Рязанцева Александра Николаевна: другие произведения.

Сейчас или никогда

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


Сейчас или никогда.

   Июль
   Последний экзамен по анатомии пришелся на один из самых жарких дней июля. В то время, когда большинство людей нежилось на пляжах, поедая мороженое и запивая все пивом, отдыхало на дачах и в туристических походах, бедные студенты медицинского института корпели над учебниками и тяжелыми покрытыми пылью атласами с изображением мышц, позвонков, суставов и органов человека.
   На ходу снимая белый чепчик с головы и изящно поправляя прическу, Наташа вышла из экзаменационной аудитории, пробиваясь сквозь толпу любопытных и пока еще не сдавших экзамен студентов. Увидев первого выжившего после опроса человека, все вокруг принялись расспрашивать Наташу о том, какой билет ей достался, и сумела ли она ответить на все вопросы.
   - Да, сдала на отлично. Преподаватели настроены доброжелательно. Всем удачи! - только и ответила девушка, слегка вздернув свой миниатюрный носик. - Леха!
   Леха встретил ее объятиями и улыбкой.
   - Поздравляю! - от всего сердца поздравил он девушку, поцеловав ее в щеку. - Молодчина!
   - Спасибо! - ответила Наташа, даже не покраснев. - А ты почему не вошел в первую десятку?
   Леха рассказал захватывающую историю о том, как он нечаянно заснул в метро и проехал дальше нужной станции, пока какая-то милая старушка не подумала его разбудить, чтобы он уступил ей место.
   - Не спал всю ночь! Ничего не знаю про периферическую нервную систему, - продолжал возмущаться Леха, пока не настал его черёд заходить в экзаменационную аудиторию.
   Наташа осталась стоять у окна, дожидаясь, пока вынесут ее зачетку, и тогда можно будет спокойно пойти домой и отдохнуть от учебы на полную катушку - ведь это был последний экзамен из трех.
   Ольга Тихоновна появилась через несколько минут, похвалила девушку за ее блестящий ответ и отдала зачетку с заслуженной пятеркой.
   - Наташа, ты же вроде немного увлекаешься археологией? Помню, ты сделала великолепную работу совместно с педагогическим университетом по исследованию останков, найденных в степях к югу отсюда.
   Наташу слегка удивил этот вопрос, но она ответила утвердительно. Медицина и археология были ее самым любимым увлечением в жизни. Она проводила много времени, изучая трупы, участвовала в раскопках, проводимыми уже археологами со стажем, набираясь опыта, и еще выкраивала время для спорта - особенно она обожала вечерние пробежки, катание на велосипеде и плавание. А что еще нужно девушке, полностью посвященной учебе и не собирающейся в ближайшее время обзаводиться семьей? Это Наташа говорила всем тем, кто спрашивал ее: "Почему ты в свои двадцать лет еще не замужем?".
   "Вот еще", - бормотала она себе под нос и продолжала заниматься своими увлечениями.
   - Понимаешь, Наташ, - продолжала Ольга Тихоновна, - у меня есть знакомый парень, которому, возможно, пригодятся твои знания и практика. Он ведет собственные небольшие раскопки, чтобы написать диплом, а ты сама знаешь, как тяжело заниматься этим в одиночку. Когда он спросил меня о помощи, я сразу подумала о тебе.
   Наташа улыбнулась. Ей нравилось, когда люди не могли без нее обойтись, глаза заблестели, предвкушая новые эксперименты и открытия.
   - Хорошо, Ольга Тихоновна, я навещу вашего протеже и поделюсь с ним своими знаниями.
   - Отлично, - воскликнула преподаватель, - вот адрес, последнее время он много работает, так что ты без труда застанешь его дома.
   - Уж я достану, не сомневайтесь! - улыбнувшись, сказала Наташа, когда Ольга Тихоновна уже ушла вновь в экзаменационную комнату.
  
   Кирилл сонными глазами дочитал абзац текста, пока на веках не появились слезы от долгого чтения. Он заложил за ухо карандаш, снял прямоугольные очки и, откинувшись на спинку стула, взглянул на часы. Было около восьми вечера, но Кирилл упрекнул себя за то, что не проделал и половины всей работы.
   "Надо отвлечься", - подумал парень, вспомнив, что еще не ужинал и про то, что в холодильнике так же пусто, как и в стиральной машинке. Он лениво потянулся за телефоном, набрал номер пиццерии, заказал как обычно с колбасой и повесил трубку.
   Минут через десять раздался звонок в дверь, заставивший парня подпрыгнуть. С мыслями, что сегодня он заплатит разносчику пиццы больше, чем обычно, он открыл дверь.
   Перед ним предстал вовсе не представитель пиццерии, где он уже стал постоянным клиентом, а довольно симпатичная девушка с длинными ниже плеч темно-русыми волосами и голубыми глазами. Взгляд Кирилла оценивающе оглядел ее с ног до головы и обратно, особо задержавшись на пышной юбочке, чуть достающей до колен, и самодовольной лукавой улыбке тонких губ.
   - Мне сказала Ольга Тихоновна, что тебе требуется помощник для написания диплома, - проговорила девушка, без приглашения проходя в квартиру Кирилла, - она сказала, что ты не можешь решить какую-то проблему. Кстати, меня зовут Наташа, но если ты и дальше будешь стоять на пороге, работа не сдвинется с места, а я только потеряю время, которое могла бы с пользой потратить, занимаясь собой любимой.
   Кирилл закрыл рот, но глаза еще выдавали свое изумление, и только потом закрыл дверь. Наташа безошибочно нашла его кабинет, кинула сумочку на кресло и склонилась над ноутбуком.
   - Я, конечно, нуждаюсь в некоторой помощи, но... - начал было Кирилл, но Наташа взяла у него из рук очки, надвинула их на свой прямой носик и сказала:
   - Можешь не благодарить. Потом как-нибудь сочтемся.
   Он еще больше возмутился столь дерзким словам. А может, он просто слишком долго засиделся дома, в то время как за окном вместе с новым тысячелетием появились новые манеры и приемы в разговорах?
   - Я Кирилл, - не теряя надежду, представился он, протягивая руку, чтобы пожать маленькую руку девушки, украшенную кольцами и тоненьким золотым браслетом.
   - Рада за тебя.
   Наташа окинула взглядом его предложенную руку, обошла стол с другой стороны и расположилась в кресле, явно давая понять, что сентиментальность ее не волнует, и она как можно быстрее хочет покинуть этот дом.
   - Так в чем вся проблема? - спросила она, наблюдая за тем, как Кирилл присаживается рядом и одновременно рассматривает чертежи и рисунки, разбросанные на столе.
   Кирилл сразу показался ей интересным парнем: его внешность привлекала, а в глазах читался ум, не было пустоты и холодного блеска.
   - Вот тема моего диплома, - начал Кирилл, передвигая ноутбук ближе к девушке. - Я учусь на археологическом факультете, но для написания работы требуется помощь медика, хорошо знающего анатомию и увлекающегося историей.
   - Что ж, я подхожу под названные параметры, - довольно проговорила Наташа, подкладывая под спину мягкую подушку, - тебе надо определить приблизительный год захоронений?
   Кирилл кивнул.
   - Да. Раскопки мы проводили около Волгограда, найденные останки двух людей перевезли в нашу лабораторию. Но профессор разрешил мне исследовать их для написания диплома. Так ты сможешь помочь? Нужно посмотреть костяшки и определить, от чего умерли эти бедные люди.
   Наташа ближе наклонилась к ноутбуку, почти касаясь распущенными волосами лица юноши. Любимый аромат "Bruno Banani" девушка узнала сразу и подняла глаза на парня. Их взгляды встретились - изучающие, желающие проникнуть в мысли собеседника. Несколько секунд и зрительная связь прервалась звонком в дверь.
   - Это развозка пиццы, знаешь с этим дипломом совершенно некогда готовить, - Кирилл соскочил с места и пошел открывать дверь и забирать заказ.
   Наташа судорожно выдохнула и мельком просмотрела текст диплома. Работа была проделана огромная, столько материала, картинок и фотографий она видела впервые в одном дипломе.
   "Да, эта работа тянет как минимум на красный диплом", - подумала девушка, доставая из сумочки флешку.
   - "Ассорти". Будешь? - Кирилл открыл пиццу и предложил ровный дивно пахнущий кусок девушке.
   - Нет, спасибо, я уже ужинала, - Наташа отодвинула ноутбук от парня, расчищая ему пространство для пиццы. - Я возьму твой материал и почитаю завтра на свежую голову.
   - Окэй. А в выходные, если конечно, ты сможешь, я отведу тебя в наш институт и покажу результаты раскопок.
   Файл скопировался, Наташа вынула флешку из разъема и поспешно кинула ее в сумочку, боясь забыть.
   - Хорошо. Запиши мой номер телефона, позвони за день и скажи точное время, чтобы я не ждала тебя весь уикенд впустую.
   Прощание прошло быстро, и вскоре Наташа уже шла домой, довольная новым знакомством и интересным впечатлением, которое оставил Кирилл в ее душе. Парень же сел за ноутбук, несколько минут просто смотрел в одну строчку текста диплома, потом сохранил файл и принялся наслаждаться горячей пиццей, перебирая в мыслях черты необычной гостьи.
  
   Туман загадочно скользил над тихой гладью реки, привлекая взгляд и заставляя задуматься. Стук каблучков гулко разносился по одинокой сумрачной набережной. Складывалось впечатление, что в данный момент в городе никого, кроме меня нет и быть не может. Люди спрятались в своих маленьких, пропитавшихся повседневной суматохой квартирах, не представляя, как это гулять в одиночестве и быть абсолютной счастливой.
   Звонок сотового телефона взъерошил мысли, я начала отчаянно рыться в сумочке, кое-как извлекла оттуда серебристо-черный слайдер и ответила:
   - Да, Леха, что-то случилось?
   - Эх, Наташ, а где же "привет, Лёшенька, как дела"? Ни капли душевности, - буркнул Лешка в трубку. - Чем занимаешься?
   - Гуляю, - с неохотой ответила я.
   - Составить тебе компанию?
   - Спасибо, Лёха, но я уже домой возвращаюсь, что-то холодает быстро.
   - Жаль, но ничего, просто тоже хотел проветриться, а то голова разболелась от формалина - в анатомке засиделся. Слушай, посмотришь мой препарат N 33? Может, понравятся изменения, а свое мнение потом мне на "мыло" кинешь.
   В трубке послышалось злобное мяуканье и урчание.
   - А ну брысь, наглый котяра! Ладно, Наташ, я отключаюсь, а то тут Мурзик на мою печёнку позарился, ну, если точнее, не на мою. Но этот препарат мне уже таким родным стал, что жаль его коту скармливать.
   - Пока, Лёха, - я отключила телефон и затолкала его в дальний отдел сумочки.
  
   Алексей Скворцов, август 2009
   Ненавижу насекомых. Всегда ненавидел. Эти мерзкие, маленькие, жужжащие или пищащие создания всегда портили мне жизнь, начиная с далекого детства. В классе третьем меня ужалил шмель, когда я пытался насытиться малиной на чужой даче - недели две провалялся дома с жутко распухшей щекой от шмелиного жала и синяком на правой полужопице (как говорим мы, медики-студенты), подаренным мне нервным хозяином малины.
   На пятом году моего существования в стенах школы меня цапнула мошка, при том в оба века одного глаза во время классового выезда на природу. Потом я стал жутко ненавидеть комаров; я просто уверен, что летом они рождаются только ради моей кровушки, постоянно пищат в комнате перед сном, раздражая мои и без того расшатанные нервы.
   И вот опять настала пора этих противных насекомых. Нет, я обожаю лето, но люблю, когда местное управление вовремя подсуетится и потравит еще не вылупившихся комаров.
   Предисловие, конечно, так себе, но чтобы описать полностью свою натуру, я не могу не упомянуть вещи, которые я ненавижу.
   Кроме насекомых в список так же входят:
   - тупые девушки,
   - тупые преподаватели,
   - "позвоночники" (о них будет сказано мною отдельно),
   - грязные рубашки,
   - слякоть.
   Список можно было бы и продолжить, но это первое, что пришло на ум.
   Итак, я учусь на четвертом курсе медицинского института и уже знаю отличие между нормальной и патологической физиологией. Я ботаник, но не ботаник по жизни. Это разные понятия - учиться на "отлично", и быть задротом повсеместно. Я же отношусь к числу отличников, но к безбашенным за пределами института. Я успешно катаюсь на горном велосипеде, сноуборде, люблю путешествовать и порой ненавижу рамки приличий, в которых надо держаться в обществе. Люди, какие приличия в современном обществе? Каждый день я еду на занятия и наблюдаю, что на сиденьях троллейбуса в основном сидят крепкие парни и прокуренные мужики. Но не буду дальше развивать эту тему - все и так всем понятно, просто каждый лучше закроет глаза и притворится спящим, чем всерьез займется какой-либо проблемой.
   Девушки... Как много девушек хороших, как много ласковых имен...
   Девушки делятся для меня на несколько типов: 1. Для созерцания, 2. Девушка-друг, 3. Просто девушки, нестоящие внимания, 4. Тупые девушки.
   И так как я пока не нашел ту единственную, то созерцаю очень часто, по всем сторонам света и с различного ракурса. Я не ищу идеал, я хочу, чтобы идеал сам нашел меня, потому что в последнее время мне везет именно на тупых девушек. Их сразу можно распознать в толпе или после двухминутного разговора - они выдают свою природу бессмысленными размышлениями, любят постоянно перемалывать косточки знакомым и незнакомым, ставят свое эго выше президента Зимбабве. Они раздражают, порой доводят до нервного срыва, к ним можно приспособиться, если их пристрелить.
   Говорят, что дружбы между девушкой и парнем быть не может. Однако мне повезло, и я дружу в прямом понятии только "дружба" с одной замечательной девушкой. С Наташей я познакомился на первом курсе медицинского института. Признаюсь, сначала я был очарован ею и немного влюблен. Но когда понял, что взаимности от нее ожидать невозможно, позволил себе наслаждаться ее общением, живым разговором и чистой приятельской дружбой. Она мне много раз помогала и в учебе и в личной жизни. И теперь я с уверенностью могу сказать, что у меня есть девушка-друг, честь быть другом которой выпадает единицам.
  
   Хочу сказать, что и в нашем замечательном, выдающимся медицинском институте есть, чего скрывать, тупые преподаватели. Это чаще всем известные личности или дети этих известных личностей, безграмотные или грамотные только в очень узкой теме, которую они разобрали, используя чужую кандидатскую. Они ненавидят обычных студентов, в особенности тех, которые умнее и рассудительнее их деток, чаще всего наших сверстников. На лекции таких преподавателей хочется рухнуть на колени (ибо парт и столов в наших аудиториях нет - мы сидим на стульях, и хвала богам, если они с мягкой сидушкой и спинкой) и заснуть крепким богатырским сном. И почему же в настоящее время врачи так мало знают и не хотят знать? Верните корифеев науке и не давайте проходу крепким семейным связям, которые ведут к некрозу давно разработанной системе здравоохранения.
  
   Перед поступлением в медицинский я был слепым птенцом, радовался, что мои труды в школе наконец дали плоды, и я САМ поступил на бюджетную основу в желаемый вуз. Я думал, что здесь нет места коррупции, только правда и искреннее желание быть нужным людям, излечение их от разных напастей и получение от этого удовольствие. Прошел год обучения - я устал от бесконечных атласов по анатомии (хотя я ее очень люблю), от разных окончаний латинских слов и тому подобной трухи. Зачем я изучаю политологию и социологию? Политиком я не хочу быть, а мое время для анатомки занимает какой-то очередной кодекс законов.
   На втором и третьем курсе я примерял все болезни на себя, находя то начальные признаки сердечной недостаточности, то неоперабельной опухоли мозга. Уже здесь я начал осознавать, что "отлично" в зачетке за экзамены некоторые получают отнюдь не за знания, не за участие в кружках, а за звонки и просьбы мам и пап - деканов, преподавателей, главных врачей. "Позвоночники" шли по стопам своих родителей, ибо в другой вуз они не попали бы так легко, да и не учились бы без особого напряга для своей нервной системы. Им можно и в КВНах поучаствовать и съездить на время практики в Турцию - все прощается за фамилию и звонки родных. "Это не справедливо!": кричали мы - нас никто не слышал. "Это ущемление прав студентов!": возникали мы - нам затыкали глотки. А "позвонки" веселились, наслаждаясь своими привилегиями, уверенно жили дальше - место работы им, как правило, уже было обеспечено. Они уже были заочно и кандидатами медицинских наук и профессорами, все зависело от того, кем по званию является твой родитель. Взять бы этот гнилой позвоночник и переломить разом, чтобы не было пути к оперативному лечению. Но обычный студент-ботаник, крайне влюбленный в свою профессию вряд ли может что-то изменить в одиночку. Переворот надо начинать с верхов и лучше сразу карбофосом.
  
   Обожаю красивые чистые рубашки - в них я мачо, а не просто симпатичный умный парнишка. Так повелось, что мужской персонал медицинского института должен ходить в рубашках - ты же будущий врач! Имей планку! Держи осанку! Чистоту и порядок в себе и вещах в нас прививали с самого начала обучения - и это правильно. Кому захочется прийти на прием к врачу, который о себе-то позаботиться не может? Поэтому я люблю выглядеть представительно, на какой бы дурацкой паре не находился. Жизнь надо ценить, и баловать себя каждый день, ведь другого дня может и не представиться.
  
   С наступлением октября мое настроение резко меняется, и я хочу запереться где-нибудь в укромном чулане, изучать медицину или вскрывать трупы. Слякоть и вся осень в целом наводит на меня хандру и упорное нежелание что-либо делать. Мыслей возникает воз и малая тележка, а на деле не выходит ничего - то лень, то сонливость, то попал под дождь, то окатила машина грязной водой из лужи. Порой я даже не знаю, как бороться с собой в данной ситуации. Перепробовал все, но каждый год так и не могу смериться вновь с наступлением осени.
   И сейчас я искренне рад, что солнце по-летнему светит в мои окна. И пусть жужжат пчелы, пищат комары - экзамены закончились, и я могу успокоиться и отдохнуть. Жизнь очень интересная штука, непредсказуемая, где-то печалит, а где-то погладит по головке. Главное войти в свой ритм жизни, жить собой, для себя, жить СВОЕЙ жизнью, а не других - не примиряя на себя чужие лица. Только тогда можно понять, что ТЫ хочешь на самом деле, а потом стремиться к своей мечте на всех парусах. Это счастье. Просыпаться и знать, что есть цель, мечта, возможности и главное - способности к воодушевлению своих планов. Тогда сонное утро кажется прекрасным, люди добрыми и отзывчивыми. Без мечты человек умрет, и его не спасет даже самая продвинутая медицина нашего времени.
   И уже не важно, что я ненавижу, а что нет. Я могу примириться с любой пакостью этого мира, если я не буду полностью зависеть от него.
   Август
   Небольшая двухкомнатная квартирка, расположенная на первом этаже двухэтажного жилого дома, снимаемая мной у любопытной старушки, как раз подходила для одинокой студентки, занимающейся ярой научной деятельностью. Подвал был сразу же подмечен для проведения опытов и хранения препаратов, правда сердобольная баба Валя долго вредничала и сомневалась, стоит ли позволять квартирантке хозяйничать там. После длительных уговоров и обещаний, что опыты ведутся исключительно ради науки и возрождения Советского союза, баба Валя согласилась с сим фактом и больше не нудила по этому поводу. Однако продолжала частенько наведываться в мою квартиру, притом в самые неподходящие моменты.
   Тихий скребущийся стук в квартиру отвлек меня от подсчета колоний бактерий, выросших на среде в чашке Петри. Я медленно поплелась в прихожую и, отворив входную дверь, лицезрела перед собой счастливого Лешку, держащего в руках два пакета быстрой еды из "Макдональдса".
   - Привет, студент! Слышал, ты тут ничем не питаешься, - Леха бесцеремонно ввалился в квартиру, забыв вытереть подошву запыленных кедов.
   - Нет, просто соблюдаю диетотерапию, - я ухмыльнулась и чмокнула друга в щеку.
   Он быстренько разулся и по-хозяйски зашел на кухню, принявшись рыться в шкафчике над разделочным столиком.
   - Пенталгин есть? Голова страшно раскалывается.
   - Смотри лучше, был вроде. - Я присела за стол и достала из пакета гамбургер.
   С Лехой мы были самыми лучшими друзьями в институте: спали на лекциях вместе, прогуливали неинтересные гуманитарные предметы, увлекались анатомией и хирургией, ходили на рок-концерты и просто весело проводили время. Мне было легко в его обществе, он всегда говорил то, о чем в данный момент думала я, а я действовала так, как обычно только мечтал он.
   - О! Корвалолчиком балуешься? - Леха самодовольно потряс в воздухе небольшой темный флакончик.
   - Это бабули, часто забегает за ним. Как-то раз у меня его не было, так она целую эпопею затеяла про нынешних врачей и про то, что у медицины без Советского союза нет будущего, - я облизала пальцы и принялась пить молочный коктейль.
   Леха улыбнулся и поставил лекарство обратно в шкафчик.
   - И как ты до сих пор с ней уживаешься?
   - Действую по принципу: "Ничего не слышу, ничего не вижу, ничего никому не скажу". Проще говоря, игнорирую. А вообще я подумываю снять отдельную квартиру, - я допила остатки коктейля и позвала Леху в комнату, где проводила свои маленькие исследования.
   - Что-нибудь выросло? - Лешка взял в руки чашку Петри и пристально стал рассматривать округлые разноцветные колонии, благополучно существующие вот уже второй день на самой неприхотливой среде.
   - Анализ еще не проводила, но, по-моему, ничего примечательного. На Нобелевскую премию не тянет, - я попыталась забрать у него, но Леха резво увернулся и спрятал чашку у себя за спиной.
   - А вот кое-что ты там просмотрела! - его победная улыбка иногда меня просто выводила из себя, с самого первого курса я помнила ее как дурной знак, когда мне за макет мозжечка поставили только двадцать баллов, а Лехе за наглядное пособие по системе кровообращения дали целых пятьдесят. В тот момент я была просто вне себя от обиды, пальцы ныли от многочисленных уколов иголкой, глаза слезились от недосыпания, а мои труды не оценили должным образом!
   - А ну отдай! - я бросилась на Лешку, пытаясь забрать обратно свое детище.
   Он ловко переложил чашку в другую руку и поднял ее высоко над собой.
   - Поцелуешь, отдам, - Леха показал язык и засмеялся, наблюдая, как мое лицо покрывается бледно-красными пятнами.
   - Формалина обнюхался? - я улыбнулась, понимая, что он шутит и нарочно злит меня. - Осторожно с моими микробами, я так долго подбирала компоненты для питательной среды!
   - Хорошо, держи свои микробы, - обидевшись, сказал Леха, - ты их любишь больше людей и проводишь с ними гораздо больше времени, чем со мной.
   Я выхватила чашку Петри и стала вглядываться в нее, пытаясь найти то, о чем подсказывал друг.
   - Кто бы говорил. Однажды один человек даже не пришел на мой день рождения, закопавшись в реферат по уши.
   Леха слегка покраснел и решил расположиться на диване.
   - Не могу поверить, что ты до сих пор помнишь мою оплошность три года назад. Просто реферат был очень важен тогда, и я не мог оторваться от интересных фактов.
   - Ладно, проехали, - прервала я его. - Так что ты здесь заметил такого, чего не вижу я?
   Я повернула к нему чашку с колониями микробов, сделав вопросительные глаза.
   - Плесень проросла, - засмеялся Леха. - Можешь ее выбрасывать.
   Приглядевшись на свету, я действительно увидела маленькие пушистые темно-зеленые комочки плесени, которые очень походили в полумраке на бактерии.
   - Черт! - воскликнула я, отставив чашку в сторону.
   - Не загружайся, - поддержал меня друг. - Что-нибудь запланировала на день?
   Леха бесцеремонно положил ноги на мой стул и скрестил руки на животе.
   - У тебя есть предложения?
   По правде сказать, мне надоело сидеть дома, и после встречи с Кириллом, хотелось развеяться и с кем-то поговорить.
   - Можно на велосипедах прокатиться по набережной, давно уже не разминал ноги, да и железный конь соскучился по мне. Как на это смотришь?
   Я допила молочный коктейль, выждала несколько минут, будто рассуждаю, какой дать ответ и положительно кивнула.
   - Заметано, завтра сразу после четырех можно выехать, как раз самая жара спадет.
   Леха загорелся новой мыслью о предстоящей прогулке, наверно сегодня будет до блеска натирать свой горный велосипед.
  
   Утро выдалось пасмурным и неприветливым. Но мы решили не откладывать поездку, хотя и переживали, что дождь застанет нас в дороге. Над городом повисли свинцовые облака, не перистые и бархатистые, какие бывают только в жаркий июльский день, а большие и на редкость ровные, будто кто-то выложил их на небо при помощи трафарета. Скоро осень. Каждый раз после этого слова что-то переворачивается в груди, застывает в сердце и стучит в голове. Может, невыполненные за лето планы? Или напрасные надежды? Или просто депрессия от того, что долго не дадут отопление в квартире? Что-то находит на людей осенью. И это не грипп или какое-либо другое ОРЗ. Оно тоже передается воздушно-капельным путем, незримо для человека, но существует. Именно осенью наступает по причине ЭТОГО необъяснимая хандра, нежелание работать, да и двигаться вообще. И что ЭТО великие умы человечества пока так и не разгадали.
   На удивление, сегодня мне хотелось развеяться, вылезти из-под одеяла и помчаться по набережной, потом свернуть в Александрийский парк, кинуть монетку на счастье в фонтан и рвануть на Марсово поле. С Лешей мы не обговаривали маршрут, но любимые места в городе у нас были одинаковые, поэтому я не особо беспокоилась о том, что могут возникнуть споры и разногласия. Он встретил меня около дома, подкатив на дорогом спортивном велике с кучей скоростей.
   - Готова? - спросил он меня, хотя знал ответ.
   Я кивнула.
   - Куда тронемся? - усаживаясь на свой старенький велосипед, сказала я.
   - Как обычно, я думаю. Зачем менять старые излюбленные дорожки? - Леха подмигнул, и мы завертели педали, несясь навстречу прохладному осеннему ветерку.
   "Дорожка в дальние края берет начало от крыльца..." - вспомнила я стишок из известной всем миру истории о хоббите. Она всегда приходит мне на ум, когда я отправляюсь куда-то - на велосипеде, поезде или даже самолете. Вот и теперь строчки сами собой всплыли в памяти, и от этого стало весело и озорно на душе, будто впереди нас ждут сказочные приключения и золото дракона. Что ж, наш паспортный возраст меняется, но детство остается навсегда. Поэтому многие люди и не стареют душой, так как в их глазах всегда светится ребенок.
   Город не пестрел толпой вечно спешащих куда-то людей, машин, к нашему удивлению тоже было немного. Мы ехали вдоль главной набережной, наслаждаясь красивыми пейзажами и почти не разговаривая. Бывают моменты, когда слова не нужны, ты понимаешь друга жестом, простым кивком головы или лишь одним только взглядом.
   - Сколько чаек развелось! - недовольно сказал Леха. - Итак в парках спокойно на скамейку нельзя присесть из-за вечно голодных голубей, так еще и на набережной теперь похожие попрошайки.
   Я улыбнулась, вспомнив нашу прогулку на Стрелку Васильевского острова.
  
   Сентябрь, четыре года назад
   Мы долго бродили по Кунсткамере, наслаждаясь гримасами маленьких уродцев в банках с формалином, которым шел уже не первый десяток лет. Леха вконец изнылся, что у него болят ноги, его мучает "простудный бог Чих", и что со мной он больше не пойдет ни в один музей мира. Я и правда протаскала его по всем залам и этажам, так как была здесь впервые. А по особо понравившимся выставкам мы прошли круга два. Конечно, нас, как будущих медиков, больше всего привлек зал с выставкой уродцев, отрезанных аномальных конечностей и органов, а также скелет великана из Европы и младенцы на разных сроках их внутриуробного развития. Было жутко, но в тоже время очень познавательно и интересно. Мы не только наблюдали экспонаты, но и делали ставки на туристов - первый из них побледнел уже после разглядывания второго стеллажа, второй кореец или китаец (кто их разберет?) вихрем выбежал из зала, закрывая рот рукой, еще один медленно полз по стеночке к выходу, как бы неприметно, чтобы жена не засмеяла.
   - Вон видишь, полидактилия? Круть! - не унимался Леха, тыкая во все пальцами и стараясь сфотографировать, пока строгие надзиратели зала из разряда работников музея не видят такой наглости.
   - Не кричи, я итак все прекрасно вижу, - ответила я, шикнув на него.
   Мы сделали по залу еще пару кружков и только потом покинули великолепную Кунсткамеру. На выходе я зачем-то купила себе пару маракасов и весело звенела ими всю оставшуюся дорогу.
   - Присядем где-нибудь, чтобы перекусить?
   - Конечно, а то уже живот прилип к позвоночнику, - согласилась я, и мы тут же приметили удобную лавку со спинкой прямо напротив реки Невы.
   Леха достал из рюкзака контейнер с парой бутербродов с колбасой и сыром (истинная студенческая еда) и начал его открывать, когда мы почувствовали, что пировать будем не одни.
   Возле нас уже была стая голодно смотрящих голубей - они сидели на земле, роя когтями землю от нетерпения, другие взгромоздились на спинку лавки, третьи беспокойно кружили в воздухе, махая крыльями почти рядом с нашими лицами.
   - Вот нахлебники! Ты только посмотри, какие разбалованные и наглые! Кыш! - Леха топнул ногой и махнул свободной рукой, но голуби только посмотрели на него как на идиота, и ничего более.
   - Давай уже есть, не обращай внимания и все, - сказала спокойно я, - отдадим им потом крошки, пусть довольствуются этим.
   Леха достал из контейнера один бутер и отдал его мне, голубь со спинки лавочки тут же перекочевал ко мне на колени. Не успел Леха взять в руки свой обед, как один из голубей сел ему на локоть той руки, в которой был заветный лакомый кусочек.
   Я рассмеялась, Леха вскочил с лавки и принялся разгонять птиц. Голуби лишь перелетали с места на место, не упуская из виду бутерброд злого медика.
   - Хватит уже выделываться, ешь быстрее, и они улетят.
   Но есть уже было особо нечего - колбаса упала на землю в процессе бурных телодвижений Лехи. Теперь мой друг недовольно жевал обычный сыр с хлебом, испепеляя птиц взглядом.
   Я быстро проглотила последний кусочек и стряхнула крошки с колен. Леха злобно молчал и упорно работал челюстями. Голуби, наконец осознав, что им ничего не светит, словно по команде все разом поднялись в воздух и переместились к другой лавке, где только что подошедшие люди решили полакомиться хот догами. Напоследок птицы наградили Леху белой "кляксой" на новых иссиня-черных брюках. Матерился он долго...
  
   - Полностью согласна с тобой, - ответила Лехе я, возвращаясь в реальность.
   Мы покатили в Александровский парк, желая посмотреть выставку "город в миниатюре". Леха как раз восхищался Петропавловской крепостью, которая была высотой около пятидесяти сантиметров, когда на мой телефон пришла смска.
   Я достала телефон, с удивлением обнаружив, что сообщение от Кирилла. Созрел-таки.
   "Завтра в три часа устроит? Встретимся около Областного центра науки и техники".
   Я быстро прочитала, набрала "Ок" и спрятала телефон обратно в карман джинсов. Хорошо, вечером нужно как следует подготовиться к завтрашней встрече.
   - Леш, ты не против, если я покачу домой? Вспомнила, что оставила без внимания одну очень важную статью, которую мне надо подготовить к понедельнику, - даже не краснея, проговорила я.
   - Что за статья-то? Интересная хотя бы?
   - Не могу сказать, ты мой потенциальный конкурент, - стрельнув глазками, слукавила я.
   - Не хочешь, не говори, - надулся Леха, - сам узнаю. Ничего себе, обещала провести со мной целый день и на тебе, кидает уже в Александровском парке! А как же Марсово поле?
   - Впереди еще куча выходных, успеем и туда съездить. Нечего прибедняться, ты итак почти не вылезаешь из моей квартиры, баба Валя уже кидает мне смелые намеки, что ты мой жених, и постоянно как-то странно подмигивает мне, а порой рассказывает пошловатые анекдоты своей бурной молодости, и я начинаю сомневаться в том, что во времена Советского союза был "железный занавес".
   - Давай кати, шевели педалями, хитрая лиса, - смилостивился Леха, я знала, что его обиды хватит максимум дня на два, дальше он будет вести себя, как ни в чем не бывало. - Позвонишь?
   - Обязательно! - выпалила я. - Пока!
   - До встречи!
   Я покатила обратно домой, уже разрабатывая в голове план подготовки на завтра: предстоит весьма трудоемкая работа с педикюром и маникюром, но сначала, конечно же, ванна, и чем горячее, тем лучше.
  
   Август, воскресенье, 5-е
   Отлично выспавшись и позавтракав, я отправилась на метро в центр науки, где Кирилл должен был меня встретить и все показать. Для встречи я выбрала свой самый строгий, но в тоже время очень привлекательный наряд - легкую шифоновую белую блузку и черную юбку-карандаш, красиво обтягивающую бедра и доходящую до верхней трети колен. Помада - конечно алая. Мой самый любимый цвет. Цвет крови, любви, победы.
   Не знаю почему, но мне хотелось выглядеть очень привлекательной и неотразимой. Именно сегодня. Именно в обществе этого парня. Пусть даже вместе с ним я буду рассматривать различные древние костяшки.
   Путешествие по метро, слава богам, обошлось без происшествий и сломанных каблуков. Пару раз ко мне пытались "клеиться", но стоило мне общественно послать ненужных кандидатов туда, где раки даже не зимуют, как любовный пыл быстро утихал, и новые преследователи не торопились привязаться со словами: "Девушка, с вами можно познакомиться", или так: "Дэвушк, кака красива дэвушк, давай дружит, э?". Понаехали тут, в нашу зимнюю столицу. Зла не хватает!
   Я вышла из станции метро и пошла прямо по улице, пока не увидела красивое новое серебристо-голубое здание. Рядом с главной каменной лестницей находились высокие часы, чем-то напоминающие Биг-Бен, я залюбовалась ими, не забыв обратить внимание на время. Было ровно три часа дня.
   Кирилла пока не было видно. Или же он уже находился внутри и ждал меня там. Все же, на всякий случай я решила ему позвонить. Я быстро нашла его номер в контактах своего телефона и нажала "дозвон". Послышались короткие гудки, а потом вызов закончился. Либо болтает с кем-нибудь, либо сбросил, негодник этакий.
   В следующую минуту на стоянку на всех скоростях подъехала черная mazda шестой модели, и из нее несколько неуклюже выскочил Кирилл, на ходу смотря на время и поправляя очки. Он нисколько не удивился моему присутствию здесь, но был ошарашен моим нарядом, что я четко прочитала в его глазах, пусть даже их прикрывала пара высококачественных линз.
   - Привет! - поприветствовал он меня, протягивая мне правую руку, в левой он держал планшет и ключи от машины. - Давно ждешь?
   - Нет, только подошла, - слегка приврала я. - Вау! Видимо, нехилая у тебя стипендия, раз катаешься на такой красавице.
   Я кивнула в сторону его машины, искренне желая про себя хоть разок прокатиться на такой.
   - А это, - Кирилл слегка смутился, - не подумай про меня, что я папенькин сынок, но мой отец заведующий лабораторией, в которую мы сейчас направляемся. Он помог мне купить машину. Я и сам, конечно, работаю уже с пятнадцати лет, но папа здорово помог мне с этой покупкой. Мой долг ему так до конца и не выплачен.
   Я не нашла что ответить. Леха сейчас бы обплевался, узнав, что я вожу дружбу с "позвоночником".
   Мы вошли в здание, которое поразило меня своими размерами и красотой ремонта. Холл был огромен и светел. Пол повсюду был выложен кафельной плиткой, блестел от постоянного протирания. Напротив входа находилась стойка регистратора, словно в гостинице. Слева был лифт, а справа была металлическая серебристая лестница, ведущая на второй зеркальный этаж. Я задрала голову и увидела сквозь прозрачный пол второго этажа небольшое кафе для персонала и кремовые диванчики для ожидающих.
   Кирилл поздоровался с регистратором, и сразу повел меня к лифту, нажал кнопку "5", и мы стали ждать.
   - Что-то ты не жаждешь теперь со мной разговаривать, - вдруг проговорил Кирилл, наблюдая, как я покусываю нижнюю губу.
   - Все в порядке, - ответила я, придав лицу наиболее дружелюбное выражение. - Просто не каждый день встречаюсь с парнем, чей отец всего лишь владелец одной из самых респектабельных лабораторий города.
   - Ты уже мысленно записала меня в клан "папенькиных бездельников"? - несколько строго спросил меня Кирилл.
   - Не совсем, но близка к этому, - не стала врать я.
   Мы ехали в красивом лифте, напротив меня находилось зеркало почти в полный человеческий рост, и я не смогла удержаться, чтобы не посмотреть в него и не отметить, что я довольно стильно выгляжу. На самом пике моего "нарциссизма" лифт остановился, открыв двери, и мы покинули его.
   - Мой отец десять лет отпахал в одной врачебной лаборатории врачом хирургического профиля, прежде чем перебрался в город. Он заслуженно получил эту работу, и я рад, что сейчас он не пропадает ночами на дежурствах, а в выходные я и родители отдыхаем вместе, выезжаем на рыбалку, ходим в гости, театр или просто отлеживаемся дома. Это здорово, когда ты каждый день видишь своих родителей счастливыми.
   Кирилл замолчал, указал мне жестом на комнату, куда нам следовало идти дальше, а потом продолжил:
   - Теперь можешь уже не смотреть на меня, как на кусок дешевого материала, сделанного подпольно в подвалах Китая, я вырос в семье, где все добивались своего счастья и благополучия сами.
   Я не знала, что сказать. Мне было немного стыдно и неудобно, и даже мой сексапильный наряд уже не мог исправить возникшую по моей вине напряженную ситуацию.
   Осмотрев останки и прочитав результаты анализов, я подтвердила, что кости были некогда в составе человеческого тела, за исключением нескольких, которые, скорее всего, принадлежали одному из домашних любимцев. Возраст останков был не особо велик - всего лишь около двух сот лет они томились в земле. На этом моя работа была закончена, диплом Кирилла дописан и запечатан в красивую красно-оранжевую обложку, а найденные раскопки навсегда отправлены на хранение в музей.
   - Спасибо за помощь, - сказал Кирилл, протягивая мне руку для прощального дружеского пожатия.
   - Не за что, - стараясь скрыть разочарование от скорой разлуки, проговорила я, - авось, и мне когда-нибудь твоя помощь понадобиться. Где собираешься работать?
   - Надеюсь, удастся пойти в аспирантуру, а дальше посмотрим, - подмигнул мне парень, - место в папенькиной лаборатории всегда найдется для меня.
   Я зарделась. Он на прощание поцеловал меня в щеку и предложил подвезти домой.
   - Нет, спасибо, у меня тоже дела, - замямлила я, - надо еще заскочить в одно место, прежде чем ехать домой. Пока!
   - До встречи! - крикнул он мне.
   Я оглянулась и помахала рукой, не удержалась и послала озорной воздушный поцелуй.
   Его реакцию на мои проделки я уже не увидела...
  
   Март, семь месяцев спустя
   Когда ты студент, то порой не замечаешь красивых моментов жизни, происходящей вокруг. Ты не видишь, как красиво меняется цвет листьев деревьев: как они из зеленого переходят в красивый золотисто-желтый, потом в чисто желтый, а потом медленно устилают землю шуршащим осенним ковром; ты не понимаешь, почему мы стали вдруг жить по зимнему времени, когда успел подорожать бензин и евро, почему дочка твоей лучшей подруги уже научилась ходить. Ты бежишь с лекции на практику, с автобусной остановки домой, и не думаешь ни о чем другом, как скорее сделать домашнее задание и лечь спать.
   Когда ты студент-медик, ты живешь только медициной. Ты порой не замечаешь даже себя в зеркале напротив. После года обучения в медицинском институте ты сбрасываешь пару тройку килограммов, теряешь несколько десятков друзей и напрочь забываешь о личной жизни. Неделя проносится как час, месяц как день, а год как одна неделя. А ты так и не успеваешь все переделать, злишься на себя, что мог бы сделать лучше, будь в запасе больше сил и времени.
   Медицина не для всех, да и мы не все для медицины...
  
   Было отличное утро для единственной субботней лекции, проходящей в главном корпусе нашего института. А особенно отличным ее делало то, что до ее окончания оставалось всего семь минут. Патологическая физиология мне очень нравилась, но сейчас, сказать по правде, я уже успела устать от разных провоспалительных цитокинов, факторов роста и интегринов.
   Хотелось отдыхать, гулять и подставлять лицо первым дружелюбным лучам солнца, есть мороженое и перемывать косточки, кому попало.
   Лехи не было на лекции, он ее благополучно проспал, сославшись на появившийся из ниоткуда сухой приступообразный кашель, и заставил меня искать "замену", чтобы при проверке не засекли одной отлынивающей личности из моей группы.
   - Лекция закончена, старосты, не забудьте отметить отсутствующих в рапортичках! - напоследок скомандовал преподаватель.
   Я поплелась к трибуне, как и другие старосты потока, а остальные под шумок сваливали, радуясь, что проверять посещаемость сегодня не будут.
   Не утруждая себя, я столбцом поставила всем "плюсики", остальные сделали то же самое. Лектор мимолетно проглядел списки, заметив про себя, что прописные "истины" с действительностью сильно расходятся, но ничего не сказал, решив не портить себе субботний день.
   Собиралась я долго, аудитория успела порядком обезлюдеть. Что поделать, что я копуша и всегда выхожу чуть ли не последняя из аудитории?
   Наконец, я покинула стены успевшего надоесть института медицины, но не успела уйти далеко, так как мой взор привлекла довольно симпатичная картина.
   Кирилла я не видела очень давно, пару раз мы встречались после работы в лаборатории, почти раз в неделю переписывались в аське, но не более. Он успешно поступил в аспирантуру, находя время для работы в лаборатории отца. Я не понимала, как он находит еще свободное время для плавания и чтения фантастической литературы.
   А сейчас, этот мистер-умею-все-на-свете стоял, облокотившись на дверцу своей машины, и радостно улыбался мне.
   - Как поживаешь, Наташ? - спросил он, когда я, слегка покраснев, подошла к нему и протянула свою руку для дружеского пожатия.
   - Отлично, - ответила я, - какими судьбами ты оказался рядом с медицинским?
   - Решил навестить тебя, - не думая, сказал Кирилл.
   - Я такая важная персона?
   - Думаю, что с этого момента да.
   Я не нашла что ответить. И зачем только сегодня я поперлась на эту лекцию? Прогуляла бы, как Леха, выспалась и не заморачивалась по поводу взявшегося из ниоткуда суперского парня.
   - Давай дружить, Наташ, - невозмутимо продолжал он. - Ты необыкновенный человек, отличный собеседник и самое главное красивая и умная девушка. Ты не выходишь у меня из головы с того самого момента, как нахально ввалилась в мою квартиру. С тобой так легко и интересно общаться.
   - И этот план ты вынашивал около полугода? - съязвила я.
   - Нет, сначала я поступал в аспирантуру, а потом всерьёз размышлял насчет нас.
   - Значит, около трех месяцев?
   Он засмеялся, а мое сердце учащенно и радостно забилось в груди.
   - Пусть так, ну и какой твой положительный ответ?
   Я несколько минут помолчала, простые прохожие и знакомые однокурсники неотрывно таращились на нас и красавицу "мазду".
   - Ну, давай попробуем, - ответила я, посмотрев в его красивые пленительные глаза, светящиеся добротой и теплом.
   - Надеюсь, что этот дипломный проект мы будем писать много дольше чем, мой, - проговорил Кирилл и быстро поцеловал меня в щеку.
   Я покраснела еще больше.
   - Все зависит от того, покатаешь ты меня, наконец, на этой красавице-мазде или нет, - смеясь, воскликнула я.
   - С превеликим удовольствием, - ответил Кирилл и открыл передо мной дверцу своей машины.

2009 - октябрь 2014гг.

  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) Н.Мор "Карт бланш во второй жизни"(Любовное фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Я.Ясная "Невидимка и (сто) одна неприятность"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"