Рязанова Галина Александровна: другие произведения.

Заварушка на ярмарке

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наши старые знакомые, Светлый и Тёмный, снова встречаются при отягчающих карму и городскую казну обстоятельствах. А если в деле замешаны лепреконы, эльфогномы и шустрая драконья мелюзга, то развесёлая ярмарка славного города Няндома становится ещё веселее!

   В тихий предрассветный час на городской площади не было ни души. Только лысый коренастый эльф угрюмо шоркал метлой. Обычно эльфы не вырастают лысыми и коренастыми и не занимаются столь почётной работой. Но конкретно этому не повезло: он не унаследовал ни от светлейшего папочки любви к лесам и песнопению, ни от бородатой мамаши желания похоронить себя заживо под сводами каменных пещер, в поте лица трудясь над очередным "шедевром".
   А куда же ещё податься юному существу, телосложением напоминающему прикроватную тумбочку, а правильностью черт - лик Святого Валентина? 01
   Правильно, только в дворники. Ибо единственной реальной альтернативой был бордель, где эдакое чудо приняли бы с распростёртыми объятиями. Но эльфогном справедливо побаивался, что его хрупкое мужское достоинство не вынесет столь напряжённого графика работы, а становиться объектом приложения той самой работы ему пока не хотелось.
   Нет, лучше уж Няндомский КГБ.
   Комитет по Городскому Благоустройству дивного города Няндома, по крайней мере, предлагал достойные условия оплаты труда, лучшие волшебные метлы и трёхразовое питание в гоблинской столовой Тарухая. Сам Тарухай, чистокровный гном, всякую прочую волшебную шушеру на дух не переносил. Но ушлые гоблины предложили очень уж соблазнительный ценовой пакет за сущую безделицу: всего лишь дать добро на открытия филиала сети гоблинпита прямо на первом этаже единственного банка в городе. Спросите, а как же безопасность? Это же толпы людей, сплошная неразбериха и никакого контроля.
   Просто, как и всё гениальное. Второй этаж населяли только бумажки и работающие с ними проверенные сотрудники. Тоже, кстати, не чуравшиеся перекусить этажом ниже. А вот проход на третий уровень - хранилище - был зачарован с помощью модифицированного охранного заклинания на основе золота лепрекона. Стоило туда сунуться любому существу, не имеющему заранее заявленного и подтверждённого на втором этаже права на обладание материальными ценностями, бедолагу сразу же телепортировало до дальнейшего разбирательства в ближайший Дом Стражи. Над обездвиженной тушкой мгновенно зажигалась разноцветная радуга, и весёленький звон колокольчиков сообщал об очередном неудавшемся ограблении.
   Хотите знать, с какого перепугу гном полез обустраиваться ввысь, а не вглубь, откель у него такое странное имечко, и как он добыл целый горшок магического золота? Вот у самого Тарухая и спросите! Если у него будет хорошее настроение, отделаетесь парочкой укусов на пятой точке и порванными штанами. Нет-нет, не сам лично. Вы что! Как вам не стыдно, почтенный гном ведь... просто любит боевых хомяков. А боевые хомяки, как известно, начинают с самого мягкого и доступного кусочка вражеского тела.
   Впрочем, мы отвлеклись. А наш угрюмый дворник, тем временем, добрался до фонтана в центре площади. Отложил метлу. Выудил из объёмистого кармана на кожаном переднике измызганную тряпочку и принялся неторопливо полировать край фонтанной чаши. Сверху послышалось нежное приглушенное мычание. Эльфогном было заслушался незатейливой мелодией из трёх нот, пока четвёртая не резанула его тонкий слух откровенно фальшивым истеричным всхлипом.
   Природное чутье на опасность не подвело. Парень сначала отпрыгнул подальше, и только потом рискнул посмотреть на скульптурную композицию в центре фонтана. Та дополнилась новой фигурой. Довольно фигуристой, надо сказать. Единственная дочка Тарухая, Дафна, с детства славилась объёмистыми формами в нужных местах. И теперь гордо восседала на воздетых вверх руках волшебника и кудесницы, уцепившись за верхушку серпа повиновения. Скульптуры из белоснежного мрамора, символизирующие торжество магии над природой, бок о бок шагали в светлое будущее. Им совершенно не мешала упругая гномья попка, примостившаяся на полумесяце магического орудия кудесницы.
   Не тронь дочку гнома, орать не будет. Древняя эльфийская мудрость. В данном случае, подкрепляемая прочным кляпом в девичьем ротике. От левой ноги бородатой прелестницы тянулась полупрозрачная змейка, теряясь на фоне фонтанных струй. Нечто зловещее притаилось под водой, мирно плещущейся в каменной чаше.
   То же чутье подсказало юному дворнику, что не стоит пытаться самому разобраться в происходящем. Лучше доложить начальству, да побыстрее, пока не набежала толпа зевак. До открытия ежегодной няндомской ярмарки оставалось не более пары часов. Успокаивающе подмигнув всхлипывающей Дафне, эльфогном поднапряг коротенькие ножки и устремился за помощью.
   Я готов был поклясться бородой учителя, что денёк не задался с самого утра. Можно сказать, ещё до рассвета. Начать с того, что малыша всю ночь тошнило. То ли кумзуков 02  несвежих переел, то ли на носу очередная линька.
   Он ухитрился изгваздать парадное одеяние, приготовленное на церемонию провозглашения моей Светлейшей персоны КОПом дня. Сиречь говоря, Координатором Обеспечения Порядка на этой дурацкой ярмарке.
   Демон бы побрал эту традицию, предписывающую выпускникам светлого факультета попробовать свои силы в роли блюстителей закона хотя бы на денёк. Некоторые ухитрялись легко отделаться. Поскучав до захода солнца, они сбрасывали белоснежные одеяния с серебряными нагрудниками, и тут же забывали о повинности.
   Но с моим везением можно не надеяться, что ничего из ряда вон выходящего не произойдёт.
   Только я закончил отчищать одежду от полупереваренных кумзуков, как в двери покоев робко, но настойчиво постучали. Чертыхнувшись, я запустил заклинание глажки и отпаривания и отправился открывать.
   На пороге смущённо переминалась довольно колоритная парочка: низкорослый коротышка с лицом небесной красоты и действующий мэр города Няндома.
   Я так и знал! Они меня нашли! Ох уж эти неприятности!

   У фонтана практически ничего не изменилось. За час до рассвета городская площадь оставалась всё так же тиха и безлюдна. И почти безмятежна, за исключением пресловутой композиции. Да, правильно эльфогном не полез исследовать её самостоятельно.
   В чаше фонтана плавало нечто округлое, не принадлежащее нашему миру и несомненно опасное. Под поверхностью воды оно удерживалось тонким натянутым тросиком, зачарованным на присутствие определённого субъекта мужского пола. Какого именно, я разобраться не успел. По причине того, что означенный субъект появился и активировал заклинание собственной персоной.
   Встречайте, досточтимый Тарухай, глава всей банковской системы няндомского округа и по совместительству отец той малютки, что давилась слезами на верхотуре!
   Тросик отцепился от круглого предмета и взмыл над водой на высоту человеческого роста. Где и свернулся кольцом, создавая рамку для телемагического сообщения. В открывшемся окошке появилась растрёпанная голова лепрекона. Она довольно оскалилась, и, не тратя времени, приступила к сеансу вещания.
   Я знал, я знал, что дело с зачарованным на охранку золотом нечисто! Ни один лепрекон по доброй воле не расстанется с волшебным горшочком. Старина Тарухай попросту экспроприировал ценный материал, не посчитавшись с его владельцем. А теперь оказался лицом к лицу с последствиями выбора: или дочка или состояние, нажитое непосильным трудом. Ибо вернуть лепрекону его золото означало в одночасье разрушить идеальную охранную систему банка и отдать хранилище на откуп ворам. А те уже давно точили зуб на несметные богатства гномьего клана.
   В общем, зловредный карлик угрожал, что в случае неполучения золота до полудня, он активирует некий детонатор, и милой молодой леди не поздоровится, как и всем, кто будет иметь неосторожность при этом присутствовать. Напоследок шантажист пожелал нам соблюдать крайнюю тишину и спокойствие и даже не пытаться освободить заложницу. С самоуверенной ухмылкой типа "а-я-тут-все-предусмотрел", изображение лепрекона беззвучно испарилось. Тросик телемагической рамки обмяк и хлюпнулся в воду. При этом его конец чуть не задел чёрный шипастый шарик, незаметно всплывший на поверхность и теперь зловеще поблёскивающий мокрыми боками.
   Вот это влипли! Природа штуковины, несомненно, не магического свойства. Чисто техника и холодный расчёт. Такие у нас не производились, не импортировались и даже на факультативных занятиях не проходились. И я, черт меня дери, пока не представлял, что мне со всем этим добром делать.
   Из ступора меня вывел увесистый тычок под коленки. Мой питомец вполне оправился от последствий ночного обжорства и теперь горел желанием поиграть. А я-то наивно думал, что розовая крылатая сарделька до ночи проваляется в глубоком исцеляющем сне. И даже не проверил, надёжно ли закрыл за собой дверь, когда отправлялся на срочный вызов.
   Только всякой мелюзги мне тут и не хватало! Взяв за шкирку приставучую рептилию, я вознамерился было отволочь её обратно, но передумал. Вы бы тоже так поступили под перекрёстным огнём сразу нескольких пар неодобрительно взирающих на вас глаз. Осуждение к дракону отношения не имело и адресовалось исключительно мне.
   Первым недовольным был Тарухай. Подозреваю, кроме родительской любви дело было в том, что обожаемая дочурка владела половиной ключей доступа в хранилище. Что делало утрату вдвойне, если не втройне горше.
   Вторым, разумеется, Дафна. Вы бы так посидели на огромной высоте, с трудом удерживаясь на лезвии каменного серпа. Да ещё и с перспективой распыления в ничто по прошествии некоторого времени.
   Третий наблюдатель излучал праведную скорбь ценителя изящных искусств перед лицом угрозы потери скульптурного шедевра. Мэр Няндома питал патологически крепкую любовь к архитектурному ансамблю родного города. Что уж говорить про центральную городскую площадь, увенчанную монументальными фигурами волшебника и кудесницы! Налицо был сильнейший приступ восхищения вперемежку с боязнью повредить ценный объект.
   Что касается последнего очевидца, то скромный дворник просто переживал за красотку, довольно бойкую, между прочим. Предполагаемая жертва ухитрилась в промежутках между злобно-умоляющими взглядами, адресованными мне и своему папаше, заинтересованно подмигнуть эльфогному.
   Пока я размышлял, как поступить, досточтимый банкир сделал ноги. Иначе говоря, сбежал. Махнув рукой, я не стал его останавливать. Если бы я только знал, к чему это приведёт...

   Полчаса напряжённых раздумий вылились в установку магического заграждения от собирающихся зевак и клятвенные заверения присутствующих, что проблема будет решена в кратчайшие сроки и ярмарка-таки состоится. Мда, негусто...
   От самобичевания меня спас только лёгкий звон в ушах. Так свежеустановленная защита сообщала о нарушении своей целостности. Полыхая праведным негодованием, я развернулся, чтобы высказать нарушителю все, что я о нем думаю. Твою... дивизию!
   Только не Рейнард! Кто пригласил сюда этого... Тёмного?!
   Гордо чеканя шаг каблуками модных остроносых сапог, к нам направлялся молодой Князь Мрака. За ним семенил присмиревший Тарухай, даже не пытаясь по привычке забегать вперёд. И замыкал процессию близнец моего питомца в стальном чёрном ошейнике, который жутко не гармонировал с нежной розовой кожей. То ли дело у Руйта! Филигранный серебряный обруч. Вишни в цвету, мир, покой и красота...
   Пока я отвлекался на вопросы эстетики, кое-что начало происходить помимо моего непосредственного участия. Справедливости ради, попрошу отметить, что Тёмненький тоже лоханулся.
   Едва завидев друг друга, наши дракончики рванули навстречу, радостно облизываясь и причмокивая. Ничего себе, оголодали! Зубки у малышей пока не прорезались, и питаться они предпочитали чем-нибудь полужидким, на манер небезызвестных пауков. Обездвижил, плюнул ядовитой слюной и жди себе, пока пища подоспеет. Скопившиеся по краям Сферы Невмешательства зеваки радостно затаили дыхание, предвкушая разборки в виде драконьих боев.
   Но магические ошейники придержали шуструю парочку, остановившуюся так резко, что из-под адамантовых коготков посыпались искры. На прочных плитах из белого кварцита, которыми так гордился няндомский мэр, прорисовались два чётких тормозных следа.
   Два грозных одновременных оклика заставили дракончиков пристыжено замереть. Да-а, кто бы мог подумать, что два имени - Хуст и Руйт 03  , соединившись в единый вопль, могут так неприлично прозвучать...
   Мне показалось, или краска смущения залила не только моё лицо? Впрочем, по этому смуглокожему наглецу судить трудно. А с Руйтом я потом побеседую. Вон, чует, видимо: забился к самому краю ограждения и не высовывается.
   Ощущение надвигающейся опасности обухом ударило по голове. Что там говорил лепрекон? Не трогать заложника, не орать... Не орать?!
   Непечатные символы в моей голове шустро выстроились в заклинание стасис-поля, охватившего всё внутреннее пространство защитной сферы. Кроме, разумеется, вашего покорного слуги... и его непосредственного конкурента, вокруг которого заискрилась антимагическая завеса, нейтрализуя действие общей заморозки. Быстро сообразил, однако! Небось, амулетами обвешался по самое не балуй. Не хотелось думать, что реакция у него наравне с моей или даже лучше.
   Брезгливо стряхнув с себя обрывки стасис-заклинания, Тёмный сиганул прямо в фонтан, не снимая сапог. Да о чем это я, зачем их снимать? Вода под действием временной заморозки крепче северного зимнего льда. Так, не отстаём, присоединяемся, активируем внутреннее зрение.
   На треть выступающий из воды шар в упор уставился на нас своей верхней частью. Два выступающих штырька напоминали глаза диковинного глубоководного обитателя. В самой глубине его чувствовалась зарождающаяся цепная реакция, остановленная в самом начале.
   Плохой день, плохой. Замороженная Дафна надёжно связана магической удавкой с одним из штырьков. При любой попытке их разъединения штырёк разрушится, запуская точно такую же реакцию, что притаилась внутри шара. Впрочем, это уже не имело никакого значения. Поздно звать жреца, когда демоны пообедали.
   Надёжное стасис-поле отличалось одной особенностью: после прекращения его действия события развивались с удесятерённой быстротой. А переместить в пространстве предмет, подвергшийся заморозке, считалось невозможным. По крайней мере, отдельно от остальных, попавших в область действия заклинания.
   На сей раз верные непечатные символы не помогали.
   Но, похоже, у Тёмного есть какие-то мысли касательно таинственного объекта. Так, что он там бормочет? Мина комбинированная... акустическая, контактная, якорная, управляемая... Что? Он знает, что это за штуковина?! И где только научился?!
   Неважно, мы тоже не лыком шиты. Будем рассуждать логически. Раз дело в некой реакции, то можно просто попытаться обратить её вспять. Вещество, находящееся внутри шарика, не войдёт в соприкосновение с зарядом, не воспламенится, а это значит...
   Стоп, что это он там делает? Он что, придурок?! Стой, не трогай! Стой, кому говорят! Я уже запустил Цепь Обратного Преобразования! Куда лезешь с Частичной Заменой Сущности?! Только не это! И кто пустил сюда этого идиота?!

   Столпившиеся за пределами Сферы зрители с удовольствием наблюдали за тем, как сначала с треском лопнуло стасис-поле, а вслед за ним вдребезги разлетелся неожиданно позеленевший шипастый шар, плавающий в фонтане. Обоих магов смело ударной волной, кучно отбросив на белокаменные плиты. Сверху увесисто приземлилась голосящая Дафна, в полете ухитрившаяся избавиться от кляпа. Вода в фонтане приобрела цвет и консистенцию желеобразной изумрудной массы, целенаправленно выплеснувшись на распластавшуюся без движения троицу. Скульптура волшебника и кудесницы накренилась, чудом сохраняя равновесие. Кончик надломившегося жезла чародея недвусмысленно целился вниз, угрожая отвалиться окончательно и добавить шишек позеленевшим "спасателям". Поднявшийся хохот мог бы пробудить и мёртвых, коими маги определённо не являлись.
   Впрочем, удовольствие любопытствующих горожан было недолгим. Как только поднявшийся на ноги Светлый снял магическую защиту, до няндомцев донёсся ни с чем не сравнимый аромат хорошо выдержанной падали. Весьма и весьма интенсивный. Толпа кинулась врассыпную, не желая остаток дня провести в общественных банях.
   Тёмный, недовольно морщась, попытался отряхнуть липкую субстанцию с бывшего некогда верхом элегантности чёрного камзола с алой оторочкой. Субстанция покидать насиженное, а точнее, налепленное место, отказывалась. Светлый оказался в столь же плачевном положении. Если с серебряного нагрудника слизь стекла, как по маслу, то в широкие белые рукава и брюки она впиталась с надёжностью голодного клеща. Оба мага с ненавистью воззрились друг на друга. Воздух заискрился от накапливаемой волшебной мощи.
   Мэр, моментально оценивший обстановку на предмет текущих разрушений и сравнивший их с последующими, горестно вцепился в волосы. Тарухай деловито почёсывал бороду и прикидывал, не удастся ли скостить трошки с обещанного чёрному колдуну гонорара. В конце концов, и его любимая Дафночка извозюкалась в зелёной гадости. Неизвестно ещё, вдруг потом на здоровье отразится.
   Дочка размышлениям не предавалась. Углядев за широкой спиной папочки своего нового воздыхателя, она картинно закатила глазки и собралась падать в обморок.
   Эльфогном понял, что такой шанс выпадает только раз. Ну и что, что бородата и немного полновата! Зато есть за что подержаться. И какое дадут приданое! В один миг он подскочил к оседающей на каменные плиты гномице, подхватил на ручки и рысью рванул с площади, пока папаша не опомнился.
   А маги, не теряя времени, уже начали формировать атакующие заклинания.
   Положение разрядили юные дракончики. Галопом прискакав к своим хозяевам, они жадно принялись слизывать вонючую жижу, ловко работая длинными язычками. Кислотная слюна местами разъедала ткань одежды, но на коже магов не оставалось ни следа. Запечатлённые тварюшки могли переварить почти все на свете, кроме своих собственных владельцев. Уж об этом-то природа позаботилась.
   В считанные мгновения дракоши расправились со слизью на телах и большей частью одежды. И с энтузиазмом приступили к каменным плитам, намереваясь завершить пиршество в глубокой чаше фонтана. Их ожидало глубочайшее разочарование всей их недолгой драконьей жизни.
   Оглядев друг друга и себя, Светлый и Тёмный одновременно сплюнули, развернулись и, послав сигнал на волшебные ошейники, выдернули питомцев из обители гастрономического наслаждения. Тоненько поскуливая, растолстевшие сардельки с крылышками грустно поплелись вслед за расходящимися в разные стороны хозяевами, оставляя на белоснежных плитах нежно-зелёные отпечатки.
   Потрёпанный Князь Тьмы приостановился рядом с Тарухаем и внимательно посмотрел тому прямо в глаза. Мысли о скидке враз покинули опустевшую голову досточтимого банкира и тяжёлый кошель опустился в протянутую ладонь, не полегчав ни на одну монету.
   О чем подумал Светлый, оглянувшись в этот самый момент, он не сообщил ни одной живой душе. Но мы-то с вами знаем:
   "Не, ну за что этому надменному хлыщу ещё и награда привалила? Мне, видите ли, нельзя! Я при исполнении! Координатор Обеспечения Порядка должен быть неприступным и неподкупным. А этот... и героем стал, и сливки снял.
   Одно утешение, стоимость испорченной формы КОПа возмещает мэрия. А кто оплатит эксклюзивный демонический наряд Тёмного Властелина?"


   01 Валентин, правда, метлой не махал. Этот писаный красавчик предпочитал помахивать кой-чем другим, попутно осеняя благодатью и увеличивая рождаемость в малодетных эльфийских поселениях. За что, собственно, и был канонизирован.

   02 Крупные панцирные насекомые, не обладающие разумом, отличный деликатес для юных драконов.

   03 В переводе "сумрак" и "рассвет".


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"