Рюмин Дмитрий Юрьевич: другие произведения.

Эстер. Часть I: Падающие звёзды

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая часть БТ-fan fiction. Несмотря на это, я постарался привести описанные события в соответствие с таймлайном. Этого соответствия даже больше, чем может показаться на первый взгляд. Текст отредактирован до версии 0.3


  
  

В соответствии с традицией предварять собственно, текст аршинным посвящением, Автор выражает благодарность:

- Андрею Борзенко (он же Hound) за то, что когда-то дал ссылку на мою графоманию.

In Blake's name!

- Вячеславу Михайленко (он же Orlock) за полезные советы и много новой информации.

May you visions guide you

- белым и пушистым хеллионам из галактики "Бета", что в СПб - за все остальные сурсы и мануалы (шпашибо!), а также за то, что научили играть в настол (шпашибо 2 раза). И ещё одно спасибо, а то так и остался бы я тёмным симщиком ;-)

- Сергею Щёголеву (он же Red Dragon) и Ярославу Ненашеву (он же Duke) за переводы и "дурной пример", который заразителен

- Михайлову Дмитрию (он же Click) и Леониду Шагидуллину (он же Leonid) за Библиотеку БТ

- всем остальным с форума classicbattletech.ru (так, я никого не перепутал? ;-) )

- Рэндаллу Н.Биллсу, Великому и Ужасному, главлайндевелоперу всея БТ, за то, что не стал писать продолжения "Пути славы", убил Зэйна, а также за все ляпы в таймлайне. О них так интересно флудить на форуме ;-)

  
  
  

Та, кто гуляет сама по себе.

  
   ...но лично я предпочитаю быть тем,
   Кто был и стал ничем -
   Ну, например, простым железным гвоздём
   В подкове!

Ю.Буркин

  

ПРОЛОГ.

  
   база миротворческого корпуса Звёздной Лиги
   район Кун Фу-сити, Киттери, марка Капеллы
   Федеративное Содружество
   7 декабря 3061 года
  
   Реконфигурированный по схеме "А" омнимех типа "новакэт" медленно повёл сдвоенными стволами больших лазеров, выцеливая прячущегося в плотных зарослях соперника. Но перевитые лианами мясистые стебли гигантских хвощей и того, что местные жители называли пальмами, оставались пока неподвижны. Звёздный полковник Юлламон Лоссей нахмурилась, глядя в пустое блюдце экрана радара. Никого и ничего. Эта девчонка как сквозь землю провалилась. Ей уже начинала надоедать эта игра в прятки. "Выходи, и дерись, как подобает воину клана!" - сердито прошептала Юлламон, не включая, однако, передатчик. Даже если у её противницы связь и работает на приём, едва ли она воспримет такие слова как приказ. В кругу равных нет командиров и подчинённых.
   Более того, такое поведение могло быть истолковано её соперницей - и теми из воинов 274-го боевого кластера, кто следил за ходом поединка - как проявление непростительной слабости. Этого нельзя было допускать.
   Несколько шагов вперёд. Разворот и отход под прикрытие невысокой горушки. Негоже долго стоять на открытом месте. Отсутствие зримой угрозы действовало на нервы. Переведя 70-тонную боевую машину на бег, Юлламон обогнула холм и переместилась в подлесок. Нет, положительно, ей следовало настоять на других условиях поединка! Может быть, даже врукопашную; хотя в её-то годы... Невысокая, сложением более похожая на лётчика клана, чем пилота боевого механизма, звёздный полковник Лоссей сомневалась в своей способности выстоять против соперницы, которая мало того, что на два без малого десятка лет её моложе, так ещё и выше на полголовы, и на десяток-полтора килограммов тяжелее.
   И искушена в умении биться за пределами кабины бэттлмеха, надо добавить. Недавние совместные учения с Объединённой армией Синдиката Дракона продемонстрировали это весьма наглядно. Куритяне из полка Прозерпинских гусар долго бахвалились своим мастерством восточных единоборств, пока звёздный капитан Эстер Гритас не поставила их на место. Случись это не в кабацкой драке, а в кругу равных, Юлламон была бы довольна своей подчинённой. Но что было - то было; Эстер всегда испытывала тягу к подобным местам. А тут, как рассказывали очевидцы, она сознательно нарывалась на ссору, каждым своим действием и словом провоцируя синдикатовцев на конфликт. И у полковника Лоссей не было основания не верить этому.
   Возможно, в тот раз у Эстер просто не было иного выхода: честь кластера нужно было отстоять, но прямой приказ самого сахана Карла Дюваля предписывал уважительно относиться к новым союзникам. Никаких дуэлей. Никаких кругов равных. Даже вольнягами называть доблестных воинов Внутренней Сферы запретили. Юлламон прекрасно осознавала целесообразность подобных мер. Потерявшие свой прежний дом кошки слишком зависели от Синдиката Дракона. Слишком нуждались в добрососедских отношениях с ним. Никаких конфликтов! Программа совместных учений для того и была задумана, чтобы научить Кота и Дракона жить под одной крышей. Хотя стычки между 449-м штурмовым кластером и 4-м Пештским регулярным полком на Эйвоне или 4-й Кошачьей гвардией и 11-ми Альшаинскими мстителями на Порт-Артуре едва не сорвали её прежде, чем она успела начаться. Этот последний инцидент был особенно важен для Карла Дюваля: лишь недавно избранный в ханы и всё ещё сохраняющий за собою должность командира галактики "Дельта", он не мог допустить подобных эксцессов во вверенном ему войсковом объединении. В данном случае, его спасло то, что не гвардейцы клана Кота, а альшаинцы выступили зачинщиками ссоры. Командование ОАСД, вопреки ожиданиям, выступило на стороне клана, а не своих бойцов; впрочем, решила тогда Юлламон, этого и следовало ожидать - исходя из того, какие отношения установились между координатором Теодором Курита и его самураями.
   Как бы то ни было, а открытой конфронтации между другими частями "Дельты" и синдикатовцами допускать было нельзя. От этого зависела не только программа совместных учений, но и карьера самого Дюваля. Хотя, с другой стороны, не следовало и позволять этим поганым вольнягам безнаказанно унижать клан... Юлламон собиралась решить эту проблему в ближайшем учебном сражении, ткнув условного противника мордою в говно, как уже бывало раньше. Но звёздный капитан Эстер Гритас нашла иной выход. Страваг! А ведь девчонка оказалась не так проста, как о ней думали... По счастью, всё обошлось тогда без жертв, хотя трое гусар провели потом несколько недель на больничных койках, пока срастались переломы и приживалась заново содранная кнутом кожа. Юлламон была вынуждена провести расследование по всем правилам и наказать подчинённую за совершённый проступок. Вопреки её ожиданиям, и даже недвусмысленным намёкам, Эстер отказалась исполнить суркай; не потребовала она и испытания отказа. В результате, совершенно законное с точки зрения устава, но несправедливое, по мнению простых кошачьих воинов, взыскание окружило её ореолом мученицы, пострадавшей за правое дело. Вероятно, этого звёздный капитан Гритас и добивалась.
   Юлламон не сразу осознала, что наглая девчонка метит на её место. Не в пример иным кланам, коты старались не допускать молодых да ранних до высоких должностей, полагая, что необходимый для командования опыт приходит лишь с возрастом. Успешной карьеры ристара, одержавшего две победы на аттестации и завоевавшего имя крови к двадцати годам, было ещё недостаточно для того, чтобы возглавить кластер - так что, сидеть бы Эстер в капитанах ещё лет пять или шесть, как минимум, тем более что подходящих должностей в тумене клана пока не освобождалось. Но звёздный капитан Гритас и не собиралась ждать милостей от судьбы.
   Отречение и изгнание во Внутреннюю Сферу породили в клане явление, доселе считавшееся немыслимым - оппозицию. Монолит кошачьей идеологии ещё не раскололся на куски, но треснул до основания, каковую трещину хан Уэст пытался заполнить своими собственными теоретическими наработками. Не все они нравились Юлламон; та же реорганизация галактики "Кси" по образу и подобию религиозного монастыря облачных кобр вызывала у звёздного полковника стойкую неприязнь. Лет девяносто назад клан Кобры захватил нескольких кошачьих воинов в плен в ходе конфликта в системе Танит; эти бондсмены стали зерном, из которого у повёрнутых на религии зелёных змиев выросла новая секта. Адепты монастыря Росс - так они себя называли - установили контакты с ханом Леруа в начале 50-х, а во время Отречения решили разделить судьбу своих братьев, последовав за новакотами во Внутреннюю Сферу. И по всему выходило, что хан Уэст не прочь заимствовать кое-какие положения их религии, сделав это частью официальной идеологии клана. Во всяком случае, бывшие кобры заняли несколько офицерских должностей в галактике "Кси", ныне стремительно преобразующейся в войско первого эшелона, а один из влиятельнейших религиозных иерархов их культа, Джал Стейнер, в чине полковника вот-вот должен был принять командование над каким-то новым экспериментальным кластером. По крайней мере, такие слухи о нём ходили среди новакошачьего офицерства.
   У Юлламон Лоссей хватало осторожности держать язык за зубами, не выказывая прилюдно своего недовольства ханским ревизионизмом. Болтали, будто бы хранительница клятвы Биккон Уинтерс досиживает последний год на своём посту, и в следующем году её отправят в отставку, протолкнув на место хранителя более удобного Сэнтину человека; собственно, почему "болтали"? сама Уинтерс намекала на это в приватном разговоре с Юлламон незадолго до того, как 274-й кластер перешёл из галактики "Дельта" в галактику "Тау", чтобы присоединиться к миротворческой миссии в глубине Внутренней Сферы. Коли так, то это будет самое подходящее место для излишне вдумчивых старших офицеров, озабоченных тем, что вытворяет новое руководство клана.
   Стоп. О таком лучше не думать. Даже здесь, наедине с собой, в кабине "новакэта". Юлламон Лоссей знала, что многие кошачьи воины, особенно молодые, в открытую изъявляют своё недовольство ханской политикой. На ирисском континенте Эльмина, под самым носом хана Уэста, они оборудовали нечто вроде базы и штаба своего игрушечного заговора. Пусть их! Биккон Уинтерс, по долгу службы занимавшаяся и политическим сыском тоже, прекрасно знала об этих детских играх; знал, вероятно, и сам хан. Котятки, решившие "спасти клан", были неопытны и наивны, хотя будь она лет на двадцать моложе, Юлламон без долгих раздумий примкнула бы к их рядам. Но не теперь. Теперь она могла лишь радоваться, что эти котячьи шалости отвлекают внимание Уэста от настоящей угрозы... об этом тоже лучше не думать... а вот о судьбе Эстер Гритас, увязшей в этих играх юных карбонариев по уши, задуматься стоило. Девочка небезнадёжна, хотя опыта ей, явно, недостаёт. В отличие от большинства своих товарищей, она реалистка, всерьёз намеревающаяся использовать этот заговор в собственных интересах - а не просто положить свою жизнь на алтарь отечества. Но поспешность, свойственная молодым, может всё испортить. Особенно, если котятки и впрямь готовы перейти от слов к делу.
   Юлламон перехватила поудобнее рычаги управления "новакэта". Схема "А", выбранная ею на этот бой, сокращала огневую мощь в полтора раза против базовой схемы, но имела и свои преимущества. Прежде всего, она не испытывала проблем с перегревом, которые даже усиленные охлаждающие контуры базовой модели не в состоянии были решить. А что вы хотите? Трио дальнобойных больших лазеров и два протонно-ионных излучателя производят слишком много тепла в процессе своей работы. У набора из двух пар больших лазеров увеличенной дальности нагрев существенно меньше. Где-то, на треть. Но этой трети как раз и достаточно, чтобы забыть о перегреве. Вдобавок, "новакэт А" умеет прыгать. Пять лет назад, когда мехи этого типа существовали только на чертёжных досках конструкторов, было принято решение отказаться от традиционно высокой скорости тяжёлых омнисов клана в пользу увеличения полезной нагрузки. Всего-то и уменьшили максимальную скорость на девятнадцать километров в час, а выгадали семь тонн веса за счёт менее тяжёлой энергетической установки. Иногда, правда, такая потеря темпа доставляла неудобства; но прыжковые ускорители конфигурации "А" отчасти компенсировали это. Что было особенно приятно в лесистой местности или джунглях, где не надо было теперь продираться сквозь заросли. Достаточно просто прыгнуть.
   И, наконец, гвоздь программы - Т-комп, передовая система наведения орудий, выдающееся достижение научной мысли кланов, в бесплодных попытках воспроизвести которую до сих пор изводят себя лучшие умы Внутренней Сферы. С таргетингом стрельба, даже прицельная, резко упрощается для пилота. Юлламон знала, что сейчас уже стреляет не так хорошо, как в молодости - всё-таки, годы берут своё, нет больше той быстроты реакции, хотя боевой опыт, отчасти, и способен компенсировать этот недостаток. Но кибернетическая система прицеливания быстро нивелирует любые преимущества молодости Эстер.
   Звёздный полковник скользнула быстрым взглядом по экрану. Ужатый в стодвадцатиградусную дугу над приборной панелью круговой обзор порождал гротескно искажённую, сдавленную с боков и вытянутую по вертикали картинку; требовался навык работы с сенсорами боевого механизма, чтобы безошибочно различать на ней детали ландшафта. Мерно колышется на ветру листва. Внешние микрофоны доносят неразборчивую какофонию звуков четвероногих, крылатых, ползучих и иных тварей, кишащих в джунглях мира Киттери. Среди них попадаются и по-настоящему опасные создания, такие как Lacertosaurus Caninus Kitterii, в просторечии именуемый годаном - хищная теплокровная рептилия величиною с собаку, охотящаяся стаями по 12 - 20 особей. По слухам, эта тварь не брезгует и человечиной. Во всяком случае, когда Дом Дэвиона оккупировал этот мир полвека назад, произошло несколько инцидентов с нападением охотящихся стай на пешие патрули и часовых, после чего годана вписали в реестр самых опасных животных Внутренней Сферы; и даже в выданные бойцам миротворческого корпуса памятки он вошёл.
   Юлламон иронично подумала, что из этой зверушки вышел бы неплохой клановый тотем. Более подходящий иным кланам, чем действительные волки-мутанты или зелёные курицы, высокопарно именуемые соколами. Злобная, трусливая в одиночку, но храбрая в толпе себе подобных тварь, тупая настолько, что кидается на всё, что движется и дышит, невзирая на последствия. Даже на человека, который суть единственное действительно опасное животное из всех, кого рождала Вселенная. Для годанов их пылкая страсть к дэвионовскому мясцу кончилась плохо - сейчас этих сухопутных крокодилов впору заносить в красную книгу; разве только в самых глухих дебрях, куда ещё не ступала нога человека, они остались.
   Так, а это что? Звёздный полковник насторожилась. В нескольких сотнях метров от неё над кронами деревьев взметнулись разноцветным галдящим облаком десятки всполошённых чем-то птиц. Чем-то? Известно, чем! Боевой механизм весом шестьдесят пять тонн, ломящийся сквозь чащу на скорости пятьдесят или шестьдесят километров в час, перепугает до смерти кого угодно. Юлламон знала, что её соперница пилотирует тяжёлый омнимех типа "лайнбэкер". Она сама выдала его Эстер. Разработанный Кланом Волка незадолго до войны Отказа как быстроходная ударная машина, он производился теперь фелановыми ренегатами на Арк-Ройале, откуда и поступал на вооружение кошачьего тумена в соответствии с недавно заключённым торговым соглашением. Псы Фелана Келла, зажатые между формально дружественным Лиранским Альянсом и откровенно враждебными нефритовыми соколами, остро нуждались в ресурсах, и искали их, где только можно. Не так давно они начали продавать котам свою боевую технику, хотя и сами получили в обмен некоторые перспективные новакошачьи разработки. Юлламон было неприятно думать, что Сэнтин Уэст сделал предметом торга даже "новакэт", созданный его предшественником как мех-символ клана. Но она была достаточно прагматична, чтобы позволять эмоциям застилать трезвый расчёт.
   В отличие от этих юных котят с их играми в заговор. Они не понимают, что времена изменились, и сейчас мы не можем позволить себе жить и действовать так, как раньше. Во многом из того, что делает хан, есть немалая рацея; во многом - хотя и не во всём. Да, он делает ошибки - но как раз этих-то ошибок слепые котята из Эльмины и не видят!
   На радаре зажглась красная метка приближающегося меха. На ровной местности массивный, двадцать три тонны весом, двигатель разгонял "лайнбэкер" почти до ста километров в час; но то - на ровной. Не в джунглях. Юлламон навела лазеры на плотные заросли киттерийской растительности, откуда сейчас должен был появиться враг. Но Эстер Гритас сумела преподнести ей сюрприз. Взревев смонтированными в торсе реактивными ускорителями, омнимех взмыл над верхушками деревьев и, пролетев добрых сто восемьдесят метров, приземлился на вершине холма над головою меха Юлламон.
   - Страваг! - женщина рванула рычаги, вскидывая руки-стволы "новакэта" и лихорадочно пытаясь развернуться навстречу сопернице. Какую же конфигурацию вооружения она избрала? Ни базовая, ни альтернативная схема "А", используемые котами, реактивных ускорителей не включали. Акцент в них делался на дальнобойном энергетическом оружии - протонных излучателях или больших лазерах, соответственно. Была ещё схема "Б" с пушкой Гаусса, и схема "Ц" адаптированная, кажется, для городских боёв по факту наличия противопехотного вооружения и стволов средних лазеров на спине; и схема "Д", эффективная в ближнем бою благодаря своим установкам самонаводящихся РБД. Но коты, предпочитавшие энергетическое оружие баллистическому, не жаловали эти конфигурации.
   Наклонив торс вперёд, "лайнбэкер" выстрелил из установленных по обе стороны кабины и под нею лазеров. Рубиново-алые лучи вонзились в плечи и голову "новакэта", а затем последовал главный удар - такой, от которого боевой механизм Юлламон пошатнулся. Импульс тяжёлого лазера большой мощности вспорол броню на плече; плавящийся металл потёк струйками по деформированному торсу. Уровень защиты корпуса с правой стороны мгновенно упал на две трети. Тяжёлый лазер! Юлламон зашипела, как разъярённая кошка. Это оружие, лишь недавно разработанное Кланом Звёздного Ужа, платило снижением дальности стрельбы и колоссальным нагревом за то, что являлось самым мощным в своём классе. Большой лазер, только что использованный Эстер, способен был расплавить разом целую тонну стандартной броневой стали; правда, возникавшие при выстреле электромагнитные импульсы нарушали работу системы прицеливания, затрудняя сей процесс водителю меха. Но стрелок уровня Эстер Гритас, тем более, при стрельбе в упор, мог не беспокоиться о подобном недостатке.
   Юлламон отчаянно вцепилась в рычаги, пытаясь выправить наметившийся крен бэттлмеха, а на неё уже обрушился новый удар. Бронированная лапа "лайнбэкера" оторвалась от земли и впечаталась в плечо "новакэта", едва не задев кабину. Физическая атака? Как мехвоин старой закалки, Юлламон считала подобный метод ведения боя грубым и достойным бандита, а не честного клановца. Вероятно, у нового поколения котят было своё мнение по этому поводу.
   Звёздный полковник активировала ракетные ускорители, увеличивая дистанцию между собою и Эстер, но та последовала за ней. Юлламон подумала, что охлаждающий контур "лайнбэкера" - а после установки лазеров и прыжковых движков, размещать дополнительные теплоотводы там попросту негде - едва ли в состоянии компенсировать возникающий нагрев. Должно быть, девчонка сейчас обливается пОтом в раскалённой кабине. Поймав приплюснутый, ни капельки не антропоморфный силуэт "лайнбэкера" в перекрестье прицела, звёздный полковник нажала на спуск. То, что и она, и противник всё ещё находились в воздухе, сыграло свою роль: только два из четырёх выстрелов достигли цели. Бедро и торс меха Эстер перечеркнули уродливые рубцы полурасплавленной брони. Снова перелетев через голову "новакэта", звёздный капитан приземлилась на полусогнутые ноги, широко раскинув в стороны руки омниса, чтобы сохранить равновесие. Только сейчас Юлламон сообразила, что эти руки не оканчиваются жерлами орудий, но оборудованы полноценными пятипалыми кистями-манипуляторами; только что продемонстрированная противницей готовность к физическим атакам заставила взглянуть на такую деталь оснащения по-иному.
   Развернув руки-стволы "новакэта" на 180о, Юлламон дала новый залп. При таком темпе огня, да ещё после прыжка, температура в кабине начала расти, хотя и оставалась терпимой. Пока ещё оставалась. Т-комп сделал своё дело; изумрудно-зелёные потоки когерентного света впились в покатые ферроволоконные плиты, добираясь до внутренней структуры меха. Ответный залп был жиденьким - испытывая сильные трудности с нагревом, Эстер пустила в ход лишь два средних и малый лазер увеличенной дальности, зацепив, но не пробив броню над становым хребтом "новакэта". Потянув рычаги на себя, Юлламон двинулась прочь. Однако, "лайнбэкер" превосходил его в скорости в полтора раза. Эстер не просто настигла своего командира - стальные пальцы её меха разжались, чтобы в следующий миг сомкнуться на стволах лазерных орудий меха Юлламон. Новый залп - теми же тремя торсовыми лазерами в упор.
   Быстрый взгляд на экран контроля повреждений показал, что на спине омниса уже не осталось живого места. Вероятно, с такой же хладнокровной жестокостью Эстер полосовала кнутом спину куритянского гусара, требовавшего от котов убираться вон с синдикатовской земли. Говоря по совести, вольнорождённый ублюдок это заслужил... Рычаги управления - вперёд. Педали ракетных ускорителей в пол до упора. Из чудом уцелевших дюз на спине омнимеха выплеснулось пламя. Рывок! Освобождаясь от вражьего захвата, "новакэт" взмывает в воздух. Плавным движением руки Юлламон, сжимающей ручку управления, разворачивается, вновь нацеливая большие лазеры на врага. "Лайнбэкер" уходит в сторону, вернее, пытается это сделать - один выстрел, всё же, сбривает почти всю броню с его плеча. "Новакэт" приземляется.
   Юлламон перевела дух. Такой тактики она не ожидала. Используя преимущество в скорости, Эстер навязала ей ближний бой, да ещё и пошла против традиций честного поединка кланов, запрещающих физический контакт бэттлмехов. И продолжает, кстати, усердствовать в подобном бесчестье: выдрав с корнем из земли толстое массивное дерево, "лайнбэкер" воздел его над головой, как дубину и устремился на Юлламон.
   Удар! Древесина не выдерживает, разлетаясь в щепы, но дело сделано: броня кабины проминается, нависая над головой Юлламон. Ей повезло - звёздный полковник осталась в сознании, хотя удар едва не вышиб её из кресла; больно впиваются в тело привязные ремни; плечо отзывается новой вспышкой боли. Ответный залп! Они с Эстер стреляют почти одновременно. Импульс тяжёлого лазера сдирает остатки брони с правого полуторса "новакэта" и растекается потоками чудовищной энергии по внутренней структуре, сжигая упакованные в стальные кожухи блоки системы прицеливания. На месте левой стороны корпуса "лайнбэкера", куда впиваются сразу два лазерных луча, зияет раскалёнными докрасна оплавленными краями уродливая дыра; нелепо торчит перекрученный ствол разбитого среднего лазера; левая рука обвисает и бессильно волочится по земле. Ещё немного, и...
   Колючее жало лазера малой мощности впивается в оголённые внутренности "новакэта", калеча громоздкий охлаждающий контур энергетической установки. Пятясь назад, Юлламон стреляет в ответ, но безрезультатно. Безрезультатен и выстрел тяжёлого лазера Эстер. Новый залп! Юлламон зло выругалась. Да, целиться без таргетинга ей нелегко. Только один импульс повреждает центральную часть торса "лайнбэкера", а затем 65-тонный омнис взмывает над землёй, чтобы обрушиться на её "новакэт" сверху.
   Страшный удар лишил её сознания на какое-то время. Вкус крови во рту. Разноцветье бесформенных пятен перед глазами. Юлламон огляделась по сторонам. "Новакэт" опрокинут на левый бок, рука вдавлена в грунт, но лазеры, как ни странно, уцелели. Поднимаемся, только осторожно. Главное - не опрокинуться на спину. Там совсем нет брони, и любой удар может стать фатальным. А вот и "лайнбэкер"! изувеченная боевая машина шевелится на земле. Значит, Эстер тоже не смогла удержать равновесия! Уже хорошо. Правой рукой она упирается в землю, а левая бесполезна... Бесполезна? Как бы не так! Десница 65-тонного омнимеха стремительно вскидывается, ловя в прицел "новакэт". Времени на прицеливание уже не остаётся. Как заворожённая, Юлламон смотрела в чёрный провал ствола.
  
  
  

ЧАСТЬ I. "Падающие звёзды"

I.

  
   полигон Уайтривер, Пиндэйл
   Денбар, сообщество Син Шэнь
   Капеллианская Кофедерация
   11 марта 3062 года
  
   - Я, старший майор Вильгельм Арчал, командир первого батальона Третьего полка Канопианских фузилеров, пилотирую бэттлмех "маршал" с бортовым номером три-два-семь и вызываю на поединок вашего командира, звёздного капитана Гритас! - этот вызов, прозвучавший на открытой частоте, услышали все, но лишь горстка офицеров, поставленных в известность о тактическом плане старшего майора, могла догадываться о вероятных последствиях. К счастью для себя, коммандер Ноэль Смитингтон, входил в их число. Иначе, он счёл бы затею майора форменным самоубийством. Слов нет, 55-тонный MHL-X1 "маршал", принятый на вооружение всего пару лет назад, был очень хорошей машиной. По меркам Периферии, естественно. Он даже имел на вооружении передовые технологии возрождённой Звёздной Лиги, в виде среднего импульсного лазера, смонтированного на правом плече. Но прочий его арсенал - большой лазер в правой руке и средний в левой, пулемётная спарка, огнемёт и пятитрубная установка РДД - бледненько смотрелся на фоне военно-технических достижений потомков генерала Керенского. А если эта киса, капитан Гритас, пилотирует не медак, а нечто более серьёзное по классу, то Арчалу fuck-up, трезво оценил шансы командира Ноэль. Вернее, был бы fuck-up - командир ведь у нас не дурак...
   Коммандер Смитингтон криво усмехнулся. Возможная дурость заместителя командира полка была предметом сплетен в курилках и барах с тех самых пор, как его прокатили с полковничьим чином и повышением. То ли связей не хватило, то ли ещё чего... Пять лет назад майор Арчал был исполняющим обязанности командира полка, сменив старого, уволившегося в запас по выслуге, полковника. После успешной операции против марианских приватиров, повадившихся, было, грабить Маранту и соседствующие с нею миры анти-спинвардного сектора Магистрата, ему прочили большое будущее. И необходимые для приобретения соответствующего чина триста тысяч баксов [1] он наскрёб из призовых денег, и подмазал, кого следует, в столичных эмпиреях, чтобы бумаги с представлением к должности легли на стол Её величества. А на выходе - шиш. Потому что как раз в это время грянула реорганизация Вооружённых сил Магистрата, и на должность командира 3-х Канопианских фузилеров нашёлся более достойный кандидат. Выложивший не триста, а все четыреста тысяч ради получения вожделенного чина. Следовало отдать ему должное, полковник Уильям Сангрей дело своё знал туго и был всецело предан Магистрату и магистрисе. И дядя Джеймс - то есть, конечно же, адмирал Джеймс Смитингтон, приходившийся коммандеру Ноэлю родным дядюшкой - характеризовал его с самой положительной стороны. Но Вильгельму Арчалу от этого было не легче. За свои боевые заслуги он получил платиновую Звезду Магистрата в ухо [2] и ещё одну, большую и зелёную - на петлицу. Знак отличия только что учреждённого звания старшего майора, уже успевший заработать прозвище "на и отвяжись" в офицерской среде. Отвязаться Вильгельм Арчал не захотел. Успевший сдружиться с ним, насколько это было возможно при их разнице в возрасте, должностях и чинах, за последние полтора года Ноэль прекрасно его понимал: однажды побывав в роли командира полка, нелегко вернуться в кресло зама. Вечного зама, как шептались за его спиной.
   Рассредоточенное базирование полка, две трети которого вместе с батальоном пехотной поддержки отправились на соседний Милош, старший майор воспринял как подарок судьбы. Конечно, это на Милоше, а не на Денбаре было сейчас жарко - наёмники из "Эриданской лёгкой кавалерии", заявившиеся на этот мир от имени и по поручению нового первого лорда Теодора Куриты, попортили немало кровушки Тройственному альянсу - но Арчал резонно считал, что лезть в самое пекло и не надо. Всё-таки, лошадники, надо отдать им должное, как противник на две головы выше гегемонистов и прочих бандитов с задворок обитаемой вселенной, в борьбе с которыми поднаторели фузилеры. У них и техника лучше, и опыт... Недаром они, в числе прочей боевой элиты Внутренней Сферы, были отобраны командованием СОЗЛ для опаснейшей миссии атаки на метрополию Клана Дымчатого Ягуара. Лошадники стали одними из тех, кто отправил этот клан на свалку истории - безотносительно к издержкам, коими сопровождалось сие благородное деяние, за боевые заслуги их стоило уважать.
   А сейчас нам придётся показать, что мы ничем не хуже лошадников, мрачно подумал Ноэль, и тоже в состоянии надавать клановцам по мордасам. Ягуары, коты - не всё ли равно? Ручные клановцы Звёздной Лиги, ха! Ноэль заставил себя улыбнуться. В какой-то степени, так оно и было: клан Новых Котов, или Кошек Новой звезды - или как там ещё они себя называли, Ноэль никак не мог запомнить правильное наименование - в полном составе перешёл на сторону Звёздной Лиги, когда та решила взяться за отвоевание потерянных десятилетием ранее миров. Вероятно, кошачьи лидеры чутко держали нос по ветру и решили встать в этой войне на сторону победителя. Что ж... не они первые, не они последние. Покойная магистриса Киалла тоже полагала Капеллианскую Конфедерацию безнадёжно разгромленной, почему и решила в 30-е годы откусить кусочек от этого сладкого пирога. И куда это в итоге её привело? В могилу, вестимо.
   Котов политические манёвры завели под скипетр всё того же вездесущего лорда Куриты. И на планету Киттери, в состав миротворческого контингента СОЗЛ, силами которого тот решил остановить победоносное наступление Тройственного альянса против сент-ивских ренегатов. Впрочем, в отличие от лошадников, клановцы не собирались класть свои жизни за на хрен им не нужных лордов и герцогинь. Один из полков - вернее, кластеров - их галактики "Тау" недавно померялся силами с капелланцами в нескольких рейдах вдоль условной линии фронта: разменяли тринарий на батальон и убрались восвояси. А теперь вот второй решил к нам в гости наведаться. Ноэль вспомнил, как вчера утром связисты фузилеров приняли сообщение от клановцев. Их звездолёт выпрыгнул из гиперпространства в точке Лагранжа за планетарной орбитой и сбросил единственный межпланетный корабль, похожий по характеристикам на слегка подросший "Юнион", основную рабочую лошадку всех армий обитаемой вселенной. Сигнал пришёл незамедлительно - формальный вызов на бой. Запись его Ноэль увидел на экстренном совещании, куда явился вместе с остальными командирами рот.
   ...несколько мгновений в кубатуре большого голографического экрана клубились серые тени, из которых затем соткалось изображение скалящей зубы кошачьей морды. И только когда клыкастая чёрная образина заговорила человеческим голосом, до коммандера дошло, что он видит перед собою не инопланетную зверюгу, а человека в искусно сделанной маске. Разглядеть говорившего было почти невозможно: в кадр попадали только плечи и жёсткий стоячий воротничок мундира незнакомого кроя; да и те едва угадывались в тусклом освещении. Голос клановца резонировал, искажённый то ли качеством приёмной аппаратуры, то ли - сознательно - их собственным записывающим устройством. Для пущего драматизма, так сказать, подумал Ноэль.
   - Я звёздный капитан Эстер Гритас, командир первого боевого тринария Двести семьдесят четвёртого боевого кластера галактики "Тау", - женщина? удивлённо подумал Ноэль. Выросший в матриархальной культуре Магистрата, он успел уже привыкнуть к тому, что в армиях инопланетников большинство командных должностей занимали мужчины. - Во главе своего подразделения, я прибыла, чтобы испытать прочность обороны этого мира, - продолжила, меж тем, клановская кошка. - Какие силы вы можете мне противопоставить?
   На политзанятиях им рассказывали о кланах и их обычаях, и Ноэль запомнил, что те всегда ведут себя подобным образом. Кодекс чести, выработанный потомками оставившей Внутреннюю Сферу армии Керенского, запрещал им бить исподтишка; напротив - командир атакующей стороны должен был открыто декларировать свои намерения... а командир обороняющейся - столь же открыто и честно охарактеризовать свои боевые возможности, чтобы агрессор уважил его введением в бой адекватных - то бишь, примерно равных - сил. Для почитающих честный бой клановцев обвинение в том, что победа была достигнута численным перевесом или, хуже того, обманом, означало несмываемый позор.
   Быстро переглянувшись с сидящей рядом командиром роты мехов огневой поддержки и бросив взгляд на майора Конни Джеммин, командира танкистов, Ноэль понял, что не один он такой умный, и все присутствующие сейчас прикидывают, как бы получше обвести вокруг пальца эту наивную кису. Решение было принято быстро. Арчал заявил в ответном послании только две роты мехов своего 1-го батальона. Третьей, построенной вокруг лэнсов мехов огневой поддержки и самых тяжёлых в полку штурмовиков, было приказано оставаться в резерве до поры, до времени. То же самое относилось и ко второй танковой роте. Первая, состоящая из старых, держащихся на честном слове да на соплях, боевых машин была включена в официальную заявку - майор опасался, что иначе клановцы сочтут её слишком уж маленькой и заподозрят подвох. А вот вторая рота танков, в которую вошли новейшие самоходные установки РДД и купленные у союзников "регуляторы" с их дальнобойными и высокоточными гауссовыми пушками, должна была сидеть в засаде, чтобы в решающий момент врезать по клановцам всей мощью своих орудий.
   Приходи, кисуля. Мы подготовили тебе тёплый приём.
   И киса пришла.
  

* * *

  
   - Я, звёздный капитан Эстер Гритас, командир... - старательно перечисляя обозначения своего тринария, кластера и галактики, Эстер выводила "новакэт Б" на позицию. Ага, вот и "маршал" за номером 327. Собственно, чем он хорош? Тем, что не греется? Хм... ну, если вывести за скобки огнемёт, так оно и есть; а огнемёт эффективен только на сотне метров, а значит - не в счёт. Но и я тоже не греюсь, вернее, не греюсь совсем на дальней дистанции. А на ближней могу стрелять всем, за вычетом одного из лазеров или одной ракетной установки. Впрочем, можно и альфа-страйк отмочить, в перегрев... если совсем туго станет. Но не должно. Я на полтора десятка тонн тяжелее. У меня толще броня. По скорости... здесь мы, увы, равны, правда, он может прыгать. Ну да я ему дам допрыгаться... Она перехватила поудобнее рычаги управления, пошевелила пальцами. Вскинула руки "новакэта", чьи раздутые, булавообразные предплечья в этой конфигурации вмещали по три установки РДД-15. Сблизиться до 600 метров и атаковать. Или? Губы Эстер растянулись в недоброй усмешке. Или! Так вот, что ты задумал, вольнорождённый! Только ведь в эти игры можно играть вдвоём...
   "Новакэт" качнулся в сторону, резко изменил направление бега, уворачиваясь от вылетающих из-за невысокого холма ракет. Короткая отрывистая команда в микрофон... Не считай нас глупее себя, сфероид! Или кто ты там есть, дикарь с Периферии... Два 45-тонных "шэдоу кэта-прайм", вооружённых пушками Гаусса, устремились вперёд. Активировав миомерные акселераторы, их пилоты разогнали свои машины до ста тридцати километров в час, быстро сокращая расстояние до трёх мехов вражеского командного лэнса - "требучета", "ханчбэка" и "блэкджека-омниса". Этот последний и стал их первой жертвой, получив три или четыре попадания в первые же секунды боя. Правда, и канопиане оказались не промах: ответный огонь был мастерский, и только превосходящая маневренность спасала кошачьих пилотов от неминуемой гибели. А на фланге уже выстраивались два других лэнса их боевых механизмов.
   Эстер мысленно похвалила себя за предусмотрительность. Её звезда "браво" в составе "стормкроу-прайм", парочки "айс ферретов Д", в полтора раза более лёгкой и столь же быстроногой "арктик читы Ц" и тяжеловесного 65-тонного "лайнбэкера-прайм", пройдя неглубокой лощиной, охватила фланг канопиан, обрушив на крайние два меха концентрированный огонь своего дальнобойного оружия.
   "Новакэт" содрогнулся от попаданий - это дал о себе знать командирский "маршал", которого Эстер чуть было не упустила из виду.
   - "Альфа-четыре", разберись с ним, - быстро приказала она. Означенный мех, 85-тонный "вархок" огневой конфигурации "прайм", чья устрашающая огневая мощь дальнобойных протонных излучателей, помноженная на встроенный таргетинг-комп и возведённая в степень имплантированной пилоту системы нейросвязи, позволяла раскатать в блин любого противника, немедленно открыл огонь. Эстер вздохнула свободнее. - "Альфа-пять", - вызвала она второй "новакэт" звезды "альфа". - Огонь по моей команде, навесной, боеприпас зажигательный, цель... - сверившись с картой на вспомогательном экране, она назвала координаты.
   Для этой миссии оба "новакэта" были перевооружены по схеме "Б", малораспространённой среди Котов, но позволяющей выпускать по 90 ракет дальнего действия каждым залпом. Десять тонн боеприпасов давали широкие возможности выбора. Сейчас на кого-то прольётся напалмовый дождик... Мяу! Руки "новакэта" окутались дымом. Без малого две сотни ракет ушли за холм и обрушились на стоящие в засаде мехи канопиан.
  

* * *

  
   - Мы под обстрелом! - от волнения, командир роты огневой поддержки выдала это в эфир открытым текстом, да ещё и на нешифрованной частоте. Представив себя на её месте, Ноэль подумал, что сам добавил бы ещё крепкое словцо в довесок.
   - Рота, за мной! - рявкнул он в микрофон. Похоже, изначальный план "торжественной встречи дорогих гостей", в полном соответствии с известной максимой Клаузевица (а может быть, и Мольтке - коммандер Смитингтон был не силён по части запоминания всех этих древнетерранских фамилий), не выдержал столкновения с реальностью.
  

* * *

  
   Две "катапульты" выскочили на гребень холма - побитые, но боеспособные, после того как по ним прошёлся залп кассетных боеголовок класса "свам-У". Передвинув рычажок системы селективной подачи боеприпасов, Эстер перезарядила установки стандартными РДД, одновременно выставляя орудия на прямую наводку. Дожидаясь, пока ракеты лягут в пусковые трубы, она второй ручкой управления принялась наводить дальнобойные средние лазеры, смонтированные по обе стороны торса омнимеха, благо, дистанция - чуть больше четырёхсот метров - уже позволяла вести эффективный огонь. Рубиново-красные иглы когерентного света впились в ближайшую к ней "катапульту". Не дожидаясь, пока спадёт температурный скачок, Эстер дала полновесный ракетный залп. В кабине стало жарко, хотя охлаждающий костюм, отчасти, решал эту проблему, исправляя несовершенство терморегуляции человеческого тела.
   Потянув ручки управления на себя, Эстер двинула "новакэт" неспешной рысцой на врага. Дистанция - триста метров. Нагрев был всё ещё заметен, но и лазерами пользоваться в этот раз она не собиралась. Новая порция дальнобойных ракет заняла свои места на пусковых. Прицеливание - залп. "Катапульта" попыталась отпрыгнуть назад, но с полсотни ракет настигло её в воздухе, опрокинув и швырнув наземь. Поворот торса! Вторая "катапульта" обстреляла её, едва не сбив с ног - только многолетний опыт пилотирования позволил Эстер сохранить равновесие. И это они называют мехом артиллерийской поддержки? Две "пятнахи" на плечах - да у меня в одной руке ракет в полтора раза больше! Дикари, что с них взять... отсталые дикари... "Новакэт" развернулся и зашагал навстречу второму противнику.
  

* * *

  
   Связь с майором Арчалом прервалась, хотя три или четыре купола парашютов, покачивающихся над полем боя, и давали надежду на то, что командир 1-го батальона мог остаться в живых, просто, покинув разрушенную машину. Как бы то ни было, из командиров рот бэттлмехов, Ноэль Смитингтон остался на поле боя один. Танкисты были не в счёт: 1-я рота далеко в стороне, где пытается выйти противнику в тыл - пыталась по первоначальному, полетевшему кошке под хвост... клановской кошке в капитанских погонах... полетевшему кошке под хвост плану, Камерон бы его побрал. В любом случае, связь с нею шла через командирский "регулятор" Джеммин, торчащий сейчас в бесполезной засаде. Командование принять она не сможет, потому как далеко и не представляет себе, что творится на поле боя. В отличие от Ноэля. Есть, чем возгордиться: младший из командиров рот, без году неделя коммандер, только успевший выпуститься из Канопианского института войны, принимает командование батальоном. Тем, что осталось от батальона, если быть точным.
   Ноэль рванул на себя рычаги, разгоняя 65-тонный JN-G8A "цзиньгау" до максимума. Три меха командного лэнса - "снейк", "гурон уорриор" и "мэн-шэнь Б" - последовали за ним. Они-то могли держать подобный темп, в отличие от медлительных тяжеловесов лэнса номер два. Были, правда, ещё лёгкие мехи разведлэнса, но от них в бою против клановцев толку было бы немного. Ноэль приказал им атаковать противника с фланга в надежде, что это отвлечёт хоть какую-то часть вражеской огневой мощи прочь от его собственного ударного отряда.
  

* * *

  
   А вот и подкрепление... Возглавляющий вражеский отряд негуманоидный мех компьютерная система "новакэта" опознала как "цзиньгау", новую разработку капелланцев, о четырёх средних дальнобойных лазерах в левой руке и арткомплексе, состоящем из среднего импульсного лазера и пушки Гаусса в правой. Наличие чёртовой дюжины двойных теплоотводов позволяло ему с лёгкостью решать проблему избыточной температуры, производимой энергетическим оружием; вдобавок, этот мех умел прыгать. Везёт мне сегодня на прыгунов, хмуро подумала Эстер.
   Её атаковали с двух сторон: быстрый тонконогий "мэн-шэнь" обогнул слева, а вооружённый пушкой Гаусса и дальнобойным большим лазером "гурон" ударил в лоб. Разведя в стороны руки "новакэта", Эстер обстреляла в ответ обоих. Метка "шэдоукэта" "альфы-2" на экране погасла, после того как её окружила четвёрка выскочивших, как из-под земли, быстроходных лёгких мехов. "Альфа-3" - другой "шэдоукэт" - ретировался за спину "вархока", немедленно порвавшего на куски одного из канопиан. Затем в бой с ним вступили "цзиньгау" и "снейк"...
  

* * *

  
   - Твою мать! - вырвалось у Ноэля при виде массивной сутулой фигуры клановского "масакари", наставившего двойные стволы своих излучателей прямо на "снейк" звёздного капрала Имре Илиеску. Тридцатитонный "спайдер" энсина Баркли перед этим он прихлопнул одним метким залпом, как прихлопывают надоедливую муху...
   Повинуясь, более, рефлексам, чем рассудку, коммандер дал альфа-страйк, полоснув по броне клановца лучами своих дальнобойных лазеров. Разогнанное до гиперзвуковой скорости ядро гауссовой пушки без толку ушло за молоком. С плеча клановца сорвались ракеты дальнего действия. "Цзиньгау" содрогнулся, ловя корпусом попадания. На мгновение Ноэль потерял способность здраво соображать. Нужно было маневрировать, прыгать в сторону, стрелять, но он только смотрел на приближающийся омнис. Внезапно тот остановился, словно в недоумении. Причина выяснилась быстро - это оставшиеся мехи разведлэнса, "анубис", "дуан-гунь" и "тарантул", атаковали его сзади. Клановец начал разворачивать торс в их сторону. Стряхнувший с себя оцепенение Ноэль двинулся, было, на него, но крик пилота "мэн-шэня" в наушниках заставил его изменить решение.
  

* * *

  
   "Гурон" с раздробленной ногой и простреленным гироскопом распластался на земле, и Эстер перенесла огонь на второго противника. Как омнимех, он мог нести разнообразные конфигурации вооружения, но сейчас его пилот остановил выбор на мелкокалиберных (зато дальнобойных) лёгких баллистических пушках в каждой руке и спарках дальнобойных средних лазеров в торсе. Ну, дальнобоя-то в них на 360 метров, подумала Эстер. Клановские аналоги стреляли дальше на треть, и на треть же мощнее. "Мэн-шэнь" задействовал миомерный акселератор, чтобы выйти из-под огня, и это ему удалось. Почти. Эстер, всё же, смогла достать его единственным уцелевшим после боя с "гуроном" лазером, полоснув лучом по броне. Канопианин выстрелил в ответ. Лёгкий на вид, тонконого грацильный, он танцевал вокруг коренастого неповоротливого "новакэта Б", обстреливая его градом кластерных снарядов и лазерных импульсов.
   Эстер закусила губу с досады, и заставила себя успокоиться, сосредоточившись на стрельбе и пилотировании. Вот она выходит на гребень холма... чуть правее... выше... стоп! Разворот - доворот торса - огонь! "Мэн-шэнь" застывает, как вкопанный, полновесный ракетный залп ошеломляет его. "Ошеломить" - значит, врезать со всей силы по шелому... по каске, сиречь... мало не покажется - хорошо, если просто сотряс... то есть, сотрясение головного мозга, как это именуется в справочнике по оказанию первой помощи... Должно быть, с "мэн-шэнем" случилось нечто подобное. У него крепкая кабина, шальной ракете такую не пробить, но сам по себе удар может иметь разные последствия. Пилоту не повезло - привет горячий, ты без сознания... мех ещё стоит какие-то считанные секунды, потом начинает заваливаться набок... Добить бы тебя... а ведь и добьём! Кто ты есть? Сурат вольнорождённый; чем меньше таких - тем лучше вселенной...
   Правая нога "новакэта" предательски подломилась. Попадание? Откуда? Ах вот оно что - "гурон"-то жив, оказывается. Приподнялся на локте, выстрелил из пушки Гаусса... Сейчас мы тебя... Эстер вцепилась в рычаги, выравнивая свой мех. А теперь... внимание... целимся... стреляем... Попали. Попали ракеты, попала я... Попал "гурон" - и хорошо попал; судя по тому, как весело дымит верхняя часть торса, живого там быть не может ничего и никого. А что это у нас на мгновение заслонило солнце? "Цзиньгау"! Эстер вскинула руки "новакэта" навстречу новому врагу, уже понимая, что не успевает прицелиться, и первый залп остаётся за ним. Броня на передней стороне торса уже изрядно потрёпана, местами обнажились стержни внутренней структуры; одного попадания может хватить... или не хватить... это как повезёт...
   Кажется, свой лимит везения она исчерпала. Гиперзвуковое ядро, выпущенное гауссовой пушкой "цзиньгау", врезалось новакэту аккурат в центральную часть торса - чуть выше двигателя. Пробило броню. И смяло укрытую за нею хрупкую трёхтонную вращающуюся конструкцию гироскопа.
   Эстер судорожно вцепилась в рычаги, пытаясь удержать мех в равновесии. Хрена! Ноги 70-тонного омниса расползлись на неожиданно ставшем рыхлым и скользким грунте, и "новакэт Б" покатился по косогору. Голова Эстер моталась из стороны в сторону; ремни впились в тело, едва удерживая его в безопасной мягкости кресла. Как лягушка в футбольном мяче, мелькнула мысль.
   Этот бой она проиграла.
  
  
  

II.

   Новый Рим, Альфард
   Марианская Гегемония
   12 марта 3062 года
  
   - Итак, слухи о сговоре моего сына с лотианскими инсургентами подтвердились. - Тон, каким кесарь Шон О'Рейли произнёс эти слова, не обещал ничего хорошего. Директор "Ордо Вигилис" [3] Ярослав Свобода ехидно усмехнулся.
   - Ты это не ожидал, Шон?
   На челюсти кесаря вздулись желваки. Crimen laesio majestatis, или "злонамеренное оскорбление величества", содержавшееся в столь фамильярном обращении, по введённому им закону, каралось смертью или пожизненной каторгой; но, естественно, применить означенные меры наказания к начальнику службы госбезопасности было невозможно. Тринадцать лет назад, приняв бразды правления Гегемонией после гибели своего отца, Шон имел короткий разговор с этим человеком - разговор, определивший характер их будущих отношений. "Я начал службу при Валерии Грате, - сказал тогда Ярослав, - в царствование вашего почтенного отца, мир его праху. И уходить в отставку не собираюсь пока". Несколько мгновений он помолчал, внимательно наблюдая за реакцией собеседника, затем продолжил: "Никто не мешает тебе, Шон, заменить меня каким-нибудь придворным лизоблюдом, который будет к каждому празднику радовать тебя раскрытием очередного липового заговора и исправно отправлять на плаху излишне ревнивых мужей твоих любовниц. Но сколько продержится Контора, возглавляемая таким человеком? И государство, чью безопасность хранит такая Контора? Ты ведь умный человек, Шон, при всех своих недостатках. Не думаю, что ты готов рубить сук, на котором сидишь. И, в конце концов... кто ж ещё в этом государстве отважится говорить тебе правду?"
   Если тут старый гэбист и преувеличивал, то лишь самую малость. За тринадцать лет его правления в уши кесаря излилась не одна цистерна придворной лести. Нарочитая бесцеремонность Ярослава в подобных условиях была ему даже приятна. Если, разумеется, речь не шла о его собственных просчётах, в которые Свобода без колебания тыкал носом своего монарха.
   - Надо отдать ему должное, уровень терроризма в наших лотианских владениях пошёл на убыль. Кроме того, его высочество сумел восстановить боевой дух Второго легиона...
   - Плетя заговор вместе с его офицерами! - буркнул кесарь.
   - Безусловно. Но меня более тревожит то, что число нападений туземных инсургентов на наши базы, и впрямь, продолжает неуклонно сокращаться вот уже второй месяц. Это свидетельствует о том, что Елена Логан, которую обхаживает ваш сын, имеет реальное влияние на главарей лотианского Сопротивления - а значит, мы недооценили её.
   - Надо было убить её ещё тогда, - заключил О'Рейли. Елена Логан, последняя оставшаяся в живых дочь дамы Лорелеи, прежней правительницы Лотианской Лиги, после завоевания этого государства жила под домашним арестом на Лотарио. Убив её старшую сестру Лайэзель, кесарь пощадил девочку по малолетству, поддавшись на уговоры всё того же Свободы и военных советников из "Слова Блейка" - те в один голос заявили, что в этом случае установить новый порядок на завоёванных мирах будет сложнее; да и репутация детоубийцы не красила ещё никого.
   - В сущности, последняя представительница низложенного Дома - лишь символ разгромленной лотианской государственности, не более того. Вернее, так мы её воспринимали. До поры это было правдой, но потом наша "ледяная принцесса" подросла и научилась пользоваться... хм... некоторыми особенностями своего статуса, скажем так.
   - И что ты собираешься предпринять?
   - Не то, о чём ты подумал, Шон. Убить Елену сейчас означает, наверняка - вызвать волну недовольства туземцев на лотианских мирах. Не говоря уж о чувствах молодого Юлия, который к ней, кажется, неравнодушен...
   - Его чувства меня сейчас волнуют меньше всего! Сегодня он плетёт интриги против меня, а завтра, что - женится на этой сучке и отложится от Гегемонии? Провозгласит себя лотианским царём?
   - Это был бы не худший для нас вариант развития событий, - заметил Свобода. Опираясь на силу только Второго легиона, он не сможет долго противостоять четырём, оставшимся в нашем распоряжении. Не говоря уже о том, что туземцы едва ли воспримут их в качестве своих защитников, а не поработителей.
   - А сколько нам будет стоить подавление этого мятежа? - мрачно вопросил кесарь. - Ты ведь знаешь наших соседей: эти ублюдки своего не упустят. Ни Макинтайр, ни эта потаскуха Центрелла. Они уже сейчас снабжают лотиан оружием для борьбы с нами. А что будет, если начнётся война? Вторая Астрокази? - четверть века назад этот пустынный засушливый мир уже был завоёван императором Марием О'Рейли, отцом кесаря Шона. Но Киалла Центрелла и другие властители окрестных периферийных царств отправили туда свои отряды, и марианскому легиону пришлось отступить.
   Кесарь вскочил на ноги и быстро прошёлся по кабинету.
   - Нет, до открытой войны доводить дело нельзя. А не убить ли нам их обоих, а, Ярослав? Как ты считаешь?
   - Ваше величество, в подобных делах моё ведомство участвовать не будет, - холодно и официально отчеканил Свобода. - Убийство наследника престола - не то, чем должна заниматься госбезопасность.
   - То есть, ты предлагаешь мне воспользоваться сторонними средствами?
   - Шон, Шон... вечно ты ищешь лёгких путей... А что будет с Гегемонией, когда она лишится наследника?
   - Нового отыскать - не проблема. Мало у меня ублюдков, что ли? - кесарь ухмыльнулся. О его амурных похождениях давно уже ходили легенды.
   - А что это изменит? Новый наследник, тем более - узаконенный бастард, едва ли будет питать к тебе сыновнюю преданность. Как бы он не оказался хуже нынешнего... А если не окажется - значит, он дурак, и грош ему цена, как будущему монарху, - добавил шеф госбезопасности.
   - Тогда что ты предлагаешь? У тебя ведь наверняка есть какие-то идеи, а?
   - Есть, конечно, куда ж без них? - Свобода поднял взгляд на О'Рейли. - Во-первых, мы должны предупредить любые глупые выходки молодого Юлия. Для начала, мы перебазируем Четвёртый легион в лотианское пространство. Третий легион генерала Стэпфорда всё ещё верен тебе, а вместе с подразделениями быстрого реагирования comitatensis, их объединённой мощи будет достаточно, чтобы удержать Юлия и Логан от поспешных действий.
   - А кто останется прикрывать границу?
   - Преторианская гвардия и Пятый легион - он ведь полностью боеспособен, насколько мне известно? Потом, есть ведь ещё наёмники Бронсона, которые засиделись на Альфарде. Пора бы им размяться, как ты считаешь?
   - Этого недостаточно. Ты лучше меня знаешь, сколько полков развёрнуто в анти-спинвардных секторах того же Канопуса. И как хороша их агентурная сеть. Если эти шлюхи узнают, что основные силы нашей армии переброшены в Лотиан... Или ты можешь скрыть эту переброску?
   - Пожалуй, что и смог бы - будь у меня больше времени. Сейчас, правда, я могу - в принципе - нейтрализовать вражескую агентуру, но этот вариант слишком груб и чреват осложнениями. Он допустим только в крайнем случае.
   - Тогда как...
   - А никак, - перебил кесаря директор "Ордо Вигилис". - Не будь таким параноиком, Шон. Ни одна армия такого масштаба не может вскочить по первому свистку и броситься в наступление без подготовки. Как полководец, ты обязан это знать лучше меня. В конце концов, ты сам готовился к действиям против Лиги почти год. Если бы Центрелла готовила войну против нас, сведения об этих приготовлениях лежали бы на твоём столе. Поэтому, даже если она увидит нашу слабость, и решит ею воспользоваться, несколько месяцев у нас будет. Возможно, три, возможно - пять или шесть... не меньше. А за это время можно успеть сделать многое.
   - И ты даже знаешь, что?
   Свобода кивнул.
   - Я ведь сказал: "во-первых". Второй пункт моего плана очевиден. Мы слишком быстро наращиваем численность армии, Шон. Такая армия не может долго жить в мире. Подобно легионам Древнего Рима, наши собственные легионы должны воевать с внешним врагом - или они начнут воевать между собой. Главная опасность для нас - не молодой Юлий, а те, кто готов приветствовать его восхождение на престол. Поэтому, ты был прав, удалив его из столицы. Его провинциальные интриги, направленные на союз с Логан и отделение от империи, никоим образом не совпадают с чаяниями твоих столичных врагов. Более того, если Юлий отложится, пострадают их интересы - они ведь тоже вложили немало в новые провинции - поэтому им придётся забыть о вражде с тобой и выступить против мятежников единым фронтом. Или же, выступить единым фронтом против иного внешнего врага.
   - Ты имеешь в виду Канопус?
   - Естественно. Если они узнают о слабости нашей обороны на спинвардной границе, это может спровоцировать их на атаку. Впрочем, мы ведь можем и ускорить события...
   - Что?
   - Ну, скажем, провести несколько рейдов вдоль канопианских границ. Я собрал почти полную когорту мехов из штрафников, добровольцев и наёмников в подчинении сектора Д. Сейчас это подразделение проходит интенсивные боевые тренировки на Горации вместе с настоящей штрафной когортой. Поэтому, организовать провокацию любого необходимого характера можно хоть сейчас. Скажем, переодеть это подразделение в форму Вооружённых сил Магистрата и пройтись по базам на Баккалее и Излингтоне, когда туда переместятся наёмники Бронсона... Эти детали мы обсудим потом.
   - А что мы будем делать, когда начнётся война? Армия Канопуса превосходит нашу; а ведь они - член этого паскудного Тройственного Альянса, не забывай!
   - Альянсу сейчас не до них. И не до нас. Протектор Шраплен - параноик и идиот. Он зациклился на угрозе со стороны Дэвиона, и не видит разложения собственного государства. Не думаю, что он погонит хотя бы роту мехов за тридевять парсек в наши края. Что же до самого Ляо, то этот по уши увяз в борьбе за Сент-Ив. Сейчас он не даёт войска союзникам, а требует у них всё новые подразделения для своей собственной войны. К тому же... - Свобода искоса посмотрел на прохаживающегося взад-вперёд кесаря. - К тому же, я могу гарантировать его бездействие - в определённых условиях.
   - Что? - О'Рейли подскочил и застыл, как вкопанный.
   - Помнишь переговоры о ценах на германий и вкладах в строительство нового военного завода на Помпее? Они сдвинулись с мёртвой точки. Разумеется, когда за дело взялись мои люди, а не эти продажные шкуры из сената. - Свобода криво усмехнулся. - Они у меня соловьями заливались, рассказывая о суммах, полученных от ляоистов... Впрочем, это лирика. Канцлеру Ляо нужен германий для строительства новых боевых звездолётов и мехи для формирования новых полков. Всё это я обещал ему дать - в обмен на определённые политические уступки. Усиление Магистрата заботит его не меньше нас. В конце концов, вчерашний союзник завтра может стать врагом, не так ли? Поэтому Ляо дал нам гарантии невмешательства - в случае, если война против Канопуса будет носить с нашей стороны не агрессивный, а оборонительный характер.
   - И ты веришь в эти гарантии, Ярослав? Не ожидал.
   - Гарантии Ляо? Шон, за кого ты меня принимаешь? Канцлер подотрётся ими, как только увидит в этом выгоду. Но за нас сегодня играют два обстоятельства. В первую очередь, это война в Сент-Иве, не оставляющая ему ни одного свободного подразделения. И второе - заинтересованность канцлера в успехе помпейской сделки. Первые платежи по ней поступят на наши счета со дня на день. К строительству завода уже приступили. В связи с чем, кстати, мы возвращаемся к нашим лотианским баранам...
   - Что-то я не улавливаю тут связи, - нахмурился кесарь.
   - Рабы, Шон, рабы! Я тут почитал кое-что о методах наших предков... когда они столкнулись с жидовскими бунтами в провинции Иудея, то решили эту проблему радикально. Надолго испортив жизнь потомкам, правда, но это мелочи. Провинцию ликвидировали на хрен. Вместе с жидами, естественно. Женщин и детей распродали по всей империи, мужчин - тех, кто пережил подавление бунтов, разумеется - кастрировали, ослепили на один глаз, и отправили на рудники. Думаю, эту прогрессивную наработку неплохо бы заимствовать и нам...
   - Согласен, - кесарь недобро улыбнулся. Похоже, идея ему понравилась.
   - Когда начнётся война с Канопусом - а мы должны постараться, чтобы это случилось как можно раньше - Второй легион вместе с нашим главным лотианским заступником Юлием немедленно будет отправлен на фронт. В то же время, командование Третьим мы передадим легату Дуэйну Бэску. Он хоть и дурак, но предан вашему величеству, - Свобода иронично улыбнулся, - и уж всяко, не сговорится с лотианами, при его-то художествах на Лотарио. Вместе с Четвёртым легионом, он сотрёт туземное сопротивление в порошок. В этот раз церемониться нам незачем: нет лотиан - нет сопротивления. А свежие рабы нам пригодятся при строительстве нового завода... и на рудниках, естественно. В моём ведомстве есть толковые управленцы, которым можно поручить это дело. И они не проворуются, в отличие от всякой патрицианской швали, - сам будучи плебеем и, хуже того, сыном раба-вольноотпущенника из Лиги Свободных Миров, Ярослав Свобода относился к патрицианскому сословию с нескрываемым презрением.
   - И что же дальше? - поинтересовался О'Рейли.
   - Дальше нам останется только отразить агрессию Канопуса - только и всего. Полагаю, генералы вашего величества с этим справятся. Они ведь мечтают о завоеваниях и победах, не так ли? Вот и устрой им завоевания. Когда канопиане закрепятся на наших спинвардных мирах - думаю, это произойдёт быстро - отправь один из легионов, хотя бы Второй, по их тылам. Когда наши когорты объявятся на Линденмарле или Палладиксе, Эмме Центрелла будет, о чём задуматься. Особенно если снова заполыхают Новые колонии - уж это-то я возьму на себя - а наш драгоценный канцлер Ляо намекнёт, что не может выделить никаких войск ей в поддержку. Он ведь не хочет лишиться поставок стратегического сырья. Тут самое время перейти в наступление.
   По тому, как разгорелись глаза Шона О'Рейли, Свобода понял, что попал в яблочко. Кесарь мнил себя великим завоевателем, Наполеоном Периферии. Лотианская Лига лишь распалила его страсть к военным походам. Он давно уже присматривался к сопредельным государствам. Иллирийский Палатинат, Ассоциация Ниопс, даже формально дружественная Цирцинусская Федерация рассматривались им как потенциальные новые жертвы. Планы завоевания каждого из этих царств были давно проработаны имперскими стратегами и постоянно обновлялись, подстраивались под текущее положение дел. Но Канопус! Древнее, могущественное государство, насчитывающее более сорока миров и способное выставить на поле боя около двух десятков полков, своих и наёмных - полков бэттлмехов, разумеется. Сам легендарный генерал Керенский в старые времена обломал об него зубы - когда после полуторасталетней тирании Камеронов на Периферии вспыхнули восстания против них. Но то, что предлагал Свобода, звучало заманчиво. Три регулярных канопианских полка сейчас находились глубоко во Внутренней Сфере, воюя на стороне канцлера Ляо в его попытках собрать под властью Сианя однажды утерянные Конфедерацией миры. Ещё один переброшен в Новые колонии, где присматривает за вышедшими из доверия колониальными маршалами - формально, кстати, тоже числящимися в составе ВСМ. И что там говорил Ярослав по поводу мятежей в этом секторе пространства?
   Год назад самопровозглашённый президент Детройта Шерман Мальтин уже пытался освободить эти планеты от колониального владычества. Попытка оказалась неудачной; мятеж подавили. Но значило ли это, что все искры оного затушены, и ни из одной больше не возгорится пламя? В последний год, Свобода усилил агентурную сеть "Ордо Вигилис" на колониальных мирах. Приходившие оттуда доклады были не слишком оптимистичны, но именно это и добавляло им достоверности в глазах кесаря. Колониальные маршалы, ныне возглавляемые Дирком Мак-Эвансом, не были готовы обратить оружие против колониальных властей, но там же с недавних пор группировались шайки капелланско-сент-ивских дезертиров, на которые директор ОВ возлагал основные надежды. Они беззастенчиво грабили миры Тройственного Альянса, но, если направить эти набеги исключительно на Канопус, магистрисе придётся снять с фронта, как минимум, полк, чтобы защитить свои граничащие с Новыми колониями миры.
   Три полка туда, парочку сюда - этак, против Гегемонии не останется почти ничего. Кесарь О'Рейли торжествующе улыбнулся. Да и затея с глубоким рейдом против канопиан неплоха. Одиночные подразделения приватиров совершали подобное не раз. Теперь число таких подразделений, попросту, увеличится - только и всего. А шлюхам придётся снять с фронта ещё полк или два. Новый военный план кесаря постепенно обретал реальность. Да, положительно - это может привести к успеху. Шон уже видел себя триумфатором, въезжающим в Новый Рим на золотой колеснице. Предки знали толк в торжествах - надо бы освежить в памяти учебник истории, посмотреть, как чествовали вернувшегося из победоносного военного похода полководца. Победа над таким могущественным царством, как Канопус, покажет всем, что Марианская Гегемония - не жалкое бандитское королевство наподобие тех, что пали под натиском кланов. Окрестная мелюзга, все эти Ниопсы, Иллирии и Цирцинусы, могут спать спокойно - до поры. Потом очередь дойдёт и до них, но сейчас имперским легионам нашёлся более достойный противник.
   И всё-таки, как же предки встречали триумфаторов?
  
  
  

III.

   база "Уайтривер", Пиндэйл
   Денбар, сообщество Синь Шэн
   Капеллианская Кофедерация
   12 марта 3062 года
  
   Резкий выдох - подняться, податься вперёд. Медленный вдох - столь же медленно опуститься назад на жёсткую, скрипящую при каждом движении койку. Ладони на затылке, пальцы сцеплены в замок. Стянутые тряпичной полоскою в хвост волосы взмокли от пота, несколько длинных прядей падают на лицо, липнут к щекам и лбу. Выдох - вдох. Размеренный, чёткий ритм. Раз - два. Подняться - опуститься. Напряжённые мышцы брюшного пресса проступают ровными симметричными квадратами под блестящей от пота кожей при каждом рывке. Подняться - опуститься. Какой это раз? сотый? полуторасотый? Неважно. Это не сдача норматива по физподготовке, где такие подсчёты имеют смысл. Это лишь способ очистить мозг от ненужных мыслей, доведя тело до состояния, в котором лежишь пластом, не в силах и пальцем пошевелить, и можешь думать только о терзающей усталые мышцы боли. Выдох - вдох. Подняться - опуститься. Размеренные механические движения. Раз - два. Мех-воин. Воин - механизм, биологический придаток к многотонной боевой машине. Просто живая деталь, которую выращивают сериями по сотне штук зараз учёные клана. Никаких мыслей. Никаких чувств. Ничего. Механизмы не испытывают ничего подобного.
   Выдох - вдох. Тряпичный, набитый ватой и войлоком, матрас пропитался твоим пОтом насквозь. Очень хочется пить, но это можно будет сделать потОм. Когда-нибудь. Потом. Не сейчас. Подняться - опуститься. Голая кожа спины соприкасается с влажной грубой тканью матраса. Режущий уши скрип кроватной сетки, прогибающейся под весом твоего тела. Глаза закрыты - вокруг нет ничего, на что стоило бы смотреть. Выдох - вдох. Это занятие так же бессмысленно, как и любое другое. Раз - два. Но оно, по крайней мере, отвлекает тебя от воспоминаний. Отвлекает от того, что ты не хочешь помнить. Подняться - опуститься. Наша память - наше проклятье и благо.
   Выдох - вдох. Разверзшееся жерло гауссовой пушки перед глазами. Только сейчас ты понимаешь, каково это - быть под прицелом. Смотреть в одинокое циклопье око своей смерти. Подняться - опуститься. Нет, тебе это было ведомо давно. С того дня, когда два учебных "китфокса" стояли друг против друга под неярким осенним солнцем Барцеллы. Выдох - вдох. Держи темп! Не надо его убыстрять. Раз - два. Вот так. Подняться - опуститься. Подняться вновь. Опуститься на койку, плавно, медленно, постепенно расслабляя мышцы. Подняться рывком. Выдох на рывке. Медленный вдох. Тогда у тебя хватило решимости выстрелить. У тебя, не у него. А ведь вы с ним были очень похожи. Не просто сибы из одной группы, но полное родство, означающее общих генетических родителей. Две разные комбинации одинаковых исходных ДНК. Выдох - вдох. Не забывай о ритме. Двойная спираль ДНК - две змеи, обвившиеся друг вокруг друга. Две цепочки нуклеотидов, на которых записано всё, чем были твои родители, и всё, чем ты можешь стать. Высшее достижение науки клана. Не дальнобойные лазеры, несущие смерть врагу на непредставимом для прошлых поколений воинов расстоянии. Не боевые механизмы - десятки тонн стали, миомеров и ферроволокна, вышагивающие по улицам столицы на параде в честь Дня Основания. Не звездолёты сотни метров длиной и сотни тысяч тонн весом, бороздящие пространство над твоей головой, там, где тёплая синева барцелланских небес сменяется колючими искорками звёзд в чёрной пустоте вакуума.
   Подняться - опуститься. Медленно, слишком медленно! Ты снова выбиваешься из ритма. Бессмысленная, непродуктивная трата сил. Столь же бессмысленная, сколь и любое действие - или бездействие - здесь и сейчас. Выдох - вдох. Не нужно ни о чём больше думать. Если нельзя напиться до потери сознания - а кто тебе позволит это сделать? - остаётся довести тело до изнеможения. Чтобы телесная боль заслонила душевную. Раз - два. Держать темп. Не ускорять. Не замедлять. Бессмысленные механические движения сломанной машины. Размеренные, монотонные. Они и должны такими быть. Подняться - опуститься. Сосредоточься на этом. Пусть твои действия бесцельны - зачем тебе цель? Машине достаточно и простого действия. Выдох - вдох. Но ты слишком человек, чтобы быть машиной. Так было с тобою всегда - настолько давно, что ты даже не помнишь, как и когда это началось. Подняться - опуститься. Чем не аллегория твоей судьбы? восходящая звезда клана, ты взлетаешь к сияющим вершинам успеха и чести, а затем вновь падаешь в бездну позора. Тебя никогда не удовлетворяла роль простого винтика в его военной машине. Выдох - вдох. Лишние мысли. Лишние вопросы. Ещё будучи ребёнком, тебе доводилось вызывать недоумение воспитателей. Тебя никогда не удовлетворял предписанный учителями путь. Тебе всегда хотелось искать собственный.
   Подняться - опуститься. Размеренные, монотонные движения. Только сейчас ты начинаешь понимать. Именно сейчас - когда понимание, как и всё остальное, не имеет значения. Твой путь - цепочка выборов; иногда даже твоих собственных. Теперь он завершился. Прекрасная иллюстрация к тому, что пытались донести до твоего упрямого разума учителя. Выдох - вдох. Ты ещё дышишь. Ты ещё можешь чувствовать боль. Ты можешь даже задумываться о своей судьбе, хотя и не хочешь этого делать. Тебе недоступно одно - изменить свою судьбу. Это значит, что ты мертва, Эстер Гритас.
  

* * *

  
   - Она делает это уже второй час, - хмыкнул парень с нашивками рядового на воротнике полевого камуфлированного комбеза.
   Камера, в которую поместили пленницу, была всего лишь нишей три на полтора метра, одну из стен которой заменяла решётка из толстых стальных прутьев. Сквозь эту решётку можно было во всех подробностях рассмотреть каждое действие захваченной клановской кошки. С этим расчётом и создавали помещение гауптвахты на базе "Уайтривер" сент-ивские, а может - капелланские проектировщики: кто бы ни сидел в этих камерах, военнопленные или заключённые, они должны были всё время оставаться под присмотром.
   Ноэль Смитингтон присел на край стола, окинув взглядом ряд из полудюжины таких же камер, пустых, как и всегда. В большинстве из них не было даже мебели; только там, куда поместили пленную кошку, стояли привинченные к полу кровать, стол и табурет. Раковина с холодной водой в углу и тут же, рядом, накрытое латунной крышкой очко для отправления естественных надобностей завершали то, что коммандеру не без иронии хотелось назвать меблировкой.
   Он оказался прав, когда решил, что командир вражеского отряда пилотирует тот увешанный ракетными установками "новакэт". Его же атака, повергшая капитана Эстер Гритас, и преломила ход боя в пользу канопиан. Очень кстати это пришлось, очень вовремя: ещё немного, и фузилеры бросились бы наутёк; а тут уж котам с их быстроходными машинами и дальнобойным оружием, и карты в руки. К счастью, обошлось. Половина мехов батальона была выведена из строя или тяжело повреждена, что почти одно и то же. Впрочем, техники клятвенно заверяли старшего майора Арчала, что это дело поправимое, и скоро почти все мехи будут приведены в боеготовое состояние.
   Сам майор, отделавшийся лёгкими травмами при катапультировании из разбитого "маршала", теперь ходил, опираясь на трость, но игнорировал все попытки медслужбы прописать ему постельный режим и уложить в койку денька на три, на четыре. Он и так уже подставился, едва не проиграв бой с вражескими рейдерами, и теперь не собирался усугублять свою "вину" ещё и "преступным бездействием". А в том, что его недруги истолкуют возможную госпитализацию именно так, Вильгельм Арчал не сомневался.
   По счастью, из командиров рот бэттлмехов в живых оставался только Ноэль, а что писать ему в отчёте вышестоящему командованию, они с Арчалом уже обговорили. Коммандер Смитингтон не собирался подсиживать майора, и портить ему жизнь тоже не хотел. Следовало признать, что победа досталась им дорогой ценой; но и то, что это была именно победа, признавать тоже следовало. Клановцы потеряли двоих пилотов убитыми и пять мехов выведенными из строя. Список трофеев впечатлял: к снятым с уничтоженных "шэдоу кэта", "масакари" и "рёкэна" пушке Гаусса, полудюжине двойных теплоотводов, большому и среднему лазеру, парочке протонных излучателей и ракетной установке добавились два повреждённых, но вполне ремонтопригодных омниса - тяжёлый "новакэт" и лёгкий "ханкиу". У этого последнего, правда, была разрушена энергетическая установка, в которую угодил снаряд 203-мм автоматической пушки, но, во всём остальном бэттлмех оставался вполне пригодным для восстановления.
   Вероятно, размышлял Ноэль, перебирая в памяти детали минувшего боя, клановцы решили, что потеря четырёх мехов в одном рейде для них - это чересчур. Вскоре после того, как мех Гритас свалился на землю под огнём пушек его "цзиньгау", они начали отходить. "Ханкиу" фузилеры завалили уже потом, выстрелом в спину, когда начали преследовать отступающих кошек. Клановцы задержались ещё на некоторое время, чтобы подобрать катапультирующихся пилотов, и это едва не стоило им ещё одной потери - "блэк хока", которому вошедший в раж Ноэль отпилил правую руку своим импульсным лазером. Встроенный в означенную часть тела клановского омниса дальнобойный излучатель протонов был ещё одним хорошим трофеем - его личным трофеем, что коммандер Смитингтон не поленился отразить в отчёте, над коим корпел сегодня всё утро.
   Итак, двое из пилотов противника были убиты. Скверная плата за шестерых мёртвых и четырёх тяжелораненых канопиан; даже если вспомнить о таком впечатляющем факте, как захват вражеского командира. Что, естественным образом, возвращает нас... хм... сюда. Коммандер поднял взгляд и посмотрел сквозь прутья решётки на свою пленницу. Именно так - свою. Это же он победил её мех в битве. Ноэль неплохо представлял себе, что это значит с точки зрения клановских традиций.
   - Эй, ты! - поставленный караулить пленную кошку солдат подошёл к камере и с грохотом провёл дубинкой-"гуманизатором" по прутьям. Ноль внимания. Кошка продолжала свои размеренные ритмичные движения.
   - Значит, уже второй час, говоришь? - покосился на бойца Ноэль. - Ну и выносливость!
   Зацепившись ногами за спинку кровати, пленница качала пресс. Ноэль отметил, что её уже переодели из клановского охлаждающего костюма в обычный полевой комбез армии Магистрата, только без знаков отличия. Хладокостюм был ещё одним технологическим артефактом и слишком ценным трофеем, чтобы оставлять его в руках пленницы. Тем более что неизвестно - не прячутся ли в нём какие-нибудь сюрпризы, заготовленные специально на случай пленения. Хотя не должны, вроде бы. Из курса политинформации, Ноэль знал, что яростные и бесстрашные в битве клановцы превращаются в образцовых пленников, случись им попасть в руки воинов Сферы. Это было связано с их обычаем переходить на сторону победителя - другого клана - в случае пленения в межклановом конфликте; некоторые отряды наёмников вовсю использовали столь удобный обычай для пополнения своих рядов. В рядах "Волчьих драгун" и "Иррегуляров Снорд" до сих пор служил не один десяток бывших клановцев.
   - Открой дверь, - приказал Ноэль солдату.
   - Сэр? - рядовой удивлённо воззрился на него. Коммандер демонстративно положил руку на кобуру.
   - Не беспокойся. Ничего она мне не сделает.
   Решётчатая дверь с негромким лязгом отворилась. Ноэль шагнул в камеру-клетку, неторопливо опустился на привинченный к полу табурет. Пленница по-прежнему не выказывала ни малейшего интереса к его присутствию. Или же, хорошо скрывала этот интерес. Немного поразмыслив, коммандер остановился именно на этом варианте. Чего она добивается? Хочет показать, что плен её не страшит? Пожалуй, что так оно и есть. Во всяком случае, сам он демонстрировал бы своим пленителям именно это. Ноэль хмуро посмотрел на кошку, упрямо продолжающую качать пресс. Если все клановцы так относятся к физической подготовке, то это не может не впечатлять. А вот условия содержания могли бы ей устроить и получше - всё-таки, офицер. Ноэль смутно представлял себе, как ранг звёздного капитана соотносится с принятой в Вооружённых силах Магистрата системой воинских званий. Кажется, это было нечто среднее между коммандером и майором. Клановский тринарий, находящийся под началом офицера подобного ранга, обычно считался эквивалентом внутрисферной роты мехов, но по штатам других родов войск тянул почти что на батальон - тридцать танков или почти четыре сотни бойцов лёгкой пехоты, против тридцати шести танков и от трёх с половиною до четырёх с половиною сотен бойцов в канопианских подразделениях этого класса.
   К тому же, Ноэль был осведомлён о том, что право носить фамилию в кланах доступно только лучшим из воинов, и завоёвывается в бою - как символ того, что твои гены включены в программу воспроизводства военной касты и дают жизнь новым поколениям производимых искусственно детей. Достигший этой почести клановец по своему статусу приравнивался к аристократам Внутренней Сферы; он получал ряд политических прав, недоступных обычным воинам; так что, у Ноэля был повод гордиться собой. Он сумел захватить в плен важную птицу. То есть, конечно же, кису. Смитингтон криво усмехнулся. Что там нам говорили на политинформации? У кланов пленник - бондсмен, как они их называют - на протяжении полугода считается рабом захватившего его воина. Бывает, что и дольше. В конце концов, это зависит только от пленителя - или бондхолдера, "держателя уз". Кажется, так? Вернуть рабу прежний статус до истечения обычного полугодового срока - значит, оказать великую честь. Интересно, если я сейчас...
   Пленница очередной раз откинулась на койку, затем поднялась, подалась вперёд. Предупреждая возвратное движение её тела, Ноэль вытянул руку вперёд. Кошка застыла как механическая кукла, у которой внезапно кончился завод. Затем, не говоря ни слова, спустила ноги с кровати и встала перед Ноэлем. Красивая, неожиданно подумал коммандер. До чего же... Высокая - поднявшись на ноги, Смитингтон обнаружил, что они почти одинакового роста; вернее, она выше сантиметра на три - ведь он-то стоит в ботинках, а она - босиком. Комбез спущен до пояса, вокруг талии обёрнуты рукава. И всё. Выше - только смуглая, блестящая от пота кожа. Упруго напряжённый мускулистый живот. Плечи почти столь же широки, как и бёдра. Подсознательно, коммандер ожидал увидеть мускулистую амазонку, в которой женственности не больше, чем в бэттлмехе. Нет, с мускулатурой у клановской кошки было всё в порядке. Ноэль видел, как лихо она выполняла физические упражнения только что. Пресс этой кисы он бы, пожалуй, кулаком не пробил. И бицепсы развиты так, как ему самому остаётся только мечтать. Но неожиданно полные округлые груди... красивый изгиб талии, бёдер... правильные черты лица... Тонкий прямой нос. Широко расставленные глаза необычного зелёного оттенка. Рот выглядит широковатым для узкого, почти треугольного лица. Полные, приоткрытые сейчас губы. Ноздри трепещут, втягивая и выпуская наружу воздух. Ноэль отметил, что усталость заставляет её слегка подрагивать, покачиваться, стоя перед ним. Частое, тяжёлое дыхание. Струйки пота, ползущие по разгорячённому телу.
   Длинные сильные пальцы взлетают вверх, распуская неширокую тряпичную ленточку; не стянутые более ничем тёмно-каштановые волосы падают на плечи, тяжёлым плотным потоком струятся вдоль спины, доходя почти до поясницы. Запах её тела... Ноэль тряхнул головой. Стоп. Глубокий вдох. Только ме-е-едленно, так, чтобы это было незаметно со стороны. Он оказался наедине с молодой и привлекательной женщиной. Задержать дыхание и досчитать до десяти. До двадцати будет лучше. С молодой и привлекательной женщиной, которую вчера победил в бою. Которая сейчас является его пленницей и находится всецело в его власти. В камере. Извращенец вы, коммандер Смитингтон, однако. Раньше никогда не замечали за собою склонности к занятию любовью в подобных местах? Ну, так сходите в ближайший цирк наслаждений, тем более что на Денбар недавно прилетел один. Там для вас организуют всё в лучшем виде - и камеру, и цепи, и плети. Военнослужащим Тройственного Альянса - скидка двадцать пять процентов. Для Вооружённых сил Магистрата - дополнительно, ещё пять. Наш Патриотический Долг. Каждый Вносит Свой Вклад. "Двадцать" уже насчитали? Теперь выдох. Глубокий. Ме-е-е-едленный. Что это вы, право слово, как мальчишка, удравший с уроков в гимназии прямиком до ближайшего цирка наслаждений?
   Остудив себя подобной мысленной отповедью (что, впрочем, не смогло остановить естественную реакцию мужского организма коммандера), Ноэль сделал пару шагов назад, отойдя к столу. Красивая. Да, действительно. Воин клана. Совершенство и не может быть некрасивым; а она - совершенство. Воин клана, не забывай об этом. Идеальная биологическая боевая машина. Результат десяти поколений жесточайшего отбора - в лабораториях и на поле боя.
   По-прежнему не выказывая никакой реакции на его присутствие в камере, Эстер Гритас взяла висевшую на спинке кровати майку и старательно, неторопливо отёрла пот. Собственная нагота её, кажется, не смущала ни капли. Ноэль вспомнил, что им рассказывали о клановской морали: общество, где секс отделён от деторождения, не обременяет себя излишними запретами в этой области. Совокупление для клановцев - всё равно, что дружеские объятия. В своих сиб-группах они занимаются этим напропалую - с родными братьями и сёстрами, экая похабель. Коммандер не без иронии подумал, что репутация его собственного народа превращает морализаторство подобного рода в фарс. Затем ему в голову пришла ещё одна мысль: пленница не испытывает ни малейшего стеснения не потому, что клановцам это чувство незнакомо. Скорее, она не видит для этого повода. Точно так же человек не стыдится своей наготы, если её видят только животные. Аристократке не придёт в голову стесняться рабов и слуг. А эта женщина по своему происхождению стоит выше любой внутрисферной аристократки - или, по крайней мере, сама так себя воспринимает. "Вернорождённые". Так у них это называется. Элита общества кланов. Высшая каста. Высшая раса. И варвары-недочеловеки, плодящиеся как животные, биологическим путём. Из всё того же курса политинформации, Ноэль знал, что слова, относящиеся к естественному воспроизводству, являются в речи воинов клана бранными. Намекнуть клановцу на то, что он появился на свет из женского чрева, а не из пробирки - значит, нанести смертельное оскорбление.
   Теперь он смог взглянуть на пленницу совсем иными глазами. Если бы она была элементалом или военным лётчиком - то есть, представительницей одной из тех воинских подкаст, чей внешний облик по-настоящему отличался от обычного человеческого, осознать этот факт было бы проще. Между ним, Ноэлем Смитингтоном, и этой женщиной общего было меньше, чем между властительницей Федеративного Содружества и нищим из трущоб Порт-Крина. И каково же приходится ей - осознавать, что попала в руки к тем, кого считала недочеловеками, полуживотными? Представив, какие чувства должна испытывать его пленница, коммандер невольно поёжился.
   - Ладно, - сказал он просто, чтобы разорвать царящую в камере тишину. - Может быть, вы соизволите обратить на меня внимание, звёздный капитан?
   Тяжёлый немигающий взгляд из-под полуопущенных век. Взгляд холодный, как лёд в поясе Койпера, где его добывают экипажи айсшипов.
   - Полагаю, вы тот воин, что пилотировал "цзиньгау", квиафф? - у неё оказался приятный мелодичный голос с едва заметной хрипотцой, которую поэт назвал бы чувственной. Вот только чувство здесь было только одно, и отнюдь для коммандера Смитингтона не лестное.
   - Да, - подтвердил он. - То есть, афф. - Принятое в кланах выражение утвердительного ответа сорвалось с языка легко и непринуждённо. - Как я понимаю, это налагает на вас определённые обязательства передо мной.
   - Вы ошибаетесь. - Отшвырнув пропитавшуюся пОтом насквозь майку, Эстер Гритас прошествовала к умывальнику и открыла кран.
   - Я знаю ваши обычаи, - возразил Ноэль. - Я одержал над вами победу в бою. Я взял вас в плен. Следовательно, вы теперь принадлежите мне, Эстер.
   Женщина вздрогнула, когда он обратился к ней, используя именно эту, усечённую форму имени. Вероятно, подобное обращение было не столько фамильярным, сколько просто оскорбительным в кланах. Ноэль решил, что это неважно. В конце концов, надо же продемонстрировать, кто из них хозяин, а кто - раб.
   - Вы ошибаетесь, - повторила она. Ноэлю показалось, что он слышит нотки раздражения в её голосе. Хорошо. Это хорошо. Всё-таки, он пробил ту непроницаемую скорлупу, под которую эта женщина прячет свои чувства.
   - И в чём же моя ошибка? - саркастически поинтересовался он.
   - Вы не подразделение клана. Вы просто шайка вольнорождённых дикарей, - презрительно добавила она. - Поражение от таких, как вы, не накладывает на меня никаких обязательств. Законы и обычаи кланов на вас не распространяются.
   - Не все воины кланов думают так, - заметил Ноэль. - Я слышал о целых подразделениях, служащих у "Иррегуляров Снорд"... и других соединений Внутренней Сферы. Вероятно, у них иное представление о законах и обычаях кланов? - он позволил себе издевательски улыбнуться.
   - Они глупцы. - Эстер резко развернулась на пятках и смерила его презрительным взглядом. - Но их глупость - это их проблема, а не моя. А теперь оставьте меня.
   Ноэль на мгновение замер, обескураженный столь резкой отповедью. Диалог развивался совсем не так, как он себе представлял.
   - В таком случае... - медленно проговорил он. - В таком случае, что вы собираетесь делать, звёздный капитан?
  

* * *

  
   - Что вы собираетесь делать, звёздный капитан?
   Что она собирается делать? Эстер замерла, обдумывая достойный ответ этому наглому вольняге. Что она собирается... нет, не так: что ей остаётся делать? Теперь, когда она в плену, в руках вольнорождённых дикарей?
   Отправляясь в рейд через границу, Эстер знала, что иного выбора у неё нет. С тех самых пор, как... Она тряхнула головой, отгоняя непрошеные воспоминания, но память вновь подкинула ей эту картину. Поваленная на землю фигура "новакэта А" в перекрестье прицела. В кабине её "лайнбэкера-аш" жарко - не продохнуть. Силуэт вражеского меха дрожит, расплывается перед глазами. Палец давит на спуск... Обернувшись к раковине, Эстер повернула вентиль до предела и опустила голову под тугую ледяную струю. Нельзя позволить этому дикарю видеть мою слабость. Нельзя. Нельзя...
   ...выстрел проходит мимо. Почему? Ну почему?! "Новакэт" медленно поднимается на ноги. Идёт на неё. Антропоморфная двенадцатиметровая фигура нависает над распростёртым в грязи "лайнбэкером". Раздробленная при падении внутренняя структура ноги лишила её мех способности к передвижению. Повреждённый тяжёлый лазер, единственный уцелевший из её арсенала, производит слишком много тепла, а охлаждающий контур двигателя тоже дал сбой. Почему всё закончилось именно так? Ведь она же почти победила! К сожалению, "почти" в кругу равных не считается...
   Ледяная вода заставила кожу покрыться мурашками. Не обращая на это внимания, Эстер намылила лицо, шею и плечи, и остервенело принялась их тереть. Где-то в подсознании червячком зашевелилась непрошеная мыслишка: а ведь этот вольнорождённый всё видит! Она вновь опустила голову под струю. Да пошёл он сурату под хвост, этот вольнорождённый! Хотя, надо отдать ему должное, он недурён собой. Может быть, лишь чуточку пониже неё - самую малость не дотягивает до метра восьмидесяти, значит. Поджарый. Загорелый. Светловолосый. Аристократически-правильные черты лица. Цепкий, внимательный взгляд серых глаз. Наверняка, он неглуп - а это качество Эстер ценила в мужчинах превыше всех остальных. Не очень-то приятно совокупляться с человеком, отличающимся от осла лишь двуногостью и прямохождением. В другое время и в другом месте, подумала Эстер, она не упустила бы случая предложить этому канопианину совокупиться. Говорят, его народ искушён в таких делах... Конечно, он всего лишь вольнорождённый; но Эстер никогда не останавливали подобные мелочи.
   Одна из её подруг заявила как-то, что, хоть убей, не может совокупляться с вольнягами: как представит себе, к чему подобное занятие приводит у них, так сразу же всякое желание пропадает. Да уж... Все они учили биологию в сиб-группе, но для юной Эстер настоящим открытием стал ответ на вопрос, откуда же берутся вольняги. Мерзость-то какая! Даже сейчас её передёрнуло от этой мысли. Девять месяцев вынашивать в своём теле этакого маленького паразита... Из которого потом вырастет такой вот... кто он там - коммандер? Кажется, да. Неважно. Эстер плеснула ещё одну порцию холодной воды себе в лицо. Коммандер. То есть, капитан, в переводе на табель о рангах Сил обороны Звёздной Лиги, будь они прокляты с самой Лигою вместе! Не он сам, но такие, как он - солдаты и офицеры Вооружённых сил Магистрата - наряду с прочими варварами Сферы, были в рядах тех полчищ, что обрушились на дымчатых ягуаров три года назад, полностью истребив этот некогда сильный и гордый клан.
   Их 274-й боевой кластер в это время нёс службу Жуазейро, помогая 6-му Кошачьему регулярному кластеру галактики "Омикрон" защищать этот мир от бандитских набегов Внутренней Сферы. Но, когда набеги сменились вторжением, командование приказало ничего не предпринимать. Эстер, едва успевшая к этому времени завоевать Имя Крови и ранг звёздного капитана в 1-м боевом тринарии кластера, как и многие, не понимала, что происходит. Вначале не было ничего, кроме этого странного приказа; затем поползли слухи о том, что Курита напал на ягуаров, но ханы решили воспользоваться этим, и урвать кусочек жирного пирога ягуаровских владений. Более чем разумное стремление - как и её товарищи по оружию, Эстер полагала, что хан Озис нуждается в хорошей взбучке, чтобы не зарывался. В том же, что вот-вот раздастся долгожданная команда "к бою!", и победоносные новакошачьи кластера возьмутся за оружие, чтобы поставить на место и дымчатых, когда те поумерят свой гонор, и обнаглевшего вконец лорда Куриту с его нелепыми прожектами переноса войны на территорию кланов, они не сомневались. Наивные глупцы! Знать бы им тогда, что всё давно уже решено; что хан Леруа успел сговориться с Куритой и его прихвостнями о переходе на сторону фальшивой Звёздной Лиги, и даже сдал приграничные миры в знак доброй воли... что гиперимпульсный передатчик соседнего гарнизона Таниенте молчит уж который день потому, что этот мир захвачен куритянскими "Воинами Идзанаги", и эти вольнорождённые ублюдки во главе со своим вожаком, бандитом Шином Ёдама, находятся уже на подлёте к Жуазейро...
   Не только Эстер, но и другие командиры тринариев были взбешены, когда 6-й Кошачий регулярный кластер сдался этому варвару после короткого "испытания" на симуляторе. Звёздный полковник Леруа, получивший прямой приказ сделать это от своего хана и главы рода, не посмел ослушаться, но продемонстрировал ублюдку своё презрение, отказавшись выйти на настоящий бой с ним. Впрочем, едва ли Шин Ёдама, по свойственному всем вольнорождённым скудоумию, смог осознать, как его опускает командир новакошачьего гарнизона. А может быть, он был настолько труслив, что радовался тому, что избежал боя и связанной с этим опасности для своей драгоценной татуированной шкуры? Эстер плеснула ещё воды себе в лицо, затем принялась смывать остатки мыла с шеи и из-под мышек. Сколько не изощряйся в сарказме, а факт оставался фактом: они сдались. Или, быть может, это их сдали врагу? Штатный хранитель клятвы кластера потом долго разъяснял им новую генеральную линию руководства клана на политзанятии. Враг слишком силён... все Дома объединили силы для нападения... положение наших миров между территориями Куриты и дымчатых ягуаров неизбежно обрекает их... в этих условиях хан Севрен Леруа, осенённый светом пророческого видения...
   Эстер внезапно осознала, что дрожит всем телом. От холода, от ледяной воды? Или от бессильного гнева? Она не смогла ничего сделать ни тогда... ни потом - сколько бы ни пыталась. Ничего. Их кластер даже не допустили до участия в боевых действиях. После инцидентов с 9-ми Кошачьими регулярами и 119-м ударным кластером, отказавшимися сложить оружие и едва не уничтожившими выставленные против них отряды в яростных и кровопролитных схватках, хану Леруа пришлось пересмотреть свои планы, ограничив участие новакошачьих войск в новых волнах наступления. Растерянная и приведённая в замешательство таким поворотом событий, Эстер устремилась в горы Вернандо, чтобы там провести обряд Видения. Но видение не пришло. Много позже, она узнала, что именно в эти дни на Стране Мечты решилась судьба её клана. Ханы Леруа и Карнз погибли; а затем Верховный Совет объявил об изгнании кошек новой звезды из сообщества кланов... Эстер прикрыла глаза, и память снова швырнула её в тот день, когда она упустила последний свой шанс что-либо исправить.
   ...двенадцатиметровая фигура "новакэта" нависла над нею. Правой руки у меха уже не было; правая сторона торса являла собою месиво оплавленных балок арматуры и свисающих наружу лоскутьев тлеющих миомеров и искрящих проводов. Мутные струйки охладителя сочились, как ихор смертельно раненого монстра, из разорванных трубок. Но это ранение ещё не было смертельным. И два ствола больших лазеров левой руки смотрели прямо на неё.
   Эстер выпрямилась, едва не оцарапав затылок о кран. Старательно отжала мокрые волосы. Снова отёрлась досуха всё той же майкой. Носить сей предмет одежды в ближайшее время будет невозможно, да и незачем. Искоса глянув на сидящего неподвижно на своём табурете канопианна, девушка сунула руки в рукава комбинезона. Так что же ей теперь делать? Она присела на кровать, опёрлась локтем на холодную металлическую спинку. Предположение канопианина о том, что его жалкое варварское королевство на краю обитаемого космоса может стоять вровень с кланом, всерьёз рассчитывая на верность пленённого воина, было попросту смехотворно. Глупцы, которых хватало и среди вернорождённых, могли не замечать разницы между кланом и внутрисферными дикарями; могли даже проникнуться к ним уважением, наверное; но Эстер была слишком умна для первого и слишком презирала их для второго. И, кроме того, она попросту не хотела больше жить. Зачем и ради чего? Жить - и смотреть, как твой клан пресмыкается перед коронованным вольнорождённым дикарём, потомком длинной вереницы таких же дикарей и ублюдков, невесть, почему считающим себя лучше других? Видеть, как рушится всё, во что тебя с детства учили верить? Лить кровь, свою и товарищей, в бессмысленных разборках между этим и другими ему подобными варварскими лордами? Что за бессмыслица! Меньше всего Эстер хотела такой жизни и такой судьбы. Но разве с судьбой можно бороться?
   Она пыталась делать это. Как же было не попытаться? Когда тебе всего двадцать, но старшие родичи возлагают на тебя большие надежды, называя восходящей звездой... когда ты стремительно взлетаешь по служебной лестнице - от командира звена к командиру тринария, завоёвывая по пути родовое имя... кто угодно возгордиться, уверившись со всем пылом юности, что перед ним нет преград, и достаточно захотеть, как осуществится любое твоё желание. Жизнь быстро разъяснила Эстер всю бездну её заблуждения. Говоря по совести, эта жизнь должна была завершиться ещё три месяца назад - в том поединке за периметром базы, где она чуть было не взяла верх над звёздным полковником Юлламон Лоссей. Но "чуть" не считается в кругу равных.
   Сгорбившись, низко склонив голову, безучастная ко всему происходящему Эстер сидела на всё ещё раскалённой после недавнего боя бронированной ступне "лайнбэкера". Когда-то Юлламон Лоссей выдала ей этот боевой механизм в надежде, что пилотирование изготовленной на Арк-Ройале машины смирит гордыню Эстер, показав ей, что времена изменились бесповоротно, и нет смысла цепляться за мёртвое прошлое. Эта надежда не сбылась. Уже научившаяся цинизму, девушка убедила себя в том, что мех - это всего лишь мех; он не может быть символом чего-то иного, но создан для того, чтобы верно служить своему пилоту. Так ли важно, кто создал его - волки, соколы, Внутренняя Сфера или твой родной клан Кота? Боевой механизм может быть плох или хорош ровно настолько, насколько хороши или плохи его ТТХ; какой смысл примешивать к этому идеологию? Что же до "лайнбэкера", то привыкшая к резвости прежнего своего "стормкроу" Эстер с лёгкостью пересела на эту более тяжёлую машину. У "лайнбэкера" были свои достоинства и недостатки; и девушка быстро научилась использовать первые и мириться со вторыми. А теперь верный боевой механизм предал её, подвёл, отняв такую близкую и заманчивую победу...
   Страваг! Эстер с ненавистью посмотрела на коммандера... коммандера... как же его зовут? Именно это она и спросила, чтобы хоть как-то отвлечься от невесёлых своих воспоминаний.
   - Прошу прощения, миледи, - расцвёл в улыбке канопианин. - Я, и впрямь, забыл представиться вам. Смитингтон. Коммандер Ноэль Смитингтон. Вторая рота первого батальона Третьих Канопианских фузилеров. К вашим услугам, миледи, - он склонил голову в неглубоком поклоне.
   В глазах Эстер полыхнула неприкрытая ярость. "Ноэль Смитингтон"! Этому вольнорождённому ублюдку никогда не понять, что значит честь носить имя одного из сорока священных предков клана. Для него называться именем рода - право, данное от рождения; впрочем, что значит его ничтожный, плодящийся от совокупления, как дикие животные, род в сравнении с евгенической программой клана! Он просто жалкий дикарь. Однако же, напомнила себе девушка, этот дикарь сейчас - победитель.
   - Должен заметить, вы храбро сражались. Чёрт! Да вы же ополовинили наш батальон, потеряв всего треть собственных мехов!
   - Треть? - подалась вперёд Эстер.
   - Ну, да, - коммандер Ноэль пожал плечами. - Ваш... э-ээ... ваша звезда потеряла троих, вместе с вами, капитан. Ещё "шэдоу кэт" и "масакари". А танкисты завалили "рёкэна" другой звезды.
   Эстер потребовалась пара секунд, чтобы сообразить, что "рёкэном", в честь какой-то мифической японской твари, сфероиды кличут "стормкроу". Значит, звёздный коммандер Ярнелл потерпел неудачу. Тоже пленён, или... Да, скорее всего - "или". Эстер видела, что в соседних камерах нет больше ни одного пленника, и сомневалась, что их могут держать где-то ещё. В конце концов, это же военная база, а не тюрьма.
   - Мы подбили ещё одного, "ханкиу", когда ваши начали отходить. И ранили "блэк хока". И... двое ваших людей погибли, капитан. Пилоты "рёкэна" и "шэдоу кэта".
   Ярнелл, действительно, мёртв. И "альфа-2"... это был совсем молодой парень, его звали Терренс. Единственный вольнорождённый в тринарии - раньше служил в 9-м Кошачьем регулярном кластере, но потом Эстер забрала его к себе. Она презирала вольняг, но Терренс был отличным бойцом. Преданным, умелым, исполнительным. И одним из тех, кто вместе с полковником Гендерсоном дал бой 1-м Прозерпинским гусарам, когда те высадились на Кановит в 59-м. Настоящий воин и настоящий друг. Как, впрочем, и Ярнелл. Эстер склонила голову.
   - Ещё двоих пилотов ваши ребята подобрали и вывезли с поля боя, - добавил Ноэль.
   - Понятно, - прошептала Эстер.
   Ей и впрямь всё было понятно. Куда уж яснее! Звёздный коммандер Джиллиад из звезды "чарли" был её старым соперником, ещё с сиб-группы. История их ненависти тянулась, сколько он и Эстер себя помнили; именно Джиллиад стал её второй победой на аттестации - когда сам, одолев первого своего противника, выстрелил в спину бэттлмеху Эстер. В тот раз девушка сумела дать ему отпор; но раньше это получалось не всегда. Как, впрочем, и позже. Джиллиад ещё несколько раз переходил ей дорогу, когда они вместе служили в 9-м регулярном (тогда ещё числившемся в галактике "Омега"), но потом их пути разошлись. Он попал в галактику "Альфа", она - в "Дельту"; пока Эстер командовала звездой в боевом тринарии 274-го кластера, Джиллиад пилотировал штурмовой мех в 489-м. Вскоре после завершения операции "Бульдог" он добился своего перевода в кешик "Видение". А ещё немногим позже сам кешик оказался передан новосозданной галактике "Тау". Джиллиад стал офицером 274-го кластера и подчинённым Эстер совсем недавно - после того, как его предшественник надолго слёг в госпиталь, подцепив какую-то тропическую лихорадку. Юлламон Лоссей без долгих раздумий нашла ему замену, резонно полагая, что в боевом порядке её части не должно быть пустого места. А выздоровевший офицер - впрочем, до выздоровления ему было ещё долго - всегда сможет найти себе место в одном из недоукомплектованных кластеров галактики. К примеру, в 12-м регулярном, ждущем восстановления целого тринария, потерянного в боях против капелланцев.
   У этой истории был и подтекст, который прекрасно осознавали все. Эстер никогда не признала бы этого вслух, но рейд на Денбар, закончившийся столь неудачно для неё, был самоубийственной миссией из разряда "иди и не возвращайся". Не для 1-го боевого тринария - Юлламон Лоссей никогда не послала бы на смерть полтора десятка своих воинов, чтобы избавиться от одного. Нет. Это была персональная версия добровольной почётной гибели для единственного звёздного капитана, которую звали Эстер Гритас. Для того полковнику и понадобился Джиллиад. Уж он-то всегда был готов позаботиться о сестре-сопернице.
   Эстер приняла распоряжение звёздного полковника провести разведку боем на Денбаре с усталой безучастностью утратившего интерес к жизни человека. После неудачной дуэли с Юлламон она замкнулась в себе, обрубив почти все прежние связи. Раздавленная крушением всех так долго лелеемых планов, девушка надолго погрузилась в апатию, оставаясь лишь бледной тенью прежней себя. Уже потом, когда дропшип 1-го боевого тринария нёс его к ожидающему в прыжковой точке звездолёту, в душе её забрезжила робкая надежда. Тогда Эстер начала просчитывать, как повернуть ход событий, увлекших её, в свою пользу. Эстер меланхолично размышляла, что доведись ей вернуться на Киттери с победой, это подняло бы её пошатнувшуюся репутацию. Лучше могла быть только полная победа над врагом, иными словами - изгнание войск Тройственного Альянса с Денбара. Не так много было этих войск - можно и попытаться. Разумеется, не сейчас. Единственный транспорт типа "Юнион" нёс слишком мало припасов для продолжительной кампании. Без надлежащего тылового обеспечения любая попытка отбить Денбар была бы обречена. Хотя, успех разведывательного рейда можно будет использовать для того, чтобы убедить нескольких честолюбивых младших командиров присоединиться к ней для повторной атаки планеты...
   Эстер горько улыбнулась. Сейчас это уже не имело смысла. Как и всё остальное. Как обычно. Ещё год назад она упрямо поднялась бы после такого падения, и приложила бы все усилия, чтобы вырваться из вражьего полона и вернуться домой. Но не теперь. Что ждёт её в клане? Джиллиад, наверняка, уже доложил в штаб галактики о гибели капитана Гритас в бою с превосходящими силами противника. Геройской гибели, несомненно. Джиллиад не будет лгать в таких вещах; скорее уж, наоборот. Не то чтобы он благороден и постыдится пнуть уже побеждённую соперницу - напротив, ещё сибом, он отличался мелочностью и злопамятностью - но ему ведь потом ещё биться за кровное имя, которое раньше носила Эстер. Естественно, он не заинтересован в том, чтобы порочить эту родовую линию. Он, наконец-то, добился своего. Как добилась своего и Юлламон Лоссей, избавившаяся от доставившей столько хлопот подчинённой. Для них будет лучше, если Эстер Гритас так и сгинет на Денбаре.
   Для них. А для неё? Эстер не была самоубийцей. Отнюдь: она умела и любила получать удовольствие от жизни, которую вела. И жизнь эта была не столь аскетична, как у иных воинов клана. Нет, Эстер Гритас знала толк в высоком искусстве отдыха и развлечений. Недруги звали её законченной гедонисткой; на самом же деле, она просто не понимала, зачем воздвигать перед собою искусственные барьеры и ограничения, если жизнь сама готова поставить их, сколько угодно.
   Этот, последний барьер, вставший на её пути, оказался непреодолим. Ещё вчера ей казалось, что это не так. Что она сумеет если и не сломать эту преграду, то найти в ней лазейку. Теперь она была уверена в обратном. Та, прежняя жизнь воина клана закончилась для неё. А что началось? Будь пленившие её враги кланом, Эстер могла бы строить догадки насчёт своей участи. Казнь как отступницы - Отречение клана Кота, ведь, никто пока не отменял. Долгое и мучительное "перевоспитание", которому обычно подвергают захваченных бандитов. Обычно, после этого человек доживает оставшиеся дни в трудовой касте, но при удаче может пробиться и в военную, закончив жизнь в подразделении класса соламы. Конечно, с ней могли обойтись и как с настоящим воином. Акулы, снежные вороны, облачные кобры - эти кланы сохранили хорошие отношения с кошками, признав Отречение лишь формально, на деле же оказав им помощь при эвакуации во Внутреннюю Сферу. Был и ещё один вариант: то, что называлось бондсреф, ритуал отказа от жизни в плену, за которым следовала смерть - как правило, от рук того, кто должен был стать твоим бондхолдером, реже - от собственных рук или от рук товарища.
   Не сейчас и не здесь. Поступить так - означало признать за варварами с Периферии право стоять вровень с благородными воинами клана, участвуя в отправлении клановых ритуалов. Или она просто боится умереть? Задав себе этот вопрос, Эстер поняла, что не знает на него ответа.

IV.

   Кримсон, Канопус IV
   Магистрат Канопуса
   13 марта 3062 года
  
   Длинные холёные пальцы Даны Амброз сомкнулись на шахматной фигуре и переместили её на доске. Пожав плечами, адмирал Смитингтон сделал собственный ход.
   - Ферзь берёт пешку.
   Дана удивлённо воззрилась на своего партнёра по игре, затем, почти не задумываясь, нанесла ответный удар.
   - Слон берёт ферзя.
   С видимым безразличием к потере столь значимой фигуры, адмирал сделал ход ещё одной пешкой, переместив резную белую фигурку древнего пехотинца-копейщика на одну клетку вперёд. Декоративно длинный, укреплённый полимерными нитями и крашеный бирюзовым лаком ноготь Даны провёл диагональ на доске. Сделав такой ход, победоносный чёрный ферзь сокрушил бы единственную белую пешку, защищающую короля. Шах! А уводить короля адмиралу некуда... Но интуиция подсказывала Дане, что этот выбор слишком прост и очевиден, чтобы не таить в себе подвоха. Она ещё раз оглядела расстановку фигур на доске. Ага, вот и ловушка... Белый конь Смитингтона - амазонка, вздымающая скакуна-единорога на дыбы - следующим ходом неизбежно смёл бы с доски ферзя прежде, чем тот сможет угрожать королю.
   - Для главы аналитиков Министерства информации ты плоховато играешь в шахматы, - заметил адмирал.
   - Никогда не любила эту игру, - хмуро заявила женщина. - Развлечение для интеллектуальных импотентов.
   - Выходит, ты и меня готова записать в клуб этих почтенных джентльменов? - иронично поинтересовался адмирал.
   - Ну, что ты, Джеймс... - Дана медленно провела языком по губам. - Ты отнюдь не импотент... Тем более, интеллектуальный. - Она негромко рассмеялась.
   Они сидели на террасе, укрытые от полуденного солнца подрагивающим на лёгком ветру тентом, время от времени протягивая руки к занимающей почти целиком небольшой столик шахматной доске, чтобы перемещать фигуры. Адмирал Джеймс Смитингтон, командующий Боевым флотом - плотный, полнеющий мужчина лет пятидесяти, чьё бледное, нетронутое загаром широкоскулое лицо обрамляли пышные седые бакенбарды. Редеющие седые волосы гладко зачёсаны назад; взгляд светло-серых, почти бесцветных глаз лениво скользит по доске, время от времени устремляется куда-то в даль, в пустоту, затем возвращается к сидящей напротив женщине. В отличие от Смитингтона, она не носит форму, но её откровенное по меркам более консервативных внутрисферных царств платье выдержано в бирюзово-чёрных тонах, традиционных для парадного мундира ВСМ, гармонируя со смуглой кожей и иссиня-чёрными волосами, в живописном беспорядке падающими на оголённые плечи. Некрупные узкие ступни босы, изящную лодыжку охватывает воронёный шипастый браслет - полуофициальный знак мехвоина. Впрочем, прошло уже много лет с тех пор, как эта женщина управляла бэттлмехом в бою; и свои полковничьи ромбы она выслужила отнюдь не на поле брани. Дана Амброз - директор корпуса центрального анализа МИМ, в чьи руки стекаются потоки информации от агентурных сетей пяти других отделов тайной службы Магистрата [4]. Холёные, унизанные дорогими перстнями тонкие пальцы сжимают ножку хрустального бокала, до половины наполненного "Шато Дэвион" урожая двадцать восьмого года. Говорили, что князь Федеративного Содружества упрятал сей напиток в погреба своего ново-авалонского дворца в день, когда началась операция "Крыса", дабы отпраздновать свою грядущую победу над Домом Ляо и передачу завоёванных капеллианских миров в дар своей молодой жене, Мелиссе Штайнер. Поскольку Капелла оказалась слишком крепким орешком для лисьих зубов, вино так и осталось в погребе - пришлось ограничиться памятным сервизом, на каждой из сотни с чем-то тарелок которого красовались название и карта одного из завоёванных в Четвёртой войне за Наследие миров.
   Подобный напиток - "эксклюзив, с самогО Нового Авалона" - продавали едва ли не в каждом из секторов Солярис-Сити, знаменитого тем, как известно, что купить там можно всё, что угодно, а продать - и того больше, были бы деньги у покупателя в кошельке. Адмирал Смитингтон никогда не предложил бы своей гостье напиток столь сомнительной репутации, если бы не одно "но": это вино было подлинным. Купить во Внутренней Сфере, и впрямь, можно всякое... если знать продавцов. Смитингтон, на заре своей карьеры звёздного волка ходивший на корабле контрабандистов, старые знакомства в этой среде сохранил. Сейчас он расслабленно откинулся на спинку плетёного кресла, распахнув бирюзовую парадную тужурку и небрежно расстегнув почти до пояса форменную рубашку, приоткрыв поросшую густым седым волосом грудь. Для полноты картины недоставало только дымящей сигары или трубки в зубах; но, как и большинство звездолётчиков, привыкших долгие месяцы дышать регенерированной атмосферой, адмирал слишком ценил чистый воздух, чтобы предаваться пагубной страсти к курению.
   Красивое лицо Даны Амброз, с которого умело наложенная косметика и пластическая хирургия стёрли любые намёки на возраст, оставалось спокойным, только быстро двигались глазные яблоки под полуопущенными веками, ловя в поле зрения фигуру за фигурой. Смитингтон был заядлым шахматистом - ещё одна привычка, нажитая за годы скитаний по Вселенной. От центральных миров Сферы до загадочных, почти неисследованных областей пространства, простиравшихся за анти-спинвардными рубежами Магистрата. От Мики до ганзейских звёзд, указанных не на всякой карте. Далеко не все обитатели этих отдалённых миров чтили Аресские конвенции, запрещавшие нападать на межзвёздные корабли - так что, адмирал был опытным воякой. И, в отличие от большинства известных Дане вояк, он не любил рассказывать каждому встречному байки о своих приключениях.
   - Ты ведь пришла сюда не для того, чтобы проиграть очередную партию в шахматы и продегустировать очередное вино из моей коллекции, не так ли, Дана?
   - Это не худший из возможных способов времяпрепровождения, - задумчивым негромким голосом ответствовала она, приподнимая бокал так, чтобы солнечные лучи заискрились в его содержимом. - Но ты прав. Меня привело к тебе дело, Джеймс.
   - Раньше ты никогда не втягивала старых друзей в свои шпионские игры.
   Дана снова засмеялась.
   - В эту игру ты втянешься рано или поздно, мой адмирал. К сожалению...
   Смитингтон поднял на неё удивлённый взгляд.
   - Не войну ли ты имеешь в виду?
   - Именно её, - вздохнула полковник Амброз. - Увы, Джеймс, именно об этом я и хотела тебе сказать.
   - И с кем же мы собираемся воевать?
   - Не мы. С нами. - Лицо Даны стало серьёзным. - И боюсь, что твои корабли окажутся на передовой быстрее, чем может показаться.
   Военный флот Магистрата, вкупе насчитывающий около ста сорока межпланетных и межзвёздных кораблей и немногим более сотни атмосферно-космических истребителей, был невелик даже по меркам Периферии. Два его основных компонента, Боевой и Резервный флота, являлись, скорее, административными, чем оперативными формированиями; отдельные корабли и целые эскадры передавались от одного другому в зависимости от положения дел на космических рубежах и межзвёздных трассах Магистрата. Как и у остальных царств Периферии, в его составе не было настоящих боевых звездолётов - эти миллионотонные чудовища, способные несколькими залпами своих огромных пушек стереть с лица планеты целую армию, вернулись во Внутреннюю Сферу лишь недавно, после того, как восстановление утраченной два века тому назад технологии вновь сделало возможным их строительство. Но даже в руках Великих Домов число этих циклопических машин смерти и разрушения можно было пересчитать по пальцам. В подчинении Смитингтона, командующего Боевым флотом, и равной ему по чину Карлы Бетешии из флота Резервного были эскадрильи АКИ на лёгких планетолётах-носителях, канонерки - иначе говоря, штурмовые планетолёты, отличающиеся от истребителей лишь бОльшим количеством авиационных пушек на борту, и несколько вооружённых транспортов, тоже способных, при необходимости, вступить в бой с неприятелем. В отличие от соседей-тауриан, у которых подобные силы выполняли функцию первого рубежа обороны, встречающего огнём вражеские силы вторжения ещё на выходе из гиперпространства, канопианскому флоту вменялась в обязанность, прежде всего, транспортировка наземных войск к театру военных действий. Тем не менее, и Смитингтон, и Дана Амброз, хорошо представляли себе, чем обернётся подобная задача в случае начала большой войны. Нехватка транспортных мощностей была ахиллесовой пятой Вооружённых сил Магистрата. Даже в мирное время командование флота вынуждено было привлекать вольных торговцев к переброске армейских частей от планеты к планете; нынешняя кампания в Сент-Ивском Пакте продемонстрировала это наглядно. Из этого следовал простой вывод, который давно сделали для себя и директор корпуса аналитиков, и командующий флотом: враг неизбежно постарается сорвать межзвёздные перевозки, атаковав наши звездолёты.
   Ещё лет десять или двадцать назад такие вещи считались немыслимыми. Столетия войн между Великими Домами привели кораблестроительную промышленность в упадок. Новые звездолёты строились слишком медленно, чтобы можно было терять их в боях. Как следствие из этого, они стали неприкосновенны для любой из воюющих сторон. Насаждаемый же Ком-Старом техномистицизм, объявивший божественной способность двигателя Кэрни - Футиды свёртывать пространство, всячески способствовал этому. Увы, сейчас времена изменились, и, как всегда, не в лучшую сторону. И Ком-Стар был уже не тот после устроенной новым примасом секуляризации; и полководцы нового поколения успели избавиться от свойственного предкам благоговенья перед утраченными технологиями Звёздной Лиги. "Слово Блейка", правящее бал в огромной Лиге Свободных Миров, при всём своём показном благочестии, без колебаний готово было опустить карающий меч истинной веры на голову любого еретика, особенно теперь, когда командование его войсками принял религиозный фанатик Камерон Сент-Джеймс. В Таурианском Конкордате и вовсе никогда не существовало запрета на уничтожение межзвёздных кораблей. На вежливое напоминание об Аресских конвенциях таурианцы лишь разводили руками: "а мы их не подписывали". Имея перед глазами примеры такого рода, и марианский кесарь, известный своей неразборчивостью в средствах, начал усиливать космические войска Гегемонии. Трактовать это можно было по-разному - но и как подготовку к боям в мировом пространстве, тоже.
   - У меня есть веские основания полагать, что О'Рейли планирует напасть на нас. Возможно, в конце этого года, или же в начале следующего - это зависит не только от его желания, но и от возможностей, как ты понимаешь. Тем не менее, это так.
   - Я не прошу тебя раскрывать источники информации (хотя могла бы и намекнуть старому другу), - проговорил Смитингтон, - но сравни размеры их и нашей армии. Даже с маленькой Лотианской Лигой, выставившей на поле боя всего парочку батальонов, он воевал целый год.
   - Тогда и легионов у него было всего два, - напомнила Дана. - Сейчас же их пять. Как ты считаешь - хорошие темпы роста? Всего за пять лет его армия выросла в два с половиною раза. И это с учётом потерь, которые они и по сей день несут в лотианских мирах. И потом: сколько полков расположено непосредственно у нашей границы? Вместе с наёмниками? - умолкнув, она залпом опустошила бокал. - Обыватель может спать спокойно, веря, что наша армия - вторая на Периферии, после таурианской! - самим фактом своего существования отобьёт у потенциального агрессора охоту нападать на Магистрат. Но мы-то с тобой понимаем, что это не так. Полки разбросаны по всему государству. Плюс колонии. Плюс экспедиционные корпуса в Сент-Иве и Хаосмарке. О'Рейли, если он не полный болван, сможет разбить эти полки по частям, батальон за батальоном.
   - Особенно если и межзвёздные пути окажутся под ударом, - вставил адмирал.
   - Да. Конечно, я не верю, что он сумеет дойти, хотя бы, до Линденмарля, не говоря уже о Канопусе, - Дана протянула ему свой бокал, и Смитингтон наполнил его, - но это будет тяжёлая кампания. Так считают эксперты, которым я подкинула эту задачку, и у меня нет причин не верить им. У кесаря есть неплохие шансы укрепиться вдоль границы, от Траксы до Букера... возможно, Басса и Афарзина, особенно если вспомогательный удар наносить со стороны Астрокази. А ведь мы знаем, что несколько лет назад он уже оборудовал там свою базу.
   - Теперь этой базы нет, - пожал плечами Смитингтон. - Зато мы сами учли этот опыт.
   - Ты что, веришь в лояльность того туземного царька? - удивлённо вскинула брови Дана.
   - Я верю в его страх, - поправил адмирал. - В конце концов, мои люди тоже ведут с ним дела, так что, я знаю, о чём говорю.
   - Хорошо. Допустим. Это ничего не меняет. Почти ничего. Эксперты утверждают, что достаточно трёх, если не двух, легионов, чтобы взломать нашу оборону и закрепиться на Траксе и Виксен. К тому времени, как из глубины Магистрата подтянутся свежие войска, там уже будут вражеские базы, которые с наскока не взять. И прибавь сюда рейды по нашим тылам - уж в этом-то бандиты О'Рейли знают толк! - Дана снова опустошила бокал и протянула его адмиралу. Её пальцы заметно дрогнули, когда рука Джеймса коснулась их.
   - Угроза действительно так серьёзна? - Смитингтон посмотрел ей в глаза. Раньше ты никогда не позволяла себе столь бурных проявлений чувств, Дана.
   Женщина быстро кивнула.
   - Прости, я слишком много работала в эти дни. Наверное, просто устала. - Она провела ладонями по лицу.
   - Ты говорила о каком-то деле, - напомнил адмирал.
   - О деле, да... - на мгновение она замолчала. - Джеймс... Мне нужна твоя помощь.
   - Самый быстрый корабль к твоим услугам, милая, - Смитингтон широко улыбнулся. - Предпочитаешь миканское гражданство или небольшой феод на Ново-Франклине? У меня как раз есть один на примете. Старый владетель кое-чем обязан мне и не имеет прямых наследников...
   - Джеймс, перестань, - вымученно улыбнулась она. - Сейчас мне не до шуток. Моя просьба совершенно иная.
   - И какова же она? - поняв, что собеседница не расположена к остротам, Смитингтон вновь стал серьёзен.
   - Мы... я подозреваю, что в МИМ есть предатель. Гегемонистский "крот", которого проспали орлы из внутренней безопасности, и благодаря нему О'Рейли знает слишком много о наших проблемах.
   По мелькнувшему в глазах Даны затравленному выражению, адмирал понял, что проблема, и впрямь, нешуточная.
   - Хорошо, - сказал он. - Допустим, это так. Разве это не находится в ведении полковника Смита?
   - Ты его знаешь? - удивилась Амброз. - Откуда?
   - Приходилось встречаться, - неопределённо махнул рукой адмирал. - Неприятный тип. Но у него нюх охотничьего кхога, - эта умная, хотя и безобразная на вид, рептилия жила на Цирцинусе, где местные обитатели приручали её, используя в том же качестве, что и собак. - Он уже взялся за это дело?
   Дана покачала головой.
   - Я не поручусь, что утечка идёт не через его отдел. "Крот" зарылся слишком глубоко, а начать копать под него - только зря тревожить; он-то выкрутится, а вот мы потеряем те немногие следы, что ведут к нему сейчас. Такие дела, Джеймс.
   Эта фраза - "такие дела" - в речи Даны свидетельствовала о крайней растерянности, в которой пребывает женщина. Смитингтон задумчиво потёр затылок.
   - То есть, ты хочешь сказать, что твои агентурные возможности сведены к минимуму? - уточнил он. - Я правильно понял?
   - Почти правильно, Джеймс... почти. У меня нет никаких агентурных возможностей. Увы. Я ведь аналитик, ты же помнишь... Мой отдел не занимается оперативной работой. Никаких агентов, спецподразделений, ничего... Вот, всегда так: каждый начальник отдела разводит у себя маленькую тайную армию, что Смит, что Вальдемар. Про эту стерву Белланка я уж молчу, её спецназ скоро разрастётся до полка, наверное. Одна я... - она махнула рукой. - Проблема в том, - продолжила она, немного погодя, справившись с приливом чувств, - что я не могу ни вычислить "крота", ни дать знать "силовикам" о его существовании. Я же не знаю, какие каналы информации ему доступны! Сам факт его существования мы выявили по косвенным признакам - чистый математический анализ, ничего больше. К сожалению, он слишком хорош. Быстро нам его не вычислить.
   - Извини, но здесь я тебе не помощник, - сказал адмирал Смитингтон. - Ни шиша не смыслю в ваших шпиёнских делах.
   - Брось, Джеймс, не прибедняйся. Можно подумать, ты сам на Бергене разведкой не занимался.
   - Занимался, было дело. И, чёрт бы меня побрал, если б я знал, кому перешёл дорогу... то есть, это сейчас я подозреваю, что столкнулся с клановцами; но двадцать-то лет назад... Так, ты хочешь, чтобы я тряхнул стариной? Или предлагаешь мне роль живца в ловле этого твоего марианского Штирлица?
   - Нет, зачем... рано или поздно, мы его вычислим. И думаю, что не очень поздно... Собственно, это будет отличный канал для дезинформации "Ордо Вигилис" - когда мы научимся им пользоваться. Дело не в этом.
   - Я весь внимание, - вставил Смитингтон.
   - У меня есть кое-какие наработки по противодействию гегемонистам. Рейды, там, и всё такое. Ты поймёшь. Неважно. Дело всё в том, что они есть у меня. Передать их той же Белланка или Вальдемару, скажем, я не могу - если их перехватит шпион, грош им цена. А осуществить своими силами... Да нет у меня своих сил!
   - И вот для этого тебе нужен старый друг Джеймс. Понимаю. Тяжеловат я стал на подъём, хоть и не обременён семейством... Да, впрочем, и слишком стар для подобных забав. Но то - я, - быстро добавил он, глядя на поникшую разочарованно Дану. - А смена молодая растёт. И какая смена! Уж поверь старику...
   - Я верю, верю, - Амброз кивнула. - Собственно, и нужно-то немного. Хороший корабль с надёжным экипажем. Несколько опытных бойцов; потом, можно - и нужно - использовать наёмников.
   - Корабль есть, - сказал адмирал. - Не флотский корабль, купец, но его капитан - мой хороший знакомый. Служил у меня вторпомом ещё тогда... не подведёт. Особенно, если хорошо ему заплатить.
   - Деньги будут. Уж что-что, а это я гарантирую. В конце концов, финансовая отчётность идёт через мой отдел, - Дана Амброз тонко улыбнулась.
   - Отлично. А сам отряд, как я понимаю, ты собираешься формировать на месте? Не нанимать готовый?
   - Именно так. И у меня есть кандидатура на роль командира.
   - Хорошо, скажешь потом. - Адмирал мгновенно стал собран и деловит. - Материалы завтра сможешь подкинуть? - женщина кивнула. - Тогда завтра же и обсудим детали. - Откинувшись на спинку кресла, он поднёс к губам свой бокал. - Пить за удачу не предлагаю, - предупредил Смитингтон. - Плохая примета. Кстати, твой ход, - добавил он, когда бокал опустел.
   Дана вернулась к положению дел на игровой доске. Ферзь надёжно блокирован, его трогать лучше не стоит...
   - А если так? - она передвинула ладью на три клетки вправо.
   - Какое это имеет значение? - Смитингтон улыбнулся. - Я же говорил: ты плохо играешь... - сухие морщинистые пальцы немолодого командующего Боевым флотом сцапали единорога-коня за витой рог и перенесли над доской.
   - В таком случае, твой король оказывается под шахом. И, собственно, партия заканчивается на следующем ходу, потому что шах этот - чистая формальность, предваряющая мат.
   - Партия заканчивается ходом раньше, - проговорил Смитингтон. - Смотри.
   Взглянув на клетку, которую занял конь, Дана Амброз скривилась. Следующий ход этой фигуры, и впрямь, заканчивался там, где находился чёрный король.
   - Погоди-ка, Джеймс, я ведь ещё могу отвести короля... ну, хотя бы... вот сюда.
   - И это тоже не имеет значения. - Пешка адмирала, та самая, что уже ходила пару минут назад, достигла края доски, обернувшись возрождённым ферзём.
   - Куда ты отступишь теперь? Вам мат, полковник Амброз. Вы опять проиграли.
   Вздохнув, Дана поднялась с кресла. В этот раз, Джеймс, но не в следующий. В конце концов, победа будет за мною, милый. Естественно, она не позволила этим мыслям отразиться на лице.
  
  
  

V.

  
   база "Уайтривер", Пиндэйл
   Денбар, сообщество Синь Шэн
   Капеллианская Кофедерация
   21 марта 3062 года
  
   - То есть... - осторожно проговорил Ноэль. - Приказ исходит с самого верха?
   Старший майор Арчал мрачно кивнул.
   - Но это же глупость, Камерон побери! - он сжал кулаки. - Отзывать с фронта полный лэнс мехов, чтобы сопровождать груз, каким бы ценным он ни был! Да ещё - под моим командованием! Что, у нас энсинов нет, что ли?
   - В приказе указано твоё имя, Ноэль, - сказал майор. - Видимо, кому-то наверху показалось, что здесь ты чересчур подвергаешь себя опасности. Вот "они" и решили перевести тебя поближе к столице.
   - Хрень. Дядя никогда бы так не поступил. Да и маменька тоже - это совершенно не в её характере. - Матушка коммандера Смитингтона ещё при Киалле служила в рядах 2-х Канопианских кирасиров и даже получила Кулак Равентира [5] из её рук за победу над двумя капелланскими бэттлмехами на Андармаксе. С учётом того, что сама она в это время командовала пехотным отделением, это и впрямь была впечатляющая победа. Ноэль, будучи старшим из её детей, но мужского пола, а следовательно - не имеющим права наследования, в отличие от сестёр, был обречён ступить на военную стезю; естественно, мать ожидала от сына, что тот не посрамит чести семьи. Хлопотать о переводе любимого чада в тыл было совершенно не в её характере. Скорее, наоборот: она не пожалела лишних полутораста тысяч долларов, чтобы купить для него чин именно в элитарном 3-м полку фузилеров, готовящемся к отправке во Внутреннюю Сферу. Что до адмирала Смитингтона, то и он немало посодействовал такому назначению, используя свои обширные связи. С чего бы ему вдруг давать задний ход?
   - Допустим, наши трофеи и впрямь настолько ценны, что умники из столицы хотят поскорее заполучить их в свои руки, - вслух размышлял Ноэль. - Но какая польза от бэттлмехов при их охране? Неужели, пехотного подразделения будет недостаточно?
   - Развёрнутый лэнс, - хмыкнул Арчал. - Возможно, что ваш пункт назначения находится отнюдь не в столице. Тогда вам придётся сопровождать груз не только в пространстве, но и на земле. Впрочем, нет, всё равно - хрень. Там и поближе должны найтись подразделения.
   - Нашим трофеям тоже и поближе найдётся применение, - вставил Ноэль.
   Это было верно подмечено. Обстановка на Милоше снова осложнилась: хотя эриданские кавалеристы и улетели, поджав хвост, на планету высадились 2-е Сент-Ивские уланы под началом Кассандры Аллард-Ляо. Неистовая сестричка Кая Алларда, может быть, и не обладала таким уникальным даром пилотировать бэттлмех, но зато готова была сражаться за независимость Пакта до последней капли крови. А передовые технологии, отсыпанные уланам щедрой рукой Виктора Дэвиона, превращали их в опасных противников. Трофейное оборудование клана пришлось бы очень кстати на Милоше, особенно если им удастся отремонтировать захваченные мехи.
   - Приказ есть приказ, - вздохнул Арчал. - Я сам бы с удовольствием повёл батальон на Милош, но центр считает оборону Денбара более важной задачей. В конце концов, лучше удержать одну эту планету, чем потерять обе.
   В том, что его старший товарищ и командир рвётся в бой, Ноэль не сомневался. Арчалу до зарезу нужно было реабилитироваться в глазах подчинённых и командования и доказать, что он достоин командовать полком. Свой прилёт на Милош он, несомненно, выставил бы как помощь севшему в лужу полковнику Сангрею; а уж Ноэль, в свою очередь, постарался бы поддержать эту версию. После недавнего успеха в бою с клановцами, он мог всерьёз надеяться на досрочное продвижение по службе; если же к ним прибавятся и успешные действия против сент-ивцев, то и подавно. Получить майора в двадцать четыре года - чем не повод для гордости? От такого даже маменька прослезится, Камерон побери! А вместо этого ему приказывают отобрать ещё троих мехвоинов из батальона и отправляться в Магистрат. Со всеми взятыми на поле битвы трофеями и пленницей-кошкой в придачу.
   Мысль о звёздном капитане Гритас заставила его сердце забиться сильнее. Эстер упорно отказывалась сотрудничать с фузилерами, отгородившись от всего мира непробиваемой стеной ненависти и презрения. После той, самой первой их встречи Ноэлю показалось, что эта стена дала трещину; но, сколько он ни пытался потом разговорить Эстер, та продолжала его игнорировать. А как хорошо было бы и её привлечь на свою сторону! Ноэль чувствовал, что его пленница тяготится вынужденным союзом своего клана с Дэвионом и прочей Звёздной Лигой; ему казалось, что ещё немного - и он уговорил бы Эстер присоединиться к атаке на Милош, тем более что имя "Аллард-Ляо" не вызывало у кошки ничего, кроме глухой ненависти.
   Ну, вот и всё. Время на сборы - двое суток. Сдать командование ротой энсину Дантону. Найти троих мехвоинов и определиться с пехотными подразделениями, назначенными в эскорт. Проследить, чтобы Эстер отконвоировали на борт транспортного планетолёта и разместили, как подобает её рангу и титулу. В общем, последние приготовления перед отлётом. И - прощай, далёкая чужбина, привет, родимый край... век бы тебя не видеть!
  
   Кримсон, Канопус IV
   Магистрат Канопуса
  
   Тайный план адмирала Смитингтона и Даны Амброз постепенно обретал ясные очертания, из туманной, пусть и красивой, идеи превращаясь в руководство к действию. В то время как Дана взяла на себя сбор информации, полезной в дальнейшей работе, Джеймс с энтузиазмом заядлого шахматиста принялся за расстановку фигур, вернее - основных фигурантов их операции. Следовало быть осторожными: не каждый ведь день в руки орлов из внутренней безопасности попадает такой лакомый кусочек, как реальный заговор с участием высшего офицера флота и человека номер два в Министерстве информации. А как ещё прикажете назвать то, чем они с Даной сейчас занимаются? Уголовный кодекс в данном вопросе строг, а они уже успели нарушить кое-какие его положения - к примеру, те, что касались охраны государственной тайны. Подвести их под монастырь будет проще простого, если слухи обо всей этой затее достигнут посторонних ушей. А ведь пресловутый шпион Гегемонии, проникший в самое, что ни на есть, сердце МИМ, наверняка не упустит такого шанса нейтрализовать своих врагов. Значит, надо быть вдвойне осторожным: защититься и от чужих, и от своих; последнее хуже всего, но ведь иначе-то - никак.
   Идею взять готовое подразделение наёмников они отбросили, едва ли, не сразу. Да, Внутренняя Сфера кишит вольными ротами, готовыми уцепиться за любой контракт. Среди них можно найти и достаточно надёжных, и достаточно опытных, и даже сочетающих означенные качества бойцов. Но всё это требует времени, и немалого. До Аутрича путь не близок, а ублюдкам, кучкующимся в последние месяцы на Астрокази или Эротитусе, доверять нельзя. Что, впрочем, не мешает их использовать как полезный человеческий ресурс - но втёмную, исключительно втёмную под командованием (и присмотром) офицеров, которым можно доверять.
   С кандидатурой на роль командира отряда рейдеров адмирал определился быстро. Капитан Дерек Хорн из 1-го батальона наёмного полка "Канопианских горцев", как раз, и принадлежал к числу тех солдат удачи, которым можно было доверять - в определённых пределах. Впрочем, "Горцы" оставались наёмниками лишь формально, а на деле, вот уже более двухсот лет продолжали служить Магистрату. Первый батальон, "Лёгкие уланы Лонга", понёс тяжёлые потери во время рейда гегемонистов на Гамбилон четыре года назад. Рейда, надо заметить, едва не стоившего жизни полковнику Оскару Лонгу, бессменному лидеру "Горцев" на протяжении многих лет. Один из немногих уцелевших офицеров батальона, тогда ещё лейтенант Хорн был в числе тех, кто требовал отмщения; но магистриса распорядилась иначе, перекинув "Горцев" на противоположную границу, к самым Новым колониям. Серьёзно потрёпанный 1-й батальон, где он служил, в дальнейшем подвергся реорганизации и стал гарнизоном в мире Дайнмар-Майорис, недалеко от Яфы и Фронка. Но когда командование "Горцев" заговорило о выделении сил для формирования новых регулярных частей армии Магистрата, Хорн в числе первых заявил о своём неприятии такого прожекта.
   Ознакомившись с его личным делом, Смитингтон уверился в том, что этот человек ему пригодится. Такой будет служить не за страх, а за совесть, вернее - за возможность, наконец-то, утолить свою жажду мести гегемонистам. Это желание, бьющее через край, уже стоило ему некоторых проблем с начальством; в досье говорилось, что новый командир "Горцев" Джудит Вуд ищет только повод, чтобы заменить его более подходящим офицером. Возможно, ей стоит дать такой повод. Разумеется, согласовав это дело с Хорном: не нужно, чтобы у него появился на нас зуб. И надо также узнать, кого из своих людей может отобрать Хорн для участия в нашей миссии. Большое число новобранцев, прибывших в 1-й батальон для восполнения потерь, понизило его рейтинг до "зелёного", но хоть пара-тройка опытных бойцов старого ещё состава должна сыскаться. Хотя это всё он узнает у самого Хорна.
   Вернее, не сам он, а Тобиас Циммер, капитан и владелец прыжкового корабля "Капитал", которому предстоит решить проблему транспортировки отряда рейдеров. Тобиас - надёжный человек; они с Джеймсом вместе слопали не один пуд соли, так что, он не подведёт. Несколько дней назад его корабль вернулся с Астрокази - что, опять же, пригодится нам, коль скоро этот гнусный пустынный мирок должен стать основной базой наших рейдеров; человек со связями в тех краях будет очень полезен - а послезавтра к нему стартуют планетолёты с грузом для Новых колоний и пограничных миров. Адмирал уже сказал своё веское слово, чтобы выгодный контракт достался именно Циммеру - со стороны это выглядело как помощь старому другу, ничего более - и теперь "Капитал" возьмёт курс на Дайнмар-Майорис, где Циммер сделает Хорну предложение, от которого нельзя отказаться. У него, как раз, запланирована остановка в пути. В соседнем мире Дунианшир он возьмёт на борт груз военного снаряжения для наших войск на Люксене; но по адресу этот груз не попадёт. Сбой в работе навигационной системы, или К-Ф-драйва - да, мало ли, что? - и корабль бесследно растворяется в мировом пространстве. Чтобы затем появиться в условленном месте, где встретится со второй частью подготовленного Смитингтоном отряда.
   Адмирал не сразу пришёл к мысли вовлечь Ноэля в реализацию своего плана. Парень он неглупый и надёжный, что более важно; но втягивать родню в политические интриги... А, впрочем, это же не настоящий заговор, где кто-то что-то худое умышляет супротив государыни и отечества. Это, можно сказать, совсем даже наоборот...
   Пришедшее несколько дней назад известие о том, как парень отличился в бою с кланом, взяв в плен целого командира тринария, стало последним аргументом, заставившим адмирала решиться на этот нелёгкий выбор. Племяш не на словах, а на деле подтвердил, что не зря носит свой коммандерский ромб. Пожалуй, что из него выйдет немалый толк; а уж из трофеев, которые он повезёт с собою - и подавно. Вот бойцы, которых он возьмёт с собой - это уже хуже. Плохо получится, если ни один из них не согласится на сотрудничество. Ведь они-то, в отличие от того же Хорна, не имеют причин ненавидеть гегемонистов. Или имеют? 3-й полк фузилеров, вместе с "Горцами", участвовал в отражении набегов Гегемонии в конце пятидесятых годов. Возможно, что среди отобранных для "эскортирования важного груза" ребят попадутся такие, у кого есть зуб на кесаря и его легионы. И, в конце концов, они канопиане, а значит, должны быть готовы воевать за родину. Хотя бы и таким, не совсем законным - совсем не законным, будем уж откровенны - способом. Потому что нехорошо будет, если придётся ребят ликвидировать из соображений секретности. Это МИМовские интриганы всегда готовы сами же убивать своих, буде того потребуют интересы дела. На флоте такие фокусы не в чести.
   Как бы то ни было, это даст им ещё четыре бэттлмеха. А уж кого посадить в их кабины, они, в крайнем случае, найдут. Всё равно, им придётся вербовать бойцов на Эротитусе - для убедительности. Наследить ровно настолько, чтобы гегемонистская разведка, буде начнёт раскручивать этот клубок - а ведь начнёт, никуда не денется - вышла на уволенного, а может - и дезертировавшего капитана Хорна с его жаждой мести, и узнала, что он набирал людей на Эротитусе, где нынче тусуется весьма лихой люд. Капелланские и сент-ивские дезертиры с недавних пор облюбовали этот периферийный мир, известный своим традиционным нейтралитетом, устроив там себе малину. По последним данным, там сейчас нашлись харизматические лидеры, сколачивающие из этого сброда настоящие крупные пиратские банды; но и для нас найдётся вербовочный контингент. Естественно, за поганцами нужен будет глаз да глаз; но наши ребята справятся. Адмирал был полностью уверен в кэпе Циммере и своём племяннике; что же до Хорна, то так просто командирами роты не становятся. Тем более, у наёмников. Лидерские качества у него есть, так что, командование отрядом обязан вытянуть.
   Никуда не денется. бойцов старого ещё состава должна сыскаться. о его рейтинг до "ь нас. о новый командир " " ер, та
  
  
  

VII.

  
   Яфа, Область Новых колоний
   29 мая 3062 года
  
   Вообще-то, это было библейское название, но особенности английской транскрипции исказили его до неузнаваемости, а русскоговорящие колонисты из соседней Капелианской Конфедерации добавили новый смысл. Мир, чьё название в латинском написании выглядело как Joppa, и в самом деле, являлся задницей обитаемой вселенной. Расположенный в полтора раза дальше от своего солнца, чем старая добрая Терра - от своего, он, тем не менее, получал в полтора же раза больше солнечного света и тепла - а всё из-за того, что светимостью звезда, вокруг которой он обращался, превосходила родное Солнце человечества втрое. Климатическая "термоэра" на нём и не думала завершаться, почему температура колебалась в довольно незначительных пределах - от плюс полусотни градусов по шкале Цельсия на экваторе до плюс двадцати на полюсах. Вода, собранная в пару замкнутых и не сообщающихся между собой морских бассейнов, занимала около трети его поверхности. Испарение создавало колоссальную влажность на лежащем меж этими морями "континенте"; но стоило удалиться на сотню километров к северу ли югу, как путник оказывался в сухой и безводной пустыне, где выжить без увлажнённого кислорода было бы проблематично [6].
   От старых, основанных ещё при Камеронах, поселений за триста лет не осталось ничего, кроме руин, представляющих ценность, разве что, для археологов. Новые колонисты, пришедшие сюда два десятилетия назад, застали Яфу в полном безлюдье. Вначале канопиане, затем таурианцы; в последние годы к ним присоединились и вездесущие капелланские хуацяо, те самые, что столь ехидно изменили смысл названия планеты. Главный город планеты, носящий то же имя, что и она, был на Яфе и единственным; ни один из полусотни посёлков не дотягивал и до тысячи жителей, чтобы считаться хотя бы отдалённым подобием города. А большая часть населения обитала и вовсе на разбросанных по всей плювиальной зоне фермах да хуторах.
   Единственный город, единственный космодром... единственный госпиталь, в который попала в интернатуру Эрда Центрелла. Это был её собственный выбор: девушке не хотелось проводить всю свою жизнь в тепличных условиях столицы. Из детского чувства противоречия, она не пошла по стопам старших сестёр, и вместо обучения искусству пилотирования бэттлмеха избрала стезю военного врача. Получив змею и чашу в довесок к окантованному золотом ромбу энсина на петлице, она сделала второй серьёзный выбор в своей жизни: на распределении заявила, что не желает себе никаких поблажек и собирается честно отправиться служить... да куда угодно. Хоть в Новые колонии!
   Задним числом, Эрда осознавала, что не последнюю роль в этом играли недавние семейные неурядицы, невольной свидетельницей которых она становилась. Николас Рамили откровенно тяготился вынужденным бездействием в роли неправящего мужа венценосной особы, но магистриса не торопилась отпускать его из столицы. Масла в огонь подливал дед, вождь наёмников Ньютон Рамили - несмотря на преклонный возраст, он продолжал командовать наёмным полком "Рейдеров" и не раз уже заявлял, что дворцовая жизнь превратила сына в бесхребетного слизняка. А вы и внука в такую же тряпку превратить собираетесь? Ньютон-младший, брат Эрды и единственный сын магистрисы, всегда пользовался повышенным вниманием старика. Смирившись с тем, что старшие Даная и Наоми слишком важны для рода Центрелла, Ньютон Рамили переключился на младших детей Эммы и Николаса, в каждом из них видя своего потенциального наследника.
   Это было ещё одной причиной, заставившей Эрду отказаться от подготовки мехвоина - девушка была слишком горда и независима, чтобы следовать чьим бы то ни было указаниям. Да, конечно - дочерний долг... долг перед Домом и Магистратом... титул обязывает... собственно, к чему? Будучи лишь третьей в линии престолонаследия, Эрда трезво оценивала свои шансы занять трон Канопуса и не видела смысла предпринимать в этом направлении какие-то шаги. Путь к трону в таких случаях неизбежно обагрится кровью старших сестёр, а Эрда любила и Наоми, и Данаю и не желала им зла. Ни править Магистратом Канопуса, ни командовать "Рейдерами Рамили" она, в равной степени, не хотела. Возможно, подспудным мотивом этого нежелания был страх перед ответственностью, ждущей её на любом из этих путей. И мать, и отец, и даже суровый обычно дед баловали девочку, позволяя ей то, что настрого запрещалось старшим сёстрам и брату.
   Твёрдость её решения поступить в мединститут и отправиться затем в Новые колонии поразила всех. Переубедить Эрду не удалось никому... Последняя попытка окончилась и вовсе скандалом; впрочем, он назревал давно и безотносительно к поведению девушки. Отцу и матери требовался лишь повод для окончательного выяснения отношений; вот и нашёлся подходящий. Эрда покинула Канопус IV тем же вечером, сев на ближайший рейсовик до Детройта. Оттуда, на перекладных, через Ур Круин - к Яфе, где её уже ждали. В конце концов, свой красный диплом она заработала честно, да и само желание отправиться в эту периферийную дыру говорило о многом.
   Дежурство в выходной день - штука неприятная сама по себе; а тут ещё эта жара... Влажность, никак не желающая разродиться дождём, казалось, добавляла градусов к тридцати двум в тени, которые показывал термометр за окном. Поэтому, первое, что сделала Эрда, явившись в родное отделение - это заперлась в ординаторской и, содрав пропотевший насквозь форменный комбез, наскоро вытерлась полотенцем и надела белый медицинский халат на голое тело. Комбез отправился на вешалку в шкаф, запылившиеся туфли - в угол; девушка с наслаждением пошевелила босыми пальцами, прежде чем сунуть ступни в разношенные сменные шлёпанцы. Кондиционер - скверная капелланская поделка - как всегда, не работал. Два вентилятора лишь без толку гоняли раскалённый воздух по помещению, а открывать окно было бесполезно - на улице было ещё жарче, чем внутри.
   Достав из сумки недочитанный детектив - какая-то дурь сианьского розлива про злые происки шпионов ФедКома и героические усилия "Маскировки" в борьбе с оными - Эрда уселась, было, на диван в отгороженном шкафом закутке, где красовался головизор, но затем, мысленно ругнув себя за забывчивость, встала и вышла в коридор. На посту медсестры не было никого; дежурная медсестра, девчонка на год моложе двадцатилетней Эрды, сидела в кресле в окружении ещё трёх вентиляторов и стоически боролась со сном, держа в руках такой же тупенький дюдик в аляпистой мягкой обложке. Или не такой - красующейся на обложке портрет авторши, обнимающейся с уродливыми мордатыми зверюшками, не то мопсами, не то суратами, намекал, что шпионами там и не пахнет. Сплошные домохозяйки да домработницы, распутывающие нелепые семейные тайны друг друга.
   - Доброе утро, ваш' высочество, - сонно пробормотала девица. - У нас тут без происшествий, всё нормально... а кофе вы будете?
   Эрда жизнерадостно кивнула. От жары её саму начало клонить в сон, поэтому от чашки-другой она бы не отказалась. Да и подкрепиться бы не мешало. Готовить завтрак с утра было так лень... Она и с постели-то встала в аккурат за десять минут до того, как отправилась на работу - так хотелось понежиться ещё хоть пять... десять... пятнадцать минуточек, что времени хватило в обрез - умыться да бегом на работу.
   - Доброе утро, Лиз, - поприветствовала она медсестру. - Кто тебя сегодня меняет?
   - Никто, - девушка пригладила растрёпанные светлые волосы. - У Ленки сын заболел, и мы с ней поменялись дежурствами.
   - А-а... ладно, я тогда воды пойду наберу, - Эрда сняла с подставки кофейник.
   Формально принадлежащей медслужбе ВСМ, госпиталь де-факто был единственным местом на всей планете, где можно было получить квалифицированную медицинскую помощь. Поэтому в его трёхсоткоечной ёмкости не было ничего необычного. Отсутствие нормального полкового гарнизона на Яфе ничего не значило. Ходили слухи, что Ставка командования магистрисы рассматривает этот мир как передовой рубеж обороны на случай войны, не пойми, с кем - может, с лигистами, если те решат атаковать со стороны Андуриена, а может - с капелланцами, буде её величество рассорится с его небесным великолепием. Или, что более вероятно, столичных полководцев заботят ново-колониальные мятежники: ни для кого ведь не секрет, что их гадостный сепаратизм не добит до конца, а, напротив, только и ждёт, как бы, заручась поддержкой дэвионовского империализма, попортить побольше кровушки Тройственному Альянсу братских наций Периферии и Дома Ляо. Вот, и в книжице про шпионов этот мотив обыгрывается - и до чего занятно!
   Более популярная в народе версия гласила, будто бы среди развалин в джунглях ушлые изыскатели нашли большой тайник утраченных технологий; гарнизон на Яфу никто не ставит для пущей секретности - известное дело, чтобы внимания не привлекать. Да и на фига тот гарнизон, ежели полные закрома лостеха под боком наличествуют? Я, правда, сама не видела, но мне соседка сказала, шо ейный муж, у которого брат в ополчении служит, от тово брата слышал, шо... Только тихо! А ну, как и правда федкомовские шпионы кругом?
   Вживе представив себе двух кумушек-сплетниц, делящихся историями - одна другой невероятнее, Эрда не удержалась и прыснула. Не то чтобы она знала нечто, недоступное простым подданным канопианской короны - магистриса Эмма никогда не выбалтывала государственные тайны в кругу семьи - но элементарная логика подсказывала, что подобные россказни просто обязаны быть досужей выдумкой.
   Госпиталь, вместе с прочими военными объектами, заложили на Яфе ещё до того, как был подписан союзный договор - в те времена Капеллианская Конфедерация ещё числилась в списке потенциальных противников, поскольку аналитики Ставки не верили в способность Ляо воевать с любым из Великих Домов, и делали отсюда вывод, что естественное направление его возможной агрессии - Периферия. А значит, врага нужно остановить на внешних рубежах, на максимальном удалении от центральных, промышленно развитых миров Магистрата. Ну, и мощная военная база в малоисследованном секторе пространства, нависающая над коммуникациями ожидаемой армии вторжения, всяко, будет нелишней, если начнётся война. И, хотя означенную базу так и не создали, госпиталь, по инерции, был достроен. Наверняка, вокруг этого крутились большие деньги, и кто-то неплохо нагрел руки на этом строительстве; для Эрды, впрочем, детали таких махинаций всегда были тёмным лесом. Лишнее свидетельство профнепригодности как монарха? Ну, может быть... Или простого нежелания вникать в то, что ей было неинтересно.
   Как бы то ни было, сейчас госпиталь исправно пахал за себя и за так и не достроенную центральную больницу Яфы. По причине локально-планетарного лета и сцепленного с ним сезона отпусков, отделения стояли полупустыми - в том плане, что сверхштатных коек в коридорах и подсобках никто не развёртывал, и даже в палатах иногда наблюдались свободные места. Отделений, впрочем, как таковых, было немного: непременные кожвен и неврология; гинекология, разросшаяся сообразно обилию дам и девиц в управленческих структурах матриархального общества Канопуса; спецотделение, сочетающее функции ЛОР, офтальмологии и челюстно-лицевой хирургии в одном флаконе; неспециализированные терапия и хирургия занимались всем остальным. Не столица, чай: на большее персонала нету. Впрочем, им тут было, чем гордиться. Один только компьютерный томограф, купленный у залётных торговцев из Клана Алмазной Акулы чего стоил. Н-ну... дороговато он, конечно, стоил, но за неполный год окупился сторицей; даже с соседних миров народ прилетал на этом чуде клановской техники обследоваться, с того же Детройта...
   Нашарив в кармане халата связку ключей, Эрда отперла служебный туалет и подошла к раковине. Наполнить кофейник было делом одной минуты; она даже не стала включать свет. На обратном пути она остановилась перед огромным, выше человеческого роста, зеркалом в резной дубовой оправе. Высокая - полных сто семьдесят пять сантиметров без обуви; дочерна загоревшая под жарким солнцем Яфы, с его избытком ультрафиолета в спектре; самую чуточку полноватая - в отличие от сестёр и матери, она не испытывала желания, а последний год - и не имела возможности изводить себя спортивными упражнениями... Следить за фигурой так, как это делали они, Эрде было, попросту, лень; впрочем, вынужденная диета - по неумению готовить и всё той же нехватке свободного времени - исключала прирост килограммов и так. Широко расставленные карие глаза. Тонкий прямой нос, полные губы; спускающиеся до поясницы тёмные волосы - как и сёстры, Эрда пошла в смуглокожую и черноволосую матушку, а не в блондинистого отца. Заканчивающийся много выше колен халат совершенно не скрывал её длинных ног... он вообще мало, что скрывал. Эрда с неудовольствием отметила расползающиеся под мышками на его белой ткани тёмные пятна пота. Да и белизна выглядела не слишком-то белой. Разношенные синие шлёпанцы на ногах; цепочки-браслеты, обвивающиеся вокруг тонких лодыжек и запястий; ещё одна цепочка с медальоном на шее; фамильный перстень на правой руке. Одно время Эрда подумывала - по примеру той же Лиз - вдеть себе колечко в губу, но очевидная болезненность такой операции покамест перевешивала эстетические соображения. К тому же, её украшениям и без того завидовал весь женский персонал госпиталя. Хотя Эрда взяла с собою на Яфу лишь самые любимые.
   Показав собственному отражению язык, Эрда, лихо крутанувшись на отсутствующих у шлёпанцев как класс каблуках, устремилась обратно в сестринскую. Белобрысая Лиз, окончательно и бесповоротно проигравшая неравную схватку то ли с Морфеем, то ли с Песочным Человечком из лиранской мифологии, тихонько дремала в своём кресле, не выпуская томик иронического детектива из рук. Костюм её мало отличался от эрдиного - такой же халат, полу которого украшало бледно-жёлтое пятно въевшегося до полной неотстирываемости кофе; только что вместо шлёпанцев у ног красовались запрещённые больничными правилами, но ужасно милые и потому носимые, наперекор оным, розово-пушистые тапки с пластмассовыми глазами-пуговками и длинными заячьими ушами. Поскольку вставать Лиз не собиралась, она вытянула ступни из обуви и водрузила сверху; не очень чистые после ходьбы в босоножках по пыльной улице, зато украшенные несколькими разномастными колечками, пальчики утопали в розовом искусственном меху.
   Быстро разувшись, чтобы не создавать лишнего шума, Эрда на цыпочках подкралась к креслу и наклонила кофейник, нацелив тонкую струйку холодной воды точнёхонько меж полуоткрытых губ подруги. Лиз встрепенулась и подскочила, как ужаленная. Сфокусировав взгляд всё ещё сонных голубых глаз на улыбающемся лице Эрды, девушка нарочито-обиженным тоном произнесла:
   - Стерва вы, ваш' высочество. Как есть, стерва. Мне такой замечательный сон начал сниться...
   Подойдя к столу, Эрда включила кофейник.
   - И что за сон? - полюбопытствовала она.
   - А вот не скажу! - Лиз показала язык. - Не надо было меня водой поливать! Тем более, холодной!
   - Тебе приятно должно быть: хоть что-то холодное по такой жаре! - притворно возмутилась Эрда. - Свинья ты неблагодарная. Сонная неблагодарная хрюшка.
   Вместо ответа, Лиз сгребла с соседнего кресла подушку и запустила ею в подругу. Перехватив сей импровизированный метательный снаряд в полёте, Эрда кинула его обратно.
   - Мало того, что ты спишь на дежурстве, - уклонившись от летящей подушки, позволив ей врезаться в дверь и упасть, заявила Эрда, - так ты ещё и совершаешь противуправные действия, ква-ли-фи-ци-ру-е-мы-е, - по слогам проговорила она это умное слово, - как оскорбление величества. - Эрда наставительно воздела палец. - В общем, с тебя пирожки. - Не в силах больше держать напускную серьёзность, она рассмеялась.
   - А у меня нету, - Лиз снова показала язык. - И вообще, я на диете. Со вчерашнего вечера. Когда всё съела.
   - Специально! - возмутилась Эрда. - Чтобы мне не оставить!
   Подхватив с пола всё ту же подушку, Лиз уже изготовилась, было, метнуть её обратно в Эрду, но остановилась, удивлённо прислушавшись к донесшемуся с улицы отдалённому рокоту.
   - Эрда, что это? - в голосе девушки слышалась неподдельная тревога.
   - Похоже на гром... - Эрда Центрелла выглянула в окно, увидев ясное голубое небо. - Но грозы, вроде, нет... или?
   Девушки испуганно переглянулись. Обеим пришла в головы одна и та же мысль.
  

* * *

  
   На плакате озарённый лучами рассветного солнца "маршал" добивал уродливый пиратский бэттлмех. "СТАНОВИСЬ В СТРОЙ! - гласила выведенная сверху надпись. - Возьми судьбу в свои руки - стань колониальным маршалом!" Картинка была приятная, что и говорить. Если бы ещё и отношение местных обитателей к означенным маршалам было соответствующим... Афанасий Дегтярёв невесело улыбнулся. Хотя десятки честных мехвоинов и отказались поддержать мятеж Шермана Мальтина, в глазах канопиан, да и многих таурианцев, все маршалы оказались скомпрометированы участием немногих в этом обречённом восстании. Взять хоть эту чёртову "мадам"... Известная под таким прозвищем коммандер Долорес Бруно, возглавлявшая планетарное ополчение Яфы, на полном серьёзе полагала, что полурота колониальных маршалов, присланная Дереком Мак-Эвансом для усиления оборонительных возможностей этого мира, на самом деле только и ждёт, как бы половчее захватить его. Только отсутствие собственных боевых механизмов на вооружении ополченцев удерживало Дубовую Долли от открытых обвинений капитана Дегтярёва в подготовке мятежа. Стычка между усиленной полуротой мехов и поддержанной четырьмя лэнсами разномастной бронетехники пехотой могла привести к большому кровопролитию и вероятному истощению обеих сторон, но никак не победе. А зазря лить свою кровь ополченцы отнюдь не собирались. Горячие головы, коих в ополчении хватало, тешили своё самолюбие непрестанными драками в барах, в качестве противников выбирая, как и следовало ожидать, колониальных маршалов. С каждой новой дракой отношения между двумя подразделениями, по идее, долженствующими вместе защищать этот мир, накалялись. Пока, слава Блейку, им удавалось обходиться без смертоубийства, и даже не доходить до тяжёлых увечий; но Афанасий, как и все вокруг, чувствовал, что долго это не продлится.
   Несмотря на это, отец твёрдо стоял на своём. "Никаких агрессивных действий против ополчения не предпринимать. Не поддаваться на провокации!" Честно прослуживший на границе с Дэвионом тридцать лет и успевший повоевать на заре своей карьеры, в инциденте 21-го года, когда 1-е Таурианские уланы сцепились с клятыми федерастами на мире Бромхед, Трифон Степанович Дегтярёв не хотел превращать свой новый дом в бойню. Уйдя в отставку в невысоком чине субалтерна, он заделался колониальным маршалом вскоре после этого - но только лишь потому, что, в полном соответствии с лозунгом на рекламном плакате, решил не выпускать поводья судьбы из рук. Стареющий ветеран считал войну неизбежным злом - с ударением на слове "неизбежное" - а коли так, то нужно быть редкостным глупцом, чтобы продать с таким трудом доставшийся в качестве трофея на том же Бромхеде мех и превратиться в фермера-грязекопа или какого-нибудь торгаша. В более спокойных мирах скопления Гиад, типа родного Ильюшина, это было бы, возможно, и неплохим выбором, но здесь, в Новых колониях, подлинным творцом своей судьбы мог быть лишь тот, кто сидел в кабине боевой машины. На десятке миров от Яфы до Портленда закон оставался весьма эфемерным понятием, чья зона действия обрывалась за городскими стенами.
   Правда, это же обстоятельство давало колонистам то, чего они не могли получить более нигде. Свободу. Право жить без оглядки на веления магистрис и лордов-протекторов с их амбициями, интригами и паранойей, толкавшей полки мехов навстречу друг другу. Привилегию не склонять головы ни перед кем, чья заслуга заключалась лишь в веренице родовитых предков, тянущейся из глубины веков. Возможность самим решать, как жить и чем заниматься в этих новых мирах.
   На практике, надо заметить, такая свобода означала и то, что свобода одного заканчивалась там, где начиналась пушка другого. Калибр рождает право. У кого больше калибр - тот и прав. Идеалистам в Новых колониях приходилось туго. Наивным апологетам вольной жизни недобрые соседи быстро напоминали, что обратной стороною отсутствия налагаемых Законом обязанностей является отсутствие дарованных тем же Законом прав. Авантюристы, искатели приключений и просто бандиты напропалую пользовались слабостью колониальной администрации, её неспособностью, да и нежеланием держать ситуацию за пределами немногих островков Закона, Порядка и Цивилизации под жёстким контролем.
   Для того чтобы напомнить апологетам "права сильного" о том, что помимо закона джунглей существуют ещё и Законы Человеческие, и были созданы колониальные маршалы. Эпохальное, как его немедленно окрестила пресса, тауриано-канопианское соглашение 56-го года, объявившее регион Новых колоний кондоминиумом означенных держав, дало им жизнь как независимой военной силе, не подчиняющейся напрямую ни одной из них, но стоящей на страже их общих интересов. А равно и интересов миллионов колонистов, населяющих все эти миры, от Портленда до Яфы. За пять лет своего существования колониальные маршалы если и не покончили с разбоем на новых территориях, то, по крайней мере, прижали его к ногтю, разгромив самые крупные, наглые и опасные пиратские шайки, уже превратившие, было, этот сектор пространства в новый конгломерат бандитских королевств.
   Увы, детройтский мятеж 61-го года пустил всё насмарку. Ново-колониальный истэблишмент, возглавляемый честолюбивым и харизматичным Шерманом Мальтином, решил, было, послать далёкие метрополии на хрен, чтобы зажить своим умом - благо, и сырья хватало, и новые заводы Детройта работали бесперебойно. Своего ума на то, чтобы понять - ни Канопус, ни Таурус так просто от владения всем этим не отступятся, у них, явно, не хватило. Захватить прибывших на мирную конференцию дипломатов - нет, до этого ещё надо было додуматься! Даже то, что среди пленников оказались магистриса Канопуса и лорл-протектор Конкордата, не остановило мятежников. Ну что ж... канопианско-капелланские войска под общим командованием Наоми Центрелла быстро научили Мальтина и его клику уму-разуму.
   К сожалению, наряду с этими жадными до власти политиканами под раздачу попало и множество других людей.
   Афанасию, по молодости лет рванувшемуся, было, воевать за независимость Новых колоний, повезло: отец, вовремя распознавший намерения сына, сумел его удержать. Но вот несколько друзей молодого мехвоина, у которых не нашлось столь мудрых советчиков, отправились на Детройт и погибли там. Без толку и глупо погибли. Как там, у классика? "Мятеж не может кончиться удачей..." Ну да, "в противном случае его зовут иначе". Кто бы спорил? Случись Мальтину добиться своего, молодые глупцы превратились бы в орлов революции; а вот таких, как Дегтярёв-старший, вполне могли и заклеймить как коллаборационистов и приспешников старого режима. Правда, шансов победить, особенно после детройтских художеств с заложниками, у мальтиновской хунты не было почти никаких. Да и юные глупцы, в любом случае, сложили бы свои буйны головушки. Не всё ли равно - за победившего Мальтина или за проигравшего... Один чёрт - сказал сыну Дегтярёв-старший - этот козёл использовал таких, как ты, романтичных и свободолюбивых (это слово он произнёс с особенной иронией в голосе - не иначе, вспомнил собственную юность, догадался потом Афанасий) мальчишек и девчонок. Романтичные юнцы - топливо всех революций и войн. Дрова, которые венценосные ублюдки швыряют в топку своих амбиций. Ты же не хочешь быть поленом, а, парень?
   Афанасий, естественно, не хотел. После первого такого разговора он возненавидел отца. Второй попросту не пожелал слушать. А третьего и не потребовалось: наступил февраль 61-го... Наоми Центрелла и её капеллианские союзники доходчиво объяснили мятежникам всю глубину их заблуждений... Всё шло именно так, как и предсказывал Дегтярёв-старший. Всё шло в точности, как он говорил, с самого начала. Вот тут у Афанасия хватило ума понять. И это понимание отрезвило его моментально. "Просто, ты стал взрослым, парень. Ничего - рано или поздно, это должно было случиться".
   Афанасий тряхнул головой, отгоняя тягостные воспоминания. Думать о глупце, каковым ты был всего год назад, неприятно само по себе. Тебя водят за нос - а ты и рад-радёшенек. Идёшь за своим Вождём, как баран... на бойню. Нет уж! Афанасий поклялся себе, что больше никому и никогда не позволит превратить себя в орудие для осуществления чужих амбиций.
   Правда, с горечью подумал он, бойню нам могут устроить и без этого.
   Сигнал тревоги поднял его, как и четверых других мехвоинов отцовской полуроты, совершенно неожиданно, лишив возможности насладиться законным воскресным отдыхом. Они только-только успели добежать до ангара мехов... а враг уже развёртывал войска на космодроме.
   Как планетарное ополчение умудрилось прозевать высадку? Вероятно, "мадам", по уши озабоченная мнимой угрозой со стороны маршалов, не догадалась задрать башку к небу и разглядеть там приближающийся к Яфе дропшип. А может, у неё была заключена какая-то сделка с этими бандитами? С неё-то станется. Дубовая Долли мнила себя великим стратегом, и вполне могла отмочить такой фокус.
   Как бы то ни было, вводную им дали предельно простую: пираты, силами до роты мехов, этим утром произвели высадку и овладели космодромным терминалом. Задача полуоты - вместе с приданными ей танковым лэнсом и пехотным взводами, выдвинуться к терминалу и взять под контроль основной комплекс зданий, где размещается центр управления. Ожидаемое противодействие? Хрен его знает. Готовьтесь к худшему. Поддержка со стороны ополчения? Аналогично. Хрен знает. Но на всякий случай, хлопцы, держите ухи востро. Как бы "мадам" не наделала делов... Ох, чует моё сердце...
   Закинув свою одежду в личный шкафчик, на дверце которого и красовался тот плакат, с победоносным "маршалом" и "возьми судьбу в свои руки!", Афанасий быстро натянул шорты и хладожилет. Зашнуровав ботинки, и ухватив нейрошлем, он бегом бросился к основному помещению ангара - туда, где, окружённые лесами, высились десятиметровые фигуры шагающих боевых механизмов.
   Отцовский VTR-9B "виктор", по старой памяти раскрашенный в красно-зелёные цвета 1-х Таурианских улан. Видавший виды дряхлый "арчер" классической модели 2R с угрожающе развёрстыми орудийными люками, из-под которых щерились двадцатитрубные установки РДД. Новёхонький тридцатитонный ABS-3L "анубис" Ленни Мак-Алистер. На год моложе девятнадцатилетнего Афанасия, Ленни не успела повоевать на Детройте, хотя, видит Блейк, безумно хотела этого. Несмотря на свои радикальные взгляды, а может - благодаря ним, она стала идеальным пилотом лёгкого ударного меха, на учебных стрельбах неизменно кладя в яблочко по два из каждых трёх залпов своих дальнобойных ракетных установок. Оставшиеся мехи полуроты - быстроходный лёгкий "спайдер" усовершенствованной модели 7М, вооружённый двумя импульсными лазерами, и массивный 75-тонный "бандерснатч" - уже покинули свои "гнёзда" и неспешно топали к выходу, повинуясь командам теха-регулировщика, деловито машущего своими люминесцентными жезлами.
   Люлька подъёмника стремительно вознесла Афанасия к кабине его собственного MHL-X1 "маршала". 55-тонный красавец, раскрашенный в красную с небольшим добавлением чёрного цвета гамму, носил гордое прозвище "Ваш-Паникёр", в честь персонажа древнетерранской мифологии, известного своей меткой стрельбой. Афанасий искренне надеялся, что и он когда-нибудь станет таким же умелым снайпером; правда, на сегодняшний день его стрелковые достижения оставляли желать лучшего. Хорошо хоть, с пилотажем всё было в порядке. Молодой воин управлял десятиметровым бэттлмехом почти как собственным телом, только что не сливаясь с машиной воедино на манер героя популярного федкомовского сериала.
   Соединив кабели электропитания и шланги подачи охладителя в жилет с пазами у подлокотников кресла пилота, Дегтярёв натянул на свою растрёпанную русую шевелюру матерчатый подшлемник, водрузил сверху нейрошлем и начал процедуру запуска. Цифровой код... голосовая идентификация... словесный пароль. "Love and a peace!" - Афанасий не принадлежал к числу тех, кто относился к используемой для финального этапа идентификации фразе как к разновидности девиза или лозунга, выражающего жизненное кредо. И на мир во всех мирах, и на любовь ему было наплевать. Просто, это была любимая фраза того мифологического персонажа, от которого получил своё прозвище бэттлмех.
   Активация. На мгновение закружилась голова. Побочный эффект обратной связи нейрошлема, вернее - её включения; через пару минут всё войдёт в норму. Да, собственно, уже... Поддерживающие мех в ремонтной ячейке леса медленно расползлись в стороны. Потянув на себя рычаги, Афанасий заставил "Ваша" сделать первый шаг. Затем второй. Третий. Грузно топая по бетонному полу, десятиметровый гигант прошёл немного вперёд и развернулся к выходу. Афанасий почувствовал, как бешено колотится сердце в груди. Впервые в своей жизни он шёл в настоящий бой.
  

* * *

  
   Ричард Канни бесстрастно изучал развёрнутую на вспомогательном голографическом мониторе рельефную карту города Яфы и окрестностей. При населении, немного превышающем сорок тысяч человек, планетарная столица расплескалась вдоль долины реки под названием Иордан - первооткрывателям этого мира, явно, не давали покоя библейские мотивы. Река рассекала карту по диагонали, с юго-востока на северо-запад, и большая часть городских кварталов расположилась на правом её берегу. Левый занимала узкая полоска административного района, плавно переходящего в комфортабельные особняки колониальных правителей; пятью километрами южнее находился космодром, где и совершил высадку отряд Канни. Два моста - железнодорожный на юге и автомобильный в северной части города - соединяли берега реки; между ними расположился речной порт, конечная точка длинного водного маршрута, по которому в город стекалась сельскохозяйственная продукция колонии. Там же, на правом берегу, находился и "исторический центр" города - хаотичное скопище трёх- и пятиэтажек, построенных ещё в тридцатые-сороковые годы.
   Тактический компьютер "циклопа" - старинный "тактикон Б-2000" - выделил и отметил основные стратегические объекты этого района, старую термоядерную электростанцию и новый, недавно построенный военный госпиталь. Сооружённая ещё первыми канопианскими колонистами, станция, согласно имеющимся на руках Канни сведениям, работала вполсилы, перевалив основную задачу снабжения планетарной столицы и окрестностей электроэнегрией на недавно запущенную ТЭС километрах в семи к востоку. Южнее речного порта, за железнодорожным мостом, соединяющим его с космодромом, находился водозабор и очистные сооружения - ещё один стратегический объект, который нельзя было упускать из виду. Там же, поблизости, устроило себе основную базу и планетарное ополчение.
   Предупреждённый о том, что план - ввести ополченцев в заблуждение фальшивыми опознавательными знаками - удался, Ричард Канни, тем не менее, распорядился подготовить оба самолёта авиационной поддержки к нанесению удара по этой базе. Техники отряда как раз выволокли один из них из ячейки на борту планетолёта серии "Юнион" и опускали теперь лебёдкой на взлётное поле. Второй, однотипный ему 65-тонный "люцифер", уже стоял на земле; другая команда техников быстро и деловито цепляла ему под крылья и брюхо полутонные фугасы. Канни был доволен происходящим. Такого успеха он не помнил уже давно, со времён своей бесшабашной приватирской юности, когда он был простым пилотом бэттлмеха. Пехотинцы Марка Нормана быстро и без потерь зачистили космодром; сопротивление колонистов оказалось пренебрежимо слабым. Расслабились они тут, не без удовольствия отметил Ричард, ну да ничего, мы им сейчас устроим...
   Он вернулся к созерцанию тактической карты. Ещё во время подготовки к рейду Канни выучил её наизусть; но сейчас ему не хотелось упускать из виду ни единой детали. Вот "чайна-таун", широким полумесяцем окруживший Яфу с востока. В считанные месяцы капеллианские хуацяо довели свою численность до десяти с лишним тысяч человек; вот уж кому не откажешь в настырности! Хотя Конфедерация не основывала собственных колоний, после создания Тройственного альянса её подданные толпой повалили в этот сектор пространства. Вот район ещё одной национальной диаспоры - несколько безликих серых коробок типовых "инсул" [7], где селились выходцы из Тауринского Конкордата. Неофициально этот район прозывался Коровником или Коровьими Стойлами. К востоку от него находилась база отряда Колониальных маршалов - самой мощной военной силы на планете и основного вероятного противника Канни. Ричард уже получил сообщение от выдвинутых в этот район подразделений, что маршалы готовятся к бою.
   Пусть готовятся. Губы вождя пиратов расползлись в ухмылке, не обещавшей ничего хорошего ни маршалам, ни колонистам. Второй лейтенант его отряда, Маурицио Бадольо, располагал шестью бэттлмехами, так же, как и противник. К тому же, ему на помощь выдвинулись два отделения вооружённой РБД пехоты с БМП "гоблин" в придачу. Но, для уверенности, не мешало бы поддержать его своим собственным командным лэнсом, если дело дойдёт до боя. Да, пожалуй, он так и поступит.
   Канни окинул быстрым взглядом космодром. Пожалуй, надо бы оставить парочку мехов в резерве - так, на всякий случай. "Шэдоу хок" и "орион" вполне подойдут. А сам он на своём "циклопе" и "ханчбэк", с их крупнокалиберными автоматическими пушками, станут хорошим подспорьем в бою против маршалов. Пусть лэнс Бадольо, как самый быстроходный, завязывает бой и отходит в городские кварталы - так даже проще будет выполнить основную задачу - а вооружённые дальнобойными ракетами машины лэнса Берка задержат маршалов до его прихода. Если понадобится, авиаторы подсобят своими бомбами и ракетами. Собственных АКИ, ведь, ни у маршалов, ни у ополченцев нет. Канни потянул на себя ручку управления "циклопа", неспешным шагом направив 90-тонный бэттлмех вперёд. Затем перешёл на бег. Беспокоиться не о чем: ситуация под контролем. И она таковой останется.
  

* * *

  
   - Главное - не дать им войти в город, - на общей частоте повторил Дегтярёв-старший. Афанасий невольно поёжился при мысли о том, что случится, если они провалят эту задачу. Отцу, наконец-то, удалось докричаться до городской администрации; но тем нужно было время на неизбежную "раскачку", прежде чем население под контролем полиции и ополчения начнёт покидать город. Эвакуацией Северо-Запада сейчас занимались отряды местной самообороны, и это было хорошо: по всему выходило, что пираты собираются обогнуть город и войти в него со стороны таурианских кварталов. Интересно, для чего? подумал Афанасий.
   Его "маршал" и BNDR-01A "бандерснатч" Освальда Капраса, закутанные в маскировочные сети, пристроились на склоне пологого холма, где засечь их пиратам было бы нелегко. Поодаль в специально отрытом для него укрытии пристроился массивный 80-тонный гусеничный носитель РДД; прикрывающие его пехотинцы залегли рядом. Это был лучший из трёх пехотных взводов сил самообороны, имеющий в своём составе отделение ракетомётчиков и специальный отряд, подготовленный для атак на бэттлмехи. Дегтярёв-старший тренировал их, не жалея сил - теперь пришло время ребятам показать, на что они способны.
   - Командир, я их вижу, - для того, чтобы подчинённые могли лучше ориентироваться в ситуации, Дегтярёв транслировал доклады разведчицы - Мак-Алистер на её быстроходном "анубисе" - всем членам подразделения.
   - Три бэттлмеха, - срывающимся от волнения голосом рапортовала Ленни, петляя меж окружающих северную дорогу холмов. - "Квикдро", "гермес-два"... третьего не знаю, какой-то хрен с топором... так... определился... - девушка запнулась на мгновение, изучая выведенную на вспомогательный экран информацию. - "Ди-цань"! - потрясённо выдохнула она.
   - Что? - осипшим голосом переспросил отец.
   Афанасий, с детства бредивший военной техникой, и знавший наизусть все новые модели боевых машин Внутренней Сферы, мгновенно вспомнил этот бэттлмех. TSG-9H "ди-цань", новейшая капеллианская разработка: 60 тонн; мощнейший 360-сильный двигатель "гермес" сверхлёгкого класса, разгоняющий мех почти до ста километров в час; миомеры тройной силы, ещё больше увеличивающие скорость в моменты нагрева; шесть прыжковых ускорителей. Пять дальнобойных средних и четыре дальнобойных малых лазера. Четырёхтонная секира в правой руке. Система удалённого целеуказания. Мехи этого типа, сошедшие с конвейеров "Церес металз" на Капелле, только начали поступать на вооружение Конфедерации, но Магистрат Канопуса уже закупил несколько штук для своей стремительно растущей армии.
   - На них есть какая-то символика? - спросил Дегтярёв.
   - Кажется, да... Сейчас подойду поближе... что-то есть, да... расцветка красно-зелёная, в клеточку, это я вижу точно... а на эмблеме какая-то хрень... пальцы - не пальцы... похоже на руку... нет, стоп! - Ленни снова заволновалась. - Это волынка! Волынка и что-то вроде звёздочек... Твою мать! Они меня заметили!
   - Отходи, живо! - приказал Дегтярёв. - Грег, прикрой её!
   - Выполняю, - отрапортовал Грегор Филипс, пилот второго "анубиса".
   Из-за холмов донеслись орудийные раскаты.
  

* * *

  
   На мониторе в кабине "циклопа" вспыхнул и замигал пульсирующий красный круг - отряд Бадольо вошёл в контакт с противником. Канни скрипнул зубами с досады. Он же приказывал этому болвану Маурицио не нарываться до срока! Лэнсу Берка нужно время для выхода на огневую позицию; ему самому ещё чапать и чапать по этой паскудной дороге!
   - Что там у вас происходит, Бадольо? - гневно вопросил он.
   - Разведчик противника, тип - "анубис", - был ответ. - Мы его обстреляли, но он пытается уйти.
   - Не преследовать его, - приказал Канни. - Это может быть ловушкой.
   - Вас понял, - в голосе Бадольо, даже сквозь треск помех, Канни расслышал нотки недовольства. Маурицио был молод и горяч, он рвался в бой. Качество, похвальное для командира ударного отряда, но не для рейдера, который должен, прежде всего, беречь имеющуюся в наличии технику. Вот поэтому красавчик Маурицио, несмотря на все свои достижения в искусстве тактики и управления бэттлмехом, и остался вторым лейтенантом отряда - а должность первого заработал старый и опытный пехотный командир Марк Норман, которого Канни помнил ещё по Лексимону.
   - Петроний, готовься к взлёту, - распорядился Ричард. - По моей команде - прикрываешь ударную группу с воздуха. - Он щёлкнул переключателем, открывая канал связи с Уэсли Берком, оружейным мастером отряда и командиром лэнса огневой поддержки. - Планы меняются. Действуем по схеме "три".
   - Роджер [8], - отозвался Берк.
  

* * *

  
   Начинённые зажигательной смесью боеголовки сыпались на городские кварталы. Занявшие высоту к северу от Яфы бэттлмехи пиратов - "центурион", "арчер" и "лонгбоу" - не целясь, запускали свои РДД, прекрасно зная, что куда-нибудь они обязательно попадут. Точность наведения не имела значения: огонь вёлся по площади, не по объектам. Четвертью часа позже весь Северо-Запад был охвачен пожаром.
   Тогда, повинуясь команде Ричарда Канни, лэнс Берка спустился в город.
  

* * *

  
   - Yob tvoyu mat'! - прошипел Дегтярёв-старший, когда за спиной его "виктора" поднялись чёрные клубы дыма. Вот, что значит - плохая подготовка. Как ни крути, а реальный боевой опыт не заменит ничто. Сосредоточившись на одном из отрядов противника, его разведчики выпустили из виду второй, позволив тому беспрепятственно проскользнуть к Яфе.
   Надо было срочно спасать положение. Дегтярёв понимал, что, вероятно, бандиты этого и добиваются - подожгли город, чтобы приманить туда его войска; наверняка, они готовили ему ловушку. Но хладнокровно наблюдать, как убивают людей, которых он поклялся защищать, старый таурианин не мог.
   - Освальд, Афанасий! - вызвал он пилотов "бандерснатча" и "маршала". - Выбиратесь из укрытия и идите к точке "джульет". Ракетчикам оставаться на позиции. А ты, Бренда, двигай ко мне. Твоя пушка мне пригодится.
   С этими словами он развернул 80-тонный бэтлмех и на максимальной скорости устремился к городу.
  

* * *

  
  
   - Надо срезать путь, - решил Канни, сверившись с картой местности. Огибать город по дороге значило - делать лишний крюк; правда, поставленная перед ним боевая задача требовала проявить осторожность. Новый путь отряда Ричарда - двух бэттлмехов и БМП с десантом - должен был пролечь через центральные кварталы Яфы, а ведь мех в городе - что слон в посудной лавке. Тогда как требование свыше было предельно ясным, оговаривая особо, что в этом городе можно было ломать, а что - нельзя. Ну, да и хер с ним, решил командир налётчиков. В конце концов, чем больше народу увидит эти мудацкие волынки у нас на броне - тем лучше.
  

* * *

  
   Сорокатонный ховер серии "гладиус", которым командовала Бренда Сандерс, на полной скорости вылетел из-за поворота, наводя установленное в лобовой части корпуса крупнокалиберное орудие на так кстати подвернувшийся бэттлмех пиратов - пятидесятитонный "центурион". Отдача заставила боевую машину вздрогнуть, но снаряд устремился к цели. На крашеной в красно-зелёную, на манер шотландской юбки, клетку спине меха вздулся огненный цветок разрыва; этого оказалось достаточно, чтобы разворотить стальные листы. "Центурион" зашатался, как пьяный - вероятно, осколки снаряда повредили ему гироскоп. Тем не менее, пилот сумел удержать машину от падения.
   - Разворачивай вправо! - крикнула Бренда механику-водителю.
   Снаряды лёгкой баллистической пушки подняли фонтанчики грязи и камней там, где только что промчался ховер. Бренда снова припала к прицелу орудия. Конструкция "гладиуса" вела к тому, что наведение пушки на цель осуществлялось поворотом всего корпуса; ствол едва-едва двигался в стороны по горизонтали, и огонь можно было вести только прямо перед собой.
   - Притормози чуток, - распорядилась женщина.
   "Центурион" выстрелил снова. Теперь Бренда разобрала, что перед нею усовершенствованная модель 9-D - в полтора раза быстроходнее классического 9-А за счёт использования экстра-лёгкого двигателя и, к тому же, оснащённая продвинутой системой наведения "артемис" для своей установки РДД-10. Да и лёгкая баллистическая пушка "мидрон-эксель" вместо "люксор серия Д" у старой модели, была очень опасна для её танка из-за своей способности стрелять кластерными зарядами о нескольких поражающих элементах.
   - Поехали, - прошептала она.
   Съехав с дороги и описав почти полный круг на пустыре, "гладиус" снова рванулся вперёд. В этот раз его скорость не превышала 85 км/ч - в принципе, даже на таком неровном грунте можно было выжать и больше, но так Бренде было проще целиться. Прикусив губу, женщина старательно ловила вражеский мех в перекрестье прицела. Смонтированный в торсе пиратского "центуриона" средний лазер выстрелил, лизнув рубиновым лучом покатый корпус ховера. Водитель непроизвольно дёрнулся, и это сбило Бренде прицел, отправив снаряд за молоком. Потом заговорила пиратская ракетная установка. "Гладиус" рванул зигзагом, но три или четыре ракеты, всё же, попали в него - пират, кем бы он ни был, оказался отменным стрелком.
  

* * *

   Широкая плоская ступня "квикдро" с эмблемой 1-го полка Горцев Магистрата - теперь это уже было ясно всем - опустилась на кабину поверженного "анубиса", оборвав жизнь Ленни Мак-Алистер. Грегор Филипс рванул свой мех в сторону, уходя из-под огня "гермеса II". Короткая очередь скорострельной пушки прошла мимо, но импульсный лазер полоснул по руке, вспоров тонкую ферроволоконну броньку и обнажив ферротитановый каркас. Собственные импульсники "спайдера", установленные в центральной секции торса, не пострадали; впрочем, несовершенство охладительного контура всё равно не позволяло стрелять обоими сразу без боязни перегрева.
   Тем не менее, Филипс поступил именно так. Прыжок! Колониальный маршал нажал на педали, поднимая тридцатитонный мех в воздух. Оказавшись за спиной "квикдро", он быстро развернулся и дал залп, сдвоенным потоком когерентного света прожигая полутонную бронеплиту на левой стороне спины. При удаче, такое попадание могло поджечь складированные там боеприпасы ракетной установки; но удача редко захаживала в гости к колониальным маршалам Яфы. "Квикдро" устоял, и две алых спицы лазерных лучей впились в грудь "спайдера". Это дали о себе знать установленные на спине 60-тонного бандитского меха средние лазеры. Филипс выругался сквозь зубы - об этой-то способности "квикдро" он и забыл!
   Внезапный удар заставил его мех рухнуть наземь. "Ди-цань"! Охваченный желанием отомстить за Ленни, он упустил из виду третьего члена шайки. На упавший мех колониального маршала обрушился удар бронированной лапы налётчика. Каким-то чудом, Грегу удалось увернуться; уперевшись в землю рукой, он отжался и поднял "спайдер" на ноги. Новый противник навис над ним, занося над головой четырёхтонный боевой топор. Как и старая модель SDR-5M, новый "спайдер" имел слишком маленькую и тесную башку, чтобы вместить туда систему катапультирования. А времени на то, чтобы выбраться из кабины самостоятельно, у Филипса уже не оставалось.
   Топор опустился.
  

* * *

  
   Горящий "гладиус" врезался в стену ближайшей шестиэтажки; сначала взорвался бензобак, потом - боеприпасы; нечего было и надеяться, что там мог остаться кто-то живой. Трифон Дегтярёв немедленно двинулся навстречу его убийце, но "центурион" предпочёл ретироваться, прежде чем мощное, но эффективное лишь на коротких дистанциях оружие "виктора" сможет его достать.
   Дегтярёв яростно врезал кулаком по подлокотнику кресла. Вспышка боли отрезвила его. Соваться одному в охваченный пламенем город было... неблагоразумно. Да. Именно так. Он уже потерял достаточно своих людей; если погибнет сам Трифон - их командир - весь отряд обречён.
   Пришёл доклад от ракетчиков: тихоходный тяжёлый носитель РДД уничтожен бандитским "ди-цанем"; оба лёгких носителя с остатками пехоты отходят на север к точке "эхо" под прикрытием орудий "арчера". Безнадёжно... пусть Макс Картер хороший пилот и единственный, не считая самого Трифона, мехвоин в отряде, кто имел боевой опыт, против троих бандитов у него нет ни единого шанса. Но он не отступит ни за что. Впрочем, была и хорошая новость: его сын и Освальд Капрас уже на подходе. Втроём они, пожалуй, справятся с основательно побитыми и поисчерпавшими боезапас налётчиками. Пусть те и не понесли пока потерь - сразу видно, опытные бойцы - немного надо, к примеру, тому же "центуриону".
  

* * *

  
   - Танки планетарного ополчения выходят с базы, - сообщил Ричарду Канни нарезающий круги над городом на своём "люцифере" Петроний, командир авиагруппы.
   - Не прошло и суток, - хмыкнул вождь пиратов. - Тупые шлюхи. Ну и боеготовность у них. Без моей команды - ничего не предпринимать, - распорядился он.
  

* * *

  
   Второй лейтенант пиратского отряда Маурицио Бадольо проводил злобным взглядом уносящийся в сторону Яфы "ди-цань". Добив юркий "спайдер" и расправившись с массивным, но тихоходным носителем РДД, этот мех успел разогреться до температурного оптимума. Теперь, когда сократительная способность его миомерной мускулатуры достигла апогея, он мог выдать, без малого, сто двадцать километров в час - невозможная для меха подобной массы скорость. Ни "квикдро", ни даже 40-тонному "гермесу II" за ним было не угнаться.
   Ладно, хмуро подумал он, справимся и без этого бешеного психа. Без него даже лучше.
   Бой с вышедшим из лесу им навстречу "арчером" был недолог. Бадольо повезло: он сумел поймать неприятеля, всадив в него лазеры во время перезарядки пусковых установок. Не защищённые бронированными КОРОБами магазины детонировали, и 70-тонный бэттлмех растворился в огненном шаре чудовищного взрыва - бывает же такая удача! Приказав водителю "гермеса" следовать за ним, Бадольо устремился к городу.
  

* * *

  
   Афанасий нажал на гашетку, посылая пятёрку ракет в промелькнувший меж вух горящих домов силуэт пиратского - или канопианского? - бэттлмеха. В ответ, в его сторону полетело добрых четыре десятка ракет. Противник - это был 85-тонный "лонгбоу" - вначале пристрелялся установками РДД-5, а затем разрядил вмонтированные в короткие и толстые, похожие на два бочонка, руки установки РДД-15. Несколько боеголовок взорвались на броне "Ваша", разбив прожектор и едва не выведя из строя огнемёт. Переведя свою машину на бег, Афанасий устремился к цели.
   Выстрел в спину заставил его завертеть головой в поисках нового врага. "Центурион"! Нацеленные компьютером ракеты взорвались, едва не заставив "маршал" потерять равновесие. Рефлекторно, Афанасий запустил ракетные ускорители, перескочив на соседнюю улицу, но "центурион" последовал за ним. Без лишних затей, выставив вперёд левую руку, он проломился сквозь дом и вышел, осыпанный штукатуркой и каменным крошевом, навскидку выстрелил из установленной в правой руке крупнокалиберной пушки. Стержни из обеднённого урана просвистели мимо кабины "маршала". Афанасий полоснул неприятеля лучом импульсного лазера по броне, затем разрядил большой и средний лазеры. Промах! Ещё промах! Молодой воин стиснул зубы. "Центурион", перешедший на бег, с лёгкостью, уклонился от его выстрелов. Перед глазами Афанасия разверзлось жерло его автопушки, готовое исторгнуть новый смертоносный снаряд.
   80-тонный отцовский "виктор" спустился с неба в пламени ракетных ускорителей за спиной "маршала" и немедленно дал залп. Ракеты и лазерные лучи прошли мимо успевшего среагировать на новую угрозу бандита, но 203-миллиметровый снаряд, пробив бронеплиту на груди, поразил его в заменяющий меху сердце ядерный мотор. "Центурион" замер, словно налетел на невидимую преграду, и начал медленно заваливаться на спину.
   - Спасибо, отец! - с чувством выдохнул Афанасий.
   - Благодарить будешь потом. После боя, - добавил Дегтярёв-старший. - Здесь ещё есть эти suki.
   И ведь, как в воду глядел: вражий "лонгбоу" уже выходил из-за поворота.
   - Там ещё один! - сенсоры "маршала" засекли идущий следом за ним "арчер".
   Двое против двоих. Пираты - или, всё-таки, канопианцы? - имели над ними преимущество в дальности стрельбы своего оружия, и не преминули этим воспользоваться. Слаженный залп двух бэттлмехов - более полутораста ракет - обрушился на "виктора". Проревев нечто нечленораздельное, Афанасий ринулся на врага. Педали ракетных ускорителей в пол! 55-тонный бэттлмех отрывается от земли. Луч большого лазера, подобно копью, поражающему дракона, впивается в кабину "лонгбоу". Такое попадание бывает раз в сто лет! пиратский бэттлмех валится рылом вниз. Пилот "арчера", кажется, пришёл в замешательство; Афанасий же набросился на него, стреляя из всего арсенала "Ваша". Улучив момент, чтобы оглянуться на экран заднего обзора, он увидел, как побитый, но боеспособный мех отца поднимается с асфальта.
   Но затем из клубов дыма выступил ещё один противник - Афанасий мгновенно опознал его как 90-тонный "циклоп". Соперник под стать "виктору"! на 10 тонн тяжелее при той же скорости. Уступает в маневренности, поскольку лишён прыжковых ускорителей. Установленные в каждой руке средние лазеры - а не оба в левой, как у "виктора" - имеют больший сектор обстрела, зато закреплённая в торсе, а не в руке, крупнокалиберная автоматическая пушка - меньший. Установка РБД-4 против установки РБД-4. Но, в довесок к этому, "циклоп" имел ещё систему пуска РДД о десяти трубах. В отличие от "виктора", он не был беспомощен в бою на дистанции.
   Медленно, не торопясь, противники начали сближаться.
   В этот момент "арчер" тоже перешёл наступление. Выпустив с двухсотметровой дистанции свои РДД, он попёр навстречу "маршалу". Афанасий едва удержал получивший с десяток попаданий бэттлмех на ногах. Стрелковое мастерство вражеского пилота, явно, оставляло желать лучшего. Вероятно, тот понял это и сам; а вот до Афанасия Дегтярёва не сразу дошёл смысл его действий. Он успел выстрелить по "арчеру" из своих лазеров, но пират был уже совсем рядом. Бронированные кулаки 70-тонного меха обрушились на корпус "маршала". Отходить было уже поздно; от одного удара молодой воин сумел увернуться, но второй, пришедшийся в бок, смял броню и своротил пулемётную установку. В ответ, Афанасий врезал кулаком, метя в кабину; к несчастью для него, удар пришёлся вскользь, лишь промяв броню. В физической атаке превосходящий его весом на полтора десятка тонн "арчер" имел все преимущества - и пользовался ими напропалую.
   Удар ноги "арчера" едва не раздробил меху Афанасия коленное сочленение. Дегтярёв ещё успел выстрелить торсовым лазером и огнемётом, но и противник о своём оружии не забыл. Установленные в предплечьях лазеры выстрелили, вспоров броню на груди и бедре; а затем "арчер" шагнул вперёд. Афанасий ждал, что тот двинет его плечом, но, вместо этого, соперник сделал ему подсечку; потеряв равновесие, "маршал" рухнул наземь, впечатавшись в стену ближайшего дома. Затем был страшный удар, и над Афанасием Дегтярёвым сомкнулась тьма.
  
  
  

VIII.

   Яфа, Область Новых колоний
   29 мая 3062 года
  
   Со времени службы во Втором легионе, бывший легат Ричард Канни не любил особистов. Превращение разнузданной приватирской вольницы в регулярную армию требовало жертв; одной (и первейшей) из них стала независимость полевых командиров. После реорганизации Департамента безопасности и превращения его в нынешнюю "Ордо Вигилис", его сектор Ц - Delatura Militaria - наводнил своими агентами стремительно растущие и множащиеся боевые части, выискивая любой намёк на крамолу. Кесарь Шон О'Рейли быстро дал понять, что не потерпит в своей армии ни малейшего отступления от его приказов. Попутно, он покончил и с чересчур независимыми вожаками приватиров, в которых видел потенциальных лидеров военного переворота. Их опыт потребовался ему для подготовки кампании против Лотианской Лиги; организованные получившим генеральский чин Амброзом Келли рейды, без малого, год изматывали войска лотиан, прежде чем легионы кесаря перешли к полномасштабному наступлению. Но стоило возникнуть проблемам на фронте, как его величество отстранил старика от командования, заменив преданным себе Адольфом Бураком. Не то чтобы тот был более компетентен - отнюдь - но более предан кесарю, несомненно.
   Сам Канни попал в немилость много позже - когда его величество начал очередную чистку армии в преддверии развёртывания трёх новых легионов. Формальным поводом его перевода в штрафную Cohors Morituri послужил мятеж туземцев на Лординаксе, откуда за несколько месяцев до этого была выведена 2-я когорта (каковой и командовал легат Ричард Канни). На практике, и все это понимали, кесарь просто опасался сколь-нибудь инициативных и популярных в войсках командиров, способных действовать без оглядки на центр. Как следствие, Второй легион, по которому особисты прошлись частым гребнем, превратился в бледную тень прежней победоносной армии; по доходящим до Горация, где базировались штрафники, слухам, дисциплина в его частях упала ниже плинтуса. Правда, сын кесаря, молодой Юлий, начал в последние месяцы наводить там порядок; вот и бывшая когорта Ричарда, которую он возглавил, вернулась на Лординакс и стремительно восстанавливает боеготовность.
   У Канни хватало ума держать язык за зубами, и не выказывать прилюдно своего одобрения действиями молодого Юлия. Даже среди штрафников и смертников хватало стукачей, готовых заложить товарища в надежде, что им самим за это скостят срок. Поэтому, когда Ричарда вызвали в известный всем кабинет, он начал лихорадочно перебирать в памяти всё, что говорил в последние дни и недели... Однако же, вместо ожидаемой пули в ухо и похорон в безымянной могиле за периметром базы, он получил предложение, от которого нельзя отказаться. Впрочем, Канни и не собирался отказываться.
   Он прекрасно понимал, что становится лишь пешкою в чужой игре; и что пешкою этой без колебания пожертвуют ради красивого гамбита, что так обожают гроссмейстеры из секретных служб; понимал и двусмысленность своего будущего - теперь уже настоящего - положения. Стремящаяся влиться в ряды великих держав Гегемония официально прекратила выдачу каперских патентов. На самом деле, меланхолично размышлял Канни, дело тут было не в смене имиджа (на который кесарю, по большому счёту, было плевать), а во всё том же страхе перед неподконтрольными лично ему боевыми отрядами и, не в последнюю очередь, элементарная нехватка кадров и оснащения для растущих легионов. Правда, для него самого эти детали существенного значения не имели. Случись Ричарду или кому-то из его людей попасть в плен во время рейдов, руководство Гегемонии ни за что не признало бы своей причастности к этому. Какие приватиры, помилосердствуйте? Пираты - они пираты и есть. Мы не имеем к этому ни малейшего отношения. Мы - мирное цивилизованное государство... Впрочем, подумал затем Канни - уже соглашаясь со всем, что предложили ему люди из "Ордо Вигилис" - после того, что нам предстоит совершить, в плен мы уже не попадём.
   Задача его отряда на Яфе формулировалась языком обтекаемых канцеляритных формулировок как "рейд с целью провоцирования внутренних конфликтов и эскалации напряжённости в секторе". "Путём нанесения избирательных ударов по отдельным этно-конфессиональным группам в означенном регионе", говорилось дальше. В переводе с канцелярита на язык боевых действий, это означало сожжённые дотла таурианские кварталы, те самые "коровьи стойла"; и использование фальшивых опознавательных знаков 1-х горцев Магистрата, базирующихся на Фронке и Детройте - чтобы у выживших "телят" не оставалось сомнения в том, что они стали жертвами карательной акции канопиан. Едва ли одного, отдельно взятого рейда окажется достаточно, чтобы колониальные миры заполыхали вновь - за полтора года их хорошо умиротворили - но, известное дело, капля камень точит. Один рейд, второй, третий... аналитики Конторы утверждали, что хватит пяти или шести, чтобы Новые колонии занялись от Яфы до Портленда.
   Ричарду Канни было всё равно. Ради шанса вновь испытать то, что ушло много лет назад, и, как ему казалось, навсегда, он был готов на многое. К тому же, это задание давало ему шанс, о котором он - от греха подальше - не хотел пока даже думать. Шанс раз и навсегда соскочить с крючка и убраться прочь от кесаря и его верных слуг.
   Канни осадил себя, напомнив, что один из этих верных слуг стоит сейчас перед ним - и пребывает в не лучшем расположении духа. Тощий, бледный, с расчёсанными на пробор волосами, не скрывающими глубоких залысин, с невыразительным и неприметным лицом, этот человек, больше всего, напоминал чиновничка средней руки. Явный плебей - патрицию Канни, чьи предки сражались под знаменем самого Иоганна Себастьяна О'Рейли, было в высшей степени неприятно подчиняться распоряжениям такого человека. Однако же, Тит Гиллиам - если, конечно, это было его настоящее имя - являлся куратором его отряда от сектора Д, и игнорировать его советы, по крайней мере, пока, было небезопасно.
   - Итак, чем вы объясните свою самодеятельность, легат? - в ровном тоне Гиллиама не было и намёка на издевку; не было вообще никаких эмоций, но от этого-то Ричарду и становилось страшно. Ему случалось видеть безумцев и настоящих садистов, получающих удовольствие от убийства и мучений других людей (собственно, среди приватиров таких людей хватало - издержки профессии, так сказать), но Гиллиам был другим. То, что для садиста является развлечением, для него было работой; закручивая винт на тисках или поднимая допрашиваемого на дыбе, он думал лишь о целесообразности подобных мероприятий как средства получения нужной информации. Он был готов отправить на дыбу или на крест кого угодно, включая, естественно, самого Ричарда Канни - но только потому, что счёл бы это необходимым для империи. Ничего личного. Просто работа. Поэтому Канни взял себя в руки и тем же равнодушно-спокойным тоном ответил:
   - Это показалось мне хорошей идеей.
   Вопреки его ожиданиям, такой ответ не вывел Гиллиама из равновесия; по крайней мере, виду особист не показал. Канни же перешёл в осторожное наступление.
   - При всём должном к вам уважении, - проговаривая эту бессмысленную фразу, он лихорадочно обдумывал её продолжение, - вам ранее не приходилось заниматься подобными операциями.
   - Именно поэтому нам и потребовалась ваша помощь, легат, - заметил Гиллиам. - Но я жду объяснений.
   - Неотъемлемой частью рейдовых операций, - осторожно начал Канни, - является фактор риска. То, что в просторечии именуется удачей или стечением обстоятельств. Опытный приватир обязан использовать любой подворачивающийся ему шанс. В нашем деле, прежде всего, важна импровизация. Поскольку точное прогнозирование действий малых подразделений требует учёта множества факторов, и, прежде всего - субъективных, реальному учёту в рамках существующих методик не поддающихся...
   - Я всё ещё жду объяснений, легат, - напомнил Тит Гиллиам. Канни показалось, что он уловил намёк на иронию в следующих его словах. - Объясните мне, человеку далёкому от того, в чём специализируетесь вы, зачем надо было срывать боевую задачу ради захвата Эрды Центрелла?
   Вот так вот, прямо в лоб. Канни потёр означенное место, словно и впрямь туда пришёлся удар.
   - У меня есть основания полагать, что в изменившихся условиях выполнение прежней боевой задачи утратило смысл.
   - А именно?
   - Выдвижение войск планетарного ополчения с базы во время нашей операции. Как и было предписано, мы уклонились от прямого контакта, но ряд наблюдений, сделанных при прохождении через город, навёл меня на мысль, что наша маскировка раскрыта противником. В этой ситуации, - Канни проглотил едва не сорвавшееся с языка "сами понимаете", испугавшись, что это собеседник превратно истолкует подобную фигуру речи, - в этой ситуации я принял решение изменить план действий. Поступившая от принцепса Нормана информация о присутствии Эрды Центрелла в Яфе, в данном случае, оказалась как нельзя кстати. - Он замолчал, старательно подбирая слова. - Если нам не удалось выдать себя за Горцев, то остаётся перейти к резервному варианту - маскировке под обычных пиратов. Обстановка в секторе делает подобную маскировку вполне реальной.
   - А захват представительницы правящего Дома Канопуса?
   - Если её охрана была организована столь безобразно, то это не составит труда для любого рейдера, - парировал Канни. - Кроме того, я могу принять меры к дальнейшему развитию именно этого варианта действий, - от такого шедевра канцелярского косноязычия у экс-легата свело челюсти, но собеседник легко ухватил суть.
   - И что же вы собираетесь делать? - поинтересовался он.
   Канни принялся уверенно загибать пальцы, вновь ощутив себя в родной стихии.
   - Наши потери вполне приемлемы. Боеспособность отряда сохранена. Сейчас мы можем пополнить боекомплект и вернуться в город. Истребители нанесут ракетно-бомбовые удары по базе ополчения, водозабору и основной электростанции - это отвлечёт внимание и надолго парализует ополчение и остатки сил самообороны противника. По данным авиаразведки, в западной части города сейчас формируется большая колонна беженцев - хорошая добыча для нас. Со своим командным лэнсом, одной БМП и двумя отделениями пехоты я перехвачу эту колонну и возьму столько пленников, сколько будет необходимо - это дело техники. Принцепс Норман со второй БМП, отделением пехоты и поддержкой ещё двух мехов прочешет богатые кварталы на левом берегу. Два грузовых планетолёта, которые мы захватили на космодроме, будут как раз кстати - всю добычу вывезем на них. Иными словами, мы имитируем тактику обычного пиратского рейда - только и всего. - Канни позволил себе улыбнуться.
   - Допустим, - равнодушно сказал особист. - Ваш план представляется мне осуществимым. Но вернёмся к анализу предыдущей фазы операции. На основании чего вы сделали вывод, что наша маскировка раскрыта противником?
   Канни подавил готовый вырваться из груди вздох. Ничего, успокоил он себя. Уболтаем. Главное - дать ему понять, что назад дороги нет, а так у нас появляется шанс сразу прыгнуть в дамки.
   На самом деле, он совсем не был уверен в том, что маскировка под Горцев, на которую возлагалось столько надежд, провалилась. Его догадка была чисто интуитивной - из разряда "внутренний голос подсказал" или "жопой чую", как именовал это старик Келли. Но он же и добавлял, что жопа приватира - это его ценнейший сенсор, всегда предупреждающий об опасности. Жопного чувства надо слушаться - а оно-то и подсказало Норману разговорить пленников из космодромной обслуги; оно же и намекнуло Канни, что надо делать. Оно такое. Оно всегда помогает.

* * *

  
   - Давай, давай, приходи в себя! - настойчивый женский голос ввинчивался в затуманенное болью сознание Афанасия, не давая вновь провалиться в беспамятство. В нос ударил резкий запах нашатыря.
   - Т-твою мать! - заплетающимся языком, пробормотал молодой пилот, пошевелившись в своём кресле. Ремни больно впивались в живот - мех лежал на боку, и положение кабины было соответствующим.
   - Очнулся? Я тебя спрашиваю, ты можешь мне ответить? - горячая, ощутимо влажная ладонь похлопала его по щекам.
   Афанасий, наконец, открыл глаза, с недоумением уставившись на объявившуюся неизвестно откуда в кабине "Ваша" гостью. Недлинные, до плеч, мелированные волосы обрамляют загорелое треугольное лицо. Узкий подбородок, маленький рот, широко расставленные светло-серые глаза. Правильность черт искажают перебитый, с заметной горбинкою, нос и несколько мелких шрамов - парочка на скуле, ещё один наискосок перечёркивает лоб, взлетая к корням волос от переносицы.
   - К-ккка... - Афанасий сглотнул слюну, откашлялся. - Как ты сюда попала?
   - Через люк, - был ответ. Женщина отодвинулось, и теперь мехвоин смог разглядеть, что она одета в светлую футболку, испачканную пятнами пота и грязи, и короткую джинсовую юбку. На плече болталась ничем не примечательная сумочка, порывшись в которой, гостья извлекла и протянула ему пару таблеток.
   - Запить есть, чем? - не дожидаясь ответа, она извлекла из ящика для инструментов за креслом полуторалитровую пластиковую бутыль, отвинтила крышку. Несколько ошарашенный таким предложением, всё ещё туго соображающий после падения и обморока, Афанасий проглотил таблетки и сделал несколько больших глотков. Не по-женски сильные пальцы стиснули его предплечье, прижимая руку к подлокотнику; у самого локтя в кожу впилась игла.
   - Это ещё ш...
   - Не дёргайся! - женщина прижала к ранке уже заготовленный ватный шарик. - Болеутоляющее и стимулятор, - пояснила она. - Смотри на мой палец! - Афанасий выполнил странноватое требование, отслеживая глазами движения её длинного смуглого перста. - Сотряс есть, но эта дрянь быстро приведёт тебя в чувство. Правда, потом будет херово. Очень. Но в ближайшие часы мехом ты управлять сможешь. Эй, ты слышишь, что я говорю?
   - Кто ты такая? - спросил он.
   Вместо ответа, женщина вновь запустила руку в сумочку и достала затянутое в глянцево-синюю обложку удостоверение, раскрыла и сунула Дегтярёву под нос. Энсин... Илона... Санатеску... год рождения: 06... 04... 3033... Брикстана...
   - Сюда смотри! - выведенные каллиграфическим почерком писаря буквы сложились в слова, смысл которых дошёл до него не сразу: Министерство информации Магистрата, корпус безопасности короны.
   - Э-э...
   Энсин Илона Санатеску убрала документ.
   - В общем, считай, что я принимаю командование боевой единицей в составе тебя. Ввиду чрезвычайных обстоятельств. Понял?
   Он кивнул.
   - Тогда поднимай на ноги свою раскоряку, и вперёд!
   Афанасий Дегтярёв стиснул рычаги управления. Быстрый взгляд на приборы показал, что падение не прошло для 55-тонной машины даром: значительная часть брони на правой руке и боку оказалась смята; в нескольких местах разошлись сварные швы. Вдобавок, смонтированный в предплечье большой лазер оказался повреждён и не мог стрелять: накрылась система фокусировки луча. По счастью, установленный на правом плече импульсный лазер уцелел. Уцелела и сама правая рука. Осторожно изменив её положение, мехвоин упёрся правым кулаком боевого механизма в асфальт, оставив там сетку трещин. Затем подтянул вперёд правое же колено "маршала". Активаторы ног функционировали исправно; подвижность суставов сохранена полностью: десятиметровый гигант медленно упирается подошвой в асфальт... приподнимает торс, перенося вес на ноги... рывком выпрямляется, принимая вертикальное положение. Илона Санатеску сдавленно ругнулась, пытаясь удержаться за спинку кресла, и всё-таки плюхнулась Афанасию на коленки.
   Наконец, ей удалось пристроиться в закутке позади кресла пилота. Тесная кабина "маршала" не предназначалась для перевозки пассажиров, хотя в неё и мог при необходимости втиснуться второй человек.
   - Так что, всё-таки, произошло? - спросил канопианку Афанасий.
   Оглядевшись по сторонам, он увидел, что город горит. Налётчики - канопианцы, пираты или кто там они были ещё - всё-таки, добились своего. Дегтярёв стиснул рычаги управления меха так, что побелели костяшки пальцев.
   - Я надеюсь, ты понимаешь, что к Канопусу они не имеют никакого отношения... - рука Санатеску легла на его плечо. Афанасий вёл "Ваша-Паникёра" сквозь объятые огнём кварталы Северо-Запада, рассеянно слушая её рассказ. "Подошли к планете, используя фальшивый опознавательный код... одиночный "Юнион"... назвались подразделением Первых Канопианских горцев, переброшенным с Фронка... зачистили космодромный терминал, прежде чем..."
   - Сколько у них войск?
   - По моим сведениям - неполная рота мехов. Пехоты взвод или два. От одной до трёх БМП. Вероятно, они переоснастили грузовой отсек корабля, чтобы вместо двух мехов впихнуть туда лёгкую технику и пехотное снаряжение. Мехи ты видел сам, как я понимаю.
   - Так это не... ваши?
   - Не Горцы, точно, - проговорила Санатеску. - У тех нет на вооружении штурмовых мехов. А здесь я видела двоих.
   - "Циклоп" и...
   - "Лонгбоу", - перебила она. - У Горцев вообще нет мехов этого типа. А Первый полк не развёртывает машин тяжелее семидесяти пяти тонн. Короче, это провокация: кто-то использует нашу символику... сам понимаешь, для чего, - она ткнула пальцем в обзорный экран. - Они обогнули город и сожгли именно Коровник... прости - Северо-Западный район, таурианскую диаспору. Чтобы со стороны это выглядело как расправа с инакомыслящими. С противниками присоединения Яфы к Магистрату.
   - Что... - Афанасий судорожно сглотнул. - Что с моими товарищами? И что делает эта дура Бруно?
   - Уже ничего, - в отражении на тёмном стекле радарного экрана колониальный маршал увидел злую усмешку на лице собеседницы. - Я отстранила её от командования. Ваши уцелевшие мехи отходят на юг вдоль городской черты, на соединение с танками ополченцев.
   - Сколько?!
   - Что?
   - Сколько наших уцелело?!
   - Я... я не в курсе. У меня нет связи с командным пунктом ополчения. Сейчас у нас есть дело поважнее.
   - Да? И какое же? - тут его осенило. - Подожди... Они знают, что Эрда Центрелла здесь? Так? Я угадал?
   - Угадал, - признала Илона. - Я нахожусь на вашей планете с целью обеспечения безопасности её высочества. Хотя её высочество об этом не подозревает. Это стандартная практика в таких ситуациях: мы не вмешиваемся, пока в этом нет необходимости.
   - Пока не станет поздно, - к Афанасию вернулась способность иронизировать.
   - И здесь ты тоже угадал, - вздохнула Илона Санатеску.
  
  
  

IX.

   планетолёт "Этна" на пути через систему Уорд
   сообщество Виктория
   Капеллианская Конфедерация
   1 июня 3062 г.
  
   Путь от Денбара до Канопуса не близок. Скромный планетолёт серии "Юнион", основная рабочая лошадка всех армий Внутренней Сферы, состыковался с ожидающим в прыжковой точке капеллианским фрахтером, доставившим его на соседний Хустэнь; от него до Гранд-Базы они добирались уже на канопианском вольном торговце, на соседнем стыковочном узле волочащем роскошный межпланетный лайнер типа "Монарх", служащий домом странствующему цирку наслаждений. Это почтенное заведение привёл в такую даль от родины выгодный контракт на обслуживание капеллианских гарнизонов - поэтому в приграничной системе Гомстед циркачи сделали ручкой своим попутчикам и отвалили к планете.
   Потом, однако, случилась накладка. Для начала, станция подзарядки Гранд-Базы оказалась загружена по уши обеспечением манёвров капеллианского флота, демонстрирующего свою высочайшую боевую готовность усердствующей в поддержке инсургентов Сент-Ива Звёздной Лиге. Сбой в расписании гражданских рейсов сдвинул их звездолёт в самый хвост ожидающих своей очереди транспортов. Когда попытки убедить китайских чиновников пропустить корабль с грузом военного назначения вперёд провалились, шкипер приказала распустить парус; в итоге, у Гранд-Базы они провисели лишние десять дней. А шкипер не нашла ничего лучше, чем, навёрстывая упущенное время, прибегнуть к экстренной зарядке прыжковых накопителей от вспомогательной энергоустановки корабля. Хотела она, безусловно, как лучше, но получилось-то в результате - как всегда. Ветхие, не менявшиеся со времён царствования магистрисы Тамары, предохранители накрылись тем, чем обычно накрывается в таких случаях высокотехнологичная машинерия; весь блок накопителей, не выдержавший бешеного напора хлынувшей в него энергии, обратился в силикатно-германиевый шлак, и терпящий бедствие звездолёт остался висеть в четверти миллиарда километров над центральным светилом системы Рафаэль.
   Хорошо, капитан случившегося поблизости капелланского разрушителя "Анхуй" за умеренную мзду согласился помочь терпящему бедствие брату по оружию, и подбросил Ноэля аж до самой Виктории. У центральной планеты периферийных владений Дома Ляо рыскало в поисках прибыли достаточное количество вольных торговцев, готовых принять на стыковочный узел кого угодно. В конце концов, Ноэль сторговался с возвращающимся из вояжа к Хаосмаршу таурианином, который и довёз его до зенитной прыжковой точки Уорда. В противоположной части этой системы, у прыжковой точки надира, "Этну" уже ждал родной канопианский звездолёт, который и должен был отвезти их в конечный пункт назначения.
   Верхний отсек бэттлмехов, размещённый на четвёртой палубе корабля, был почти пуст. Две из четырёх машин сводного лэнса, которым командовал Смитингтон, разместились ярусом ниже, на палубе номер пять - поближе к люкам, через которые можно было быстро покинуть корабль или же стрелять в приближающегося врага. Хотя эффективность подобной стрельбы всегда оставляла желать лучшего, Ноэль считал, что вносить такой вклад в оборону лучше, чем просто сидеть в каютах и ждать, когда враг ворвётся на борт. К счастью, пока ничего подобного не случилось.
   В отсеке, способном вместить восемь боевых машин, сейчас находилось всего четыре - трофейные клановские омнисы и пара оставшихся мехов фузилеров; тяжело повреждённые в сражении с кланом, они всё ещё нуждались в ремонте. Оставшееся свободным пространство заняли громоздкие многотонные контейнеры с боеприпасами, запчастями и трофейным клановским же оборудованием. За ними, в небольшом отгороженном закутке, устроились морпехи из взвода Джины Локвуд, денно и нощно охраняющие ценный груз. Даже сейчас один из них методично прохаживался взад-вперёд, повесив на шею лазерный карабин и время от времени поглядывая вверх, на окружённую монтажными лесами фигуру "шэдоу хока".
   Как и следовало ожидать, майор Арчал отдал Ноэлю лишь три основательно раскуроченные машины, две из которых, к тому же, были устаревшими и давно требовали замены. Помнящие ещё Андуриенскую войну, "шэдоу хок" и "ассасин", наконец-то, были отправлены прочь из боевого порядка полка, освободив место новым бэттлмехам.
   55-тонному SHD-2D "шэдоу хоку" крепко досталось; но это же и подвигло коммандера Смитингтона на решение поэкспериментировать с переоснащанием старого меха. Взяв свою личную долю трофеев - протонный излучатель "блэк хока" и снятый с разбитого "новакэта" Эстер средний лазер увеличенной дальности стрельбы, Ноэль распорядился установить их на "шэдоу хок". В конце концов, это могло здорово повысить боевую эффективность машины, если им действительно предстоит ещё вступить в бой; а на худой конец, коммандер решил выкупить списанный мех у военного ведомства. Даже неповреждённый, SHD-2H стоил бы около тридцати шести миллионов канопианских долларов с третью - четыре с половиною миллиона бонов Ком-Стара в твёрдой валюте; повреждённый, с частично демонтированным вооружением, можно было бы купить и за полцены. Доходов, которые приносило поместье матери на Новом Абилине, в принципе, хватало... Дело было за малым - уломать маменьку, в чьём ведении находились все семейные активы; впрочем, здесь Ноэль в успехе не сомневался. Леди Камилла Смитингтон была мехвоином до мозга костей, хотя и начинала службу в пехоте много лет назад; впрочем, тогда она ещё не была "леди".
   С демонтированным основным вооружением и частично снятой бронёй, пятидесятипятитонный десятиметровый гигант походил на мёртвого и распотрошённого великана, во внутренностях которого деловито копошились мелкие зверушки-падальщики. Техники сержанта-прапорщика Джей Ти Эббота давно уже сняли среднекалиберную автоматическую пушку "армстронг J11" с левого плеча бэттлмеха и вскрыли обшивку на правом предплечье от запястья до локтя, чтобы извлечь оттуда средний лазер.
   Вместе с Эбботом и ротным сержантом Уорреном Ставракасом - нынешним пилотом "шэдоу хока", чей "джэкол" был угроблен в бою с клановцами - коммандер Смитингтон тщательно просчитал схему перевооружения меха. Замена одних конструктивных элементов другими, не предусмотренными изначальным проектом, могла нарушить баланс всей конструкции, здорово осложнив пилотирование или стрельбу. Технические наставления рекомендовали подбирать блоки оснащения, совпадающие по массо-габаритным характеристикам с теми, что подлежат замене; Ноэль так и решил поступить.
   Средний лазер особых проблем не составил - его клановский вариант с увеличенной до 450 метров эффективной дальностью стрельбы весил примерно столько же, сколько и обычный лазер Внутренней Сферы, да и места занимал ничуть не больше. Конечно, оставался ещё "барьер несовместимости" двух ветвей боевой технологии - обычный камень преткновения на пути создания "гибридных" моделей мехов; впрочем, многие отряды наёмников умудрялись более или менее успешно его преодолевать, хотя это выходило и не всегда. Но в своём старшем технике коммандер Смитингтон был уверен. К сорока годам, прапор Джей Ти Эббот собаку съел на восстановлении угробленной в боях техники, а по клановским разработкам у него нашёлся неплохой консультант.
   Быстро вскарабкавшись по металлической лесенке на опоясывающую торс "шэдоу хока" галерею, Ноэль присел на корточки рядом с распахнутым техническим люком, из которого торчали затянутые в потёртый камуфляж босые женские ноги. Осторожно, затаив дыхание, чтобы занятая работой Эстер не заметила ничего, наклонился и подвёл под левую лодыжку блеснувшую в свете ламп золотую цепочку-браслет, быстро соединив её края и застегнув сей подарок. Коммандер приобрёл это украшение ещё на космической станции Похоса, где они останавливались пару недель назад, но до сих пор так и не решился подарить. Что ж... пора брать... фраза "брать быка за рога" показалась ему ужасно неуместной, и Ноэль мысленно заменил её на "хватит тянуть кошку за хвост", как более подходящую ситуации.
   За всё время пути он не раз пробовал подступиться к Эстер, то приглашая на обед в офицерскую кают-компанию, то устраивая ознакомительную экскурсию по кораблю. Вот за пределы "Этны", ни на одну из космических станций, где им случалось остановиться в пути, он так и не решился свою пленницу вывести. Несколько раз Ноэль едва удерживался от того, чтобы сделать это, но неизменно вспоминал, что, в сущности, у этой женщины нет никаких причин воздерживаться от попыток бежать. Пожалуй, даже ставшая притчей во языцех верность клановцев однажды данному слову здесь не поможет. Эстер не упускала случая лишний раз напомнить, что считает канопиан вольнорождённым сбродом, недалеко ушедшим от диких животных. Ноэль искренне надеялся изменить подобное убеждение, но если тут и наметился какой-то прогресс, то вида Эстер не показывала. Тем не менее, коммандер Смитингтон не терял надежды.
   Даже в участии пленницы в работе с трофейным мехом он готов был видеть свидетельство "потепления" чувств, которые она питала к его народу. Хотя, вероятно, главной причиной тут было стремление избежать одуряющей скуки затянувшегося перелёта в тесной металлической коробке межпланетного корабля. Книги и фильмы из корабельной библиотеки в этом помогали мало, хотя Эстер отдавала должное и им. Ноэлю казалось, что ей по-настоящему интересно вникать в подробности быта обитателей Внутренней Сферы и Периферии. Но не крылось ли за этим интересом простое желание лучше понять ненавистного врага?
   Почувствовав прикосновение нагревшегося от пребывания в ноэлевом кармане металла к коже, Эстер встрепенулась; одним быстрым движением выбросила своё гибкое тело наружу сквозь узкий проём люка, и посмотрела на Смитингтона. На мгновение - но лишь на мгновение - их взгляды встретились. Потом Эстер опустила глаза. Ноэль понял, что если она сейчас велит ему уйти (вообще-то, следовало бы сказать - "попросит", но ледяной, сочащийся ненавистью голос Эстер любую просьбу превращал в повеление), то ему не останется иного выбора. Но отступать не хотелось. Коммандер не знал, почему (или же, боялся признаться в этом даже себе), но не мог не думать об этой женщине. Поэтому он без лишних слов протянул ей раскрытую ладонь, на которой лежала статуэтка-нэцкэ - два прильнувших друг к другу бегемотика. Ещё один сувенир со станции, совсем недорогой. Но почти все имеющиеся деньги Ноэль тогда потратил на цепочку.
   - Возьми, - тихо проговорил он. - Это тебе. Просто, подарок. На память.
   Эстер вздрогнула и вновь подняла взгляд на Ноэля. В широко распахнувшихся зелёных, словно у настоящей кошки, глазах, отразились чувства, с которыми он ранее не сталкивался. Удивление. И... симпатия? испуг? Внезапно коммандер понял, что сидящая перед ним девушка очень молода. Едва ли старше него самого - а может быть, и моложе. Как такое могло быть? Даже если клановцы начинают военную службу с шестнадцати лет, как им говорили... если так - то к двадцати с небольшим годам она должна стать уже опытным воином - не то, что он сам. Но что же ей пришлось пройти, чтобы так высоко подняться по иерархической лестнице клана? Через какие войны, какие сражения? И...
   Эстер нервным движением отёрла выпачканные машинным маслом пальцы о завязанный вокруг талии рукав комбинезона. Осторожно взяла нэцкэ с ладони Ноэля. Поднесла к глазам. Уголки её губ дрогнули, приподнимаясь в намёке на улыбку. Затем девушка быстро отвернулась; плечи её задрожали. Ноэль осторожно приблизился и сел рядом. Так и есть: она плакала. Плакала, как обычная молодая девчонка, обхватив колени руками и низко склонив голову. Туго натянутая струна - та единственная, на которой держалось всё её показное равнодушие, презрение, ненависть - лопнула; и ледяной занавес упал, обнажив душу Эстер. Могло ли это быть правдой? Камерон побери!
   Каждый раз, видя её в течение этих полутора месяцев, Ноэль чувствовал растущее внутреннее напряжение в её душе. Он догадывался, что она переживает сейчас - одна, среди чужих и чуждых, враждебных людей, с каждым днём уносясь всё дальше от своих родичей. Ей не вернуться назад... но есть ли, ещё куда возвращаться?
   Словно фрагменты сложнейшей головоломки сложились в сознании Ноэля. Все недомолвки и намёки, высказанные или невысказанные в прошлых разговорах. Все вопросы, оставшиеся без ответа. Он понял.
   Теперь ему хотелось обнять Эстер, прижать её к себе, утешить,... но коммандер остановился, боясь, что это прикосновение разрушит всё. Эта девушка слишком горда - и замкнута - чтобы открыто показывать свои чувства. Свою слабость. Сейчас, когда она утратила контроль над собою, любое проявление сочувствия породит в её душе только ненависть к тому, кто его выкажет. И это будет уже настоящая, не показная, как прежде, ненависть.
   Осторожно, стараясь не шуметь, и даже вновь затаив дыхание, Ноэль попятился к лесенке, ведущей на палубу.
  
  
  

Х.

   Яфа, Область Новых колоний
   1 июня 3062 г.
  
   Одетые в камуфляж без знаков отличия солдаты пинками и окриками загоняли очередную партию пленниц в разверзшуюся пасть грузового люка планетолёта. Огромный грузовой корабль типа "Мул", на выпуклом борту которого никто так и не удосужился закрасить эмблему таурианской транспортной компании, нависал над испуганно затихшими в ожидании своей участи людьми. Над тремя сотнями сидящих на коленях под дулами автоматов молодых женщин.
   Самый ценный товар для торговцев людьми. Ценнее могут быть только квалифицированные специалисты - техники и рабочие, особенно те, кто знает толк в работе с технологическими артефактами канувшей в лету Звёздной Лиги; но на аграрной Яфе таких людей не водилось. Поэтому, Ричард Канни велел Норману отобрать сотни четыре самых привлекательных женщин и девиц. На рынках Астрокази за них можно было выручить немало, особенно теперь, когда инопланетные торговцы стали частыми гостями в этом пустынном мире. Да и большинство нормальных работорговцев, ранее имевших дело с приватирами, а теперь, за упразднением приватирства как класса, оказавшихся не у дел, тоже переместились туда. Добраться бы туда, да и связаться с теми барыгами, по старой-то памяти... В отличие от государственных скупщиков, чьё название, явно, было однокоренным со словом "скупость", эти, иной раз, могли войти в твоё положение, оценить весь риск и тяжкий труд, с которым тебе достался груз, и накинуть ещё талантов [9] сверх минимальной установленной государством цены.
   Порыв ветра донёс до прислонившегося к посадочной опоре в тени приплюснутого эллипсоидного корпуса "Мула" Канни тяжёлый запах женского пота, грязных тел. Запах страха. Пленниц связывали группами по десять - двенадцать голов, накидывая на шеи ременные петли, поднимали на ноги и загоняли в полутёмное чрево межпланетного корабля, где всего пару часов назад техники закончили установку нар и "удобств" для размещения такого количества рабынь. Собственно, хрена ли тех удобств? Одна параша и один двадцатилитровый бак с водой на десять человек. Порция хлеба и хлорелловой каши два раза в сутки - в пути. Штук пятнадцать - двадцать из 397, по списку, рабынь наверняка сдохнет в пути: наложит на себя руки, или ещё что... пять процентов. Хорошо, если два или три. Это неизбежное зло, с которым приходится мириться.
   У бандитов Моррисона, умудрявшихся напихивать по тысяче - полторы рабов в куда меньшие грузовые отсеки военных транспортов, убыль доходила до четверти, а то и трети. Но то бандиты. Никакого понятия о гигиене. Сами в говне живут на своих убогих планетах, и рабам приходится. Хотя, говоря по совести, дикари с Астрокази не лучше. Девкам, которых купят тамошние султаны и халифы, не повезёт. Канни отлично представлял себе, какие условия царят даже во дворцах астроказских владык: кирпичные, а то и глинобитные постройки, кишащие насекомыми; никакой канализации, а тем паче водопровода; кучи мусора и нечистот прямо во дворах, крысы, вонь, грязь... Дикость и есть. Средневековая варварская дикость. А ведь они ещё смели противиться, когда император Марий собрался принести им свет цивилизации Нового Рима.
   Отец Ричарда Канни, мехвоин Преторианской гвардии, не вернулся с той войны, найдя гибель от рук канопианского "добровольца" из 1-го полка Фузилеров. Ричарду было тогда всего пять лет, но он очень быстро понял, что папа не вернётся уже никогда. И этого оказалось более чем достаточно, чтобы наполнить его сердце ненавистью к Канопусу. Став старше и умнее, он осознал, что у магистратовцев, в сущности, есть и более веские причины ненавидеть Гегемонию; но ненависть - чувство иррациональное. Она осталась, несмотря ни на что. Вот и сейчас ему было приято видеть унижение и страх своих врагов.
   Вчерашняя попытка колониального ополчения отбить пленниц с треском провалилась: трусливые шлюхи ретировались, едва ракетный залп верного "циклопа" Канни запалил головной танк их отряда. Маршалы к этому моменту уже перестали существовать. Один из их мехов - 75-тонный "бандерснатч" - был захвачен и погружен на борт "Юниона" в качестве трофея, ещё четыре - уничтожены. Судьба последнего оставалась пока неизвестной. Канни сомневался, что уцелевший колониалист улепётывает сейчас прочь от космодрома без оглядки. Маршалы не производили впечатления трусов. Чего стоил, хотя бы, пилот "виктора", едва не одолевший бывшего легата в поединке и подорвавший свой мех, когда на броню к нему запрыгнули пехотинцы с магнитными минами! Но единственный средний мех не сможет долго противостоять его отряду. Патрулирующие взлётное поле "гермес II" и "ди-цань" были надёжной гарантией от любых неожиданностей с этой стороны.
   Канни бросил хмурый взгляд на приземистую, коренастую фигуру 65-тонного бэттлмеха, лениво покачивающего огромной пятитонной секирой, закреплённой на правой руке. Новейшее изделие военных заводов Капеллы уже успело повоевать на сент-ивском фронте; оттуда, видимо, образец и попал в руки Конторы, обеспечившей отряд Канни и боевой техникой тоже. Этот мех шёл и на экспорт канопианам, что, по мнению гэбистов, должно было придать убедительности маскировке Канни. Машина, которую пилотировал Аристид Шмидтхубер, явно, была восстановлена после серьёзных повреждений. Во всяком случае, оборудование её кабины было отнюдь не капеллианского производства, да и установленные в торсе импульсные лазеры имели маркировку аутричских заводов. Канни знал это, потому что ещё перед выходом в рейд лично проверил каждый бэттлмех отряда - в первую очередь, конечно, на предмет возможных сюрпризов от работодателя. С "Ордо Вигилис" станется вмонтировать, к примеру, устройства самоуничтожения в двигатель.
   К счастью, обошлось. Канни вновь посмотрел на "ди-цань". Самовольное оставление боевого порядка лэнса в бою, которое совершил Аристид, было лишь очередным звеном в длинной цепи неподчинения и демонстративного нарушения приказов командиров, которое так любил проявлять этот молодой мехвоин. Правда, в славную "Когорту проклятых" он загремел не за это, а за совсем иные "подвиги". Об Аристиде говорили, что даже по меркам Нового Рима (чьи нравы ни в чём не уступали старому) он был редкостным кобелём. Этот парень был готов трахать всё, что движется и дышит, и что не дышит - тоже, иной раз; поэтому-то легат и держал его в патрулировании последние дни. Смотреть на толпу молодых и привлекательных рабынь с высоты кабины бэттлмеха - уже серьёзное наказание для такого кобелища, как он.
   Одного у него было не отнять: мехвоином он был превосходным. Такого мастерства в искусстве стрельбы и пилотирования нельзя достичь простыми тренировками; с ним нужно родиться. У Аристида этот дар богов присутствовал. Если бы он ещё умел сдерживать свои инстинкты, а не руководствоваться ими в жизни - цены б ему не было. "Горячего Ари", как его успели прозвать ещё в Коллегиуме [10], дважды повышали до центуриона и оба раза затем разжаловали обратно в простые легионеры. Только влияние отца, нажившего немалый капитал на торговле германием, берегло его от перевода в штрафную когорту; но когда Аристид, на своё несчастье, развратил малолетнего сына одного из столичных сенаторов, этого влияния оказалось уже недостаточно. Папаша несчастного мальчика оказался крут и скор на расправу: в первую очередь, он удавил сына, опозорившего славный патрицианский род, а затем принялся и за ненавистного соблазнителя. Как и подобает настоящему приватиру, хотя бы и бывшему, сенатор забивал по шляпку: Шмидтхубер-старший вскоре был арестован как цирцинианский шпион, успев, правда, отравиться, прежде чем дело дошло до суда. Его имущество было конфисковано, жену и дочерей продали в рабство, что же до сына, с которого, собственно, всё и началось, то следующие полгода он провёл на Горации, в Cohors Morituri.
   Случившееся с семьёй несчастье ни на йоту не изменило отношения Аристида к себе и окружающему миру. И Канни сомневался, что есть в этой вселенной хоть что-то, способное это отношение изменить. Он догадывался, почему гэбисты включили Шмидтхубера в отряд: мехвоин такого класса не должен растрачивать свой дар впустую. Правда, недостатки "Горячего Ари", по мнению экс-легата, сводили на нет любые его достоинства. Но мнения Канни, увы, никто в тот раз не спрашивал.
   Легат проводил взглядом удаляющуюся фигуру "ди-цаня", и устало прикрыл глаза. Пока всё шло неплохо. Или, во всяком случае, не так плохо, как могло быть. Посмотрим, что будет дальше.
  

* * *

  
   - Господи... что с нами теперь будет? - Лиз шмыгнула носом, изо всех сил стараясь не заплакать. Связанная с нею в пару, Эрда взяла подругу за руку - большего проявления сочувствия она боялась выказать под взглядами бандитских автоматчиков.
   Кто они такие? Откуда взялись? Тёмно-зелёные комбезы с противопульными накладками имели, явно, канопианское происхождение; но этого добра было ещё при Киалле пошито столько, что на исчезающие со складов партии обмундирования никто уже не обращал внимания. Наёмники, бойцы планетарных и колониальных ополчений, и просто случайный люд из окрестных миров мог запросто щеголять в канопианской полевой форме, благо, та была прочна и удобна в ношении. Но шевроны с изображением наполненной звёздами волынки на рукавах - это уже другое дело... Эрда не помнила точно, но, кажется, это был знак одного из новых "горских" полков, сформированных из бывших наёмников - "Канопианских горцев" - перешедших на регулярную службу. Горцы напали на Яфу? Это было немыслимо. Наёмный полк горцев служил Канопусу более двух столетий и был фанатично предан государству и магистрисе. А матушка ни за что не стала бы отправлять его на такую миссию.
   Конечно, намалевать эмблему горцев на мехах и обмундировании - невелика сложность. Правда, сложившиеся за века галактических войн традиции ставили вне закона того, кто на это отважится; наёмные же войска, всегда дорожившие своей репутацией, устоявшиеся правила ведения войны обычно соблюдали. С другой стороны, мог ведь найтись человек, достаточно наглый и беспринципный... кому выгодно опорочить доброе имя Магистрата и канопианской армии... Эрда слышала о подобных вещах. Лет тридцать или сорок назад один из вассалов Дома Марика перекрасил мехи своей дружины в цвета наёмного "Легиона серой смерти" и сжёг город в системе Сириуса, чтобы обвинить в этом наёмников. Та история прогремела на всю Внутреннюю Сферу - главным образом, из-за того, что наёмникам удалось отыскать большой тайник утраченных технологий, на который, собственно, и позарился их недруг.
   А что могло послужить причиной сейчас? Эрда облизнула пересохшие губы. Сидеть нагишом на жаре было неприятно. Солнце палило немилосердно; вдобавок, девушке всё сильнее хотелось пить. От долгого пребывания в неудобной позе - на коленях, со скрещенными лодыжками - у Эрды затекли ноги; впрочем, наверное, не у неё одной. Очень разумно, мрачно подумала девушка. Из такого положения нельзя быстро вскочить на ноги; да и убежать теперь будет... затруднительно. Произносить слово "невозможно", хотя бы и про себя, она не решилась. Что с нами теперь будет? Воображение рисовало картины - одна другой гаже. Бандиты разграбили город, сожгли всё, что не смогли унести, и увели сотни четыре женщин, включая и саму Эрду. Странно, размышляла девушка, но они никак не отделили её от остальных пленниц. Не знают, кто она такая? Или не показывают вида, что знают?
   Девушка скосила взгляд на стоящего в тени посадочной опоры планетолёта мужчину. Затянутый в такую же, как и у прочих бандитов, полевую форму без знаков отличия, он, явно, был лидером этой шайки. Немолодой - хорошо за сорок, если не пятьдесят; поджарый, седые волосы коротко стрижены, лоб перехвачен тёмной повязкой, глаза закрыты зеркальными стёклами солнцезащитных очков. Явные манеры военного - Эрда хорошо умела это отличать - но ничего необычного в том нет; и среди наёмников, и среди пиратов многие имели опыт военной службы. Вопрос не в том, кем он был - вопрос в том, кто он сейчас... И что делает. Действует ли на свой страх и риск или же выполняет чей-то приказ. И какой приказ...
   Возможно, подумала Эрда, ей ещё представится время это узнать.

* * *

  
   Пиратский "Юнион" и угнанный "Мул" поднялись на столбах бьющей из дюз плазмы и растворились в безоблачном небе Яфы. Сидящий на плече прислонённого к невысокому холму и укрытого маскировочной сетью "маршала" Афанасий Дегтярёв яростно сжал кулаки.
   - Успокойся, - ладонь Илоны Санатеску легла на его плечо. - Ты всё равно ничего не смог бы сделать - один против целой роты.
   Афанасий выругался сквозь зубы.
   - Как ты думаешь, куда они направляются? - спросил он после этого.
   Илона устремила задумчивый взор к небесам.
   - Знаешь бородатый анекдот о пьянице, ищущем потерянный кошелёк под уличным фонарём? Так вот, он был прав, как это ни смешно. Под фонарём, и впрямь, может не оказаться пропажи. Но в том-то и дело, что поиски за пределами освещённого круга на тёмной улице не имеют смысла. Всё равно ведь ничего не найдёшь.
   - К чему ты это сказала?
   - Самый плохой - для нас - вариант, - ответила Илона, - это если у их шайки есть один или несколько постоянных барыг, которым они сбывают награбленное. Тогда встреча с ними может произойти где угодно, в некоем условленном месте, найти которое, практически, невозможно. Поэтому такую версию мы рассматривать не будем. Пусть ею занимаются другие подразделения МИМ - может, что и накопают... Отчёт я отослала вчера вечером, к завтрашнему утру должен дойти. Ладно, - она махнула рукой. - Для нас будет хорошо, если они, всё-таки, не работают с постоянными скупщиками. Тогда им придётся сбыть добычу в нейтральном, но посещаемом торговцами мире, чьё законодательство смотрит сквозь пальцы на происхождение товаров. А такой мир поблизости есть только один. Туда-то мы и направимся. Насколько я понимаю, следующий рейсовик должен прилететь послезавтра?
  
  
  
  
   [1] 1 канопианский доллар = 0,125 бонов КомСтара (C-bills). Полковничье звание в Вооружённых Силах Магистрата стоит от 33 до 50 тысяч бонов КомСтара, т.е. от 264 до 400 тысяч в пересчёте на те баксы. - Здесь и далее примечания автора.
   [2] Высшая награда Магистрата Канопуса; присваивается за выдающиеся достижения как на военном, так и на гражданском поприще. Представляет собою серьгу в форме звезды, носимую в левом ухе (платиновая - за боевые заслуги, золотая - за достижения в области экономики, серебряная - в области политики и медная - за иные достижения). Дополнительно может украшаться драгоценным камнем, который надлежит купить: 10 тысяч бонов Ком-Стара стоит лазурит, 25 тысяч - изумруд, 50 тысяч - алмаз и 100 тысяч - рубин.
   [3] Ordo Vigilis - служба госбезопасности Марианской Гегемонии; состоит из пяти отделов или секторов: сектор А - Securitatis Internum (внутренняя безопасность), сектор Б - Observatories Externum (внешняя разведка), сектор Ц - Delatura Militaria (особые отделы армейских частей и соединений, военная разведка), сектор Д - Operationes Abscondites (подразделение спецопераций, осназ) и не имеющее буквенного обозначения подразделение Praesidii Praetoris, дополняющего армейскую Преторианскую гвардию (т.е., 1-й легион) в качестве личной стражи кесаря. Это последнее подразделение, de-facto, не является автономным сектором OV, т.к. находится под опекой сектора А (внутренней безопасности). Сектора А, Б, Ц и Д не взаимодействуют между собой напрямую, но координируются высшим органом управления, известным как Administratorium. Директор Administratorium'а, т.о., является главой Ordo Vigilis.
   [4] Министерство информации Магистрата (МИМ) - канопианская служба государственной безопасности и разведки. В организационном плане включает шесть отделов (корпусов): корпус центрального анализа (КЦА), занимающийся обработкой добытой остальными подразделениями МИМ информации; корпус внутренних операций (КВО), действующий как тайная полиция в пределах Магистрата и его колониальных владений; корпус иностранных дел (КИД), т.е. внешняя разведка; корпус безопасности короны (КБК), отвечающий как за охрану правящего Дома Центрелла, так и за пресечение заговоров его членов против царствующей магистрисы и государства (на оперативников этого подразделения не располагается положение о неприкосновенности членов царствующего Дома, благодаря чему они могут осуществлять арест и - в исключительных случаях - суд и казнь любого родственника магистрисы); корпус государственной обороны (КГО), т.е. подразделение особого назначения для действий в пределах Магистрата и корпус активного реагирования (КАР), выполняющий те же функции за пределами государства. Эти последние - чисто силовые подразделения; хотя и обладают некоторыми агентурными возможностями. Аналогичным образом, корпуса внутренних операций и иностранных дел, нацеленные, преимущественно, на сбор информации, имеют собственные подразделения для силовых операций. Предполагается, что подобное взаимное дублирование функций увеличивает общую эффективность работы системы, т.к. ошибку может допустить один из корпусов, но не два одновременно. Вместе с тем, прямые контакты между различными корпусами запрещены; обмен информацией может осуществляться только через посредничество КЦА. Этот последний уникален своей узкой специализацией на обработке информации и отсутствием собственных агентурных сетей и силовых подразделений. Седьмой и наиболее загадочный отдел МИМ - т.н. "тёмный магистрат" (ТМ). Основанный в рамках программы общей реорганизации силовых структур, проводимой Эммой Центрелла, он подотчётен непосредственно директору МИМ, минуя корпус центрального анализа, и во всех своих операциях маскируется под иные отделы. В отличие от остальных корпусов, его руководитель анонимен и никогда не появляется на общих совещаниях; только директор МИМ и сама магистриса знают его имя. Фактически, он является своеобразной "Конторой в Конторе", способной дублировать любой из её отделов.
   [5] Одна из наиболее почётных военных наград Канопуса, учреждённая в 2997 г. в честь непоколебимой верности семьи Равентир государству и Дому Центрелла. Представляет собою носимый на шейной ленте красного цвета медальон в форме руки, сжимающей герб Магистрата. Ежегодно каждый офицер ВСМ представляет одного из своих подчинённых солдат к этой награде; магистриса в течение месяца лично изучает присланные ей представления и выбирает достойнейшего, которому и вручает Кулак Равентира в этом году.
   [6] Поскольку найти "реальное" описание этой планеты мне нигде не удалось, я воспользовался системой накидки из FM: Explorer Corps, и дописал остальное по собственному разумению.
   [7] др.-рим. - многоквартирный дом, предтеча современных типовых многоэтажек.
   [8] Голосовой сигнал подтверждения команды - если кто забыл
   [9] Денежная единица Марианской Гегемонии. 1 бон КомСтара равняется 10 талантам.
   [10] Collegium Bellorum Imperium - высшее военное учебное заведение Марианской Гегемонии, основанное императором Марием О'Рейли в начале 30-х гг. Включает факультеты подготовки мехвоинов, танкистов, экипажей космических кораблей и лётчиков. Хотя формального запрета на поступление плебеев в это учебное заведение не существует, практически все курсанты КБИ принадлежат к патрицианскому сословию.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   65
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | Я.Славина "Акушерка Его Величества" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | М.Леванова "Попаданка, которая гуляет сама по себе" (Попаданцы в другие миры) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | Д.Рымарь "Диагноз: Срочно замуж" (Современный любовный роман) | | В.Крымова "Смертельный способ выйти замуж" (Любовное фэнтези) | | А.Елисеева "Заложница мага" (Любовная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"