Robb Stark: другие произведения.

Двор Неблагий

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Кто ты,
   маленький странник в туманной тиши,
   так не похожий на светлые души
   оленей, в полночь бредущий по рытвинам
   древних дорог, мимо обросших омелою
   черных деревьев,
   кто ты,
   холодными пальцами гладящий воду,
   тихо колдующий над разноцветным
   огнем, знаешь ли злое дыханье холодных
   созданий...
   Подул ветерок, серая волна смыла начало песни, что писали острой тростниковой палочкой на желтом, твердом песке. Осталось только самое охвостье:
   ...ний, в зимней тиши разгрызающих
   старые кости, ждущих и дремлющих
   в кронах безлунных дубрав,
   сердце-то вырвут твое, разъяренные
   звуками ночи, кровь-то отведают
   злыми голодными ртами...
   Серая озерная волна довершает свое разрушительное дело. И нелепые тревожные строки исчезают. И нелепый тощий ребенок смотрит без обиды, скорее с облегчением...
   Этот детеныш, похоже, рахитичен. Он нетвердо держится на тонких своих ножках, и, кажется, с трудом удерживает на весу большую, длинную, как дыня, голову.
   Мордочку его можно было б назвать хорошенькой, не по-здешнему, не по-крестьянски - скорее, по-господски хорошенькой. Но зеленые с раскосинкой глаза смотрят столь пусто и равнодушно, что людям делается не по себе. И думается невольно, что нет ни одной мыслишки в головенке странного малыша. А мысли-то есть...
  
   ***
   Озеро вновь стерло мою песню. Я пишу, а оно стирает. Как время. Времени у меня много, и это плохо. Я скучаю тут. Я не дома...
   У меня есть родители, но они не мои. Мэри рыжа и Патрик рыж, а у меня волосы черные, как надо. Они скотины, быдло, мои родители. Когда-нибудь, когда матушка найдет меня, и явится со своим воинством, я убью их вместе с другими скотами. За непочтительность. Только я не помню, как зовут мою матушку...
   Мои родители зовут меня Робом, но это не мое имя. Свое я потерял, вместе с домом. Хотел бы я знать, кто такой Роб? Наверное, сын Мэри и Патрика, такая же здоровенная рыжая орясина.
   Милли трется о мои ноги и зовет меня домой. В дом Патрика. Мой народ любит собак, я знаю. Только наши псы быстроноги и прекрасны - чернь с серебром. Бархат и кинжалы клыков. Огненные пасти и смарагды глаз. А тут, у этих скотин, и собаки уродливы. Милли маленькая, кривоногая. Рыжая, как Мэри и Патрик. Но я люблю Милли. А братьев Джойс, что кидают в нее камнями, я убью первыми. Сам.
   А вчера братья Джойс кинули камнем в меня и попали в голову. И Мэри оттаскала их за уши. Вот так. И я подумал, что не так уж сильно ее ненавижу. Пожалуй, я убью только Патрика и братьев Джойс. А Мэри оставлю. И Милли, конечно.
   Озеро крадет мои песни, но я прихожу сюда снова и снова. Здесь тихо и прохладно, и противное солнце не кусается так сильно. Я прихожу и думаю о доме...
   А сегодня к Мэри и Патрику придет много гостей!
   ***
   Почтенные гости стоят на лужайке перед хижиной Патрика. Отец Виктор, доктор Андерхилл, Синтия Макдональд и, конечно, прибабахнутая Руби - куда без нее. Самые сведущие в деревне люди.
   - Он целым днями торчит на озере и сочиняет какие-то бесовские песенки. И домой его может привести только наша собака. С ним сладу нет! - говорит Мэри. Она очень расстроена.
   - Он на нас не похож, - Патрик почесывает рыжую бороду.
   А противная неопрятная Руби кукует:
   - Эльфеныш, эльфеныш, эльфийское отродье!
   Синтия, высокая, худая, с гордой осанкой и распущенными седыми кудрями, смотрит на Руби неприязненно, и цедит:
   - Великие Ши мудры и благородны. Тому, кто не задевает их гордость, кто дружен с ними, нечего бояться ни днем, ни ночью! Они заняты всякими господскими забавами, войной и искусствами, они не опустятся до кражи детей!
   Отец Виктор опасливо отодвигается от старой ведьмы и внимательно смотрит на предполагаемого подменыша.
   - У фэйри нет души, согласно постановлению епископского собора... год забыл, ах, голова моя... Как же он мог быть окрещен?
   Доктор Андерхилл с любопытством подбирается к малышу со своей медицинской трубкой. Малыш отшатывается.
   - Я слышала, - робко говорит Мэри, - будто бы вернуть похищенного можно в ночь Самайна, если стать на тропе фэйри и дождаться королевского выезда.
   - Великие Ши замкнулись в круге гордости своей, завернулись в плащ скорби. Они больше не имеют дел со смертными и не выезжают в ночь Самайна, - надменно и печально произносит Синтия.
   - Есть, есть верный способ, даже два! - хихикает Руби, потирая ладони. - Первый - бить и щипать эльфеныша, кинуть его в камин...
   - Это нам не подходит! - с ходу говорит Патрик.
   - Второй - пойди к сиду, разложить вязанки хвороста и подпалить. Тогда жители сида будут вынуждены впустить тебя, Двор Неблагий вернет твоего парня...
   Синтия возмущенно удаляется. Вслед за ней уходят доктор и священник.
  
   ***
   В общем, Патрик сделал так, как сказала старая жирная уродка. Разложил костер на холме с терновым деревцем. Под его корнями открылся лаз, и Патрик заявил, что мы с ним туда полезем. Мэри, конечно, взвыла, как волчица, а Милли ее поддержала, и обе просили взять их в холм. Но Патрик цыкнул на обеих и полез в нору, и меня потащил, хоть я кусался и отбивался. Нора была глубокая и темная, она долго не кончалась. А когда она закончилась, и мы прочихались от черной влажной земли, то увидели огромный и прекрасный чертог, посреди которого росло серебряное деревце. Под ним сидел рыжеволосый мальчик, одетый в золото и серебро, и листал чудесную книгу с алмазными застежками и говорящими картинками. Должно быть, это и был Роб. А рядом с ним сидела Иссабель, моя мама...
  
   ***
   Иссабель, королева Тернового куста, сидела на черной траве в пышном черном платье и пила черное вино из прозрачной чаши. И Мелвис, военачальник ее сидел рядом, и Беленис, ее друид.
   Королева тусклым, усталым взором скользнула по лицам пришедших и сказала равнодушно:
   - Оргулос, дитя мое, подойди и поцелуй свою несчастную мать. Так за чем ты пришел, смертный?
   Оргулос не двинулся с места. А Патрик видел черный земляной свод сида с торчащими корнями - изнанку холма. Проросшие вглубь змееобразные корни бесовского терновника. И худую смуглую фэйри с жесткими черными волосами и бледными губами, жадно пьющую черный скорбный напиток.
   - Я пришел за своим сыном. Отдашь ли добром?
   Королева бросила пустой взгляд на Белениса. Великий маг важно ответствовал:
   - Можешь забрать своего отпрыска, смертный. Для моего опыта он более не нужен. Никогда не стать отродью черни подобием господина, как ни лелей его, никогда...
   И весь Неблагий Двор важно покивал головами.
   Патрик схватил Роба за руку и потащил к лазу. Но тут королева вновь подняла поникшую голову.
   - Тебе точно ничего более не нужно? Золото, власть, мудрость? Может, молодая жена вместо старой? - пустые глаза ее заблестели зловещими жадными огоньками.
   - Ничего, ничего... великая королева, - проворчал Патрик.
  
   ***
   А когда Патрик проходил мимо, ведя Роба за руку, то хлопнул меня по плечу и сказал: "а ты чего встал, сынок? Лезь, давай". И я повернулся и полез за ними. И ни матушка моя, и никто из ее воинства, не глянул даже в мою сторону. Ни-кто...
   Когда мы вылезли, был уже рассвет. И замерзшая плачущая Мэри схватила нас с Робом в охапку. Она прижимала нас к себе и причитала: "детушки мои вернулись, детушки!". А Милли прыгала вокруг нас и кричала то же самое на собачьем языке.
   А я подумал тут: когда я вырасту, не буду, пожалуй, никого убивать. Разве что тех, кто хоть пальцем тронет Патрика и Мэри. И Милли. Ах, да, и Роба...
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"