Рябиков Андрей Александрович : другие произведения.

Кровь вампира (верс.2010)

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


   ДЕНЬ 1
     
   Существо пробиралось через лес, быстро удаляясь от погони. Лишь один раз ему пришлось вскочить в густые ветви деревьев, скрываясь от трех солдат, шагавших по лесу так, что было слышно за версту. Запах их жизней кружил ему голову, хотелось броситься на них, но это было слишком опасно. Слишком много других людей было рядом - вооруженных, настороженных. Риск бессмысленный. Оно знало, что не очень далеко находится большое поселение людей. Инстинкт вел его прямо туда. Вскоре погоня осталась далеко позади. Оно чувствовало множество жизней, которые должны послужить великому делу. Расстояние было совсем небольшим, но вскоре смертельная усталость стала одолевать беглеца. Причина была одна - проклятое солнце,  лучи которого практически не пробивались сквозь покров древнего леса, но этот яд, яд солнечного света уже начинал свое губительное действие. Нужно было затаиться, дождаться блаженной темноты и прохлады.
      На пути ему попалась огромная сосна, метрах в десяти над землей в ее стволе виднелось дупло.  Существо легко взобралось по стволу. В дупле уже был обитатель -старая облезлая белка. Схватив ее, оно с отвращением вонзило свои зубы в трепещущее тело. Это было необходимо - свежая кровь целительным потокам разлилась по его телу.
      Подкрепившись, оно свернулось и заснуло глубоким, но чутким сном. Оно никогда не видело снов.
  
   Поселение людей было среднего размера по меркам человеческой цивилизации. В этой стране такие часто носили статус районных центров. Оно как раз подходило для Его целей. С одной стороны, здесь невозможно было натолкнуться на подготовленных противников, как в больших городах, с другой - пропажа отдельных человеческих особей будет не столь заметна как в небольших поселениях, и не вызовет особой паники и поисков.
   Но вместе со сбором Стаи Ему пришлось сразу же решать еще одну проблему. Оно почувствовало необычно сильную угрозу от местной церкви. Это было тем более странно, что церковь была новая, и ее настоятель не отличался религиозным рвением. И, тем не менее, исходящая оттуда угроза была столь явной, что существо решило действовать немедленно. Впрочем, для таких целей слуг среди людей можно было легко найти, даже не прибегая к Ритуалу.
  
  
   ДЕНЬ 2
  
   Местный священник, отец Василий, как обычно, он по-хозяйски деловито обошел церковный двор, затем направился к дверям церкви и замер в удивлении: они были приоткрыты. Распахнув их, он замер на несколько минут.
   -Какая сука... -вырвалось у него, но он остановил себя.
   Ночью в церкви кто-то побывал и явно не с дружеским визитом. Замок двери был сломан, но это были только цветочки. Взгляд священника фиксировал все новые подробности, которые даже его заставляли содрогнуться.
      Помещение было наполнено каким-то дымом, едким и зловонным, совсем не похожим на дым из кадила. Взглянув на стены, поп понял, что здесь горела смола, которая жирными черными кляксами была разбрызгана по стенам. Лучи света, пробивавшиеся через оконца наверху, пересекались с клубами дыма, и священнику казалось, что он находится внутри огромного калейдоскопа.
      С трудом передвигая ногами, он прошел к алтарю, и снова вздрогнул: там лежала черная собака с перерезанным горлом. Она была основательно выпотрошена, и внутренности ее были разбросаны вокруг.
     Застывшая кровь липким пятном растеклась по полу. Запах развороченных кишок вместе с запахом дыма составлял ужасный букет. У отца Василия закружилась голова, послышалось какое-то жужжание. Он не сразу сообразил, что это первые мухи, привлеченные запахом трупа, уже явились на трапезу.
      Ужас все больше овладевал им. Он не мог представить себе человека, могущего сделать подобное. Это уж слишком.
      Массивный крест, висевший напротив дверей, был перевернут, иконы заляпаны смолой. Ему казалось, что он попал на какой-то ужасный шабаш, даже послышалось отвратительное хихиканье демонов.
      Ему хотелось броситься прочь отсюда, тут он вспомнил о своей величайшей ценности - древней византийской иконе, недавно приобретенной им в Москве. Она хранилась отдельно, в задней комнате.
      В два прыжка он достиг этой комнаты, и уже потеряв последние силы, рухнул на колени.
      -О Боже, -повторял он. -о Боже...
      Икона не избежала участи всей церкви. На лике святого зияли две дыры, как бы выколовшие ему глаза.
      -О Боже... -повторял отец Василий.
      Из "ран" на лике иконы медленно сочились маленькие капли крови...
  
   Он давно забыл свое имя. Оно и не нужно было ему, так люди избегали с ним общения, не считая его за человека. Да и на самом деле, он был лишь какой-то карикатурой на человека. Жил он на свалке, которая давала ему одежду, пищу и крышу над головой, в виде ржавого корпуса автобуса, продуваемого всеми ветрами.
   Единственное, чего здесь не было, так это водки. Как ему хорошо было после опустошения бутылки! Свалка казалось просто раем, люди - родными братьями, а жизнь - сплошным праздником. Вот только выпивать ему приходилось, ох, как нечасто!
   Но теперь, кажется, его страшная сказка должна была кончиться счастливо. Как-то вечером, когда он сидел в своем автобусе, поджаривая на костре жирную крысу, послышались острожные шаги, и появился его Благодетель.
      -Привет! -сказал он, и это было первое обращение к нему, за много месяцев. -Закусываем? -
   осведомился гость, совершенно спокойно вдохнув запах жареного мяса и шерсти. -А как насчет выпить?
      -Гы-гы... -оскалился бомж, и из его грязного рта пролилась тонкая струйка желтой слюны.
      -Видишь это? -незнакомец извлек их кармана бледно-зеленую бумажку.
      Наверное, другой человек с таким же благоговением взирал бы на черную жемчужину. Двадцать долларов! Он просто физически ощутил все то море водки, которое можно купить за эти деньги. Бомж резво привстал, словно верный пес, готовый исполнить любую волю хозяина.
      -Но сначала нужно поработать!
      Через десять минут прихрамывающая фигура бомжа поспешила в сторону города.
      Встретились они почти на рассвете.
      -Все сделал? -спросил гость.
      -Ы-ы, -промычал бомж, протягивая на ладони золотой крестик.
      Благодетель отшатнулся:
      -Убери эту гадость! Я верю тебе.
      Бомж глянул ему в лицо и замер. Глаза незнакомца, желтые, как у разозленного кота, наполнили его сердце леденящим ужасом. Он отступил, спотыкаясь, в глубину своего убежища.
      -Ну, чего ты испугался? -ухмыльнулся незнакомец, и его ухмылка стала вдруг расползаться на все  лицо, до самых ушей, превращаясь в оскаленную пасть, в которой торчали десятки острых клыков.
      Одним бросок он настиг бомжа и впился ему в горло. Мощные челюсти замкнулись на гортани жертвы, не дав вырваться ее последнему крику...
  
   Старший следователь Лесогорского районного отдела милиции Шпагин с удивлением изучал случайно попавшую ему в руки сводку о событиях за последние двое суток. За это время в городе и окрестностях произошел целый ряд событий, каждое из которых в отдельности могло стать сенсацией местного масштаба. Сначала поступили известия о том, что военные прочесывают лес к северу от города. Места там были безлюдные, а командование части сообщило, что проводятся плановые учения. Однако, через несколько часов оттуда же на местное отделение милиции пришел запрос сообщать о всех задержанных гражданах без документов.
   - Опять солдат сбежал. - скривился Шпагин, - если не хотят все подробности сообщать, так пускай сами теперь и разгребаются...
   Тем же вечером произошла небольшая, но кровавая потасовка в местном баре "Арлекино". Трое местных "быков", похоже, нарвались на какого-то крутого заезжего парня. Причем, разобрался он с ними голыми руками, но прибывшие на место ППСники заявили, что еще не видели, чтобы людей можно было там избить. Все трое как будто попали под грузовик. Шпагин бы почти уверен, что это и есть первый след сбежавшего солдата, тем более он обчистил карманы своих жертв. Они заявили о пропаже денег, но следователь был уверен, что беглец разжился и "стволом", хотя, возможно, он прихватил что-то с собой еще в своей части.
   Той же ночью подверглась нападению местная церковь. Из нее практически ничего не пропало, но был учинен жуткий погром. Это событие как-то не увязывалось с бежавшим солдатом, но что-то подсказывало следователю, что совпадение этих событий во времени не случайно.
   Это были самые заметные события за последние два дня. Впрочем, вполне возможно еще не все инциденты попали в милицейские сводки, а чуть говорило Шпагину, что инциденты еще будут.
   Старый следователь довольно ухмыльнулся :
   - Ну это хоть будет похоже на расследование...
  
   Отец Василий скорбно прохаживался по двору церкви, а молодой служка тихо стоял в стороне, стараясь не попадаться ему на глаза. В минуты гнева священник вел себя не совсем подобающе своему сану - мог и в ухо заехать. Внезапно он остановился, прислушиваясь.
      -Ты слышал? -спросил он у своего помощника. -Кажется гроза...
   Отец Василий скорбно прохаживался по двору церкви, а молодой служка тихо стоял в стороне, стараясь не попадаться ему на глаза. В минуты гнева священник вел себя не совсем подобающе своему сану - мог и в ухо заехать. Внезапно он остановился, прислушиваясь.
      -Ты слышал? -спросил он у своего помощника. -Кажется гроза...
      Тот с удивлением посмотрел на него, но возражать не стал.
      Поп поднял глаза к небу. Недавно оно было совсем ясным, но теперь его заволокло мрачными черными тучами, которые неслись с невероятной быстротой, почти цепляясь за верхушку колокольни. Между ними вспыхивали синие разряды.
      На горизонте вспыхнула огромная молния, которая неестественно медленно потянулась через все небо.
     Она давала все новые и новые ветви, которые как сеть трещин покрыли все небо. Облака развалились и рухнули, как куски штукатурки, открывая черную пустоту.
      Сильные порывы ветра почти сбивали попа с ног, но он стоял как вкопанный, поглощенный невиданным зрелищем. На горизонте появился новый свет, катившийся, как волна. Он приближался. Вскоре стали видны четыре фигуры всадников. Они неслись галопом, и земля вздрагивала под ударами копыт их коней, а вместо пыли под ними клубились дым и огонь. Лиц не было видно, лишь глаза мерцали красным огнем. Всадники скакали прямо через лес к городу, и могучие сосны не доставали даже до коленей их коням.
     Деревья под ними вспыхивали и сгорали, как спички, позади оставалась выжженная пустыня, по которой разносило тучи пепла.
      Отец Василий рухнул на землю, ожидая смерти, но всадники промчались мимо. Лишь через несколько минут, когда топот копыт стих вдали, он осмелился поднять голову.
      На месте города виднелись груды битого кирпича, среди которых белели кости и черепа. Одна только церковь продолжала стоять, как ни в чем не бывало.
      Небо вновь стало чистым, хотя солнца не было видно.
      Священник почувствовал, что ему предстоит увидеть что-то еще более невероятное и оказался прав.
      Небо становилось все светлее, одна его часть уже сияла нестерпимым блеском, как солнце с ясный день. Сияние это имело какую-то странную форму. Наконец поп разглядел, что это гигантский трон, возвышающийся над пустыней, как горный массив.
      Как только очертания престола оформились, земля как будто ожила. Поп с ужасом видел руки и головы  людей, выбирающихся на поверхность прямо у него из-под ног. Многие из них уже были полусгнившими, от других вообще остались только кости. Но сейчас эти остатки заново оживали, обрастая плотью и одеждой.
      Те, кто уже выбрался из могил, спешили в сторону трона, образуя огромную и разношерстную толпу, в которой немецкий солдат с автоматом на груди шагал рядом со скифом, одетым в волчьи шкуры, а крестьянка в расшитой сорочке отталкивала графиню, усыпанную бриллиантами. Люди покрыли всю пустыню, поднимая тучи пыли, но вокруг священника образовался небольшой островок свободного места, который толпа почему-то огибала, как река огибает скалу. Отец Василий хотел устремиться за всеми, но тут кто-то тронул его за плечо:
      - Не спеши, твой час еще не пришел.
      Священник оглянулся. Перед ним стояло невиданное существо. Хотя у него были человеческие черты  лица, это был не человек. Оно выглядело намного человечнее самого человека, так же, как человек выглядит человечнее обезьяны. Его светлая кожа казалась прозрачной, а большие голубые глаза смотрели успокаивающе.
     За плечами его клубилось, нечто похожее на облачка, и Василий понял, что это крылья.
      -Твой путь еще не закончен! -произнес ангел, почти не шевеля губами. -Ты должен победить зло, грозящее твоему городу. -продолжил он.
      -Какое зло? -хотел спросить священник, но слова застыли у него в горле.
      Ангел указал на колокольню церкви, и отец Василий, увидел, что там прячется что-то темное, с недобро горящими глазами.
      Все в его глазах стало расплываться. Исчез ангел, затем толпа живых мертвецов. Он еще успел оглянуться и увидел фигуру на троне, но разглядеть лица уже не смог.
      -Отец Василий! -тряс его служка.
      Он лежал навзничь на церковном дворике. Небо было чистым, город стоял целый и невредимый. Василий бросился к колокольне, но и там никого не было.
  

ДЕНЬ 3

     
      Теперь, когда у Него было достаточно слуг, можно было разобраться и с теми, кто Его преследовал. Они были хорошо вооружены, но все же, это не были специально подготовленные охотники, а простые военные, обученные совсем другой войне.
   И пусть его слуги были хуже вооружены и не тренированы, атака имела все шансы на успех...
  
   День, начавшийся с осквернения церкви, закончился для священника еще большим шоком.
   Возвращаясь домой через старое кладбище, он услышал какие-то крики.
   - Опять эти малолетки веселятся... - злобно проговорил священник, ускоряя шаг.
   Но крики приближались. Наконец, из-за кустов выскочил молодой парень.
   - Помогите! - крикнул он и побежал прямо в сторону отца Василия.
   Вслед за ним показался второй, которого священник мысленно окрестил "панком" за кожаную крутку с заклепками и побритый череп с коротким "гребешком" посередине.
   Поп инстинктивно выхватил тяжелый крест, явно с намерением использовать его как кастет или дубинку. При его виде панк как будто взбесился. Глаза его полыхнули недобрым огнем, рот раскрылся, извергая нечеловеческий рев, и он кинулся на священника, забыв про свою жертву.
   Однако тот оказался не робкого десятка. Сделав шаг навстречу панку, он с силой вогнал в его пасть свой крест. Тот завизжал, как ошпаренная кипятком собака и отскочил в сторону. Он нелепо махал руками, пытаясь избавиться от неожиданного подарка, но крест, вошел в его рот почти полностью, и теперь концы перекрестия, зацепившись за углы рта, не давали ему вывалиться.
   Если бы панк схватился за крест руками, он бы легко его вынул. Но, похоже, он боялся это сделать.
   Шатаясь и спотыкаясь как слепой, он сделал несколько шагов и оказался около столба местной линии электропередачи. Отец Василий мог бы поспорить на что угодно, что она оборвана, но тут от проводов в сторону панка протянулась голубая искрящаяся дуга. Он моментально обратился в живой факел. Впрочем, он быстро превращался из живого в просто факел. Упав на колени, он еще несколько раз взвыл, разбрасывая вокруг себя какие-то тлеющие ошметки, и поп понял, что это куски мяса. Наконец он рухнул рядом с какой-то могилой, превратившись в дымящуюся груду, в которой невозможно было узнать остатки человека.
   Оба человека с ужасом смотрели на эту груду.
   -Что это было? - спросил священник.
   -Не знаю, - с трудом выговорил парень, - Но лучше нам уйти отсюда...
  
   Темно-зеленый микроавтобус РАФ медленно тащился по дороге, неуверенно как заблудившаяся овца. Фары его горели, хотя утреннее солнце уже залило все вокруг ярким светом. Наконец машина остановилась. Прошло несколько минут, прежде чем истекающий кровью профессор выбрался из нее. Одной рукой он зажимал рану, другой пытался закрыться от солнца. Таким, как сегодня, Оно еще никогда не было. Лучи его вызывали зуд на коже, проникали сквозь полузакрытые веки, свет парализовывал тело и мозг, вызывал тошноту.
   Они слишком увлеклись своей ролью охотников, забыв, что загнанная жертва вполне способна на ответную атаку. Кроме того, профессор, руководивший группой военных, совершил главную ошибку, которую он теперь ясно осознавал - их "подопечный" уже успел создать свою небольшую стаю, и ее ценой он избавился он своих преследователей. А сам остался невредим...
   Профессор взглянул на свою рану, которую зажимал рукой. Казалось, кровь уже остановилась, но это ничего не значило. Дождаться помощи он уже не мог. А если бы и дождался, то получил бы не помощь, а место подопытного в военной лаборатории...
   Солнечный свет становился невыносимым...
   -Вот так значит... - пробормотал профессор, обращаясь к самому себе-...они себя чувствуют на солнышке. Неприятно...
   Он не ожидал, что ядовитая слюна вампира подействует так быстро. Впрочем, время уже ничего не значило. Ему оставалось совсем недолго. Тень деревьев уже звала прилечь и укрыться листьями и землей, но он еще мог с этим бороться.
   Распахнув заднюю дверь, он с трудом вытащил увесистый чемоданчик. Для этого ему пришлось оторвать вторую руку от раны, и из нее снова хлынула кровь. Он с удивлением смотрел, какой она стала всего за два часа - уже не алая, а отвратительного светло-коричневого оттенка.
   -Занятно... - прохрипел он с интересом истинного ученого.
   Слава Богу, аварийная рация работала автоматически - стоило лишь нажать несколько клавиш.
   Установив рацию, он снова направился к машине, в то время как небольшая, но мощная антенна выдвинулась из чемодана, чтобы в течение часа посылать в эфир сообщение о гибели поисковой группы. Затем мощный взрыв превратит рацию в небольшую груду оплавленного металла и пластмассы, по которой невозможно определить, что же это было.
   Профессор извлек из багажника резиновый шланг, засунул его в бензобак, и стал поливать машину, ее салон, а затем и самого себя. Его напарник смотрел на это остекленевшими глазами. Его кровь была красной, но она уже запеклась большой лужей, в которой лежал убитый.
   Профессор бросил последний взгляд на солнце, но он не доставил ему никакого удовольствия, заставив его забиться поглубже в салон. Дрожащей рукой он достал зажигалку, чувствуя, как его решимость быстро испаряется. Какие-то новые чувства, незнакомые, но волнующие и прекрасные овладевали им. Но прежде чем его разум погас навсегда, рука выполнила его последнюю волю - зажигалка звонко щелкнула, высекая искру, и через минуту автобус превратился в крематорий для одного человека. Правда, то, что билось в салоне, тщетно пытаясь найти выход из этого маленького ада, уже не было человеком.
  
   Цена, за которую Ему пришлось заплатить за то, чтобы избавиться от погони, была совсем небольшая. Несколько недавно подчиненных им людей хорошо выполнили свою задачу, пусть и ценой своих жизней. На их место придут другие. Только теперь Ему были нужны намного лучшие экземпляры. Схватка предстояла намного более тяжелая.
   Те, кто придут на смену уничтоженной погоне, будут намного опаснее. Специально подготовленные, вооруженные всем арсеналом средств от средневековых амулетов до новейших военных разработок.
   У Него был только один козырь - Оно знало, какую ловушку они Ему готовят, что они подстроили Его побег и дали время подготовиться, а вот они не знали, что Ему удалось это узнать и что Оно будет готово к их сюрпризам.
   И удача продолжала улыбаться Ему. Чуткий слух уловил в симфонии звуков вечернего леса необычный - звук автомобильного мотора. Он уверенно направился на этот звук...
  
   Местный авторитет Волк обладал одной уникальной способностью - ни о чем не думать. Развил он ее еще в годы своего спортивного детства, придя к твердому убеждению о том, что мыслительная деятельность - это просто приток  лишней крови к мозгу, а кровь эта ему требовалась для других целей. Чем забивать голову ненужными мыслями, он предпочитал держать свои мышцы в постоянной боевой готовности, а для управления телом хватит и простых рефлексов, безотказных как АК-47. Он вообще любил все безотказное - машин, оружие, женщин. И его тело тоже стало безотказным боевым орудием. Если у других людей мозг работал постоянно, а мышцы чаще были расслаблены, то у Волка было наоборот. И этим он внушал всем страх и уважение.
  
   Сегодня в Лесогорске у него было два дела - встретиться сначала с задолжавшим ему дань местным бизнесменом, а потом провести переговоры с мэром города, старым чиновником, уверенно "державшим" город еще с советских времен. Но времена теперь были другие - на дворе середина 90-х, и новые хозяева жизни все громче заявляли свои права, предъявляли претензии даже власти.
   Первую встречу он назначил в лесу, недалеко от дороги.
   - Пусть этот козел просрется хорошенько, когда решит, что я его зарою в этом лесу. - весело бросил он своему "бойцу" по дороге.
   Впрочем, больше его занимала вторая встреча, которая должна была произойти на его даче, тоже за городом. От Папы, как называли по за глаза мэра в Лесогорске, можно было ожидать многих неприятных сюрпризов.
   Но неприятные сюрпризы начались намного раньше.
     
   Вот и знакомая полянка. Машина Лищенко была уже тут, рядом с ней маячила его фигура. Впрочем, фигура была несколько выше и стройнее.
   Это не он.
     Первый рефлекс сработал, и Волк включил дальний свет фар, направляя его точно на фигуру. Он получил значительное преимущество, на тот случай, если по нему откроют огонь.
   Открыв дверь, он стремительно выбросил свое тело из опасной тесноты кабины. Его "бык" продолжал безмятежно почивать в комфортабельном кресле.
   Хладнокровно и уверенно Волк направился к "Ауди". Теперь он уже видел лицо стоящего около нее человека.
   Он был худым и очень бледным, длинные волосы спадали на плечи.
   -Наркоман. - подумал Волк, выбирая тактику действия.
   -Ты кто такой? -строго спросил он.
   -Я, так... - голос незнакомца был тихий и вкрадчивый, -погулять вышел...
   Странно. Волк мог убить этого заморыша одним ударом, но он чувствовал непонятную, прямо-таки смертельную угрозу. Может это какая-то ловушка?
   -А где хозяин? - спросил он, указывая на "Ауди".
   -Его нет... больше. - последовал странный ответ.
   В ту же секунду Волк понял причину опасности. Одежда этого урода была слишком знакомой - малиновое пальто, зеленый пиджак, шелковый галстук - это же шмотки Бобра -Лищенко!
   Больше Волк не размышлял. Его бросок был стремителен, как выпад кобры, а ярость атаки, делавшая его похожим на взбесившегося питбуля, не раз приносила ему призы на областных и республиканских боксерских турнирах.
   Финал был всегда один: кровь, сопли и слезы, хруст хрящей и костей, чавканье уродуемого мяса. Но на этот раз все было совсем иначе. Заморыш уклонился от атаки Волка с таким видом, будто он играл с котенком, а затем легко отбросил его от себя.
   Неимоверная ярость обуяла бандита. Какое-то урчание и бульканье извергалось из его груди, в глазах все помутнело, и видел он лишь эту ненавистную фигуру. Мышцы его разом бросили тело в новую атаку, с такой силой, что его не остановила бы сейчас даже очередь из автомата. Он практически летел на своего противника, но тот схватил его двумя руками и швырнул в сторону "Ауди". Тело Волка, как живая торпеда прошило стекла правой и левой дверей, и застряло головой наружу из салона. Лицо бандита превратилось в кровавый фарш, перемешанный с битым стеклом.
   Напарник Волка только сейчас сообразил что к чему, пытаясь снять с предохранителя свой "Макаров".
   -Ну, сука, ты - труп! - крикнул он незнакомцу.
   -Да... - улыбнулся тот. -Таким уж я родился...
     
   - Такой слуга, как ты, стоит десятка других. А ведь твои дружки тоже ,то что надо.
   -Да, Хозяин.
   -Вот и отлично. Приведи их ко мне. Нас ждут великие дела.
  
  
   ДЕНЬ 4
  
   Прошла вся ночь и половина следующего дня, а отец Василий и его новый знакомый все еще не могли прийти в себя от произошедшего прошлым вечером. И именно священник никак не мог поверить в нереальность происходящего, в нечистую силу, противостоящую им. Он все жалел, что срезал дорогу через кладбище и пытался найти логическое объяснение.
   Он уже сотый раз переслушивал историю парня. Тот назвался Сергеем Уткиным, студентом, приехавшим на каникулы к бабушке. Сожженный на кладбище панк был его знакомым, он знал его по кличке Билли. Он тоже был студентом и жил в Лесогорске. Два дня назад он рассказал Уткину, что видел на городской свалке следы какого то странного ритуала - целую груду убитых черных собак. Похоже это были все черные собаки, которых можно было найти в Лесогорске. Билли, откуда-то знал, что это как-то связано с вампирами, и понял, что в городе появилась секта то ли сатанистов, то ли чернокнижников. После этого он сообщил Уткину, что будет искать с ними встречи, так ему это интересно. А уж потом он позвонил ему и назначил встречу вечером на кладбище, сказав, что узнал что-то интересное. Когда же Уткин явился туда, Билли вел себя очень странно, и в конце концеов напал на него, явно стараясь то ли укусить то ли загрызть.
      -Интересно, чего? - спросил студент, -Папирос с ураном? Почему у него глаза светились? А как насчет молнии?
   -Она ведь ударила из проводов!
   -Да, но только после того, как в его глотке оказался крест! Кстати, не мешало бы и мне покреститься - это должно помочь.
   Священник начал сдаваться:
   -Покреститься - это дело нужное. Но это все так неожиданно! Неужели все эти испытания посланы мне? Сначала - церковь, потом видение, теперь - вот это... Что вообще с ним произошло?
   -Похоже на классический случай вампиризма. Хотя, верится с трудом.
   -Я уже во все поверю. Слава Богу, мы с ним покончили.
   -Не совсем, - ответил студент. -Если он стал вампиром, то только после укуса другого... такого же.
   Поп подскочил.
   -Неужели нам придется снова пройти через подобное?
   -Наверняка. Но теперь-то мы знаем, что нас ждет. Предупрежден - значит вооружен, кажется так древние говорили.
   -Чем же мы вооружены? - рассердился батюшка, -Вот этими... -он чуть было не сказал "погремушками", имея в виду церковные святыни, но вовремя сдержался.
   -Нужно подумать, что мы знаем о них, -пытался сосредоточиться Уткин, -чеснок, кресты, осиновый кол в сердце, выходят по ночам, кажется, могут летать... -Что у вас в церкви, ну... самое сильное что ли?
   -Икона византийская, VIII век. - не задумываясь ответил священник.
   -Возьмем ее с собой. А еще кресты, лучше побольше... Только, что нам теперь делать?
   - Я знаю одного человека, который может посоветовать. - ответил священник.
  
   В тот же день произошло еще одно малопримечательное, но важное событие. С одного из поездов, неторопливо проползавших лесогорский перрон, сошел высокий мужчина с легким плащом, перекинутым через локоть одной руки, и потертым чемоданом в другой. Окинув цепким взглядом привокзальную площадь, он направился к стоянке такси. Хотя выглядел он и немолодо, но походка его была упругой и уверенной, в ней чувствовалась сила. Поймав "мотор", он направился в центр.
   На вопрос болтливого таксиста, зачем он приехал в Лесогорск, он коротко бросил "Поохотиться"
   Водитель был бы сильно удивлен, какую дичь гость города ожидает встретить здесь.
   Этот человек был действительно Охотником. И это было больше чем профессия. Он получил знания от такого же как он, решившего уйти на покой, но знавшего, что должен найти себе замену. Его дичью были не звери, не птицы и даже не люди, а те странные существа, о которых человечество знает больше по слухам и предания, так как тайна их существования не может стать достоянием широких масс. Их выгоднее кормить дешевыми историями и дорогими киноблокбастерами.
   Как настоящий Охотник, он всегда только контролировал количество дичи. К ее уничтожению Охотники не стремились, так как существовала опасность, что на опустевшее место известной угрозы может прийти что-то еще более страшное, к тому же неизвестно будет, как с этим бороться.
   Поэтому, Охотники с бессильной злобой наблюдали как ученые и военные проводят недопустимые эксперименты, пытаясь разгадать тайны этих странных организмов. Итого мог оказаться самым плачевным, но пока не произойдет катастрофа, этих негодяев ничто не может остановить.
   Впрочем, катастрофа была уже вполне вероятна - военные сами обратились к нему за помощью, чтобы ликвидировать последствия далеко зашедшего эксперимента.
   Однако, всего через сутки пребывания в городе он понял, что его вызов сделан лишь для отвода глаз. Здесь готовилось что-то еще более грандиозное..
  
   Шпагин всегда входил в кабинет Папы без того особого благоговения, которое охватывало многих других посетителей, но с некоторой опаской - отношения с мэром у него были не очень. Он не скрывал своего отношения к градоначальнику, но тот, надо отдать ему должное, уважал за это старого волкодава, пусть почти беззубого, но все еще не утратившего окончательно чутье и хватку.
   Сегодня Шпагин с трудом признал Папу. Широкое лицо его было желтым, под глазами синяки. Пил что ли всю ночь?
   -Слушай Петрович. Тут такое дело... вчера позвонили мне из области, сначала взгрели ни за что ни про что...
   -Бедный ты, несчастный. - подумал следователь.
   -В общем, завтра ночью к нам приходит состав с каким-то секретным грузом для этой чертовой военной базы. Меня даже не посвятили, что это за груз, но намекнули - если, что - головы полетят! Так что я тебя прошу - займись этим тоже, по своей линии. Чтоб никаких там бомжей или макоедов! Я на тебя надеюсь... Ты же знаешь - наш начальник райотдела -полный лох, я бы его тобой давно заменил, но зачем тебе эта морока... там никому кроме тебя не справиться!
   -Но это же вокзал!
   -Даю тебе любые полномочия, набирай себе кого хочешь. На разгрузку уйдет не больше часа. Так что ничего страшного. А за мной не заржавеет, сочтемся.
   -Дождешься от тебя... - подумал Шпагин, направляясь к выходу.
   Спускаясь по широкой исполкомовской лестнице, он размышлял: неужели Папа знает, что он держит его под колпаком? И следит за его контактами с Волком? Непохоже. Не мог ведь он все это придумать, чтобы отвлечь его от своей "стрелки" с бандитом! А ведь она у них намечалась в ближайшие дни.
   Он проводил глазами "Мерседес" Папы, выехавший со двора.
   -Ну ладно, ты мне еще попадешься...
  
   Неожиданней всего было увидеть отца Василия в числе посетителей народной целительницы бабы Марьи. "Конкурирующая фирма" - такое точное определение подобрал к ней сам батюшка. Только самые крайние и необычные обстоятельства смогли вынудить его явиться на поклон к ведунье.
   Белая "девятка" попа, пропылив по разбитой проселочной дороге, остановилась на окраине одного из сел в окрестностях Лесогорска, у небольшой, осевшей в землю хаты. Несмотря на то, что дело шло к вечеру, здесь обычно бывало людно - у околицы одна к одной стояли машины, по улице прогуливались ждущие своей очереди клиенты.
   Однако сейчас здесь повисло напряженное затишье - неделю назад баба Марья неожиданно прекратила прием и проводила время в каких-то обрядах и молитвах.
   Отец Василий, не знавший об этом, посчитал просто, что прихожане стали более сознательны, и перестали посещать "колдунью". С довольным видом он постучал в двери.
   На стук открыла симпатичная девчонка, в длинной одежде, похожей на монашескую. Уткин, стоявший за спиной священника нагло вперился в нее взглядом, но она, равнодушно оглядев его, сделала приглашающий жест:
      -Входите, мать Марья ждет вас...
      -Так уж и ждет, - проворчал поп, по-бабски поддернув рясу, и переступив порог.
   Как оказалось, он был неправ. Баба Марья действительно ждала их, сидя за длинным деревянным столом.
      -Явились, ироды вавилонские, - без предисловий начала она, увидев гостей. -соизволили...
      -Ну ладно мать, - проворчал поп, удерживаясь от рвущихся наружу крепких выражений. - У нас тут кое-какие вопросы есть к тебе...
      -Вопросы у него! - продолжала бухтеть старуха. -Слушай лучше меня, олух ты царя небесного! Городку нашему наказание послано за грехи наши, и твои в особенности! Адово отродье... я о нем только от бабки и слыхала, думала сказки, а теперь сама чую, и приметы все сходятся.
      -Мы уже видели одного такого! - вмешался Уткин. -Но как их одолеть? Крестами? Святой водой?
      -Кресты... - недовольно пробубнела бабка. -Верой нужно их побеждать. Если веришь и не боишься -то будешь жив, а они мертвы. А не веришь -так наоборот! Понятно?
      -Ладно. А как их найти? -спросил священник.
      -А искать их и не надо. Сами объявятся. Что-то должно статься этой ночью. Что-то близится к нам, что-то злое...
      -Откуда близится? -переспросил студент.
      -Издалека... Идите и встречайте.
      -Что встречать? - не поняли они.
      -Поезд! Бог с вами...
  
   НОЧЬ
     
   Шпагин взглянул на светящийся циферблат. 22-35. Поезд уже где-то на подходе к городу. Он направился к зданию линейного отдела, где ему предстояло встретить представителей охранения поезда. А ведь он даже не знал, к какой службе они относятся - скорее всего, какая-то военная структура, недаром ведь за грузом должен прибыть именно военный конвой. Но, в общем, все это мало волновало следователя. Он слишком устал и хотел побыстрее избавиться от этой неожиданной работы, так невовремя свалившейся на его голову.
   Войдя внутрь небольшого одноэтажного здания, служившего опорным пунктом ЛОМа, он увидел, что народу здесь скопилось достаточно - не менее двух десятков милиционеров, делавших занятой вид, а на самом деле решивших просто отсидеться в тепле и покое. Кроме них он увидел еще троих, сидевших в углу для задержанных, отгороженном от остального помещения решеткой. Одного из них он знал: это был местный священник. Шпагин вздохнул: наверное, пошел батюшка по вокзальным проституткам, а теперь будет анафему на его голову насылать.
     -Маслов! -позвал следователь, и к нему подскочил капитан, выполнявший сейчас роль его зама. -Что за люди?
     -Задержаны в зоне оцепления!
     -Иди ты... -отмахнулся следователь.
     Он подошел к решетке и открыл дверь.
     -Добрый вечер, отец Василий. Как это вы тут оказались?
     Поп ответил на удивление доброжелательно:
     -Ничего страшного. Я с моим другом, - он указал на молодого парня рядом, -встречали поезд, ждали нашего брата по Вере, вот все вместе тут и оказались...
     Шпагин быстрым, но внимательным взглядом изучил третьего человека в камере. Надо было отметить, что он явно не походил на смиренного христианина. На вид ему было лет сорок, седые волосы пострижены коротким ежиком, фигура крепко сбитая, одежда - темная, похоже как у диверсантов или террористов. Странно все это. Тем не менее, документы у всех были в порядке.
     -Вы все свободны. - проговорил майор, -извините за беспокойство.
     -Я слышал, вокзал оцеплен, -ответил священник, -Можно нам пока остаться здесь?
     -Как хотите... - ответил следователь, и вдруг его взгляд остановился на полу камеры. На нем был начерчен мелом большой круг и все трое - поп и его собратья находились внутри круга. Несмотря на всю глупость ситуации, следователю стало почему-то не по себе. Он-то знал, что отец Василий меньше всего склонен к подобным суевериям.
     -Это что еще такое.. -начал он, но все трое сокамерников разом уставились на дверь за его спиной. Не успел он оглянуться, как седой схватил его за руку и потянул к себе. Теперь и следователь оказался внутри круга, и только отсюда смог взглянуть на дверь.
   У входа стоял сам Папа. Что-то показалось странным в его облике и Шпагин догадался - темные очки!
   Он не носил их даже днем, а сейчас - ночь! Эта деталь придавала мэру облик карикатурного буржуина.
   Шпагин дернулся, но уже все трое схватили его. В спину уперлось холодное лезвие - эти болваны ЛОМовцы плохо обыскали их!
     -Стой смирно! - услышал он голос седого, -мы ничего плохого не затеваем.
   Взгляд Папы, ощущавшийся даже через эти очки, прошелся по камере, как по пустому месту, и остановился на кучке милиционеров, замерших при виде неожиданного гостя. Заместитель Шпагина, обрадовавшись неожиданной возможности мелко выслужиться, подбежал к мэру с докладом об обстановке.
     -Вот видите! - негромко проговорил седой. -В пределах круга мы невидимы для них.
     -Для кого это? - спросил Шпагин, с трудом осознавая, что сказанное седым -правда.
     -Сейчас увидишь!
   В это время Папа глухо ответил капитану:
     -Хорошо! Продолжайте службу.
   Офицер радостно развернулся, как пес, обласканный хозяином, но тут в обоих руках Папы появилось по пистолету. Дальнейшие события развивались стремительно и невероятно - первая пуля разнесла череп капитана, а его тело пьяной походкой сделало несколько шагов и угодило в толпу опешивших ЛОМовцев. Они бы еще долго стояли в шоке, но когда следующая пуля угодила одному из них в живот, а затем все новые и новые стали поражать их, они бросились врассыпную, переворачивая столы и шкафы и открыв из-за них ответный огонь.
   Шпагин увидел, как два кровавых пятна расплылись на груди Папы, но он лишь пошатнулся, продолжая стрелять. А из дверей за его спиной появилось еще трое новых лиц, которые показались Шпагину знакомыми: бритые черепа, плоские морды "кирпичом" - и у всех черные очки, а руках укороченные АК - бойцы Волка! Эта троица явилась на помощь Папе - шквальный огонь обрушился на другой конец комнаты, кромсая и ненадежные укрытия, и тех, кто за ними прятался. Следователь выхватил пистолет, надеясь помочь своим, но седой перехватил его руку:
     -Им уже не помочь...
     
   Казалось, что для ЛОМовцев уже все кончено, большинство их уже плавало в лужах крови, корчась в агонии или окончательно замерев, но тут стволы автоматов, разом смолкли, выплюнув все содержимое магазинов. Внезапно наступившую тишину несколько секунд нарушал лишь звон перекатывающихся гильз и стук отваливающихся кусков штукатурки от стен. Затем четверо уцелевших милиционеров, как по команде, выскочили из своих укрытий, разряжая свое оружие в бандитов, которые поспешно перезаряжали магазины.
   Один боец вышел вперед, закрывая собой остальных. Пули одна за другой вонзались в его тело, но упорно стоял, лишь размахивая руками для равновесия, как будто во время сильной качки на корабле. Только когда очередной свинцовый кулак разнес его лоб, он наконец повалился на пол. В это время еще один террорист вскинул свой автомат, но расплющенная пуля, срикошетившая от стены, превратила его правую кисть в кровавое месиво. Шпагин не увидел даже тени страдания на его лице - неловко перехватив оружие, он открыл огонь с левой руки. К нему присоединились остальные.
     Ни одному из ЛОМоцев не удалось спастись - все они повалились у стенки. Теперь все стихло окончательно. В пороховом дыму глухо стонали умирающие.
     Шпагин, замерев, смотрел на Папу. У него свалились очки, и когда он повернул голову, следователь увидел самые отвратительные глаза, какие можно представить. Лопнувшие сосуды окрасили белки в кроваво- красный цвет, а посреди, как глубокие раны чернели дыры расширенных зрачков.
     Мэр сделал несколько шагов по комнате, опустился на колени рядом с раненым милиционером, и неожиданно впился зубами ему в горло. ЛОМовец захрипел, захлебываясь кровью и пытаясь отбиться слабеющей рукой, но Папа крепко держал его, жадно поглощая теплый поток.
     Шпагин качнулся, теряя сознание. Он заметил, что двое бандитов занялись тем же самым. И тут за его спиной раздался голос седого:
     -Сейчас они не готовы к нападению. Будем нападать.
     Он взял следователя за плечо:
     -Их можно убить выстрелом. Только в голову!
     Следователь оглянулся и увидел, что трое его "сокамерников" уже приготовились к атаке - у седого в руках был нож, похожий на мачете, у молодого -заостренная палка, у попа -большой крест.
     -В голову, так в голову. -ответил Шпагин, первым выходя из круга.
     Ближе всего к нему - шагах в семи-восьми был сам Папа. Следователь вскинул свой пистолет, но почувствовал, что не может спустить курок - пусть это и негодяй, и вообще какое-то чудовище, но все же он до конца не воспринимал происходящее. К тому же ему впервые приходилось убивать.
     Папа поднял голову и вперил в него свой кровавый взгляд. Этого было достаточно. Крик седого: "Стреляй же!" - уже запоздал. Мэр с дымящейся дырой во лбу медленно осел рядом со своей жертвой. Шпагин так и остался стоять, не веря в то, что он сделал.
   Он не видел другого кровососа, который одним прыжком пересек комнату и оказался у него за спиной, но и седой был тут как тут и рука, протянувшаяся к шее следователя, отлетела в сторону, отсеченная одним ударом его ножа. Раненый завизжал, как придавленная кошка, и развернулся к седому, но тот вторым ударом раскроил его череп. Тело, разбрызгивая фонтаны крови, рухнуло под ноги Шпагина.
   Последний бандит бросился к выходу, но там его уже ждал священник с крестом. Увидев его, кровосос отшатнулся назад со злобным шипением, но тут в его спину вонзилась деревянная пика. Тело его казалось каким-то мягким, а кожа -бумажной, потому что кол без усилий пронзил его насквозь. Раненый взревел, и вырвав кол из рук молодого, снова рванулся к выходу. Но, видимо, рана оказалась смертельной. Он повалился в пол в жутких конвульсиях, на губах его пузырилась пена. Седой решительно шагнул к нему и добил выстрелом в голову.
   Наступила тишина. Седой проверял тела, а остальные просто стояли, пытаясь осмыслить
     произошедшее. Наконец Шпагин прервал молчание:
     -Ну, хорошо. А теперь объясните мне, что здесь творится!
     Священник и молодой уставились на своего товарища.
     -А что, по-вашему, здесь происходит? -спросил тот.
     -Откуда мне знать? Мэр города мочит с бандой блатных линейный отдел, его не берут пули, а потом всей компанией сосут кровь! Бред какой-то!
     -Может быть и так. Но всему этому есть объяснение.
     -Если так, то я хотел бы его услышать.
     Седой взглянул на часы:
     -Поезд придет через 20 минут, так что у нас есть время. Я начну сам, и отвечу на некоторые вопросы, которые должны были возникнуть.
   Начнем с того, кто я. Представляться не буду - не в моих правилах, можете называть меня, как написано в паспорте, или как хотите. Моя специальность -криптоохота, то есть охота на существ, не признанных официальной наукой.
   Вопрос второй - кто они? -он указал на трупы. -Здесь мне придется прочитать небольшую лекцию.
   Вампиризм рассматривается наукой только как психическое отклонение. Но это лишь верхушка айсберга, отголоски сходства нас с тайной расой ночных существ. Эти особые паразиты - вампиры, форма жизни настолько удивительная, что некоторые специалисты сомневаются в ее земном происхождении. Другие же считают, что они произошли от общего с человеком предка, но в это с трудом верится.
   Вампиры приспособились жить среди людей, и стали похожи на нас - но не более того. У них огромные глаза, которые они могут прятать за темными очками, острые кошачьи уши - поэтому они носят длинные волосы, особое устройство челюсти для лучшего укуса. Но самое удивительное другое - это их кровь.
   Этой жидкости в их теле очень мало, поэтому они и потребляют кровь людей, которую перерабатывают в специальных органах и превращают в свою кровь. Кровь вампира позволяет ему очень долго голодать, она дает ему долголетие, а если он впрыснет ее в жилы человека, то тот превратится в вурдалака - фактически зомби, послушного воле вампира. Вот с такими зомби мы сегодня и столкнулись. Видимо скоро познакомимся и с их хозяином. Его еще называют Хозяином Стаи.
     -Значит Па... то есть мэр был уже мертв... -выдавил следователь.
     -Можно сказать, что мертв. Или неизлечимо болен.
     -Но откуда взялся этот вампир и что ему нужно?
     -Вот это интересный вопрос. Меня особо не посвящали, но я понял, что на базе, которая находится в вашем районе, проводили какие-то опыты на вампирах. Как он оттуда сбежал -неважно. Но ведет он себя странно. Обычно, почувствовав угрозу, они могут затаиться в безлюдном месте, впасть в спячку на несколько  лет. Он же ведет себя активно. Кроме этого он готовит гнездо.
     -Какое еще гнездо?
     -Это связано с их размножением. В гнезде они выращивают Упыря. Его еще никто не видел, известно только, что только упырь может плодить настоящих вампиров, как матка -пчел. Но весь цикл размножения не ясен.
     -Что же за поезд должен прийти?
     -Сам точно не знаю. Наверняка что-то, связанное с этим проектом. Я работаю независимо, поэтому они меня не посвящают в подробности. Но не зря эти вурдалаки напали на ЛОМ. Они хотели устроить здесь засаду.
     Милиционер повернулся к попу.
     -Отец Василий! Но как вы сюда ввязались?
     -Неисповедимы пути Господни, -ответил батюшка, и следователь отметил, что он сильно изменился.
   - Ведь осквернение церкви тоже их дело. Вот я и взялся за поиски.
     -Минутку! Я еще поверю в криптозоологию, но они что-же, боятся крестов?
     -Именно боятся. - сказал охотник. -Для них это символ опасности. Видно средневековая инквизиция постаралась привить им этот страх. Вот вам и польза от мракобесов. На самом же деле крест для них не более опасен, чем для нас удар Библией по голове.
     -А вот тут я не согласен! - вставил поп, а затем продолжил свой рассказ. -Случай свел нас с этим юношей, когда его друг, уже зараженный, напал на него. С Божьей помощью мы одолели его, а потом стали искать и других. С охотником же мы познакомились час назад. Потом уже следовали его советам.
     -Да, когда нас замели, я предложил всем нам сдаться, потому, что так легче было встретиться с охраной конвоя... -седой замолк на полуслове, прислушиваясь. -А вот и они!
   Все четверо вышли из здания ЛОМа и увидели большой трейлер, приземистый и тяжелый, рядом - настоящий американский джип "Hummer", который Шпагин видел только по телевизору.
     -Я не верю в это! -воскликнул молодой. -Что это за служба?
     -Да, дело обстоит серьезней, чем я думал. - сказал самому себе охотник.
   Шпагин еще только размышлял, что все это значит, когда из джипа выпрыгнул крепко сбитый мужчина, подстриженный под ноль, с несколькими глубокими шрамами на лице. Одет он был с темную спецодежду, на которой тут и там поблескивали какие-то маленькие приборы. Он недовольно взглянул на охотника.
     -Ты уже здесь! Как всегда первый!
     -Ясное дело, я ведь работаю на премию, а не на зарплату. А что здесь делает отряд "Берсерк" в полном составе?
      -То же, что и ты - обеспечиваем охрану.
      -То, что я вижу здесь, мне совсем не нравится! Город кишит вурдалаками, и они настроены очень агрессивно! К тому же я видел гнездо! Может, объяснишь мне все это?
      -Тебе это знать не обязательно, - свысока ответил собеседник охотника. -Принесешь голову - получишь премию. Все как всегда. А что там? - спросил он, указывая на здание ЛОМа.
      -Одни трупы...
      К бритоголовому подошли еще двое, похожие на него, но помоложе.
      -Разберитесь, что там можно сделать, -указал он им, и они ретиво бросились выполнять приказ.
      -Кто это такие? - вполголоса спросил Шпагин.
      -Потом... - бросил охотник, не поворачивая головы.
      Вскоре двое исполнителей снова появились на пороге здания.
      -Слишком много следов. - коротко сказал один. -Нужно все выжигать.
      -Нарисуйте случайный взрыв. - распорядился их командир.
      Еще три человека высыпали из трейлера, неся какие-то баллоны и ящики.
      -Они что, хотят все взорвать? - спросил следователь.
      -Взорвать и сжечь. - ответил охотник. -Ты же слышал.
      -Я не позволю этого.
      -Послушай, с ними лучше не связываться! И потом, они ведь правы -или ты хочешь, чтобы о вампирах рассказывали в новостях?
      Следователь ошалело смотрел, как языки пламени, все более яркие, вырываются из здания ЛОМа.
     Затем стали греметь выстрелы.
      -Лучше всем отойти. - посоветовал бритоголовый. -Там ящики с патронами и гранатами.
      На выстрелы стали подходить милиционеры из оцепления. Если перестрелка в ЛОМе была
     скоротечной и заглушалась его толстыми стенами, то теперь взрывы гремели на весь город. Но "берсеркеры" не подпускали никого, имитируя борьбу с пожаром.
      -Пойдем к перрону. - сказал охотник. - Здесь нам уже нечего делать. Вчетвером они двинулись к путям.
      -Так кто это такие? - спросил молодой.
      -Отряд "Берсерк". Боевое подразделение службы паранормальной защиты. Это максимально секретная организация, и если они появились здесь, то это серьезно. Это даже не просто сбежавший вампир - для них существуют такие как я. Может быть, что-нибудь узнаем на перроне.
      Зарево от горящего ЛОМа поднималось над городом. На пожар начали собираться любопытные горожане, и теперь уже милиции пришлось сдерживать любопытных. Тем временем трейлер "берсеркеров" медленно пополз в сторону перрона.
      Я думаю, они хотят получить какой-то груз, связанный с этим проектом. - проронил охотник, наблюдая за перемещениями броневика. -А затем отправятся на базу.
      -Может, последуем за ними? -предложил студент.
      -Но на чем?
      -У меня есть машина. - вставил священник.
      -Тогда вы вдвоем отправляйтесь за ней. И как можно быстрее! -охотник прислушался. -Поезд уже подходит.
      Уткин и отец Василий бегом рванули в сторону церкви, а следователь и охотник двинулись в противоположном направлении.
      -Что они могут там погрузить? -спросил Шпагин.
      -Я бы многое дал, чтобы узнать это, и вообще, что они затевают!
      Не прошло и нескольких минут, как к платформе подкатил новенький, как будто только с завода, тепловоз, тянувший за собой всего один вагон, похожий на рефрижератор.
      Шпагин и его спутник наблюдали за этим с расстояния метров в пятьдесят -из под колес вагона, стоявшего на соседнем пути.
      "Берсеркеры" плотно оцепили вагон и растворили его дверь. Внутри были еще несколько охранников.
     Они передали встречающим нечто, по размерам и форме напоминающее крупный холодильник. Взвалив его на плечи, бойцы быстро двинулись к своему грузовику, уже распахнувшему двери фургона.
      Шпагин не заметил, как охотник выскочил из-под вагона и бросился к грузовику. Появление его было совершенно неожиданно для "берсеркеров". Отбросив двух из них, Седой прорвался к "холодильнику" и прислонил голову к его стенке, как будто прислушиваясь. Тут же приклады автоматов повергли его наземь.
      -Ну ты и нахал! -разозлился командир отряда.
      -А вы все - сволочи... -прорычал охотник, харкая кровью. -Ты хоть понимаешь, что делаешь?
      -Выполняю свою работу.
      -Ну конечно, ты и бомбу атомную сбросишь, куда прикажут. Где твоя совесть?
      -Оставим эту дискуссию! Ты меня очень разочаровал. - командир "берсеркеров" потянулся к кобуре.
      Гром выстрела остановил его.
      -Предупредительный я уже дал! - рявкнул Шпагин, целясь в бритоголового.
      -Моя смерть ничего не изменит.
      Следователь направил ствол на контейнер.
      -А что если так?
      Все так же невозмутимо "берсеркер" поднял руки:
      -Я предлагаю пат. Мы берем свой груз и расстаемся с вами по-хорошему.
      Шпагин кивнул, но пистолета не убрал. "Берсеркеры" быстро погрузились в свои машины и скрылись.
     Охотник с трудом поднялся на ноги.
      -У меня неприятные известия.
      -Опять! - крякнул следователь. -Что еще?
      -Подтвердились мои худшие предположения! Но для этого вам нужно еще кое-что узнать об Упыре.
      Шатаясь, как двое пьяных, они двинулись вслед за трейлером. Рядом с ним остановилась белая "Лада" и отец Василий спросил:
      -Куда направляетесь?
      -На эту чертову базу! - прокашлял седой, падая на заднее сиденье.
      -У нас опять плохие новости! - радостно сообщил Шпагин товарищам.
      -Я сейчас все расскажу, -умерил их их интерес охотник. -Выпивать кровь и делать из людей зомби -это еще не самая гнусная их способность. У них нет самок - так считают самые известные ученые, и поэтому они используют опять же людей. Как уж это им удается - неизвестно, но если женщина забеременеет от вампира - то ждите беды. Сначала она ничего не подозревает, ее плод ничем не дает о себе знать и очень медленно растет.
     Так продолжается почти год. За это время она еще может избавиться от плода и спастись. Но если ее почует другой вампир - то он превратит ее в вурдалака. После этого зародыш быстро растет и рождается новая тварь - ее и назвали упырем. Он опасней всех остальных. Слава Богу, это пока только теория, последний упырь был убит в Валахии еще в ХVI веке.
      -Дракула? - коротко спросил студент.
      -Сейчас уже не отличить легенды от реальности.
      -Чем же упырь отличается от вампира?
      -Тем, что именно он и рождает новых вампиров. Я с ними, конечно, не встречался. Но один ученый, которому я верю, считал, что после рождения вампиры еще некоторое время выращивают упыря в специальном гнезде. Кстати я видел кое-что похожее на гнездо и уничтожил его. Но и до этого я не был уверен.
      -А теперь?
      -Когда я подошел к контейнеру, то услышал женский крик о помощи! Они нашли беременную от вампира, и теперь хотят, чтобы другой кровосос оплодотворил ее!
      -Значит, они едут на базу?
      -Да! И не боятся этого вампира, потому что теперь он сам заявится к ним. Впрочем, скоро у них будет сколько угодно этих вампиров.
      "Девятка" почти на максимальной скорости вылетела из города. Зарево от огней осталось позади, а впереди была почти кромешная тьма, прорезаемая кое-где редкими огоньками пригородных поселков. Вскоре и они остались сзади - к северу от Лесогорска местность становилась почти безлюдной.
      -Значит, мы их преследуем? -спросил поп, не отрывая глаз от дороги.
      -Не могу объяснить, но у меня чувство, что что-то должно произойти! - ответил седой. -Этот вампир так просто не отдаст им упыря!
      -Разве он сможет что-то сделать против этой армии в одиночку? -спросил Уткин.
      -Боюсь, что он будет не один. - внезапно сказал Шпагин.
      -Что это значит?
      -Папа... то есть мэр, тогда был не просто с каким-то левыми чертями в ЛОМе. Это были бойцы из бригады одного крутого. Волк его кличка. А у мэра с ними должна была состояться встреча. Если он вернулся с нее в таком виде, да еще с поддержкой этих громил, то значит и Волк, и вся его бригада...
      -Проклятье! - выругался седой. - Тогда дело совсем плохо. Жми на газ, отец!
      Мотор "Лады" надсадно взвыл, протестуя против такого обращения.
      -Надо быть готовыми ко всему. - бросил охотник своим спутникам. -А у нас и оружия-то кот наплакал...
      -Мне моего "Макарова" хватит! - ответил следователь.
      Уткин нервно сжал руками кол, уже измазанный бурой кровью чудовища. Седой извлек откуда из-под одежды блестящий револьвер.
      -У них-то наверное АКМы. -проворчал следователь.
      -Слышали? - вдруг спросил священник.
      Они прислушались. Даже сквозь рев мотора были слышны длинные автоматные очереди.
      -Это совсем рядом! - проронил Шпагин.
      Василий выключил двигатель. Теперь машина катилась почти бесшумно. За ближайшим поворотом им открылась неожиданная картина:
      Окутанный дымом трейлер стоял, упершись в покосившееся от удара дерево; на другой стороне дороги лежал перевернутый джип. Само пространство дороги походило на поле боя, усеянное трупами.
      Но здесь оставались не только трупы: новая автоматная очередь прошила капот "девятки".
      -Все из машины! -крикнул седой, первым выкатываясь на асфальт.
      Он уже заметил стрелка, который, не ожидая его прыжка, продолжал палить по машине. Точный выстрел в голову поверг его на землю.
      Пробитая пулями "Лада" с ходу врезалась в дерево на обочине. Седому оставалось только надеяться, что его товарищи уцелели.
      Опытный взгляд нашел еще одного вурдалака, присосавшегося к телу умирающего "берсеркера".
     Всадив пулю ему в голову, он огляделся.
      Картина произошедшего была для него, в общем, ясна. Выстрелом из гранатомета был выведен из строя джип. Второй выстрел поразил кабину трейлера, который потерял управление и съехал с дороги. Когда "берсеркеры" начали выскакивать наружу, их забросали осколочными гранатами. Судя по телам, усеявшим пятачок земли вокруг трейлера, здесь полегли почти все. Но даже те несколько, которые уцелели, дали хороший бой: на дороге лежало более десятка мертвых вурдалаков. Но остальные довели дело до конца: контейнер был открыт и пуст.
      Седой бросился к джипу, чтобы посмотреть, есть ли там кто живой. Тем временем на другой стороне дороги вновь раздались выстрелы.
      Уткин с вывихнутой ногой, катавшийся от боли по асфальту, привлек внимание еще двух вурдалаков.
     Считая его легкой добычей, они двинулись к нему, опустив оружие. Он уже услышал, как они переговариваются своими голосами, похожими на прокрученную наоборот магнитофонную ленту. Вот один из них рванулся вперед, надеясь заполучить более лакомый кусок, но нарвался на кол, брошенный студентом.
     Второй вскинул автомат, но пуля, выпущенная следователем, опередила его. Выпустив очередь в воздух, вурдалак рухнул на дорогу. Все было кончено.
      Это понял и седой, который снова направился обыскивать джип. Двое "берсеркеров" погибли в машине - у одного была сломана шея, у другого изломана рулем грудная клетка. Еще один лежал рядом с джипом, прошитый автоматной очередью, еще поодаль лежал их командир, в луже крови из оторванных ног, отбросив автомат с пустым магазином.
      -В первый раз рад видеть тебя! - прохрипел он.
      -Их еще много?
      -Все остались здесь... с ней ушли только двое. Но самые главные... теперь ты можешь действовать так, как тебе этого хочется...
      -Я так и сделаю!
      -Подожди! - умирающий схватил его за руку. -Он сейчас очень опасен! Там в трейлере - наше лучшее оружие, бери что хочешь... и помни -его единственная слабость -это презрение к людям.
      -Спасибо. Мы вызовем помощь, и они заберут тебя. Я оставлю кого-нибудь, чтобы ты не скучал.
      -Болван! -"берсерк" закашлялся кровью. -Разве ты не видел этого? -он указал на глубокую рану у себя на шее. -Только поэтому я еще жив! Но лучше мне уже не станет...
      -Черт, ты заражен!
      -Ты знаешь, что делать.
      -Знаю... - ответил седой, вскидывая револьвер.
      -Давай! - подбодрил его командир. - Надеюсь, тебе это доставит удовольствие!
      -Ошибаешься! - проговорил охотник, спуская курок.
      Он сразу же бросился к трейлеру, чтобы узнать, целы ли его товарищи. Студент сидел на земле, держась за вывихнутую ногу.
      -Придется тебе остаться здесь! - сказал ему седой. - Компания трупов не самая лучшая, но и не самая опасная.
      -Что случилось? -спросил Шпагин.
      -То, что и следовало ожидать - засада. Правда, почти все они остались здесь. Ушли только двое. Но они забрали с собой эту женщину.
      -И что теперь?
      -Они будут стараться уйти как можно дальше, пока не рассвело. Найдут какую-нибудь берлогу.
      -Быстро растет этот упырь?
      -Откуда мне знать? Я ведь даже не знаю, в каком направлении они двинулись...
      -Я знаю, как найти их. - проговорил Уткин. - Помогите мне добраться до контейнера.
      Он осмотрел "холодильник".
      -Я так и думал. Вот эта панель - индикатор. В ее тело должен быть вживлен радиомаяк, по которому вы и найдете ее. Они все предусмотрели.
      -Не все.. -буркнул седой, отстегивая панель. - Надеюсь, батареек хватит.
      Затем он нырнул вглубь фургона и спустя минуту появился вновь, увешанный снаряжением.
      -Держи студент! - он бросил Уткину громоздкое ружье. -Это специально для вампиров, я уже видел его. Стреляет радиоактивными пулями - для них это хуже чумы.
      -Автомат с разрывными пулями. - протянул он еще один ствол следователю. -Остановит любого вурдалака.
      -Вам, отец Василий, не оружие, а индикатор движения. Вдруг они опять устроят засаду.
      Кроме оружия все трое взяли по фонарю и, махнув на прощание Уткину, углубились в лес. Казалось он затих в ужасе от того, какие существа скрывались в его чаще. Холодные ветви цеплялись за одежду идущих, будто желая остановить их от такого безумного шага.
      Шпагин взглянул на небо:
      -А ведь сегодня полнолуние! Солнечный свет, точнее солнечная радиация для них смертельна, а вот  луна - их любимое светило.
      Неожиданно они оказались на небольшой поляне, так ярко залитой лунным светом, что они разом выключили фонари.
      -Стойте!- прислушался вдруг священник. -Вы слышите?
      -Помогите... -отчетливо прозвучало в зловещей лесной тишине и на поляну выбежала женщина. Она была одета во что-то похожее на больничный халат. Ниже пояса и до колен он был залит кровью.
      -Помогите! Они гонятся за мной!
     Священник сделал шаг ей навстречу, но тут за его спиной грохнул выстрел. Пуля попала ей в грудь, но она продолжала стоять, только теперь она уже не кричала, а злобно оскалилась, выбирая жертву для прыжка.
     -Ей уже не помочь. -сказал седой, прицеливаясь второй раз.
     Что-то темное и огромное свалилось на него с ближайшего дерева, и вампир выпрямился прямо перед охотником. Одним рывком он схватил его руку с пистолетом, и оторванная от локтя, она оказалась в его лапе.
     Седой рухнул на колени, пережимая кровоточащую рану.
     -Не знаю кто вы, но со мной не нужно было связываться! - прошипел вампир.
   Он схватил седого за горло и взглянул на него своими огромными черными глазами. Во взгляде охотника не было страха, только ненависть и презрение.
   Отшвырнув раненого, вампир жадно присосался к ручью крови, хлеставшему из куска плоти в его руке.
   Но тут снова загремели выстрелы. Получая пулю за пулей, вампир покатился в мокрую траву.
     Шпагин потянулся за новой обоймой.
     -Быстрее! -проревел седой. -в голову!
     Но внимание следователя отвлекла новая фигура, появившаяся из тени деревьев.
     -Ну что мусор, - хмыкнул Волк -Мы с тобой еще с прошлой жизни не рассчитались.
   Он вскинул пистолет. Шпагин, отбросив бесполезный теперь автомат, бросился на него, не обращая внимания на пули, пронзавшие его тело. Сила его самоубийственного броска была такова, что они вместе с Волком пролетели еще пару метров до ближайшего дерева, и только там оба затихли.
   Священник бросился на помощь седому, но краем глаза увидел вампира, поднимавшегося из травы. Он выхватил из-под рясы древнюю икону, которую до этого столь бережно прятал.
     -Сгинь! -и вампир, злобно прищурив глаза, отпрянул.
     -Я тебя уничтожу, адское исчадие. -говорил поп, двигаясь за ним.
   Вампир сунул руку за пояс и выхватил пистолет.
     -А что ты на это скажешь, иезуит недоделанный.
     Отец Василий продолжал надвигаться, готовясь принять верную смерть, но за его спиной раздался голос студента.
     -А-ну, отойди дядя Вася!
   Он оглянулся и увидел Уткина с ружьем в руках. Рядом с ним лежало что-то похожее на мопед-скутер, очевидно тоже из запасов "берсеркеров".
   Пуля, выпущенная им, пронзила грудь вампира. Тот с ухмылкой уставился на новую рану на своем теле.
     -Еще один придурок! Это уж слишком. - он снова поднял пистолет, но тут же взревел и схватился за рану. Лицо его перекосило от боли и ужаса. Обеими руками он впился в свою грудь, как будто желая вырвать из нее эту пулю. Разрывая свою плоть, он повалился на траву и забился в агонии, оглашая лес ужасными стонами и воплями.
     Через несколько минут все было кончено. Остекленевшие огромные глаза уставились на безразличную  луну, а огромные клыки щелкнули последний раз.
     -Молодец! - выдохнул седой, устало прикрыв глаза.
     -Я думал - не сработает... -срывающимся голосом проговорил студент.
     Из травы поднялся Шпагин. Левая рука его повисла, пробитая в трех местах, еще две раны были в плече и боку. Но Волку пришлось еще хуже - отброшенный ударом следователя, он налетел на толстый сук, и теперь его труп, как приколотый к дереву, удивленно таращился на поляну.
     -А упырь? - вдруг спросил священник. -Он где?
     -Найдешь его теперь... -проворчал следователь.
     -Нужно найти, - с трудом выговорил охотник. -Только я вам уже не помогу.
     Все трое склонились над ним. Его голос быстро слабел.
     -Обещайте, что сделаете это.
     -Да! -сказал Шпагин. -Я его не упущу. Уйду на пенсию и буду гонять по всему свету.
     -Я тоже. -добавил поп. -Церковь моя мне теперь не нужна. Ее ведь не эти твари осквернили, а ее сам.
     Но теперь я стал другим...
     -Я ... тоже найду его. Клянусь... -присоединился студент.
     -Удачи вам... -прохрипел охотник, из последних сил сжимая руку следователя.
     
     УТРО
     
   Похоронив Охотника, они остались на поляне в полной растерянности, не представляя, где им искать новорожденное чудовище. Шпагина вообще хватило только на то, чтобы упасть в тени и погрузиться в полубессознательное состояние. Его товарищи перевязали его раны, но все равно дело было плохо.
     -Скоро рассвет. Он будет где-то прятаться до вечера. Но если мы не отвезем майора в город, то он не протянет. - сказал отец Василий.
     -Нужно вернуться на дорогу. Наша машина, кажется, еще на ходу.
   Шпагин вдруг открыл глаза.
     -Вы слышали?
   В кустах вновь послышался треск, и на поляну с ревом вышел громадный медведь. Следователь здоровой рукой вскинул автомат, а Уткин - свое ружье. Зверь быстро приближался, встав на задние лапы и разинув пасть. Он явно желал человеческой крови. Пули решетили его тело, но не могли остановить разъяренного гиганта. Автомат Шпагина смолк, израсходовав все патроны. Уткин отбросил ружье, и пытался спастись бегством, но раненная нога не дала ему далеко уйти. Чудовищная лапа уже замахнулась над головой следователя, но он уклонился, и на когтях остался лишь кусок его скальпа.
   Отец Василий подхватил револьвер седого.
     -В голову! - вдруг диким голосом вскрикнул Шпагин. -Стреляй в голову!
   Эта команда, повторенная столько раз в течение ночи, наверное, уже выработала условный рефлекс у всех их. Медведь повернул голову к священнику, и тот выпустил четыре пули в огромную раззявленную пасть.
   С предсмертным хрипом зверь рухнул в траву.
     -Почему... в голову? - перевел дыхание батюшка.
   Следователь подполз к еще вздрагивающему трупу. На его загривке сидело, крепко вцепившись в шкуру, маленькое существо. Размером оно было с кошку. Бледная голая кожа свисала морщинами, недоразвитые перепончатые крылья были сложены за плечами. Голова его была разнесена одной из пуль, но и без нее вид существа внушал животный ужас и отвращение.
     -Маленький, а смышленый. - проговорил следователь. - Чтобы из него выросло?
     -Это... Он? - не поверил своим глазам священник.
     -Эх ты, а еще Охотником хочешь стать. Учись, пока я жив!
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"