. Вот! Это мой шанс.
  Слава богу, что с утра надела джинсы и кофту, который этот купил. Он приносил вещи, но никогда, не уносил из комнаты, надеясь, что я их одену. В принципе у меня не было выбора. Ходить голой холодно.
  Спрыгнув с кровати, выбежала из комнаты. Быстро вниз по ступеням. Черт! Голоса приближаются в сторону дома. Мне конец. Разворачиваюсь, бегу в другую сторону. Запинаюсь и падаю. Сердце заходится от страха. Я на первом этаже значит можно попробовать через окно уйти. Вбегаю на кухню. Дергаю окно. Закрыто. Если разобью, найдут быстрее. Голоса приближаются. Поворачиваю голову. Дверь!!! На улицу!!! Берусь за ручку, поворачиваю. Да! Свобода!
  Перелажу через высокое ограждение, именуемое забором, срывая ногти. Прыжок. Вокруг лес, но слева слышу шум машин. Трасса! Мне туда.
  - Инна!!!! - слышу позади и припускаю еще быстрее через лес.
  Никалас.
  Я становлюсь сам не свой, стоит мне ее увидеть. Я вижу в ее глазах ненависть и боль, но не могу с собой ничего сделать. Нашел ее мужа и чуть не убил своими руками. Этот урод изменяет ей.
  Но чего бы это мне ни стоило я не расскажу ей об этом. Я вижу, она любит его. От мыслей о том, как он ласкал ее, я зверею, не могу контролировать себя и снова причиняю ей боль.
  Никогда не смогу отпустить ее. Все время думаю лишь о ней. Еду на работу, проверяю отчеты, говорю с кем-то, а сам вижу ее лицо. Все мои бывшие получили списание на пенсию, а несостоявшиеся прописку на помойку, в связи с ненадобностью.
  Я словно схожу с ума. Стоит мне представить ее с другим, и я уже не способен контролировать себя. Она для меня как воздух, без нее я просто умираю.
  Я хочу, чтобы она целовала меня, ласкала, говорила со мной, но я как зверь. Вижу ее, думаю "мое", и во чтобы то не стало, пытаюсь овладеть. Теперь я знаю, что не все можно купить или получить на испуге. Я владею ее телом, но не сердцем.
  Сегодня она сбежала. Я не смог больше сдерживаться. Эти ее слова о смерти, просто вывели меня из себя. Со всеми женщинами все было просто, но не с ней.
  Я хотел уехать, но врезался в фонарный столб. Когда пришел в себя вспомнил, что снес дверь с петель, а вся охрана вокруг меня. Забегаю в комнату. Никого. Бегу к черному ходу и вижу, как она спрыгивает с забора. Боже мой! Что я натворил? Зачем сам разрушил свое счастье?
  Инна.
  Сложно сказать, что было после побега. Знаю одно, помчалась в аэропорт и уже на входе в самолет услышала его крик. Сначала сильно испугалась, а потом все стало безразлично.
  Оказавшись дома, я первым делом пошла в баню. Сидела там пока она не остыла. Мама смотрит на меня и ничего не понимает. Звоню Андреею, трубку берет какая-то девка и сообщает, что в ближайшее время он будет не доступен. А трубку слышно:
  - Ах, да, Кристиночка, так...да, так...ммм...
  Все понятно. Спалился. Подать на развод не такое уж страшное дело. Пусть попробует не дать согласия. А в принципе чего я от него ждала. Да нифига. Два года замужества принесли больше слез, чем радости, я любила его, но весь этот брак сплошная ошибка.
  За неделю пребывания дома мама ничего не смогла из меня вытянуть. Она лишь видела, как я дергаюсь от прикосновений и реагирую на хлопанье двери. Она сделала верный вывод. Попыталась утешить, но жалость мне не нужна. Я просто ушла в лес. Там мне всегда было хорошо.
  Возвращаться домой не хотелось. Просто был страх, что захожу я в дом, а там сидит он.
  Проходя мимо соседского дома, я заметила машину у своих ворот. Правда это меня не насторожило. Моя мама женщина не старая и к ней время от времени приезжают старые знакомые и мужчины. Она у меня ничего. С ней всегда весело. На автомате открываю дверь, скидываю кроссовки и иду в свою комнату. Привычное дело.
  Взяла книжку и легла на кровать. Книги всегда были моей слабостью.
  - Инна. - слышу я.
  Подавила желание вскочить с кровати и убежать. Здесь мама и братья, значит при них мне бояться особо нечего. Делаю вид что не слышала его. Читаю дальше. А что вдруг и правда показалось на нервной почве.
  - Инна.
  Кровать прогнулась под тяжестью севшего. Я вся сжалась. Лишь бы не трогал меня.
  - Ты боишься меня? - спрашивает и наклоняется к уху.
  Я не выдержала. Вскочила с кровати и встала у окна.
  - Зачем приехал? Не наигрался еще что ли? - смотрю на него.
  Лицо осунулось, глаза потемнели, да и сам выглядит уставшим. С чего бы это.
  - Инна, ты все не так поняла. - тихо говорит он.
  Тут штора, отделяющая мою комнату, с залом открывается, и к нам на огонек заглядывает мама.
  - Там скоро кушать будет готово, когда позову, чтобы пришли. - говорит он и улыбается. Смотрит на меня и уже обеспокоенно - Дочка, все хорошо.
  - Да, мама, все в порядке, просто устала с прогулки. - отвечаю я.
  Не знаю, почему соврала. Может, не хотела пугать ее. Она ушла. Белобрысый встал с кровати и подошел ко мне. Смешно. Я даже имени своего похитителя не знаю. Стоит и смотрит. Даже на секунду взгляд не отводит. А я вдруг поняла, что мне все равно, что со мной будет. Смотрю на него.
  - Инна, я столько искал тебя.
  - Ага. - ухмыляюсь я. - В аэропорте узнал, что рейс до Тюмени, потом потряс связями и все. Ничего сложного.
  - Нет, ты не понимаешь. - начал он, но слушать его мне не хотелось.
  - Послушай, неужели ты не можешь оставить меня в покое?
  - Нет. - тихо отвечает.
  - Да почему, черт, возьми?
  - Не могу.- еще тише говорит он.
  - Тебе, что мало женщин, что вьются вокруг тебя. Ты богат и внешне не урод, не поверю, что на тебя не клюнула ни одна идиотка.- уже еле сдерживаясь, говорю я. Еще немного и сорвусь на крик.
  - Они не нужны мне.
  - Оставь меня в покое. Ты уже достаточно сломал мою жизнь.
  - Не могу.
  - Ты! Вали отсюда! Вон!- уже кричу я. - Уходи из моего дома!
  По щекам потекли злые слезы. Он прижал меня к себе, а я стала вырываться. Била, царапала, кажется, даже укусила. Не отпустил, только крепче прижал.
  - Тише, тише. Все будет хорошо, родная. - шепчет мне в макушку.
  - У вас все нормально. - слышу встревоженный голос мамы.
  - Да, Тамара Никитовна. Просто она немного злится. - отвечает он. - На меня.
  Я хочу сказать ей, чтобы она не уходила, но даже вздохнуть от слез не могу. Сердце прихватило. В глазах залетали цветные мошки. Я провалилась в обморок. Сказалось нервное напряжение, недоедание и недосып. Я уже не слышала, как мужчина, в чьих руках я обмякла, зовет меня, так громко, что даже соседи прибежали на его крик.
  Никалас.
  Она спала уже почти сутки. Мой доктор, который осматривал ее изрек, что замаял я девочку, хуже сушеной воблы стала. Ее вес едва дотягивал до сорока килограмм. Мать и братья смотрели на меня волками. Ее братья быстрее обо всем догадались. Я все им рассказал. Старший, Семен, едва не убил меня. Охранники еле оттащить успели. Мать ее была в шоке.
  Не удивительно, что мне пришлось искать ее так долго. Ее друг бармен ни в какую не соглашался выдать ее месторасположение. Здесь помогли связи в полиции. К этому времени я знал ее фамилию и точный возраст.
  Мой доктор прописал Инне целый курс восстановления, сказав при этом:
  - Лучше бы оставил девочку. Итак, покорежил, как только сумел.
  Мой доктор, мой друг, ненавидел меня за то, что я сделал с ней и он прав. Я сам себя ненавижу. Но не могу отпустить ее. Это слишком больно для меня.
  Я взял ее и увез на Черное море. Здесь у меня небольшой домик. Ей понравится. Я надеюсь. Доктор сказал, что тепло и море помогут ее восстановлению. И не забыл высказать свою надежду на то, что я все же оставлю ее в покое.
  После обморока прошло одиннадцать дней. Все это время она иногда просыпалась, ела, смотрела в потолок и снова засыпала. Я сидел с ней почти все время, отвлекаясь на готовку, по нужде и деловым звонкам.
  Приезжали родители. Увидели ее в таком состоянии и пришли в ужас.
  - Весь в отца пошел. - сердилась мама.
  Он тоже похищал ее. Раз пять. Но никогда не делал с ней то, что я творил с Инной. Отец смотрел на меня, потом на нее, затем снова на меня.
  - Влюбился. - сделал он вывод. Я киваю. - Тяжело тебе будет, сын. Она не твоя мамочка сама к тебе в объятия не прибежит. - хмыкнул он, косясь в сторону матери.
  - Не смей чернить меня при сыне. - дала затрещину ему моя мама. - Сам соблазнял, как только мог.
  - А кто голой ходил перед открытым окном? - подколол папа.
  - Да? А кто всех баб в округе в свою постель тащил?
  Так они еще полчаса проругались. Инна заворочалась и открыла глаза. Я замер. Она посмотрела на меня.
  - Сгинь нечистый. - прошептала она, видимо приняв меня за видение, и снова уснула.
  Отец хмыкнул, мать возмутилась. Папе она понравилась, а мать, как и многие мои женщины спросила:
  - Что ты в ней нашел? Она же курица ощипанная...
  Вот поэтому с ней отец и развелся. Для нее всегда главным аргументом были деньги и внешность. Уже уходя, отец повернулся ко мне.
  - Если любишь, Ник, береги ее, если нет, то отпусти. - он сжал мое плечо. - Она как маленький звереныш. Не каждому дано подойти к ней достаточно близко. - сказал он. - Не обижай ее.
  Инна.
  Я проснулась из-за солнца, обильно заливавшего комнату. Я уже поняла, что меня снова похитил белобрысый гад. Вернее тупо забрал, пока я была в отключке. Кормил куриным бульоном каждый день, картошкой, рыбой и мясом. Носил в туалет. Спасибо хоть не на горшок. Мыл. Сам лично. Бррр. Гаденько так немного. Хотя первое время я даже не понимала, что со мной вообще происходит.
  Теплый ветер раздувает тюль на окне. И пахнет так незнакомо. Не лесом, точно.
  Встала с постели и по стенке подошла к окну. Мгу. Окно оказалось закрытым, не из него дует. Рядом с окном стеклянная дверь. Терраса. Вышла и просто задохнулась. Море! Настоящее море! Я слышала его плеск, и шорох волн о песок. Я начала спускаться. Ноги гнулись, как у кузнечика. Дошла. Вот первая волна окатила мои босые ноги.
  Боже мой! Как же красиво. Хорошо. Смотрю вдаль. Там на горизонте видны лодки, в небе летают белые птицы. Захожу в воду по колено. Холодная. Но хорошая. Ласковая что ли. Стоять не возможно. Гравитация тянет к земле. Отхожу от воды и сажусь на песок так, чтобы волны омывали мой стопы. Сижу и смотрю на море.
  Я мечтала о нем. Представляла его, но никогда не думала, что оно такое. Как будто свое. Мне так хорошо. Закрываю глаза и ложусь на песок. Солнце греет, никакого одеяла не надо. Слышу торопливые шаги.
  - Инна. - тихий шепот у уха.
   Приоткрываю глаза. Встревоженное лицо, внимательный взгляд серых глаз.
  - Тебе не хорошо? - спрашивает он.
  Улыбаюсь и закрываю глаза.
  - Хорошо. - шепчу я в ответ. - Как будто дома.
  Он ушел. Правда потом так же быстро вернулся. Я почувствовала, что меня переносят, но шевелиться было не охота. Я приоткрыла глаза.
  - Я не хочу в дом.
  Прижимает к себе крепче.
  - Ничего, малышка, я понимаю. Только я побуду с тобой. Ладно?
  - Да. - шепчу я соглашаясь.
  Пусть делает, что хочет, только пусть от моря не уносит. Хорошо мне здесь.
  Он положил меня на раскладушку и накрыл легким пледом. Сам сел рядом на точно такую же раскладушку.
  Иногда я проваливалась в сон. Иногда смотрела на море, на его волны и пену у берега. Крики чаек стали дополнение для шума моря. Мне казалось, что друг без друга они просто не существуют. Солнце опустилось за море. Лишь небольшая часть воды окрасилась в багряный. Кто-то дотронулся до моих ног. Я вздрогнула.
  - Черт, да ты вся холодная. - услышала я над собой.
  Как я могла забыть про него, спрашивается. А вот так могла. Он еще несколько раз ругнулся и, завернув меня в плед как младенца, понес в дом. Он укладывал меня в постель и что-то говорил. Он пошел к двери на террасу, явно намериваясь закрыть ее.
  - Не надо. - тихо попросила я. - Пусть будет открыта.
  Он подошел ко мне и склонился.
  - Сегодня будет холодно. - сказал он, обеспокоенно глядя на меня. - Ты замерзнешь, Инн.
  Не нравится мне его забота.
  - Не закрывай. - не сдавалась я.
  Он вздохнул.
  - Давай я лучше окно оставлю приоткрытым, а дверь закрою.
   Теперь уже я вздохнула.
  - Хорошо.
  Пусть лучше так, чем совсем ничего.
  ***
  Ночью мне правда стало холодно. Я встала, чтобы закрыть окно, но еще на подходе к нему, меня вернули обратно в постель. Он сам закрыл окно.
  - Я же говорил тебе...
  Ну и ладно. Говорил он. Я куталась в одеяло, но теплее не становилось. Я уже подумала, что умру от переохлаждения, когда внезапно почувствовала, как тепло окутывает меня.
  Лишь утром я поняла, почему мне было так тепло. Я бы сказала даже жарко.
  Просто напросто я проснулась на кое-чьей широкой и голой груди. Ага. Этот извращенец решил поспать с хладеющим трупом моим. Тьфу. Не туда несет.
  Смотрю на его лицо. Ну да красив. Слишком даже. Это еще не смотря на синяки под глазами от многодневного недосыпа и усталости. На бороде пробивается щетина. Красивый и че спрашивается ему надо от меня. Маленькой неприметной серой мышки. Смотрю на его шею. Там бьется маленькая синяя жилка. Чуть ниже родинка.
  - Доброе утро, Инна. - слышу у себя над ухом.
  Смотрю, а этот гаденыш улыбается. Хочу сползти с его груди, но куда там. Уже облапил. Мразь.
  - Отпусти меня, - говорю я ему. - мне в туалет надо.
  - Да, конечно. - Чет его голос как-то малость охрип.
  Смотрю на него. Мгу. Глаза потемнели.
  - Не отпустишь, прямо в кровати лужу сделаю. - предупреждаю его.
  Покраснел. Встал и понес меня в туалет. Сейчас штаны снимать будет. Ага. Фиг тебе.
  - Ты это, слышь, - говорю ему. - я в няньке не нуждаюсь.
  Лицо сразу осунулось, потемнело.
  - Да. Ты права. - кивает он. - Я просто...
  Не нашелся, что сказать. Вышел. Мдя. Маньяки нынче странные пошли. Сначала насилуют, потом ухаживают. Бред какой-то. Выхожу из туалета. Его в комнате нет. Ну и хорошо. Пошла поворошила комод и шкаф. Полотенце искала. Залезла в ванную.
  Видимо долго в ней провалялась, да еще и задремала походу.
  Это потому, что он дверь вышиб в ванную. Я из-за него чуть не утопилась.
  - Ты че, охренел? - ору я, когда он вытаскивает меня из воды и начинает проверять вены на руках.
  Смотрит как-то ищуще в лицо, потом облегченно вздыхает и прижимает к себе. Я надулась. Я пока слаба, даже треснуть не могу ему. Сволочь вредительская.
  - Я постучался, ты не ответила. - начал оправдываться он.
  - И что? Может, я медитирую, а ты мне мешаешь? - рыкнула я.
  - Я тебя минут десять звал, ты не отвечала, вот я и подумал...- виновато сказал он.
  - Я че, совсем не того, с головой, не дружу что ли, кончать собой из-за тебя? - возмущаюсь я.
  Он краснеет. Прикольное зрелище. Мужику лет тридцать, а все как мальчик.
  - Я просто испугался за тебя.
  Киваю.
  - Ну ты может меня обратно в ванну положишь?- наглею я.
  - Ты и так больше часа здесь. - сует руку в воду. - Да и вода уже ледяная! - возмущается он.
  - Ну и что?
  Не пустил он меня обратно. Унес в комнату, положил на кровать и начал обтирать полотенцем. Вдруг стянул с себя футболку. Я нервно сглотнула. Так спокойно. Я вмиг перемахнула на другую сторону кровати. Здесь меня и догнала истерика. Я плакала и смеялась. Смеялась и плакала. Здравствуй истерика! Я даже не заметила, как оказалась у него на руках. Он осторожно гладил меня по спине.
  - Ну, тише-тише, девочка моя. - шептал он. - Ну что же ты так напугалась? Я просто хотел переодеться...
  Никалас.
  Ей понравилось море. Она все время проводила на берегу. Я старался как можно меньше прикасаться к ней. Она так боится меня. Боже, что я с ней сделал?
  Когда она уснула в ванной, я вышиб дверь. Подумал, что она решила умереть. Из-за меня. Когда я снял футболку, у нее началась первая истерика. Черт! Я никогда не думал, что могу так напугать ее. Все наши вещи были в этой комнате. Я все время был с ней. Спал в кресле. Ел, пил, говорил по телефону здесь же. Да мне расстаться с ней на пять минут подобно смерти!
  Прошло еще несколько дней прежде, чем я смог разговорить ее. Легче всего это получалось у моря. Она каждое утро выходит к нему в джинсах и белой кофте. Она рисует.
  Я чуть с ума не сошел, когда три дня назад, она, отчаянно краснея, попросила меня купить ей кисти, бумагу и гуашь. Я просто влетел в супермаркет. В спец.магазине закупил ей еще дополнительных принадлежностей для рисования. Взял акриловые и масленые краски. Она смотрела на мой подарок примерно час. Потом тихо сказала, что не надо было столько всего брать, но я видел как загорелись ее глаза, а щеки покрылись здоровым румянцем.
  Я мог с ней говорить лишь, когда она рисует. Она не боится меня в эти минуты. Она просто с головой уходит в свое увлечение, а я узнаю еще больше о ней, о ее жизни и ее близких. Я уношу домой ее на руках, чтобы покормить. Она просто забывает обо всем, когда рисует. Когда она уже спит, я смотрю ее картины. Да, она не профессиональный художник, но рисует просто замечательно.
  С ней мне так легко. Вся прошлая жизнь мне кажется полным бредом. Да я знаю, она еще не моя, но намерен бороться за ее сердце.
  Приезжал отец. Познакомился с ней и уехал, приятно удивленный.
  - Звереныш. - восхищенно сказал он. - Борись сынок. Будет трудно, но не сдавайся. Он у тебя просто чудо.
  Да, чудо. Мое маленькое чудо. К нам приезжали друзья и несколько моих бывших. Были крики, ругань. Я готов был уничтожить их всех. Я просто сказал им, что они мне никто. Приказал покинуть мой дом. Когда они начали поливать малышку грязью, я сорвался. Я уже занес руку для удара, когда почувствовал маленькую горячую руку на кулаке.
  - Перестань, Ник. - услышал я ее тихий голос.
  Она внимательно смотрела своими карими глазами на моих, теперь бывших, друзей. Они с удивлением смотрели на нее. Она усмехнулась.
  - Вам пора покинуть этот дом. - сказала она, продолжая ухмыляться.
  Потом она добавила несколько предложений. относительно каждого гостя, и уже через пять минут я слышал рев двигателей удаляющихся машин. Они сказали, что, пожалуй, мы стоим друг друга, правда в грубости она превосходит меня в разы.
  Я понял, что значит настоящее счастье только с ней. В тот день мы ели рагу, которое приготовила она. Я по сравнению с ней школьник, если говорить о готовке.
  Дом ей тоже понравился. Когда она зашла в не отремонтируемую мансарду, мне стало не по себе. Она недавно встала и поэтому была немного встрепана. Неспешно потягиваясь, она осматривала этот бардак. Такая маленькая, беззащитная и прекрасная она притягивала меня как магнит. Желание затопило меня. Мне давно не нужны другие женщины. Только с ней я был настоящим.
  Мне хотелось целовать ее, ласкать, да и просто быть рядом. Но она по-прежнему шарахалась от меня. Я долго терпел, но в какой-то момент я взорвался снова.
  - Почему ты не можешь простить меня? - кричал я, тряся ее. - Неужели ты не понимаешь...
  Я смотрел в ее глаза и пытался найти хоть какие-то отголоски чувств обуревавших меня. Ничего.
  -...не понимаешь, что я люблю тебя! Слышишь? Люблю!!!
  Удар по голове заставил замолчать меня. Малышка, что же ты делаешь?
  Я очнулся на полу, укрытый одеялом. Голова нещадно болела, но это не помещало мне обежать дом и пляж в поисках моей девочки. Ее нигде не было. Проверил документы. Пусто. Нашла значит. Да я хранил все ее документы здесь. Я просто надеялся, что она не сбежит.
  Я ошибся.
  Год спустя.
  Инна.
  Я сидела в своем классе физики, алгебры, химии и вспоминала то, что произошло год назад. Я сбежала от Ника хорошо огрев его по голове. Было немного страшно. Я наверно дня два бродила, пока не вышла к санаторию "Побережье". Здесь меня встретил Арсен Григориевич, директор этого самого санатория. Я все ему рассказала и он пожалев меня предложил мне работу. Технички. Правда на следующий день выяснилась специфика обучения в вузе. Просто я комментировала физичку, когда та объясняла детям закон Архимеда и, по счастливой случайности, Арсен Григориевич проходил мимо.
  Меня взяли на работу теперь уже учителем. Еще примерно через месяц выяснилось, что меня любят все дети, материал который я им преподаю, усваивается на 96%. Арсен Григориевич был от меня в восторге. Теперь я стала официальным учителем. Обучение в родном вузе я закончила заочно. Спасибо Арсену Григориевичу. Потом мне выделили маленький домик на побережье. Сейчас у детей каникулы, а у меня заслуженный отпуск. Я работала по двенадцать часов в сутки, еще восемь уходило на проверку тетрадей и подготовку к следующим занятиям. Не трудно догадаться, что спала я всего четыре часа в сутки.
  Но мне это нравилось. Несмотря на маленькую зарплату. Я писала письма маме каждую неделю. Отправляла их и ждала ответа. Просто звонить слишком дорого, а интернета дома у нас нет. Мама была против, когда его проводили.
  Ника я не видела долго. Но всякий раз, стоило мне лишь заметить его машину или его здоровенных амбалов я быстрее спешила в класс. Кстати мой домик находится за рощей от "Побережья". Он не приходил ко мне домой и меня это радовало. Я надеялась, что ему надоела игрушка, и он нашел новую.
  Я шла по берегу, глядя себе под ноги. Большие волны разбиваясь о берег. Сегодня будет дождь и потом еще следующие дня два-три тоже. Из дома не выйти. Поэтому затариваюсь всегда недели на полторы вперед. Да и в принципе в супермаркет долго добираться. Почти час на автобусе туда, потом столько же обратно.
  Зашла в свой домик. За год я смогла преобразить его до неузнаваемости. Мои детки лет 7-13 любят бывать у меня, да и постарше дети тоже в гости заходить не забывают.
  Больше всего я люблю камин. Когда я заехала сюда, он был развален на треть, а теперь он притягивал взгляд. Я почти все время сижу возле него. Да и сплю тоже там. У меня всегда тепло, когда на улице холодно и всегда прохладно, когда на улице жара.
  Через минут двадцать тяжелые капли дождя забарабанили по крыше. Приготовила себе ужин, поела и снова легла на пуфик возле камина. Дрова приятно трещали и обугливались в огне. Я взяла книгу и углубилась в чтение.
  Наверное, я уснула. Потому что слышала стук в дверь, который становился все громче. Нехотя я встала и подошла к двери. Кто в такую погоду может ходить по пляжу?
  - Кто там?- тишина. - Эй! Валите отсюда, а то полицию вызову! - пригрозила я.
  Снова села на пуфик. Нервная дрожь прошла по телу. Снова раздался стук.
  Я открыла дверь. Ник.
  - Инна... - тихо прошептал он, дрожа от холода.
  - Боже...
  Я захлопнула дверь. Послышался еще один удар в дверь.
  - Инна...- снова позвал он.
  Я села на пол, обхватив колени руками. Я сидела так долго, что дрова в камине уже почти прогорели. Я встала и подложила несколько дровишек. Дождь. Зачем он пришел?
  Я открыла дверь. Он сидел на лавочке в десяти шагах от дома и смотрел вдаль. Вот, идиот! Я накинула дождевик и взяла зонт. Быстро сунув ноги в сапоги вышла на улицу. Накидка сразу промокла. Ручьи воды стекали по зонту. Я подошла к нему. Он сидел, немного сгорбившись, и кажется не заметил, что я подошла к нему. Раскрыла зонтик. Он вздрогнул и посмотрел на меня. Я осторожно взяла его руку.
  - Идем.
  Он недоверчиво посмотрел на меня.
  - Идем. - повторила я, немного потянув его в сторону своего дома.
  Теперь он смотрел на меня с таким изумлением, что мне стало немного не по себе.
  - Идем.
  Он вошел и застыл на пороге как статуя. Я обошла его и закрыла дверь.
  - Проходи. - подтолкнула я его в комнату.
  Он немного застенчиво посмотрел на меня и тихо спросил:
  - Правда можно?
  Я улыбнулась. С него уже набежала целая лужица. Мда.
  - Раздевайся.
  - Что?- ошарашено, спросил он.
  Я засмеялась.
  - О боже Ник. Я же не насиловать тебя буду. Просто тебе нужно переодеться, а то простынешь.
  Он вздохнул, а я протянула полотенце и указала на дверь в душевую комнату.
  - Помойся и вот возьми плед, завернешься в него. У меня нет одежды на тебя.
  Он кивнул и ушел. Вот так ситуация. Ведь наверняка пешком пришел от своего дома. Теперь сидеть с ним три дня. Хотя, может с ним и веселее будет. Я поставила кастрюлю с супом на плиту. Вскипятила чайник. Когда он вышел из душа, стол уже был накрыт. Он немного стесняясь смотрел на меня. Мгу и это ему-то тридцать с копейками. Мальчишка какой-то. Он топтался на месте, переводя взгляд с меня на стол. Хм.
  - Давай уже садись. - засмеялась я. - Голоден же, я вижу.
  ***
  Мы сидели у камина, и пили чай с булочками моего собственного приготовления.
  - Почему ты ушла тогда?- тихо спросил он.
  Я не знала, как объяснить ему, что я чувствовала себя рабой, да и вообще все, что со мной происходило тогда. Да и сейчас.
  - Я понимаю. Я монстр. - сказал он и осторожно дотронулся до моей щеки. Я вздрогнула. - Прости меня. Я не могу без тебя.
  Я тяжело вздохнула.
  - Я каждый день прихожу к твоему дому и смотрю, как ты готовишь, летаешь по дому, как птичка. - он немного помолчал. - Смотрю, как ты занимаешься со своими учениками... я очень скучаю по тебе.
  Мне стало не по себе. Значит, это была вполне оправданная мнительность. Он и, правда, был все время рядом.
  - Пожалуйста, Инна, - его голос дрогнул. - Прошу тебя не гони меня...я...не могу...без тебя...
  Он замолчал. Мне стало жаль его. У меня ведь не железное сердце. Я дотронулась до его щеки, убирая прядь светлых волос. Он вздрогнул и подался всем телом ко мне. Я хотела убрать руку, но он накрыл ее своей рукой.
   - Не убирай, пожалуйста.
  Он потерся носом о мою ладонь. Поцеловал и снова уткнулся носом в ладошку.
  - Такая горячая. - снова поцеловал. - Уголек.
  Я покачала головой. И легла на пуфик. Уснула. Проснулась лишь в тот момент, когда Ник взял меня на руки и отнес на диван. Лег рядом.
  - Спи, моя малышка...
  Никалас.
  Дождь шел вторые сутки. Я видел, как Инна старается не вздрагивать, когда я прикасаюсь к ней. Она такая чудесная. Сегодня мы готовили утку с рисом. Вместе. Она так смеялась надо мной. Нет. Я конечно хорошо готовлю, но этого рецепта я не знал. Весь перемазался в сметане, а она стирала ее с моего лица столовым полотенцем. Я замирал от ее прикосновений. Я почти, как кот, мурлыкал от удовольствия. Она смеялась надо мной. Я осторожно гладил ее волосы. А она засыпала. Во сне, неосознанно и доверчиво она прижималась ко мне.
  - Люблю тебя, малышка. - прошептал я.
  Она завозилась на коленях. Спи, моя хорошая. Спи.
  Ночью, просыпаясь, я долго смотрел на нее. Она такая нежная и беззащитная. Этот год стал для меня адом. Я не стал запирать ее в доме. Я хотел, чтобы ее душевные раны зажили. Я ждал. Я видел, как мужчины пожирают взглядом ее тоненькую фигурку и просто с ума сходил от ревности. Ненавижу их всех. Она моя. Только моя.
  Я чувствовал себя мальчишкой. Отец тяжело вздыхал, а мать истерила. Я, кажется, немного уже ненавидел ее. На работе я оставил своим заместителем папу, но сейчас подумываю, чтобы вообще все переписать на него. Просто я хочу быть с ней. Всегда. Все время.
  В комнате стало немного прохладно. Гроза не утихала. Хоть бы домик не затопило. Еще малышка может простыть, а это еще хуже. Я и на минуту не забывал о ее ангине. Черт. Вот опять у нее ноги холодные.
  Вдруг домик покачнулся. Что это?
  - Ник? - малышка испуганно смотрела на меня.
  Инна.
  Мой домик малость смыло в грозу. Ник едва успел вынести меня. Я смотрела на мое уютное гнездышко, теперь уже разрушенное. Я заплакала. Блин, жалко так.
  А потом я заболела. Мы были у Ника, когда я во сне начала бредить. Он вызвал доктора, но он не мог приехать. Тогда Ник сам повез меня в больницу. И все. Я больше ничего не помню.
  Никалас.
  Ночью она начала бредить. Мне казалось, что это просто я замерз, но на самом деле это она была очень горячая. Я попытался разбудить ее. Не получилось. Щечки красные. Глаза как угольки, слезятся и закрываются.
  - Инна...
  Я смотрел на нее и мое сердце почти остановилось.
  - Малышка...
  Она тихо что-то шептала. Я пытался понять, но ее слова казались мне неразборчивыми. Позвонил в больницу, но свободных врачей не было, машины в шторм выехать не могут.
  - Любимая...
  ***
  Она спала. Просто спала. Температуру удалось сбить лишь через пять часов.
  - Как она? - тихо спросил я у доктора.
  - Теперь ее жизни ничего не угрожает. - сказала доктор. - Если бы вы приехали на полчаса позже, мы бы ничем не смогли вам помочь.
  Я смотрю на ее безмятежное лицо. Что ей снится?
  - Она проспит до утра. Вам тоже не мешает отдохнуть. - тут ее улыбка стала кокетливой.
  Вот же...
  Я с ненавистью посмотрел на нее.
  - Проваливайте отсюда. - холодно посоветовал я ей.
  Светало. Я осторожно держал ее маленькую беленькую руку.
  - Ник?
  Я вздрогнул. Она смотрела на меня.
  - Ник, спасибо. - тихо прошептала она.
  Я улыбнулся.
  - Все будет хорошо.
  Она потянула мою рука и положила на мою ладонь немного горячую щечку.
  ***
  Спустя четыре месяца.
  Возле супермаркета я увидел маленького еще немного подслеповатого котенка. В другой бы раз я прошел мимо, но не сейчас.
  - Ты чей? - спросил я его. - Ничей, да? Пойдешь к нам жить?
  Я говорю с котенком. Смешно.
  Я зашел в наш дом. Через неделю мы переезжаем, поэтому Инела понемногу упаковывает вещи. Сейчас почти весь пол в комнате заставлен коробками. Малышка на кухне готовит. Нет. Мы пока не вместе. То есть вместе, но я пока никак не решусь сделать ей предложение. Немного страшно. Вдруг откажет.
  - Малышка, смотри кого я принес. - сказал я целуя ее в щечку.
  Она уже больше не боится меня. Мы все время проводим вместе. Я счастлив.
  Мы решили оставить котенка себе и назвали его Юликом.
  Инна.
  Уже прошло столько времени. А я уже не представляю свою жизнь без одного белобрысого гада. Завтра наша свадьба. Я глажу Юлика. Вспомнила вчерашний вечер. Именно вчера Ник сделал мне предложение. Я согласилась.
  Люблю его. Просто люблю.
  Эпилог.
  Прошло десять лет со дня нашей свадьбы.
  - Доброе утро, любимая. - нежно шепчет Ник мне на ушко.
  - Доброе. - улыбаюсь в ответ и тянусь к его лицу.
  Он осторожно прикасается к губам. Целует нежно, потом немного требовательно.
  - Любимая...- шепчет снова.
  Тут двери в нашу спальню открываются.
  - Мамочка, почему Лиза идет сегодня на свидание, а я нет! - краснея, спрашивает меня наш первенец Сашенька.
  Он старше Лизочку на три года, но наша малышка уже гуляет с мальчиками за ручки. Ник нервничает, а я спокойна.
  - Как так? - игриво возмутился Ник, глядя на меня. - Это что же мамочка, ты запрещаешь нашему сыну встречаться с девочками.
  Я смеюсь. Всегда так. Когда что-то случается решающее слово остается за мной. Сейчас та же ситуация.
  - Лиза? - смотрю на серьезную мордашку нашей дочки.
  - Маам, просто Гарик младший брат Тани. - выпалила она на одном дыхании.
  -Иии? - в голос тянем мы с Ником, не понимая ничего.
  Тут дело берет в свои руки сынишка.
  - Мамочка. - садится ближе и ложит мою руку себе на щечку.- Лиза думает, что если Таня узнает о том, что она встречается с ее братом, то ...ну они подруги же.
  -Ааа. - доходит до меня. Ник с интересом смотрит на меня. В глазах вопрос.
  - Ребята, а ничего, что каждый из вас встречается с братом подруги и сестрой друга. По-моему вам можно сделать парное свидание.
  Детки смотрят друг на друга, потом на нас с отцом.
  - Спасибо, мамочка!!!- стискивают меня с двух сторон.
  Дети убегают.
  - Любимая...- целует меня Ник.
  Я вздыхаю.
  - Не сейчас любимый. Дедуля с Марком сейчас зайдут.
  Смотрю на его погрустневшее лицо. Это такая традиция. Сначала приходят наши старшенькие, а потом дедуля заходит с любимым внуком. Нет. Конечно, отец Ника любит всех своих внуков, как и моя мама, но просто он больше времени проводит с Марком. Он переехал к нам когда Марк только родился. Ник оставил компанию отцу и теперь все свое время мы посвящаем детям и себе любимым.
  - Так, а вот и мы. - Марк сразу залез на кровать к нам.
  - Мамочка, а мы пойдем клоликов комить. - прошептал он мне на ушко маленький секрет.
   Они каждые выходные играют в прятки. Кажется, игра началась. Уже.
  - Хорошо родной.
  - Ты папе не говоли только. - погрозил он мне пальчиком. В свои три годика он все еще плохо говорил слова с буквой "р".
  - Не скажу. - улыбаюсь я.
  Малыш положил голову мне на живот.
  - Как там блатик? - с интересом спросил он.
  - Хорошо родной, растет.
  Ник обнимает меня и снова шепчет: "Любимая".
  Он был так счастлив, когда узнал о моей первой беременности. Прыгал как мальчишка. Кричал о том, как он счастлив.
  С каждой следующей беременностью он становился все счастливее.
  Теперь мы думаем, как назвать нашего еще не родившегося сына.
  Счастье всегда где-то рядом, просто его нужно вовремя увидеть, и не забывать прощать. Тех, кого любишь.
  Конец

Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"