Ривьер Жан: другие произведения.

Сад

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пьеса в одном действии по мотивам рассказа Г. Уэллса "Дверь в стене"


   Действие происходит в наше время.
   Обычная комната. Посредине стоит письменный стол, на нем аккуратно сложены стопка бумаг, письменные принадлежности, несколько книг. У стены стоит гардероб.
   За столом сидит человек. На нём белая сорочка. Две верхние пуговицы расстегнуты. Поверх повязан галстук. Узел галстука ослаблен. Перед ним на столе стоят электронные часы-будильник. Он внимательно смотрит на экран со светящимися на нём цифрами. Раздается звук будильника.
   Человек встаёт из-за стола, и начинает расхаживать по комнате, что-то разыскивая. Он перебирает предметы, стоящие на столе, оглядывается, смотрит под стол. Наконец, он подходит к гардеробу и открывает дверцу. Вытаскивает оттуда какие-то вещи, отбрасывает их в сторону. Из открытой дверцы выкатывается мяч, на который он сначала не обращает внимания. Спустя некоторое время он останавливается, как будто что-то вспомнив. Он оборачивается. Его взгляд падает на выкатившийся мяч. Он медленно подходит к нему, осторожно берёт его в руки и поднимает над головой.
  
   Две большие пятнистые пантеры. Они приближаются ко мне. Они все ближе и ближе. Я не боюсь их. Огромные бархатные звери играют мячом. Одна пантера подходит ко мне и трётся своим ухом. Какое оно мягкое и круглое.
  
   Останавливается, отбрасывает мяч в сторону.
  
   Детство было не самым счастливым периодом моей жизни. Моя мать умерла, когда мне было всего шесть лет. Через некоторое время отец повстречался с женщиной, которая, по его словам, могла бы заменить мне мать. Он так часто повторял мне об этом, что я, в конце концов, разуверился в его искренности. При этом мне не хотелось осуждать его. Он работал с утра до ночи, и у него едва хватало сил сказать мне пару слов. Теперь я понимаю: он сам нуждался в том, чтобы о нём кто-то заботился. Со смертью моей матери, привычный распорядок вещей в его жизни был разрушен. Женившись вторично, он, как мог, восстановил его. Но не для меня! Я не хочу ничего плохого говорить о моей мачехе. Она не досаждала мне. Большую часть времени я был предоставлен самому себе. Если мне приходилось дольше обычного задерживаться на улице, я не слышал от неё ни слова упрёка. Я очень быстро научился ценить это. И неизменно соблюдал наш молчаливый договор: мне нельзя было уходить слишком далеко от дома, и я всегда должен был приходить раньше, чем возвращался с работы отец. Помню, как она открывала мне дверь со спокойной улыбкой и, не говоря ни слова, жестом приглашала меня к только что приготовленному ужину. Всё было так, как будто бы она заранее знала когда я приду. До сих пор не могу понять, как ей это удавалось. Я садился за стол, ужинал, быстро готовился ко сну и успевал заснуть ещё до прихода отца. Я так и не смог назвать ее "мамой", хотя отец однажды попросил меня об этом.
   В тот день по началу не происходило ничего особенного. Я как всегда вышел на улицу, мы с моими друзьями играли в песочнице. Что мы только не вытворяли: строили дома, прокладывали дороги, выдумали свои правила дорожного движения, и сами же их нарушали. Именно тогда во время игры мне захотелось исследовать территорию нашего двора. Впервые в жизни я с особой силой ощутил жажду неизведанного. Мои друзья оставили меня, им не доставало той решимости, которая в тот момент меня переполняла. Не могу сказать, сколько времени я гулял по городу, пока не заметил зеленую дверь в белой стене какой-то ограды.
   При первом взгляде на эту дверь я испытал необъяснимое волнение. Меня влекло к ней, мне так и хотелось открыть её и войти. Вместе с тем я смутно чувствовал, что это будет неразумно, а может быть, даже и глупо. Но взять и уйти, не узнав что там за дверью, я тоже не мог. Тогда я на цыпочках подкрадывался к двери и прикладывал к ней ухо. Иногда мне казалось, что за дверью раздаются чьи-то шаги. Я отбегал в сторону. Однако никто не выходил оттуда. Отбежав в очередной раз, я на всякий случай решил запомнить это место. Облезлая веранда с торчащими осколками выломанных досок. Вокруг неё несколько искорёженных старых лавок. Бывшая песочница с грязным посеревшим песком. Обветшалый дом, предназначенный к сносу - крыша наполовину разрушена, пустые глазницы окон зияют чернотой.
   И в этом мрачном пейзаже - непонятная дверь! И я не удержался. Я забыл об осторожности, мои страхи и колебания рассеялись. Я протянул руку, толкнул дверь. И в один миг очутился в саду.
   Легкость, довольство, счастье! Всё блистало чистыми, чудесными, нежно светящимися красками! В воздухе было что-то пьянящее! Всё было прекрасно и удивительно.
   Две большие пятнистые пантеры. Они приближаются ко мне. Они все ближе и ближе. Я не боюсь их. Огромные бархатные звери играют мячом. Одна пантера подходит ко мне и трётся своим ухом. Какое оно мягкое и круглое.
   Это - зачарованный сад, и я это знаю. Он простирается во все стороны, ему нет конца. Да, это совсем иной мир! Мир, озаренный ласковым светом. В небесной синеве плывут легкие, пронизанные солнцем, облака. Длинная широкая дорожка бежит передо мной и манит всё дальше. Я иду и без страха поглаживаю пушистую шерсть за круглыми ушами двух огромных кошек. А они вытягивают шеи и сладостно мурлычут.
   На дорожке появилась высокая красивая девушка в розовом платье. Она с улыбкой подошла ко мне и сказала: "Вот и ты!" Она подняла меня, расцеловала, опустила на землю и повела за руку. Это не вызвало во мне ни малейшего удивления. Широкие белые ступени. Они виднелись в зарослях плюща. Мы поднялись по ним на аллею, по сторонам которой росли старые деревья. Среди красноватых, кряжистых стволов высились мраморные памятники и статуи. Вокруг разгуливали ручные голуби.
   Моя спутница осторожно вела меня по этой прохладной аллее.
   Я разглядываю черты ее нежного, доброго лица с тонко очерченным подбородком. Тихим, задушевным голосом она рассказывает мне что-то очень приятное.
   Маленькая обезьянка, с красновато-бурой шерсткой и хитрыми карими глазами спустилась к нам с дерева. Она побежала рядом со мною, поглядывая на меня и скаля зубы, потом прыгнула мне на плечо. Так мы оба, веселые и довольные, продолжали свой путь... Мы увидели старика в широкополой шляпе. Он сидел в тени лавров, погруженный в размышления. Заметив нас, он снял шляпу и помахал нам. Мы прошли рощу, наполненную мелодичным щебетанием птиц. И, миновав широкую колоннаду, вышли к огромному дворцу сказочной красоты. Его окружало множество великолепных фонтанов. Здесь было много-много людей. Некоторых я помню очень ясно, других смутно, но все они были прекрасны и ласковы. Я сразу почувствовал, что я им дорог, и они рады меня видеть. Их движения, прикосновения рук, приветливый, сияющий любовью взгляд - всё только подтверждало мои догадки.
   Я очень быстро подружился с другими детьми. Для меня это было большой радостью. Они затевали весёлые игры на зеленой лужайке... Здесь в моей памяти провал. Я не помню игр, в которые мы играли. Никогда не мог вспомнить! Впоследствии, я часами ломал голову, стараясь воскресить в памяти правила этих игр. Но у меня ни чего не получалось.
   Потом к нам подошла темноволосая женщина с бледным строгим лицом. На ней было фиолетовое одеяние с мягкими складками. Она поманила меня и увела с собой в дворцовую галерею. Товарищи по играм нехотя отпустили меня: они прекратили игру и стояли, глядя, как меня уводят. "Возвращайся к нам, - кричали они вслед, - Возвращайся скорей!"
   Я заглянул в лицо женщине, но она не обращала на их крики никакого внимания. Её кроткое лицо было серьёзно. Она остановилась перед одним из кресел и села. Я встал рядом с ней и заметил книгу, которую она держала у себя на коленях. Страницы распахнулись. Она стала их перелистывать, а я в изумлении смотрел. Здесь я увидел самого себя. Это была повесть обо мне. В книге было всё, что случилось со мной со дня моего рождения. Люди двигались, события шли своим чередом. Вот моя мать, отец, наш дом, моя комната, все мои любимые игрушки. Затем входная дверь и шумные улицы, где сновали туда и сюда трамваи. Удивлению моему не было предела.
   - Что это за книга? - спрашивал я, - почему оживают картинки? Почему в них я, моя мама, мои друзья?
   Я смотрел и изумлялся, и снова с недоверием заглядывал в лицо женщины. Наконец, я увидел самого себя в тот момент, когда топтался в нерешительности перед зелёной дверью. И снова я пережил сомнения и страх.
   - А дальше?! - воскликнул я и хотел перевернуть страницу, но строгая женщина остановила меня своей спокойной рукой. - Дальше! - настаивал я, стараясь изо всех сил освободиться от её пальцев. И когда она уступила и страница перевернулась, женщина склонилась надо мной и поцеловала меня в лоб.
   Но на этой странице не оказалось ни волшебного сада, ни пантер, ни девушки, что вела меня за руку, ни товарищей, так неохотно отпустивших меня. Я увидел длинную незнакомую серую улицу. Маленькая жалкий человек пробирался по ней. Неужели это я?
   Это была не страница книги, а жестокая действительность. Волшебное место и державшая меня за руку задумчивая женщина, у коленей которой я стоял, внезапно исчезли. Но куда?
   Когда я до конца осознал, что со мною произошло, отчаяние охватило меня. Слёзы сами покатились из глаз, и я не мог их сдержать.
   - Почему ты плачешь, малыш, ты заблудился? - Первый кто подошёл ко мне был какой-то старик с тросточкой, в вытертом пальто и в мятой шляпе.
   Я не мог ему ничего ответить. Старик не уходил. Он пристально смотрел на меня, постукивая своей тросточкой об асфальт. Вокруг нас собралась толпа. Кто-то узнал меня из соседнего двора, и меня отвели домой.
   Разумеется, за этим последовал суровый допрос. Мне пришлось отчитываться перед мачехой, а, главное, перед отцом. Я попытался рассказать им обо всём происшедшем, но отец в первый раз в жизни побил меня за долгое отсутствие и ложь.
   С тех пор я стал мечтать об этом саде. Я беспрестанно рассказывал родителям о том, что я там видел. Я просил их пойти туда вместе со мной. Но они и слушать меня не хотели, и запрещали покидать двор, а иногда просто не разрешали выходить на улицу. Видимо, они боялись, что я убегу и опять потеряюсь. Я плакал и требовал отпустить меня в сад, если они сами не хотят сходить со мной. Для меня не было большего мучения, когда отец отвечал мне, что этот сад только плод моей фантазии.
   Поскольку они считали мой рассказ выдумкой, то поведение моё стало их настораживать. Я отказывался от всех сказок, которые мне пытались читать, от новых игрушек, которые мне покупали, чтобы отвлечь меня от моей мечты. Я замкнулся, стал редко общаться с друзьями, а когда меня выпускали из дома, всё время проводил у старого забора. Выбрав какую-нибудь щёлочку в заборе, я садился на корточки и подолгу смотрел на ту улицу, по которой впервые вышел за пределы двора.
   Меня стали водить по врачам. Они задавали мне непонятные вопросы, я что-то отвечал невпопад, они что-то писали у себя в тетрадках, качая головой. После этого мачеха поила меня таблетками, я старался их выплёвывать. Я подозревал, что эти таблетки могут лишить меня моих воспоминаний, о которых я уже перестал рассказывать окружающим. Когда же всё пережитое вновь ярко всплывало у меня в сознании, я шептал ночью: "Пусть будет так, чтобы я увидел во сне мой сад! Верните меня в мой сад!" И сад часто мне снился!
   Я не могу передать словами всю силу притяжения этого призрачного, нереального мира. Он так не похож на обыденную жизнь. Но я видел это собственными глазами. Сад не мог быть только сном. Но не помню, чтобы в годы раннего детства я хоть раз его разыскивал. С некоторого времени за каждым моим движением мачеха присматривала слишком пристально.
   Жажду приключений мне приходилось утолять между делом. Когда я пошёл в школу, то часто играл в игру, которую сам же и придумал. Она называлась "Следопыт". По условиям моей игры, надо было отыскать новую дорогу в школу. Дорога туда была простая и хорошо знакомая, но игра состояла в том, чтобы найти какой-нибудь окольный путь. Нужно было выйти из дома на пятнадцать - двадцать минут раньше, завернуть куда-нибудь в сторону и пробраться через незнакомые улицы к своей цели. И вот однажды заблудившись в каких-то закоулках, я уже начал подумывать, что на этот раз проиграл и опоздаю в школу. В какую бы сторону я не пошёл, каждый раз попадал в тупик. И всё-таки я решил не сдаваться, и когда завернул куда-то наугад, то внезапно нашёл проход. Я прошёл мимо странно знакомых лавочек с облупившейся краской и очутился перед длинной белой стеной и зелёной дверью.
   Я остановился, провел рукой по ее шершавой поверхности. Это была та самая дверь. Я понял, что стоит её открыть и всё повторится. Но на этот раз у меня и в помыслах не было сразу туда войти. В голове вертелась только одна мысль: успеть вовремя в школу. Ведь я всегда и во всём хотел быть примерным учеником. Но можно хотя бы приоткрыть эту волшебную дверь? Однако я так боялся опоздать, что быстро справился с искушением. Разумеется, я был ужасно заинтересован этим неожиданным открытием. Но я твердо усвоил, что на первом плане должна быть учёба. До звонка оставалось каких-то пять минут. Я тут же вообразил совсем другую картину: мне - примерному ученику делают выговор. Кто-нибудь при этом довольно ухмыляется. В дневнике проступает красная надпись. И я побежал. Я бежал, путаясь в извилистых улицах, сердце моё подпрыгивало. Я даже перестал думать о своём саде, пока не оказался в знакомых местах. Я добрался до школы: запыхавшись, весь в поту, но зато во время...
   Весь день меня радовала мысль, что сад где-то неподалёку, и я знаю дорогу к нему. На занятиях я был рассеян, невнимателен. Меня преследовали воспоминания о том, как я оказался в саду, о тех, кого я там встретил: о девушке, которая вела меня по алее, о моих новых друзьях, о женщине, которая показывала мне книгу моей жизни. Я ничуть не сомневался, что они будут рады снова меня видеть. Сад представлялся мне хорошим прибежищем для отдыха в промежутках между уроками. Но после занятий я так и не пошёл туда. Дома было что-то вроде праздника, и я решил пойти завтра. На следующий день мысли о саде распалили моё воображение до такой степени, что я уже не в силах был хранить тайну про себя. Я поведал о ней своему однокласснику. Как же его фамилия? Он был похож на Винни-Пуха, такой же смешной и неуклюжий. Мы были с ним соседями, иногда вместе ходили в школу. И в этот раз, когда я рано утром вышел из дома, чтобы вновь идти окольным путём я случайно его встретил. Он делал утреннюю пробежку и был удивлён нашей встрече не меньше меня. Он первым спросил, куда это я направляюсь. Мне не хотелось говорить ему всей правды, и я сказал, что хотел зайти за ним, чтобы вместе пойти в школу. Но по моему виду он сразу понял, что я от него что-то скрываю. Он всю дорогу мучил меня своими расспросами. Я же молча улыбался, пожимал плечами, как будто ничего не произошло. Через несколько минут мы пришли к нему домой, я подождал пока он переоденется, и мы отправились в школу. Я понимал, что сегодня мне не удастся попасть в мой сад. Мне никак не удавалось придумать предлог, чтобы отвязаться от своего назойливого спутника. В конце концов, он перестал делать всякие попытки узнать, что же я всё-таки скрываю. И мне пришлось выслушивать его истории о подвигах Геракла, половину из которых он сочинял на ходу. Откровенно говоря, я всегда любил его слушать. В этот момент он преображался, в глазах его зажигался какой-то особенный огонь. Я ловил его взгляд и погружался в удивительный мир, создаваемый его фантазией с необыкновенной легкостью. Так вот, когда он обмолвился о чудесных яблоках, добытых Гераклом в каком-то саду, я не мог больше молчать. История о посещении чудесного сада так и вертелась у меня на языке, и я рассказал ему о нём.
   После моего рассказа случилось то, чего я больше всего боялся. Он не поверил мне, стал надо мной насмехаться, и сказал, что ему никогда раньше не приходилось слышать такой увлекательной лжи. Во время школьной перемены меня обступило человек шесть мальчишек постарше меня. Я чувствовал, что им не терпелось разузнать подробности о заколдованном саде.
   Я сознавал, что поступаю нехорошо. Я был сам себе противен, раскрывая свою священную тайну. И в то же время мне льстило внимание этих больших парней. Помню, как мне было особенно приятно, когда меня похвалил один из лучших учеников старшего класса и сказал, что этот сад похож на очень хорошо придуманную сказку. Но кто-то возразил ему, заявив, что мой сад вовсе не сказочный, а самый обыкновенный, каких миллион.
   - Что в нём сказочного? Пантеры? Так это обычные дрессированные звери. Красивая девушка? В каждом доме живут красивые девушки. Играющие дети? Можно зайти в любой детский садик и увидеть там играющих детей. Книга с ожившими картинками? Всего лишь отлично выполненные иллюстрации не более того.
   - Нет! Нет! Всё не так! Этот сад необычный, понимаете необычный! - упрямо твердил я.
   Тогда другой старшеклассник, забияка и драчун, которого все боялись, назвал меня вруном и принялся спорить со мной. Но я ни сколько не отступал от своих слов даже перед ним и говорил, что знаю, где находится этот сад и могу привести туда всех за каких-нибудь десять минут. Я повёл себя как маленький глупый мальчишка, и под конец вместо того, чтобы пойти одному на поиски своего дивного сада, я потащил за собой всю компанию. Я шёл впереди, щёки у меня пылали, глаза застилал туман. Я сгорал от стыда, а за мной шагали шесть насмешливых и угрожавших мне товарищей... Мы исходили все ближайшие улицы, но не увидели ни белой стены, ни зелёной двери. После этого они решили меня проучить. Они объявили мне бойкот за явную ложь. Все мои товарищи отвернулись от меня. Целый месяц со мной никто не хотел разговаривать. Я пришёл домой и, стараясь, чтобы домашние не заметили, что у меня заплаканные глаза, тихонько пробрался в свою комнату. Я уснул весь в слезах. Но плакал я не от обиды, я плакал о нежной, ласковой девушке и ожидавших меня друзей, об игре, которой я снова надеялся выучить, - об этой чудесной позабытой игре. Я был уверен, что если бы тогда не рассказал, не раскрыл бы свою священную тайну, всё было бы иначе. Всё, всё было бы иначе!
   Конечно, тогда я не подозревал, что этот сад не всегда можно найти. Не так просто в столь юном возрасте понять логику этого мира! Трудное время наступило для меня. По ночам я лил слёзы, а днём витал в облаках. Некоторое время я плохо учил уроки и получал тройки. Но это длилось не долго. Я заставил себя взяться за учёбу и все последующие школьные годы старательно учился. Я поставил перед собой цель, и достиг её. По окончании школы в моём аттестате были только отличные оценки.
   Наиболее привлекательным из всех местных высших заведений был Университет. Все известные люди нашего города вышли из его стен. Мне не пришлось долго думать, прежде чем я подал документы на поступление в этот ВУЗ. Я был уверен в своих силах и не готовился специально к экзамену. Они давались мне на удивление легко. На первых двух я получил отличные оценки. Настало время заключительного экзамена. Я намеревался и в этот раз заработать высший балл. В этот день я как обычно позавтракал, вышел из дома, пришёл на остановку и сел в нужный мне автобус. Сидя у окна, я разглядывал мелькающие дома и улицы.
   Мой взгляд задержался на цветочном магазине. На двери висела табличка: "Открыто". До этого дня магазин был почти год на ремонте. Стоит зайти. В этот момент кто-то прикоснулся к моему плечу. Я обернулся. Старик в очках и в клетчатом пиджаке попросил уступить ему место. Я встал, посмотрел в окно и увидел зелёную дверь в белой стене.
   Я был слишком изумлён, чтобы сразу отреагировать. Мы проехали довольно далеко и встали где-то на светофоре. Я бросился к выходу и заколотил по двери.
   - Откройте!
   Все посмотрели на меня. Водитель не открывал.
   - Пожалуйста, мне нужно выйти!
   Водитель велел мне замолчать и отойти от двери.
   Я беспомощно взглянул на часы. Перед моими глазами предстал пожилой, строгий экзаменатор. Он оглядывается, как будто ищет кого-то и что-то записывает в своей ведомости. Лист бумаги на стене университетского коридора, возле которого толпятся молодые люди. Я не нахожу себя в списке поступивших. Отчуждённое лицо отца...
   - Молодой человек, вы выходите или нет?
   Я не заметил как автобус остановился, водитель ждал когда я сойду.
   - Извините! Я ошибся... Я тороплюсь! - Мы проехали дальше...
   Я успешно сдал экзамен и прошёл по конкурсу. Сначала мне показалось, что это произошло само собой. Но вскоре я обнаружил, что совершил то, что не каждому под силу. Я поступил на юридический факультет, который в то время был очень престижным. Почти все мои сокурсники при поступлении вынуждены были прибегать к разного рода ухищрениям. Я же оказался единственным из всех, кто поступил исключительно благодаря своим способностям. Я стал задумываться над своей судьбой. Вывод был очевиден. Слишком много было в ней предопределено. Я увидел, как ещё в школе, переходя из одного класса в другой, я шаг за шагом приближался к своей цели. Цель, которая представлялась мне достаточно смутно, но я уже верил, что смогу достичь её. Я не сомневался, что способен достичь всего. И я хорошо понимал, мне придётся потрудиться и отказаться от бездумных развлечений. Пусть так! Рано или поздно я возьму своё. Главное не отступить, не сделать шаг в сторону, не попасть в плен пустых иллюзий.
   Воспоминание о саде померкло, потеряло надо мной власть и обаяние. Теперь я собирался дать волю своему тщеславию. Его у меня оказалось вдоволь. Дорогие моему сердцу друзья и пронизанный лучезарным светом сад казались мне чарующими и прекрасными, но странно далёкими. Я начал с того, что стал приобретать связи, которые могли бы мне быть в дальнейшем полезны.
   Однажды мне понадобилось завязать знакомство с одной важной персоной. Я задумал встретиться с ним в непринужденной обстановке, представиться, выразить свое почтение и завести светскую беседу. Я знал, что он любит появляться на театральных премьерах. И недолго думая, взял билеты на первое представление нового спектакля в драматическом театре. Придя чуть пораньше, я обнаружил среди публики почти весь городской бомонд, в том числе и нужного мне человека. Всё первое действие я про себя подбадривал актеров, желая им хорошей игры. Они должны были создать настроение. В антракте я подошел к нему, и, сделав вид, что мы уже знакомы, поздоровался. Мы провели непринужденную беседу, в которой тщательным образом обсудили все достоинства и недостатки режиссуры, игры актеров и даже пьесы. Он и в самом деле оказался завзятым театралом. Довольный собой во втором действии я позволил себе насладиться зрелищем. Разыгрывали что-то романтическое. На сцене появлялись юноши и девушки в длинных полупрозрачных одеяниях. Их движения напоминали танец, они совершали их под странную и вместе с тем чудесную музыку. Я невольно всё больше и больше увлекался действием. Одна сцена особенно привлекла мое внимание. В ней одна из девушек с ангельской внешностью остается на какое-то время без своих подруг. Откуда-то из глубины сцены появляется мальчик. Она встречает его, берет на руки, улыбается и говорит что-то ласковое. Покружившись немного по сцене, она исчезает вместе с мальчиком за кулисами. Это вызвало у меня необычное ощущение. Раньше ничего подобного переживать в театре мне не приходилось. Я оглянулся на своих соседей: неужели и они чувствуют то же самое? Судя по выражению увиденных мною лиц, им оказался недоступен тайный смысл этой сцены.
   После спектакля я бросился на поиски актрисы, сыгравшей основную роль в этом эпизоде. Я хотел еще раз увидеть ее лицо. Мне непременно надо было услышать ее голос. Пробравшись на тот этаж, где находились гримёрные, я стал открывать все встречавшиеся на моем пути двери. Какие-то были безнадежно заперты. За другими мне доставались гневные восклицания. Кто-то просто удивлялся или не обращал на меня никакого внимания. На все мои вопросы о ней никто не мог дать вразумительного ответа. Я не знал ее имени, ведь в программке значились имена актёров только главных действующих лиц. Я начинал отчаиваться. Устав метаться по этажу, я решил передохнуть и заодно подумать над тем, что делать дальше. Я зашел в комнату, в которой, как мне казалось, никого не могло быть. В полутьме я нащупал стул и опустился на него. В единственное окно пробивался свет от уличного фонаря. Постепенно я стал различать очертания предметов находившихся в комнате. В самой глубине стояло огромное зеркало. Вглядевшись, я рассмотрел отражающийся в нем женский силуэт.
   - Кто здесь?
   Я увидел, как женщина в зеркале повернулась в мою сторону.
   - Зачем вы пришли сюда?
   Я едва расслышал ее тихий голос.
   - Я искал вас.
   - Вы нашли меня.
   - Мне кажется, что мне приходилось встречать вас раньше.
   Она не ответила. Я даже и не думал встать и подойти к ней. Я не сомневался, что разговариваю с тем, кто находился по ту сторону зеркального стекла.
   - Я хочу снова видеть вас. Я слишком долго вас искал. Давайте встретимся. Завтра в кафе напротив театра. Вы сможете прийти? Вы не заняты в завтрашнем спектакле? Я буду ждать вас в семь часов вечера.
   - Завтра вы сможете меня увидеть.
   Я, наконец, поднялся со стула и сказал, по-прежнему обращаясь к зеркальному отражению:
   - До завтра. Если я вновь увижу вас, это будет лучший день в моей жизни.
   В ту ночь я заснул лишь под утро. Весь следующий день я провел в мучительном ожидании. Я думал только о ней. Я вспоминал ее танец с мальчиком на руках, вчерашний разговор с зеркальным отражением, и не мог думать ни о чем другом. Когда большая стрелка часов остановилась на шести, я сорвался с места и помчался на свидание. От места, где я тогда работал, до кафе напротив театра было пятнадцать минут ходьбы. На полпути кто-то меня окликнул. Я обернулся. Женщина протягивала мне букет цветов. Как я мог забыть? Взяв цветы, я стал искать деньги, чтобы расплатиться. Цветочница многозначительно сообщила: что мне достался последний букет. Я протянул ей деньги. Она продолжала говорить о том, как мне повезло. По ее словам - это верная примета, того, что мне должно повезти еще раз. Я решил отблагодарить добрую женщину за хорошее предсказание, но она быстро собралась и ушла. Какое-то время я смотрел ей вслед, затем приблизил к лицу цветы и, закрыв глаза, вдохнул их аромат. Я почувствовал, что всё это уже когда-то происходило со мной. Что же будет дальше? Я должен вспомнить. Приоткрыв глаза, сквозь лепестки я разглядел перед собой зеленую дверь в белой стене. У меня перехватило дыхание. На этот раз она неудержимо притягивала меня. Шаг...другой, и я уже протягиваю руку, чтобы открыть ее.
   - Милые мои пантеры, простите меня, но сейчас не самый подходящий момент для игры. Я не могу сейчас повстречаться с вами. Но мы еще встретимся. Обязательно встретимся, но в другой раз.
   Я пришел в кафе и сел за свободный столик. Играла тихая прозрачная музыка. Усталость навалилась на меня. Я чувствовал, что совершил нечто непоправимое. Настало назначенное время. Девушки не было. Еще через час я сказал себе: "Она не придет". На следующий день я попытался разыскать ее в театре. Никто о ней ничего не знал. Я снова пришел на этот спектакль. Но сцена танца девушки с мальчиком на руках больше не повторилась. Я посмотрел спектакль не один раз. Всё напрасно! В конце концов, я признался себе, что в тот вечер я оказался во власти иллюзий. Этот эпизод существовал лишь в моем воображении.
   Я не стал обращаться к психиатру. Я считал себя в силах вернуться в реальность этого мира. И я сделал это. Всё имеет свою цену. За всё надо платить. Деньги, друзья мои, деньги - вот, что главное. Всё что не продаётся и не покупается, не имеет никакого смысла. Зарабатывайте и приобретайте себе свою реальность. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Сторонитесь, тех, кому ничего не осталось, как рассказывать свои собственные сны. Некоторые из них еще умудряются брать с вас за это деньги. Гоните прочь этих бесполезных безумцев. Они заставляют нас видеть то, чего нет на самом деле. Они отвлекают от главного. Держитесь за деньги, друзья. Они спасут вас. Золотые и серебряные монеты. Копите, собирайте, ищите их повсюду. Носите в карманах бумажные купюры. Позвякивайте кошельком с медными монетами. Долой кредитные карточки! Одно прикосновение к монетам и купюрам, может дать вам ощущение счастья. Деньги, вот что движет миром!
   В этом году я должен был поставить свою подпись под одним из самых важных в моей жизни бумаг. Фирма, фактическим владельцем которой я являюсь, должна была получить очень крупный заём. Несколько месяцев я вёл переговоры. И вот, наконец, мне удалось достичь желаемого. В этот день я ехал на встречу с директором банка, которого мне каким-то чудом удалось убедить выдать моей фирме кредит. Меня сопровождал мой заместитель. Мы сидели на заднем сидении и обсуждали детали предстоящей сделки. В какой-то момент что-то заставило меня повернуть голову. Я всмотрелся в одно из зданий, которые мы проезжали, и увидел ту самую дверь.
   - Что-то случилось? - спросил мой заместитель.
   - Ничего, - ответил я, потом добавил, - ещё ничего не успев получить, кажется, я уже начал расплачиваться.
   Момент был упущен. Но мог ли я поступить иначе? У меня нет выбора. Все мои действия предопределены свыше. Я ни кому никогда не говорил об этом, но я видел свою жизнь, прописанную в книге Судеб. Может быть, это был всего лишь сон. Но ведь истина иногда является во снах, не правда ли? Так что, если кто-нибудь думает, что у него есть свобода выбора, то он глубоко заблуждается. Уж кто-кто, а я-то знаю об этом.
   Пришло время, и я стал политиком. Один из депутатов государственной Думы, избранный по нашему округу сложил с себя полномочия. Я понял, что это место он освободил для меня. Всё складывалось самым благоприятным образом. В моём распоряжении были люди, которые имели богатый опыт проведения избирательных компаний. Были деньги. Меня хорошо знали в городе и только с положительной стороны. У меня почти не было соперников, кроме одного. Этот человек имел не менее безупречную репутацию. Он не просто хотел быть политиком, а серьёзно верил в то, что он действительно что-то может сделать для общества. Эта вера делала его слишком опасным. Вскоре, мне удалось найти документы, которые могли его скомпрометировать. Даже, если они были фальсифицированы, я был уверен в них. Наконец, настал день, когда я собирался предъявить их публике. Удобнее всего это было сделать перед телевизионной камерой, в его присутствии. Так, чтобы все могли увидеть его реакцию. Я рассчитывал привести его, по меньшей мере, в замешательство.
   Наступил день теледебатов. За пару сотен метров до входа в телецентр я попросил своего шофёра остановить. Нет ничего лучше прогулки на свежем воздухе перед решающим поединком. Мои помощники вызвались сопроводить меня и мы, не спеша, отправились вдоль улицы. Я предвкушал расправу. Неожиданно в поле моего зрения появилась белая стена и зелёная дверь. Едва всмотревшись, я уже не мог отвести от неё взгляда. На мгновение мне показалось, что она даже чуть-чуть приоткрыта. "Неужели, - недоумевал я, - это та самая дверь?" Из щели выпорхнула бабочка. Медленно размахивая своими крылышками необыкновенной красоты, она летела в мою сторону. Её полёт длился целую вечность. Ещё один взмах крыльями перед самым лицом и бабочка села на моё плечо. Я, как зачарованный повернул голову и ничего не увидел. Оглянувшись в другую сторону, я разглядел, как мой собственная тень упала на приоткрытую дверь. "Что будет, если я войду? Они подумают, что я сошёл с ума. Пусть так. Предположим, я сейчас скроюсь. Успешно проведенная избирательная компания. Компромат, стоивший мне немалых денег. Люди, сделавшие на меня ставку. Всё к чертям собачим! Загадочное исчезновение начинающего политического деятеля и мир не перевернулся". Я отвёл свой взгляд от стены и сосредоточился на предстоящих теледебатах.
   И вот я здесь. В очередной раз я добился своего. Мой соперник был повергнут. Он растерялся и не смог сказать ничего убедительного в ответ на мои обвинения. Что теперь мне остаётся? Идти дальше? Но я не вижу цели. Я упираюсь в стену, в которой больше нет двери. Порой мне даже кажется, что я ослеп. Перед моими глазами всё то же самое: вещи, лица. Но я не вижу главного. Я не понимаю, зачем всё это?
   Мне не спится, и я приучился гулять по ночам. За окном темнеет. Близится время моей ночной прогулки.
  
   Он начинает подбирать вещи и одеваться. Одевшись, открывает дверь и останавливается. Он возвращается и подбирает мяч:
  
   Две большие пятнистые пантеры. Они приближаются ко мне. Они все ближе и ближе. Я не боюсь их. Огромные бархатные звери играют мячом. Одна пантера подходит ко мне и трётся своим ухом. Какое оно мягкое и круглое.
  
  
   Он подкидывает мяч. Мяч выкатывается в дверь, и он уходит вслед за мячом.
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Р.Гуль "Атман-автомат"(Научная фантастика) О.Дремлющий "Тектум. Дебют Легенды"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны. Приручение"(Любовное фэнтези) О.Гринберга "Жена для Верховного мага"(Любовное фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"