Рюмин Дмитрий Юрьевич: другие произведения.

Боевой флот

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.75*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    первая статья цикла, посвящённого теоретическим аспектам войны в космосе


  

Боевой флот: некоторые технические аспекты

звёздных сражений.

  

Война есть великое дело

для государства, почва жизни

и смерти, путь существования

и гибели.

Сунь-цзы, V в. до н.э.

  

...если мы определим средний уровень галактической

этики как современный человеческий. Это означает,

что воевать будем не "просто так", а исключительно

по необходимости.

С.Б. Переслегин, 1998 г.

  
  
   На фоне обилия фантастических боевиков - переводных и отечественных, хороших и не очень, различной степени увлекательности и читабельности, немного удручает тот факт, что теоретические аспекты войны в космосе практически никем не освещены. Помимо одной-единственной статьи известного питерского критика, историка и социолога С.Б. Переслегина, опубликованной в журнале "Если" шесть лет назад (1) таковых работ и нет вовсе. Аз, грешный, попытался, в меру своих слабых способностей, восполнить сей прискорбный недостаток. Не претендуя на глобальность охвата, какую-либо оригинальность (коей в военно-фантастическом жанре и вовсе нет места, ибо в армии всё должно быть единообразно, оригинальность же не приветствуется), но стремясь воздать должное любимому жанру...
   В общем, что получилось, то и читайте.
  
  

И линкоры пойдут...

   В своей классической статье Сергей Борисович Переслегин указывает на два принципиально разных подхода к созданию основных сил военно-космического флота. Вариант первый подразумевает строительство больших боевых кораблей с мощным артиллерийским вооружением и высокой живучестью. По аналогии с соответствующими морскими кораблями этот класс боевых звездолётов получил название линкоров. Очевидно, что строительство и содержание подобного корабля - дорогое удовольствие, которое может позволить себе не всякое государство, даже трансгалактического масштаба. Количество линкоров в составе его флота, в силу данного обстоятельства, будет измеряться, максимум, двузначным числом, а, скорее всего, их можно будет пересчитать по пальцам (хотя бы и прибегая к помощи ног). Постройка линкора, опять же, по аналогии с соответствующими морскими кораблями, должна занять несколько лет, и на несколько месяцев затянется его восстановление после каждого боя с кораблём аналогичного класса.
   Поэтому существует и альтернативный подход к военному строительству. Согласно ему основной ударной силой флота являются небольшие, но скоростные и высокоманевренные кораблики, с практически нулевой - до первого попадания - живучестью (живучесть им заменят скорость и маневренность, так, что "целиться в этот корабль ещё получалось, а вот попадать - уже нет" (2)) и одним, но мощным орудием противокорабельного класса. Боезапас подобного орудия может (и должен) быть минимален, три - пять выстрелов, если не один. Сделать большее число выстрелов ему всё равно не удастся. Понятно, что один, отдельно взятый корабль этого типа (Переслегин их называет "дестройерами", от английского destroyer, что может быть переведено как "миноносец" или "истребитель" - к разнице между этими двумя понятиями мы ещё вернёмся) практически беспомощен в бою против линкора, но в составе эскадрильи/флотилии они составят ему достойную конкуренцию.
   Ещё одним несомненным достоинством дестройеров является их дешевизна, допускающая крупносерийное производство и быстрое восполнение потерь. Запас хода дестройера невелик. Вполне достаточно, если его боевой радиус будет на порядок превышать максимальную дальность стрельбы главного калибра линкора. На большие расстояния дестройер путешествует в брюхе корабля-носителя. Этот последний по своим габаритам и ходовым качествам должен примерно соответствовать линкору, хотя может уступать ему по части живучести - в конце концов, носитель не участвует в бою непосредственно, он лишь средство доставки дестройеров на поле боя. По той же причине ему не нужно и тяжёлое вооружение, хотя лёгкое оборонительное вполне может быть установлено.
   А теперь - о том, чем "миноносец" отличается от "истребителя". Миноносцами в последней четверти теперь уже позапрошлого столетия называли лёгкие боевые корабли, основным вооружением которых были "самодвижущиеся мины" - торпеды. Их прямыми потомками в современных военных флотах являются торпедные и ракетные катера, обладающие всеми вышеуказанными качествами дестройера: мощным противокорабельным вооружением с минимальным боезапасом, высокой скоростью, небольшим запасом хода и минимальной живучестью. Дивизион ракетных катеров может при удаче потопить тяжёлый крейсер, но шансы выжить в такой атаке близки к нулю. Ракетные катера, как и миноносцы прежних лет - оружие смертников, дрова в костре войны. Превосходя тяжёлые боевые корабли в скорости в полтора - два раза, они всё ещё остаются "в том же весе", и потому за возможный успех вынуждены платить максимальную цену - человеческими жизнями.
   В отличие от них, самолёт, несущий противокорабельное вооружение обладает колоссальным преимуществом перед своей потенциальной жертвой. Скорость больших военных кораблей - линкоров и авианосцев - составляет 40 - 60 км/ч. Лёгкие крейсеры и эсминцы, не говоря уж о катерах, движутся быстрее, но до ста км/ч не дотягивает никто. Самый тихоходный торпедоносец Второй Мировой войны, британский "суордфиш", развивал триста двадцать. Другие торпедоносцы и пикировщики летали гораздо быстрее: 450 - 600 и более километров в час. А ведь это были машины с поршневыми двигателями, современные реактивные самолёты достигают куда больших скоростей.
   Почувствовали разницу? Преимущество самолёта заключается в том, что он всегда, при любых условиях, догонит неспешно бороздящий море корабль и атакует его. Конечно, корабль отнюдь не беззащитен, у него есть зенитное вооружение, но практика показывает, что для отражения массированной атаки с воздуха его недостаточно. Сочетание этих обстоятельств и превратило авиацию (в частности - палубную) в основную ударную силу морской войны.
   Таким образом, для того, чтобы из разряда "миноносцев" перейти в категорию "истребителей", космический дестройер должен обладать тяговооружённостью и ускорением, на порядок превосходящим таковые у космического же линкора. Только это гарантирует ему выживание на поле боя.
   Естественно, этими двумя разновидностями всё многообразие боевых космических кораблей не исчерпывается. Так, от родословного древа линкоров в процессе эволюции может отделиться линейный крейсер - аналогичный по массе и вооружению корабль с ходовой частью, гипертрофированной за счёт снижения живучести.
   С другой стороны, необходимость защищать слабо вооружённые корабли-носители от атак вражеских дестройеров должна привести к возникновению нового класса кораблей - лёгких крейсеров сопровождения (или эскортных крейсеров), небольших, наделённых меньшей, чем у линкоров и носителей, живучестью, и несущих лёгкое вооружение, бесполезное против больших боевых кораблей, но эффективное в бою с дестройерами. Для борьбы с этими кораблями и лидирования атак дестройеров можно разработать ещё один класс кораблей - ударные (или линейно-лёгкие) крейсера, приближающиеся по ходовым качествам к дестройеру.
   Наконец, и сами дестройеры могут разделиться на два класса: собственно дестройеры, ударные боевые единицы с противокорабельным оружием и легковооружённые аппараты-перехватчики, "контрдестройеры". Последнее разделение имеет смысл в варианте дестройеров-"истребителей", ходовые/маневренные характеристики которых далеко превосходят таковые у больших боевых кораблей. В варианте дестройера-"миноносца" задача "противодестройерной" обороны решается лёгкими эскортными крейсерами.
   В дополнение к этим категориям боевых кораблей можно назвать ещё одну - многоцелевые или универсальные крейсера. Название говорит само за себя: это должен быть "боевой корабль вообще", военная машина, способная выполнять самый широкий спектр задач. Иными словами, универсальный крейсер должен иметь на борту как тяжёлое, так и лёгкое вооружение, подразделения десанта с набором высадочных средств и лёгкие ударные единицы в придачу.
   Практика, однако, показывает, что всякое устройство, заявленное как многофункциональное, все возложенные на него задачи выполняет в равной степени отвратительно. К военной технике сие относится в первую очередь. Так что особого проку в эскадренном бою от универсальных крейсеров ждать не стоит. Зато они очень эффективны в войне против слабо вооружённого противника, не имеющего за душой ничего, кроме аналогичных по классу кораблей и/или горстки дестройеров. Проще говоря, универсальный крейсер - это корабль для колониальных войн и локальных конфликтов.
   Переслегин относит к литературным представителям этого класса боевые звездолёты галактов и разрушителей в трилогии Снегова "Люди как боги", космический корабль пиррян из гаррисоновской "Неукротимой планеты" и корабли торговцев Терминуса в азимовском "Основании". При всём должном уважении к Сергею Борисовичу, позволю себе не согласиться с этим списком. То есть, в отношении разрушителей указанная классификация действительно справедлива, но и вооружённый грузовик Пирра, и все прочие корабли представляют собой скорее вспомогательные крейсера, чем универсальные. В самом деле, даже описание звездолёта галактов у Снегова заставляет предположить, что изначально он был гражданским кораблём, пассажирским лайнером, например, на который уже потом, в силу военной необходимости, было установлено кое-какое вооружение.
   Собственно, так и создаются вспомогательные крейсера. Толку от них в космическом сражении ещё меньше, чем от универсальных, ну, разве что, в качестве корабля-приманки. Но вот в качестве рейдеров на коммуникациях противника, где нужно всего-то сбивать безоружные грузовые корабли, они весьма и весьма эффективны.
   А к типичным представителям класса универсальных крейсеров в мировой фантастике я лично отнёс бы имперские звёздные разрушители из "Звёздных войн". В самом деле: тут вам и пушки разных классов, и эскадрильи истребителей, и десант штурмовиков в белых скафандрах. Для "маленькой колониальной войны" на каком-нибудь Татуине более чем достаточно.
   О танкерах-топливозаправщиках, кораблях-мастерских, госпитальных судах и прочих транспортах, образующих "мобильный тыл" (по аналогии с "плавучим тылом" американских Tack Forces Второй Мировой войны) действующего флота Переслегин лишь упоминает одним абзацем, о десантных кораблях всех мастей и высадочных средствах десанта не говорит вовсе - и это правильно. Космические десантные операции заслуживают отдельной большой статьи, тогда как организация тыла - вещь слишком скучная, чтобы привлечь истинных поклонников космических баталий. Хотя сам Старый Граф Форкосиган (3) и сказал, что "победу делает не полководец, а интендант", авторы, а с ними - и читатели привыкли не обращать внимания на "тыловых крыс", занимающихся своей рутинной бумажной работой. За канцелярским столом нет место героизму, и литераторы, воспевающие героев космических битв, туда не заглядывают, за очень редкими исключениями. Не будем и мы - зачем перегружать статью неинтересной читателю информацией?
   А теперь рассмотрим несколько типов кораблей, не вошедших в переслегинскую классификацию, однако встречающихся на страницах военно-фантастической литературы и, следовательно, заслуживающих право на существование. Внимание на экран, господа - перед вами мобильная космическая крепость. Старые фанаты звёздных баталий уже наверняка догадались, о чём идет речь. Авторами фантастических боевиков и прочих космических опер этот класс кораблей любим весьма: "Звезда смерти" из всем известной киноэпопеи и боевая станция "Стивен Хокинг" из межавторского сериала о Боевом Флота Альянса (4), базовые системные разрушители в трилогии Злотникова о берсерках и космическая крепость "Макросс" из одноимённого анимэ-сериала, мегадестройеры в "Лучшем экипаже Солнечной" и mothership из компьютерной игры "Homeworld", ещё - "корабли-левиафаны" Поднебесной империи у Володихина (5).
   По своей сути мобильная космическая крепость - это универсальный крейсер, увеличенный до таких размеров, что количество, как и предписывают законы диалектики, перешло в качество, породив новый класс кораблей. При массе, на порядок и более превосходящей массу самых тяжёлых линкоров и кораблей-носителей, космическая крепость должна обладать огневой мощью дивизии линкоров (а лучше - двух) и неимоверной живучестью, нести в своём чреве маленькую армию десантников с полным набором высадочных средств и средств поддержки, служить базой для нескольких эскадрилий дестройеров и ремонтным доком для более крупных кораблей, но главное - иметь поистине безразмерные склады, вмещающие всё необходимое для ведения военной кампании силами флота. Потому что в том и заключается её основное предназначение. Космическая крепость - это ядро флотской группировки, вынужденной действовать в отрыве от стационарных баз.
   Подобный подход к тыловому обеспечению имеет свои достоинства, но и свои недостатки. Космическая крепость - сверхдорогая игрушка (ну, а казна, как всегда, пуста), тогда как транспортные корабли всех мастей всегда под рукой: во время войны их можно мобилизовать в торговом флоте. Однако космическая крепость способна сама за себя постоять, для её атаки противнику потребуется собрать немаленькую эскадру - а вот транспортные корабли беззащитны перед каким-нибудь наспех вооружённым вспомогательным крейсером. Их нужно сгонять в конвои и эскортировать, отвлекая на это часть боевых кораблей флота, а ведь эскорту тоже нужен ремонт, и восполнение боезапаса, и все прочие виды тылового обеспечения. Отсюда - новые транспортные корабли, новые конвои, новые подразделения эскорта... и т.д., и т.п. Впрочем, это проблема чисто техническая и вполне решаемая, если тот, кто занимается организацией тыла, использует голову не только для ношения фуражки.
   С другой стороны, однако, нельзя же класть все яйца в одну мошонку: уничтожение космической крепости противником практически наверняка разрушит полностью наш тыл. Тогда как рейдеры - слов нет - способны, конечно, принести нам немало неприятностей, но за всю историю войн на море (по аналогии с коей, за неимением лучшего, мы вынуждены планировать войны в космосе) ни один конвой не был уничтожен полностью. Даже из печально знаменитого каравана PQ-17 спаслось около трети кораблей, благополучно добравшихся до советских портов.
   Это, разумеется, не означает, что постройка космических крепостей бессмысленна. Их недостатки и достоинства суть две стороны одной медали. Как сбалансировать их так, чтобы первых было поменьше, а вторых побольше - решать вам, господа боевые фантасты. Кое-кто из ваших коллег уже решил. И, согласитесь, что с сугубо литературной, сюжетной точки зрения космическая крепость выглядит впечатляюще!
   Другим весьма полезным классом, в литературе, увы, встречающимся крайне редко, является то, что, за неимением лучшего термина, мы условно поименуем "подводной лодкой". Именно так, в кавычках, поскольку с морскими субмаринами этот класс боевых космических кораблей роднит лишь одно - приоритет качества скрытности перед прочими техническими параметрами. Проще говоря, это корабль, способный подкрасться к врагу незамеченным и (в идеале) атаковать так, чтобы противник сам не понял, кто в него стреляет.
   Помимо Гамильтона с его "Звёздными королями" и Глена Кука с его "Рейдом" подобные корабли задействовал в своём творчестве, разве что, дебютировавший в прошлом году фантаст Ярослав Смирнов в рассказе "Der rote Raumkampflieger", вышедшем во втором выпуске альманаха "Фантастика 2003". Для разнообразия можно вспомнить ещё военно-космический сериал Дэвида Вебера и Стива Уайта ("Крестовый поход", "Земля смерти", "Восстание") и "Лучший экипаж Солнечной" Олега Дивова, где качеством скрытности обладают вообще все боевые корабли, вплоть до линкоров и космических крепостей. Кроме того, в трилогии Тимоти Зана о гранд-адмирале Трауне, действие которой происходит во вселенной "Звёздных войн" через пять лет после возвращения джедая, описывается некое "маскировочное устройство", делающее космический корабль полностью невидимым для всех существующих сенсоров; аналогичным образом работает и stealth-generator в "Homeworld". Наконец, в "Ватерлинии" Александра Громова упоминаются "всепространственные крейсера", которым скрытность заменяет способность выходить из гиперпространства в любой точке "нормального" космоса и, точно также, из любой точки "нормального" космоса в гиперпространство уходить. Не совсем то, о чём мы тут ведём речь, но всё-таки...
   Понятно, что космическое пространство - огромное и практически пустое, оно великолепно просматривается во всех направлениях, тогда как по части "естественных укрытий" в нём негусто. И существует два принципиальных способа скрыть в нём корабль от посторонних взглядов.
   Первый из них подразумевает использование некоего силового поля, искажающего световые и прочие лучи так, что они огибают корабль, не касаясь его. Именно так маскируются в пространстве гамильнотовские "крейсера-призраки", и именно этот способ использует на кораблях своего флота гранд-адмирал Траун. Теоретически это возможно: достаточно сильное гравитационное и, по-видимому, электромагнитное поле действительно может оказывать подобное действие. Так что сей продвинутый вариант шапки-невидимки имеет полное право на существование.
   Но, даже если не брать в расчёт некоторые мелкие технические трудности (например, как избавляться от избытка тепла в пузыре силового поля, или куда девать "хвост" реактивной струи - не будет ли он торчать наружу), этот способ маскировки имеет один радикальный недостаток. Завёрнутый в "кокон невидимости" корабль слеп. Он не может получать никакой информации из внешнего мира, ведь все световые и прочие использующиеся в сенсорике лучи до него не доходят. Введение некоей сенсорной системы, таки позволяющей заглянуть под экран - это палка о двух концах. Невидимый корабль может ориентироваться с её помощью, но противник, обладая аналогичным устройством, тоже может его засечь (по поводу чего напрашивается аналогия с подводными лодками, ориентирующимися по звуку, и по шуму винтов обнаруживаемыми).
   Герои Тимоти Зана выходят из положения несколько экзотическим способом: при помощи Великой Силы (ну "Звёздные войны" же!). Поскольку включить джедая в каждый экипаж "призрака" не представляется возможным, да и существование паранормальных способностей как таковых представляется весьма сомнительным, этот вариант, сами понимаете, за пределами упомянутой трилогии "не катит". Странно, что ни Гамильтон, ни Зан не использовали самый простой и примитивный способ - высунуть за пределы кокона сенсорный модуль, как поднимает над поверхностью воды перископ субмарина. Естественно, что это её демаскирует, но что делать?
   Альтернативой невидимости является выход корабля за пределы "нормального" пространственно-временного континуума. Аналогия с подводной лодкой, уходящей в морскую пучину, очевидна. Правда, писателю следует учесть, что над-, под- и прочие гиперпространства давно уже стали непременным атрибутом фантастического боевика. Так что, не мешало бы, для начала, объяснить, чем, собственно описанный им способ маскировки отличается от "обычного", всем знакомого гиперперехода. Этого не делает, например, Ярослав Смирнов, зато Глен Кук в своём "Рейде" даёт достаточно логичное описание "спецвозможностей" "космической субмарины".
   Итак: есть гиперпространство, где все нормальные звездолёты могут летать со сверхсветовой скоростью (а что ещё прикажете делать в гиперпространстве?). Летящий в гиперпространстве звездолёт можно засечь и даже сбить, чтобы не летал, где не следует. Это понятно. А ещё бывают "клаймеры", те самые "аналоги подводных лодок". Технический принцип их работы - "клайма" - непонятен до конца даже тем учёным, которые его разработали. Он имеет некое отношение к "обычному" гиперпереходу, но, при этом, с точки зрения стороннего наблюдателя "погрузившийся" клаймер выглядит как чёрная мини-дыра с массой чуть меньше тысячи тонн (именно столько клаймер и весит). Попробуйте-ка обнаружить (тем более сбить) такой объект!
   Преимущества метода очевидны. К сожалению, однако, мы живём в реальном мире, данном нам в ощуплении и отнюдь не желающем подчиняться нашей воле. И нет никакой гарантии, что в этом мире существует некое "гиперпространство", столь любимое писателями-фантастами. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.
   Чтобы закончить нашу классификацию боевых звездолётов, упомянем ещё разведывательные аппараты-"скауты", корабли радиоэлектронной борьбы и командно-штабные корабли, осуществляющие функцию "трёх К" (коммуникация, командование, контроль). В эскадренном бою они нам пригодятся. Наконец, в отдельный класс можно выделить разновидность линкоров, при конструировании которых основной упор сделан на живучесть, хотя бы и в ущерб всем остальным параметрам. К последней категории относятся "броненосные крейсера" Терры-2 у Володихина (6), крейсерами, строго говоря, не являющиеся. Судя по приведённым ТТХ (тихоходные, громоздкие, уступающие линкору в огневой мощи, но далеко превосходящие в живучести), это типичные броненосцы береговой обороны. Точнее, орбитальной - воюем, всё-таки, в космосе. А крейсерами они были названы исключительно в целях конспирации. Помимо обороны планет у подобных кораблей может быть ещё одна функция, но её мы рассмотрим позже.
  
  

Тактика, товарищи, тактика!

  
   Принципы устройства космического корабля, работы его двигателей и конструкции орудий - тема слишком сложная и потому заслуживающая отдельного разговора. Рассматривать её в рамках данной статьи практически не имеет смысла, посему ограничимся лишь некоторыми замечаниями по ходу дела. А теперь, не вдаваясь в конкретные технические детали, попробуем в общих чертах представить тактику боя в космическом пространстве.
   Для нас, к примеру, в данном случае важно не то, чем и как стреляют пушки космического корабля, а их тактическое назначение. По каковому признаку мы выделяем две категории артиллерийских систем: тяжёлое вооружение, используемое в качестве главного калибра и применяемое против больших боевых кораблей основного класса, а также вооружение лёгкое, оборонительное, применяемое в целях защиты от атак малых ударных единиц - дестройеров. Ясно, что в первом случае во главу угла должны ставиться огневая мощь каждого отдельно взятого орудия и дальность их стрельбы, во втором же первостепенное значение придаётся скорострельности и плотности огня батарей. Известная формула Фишера "the biggest big gun and the smallest small gun", т.е. "самая большая из больших пушек и самая маленькая из маленьких пушек", положенная в основу конструирования дредноутов, очевидно, вполне применима и к созданию боевых звездолётов: подобная унификация при полном отказе от "промежуточных" калибров облегчает управление огнём и, следовательно, повышает эффективность действий экипажа корабля в бою.
   Принципиальное значение имеет также соотношение между ударной мощью орудий и прочностью защиты корабля. Одно дело, если корабль способен выдержать продолжительный обстрел, сохраняя при этом боеспособность, и совсем другое - если одно-единственное попадание становится для него фатальным. И тактика боя, и сама кораблестроительная доктрина в этих случаях принципиально различны. К варианту первому как одному из частных случаев, мы ещё вернёмся, а о варианте втором достаточно сказать лишь то, что при нём единственными боевыми кораблями остаются небольшие и дешёвые дестройеры, тяжёлые же суда играют сугубо вспомогательную роль носителей и транспортов обеспечения.
   Возьмём за основу некий "усреднено-промежуточный" вариант, допускающий, что для уничтожения большого боевого корабля требуется порядка десяти попаданий главного калибра (что примерно соответствует ТТХ морских кораблей и их вооружения, применявшихся в войнах минувшего столетия). В этом случае наиболее целесообразным будет ведение огня с максимальной дистанции, где технические ограничения, накладываемые возможностями сенсорных и прицельных систем, приводят к тому, что большинство выстрелов проходят мимо цели (что, опять же, было характерно для морских боёв обеих мировых войн).
   Из ходовых качеств корабля для боя основным является не скорость, как таковая, а её производная - ускорение, сиречь "скорость приращения скорости". В самом деле, скорость космического корабля определяется, в первую очередь, временем, в течение которого он может осуществлять разгон и, следовательно, запасами топлива на его борту. Класс двигателя (жидкостно-реактивный, плазменный, ионный, фотонный и т.д.), конечно, тоже имеет значение, до для удобства предположим, что по этому параметру все корабли, имеющиеся в данный момент на вооружении, примерно одинаковы.
   В этом случае тяжёлый корабль, имеющий на борту, соответственно, больше топлива, может разогнаться до больших скоростей, чем лёгкий. И вот тогда-то на первый план выходит "скорость приращения скорости". На пальцах: линкор с огромными топливными баками, но развивающий ускорение где-то около 2 g, может разогнаться до скорости света примерно за полгода. Теоретически. Практически запасов топлива у него всего на три месяца разгона, в силу чего его максимальная скорость - 0,5 световой. Точнее, 0,25, потому что на разгон он может потратить лишь половину топлива, чтобы было потом, чем тормозить. У дестройера запасов топлива всего на три с половиной дня, зато ускорение целых 10 g, так что, за эти три с половиной дня он разгоняется до 0,1 скорости света. Линкор до той же скорости будет разгоняться полмесяца. Отсюда вывод: лёгкие боевые корабли - это спринтеры, на коротких дистанциях они всегда догонят тяжёлый. А тот, в свою очередь, как истинный стайер, может уклониться от боя при наличии некоей форы по расстоянию/скорости.
   Разнообразные "боевые плоскости", "конусы", "стены" и прочие пережитки линейной тактики времён адмирала Нельсона, на мой взгляд, в космическом бою неприменимы. Аналогии боевым порядкам космических кораблей, скорее, следует поискать в наставлениях по тактике ВВС. Хотя бы потому, что космические бои, так же, как и воздушные, проходят в трёхмерном пространстве, а не на плоскости. А посему - манёвр, манёвр и ещё раз манёвр!
   Да и не хватит у нас "юнитов" на выстраивание всех этих геометрических фигур. Мы уже говорили в самом начале статьи: линкор - это дорогая игрушка, строить его придётся несколько лет. А производственные мощности государства, сколь бы велики они ни были, имеют свой предел. Сколько, вы думаете, линкоров было в составе британского Гранд Флита в 1914 году, накануне Первой Мировой войны? Двадцать (цифрой - 20) штук. И девять (9) линейных крейсеров. В германском Хох Зее Флотте их было, соответственно, 14 и 4, у французов, итальянцев и австрияков - по 3, линейных крейсеров же не было вовсе (7). В Ютландском сражении - самом крупном морском сражении индустриальной эпохи - со стороны англичан участвовал 151 корабль разных классов, из них линкоров - 28 и линейных крейсеров - 9; со стороны немцев - 16 и 5 соответственно, а всего 99 кораблей (8). Это, повторим, было самое крупное морское сражение индустриальной эры.
   Многочисленные космические оперы, рисующие титанические битвы - стенка на стенку - тысяч и десятков тысяч звездолётов, беспочвенны ещё и потому, что флотами подобного размера попросту невозможно управлять. Всё имеет свой предел, и человеческие способности - в первую очередь. Согласно принципу простоты управления (9) количество боевых единиц, находящихся под управлением одного, отдельно взятого, командира, должно быть меньше пяти. А всё потому, что нормальный человек не способен обрабатывать информацию, поступающую от большого числа источников. Особенно, если вокруг идёт бой и решение надо принимать быстро. В большинстве армий мира, включая и Советскую/Российскую, используется координационное число 3: 3 взвода образуют роту, 3 роты - батальон, 3 батальона - полк и т.д. Число звеньев в системе управления тоже имеет свой предел. Поэтому, например, ни в одной армии Второй Мировой войны не было танковых объединений крупнее армии, да и танковые корпуса использовали только Советский Союз и немцы - все прочие довольствовались дивизиями.
   Многотысячный звёздный флот неуправляем, сражение таких армад - это уже не "Армагеддон галактик", как любят писать авторы-"оперисты", а полный армагездец. Причём наибольшую опасность представляет даже не противник (у него те же проблемы), а путаница в собственных многочисленных и огромных рядах. Подобную трагикомическую ситуацию блестяще описал Александр Громов в своём коротком рассказе "Вдруг откуда-то летит...".
   Наиболее целесообразным будет, по-видимому объединение 2 - 4 однотипных больших боевых кораблей в единую группу - дивизию (по аналогии с дивизиями линкоров и авианосцев японского Императорского флота Второй Мировой войны). Применительно к тяжело вооружённым линкорам более рациональной выглядит дивизия из трёх боевых единиц, для быстроходных линейных крейсеров подходит четырёхкорабельная дивизия, разделяющаяся на две более мелкие тактические единицы - бригады по 2 корабля в каждой. 3 - 5 дивизий объединяются в боевую единицу следующего уровня - эскадру или флот.
   Линейные крейсера используются в качестве артиллерийского авангарда. Пользуясь преимуществом в ускорении/скорости, они первыми завязывают бой с основными силами противника, ведя огонь с дальней дистанции. Подтягивающиеся на следующем этапе сражения линкоры сбивают всех, кто ещё летает. В силу тех же своих замечательных ходовых качеств, линейные крейсера можно использовать для фланговых охватов и обходов боевого порядка противника с тыла.
   Дестройеры могут действовать в составе отдельной ударной группы, в которую входят (по аналогии с авианосными ударными группами американского флота) корабль-носитель, все базирующиеся на нём лёгкие ударные единицы, 2 - 6 эскортных крейсеров, образующих охранение, и линейно-лёгкие крейсера (лидеры) по числу эскадрилий дестройеров (скорее всего, 2 - 4 единицы). 3 - 5 ударных групп можно объединить в ударное соединение.
   При необходимости на флангах (которых в трёхмерном пространстве будет, по идее, не два, а три или четыре) можно развернуть завесу из лёгких крейсеров обоих типов - эскортных и ударных - и усилить её эскадрильями дестройеров.
   Для лучшей координации действий все корабли флота стоит включить в единую информационную сеть. Вот тогда-то нам и понадобятся командные и разведывательные корабли. А так же, разумеется, корабли радиоэлектронной (термин чисто условный, конечно - радио далеко не самый лучший способ космической связи) борьбы, призванные нарушать функционирование вражеской сети и защищать нашу собственную от аналогичных поползновений со стороны противника.
   Вот, собственно, и всё, что мы можем сказать о тактике космического боя, не вдаваясь в детали. А теперь, как я и обещал, разберём парочку частных случаев, встречающихся иногда на страницах фантастических боевиков.
  
  

На абордаж!

  
   Идея абордажного боя в космическом пространстве хоть и выглядит полным анахронизмом, на самом деле имеет под собой серьёзное теоретическое обоснование. Итак, предположим, нам удалось изобрести силовой щит. Тот самый, любимый фантастами и фэнами жанра ФБ, экран, непробиваемый для большинства видов оружия. Современная наука, во всяком случае, возможность подобного изобретения не отрицает.
   Окружив корабль сильным электромагнитным полем, например, мы сделаем его неуязвимым для различных видов корпускулярного оружия, где поражающим фактором являются заряженные частицы/античастицы или плазма. Более того, в определённых условиях то же электромагнитное поле может разрушить входящий в него на большой скорости артиллерийский снаряд или ракету. С лазерным оружием несколько сложнее, но от него можно защититься, распылив вокруг корабля массу металлической пыли с высоким альбедо. А электромагнитное поле позволит нам управлять этой завесой.
   Правда, следует учесть, что поле, защищающее нас от огня орудий противника, скорее всего, станет препятствием на пути использования наших собственных бортовых орудий. Здесь сразу напрашивается вариант с использованием отделяемых артиллерийских комплексов, выбрасываемых за пределы поля щита. Эти арткомплексы могут быть полностью автономными и, почти наверняка, не возвращаемыми или же соединяться с бортом при помощи кабелей. В последнем случае такой комплекс при необходимости всегда можно втянуть назад за верёвочку. А если отделяемый арткомплекс снабдить ещё и двигателями и посадить туда мужика, в смысле - оператора, то мы получим уже лёгкую ударную единицу - то, что в первой главе нашей статьи называлось дестройером.
   Впрочем, мы уклонились от темы. Насколько результативен в описанной ситуации будет артиллерийский огонь? Проводя очередную морскую аналогию, можно предположить, что мы окажемся в той же ситуации, что и командиры первых броненосцев. То, что вражеские ядра отскакивают от наших бронированных бортов, как горох от слоновьей шкуры - это, безусловно, хорошо, но вот вражеские борта защищены аналогичным образом и потому наша стрельба имеет полностью идентичный результат. В своё время отсутствие бронебойной артиллерии заставило адмиралов и корабелов вспомнить о таких способах морского боя, как таран и абордаж. В первую очередь был востребован таран: им оснащались почти все броненосцы американской гражданской войны, а после боя у островов Лисса, когда австрийский броненосец "Фердинанд Макс" таранным ударом пустил на дно флагман итальянской эскадры - броненосец "Ре д'Италия", о таране заговорили как об "оружии будущего".
   Будущее, правда, показало, что репутация тарана была сильно преувеличена и реальная его эффективность оказалась гораздо ниже планируемой. Собственно, повторения Лиссы не удалось добиться никому. Однако вплоть до наступления эры дредноутов все корабли основного класса исправно оснащались таранами (10). Впрочем, это не значит, что таранная тактика также не будет работать и в космосе.
   В определённых условиях, когда атакующий корабль имеет преимущество в скорости (именно скорости, не ускорении) над своей жертвой, или маневренные возможности жертвы ограничены, таран может иметь успех. В конце концов, в воздушных боях таран как тактический приём применялся нередко и весьма эффективно. Технически в качестве тарана на космическом корабле будет выступать, скорее всего, то же силовое поле, сфокусированное перед носом звездолёта.
   Не менее эффективным может стать и другой исторически хорошо зарекомендовавший себя способ ведения боя - абордаж. И здесь электромагнитный щит, появление которого возможно на боевых космических кораблях в обозримом будущем (при том, разумеется, условии, что в этом будущем вообще появятся космические корабли и начнётся космическая экспансия) теоретически вполне возможно, будет скорее подспорьем, чем помехой. Разноимённые заряды, как известно из школьного курса физики, притягиваются друг к другу, так что, изменив знак заряда щита на противоположный вражескому, мы получим возможность либо притянуть его корабль к своему, либо притянуться к нему сами, в зависимости от того, чей звездолёт больше и чьё поле мощнее.
   Другим вариантом абордажной атаки является использование отделяемых модулей с ходовыми качествами описанного выше дестройера, догоняющих корабль-жертву в спринтерском забеге на короткой дистанции и проходящих сквозь поле щита на относительно небольшой скорости. Закрепившись на обшивке противника, эти аппараты при помощи встроенных систем-резаков проделывают отверстия в ней, после чего на борт вражеского корабля проникает абордажный отряд. Подобная тактика используется, например, в "Шпагах над звёздами" Романа Злотникова.
   Теперь рассмотрим возможное оснащение бойца абордажной команды. Ясно, что тяжёлое вооружение, способное пробить танковую броню, в данной ситуации совершенно излишне. В замкнутом пространстве оно, во-первых, принесёт самому бойцу и его товарищам не меньший урон, чем противнику, и, во-вторых, может разрушить сам корабль вместе со всеми, кто находится на его борту.
   Аналогичным образом не имеет смысла и оснащение бойца тяжёлой бронёй. Мало того, что она бесполезна в отсутствие тяжёлого вооружения, в такой броне боец рискует попросту застрять в узких коридорах космического корабля. В том, что эти коридоры будут узкими, сомнений нет. Это ведь военный корабль. Вы были когда-нибудь на военном корабле, пусть не космическом, а морском? Вот-вот. Коридоры там проектируются из расчёта "бочком-бочком-глубокий выдох". Ибо сказано в Уставе: "стойко переносить все тяготы и лишения военной службы", комфорт же военному противопоказан, дабы не расслаблялся.
   Для абордажного боя неплохо подходит современное огнестрельное автоматическое оружие калибров 5,45 - 7,62, а также пистолеты больших калибров, медленно, но верно, отвоёвывающие старые позиции арбалеты и, разумеется, оружие холодное - когда дело дойдет до рукопашной. Правда, состояние невесомости, которое не обязательно будет, но вполне может наступить на борту космического корабля, должно наложить свой отпечаток на это оружие.
   В первую очередь, оно должно иметь систему компенсации инерции или отдачи, если речь идёт об оружии огнестрельном. Винтовки космических пехотинцев СКОБы в "Звёздной тени" Сергея Лукьяненко, нейтрализующие отдачу газовой реактивной струёй, вполне соответствуют этой концепции.
   Что же до холодного оружия, то в условиях тесного пространства его габариты не должны быть слишком большими. Так что ни шпаги, ни любимые поклонниками фэнтези длинные мечи для абордажного боя не годятся. Иное дело - разновидности тесаков, длинных ножей, а также топоров и незабвенного "рашен спейс хаммера". Кстати, последний - реально существующий инструмент, разработанный ещё для первых космических станций в 70-е годы прошлого столетия. Инерция его компенсируется благодаря полой головке (или как там называется у молотков эта хреновина? Никогда не задумывался, если честно), наполовину заполненной металлическими шариками. В боевом оружии подобный принцип применим не только к молоту, но и к чекану - топору, снабжённому противовесом, и к разного рода клевцам.
   Тактика абордажного боя должна подразумевать, прежде всего, перехват контроля над бортовыми киберсистемами корабля, поэтому в состав абордажной группы следует включить и специалиста-электронщика, способного подключиться к бортовой компьютерной сети и взломать защитные коды.
   В целом, однако, можно предположить, что периоды превосходства параметра живучести корабля над его огневой мощью будут относительно редки и невелики по продолжительности. Так же, как ответом на бронирование морских кораблей стала разработка бронебойной артиллерии, создание щита для боевых звездолётов неизбежно стимулирует усовершенствование артиллерийских систем. И конечным результатом станет возвращение тактики космических сражений на "главную последовательность" маневренного артиллерийского боя.
  
  

Сквозь огонь батарей...

  
   А теперь поговорим о ситуации, всем хорошо известной, но не всеми (естественно) любимой - прорыве через укреплённые оборонительные позиции противника. Космос, огромный и пустой, не очень-то способствует позиционной борьбе, но во всяком правиле есть свои исключения. Одним из таковых в данном случае является "система пространственных туннелей". Не будем говорить о том, насколько вероятно существование подобной системы, и чем оные туннели отличаются от "червоточин в пространстве", существование которых было предсказано Стивеном Хокингом. Во всяком случае, "пространственные туннели" не противоречат данным современной науки (ибо "братан Горацио, типа, есть на свете вещи, в которых не шарят наши муд...рецы, блин!") и в фантастических боевиках встречаются нередко.
   Самый известный (и самый показательный) пример мы находим в книгах Лоис Макмастер Буджолд из цикла о Майлзе Форкосигане. Для разнообразия можно вспомнить ещё упоминавшиеся выше "Ватерлинию" Александра Громова и совместный сериал Дэвида Вебера и Стива Уайта, кое-что из Хайнлайна ("Астронавт Джонс", например), замечательный "Норбит или Туда и обратно" Пэт Мэрфи. Читатель, наверняка, может продолжить список и сам.
   Не будем разбирать политические и стратегические аспекты подобного "мироустройства", выходящие за рамки данной статьи, остановимся лишь на том, что касается тактики. Точка выхода из пространственного туннеля - это идеальная позиция для обороны. Поскольку, по условию задачи, корабли могут проходить туннель лишь поодиночке, атакующей стороне здесь очень трудно реализовать свой численный перевес, который, как известно, есть первейшая гарантия успеха. Создаётся классическая ситуация "Фермопил": небольшая группа "юнитов" может эффективно оборонять позицию от многократно превосходящих, но вводимых в бой по частям сил противника.
   Буджолд в "Игре форов" указывает на три способа прорыва сквозь укреплённый пространственный туннель. Во-первых, это поиск другого, менее защищённого пути в данную планетную систему. Очень хороший, как все indirect operations, метод, но, к сожалению, далеко не всегда применимый, потому что обходных путей может и не быть. Способ номер два предусматривает наличие "пятой колонны" в стане врага или в его тылу, которая в решающий момент нанесёт удар, ослабив его оборону. К нему прибегают цетагандийцы, пытаясь овладеть Ступицей Хеджена. И, наконец, в-третьих, возможна лобовая атака, возглавляемая кораблями-смертниками, сразу же после прохода через туннель выпускающими "солнечную стену" - рой ракет с ядерными боеголовками, детонирующими, перекрывая максимально возможный объём пространства.
   Здесь следует заметить, что эффективность ядерного оружия в космосе сильно преувеличена. Ввиду отсутствия заслуживающей этого названия среды при космическом ядерном взрыве нет ни ударной волны, ни светового излучения, ни даже электромагнитного импульса. Поэтому ядерная боеголовка, как и любая другая, эффективна только при непосредственном контакте с целью. Возможно, поэтому Вебер и Уайт в своём сериале вместо буджолдовской "стены" прибегли к использованию самонаводящихся "стратегических" ракет. Что же касается Громова, то он существенно облегчил "боевую задачу", введя в действие всепространственные крейсера, способные перемещаться в пространстве за пределами туннельной сети и сделав условием прохода через туннель разгон до релятивистских скоростей. Ясно, что перехватить движущийся с субсветовой скоростью корабль очень сложно (11).
   "Существовал и четвёртый способ захвата укреплённого п-в туннеля - расстрел офицера, предложившего его. Майлз надеялся, что цетагандийцы этим ещё займутся" (12). Ну, это, конечно, уже крайности. Но вот, что странно, так это то, что ни Буджолд, ни Вебер с Уайтом, посвятившие немало страниц описаниям прорывов вражеской обороны, не использовали ещё один способ, идея которого лежит на поверхности. Попробуем вывести его логическим путём.
   Итак: в чём заключается преимущество обороняющей туннель стороны? Ответ прост: в возможности сконцентрировать максимальную, в идеале - всю имеющуюся огневую мощь против одной, отдельно взятой цели, появляющейся в "зоне перехода". По условию задачи, напомним, атакующая сторона вынуждена перебрасывать звездолёты через туннель по одному. По одному их и уничтожают обороняющиеся. Очень наглядно это показано в фильме "Командир эскадрильи" (Wing Commander, по мотивам одноимённой игры).
   Однако подольём ложку мёда в эту бочку отличного дёгтя. Дело в том, что огневая мощь обороняющейся стороны ни в коем случае не должна быть избыточной. Чем больше кораблей и стационарных боевых платформ сосредоточено на позиции, тем сложнее ими управлять (по причинам, уже излагавшимся выше). Поскольку же "зона перехода" представляет собой не точку, а объём, некую область пространства, в любой произвольно взятой точке которой может появиться цель, наведение орудий займёт некоторое время. Более чем достаточное для того, чтобы атакующий корабль успел открыть огонь из собственных орудий.
   Теперь предположим, что в первой волне атакующих идут не лёгкие аппараты-камикадзе и не обычные линейные корабли, а звездолёты, основным параметром которых является живучесть. Ради усиления броневой/силовой защиты при конструировании подобных кораблей можно пожертвовать всеми остальными характеристиками - ускорением и скоростью (поскольку бой будет проходить в небольшом объёме пространства, где возможности манёвра резко ограничены), запасом топлива для разгона, всякими второстепенными мелочами типа систем связи или уровня обитаемости и даже огневой мощью. Эти жертвы будут оправданы, если корабль сможет просуществовать под вражеским огнём не менее 3 - 5 "интервалов перехода", т.е., промежутков времени, достаточных для того, чтобы перебросить через туннель следующую боевую единицу.
   Иными словами, это означает, что корабли атакующих сил появляются в системе быстрее, чем обороняющиеся успевают их уничтожать. В результате защищающая туннель сторона вынуждена рассредоточивать свою огневую мощь по целям, число которых постоянно растёт, утрачивая, тем самым, своё основное преимущество. Недостаток собственной огневой мощи атакующих не имеет значения. Он компенсируется живучестью, если подобный корабль способен уничтожить линкор быстрее, чем линкор уничтожит его.
   Впрочем, здесь у нас немного другой случай. Поскольку защитники "зоны перехода" всё ещё имеют численный перевес над атакующими, было бы глупо ожидать от них артиллерийских дуэлей. Но тяжёлые корабли прорыва (назовём их мониторами) представляют лишь первую волну атаки, их основная задача - связать боем обороняющие туннель силы флота, чтобы вторая волна, состоящая из линкоров основного класса, могла беспрепятственно совершить туннельный переход. Дальше начинается уже классический эскадренный бой.
   Использование мониторов в обороне пространственного туннеля ничего не даст: как уже говорилось выше, основное преимущество обороняющихся заключается в огневой мощи, а не живучести. В открытом космосе линкор, пользуясь своим превосходством в ходовых качествах, всегда может уклониться от боя с монитором. Иное дело при обороне планеты: здесь маневренные возможности линкора, действующего в составе атакующих сил, ограничены, к тому же он должен поддерживать огнём высаживающийся на поверхность десант. Здесь у монитора развязаны руки, он может спокойно подходить к линейному кораблю на дистанцию эффективного огня и уничтожать его. Отличным примером подобной тактики может послужить описание обороны Терры-2 у Володихина (13).
  
  
   P.S. И всё-таки: ребята, давайте жить дружно!
  
  

27.04.2004 - 02.05.2004

  
   (1) С. Переслегин "Стратегия и тактика космических битв (краткий курс)", "Если" N 8, 1998 г.
   (2) О. Дивов "Лучший экипаж Солнечной".
   (3) Л.М. Буждолд, "Ученик воина"
   (4) Сериал "Боевой Флот", запущенный Д. Дрейком и Б. Фоссетом, на русском языке выпускало издательство АСТ в 1995 - 1996 гг. Из заявленных 8 томов вышло 6. Два последних, в которых, собственно, и шла речь о боевой станции, у нас не вышли по причине закрытия серии, но ряд новелл из них увидел свет в N 8 журнала "Если" за 1998 год (том же, где опубликована упоминавшаяся выше статья С. Переслегина).
   (5) "...китайцы разработали "полифункциональную" доктрину. Они заменяли десяток линкоров одним кораблём размером с город. В Поднебесной считали: пусть будет много брони, много излучателей и ракетных установок, плюс к тому штабной центр, кубрики для целых десантных бригад и ангар для флотилии малых кораблей поддержки. Громадные корабли-базы стали чем-то вроде плавающих островов в космическом океане..." - Д. Володихин "Убить миротворца".
   (6) Д. Володихин "Убить миротворца"
   (7) По данным: Х. Вильсон, "Линкоры в бою. 1914 - 1918 гг." - М., "ЭКСМО", 2002 г.
   (8) По данным: "Всемирная история войн", т. 3 - СПб, "Полигон"/М., "АСТ", 2000 г.
   (9) Р. Исмаилов, С. Переслегин "Структура вооружённых сил и её динамика" в кн. Б. Лиддел-Гарт "Энциклопедия военного искусства - М., "АСТ"/СПб, "Terra Fantastica", 1999 г.
   (10) Ирония же судьбы состоит в том, что сам "Дредноут", имя которого стало нарицательным, не имея тарана как такового, единственную свою победу одержал, протаранив носом находящуюся в надводном положении немецкую субмарину U-29.
   (11) Теоретически в подобной ситуации можно заблокировать туннель по варианту "Стальное небо", заполнив пространство вокруг зоны перехода большим количеством разного металлического (и не только) мусора. Столкновение на релятивистской скорости с любым из кусков оного неизбежно окажется для звездолёта фатальным. Но это - вариант из разряда "ни себе, ни людям": какое бы то ни было практическое использование блокированного подобным способом туннеля невозможно.
   (12) Л.М. Буджолд "Игра форов".
   (13) Д. Володихин "Убить миротворца".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   17
  
  
  
  

Оценка: 7.75*13  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) С.Елена "Невеста на заказ"(Любовное фэнтези) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"