Рязанова Галина Александровна: другие произведения.

Драконовладельцы. Общий файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.96*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Весёлые рассказы о парочке юных драконов, их хозяевах, Светлом и Тёмном, а также всяких разных магических и не очень существах.
    Лёгкое фэнтези без любовных страданий, высокой морали и великой идеологии. Предназначено для того, чтобы улыбнуться и отдохнуть душой в перерывах между чтением более серьёзной литературы.
    Откровенных ляпов не имеется, реки в горы не текут, герои не чураются техники и не списывают всё подряд на издержки волшебства.
    Единая сюжетная линия присутствует, но можно читать и по отдельности – каждый рассказ закончен и относительно самостоятелен.
    Приятного вам драконоведения!

    Внимание! Текст вычитан и дополнен. Содержание глав, выложенных отдельно, сюжетно соответствует сводному файлу, правка вносится только в основной. Впечатления от прочитанного принимаются в комментариях к общему файлу, критика любой степени жёсткости и детальности приветствуется. Пишу медленно, правлю неторопливо, зато замечания и пожелания учитываю все — рано или поздно, так или иначе. ;)

    Обновлено 22.05.2017

    P.S. Лёгкий намёк на 18+ в отдельных эпизодах.




ДРАКОНОВЛАДЕЛЬЦЫ


1. И приснится же такое...
2. Заварушка на ярмарке
3. Победить и опозориться
4. Рэд и фея
5. Орлята учатся летать
6. День независимости
7. В гостях у кобольдов
8. Миссия невыполнима?
9. Метаморфозы


1. И приснится же такое...


К чему только не приводит соперничество двух лучших учеников академии волшебников! А если в дело замешаны ещё и драконы – то очередная пара седых волос бороде ректора обеспечена.


   Здрасте! Я – Эрк Майан, лучший ученик Академии магов. И я на привязи! Почему на привязи? Да вот так, пока занятия в самом разгаре, нельзя нам из башни без разрешения ректора. Даже когда вместо лекции по алхимии неожиданно наметился перерыв.
   Довольная орава моих одногруппников на всех парах рванула в студенческую столовую, а я был вынужден зигзагами слоняться по полукруглому коридору в ожидании следующей пары. Двери аудиторий, выходящих в коридор, плотно закрыты – шли занятия у групп, более везучих, чем наша. Или менее. Тут, смотря с какой стороны посмотреть.
   Вроде бы, сделал доброе дело: защитил курсовую. То есть, напоил преподавателя алхимии своим экспериментальным зельем под кодовым названием "От Противного". Нет-нет, не то, о чем вы подумали, дорогие мои извращенцы. Чрезвычайно стойкий клубничный аромат – это не главное. У жидкости, как выяснилось, имеются замечательные побочные эффекты в зависимости от любимого времяпрепровождения испытуемого! Odi et amo. Да-да, вы не ошиблись. "Что любишь, то и возненавидишь". Кто ж знал, что наилюбимейшим и наижеланнейшим занятием нашего лектора окажется именно преподавание. Стоит ли говорить, что из аудитории его вымело со скоростью звука? Того, что ректор явится по мою душу, в скором времени можно было не опасаться: второе по степени обожания занятие престарелого алхимика – кляузничество. Как же бедолага, небось, сейчас мучился, не в силах удовлетворить оба своих основных инстинкта...
   Мне, впрочем, приходилось не слаще. Подозрительный старикашка предусмотрительно решил допускать к защите только тех, кто на своей собственной шкуре протестирует продукт. Во избежание, так сказать, курьёзных ситуаций. Заклинание закрепления состава предотвращало отложенные химические реакции, которые активировались после уменьшения содержимого на объем первого, ученического глотка. А то поначалу находились гениальные субъекты, в мгновение ока обзаводящиеся густой вьющейся шевелюрой, которой любой эльф бы позавидовал, а у преподавателя, последовавшего их примеру, потом развесистые рога вместо локонов отрастали. Почему сразу я? Ну да, я. А как вы догадались?
   В общем, на данный момент я зверски ненавидел еду. Всех форм, расцветок и размеров. И ещё ужас как не хотел прогуливать занятия. Можно сказать, горел желанием приобщиться к мудрости веков, но следующая пара начиналась не раньше, чем заканчивалось действие зелья. То есть, по моим субъективным ощущениям, не раньше, чем через пару-тройку столетий.
   Зайти, что ли, во внутренний двор, где у нас разместилось биохранилище, посмотреть на диковинную живность? Ну и пусть нас, студентов, очень там не жалуют. Мне же скучно! Да и с охраной общий язык найти куда проще, пока все кураторы заняты первокурсниками, у которых сегодня Единомагическое Глобально-Экспериментальное тестирование. Сокращённо ЕГЭ.
   Хорошо, что я уже к концу обучения подхожу и в этом единомагическом дурдоме не участвую. А вообще мне в академии всё нравится, кроме, пожалуй, одного пренеприятного типа. Крис Лорка эст Атерний тар Рейнард. Познатнее меня будет, да и куда более правильный. Ни одного замечания по поведению. Только у недруга моего специализация иная. Я-то больше по светлой магии, хоть с первого взгляда и не скажешь. А он – типичный Повелитель Тьмы. Отец – правитель Края Хаоса, крупного такого домена на границе с Преисподней. Ясное дело, положение обязывает. Благородный отпрыск предпочитает с ног до головы одеваться в чёрное, максимум, позволяя себе разбавить гардероб какой-нибудь алой или серебряной деталью. Заносчив до зубовного скрежета – собеседников, разумеется. Ни одной фривольной проделки, ни одного высказанного в запале словца. И как такой самоконтроль сочетается с крайним нетерпением? Если он что захотел – вынь ему и положь немедленно. В этом он ещё хуже меня. Вечно ему надо превосходство своё доказывать. И если что идёт не так, как он пожелал, всё. Туши свет, бросай огненный шар. В лепёшку разобьётся, но своего добьётся. При этом – о, не смотрите так на меня, не может белый маг завидовать чёрной завистью – ни одного предосудительного поступка! Все строго по законам академии, ни шага от канонов этики и Свода Правил, писаного, похоже, ещё до сотворения первого архимага.
   С чего бы, спрашиваете, я про него вспомнил? Да вот, понимаете ли, подхожу я к зоосекции хранилища, куда в обычное время меня и ватрушкой с творогом не заманишь, а этот субъект тут как тут. Спорит о чём-то с гномом-охранником, и так громко, что даже улучшающее слух заклинание не нужно.
   А спор-то любопытным получается. Судя по всему, папаша срочно требует наследника к себе, и сим прерывает его дальнейшее обучение. Что же получается, не будет у нас с ним финального сражения за диплом с наибольшим количеством баллов?! А как же тогда разрешить наш долгоиграющий спор, кто круче, Светлые или Тёмные? Поединки в академии, понимаешь ли, запрещены, группу поддержки набирать и устраивать негласное голосование тоже не разрешается. По количеству предметов, оценок и полученным за научную деятельность бонусам мы с ним идём нос в нос, даром, что лбами не стукаемся...
   Ха! Похоже, я не одинок в сих плачевных размышлениях. Соперник мой как раз втолковывает взмокшему от напряжения гному, что единственному некроманту выпуска полагается персональный дракон. А у нас, видите ли, в хранилище парочка юных рептилий в стасис-поле уже давно запечатления ожидает. Вах, да его высочество принц наследный возомнил, что глава всей нашей обители оболтусов преднамеренно затягивает процесс! И всё по причине личной неприязни к талантливым знатным Тёмным! Да ещё и мою персону сюда приплёл. Дескать, мудрейший (как-то странно было "р" проглочено) ректор ужасно не хочет огорчать одного определённого студента, к которому по непонятной причине питает более чем отеческую симпатию.
   Как же, мало того, что ваш покорный слуга Светлый, так он ещё и в любимчиках-отличниках ходит! Но зато – опечальтесь други и возрадуйтесь недруги – дракон мне ни за какие красивые глазки не полагается. Не дают таким честным и благородным, как я, столь опасных фамилиаров с непредсказуемым, вредным и злым характером. Драконы только Тёмным полагаются. Вот он, Великий Шанс поддеть меня в очередной раз и, зрелищно вскинув полу чёрного плаща, улететь в горящие алым небеса с новым питомцем. Дескать, вы тут грызите гранит науки, а мне недосуг, у меня свои, куда более важные и срочные дела, да и питомца редкостного воспитывать надо.
   Гном в ответ огрызается, но начальство на подмогу не зовёт, памятуя об исключительной порядочности Рейнарда. Куда такому правильному решиться на штурм опечатанной секции? Поорёт, да и пойдёт разыскивать Закон, запрещающий чинить препоны недоучившимся некромантам, желающим обзавестись фамилиаром перед отлётом в родные пенаты.
   На заднем фоне мелким бесом вьётся слуга юного лорда, пытаясь сдержать его горячность и убедить дождаться ректора. Может, это ему бы и удалось, но тут Тёмный замечает меня и ему окончательно сносит башню.
   Отодвинув остолбеневшего от такой наглости охранника, он выбивает дверь в драконятник, где в плотных коконах времени дремлют зародыши крылатой рептилии. Редкостная пакость, пока не выросли. Похожи на веретенообразного дождевого червя грязно-розового цвета, с крылышками в месте утолщения. Лапки не прорезались, где у них морды, а где хвост, с первого взгляда тоже не различить. Стоймя поставить на один из концов – с взрослого человека ростом будут. По идее, жутко кровожадные. Хотя, пока спят, вполне даже миролюбивые.
   Нет, я не могу такое пропустить! Первое на моей памяти нарушение порядка этим ходячим олицетворением правильности и самоконтроля! Разорви меня москит, но я должен при этом присутствовать!
   Начавший, наконец, вести себя по-человечески юный лорд срывает печать с первого попавшегося кокона. Уродливая тварюшка выпадает из яйцевидной оболочки на утоптанный земляной пол загона и начинает жалобно пищать...
   И какого черта я оказался рядом с развернувшимися далее событиями? Своего дракончика этот идиот получает, естественно, без проблем. Дар у него сильный, в резонанс с питомцем входит быстро. Полное взаимопонимание и любовь до гроба.
   Но ведь второй тоже проснулся! Они, оказывается, в связке были заморожены. И этому второму позарез нужен хозяин! А нетути! У нас в академии до хрена и выше всяких природников и погодников, светленьких и пушистеньких, сереньких и обычненьких. А дракону подходит только стопроцентно Тёмный. И именно с большой буквы, что означает: упитанный, воспитанный и с явственно выраженным Даром.
   Почуявший неладное ректор, тут же телепортировавшийся к месту событий, тут же подтверждает сей факт, начиная магически усиленным голосом кричать на нарушителя правил о том, что ему просто неоткуда взять сию минуту ещё одного такого мерзопакостного, наглого и зловредного некроманта для завершения Церемонии Запечатления. А над его головой взволнованно мечется маленькая феечка-фамилиар, не понимая, почему её степенный хозяин ведёт себя как базарная торговка, которую к тому же ещё и обсчитали.
   К своему удивлению, я не чувствую даже толики удовольствия от того, что ректор впервые повысил голос на моего соперника. Может, это зелье действует?
   А злостному нарушителю, по всей видимости, плевать и на ситуацию, и на ректора, и на постепенно собирающуюся толпу очевидцев. Как он собирался красиво исчезнуть, так и проделал, издевательски махнув мне на прощанье плащом. Сграбастал под мышку тушку этой голотурии с крылышками и взлетел на огромном крылатом жеребце в опалённые отсветами пожарищ небеса. Что за страсть к дешёвым театральным эффектам? Погоду-то зачем было менять? Хватило бы призванного адского коня, огненной печати расторжения контракта на обучение и зловещего хохота победителя. Портал и в голубом небе открылся бы с не меньшим успехом.
   Ладно, лети себе на свои родовые разборки, вступай в должность наследника Князей Мрака, расти "честно" завоёванного питомца. И думай на здоровье, что обошёл меня по полной на кривой кобыле, что я тут локти от зависти кусаю.
   Вы лучше скажите, нам-то что делать? Вон уже, у ректора от расстройства даже седая борода порыжела и зловеще светится адским пламенем. Вцепился в неё, посохом потрясает, ногами топает. А потом неожиданно успокаивается и заявляет, что ничего поделать нельзя и придётся прибить оставшегося дракончика, дабы не мучился. Ибо заснуть по новой он уже не сможет, а кандидата на Запечатление нет и в ближайшее время не будет. А без Запечатления редкостные создания очень быстро сходят с ума и начинают бросаться на все, что движется. На то, что не движется, впрочем, тоже.
   Встаёт в картинную позу, направляет руку в сторону дракончика и приводит приговор в исполнение, направляя поток энергии на несчастную, бьющуюся в конвульсиях сардельку с крылышками. Жалко, аж жуть. Молнии корёжат розовое тельце, крылья подгибаются, визг стоит такой, будто его живьём на колбасу перерабатывают. И тут меня словно подбрасывает:
   – Не трожь скотину! Себе возьму!
   И с распростёртыми руками кидаюсь наперерез электрической цепи, бьющей от архимага в безмозглую тварюшку.
   Ректор вздрогнул, но остановить заклинание не успел. И я на всех парах влетел в поток магической энергии, не успев даже испугаться, что без воздушного щита меня размажет по полу не хуже самой сардельки.
   Идиотский поступок, не правда ли? И, самое интересное, полностью подпадает под всемирные законы идиотизма, иначе говоря, срабатывает. Вместо того, чтобы пострадать от удара молнии, я каким-то непонятным образом привязываюсь к этой ничего не соображающей пародии на дракона! Это потом он станет расти и поумнеет. А пока эта мелюзга с меня ростом только что осознала, что у неё появился друг, хозяин и защитник, и теперь преданно попискивает неизвестно чем, отходя от беспричинной экзекуции. Разве что хвостом не виляет.
   Поздравьте меня, я не только без потерь выжил под молнией самого архимага, но и стал первым Светлым магом с ручным драконом! На морде ректора именно поздравление и читается. Ведь не мог же он и в самом деле желать придушить своего любимого ученика и его нового питомца иже с ним? Не мог, правда?


2. Заварушка на ярмарке


Наши старые знакомые, Светлый и Тёмный, снова встречаются при отягчающих карму и городскую казну обстоятельствах. А если в деле замешаны лепреконы, эльфогномы и шустрая драконья мелюзга, то развесёлая ярмарка славного города Няндома становится ещё веселее!


   В тихий предрассветный час на городской площади не было ни души. Только лысый коренастый эльф угрюмо шоркал метлой. Обычно эльфы не вырастают лысыми и коренастыми и не занимаются столь почётной работой. Но конкретно этому не повезло: он не унаследовал ни от светлейшего папочки любви к лесам и песнопению, ни от бородатой мамаши желания похоронить себя заживо под сводами каменных пещер, в поте лица трудясь над очередным "шедевром".
   А куда же ещё податься юному существу, телосложением напоминающему прикроватную тумбочку, а правильностью черт – лик Святого Валентина? 01
   Правильно, только в дворники. Ибо единственной реальной альтернативой был бордель, где эдакое чудо приняли бы с распростёртыми объятиями. Но эльфогном справедливо побаивался, что его хрупкое мужское достоинство не вынесет столь напряжённого графика работы, а становиться объектом приложения той самой работы ему пока не хотелось.
   Нет, лучше уж Няндомский КГБ.
   Комитет по Городскому Благоустройству дивного города Няндома, по крайней мере, предлагал достойные условия оплаты труда, лучшие волшебные метлы и трёхразовое питание в гоблинской столовой Тарухая. Сам Тарухай, чистокровный гном, всякую прочую волшебную шушеру на дух не переносил. Но ушлые гоблины предложили очень уж соблазнительный ценовой пакет за сущую безделицу: всего лишь дать добро на открытия филиала сети гоблинпита прямо на первом этаже единственного банка в городе. Спросите, а как же безопасность? Это же толпы людей, сплошная неразбериха и никакого контроля.
   Просто, как и всё гениальное. Второй этаж населяли только бумажки и работающие с ними проверенные сотрудники. Тоже, кстати, не чуравшиеся перекусить этажом ниже. А вот проход на третий уровень – хранилище – был зачарован с помощью модифицированного охранного заклинания на основе золота лепрекона. Стоило туда сунуться любому существу, не имеющему заранее заявленного и подтверждённого на втором этаже права на обладание материальными ценностями, бедолагу сразу же телепортировало до дальнейшего разбирательства в ближайший Дом Стражи. Над обездвиженной тушкой мгновенно зажигалась разноцветная радуга, и весёленький звон колокольчиков сообщал об очередном неудавшемся ограблении.
   Хотите знать, с какого перепугу гном полез обустраиваться ввысь, а не вглубь, откель у него такое странное имечко, и как он добыл целый горшок магического золота? Вот у самого Тарухая и спросите! Если у него будет хорошее настроение, отделаетесь парочкой укусов на пятой точке и порванными штанами. Нет-нет, не сам лично. Вы что! Как вам не стыдно, почтенный гном ведь... просто любит боевых хомяков. А боевые хомяки, как известно, начинают с самого мягкого и доступного кусочка вражеского тела.
   Впрочем, мы отвлеклись. А наш угрюмый дворник, тем временем, добрался до фонтана в центре площади. Отложил метлу. Выудил из объёмистого кармана на кожаном переднике измызганную тряпочку и принялся неторопливо полировать край фонтанной чаши. Сверху послышалось нежное приглушенное мычание. Эльфогном было заслушался незатейливой мелодией из трёх нот, пока четвёртая не резанула его тонкий слух откровенно фальшивым истеричным всхлипом.
   Природное чутье на опасность не подвело. Парень сначала отпрыгнул подальше, и только потом рискнул посмотреть на скульптурную композицию в центре фонтана. Та дополнилась новой фигурой. Довольно фигуристой, надо сказать. Единственная дочка Тарухая, Дафна, с детства славилась объёмистыми формами в нужных местах. И теперь гордо восседала на воздетых вверх руках волшебника и кудесницы, уцепившись за верхушку серпа повиновения. Скульптуры из белоснежного мрамора, символизирующие торжество магии над природой, бок о бок шагали в светлое будущее. Им совершенно не мешала упругая гномья попка, примостившаяся на полумесяце магического орудия кудесницы.
   Не тронь дочку гнома, орать не будет. Древняя эльфийская мудрость. В данном случае, подкрепляемая прочным кляпом в девичьем ротике. От левой ноги бородатой прелестницы тянулась полупрозрачная змейка, теряясь на фоне фонтанных струй. Нечто зловещее притаилось под водой, мирно плещущейся в каменной чаше.
   То же чутье подсказало юному дворнику, что не стоит пытаться самому разобраться в происходящем. Лучше доложить начальству, да побыстрее, пока не набежала толпа зевак. До открытия ежегодной няндомской ярмарки оставалось не более пары часов. Успокаивающе подмигнув всхлипывающей Дафне, эльфогном поднапряг коротенькие ножки и устремился за помощью.
   Я готов был поклясться бородой учителя, что денёк не задался с самого утра. Можно сказать, ещё до рассвета. Начать с того, что малыша всю ночь тошнило. То ли кумзуков 02  несвежих переел, то ли на носу очередная линька.
   Он ухитрился изгваздать парадное одеяние, приготовленное на церемонию провозглашения моей Светлейшей персоны КОПом дня. Сиречь говоря, Координатором Обеспечения Порядка на этой дурацкой ярмарке.
   Демон бы побрал эту традицию, предписывающую выпускникам светлого факультета попробовать свои силы в роли блюстителей закона хотя бы на денёк. Некоторые ухитрялись легко отделаться. Поскучав до захода солнца, они сбрасывали белоснежные одеяния с серебряными нагрудниками, и тут же забывали о повинности.
   Но с моим везением можно не надеяться, что ничего из ряда вон выходящего не произойдёт.
   Только я закончил отчищать одежду от полупереваренных кумзуков, как в двери покоев робко, но настойчиво постучали. Чертыхнувшись, я запустил заклинание глажки и отпаривания и отправился открывать.
   На пороге смущённо переминалась довольно колоритная парочка: низкорослый коротышка с лицом небесной красоты и действующий мэр города Няндома.
   Я так и знал! Они меня нашли! Ох уж эти неприятности!

   У фонтана практически ничего не изменилось. За час до рассвета городская площадь оставалась всё так же тиха и безлюдна. И почти безмятежна, за исключением пресловутой композиции. Да, правильно эльфогном не полез исследовать её самостоятельно.
   В чаше фонтана плавало нечто округлое, не принадлежащее нашему миру и несомненно опасное. Под поверхностью воды оно удерживалось тонким натянутым тросиком, зачарованным на присутствие определённого субъекта мужского пола. Какого именно, я разобраться не успел. По причине того, что означенный субъект появился и активировал заклинание собственной персоной.
   Встречайте, досточтимый Тарухай, глава всей банковской системы няндомского округа и по совместительству отец той малютки, что давилась слезами на верхотуре!
   Тросик отцепился от круглого предмета и взмыл над водой на высоту человеческого роста. Где и свернулся кольцом, создавая рамку для телемагического сообщения. В открывшемся окошке появилась растрёпанная голова лепрекона. Она довольно оскалилась, и, не тратя времени, приступила к сеансу вещания.
   Я знал, я знал, что дело с зачарованным на охранку золотом нечисто! Ни один лепрекон по доброй воле не расстанется с волшебным горшочком. Старина Тарухай попросту экспроприировал ценный материал, не посчитавшись с его владельцем. А теперь оказался лицом к лицу с последствиями выбора: или дочка или состояние, нажитое непосильным трудом. Ибо вернуть лепрекону его золото означало в одночасье разрушить идеальную охранную систему банка и отдать хранилище на откуп ворам. А те уже давно точили зуб на несметные богатства гномьего клана.
   В общем, зловредный карлик угрожал, что в случае неполучения золота до полудня, он активирует некий детонатор, и милой молодой леди не поздоровится, как и всем, кто будет иметь неосторожность при этом присутствовать. Напоследок шантажист пожелал нам соблюдать крайнюю тишину и спокойствие и даже не пытаться освободить заложницу. С самоуверенной ухмылкой типа "а-я-тут-все-предусмотрел", изображение лепрекона беззвучно испарилось. Тросик телемагической рамки обмяк и хлюпнулся в воду. При этом его конец чуть не задел чёрный шипастый шарик, незаметно всплывший на поверхность и теперь зловеще поблёскивающий мокрыми боками.
   Вот это влипли! Природа штуковины, несомненно, не магического свойства. Чисто техника и холодный расчёт. Такие у нас не производились, не импортировались и даже на факультативных занятиях не проходились. И я, черт меня дери, пока не представлял, что мне со всем этим добром делать.
   Из ступора меня вывел увесистый тычок под коленки. Мой питомец вполне оправился от последствий ночного обжорства и теперь горел желанием поиграть. А я-то наивно думал, что розовая крылатая сарделька до ночи проваляется в глубоком исцеляющем сне. И даже не проверил, надёжно ли закрыл за собой дверь, когда отправлялся на срочный вызов.
   Только всякой мелюзги мне тут и не хватало! Взяв за шкирку приставучую рептилию, я вознамерился было отволочь её обратно, но передумал. Вы бы тоже так поступили под перекрёстным огнём сразу нескольких пар неодобрительно взирающих на вас глаз. Осуждение к дракону отношения не имело и адресовалось исключительно мне.
   Первым недовольным был Тарухай. Подозреваю, кроме родительской любви дело было в том, что обожаемая дочурка владела половиной ключей доступа в хранилище. Что делало утрату вдвойне, если не втройне горше.
   Вторым, разумеется, Дафна. Вы бы так посидели на огромной высоте, с трудом удерживаясь на лезвии каменного серпа. Да ещё и с перспективой распыления в ничто по прошествии некоторого времени.
   Третий наблюдатель излучал праведную скорбь ценителя изящных искусств перед лицом угрозы потери скульптурного шедевра. Мэр Няндома питал патологически крепкую любовь к архитектурному ансамблю родного города. Что уж говорить про центральную городскую площадь, увенчанную монументальными фигурами волшебника и кудесницы! Налицо был сильнейший приступ восхищения вперемежку с боязнью повредить ценный объект.
   Что касается последнего очевидца, то скромный дворник просто переживал за красотку, довольно бойкую, между прочим. Предполагаемая жертва ухитрилась в промежутках между злобно-умоляющими взглядами, адресованными мне и своему папаше, заинтересованно подмигнуть эльфогному.
   Пока я размышлял, как поступить, досточтимый банкир сделал ноги. Иначе говоря, сбежал. Махнув рукой, я не стал его останавливать. Если бы я только знал, к чему это приведёт...

   Полчаса напряжённых раздумий вылились в установку магического заграждения от собирающихся зевак и клятвенные заверения присутствующих, что проблема будет решена в кратчайшие сроки и ярмарка-таки состоится. Мда, негусто...
   От самобичевания меня спас только лёгкий звон в ушах. Так свежеустановленная защита сообщала о нарушении своей целостности. Полыхая праведным негодованием, я развернулся, чтобы высказать нарушителю все, что я о нем думаю. Твою... дивизию!
   Только не Рейнард! Кто пригласил сюда этого... Тёмного?!
   Гордо чеканя шаг каблуками модных остроносых сапог, к нам направлялся молодой Князь Мрака. За ним семенил присмиревший Тарухай, даже не пытаясь по привычке забегать вперёд. И замыкал процессию близнец моего питомца в стальном чёрном ошейнике, который жутко не гармонировал с нежной розовой кожей. То ли дело у Руйта! Филигранный серебряный обруч. Вишни в цвету, мир, покой и красота...
   Пока я отвлекался на вопросы эстетики, кое-что начало происходить помимо моего непосредственного участия. Справедливости ради, попрошу отметить, что Тёмненький тоже лоханулся.
   Едва завидев друг друга, наши дракончики рванули навстречу, радостно облизываясь и причмокивая. Ничего себе, оголодали! Зубки у малышей пока не прорезались, и питаться они предпочитали чем-нибудь полужидким, на манер небезызвестных пауков. Обездвижил, плюнул ядовитой слюной и жди себе, пока пища подоспеет. Скопившиеся по краям Сферы Невмешательства зеваки радостно затаили дыхание, предвкушая разборки в виде драконьих боев.
   Но магические ошейники придержали шуструю парочку, остановившуюся так резко, что из-под адамантовых коготков посыпались искры. На прочных плитах из белого кварцита, которыми так гордился няндомский мэр, прорисовались два чётких тормозных следа.
   Два грозных одновременных оклика заставили дракончиков пристыжено замереть. Да-а, кто бы мог подумать, что два имени – Хуст и Руйт 03  , соединившись в единый вопль, могут так неприлично прозвучать...
   Мне показалось, или краска смущения залила не только моё лицо? Впрочем, по этому смуглокожему наглецу судить трудно. А с Руйтом я потом побеседую. Вон, чует, видимо: забился к самому краю ограждения и не высовывается.
   Ощущение надвигающейся опасности обухом ударило по голове. Что там говорил лепрекон? Не трогать заложника, не орать... Не орать?!
   Непечатные символы в моей голове шустро выстроились в заклинание стасис-поля, охватившего всё внутреннее пространство защитной сферы. Кроме, разумеется, вашего покорного слуги… и его непосредственного конкурента, вокруг которого заискрилась антимагическая завеса, нейтрализуя действие общей заморозки. Быстро сообразил, однако! Небось, амулетами обвешался по самое не балуй. Не хотелось думать, что реакция у него наравне с моей или даже лучше.
   Брезгливо стряхнув с себя обрывки стасис-заклинания, Тёмный сиганул прямо в фонтан, не снимая сапог. Да о чем это я, зачем их снимать? Вода под действием временной заморозки крепче северного зимнего льда. Так, не отстаём, присоединяемся, активируем внутреннее зрение.
   На треть выступающий из воды шар в упор уставился на нас своей верхней частью. Два выступающих штырька напоминали глаза диковинного глубоководного обитателя. В самой глубине его чувствовалась зарождающаяся цепная реакция, остановленная в самом начале.
   Плохой день, плохой. Замороженная Дафна надёжно связана магической удавкой с одним из штырьков. При любой попытке их разъединения штырёк разрушится, запуская точно такую же реакцию, что притаилась внутри шара. Впрочем, это уже не имело никакого значения. Поздно звать жреца, когда демоны пообедали.
   Надёжное стасис-поле отличалось одной особенностью: после прекращения его действия события развивались с удесятерённой быстротой. А переместить в пространстве предмет, подвергшийся заморозке, считалось невозможным. По крайней мере, отдельно от остальных, попавших в область действия заклинания.
   На сей раз верные непечатные символы не помогали.
   Но, похоже, у Тёмного есть какие-то мысли касательно таинственного объекта. Так, что он там бормочет? Мина комбинированная... акустическая, контактная, якорная, управляемая... Что? Он знает, что это за штуковина?! И где только научился?!
   Неважно, мы тоже не лыком шиты. Будем рассуждать логически. Раз дело в некой реакции, то можно просто попытаться обратить её вспять. Вещество, находящееся внутри шарика, не войдёт в соприкосновение с зарядом, не воспламенится, а это значит...
   Стоп, что это он там делает? Он что, придурок?! Стой, не трогай! Стой, кому говорят! Я уже запустил Цепь Обратного Преобразования! Куда лезешь с Частичной Заменой Сущности?! Только не это! И кто пустил сюда этого идиота?!

   Столпившиеся за пределами Сферы зрители с удовольствием наблюдали за тем, как сначала с треском лопнуло стасис-поле, а вслед за ним вдребезги разлетелся неожиданно позеленевший шипастый шар, плавающий в фонтане. Обоих магов смело ударной волной, кучно отбросив на белокаменные плиты. Сверху увесисто приземлилась голосящая Дафна, в полете ухитрившаяся избавиться от кляпа. Вода в фонтане приобрела цвет и консистенцию желеобразной изумрудной массы, целенаправленно выплеснувшись на распластавшуюся без движения троицу. Скульптура волшебника и кудесницы накренилась, чудом сохраняя равновесие. Кончик надломившегося жезла чародея недвусмысленно целился вниз, угрожая отвалиться окончательно и добавить шишек позеленевшим "спасателям". Поднявшийся хохот мог бы пробудить и мёртвых, коими маги определённо не являлись.
   Впрочем, удовольствие любопытствующих горожан было недолгим. Как только поднявшийся на ноги Светлый снял магическую защиту, до няндомцев донёсся ни с чем не сравнимый аромат хорошо выдержанной падали. Весьма и весьма интенсивный. Толпа кинулась врассыпную, не желая остаток дня провести в общественных банях.
   Тёмный, недовольно морщась, попытался отряхнуть липкую субстанцию с бывшего некогда верхом элегантности чёрного камзола с алой оторочкой. Субстанция покидать насиженное, а точнее, налепленное место, отказывалась. Светлый оказался в столь же плачевном положении. Если с серебряного нагрудника слизь стекла, как по маслу, то в широкие белые рукава и брюки она впиталась с надёжностью голодного клеща. Оба мага с ненавистью воззрились друг на друга. Воздух заискрился от накапливаемой волшебной мощи.
   Мэр, моментально оценивший обстановку на предмет текущих разрушений и сравнивший их с последующими, горестно вцепился в волосы. Тарухай деловито почёсывал бороду и прикидывал, не удастся ли скостить трошки с обещанного чёрному колдуну гонорара. В конце концов, и его любимая Дафночка извозюкалась в зелёной гадости. Неизвестно ещё, вдруг потом на здоровье отразится.
   Дочка размышлениям не предавалась. Углядев за широкой спиной папочки своего нового воздыхателя, она картинно закатила глазки и собралась падать в обморок.
   Эльфогном понял, что такой шанс выпадает только раз. Ну и что, что бородата и немного полновата! Зато есть за что подержаться. И какое дадут приданое! В один миг он подскочил к оседающей на каменные плиты гномице, подхватил на ручки и рысью рванул с площади, пока папаша не опомнился.
   А маги, не теряя времени, уже начали формировать атакующие заклинания.
   Положение разрядили юные дракончики. Галопом прискакав к своим хозяевам, они жадно принялись слизывать вонючую жижу, ловко работая длинными язычками. Кислотная слюна местами разъедала ткань одежды, но на коже магов не оставалось ни следа. Запечатлённые тварюшки могли переварить почти все на свете, кроме своих собственных владельцев. Уж об этом-то природа позаботилась.
   В считанные мгновения дракоши расправились со слизью на телах и большей частью одежды. И с энтузиазмом приступили к каменным плитам, намереваясь завершить пиршество в глубокой чаше фонтана. Их ожидало глубочайшее разочарование всей их недолгой драконьей жизни.
   Оглядев друг друга и себя, Светлый и Тёмный одновременно сплюнули, развернулись и, послав сигнал на волшебные ошейники, выдернули питомцев из обители гастрономического наслаждения. Тоненько поскуливая, растолстевшие сардельки с крылышками грустно поплелись вслед за расходящимися в разные стороны хозяевами, оставляя на белоснежных плитах нежно-зелёные отпечатки.
   Потрёпанный Князь Тьмы приостановился рядом с Тарухаем и внимательно посмотрел тому прямо в глаза. Мысли о скидке враз покинули опустевшую голову досточтимого банкира и тяжёлый кошель опустился в протянутую ладонь, не полегчав ни на одну монету.
   О чем подумал Светлый, оглянувшись в этот самый момент, он не сообщил ни одной живой душе. Но мы-то с вами знаем:
   "Не, ну за что этому надменному хлыщу ещё и награда привалила? Мне, видите ли, нельзя! Я при исполнении! Координатор Обеспечения Порядка должен быть неприступным и неподкупным. А этот... и героем стал, и сливки снял.
   Одно утешение, стоимость испорченной формы КОПа возмещает мэрия. А кто оплатит эксклюзивный демонический наряд Тёмного Властелина?"


3. Победить и опозориться


На сей раз повествование ведётся от лица Тёмного. Не все же силам добра играть первую скрипку. Без драконов, разумеется, не обойдётся, без присутствия соперника тоже. А вот о том, что побудило наследника Повелителей Тьмы отправится в таверну няндомской гильдии воров, узнать можно только у главы Академии волшебства.


   Мне не было скучно. И одиноко тоже не было. Меня всего лишь интересовало, как ведёт себя человеческое тело при забеге на длинные дистанции, если его преследует маленький, но очень грозный дракон. Хуста я предварительно накормил, иначе он бы догнал подопытного слишком быстро, испортив мне весь результат. Когда вместо наблюдения за гонкой приходится вычислять, сколько килограммов мяса, не считая костей, может поместиться в эластичной розовой тушке, вот это действительно скучно. Способности своего питомца я знал наперечёт. Да и поведение мог предугадать с вероятностью девяноста девяти процентов. Почему не ста? Элементарно: если не оставить случайности ни единого шанса, то она его отыщет сама. И процент непредсказуемости будет гораздо выше.
   Сидел я в удобном кресле, на балконе, с которого открывался потрясающий вид на лабиринт, построенный по моему заказу аккурат на выходе из тюрьмы. Те, кто попадали в мои подземелья, отрабатывали карму по полной. Невиновных не бывает. Бывают не обследованные, не приговорённые, и те, чью вину я счёл недостаточной для вынесения высшей меры наказания.
   Долгосрочных узников я не любил. Занимают место, излучают негативные эмоции, быстро начинают вонять, несмотря на отлично обустроенные камеры с туалетами и душевыми кабинками. А также постоянно делают попытки удрать или иным способом отомстить ненавистным тюремщикам.
   Впрочем, надсмотрщиков у меня не водилось. К чему нанимать отдельный персонал, чтобы следить за теми, чьё существование меня не заботило? Или сторожить, дабы они не удрали? Нет уж, тратить семейный капитал впустую я не любил.
   Посему никто не задерживался в уютных подвалах на срок, превышающий период расследования. Так или иначе. К тому же система охраны была совсем недавно усовершенствована с учётом молодого быстро растущего организма Хуста и моего собственного стремления к простоте и изяществу.
   Простым было заклинание, которое ставило маркировку на любого нарушителя тюремных границ. Кроме меня самого, разумеется. А изящным – белокаменный трёхуровневый лабиринт на выходе. Спусковым крючком служил приговор или побег, сам по себе являющийся безоговорочным признанием вины. В роли карающего меча правосудия выступал один славный ручной дракон. Разница между освобождением и казнью заключалась лишь в том, был ли дракон сытый или голодный. А голодным он был часто...
   На данный момент очередной "вольноотпущенник", поминутно оглядываясь через плечо, нёсся по второму уровню запутанных переходов. Хорошо идёт, однако. Так и до третьего дотянуть может. А там, кстати, особо упорных ожидал бонус в виде бассейна с лечебной водой. Беглецы не часто додумывались остановиться и искупаться в нем. А зря – злобное чудище, преследующее их по пятам, шло на запах маркировочного заклинания. Стоило смыть вонючую слизь, покрывающую тело, как погоня прекращалась. Хуст прекрасно понимал, что именно я ценю в данной забаве, а именно: смекалку, выносливость и везение. Те редкие счастливчики, которые проходили церемонию освобождения без единой царапины, получали предложение вступить в СОБР 04 . Естественный отбор, так сказать. Совмещаем забавное с полезным.
   Кажется, мой ручной зверёк даже слишком сыт. Против обыкновения, он не вылизывал дочиста мраморные плиты в местах, где они были заляпаны деликатесной зелёной жижей. Просто лениво ковылял по следу на полусогнутых лапах, помахивая крылышками для сохранения равновесия. Нужно будет после окончания "бегов" запустить систему очистки. Вдруг пойду к пленникам с очередной инспекцией и, не приведи творец, испорчу костюм в половину стоимости лабиринта. А банкиров с толстыми кошельками поблизости, к сожалению, не наблюдалось.
   От заключения пари с самим собой, доберётся ли дичь до бассейна, меня удержал сигнал телемагического вызова. Недовольно поморщившись, я поднялся с кресла, и прошёл с балкона в свой кабинет. Чёрный палантир надоедливо вибрировал на подставке и переливался жёлтыми полосками. Махнув рукой, я снял блокировку на соединение.
   Когда в глубине шара нарисовалось благочинное лицо, обрамлённое длинной седой бородой, я почти не удивился. В самом деле, чего здесь такого? Бывший наставник, архимаг Рэд Фейский, вдруг вспомнил о своём лучшем ученике и воспылал желанием пообщаться. И какое имеет значение, что вышеупомянутый ученик в своё время ушёл из Академии, закатив весьма эффектный скандал?
   Ладно, послушаем. Зря архимаги названивать не будут.
   В последующие несколько минут моё представление о мироустройстве подверглось небольшому видоизменению. Опытный, уравновешенный, благородный и мудрый волшебник оказался таким азартным идиотом, что ухитрился при игре в карты с главой Воровской гильдии поставить на кон Кольцо Магистра, символ главы Академии! Символ, надёжно защищённый от воровства, уничтожения, потери и изъятия у владельца любым насильственным образом, включая обман. Уникальный артефакт можно передать только добровольно: продать, подарить и, как оказалось, проиграть в восьмиколодный Блэк Джек.
   Пропуская мимо ушей неразборчивое бормотание, доносившееся из палантира, я прикидывал, каковы мои шансы получить вознаграждение за помощь: не восстанавливать же репутацию своего бывшего наставника за бесплатно. А на размер гонорара, в частности, влияло и то, насколько старый дед зависел от моего согласия.
   Для начала определим список конкурентов. Коллег архимага в расчёт можно не принимать, разболтают – пиши пропало. То же относилось и к наёмным исполнителям.
   Таким образом, круг претендентов сокращался до числа студентов последнего выпуска. Только они будут молчать как рыбы, ибо срок годового обета ограниченного подчинения руководителю Академии ещё не истёк. На меня он тоже распространялся, хотя до диплома я так и не доучился. Это минус. Но то, что наставник ограничен во времени фактически двумя днями, это плюс. Ровно через пару суток обет прекращал действовать, ставя незадачливого игрока в воистину безвыходное положение.
   Так, кто там ещё из наших выпускников славился математическими способностями, феноменальной памятью и умением сохранять самообладание в самых сложных ситуациях? Неужели только я? Поздравляю себя, конкурентов нет.
   Между тем, со стороны почти отчаявшегося архимага в ход пошла тяжёлая артиллерия. Какие слова я слышу! Мальчик мой, спаситель мой драгоценный...
   Лирика это всё. Давайте лучше о деле поговорим, уважаемый.

   Через час мы сошлись в цене. Я вернулся на балкон и заглянул в лабиринт. Бывший узник свернулся в комочек неподалёку от выхода и дрожал мелкой дрожью. Хуст лениво облизывал его правую руку, оставляя за языком дымящийся след. Кислотная слюна уже основательно разъела рукав и подбиралась к коже. Всё-таки, бедолага не догадался помыться. Экая досада.
   Я свистнул питомцу, сообщая, чтобы тот бросил бяку и подготовился к прогулке в славный город Няндом. Предстоял нелёгкий разговор с главой тамошней криминальной структуры – действующим владельцем Кольца Магистра.
   В таверне "Шишвамдам" было немноголюдно. Да и прочие расы не баловали её вниманием в полуденные часы. Настоящее веселье начиналось ближе к вечеру, когда столики заполнялись желающими отдохнуть и поразвлечься. А пока сонный одинокий гоблин за прилавком лениво протирал стаканы, напрочь игнорируя незваного посетителя, настойчиво стучавшего в стеклянную дверь. Действительно, зачем напрягаться? Написано же на стекле: "Закрыто. Обед". В это время в помещении имеет право находиться только персонал. А для всех остальных есть табличка с лаконичной надписью, периодически менявшая один язык на другой. Пяти наиболее употребляемых диалектов вполне хватало, неграмотные же довольствовались картинкой с перечёркнутым котелком.
   Как раз то, что мне нужно. Никаких лишних свидетелей. Все свои.
   Я подозвал свою многофункциональную зверушку и подождал, пока стекло, насквозь протравленное кислотой, не упадёт внутрь, вдребезги разбивая предупреждающую надпись. Подняв самый крупный осколок, на котором навечно застыли не успевшие смениться три последние буквы, я с извинениями вручил его бармену. Тот посмотрел на кусок стекла, потом на меня, потом ещё раз на стекло и медленно сглотнул.
   Прекрасно, значит, босса мы увидим незамедлительно.

   Теперь мне стало понятно, как архимаг ухитрился продуть все партии. Рэд Фейский не уступал мне по части самоконтроля и логического мышления, а, возможно, кое в чём даже превосходил. Но, несмотря на преклонный возраст, есть у него одно слабое место – женщины. А если персона противоположного пола оказывалась... скажем так, довольно экзотической, то внимание маститого волшебника ей было обеспечено.
   Хорошо, что я отпустил погулять Хуста, полагая, что в ближайшее время он мне не понадобится. Наги и драконы с древности недолюбливали друг друга, несмотря на отдалённое генетическое сходство. То ли дело в родовой памяти, то ли просто антипатия на уровне несовпадения аур, но находится в одном помещении двум представителям этих рептилоидных рас строго не рекомендовалось.
   Красавица нагиня хладнокровно рассматривала мою персону, постукивая остро заточенными коготками двух верхних рук по полированной поверхности стола. Нижние были скрещены под грудью. Ярко-алые губы плотно сомкнуты, а на кончике переливающегося перламутром хвоста поблёскивает пресловутое Кольцо Магистра.
   За неполное предоставление информации придётся потребовать неустойку. Но делать нечего, буду действовать согласно предыдущему плану. В конце концов, наги существа разумные, значит, с ними вполне можно договориться.
   Эта оказалась даже слишком разумной. Попытки шантажа пропустила мимо ушей. Подкуп наряду с взятками – тоже. Любые предложения, сделанные мной от имени архимага, попросту игнорировались. Хитрая бестия прекрасно понимала, что в данном случае любые угрозы бессмысленны: амулет провести невозможно. Все попытки завладеть им с помощью обмана или насилия обречены на неудачу. Только честно, добровольно и с песнями.
   Сказать по правде, я почти уже сдался. У меня оставался последний козырь. Хуст. Но я понимал, что не смогу пожертвовать своим питомцем в случае проигрыша. Ставки были слишком неравноценны. Так что, в Академии в скором времени вполне могли наметиться кадровые перестановки. Вакантное место ректора – слишком лакомый кусок для того, чтобы стервятники-карьеристы упустили свой шанс.
   Но нагиня, оценивающе оглядев моё тело, рассудила по-иному. Никогда бы не подумал, что почувствую себя в роли товара, да ещё и такого рода. Я не горел желанием быть сдавленным в тяжёлых объятиях змеиных колец. Да и партнёров предпочитал выбирать самостоятельно. Лишиться на полгода большей части колдовской силы мне также нисколько не улыбалось. А именно это меня ожидало после ночи любви с поглотительницей магии.
   С другой стороны, сам факт соития повредить репутации клана Повелителей Тьмы не мог. Обязательств не накладывал. Потомство исключалось. А касательно периода магического бессилия... Что ж, заодно и проверю свои возможности выживания, основанные на холодном расчёте и продуманном поведении.
   Дамы и господа! Ставки сделаны, ставки больше не принимаются.

   Демон раздери этих архимагов, нагов и мою собственную самоуверенность! Каковы шансы получить три одномастные эльфёрки в первых трёх раундах? Или набрать двадцать одно первыми же архонтом и бесяткой? 05  Проще добиться девятикратного преимущества по итоговому выигрышу, без увеличения ставок... что я и планировал. Но шальное везение перекидывалось от меня к змеехвостой красотке и наоборот с грацией пьяного тролля и надёжностью памяти болотной феи. Издевательски проскочили ряд за рядом все те редко выпадающие комбинации, на которые можно было завязать условия победы. Злорадно пялились зеваки, набежавшие к нашему столу ближе к вечеру. О да, смотрите, как великий чёрный маг коротает своё ценное время за игровым столом вместо того, чтобы замышлять очередные тёмные делишки. Смотрите, мне не жалко! Изменять своему идеальному вкусу и предпочтениям в одежде только ради того, чтобы остаться неузнанным, я не собирался. Посему оставалось собрать волю в кулак и продолжить играть, не поддаваясь на провокации в виде насмешливого присвиста и улюлюканья. Моя сосредоточенность на подсчёте карт не помешала мне запомнить наиболее выдающихся свистунов, дабы впоследствии слегка укоротить свистелки.
   Я мог полагаться на нервы, память и логическое мышление. На природную физическую выносливость, свойственную представителям моего рода, тоже. Но капризная удача уговорам не поддавалась, и упрямо водила за нос обоих игроков. Небольшие кучки счётных косточек кочевали справа налево, но итоговая разница оставалась практически неизменной. Незаметно пролетели первые сутки. Перерыв в условия сделки не входил, как и перекус без отрыва, так сказать, от производства.
   Где-то на задворках эмоционального фона я чувствовал беспокойство Хуста, но фамилиар мне ничем помочь не мог. Пришлось дополнить первоначальный приказ не вмешиваться небольшим заданием: слетать проведать лабиринт. Вдруг очередному кандидату приспичило освободиться вне очереди? Послушный ребёнок отправился обедать в родные пенаты, а я продолжал корпеть над карточным столом.
   И моя настойчивость победила. Да здравствуют холодный расчёт и долготерпение! Трижды сыграли ставки три к одному и скромное полупрозрачное колечко соскочило с кончика злобно извивающегося хвоста, покатившись в мои подставленные ладони. Чуть дрожащие, между прочим. Даром, что Тёмный, но и нам, некромантам, отдыхать полагается. Особенно учитывая, что магическая подпитка по ходу игры также запрещена. А вдруг амулет воспримет её как жульничество и... эта песня хороша, начинай сначала? Меня такой вариант не устраивал.
   Всё хорошо, что хорошо заканчивается. Не представляю свою жизнь без энергии мрака. Если только в вампиры переквалифицироваться и пойти мародёрствовать по местам скопления волшебников. А что, чем архимаги хуже простых смертных? Даже лучше! Они вкуснее и упитаннее. Не зря же долгими целомудренными годами копили магическую мощь... А я велел делиться!
   Занятый посторонними мыслями, я покинул гостеприимные своды таверны "Шишвамдам". Дверь, кстати, расторопные работники ухитрились починить. Новая надпись на стекле гласила: "Только сейчас! Только для вас! Не проходите мимо, дуэль века! Прославленная Госпожа Блэк Наг против Тёмного Властелина!". Вот почему столпилось столько наблюдателей, что столы ломились от заказов, и в помещении яблоку было негде упасть! Она что, меня на измор хотела взять? Духотой, толкотней и шумом? Пусть сначала с дипломатической миссией в Край Хаоса наведается. Посмотрел бы я на неё в тамошней обстановке. После концентрации нескольких сотен дьяволят на квадратный метр местные посетители казались тихими и спокойными, как дервиши, достигшие просветления.
   Впрочем, невзирая на свою браваду, я был истощён до мозга костей. День и две долгих ночи за карточным столом не прошли бесследно даже Тёмного мага, стойкого как физически, так и морально. Впрочем, если бы я проиграл, чувствовал бы себя в скором времени гораздо хуже. Надо хоть разглядеть толком, что за артефакт мне достался. Когда ещё случай представится? А то свяжусь сейчас с дорогим наставником, он мне живо организует прямой телепорт в ректорский кабинет и изъятие драгоценного предмета. Не забесплатно, разумеется, но любопытство лучше удовлетворять незамедлительно.
   Я покрутил в пальцах невзрачное на первый взгляд колечко и на мгновение даже пожалел, что придётся с ним расстаться. Впрочем, тот великолепный набор защитных заклинаний, которыми оно обеспечивало своего владельца, я вполне мог бы со временем настроить сам. Равно как и впечатать в не менее могущественный артефакт. Лет эдак через триста-четыреста. Да и претендовать на место ректора мне не хотелось.
   А вот то, что я запросил в обмен, встречалось гораздо реже. Что ж, пора... Но что это за неприятный зуд под кожей?!
   Я почувствовал чей-то ненавидящий взгляд и поднял голову. На расстоянии пары-тройки шагов от меня стоял Эрк Майан. И неотрывно пялился на мои руки, крутившие Кольцо Магистра. Только моя очевидная усталость и не менее явная уверенность в том, что все неприятности позади, виноваты, что я не сразу среагировал на команду "фас!"
   Розовая сарделька с крылышками, точная копия моего Хуста, напрыгнула на меня и задышала ядовитыми парами прямо в лицо. Оцепенев от неожиданности, я не успел отбить парализующее заклинание и провалился в глубокую черноту. А кольцо, с которым я столь безрассудно игрался, соскользнуло на безымянный палец левой руки.
   Судьба-таки подложила мне подлянку!

   Сознание возвращалось медленно и постепенно, что меня вполне устраивало. Я стал свидетелем незабываемого унижения своего давнего недруга. Пока я лежал на невероятно удобной кушетке в личном кабинете архимага и потихоньку очищал организм от полученной порции яда, мой соперник изнывал под гнетом гневных слов. Разумеется, магически усиленных. Глава Академии чихвостил его почём зря, припоминая прегрешения чуть ли ни с момента сотворения мира. Я не смог сдержать удовлетворённой улыбки, что сразу же было замечено "беседующими", один из которых орал, а второй тщетно пытался оправдываться.
   Бывший наставник по-отечески улыбнулся, делая вид, что искренне обеспокоен моим самочувствием. А Светлый замолчал и надулся, как болотная жаба, избегая встречаться со мной взглядом.
   Ну да, откуда ему знать, что я действовал по поручению самого архимага? А сообразить, что Кольцо Магистра невозможно отобрать силой, и вовсе было непосильной задачей для такого разгильдяя, как Майан.
   Промучившись в тщетных попытках стянуть с моего пальца знакомый предмет, победитель отволок тело побеждённого своему учителю в первозданном виде. Посмел бы он его тронуть! Защищённый самонаводящимся артефактом, я стал практически неуязвим. К пожару, утоплению, порче и так далее и тому подобное. Но, как выяснилось, воровство владельца кольца в этот перечень не входило. Когда придёт время конструировать свой амулет, я постараюсь учесть этот момент.
   А пока стоит закончить наше с наставником дело. Вон как испереживался. Опасается, что через пару часов срок обета подчинения истечёт, и ничто уже не помешает мне нарушить условия соглашения. Зря он это. Князья Мрака слово своё держат крепко, на том и стоят. Обманывать – удел слабых.
   Однако, несмотря на явное нетерпение, архимаг заставил Светлого принести мне свои извинения. Мне? Извинения? От Светлого? Давненько я так не наслаждался!
   Пожалуй, даже не буду просить компенсацию за то, что меня не предупредили о любвеобильности змеехвостой пассии нанимателя. Ограничусь первоначальными условиями сделки. Ну, разве что намекну, что за ставку мне предлагали. Пусть позавидует, старый развратник. Ему-то с этой красоткой острые ощущения не светят. Не в этой жизни. Не знаю, по каким критериям нагиня выбирала себе партнёров, но даже вся магическая мощь похотливого архимага не помогла бы ему оказаться в числе её любовников. Хуста готов прозакладывать.
   Кстати, о Хусте. Надо бы поторопиться. Дело и так затянулось, а мне уже давно пора проведать свой последний отборный десяток пленников. Если в моё отсутствие ими овладело повальное стремление к побегу, то я рискую получить или перекормленного дракона, или непредусмотренное штатным расписанием пополнение СОБРа. И перекраивай потом весь бюджет на следующий финансовый год.


4. Рэд и фея


Небольшое лирическое отступление. История из юношеских времён одного степенного ректора магической академии. Эх, если бы молодость знала...


   На ярмарке продавали феечек. Серебристые, зелёные, голубые, оранжевые крылышки сливались в одно непрерывное мерцание. Их трепещущие стрекозиные движения были неразличимы человеческому глазу. Рэд завистливо вздохнул. Его стипендии студента-третьекурсника не хватило бы и на одну из миниатюрных туфелек, в которые были обуты стройные фейские ножки.
   Магические красотки слыли для волшебников отличными фамилиарами, многократно усиливая способности владельцев. Они ничего не имели против того, чтобы быть продаваемыми. В конце концов, стать чьим-нибудь питомцем – не самый плохой способ обрести свою судьбу.
   Судя по всему, отсутствие свободы выбора для них особой роли не играло. Жаль только, что условия договора купли-продажи не разглашались. Доподлинно о них ведали лишь продавцы и покупатели. И, разумеется, милые беспечные летуньи.
   Рэда уже давно мучил вопрос: почему столь уязвимыми и беззащитными существами совершенно невозможно завладеть силой?
   Счастливые владельцы могли быть сколь угодно разными по характеру, но после заключения договора объединяло их всех одно: трепетное и заботливое отношение к хрупким малюткам. И немудрено – оставались прелестницы лишь с теми, к кому искренне привязывались. А делали они это быстро и надёжно. Никто ещё не мог похвастаться тем, что украл крылатую нимфу у приглянувшегося ей хозяина. Возвращалась, чертовка.
   А ещё с ними можно поговорить. Рэд вспомнил об одиноких вечерах в каморке под крышей и вновь тяжело вздохнул. Ему о такой компании даже мечтать не приходилось.
   В свои неполные семнадцать лет, парень был беден, рыж и отчаянно лопоух. Сей факт, включая многочисленные веснушки, густо усеивающие его и без того несовершенную физиономию, отнюдь не способствовал появлению популярности у противоположного пола. Да и собственный не баловал дружеским вниманием неуклюжего угловатого подростка. Сокурсники единодушно предпочитали не замечать единственного рыжего мага на потоке и объединялись в группы по колдовским интересам, подозрительно совпадая по цвету шевелюры. Рэд втайне подозревал, что первое же заклинание, выученное Светлыми, моментально обесцвечивало волосы, тогда как Тёмные предпочитали зловещие оттенки воронова крыла.
   Сам он изменять внешность, навязанную природой, не пожелал. Равно как лезть из кожи вон, стремясь завоевать симпатии игнорирующей его общественности.
   У него появились свои интересы, главным образом заключающиеся в стремлении побыстрее завершить обучение и одним махом избавиться от невнимания той самой общественности. Он мечтал стать крутым независимым колдуном. А может, даже самим архимагом! Но на то, чтобы экстерном сдать экзамены за третий курс, у него банально не хватало магической мощи. Природная сообразительность и сноровка помогли влёт справиться с первым курсом и вполовину сократить срок обучения на втором. Желание и готовность обучаться тоже немало тому посодействовали. Но с возрастными ограничениями, препятствующими развитию волшебного дара, Рэд ничего поделать не мог. Без фамилиара ему оставалось куковать до совершеннолетия весь третий курс.
   С трудом оторвав взгляд от прилавка, на котором вольготно расположилась стайка крылатых красавиц, он потянулся к поясу и пощупал безнадёжно тощий кошелёк. Скорее бессознательно, нежели в ожидании чуда.
   Под его рукой скупо стукнулись друг о дружку два медяка. Уж они-то знали, на что будут потрачены. Вопросительно заурчал живот, намекая на пирожки. Рэд потуже затянул поясок, игнорируя голодные позывы. Не для того он выбрался в город ни свет ни заря.
   К тому же, в дни праздников цены на съестное взлетали до небес. Само собой, по меркам небогатого студента. А ужин в университетской столовой подавался в одно и то же время по фиксированным расценкам.
   Несмотря на ранний час, оказалось довольно многолюдно, и паренёк приподнялся на цыпочки, чтобы присмотреть для себя наиболее подходящий маршрут. Главное, избегать коробейников с пирожками. На расстоянии вытянутой руки заманчивый аромат свежей выпечки обладал великой силой искушения. Рэд сомневался, что сможет достойно ему противиться.

   Ярмарка бурлила, как брага, позабытая на жаре нерадивой хозяйкой, выплёскиваясь далеко за пределы торговых рядов. Там, где намечалось мало-мальски интересное событие, моментально собиралась зеваки, вовлекающие в свои ряды всех, кто имел неосторожность оказаться поблизости.
   Юный маг старался держаться в стороне от толпы. До тех пор, пока не достиг главной площади. Самое любопытное всегда происходило в центре города, а Рэд не собирался размениваться по мелочам.
   На этот раз гвоздём программы стал ежегодный турнир по чародейскому мастерству. Зрители обступили арену плотными рядами, заранее заняв наиболее удобные для просмотра места. Обнаружив небольшой просвет между людскими спинами, Рэд в очередной раз возблагодарил судьбу за свой малый рост и настойчиво протолкался к помосту, то и дело извиняясь перед теми, кому успел ненароком наступить на ноги.
   За двойным ограждением вовсю шла подготовка к проведению соревнований. Суетились распорядители, разминались будущие участники, в одном из которых Рэд с некоторым изумлением опознал преподавателя боевой магии для пятикурсников. С прочими он знаком не был, но даже беглый взгляд не оставлял сомнений в уровне их профессионального мастерства.
   А чуть в стороне, на небольшом возвышении, сидела самая лучшая в мире феечка! Алмазные сверкающие крылышки, точёная фигурка и просто очаровательная улыбка. Засмотревшись, Рэд даже не слушал, о чем гудит взволнованная толпа. Заявление, что главным призом в колдовских состязаниях объявляется несравненная фея Искорка, застигло его врасплох.
   Магический турнир за право называться хозяином этого прелестного существа?! Сердце Рэда учащённо забилось. Мимолётная надежда промелькнула и исчезла под гнетом сомнений. Что у него может получиться? Он ведь совсем недавно начал осваивать атакующие заклинания, а здесь, небось, между собой будут соревноваться маститые чародеи. Куда ему до них?
   Но красивое личико Искорки заворожило его настолько, что он, сам того не осознавая, поднял руку, изъявляя желание поучаствовать. И, более того, не заметил, как вышел в финал!

   Как в тумане промелькнули конкурсы "Проведи огненный шар сквозь водяной лабиринт", "Чей призванный москит победит", "Собери кубик-магик за тридцать секунд", "Сотвори себе скелета"... Участники отсеивались один за другим, а Рэд, черпая силы из ослепительной улыбки, упрямо держался на помосте.
   Осознание близости победы пришло позднее, когда на арене остались только он и его последний соперник, тот самый преподаватель боевой магии.
   Куда опытнее его самого, волшебник довольно щурился, радуясь, что избавился от конкурентов, более подходящих ему по уровню, нежели чародей-недоучка. Дорогая мантия величественно ниспадала с его плеч красивыми складками. Коротко подстриженные для пущего удобства волосы посверкивали магически наведённым глянцем, в честь праздника.
   Пользоваться вспомогательными средствами на турнире запрещалось, поэтому боевой посох с витым наконечником из рога единорога дожидался своего владельца под присмотром охранника. А также стайки ребятишек, разглядывающих невероятно могучее и столь же редкое оружие с безопасного расстояния.
   Рэд с досадой подумал, что этот уж точно мог раскошелиться себе на фамилиара, а не самоутверждаться за счёт бедных беззащитных студентов. Но его мнение никого не интересовало.
   Соревнующимся предстояло последнее задание: определить, что за высокоуровневое заклинание наложено на главный приз лично самим архимагом. Единственной подсказкой служило то, что взято оно было из сборника "Старинные обряды древних энтов", раздел "Как достичь просветления за триста лет".
   Рэд уставился на феечку. На ней не осталось ни следа чар. Ни малейшей догадки, что за магия поработала над милой крохотулей с крылышками. Помрачневший соперник находился в такой же растерянности, как и он сам. Ничья? Неужели приз так и останется в собственности распорядителей турнира?
   Но феечка внезапно приложила маленький пальчик к губам и подмигнула. Именно ему, Рэду. И того осенило:
   – Безмолвие! Это Заклятие Безмолвия!

   Осчастливленный, юный маг возвращался с ярмарки домой. На его плече удобно устроилась крылатая малютка, помахивая ножками, и без умолку стрекотала:
   – Ой, а говорят, в этом сезоне изумрудная пыльца в моде. Как думаешь, мне пойдёт? А ещё говорят...
   Рэд застонал. Он вспомнил о вечерах в своей уютной каморке. О долгих, одиноких, спокойных и безмолвных вечерах...


5. Орлята учатся летать


Они подросли! Милые розовые сардельки начинают понимать, что широкие перепончатые отростки, расположенные чуть повыше спины, предназначены не только для поддержания равновесия. Только вот дорога к процессу познания оказывается извилиста и трудна, доставляя немало интересных моментов не только юным драконам, но и их владельцам.

   Часть первая, белая и пушистая

   Неет, только не это! Я еле успел выдернуть любимый килт из-под своего первого в жизни и единственного фамилиара. Почему первого, полагаю, пояснять не надо. А единственного... вы что думаете, мой дракон потерпит рядом со мной хотя бы одно существо низшего ранга? Это адских щенков вы можете заводить хоть стаями, а феечек – пучками, если денег хватит, конечно. Удовольствие ведь не из дешёвых. Даже горные коты, хоть и не любят компанию соплеменников, но при должном обращении и врождённом чувстве такта своего запечатлённого мага могут образовывать очень даже гармоничные пары и тройки. К тому же в отдельных случаях можно успешно собирать целые команды из фамилиаров разного вида, как зачастую и поступают приграничные маги.
   Но дракон может быть один и только один! Пусть это пока всего лишь толстая крылатая сарделька, которая по большей части только и знает, что есть да спать, но гордости у этого недоработанного продукта колбасного цеха не меньше, чем у главы всей гильдии мясников.
   В общем, Руйт нахально пользовался тем, что он первый, единственный и любимый фамилиар весьма многообещающего Светлого мага, и после купания не стеснялся использовать мою свежевыглаженную клетчатую юбку в качестве полотенца. В самом деле, какая хозяину разница? Ну высушит, ну ещё раз погладит. Он же чисто моется, грязных пятен не оставляет, даже свои всепроникающие острые коготки подбирает, дабы ненароком не попортить прочную ткань. А то, что я целых полдня прикидывал, как уложить эти чёртовы складки, чтобы постоянно не мялись и красиво лежали, его не интересует! И плевать, что впопыхах я не успел закрепить полученный эффект, и теперь каскад заклинаний для сохранения идеальной формы в движении придётся начинать сначала.
   Впрочем, лучше уж так, чем наложить это самое закрепление на вмятину, оставленную небольшим, но весьма увесистым драконом. Такого надругательства мой килт бы не перенёс. Спрашиваете, почему это я выбрал себе такой предмет гардероба в качестве любимой одежды? Да тащусь я, как ветер задницу обдувает! Удивились? А теперь представьте себе следующую ситуацию: идёшь ты по улице в жаркий день, вокруг все прохожие в брюках томятся, от влажного микроклимата в штанах чесотка начинается. А ты весь из себя такой гордый и красивый, в белом килте в белую клетку – не мужчина, а картинка!
   А если серьёзно, то мне просто нравилась предоставляемая им свобода движений. Не трещит по швам, когда перепрыгиваешь неожиданно кидающуюся под ноги шаровидную розовую тушку. Моментально высыхает после того, как эта зараза в очередной раз отряхнётся после купания, заливая всех окружающих мастерски направленным потоком воды. Вроде бы, казалось, у этой ходячей неприятности шерсти не наблюдается. А с чешуек любая жидкость должна соскальзывать, как со смазанных жиром перьев.
   Но нет же, мой талантливый питомец ухитрился освоить один тактический приём. Причём сразу же, как только отрастил себе молочную чешую вместо плотной кожицы. Даром, что чешуя пока не столько прочная, сколько эластичная; как раз-таки благодаря этому свойству, она могла незаметно выгибаться и подбирать под себя воду, превращаясь в эдакий ряд малюсеньких резервуарчиков по бокам, нежно-розового оттенка. А потом Руйту оставалось только выбрать подходящий момент, чтобы поиграть в пожарника. Что он и делал, если поблизости не встречалось достойного, по его мнению, полотенца.

   Нет, пора всё-таки проводить воспитательную работу, подумалось мне, когда белоснежный килт грустно обвис на вытянутых руках немаленьким таким полотнищем, растеряв все свои тщательно собранные в середине складочки.
   Хватит, наигрались. Будем считать, что детство, характеризующееся порой вседозволенности, закончилось.
   Я взял эту заразу за шкирку, а, точнее, за тонкий, но надёжный ошейник, и поволок на воспитательный полигон, на ходу формируя окно телепорта. Руйт даже не попытался притормозить с помощью когтей, окончательно растерявшись. Ментальная связь между нами явственно подсказала ему, что я не шучу, и теперь он будет иметь дело с сосредоточенным и целеустремлённым магом в одной лишь серебристой рубашке. В рубашке, говорите? Ах, да, одеться мне, пожалуй, не помешает. Там, куда мы направляемся, холодновато. Руйту все нипочём, его организм прекрасно аккумулирует энергию, а вот мне, пожалуй, стоит утеплиться. Дабы не тратить лишние силы на магический подогрев голой задницы.
   Строго-настрого я наказал присмиревшему дракончику ни под каким предлогом не трогаться с места. Пусть пока посидит на краю крыши, прогреется на солнышке как следует. Зря я, что ли, потратился на единственный в городе пентмагус с бассейном, позволяющий с относительным комфортом разместиться одному светлому магу и его быстро растущему молодому питомцу?
   Даже жаль, что придётся переезжать отсюда. Во-первых, закончится двухгодичный срок обязательной отработки в славном городе Няндоме. Если бы не моя выходка с запечатлением дракона, то после выпуска из академии я бы остался в столице, а не попал в это захолустье. Но я ни о чём не жалел: Руйт стоил даже пяти лет каторги в гномьих пещерах.
   Во-вторых, скромных трёхэтажных апартаментов на крыше городской ратуши мне и моему остолопу, в конце концов, хватать перестанет. Меня выживут размножившиеся колбочки с реактивами и прочие алхимические прибамбасы. А питомцу станет тесно в помещениях, рассчитанных на человеческий рост. Произойти же это счастливое событие должно аккурат после пятой линьки, как раз тогда, как начнёт формироваться его полноразмерный скелет.
   Ну и, в-третьих, голосок у редкостной тварюшки оказался, мягко говоря, довольно немузыкальным. А восходящее светило приветствовать Руйт любил не хуже того самого петуха.
   Горожане смирились с трубными воплями, каждое утро исправно доносящимися с крыши самого высокого здания. И даже городские часы начали подстраивать свой ход под чуткое восприятие чешуйчатого малыша, корректируя табличку с ежедневными показателями времени восхода солнца.
   Но я подозревал, что если мы с Руйтом задержимся хоть на час долее положенного срока, то вся городская рать любителей понежиться в постели пойдёт брать штурмом ратушу, в которой обосновался назойливый трубач. Да и мэр будет рад получить обратно свои апартаменты, коими он пожертвовал ради престижа иметь в штате единственного в подлунном мире светлого мага с фамилиаром-драконом.
   А пока мы вовсю пользовались правом дипломатической неприкосновенности. И заодно тем, что в окрестностях на расстоянии двухнедельного конного перехода не наблюдалось ни одного целителя высшего ранга. Окромя моей скромной персоны, назначенной главным и единственным магом няндомского уезда.
   Что поделаешь, Няндом становился популярным лишь в дни межрасовой ярмарки, а так это было захолустье захолустьем. Небольшой островок мира на стыке местообитания воинствующих горных троллей, скрытных лесных эльфов и совершенно чуждых человеческому образу мышления водных элементалей. Чуть не забыл, скалистую гряду с троллями поделили гномы, проведя невидимую границу по краям высокогорного ущелья, заполненного плотной массой слежавшегося снега.
   Вот этим ничейным ущельем я и планировал воспользоваться, дабы начать обучение своей розовой ходячей неприятности высокому искусству полёта. Будет хоть куда энергию девать. Как мне подсказывали интуиция и тщательное обследование юного руйтовского организма, окрепшие крылышки и врождённая антигравитация уже сейчас в состоянии справиться с предполагаемой нагрузкой. И тогда высвободятся силы, затрачиваемые сейчас мной на поддержание незримого магического ограждения по периметру крыши. А то получается, что не менее пятой части драгоценного резерва каждый день тратится лишь на то, чтобы теплолюбивая живность не свернула себе шею, погнавшись за очередной пролетающей мимо пичугой.
   Все эти размышления в прохладе своих личных покоев нисколько не помешали мне перевернуть вверх дном половину содержимого гардероба в поисках приемлемой одежды. Няндом, располагающийся у подножия гор, ими же был защищён от суровых северных ветров, и климат имел мягкий, умеренно тёплый, континентальный. Вот и получается, что почти круглый год я щеголял, сверкая голыми коленками.
   Но в горах мне придётся изменить своему излюбленному фасону в пользу надёжного ветро– и влагоустойчивого комбинезона. И куда только эта пакость запропастилась? После безуспешных попыток обнаружить искомое, я сдался и, прищёлкнув пальцами, запустил заклинание поиска.
   Ершистый шарик шустро пробежался по многомерным шкафам, а в конечном итоге юркнул под одеяло, большей своей частью свисающее с моего добротного широкого ложа на прочных высоких ножках. И больше не показывался.
   Чёрт, я и забыл! После первого своего визита с доверительной дубинкой к троллям 06 , я так выдохся, доказывая свою состоятельность в качестве полноправного мага этого приграничного уезда, что по возвращении просто скомкал костюмчик и запихал, куда попало. А попало под кровать.
   Что ж, будем надеяться, что непоправимых изменений с оставленной без присмотра одёжкой не произошло. С этими словами я приподнял одеяло и на четвереньках нырнул в черноту между двумя ножками своей собственной постели. Я мог бы воспользоваться магией, но не любил применять бытовые заклинания без крайней на то необходимости. Так можно разучиться и ложку ко рту подносить. А вдруг потом с твоими способностями что произойдёт – с голоду помирать?
   Хотя конкретно сейчас, вытаскивая костюмчик, я об этом пожалел. Кто ж знал, что Руйт устроит склад аккуратно вылущенных панцирей кумзуков прямиком на влагозащищённой поверхности комбинезона? Малыш развлекался, осторожно выедая тельца крупных насекомых, а потом складывая из их блестящих скорлупок чёрную пирамидку. И стоило мне потянуть за торчащий рукав, как вся эта конструкция дождём обрушилась мне на голову, заставив ошарашено отпрянуть, больно стукнувшись затылком о кровать.
   Потирая ушибленное место, я ржал, пытаясь сохранить остатки самообладания. Негодование и восхищение подобной выдумкой ситуацию ещё больше усугубляли.
   С одной стороны, я не мог не оценить своеобразной красоты и ювелирного мастерства исполнения этого сооружения из необычного материала. Старательный ребёнок, похоже, тщательно вылизывал панцирь, не позволяя кислотной слюне разъедать лишнее, а потом незаметно тащил его мне под кровать, выбирая моменты, когда в комнате никого не было.
   С другой стороны, это был явный акт хулиганства. А за неподобающее поведение нужно наказывать. Но это можно сделать и позже.
   С удвоенной решимостью я вновь уцепился за одежду и потащил на себя, намереваясь по-быстрому привести её в порядок и отправиться со своим питомцем на первое совместное занятие по лётному делу.
   Но чьё-то смущённое покашливание, раздавшееся у меня за спиной, заставило тело инстинктивно дёрнуться – и голова снова врезалась в планки, на которых мирно покоился матрас! Чёрт побери, второй раз это уже слишком! Пора выбираться, пока я тут окончательно не ухайдакался.
   Я попятился, продолжая тянуть за собой комбинезон, с которого с глухим стуком сыпались шкурки кумзуков, и только когда наполовину вылез из-под кровати, почувствовал неладное.
   Демоны его забери! Я ж не совсем одет!
   Одним движением выбравшись из-под кровати, сдёрнув с неё одеяло и обернув его вокруг пояса, я рискнул оглянуться.
   Святый эльфе! На пороге стояла молодая женщина в летней мантии целителя, с походной сумой наперевес, и безо всякого смущения разглядывала мою взъерошенную персону.
   Да, только такой раздолбай, как я, мог забыть об обещании! Мой бывший наставник попросил ненадолго приютить члена исследовательской гильдии лекарей, подкрепив свою просьбу щедрым денежным вознаграждением. Я поначалу не хотел соглашаться, ибо уединение ценил, и весьма. Но, во-первых, это было всего на пару дней. А, во-вторых, там действительно до зарезу требовались апартаменты с надёжной алхимической лабораторией, а во всей округе подобной роскошью обладал только я. Лаборатория хоть и располагалась отдельно, но стационарного телепорта с прямым доступом мне вполне хватало. Вы же не думали, что я тут опыты прямиком в городской ратуше устраиваю?
   В-третьих, затаённая в душе обида способна впоследствии аукнуться совершенно непредсказуемым образом, а когда дело касается архимагов, никакая предосторожность не помешает.
   Так что, я, смирившись, просто махнул рукой, прерывая учтивые заверения дамы, что никто не собирался меня побеспокоить в столь неподходящий момент: все двери, дескать, нараспашку, предупреждающих заклинаний она не встретила, а на оклик так никто и не отозвался, и...
   Всё это не имело ровным счётом никакого значения. Ну, приехала на день раньше. Ну, застукала в неглиже. Это её личные персональные проблемы. Моя же задача – как можно быстрее переместить Руйта на полигон в ущелье, пока солнце не начало клониться к закату. Начинать учить его летать при свете звёзд мне почему-то не хотелось. Откладывать тоже. Посмотрев на суровый, но не лишённый привлекательности профиль целительницы, осуждающе разглядывающей беспорядок в комнате, я лишний раз убедился в срочности и важности предстоящего дела.
   Одевшись и собравшись на скорую руку, я быстренько показал своей нежданной гостье её комнату, телепорт и лабораторию. Экскурсию по дому устраивать не стал – сама разберётся, не маленькая.
   И вместе с моим прогревшимся на солнышке драконом одним махом переместился на край безымянного ущелья на границе гномье-тролльской территории. Ну её к демонам, эту гостеприимность. Да здравствует свобода!
   Эх, снег, снежок! Белая метелица взвинтила весь верхний слой слежавшихся пластов, взбивая плотную насыпь хрусткой ледяной крупы в почти воздушную пену. Мне не хотелось постоянно поддерживать готовность к левитации далеко не маленькой тушки на случай, если что-то вдруг пойдёт не так. Потому роль большой подушки сыграет снег. Выкопать дракона post factum куда проще, нежели удержать его на весу заблаговременно.
   Ну что, полигон готов! Мы молодцы, можем приступать!
   После обязательного инструктажа по технике безопасности Руйт радостно разбежался и сиганул через край. Носом вниз. Прямиком на дно ущелья. В недолгом, почти вертикальном полете, он ухитрился ещё и перекувырнуться пару раз.
   Я поправил затемнённую зеркальную маску, плотно закрывающую верхнюю часть лица, и постарался проследить траекторию падения. Судя по всему, метод погружения не сработал. Или сработал, не так, как надо. Тут одно из двух. Или драконы не обладают инстинктивно заложенным в них умением парить в небесах. Или конкретно этот неправильно истолковал мои установки, решив, что вместо полёта мы займёмся прыжками с высоты. Снова вмешалась интуиция, убедительно подсказывая, что наиболее вероятно второе.
   Поэтому я, не торопясь, подождал, пока моя сарделечка самостоятельно выберется на поверхность. Что произошло... сейчас посмотрим... примерно через полчаса после погружения в снег. Да, я на всякий случай засекал время и усиленно контролировал состояние своего питомца по эмпатической связи.
   Если бы эта мелюзга не догадалась, как применить врождённый антиграв в течение часа, мне пришлось бы выложиться по полной, вытаскивая эту розовую тушку, и закончить на сегодня занятия. Мой резерв, даже с учётом подпитки от уникального фамилиара, не беспределен, да и позволять Руйту заболеть от переохлаждения я не собирался.
   Впрочем, начало положено. Я похвалил питомца и намекнул, что чем быстрее мы разберёмся с поставленной задачей, тем раньше он сможет получить тройную порцию своего излюбленного лакомства. При мысли о кумзуках у слегка продрогшего Руйта резко улучшилось как настроение, так и понимание. Он быстро среагировал, когда я добавил вектор тяги к его антиграву, и целенаправленно поплыл со дна ущелья в мою сторону, изредка взмахивая крылышками. Хорошо устроился! Даже не напрягается, поганец.
   Сейчас мы ему удовольствие подпортим.
   Я хитро прищурился, что под зеркальной маской осталось незамеченным, и резко убрал магический вектор. Руйт ошалело замахал крылышками и завертелся волчком. Больше всего он напоминал воздушную вертушку, которую так любят раскручивать дети. Не уверен, правда, что бывают чешуйчатые вертушки в полтонны весом, ростом и размером с миссурийского медведя.
   Я снова кинул питомцу направляющую линию, на этот раз вполовину уменьшив посыл. Вращение розовой вертушки замедлилось, и через некоторое время Руйт возобновил движение к вершинам. Теперь он уже не глазел по сторонам, а сосредоточенно постигал азы воздухоплавания. Крылья, хвост – всё задействовано. И пусть пока получалось не совсем складно, но ребёнок старался вовсю.
   В моем сердце расцвела неожиданная теплота по отношению к этому чуду неразумному. Я и раньше обожал своего фамилиара, но теперь в этом обожании появился оттенок уважения. Возможно, у нас получится договориться мирным образом, и несносные шалости останутся в далёком прошлом. Пожалуй, мне не хватало терпения и понимания, и – чего греха таить – простого человеческого внимания к этому не по годам развитому детёнышу дракона.
   Жаль, что в нашем мире его диких соплеменников уже не осталось. Драконьи яйца, заключающие в себе в виде зародыша непременный атрибут Тёмных Властелинов, появлялись из параллельных миров через какой-то хитрый канал доступа, находящийся под юрисдикцией демонов. Да и кто знает, какими они были, эти соплеменники. Это в сказках драконы нечеловечески умны, хитры и невероятно могущественны, а также независимы. Сам я взрослых драконов пока не видел. Только знал, на данный момент у нас насчитывается всего пять фамилиаров высшего ранга, не считая моего Руйта, и один из этих пяти – его близнец.
   Тем временем Руйт, тяжело пыхтя, перевалил через край и устало плюхнулся на скальный выступ, освобождённый от снежного покрова суровыми горными ветрами.
   Я внимательно осмотрел его энергетическую структуру. Небольшая утечка, в пределах допустимого. Экстренная подпитка не требуется. Но и перенапрягаться на первых порах не стоит.
   Отправимся-ка мы с ним домой. Негоже оставлять гостей без присмотра на долгое время. Вот, скоро и солнце начнёт садиться. Я окинул широким взглядом снежные просторы и напоследок позволил себе шалость. Создал телепорт на дне ущелья, обнял за шею своего питомца и прямо с ним устроил скоростной спуск прямо в разверстый портал. Встречный поток воздуха трепал рукава ветрозащитной куртки, прочные перепонки полураскрытых драконьих крыльев, пытался сорвать с головы капюшон. И мне хотелось кричать от переполняющего меня восторга.
   Перед тем, как ворваться в распалённое знойным маревом пространство над башней ратуши и затормозить, я почему-то подумал о ровеснике Руйта. Интересно, умеет ли он уже летать, или пока все так же смешно семенит на четырёх коротеньких лапках?
   Но осведомляться о его состоянии я из принципа не собирался. Пусть даже это и стоит мне пары-тройки изгрызенных любопытством нервных клеток. Ну ладно, не пары. Но не более десятка!

   Часть вторая, чёрная и зловещая

   Всё должно идти по плану. А план предельно прост. К полутора годам Хуст должен освоить основные элементы планирования. К двум ему следует научиться уверенно летать, без особой сложности удерживаясь в воздухе довольно длительное время. А к трём можно приступать к фигурам высшего пилотажа.
   И как многие другие планы, проверки временем он не выдержал. Впрочем, это произошло по большей части не по моей вине. И даже мой фамилиар оказался не при чём. По крайней мере, непосредственно.
   Свою роль сыграла совершенно не предусмотренная мной последовательность событий. Почти непредусмотренная. Оставляя шанс случайности, я всего лишь не позаботился об ограничении её допустимого предела, вот и получился уровень "из ряда вон выходящий".
   Началось все с того, что в мои отборные отряды СОБРа попыталась затесаться девушка. Или женщина. Не знаю, не проверял. Не в моем вкусе.
   Она, видите ли, всю жизнь мечтала служить в личной гвардии Князя Тьмы, и отец у неё служил, и дед служил, и так чуть ли не до седьмого поколения. Поколения со стороны сильного пола, заметили? Но её это нисколько не смущало. Ведь в сильном, пусть и по-женски изящном теле, без сомнения, скрывалась суровая мужская душа, что могла справиться с любыми испытаниями не хуже бравых парней.
   Но я был другого мнения. Душа, может, и могла. Но мышца не тянула. Дело ведь не только в выносливости, сообразительности, ловкости и удаче, но и в банальной физической силе. Эта особь оказалась не в состоянии даже натянуть тетиву на стандартный боевой лук темных гвардейцев. А усиления способностей с помощью магических амулетов я не позволял.
   СОБР я под завязку обеспечил всяческой амуницией, как волшебной, так и обычной, на все случаи жизни. Но в случае возникновения экстренной ситуации любой из его членов должен уметь её разрулить хоть в чем мать родила. Без артефактов, эликсиров и прочих колдовских примочек. По веками проверенному принципу "на Властелина надейся, но и сам не плошай".
   И мне по большему счёту плевать, какими там ещё уникальными способностями обладала настырная дамочка. Даже если по уровню физической подготовки она шла бы наравне с мужчинами, в моей гвардии делать ей совершенно нечего.
   Называйте, как хотите – шовинистом, женоненавистником, дискриминатором, – мне все равно, что вы там думаете о моих персональных критериях отбора.
   Баба в сплочённом отряде крепких мужиков – неиссякаемый источник неприятностей. Какой бы талантливой эта баба ни была. Совокупная польза от всех положительных качеств женщины-воина с лихвой компенсируется отрицательным откатом романтической направленности. И не надо мне говорить, что суровые парни умеют держать себя в руках, что никто не допустит излишних вольностей и все взгляды, брошенные в сторону персоны женского пола, будут исключительно деловыми.
   Это сегодня они деловые. А завтра отряд пойдёт в атаку, а доблестные бойцы будут наперебой стараться прикрыть спину прекрасной дамы, вместо того, чтобы оберегать свою собственную и своих товарищей. Я не оговорился. Именно прекрасной. Даже если женщина будет страшна, как смертный грех, после полугодового автономного похода в самую глубь вражеской территории, она покажется прелестнее эльфийской девы.
   И кое-что ещё, о чём обычно не принято говорить. Определённое количество дней в году с периодичностью раз в месяц, способности даже самых талантливых воительниц имели обыкновение не дотягивать до собственноручно установленных ими планок совершенства. Некоторые дамы пользовались особыми амулетами, которые позволяли им забыть о женских днях. Но заклинание, которое применялось для подавления инстинкта размножения, фонило так, что даже после снятия амулета ещё долго оставляло свой след. Особого вреда здоровью оно не наносило, но на магическом уровне получался весьма устойчивый сигнальный маячок. А от моих СОБРовцев нередко требовался режим абсолютной скрытности, под которым подразумевался, в частности, обдуманный и всесторонний отказ от применения магии.
   Магов у меня и без того хватало, хоть каждый день дракону скармливай. Их как магнитом тянуло в наш суровый жаркий климат по соседству с демоническими угодьями. Край Хаоса своему названию соответствовал только по рельефу местности и часто извергающимся вулканам вдоль границы с Преисподней. В остальном – настоящий оплот равновесия и источник неиссякаемого любопытства многочисленных исследователей приграничья со своими разношёрстными командами фамилиаров. Эти товарищи, под завязку набитые амулетами, боевыми посохами и целительными свитками, то и дело нарушали границы моей территории. То ли они мечтали разгадать принцип работы демонических порталов, чтобы попытаться их воспроизвести как-нибудь на досуге. То ли силы хотели испытать. А может, просто скучно становилось.
   Я им не мешал. Каждый развлекается, как может. Пока не докапывается до не предназначенной его взгляду тайны.
   Властители Края Хаоса испокон веков были надёжными хранителями границы. А я, хоть пока и не был возведён в сан официально, по функциям и предоставленным полномочиям ничем не отличался от полноценного Князя Тьмы. Включая право устранять нежелательные элементы мироустройства на вверенной мне территории. Формальности подождать могли, а вот правление – нет.
   Надо отметить, что безупречный государственный порядок, заложенный ещё моим отцом, я поддерживал на более чем достойном уровне. Разве что, родитель, ныне пребывающий в длительной командировке, недооценивал роль грубой силы великолепно обученных смертных. Чего отнюдь не собирался делать я.
   Если при нём личная гвардия Властелина была единицей скорее номинальной и состояла из пары десятков довольно-таки неплохих солдат и шпионов, то я расширил состав СОБРа до сотни. Девять отрядов высокопрофессиональных убийц, шпионов, воинов и воров плюс один командир, подчиняющийся непосредственно мне. Командир раз в год сменялся – на моё усмотрение. Избирался он из числа своих же коллег, отличившихся особой сообразительностью. Выбывающие из строя по причине полной или частичной несостоятельности гвардейцы обеспечивались пожизненным денежным довольствием и заклинанием нерушимого забвения касательно всего, что прямым или косвенным образом было связано с работой. Дабы не проговорились, случайно или намеренно. Желающих добровольно покинуть ряды СОБРа до сих пор не находилось, несмотря на довольно-таки напряжённый график и далеко не сахарные условия работы. Возможно, опасались, что забвение относилось к разряду вечных, памятуя об основной специализации Князей Мрака.
   Страна должна знать героев в лицо, но не обязана рассматривать на их физиономиях каждый прыщ. Предки давно просекли всю прелесть откровенной анонимности, и форму для своих гвардейцев пошили соответствующую. Так, моя парадная десятка с гаком частенько маячила на официальных мероприятиях в полночно-синих с серебром мундирах, в отполированных до черноты шлемах с закрытыми забралами и во всей своей красе поддерживала впечатление нерушимого оплота государственности. Мало кто знал, что эта синекура была лишь передышкой перед очередным заданием. Посменной. И мало кто имел представление о точной численности и составе скрывающихся под масками СОБРовцев.
   Тем не менее, именно эта надводная часть айсберга привлекала внимание молодых да ранних, которые тешили себя надеждой влиться в стройные ряды воинской элиты.
   Как вы сами понимаете, всё это длинное лирическое отступление потребовалось мне для того, чтобы вы в полной мере осознали, что юной и прелестной девушке в отряде одной из основных опор престола Тёмного Властелина делать решительно нечего 07 .
   Осознали? Молодцы. Очень жаль, что в отношении новоявленной кандидатки я так не смог сказать то же самое.
   Кстати, для тех, кто ещё не в курсе: способов попасть в мою гвардию было всего два. Один, основанный, в первую очередь, на тестировании равновесного сочетания удачи, смекалки и выносливости – через тюрьму. Второй – выиграв ежегодные состязания за звание лучшего следопыта, стрелка, сабленосца и прочего воинского разнообразия Края Хаоса. Турнир также включал в себя испытания на силу, устойчивость и везение. Длился он не один день, да и сложностей возникало больше, чем при прохождении тюремного лабиринта. Зато и последствия для проигравшего не такие фатальные.
   Но и здесь финальную проверку помогал осуществлять Хуст. Каждому победителю предлагалось поступить на учёт в резервное подразделение СОБРа, откуда набирались его действительные члены. При отказе кандидату вручались грамота победителя и солидное денежное вознаграждение, и наши пути расходились. В случае принципиального согласия претендентов без предупреждения отправляли на контрольное собеседование на открытую арену, прямиком к одному маленькому, но не по годам зловещему питомцу. Зрелище с аппетитом закусывающего человечинкой дракона ещё никого не оставляло равнодушным. Тем более, когда хитро приспособленная система магических зеркал меняла лицо поглощаемой жертвы на лицо входящего.
   Всякое бывало. Одни сразу изменяли своё мнение и незамедлительно просились наружу. Другие, проведя какое-то время наедине с любопытствующим зверьком, недосчитывались части кожного покрова – драконья слюна с лёгкостью разъедала одежду и тело.
   Хуст был весьма дисциплинированным дракончиком, и не переходил в своей самозащите рамки дозволенного. За него я не боялся. А вот тотального умерщвления кандидатов следовало избежать. Посему мной были разработаны точные инструкции на случай, что делать, если претендент ведёт себя агрессивно, пассивно, безразлично, заинтересованно, испуганно и далее по списку. Я не предусмотрел всего один вариант: чрезмерно дружелюбно.
   Так же, как и не предупредил распорядителей воинского турнира о том, что победителям женского пола следовало сразу же вручать грамоту и кошелёк, не искушая возможностью вступить в личную гвардию Князей Тьмы. Моя вина. И неважно, что подобного рода событий не происходило со времён тысячелетней давности.
   Дамы обычно отсеивались на силовых упражнениях, в соревнованиях на выносливость и выбывали из общей схватки. Кто мог подумать, что одна из участниц окажется настолько удачлива, что выйдет целой и невредимой из командного боя без правил, справится с марафоном по Ущелью Страха и, главное, выиграет итоговое состязание по метанию головы огра. Экземпляр, предоставивший снаряд для метания, был настолько откормленный, что при первой попытке дамочка не смогла даже оторвать голову от земли, не говоря уж о том, чтобы её кидать. Эликсирами, увеличивающими силу, пользоваться не разрешалось, а за соблюдением правил бдительно следили распорядители. Поэтому я потерял всякий интерес к финалу и покинул турнир, чтобы заняться своими делами.
   Но я не учёл состояние аффекта, которое сделало из слабой женщины настоящего берсеркера. Как впоследствии выяснилось, провалив вторую попытку, претендентка расстроилась, потеряла над собой контроль, и, заливаясь слезами, ухватила снаряд за рога, раскрутила и запустила на такое расстояние, что установила новый рекорд огрометания.
   Обо всём этом мне доложили уже потом, когда я пожинал плоды собственного небрежения. Победительнице по инструкции сразу же предложили пройти дополнительное собеседование на приём в СОБРовцы и она, разумеется, согласилась. Даже если кого и грыз червячок сомнения по поводу кандидатуры, уточнить всё равно бы не получилось.
   Дело в том, что я наметил приватную беседу со своим финансистом на тему недавно проведённой ревизии. А когда я закрывался в комнате для допросов, меня никто не осмеливался беспокоить.
   Панический зов Хуста о помощи застиг меня врасплох. Я бросил на произвол судьбы отчаянно потеющего казначея, магический кристалл с финансовой отчётностью за прошлый год и склянку с эликсиром правды, недавно модифицированным мной с учётом бухгалтерской составляющей, и телепортировался на огороженное пространство под открытым небом, предназначенное для собеседований.
   Картина, открывшаяся моему взору, аналогов не имела. Мой бедный хищный зверь, насильственно оторванный от поглощения тела жертвы, был припёрт к монументальной стене арены кандидатом в СОБРовцы и тоскливо смотрел в голубое небо над головой. Настолько высоко прыгать дракончик не умел. Летать покуда тоже. А обширная арена, судя по следам, оставшимся на её песчаной поверхности, попросту не обеспечила достаточно места для спасительного манёвра.
   Поэтому Хусту ничего не оставалось делать, кроме как жалобно жаться в угол и призывать хозяина. А претендент, точнее, претендентка восторженно сюсюкала, предусмотрительно зафиксировав самую опасную часть тела дракона в надёжных и крепких объятиях. И изредка целовала безнадёжно пытающегося увернуться фамилиара в макушку.
   Ядовитая слюна, способная растворить практически любую материю, её не испугала. Сообразив, что количество выделяемой едкой слизи ограничено во времени, она нашла способ защититься, пока не подобралась к Хусту вплотную. Руки её были по локоть обмотаны обрывками плотной клетчатой ткани, местами прожжёнными кислотой. На месте того, что некогда было нижней частью килта, сверкала голыми ягодицами округлая попка воительницы.
   Соблазнительно для какого-нибудь юнца, коим я определённо не являлся. Что действительно взволновало меня, так это перспектива проводить сеанс психологической разгрузки неокрепшего организма Хуста. С крайними проявлениями непредсказуемости и любвеобильности женского пола он покуда не сталкивался. А я не пробовал себя в роли доморощенного психолога.
   Поток поцелуев, сопровождаемый нравоучительными комментариями касательно того, что хорошенькие маленькие дракончики не должны так плохо себя вести в приличном обществе, я прервал стандартным заклинанием стасис-поля. Заморозка, разумеется, не затронула моего питомца, который с облегчением вывернулся из-под удерживающих его голову цепких женских ручек.
   Так, для начала требуется привести в порядок расшатанные нервы своего фамилиара. А потом незамедлительно подумать об ускоренном курсе обучения лётному делу. Что за дела, если моего дракона всякая ду... дама может зажать в углу?!
   А девице в зачислении в славные ряды СОБРовцев отказать!
   Формально – за то, что своими собственными действиями создала чрезвычайно опасную для жизни ситуацию. В самом деле, не могла же она его удерживать так вечно. А если бы Хуст перестал соблюдать предписания быстрее, чем я отвлёкся от своих архиважных и архинужных дел?
   Реально – по причине принадлежности к слабому полу, а также за отрыв меня, любимого, от производства. Не люблю, когда тщательно выстроенные планы приходится корректировать на лету. Вероятность ошибки в разы возрастает. Да и подопытные субъекты могут воспользоваться моментом и нарушить чистоту эксперимента.
   Вот и сейчас, телепортировавшись с Хустом обратно в свой кабинет, я обнаружил, что казначей, пользуясь отсутствием видимого наблюдения, ухитрился в последний момент заменить в проверочном кристалле тщательно подправленный им баланс княжества на первоначальный. И потел теперь намного умереннее, понимая, что за мошенничество ему влетит гораздо меньше, чем за откровенную ложь. Эх, надо было прикрыть доступ на редактирование, но теперь уже поздно.
   Ошибки, подлоги и просчёты меня интересовали мало, меня интересовал сам способ их выявления. Желательно, путём прямого допроса самого финансиста, чтобы не тратить время в светской беседе, пытаясь подловить его на лжи. Изворачиваться он, конечно, поднаторел за долгие годы присмотра за государственной казной. Но был некий предел нахальства, после которого махинатор мог попрощаться с жизнью. И сегодня он чуть его не переступил.
   Калечить зазря ценные кадры я не собирался: невыгодно. Где потом такого же талантливого мошенника искать? Поэтому испытание эликсира правды в сфере экономики пришлось отложить. До тех пор, пока очередная предоставленная мне на подпись отчётность не станет внушать подозрения.
   Я отпустил казначея, отметив про себя, что нет предела совершенству, и добавил к списку незаконченных дел пункт касательно привлечения независимого консультанта по финансовым вопросам. В конце концов, сей одарённый подданный в следующий раз может ухитриться подать информацию таким образом, что и мой тренированный взгляд не засечёт неточности. Что также способно помешать проведению эксперимента.

   Занятия психологией с Хустом прошли на удивление гладко. Он быстро усвоил разницу между нормальными среднестатистическими женщинами и чрезмерно экзальтированными особами, свихнувшимися на почве воинской доблести. И преисполнился решимости как можно быстрее научиться летать, дабы избегать прямого столкновения с последними.
   Всё, что нам с ним оставалось сделать – выбрать место и время занятий. С последним особых проблем не возникло: у дракона его и так было вагон и маленькая гномья тележка. А мне потребовалось слегка передвинуть расписание, высвободив пару дней для начальных занятий. В дальнейшем, учитывая врождённый талант Хуста к обучению и природные драконьи способности, на мою долю останется лишь изредка контролировать процесс.
   Зато с местом пришлось повозиться. Основными критериями являлись безопасность, надёжность, транспортная доступность и, разумеется, простор для манёвров. Мне абсолютно не с руки телепортироваться в места столь отдалённые, с которыми даже прямая телепатическая связь представляла некоторое затруднение. Поэтому, перебрав окрестности Края Хаоса, я остановился на Долине Вулканов.
   Там располагалась единственная на все княжество площадка для тренировки паропланеристов. Да-да, вы не ослышались. Именно паро. Горячий влажный дым, которым курились многочисленные вулканы, магическим образом остужался и выстраивался в стационарную каскадную сеть воздушной поддержки. Чтобы ринуться в невидимые дебри паровых трасс, требовалась лишь пара надёжных крыльев и толика храбрости.
   Настоящий рай для любителей воспарить без непосредственной помощи волшебства пользовался популярностью. Настолько, что я даже начинал подумывать о развитии туристического направления, но вовремя остановился: слишком много оказалось дипломатических заморочек, связанных с техникой безопасности. Мои же собственные подданные продолжали пользоваться Долиной Вулканов на свой страх и риск, который я постарался, впрочем, свести к минимуму.
   Властью правителя я прикрыл лавочку на неделю под предлогом проведения государственной инспекции по паробезопасности во избежание излишне любопытствующих. Как только мой крылатый питомец научится парить самостоятельно – открою трассы по новой. Заодно и в самом деле проверю, все ли магические перемычки надёжно закреплены и обновлю маркёры.
   И вот мы с Хустом удобно разместились на краю Долины, в самом начале незримого спуска. Я открыл фамилиару доступ в участок своих воспоминаний, связанных с левитацией. Искусство планирования в воздушных потоках не являлось моим коньком, ибо радость полёта не могла конкурировать с удобством телепорта. Но, как и всё необходимое, осваивалось основательно и надолго.
   Ощутив, что дракончик уловил суть поставленной перед ним задачи, я разорвал телепатическую связь. Мы переглянулись, и Хуст, повернувшись ко мне задом, разбежался и, расправив крылья, ухнул в бездну, пронизанную туманом испарений. Ему с первого раза удалось поймать волну главной трассы, и теперь он старался удержаться в её пределах. Надо отметить, на вполне достойном для новичка уровне. Но уметь задавать направление короткими движениями хвоста, планируя на перепонках крыльев – это ещё не всё.
   Впереди ждало одно существенное испытание. Драконий антиграв. Я при всем своём желании не мог показать питомцу, как его включать. Это подпадало под исключительные видовые особенности и работало не так, как привычная мне левитация. Даже зная в общих чертах принципы взаимодействия дракона с земной поверхностью, я не смог бы научить этому Хуста. Для этого надо родиться чешуйчатой крылатой ящерицей с непредсказуемым характером и зловонным кислотным дыханием.
   Оставалась надеяться, что свойственная моему питомцу проницательность даст о себе знать и в нужный момент подскажет, что и как надо делать.
   Но что за странная точка показалась на горизонте? Слишком быстро она приближалась к покрасневшему от натуги дракончику, все силы тратящему, чтобы преодолевать инерцию движения на особо крутых поворотах. Я же закрыл от посторонних все трассы, пометив заграждение особым знаком Тёмного Властелина – "не влезай, убьёт!"
   Я не стал тратить силы, пытаясь разглядеть, кого там бесы несут, и подождал, пока неопознанный летающий объект долетит сам. Оказалось, обыкновенный паропланерист. Только в необыкновенной компании как-то странно задёргавшегося в воздухе дракона.
   На покушение подобная идиотская выходка явно не тянула. А за последнее время я сталкивался всего с двумя человеческими существами, которые обладали столь вопиющей безалаберностью вкупе с потрясающей самоуверенностью. Эрк Майан в данный момент находился на практике в одном захолустном приграничном городке, далеко отсюда. Я знал это совершенно точно, ибо не далее, как на той неделе, давал капитану СОБРовцев указание разведать тамошнюю обстановку. И сегодня утром как раз получил краткий отчёт, из которого впопыхах выцепил лишь кодовую фразу "в Няндоме все спокойно".
   Значит, нас навестила та самая воинственная девица. Не смирившаяся с отказом и решившая попытать счастья непосредственно у самого начальства в моём лице.
   Но с какого перепуга именно сейчас? Решила испытать судьбу на прочность?
   Хуст, в отличие от меня, лишними вопросами не задавался. Моментально сообразив, кто именно почтил нас своим вниманием, он придушенно пискнул и вывалился за пределы воздушной трассы, камнем помчавшись вниз. Даже моё тщательно контролируемое биение сердца на мгновение сбилось с ритма. Я уже приготовился кинуть ловчую сеть, дабы не допустить близкого знакомства земной тверди с увесистой розовой сарделькой, как неожиданно заработал долгожданный антиграв. Счастливый Хуст на всех парах рванул подальше и от меня, и от посетительницы. Похоже, серьёзных сложностей с полётом у него отныне не возникнет.
   Одной проблемой стало меньше. Что касается второй, ловко спланировавшей на обзорную площадку по соседству с моей персоной, то даже её умение виртуозно владеть складными крыльями не могло смягчить мой гнев. Я не стал выбирать выражения и двумя ёмкими фразами высказал все, что я думаю об идиотских выходках, которые могут привести к непоправимым последствиям, но совершенно точно не в силах обеспечить преимущество при зачислении в СОБР.
   Проступившие же на глазах слезы отнёс на сбой в системе фильтров испарений и без лишних слов утешения препроводил даму в портал, ведущий в замковую кухню. Мой главный повар славился не только потрясающим талантом в области кулинарии и зельеварения, но и умением успокаивать зарёванных девиц и моментально пристраивать их к делу, практически не встречая сопротивления. Одного взгляда бывшего отравителя обычно хватало, чтобы подавить в зародыше любые капризы.
   Мне ещё предстояло завершить инспекцию Долины Вулканов и присоединиться к своему питомцу, дабы проконтролировать его полёт.
   Упомянутая чешуйчатая рептилия как раз радостно перелетала с трассы на трассу в паре ярдов отсюда. Пожалуй, я даже доволен: визит вздорной особы сэкономил мне приличное количество времени, послужив весьма действенным толчком для включения антиграва. Впрочем, благодарить её за это я не собирался. Это лишь подлило бы масла в огонь.
   А что, если организовать отдельное подразделение СОБРа в единичном составе и отправить на смену своему няндомскому шпиону? Смогут ли две стихийные неприятности нейтрализовать влияние друг друга? Или вместо ожидаемого спокойствия я получу двойную порцию проблем?
   Нет, рисковать не стоит. Почитаю на досуге отчёт и тогда решу, куда направить кипучую энергию истинной дочери Края Хаоса. При условии, конечно, что она выживет после интенсивного курса по приготовлению фрикасе из ядовитого тайпана. Собственноручно пойманного.
   А меня ждёт мой летучий дракон! И готов поспорить, что под моим чутким руководством он освоит искусство высшего пилотажа намного быстрее своего светлого одногодка, не будь я Темным Властелином!


6. День независимости


Драконы растут. Срочно требуются: новое место жительства и повышенное внимание владельцев! И берегитесь, уважаемые маги, если у вас найдутся силы на обустройство первого и совсем не останется времени на второе. Сардельки уже не такие безмозглые, но зато без меры любопытные и дюже самостоятельные.

   В покоях тьмы...

   За широким полукругом окна тускло шуршал дождь. Он зарядил с самого утра и останавливаться не планировал. Равно, как и делать перерыв на обед.
   Я сидел за широким столом, покусывая стило-самописец, и задумчиво смотрел на далёкие пики Гряды Хаоса. Горы медленно, но верно перемещались на восток.
   Разумеется, не сами. Ноша Повелителя Тьмы не настолько тяжела, чтобы повредить моим умственным способностям, и не настолько значима, чтобы ландшафт подстраивался под желание сменить опостылевший пейзаж.
   Просто окно у меня было… скажем так, довольно своеобразное. Конструкция, ради которой я несколько месяцев, не отрываясь, корпел над справочниками по магомеханике. Но оно того стоило.
   В результате получилось помещение с двойными стенами, расположенное на самой вершине башни мага. Внешние стены представляли собой полусферу из особого материала, который отлично пропускал свет вовнутрь, тогда как снаружи казалось, что вся полусфера выточена из цельного куска отполированного лабрадора. Можно сказать, это было одно большое зеркальное окно, с той лишь разницей, что его светопроницаемость не зависела от разницы в освещении внутри и снаружи помещения, в отличие от обычных отражательных стёкол. Не хватало ещё в тёмное время суток превращаться в выставочный экземпляр, вздумав почитать книгу при свечах на фоне ночного пейзажа.
   Внутренние непрозрачные стены комнаты сделаны на манер раздвижных дверей. Их бронированные створки сдвигались и раздвигались таким образом, что обеспечивали мне отличный панорамный обзор и при необходимости могли наглухо экранировать помещение, в том числе и от магических воздействий.
   Финальным штрихом стала отладка механизма, который медленно поворачивал по кругу внутренние стены и примыкающую к ним часть пола в одном ритме с плавным движением небесных светил.
   Стол мой располагался как раз на краевой платформе, двигаясь вдогонку солнечным лучам, так, чтобы угол освещения его рабочей поверхности оставался неизменным.
   Головокружением я не страдал, искусственному свету предпочитал естественный, а от частого пересечения энергетических линий был избавлен хотя бы по той причине, что вся башня была построена в центре необычайно огромной геомагнитной ячейки. Даже удивительно, как эту аномалию до сих пор не догадались использовать мои предки.
   Освещение при необходимости прекрасно регулировалось затемнением внешних стен до стопроцентной непрозрачности. К тому же они оказались весьма устойчивы к естественному износу, температурным перепадам и магическому воздействию.
   Прекрасный материал. Новейшая разработка гильдии Света. И представителю клана Тёмных в моем лице абсолютно не претило пользоваться плодами труда своих сиятельных коллег. Пусть наши моральные принципы различаются довольно сильно, да и по способам применения магии есть серьёзные разногласия, но если результат позволяет добиться нужных целей, то мне безразлично, каким путём он достигнут. Главное, чтобы не нёс в себе остаточного шлейфа светлых заклинаний.
   Жаль, что я не сам дошёл до изобретения подобного стекла. Тогда бы строительство обители не обошлось мне в поистине астрономическую сумму. Впрочем, упущенную выгоду я возместить успею. Как прадед говаривал: работать, работать и ещё раз работать.
   Мои апартаменты находились под самой крышей новой замковой башни и занимали весь этаж. Под ними на всю высоту башни размещались книги, информационные кристаллы и прочие личные вещи, размещённые на стеллажах в точном соответствии с персональным каталогом и предписанными правилами хранения. В центре стеллажи подсоединялись к сложной системе лифтов и противовесов и прочих устройств, позволяющих в считанные секунды доставлять на верхний этаж любые предметы, как зарегистрированные в самом хранилище, так и неучтённые, из внешнего мира. Или меня к ним, если изменять положение предмета в пространстве в виду ряда причин нежелательно.
   Как правопреемник Тёмных Властелинов, я обладал большим наследством, нежели пара-тройка томов книг из семейной библиотеки и десяток костюмов. И не любил нанимать лишний персонал, когда без этого вполне можно обойтись.
   Сам я тем более не собирался утруждаться, ни физическим, ни магическим образом. Телекинез – штука довольно энергоёмкая, не говоря о телепортации. И не всегда надёжная, если в стане ваших врагов совершенно случайно отыскивается специалист по антимагическим барьерам.
   Поэтому лучше раз потратится на установку и отладку механизма, позволяющего перемещаться самому и доставлять в мои покои необходимые предметы, нежели постоянно гонять слуг за сменной одеждой, подносами с едой и прочими мелочами.
   Большинство магов предпочитало селиться именно в башнях. Чем выше – тем лучше. Близость к небу, возвышенные стремления, особые астральные потоки и все такое.
   Я эту их любовь не разделял. Слишком заметно, слишком уязвимо, слишком много ресурсов тратится на обогрев в зимнее и охлаждение в летнее время, слишком мало запасных выходов естественного характера... Всё слишком.
   Поэтому до недавнего времени скромно обитал в восточном крыле своего родового замка. Невзрачные, но исключительно прочные стены. Надёжно охраняемые покои с достаточным количеством потайных путей. Прекрасная система водоснабжения и освещения. Отопление от горячих подземных источников. Первый этаж – далеко ходить не надо, если только в библиотеку в центральной части здания, и то по большому желанию.
   А то, что слишком близко к народу и кажется уязвимым при тщательно спланированной и подготовленной атаке... Что ж, заклинание путаницы напрочь выбивало из мозгов челядинцев истинное расположение правительственных покоев. Было весьма забавно наблюдать за нападением борцов за добро и справедливость на пустующие гостевые комнаты и кладовые с внушительным запасом продуктов. Да и привычка всех поголовно считать, что хозяин замка должен обустраивается на верхних жилых этажах, а не селиться поближе к кухне, тоже играла мне на руку.
   Кстати, с внеплановыми аудиенциями меня гораздо меньше беспокоили: сложно ворваться не вовремя, если не знать, куда врываться. И намного проще назначать встречи во время, устраивающее, в первую очередь, меня самого. А не того, кому вдруг позарез понадобилась моя персона.
   Но мой дракон подрос.
   Всё.
   Удобная жизнь закончилась.
   По росту в холке Хуст догнал взрослого человека. Среднестатистического. А по весу – так и перегнал. Вдвое.
   И в просторных чертогах Тёмных Властелинов ему стало тесновато. Если в моих покоях с минимальным количеством предметов мебели он ухитрялся маневрировать без особых последствий, то с другими помещениями замка у взрослеющей рептилии возникли проблемы. В Амарантовой комнате, которую некогда обожала моя прапрабабушка, громоздкая люстра не досчиталась семи здоровенных рубиновых подвесок. На полу их потом так и не нашли, магический осмотр внутренностей крылатой ящерицы ничего не выявил, но кончик хвоста моего питомца некоторое время украшала затейливая серебристая спираль, весьма напоминающая тонкую вязь оправы, а надбровные чешуйки отливали тёмно-красным с хромовым отливом, резко выделяясь на фоне бледно-розового тела. Да и поведение дракончика при этом особой рассудительностью не отличалось.
   Я провёл рукой по поверхности стола, стирая скупые строки отцовского письма, и взмахнул стилом, переключаясь на другой объект. Следовало сделать пометку в ежедневнике с напоминанием провести исследование поведения драконьей крови при взаимодействии с монокристаллической структурой драгоценных камней. Мне совсем не улыбалось в один прекрасный миг лишиться всей фамильной коллекции.
   Затем отпустил самописец и, скрестив руки и откинувшись на спинку кресла, наблюдал, как информация заносится одновременно в магический кристалл и на миниатюрный бумажный носитель. Последний сразу отправится по пневмопочте в личный архив. Волшебство меня ещё ни разу не подводило, но терять даже часть библиотеки в случае непредвиденного повреждения кристалла я не желал. Вот и держал копии ценных документов в ином измерении. В сугубо материальном и самом что ни на есть простом виде, пусть и зашифрованном личным кодом.
   Пожалуй, пора сделать перерыв. Ничего срочного на сегодня не запланировано, а вот с Хустом прогуляться не помешает. Не дело, что наша с ним эмоциональная связь начала ослабевать по причине исключительной занятости одного потомка Тёмных Властелинов. Ребёнок уже начал выказывать первые признаки обиды. Возможно, потому он и попытался достичь эффекта, сходного с человеческим опьянением, проглотив излюбленные рубины прапрабабушки.
   Я сосредоточился и мысленно позвал своего питомца, одновременно потянувшись к палантиру. Можно, конечно, воспользоваться телепатическим единством зрения, но человеческий глаз сильно отличается от драконьего, да и перестраиваться под чуждый образ мышления не так-то просто.
   Хуст без особого энтузиазма гонял по тюремному лабиринту очередную жертву. В последнее время достойные личности в мои сети не попадались. Либо мелкая шушера, либо закоренелые подонки, до которых дракона даже допускать противно, хоть и черты характера пищи контактным путём не передаются. Сейчас как раз категория из разряда последних. Мужик переселился в Край Хаоса недавно, посчитав, что сможет заниматься безвозмездным удовлетворением своих сексуальных потребностей за счёт женского населения моего государства. Вот она, ошибочность представлений о вотчине Князей Мрака. Какие, к демонам, беззаконие и безнаказанность? Своих и без того немногочисленных подданных я держал в ежовых рукавицах, так почему к каким-то пришлым субъектам должен относиться как-то иначе?
   Охамевшего от собственной значимости придурка стащили прямиком со второй пострадавшей. Даже доказывать ничего не пришлось. Есть труп, есть убийца. Можно обойтись без СОБРа, суда и следствия.
   Но процедура есть процедура, и по истечении суток начались крысиные бега. Точнее, драконьи.
   Почувствовав меня, Хуст не стал рассусоливать. Одним движением хвоста свернул шею загнанному мужчине, растерявшему за последние полчаса остатки самоуверенности, подпрыгнул, вскарабкался по беломраморной стене на верхний край лабиринта, и расправил крылья. Перепонки, омытые прохладным осенним дождём, отливали нежным жемчужным отблеском. Я не был бардом, хотя меня, как и положено единственному наследнику древнего рода, учили искусству стихосложения и музицирования. Но вид гармонично сложенного хищного тела одного из самых опасных и грациозных существ на свете вызвал сиюминутное желание написать Поэму о Драконе.
   Хуст ещё не достиг своих настоящих размеров, да и окраска чешуи оставалась по-детски розовой. Однако телосложение почти достигло нужных пропорций: длина питомца лишь самую малость превышала размах крыльев. Ровно на кончик хвоста с плотными кожистыми лопастями, облегчающими маневрирование в воздушном пространстве. Сильные лапы с убирающимися, как у кошки, когтями позволяли взметнуть тело на высоту в два-три метра. Мощные челюсти с лёгкостью перекусывали конечности, а тугую струю кислотной слюны мой питомец мог выплеснуть на расстояние, втрое превышающее длину его самого. На мгновение я пожалел, что Хуст не является огнедышащим. Поток драконьего пламени отличался непревзойдённой эффектностью. И эффективностью... в определённых случаях.
   Впрочем, какая разница. Необходимую дальнобойность я могу обеспечить и сам. И вряд ли позволю фамилиару ввязаться в серьёзную заварушку без моей личной поддержки.
   Тем временем Хуст слегка присел, чуть отвёл за спину распростёртые крылья и стрелой рванулся в хмурое осеннее небо.
   Мда, "почти" – это ещё не значит "совсем". У рептилии осталась парочка недостатков: слишком длинная шея и довольно-таки объёмный корпус. Проще говоря, пузо, чья ширина лишь немногим уступала длине. Со спины, под расправленными крыльями, это практически незаметно. Я даже на мгновенье забыл о данном пережитке драконьего детства. Но неровный полет крылатой сардельки сразу же напомнил о том, что Хусту до совершеннолетия ещё далеко.
   Пересчитать, что ли, калории в его ежедневном рационе. Может, перекармливаю? Хотя, по всем прикидкам не должен. Впрочем, вернее будет навестить Туариона Ан-Гарда с его половозрелым боевым драконом. Не думаю, что он жаждет моего повторного визита, но отказать не сможет. Таких, как Хуст, в нашем мире и впрямь слишком мало.
   Я отключился от палантира, накинув на обсидиановый шарик тонкий шёлковый платок. Точнее, защитный артефакт лишь выглядел как лоскут ткани, на деле представляя собой надёжную сеть, защищающую от несанкционированного вмешательства в линии связи. В мои планы не входило однажды ночью проснуться в центре комнаты на широком ложе под пристальным вниманием представителей Боевой Коллегии Светлых, мысленно препарирующих взглядом последнего действующего некроманта. Что я мог поделать, если вражда, отпечатавшаяся в подкорке головного мозга воинствующих активистов, не ослабела с уходом из этого мира большинства посвящённых в тайны Смерти во главе с моим собственным родителем?
   Только быть втройне осторожным и на шаг опережать возможные неприятности. Сам я в джихаде участвовать не собирался. Не до того.
   Разумеется, представься мне случай, Боевую Коллегию я бы уничтожил, не моргнув глазом. Но к прочим обладателям дара, противоположного Тьме, у меня претензий не имелось.
   Разве что личная неприязнь к одному... субъекту. Но она не являлась достаточным основанием для кровавой расправы. Тем паче, что удобная возможность ликвидировать данную занозу отнюдь не означала лёгкость исполнения и отсутствие необратимых последствий.
   На кисть моей руки шлёпнулась капля. Я задрал голову. Потолок по центру разошёлся в стороны семью лепестками. В обнажившееся отверстие просунулась радостно оскалившаяся голова на непропорционально длинной шее. Хуст. Мокрый и холодный, как пластины, из которых сложена крыша. Интересно, приобретёт ли его чешуя такой же переливчатый цвет чёрного лунного камня с синим оттенком? В конце концов, одна из легенд о драконах гласила, что они обладали способностью корректировки внешности в пределах основной формы. Не моментальной устойчивой, как у классических оборотней. И не полной нестабильной, как у метаморфов. Скорее, долговременной и малозаметной. Цвет и форму чешуи там поменять, очертания туловища подправить, гребень нарастить...
   В течение своей долгой жизни высшие рептилии порой изменялись до неузнаваемости, и даже не один раз. Всё зависело от интенсивности стремления самого дракона. А, поскольку мы с ним эмоционально связаны, мои пожелания тоже должны учитываться.
   Впрочем, эта информация официально не подтверждена. Туарион Ан-Гард наотрез отказался обсуждать эту тему в нашей с ним беседе, довольно откровенной в области остальных драконовладельческих аспектов.
   Тем временем Хуст неуклюже соскользнул на каменный пол в центр двойного круга, обозначавшего границы подъёмного механизма моей постели. А что вы думали? Что я буду занимать ценное место для проведения тренировок и позволять мокрой рептилии пачкать белье? Ложе автоматически убиралось под пол, в зону уборки, освобождая меня от обязанности застилать постель и менять бельё. Я уже говорил, что не люблю слуг и беспорядок?
   Редкие гости, допущенные в мои личные покои, прекрасно обходились скамьями по периметру. Без спинок, дабы не засиживались. Так и питомцу просторно, и мне удобно. Не тронный зал, а рабочий кабинет Тёмного Властелина, всё ж таки.
   Хуст ткнулся в мой бок чешуйчатой головой, подставляя надбровные дуги под пальцы и выпрашивая ласку. Черные бусины глаз размером с кулачок человеческого ребёнка от удовольствия затянуло белёсой плёнкой третьего века.
   И тут заверещал палантир. Демоны и маги! Кому там не терпится?
   Судя по коду вызова, назревала проблема высокой категории сложности. И срочности.
   Одним движением я переместился к столу. Хуст, в одно мгновение лишившись желанной ласки, громко и недовольно закричал, в точности копируя пронзительный сигнал палантира.
   Только объёмного звучания мне здесь не хватало! Я прищёлкнул пальцами, накидывая два точечных полога тишины. Но воцарившееся безмолвие не избавило от необходимости ответить на звонок.
   Ухораздирающая тональность использовалась умным шариком в случае, когда владеющий кодом доступа находился в крайне тяжёлом состоянии и без экстренного вмешательства было не обойтись.
   Убрав экранирующий платок, я уставился на тревожно пульсирующую сферу. Ярко-синяя – категория сложности уровня Властелина. Матовая – анонимный вызов.
   Предусмотрительно активировав средний ментальный щит, я приложил палец к поверхности. Подождал, пока отключится система блокировки. И совершенно зря прекратил подпитку пологов тишины.
   Вопли, долетевшие до меня из палантира, оглушили бы даже тролля. Не стоило демонов всуе поминать. И магов иже с ними. Открыли-таки седьмой портал. Самый неуправляемый, в Полуночном секторе Лощины Теней. И как только пробрались?
   Половина моего погранотряда СОБРа полегла. Да и остальным недолго осталось. Накрылась моя прогулка с Хустом Синим вызовом.
   Оборвал связь. Обернулся. Уловил непонятно-разочарованное выражение на морде присмиревшего дракона. Нет времени разбираться. Досадно.
   Конечно, Хусту не мешало бы потренироваться в боевой обстановке, но лететь долго. А прямая телепортация этой туши с огромной инерционной магической массой чревата замедлением моих собственных действий в течение первых пяти секунд по прибытии. Решающих.
   Впрочем, питомец более ничем не проявил своего недовольства. Внимательный и долгий взгляд, выражающий понимание, что на сей раз он не сможет меня сопровождать, полное согласие побыть за главного до моего возвращения; и ни тени сомнения, что могу и не вернуться.
   А ведь Синий вызов – дело нешуточное. На моей памяти таких было всего два. В последний раз отец еле справился, доведя мощнейший амулет исцеления до состояния праха. И не оставив даже пепла от двух челядинцев, случайно попавшихся ему на глаза по прибытию в родовой замок.
   Первым, к моему сожалению, оказался мой камердинер. Толковый был малый. Даже спорить со мной отваживался. Одна сцена в Академии чего стоит, когда я учинил недостойный моего положения скандал, добиваясь скорейшего получения фамилиара.
   Впрочем, мир пеплу его. Только вот с тех пор я слуг и не завожу. Сначала тратишь на них время, обучаешь, развиваешь. А потом все усилия скатываются в никуда. В обгоревшее маслянистое пятно на платформе телепорта.
   Я вздохнул, махнул рукой и телепортировался в гущу событий.

   Оставленный без присмотра розовый дракон, ещё не успевший обсохнуть после прогулки под дождём, выждал для приличия пару минут. И с совершенно неприличной поспешностью заковылял к палантиру, оставляя за собой на каменном полу мокрые следы, быстро исчезавшие под воздействием автоматически включившегося механизма подогрева.

   ... и в чертогах света…

   Гре...мучий дождь! Он меня до печёнок достал! Ну не успел я обустроиться толком! Не успел! Даже завесу не поставил – как раз от таких дол...гоиграющих потоков с небес. Хорошо ещё, что лабораторию защитил по полной, оборудование и реактивы не зальёт. А гардеробчик почти весь менять придётся. Хотя, может, что и удастся спасти.
   Кто ж знал, что в этих трижды бл...агословенных гну...мьих пещерах такая отст...алая система вентиляции!
   Ангелы и перья! Даже не выругаться толком. У нас с Руйтом неделя вежливости и взаимопонимания. После того, как мы плотненько пообщались с няндомским населением касательно продления аренды городской ратуши. И нас очень вежливо попросили покинуть город во имя человеколюбия и во славу сладкого утреннего сна.
   Вот тогда я временно и навесил заклятие глухоты малышу, сказав, что такие слова не для его нежных ушек, на что в ответ резонно получил эманацию совсем недетского скепсиса.
   Совсем забыл, что мысли папочки, подкреплённые соответствующие дозой эмоций, для сыночка уже давно тайной не являются. Все понимает, за...мечательный мой. Только не говорит. Устроил мне тут недельный бойкот. За неправильное применение вектора времени. Вместо двух часов бедолага ничего не слышал два дня.
   Ну так я ж за это уже с лихвой расплатился! Питомца пришлось транспортировать на новое место жительства вручную. А это мероприятие, мягко говоря, непростое. Сначала телепорт в предполагаемое место обитания. Потом выбор подходящей пещеры. На пару, разумеется – должен же я учитывать мнение своего фамилиара в столь важном и ответственном деле.
   Кто ж знал, что ориентация драконов в пространстве так сильно зависит от звукового резонанса? Чай, не летучие мыши – видят прекрасно. Глаза на порядок зорче моих собственных!
   Ан нет! Выяснилось, что слабослышащие драконы начинают гораздо хуже летать. Особенно, когда маршрут пролегает в извилистых горных каньонах с предательски слабой видимостью.
   Хорошо ещё, что я успел заключить договор с Коллегией Магов касательно долгосрочной аренды Долины Гейзеров. После Няндома мне бы не хотелось переселяться на колотун. А там, где потеплее, все хорошие местечки, увы, давно разобраны.
   Оставался лишь Край Хаоса, но упаси меня светлые силы сократить дистанцию с одним надменным типом, не гнушающимся ковыряться в мертвечине. Свалил бы за своим папашей – вот счастья бы привалило! Дело даже не в некромантии как таковой. Смерть и все что с ней связано – неотъемлемая черта нашего мира. Запрещать изучение таких вещей не только глупо, но и опасно. Незнание законов от ответственности не освобождает, а смерть – самый что ни на есть бескомпромиссный судия.
   Но это пренебрежение чужим мнением, которым отличались все Князи Мрака! Они никогда не считались с остальными. Также как и не считали нужным сообщать о значительных открытиях.
   К черту симпозиумы. Хватило бы простого оповещения по всеобщей связи. Кроме них же никто смертоведением не занимается. Казалось бы, что им стоит поделиться результатами изысканий? Хренушки, не снисходят!
   Вот из-за этих надменных ублюдков столетие назад полегла уймова куча людей. Не потому, что те мор наслали. А потому, что предупредить не удосужились.
   Ладно, личное это все. Разошёлся я что-то.
   А ведь нам с Руйтом ещё пещеру осваивать. Под симфонию водных струй. Ну да, скажете, что я мог бы заранее озаботиться вопросом переезда. Но кто знал, что по истечении двух лет, положенных на благо Няндома и его славных горожан, толпа безмерно благодарных предательски изгонит нас с насиженного местечка, не дав толком пожитки собрать? Неужели предрассветные вопли моего дракошки перевесили то ощущение порядка и защищённости, которым успел обзавестись небольшой городок?
   Не подумайте, я прекрасно помнил, когда истекает срок контракта. Но искренне надеялся, что нам дадут две-три недельки, чтобы успеть собрать пожитки, наладить дружеские отношения с соседями и спокойненько пустить корни на новом месте.
   Увы – провал! Причём по всем пунктам.
   Имущество пришлось спешно перебрасывать одним здоровенным комом.
   Соседи... Ой, даже думать не хочется. Соблазнившись относительно низкой стоимостью арендной платы, я упустил из виду приписку мелким шрифтом: "...на данную собственность коллегии магов необоснованно претендуют немногочисленные племена гномов, кобольдов и гарпий, обитающих по соседству". Хотя, возможно, надпись появилась позднее. С магическими контрактами и не такое бывает.
   Впрочем, если говорить начистоту, то выбора особого и не оставалось. Поддержки со стороны семейства и в лучшие времена ждать не приходилось. А в захолустном Няндоме много не заработаешь. Даже на золотой жиле изобретений, плодов моего гениального ума.
   Представьте, что все права на созданное тобой же придётся передать нанимателю, и у вас быстренько пропадёт желание творить. Это только в сказках находятся любители создавать шедевры во благо родины, сидя на строго фиксированном окладе. По жизни дураков мало – тем, что есть, долго не продержаться, а остальные свой талант попросту не выпячивают. Пока случай не подвернётся.
   Вот и я всерьёз планировал заняться лабораторными исследованиями в области свойств материи, возникающими на стыке разнонаправленных видов колдовства – но только после того, как отпраздную окончание двухлетнего "рабства".
   А вы думали, у меня ветер в голове гуляет? Шкурку от кумзука не хотите ли?
   Шутки шутками, а дракона ещё содержать надо. На одном жаловании квалифицированного светлого мага такого фамилиара не прокормишь. Да и условия жизни ему надо специфические обеспечить.
   Посему свободные средства целиком пришлось вбухать в покупку алхимического оборудования, пожертвовав некоторым комфортом.
   Перебьёмся с Руйтом как-нибудь и в пещерах, пока дело не наладится. Главное – простор для полёта и горячая вода под боком. А систему водоснабжения авось сам налажу. Ну и защитные механизмы тоже, так, на всякий пожарный.
   Только вот пока приходилось в спешном порядке укрывать все имущество в самой сухой пещере, закупоривать лишние щели и укреплять перед входом грунт, который так и норовил расползтись в липкую кашу.
   Оба – я и Руйт – были с ног до головы в серо-коричневых разводах, а наши следы на скальной поверхности создали настолько психоделический рисунок, что я даже решил закрепить его по окончанию всего этого безобразия на постоянной основе. И стрелочки нарисовать, в стиле "вам Туда, но Вам туда не надо".
   Спросите, почему не нанять помощников? Отвечу – не на что. В отличие от колдовских сил, которые щедро восполняла окружающая среда, деньги ко мне ручьём не текли. А гну... гномы всяческой магии предпочитали звонкую монету и в долг не работали.
   Допускать же представителей прочих рас до перепланировки скальных чертогов означало головную боль впоследствии. Отсутствие чувства камня, помноженное на мои персональные закидоны, не могло не отразиться на результате. Вплоть до пробуждения одним прекрасным утром под грудой щебня, некогда бывшей сводом спальни.
   Так, обустройство пещерного хозяйства легла целиком на наши сильные и могучие плечи. В следующем порядке: лаборатория, спальня, ванная. Последнее – скорее дань моему питомцу, нежели насущная необходимость. Лично я спокойно могу искупаться в любом подходящем горячем источнике – в Долине их пруд пруди.
   Но Руйт при виде небольшого подземного озера с удивительно тёплой водой разве что не заверещал от восторга, и судьба нашего с ним местообитания была решена.
   Да и мне для опытов водичка из подземного источника, пожалуй, пригодится. Все меньше сил потрачу на организацию водоснабжения.
   Пора перерыв устраивать. Основные дыры заткнули, а красоту наводить потом будем, как погода наладится.
   Я порылся в груде вещей, небрежно сваленных посреди центральной пещеры. Откуда-то сверху шустро выкатился шарик палантира – еле успел подхватить, пока тот не разбился. Где я ему замену найду? Недешёвая штуковина, но полезная – здорово магические ресурсы экономит.
   Наконец, выудил здоровенную банку консервированных кумзуков и опрокинул содержимое в глубокую миску. Малышу пора обедать! Хотя какой там малыш - с меня ростом вымахал! Лошадь полноразмерная. Разве что умишко покамест детский.
   Прислушался. Издалека донёсся еле различимый всплеск. Ладно, пусть купается. Потом поест.
   Так, а для меня здесь где-то должен быть пакет с бутербродами и пирогами, утром лично в гоблинпите покупал. Вот он, родимый. Слегка помялся, но содержимое, похоже, не пострадало.
   Но только я с аппетитом откусил от слойки с капустой смачный кусок, откуда-то снаружи раздался дикий грохот. Сработала защита от вторжения незваных гостей.
   Я попытался позвать Руйта, но чуть не подавился. И поделом, не надо было так рот набивать.
   Пытаясь на ходу проглотить то, что даже прожевать толком не получалось, я помчался к выходу. Со слоёным пирогом в одной руке: бросать жалко, а использовать в качестве оружия при встрече с предполагаемой опасностью – просто глупо.
   Что ж, будем надеяться, что тревога ложная.
   Ощутив беспокойство дракона, я поспешил экранировать эмоции. В самом деле, что там могло такого случиться? Пусть малыш спокойно поплавает, отдохнёт, пообедает. На всякий случай перекрыл за собой проход, чтобы вдогонку не вздумал ринуться, и на скорую руку добавил звукоизоляцию. Лучше потом вместе погуляем, когда на новом месте освоимся.
   Ноги вынесли меня под проливной дождь прежде, чем я успел затормозить на входе в пещеру.
   Твою демоницу! Да что здесь творится?!
   Снятое со входа защитное заклинание срикошетило и взорвалось, образовав неглубокую воронку, быстро заполнившуюся водой. И в этой луже копошился целый ком орущих существ, явно что-то не поделивших.
   В отяжелевший от дождя воздух вихрем взмывали грязно-пёстрые перья и целые клочья тёмно-рыжего меха; раздавался пронзительный визг и совершенно немузыкальный вой.
   Я, не подумав, поднёс руки к ушам, желая хоть на минуту приглушить всю эту какофонию. Но пагубная привычка по возможности обходиться без магии сыграла свою роль: стряхивая с волос размазанные по голове ошмётки капустной слойки, я выматерился так затейливо, что мокрого места не оставил от нашей с Руйтом договорённости о неделе хорошего поведения.
   Все, эти гр...омогласные соседи меня достали! Сейчас будем определять, кто в Долине хозяин.

   Тем временем разомлевший после купания розовый дракон обнаружил в пещерной гостиной миску с едой, неторопливо прикончил половину содержимого, сыто рыгнул и осмотрелся. Его внимание привлёк блестящий отполированный шар размером с голову человека. После сытного обеда мысли путались, но спать пока не хотелось. Вставать также было лениво, поэтому в дело пришлось пустить длинный гибкий хвост.

   ... а теперь – дуэт!

   Да, драка удалась на славу. Давно я так не развлекался! Гарпии над головой свистели, как сотни маленьких руйтиков, а кобольды проносились мимо них увесистыми пушечными ядрами. Расшвырять всю эту мелочь модифицированным антиблошиным заклятием особого труда не составило.
   Проблема заключалась в том, что потревожившие меня группки воинствующих претендентов на Долину Гейзеров представляли собой лишь авангард. Остальных предстояло убеждать словесно – участившиеся случаи травматизма установлению добрососедских отношений не способствуют.
   Про геноцид не смейте даже заикаться – среди моих методов такого существовать не могло.
   В общем, да здравствуют мирные переговоры!
   Вот только жаль, что в ментальной магии я не силен. Говорят, здорово по жизни помогает – ведь доводы разума не все слушают беспрекословно. В особенности те, у которых большую часть черепной коробки занимает крепкая кость. А головы у моих пернатых и мохнатых соседей на редкость прочные, лично проверял.

***

   Нет, мне определённо надоело. Брошу всё и уйду к демонам. Те, по крайней мере, не стремятся нарушить равновесие между мирами с завидным упорством маньяка-самоубийцы. Самое противное – даже если о последствиях несанкционированного проникновения в приграничную территорию объявить во всеуслышание, все равно найдутся те, кто посчитают себя Избранными. Да, именно с большой буквы.
   Считаете себя умнее, справедливее, порядочнее и полагаете, что сможет справиться с обязанностями Князя Хаоса, не прибегая к силовым методам? Добро пожаловать на смену.
   Но не ждите, что я буду тихо стоять в сторонке, оплакивая несостоявшуюся карьеру Тёмного Властелина. Просто постараюсь максимально быстро сменить место жительства, прихватив с собой все движимое и недвижимое имущество.
   И даже наблюдать не буду за вполне закономерным итогом вашего благородства.
   Разрешать конфликты путём переговоров – не мой метод. Точка. Недовольных просим добровольно упокоиться.

***

   Проявив чудеса ловкости и изворотливости, мне таки удалось убедить без меры активных соседей, что спорная территория более спорной не является. Времени ушло – всего ничего, и к вечеру следующего дня у меня на руках уже были все необходимые соглашения.
   Ночь я провёл в плодотворной беседе со старейшинами кобольдов, а днём искал общий язык с матерями гарпий. Вполне себе дружелюбные твари оказались. И те, и другие. Разве что, кобольды предпочитали тёмные сорта пива и крепкие напитки собственного изготовления, которыми меня угощать, в отличие от пива, почему-то постеснялись. А гарпии все поголовно обожали пиндосское светлое, но когда я поинтересовался, есть ли что покрепче, хором загалдели и поспешили подписать соглашение, тем самым выпроваживая меня восвояси.
   Ну да, понимаю, секреты производства и все такое... Но не шпион же я от их мохнатых конкурентов! Впрочем, серокожие рыжеволосые дальние родственники гномов отреагировали схожим образом, что вызывало определённые подозрения.
   Ну и бес с ними, потом разберёмся. Если что – Руйта припрягу, у него нюх поострее моего будет. Но это потом.
   А пока, после всех этих дипломатических визитов, сил у меня оставалось ровно на то, чтобы снять барьер со входа в пещеру и чуть ли не ползком ввалиться в родной новый дом.
   Красноречие было истощено на несколько лет вперёд. И не только оно.
   Руйт-то, поди, уже соскучился. Я раньше никогда не разрывал с ним ментальную связь дольше, чем на пару часов. Ну, сами понимаете, бывают в жизни каждого интимные моменты...
   А здесь почти сутки прошли. Малыш, наверно, с ума сходит от беспокойства.

***

   Амулет исцеления рассыпался в прах аккурат вместе с последним вражеским волшебником. Можно сказать, скончались практически одновременно.
   Это хорошо.
   Все Князья мрака обладали способностью к регенерации, которая передавалась по наследству. Но сам процесс был весьма болезненным и неприятным, не говоря уж об эстетической стороне. Ничего удивительно, что силы и здоровье мы предпочитали восстанавливать или с помощью амулета, или применяя навык поглощения жизненных сил. Своего рода вампиризм. Разница лишь в том, что после кровососов оставалось хотя бы тело, а наши жертвы сгорали целиком и полностью.
   Поэтому пользоваться всуе этим безусловно полезным навыком совершенно не хотелось. С потерей амулета пришлось срочно перейти к тестированию нового режима работы защитного поля. Особенность его была в том, чтобы вместо блокирования телепортировать любые предметы, приближающихся ко мне со скоростью, выше заданной, в особое стасис-хранилище. Куда более эффективно и менее энергозатратно.
   В результате к моменту окончания боя моя коллекция средств дистанционного поражения значительно пополнилась. Будет чем заняться на досуге, а то в этот раз больно шустрые стрелки попались. Или изобретательные.
   Мастерство нарушителей границ росло, что наводило на размышления. Не стоит ли часом за всем этим кто-то ещё?
   Жаль, допросить никого не выйдет. После моего вмешательства эти товарищи осознали, что к седьмому портал даже прорваться не удастся, не говоря о том, чтобы им завладеть. Но попытаться сбежать или пойти на переговоры уже не успели.
   Кто их знает, почему они так замешкались. Вряд ли успели в полной мере убедиться, насколько ошибочны их представления о демонических вратах. Да и запоздалое раскаяние по поводу вторжения на запретную территорию не обладает столь убойным эффектом.
   Вероятнее всего, их маги на собственных шкурах прочувствовали все своеобразие Лощины Теней, исподволь искажающей способы применения магии. Чем больше колдуешь – тем больше начинаешь промахиваться. Это у меня вошло в привычку делать поправки на каждый вектор заклинания, использованного в приграничной зоне. А у них таковой сформироваться не могло.
   В результате обладатели колдовской силы достигли пика Теневого напряжения и целенаправленно и планомерно уничтожали собственную команду, думая, что расправляются с моими СОБРовцами.
   Сказать по правде, я мог с безопасного расстояния наблюдать за тем, как нарушители перебьют друг друга один за другим.
   Но, во-первых, оставалась вероятность, что хоть один, да уцелеет.
   Во-вторых, с отчаяния могло быть применено одно из заклинаний массового характера, не жалеющее ни своих, ни чужих. А, учитывая, что слухи имеют тенденцию просачиваться, несмотря на все принятые меры предосторожности, было глупо обрекать один из элитных отрядов гвардии Властелина на бесславную гибель.
   Для принятия решения достаточно и одной причины.
   Я брезгливо отряхнул рукав, на котором обнаружилось грязное пятно. Рукав осыпался черным пеплом. Достал-таки, маг-гадёныш!
   Всё. Отмываться, переодеваться и спать.
   Именно в таком порядке.
   Будет ещё один Синий вызов – вместо себя Хуста пошлю. С директивой заплевать все, что шевелится. Кто выживут – с теми потом разберёмся.

***

  Он говорящий! Не верю своим глазам, ушам и прочим органам чувств! Мой малыш умеет разговаривать!
   И не просто разговаривать, а ещё и дистанционно. По палантиру, с которым не всякий маг с первого раза справляется.
   Нет, какой всё-таки молодец! Даже собственное изображение спроецировал!
   Вон, какое чёткое, объёмное получилось.
   Стоп, а с кем это он там общается?!! На языке, который не понимаю даже я, но который прекрасно известен его собеседнику?
   Да и проекция дракона, застывшего в воздухе, вызвала смутное ощущение неправильности. Поза слегка отличается, ошейник... чёрный?!!
   Кажется, я догадался.
   Да как он посмел?!!
   Руйт!!!

***

   По возвращению в личные покои меня ждал сюрприз.
   Первым чувством, что я испытал, застукав фамилиара перед палантиром, была гордость. Такой фокус не у всякого мага получается, а этот юный отпрыск драконьего племени освоился самостоятельно.
   Вторым – разочарование. Думал, что речь у драконов намного более мелодичная, а, оказалось, просто какой-то ряд щелчков и свистков.
   Третьим... пожалуй, не стоит об этом. Когда я увидел, кого выбрал себе Хуст в качестве собеседника, то не сдержался.
   Во второй раз за всю свою жизнь и в первый после досрочного окончания Академии магии.
   Да, сутки были трудными. Да, мой дракон, по сути, не так и виноват.
   Но палантир теперь придётся покупать новый.

***

  
  А вы знаете, что в драконах изначально заложена способность к магии? А то, что близнецы из одной кладки могут чувствовать друг друга сквозь сны, даже если находятся в разных мирах?
   Ах, вы вообще не знали, что они видят сны?
   Может, и о том, что они разумны, вы не подозревали?


7. В гостях у кобольдов


Если у вас в жизни наступила чёрная полоса, то осветлять её лучше всего Кобольдовым особым. Ну а за последствия традиционно никто не ручается.


   Русалочий хвост! У меня, наконец, получилось! У меня получилась эта грё…гремлинская формула! Руууйт! Иди сюда, сарделька ушастая! Сейчас будем тебя перекрашивать.
   Да, я ещё не сказал? Пещерки оказались весьма удобным местечком для проведения всяческих экспериментов. Если бы не одно "но". Мой любопытный дракон научился так складывать передние лапы, что теперь ухитрялся пролезать даже в труднодоступные места. Куда я, померив ширину его плеч, сложил самые непредсказуемые реактивы. Я был свято уверен, что эта зараза не дотянется до радужного зелья. Одного такого раза мне вполне хватило. А ведь Руйт только понюхал склянку.
   Мы тогда ещё жили в Няндоме, и мне целую неделю пришлось его прятать дома, выпуская поразмяться исключительно по ночам. Как хранитель порядка, я должен был оберегать душевный покой славных горожан. Им и без того хватало трубных возгласов по утрам и бреющих полётов над головами.
   Прошу заметить: ни одного жителя при этих воздушных упражнениях задето не было. А местные эльфиечки, закидавшие нашего доброго мэра жалобными свитками, могли бы причёски и попроще делать. Или обращаться ко мне за фиксирующим эликсиром, если уж на то пошло. Я бы посодействовал. Что только не сделаешь для красоток за вознаграждение!
   Но это я отвлёкся. Так вот, если няндомцы смирились с полётами и ранней утренней побудкой, то зрелище дракона с ярко-голубым пузом, разрисованным лучистыми солнышками, могло нанести их психике непоправимый ущерб. А если добавить к этому нежно-зелёные крылья в мелкую розочку...
   Розовые цветочки, надо сказать, единственное, что осталось от первоначальной окраски моего питомца в результате того, что он пожелал поваляться на лужайке после купания в горячем источнике. А я ещё голову ломал, почему зелье не срабатывает на обычной ткани? Оказывается, для закрепления эффекта нужно всего лишь нагреться до температуры шкуры дракона, только что вынырнувшего из водички градусов под сорок. И очень ярко подумать о чём-нибудь приятном. Другое дело, что ткань самостоятельно думать не умеет. А вот дракон –запросто.
   Выводить из организма столь непредсказуемый состав магией я побоялся. И понадеялся на естественное свойство драконьей крови – самоочистку. За неделю Руйт потихоньку перелинял и вернулся к своему обычному состоянию. А склянка с радужным зельем была отложена до лучших времён.
   Антидот я тогда, кстати, делать поленился. Зафига он нужен для недоработанного красителя? Вот если бы кое-кто глотнул, а не понюхал...
   Но кто знал, что Руйту понравится?! Уж не знаю, только ли в запахе дело, или ему собственная младенческая окраска надоела, но эта зараза на вторую неделю после переезда раскопала склад с реактивами и наполовину опустошила бутылочку. Вылакала бы всю, но – какая досада! – язык в горлышко целиком не пролазил.
   Засранца я застукал прямиком на месте преступления. Но лучше бы я этого не делал. От испуга на его крыльях отчётливо пропечаталось два рисунка: на одном я со зверски оскаленной рожей и магическим жезлом, воздетым над головой, на другом – маленький розовый дракончик, забившийся в тёмный угол и прикрывающий лапами морду.
   И после этого ещё кто-то осмелится утверждать, что драконы неразумны?
   Да стоит кому увидеть распахнутые крылья фамилиара светлого мага, с репутацией доброго и пушистого этому самому магу можно попрощаться! Навсегда.
   Хорошо, что та целительница с непроизносимым эльфийским именем успела закончить свои исследования до момента нашего переезда. Вот кому точно не следовало видеть Руйта в его нынешнем состоянии.
   Целительница-то весьма талантливая попалась... в выражении своего осуждения по поводу и без. Её нравоучения успели меня до печёнок пробрать за те бесконечно долгие две недели, пока она работала в моей лаборатории. То ей паутинка в дальнем углу мерещилась. То у меня щетина отрастала на целый миллиметр прямо в присутствии дам. То питомец себя вёл слишком нахально, развалившись на хозяйской постели. Вопрос – что она сама забыла в моей спальне, да ещё чуть ли не с порога накинувшись на моего фамилиара?
   Думается, её тогда попросту завидки одолели. Как это так – какая-то рептилия валяется и чуть ли не урчит от удовольствия, пока ей надбровные дуги почёсывают. А её, умницу и красавицу, выставляют за дверь, даже слова не дав сказать.
   Ну а как я ещё должен был поступить? Парень я, конечно, из себя видный, хозяйством… гм… тоже не обделён. И не только лабораторным, как она успела убедиться в день нашего с ней знакомства. Только все прелести изысканного девичьего тела меркли перед характером гостьи, не говоря уж о перспективе при более близком знакомстве называть её по имени.
   Впрочем, с исконно эльфийским именем мы с Руйтом разобрались довольно быстро: после одного особо горячо высказанного недовольства, не сговариваясь, сократили милое нежное Фиурифурауэль до простого и понятного Фифу.
   Если бы ещё нам хватило осторожности не применять его в пределах слышимости самой Фифу...
   Какой был скандал!
   Целых два месяца потом пришлось за некоторыми реактивами гоняться, и ещё три ждать выполнения спецзаказа гномами-стеклодувами. Счёт за услуги я на вполне законных основаниях переслал в гильдию целителей с пометкой "за возмещение причинённого ущерба". Но, к сожалению, гильдия шустро выкатила ответный, "за моральное оскорбление сотрудника при исполнении".
   А потом вмешались адвокаты-вампиры и деловито высосали из нас мировое соглашение. Со всеми полагающимися компенсациями, из-за чего мне пришлось на год отложить благоустройство спальной пещеры.
   Бррр, до сих пор передёргивает, стоит только вспомнить.
   Короче, пришлось отложить все срочные заказы и засесть за антидот.
   Естественным способом картинки сводились бы месяца три, не меньше. Если не полгода. Антидот же обошёлся мне всего лишь в три дня напряжённой работы, тридцать золотых на покупку недостающих ингредиентов и небольшое красноглазие от недосыпа. Какие мелочи, право, по сравнению со спасённной репутацией.
   Рууйт! Иди сюда, мученик науки. И не надо мне кривить такую морду, сам виноват. Или ты хочешь, чтобы твоего хозяина обвинили в садизме? Да со мной после этого ни одна дриада дела иметь не захочет, не говоря уж об эльфах. Ты же знаешь, как они трепетно ко всякой живности относятся. И на что мы тогда жить будем? У кобольдов, кроме пива, отродясь ничего хорошего не водилось, а гномы за копейку удавятся. Так же, как и мои дражайшие сородичи, если на то пошло.
   Иди сюда, кому говорю. Да, пахнет невкусно. Ты не нюхай, пей лучше. Как оклемаешься, мы с тобой это дело отпразднуем. Не зря же я сейчас про кобольдов вспомнил. А ведь мы с тобой ещё новоселье не отмечали.
   О, вот молодец, вот умничка. Давай, иди теперь отмывайся. Сейчас должно сойти. По крайней мере, у меня на запястье неприличная татуировка с кентаврицей уже побледнела. Ну что поделать, если меня всегда интересовал вопрос, как они это делают, если не со своими. Нельзя же было поить обожаемого питомца непроверенным антидотом!
   Так что, ещё пару часиков обождать, для надёжности – и можно отправляться в загул. В конце концов, нам обоим нужно немного расслабиться.
   Кобольды, берегитесь, мы идём к вам!

***

   Я был тысячу раз прав, приняв решение не принимать Киттиару в ряды СОБРовцев. Она умудрилась вывести из себя даже моего невозмутимого повара. По крайней мере, он наотрез отказался участвовать в дальнейшем перевоспитании "потомственной воительницы", пока ему не выдадут огнемёт и не обеспечат портативным утилизатором бытовых отходов, дабы не портить стерильную чистоту кухни.
   И, похоже, ровно настолько же я ошибся, когда оставлял её в непосредственной близости от собственной персоны. Попыток привлечь моё внимание она не оставила. Скорее, наоборот.
   Недели не прошло, как она сговорилась со слугами, доставляющими ужин в мои покои. Только вот незадача – девица не учла, что доставка проходит ровно до автоматического подъёмника. А дальше поднос с едой отправлялся в башню без человеческого участия. На этом бы всё и закончилось, если бы не один маленький недочёт с моей стороны.
   К сожалению, автоматика не была рассчитана на людей, которым чуждо понятие здравого смысла, а слово "запрещено" срабатывает ровно противоположным образом. Талантливая упёртая женская особь относилась именно к таким.
   Когда мы с Хустом вернулись домой, вымотанные тренировочным полётом в режиме реального боя, в центре посадочной площадки нас ожидал сюрприз.
   Мигающая ярко-голубая надпись сообщала о критической ошибке на уровне третьего этажа: "Сбой в лифтовой системе. Система остановлена. Требуется ручная регулировка. Приоритет: незамедлительно!".
   Конечно, на случай технических неполадок у меня были специально обученные люди. Под контролем следящего поля (на всякий случай, а то мало ли...) они периодически меняли изношенные детали, вручную отлавливали магус-мышек и обновляли подпорченные грызунами тросы.
   Настоящее бедствие, скажу вам, эти мелкие существа. Устойчивы к большинству заклинаний и по неизвестным причинам просто обожают точить зубы о материал, который применяется в подвижных соединениях. Без разницы, какой – главное, чтобы двигался время от времени. И чем больше магии выделяется при этом процессе – тем вкуснее.
   Да, можно было бы заменить всё на металл. Тогда бы сеансы демышизации пришлось бы устраивать гораздо реже. Но для сигнально-сортировочной системы заклинаний лучше всего подошла пенька обыкновенная, зачарованная. Если бы не магус-мышки, система оказалась бы практически вечной... Впрочем, сейчас дело не в грызунах, если судить по характеру повреждений.
   Похоже, что с данной проблемой мои специалисты справиться не в состоянии. Даже с помощью магозарядок – одноразовых артефактов, которые выдавались ремонтникам на случай неполадок по волшебной части.
   Я с недоумением вглядывался в строки с кодами ошибок и в упор не понимал, что могло разворотить изнутри кабину, которая вполне могла претендовать на звание хустоустойчивой.
   Придётся разбираться на месте.
   Оставив своего дракона отдыхать, я отключил системные сообщения, чтобы они не беспокоили дремлющего питомца, и отправился исследовать место поломки лично.
   В скором времени загадка разрешилась. Обделённая интеллектом и наделённая исключительным упорством девица преодолела стандартную защиту "от дурака" и проникла в подъёмник, который был запрограммирован на доставку исключительно неодушевлённых объектов. Упомянутые объекты по умолчанию претендовать на бережное обращение не могли.
   Ускорение, которое обычно набирал лифт, для живых организмов считалось, скажем так, неприемлемым. Положительные перегрузки в лучшем случае обеспечивали потерю сознания, а в худшем… Сами понимаете, здесь я тоже подстраховался – только магус-мышек в моих личных покоях недоставало. Разумеется, кнопка "Хрупкий груз" для щадящей доставки тоже присутствовала, но при её нажатии не только понижалось ускорение, но и включались заклинания дополнительного контроля.
   А так как упомянутая особа вломилась в кабину в последний момент перед отправкой, то никакую кнопку нажать не успела. Или, как подозреваю, даже не вспомнила о ней, окрылённая перспективой встретиться со мной наедине.
   Почуяв, что до верха доедет бессознательная тушка вместо прекрасной дамы в неглиже, Киттиара запаниковала. Ну а дальше сказалась демоническая кровь, помноженная на природную силушку и молниеносную реакцию.
   Вряд ли за несколько секунд её тренированному телу был бы нанесён серьёзный ущерб. Но девице в такой момент было явно не до рассуждений.
   В итоге вместо заслуженного отдыха пришлось вручную расплетать кокон защитно-предохранительных заклинаний. А потом взламывать кабину, вытаскивать оттуда истерично рыдающую "воительницу" и аккуратно упаковывать её в стасис-поле, попутно обрывая с тела клочки полупрозрачной ткани. Вспыхнувшие было надеждой глазки быстро потухли, когда до несостоявшейся кандидатки в СОБРовцы дошло, что вряд ли дело закончится постельным режимом.
   За что боролись, то и получите.
   Я телепортировался с дамой в один маленький приграничный городишко, где как раз должна проходить ежегодная ярмарка. А большое скопление народа в захолустье как нельзя лучше подходило замыслу.
   Вопрос о том, где лучше разместить ношу, даже не возник. Местный фонтан со скульптурной композицией волшебника и кудесницы прекрасно подходил для выставления на всеобщее обозрение аккуратно упакованной в стасис-поле красавицы. Журчащие струйки воды, живописные статуи, самый центр города.
   К тому же местечко проверенное, здесь уже не одна девица нашла своё семейное счастье. Табличка на постаменте гласила "Фонтан Любви и Страсти". Да уж, няндомские новобрачные умели быть благодарными.
   Бережно усадив обездвиженную тушку на плечо волшебника, я активировал неподалёку от беломраморной конструкции огромную надпись в ярко-алом сердечке "Ищу мужа-укротителя! Худосочных эльфов и тупорылых троллей не предлагать!"
   Договориться с мэром особого труда не составило, и в скором времени под надписью материализовался небольшой прилавок, на котором лежали: зачарованное перо гарпии, несгораемый бланк брачного договора с припиской мелким шрифтом "Обратной силы не имеет, претензии по качеству не принимаются" и моток верёвки. Затем я привязал к договору стасис-поле, перепроверил параметры графы "Согласен" и удовлетворённо кивнул. Ближе к зиме на ярмарку наведывались кочевые орки, выменять шкуры на термоткани и витаминные смеси. А эти ребята не только могли в полной мере оценить брошенный вызов, но и имели весьма неплохие расовые предпосылки, чтобы с ним справиться.
   Кажется, одной проблемой в моей жизни меньше. И это стоит отметить. К тому же мы с Хустом чрезмерно много внимания стали уделять делам, а в таких случаях психологическая разгрузка просто необходима.
   Говорят, что кобольды варят неплохое пиво. Тёмное, как я и предпочитаю. А слухи в таких случаях лучше всего проверять лично.
   Пожалуй, имеет смысл навестить их подгорный бар.

***

   В заведении под скромным названием "Упивающиеся" оказалось неожиданно многолюдно. Или многокобольдово. Или многогномно. В общем, толпа разномастных любителей пива забила общий зал под завязку. И это несмотря на нехилые размеры пещеры, в которой с комфортом мог бы расположиться десяток взрослых драконов! Как выяснилось, проходил ежегодный осенний Кобольдфест с дегустацией новой пивной марки.
   Эх, плакали наши с Руйтом надежды посидеть тихонько где-нибудь в уголке, отдохнуть и расслабиться. Хотя... помнится мне, владельцы бара некогда скооперировались с гномами и оборудовали зал для Высокоранговых Истребителей Пива. Правда, цены там тоже были очень даже ВИП. Настолько ВИП, что кошелёк у меня на поясе сжался и постарался незаметно зарыться в складки килта.
   Но я был неумолим. Гулять так гулять! Руйт, за мной! Сейчас пивасика накатим! Хотя не, тебе по молодости лет лучше молочком эльфийской кобылки обойтись. А мне не забыть бы это самое новое Особое попробовать... Кажется, оно пользуется успехом.

***

   Я с самого начала планировал занять отдельную кабинку в ВИП-зале, но такого столпотворения на входе не ожидал. Досадно. В кои-то веки поддался импульсу и не удосужился проверить сроки. Этот их идиотский пивной фестиваль. Так и мест может не хватить, а я не привык изменять своим планам.
   Хуст, слушай меня внимательно. Если все кабинки будут заняты, разрешаю "случайно" заплевать любую понравившуюся. С хозяевами я договорюсь. Только с ограми не выбирай. Чистить сложно, уж очень они в стороны разбрызгиваются.
   Надо же, не понадобилось! Как раз свободна одна, в дальнем углу. Что весьма кстати позволяет избежать лишних затрат.
   Осталось сделать заказ. Разумеется, Тёмному тёмное! На драконий организм пиво не действует, даже кобольдовое, так что можно смело брать порции на двоих. А заодно посмотрим, что это у них за новинка осени.

***

   Ё-маё!!! Это где это я оказался? Ничего не помню. А в голове сотня маленьких гремлинов усердно стучит молоточками. Прямо по вискам, изнутри. Сейчас ведь и до лба доберутся. И ни одного заклинания для изгнания этих назойливых пакостников припомнить не удаётся!
   Да и у вас бы тоже не получилось, вот так-то сразу. Прикиньте, засыпаете одетым за столом, а посыпаетесь обнажённым, лёжа на какой-то твёрдой поверхности. Накрытым колючей тонкой простынкой. И совсем рядом с вами ещё кто-то лежит и тихонько посапывает.
   А вокруг полумрак, над головой потолок каменный нависает. Влажно и тепло – чувствуется, обжитое местечко.
   Но это не моя пещера! В моей не было таких здоровенных сталакти... сталагми... короче, фигни уродливой, с потолка свисающей.
   Аааа, демоны! Неужели я так вчера нажр... напился, что затащил в постель одну из местных "девушек" на раздаче и теперь нахожусь у неё в гостях? Мама родная! Это же козлиные ножки. Ослиные ушки! И главное – рыжий подшёрсток по всему телу! Как я мог?! Как у меня вообще встало на такое?!
   Осторожно, чтобы не взбаламутить орудующих молоточками гремлинов, поворачиваюсь, чтобы посмотреть на проснувшуюся, судя по изменившемуся дыханию, соседку. Святый эльфе, если это всё же одна из обслуги, пусть хоть посимпатичней окажется!

***

   Так. Я проснулся. Обстановка неизвестная. Руки-ноги на месте, но слушаются с трудом. В голове какой-то туман, жутко мешает сосредоточиться.
   Над головой свод пещеры. Рядом кто-то есть, и, кажется, уже не спит.
   Если верить ауре, с меня ростом, Значит, не из числа обслуживающего персонала. Это уже радует. Рыжих мохнатых на дух не переношу. Предпочитаю партнёрш поизящнее.
   С другой стороны, кто тогда лежит слева? В гостевую комнату никто из посторонних не заходил: навешенное мной охранное заклинание осталось нетронутым. Не забыл ведь "сторожку" подключить, несмотря на вчерашнее состояние.
   К сожалению, после пятой кружки Кобольдового особого наступил провал в памяти. После третьей меня потянуло музицировать, что бывает достаточно редко. После четвёртой я решил распространить звук на весь зал. Пятая... похоже, шквал аплодисментов был последним из того, что успело достичь моего сознания.
   Непосредственной угрозы я не чувствовал, Хуст тоже особо не волновался. Потому позволил себе отключиться, зная, что в цену ВИП-обслуживания входит забота о клиенте после достижения им крайней степени опьянения. Проще говоря, каждому потерявшему над собой контроль предлагался безопасный отдых в комфортабельном "вытрезвителе". Гостя провожали в одну из просторных пещер, расположенных непосредственно за ВИП-залом, и давали спокойно проспаться, обеспечив надлежащий уход и охрану.
   Но, видимо, спальные места тоже были переполнены, и меня разместили с какой-то дамой. Почему с дамой? Ну не кобольды же меня догола раздевали!
   Так, надо посмотреть, с кем провёл эту ночь. Не приведи бес, эльфийка. Эти высокорожденные потом такую компенсацию за "порушенную честь" могут выкатить, что никаких доходов Тёмного Властелина не хватит.
   Жаль, что заклинаний повышения удачи не существует – от одного такого я бы сейчас не отказался.
   Поворачиваюсь и на какие-то доли секунды теряю дар речи, уставившись в наглые зелёные глаза под взъерошенной светлой чёлкой.
   Твою демоницу!!!

   Нет, со мной не могло такое приключиться! Не до такой же степени я невезучий!
   Кобальтово-синий взгляд.
   Чёрные-пречёрные пряди волос.
   Выражение лица, стремительно сменившееся с расслабленного на высокомерное...

   И два вопля, прозвучавшие одновременно:
   – Ё-маё!!!!!! Лучше бы это была кобольдесса!
   – Да я на этих сраных кобольдов сам иск накатаю!

***

   Юные розовые драконы, мирно дремавшие в обнимку у входа в пещеру, проснулись от жуткого грохота. Здоровенное каменное ложе оказалось расколотым на две части, а два мага высшей категории, в чём мать родила, замерли по обе стороны самодельной баррикады и явно готовились к дуэли.
   На лицах читалось "в живых останется только один".
   У фамилиаров не оставалось выбора, кроме как...

   Я хладнокровно формировал заклятие Цепи Элементов в комбинации с Призрачной Некросферой. Надеюсь, этого хватит. Второй попытки расправиться с этой блондинистой ошибкой природы уже не будет. Внезапно мою концентрацию нарушило узконаправленное телепатическое сообщение, которое с лёгкостью продавило все ментальные щиты. Судя по внезапно остекленевшему взору противника, его постигла та же участь.
   А дальше мы с ним вынуждены были смотреть глазами собственных питомцев на то, что происходило в общем зале, куда, как выяснилось, оба вывалились после того, как заценили качество Особого кобольдового.

   Светловолосый в клетчатой рубашке и полосатом килте самозабвенно танцевал в освободившемся в центре зала пространстве, периодически выбегая из круга и обнимаясь со всеми присутствующими. Вокруг него стайками кружились розовые дракончики размером с мизинец.
   Темноволосый в чёрном с серебром костюме вёл себя гораздо сдержаннее. Стоял и громко распевал исключительно неприличные частушки, ухитряясь в перерывах снисходительно кивать в ответ на бурные аплодисменты и обновлять морок, иллюстрирующий особо красочные куплеты.
   Двух магов, пьяных в колпак, тщетно пыталось угомонить десятка с два кобольдов. Со всем возможным почтением и осторожностью.
   К сожалению, все их потуги были тщетны, пока один из низкоросликов не догадался притащить ещё по кружке пенного напитка певцу и танцору.
   Отработанными движениями кобольды подхватили падающие тела и бережно понесли на руках в гостевые покои. Затем, стараясь не потревожить спящих, уложили их на широкое каменное ложе, поставили с каждой стороны у изголовья по запечатанной кружке с пивом – на опохмелку – и удалились, притворив за собой дверь. Карликам, разумеется, и в голову не пришло, что столь дружная команда выступающих может быть против размещения в одних апартаментах.
   Всё.
   Остальное было делом рук, точнее, лап, весьма одарённых питомцев, которые прекрасно помнили, что их хозяева перед сном имели обыкновение раздеваться. То, что не смогли стащить, они слизали, растворив своей особой слюной. А дальше дружно вытянули из-под нас одеяло и накрыли сверху. И с чувством выполненного долга улеглись спать у порога, охраняя пещеру от возможного вторжения.

***

   Едрить драконьи яйца! Такое отмочить, ну это ж надо! Фуф, блин, засранец с крылышками, я же из-за тебя чуть не испытал величайший позор в своей жизни!
   Такое даже кровью не смывается. Меня же до сих пор трясёт, что я и этот... надменный хлыщ... уфф, лучше даже не представлять, а то всё выпитое вчера мигом на полу окажется.
   Ну ты и... ! Да ещё влез под руку, когда я выбирал, чем сначала шандарахнуть – Чаровой Молнией или Светопреставлением. А если бы по тебе попало?!
   Вот вернёмся домой, я с тобой поговорю по-хозяйски. Ты у меня быстро забудешь, как со всякими тёмными якшаться. Ну чего тебя к этому Хуйту тянет?
   Хуст, говоришь? Да какая разница?! Он же тёмный, понимаешь, тёмный. Мерзкое коварное порождение мрака.
   Нам, светлым, с такими не по пути. Ну... разве что на время, которое потребуется, чтобы разыскать всех свидетелей нашего концерта и наложить на них заклятие Забвения. К сожалению, я не очень силён в ментальном вредительстве, а репутацию надо спасать.

***

   Похоже, я в очередной раз недооценил изобретательность своего фамилиара. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.
   Если бы не его очередной прорезавшийся дар усиленного телевещания, всё могло бы закончиться довольно печально для обеих сторон. Даже если бы одному из нас удалось выжить после дуэли на уровне магистров, репутация второго была бы испорчена безвозвратно.
   Слишком многие видели наш концерт с последующим совместным выносом тел. Массово подчистить мозги в одиночку я не мог по одной банальной причине: большинство свидетелей к данному моменту успело разбежаться. А самые эффективные заклинания поиска исключительно светлой природы.
   К тому времени, как я подберу аналог с помощью магии тьмы и хаоса, слухи разойдутся настолько, что проще будет устроить локальный Армагеддон, чем заставить участников фестиваля забыть о происшедшем.
   Что ж, ничего не поделать. Придётся идти на кратковременное сотрудничество с этим блондинистым охламоном.

   Маги синхронно скривились, пожали друг другу руки, заключая временный пакт о ненападении, и направились к выходу из пещеры. Их ждала непростая совместная работа, прямо пропорциональная числу присутствующих на закрытии Кобольдфеста.
   Дракончики за их спинами довольно перемигнулись.
   Хорошо, что этот союзнический обмен взглядами остался незамеченным. Правда, неизвестно, кому больше повезло – самим питомцам или их непримиримым хозяевам.


8. Миссия невыполнима?


"Убрать свидетелей!" Незамысловатая команда, которую не так просто выполнить. А всё потому, что точное количество и местонахождение очевидцев непристойного поведения двух волшебников попросту неизвестно.
Но репутацию магов высшей категории надо спасать, даже если для этого потребуется зачистить память всем участникам Кобольдфеста (задача Тёмного) и при этом ещё и никому не навредить (настаивает Светлый).

   Часть первая. Нежданчик

   К ВИП-пещерам "Упивающихся" вели такие широкие коридоры, что по ним без помех пронеслась бы даже тележка с троллем, чуть притормаживая на поворотах. Равномерное освещение коридорам обеспечивали массивные кристаллы, закреплённые на стенах. Изжелта-зелёный цвет, правда, получился редкостно тошнотворного оттенка и нравился исключительно кобольдам. Но высокоранговые гости, в основном, попадали в пещеры в бессознательном состоянии, а по пробуждению предпочитали телепортироваться восвояси, не разглядывая кристаллы. Поэтому на светильники никто не жаловался. А жалоб нет – зачем заморачиваться?
   Кстати, коридоры стали широкими далеко не сразу. Кобольдам нравились узкие извилистые щели с запутанными отнорками. И по первости они старались аккуратно и ловко протаскивать посетителей привычными путями, маленько пообтесав проходы под ВИП-габариты. Но после того как один из оборотней-бегемотов неожиданно сменил ипостась и расплющил своей мохнатой тушей пять носильщиков, число желающих иметь дело с подобными ВИПами заметно сократилось. Две огромные ниши в стенках туннеля, оставшиеся после обратной трансформации бегемота, отлично показывали разницу между возможностями гостей и предпочтениями хозяев.
   Безответственные рыжеволосатые ленивцы соображали быстро в двух случаях: когда дело касалось жизни и денег. Здесь было затронуто и то, и другое. Поэтому всего за пару-тройку месяцев беспорядочная сеть лазов и коридорчиков превратилась в отличную спиралевидную магистраль с гостевыми покоями по бокам.
   Запустить заклинания поиска в такой системе оказалось легко и просто. Затраты энергии минимальны, информация считывается влёт. Да и что сложного в одной единственной поисковой линии с ответвлениями-щупами в занятые пещеры?
   На лице Светлого читалось нескрываемое удовольствие от работы. Хорошие условия даже магу приятны, а уж бодрость духа как повышают! Единственный затык оказался в том, чтобы наложить на линию дополнительное ограничение: искать только тех, кто точно помнил о том, как нехорошо себя вели на публике два подвыпивших мага. Но и с этим условием Эрк разобрался без труда, что ещё больше улучшило его настроение.
   Идущий чуть позади него Крис этого не видел, ему вполне хватало считанных с коллеги поневоле эмоций. Смотреть на недавнего соперника Рэйнарду не хотелось, к тому же мысли занимали разнообразные способы очистки памяти. Ментальная блокировка – сама по себе штука непростая, а если ещё и наиболее щадящий вариант подбирать...
   Всё, что Тёмный предпочёл не высказывать вслух, без труда уловил бы любой мало-мальски приличный эмпат: "Эти силы добра со своей дипломатией мне определённо надоели. Но на прямой конфликт лучше не идти. На крайний случай, если мягкие методы окажутся недостаточно эффективными, можно тихонечко поставить на свидетеля метку, а потом вернуться и завершить начатое. Утомительно, зато надёжно".
   В общем, Князь Мрака находился далеко не в радужном расположении духа. Раздражали неуместная весёлость напарника и стойкое ощущение, что они оба забыли что-то сделать перед началом совместных действий. С драконами это связано не было, помехой в работе не являлось, да и вообще к существенному не относилось. Но беспокоить при этом не переставало.
   Светлый игнорировал недовольного брюнета с не меньшим старанием, уставившись в пол и сосредоточившись на поисковой спирали.
   За магами, усердно перебирая лапками, бок о бок семенили их фамилиары. Сложенные перепончатые крылья тесно прижаты к спинам, зрачки расширены, а длинные узкие языки то и дело по-змеиному пробовали воздух. Дракончиков что-то явно взбудоражило, но хозяева здесь были ни при чём.
   Всех четверых ожидал ряд пещер с ВИП-клиентами. Заклинание поиска услужливо пометило двери занятых комнат красными табличками с огромными белыми буквами "ПИВОШОК – УХОДИ!"

***

   Вот это я облажался! Треклятое везение, даже не побухать без последствий. Радует, что не только я попал под раздачу. Этому надменному хлыщу сейчас небось ещё хуже приходится – это ж какую прорву народа надо обработать! Мне-то что, только за поисковиком присматривать, чтобы ни одного свидетеля этой пьянки, будь она неладна, не упустить.
   А вот основная работа за ним. Под моим чутким контролем – хе! – чтобы все применённые заклинания подпадали под конвенцию ООН. Общество Охраны Нравственности шутить не любило и в случае особо злостного нарушения могло дотянуться и стукнуть по рогам даже архидьявола.
   Так что, не будет никакого риска! Мы белые и пушистые, и полностью соблюдаем правила. Ну-у, или почти полностью. По правде говоря, то, во что мы вляпались, ни в одной конвенции не прописано, может и прокатить нахаляву. Если только один Тёмный не станет выпендриваться с фирменными заклятьями.
   Таак, по курсу у нас помещение нумер один.
   Дверь, как оно принято у порядочных кобольдов, не заперта. Спят усталые гномушки… гномятки… гномки… блин, что за?!... Верхняя половина эльфячья, нижняя гномья! Прикрылся бы, что ли, взял пример со своего партнёра – вон как в одеяло укутался, по самую бороду. А храпит так, что гранитное ложе жалобно содрогается.
   Однако, ну и вкус у некоторых. Вот я бы никогда в жизни не позволил себе обзавестись панталонами в сердечко. Натянутые на торшер, они, конечно, оригинально смотрятся, особенно кружавчики по краям. Но носить такое на себе… Фу, ещё и имя вышито. Мелким крестиком. Канва Аида, кажется, восемнадцатая… нитки марки Добрых Мишек Самми…
   Полентайн… Болентайн… Валентин!!!
   Драконы и феи! Я же его знаю! В одном городе жили, он у меня ещё иногда по вызову подрабатывал: крышу дома чистил после очередной руйтовской линьки или прогулки на грязевые озёра.
   Так вот ты какой, няндомский дворник без одежды! А рядом, стало быть, Дафна? Не признал красотку, богатой будет. Хотя куда уж богаче с банкиром-папенькой. Куда не ткнись – везде знакомцы! Вот умора!
   Ладно, хватит ржать. Делов-то на один вздох: у гномьей расы иммунитет к магии только по физической части, а полуэльфы вообще на ментальное воздействие податливы. Главное, с Рэйнардом в дверях не столкнуться. Помощи моей здесь не потребуется, а проконтролировать, если что, можно и из коридора – запрещённые заклятия даже на этапе подготовки фонят так, что скулы сводит.
   Йех, красотааа! Если и с остальными ВИПиками так пойдёт, то к обеду с первой частью задания управимся. Останется массово "обработать" рыженьких волосатеньких хозяев, и снять с заведения стасис-поле.
   А что вы думали, постояльцы ждать нас будут с распростёртыми объятиями? Этот вот, даром, что Тёмный, сообразил, что наши клиенты быстрее разбегутся, чем мы до них доберёмся. Вот и шандарахнул там чем-то своим, массово-успокоительным. Когда только успел?
   Но это даже хорошо. Теперь подгорный бар здорово напоминал сонное царство. Хотя… где-то, похоже, сохранились очаги бодрствования…

***

   Нет, жизнерадостный блондин меня определённо достал. Его неуместное веселье било не то, что ключом – фонтаном, и хорошо, что только по голове. Если бы не необходимость в тонких ментальных настройках, давно себе всю эмпатию приглушил. Хуста и без того прекрасно будет "слышно", если понадобится. Выделенный канал фамилиара, что ни говори, полезная вещица.
   А Майан весь эмоциональный фон забил своей идиотской радостью. Ощущение, словно приторным сиропом из розочек облили. Мерзость. Напомнить, что ли, что мы не на прогулке в Пиксилэнде 08 ?
   Впрочем, вряд ли поможет. Проще по-быстрому "добить" очевидцев и разбежаться.
   По моим прикидкам покинуть бар "Упивающиеся" успело только пятеро ВИП-очевидцев. Если это подтвердится, то с промывкой мозгов удастся закончить уже сегодня. НеВИПов можно было не учитывать: насколько мне известно, во время Кобольдфеста хозяева после полуночи закрывали своё заведение на выход.
   Это у них вошло в традицию после того, как упившаяся "до гномиков" толпа скальных троллей поднялась в горы над баром и разгромила ближайшее селение. В погоне за воображаемыми "врагами" серокожие гиганты с дубинками расколошматили всё, до чего дотянулись, не встретив на своём пути сопротивления. Местные жители благоразумно разбежались и пересидели в укромных местечках. А когда тролли ушли, выставили коллективный счёт за починку имущества виновникам.
   Вся прелесть в том, что виновниками были признаны не безденежные "невинные" тролли, а их "коварные отравители", куда более состоятельные. Деревне в горах круто повезло, что в ней любил кормиться один из лучших адвокатов-вампиров. То ли вкус крови у гордых горцев ему нравился больше, чем у равнинных людишек. То ли какая договорённость присутствовала. Но он активно вмешался в дело, и в результате вместо двух десятков простеньких скальных домишек по соседству с баром вырос целый городок. Горцы – народ смекалистый, и на благоустроенную территорию живо подтянулись все родственники "пострадавших". Надо ли говорить, что степень родства никто не проверял, а у адвоката быстро нашлись друзья, желающие подкормиться.
   "Отравители" же урок усвоили и перестали выпускать за ворота разгорячённые толпы во время массовых праздников. Ну а чтобы посетители с досады не разнесли заведение, в воздуховоды потихоньку поступал успокоительный газ по особой многорасовой рецептуре, навеивающий приятные сны. Прозевал момент – отдыхай до утра.
   Итак, выходило, что массовка от меня никуда не денется. Если кто и проснётся раньше времени, доступа к телепорту для высокоранговых у него всё равно не будет, а ворота могут открыть только хозяева, на которых я предусмотрительно повесил кобольд-храпунок.
   Светлый об объёме предстоящей работы, похоже, не задумывался. Но я выводы делать умел. Знать до мельчайших подробностей, как работает чужое заклинание, для этого совершенно не обязательно. Стоило лишь переключить зрение на магический фон, чтобы увидеть поисковую спираль, а на ней тринадцать активных ВИП-стрелочек и пять потухших. Для общего зала маячков не было – только бесформенное светящееся пятно: видимо, в том направлении поиск экранировался дубовыми дверями с мифриловыми накладками.
   Таким образом, не считая массовки, у нас получилось пять сбежавших свидетелей и тринадцать не успевших. Точнее, уже одиннадцать. Сладкую парочку из первой комнаты можно вычёркивать: было бы с чем возиться. Полуэльф и гномка, в предки которой, судя по волосатым ручкам, затесался орангутанг, для меня сложности не представляли.
   Я брезгливо дёрнул рукой, стряхивая остатки невербального заклинания, предназначавшегося громогласно храпящей даме. Точно орангутанг, ментальный слепок – просто копия. Где-то мне эта гномка попадалась: уж больно знакомая аура, если можно так выразиться про скудное энергетическое поле, свойственное низкорослому племени. Но тратить ценное время, вспоминая, где и когда я мог её видеть, не хотелось – и так уже от графика отстаём, давно пора переходить к следующему объекту.
   Полуэльф, не просыпаясь, зачмокал губами и потянулся в мою сторону. Пришлось одновременно наложить на него дозу забвения и отвесить полноценный воздушный пинок, разворачивая разомлевшего красавца лицом к партнёрше. Убедившись, что заклинания по очистке памяти сработали как должно, пусть и с неучтённым побочным эффектом, я вышел из комнаты, плотно прикрыв за собой дверь.
   Неудивительно, что гномы так плохо размножаются. Их убойные противозачаточные заклятья и так глушат любое желание, а тут они были навешаны сразу на обоих партнёров. Не знаю, кто так подстраховался, но моё ментальное вмешательство скинула оба "предохранителя", и теперь парочка вовсю навёрстывала упущенное, не обращая внимания на жалобный треск гранитного ложа.
   А в мою голову назойливо влезла мысль о том, как будет выглядеть эльф-квартерон гномьих кровей. В том, что через тринадцать месяцев он появится, я даже не сомневался. С таким-то усердием.
   На какую ерунду порой приходится отвлекаться.
   Вздохнув, я направился к следующему объекту. Майан уже скрылся за очередным витком коридора, оставив за собой шлейф незамутнённого веселья. С такими эманациями никакого указателя вешать не нужно, этот сын Света сам один большой маяк.
   Хм. А что, если мы с ним начали концерт ДО полуночи? По идее не должны, но вдруг? Тогда задача осложняется на количество условно разбежавшихся очевидцев. Может, стоило начать чистку памяти с общего зала? Чтобы оценить размеры бедствия, не откладывая? Хотя, нет, с ВИПами шутки плохи, они ждать не любят.
   А вот и новый объект. Комната с широкой дверью, по краям которой застыли по стойке смирно довольно ухмыляющиеся розовые драконы в чёрном и белом ошейниках. Нет, мне определённо не по вкусу, что они сдружились. Надо поднять литературу по связям между близнецами высших фамилиаров. Не дело, что Хуст демонстративно идёт наперекор моим желаниям.
   Блондина, кстати, поблизости не обнаружилось – судя по всему, убедился в правильности красной таблички над дверью и свалил. Может, проверять следующую. Или ему вчерашнее пиво о себе напомнило, настойчиво ища дырочку.
   В этом излучении радостного идиотизма ничего толком разобрать не получается. И это наводит на размышления.
   А если это не черта характера моего "напарника", а своего рода ментальная защита? Надо обдумать варианты применения такого способа в своих заклинаниях. Потом, на досуге.
   Я усмехнулся, в очередной раз порадовавшись тому, что контроль над метаболизмом у Тёмных Властелинов в крови. Мне ничего не стоило замедлить обмен веществ до минимума, устранив воздействие остатков алкоголя на организм. Теперь можно не отвлекаться на отправление естественных потребностей до полного завершения миссии. Весьма удобно. Светлому такое – хе! – не светит: если в теле присутствует хоть капля спиртного, любая попытка использовать магию для самоочистки организма может привести к очень неприятным последствиям. Проще говоря, напился – не колдуй над собой, а то получишь на свою голову стократно усиленное похмелье. Даже архимаги в таких случаях предпочитали выпить травки или подождать, пока само рассосётся. Если, конечно, жизни при этом не угрожала опасность.
   Ну да ладно, это не мои проблемы. Давно пора приступать к зачистке второго помещения. Я приоткрыл дверь, осторожно заглядывая вовнутрь.
   Твою демоницу! Это как я должен с этим работать?

***

   Аааааангелы и перья! Это ж как меня прихватило, блин! Руйт, если этот попробует там мудрить, свистни! Что значит "мудрить"? Ну не знаю я, не до того! Ты у меня умница, ты почувствуешь. Ааааа! Где тут у них ближайшая кабинка?!
   Кобольды чёртовы. Могли бы и в коридоре удобства продумать. Так нет, понаделали сортиров с входами исключительно из ВИП-комнат! Что мне теперь, в каждую гостевую пещеру вламываться? И как назло, ни одной свободной, уже вторая занята! "Уходи, уходи!" Ну и дьявол с ней, с таблицей! Не могу я больше терпеть!
   Кто бы там ни был, он наверняка спит и видит десятый сон. Если пронесёт… или не пронесёт… он даже и не проснётся.
   Так, дёргаем за ручку. Не заперто. И почему я не удивлён? Есть, есть-таки плюс в порядочности кобольдов! Ща, я быстренько, Тёмный даже опомниться не успеет, как я вернусь в строй!
   Ё-маё! Это что же здесь такое творится?! Неет, не пойду! Не хочу! Не буууууду! Руууууйт! На помощь!!!

***

   Голем. С частицами настоящей плоти. Редкостное зрелище. И на редкость омерзительное, на мой вкус. Лучше нормальный честный лич. Или умертвие. Или, на худой конец, аватар какой. Но переносить своё сознание в такое уродство, как иногда поступают чернокнижники, я бы не согласился даже под угрозой полного развоплощения.
   Нет, не подумайте, против оживлённых магией истуканов я ничего не имею. В хозяйстве они весьма полезны, несмотря на расхожие слухи о некоторой тупизне. Но здесь, передо мной, на белоснежной простыне, лежало существо, в котором каменное тело голема навечно объединили с останками некогда могущественного чернокнижника, включая душу.
   Я, конечно, слышал, что такое возможно. Но одно дело знать, а другое – видеть своими глазами. Это ж как можно решиться обречь себя на вечность, в которой полноценных ощущений живого испытать уже никогда не получится, а все эмоции сохраняются в полной мере? Да и камень, каким бы он прочным не был, рано или поздно изнашивается. А обновлять его приходится, не отключая сознание – как иначе прорастить нервы по новым каналам? Не так уж просто быть биоголемом.
   Но и моя задача не из лёгких. Ментальному воздействию органика поддаётся без проблем. Но в среде гномов не зря бытует понятие "память камня". Если я подчищу мозги этой пародии на человека, не сохранится ли что-нибудь в структуре неживой части? А если сохранится, сможет ли потом повлиять на живую плоть? Вдруг у биоголема получится восстановить цепочку событий?
   Со стопроцентной надёжностью проблема решалась в моей лаборатории, расположенной в подвале башни. Часов, скажем, за десять.
   Но беда в том, что этого времени у меня попросту нет.
   Не знаю, куда подевался мой "коллега", но его отсутствием нужно было воспользоваться. Я быстренько просканировал биоголема и обнаружил уязвимое место в районе седьмого позвонка. Да, скелет частично сохранился, по крайней мере, правая рука, череп и часть позвоночника присутствовали. Не говоря уж о пищеварительном тракте – иначе, что бы это существо забыло в баре? Забавная, кстати, система получилась: при желании бывший чернокнижник мог бы легко продержаться без пищи и воды, "запечатав" живые органы. Возьму на заметку: если попадётся подобный враг, убивать не стану – возьму на опыты.
   А с этим, к сожалению, предстояло разбираться более гуманными методами. Не то, что я настолько миролюбив. Просто некрочары легко сможет вычислить любой судебный маг-эксперт. Да и уничтожить столь устойчивое к внешним воздействиям существо не так-то просто.
   Проклятия отпадали, в силу всё той же непредсказуемости реакций. Для обеих половин тела, как живой, так и неживой, требовалась некая комбинация.
   В довершение, заподозрить меня не должен ни один кобольд, иначе об баре с великолепным пивом можно забыть навсегда. Да и остальным не стоит связывать неприятности голема с его посещением Кобольдфеста.
   Хм. Помнится мне, Хуст как-то раз подцепил редких драконьих клещей. Драконьими они назывались не потому, что обитали на столь же редких фамилиарах, а из-за своей способности прогрызать весьма прочные материалы, включая камень. Из-за этого их умения мы с Хустом в своё время пережили немало неприятных моментов, пока я не научился целиком преобразовывать клещей в пещерных паучков и наоборот. Почему-то любую другую форму клещи принимать отказывались, а уничтожать их в естественном состоянии оказалось весьма затруднительно. Хитиновый панцирь насекомых выдерживал даже плевок кислотой, не говоря уж о попытках раздавить. На то они и драконьи, чтобы выживать в экстремальных условиях.
   В хранилище опытных образцов даже сохранилась пробирка за номером 5771 с замороженными клещами и приклеенной на крышке формулой трансформации. На случай, если моя идеальная память вдруг даст сбой.
   Я огляделся в поисках подходящего тела. А вот и паук. Хм. Крупноват. Даже если уменьшать при клонировании. Ну, пусть клещи будут большими. Тем быстрее пойдёт процесс, как только они выйдут из состояния анабиоза. Да и маячок, оставленный на всякий случай, маскировать удобнее.
   Убивать биоголема я пока не собирался. Распространения получившихся вредителей тоже допускать не следовало. Поэтому, перед тем, как запускать паразитов в район седьмого позвонка, я добавил к ним парочку изменений: не размножаться и грызть тело хозяина только при отсутствии основного питания. А основным питанием я, разумеется, сделал алкоголь. Что ж, назовём получившийся подвид "клещами спиртовыми".
   Вечно живой и вечно пьяный. В этом что-то есть. И на это "что-то" прекрасно можно списать странности в поведении голема, вызванные повторяющимися провалами в памяти. Ну, а если хозяин взбунтуется, мои маленькие "друзья" всегда успеют отправить мне сигнал на рабочий палантир перед тем, как перейти к уничтожению объекта.
   Пора переходить к третьей комнате. Только… что это за странная волна эмоций?
   Я рывком распахнул двери в коридор, чуть не прищемив правой створкой хвост своего питомца, рванувшего вслед за собратом вдоль поисковой спирали.
   Хуст! Стоять! Я кому сказал, стоять?! Гремлины и орки, да что там, в конце концов, происходит?!

***

   Добежав до следующей пещеры, я увидел, что фамилиары в две морды заплёвывают намертво закрытую дверь. Из-за двери доносились приглушённые стоны, которые, судя по всему, издавал мой "напарник". Это что же довело его до такого состояния?
   Я накинул на себя Малый щит Тьмы и скомандовал дракончикам расступиться. Хуст послушался беспрекословно. Фамилиар Светлого яростно зыркнул на меня, но тоже отошёл в сторону.
   Заклинание тлена завершило начатое рептилиями разрушение двери. Как только осыпались последние ошмётки досок, передо мной предстала целая толпа обнажённых храмовников. И посреди них, с мученическим выражением лица, застыл совершенно голый светлый маг.
   Никто из них даже не попытался шевельнуться, хотя я не чувствовал ни следа наложенных чар. И это наполнило меня очень нехорошим предчувствием. Только одна раса могла влиять на сознание людей напрямую, а при определённых условиях ещё и оставаться иммунной к заклинаниям Света и Тьмы.
   Суккуб!
   Я сделал шаг назад, но было уже поздно. Храмовники слаженно расступились, и из-за широких спин суровых воинов церкви показалась полногрудая красавица, соблазнительно покачивая бёдрами. Золотистые витые рога загибались назад, теряясь в пышной гриве волос. Длинный хвост с пушистой кисточкой на самом кончике кокетливо извивался: настроение у его владелицы было весьма игривое.
   Тёмно-каштановый треугольник между бёдер, мягкий округлый живот, напряжённые розовые соски, изящная шейка. Я сглотнул и, наконец, посмотрел ей в лицо. Губы – спелая вишня, призывно мелькнувший розовый язычок, и глаза восхитительно редкого оттенка: янтарь цвета "крови дракона". Их глубинный бархатный взгляд способен возбудить даже покойника, не говоря о простом некроманте.
   Вот дьявол! Это же Дезирэ! Одна из девяти сильнейших демонов желания! И хуже всего то, что я с ней знаком не понаслышке. Ещё немного, и я услышу этот мурлыкающий гортанный голос…

   – Криииис. Надо же, какая встреча… Эрки, радость моя, ты только посмотри, кто к нам решил присоединиться! У меня ещё никогда не было такого удачного Дня Пробуждения!

   И только когда Светлый, повинуясь желанию демоницы, поднял на меня глаза, я осознал, чтО именно мы с ним забыли сделать, перед тем, как приступать к работе. Одеться!

***

   Дебил! Идиот! Полудурок! Ну, когда я научусь себя контролировать? Ну что мне стоило хотя бы прощупать эту треклятую комнату перед тем, как вламываться в неё поисках туалетной кабинки? Не успел я осознать свою ошибку, как тут же был принят в весьма горячую компанию.
   Ну кто бы мог подумать, что в гости к кобольдам наведается сама Дезирэ?
   Восемь лет назад я с ума сходил по этой красотке. Руйта тогда и в помине не было, а я только заканчивал школу волшебства. Всего одна ошибка в заклинании – и вместо духа огня в моей пентаграмме появилась Она. Какое было время! Я завалил все до одного выпускные экзамены и почти распрощался со своей мечтой поступить в академию магов. Но меня это нисколько не волновало. Ночи я проводил в её объятьях, а дни пролетали как страшный сон, от призыва до призыва. Я почти не спал, с трудом заставлял себя есть и жил на одних укрепляющих эликсирах, которыми запасся для подготовки к экзаменам. И был по уши влюблён и счастлив.
   Что она нашла в таком неопытном юнце, как я, мне до сих пор неизвестно. Но когда спустя две недели она неожиданно перестала приходить на мой зов, у меня началась самая настоящая ломка.
   Это уже потом, перекопав всю школьную библиотеку в надежде найти что-нибудь, что поможет её вернуть, я понял, что легко отделался. Видимо, суккубу и в самом деле понравился тот наивный светловолосый парнишка, каким я тогда был. Демоны желания обычно "опустошают" своих партнёров до дна за пару-тройку дней. А высшим, как Дезирэ, на это хватило бы пары часов.
   А сейчас… В данный конкретный момент мне было стыдно, как никогда. Представьте себя на моём месте. Вам отчаянно хочется в туалет. У вас невыносимо болит живот. Вам предстоит важное и ответственное задание. И тут вы лицом к лицу сталкиваетесь с предметом своего обожания, пусть и бывшим. Пусть и в окружении десятка храмовников – право, какая мелочь для суккуба такого ранга.
   А когда на меня начали действовать гипнотические чары и восстали… ммм… позабытые было чувства, я осознал, что на мне нет даже трусов!
   Дезирэ, конечно, сжалилась, и отпустила меня на пару минут в смежную с ВИП-комнатой кабинку. Но как только я закончил, меня тут же потянуло назад. Я не успел поставить даже слабенькие ментальные щиты, чтобы сохранить хоть какую-то свободу воли. Оставалась единственная надежда на помощь Руйта. И, как ни прискорбно это осознавать, моего невольного коллеги.
   Дело не в Дезирэ, которая, похоже, продолжала питать ко мне непонятную привязанность. От того, чтобы переспать с суккубом, я бы не отказался. Но в компании такого количества храмовников мне становилось сильно не по себе.
   Никогда я ещё так не ждал появления Рэйнарда. Но при виде того, как и он начал поддаваться чарам демоницы, мне захотелось взвыть. Волком-оборотнем.
   Ну какого тролля этот идиот не поставил полную защиту?! Он же обычно такой предусмотрительный!
   Гоблины и феи! Я даже думать не хочу, к чему всё это сейчас приведёт!

***

   Дезирэ повелительно махнула храмовникам рукой, и те беспрекословно отступили, поворачиваясь к нам спиной. Десяти коротко стриженых широкоплечих ребят вполне хватило, чтобы перегородить дорогу юным драконам, которые почему-то не торопились на выручку своим хозяевам.
   Я и Рейнард остались наедине с золотистой красоткой. Влип. Вот это влип! Храмовники не участвуют, одной бедой меньше. Но мне-то от этого не легче! Ангелы и перья, то, что мне сейчас предстоит, способно похоронить репутацию куда надёжнее, чем вчерашний совместный концерт.
   А всё этот чёртов Тёмный! Кто его просил вмешиваться?! Если уж на то пошло, один я бы ещё выкрутился. Студенческие попойки с участием младших суккубов даром не прошли: хотя участники потом неделями отлёживались, зато ценными навыками обзавелись. Например, как не сразу позволить демонам желания зае… здить себя до изнеможения.
   Да и юношеская влюблённость у меня уже прошла. Ну… почти прошла.
   Ааа… ангелы и перья, какие грудки, какие бёдра! Демоница, настоящая демоница! Ещё одно кокетливое подрагивание хвостом – и я не выдержу!

***

   Если бы я накинул хотя бы простенькую защиту Чистого разума в дополнение к Малому щиту Тьмы. Если бы не понадеялся на заклинание Светлого. Если бы не остолбенел от неожиданности. Если бы на мне был амулет или хотя бы одежда – ткань способна на краткий миг приглушить влияние энергополя суккуба…
   Сотни и тысячи "если" теперь бесполезны. Я просчитался, отвлёкся и теперь за это расплачивался. То, что я больше никогда не совершу подобной ошибки, меня нисколько не утешало.
   Страха за собственную жизнь не было. Только возбуждение, отвращение и досада на самого себя и "напарника", не потрудившегося добавить в заклинание поиска простейший проверочный вектор.
   Хусту я отдал команду не вмешиваться с кратким пояснением, что для всех нас будет безопаснее переждать.
   Принимая во внимание, что драконы, несомненно, связаны на ментальном уровне, питомец Светлого незамедлительно получит ту же информацию. Ещё одна причина, чтобы не устраивать разборок прямо сейчас. Похоже, нам с Майаном теперь так просто друг от друга не отделаться. Вопрос о связи между фамилиарами-близнецами определённо требует изучения, и без контакта между владельцами, похоже, не обойтись.
   Я посмотрел на взъерошенного раскрасневшегося блондина, уже начинающего сходить с ума от желания, и поморщился. То, что нас с ним сейчас ожидало, тоже подпадало под понятие "контакт". Но не такой же степени близости, ангел побери эту демоницу!
   Дикий набор моих собственных ощущений здорово давил на психику. Ещё немного – и мы оба не выдержим, и суккуб, наконец, получит свою порцию ласк.
   Я был крайне недоволен своей ролью игрушки, но не сопротивлялся. Это было уже ни к чему.
   Дезирэ – одна из лучших. Такие не нуждаются в лишних подтверждениях собственной силы.
   Пытаться осушить нас с Майаном она не будет. Заставлять преступать черту и переключать внимание с неё друг на друга – тоже. Она прекрасно считывает эмоции и мастерски ими управляет. И отлично понимает, что если дело дойдёт до ломки принципов, маги высшей категории в долгу не останутся. А дракончики помогут. Если на них даже чары суккубов не действуют, куда там беззащитным очарованным храмовникам. Незадачливых парней наши фамилиары сметут, даже не заметив.
   Было ещё одно "но", из-за которого я решил смириться и сыграть по правилам Дезирэ. Скомандовать Хусту "фас" я всегда успею. А вот ввязываться в бой, потери от которого могут быть весьма ощутимы, торопиться не стоит.
   Что до репутации, то и здесь особых действий с самого начала не требовалось. Чистить память этого суккуба я не рискну, а храмовникам не понадобится – по всем признакам, она уже пела для них. Парни не жильцы. Продержатся от силы пару дней, а потом отправятся в Адские пределы. Их мысли теперь целиком и полностью занимает госпожа Дезирэ, для прочих там места нет.
   Я поневоле восхитился демоницей. Она чувствовала, за какой гранью кончается удовольствие и начинается бунт, и направляла наши эмоции в нужное русло одним мановением тёмно-каштанового кончика хвоста.
   Так что всё ещё может кончиться благополучно. Только бы Светлый не дёргался зря.

***

   Рэйнард покосился на меня и состроил брезгливую мину. Вот гад! Да как он смеет! Влез тут, без спроса без очереди, и ещё уставился на меня, как на грязь под ногтями!
   Мысли начинали путаться, и я уже воспринимал его только как соперника, который покушается на мою женщину. Моя! Дезирэ моя и только моя! Ни с какими смуглокожими ублюдками делиться я не собираюсь.
   Я зарычал, и это, похоже, совсем не понравилось суккубу, которая недовольно повела плечиком и мурлыкнула.
   – Эрки, если ты не перестанешь так нехорошо коситься на нашего дорогого Криса, я начну петь.
   Одного взгляда на посеревшее лицо Рэйнарда мне хватило, чтобы отложить все свои кровожадные намерения до лучших времён. Песнь демона желания – лучшее из того, что мужчина может услышать в своей жизни. И последнее.
   Если раньше я мечтал услышать, как поёт Дезирэ, надеясь, что моя страсть преодолеет все ограничения, то теперь уже ни капли не сомневался, что сохранить рассудок при таких обстоятельствах не выйдет даже у архимага.
   И хотя я передумал набрасываться на соперника, эмоции продолжали зашкаливать, от чего мне одновременно хотелось плакать и смеяться одновременно. И всё это на фоне бешеного дикого желания сграбастать, наконец, демоницу в охапку, поцеловать взасос – и будь что будет!
   Дезирэ понимающе улыбнулась, поманила меня к себе. И я утонул в её тёмно-янтарных глазах.
   Шаг.
   Другой.
   Прикосновение. Какая гладкая и горячая кожа! Её губы мягко и нежно встретили меня поцелуем, и я забыл, что надо дышать.
   Где-то на задворках сознания билась мысль, что со спины демоницу обнимает соперник, точно также лаская золотистое тело суккуба, но мне уже становилось на это наплевать.
   К бесам! Разберёмся потом. Если выживем.

***

   Мда. Майан был бы не Майан, если бы не попытался сопротивляться. Да к тому же не нашёл ничего лучше, чем преобразовать возбуждение в агрессию. Хорошо хоть адресовал свой воинственный порыв мне, а не золоторогой соблазнительнице.
   Суккубы ненавидят войны. Они предпочитают заниматься любовью. И если кто-то не разделяет их увлечения, этот кто-то должен быть наказан. А вы думали, почему на оргию "пригласили" храмовников, а не каких-нибудь миролюбивых лесных эльфов?
   Так что на агрессию Майана Дезирэ отреагировала моментально. А мне даже не пришлось особо притворяться напуганным: угроза была достаточно существенна. Одно дело сопротивляться Зову Желания в полном боевом облачении Тёмного мага, с амулетами, щитами. И совсем другое – наполовину находясь под контролем суккуба в День её Пробуждения 09 .
   К счастью для нас, до Светлого дошло, чем всё это может закончиться, а Дезирэ не замедлила закрепить успех.
   И когда она поцеловала Майана, меня захлестнула настолько сильная волна вожделения, что я не удержался. Густые каштановые пряди волос были именно такие, как я их помнил. Они прохладно скользили между пальцев и составляли восхитительный контраст с разгорячённой кожей спины демоницы.
   Отдаваясь на волю чувств, я сожалел только об одном: после такого Светлый будет вдвойне настороже, и застигнуть его врасплох, чтобы подчистить память, станет практически невозможно.

***

   За порогом комнаты парочка юных драконов гипнотизировала храмовников. Впавшие в оцепенение служители церкви не шевелились и на сдавленные стоны, доносящиеся из глубины комнаты, не реагировали. Фамилиары сидели смирно, только кончики драконьих хвостов нервно подрагивали.
   Если бы хозяева могли хоть на миг отвлечься от суккуба, от холодных оценивающих взглядов своих питомцев им стало бы здорово не по себе.
   Через несколько часов Дезирэ насытилась и, довольно улыбаясь, покинула комнату. Но маги уже были не в состоянии уделить дракончикам должного внимания.
   Сил Светлого хватило только на то, чтобы телекинезом добыть себе бутылочку восстанавливающего зелья МаксиЛав ХХХЛ из личных лабораторных запасов. Пара глотков – и он захрапел на опустевшем ложе, подмяв под себя подушку, на которой вспыхнула и сгорела пара длинных золотистых волос, оставленных демоницей.
   А Тёмный, страдальчески поморщившись, занял туалетную кабинку и запустил механизм врождённой регенерации на полную мощность.
   Оба мага вскоре продолжат свою миссию по спасению собственной репутации. Но в ближайшие полчаса за ними лучше не подглядывать.

   Часть вторая. Краткая передышка

   С местными кобольдфестовцами особых хлопот не предвиделось. Заклинание Света, лишённое подпитки на время нашего… гм… общения с Дезире, не успело ослабеть настолько, чтобы пришлось перенастраивать векторы поиска. Обновив метки на гостевых покоях оставшихся четырёх свидетелей, Майан, вздохнув с нескрываемым облегчением, демонстративно отряхнул руки. Интересно, почему он прекратил присматривать за тем, что я делаю? Слабо верилось, что он преисполнился доверия к методам Тёмных.
   Покосившись на напарника, я отметил, что, несмотря на деланно бодрый вид, самочувствие Светлого оставляло желать лучшего. Спиралевидный узор на его новоприобретённых килте и рубашке оказался точь-в-точь, как на постельном белье с ложа демоницы. А бледно-зелёный оттенок ткани дивно сочетался с цветом лица самого мага.
   Всё-таки, наследственная регенерация гораздо эффективнее алхимических зелий. Хотя, надо отдать должное, у этого безответственного разгильдяя получилось весьма неплохое восстановительное средство. Бутылочку с ободранной наполовину этикеткой "…ХХХЛ" я захватил с собой для темпорального анализа остатков жидкости. Если в процессе приготовления не применялись специфические светлые заклинания, путём отслеживания обратных реакций можно будет восстановить последовательность и приготовить нечто похожее – вдруг пригодится?
   Алхимическим шпионажем я свой поступок не считал. Надо было тару вовремя утилизировать, а не разбрасываться ценным материалом.
   Кстати, о материале. Только сейчас заметил, что одежда, извлечённая наобум из подпространственного хранилища, оказалась парадной мантией прапардедушки из такой древней и колючей ткани, что всё тело под ней неимоверно чесалось. Нервы, Дезирэ и спиртовые клещи не при чём, я проверил – на всякий случай. Да и поклонников самоистязания в нашей семье отродясь не водилось. Подозрительно.
   Чесотка усилилась до такой степени, что я готов был содрать с себя "власяницу предков" прямо в присутствии Майана, но тут краем глаза заметил искру: невидимая нить чар вспыхнула и сгорела, соприкоснувшись с одеянием.
   Вот ведь ссс… ветлый! Прикидывается больным, а сам на меня воздействовать пытается. И весьма любопытным способом. Это вам не Свет в чистом виде, а скорее Эфир. Если бы не подвернувшаяся так вовремя под руку "власяница прапрадедушки", вполне возможно, что я бы ничего не засёк.
   С эфиром некроманты не работают – слишком неуловимая и бестолковая субстанция. Но это не означает, что не могут. Рефлекторно дёрнув рукой, я обезвредил на подлёте очередную незримую нить, возвращая чары с довеском обратно.
   Во взгляде Светлого, получившего "подарок", ясно отразилось: "сам туда иди". Я пожал плечами и отвернулся. Тело под охранной мантией прародителя больше не чесалось, попытки нетрадиционного воздействия прекратились – не стоит усугублять и без того непростую ситуацию.
   Неприятно признавать, но силы, включая фамилиаров, равны. Возможности тоже. Соревноваться в мастерстве при таком раскладе – что против ветра плевать, и мы с Майаном это прекрасно понимали.
   Дракончики, ожидающие неподалёку, заговорщически переглянулись, и от Хуста долетела такая волна удовлетворения, что мне на секунду стало не по себе. Придётся перекроить своё расписание и как можно быстрее навестить Туариона с его взрослым драконом. Если фамилиары могут влиять на поведение владельца, пусть даже косвенно, я должен об этом знать.
   Возможно… стоит пригласить на эту встречу и Майана. Подчёркиваю, возможно.
   Неприязнь к Светлому никуда не делась, да и с чего бы? Но действовать наобум, без точно просчитанного плана, я не привык, особенно если это касалось важных дел, к которым относилось и воспитание Хуста.
   В магических кругах принято считать, что фамилиар высшего ранга может быть только один. Но что, если есть исключения? Что, если симбиоз между крылатыми сардельками велик настолько, чтобы позволить запечатлеть сразу двоих? А если быть точным, "перенаправить" одно из запечатлений…
   Но об этом потом. С кобольдфестовцами давно уже пора кончать.

***

   Я идиот. Невезучий идиот. Крайне невезучий идиот! Мало было вляпаться в историю с демоницей, так ещё и на эфирчик потянуло. А этот надменный хлыщ в два счёта засек моё дивное маленькое заклинание "забудь свой день вчерашний". Ну, недоработанное чуточку. Ну, действует всего на самые свежие воспоминания. Ну, не особо-то я и надеялся на успех – забыть Дезирэ невозможно, даже если очень захочется.
   Но разве можно было упустить шанс, что Рейнард перестанет помнить о моём участии в недавней сценке, ну или хотя бы попутает с одним из безымянных храмовников?!
   Стыдно мне не было ну вообще ни капельки: счёт, судя по довольным стонам демоницы, у нас был равный, друг друга ухитрялись не касаться, насколько это вообще было возможно при такой активной партнёрше. В общем, всё почти пристойно и вдобавок без ущемления достоинства.
   Но йошкин кобольдогреблин! Я всё равно влип по самое не балуй. Смертоведы зловредны, мстительны, осторожны и всегда помнят тех, кто волей или неволей имел неосторожность причинить им даже малейшее неудобство, не говоря уж об участии в таком компромате. Проще говоря, с суккуб-страничкой в биографии шансы на выживание у одного светлого мага здорово уменьшались.
   Только вот этот поганец ухитрился мой эфирчик обнаружить, да ещё и мракоплюху к нему прицепить. Эдакий противный сгусток мрака с недвусмысленным посылом. Тьфу. Полчаса отплёвывался, до сих пор во рту словно драконы нас… следили.
   И почему мне так не везёт?

***

   Задача оказалась на редкость… скучной. Высокоранговая эльфийка, парочка оборотней из клана Серого и новообращённый вампир – подчистить воспоминания у подобных существ не составило бы труда даже для начинающего менталиста.
   Корректировка памяти отняла у меня всего полчаса, да и то потому, что пришлось приструнить Хуста, вознамерившегося попробовать волчатинку на зубок. С меняющими форму мой питомец до сегодняшнего дня не сталкивался, вот и пришлось тратить время, объясняя, что оборотень в крайней степени опьянения – не животное, а временно утратившее разум благородное существо. В ответ мне прилетела такая сильная эмоция удивления с оттенком недоверия, что я решил на досуге проверить, не принимает ли часом Серый в свой элитный клан смесков от обычных волков.
   Полуволки отделались забвением, эльфийка получила в подарок гипносон, в котором радостно бегала по лесам наперегонки с почившим триста лет тому назад возлюбленным, а недоразвившемуся вампиру даже корректировка не понадобилась.
   Процесс обращения в нежить был любопытен хотя бы тем, что целиком и полностью затирал краткосрочную память бывшего смертного, а формирование новой личности происходило не сразу. Тот, кто ещё вчера был человеком, сегодня испытывал на себе все прелести трансформации, и кроме мучительной неутолимой жажды у него в сознании больше ничего не помещалось. Я даже в пещеру не стал заглядывать – из-за двери фонило так, что мне самому захотелось пропустить стаканчик-другой крови. Инициатор сосунка, кстати, оказался весьма предусмотрительным. Он не только напоил своего подопечного, притупляя ощущения от перестройки организма, но и замок-артефакт на двери повесил. Большой такой, с гравировкой "Не влезай – упьёт!" Контуры букв периодически наливались алой жидкостью, зловеще стекающей по двери и собираясь в небольшую лужицу у порога.
   Пока я любовался мастерским заклятием – простота и эффективность это то, что я ценю в любом деле – любопытствующие фамилиары обступили меня с двух сторон и потянулись языками к иллюзорной луже крови.
   – …уй…! – совместный оклик питомцев по имени звучал всё так же непристойно, но, главное, действовал. Дракончики отшатнулись от двери и обиженно поплелись к противоположной стенке, где с деланно пристыженным видом уселись на задние лапы, обернув вокруг себя чуть покрасневшие хвосты.
   Нет, это уже никуда не годится. Воспитание питомца превратилось из важного дела в первоочередное, а я тут на всяких кобольдфестовцев время трачу. Отвернувшись от спевшейся парочки, я зашагал по направлению к окованным мифрилом массивным дверям главного зала, полный намерений управиться как можно быстрее.

***

   Самоедством я занимался ровно до тех пор, пока до измученного сознания, не допёрло, что нападать на меня никто не собирается. Ни сейчас, ни в дальнейшем. Спасибо полузадушенному червячку интуиции, нашептавшему крамольную мысль: этому некроманту моя смерть не выгодна. Червячку доверять на все сто не стоило, но… если меня всё ещё не попытались прибить, значит, кратковременное партнёрство выгоднее устранения конкурента.
   Руст плёлся где-то позади, но из его настроения можно смело нацедить целое озеро густого сиропа. Таким довольным он был в последний раз месяц назад, сожрав в один присест годовой запас изумрудных кумзуков. Деликатесная и куда более дорогая разновидность обычных жуков служила лакомством и выдавалась раз-два в месяц. Но мой дракон предпочёл получить всё и сразу, сделав подкоп в магически защищённую кладовую. Питомец не любил растягивать удовольствие, так же как, впрочем, и я.
   Ещё чуть-чуть, и крылатая сарделька заурчит от наслаждения. Прямо здесь и сейчас. Нет, мне определённо не хочется это слышать. Я прибавил шаг и чуть не врезался в Тёмного, застывшего перед последней помеченной мной пещерой.
   Чего он там рассматривает? Делом надо заниматься, а не на стекающую по двери жидкость медитировать!
   Я набрал воздуху в грудь, собираясь высказать всё, что я думаю о ситуации в целом и о конкретном Тёмном в частности, но дракончики чуть не сбили меня с ног, кинувшись обнюхивать кровавую лужу. Воздух-таки пригодился.
   – Руйт! Драконья твоя морда! Выплюнь каку, выплюнь немедленно!
   Не разбираясь, где чей фамилиар, я отвесил пару воздушных подзатыльников. Не менее громкий вопль, адресованный Хусту, прилетел с такими же увесистыми ментальными оплеухами обоим.
   И тут меня озарило.
   Не будь я Эрк Майан, ведь это же их рук дело! Точнее, лап. Не знаю как, не знаю когда, но эти чешуйчатые красавцы не только спелись между собой, но и научились влиять на отношения между своими хозяевами! Тролль меня задери, ну почему я пренебрегал драконоведением?!

***

   Общий зал не отнял много времени. Элементали и личи подобные заведения не посещали, так как первые в телесной пище не нуждались, а вторые попросту не ощущали вкуса и опьянеть могли, разве что, от переизбытка власти. А горные тролли покинули Кобольдфест ещё до нашего совместного с Майаном выступления, так как их куда сильнее привлекала возможность пошататься по окрестностям, приставая ко всем подряд. Особое чутьё помогало им определять, кого можно безбоязненно потроллить.
   Иными словами, среди всей этой толпы свидетелей не оказалось категорий, устойчивых к ментальному воздействию. Хоть одна приятная новость за последнее время.
   Но что-то мне подсказывало, что с пятью покинувшими вечеринку ВИПами придётся повозиться.
   Пока же дело было за малым – отследить беглецов. Я дождался, пока непонятно с чего замешкавшийся Светлый обратит, наконец, на меня внимание, и передал ему инициативу. Сам же, не теряя времени, погрузился в составление официального запроса Туариону Ан-Гарду. Как именно будет действовать напарник, интереса уже не представляет, а вот встречу желательно организовать как можно быстрее. Так, заполняем тему… "Воспитание драконов-фамилиаров"… что там дальше? Предмет встречи…

***

   Второй приступ самоедства длился много дольше. Тёмному с лихвой хватило времени на всех гостей, сладко посапывающих в главном зале. А я таскался хвостом за нашими питомцами, которые следовали за Рейнардом, как привязанные, и мысленно кусал локти. Ну почему, почему я не заметил изменений в поведении Руйта, когда застукал его за сеансом палантир-связи?! Ведь знал же, с кем он разговаривал! Знал, но предпочёл спустить всё в колодец к гоблиновой бабушке.
   Когда мы, наконец, перестали бродить по залу, а кобольдовые пещеры наполнились ворчанием, шмыганием, посапыванием, храпом и другими звуками сладкого сна, до меня дошло: что-то не так. Кристаллы светильников на стенах подмигивали, требуя подзарядки, но персонал "Упивающихся" дрых наряду с гостями. Лишь три пары глаз буравили меня в зловещем полумраке.
   Ну что? Что им всем от меня надо? Дело сделано, можно смело расходиться по домам, отдыхать, а потом с новыми силами разбираться с головной болью в виде фамилиарного воздействия. Это вам не суккуба тра… тролль нетрезвый! Как я мог забыть? Ядовитые гадюки болотной ведьмы! Пять! У нас же ещё пять удравших подопытных гремлинов! Так… маячки. Мои маячки, мои маленькие драгоценные путеводные ниточки, идите к своему папочке, сейчас мы всё поправим.
   Я подпитал энергией метки и похолодел.
   - Рейнард, у нас проблемы.
   Тот чуть склонил голову набок, приглашая продолжить. Я начал перечислять расы сбежавших свидетелей, делая весомую паузу после каждой.
   – Ундина. Медуза горгона. Цербер. Минотавр.
   Взгляд Тёмного чётко дал понять, какого он мнения о моих умственных способностях. Ничего-ничего. Сейчас мы это исправим.
   – И высший метаморф.
   Вот теперь я был полностью удовлетворён выражением лица Криса Лорки эст Атерния тар Рейнарда, наследника Повелителей тьмы и правителя Края хаоса.

   Часть третья. На выезде

   Хорош подарочек судьбы. Пока с таким разберёшься, уже не до визитов: никаких сил, ни физических, ни магических, к тому времени не останется. Хорошо, что я так и не успел отправить запрос Туариону. Похоже, встреча по обмену опытом откладывается на неопределённое время.
   И почему я вообще решил расслабиться за кружкой Кобольдового особого? Можно подумать, у меня в княжестве пиво намного хуже варили. Общение с Дезирэ я ещё как-то пережил. Но высший метаморф! У этих типов скорость выше, чем у сильфов, сил больше, чем у всей волчьей стаи Серого, а живучесть и устойчивость к любым повреждениям, включая ментальное воздействие, просто невероятные. И, в отличие от суккубов, с ними нельзя договориться. Никак. От слова вообще.
   Захотят – расскажут. И покажут, в картинках – недаром способность транслировать образы и создавать иллюзии не хуже, чем у высокоранговых магов.
   Не захотят – будут молчать. И выпытать хранимый секрет не сможет никто и никогда. Только если сами не передумают.
   Вполне могло статься и так, что метаморф не обратил внимания на двух подвыпивших магов. Но жить как на карамельном островке над кислотным озером мне совсем не улыбалось. Растает – не растает. И если растает, то насколько быстро? Гадать всю оставшуюся жизнь – не вариант, поэтому я решил рискнуть, надеясь, что свидетелем окажется не коренной обитатель Провала, а один из потомков переселенцев с родины метаморфов. Иначе авантюре придёт весьма быстрый и кровавый конец. Не помогут даже фамилиары, потому как ещё очень молодые и неопытные.
   - Приступим к водным процедурам.
   Собственный голос показался охрипшим и неуверенным, но Светлый сделал вид, что не заметил, и выделил одну из поисковых меток, одновременно обрисовывая контуры портала, ведущего к Озеру скорби.
   - С ундины начнём, значит… - протянул Майан. Его тон был нарочито безразличным, но я уловил в нём те же неуверенность и беспокойство, что угнездились во мне самом. И дело явно не в водобоязни.
   – Она самая. Надеюсь, "русалочье дыхание" тебе знакомо? Я не собираюсь тащить тебя "на поводке".
   - Многоопытному магу Тьмы не стоит так себя утруждать ради какого-то недоучки Света, – нахал, так и не ответив на вопрос, нырнул в открывшийся портал, оглушительно свистнув напоследок.
   Фамилиар Майана радостно ринулся вслед за своим хозяином, а Хуст, поддавшийся порыву и кинувшийся за своим собратом, всё же задержался перед прыжком и вернулся ко мне. Нетерпение дракончика било через край, но то, что он не забыл о главном, порадовало.
   Потрепав питомца по голове, я немного задержался, заранее активируя нам обоим способность дышать под водой и сменив парадную мантию прадедушки на костюм для подводного плавания. А затем шагнул вслед за Майаном. Координаты портала подсвечивались синим цветом, что означало водную поверхность точки прибытия. Будет забавно, если кое-кто не обратил на это внимания, и вместо поисков ундины придётся вылавливать из воды одного безответственного разгильдяя и его дракона.

***

   Бульк. Бббульк! Двойной увесистый всплеск подсказал мне, что парочка достигла места назначения. Ну, или почти достигла. Каюсь, моя шалость – чутка подкорректировал портал, чтобы подмочить одного надменного тёмного. Нет, не репутацию, – я не настолько дурак, – а его древнюю жуткую мантию.
   Увы, этот гад оказался подготовленным к водной стихии, равно как и его дракон. Вынырнув на поверхность, оба уставились на меня с терпеливым ожиданием, не выразив и тени недовольства тем, что я всё ещё на берегу в сухости и сохранности. Вот ведь зараза! Вместо удовлетворения от удачной шутки я вдруг почувствовал себя виноватым. И шутка не слишком удалась, и сам до сих пор бездельничаю, вместо того, чтобы присоединиться к погружению.
   Руйт, айда за мной! Сейчас будем тестировать последнее изобретение – "рыбкины пузырики". Я аккуратно расправил вдоль тела гибкую длинную трубку, убедившись, что она надёжно входит в пазы двух ёмкостей, наполненных сжатым воздухом. Юному дракончику и того не требовалось – он прекрасно обходился минимальным запасом, набранным в лёгкие, а также а в резервуары под чешуйками. То ли видовая особенность, то ли уникальность моего питомца, но он спокойно плавал под водой часами, не испытывая никаких сложностей с дыханием.
   Жабры у драконов не растут. Воздух из-под чешуек в лёгкие поступает непонятно как, а может и вообще не поступает. Понимаете ли, магическому сканированию драконы неподвластны, а о том, чтобы в интересах науки провести вскрытие и речи не было.
   Занимательное свойство драконьей биологии я выяснил случайно, когда Руйт в моё отсутствие отправился купаться в горном озере и попал под обвал, оказавшись запертым в подводной пещере. Ох, как я психовал! Ещё бы: примчавшись на зов о помощи, обнаружить, что местные скалы, славящиеся большим содержанием антимагита, попросту не поддаются ни одному заклинанию, не говоря о том, чтобы телепортироваться туда и обратно. Пришлось в очередной раз влезать в долги перед гномами, которые очень не любили работать рядом с подземными водами, и около трёх часов мучаться в ожидании результата.
   За то время, пока гномы пробивали в одной из стен пещеры лаз для моего дракончика, я сгрыз до основания все ногти на правой руке и уже подбирался к левой. Но опасения оказались беспочвенными: ни вам учащённого сердцебиения, ни потускневшей чешуи, ни вялости и апатичности... Руйт был бодр, полон сил и не выказывал ни единого признака кислородного голодания.
   С тех пор я не старался оградить своего питомца от продолжительных сеансов купания. Раз уж водная стихия приняла его столь же охотно, что и воздушная, спорить себе дороже.
   Да и на "русалочьем дыхании" существенная экономия выходила. Даром, что чары простые и эффективные, но энергии жрут прорву. Не говоря о том, что во рту появляется стойкий привкус сушёных водорослей, а это не то ощущение, которое хотелось бы испытывать часами.
   Кстати, спасибо Тёмному, что напомнил – в килте особо не поплаваешь. Чтобы материализовать с нуля костюм, как у напарничка, энергии пока не хватало, а в подпространственных закромах, увы, ничего подобного не завалялось. Пришлось обойтись трусами и жиром китюльки, которым я смазал тело, чтобы не замёрзнуть. Кто знает, сколько времени понадобится, чтобы отыскать и обработать ундину?
   Итак. На старт, внимание, марш!

***

   Две небольшие тени скользили сквозь толщу воды. За ними следовали фигуры покрупнее, слегка пошевеливая кончиками прижатых к веретенообразному телу розовых крыльев – как крупная рыба плавниками.
   Ундины не слишком любили компанию себе подобных, потому выбирали в качестве мест обитания реки и озёра, в которых не водились другие духи воды…

***

   Маячок Светлого привёл нас к подводному гроту. Широкий вход скрывали побеги гигантских водорослей, колыхавшиеся в такт течению. Ундины в гроте не оказалось. Зато нас встретил косяк жаборысек. Разноцветные лупоглазые рыбёшки дружно метнулись к противоположной от входа стене, где в красках изобразили надпись "Мальчики, уходите! Сегодня я не принимаю". И тут же порскнули в разные стороны, удирая от праведного гнева Майана, обнаружившего свой маячок в гигантской пресноводной актинии, укрытой от посторонних глаз скальным выступом.
   Ситуацию усугубляло то, что актиния явно использовалась хозяйкой грота в качестве… гм… мусорной корзины. Духи воды естественных потребностей в явном виде не имели, но от полученного загрязнения, в том числе энергетического, избавлялись вполне традиционным способом.
   Осмотрев грот, мы не обнаружили ни единого места, куда могла спрятаться ундина, и выплыли из пещеры.
   Вопрос, где теперь искать нашу цель? Из озера она до наступления ночи никуда не денется – возможность выходить на поверхность даётся духам воды лишь один раз в сутки. Но задачу это не облегчало: озеро большое, глубокое, на поддержание чар, позволяющих дышать под водой, уходило значительное количество энергии, а тут ещё новые заклинания поиска строить.
   Я посмотрел на питомца Майана, вполне вольготно плавающего без всяких признаков магического вмешательства, и рискнул снять с Хуста "русалочье дыхание".
   И не прогадал. Мой фамилиар испытал настолько сильный всплеск эмоционального облегчения, что радостно перекувырнулся в воде и боднул головой собрата. Тот не преминул ответить. Завязалась дружеская потасовка, волны от которой достигли зарослей у входа в грот, и нашему взгляду открылся вход в ещё одну пещеру.
   Не успели мы со Светлым опомниться, как дракончики наперегонки ринулись к появившемуся отверстию, диаметр которого едва позволял протиснуться крылатым сарделькам. И едва кончик хвоста Хуста – или это был Руйт? – скрылся из виду, как пряди водорослей сплелись в прочный живой щит, преграждая нам путь. И сразу же вернулись жаборыськи, приведя подкрепление.
   Столько рыб в одном месте видеть мне не доводилось никогда. Майану, судя по всему, тоже. При таком раскладе и речи не шло о том, чтобы прорываться вслед за фамилиарами: кастовать заклинания нет никакой физической возможности. Рыбы брали числом. Они кидались на нас косяками, кружили вокруг, закрывая обзор и толкая в сторону берега…
   Будь я один, вся эта чешуйчатая масса быстро всплыла бы кверху брюхом. Но Светлый явно не позволит устраивать рыбный геноцид.
   Через час безрезультатной борьбы нам пришлось уступить давлению обстоятельств и вернуться на берег. То, что от фамилиаров не поступил сигнал тревоги, сыграло ундине на руку – окажись дракончики в опасности, ни я, ни Майан сдерживаться бы не стали.
   Не успел я решить, переодеваться в обычную одежду, или предпринять вторую попытку погружения, как на поверхности воды одновременно показались две драконьи головы. В зубах питомцы тащили старую рыболовную сеть, в которой запуталось что-то маленькое.
   Не может быть. Она что, отдала это сама? Без всяких уговоров и воздействия с нашей стороны?
   Пока я соображал, Светлый подбежал к выбравшимся на берег довольным дракончикам и уже распутывал полуистлевшие от времени верёвки, высвобождая непонятный предмет.
   – Что это? – Майан недоумённо уставился на плоскую ракушку.
   – Надави на края, - к моему удивлению, он послушался, не задавая лишних вопросов.
   Створки раковины, хрустнув, раскрылись, и я еле успел подставить ладонь, ловя маленькую голубоватую жемчужину неправильной формы. Почти бисер.
   – Ундины не могут хранить в себе много воспоминаний, – я сжал пальцы, добавляя магическое воздействие, и жемчужина рассыпалась мелкой пылью. В воздухе над моей ладонью мелькнули и тут же пропали картинки вчерашних событий. – Они выплакивают их в речной жемчуг, когда им становится тяжело нести ношу памяти.
   – И создают Ожерелье Грёз?
   – Да, – я постарался не подавать вида, но Светлому удалось меня удивить. Упомянутый амулет относился к официально запрещённым разделам ментальной магии. Созданное из воспоминаний духов воды, Ожерелье помогало полностью заместить одну личность другой, не оставляя видимых следов воздействия.
   В то, что Тёмные менталисты вот так запросто открыли свои секреты Светлому магу, я не верил. В волшебных библиотеках подобных сведений не хранилось. Следовательно, личный опыт. Любопытно, когда и как ему довелось с этим столкнуться?
   Впрочем, не моё дело. Впереди ещё четыре визита, один из которых обещает быть весьма напряжённым.

***

   Кто знает, о чём беседовали два дракона и ундина в подводной пещере, пока маги сражались со стайками рыб? Но после того как чешуйчатые гости уплыли, забрав с собой сеть с ценным подарком, подводная красавица ещё долго улыбалась им вслед.
   А на внутренних створках опустевший раковины таяла никем незамеченная надпись "Удачи вам, мальчики…"

***

   Гномский прыщ! Вот что за фигня трёхбуквенная здесь творится? Искалка никогда у меня не сбоила, а сейчас нити медузы горгоны и минотавра переплелись между собой настолько тесно, что определить координаты портала стало практически невозможно.
   Я ещё раз подёргал за МГM. Руйтом клянусь, не буду больше векторы поиска на инициалы завязывать! Какая из этих "М" принадлежала медузе, а какая минотавру, теперь ни один гремлин не разберёт.
   Покосился на Тёмного. Терпеливо ждёт, не вмешивается. Но наблюдает. А мне сейчас даже рассеянное внимание ни к чему. Пришлось отправить питомцу мысленный посыл, чтобы тот затеял шутливую возню с приятелем. Надо же как-то отвлечь хозяина Хуста.
   В том, что дракончики подружились, сомнений больше не осталось. Как и в том, что любые уговоры хозяев соскользнут с их розовых чешуек словно капли раскалённого олова с прочного гномьего фартука. И толку от вмешательства в их отношения будет ровным счётом столько же, как от попытки отстирать до белизны вышеупомянутый фартук.
   Но из любого расклада можно извлечь выгоду. Пока Тёмный сосредоточенно оценивает, стоит ли приструнить не в меру расшалившихся фамилиаров, есть время, чтобы потихоньку устранить сбой в заклинании.
   У кого-то на подобный случай припасена хитрая формула, исправляющая ошибки. Кто-то будет вычислять положение звёзд, прописывать характеристики объектов и перестраивать все привязки с нуля. Кто-то разведёт руками и с умными видом начнёт ссылаться на неодолимые факторы. Но я знаю куда более быстрый и эффективный способ правки чар: наплевательский!
   Я украдкой сплюнул на ладонь, шепнул пару нужных фраз, растёр, и приложился всей пятернёй к клубку проблемных инициалов. Контактная обработка проблемных точек – один из лучших способов справиться с задачей за короткие сроки. Главное, чтобы напарник не заметил. Очень многие почему-то недолюбливают решения на скорую руку. Правда, иного пути не предлагают, предпочитая отмалчиваться.
   Ффух! Кажись, пронесло. Никто ничего не заметил, и клубок МГM благополучно распутался. Похоже, зря старался – линии поиска сходились практически в одной точке. Святый эльфе! А если они там уже вовсю Кобольдфест обсуждают? Срочно строить портал, иначе плакали фейскими слёзками все наши планы по спасению репутации!

***

   Любопытно. Не ожидал увидеть в арсенале Светлого один из моих секретных приёмов ударной отладки заклинаний. Я бы не заметил, но фамилиары чересчур подозрительно активизировались, затеяв совершенно неуместную в данный момент суматоху. Пришлось отвлечься от обдумывания письма Туариону и проследить , чем занимался напарник.
   Оказалось, всего лишь незаметно корректировал собственное заклинание. Что ж, накладки бывают у всех, и я вполне разделяю принцип, что исправленная в кратчайшие сроки ошибка не должна служить поводом для многочасового разбора полётов.
   Окликнув для порядка Хуста, взбудораженного игрой с приятелем, я шагнул в настроенный Светлым портал. Контуры врат светились нейтральным серо-коричневым – подгорная местность, замкнутое пространство; светло-голубые искры означали, что воздуха для дыхания вполне достаточно. Судя по всему, нам предстояло наведаться в сеть тоннелей, где поселились медузы. Всё лучше, чем лабиринты минотавров. По крайней мере, намного чище и всякая разная мелкая живность под ногами не путается. Будем надеяться, на сей раз обойдётся без сюрпризов.

***

   Не обошлось. Без неприятностей опять не обошлось. Моё треклятое везение! Кто бы мог подумать, что среди расы твердолобых воинствующих рогатых упрямцев найдутся любители хладнокровных дев с убийственным взглядом?! Хотя, при такой постановке вопроса ничего удивительного в подобном союзе нет. Одному море по мохнатое колено. Второй – лишний повод свить в кокетливую причёску нежно шипящих маленьких змеек.
   Короче, мы прибыли в разгар выяснений межрасовых отношений. Я чудом успел пригнуться, уворачиваясь от просвистевшей над головой увесистой амфоры. Аляповатый красно-чёрный кувшин с грохотом разлетелся о стену позади нас, разбрызгивая содержимое. Густой аромат перебродившего виноградного сока мигом распространился по обители змеевласой красотки, добавляя свои штрихи к безумной сцене.
   – О, змея очей моих, шипи на меня! Шипи на меня громче! Я смертельно очарован тобой с первого взгляда, и ни один мудяк… медузяк… в общем, ни один ваш го… горгон не посмеет встать между нами! – коленопреклонённый и зверски пьяный минотавр слегка покачивался из стороны в сторону, по всей видимости, пытаясь сфокусировать взгляд на лице разъярённой медузы. Секира за его спиной едва держалась на ослабленной перевязи, с каждым движением хозяина сползая всё ниже, опасным маятником приближаясь к основанию бычьего хвоста.
   – Безмозглый тупица! Набрался до такой степени, что тебя даже окаменить невозможно! Как же ты мне надоел! – не отрывая немигающего яростного взгляда от минотавра, медуза попыталась нащупать на полке позади себя очередной метательный снаряд, но змейки на голове бледнокожей девы предупреждающе подняли головы и тревожно засвистели.
   Не дожидаясь реакции горгоны на очередных незваных гостей, мы с Рейнардом, не сговариваясь, порскнули в разные стороны. Заклинания заклинаниями, а вдруг ненароком пробьёт поставленную загодя защиту? Женщина в гневе и не на такое способна.
   Эх, физическое насилие – последнее дело. Но, похоже, выбора нет.
   – Руйт, фас!
   Что-то похожее донеслось и со стороны Рейнарда, так как оба дракончика рванули к жертвам, мой к минотавру, а Тёмного – к горгоне, в прыжке сбили с ног не успевших опомниться противников, в один миг повергнув тех в бессознательное состояние. Ого-го, нифига себе способности растут! Рановато детишкам оглушающей волной пользоваться. Или нет?
   Тем временем Хуст набрал полную пасть вина, одним глотком высосав ближайшую амфору, и начал прицельно поливать бессильно шипящих змеек, пока те не начали пьяно переплетаться друг с другом, насвистывая весёлый мотивчик. А мой умелец устроился поудобнее на распластавшемся без сознания минотавре, в два жевка перекусил перевязь секиры и, зажав между задними лапами древко, принялся подрезать остро наточенным лезвием когти на передних.
   Вот как? Как они это делают?!
   Махнув рукой на всё это безобразие, я отвернулся и принялся разглядывать выставленные вдоль стены окаменевшие экспонаты людей и эльфов, ожидая, пока Тёмный закончит тотальную зачистку. Светлый маг должен был бы протестовать – конвенция об ограниченном ментальном вмешательстве и всё такое, – но я в своё время начитался достаточно, чтобы понимать: полумеры бесполезны. Обе расы относились к криптоментам 10 . , расам, устойчивым к воздействию на разум. А это означало болезненные методы взлома сознания и полную невозможность частичного вмешательства в память. Если уж стирать, то только всё и сразу. Минотавр и его пассия проснутся через пару часов, каждый у себя, и даже не вспомнят о событиях прошедших суток. И это к лучшему, учитывая отношение дамы к кавалеру ордена мохнатых коленок.
   Ой-ёё, растудыть эльфа по еловым веткам на самую макушку мирового древа! Я же не успел снять координаты лабиринта нашего рогатого страдальца, пока тот ещё был в сознании! Куда его теперь переть? Обратно к кобольдам в общий зал? Или оставить прямо здесь, пусть выкручивается, как может? Я даже не заметил, как произнёс вслух последний вопрос, и слова Тёмного прозвучали обухом секиры по голове:
   - Пошёл к ламиям!
   Что? Куда я пошёл? А-а, "пошлём!.." А что, неплохая идея. Наши подопечные как раз попадут на очередное публичное мероприятие клуба Змеестервочек. Горгоны ламиям близкие родственники и полноправные участники шоу-программы. А минотавры обычно охотно нанимались в охрану. Редко кто из них осмеливался подать заявку на участие в самом шоу, потому как они поголовно страдали косноязычием. Но поглазеть при этом на красоток любили. Только вот бедолаги не догадывались, что играют роль не столько стражи, сколь подопытных эльфиков. Так что вполне себе непло… стоп! Какие ламии? Какое "пошлём"? Рейнард что, научился читать мои мысли? Фуф, нет, отмена, я ж сам проговорился.
   А ведь он сообразительный, зараза. Покруче большинства моих старших коллег. И действует чётко и быстро. На пару с таким можно рискнуть и в энтский Запретный лес наведаться, с исследовательскими целями, разумеется. А то в прошлый раз в одиночку сунулся, так еле ноги унёс. Кто ж знал, что там у них сигнальные корни понаразрастались, да ещё и нового поколения?
   Но… все недюжинные способности этого гада не отменяют факта, что он – потомственный смертовед. Добровольно сотрудничать с таким – всё одно, что поверить в добрые намерения гарпии, случайно обнаружившей заблудившегося в горах человека.

***

   Однако, Хуст взрослеет быстро. Уже оглушающий удар применять научился. До полноценной волны ещё, конечно, далеко, но то, что новые способности пробуждаются в родовой памяти тела, это радует. Драконы – чуть ли не единственная известная раса, способная передавать приобретённые навыки и умения своему потомству на генетическом уровне. А здесь к тому же сыграла на руку связь между близнецами, стимулируя пробуждение навыков. Эмоциональный контакт, оказывается, весьма полезен для развития юного организма.
   Если бы я в своё время запечатлел обоих драконов, сейчас у меня был бы полный набор козырей. Но помешало отсутствие знаний, опыта и, главное – недостаточно развитый Дар. У мага, который выбирает себе в питомцы фамилиара высшего ранга, должны присутствовать определённые качества. А именно: воля, решительность, целеустремлённость и значительный магический резерв. В случае с драконом к этому ещё добавлялось принятие его кровожадной беспринципной натуры.
   Считалось, что на это способны только Тёмные, но Майан ухитрился опровергнуть эту аксиому. А ведь даже архимаги за все поколения так и не удосужились сообразить, что понятия добра и зла высокоранговым рептилиям чужды как класс, а полноценный рацион просто должен содержать достаточное количество белковой пищи. Иными словами, сытно накормить дракона можно и без излишнего кровопролития.
   В общем, не знаю, чем кормит питомца мой напарник, но разницы в физическом и ментальном развитии наших фамилиаров не заметно никакой. Так, лёгкий травяной оттенок ауры у одного и рубиновый отблеск у второго. Насчёт поведения… неплохо было бы понаблюдать за ними подольше, но, похоже, у моего замысла заполучить себе второго дракона слишком много подводных камней.
   Все эти мысли нисколько не отвлекали меня от стандартной процедуры зачистки памяти. Да, больно – естественный откат от вмешательства в разум криптоментов, – но терпимо. Бывало и хуже, ту же ускоренную регенерацию, например, гораздо сложнее переносить. А здесь всего лишь взломать защиту и обнулить воспоминания за последние сутки.
   Кстати, своевременный вопрос – что делать с обнулёнными. Иного варианта, кроме Змеешоу, я даже не рассматривал. Уникальное мероприятие проводилось пару раз в год. Ламии объявляли набор добровольцев мужского пола на участие в публичных дебатах, а затем случайным образом выбиралась тема обсуждений. Выигрывал тот, кто добивался согласия со стороны оппонента или получал поддержку абсолютного большинства голосов присутствующих в зрительном зале. Победитель со стороны приглашённых гарантировано получал экзотическую служанку сроком на год. Ламии довольствовались денежной компенсацией и смотровыми взносами со стороны гостей, с удовольствием наблюдающих за жаркими спорами на арене. Но истинной причиной организации подобных шоу являлись не деньги, а эмоционально-энергетическая подпитка хозяев, как от участников, так и от самих зрителей.
   Змеестервочки вели себя одинаково предсказуемо, с усердием тренируясь на незадачливых добровольцах. Последние из кожи вон лезли, чтобы переломить ход событий, добившись взаимности или доказав превосходство сильного пола. Получалось при этом у считанных единиц, так как ни одна из ламий не желала быть изгнанной из элитного клуба. Дебаты тянулись неделями, список участников никто не составлял, а сами участники порой даже имён друг друга не запоминали, потому подкинуть ещё одну парочку не составит труда.
   Майан, чуть помедлив, без слов принялся налаживать портал в Чертоги Ламий. Хм, любопытно. В характеристике Светлого, которую исправно пополняет моя служба разведки, особо отмечено: "крайняя степень неприятия приказов". Следовательно, сейчас он без дополнительных объяснений сообразил, что именно я имел в виду, обдумал и согласился с данным вариантом решения. Такого уровня понимания я не встречал даже среди проверенных СОБРовцев. А это ещё один фактор, который необходимо учесть в связи с намерением обзавестись вторым фамилиаром.
   Так, теперь незаметно раскидать тела по пустующим комнатам потенциальных участников. Придут в себя – обученный персонал Змеешоу быстро введёт их в курс дела, а дальше уже как пойдёт. Главное, о Кобольдфесте они уже больше никогда не вспомнят.

***

   – О, змея очей моих! О, моя прекрасная госпожа! Я очарован тобой с первого взгляда! Твои глаза сверкают огнём, твои волосы – дивношипящий клубок, а от голоса твоего встают дыбом все волоски на ногах моих…
   – Кто?! Кто допустил к участию этого твердолобого рогатого придурка?! На него же даже взгляд Медузы не действует!!! Узнаю – окаменю! Окаменею… нет, окаменякаю к пенькам троллячьим и не посмотрю, пусть хоть сам распорядитель Змеешоу окажется!
  

***

   Врата в инфернальную псарню оказались закрыты на двойной антимагический контур. Наглухо. И самое раздражающее во всей этой ситуации было то, что мы с Рейнардом пять минут назад были внутри, но повелись на дурацкую тупую байку бесёнка-привратника! Дескать, старший цербер сразу как появился, ушёл отлёживаться в лавовом озере неподалёку, во-он за той почерневшей от копоти скалой.
   Мой поисковый контур не выдержал местных температур, расплавившись сразу после перемещения. Дракончикам всё равно, они разлеглись на ближайшем свободном от пепла и лавовых струек пятачке, растопырили крылья, запасая тепло, и жмурились от наслаждения. Просканировав сознание бесёнка на предмет лжи, Тёмный согласно кивнул, и мы отправились на поиски нашего цербера.
   Обнаружив, что лавовое озеро пустует, и вообще никем из местных давно не посещалось, Тёмный выдал такую замысловатую фразу о неустойчивой памяти низших демонов, какую я от него никак не ожидал, и мы на всех парах рванули обратно.
   Но мы опоздали!
   Раздери меня баньши ультразвуком по самые позвонки! Вот же сука! Кобель, то есть. Теперь адские врата не открывались вообще! От слова "совсем".
   Защита врат без проблем выдержала серию прямых попаданий силовыми заклятиями, и решётка даже не вздрогнула. Ещё бы, ведь эта скотина, – имею в виду псину проклятую, – на своей территории! А маги в инфернальном измерении нечастые гости: интереса особого нет, да и климат не подходящий. Какие там тонкие настройки, здесь даже в заклятиях долго не попрактикуешься, термозащитный контур прорву энергии сжирает.
   В просвет между языками пламени скалился ехидно ухмыляющийся цербер, подменивший бесёнка-привратника. Разумная псина не только прекрасно понимала, что без ущерба для себя провела магов высшего ранга, но и до последней мелочи помнила наше выступление на Кобольдфесте. Чтобы прочитать мысли этой тварюги даже вмешательства ментала не требовалось, всё было написано на трёх сияющих самодовольством мордах.
   Вот архидьявол безрогий, что теперь делать-то, а? И уйти просто так нельзя, и колотиться в запертые врата глупо. Может, Тёмный что путное сообразит?
  

***

   На ум не приходило ничего стоящего. Обычно со мной такого не случается, но сейчас, когда по левую руку кипел праведным возмущением Светлый, а по правую лучился злорадством трёхголовый пёс, в голове образовалась звенящая пустота. Рефлекторно проверив термозащиту, я удостоверился, что дело не в тепловом ударе: у меня просто не было никаких идей, как нам проникнуть на территорию псарни. А бесконтактное вмешательство в бодрствующее сознание через магическую защиту – на такое ни один из известных мне менталов не способен. Единственное, что удалось узнать – цербер никому пока не успел разболтать о произошедшем, решив дождаться возвращения начальства. В общем и целом, ситуация складывалась не в нашу пользу.
   В благородство архидьяволов верилось слабо, и зачищать память адского пса требовалось незамедлительно.
   Официальные петиции ничего не дадут, стучать в запертые врата и просить открыть бесполезно, время идёт, а магический резерв всё уменьшается и уменьшается. Я собрался предложить Майану временно покинуть измерение инферно – хотя бы резерв восстановим, пока обдумываем, что делать. Но тут внезапно раздался резкий свист, приглушённый расстоянием и потрескиванием адского пламени.
   С крыши одной из внутренних пристроек псарни на ничего не подозревающего цербера грозно спикировали розовые драконы.
   Что ж, вопрос можно считать решённым. Оплёванный едкой горячей кислотой цербер продержался недолго и осел на закопчённые плиты двора. Защита отрубилась в тот же миг, как потерял сознание привратник: адский пёс в своём злорадстве забыл про привязку на охрану.
   Остальное – дело техники. Зайти в обезвреженные врата. Почистить память за последние сутки. Восстановить ключи защиты, считанные из верхнего слоя сознания, а заодно скопировать себе принцип работы механизма врат, ещё пригодится. Остальные свидетельства непрошенного вмешательства тоже неплохо бы убрать, но отмывать цербера от кислотной слюны… Ну уж нет. Этим пусть Светлый занимается.
   Подводя итог, нам попросту повезло, что фамилиары вовремя оказались внутри инфернальной псарни, защищённой от любого магического проникновения извне, включая порталы. А всё из-за того, что юные драконы обнаружили рядом с одной из построек стайку саламандр, в то время, пока мы разговаривали с бесёнком. И погнались за огненными ящерками, забыв предупредить своих хозяев. Ни я, ни Светлый не обратили на исчезновение питомцев внимания, торопясь к лавовому озеру. Цербер же благоразумно не высовывался, вынашивая коварный план, а бесёнок попросту забыл – слишком неустойчивая память.

***

  Спустя некоторое время после ухода незваных гостей у закрытых врат псарни зашевелился, приходя в себя, старший цербер. Сел, позёвывая. Задумчиво почесал себя за ухом сначала одной головы, затем второй. Перед тем, как перейти к третьей, случайно посмотрел на собственную заднюю лапу и застыл. Лоснящаяся чёрная шерсть, отмытая до блеска, переливалась огненными искрами, а корочка застывшей лавы под когтями, которую он привык обкусывать, если её нарастало слишком много, куда-то испарилась.
   Головы пса пристально осмотрели друг друга, лапы, хвост, остальное тело – насколько смогли, особенно отметив сверкающие начищенной сталью шипастые ошейники, некогда покрытые заслуженными пятнами ржавчины. А затем жутко и горестно взвыли на три голоса: тенором, баритоном и басом.
   А где-то далеко-далеко, за пределами инферно, раздавалось: "…да откуда я знал, что грязь не нужно трогать?! Я что, этим каждый день занимаюсь? Да я вообще первый раз слышу, что у этих блохастых тварей ранг и положение зависит от многолетних грязевых наслоений! Вот сам бы отмывал, раз такой умный!.." В голосе Светлого мага не наблюдалось даже тени раскаяния, но если бы оно и было, низвергнутого цербера это бы нисколько не утешило.


9. Метаморфозы


Убить иль не убить? Вот в чём вопрос. И возник он совсем не у магов. И не у их питомцев. И даже не у врага – ведь нельзя же назвать подобным образом того, кому абсолютно безразлично ваше драгоценное существование. На сей раз Светлому и Тёмному придётся учиться партнёрству в весьма экстремальных условиях. И времени у них будет всего ничего – до второго пришествия.

   Своими действиями, начиная с Кобольдфеста, я определённо недоволен. Сначала потеря контроля над собой и компрометирующий дуэт со Светлым. Затем работа по коррекции памяти, занявшая больше времени, чем было заложено в расчёты. Понятно, что непредвиденные обстоятельства случаются, но не в таком же количестве! В довершение всего, из планов на будущее пришлось вычеркнуть пункт "уничтожить Эрка Майана при первом удобном случае". Как не прискорбно признавать, но разгильдяй не лишён определённых талантов к изобретательству. Такого убивать – непростительное расточительство. Толковых и сообразительных магов и без того по пальцам перечесть, посему блондин попал в категорию "неприкасаемых".
   Эта мысль вызвала оскомину, словно от диких неспелых яблок. Пришлось волевым усилием обнулить эмоциональный фон, чтобы не отвлекаться от предстоящей непростой задачи.
   Истинный высший метаморф... Согласно Общемировому Классификатору Потрясающих Особей, существует три класса существ, не обладающих врождённой стабильной формой. Всякие разные виды оборотней не в счёт — механизм преобразования хоть и схожий, но результат фиксированный: одна ипостась сменяет другую, в течение жизни подвергаясь лишь возрастным изменениям.
   Те же, кто способен усилием воли принимать неограниченное число обликов, делятся на метаморфов обыкновенных, истинных и аниморфов. Разница между обычными и звереподобными невелика — у обоих подвидов есть одна или несколько предпочтительных типовых личин, которые они полностью или частично используют. Аниморфы обычно перекидываются в животных, обыкновенные — в представителей человекоподобных рас. Формы меняются, материя остаётся той же самой — живая плоть, неважно, звериная там или человечья.
   А вот истинные способны в считанные секунды полностью перестроить клеточную структуру собственного организма под любые параметры. Единственное ограничение — органическая составляющая материи должна преобладать. Иными словами, стальные когти и клыки, вырастить можно, а вот цельнометаллическую оболочку — весьма маловероятно. Если, конечно, ты не высший.
   Да, согласно ОКПО, среди истинных встречались и такие особи. Связываться с ними не рекомендовалось даже целому анклаву архимагов. Ещё прадед рассказывал, хоть сейчас дословно повторю, настолько въелось в память: … "Льдистый. Один из сильнейших истинных метаморфов и умелый колдун. Редкий случай гармоничного сочетания способностей изменять как самого себя, так и окружающее пространство. Отличается исключительным хладнокровием и совершенной логикой, мастерским умением просчитывать ситуацию и абсолютным иммунитетом к эмоциональному и ментальному воздействию. Одна из наиболее часто используемых им форм — облик черноглазого мужчины-альбиноса ростом чуть выше среднего..."
   Хорошо, что наш мир далёк от сферы интересов Провала, родины и излюбленного места обитания истинных и прочих метаморфов, что делает крайне маловероятным личное знакомство с подобным существом.
   Сказать по правде, будь я один, склонился бы к варианту оставить всё как есть. Большая вероятность, что метаморфу будет неинтересно распространяться об увиденном, если он вообще обратил внимания на наш со Светлым концерт, чем насильственным образом пытаться затереть часть его памяти.
   Но расписаться в собственном бессилии перед напарником... Нет. Придётся рискнуть. Мне бы пару дней на то, чтобы покопаться в архивах прадеда. В зашифрованной части данных, касающихся Провала, наверняка есть пара-тройка подходящих заклятий. Но, к сожалению, на криптографию в полевых условиях совершенно нет времени.
   Риск того, что мы задумали, несомненно велик. Но вместо азарта, сопровождающегося повышенным выбросом адреналина, я с некоторым изумлением испытал незнакомое мне доселе чувство, по всем признакам походившее на уныние. Фурии и бесы, и это я, маг высшей категории и владелец самого могущественного фамилиара?!
   Кстати, о драконах. На это задание Хуста брать не стоит. На всякий случай. Высший метаморф способен принимать любой облик, включая драконий. С приобретением всех сопутствующих копируемой модели свойств, но с учётом собственного возраста. Понятное дело, взрослому одолеть подростка как морально, так и физически труда не составит. Поэтому обойдусь своими силами. Питомец, конечно же, будет возражать, но выбора у него нет.
   И что там Светлый копается?! Быстрей бы разделаться с последним объектом и разойтись! Достал уже, ходячее недоразумение! Если бы он не припёрся со своим фамилиаром на Кобольдфест, всё закончилось бы гораздо раньше и без каких бы то ни было сложностей.
   Но поднявшаяся волна раздражения схлынула, когда до сознания достучалась нелестная, но своевременная мысль: держать себя в руках нужно при любых обстоятельствах. Кроме того, я — Крис Лорка эст Атерний тар Рейнард, Повелитель Тьмы и правитель Края Хаоса. Мне не пристало поддаваться нервному возбуждению и вести себя как один белобрысый разгильдяй.
   Надавив на неприметный выступ чёрного ошейника Хуста, я активировал вмонтированный в полосу адаманта драконий телепорт. Домой. Объясню потом. Сейчас просто отправляйся домой. Перед тем как исчезнуть, питомец одарил меня таким взглядом, что мне почти стало совестно. Но только почти.
  

***

   Гоблины зелёные пупырчатые, ну какого трёхмуд...рого архидьявола этот Тёмный не отказался?! Гордость заела, что ли? Это же высший, мать его фурия, метаморф! И бес разбери какого рода! Меня шкурное чутьё ещё ни разу не подводило – последнее задание наверняка Провальное. Какой, к фейским крылышкам, энтузиазм? Настроение препоганейшее, с таким лучше сразу писать завещание в пользу фамилиара и отправляться в портал с поднятыми руками.
   Эх... Руйт, радость моя розовопузая, иди сюда, дай хоть тебя за ушами почешу. Будь паинькой, за мной не ходи, шурши в пещеры и жди там, пока не вернусь. Разрешаю открыть банку изумрудных кумзуков. Нет, не десятилитровую!!! Хватит и литра, не настолько уж ты бедный и несчастный. Как вернусь, проверю – я свои запасы наперечёт знаю. Точнее, их помнит мой кошелёк, которому в последнее время и так несладко приходится.
   Уфф... таак, питомца в безопасное место спровадил, теперь настрою привязку к точке местонахождения, которую я до сих пор так и не удосужился рассмотреть подробнее. Что?! Лаборатории Селестриаля 11 ? Какого гоблина он там забыл?! Аааа, неужто ещё и колдун? Ну, тогда точно Провальный! Вдобавок... твою дьяволицу с хвостиком, у меня же магопропуск просрочен! Медалистам академии дозволяется пару раз в месяц пользоваться услугами общемагических лабораторий, но квалификацию следует ежегодно подтверждать. Да и членские взносы... то ещё удовольствие для многострадального кошелька. А я в последнее время замотался, то гномы, то гарпии, то жилвопрос, вот и забыл! Идиотина! Но... может, оно и к лучшему? Если туда хода нет, то и не надо? Сутки скоро закончатся, ни одно заклинание поиска не способно отследить цепочку перемещений за длительный срок, если заклинатель ни разу не видел объект вживую. А мне что-то не очень хочется разглядывать вблизи высшего метаморфа-мага. Слышал я об одном таком, по прозвищу то ли Снежок, то ли Холодок. Сам лично не сталкивался, но одно только упоминание о нём заставляло надолго замолчать болтливого фамилиара моего бывшего наставника, небезызвестного Рэда Фейского. А это говорит о многом.

***

   Есть ли у меня действующий пропуск в Селестриаль? Увы, да. Я впервые пожалел о своей пунктуальности: всего три дня назад продлил срок действия злополучного клочка нетленной бумаги, дающего право на проход в комплекс лабораторий с двумя сопровождающими. Если бы не этот факт, можно было бы отказаться от последнего задания, сохранив лицо. Но Тёмные Властелины не лгут. Поэтому утаить наличие пропуска не представлялось возможным.
   Найти помещение, которое облюбовал метаморф, несложно – открытость, гласность и всеобщая магодоступность – вот не меняющийся тысячелетиями девиз Селестриаля. Все брони, независимо от того, сделаны они при личном визите, по магопочте, телепатическим сообщением или иным способом, при их активации регистрировались на входе в лаборатории вручную. Зайти в экспериментаторский кабинет без разрешения временного владельца, конечно, не выйдет, но можно подкараулить снаружи и улучить соответствующий момент. От телепортации и любой другой магии коридоры между помещениями защищены, равно как и от прочего магического воздействия, а вот внутри комнат допустимо применять любые чары.
   На лице Светлого явственно читались отголоски моих сомнений в успехе нашего мероприятия, но он решительно взмахнул рукой, открывая портал к главному входу комплекса. И мы вознеслись.
   Какая всё-таки безвкусица — проигрывать в приёмной ангельские хоралы. Даже арфы дриад, мастерски аккомпанирующих чистым неземным голосам бесполых пернатых, положение не спасают. И во всех административных помещениях одно и то же навязчивое музыкальное сопровождение. Поневоле начнёшь мечтать о тишине лабораторий.
   Так, посмотрим, как отметился наш объект. Еле читабельным почерком куратора записано, что метаморф класса В, Лебедистый зарезервировал на девять часов зал номер пять на седьмом уровне третьего слоя. Работа с небольшими объектами, средняя степень защиты, тройная биоочистка. На этом уровне обычно ставили опыты практикующие маги-зоологи. Но что там забыл метаморф?
   Я зарегистрировался в зале номер шесть, удачно пустующем аккурат напротив двери в пятый. Щуплый подслеповатый дворф записал в соседний столбик нечто вроде "заказчик Крыс Лодка эст Апердний тар Редькин, сопровождающий Орк Майкин" и выдал порт-ключ.
   Неприятно, конечно, оставлять след в виде настоящих фамилий, придётся действовать исключительно тонко, чтобы никто не увязал наш визит с метаморфом. Хорошо хоть о цели посещения никто никогда не спрашивает. Устоявшиеся тысячелетиями традиции, наряду с бумажным пропуском и писцом на входе.
   Теперь остаётся только дождаться, когда откроется дверь зала напротив. Судя по всему, бронь истекает через три часа двадцать минут. Следилку пришлось ставить, оставив вход приоткрытым. Не подглядывать же самим.

***

   Если бы в коридорах велась запись происходящего, то даже магические шары не успели бы зафиксировать всё, что произошло после срабатывания маячка-следилки в зале номер шесть. Но запись традиционно не велась, несмотря на предупреждение "В целях безопасности все перемещения между лабораториями фиксируются".
   Тьма...тьматьматьматьмать... архидьявол побери почерк куратора! Никакой это не Лебедистый! И это конец. Нам конец, - первое, что пришло на ум Светлому и Тёмному, когда дверь зала номер пять открылась и на пороге показался снежноволосый мужчина в чёрном одеянии, облегавшем подтянутую фигуру как вторая кожа. Появившемуся хватило одного прицельно оценивающего взгляда, чтобы оба мага застыли, как кролики, приглашённые на обед к змеелюду. Застыли всего на вздох, но этого оказалось достаточно, чтобы "змеелюд" слитным движением переместился к ним вплотную.
   Какой там телепорт, ему даже ускорение не потребовалось — в один миг переметнулся из одного положения в другое огромной стремительной каплей. Метаморфу, в отличие от магов, блокировка чар в переходах между лабораториями не мешала - пользовался особенностями собственного тела.
   Волшебные шары так же не записали, как снежноволосый неспешно перешёл из шестого в пятый зал, бережно держа в ладонях что-то небольшое, но, по всей видимости, ценное. Спустя некоторое время он покинул лабораторию без сопровождающих, не забыв запечатать за собой дверь.

***

   Тьма побери ослепительный свет! Шея поворачивается с трудом, лапки еле шевелятся. Я не оговорился. Именно лапки — потому как меня, Тёмного властелина и мага высшей категории, превратили в хомяка! Мастерское заклятие трансфигурации, что и говорить. Теперь даже двигаюсь еле-еле, не говоря о магии. А всего лишь побочный эффект врождённой регенерации — хомячье тельце инстинктивно пытается вернуться в человекообразный облик, но в условиях стасис-поля ничего не выходит. Вот и сижу теперь в ярко освещённом прозрачном террариуме, ни сколдовать, ни телепортироваться, ни, тем более, форму изменить. Знал же, что не следовало браться за это дело. Так нет, гордость заела. Точнее, гордыня. Льдистый собственной персоной! А ведь мог бы догадаться, увидев, какое звучание приобрели наши с Эрком имена в написании куратора...
   Всё, что рассказывал прадед, подтвердилось. Но он не упоминал о той ауре ужаса, которая исходила от этого чуждого нашему миру существа. Пока высший был в человекообразной форме, я успел диагностировать сильный магический потенциал объекта, но даже близко не приблизился к оценке его ментальной устойчивости. Вместо этого в считанные доли секунды сам превратился в объект, как только высший проявил свой истинный облик. Если бы мы со Светлым не выглянули в коридор именно в тот момент, когда метаморф покинул лабораторию, вряд ли бы успели вообще что-нибудь понять. Такое чувство, что нас идентифицировали, обездвижили и "прочитали" практически одновременно с сигнальным импульсом следилки. Чёрная аморфная капля коснулась меня лишь краем, но этого хватило, чтобы почувствовать себя новорожденным кутёнком.
   Что ж, бесхвостому грызуну с лоснящейся чёрной шерстью теперь есть о чём поразмыслить. Первым делом о том, как выбраться из этой передряги целым и невредимым.
   Хуста звать на помощь бесполезно. Даже если до него телепатически докричаться, никто не пропустит дракона в Селестриаль без сопровождения владельца. Да и открыть дверь экспериментаторской, заплевав её кислотной слюной, не получится, и не такое воздействие выдерживала.
   Так, а что с моим напарником? В соседнем отсеке какой-то длинношёрстый комочек валяется, белый и пушистый. Хм, его, похоже, постигла та же участь. И ведь приложило сильнее моего — до сих пор в себя не пришёл.
   Но зачем вообще мы понадобились Льдистому, да ещё в столь нелепом облике? Я неуклюже приподнялся, пару минут привыкал стоять на четырёх лапах — неудобно, но ничего не поделаешь, на двух задних при ходьбе не удержаться, и отправился обследовать место заточения. Доковыляв до внешней стенки террариума, я увидел часть световой панели, подключённой к "чудному ящику", устройству, которое записывало все проводимые в помещении эксперименты. Подобные сведения обычно передавались в единоличное пользование временному владельцу, когда он возвращал порт-ключ и подтверждал отсутствие повреждений сданного объекта. Но порой поступали в комиссию по расследованию причин гибели этого самого владельца.
   Сосредоточившись, я попытался разобрать, чем же занимался метаморф до нашей с ним встречи. От количества грызунов, утилизированных в результате предыдущих экспериментов шерсть на загривке встала дыбом. А от перечисления опытов — чуть не замутило. Похоже, колдун исследовал способы трансформации живых существ под воздействием различных сред. Огонь, вода, повышенное давление, разреженный воздух, сжатие, растяжение... И... я понял, зачем ему понадобились именно мы. Магия. Если верить чудному ящику, колдун запускал в лабиринт трансформаций мелких хомяковидных аниморфов, наверняка отловив для этой цели всю колонию. Но способностями к магии, кроме изменения собственного тела, а так же выдающимся разумом, они не обладали. В отличие от нас... Хотя в последнем я уже был не столь уверен, учитывая, в какую историю мы влипли.
   И что самое поганое, ничего ему за эксперименты над двумя магами не будет. Ни суда, ни следствия. Самозащита. Этот — докажет. И покажет в деталях, что прав. Дескать, сами полезли. Полудобровольными помощниками.
   Пока Майан приходил в себя, я ещё раз осмотрел лабиринт, начиная с места старта, где мы, судя по всему, и оказались. В моём отсеке обнаружилась поилка, в его — кормушка и колесо. А ещё к обоим отсекам примыкали прозрачные трубки, у него над кормом, у меня — над ёмкостью с водой. Только трубки закрыты матовыми заслонками. Я поскрёб свою. Ничего не изменилось. Встал на поилку и попробовал надавить посильнее, добавив слабый магический импульс. Корытце чуть опустилось, и дверка открылась. Вот только, к сожалению, не у меня. А у этого обалдуя лохматого... Долго он там ещё отдыхать собрался?!
   Вот тьма! А кушать-то как хочется. И вся еда у соседа. Принюхавшись к поилке, я решил, что жидкость не представляет опасности и вдоволь напился. А когда поднял голову от воды, увидел, что белый хомяк не только пришёл в себя, но и вовсю осваивает колесо. Что ж, понаблюдаем. Вряд ли я смогу сейчас до него достучаться, как физически, так и ментально.

***

   Аааа! Я хомяк! Я самый настоящий хомяк! У меня белая пушистая шерсть! Милые розовые лапки, четыре штуки. И хвост, нет, не хвост, а какой-то обрубок, из-за которого эти треклятые неуклюжие лапы заносит на поворотах. Уж лучше бы в крысу превратил. Хомяки, они же тупые! Тупые истеричные животные! Они только и знают, что бегать, бегать, жрать, жрать, тра, сра... нет, не то, во! — спать, бегать, паниковать, снова бегать... Стоп! Почему я бегаю? Да ещё и в какой-то странной круглой конструкции. Спицы вертятся, дорожка крутится. Колесо! Это же дурацкое колесо для грызунов! Нет, ну я что, взаправду хомяк?!
   Аааа! Меня превратили в хомяка! Нет, ну какого гремлина этот курячий дворф, тьфу, дворфячий куратор не мог писать разборчивее?! Лебедистый... Щаззз! Льдистый, не хотите ли?! Хомячные хомяки, чтоб его хомяком по хомяку прохомячило через хомячиную хомячность! Это же песец какой хомяк... какой метаморф. Притча во языцах, и общее у всех баек о нём только одно — чем это тип от тебя дальше, тем лучше.
   Мы только осторожно выглянули в долбаный коридор, в очередной раз потеряв терпение, как показался этот, собственной персоной.
   Ну да, вроде бы ничего особенного, обычный мужчина, несколько худощавый, с меня ростом, разве что одет покруче. Ладно. Суперкруто. Кожа инеистой ящерицы мрака настолько дорогое удовольствие, что самые заядлые модники отваживаются лишь на пару браслетов или сапожки. Но то модники, а лично я пафосные наряды не люблю. Да и зачем вообще нужен живой костюм-хамелеон, способный телепатически общаться с хозяином?
   Но когда эта зараза трансформировалась, тут-то меня и пробрало. Умертвия и личи отдыхают, скелетоны пляшут в сторонке, нервно покусывая фаланги пальцев, а насекомовидные обитатели Большого Тараканова забились в щели собственных домов и даже усами шевельнуть боятся. Даже описывать не буду, что ощутил, когда ко мне прикоснулась чёрное бесформенное нечто. И ведь даже в мысли не залезло, так, потрогало, а появилось чувство, будто меня наизнанку вывернуло. Об заклад, конечно, биться не стану, в ментальной магии не ас, это у Тёмного надо спрашивать, но что-то подсказывало, что воздействие шло совсем не на разум, а на куда более глубинные слои.
   Бррр. Я забегал в колесе ещё быстрее. Вдобавок эта фигня приключилась, со сменой облика! Терпеть ненавижу трансфигурацию, особенно если её применяют по отношению ко мне. Тут вам не честное натуральное оборотничество, а хомяк какое уплющивание по всем параметрам. Магичить? О чём вы, я и покумекать толком не в состоянии... жрать, жрать, бегать, бегать, жрать... О, зерно! Жрать! Стоп! Я маг! Маг высшей категории, который находится... ааа! За стеклом! Меня посадили в прозрачный лабиринт. Отобрали силу! Я Руйта не чувствую! Совсем! Даже отголоском сознания, чего с момента запечатления ни разу ещё не случалось.
   Аааа! Бегать, бегать, бегать... сра... стоп! Кто это смотрит на меня из-за стены? Что за противная усатая чёрная морда? И почему она ничего не ест? Это подозрительно. Я выплюнул зерно и бочком подобрался ближе к прозрачной преграде.
   Второй хомяк сел на задние лапы и надменно скрестил на груди передние. И пристально уставился на меня нетипичными для грызуна сапфировыми зенками. Во взгляде читалось крайнее сожаление по поводу слабоумия собрата по несчастью. Это кто слабоумный?! Я, что ли? Да этот Крис-крыс совсем охренел! Напарничек, называется. Куда это он показывает лапой? Что-то за моей спиной? Табличка с обратным отсчётом времени и текстом "до полного затопления секции А осталось 50... нет, уже 49 минут".
   Это какого такого лабиринта? Нашего, что ли? Аааа! Бе... а куда бежать, собственно? Мы в самой настоящей ловушке, и угодили в неё исключительно по собственной дурости.
   Я сел, почесал за ухом задней лапой и крепко задумался. На целых пять секунд. И нашёл гениальное решение: пора отсюда бежать! Не будь я Эрком Майаном, но оставаться по-любому нельзя. Кто знает, что взбредёт в голову гостеприимному хозяину экспериментаторской, если... точнее, когда он вернётся.

***

   Так, кажется, у напарника искра сознания промелькнула. Попробую договориться. Есть у меня кое-какие подозрения по поводу чрезмерной охомяченности Светлого, но пока что-либо говорить рано. Сначала нужно объединить силы и побыстрей выбираться из лабиринта. Подобравшись поближе к разделяющей нас прозрачной стене, я сел на задние лапы и замахал передней, обращая внимание Майана на таймер.
   Сработало. Теперь перейдём к корытцу. Просто покажу в качестве образца того, на что мы можем воздействовать в данных условиях. Надеюсь, ума хватит не лезть в открывшееся отверстие сломя голову. Мда... не хватило. Рванул так, что только розовые пятки засверкали. Ну, ничего, подождём. Что-то подсказывает мне, что лабиринт в одиночку непроходим. Закон подлости действует даже в самых простых случаях, а это куда сложнее.
   Спустя пару минут кормушка в соседнем отсеке приподнялась, и над полом показалась обескураженная морда. Изумрудные глазки яростно сверкали, пока светленький, извиваясь, пытался протиснуться в узкую щель. Что ж, с чего начинали, к тому и вернулись. Попробуем другим способом.
   Я сосредоточился и мысленным усилием заставил воду из своей поилки начертить несколько знаков на стеклянной стене. "Лабиринт. Трансформация. Партнёр. Маг". Уфф... Так тяжело телекинез мне никогда ещё не давался. Тяжело дыша, я осел на задних лапах. Тельце ломило, но общемагический фон лабиринта не давал ни перестроиться в привычный облик, ни регенерировать даже часть затраченных усилий.
   Светлый озадаченно замер. Затем подпрыгнул и метнулся к кормушке. Что, опять есть?! Ну и проглот... хотя... нет, похоже, я достучался до его разума. Пушистый грызун набрал в защёчные мешки зёрен, и теперь со скоростью фейской болтовни выщёлкивает ими на полу ответ. "Партнёр. Коридор-цикл. Нужда-импульс. Маг-нет => аниморф-да. Проба-зерно".
   Видимо, он хочет, чтобы я передвинул телекинезом что-то в коридоре? Предлагает попробовать на зернышке. Хм. Не работает. Пришлось дописать капельками "экран-преграда-стекло".
   Бешеный хомяк, да что он там опять вытворяет?! Подпрыгнул и кинулся к колесу! С такой скоростью по кругу даже белки не носятся, с их цепкими выворотными лапками. А теперь с разгона вылетает из колеса и врезается в кормушку, едва её не опрокинув. Чего он хотел этим добиться? Не успел я осуждающе покачать головой, как услышал за спиной едва различимый шорох. Мда, неизвестно ещё, кто до кого достучался: дверка над моей поилкой приглашающе открыта. Перед тем, как залезть в отверстие, пишу водой по стеклу "Коридоры-восьмёрки. Встреча-центр". Дожидаюсь ответа из зёрнышек "Цель-принято. Усилие-прорыв". И прыгаю на поилку, открывая вход в зеркальный коридор для Светлого.
  Шанс на спасение есть. Время до возвращения хозяина лабиринта неизвестно, но через тридцать восемь минут нас точно ожидает потоп. И скорей всего, как раз через те самые отверстия, куда мы с такой готовностью полезли.

***

   Тар Рейнард, чтоб его! Не мог сразу написать по-человечески? Дождался, пока я круг сделаю, и вывалюсь обратно, весь в мыле. Чёртов коридор! Похож на изогнутую восьмёрку, половинка у меня, а половинка у Криса, а центр-перемычка на такой высоте, что даже хомячья ловкость, помноженная на скорость, не помогла удержаться — я проскочил трубу, ведущую к выходу и скатился обратно. Да и уж больно скользкая поверхность, без присосок на лапах не пройти. Ну или левитации с помощью магии, а её, как назло, отрубило.
   И ведь кто бы мог подумать, что у меня повышенная уязвимость к трансформации? Я - латентный аниморф. Трижды ха-ха-ха! Про таких раньше только слышал краем уха, но чтоб самому вляпаться! Хотя, нет худа без добра. Там, где чёрненький едва-едва ковыляет, могу слёту проскочить. На одних инстинктах. Бьюсь об заклад, без моей помощи он точно так же скатится обратно.
   Поэтому бегом! Мы должны оказаться в точке пересечения стеклянных коридорах одновременно, а Тёмный туда уже с минуту назад уковылял. Моя ловкость и его чудом уцелевшая способность к магии точно сработают! Ведь не зря лазы соединяются в самой высокой точке.
   Я подпрыгнул, уцепился за край отверстия, и ринулся в лабиринт, нагоняя упущенное время.
   Бегу, бегу, ага, вот уже вижу через стенки стеклянных коридоров хомякообразную тень, а впереди маячит вход в вертикальную трубу. Прыгаю, пытаюсь уцепиться... не, ну какого лысого кобольдогремлина ты медлишь, зараза чёрная, я же сейчас опять сползу обратно! О! Дошло, подставил мне магическую ступеньку. Ща как допрыгну! Есть! Хотя стоп... вот засада, труба выглядела цельной, а по факту на две половинки разделена, в каждой своя платформа. И платформы-то соединены — пока опускается с моей стороны, поднимается у тёмненького. Не, ему, бедолаге, на одном своём хомячьем телекинезе до выхода не дотянуть. Ждать, ждать, пока платформы уравновесятся... так, ещё немного пониже, на пределе... Пора! Я прыгаю вверх, цепляюсь лапками за проём, боковым зрением улавливая, как переваливается через край отверстия напарник.
   Ну, поглядим, что у нас там дальше!

***

   Если бы чудный ящик умел записывать не только изображение, но и звуки эксперимента, можно было бы услышать "Шмяк! Плюх! Лапу убери! Сам убирайся, хомяк безмозглый! От хомяка и слышу! А спустя некоторое время — двойной взвизг "Аааа! Горим!" 12
  

***

   Вот Тьма! Угораздило же этого идиота свалиться прямо мне на голову, чуть шею не сломал. С его врождённой ловкостью можно было бы подкорректировать приземление, а не катиться кубарем со всей дури. Будь времени побольше, я бы так просто этого не оставил. Но, увы, мы хоть и попали теперь в один отсек, о свободе, тем более, о восстановлении прежнего облика говорить рано. Пока обнаружился всего один плюс: возможность вербально коммуницировать. По простому — разговаривать. Не знаю, как мы выучили хомячий, справочники по трансфигурации о речевых способностях умалчивают. Но факт остаётся фактом: теперь можно общаться не только по переписке.
   А ещё я отследил изменения в своей ауре. Не то, что отупение, но часть врождённых способностей заблокировалась, словно плотную вуаль накинули — нащупать можно, но ничего толком не видно. Любопытно, а как у Майана? Впрочем, сейчас не до исследований. Пахнет палёным, и даже если это не часть эксперимента, а просто что-то где-то коротнуло, пламя в любом случае ждать не будет, и скоро доберётся до нас.
   Хм. А что если объединить векторы силы? Я всё ещё обладаю телекинезом, ментальным воздействием, частично — способностью к изменению формы окружающих предметов. Далеко не в той превосходной степени, как обычно, но попробуй, поделай сложные заклинательные пассы неуклюжими хомячьими лапками. У напарника запредельные для грызуна ловкость и скорость, возможно ещё какие скрытые резервы...
   Всё это я обдумывал, не переставая перефыркиваться со Светлым. Уже больше по инерции, чем спуская пар. Но нить размышлений прервал истошный вопль хомяка-альбиноса. Не задумываясь, на автомате, я подхватил "Горииим!" и только потом оглянулся. Что? Горим?! Уже? Так быстро?
   Вот дерьмо драконье! За моей спиной полыхала стена пламени, точнее, полукруг, разгораясь всё сильнее, медленно и верно вытесняя нас с напарником к дальней стене. И как назло, никакого источника воды, чтобы можно было воспользоваться телекинезом и хоть немного притушить пожар. А в стене ни единой щёлочки, даже самой что ни на есть... хотя... Небольшая дыра размером едва ли с игольное ушко, как раз рядом с намалёванным на стене рисунком неизвестного двугорбого животного, мрачно косящегося на стрелочку, ведущую от его морды к отверстию.
   Краем уха уловил недовольное бурчание Майана, что нам годами не жрать нужно, чтобы в это протиснуться, да ещё и с амёбами по...брататься. Не удержавшись, интересуюсь, с амёбами-то зачем? В ответ долетает неприличный жест и направленный мыслеобраз. А, ну да, чтобы кости как желе стали, и в дырочку сами просочились. Фу, какая гадость! Чтобы я ещё раз ловил такие ментальные картинки... И это ещё Светлый, называется.
   Стоп! Мыслеобраз. Он работает! Значит, сколдуется и кое-что другое. Я неуклюже подбегаю к стене, поднимаюсь на задние лапы, тянусь к отверстию, обнюхиваю. Чувствую движение воздуха. Выход точно в том направлении. Оглядываюсь на Эрка, застывшего посередине отсека. Времени объяснять нет. Поэтому собираюсь с духом, бегом возвращаюсь к напарнику и совершаю поступок, который может стоить мне ещё одной части репутации, если, конечно, я не разберусь вовремя с "чудным ящиком". Ещё бы вовремя отскочить.
   Удалось. Эффект неожиданности сработал в полной мере. Майан взметнулся ввысь, в полёте перекувырнулся и, не теряя времени и ориентации, ринулся за мной, кровожадно клацая клыками. Эдакая мохнатая встрёпанная комета-вампир. И мне, архидьявол побери, стало не по себе. Еле увернулся, выходя на намеченную позицию напротив "игольного ушка".
   Выплюнув клок белой шерсти, я выпрямился во весь свой хомячий рост, растопырил лапки и выпалил неоконченную заготовку заклинания "Бешеный бурозуб". Создавал в своё время для хозяйственных работ в подземельях башни, кто ж знал, что пригодится практически в полевой обстановке?
   Заклинание выстрелило туго свёрнутой сетью, в полёте развернулось и облепило тельце озверевшего хомяка-вампира, создавая вихревые воронки вокруг каждого узла сети. Это уже не бурозуб. Это бурозубище. И оно несётся на меня во весь опор. Ждать. Ждать. Ещё не время. Пора!

***

   Он меня укусил! Укусил! Прямо за зад... за мою заднюю часть... в общем, он меня укусил! Убью сволочь!!! И плевать на всё и вся! Кровь кипит и нанесённое мне оскорбление требует отмщения! Немедленно! Загрызу! Собственными зубами! Что?! Он ещё что-то кастовать пытается?! Против меня?! Да я — суперхомяк!!! Я этого Крыса-Криса в порошок сотру! Аааа, всехпорвуодиностанусь!..
   Йех, скорость моя запредельная! Каждая клеточка тела кипит мощью и бурлит энергией! Порррву морду наглую! Ещё немного дотянусь и поррву!... Тьфу, паутина, в рот мне прямо!
   Тьфу ещё раз! Вокруг завихрения какие-то начались, воздух в спирали завивается, аж палёным запахло. Но как скорость-то взлетела! Ааангелы и перья! Я перешёл в состояние волна-частица! Я — суперхомяк, мчащийся со скоростью света и несущий возмездие во имя за... во, точно, хвоста! На него как раз прицепилась фигня какая-то. Потом мусор стряхну! Вперёд, только вперёд!
   Остановился я лишь на середине хрустального столба, возвышавшегося по центру огромного, заполненного зеркалами зала. Суперскорость испарилась. Фьюить и нету... Удержать треклятый столб в объятиях всеми четырьмя лапами не удалось и, с противным скрежетом, оставляя на скользкой поверхности царапины, я начал съезжать к отполированному до блеска полу. Вместе со мной в многочисленных отражениях сползали два хомяка: беленький и чёрненький. Так это я, оказывается, в следующий отсек, каким бы он ни был, прорвался, да ещё и кой-кого на хвосте притащил, прямо-таки в буквальном смысле? Вот ведь зараза смертоведная! Ответит он мне за своё гнусное домогательство, вот только до пола доберусь...
   Но первым оказался внизу Крис, что неудивительно: отцепившись с моего хвоста и не удержавшись на прозрачной колонне, он попросту шмякнулся к её подножию. Похоже, здорово мутило бедолагу. Желание отомстить ему страшной мстёй медленно таяло, чему немало способствовала собственная слабость после такого выплеска энергии. Да и потом, не по-джентльхомски это...
   Почувствовав под лапами скользкую, но горизонтальную поверхность, я развернулся, собираясь коротко и ёмко охарактеризовать поступок напарника — в силу обстоятельств это была бы очень краткая и весьма миролюбивая тирада — но изменения, произошедшие в облике Тёмного, полностью выбили из мыслей всё заготовленное. Я даже на спину завалился, дрыгая лапками, не в силах сдержать не просто смех, а самый настоящий хомячий хохот.
   Он побрился! Твою демоницу, гоблины и фейки через гарпию в пятый оазис по кобольдовым пещерам! Побрился! Налысо! Или его обрили? В сочетании с сапфировыми зенками получилось дико и смешно до жути. Белая кожа без единой шерстинки смотрелась не только контрастно по сравнению с чёрным тельцем, но и пугающе. Черепушисто, однако!
   Под гневным взглядом новоявленного Крысосмертя, кое-как подавив смех, но всё ещё нервно хихикая, я встал на все четыре лапы и даже слегка попятился. И только теперь увидел в зеркалах, окружающих нас, собственное отражение в полный рост. Изумрудные глаза сияют под огненно-рыжей шевелюрой, словно два маяка прямиком в инферно, а шерсть стоит дыбом как после полёта в эпицентре бури. Это ж адское пламя, а не причесон. Да такой насыщенной и сочной окраске шерсти сама Дезирэ позавидует! Как?! Каким, спрашивается, отбеливателем теперь это выводить?!
   Зеркала беспристрастно и точно отображали все движения, и от обилия диковинных хомячков, воспроизведённых как с абсолютной точностью, так и с гротескными искажениями, меня резко замутило не хуже Криса. Пытаясь прийти в себя, я опустился на живот и прикрыл глаза.
   А когда открыл... чуть не решил, что схожу с ума. Лабиринт изменился! Отражений стало куда меньше. Точнее, самих стен. И в них, в основном, мелькал чёрненький. Вот зараза! Вздумал в одиночку пробраться к выходу! Я вскочил на лапы и воинственно встопорщил усы. Сейчас я этому предателю всыплю по первое число!
   И тут же снова осел — к отражениям хомяка, именуемого Крис Лорка эст Атерний тар Рейнард, добавились огненношёрстные моськи непревзойдённого мага высшей категории Эрка Майана. А количество зеркальных поверхностей удвоилось. И тут меня озарило гениальной догадкой: лабиринт-то живой! И полностью подстраивается под наше общее психическое состояние.
   Пока я сползал со столба, не дёргаясь и почти не думая, отражений было куда меньше. Когда кипел, собирался высказаться, зеркала множились. Затем подсократились, пока ржал и разглядывал обновлённого напарничка. А стоило углядеть самого себя и прямо-таки воспылать, как число стен мигом скакнуло ввысь.
   Ангелы и перья, ну какая изобретательная сволочь этот Льдистый! Зеркальный Лабиринт Отражений, сокращённо ЗЛО, считается одним из самых непроходимых. Для появления выхода из него нужен контроль не только над поведением и обуздание мыслей и чувств, но также полная и абсолютная гармония с самим собой. А ведь нас двое, и если хотя бы один сорвётся, мы снова окажемся в начале. Да и какая, к архимажьей бороде, гармония с хомячьим телом?
   Так! Стоп. Я маг! Я крутой маг! Я человек, в конце концов, а не тварь грызущая! Я имею право на свободу желаний и свободу от всех этих рамок и ограничений! Да я снесу нафиг все эти стены, и ни один хомяк мне в этом не помешает! Кроме... ааа, черепушка с глазами! Сгинь, сгинь, харя смертоведная!
   Фух, да это же Крис без шерсти. Как это я ухитрился запамятовать?
   Так, всё, я спокоен, я спокоен. Только сядь от меня подальше. Слушай, что расскажу, и не перебивай. Эту лекцию в Академии кое-кто благополучно пропустил, эффектно отчалив в родные пенаты с нововылупившимся дракончиком. А в ваших некромантских архивах свиткам про ЗЛО вряд ли отведена отдельная полка.
  

***

   Когда на тебя во весь опор несётся разъярённая пушистая комета, тут не до размышлений. Хорошо, удалось улучить удобный момент: отскочить с дороги и мгновенно упасть на хвост, в прямом и переносном значении — пусть у хомяка он короткий, но якорное заклинание есть куда навесить.
   Отцепился я, разумеется, тоже вовремя — аккурат в начале прохождения отверстия. Иначе бы попросту размазало по нескольким измерениям, а не затянуло вместе со Светлым в "игольное ушко".
   А так… отделался небольшими повреждениями волосяного покрова, ничего, при первой же трансформации в свой естественный облик всё восстановится наилучшим образом. Да и наследственная регенерация посодействует.
   Хотя, да. Неприятно — и весьма. Ошибись я в расчётах чуть больше допустимой погрешности, бритьём бы не обошлось. С одной стороны мастерски ужатое Льдистым пространство выхода, с другой — завихрения от бурозубного заклинания, усиленного инстинктами бешеного хомяка.
   Реакцию Майана касательно произошедшего я, в целом, предвидел, хотя ожидал более бурного и длительного кипения эмоций. Напарнику удалось удивить меня скоростью, с какой он взял себя в руки. Точнее, пока ещё лапы.
   Но вот увидеть ЗЛО я не ожидал. Настолько, что утратил над собой контроль до состояния физического недомогания. Иными словами, меня, мага высшей категории, потомственного Тёмного Властелина, мутило, как молодого дракона, обожравшегося не успевшими удрать из тюрьмы заключёнными.
   С самого начала похода в Селестриаль моё эмоциональное и ментальное состояние отдалилось даже от обычного хладнокровия, не говоря о приближении к совершенству, а теперь вообще затрещало по швам. Ещё бы, в неуклюжем четверолапом тельце, запертый в ловушку магом-метаморфом, значительно превосходящем меня по опыту и силам... да я бы из шкуры вон выпрыгнул, лишь бы избавиться от нахлынувшей непривычной и сумбурной волны противоречивых мыслей и чувств!
   К тому же, сразу после того, как я сбросил якорное заклинание, образовался какой-то провал в памяти. Вроде куда-то пытался идти, что-то делать, но мозг словно отключило. Лишь спустя некоторое время полегчало, и я обнаружил, что сижу в окружении зеркальных стен и пытаюсь вникнуть, о чём так настойчиво вещает напарник. Причём его отражений куда меньше, чем моих, хотя сидим практически друг напротив друга. Подковы архидьявола, я что, утрачиваю силы?!
  Так, спокойствие, только спокойствие... Пытаюсь размеренно дышать, а откуда-то со стороны доносится, что мне требуется управление эмоциями, купирование хвостов (хм, вроде и так не имеется, ни в каких обликах... ну, почти ни в каких, не считать же хвостом это куцее недоразумение). А ещё стоит поработать над пониманием собственных целей и устранением антагонизма между собой и миром.
   Сначала вся эта лабуда ощущалась потоком слов, скользящих по поверхности сознания, не пробиваясь сквозь барьер внутренней паники. Когда Майан на мгновение остановился, чтобы перевести дух, бритую макушку обдало холодком от невесть откуда взявшегося сквозняка, я чихнул, и — вот оно, озарение! Напарник-то дело говорит. Я полагал собственный самоконтроль настолько совершенным и безупречным, что отказывался воспринимать всё, что этому противоречило. Даже косвенно. И растерял этот самый хвалёный контроль над собой целиком и полностью при первом же столкновении с непредвиденными и неуправляемыми обстоятельствами. А всё гордыня, будь она неладна. И когда только я успел обзавестись оным, неуместным для правителя Края Хаоса качеством? Да за одно только понимание стоит поблагодарить как Льдистого, так и Светлого — но только если... нет, когда выберемся! И, архидемоны упаси, не лично. Особенно — первого.
   Я потряс головой, вновь остро ощутив дуновение воздуха, и чихнул вдругорядь. Вот напарник вещает! Да к тому же информация небезынтересная, есть чему поучиться, не откладывая в долгий ящик.
   Слушал я его, кстати, с полным вниманием, хотя раньше попытался бы параллельно проработать несколько возможных вариантов побега. И только когда он выдохся, махнул лапой, обозначая своё намерение поразмыслить, и уселся в позу лотоса. Точнее, попытался. Лёжа на спине и глядя на задранные ввысь задние лапки, в очередной раз ощутил досаду на своё неумение контролировать это неуклюжее хомячье недоразумение. Что ж, хорошо хоть интенсивность эмоциональной реакции снизилась. Перевернувшись на живот, я продолжил размышлять, стараясь дышать размеренно и ровно.
   Задача явно непроста. Лабиринт считывает много параметров, как физиологических, так и психических. Магические волны тоже учитываются, один бурный всплеск — и можно начинать заново. А дополнительная сложность заключалась в том, что ни я, ни Светлый не в восторге от наших временных тел. Хорошо, Хуст не видит. Не знаю, способны ли фамилиары испытывать стыд, но мне точно не хотелось оказаться перед ним в таком виде. Скорее всего, по ментальному отпечатку дракон способен идентифицировать хозяина, но хомяк-драконовладелец — это слишком.
   Хм. Пока я вспоминал о Хусте, общий эмоциональный фон заметно выровнялся. Неужели связь с фамилиаром, даже в неактивной стадии, способствует восстановлению самоконтроля? Или дело в том, что я на какой-то миг полностью отвлёкся от раздражающих мыслеобразов? И будет ли достаточно для прохождения лабиринта эмоций поддерживать равновесное состояние, сосредоточившись на гармонии не в общем и целом, а в данный и конкретный момент?
   Достичь в кратчайшие сроки бесконечного вселенского просветления пока что не способен ни я, ни, тем более, Майан, но что если этого и не требуется? Может, попробовать встать на ступень понимания и спокойствия, удерживая себя себя в состоянии равновесия до тех пор, пока в стенах Зеркального лабиринта не образуется проход?
   Отличная идея, но – гремлины и феи! - для этого нужно избавиться от всех раздражающих факторов, включая Майана, Льдистого, сам лабиринт и лысоголовое хомячье тело!
   Пока я пытался справиться с нахлынувшим невесть откуда приливом ярости, едва не испортившим все дыхательные упражнения, белобрысый грызун перестал на меня настороженно пялиться и вдруг заорал во всю мочь, выкатив глаза и распушив усы: "Трам-Брям-Тарарам! Проиграть я нам не дам! Выберусь и стану крут, чай не хомка-лилипут! Кто со мной — тот герой, кто без меня — пусть пеняет на себя!"
   От неожиданности я чуть не поперхнулся посреди очередного размеренного цикла вдохов-выдохов — совсем, что ли, крыша у этого недоаниморфа поехала?! Что за ересь он несёт?!
   А очумевший хомяк, к тому же, начал маршировать всеми четырьмя лапами, продолжая орать во всю глотку, так как пением назвать это совершенно невозможно. "Проснись и пой, проснись и пой, попробуй в жизни хоть раз не быть занудой и не зыркать на меня сейчас! Пускай мозги хороши, ты лучше их отключи, и от души ты вместе с миром хохочи".
   Ага, так это инструкция. Хм, ведь может и сработать… При всём своём восторженном идиотизме очень даже интересная находка. Только, в отличие от этого балбеса, драть горло всякой ахинеей потомственному Тёмному Властелину не пристало. Хм, что бы спеть такое… поприличнее.
  "А ты не думай, ты пой! Давай топай за мной, у нас и так с тобой уж времени в обрез", - продолжал орать Майан, вызывая очередной приступ изумления. Это откуда у него вдруг взялись такие телепатические задатки, чтобы пробить мой ментальный щит, поддерживаемый на автомате почти всю сознательную жизнь? Краем глаза зацепив собственное отражение, понял, что зря удивлялся — все мои размышления гигантскими буквами написаны прямо на бритой черепушке. Но ведь прав, раздолбай находчивый! Зеркал с его взьерошенной моськой стало куда меньше, как только он начал вокальные издевательства над моими ушами.
  Мда. Тут уже не до гордости, и, тем паче, не до гордыни. Хуже, чем на кобольдфесте, точно не будет. По крайней мере, свидетелей нет, исключая записывающий ящик. Но с чудным устройством я разберусь, как только мы отсюда выберемся. Это не высшему метаморфу память зачищать. Эх, была, не была!
   Я откашлялся, замаршировал в такт напарнику, и подхватил: "… трубит труба, идём на штурм рекорда! И затаил дыханье стадион! Кого мы назовём сегодня гордым, заветным словом, словом чемпион?! "
   Главное — не думать, откуда в голове возникают эти странные, в половине случаев незнакомые и непонятные слова. Не думать, петь и шагать вперёд. Мини-мини-мини минимум мышления, макси-макси-макси максимум движения.
   "А нам любое море, море по колено, а нам любые горы, горы по плечу!" — продолжал своё Майан, и мы шагали сквозь рушащиеся, тающие и осыпающиеся невесомыми снежинками стены Лабиринта Отражений.
   Последней моей связной мыслью, перед тем, как нас с напарником увлекло в образовавшийся из мешанины зеркальной пыли спиральный портал, было "хм, а в этом, так называемом, чувстве локтя что-то есть".

***

   Оба-на! Получилось! Я знал, я знал, что получится! Я суперхомяк! Нет! Я супермаг, аниморф и самый стильный обладатель превосходной огненной шевелюры! Но... что это за разноцветные шарики и кубики вокруг? Мы что, попали в коробку с детскими игрушками? Что за фигня?!
   Я пнул ближайший ко мне малиновый шар. Тот покатился, подпрыгивая, и пару мгновений спустя исчез, чтобы тут же проявиться на том же самом месте, в том же самом положении. Как будто я его и пальцем не тронул. Гоблины и гномы, что за ерунда?
   Ликование уступило место растерянности. Да и тар Рейнард, который благополучно обнаружился в некотором отдалении от моей гениальной персоны, вдруг странно себя повёл. Начал ни с того ни с сего топтаться на месте, руками, то есть, лапами передними размахивать и нос морщить, словно принюхиваясь к чему-то невидимому. Это на него так ЗЛО подействовало, что ли? Совсем ослеп, что ли? Или, того хуже, окончательно с катушек съехал?
   Хотя не. Эта харя смертоведная частенько ведёт себя невыносимо, но вот так бесцельно кружиться на задних лапах, то и дело спотыкаясь, на него не похоже. Что он там такое вытворяет?
   А, к фейкам условности, я что, спросить не могу? И двинулся к напарнику, расшвыривая по пути шарики, конусы, кольца и прочие геометрические фигурки, подворачивающиеся под ноги. То есть, под лапы. Последний кубик прилетел прямо в Тёмного, на что тот отреагировал ещё страннее — вместо того, чтобы отбить, обхватил его передними лапами, ощупал, усато ухмыльнулся и с силой впечтатал перед собой во что-то невидимое.
   И у меня отпали все вопросы, потому что на полу засиял золотистым светом первый блок хорошо знакомого по студенческим будням СЕКРЕТа 13 .
   Сей дивный механизм придумал некогда маг-теоретик по прозвищу Кубик-Шарик для того, чтобы юные волшебники безопасно обучались на практических занятиях изменять вокруг себя пространство, а заодно и взаимодействовать друг с другом. Чтобы построить матрицу любого несложного заклинания, достаточно выложить из определённых магических элементов некую последовательность, одновременно вплетая активирующие чары. Но одни студенты видели и активировали только элементы, а другие — лишь узор заклинания. Кому что достанется — определялось случайной жеребьёвкой в начале занятия, при этом способ обойти подобное разделение и поиграть в СЕКРЕТ в одиночку так и не нашли.
   Вот же сволочь гениальная! Не Рейнард, разумеется. Да чего он вообще добивался этим своим лабиринтом? Впрочем, к сильфидам с горгонами такие размышлизмы, логика метаморфа нормальному магу не по зубам. У нас время поджимает! Надо строить выход! И раз уж у нас такая отличная возможность компенсировать СЕКРЕТом магические ограничения, то выход не просто в очередной отсек, а на свободу! Счёт пошёл на минуты, чего там Крис застрял? Ну да, непростая задача, но маг он или не маг? Зачёт все студенты академии сдавали, экстерном там или нет, а определять параметры матрицы и выстраивать узор под желаемый результат должен быть обучен!
   Так, зашевелился, никак додумался до чего? Ещё и раскомандовался сразу же! Кубики ему нужны, видите ли, исключительно цикламеновые, а шарики хризолитовые. Рррр! Не будите во мне хомяка! Фыркнул, что таких слов даже не знаю и показал ему палец. Средний, на правой ноге... хм, задней лапе... кольнуло вдруг что-то. Неужели блохи? Хотя, откуда, в лабораторном лабиринте почти стерильная среда.
   В ответ на исполненный укоризной взгляд Крысосмертя, я независимо почесался и, словно между делом, начал отпинывать в него искомые элементы. Оказалось непросто — всяких сине-бело-красных и жёлто-синих было навалом, а вот заказанные Тёмным оттенки приходилось буквально вынюхивать. Некоторое время спустя я сообразил, что начал улавливать два параллельных цветовых потока, да к тому же краем глаза засекать энергетические контуры будущего конструкта. Да и напарник ловил шарики-кубики на лету, словно мог каким-то образом предвидеть, какой и когда именно я ему подкину.
   Э, не, так не бывает. Чтобы транслировать друг другу персональные настройки СЕКРЕТа, требуется офигенно мощный уровень синхронизации видения! Откуда ему взяться, да ещё с этим смертоведом мерзопакостным?!
   Так, стоп, у грызунов же зрение чёрно-белое! Какого гоблина я всё вокруг вижу в цвете, да ещё и с такой детализацией? Неужели заклинание трансфигурации спадает? Хотя не, вот дурень, я же и раньше видел всё по-человечески... Получается, блокировка способностей и новоприобретённые физиологические особенности — иллюзия?
   Ой-ё, отставить размышлизмы! Матерь фейская, что этот идиот самоуверенный творит, неужели сразу две матрицы попытался объединить?! Освобождение от ограничений по форме и выход из лабиринта одним заклинанием фигачит! Да ещё и таким коротким словом, всего четыре буквы проступает!
   Я сощурился и в упор уставился на призрачные контуры. Так, о-л-я-в.... Зараза, он что, хочет активировать излюбленное черномагическое заклинание "холява"? Так оно же через "а" пишется! Да и с метаморфом по-любому не прокатит. Не стесняясь в выражениях, я высказал всё, что думаю по поводу наглых, безответственных, раскормленных наследственными благами и подпитанных собственной безнаказанностью смертоведов.
   И тут выяснилось, что для завершения конструкта не хватало всего ничего. Мой виртуозный хомячий нецензурный, вкупе с размахиванием передними лапами, зацепил разом все имеющиеся в доступе зелёные шарики и розовые кубики и прямой наводкой отправил в напарника. Выглядело это примерно как ливневый дождь из кумзуковых шкурок, выплюнутых Руйтом после заглатывания содержимого банки с полноценным дневным рационом.
   Что ещё более удивительно, Тёмный не стал уклоняться от бомбардировки, а перенаправил потоки в наполнение контуров конструкта. Не скажу, что это ему легко удалось — побледнел и осунулся до такой степени, что моську вообще от черепушки не отличить. Незаметно для самого себя я перестал ругаться и начал активно помогать, замедляя и упорядочивая элементы, стремительно несущиеся в матрицу СЕКРЕТа.
   Из пола вырастала живая изгородь — всё те же четыре буквы изменили порядок и стали выглядеть как ветви цветущей яблони. И тут до меня дошло, что матрица заклинания уже закончена и стабилизирована и, более, того, является практически моим собственным девизом — воля! Это вам не какая-нибудь безынициативная свобода лежачего камня, сиречь обыкновенное отсутствие ограничений, запретов и зависимостей. Это самое настоящее, деятельное и стойкое внутреннее качество.
   Именно воля даёт стимул действовать согласно своим истинным желаниям и потребностям. На первый взгляд, та же свобода, но по сути гораздо глубиннее и мощнее. Свободы можно лишить, а вот воли — нет, разве что сломить вместе с духом, но разве тогда останешься самим собой?
   Но откуда потомку Тёмных Властелинов пришло в голову завязать ключ выхода на столь нехарактерном для подобных типов понятии?!
   Я не осознавал, что последний вопрос высказал вслух, отдуваясь и пыхтя от усердия удержать контроль над летящими в сторону напарника кубиками и шариками.
   Ответ оказался столь же неожиданным, сколь и точным. Энергия мира без воли — что маг без души, какого бы цвета его магия не была.
   Мда, о такой точке зрения Тёмных я не подозревал. Ну и гоблин с ними, выберусь, может ещё чего пооткрываю для себя, если понадобится. А сейчас нужно срочно достраивать матрицу — по моим ощущениям счёт пошёл уже буквально на секунды. Вместе с Рейнардом мы буквально вгрызлись в конструкт, утрамбовывая элементы всеми доступными способами, как физическими, так и магическими. И когда СЕКРЕТ засиял турмалиновым вишнёво-изумрудным светом, у меня не осталось сомнений — это именно тот самый Выход, к которому мы стремились.

***

   Последним из того, что записал чудный ящик, перед тем, как объекты 4098 и 4099 дематериализовались из высокоуровневого замкнутого лабиринта, была фраза 4098-го "Дай пять, черепушка! Что?! Сам ты дикообраз саламандровый!"
   Касательно 4099-го был зафиксирован только пиковый всплеск ментальной энергии, расшифровке со стороны бездушного устройства не поддающийся.

***

   Выбрались! Наконец! Дело за малым — вернуть собственный облик. Теперь мы не ограничены сдерживающим контуром лабиринта, и времени уйдёт совсем немного. Я быстро прикинул, стоит ли разбираться с чудным ящиком. Логика говорила, что стоит, а вот некое чутьё, которому я обычно воли не давал, подсказывало удирать как можно быстрее. На мгновение я замялся, но этого хватило, чтобы подкрепить так внезапно проснувшиеся способности оракула.
   Входная дверь открылась совершенно бесшумно и практически мгновенно, и между нами и вожделённой свободой возник владелец лабиринта собственной персоной. Он пристально смотрел на полуразрушенный полигон для подопытных зверушек, и даже хомяку было ясно, что шансы на побег превратятся в ноль в тот же миг, как метаморф переведёт взгляд себе под ноги.
   Спинной мозг и чутьё сговорились моментально и единогласно, взяв контроль над не успевшим трансформироваться телом. А ментальный вопль Светлого полностью совпал с моим собственным — "Валим!!!"
   Вошедший застыл буквально на долю секунды, но нам с Майаном этого хватило, чтобы прошмыгнуть двумя мохнатыми кометами прямиком у него между ног. Я каким-то чудом успел скастовать на двоих "Бешеного Бурозоба", пока напарник обгонял меня в рывке, и это прибавило сил и скорости обоим, накрыв адреналиновой волной безо всяких там укусов. Теперь я и сам в полной мере ощутил, что значит быть суперхомяком.
   Мы с Эрком мчались по коридору, каждой шерстинкой на спине чуя зловещее внимание оставшегося позади метаморфа. Вперёд, быстрее, ещё быстрее, как можно дальше отсюда, или как минимум до первого же места, где получится открыть телепорт. Вааалим!!!
   Зал приёмной мы проскочили, даже не заметив какой-то нездоровой суеты у главного входа. О ключах от собственной экспериментаторской, которые должны были сдать на руки привратнику, и не вспомнили. Какие, к хомячьей матери, ключи? В затылок дышит ужас, летящий на крыльях ночи!
   Надо сказать, нас в облике двух грызунов тоже не заметили, хотя обычно через порог Селестриаля и мышь без документа не проскочит. Когда мы с разбега вывалились в мягкие, пушистые, расцвеченные закатом нежные золотисто-розовые облака, окутывавшие комплекс лабораторий, то поняли, почему. В лучах заходящего солнца, сверкая и переливаясь чешуёй цвета горной фуксии, неторопливо кружили два пузатых дракончика, то набирая высоту, то пикируя вниз по сложной причудливой двойной спирали. И при всём при этом не переставали методично и метко заплёвывать парадные двери, в которых уже зияли сквозные дыры размером с кулак инеистого великана.
   Нет, какая же всё-таки полезная особенность фамилиара — давать владельцу иммунитет к собственной слюне. И вдвойне замечательно, что параметры питомцев идентичны, и мой Хуст плюётся той же самой кислотой, что и дракон Светлого.
   Но, кобольд побери хвалёную защиту Небесных лабораторий, это сколько придётся вбухать в адвокатов?! В самом деле, не платить же за разрушение теоретически неуязвимой оболочки, предохраняющей клятый комплекс от воздействий любого вида, как магического, так и нет.

***

   Хомяки, проскочившие через ещё дымящуюся дыру в створке парадных дверей, перекувырнулись в полёте и двумя стремительными росчерками, чёрным и белым, пронеслись сквозь облака вниз. Драконы прекратили плеваться, сложили крылья, и ринулись вдогонку точкам, едва различимым на фоне рдеющего закатного неба. Точки становились всё крупнее и крупнее, а их падение, вопреки законам физики, замедлялось. Хорошо, что левитация считается одной из важнейших дисциплин, без которой сдать выпускные экзамены в магической Академии просто невозможно.
   Крылатые рептилии легко и изящно поднырнули под замедливших своё падение хозяев, поймали их на свои спины и, понежившись пару мгновений в тёплых лучах заката, бесшумно исчезли в дымке сдвоенного телепорта. Перед тем маг с тёмными волосами и небольшой проплешиной на макушке оглянулся, чтобы кинуть последний взгляд на оплёванные двери Селестриаля, а светловолосому, с парой ярко-рыжих прядей, и оборачиваться не понадобилось, благо влетал он в портал, сидя на спине питомца задом наперёд.
   За эффектным исчезновением магов высшей категории безэмоционально, но очень внимательно наблюдал только снежноволосый мужчина в чёрном, стоя в проёме многострадальных дверей парадного входа. Желающих составить ему компанию и убедиться в устранении кислотной угрозы среди сотрудников комплекса небесных лабораторий почему-то не нашлось.

***

   Руйт! Зараза ты обжористая! Это был недельный запас кумзуков! Недельный!!! Твою королевскую гарпию, морда ты чешуйчатая, я на что тебе буду новый покупать? У меня в кошельке мышь повесилась, а ты последнее подъедаешь! Что?! Стресс?
   Какой такой стресс?! Это у меня, мать его кобольда, бабушка гремлина, стресс! Не ты совсем недавно на четырёх лапах, в хомячьей шкурке круги нарезал целую вечность... ну ладно, час. Хотя ты и так на четырёх лапах бегаешь, когда не летаешь. Тогда представь, что тебя в человека превратили, да на двух конечностях заставили ходить. Каких-каких, задних разумеется! Тьфу, на ногах, проще говоря, как я.
   Думаешь, часа мало? Щаззз! Это не тебя уплющило по всем параметрам, от ушей и до хвоста. Как вспомню, так вздрогну. Эх, я бы сейчас не отказался от кобольдовского тёмного. Или даже от чего покрепче. Жаль, у меня спиртного для распития отродясь не водилось — только на реактивы... завести, что ли?
   Так, ладно, шутки в сторону, где моя большая кружка? Надеюсь, чайную эльфийскую траву ты не сожрал? Что?! Такую гадость не ешь, и, вообще, её курить надо?! Это кто ж тебя так воспитал? И ты ещё на меня показываешь?! А ну, стой, зараза, буду перевоспитывать!
   Мда, только драконий хвост и промелькнул. Уселся, понимаешь ли, вне моей досягаемости, и ухмыляется. Ну да, в полумраке пещерного коридора не видно, но я ж его настроение на расстоянии чую. Так, стоп, это он у меня так шутить выучился, получается?! Вот ведь мелюзга рептилоидная! Даже не отругать толком.
   Так, хорошо. Завариваем травку, пьём, успокаиваемся и думаем. Стресс стрессом, а с чего я так раскипятился? Давно пора решать финансовую проблему, маг я или кто?! Ежели я от самого Высшего ушёл, так и от безденежья и подавно уйду. Вон, даже харя сметроведная мои способности признала. Прямо, конечно, Тёмный не скажет, да и мысли временного напарника прочесть не удалось, но вот на способности к эмпатии я никогда не жаловался. Посему весьма чётко уловил момент, когда мастерски сдерживаемая неприязнь эмоционального фона окрасилась оттенком неподдельного уважения.
   Руйт, ну-ка, шуруй сюда бегом. Будешь моей целевой аудиторией. С сегодняшнего дня, вместо того, чтобы экономить на твои харчи, я буду на них зарабатывать! И на расширение владений заодно. Соседи у нас теперь смирные, дружелюбные, мимо наших с тобой пещер по струнке летают и ползают. Помешать не помешают, а надо будет, даже посодействуют, ежели мотивировать правильно.
   Поискать новое обиталище можно и попозже, пока и этого хватит. Но для начала, мне нужна новая личная лаборатория, а то в старой особо мощные и, соответственно, дорогие, зелья не сваришь. Защита не та. Мне бы стасиз-поле, как в лабиринте, чтобы ни один хомяк не проскочил. Раньше пределом мечтаний был комплекс лабораторий Селестриаля, но после одной наплевательской выходки придётся добавить кислотно-магическое усиление. И я даже знаю, где закажу матрицу для защитного контура. Раньше бы мне и в голову не пришло обратиться в мастерские Края Хаоса — инкогнито, разумеется! А сейчас... Ну да, мы с хаоситским населением совершенно разного мировоззрения, увы и ах. Но если тамошние разработки курируются одним небезызвестным Тёмным, а они курируются, не будь я Эрком Майаном, то качество окажется на высоте.
   А теперь вопрос, что мы будем в нашей Чудо-лабиринтории химичить. Давай, я буду вслух размышлять, а ты кивай, если что приглянётся. Во-первых, всякие там эликсиры привлекательности и соблазнительности, а так же узкоспециализированные по женской и мужеской части идут лесом. Ибо, хоть и востребованно, но неинтересно, да и толпы паломников мне тут не сдались. Лучше брать эксклюзивом и качеством, чем гнать на поток. По первости, оно, может, сразу монетку принесёт, но ведь осточертеет в два счёта. Ещё по Няндому помню. Не, нафиг, нафиг.
   Во-вторых, замахиваться на зелья категории трансцендентных пока рановать. Матчасть хромает, ресурсов недобор. А вот сообразить что-нибудь уникальное, да ещё и применимое на практике мне вполне по силам. Даже с имеющимися материалами. Проведём ревизию, посмотрим, что доступно, а что можно дозаказать, подзаработав немного по специальности. Ну да, алхимией мне заниматься любопытственнее, но бытовые заклинания никто не отменял, а уж они-то всегда спросом пользуются. Хоть у гарпий тех же летучих блох повывести, а то не приведи архимаг, мутируют в драконьих. Брать, ежели что, натурой будем. У склочных соседок перья тоже за сложность добычи ценятся, даром что просто так не надёргаешь, оглохнуть от матерных воплей можно. Киваешь, смотрю, согласен. Умничка ты моя розовопузая. Ну, пойдём дальше.
   Ввиду недавних событий у меня в замыслах Рыбкино дыхание, Трансфигурационное зелье, Памятное и Антипамятное варево, Напиток бодрости и Полиморфное вещество.
   Первое — понятно, почему, с конструктом в виде пузырей, приделанных к спине, и трубочкой плавать оказалось не вполне удобно. Куда эффективней глотнуть чего-нибудь эдакого и оказаться способным вырабатывать кислород непосредственно из воды. Но здесь может быть сложность с заказчиками. Мда, русалкам оно и так ни к чему, исследователей подводного мира маловато, да и платят они... не сказать, чтобы много. Самим денежек не хватает. А с нелегалами-кладоискателями каши не сваришь, то и дело надуть норовят.
   Трансфигурационное перспективнее, молодых оборотней с проблемами смены ипостаси полно, да и расколдовывать всяких истуканов окаменелых (привет Змеешоу и шипящим стервочкам с тяжёлым взглядом) накладно. Куда проще бутыльком полить, или опрыскать там из распылителя какого, чем заманить хорошего мага в непривлекательные и труднодоступные места для трудоёмкой и высоополачиваемой, но скучной работы. Тем более, что стоит разработать подходящий рецепт, и можно будет сварганить матрицу-образец, а дальше отмерять всякие ингридиенты будет уже специально разработанное заклинание, от меня потребуется только некоторое воздействие на финальном этапе.
   Зелья, воздействующие на память, делаются хоть и просто, но требуют офигенного количества времени на то, чтобы дозреть — как молодое вино. Хотя как вариант рассмотреть стоит. В долгосрочной перспективе, разумеется. Пока сделаю-ка парочку, для личного пользования, пусть настаиваются.
   Бодрость — ну, это, в первую очередь, прописать самому себе, чтобы хватило сил и энтузиазма на проекты, да и вообще, резерв мага — штука первостепенной важности. Тоже пока только для себя разработаю.
   Что же касается Полиморфного... на вещество, из которого состоят метаморфы, я даже не замахиваюсь, это само собой. Но у меня на хвост случайно прицепилась... ну, не на хвост, так, в кармане завалялась. В общем, не знаю, как и когда я ухитрился, но сейчас одна из пробирок с ценными образцами в моей лаборатории содержала чешуйку, или пылинку, или... в общем малюсенький кусочек костюма из шкуры инеистой ящерицы мрака. Хомячье бессознательное постаралось. Что могло, то и уволокло.
   И, пожалуй, именно этой разработкой я и за.... Что?!! Пиу-Пиу-Бумс?!! Нарушен охранный периметр лаборатории!? Руйт! У нас гости! А с незваными гостями что делают? Ага, заплёвывают! Айда со мной, окажем-ка им тёплый приём!
   Так, добежали мы быстро, я даже не отстал от взявшего весьма резвый старт фамилиара. Видать, сказались тренировки на короткие дистанции, будь они неладны. Колебаний пространства от применения телепорта не чувствовалось, защитный контур целёхонек. Внутри лаборатории — никого постороннего. Все предметы, по беглому осмотру, на своих местах. Робко затихало пиу-пиу-бумс.
   Неужели ложная тревога? Я повернулся к своему питомцу, чтобы встретить ответный скептический и весьма настороженный взгляд.
   Мда, сомнительно, что лично настроенная мной охранка будет сбоить на ровном месте. К тому же, может, это и мелочь, но вместо положенного по умолчанию воя боевой сирены, сигнал тревоги куда больше напоминал писк напуганного мышонка. Не будь я на все сто уверен, что заклинания не способны испытывать чувства, побился бы об заклад, что сторожевой контур напуган.
   Я принялся за тщательный обыск. Пропажа обнаружилась на полке с особо редкими реактивами. Каюсь, не сдержался. Первой вылетела тирада, от которой покраснели бы даже заядлые тролли-матерщиники. А когда я обрёл способность выражаться цензурно, закрывать пунцовому от смущения дракону уши оказалось уже поздно.
   Кто?! Кто, гремлины и орки, спёр мою пробирку с частичкой мрака?! Как? Как я буду без неё полиморфизм изучать?! Такие образцы на дороге не валяются. Руйт, ты точно её с кумзуком не перепутал? Нет?
   А что это ты мне там протягиваешь? Похоже на свиток белоснежной бумаги. У меня такого точно не водится. Где взял? Под ногами? Упал от удара кулаком по стенке шкафа с реактивами?
   Так, скрытых проклятий не обнаружено, ловушек адресату тоже нет. Попробуем прочесть...
   Розовый дракончик вдруг сделался ярко-малиновым, стремительно прикрыл уши лапами и для верности спрятал голову под крыло. Взвода опытных троллей-матерщинников поблизости не оказалось, иначе можно было бы увидеть редкий случай их самовозгорания от стыда ввиду недостатка практического опыта.
   На пол перед сконфуженным фамилиаром медленно спланировал свиток, внутри каллиграфическим почерком была выведена всего одна короткая фраза на общемагическом.
   "Рекомендую Трансфигурационное. Л."

***

   Первым делом я проверил охранный периметр башни и провёл комплекс мероприятий, восстанавливающих здоровье, как своё, так и питомца. Диагностика показала, что с Хустом всё в полном порядке, а небольшой дефицит кислотной слюны быстро восполнился привычным рационом из одного из осуждённых. После ужина мы разместились в кабинете башни, и я занялся неотложными делами, иногда почёсывая мурлыкающему от удовольствия фамилиару надбровные дуги. Хорошо, что моя наследственная регенерация быстро восполнила недостаток волосяного покрова, и это мелкое неудобство больше от работы не отвлекало.
   Сначала я решил разобраться с юридическим вопросом, направив претензию лабораториям Селестриаля. А что, безопасность индивидуальным клиентам не обеспечена, в защите комплекса обнаружились прискорбные недочёты. Пусть устраняют, а там им уже будет не до встречного иска, даром, что на представляющего мои интересы адвоката я не поскупился, наняв самого Буквогрыза 14 . Выгоднее один раз заплатить проверенному специалисту, чем пытаться сэкономить на законниках-однодневках. Благо рамочный договор уже имелся, а направить через палантир очередную заявку с исчерпывающими пояснениями особого труда не составило.
   Затем я отыскал в фамильной библиотеке дневник прадедушки и занялся расшифровкой записей, касающихся Провала и его обитателей. Надо сказать, дед не поскупился и применил один из самых сложных методов семейной криптографии – "хренпрочтёшь-фигпоймёшь". Если бы не любопытство, подогретое недавними событиями, а также усидчивость и пара-тройка блестящих догадок о ключевых элементах шифра, вряд ли бы я смог за одну ночь перевести записи на магический всеобщий. Вероятно, следовало отоспаться, перед тем, как погрузиться в дешифровку, но мне не терпелось удостовериться в правильности своих догадок относительно контакта с метаморфами. Ничего, кроме моей гордости, в Небесных лабораториях не пострадало, но уж очень неприятно ощущать себя почти беспомощным, пусть и на короткий момент. Теперь я знал, что в этом отношении был не единственным Тёмным Властелином.
   Прадеду, можно, сказать, повезло. Он близко пообщался с тем же самым представителем Высших метаморфов, что и я, но унизительного превращения в бесхвостого грызуна избежал. Напротив, обрёл настоящие крылья, если можно так выразиться... про кенара. Да-да, некоторое провальное время своей жизни мой предок провёл в облике певчей птички ярко-жёлтой расцветки. Теперь мне стала понятна его привычка то и дело звонко и разнообразно насвистывать, тем самым безмерно раздражая прабабушку.
   Кстати, за всю его долгую жизнь он так от этой привычки и не избавился, что косвенно свидетельствует о неизгладимом впечатлении от случившегося. Подробности в дневнике по вполне понятным причинам отсутствовали, я и сам не доверил бы такое бумаге, пусть даже сведения были трижды защищёны магией, персональным шифром и надёжным охранным комплексом личной библиотеки.
   Но вот что представляло интерес, так это способ, которым прадедушка избавился от пернатого облика. Он ухитрился высвистеть невербальное заклинание смены формы, которое обращало вспять трансфигурационные изменения. Сколько в песне колен, столько временных промежутков и возвращалось назад. Вот только окружающее пространство оставалось тем же самым, поэтому золотая клетка, в которой сидела птичка, превратилась в ажурную корону-колпак на макушке осанистого мужчины далеко не субтильной комплекции. Причём, если мне не изменяет память, этот экземпляр до сих пор хранится в фамильной сокровищнице в разделе ритуального облачения. В своё время меня удивило, почему, в отличие от остальных предметов в идеальном состоянии, нижний обруч короны усеивали царапины и зазубрины, более того, прадед был категорически против того, чтобы отполировать украшение. Что ж, теперь ещё одним вопросом стало меньше.
   А ещё я обнаружил некоторые ценные замечания, касательно характера и особенностей строения метаморфов. То, что скорость преобразования тела напрямую зависит от возраста, жизненного опыта и тренировки навыков, я догадывался и сам. А вот то, что состояние неопределённости или логических несостыковок может замедлить реакцию, пусть даже на какие-то доли секунды... Это уже кое-что. Причём способности к колдовству роли не играли — некоторые метаморфы развивали их параллельно и дополнительно к основным качествам.
   Получается, что именно так мы и удрали из лаборатории — использовав временной лаг в обработке Высшим информации. Он настолько был уверен, что выбраться из лабиринта невозможно, что получив противоположный результат, попросту завис. Да, меньше, чем на хомячий вздох, но порой и этого может хватить, чтобы переломить ход событий.
   В любом случае, я собираюсь сделать всё, что от меня зависит, чтобы в дальнейшем с обитателями Провала не пересекаться. Дневники прадеда останутся засекреченными и только для личного пользования Князей Мрака. Мда. А вот этот вопрос, как бы мне не хотелось, скоро уже откладывать не получится — или обзаводиться собственным наследником, или разыскивать родственников. На границей с Преисподней становится неспокойно, и дело не только в происках Светлых. Просто общий баланс сил сместился, и не вполне понятно, к чему это может привести.
   Дописав последний абзац, в котором ещё раз дублировалось предупреждение избегать Провальных встреч, я зевнул и отложил перо-самописец, тем самым отдав команду отправить копию в архив. Тот мигнул пару раз красным, что означало помехи в синхронизации магического кристалла и бумажного носителя, но сил и желания разбираться в причинах не осталось. Это ж надо лезть в настройки пера, проверять... А выяснится, скорее всего, что или пневмопочта сбоит, или бумага или волшебные чернила закончились. Ладно. Утром. На свежую голову. Главное, что всё расшифрованное благополучно записалось в двойном экземпляре.
   Хуст давно сладко спал, развалившись в центре зала во весь рост и расправив крылья. Я нажал кнопку, вызывая постель, фамилиар фыркнул, не проснувшись даже когда поднимающееся из-под пола ложе оказалось у него под головой. Только перевернулся на другой бок, устроился поудобнее и продолжил тихонько посапывать.
   Я смотрел на уютно устроившегося прямо поперёк кровати питомца и обдумывал, что будет менее затратно и более эффективно в плане освобождения спального места — сдвинуть дракончика телекинезом или пролевитировать, как вдруг позади меня раздался оглушительный в ночной тишине звон. Дзззыннь! Внезапно разбуженный Хуст подпрыгнул и со всего маху приземлился на кровать. Стальные опоры жалобно скрипнули, прогибаясь под увесистой тушкой, а одна из подушек треснула по шву, выпуская на свободу упругие и летучие семена эльфийского одуванчика. Обернувшись на источник звука, я обнаружил на полу разбитый вдребезги информационный кристалл.
   Какого архидьявола?!! Я же совсем недавно лично поставил новый, отправив переполненный предыдущий в библиотеку. И закрепил его, как всегда, качественно и надёжно.
   К тому же, сигнала о нарушении охранного периметра не поступало, значит, непростительная халатность и рассеянность — моя собственная. От этого вывода раздражение только усилилось. Я посмотрел на разгромненную постель, порхающие по всему залу пушинки высококачественного наполнителя и от души выругался.
   Питомец осторожно, бочком, сполз с постели, ухватил зубами соскользнувшее на пол одеяло и вернул на место. Затем вопросительно уставился на меня, пытаясь понять, что вызвало моё недовольство. Успокоив Хуста ментальным импульсом, я вернулся к изучению письменного стола. Кристалл восстановлению не подлежал, слишком маленькие осколки, чтобы информация перезаписалась корректно. Оставался бумажный носитель. Я сделал запрос в архив, чтобы убедиться в сохранности проделанной работы.
   Пневмопочта в ответ выплюнула капсулу. Подозрительно маленькую, учитывая, что ушло несколько свитков, а пришёл лишь один листок. Странно.
   Розовый дракончик, намеревающийся рассмотреть поближе, что именно привлекло внимание хозяина, вновь взвился ввысь, отпрыгивая подальше от неконтролируемого всплеска тёмномагической энергии. Приземление пришлось аккурат на многострадальную кровать. Ещё одна подушка треснула и разлетелась по швам, взметнув облака одуванчикового пуха.
   Среди белоснежных пушинок кружился слегка обуглившийся по краям невесомый листок бумаги с затейливой вязью шифра "хренпрочтёшь". В переводе на общемагический выходило ёмко и коротко.
   "Благодарю за декодирование. Учту. Л."

***

   ...


   Продолжение следует…




   01 Валентин, правда, метлой не махал. Этот писаный красавчик предпочитал помахивать кой-чем другим, попутно осеняя благодатью и увеличивая рождаемость в малодетных эльфийских поселениях. За что, собственно, и был канонизирован.

   02 Крупные панцирные насекомые, не обладающие разумом, отличный деликатес для юных драконов.

   03 В переводе "сумрак" и "рассвет".

   04 Скоростной Отряд Бескомпромиссного Расследования. Личная гвардия Повелителей Тьмы, основной элемент сети шпионов и дознавателей, а так же оперативный поставщик достоверной информации для системы правосудия.

   05 Система карточного счета по нагам логическому обоснованию не поддавалась. Начиналась она с самой маленькой (хотя довольно могущественной) волшебной расы – фейки, заканчивалась не менее скромной бесяткой. Тогда как в середину затесались, скажем, троллёрки, гоблинёрки, и людятки. Карты с картинками шли наособицу, по нисходящим степеням магического искусства: Архонт, Магистр, Сильфида, Архимаг.

   06 Грамоты и прочие писульки воинственные обитатели скал признавать отказывались, справедливо полагая, что даже самая что ни на есть разукрашенная бумажка с печатью – ничто против крепкой палки и непечатного словца.

   07 Опыт моего далёкого предка тоже мог внести свою лепту в вечную сагу на тему "женщине в войсках не место". Одна единственная особь даже в мирное время ухитрилась сотворить потрясающий по своей масштабности раздрай в рядах постоянно действующей армии, перессорив между собой двух талантливых полководцев и ненароком прикончив третьего. А что он? Сам виноват – подкатывал к женщине в состоянии лёгкого ежемесячного недомогания!

   08 Весёленькое местечко для психологической разгрузки детей и взрослых. На входе в огромный парк выдаются костюмы пикси и удобные палки-ломалки по размеру, которыми можно безнаказанно крушить любые предметы обстановки. Деревья в парке отсутствуют – дриады в своё время подсуетились с лесинспекцией, заставив убрать из зоны риска живую природу. Ну а неживая каждую ночь отстраивается заново, благо недостачи в денежных взносах от счастливых посетителей не наблюдается.

   09 Своего рода День Рождения. Если суккуб накапливает сексуальной энергии больше, чем может вместить её энергооболочка, она впадает в спячку, за время которой организм перестраивается, и суккуб переходит на следующий уровень. В момент пробуждения от спячки все способности находятся на пике активности, а сама демоница очень и очень голодна.

   10 Настольная книга начинающего менталиста, Глава 35 "Ошибка архимага Горгонского". Краткое содержание главы: некий маг пренебрег золотым правилом не только менталиста, но и всякого, кто работает с серьёзными заклятиями. А именно: "не уверен – не трогай". Он подчистил только часть памяти любовнице своего нанимателя, желающего политически выгодно жениться, избавиться от обременительной связи и сохранить дружеские отношения с бывшей пассией. Вот только маг не учёл, что прабабка женщины была эринией, которые славились не только ментальной устойчивостью медузы горгоны, но и повышенной мстительностью.
   Ключевая фраза, объясняющая всю пагубность ошибки: "… в подобных случаях методы взлома сознания чрезвычайно болезненны как для криптоментов, так и для самого менталиста, поэтому стоит сократить время воздействия на криптоментов до минимума, требующегося для полной и абсолютной зачистки памяти в рамках выбранного временного промежутка. Частичное вмешательство недопустимо в связи с тем, что криптоменты способны восстановить всю цепочку событий целиком и полностью, основываясь всего лишь на одной взаимосвязанной с видоизменённой структурой воспоминаний детали. В некоторых случаях может наступить откат, когда криптомент, пользуясь незавершённой связью, обращает заклинание вспять против самого менталиста…"
   В переложении всей этой мутотени на человеческий язык, кровь дала о себе знать, новоявленная эриния вспомнила всё, что её заставили забыть, посчитала нанесённое оскорбление серьёзным и жестоко расправилась с нанимателем, его новым семейством и даже с самим архимагом, прозванным посмертно Горгонским. Часть подробностей расправы опускается, но того, что описано, с лихвой хватает, чтобы побудить начинающего менталиста наизусть выучить перечень основных криптоментальных рас и основных признаков устойчивости к воздействию на разум.

   11 Комплекс небесных лабораторий Селестриаля представляет собой парящий в небесах остров. Антигравитаторы, сложная система механизмов, магия в тесном содружестве с технологией и предмет зависти всех экспериментаторов, не допущенных в эту святая святых от магической и техномагической науки. Славится непревзойдённой защитой от повреждений, как внутренних, так и внешних. Помещения для опытов усилены дополнительно. Теоретически способна выдержать заклятия в двести двадцать стандартных мощностей Армагеддона. Подтверждение или опровержение сей теории отсутствует: нападать на Селестриаль снаружи смысла нет — ни богатств, ни энергоресурсов — одни только экранирующие щиты и укреплённые лаборатории. А изнутри... если кто и проводил подобные эксперименты, то не выжил, чтобы поведать о результатах. Пустое до белоснежности стерильное помещение — вот всё, что оставалось от некоторых особо рьяных исследователей.

   12Разумеется, если бы слушающий к тому же обладал навыком перевода с хомячьего на всеобщий.

   13СЕКвенциальный Тетрис РЕальности. Официально — СЕКТРЕ, но все маги дружно предпочитали именовать оный механизм СЕКРЕТом.

   14Буквогрыз Крючкотворович — законник высшей категории, адвокат первого ранга. По происхожению является представителем межрасового скрещивания двух редких подвидов: тролли разумные и мегеры вежливые. Знаменит своей фотографической памятью, а также уникальным сочетанием принципиальности и хитроумия. Характер мерзкий, что особо ярко проявляется в любых случаях, ущемляющих его интересы. /Справочник самых невыносимых существ в мире, расширенный и дополненный/.






   P.S. Скорость написания зависит от числа желающих и свободного времени автора. :)




Оценка: 8.96*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) А.Эванс "Фаворит(ка) отбора"(Любовное фэнтези) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"