Робиташвили Давид Годердзиевич: другие произведения.

Весь мир - театр

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Болгарские богумилы. Абу-Муслим - орудие для свержения Омейядов. Власть в Атиле и ее организация. Малех и каган. Священные реликвии и ложь во благо. Мощи Святых Златоуста и Богослова. Театральная постановка в храме Святой Софии на вербное воскресенье. Древний обряд усыновления, освященный церковью. Сражение объединённых флотов Византии и арабов.

  Дворцовые постройки "царя царей" поражали своей роскошью. Багрянородный, будучи и сам знатоком многих ремесел, собрал у себя поистине редкие предметы искусства, живописи и скульптуры. Резные украшения и лепнины, мо?заика и витражи на окнах - все привлекало взгляд.
  По приказу Константина обновили и привели в по?рядок царские одеяния и попорченные временем короны и венцы. Великую гавань1 украсили привезенными из разных мест статуями и устроили там великолепный пруд с золо?тыми рыбами.
  Любуясь из окна Вуколеона2 этой красотой, Константин, по обыкновению вел неторопливую беседу с патриархом Феофилактом:
  - Полюбуйся, Феофилакт, на дворцовую гавань и ста?тую Вуколеон. Как это символично! Лев сражается с Быком. Солнце с Луной. Рим с Карфагеном. Иисус с Сатаной. Они вечно противостоят друг другу, но в этом противостоянии обречены, быть в Единстве. И рождается из этой бесконеч?ной войны - Божественное Равновесие. Стоит лишь одной из сил, на короткий миг одержать верх - все, крах, разрушение, смерть. В этом и состоит ответ на извечный вопрос: "Почему Всевышний так редко вмешивается и не наказывает Зло?".
  - Я понимаю тебя. Зло одних людей является добром для других! И ты утверждаешь, что своим бездействием Всевышний поддерживает равновесие?
  - Абсолютно верно! Бог не может быть на чьей-то стороне. Он сохраняет общее равновесие жизни. И вмеши?вается в дела людские, только если преобладает одна из сил. Как во время Потопа. Это и есть пример для подражания. В этом и есть смысл нашей политики.
  - Патриарх Болгарский жалуется на агрессивность богомильских3 общин в своей епархии, - стал рассказы?вать патриарх о проблемах у северных соседей. - Это неу?дивительно, если вспомнить, что первый епископ у болгар был учеником апостола Павла. Не успели мы покончить с ересью павликиан в Тефрике, а она уже проявилась в Болгарии. Патриарх ждет моего совета. Что ответить ему, Константин? Может жестче карать инакомыслящих? Как мы делали в Калабрии и Неаполе?
  Константин немного подумал, разглядывая галеры и рыбачьи лодки, движущиеся по водной глади мимо дворцо?вой гавани.
  - Это срабатывает не всегда. Надо точно знать, когда и против кого применить жесткие меры. Карательные меры, применяемые огульно и массово, лишь ненадолго устраня?ют проблему. За малой "кровью" приходит большое крово?пролитие. А всякая война - это разорение земледельческих общин, разрушение караванных путей и торговых связей.
  В халифате не было бы "черно-белого" кошмара, из?бери "зеленые" путь диалога. Небольшими компромиссами сектантов надо было поставить на путь служения власти, а не ее разрушение. Надо было набраться мудрости, чтобы управлять их главарями. Это путь более длительный, но в конечном итоге более результативный.
  Отпиши письмо патриарху болгар, и посоветуй ему начать диалог с епископами сектантов. Но остереги пока от казней и кровавых столкновений. Пусть пока выявляет вождей. Через них он найдет "щедрую руку" снабжаю?щую сектантов золотом. Тогда настанет время жестких карательных мер - Константин усмехнулся - Наверняка и тут замешана Всемирная торговая организация.
  Морской центр средиземноморской транзитной торговли между Востоком и Западом проходит через Византий. А он не подвластен малеху Атиля. Поэтому рахдониты ищут альтернативные пути на запад. И один из них проходит через Болгарское царство. Сейчас оно слишком крепкое и независимое. Для того что-бы слепить там послушный рахдонитам режим, Болгарское царство надо сначала разрушить.
  - Я понимаю, - кивнул головой патриарх.
  - А наши "друзья" рахдониты весьма преуспели в деле свержения неугодных правительств, - продолжал объ?яснять Константин. - Например, при Омейядах халифат процветал. Но только до тех пор, пока не вторгся на терри-торию хазар, нарушив налаженные торговые пути из Атиля, центра транзитной торговли в Тартарии.
  Вот тогда они сошлись в жестокой схватке. В войне мечей Омейады делали ставку на мусульманскую веру, а рахдониты на золото. И золото без веры тогда победило веру без золота, - скаламбурил Константин.
  - О чем ты говоришь? - Не понял Феофилакт.
  - О том, как просто и незатейливо, друг мой Феофилакт, были свергнуты Омейады, - улыбнувшись, от?ветил Константин. - В то время Маслама4 разбил хазар на Кавказе, а Мерван Глухой дошел до Атиля и заставил кагана Хазарии принять ислам. Ну а председатель Всемирной тор?говой организации, всего лишь профинансировал сектант?ское движение Абу-Муслима5 в Хорасане6.
  - ???
  - Этот бывший раб, с подсказки невесть откуда взявшегося имама, извлек из рукава на свет Божий иных родственников пророка Мухаммеда. Потомков его дяди Аббаса7. Что ж, в очередной раз грязный поступок был оправдан тезисом "ложь во благо".
  Под черными знаменами разбойничьих объединений различных этнических племен Хорасана собрались гонимые "белые" и, разумеется, всегда недовольные "красные": крестьяне и кочевники. И даже рабы не мусульмане. "Черные" разрушили единую импе?рию и утопили в крови всех, кто не с ними. Они ударили в самое сердце халифата в Дамаске. Единая империя "зеле?ных" распалась на отдельные халифатики, а торговые пути рахдонитов были восстановлены.
  Когда прошла эйфория победы, первый халиф от "черных" ас-Саффах под давлением богатых торговцев же?стоко расправился с нищей "красной" беднотой и "белыми" анархистами. А его приемник аль-Мансур8 казнил всех "туркур", немусульманских вождей из Хорасана, кто при?вел его клан к власти, не исключая и самого Абу Муслима.
  Теперь единого халифата Омейядов уже нет, а на месте ког?да-то разрушенной столицы персов, выстроена новая сто?лица халифата Багдад. Он и стал новым центром мировой транзитной торговли в Азии, на радость Всемирной органи?зации рахдонитов. Вот это я и имел в виду, когда говорил, что в тот раз золото победило веру.
  - Постараюсь убедить патриарха болгар вниматель?ней присмотреться к сектантам и тем, кто их поддерживает, - решил Феофилакт. - А что же Атиль? Тебя не беспокоят наши конкуренты на мировое влияние?
  - Рахдониты... - задумчиво протянул Константин. - Основатели древнего Карфагена и сегодняшнего Атиля. Люди без родины. Пауки, опутавшие своими сетями весь мир. Они называли себя и Всемировым торговым сообще?ством, и Советом торговых общин и тайным Орденом. Но суть всегда оставалась прежней. Во главу угла поставлено не равновесие, а нажива.
  Во многих странах, царь, князь или иной вождь тра?диционно выбирается народом. Обычно на престол садится предводитель, одержавший победу в войне над врагами, опираясь на мечи ополчения, т.е. на самую активную часть народа. В мирное время царь обязан заботиться о своих избирателях. Он гарант защиты и справедливости. В про?тивном случае, царь не оправдывая чаяния народа, может быть свергнут.
  В Атиле все наоборот. Там правит не военный вождь, а премьер министр, председатель Всемирной торговой организации. Избранный хазарским народом каган - марионетка малеха рахдонитов. Каган лишь кукла, выставленная на показ. И это очень удобно! Например, когда народ недоволен государем. Что? - Константин изобразил народное возмущение. - Каган не заботиться о своем народе? Ах, он негодяй! Долой его! Пожалуйста. И кагана показательно удушают по распоряжению премьер министра. А на его место народу предлагают избрать нового кагана.
  Но что от этого меняется? Народ продолжает ни?щенствовать. Не развиваются искусства, чахнут ремесла. Учебные заведения становятся привилегией для детей богачей. Строятся не города, а склады и караван сараи. А почему? Потому что вся власть остается не у вождя хазар, а у его первого министра. А он не зависит от народного воле?изъявления. А раз не зависит, следовательно, и не думает о том, чтобы дать что-нибудь своему народу взамен.
  На первом месте у главы рахдонитов благо для себя и себе подобных, "избранных". И если для этого надо будет превратить весь народ в рабов, он, не колеблясь, сделает это. Хорошо чувствуют себя в Атоле только профессиональные наемники, чье умение владеть мечами щедро оплачивают эти самые, так называемые избранные.
  - Мне рассказывали, что атильские алларисии уве?шаны золотыми изделиями с ног до головы, - вспомнил Феофилакт.
  - Вот- вот. Поэтому, друг мой Феофилакт, нельзя до?пускать, чтобы реальная власть попадала в руки тех, кто не зависит от народного волеизъявления. Кто посвятил свою жизнь добыче сверхприбыли.
  - Значит, война с Атилем неизбежна? - Спросил Феофилакт.- Не потому ли в Боспорской епархии алларисии всячески угнетают наших союзников, хазарских христиан.
  - Атильское государство победить несложно, и Маслама это доказал наглядно, - подумав, ответил Константин. - Но в этой войне мало смысла. Сколько не руби Гидре голов, на месте одной вырастают две. Поэтому я предпочитаю Гидру укротить и держать на коротком поводке.
  - Понимаю, - согласился с базилевсом Феофилакт. - Только поводок должен быть крепкий. А то Гидра быстро сожрет зазевавшегося хозяина, - пошутил он.
  - Это точно, - улыбнулся вместе с патриархом и бази?евс. - Ну а как прошла твоя беседа с нашей северной гостьей Хельгой? - Поинтересовался Константин, когда снова стал серьезен. - Что ты скажешь о регентше Русов? Ее держава тоже находиться на "шелковом" пути рахдонитов, как и Болгарское царство.
  Теперь ненадолго задумался Феофилакт.
  - Она очень умна и образованна, Константин, - се?рьезно ответил он. - И разговаривать с ней нужно серьезно. Давить на нее бессмысленно. Нужно аргументированно убеждать. Если она станет другом, то не за блестящие по-брякушки или продавшись за золотые монетки. Пустыми обещаниями о красивой жизни ее тоже не купить.
  - Хм. Вижу, она произвела на тебя глубокое впечатле?ние, - хмыкнул Константин. - А как она объяснила сожже?ние целого города своих подданных?
  - Как я понял, это как то связано с пропагандой Атиля. Подкупленные олигархи спровоцировали народные беспорядки. Вдова вынуждена была поступить жестко, что бы сохранить государство для своего малолетнего сына.
  - И это было правильное решение, - одобрил Константин. - Полумеры там не спасли бы ее. Как я уже упоминал, "белые" олигархи и "красное" простонародье - ужасная смесь, легко свергающая царей и разрушающая государства.
  Ну что же, если ты отпустил ее грех, на который она решилась ради своего отпрыска, я приму ее посольство.
  - Когда? - Полюбопытствовал Феофилакт.
  - Марианн Аргир навел порядок в Неаполе и Калабрии, очистив Лангобардию от карматской заразы. Победа объединенного флота Византии и испанских арабов над флотом Фатимидского халифата у Сицилии завершила блестящую компанию этого года, рассуждал Константин. - Как только закончиться триумфальная9 встреча и чествова?ние победителей на ипподроме, тебе Феофилакт предстоит готовиться к свадебным торжествам. После свадебных торжеств я приму посольство Хельги. А до тех пор, распоря?жусь, чтобы паракимомен Василий обеспечил наместницу и ее людей почетными местами в ложах ипподрома, ну и всем необходимым. Русам полезно будет увидеть мощь и славу Византии.
  - Константин, я что-то не успеваю за твоими мыслями. Возможно, я что-то упустил. О какой свадьбе ты говоришь? Ты что собираешься женить наследника Романа? На ком?
  - Роман хочет взять в жены девицу из провинции, - объяснил Константин. - Впрочем, ты знаешь о ней.
  - Да, об этом уже шепчутся даже лошади у меня в конюшне. Но она же, мимическая актриса, хоть и из касты скотоводов, - сыронизировал патриарх.
  - Во-первых, ты сам говорил, что Иисус стер различия между сословьями и кастами. Во-вторых, она внебрачная дочь шаха Марзубана Мусафарида, правителя Ардабагана. Дейлемиты ныне весьма сильны в Персиде и влияют на по?литику Багдада. К тому же, они не любят Атиль. А вот наш, так называемый друг Ашот Милостивый вероятно снюхал?ся с рахдонитами из Всемирной торговой организации. Он вместе с Раввадидами10 постепенно вытесняет Буидов из Атропатены. Анастасия - неплохой козырь в нашей восточ?ной политике, если правильно разыграть эту партию.
  И последнее. Она в положении. И возможно это бу?дет мой долгожданный внук. Поэтому свадьбу наследника необходимо провести до срока родов. К тому же это лиш?ний повод показать непоколебимость империи. Укрепить дух подданных поводом для веселья, поразить богатством союзников, а мощью устрашить врагов.
  - Да, видел я ее, - неодобрительно высказался патри?арх. - Прошлой зимой она выступала с группой мимов на рыночной площади, где перемывали кости, в том числе и мне, на глазах у всего города. А еще выступает в амфитеатрах, где ставятся пьески короткие, но очень насмешливые и ис?ключительно непристойные. Сразу вспоминается Златоуст, который вопрошал: "Откуда чародеи? Не из театров ли они выходят, чтобы возмущать праздный народ и доставлять случай пляшущим пользоваться выгодами многих смятений и блудных жен ставить преградою для целомудрия?.."
  - Да брось ты,- отмахнулся басилевс. - Она молода и своей игрой завоевывает поклонников. А в Царском городе мимы везде играют одинаково в день Зимнего солнцестоя?ния. Потому что раз в году все равны. И исключений ни для кого не делают, ни для священников, ни для царской семьи. А время, когда на подмостках выступали одни мужчины, давно минуло.
  Кстати, паракимомен Василий рассказывал мне, что ее мать Цира тоже весьма талантливая актри?са. Она сумела поставить театр Гитио на службу церкви. Почему бы тебе не подумать о том же и не перенести этот полезный опыт в столицу? Вместо того чтобы обвинять мимов в непристойности. Но это второе. Скажи мне главное. Как она показалась тебе?
  - Ну, играла, на мой взгляд, весьма недурно, потешая мирское простонародье,- подумав, ответил Феофилакт. - Да и внешне красива. И полна соблазнов. Прости Господи! - Патриарх перекрестился. - А как к этому относится севаста, моя сестра?
  - Моя супруга занята больше благотворительностью, чем театром. Впрочем, она согласится со мной, - уверенно ответил базилевс, но патриарх в сомнении покачал головой.
  - Наша святая обязанность, нести слово Божье на?родам, искореняя язычество, мессианство и прочую ересь. И в этом мне помогут Святые реликвии и артефакты, а не театральные представления.
  - Мне кажется, ты недооцениваешь роль постановоч?ных сцен и переоцениваешь роль артефактов.
  - Эту роль невозможно переоценить, - горячо возра?зил патриарх. - Царский город благодаря им стал главным духовным центром Новой веры, подлинным Иерусалимом. Пусть патриархии Александрии и Антиохии древнее. Зато по количеству Святых реликвий ни один престол не срав?нится с Константинополем.
  И гвоздь и титла INRI11 и нако?нечник копья Гая Кассия12 и даже Крест Животворящий. А чем может похвастать кафедра Рима? Копьем13, сделанным из ржавого гвоздя и подаренным Карлу Великому?
  - А тебе не кажется странным, Феофилакт, что все эти артефакты были обретены после того, как Константин Великий послал свою мать Елену в Иерусалим палестин?ский. Ее путешествие было предпринято не столько с целью паломничества, как больше целенаправленно для поиска Святых христианских реликвий.
  Вместе с Крестом Господним Еленой тогда были обретены четыре гвоздя, титла и наконечник копья пред?водителя римского отряда. После этого Константин стал награждать своих единомышленников некоторыми из этих артефактов.
  Получилось так, что один гвоздь попал в Рим, а оттуда к Карлу франкскому, как символ так называемой Западной империи, вместе с ключами Святого Петра.
  Теперь этот гвоздь, вделанный в копье, принадлежит Оттону, - заметил Константин. - Но и у нас, и в сиятельной Александрии, и в провинциальной Мцхета14 также есть Священные гвозди.
  Да что говорить, в каждом захудалом городишке своя Святая реликвия, свой артефакт! И что, все они могут пре?тендовать на свою исключительность?
  - Зато у нас хранится наконечник Копья Судьбы и часть Животворящего Креста, на котором был распят Иисус, - благоговейно сказал патриарх.
  - В Иевусе утверждают, что подлинный наконечник остался у них, следовательно, Елена вывезла копию. А католи?кос всех армян говорит, что и в Иевусе, и у нас лишь жалкие копии. Подлинный же наконечник15 принесен в Армению апостолом Фаддеем, где он и хранится, по сей день.
  Что касается Животворящего Креста, то практика отделения частиц от вновь обретенного Креста началась уже при севасте Елене. По дороге в Константинополь она оставляла его частицы16 в основан?ных ею монастырях. Очень хороший почин для укрепления веры, - за?метил Константин. - Почему бы и нам не последовать ее примеру?
  - Что ты имеешь в виду?
  - При царской сокровищнице можно открыть хранилище17 и мастерскую под твоим началом. Частицы Животворящего Креста можно будет помещать в этом ре?ликварии и дарить от моего и твоего имени по всему миру, укрепляя веру.
  - Где взять столько частиц Креста? - Хмуро усомнился Феофилакт.
  - Пустое. Мир и так пропитан ложью, - успо?коил его Константин. - Пока персы владели Иевусом, огнепоклонники, возложив кучу бревен, сожгли часть Гроба и остатки Креста. Но официально принято считать, что христиане скрыли его, из-за чего многие из них были убиты. А потом Крест, разрезав, разделили на много частей и по церквам распределили.... В Константинополе, кроме креста от Елены, есть еще три частицы креста привезенных оттуда. Кроме этих есть еще на Кипре - два, на Крите - один, в Антиохии - три, в Иевусе - четыре. И еще один в Эдессе, один в Александрии, один в Аскалоне, один в Дамаске, один в Мцхета. Если собрать все частицы воедино, получиться не одно дерево...
  А в этом случае опять сработал принцип: "Ложь во благо". Раввины иудеев сделали вид, что сохранили Святую реликвию. Ираклий сделал вид, что поверил им. Ведь свя?щенен не сам предмет. Гораздо важнее вера в него людей. Именно эта вера и делает ржавый гвоздь чудодейственным артефактом. И тот, кто им обладает, считается отмеченным Богом и ведомый рукой Судьбы.
  - Как наша держава, ибо только мы обладаем не толь?ко наибольшим количеством Священных реликвий, но и останками вселенских учителей и Отцов Церкви. И я благо?дарен тебе Константин, что, несмотря на твои предубежде?ния, ты все-таки распорядился перенести мощи Григория Богослова18 из Назианза19 в церковь Святых Апостолов в Константинополе. Теперь город Константина находится под его опекой, как и под покровительством Святого папы Иоанна Златоуста. Что может быть лучше, для величия Царского города? - Удовлетворенно заметил патриарх.
  - В сборе артефактов должна быть мера, - помор?щился Константин. - Например, я одобряю возврат в Константинополь честную главу Иоанна Крестителя после ее Третьего20 обретения в Команах21. И это справедливо, так как там ее только временно прятали в период иконобор?ческих гонений. Но я не одобряю перенос мощей Иоанна Златоуста из тех же Коман в Константинополь во времена Феодосия. Мощи святителей, по моему убеждению, должны находиться в местах их упокоения, и способствовать укре?плению веры в тех землях, о которых они радели при жизни.
  Ну а что касается самих артефактов, то люди всегда будут искать предметы, через посредничество которых они будут говорить с богами. И в этом отношении иконы православных занимают тоже место, что и Ковчег Завета22, Скрижали, посох Аарона для иудеев, а Черный Камень23 и вещи Мухаммеда для мусульман.
  И смысл целования этих предметов в том, что верующий учится полностью под?чиняться своему Господу, а в предписанных Им законах и ритуалах есть мудрость и благо. Безвозвратно прошли времена Скифов и то, чему учил один из них, Моисей. Бог - это Небо над головой, а огонь костра - посредник между миром людей и миром богов.
  Патриарх не успел ничего сказать в ответ.
  - Его Высочество, Роман, - объявил дворцовый слу?га-евнух и в покои, скорым шагом вошел наследник престола.
  - Что случилось отец? Я смотрел скачки на иппод?роме. Гнедая Мели должна была финишировать первой, и я выиграл бы приличный куш. А тут меня срочно вы?зывают к тебе. Что за спешка? - Недовольным голосом спросил Роман.
  Ложа басилевса на ипподроме была соединена галере?ей с Большим Дворцом, поэтому Роман был еще под впечат?лением проводимых скачек.
  - Гнедая Мели "голубых" не придет первой, это ис?ключено, - воскликнул патриарх, не меньший любитель скачек. - Сынок, ты потерял свою ставку. Вороной Васпур "белых" - вот фаворит скачек.
  Роман хотел было возразить, но Багрянородный встал и поднял руку.
  - Ша! Я призвал тебя не для того, чтобы полюбоваться на твои спортивные баталии с Феофилактом. Пора бы тебе уже образумиться и заняться делами государственными! Бери пример со своих сестер, - строго призвал Романа к порядку базилевс.
  - Мой дорогой отец, сто лет тебе жизни, - пошел на попятную Роман. - Пока ты с нами, не о чем беспокоиться. А сестрам нечего делать, кроме благотворительности. Вот они и крутятся среди чиновников Василия, присматривая себе женихов. Я, например, изучаю политику с практиками, настоящими стратигами, с братьями Фока, когда они быва?ют в столице.
  - Политика делается не на полях сражений, а в тиши кабинетов. И уж тем более не на пирушках и скачках! - Константин сделал многозначительную паузу. - Ну да я тебя не за этим вызвал, - сказал он более мягким тоном. - Скажи мне прямо, ты еще хочешь жениться на актрисе Анастасе?
  - Да, отец! Больше всего на свете. Скажи, что я должен для этого сделать? - Встрепенулся Роман.
  Константин переглянулся с патриархом.
  - Есть два условия сын, начал неторопливо Константин. - Во-первых, ты должен будешь половину сво?его времени проводить со мной, присутствуя на всех офи?циальных торжествах и приемах, в том числе сопровождая меня в поездках по стране.
  - Согласен! - Взвился от радости Роман.
  - Не перебивай, государя, - с ухмылкой глядя на ра?дость любимого сына продолжил Константин. - И второе. До дня свадьбы, Анастасия должна будет провести в рези?денции у патриарха. - Твердо сказал Константин. - Никаких выступлений, никаких театров. Только молитвы, покаяние и изучение законов Божьих.
  - Есть у меня благочестивейший монах Полиевкт, на которого я возложил обязанность проповедовать Слово Божие в храме Святой Софии. Обычно дважды в неделю, а иногда ежедневно, он проповедует, при стечении народа потрясая сердца слушателей. Вот ему-то я и поручу взять мою гостью на попечение, - с умильной улыбкой сказал Феофилакт, радуясь в душе, что хоть ненадолго избавится от своего Цербера.- Это будет полезно им обоим.
  Я наслышан о представлениях, исполняемых в де?ревенских церквах Сирии, Верхней Армении24 и даже в курдских горах25. Там, где священников видят реже, чем мимосов. Посмотрим, так ли талантлива в постанов?ках литургических представлений дочь, как ее мать. Со своей стороны Полиевкт преподаст ей наставления о церковном уставе, о молитве, посте, милостыне, о сохранении чистоты душевной и телесной.
  - Все это на твое усмотрение, Феофилакт, - одобрил патриарха Константин. - Главное, что ты Роман не должен видеться с ней до проведения обряда венчания.
  - Согласен, - с унылым видом ответил Роман.
  ...
  Минул месяц. В Вербное воскресенье Царский город потрясла литургическая драма, разыгранная в храме Святой Софии. После вечерней службы там было разыгран Страш?ный, или как говорили в простонародье, последний суд.
  Просцениум-амвон служил в храме местом сцены, которое изображал "грешную землю", а алтарь за закрытым занавесом - рай на небе.
  Действующими лицами этой литургической драмы выступали: Христос, роль которого исполнил пресвитер Полиевкт, и народ, который изображался хором дьячков со священником во главе. Священник исполнял роль ко?рифея хора.
  Сотни верующих собрались на площади возле храма. Некоторым посчастливилось попасть внутрь. А те, которым не посчастливилось, жадно ловили слова добровольных рассказчиков, описывающих происходящее в храме.
  Гомон на площади стих, когда священник в полном облачении, с серебряным крестом в руке, на просцениуме преклонил колена перед закрытым занавесом и стал "молить с плачем". Он обращался к богу, слезно-молящим голосом взывая: "Милосердия двери отверзи нам!". В благоговейной тишине священник несколько раз ударил серебряным кре?стом по деревянному помосту, как бы стуча в двери рая.
  В ответ второй исполнитель сольной партии литур?гической драмы, пресвитер Полиевкт, стоящий в алтаре за закрытым занавесом, грозно спросил: "Кто стучит во врата рая? Через врата господни проходят только праведники".
  Священник с просцениума стал громко возражать, что не только праведники могут войти в рай, но и грешни?ки, если они исповедались, причастились, замолили свои грехи и тем самым, мол, заслужили прощение.
  Так они препирались и обменивались репликами некоторое время, пока в действие не вступил хор дьячков. Своим пением они изображали "мольбу народа о милосер?дии божьем".
  Тогда в ответ из-за занавеса снова возвестил Полиевкт, что "трубы грозного бога громогласно взывают: се грядет жених, спешите ему навстречу!". Священник с просцениума слезно отвечал, что он и его "дети, которых дал господь", "жа?ждут лицезреть Христа и услышать благостный голос его".
  Зрители внутри храма присоединились к мольбам священника: "Милосердия двери отверзи нам!". Эти слова подхватили на площади и вскоре все собравшиеся в едином порыве скандировали эту мольбу.
  Вся эта тщательно разученная и гладко разыгранная сцена рассчитана была на то, чтобы подготовить ауди?торию к дальнейшему театрально-эффектному зрелищу. Произносимые "слезножалобными голосами" мольбы оказались услышанными на небе. На просцениуме занавес раскрылся, и перед собравшимися в храме предстало яркое зрелище "рая", озаренного светом бесчисленных свечей, украшенного переливающимися в огнях драгоценными камнями, золотом и серебром. Святая София наполнилась благоуханием ладана, так же как в свое время античные те?атры наполнялись ароматами воскуриваемых благовоний.
  
  Постановка имела в столице громкий успех. Феофилакт навестив Багрянородного базилевса в царском дворце не мог сдержать похвальных слов.
  - Государь! Ты не ошибся! Эта девочка действительно талантлива. Представление имело огромный успех. Площадь перед Святой Софией не могла вместить всех желающих. Слух о чудесном представлении разлетелся мгновенно по всем окрестностям. Посмотреть на воссозданный "рай на земле" стремились и городской охлос, и жители предме?стий и гости из других земель, - восторженно рассказывал патриарх басилевсу. - Следующий шаг - это постановка Пасхальных мистерий, успешно исполняемых в Гитио.
  - Ну что ж, мы не ошиблись в ней. Прекрасная пара для наследника, - усмехнулся довольный Константин.
  
  ...
  В конце лета в порту Гитио пришвартовался царский дромон. Служащий порта из ведомства эпарха, растерянно заика?ясь, приветствовал именитого гостя на борту галеры. Как же. Сам магистр Никифор Фока прибыл в городок. Прибыл один, и, кажется, с неофициальным визитом. Его сопрово?ждала только личная охрана. Посыльные со всех ног пом?чались оповестить коменданта гарнизона и эпарха города.
  Магистр не спеша, собрался и сошел с корабля. На берегу высокого гостя первым приветствовал комендант Кон Сивас. Портовые равдухи выстроились в шеренгу за начальником. Они выпячивали грудь и надували щеки, стараясь показать свою молодцеватость.
  Магистр молча выслушал доклад Сиваса и сухо его поприветствовал. После этого вся делегация отправилась во дворец эпарха. Эпарх и его служащие встретили магистра у входа в зда?ние курии и, обменявшись приветствиями, прошли внутрь. Там Никифор попросил Алана пропустить официальную часть и отпустить собравшихся чиновников восвояси.
  Оставшись с глазу на глаз, Никифор сказал эпарху:
  - Царь царей Константин Багрянородный одобрил выбор наследника и назначил время свадьбы царевича Романа и его избранницы. Торжественная церемония пройдет осенью в Царском городе. Ты ничего не слышал об этом, эпарх?
  - До нас столичные новости доходят не так быстро, - пожал плечами Алан.
  - А тебя не удивил мой внезапный приезд? - Продолжал тянуть время Никифор.
  - Что? - Теперь встревожился Алан. - Что-нибудь случилось с Анастасией?
  - Ты необычайно проницателен, - расплылся ши?рокой улыбкой Никифор. - Твоя дочь избрана невестой Романа.
  Алан выглядел несколько ошарашенным, но как воин ветеран смог быстро взять себя в руки.
  - Не буду скрывать. Это очень неожиданное сообще?ние, - засуетился он. - Надо немедленно сообщить Цире!
  - Что ж, поехали, - поддержал его Никифор. - Только прошу тебя, без лишнего обоза. Надеюсь, у тебя найдется в конюшне десяток лошадей для меня и моих телохранителей. Вполне достаточная свита. И распорядись, чтобы остальных моих людей разместили в городских казармах и поставили на довольствие, - наставлял Никифор слегка потерявшего голову эпарха.
  Алан быстрым шагом пошел к выходу.
  - Седлать 12 коней - отдал он распоряжение служ?ке, стоящему возле дверей. Как видно некоторые слухи все же стали достоянием горожан. Когда эпарх закончил с распоряжениями для своих служащих, его перехватил Сивый:
  - Это правда?
  - Да, друг, - Алан не скрывал своей радости. - Наследник престола венчается с Анастасией. Я отправля?юсь в имение, чтобы обрадовать Циру. Прошу тебя рассели воинов сопровождающих магистра в казармах и поставь их на довольствие. Удвой городскую охрану во избежание неприятностей. Они сейчас нам ни к чему. Оповести ари?стократические дома и старшин цехов. Тебя и остальных гостей я жду сегодня вечером на клиторий у себя в усадьбе.
  - Не беспокойся за город, - заверил Алана Сивый Конь. - Я все устрою. Поезжай спокойно.
  Не теряя больше времени на разговоры, кавалькада26 отправилась в путь.
  Завидев пыль на дороге, поднимающейся из-под копыт приближающихся всадников, домочадцы немед?ленно оповестили об этом хозяйку поместья. Сердце Циры забилось от тревожных предчувствий. Но когда Алан с Никифором, едва соскочив с лошадей и стряхнув дорож?ную пыль, предстали перед Цирой, она уже была готова к любому повороту событий.
  Цира стоя ожидала мужа с гостем в центре большой залы поместья. За ее правым плечом, сзади и чуть в стороне, стоял на всякий случай вооруженный Кахраман.
  Алан и Никифор остановились в десяти шагах от нее. Обычаи не позволяли Алану проявлять свои чувства к жене на людях.
  - Дорогая жена! - Начал торжественно Алан. - Магистр Фока оказал нам честь. Он привез весть от царя царей. Наследник престола сделал свой выбор. Роман пред?ложил нашей дочери стать его супругой и матерью их детей. Анастасия ответила согласием. Прославленный магистр прибыл в Гитио, чтобы пригласить нас в Царский город на венчание.
  - Уважаемая Цира! - Добавил Никифор. - По обычаю, как всякая мать, ты должна перед венчанием благословить дочь на этот союз. А отец - сопроводить дочь к алтарю.
  Цира побледнела, у нее ослабли ноги. Внезапная весть огорошила ее. Кахраман подхватил ее за локоть, подвел к ближайшему стулу и осторожно усадил. Затем так же мол?ча, отступил и встал за ее спиной.
  - Как же мальчики, поместье, театр? - Бормотала она, пытаясь привести мысли в порядок. - У нас нет дома в Константинополе. Где мы будем принимать царевича Романа?
  Вперед снова выступил Никифор.
  - Достопочтенная Цира. Прошу, выслушай меня, - начал неторопливо говорить Никифор, давая время присутствующим усвоить информацию. - Я сам упросил Багрянородного отправить меня с радостной вестью к вам, чтобы здесь на месте разрешить все вопросы, связанные с предстоящей свадьбой.
  Алан с Цирой переглянулись.
  - По нашим древним обычаям, после венчания неве?ста должна находиться в доме родителей мужа, принимая поздравления и подарки многочисленных гостей. А жених, оказывая уважение родителям невесты, должен быть в их доме. До той поры, пока молодые, воссоединившись, не во?йдут в опочивальню собственного дома27.
  - Это так, - подтвердил Алан.
  - Я вижу твоего брата, уважаемая Цира, который с честью исполняет обычаи предков. Он служит верной опо?рой дома Алана и воспитывает ваших сыновей, - магистр указал на Кахрамана. - К сожалению, у севасты Елены осталось только два брата: один священник, другой бюро?крат. Поэтому Роман набожен и образован, но в воинском искусстве имеет подготовку слабую. Рано или поздно, но Анастасия подарит ему наследника. По обычаю, его вос-питателем и крестным восприемником от святой купели должен стать брат Анастасии. Но что делать, если ее родные братья еще сами малы?
  - К чему ты клонишь, магистр? - высказал общий вопрос Алан.
  - В твоем доме эпарх уважают обычаи предков. В про?тивном случае мое предложение не имело бы смысла. Я хочу стать крестным отцом и восприемником Романа для детей Анастасии. Своей семьей я не обременен - моя жена умерла вскоре после рождения единственного сына. Я бы воспиты?вал будущих детей Анастасии, как своего собственного. Для этого прошу тебя Алан оказать мне честь и принять в свой род. А к достопочтенной Цире я обращаюсь со смиреной просьбой об усыновлении28.
  Алан и Кахраман переглянулись. Цира даже глазом не моргнула. Невозмутимая, она сидела, гордо выпрямив спину, похожая на античную статую.
  - Если вы окажите мне честь и согласитесь, то прошу провести обряд сегодня же вечером. В присутствии гостей, которые съедутся на клиторий. - Продолжал говорить Никифор. - После проведения обряда, вы с домочадцами, на за?конном основании сможете останавливаться в доме своего сына в Константинополе. А я, клянусь честью, стану лю?бящим братом для Анастасии и достойным воспитателем царских детей.
  - Твоя репутация магистр известна. И я почту за честь породниться с тобой, - сказал эпарх магистру после некото?рого молчания. - Не боишься, что церковники воспримут старинный обряд, как проявление язычества?
  - Старинные обычаи народа - это не язычество, - возразил Никифор. - Священники их не одобряют, но и не препятствуют им. Запрещать их - это все равно, что плевать против ветра.
  - Не надо ссориться с церковью,- внезапно сказала Цира. - Я что-нибудь придумаю.
  Алан и Кахраман снова переглянулись. Мужчины поняли, что она согласилась выполнить просьбу магистра.
  
  Вечером к усадьбе эпарха потянулись экипажи и от?дельные верховые. Собирались гости. Алан и Цира встре?чали вновь прибывших гостей возле входа в центральный зал усадьбы, принимая поздравления. Из дальнего угла раздавались чарующие звуки арфы.
  Когда зал наполнился, перекрывая голоса, раздался зычный голос Никифора, призывающий к тишине.
  - Внимание! Прошу тишины и внимания!
  Когда установилась тишина, Никифор подошел к Цире.
  - Достопочтимая госпожа! Перед лицом твоих гостей и домочадцев смиренно прошу тебя об усыновлении. И пусть присутствующий здесь служитель Божий и собравшийся народ будут свидетелями в искренности моей просьбы.
  С этими словами прославленный полководец опу?стился на колено и склонил голову.
  Наступила гробовая тишина. Собравшиеся стали расступаться, собираясь возле стен и освобождая центр помещения.
  Сивый Конь вынес и поставил в центре зала резной стул. Цира, прекрасная актриса, медленно обвела взглядом присутствующих и села на стул, грациозно развернувшись чуть влево. К ней подошел священник и встал за ее спиной, символизируя Всевышнего.
  В зал вошли вооруженные Алан и Кахраман, сияя надраенными до блеска чешуйчатыми доспехами и ножна?ми, украшенными каменьями Они подошли с двух сторон к Никифору и, ухватив за локти, помогли подняться. Не отпу?ская рук, подвели Никифора к Цире и помогли опуститься на колени возле ее правой ноги.
  Потом мужчины встали по бокам. Они развернулись лицом к собравшимся гостям и обнажили кинжалы. Так они частично заслонили участвую?щих в ритуальном таинстве. Одновременно они символизи?ровали собой защитников рода и зарождающейся жизни.
  Как только защитники заняли свои позиции, Цира не торопясь, и даже как-то обыденно обнажила свою правую грудь. Никифор обхватил ее сосок своими губами.
  Священник возвел очи и забормотал молитву Отцу небесному.
  - Благослови Боже сие таинство! Во имя Отца, Сына и Святого Духа. Аминь. - Закончил молитву священник. Цира убрала под платье свою грудь.
  - Встань сын мой! - Сказала она, поцеловав коленопре?клоненного Никифора в голову.
  Никифор приподнялся и, пятясь, отступил назад на пару шагов. Там он остановился и выпрямился во весь рост. Алан с Кахраманом вложили кин?жалы в ножны и первыми поприветствовали нового родича.
  
  ...
   Наварх Василий Гэксамилит со своей эскадрой ба?зировался у побережья Пелопонесса. В его задачу входило не допустить проход пиратских кораблей Крита и сирий?ско-киликийского побережья Азии в сторону Сицилии или к греческим портам. Пока что он только вел наблюдение за перемещениями редких галер противника, совершая дозор?ные ходки вдоль побережья Византии. Молодой и горячий, он жаждал подвигов и славы.
   На острове Эвбея, в портовых корчмах коротали время моряки имперского дромона, вспомогательных галер флота и кораблей федератов.
  В углу, за столом сидел мрачный капитан рих Эрман Рыжий. К нему подсел конунг Хильд Большой Топор с кув?шином вина и разлил его в чарки.
  - Скажи мне свей, почему тебе не сидится на Руси? - Угрюмо спросил Эрман у Хильда, осушив чарку до дна. - Династические войны в Приднепровье закончились в пользу Рюриковичей. Теперь при дворе вдовы Игоря варяги живут как сыр в масле. Чего тебе еще надо?
  - Вот потому и не сидится, - усмехнулся Хильд. - Скучно.
  - А тут весело... - криво усмехнулся Эрман.
  - Не спорю. Сейчас и тут скучно, - мотнул косматой головой Хильд. - Ну, а ты почему такой мрачный, Херман? Или пряное вино ромеев тебя не веселит уже, или соскучил?ся по родной медовухе? - Как все свеи, Хильд произносил слова с ужасным акцентом.
   - О, я догадываюсь! Ходят слухи о скорой свадьбе наследника Романа. Кажется, ты говорил, что знаком с его невестой?
  - Я говорил, что ее отец - мой боевой товарищ, - поправил Хильда Эрман. - Тут другое. Послушай, Хильд. Ночью мне приснился Перкунас. Он сверкал глазами и манил за собой. Видимо мой путь под этими звездами бли?зится к концу.
  - Все мы рано или поздно попадем в Вальхаллу29, - философски спокойно ответил Хильд. - Боги любят хра?брецов. Покажи-ка тот медальон, что подарил тебе твой товарищ, отец невесты наследника.
  Эрман вытащил из-за пазухи золотой медальон с изо?бражением головы Горгоны Медузы. Змеи вокруг головы с раскосыми глазами образовали пышный ореол. Свет, пре?ломлявшийся от изумрудов и рубинов, впаянных по краям медальона, делал изображение живым. Казалось, что змеи шевелились. Вот-вот, казалось, послышится их шипение.
  - Брр. Она напоминает мне кошмарные видения после похмелья, - сказал Хильд, отводя взгляд. - Неужели где-то подобное чудовище существует?
  - Ха! - Наконец-то криво усмехнулся Эрман.- Это мать драконов Мидии, к тому же весьма почитаемая в Скифии. Злые духи без оглядки убегают от одного только ее изображения.
  - Я очень понимаю "злых духов",- загоготал Хильд.
  В корчму вбежал посыльный моряк. Увидев капитанов, протиснулся к их столу, в приветствии ударив кулаком по груди.
  - Капитанов срочно созывает стратиг Василий на сво?ем дромоне,- отчеканил он, и, повернувшись в зал, прокри?чал: - Приказ наварха стратига! Всем морякам немедленно вернуться на корабли.
  - Что за спешка? - Угрюмо пробурчал Эрман, цепляя к поясу тяжелый тесак.
  - Не могу знать, - отчеканил посыльный, и, бросив взгляд в сторону, полушепотом добавил:- только что к при?чалу подошла галера с юга.
  
  В каюте наварха стратига под капитанским мостиком, собирались капитаны кораблей. Дежурный матрос у входа, докладывал стратигу о прибывающих.
  - Комиты федератов Германариг и Гильдериг. - Резкие звуки в именах северян были невыговариваемы для ромей?ского горла.
  В адмиральской каюте дромона собрались пять ка?питанов с ладей федератов и еще двенадцать капитанов с греческой вспомогательной флотилии. Они шумно привет?ствовали друг друга и наварха Василия.
  Дав капитанам кораблей, время чтобы разместиться за столом, Василий обвел взглядом собравшихся и поднял руку, призывая к молчанию. Когда гомон в каюте утих, Василий заговорил.
  - По сведениям доставленных рыбаками, азиатский флот эмира Тарса, усиленный кораблями Кипра и Триполи сирийского, идут на Константинополь. Сейчас они зашли на Крит. Можно не сомневаться, что к ним примкнут и пи-ратские корабли этого острова. Их цель ясна - помешать, а в худшем случае омрачить триумф по случаю праздно?вания победы в Лангобардии. В столице сейчас собрались и архонты Византии, и посланники других стран. Как дружественных, так и не очень. С заверениями "вечного" мира прибыли послы даже от эмира Сицилии.
  - Рыбак рыбака видит издалека, - подшутил кто-то из капитанов. - А насколько верны эти сведения?
  - Кентарх30 Георг сам видел пиратский флот. По его мнению, нам их следует ожидать не позднее полудня следу?ющего дня. Расскажи собранию, что ты видел, - повернулся к Георгу Василий.
  - Их очень много, - доложил Георг. - Они шли к Криту ордером в линию. Я насчитал 24 корабля на горизонте. Да еще с десяток галер стоит на Крите.
  Капитаны зашумели. Некоторые вскочили, судорож?но хватаясь за рукояти тесаков.
  - Тридцать против наших восемнадцати с дромоном и прибывшей галерой. Верная смерть.
  - Молчать! - Василий ударил по столу. Кувшин с вином опрокинулся, залив стол красным вином. Все тупо уставились на это красное пятно, как на предзнаменование. Наступила тишина.
  - А как же победа объединённого флота Византии и иберийских арабов Кордовы над флотом Фатимидского халифата у Сицилии? Разве там пиратов было меньше? - Вспылил Василий.
  - У мыса Мазары флоту Гонгилы помог внезапно на?летевший шторм, - проворчал один из капитанов. - А кто поможет нам?
  - Может быть, подождем фемный флот Кивирреот31 из Антальи32? - Предложил другой.
  - Ждать мы не можем и отступить мы не можем,- возразил Василий. - В свете сложившихся обстоятельств я вынужден раскрыть сведения государственной важности, не подлежащие разглашению.
  В Гитио находится магистр Фока. Он прибыл с нео?фициальной миссией для приглашения родителей невесты на обряд венчания в Константинополь. И это меропри?ятие произойдет вскоре после триумфа победителей из Лангобардии.
  В каюте повисла гробовая тишина.
  - Теперь вы понимаете, что отступать нам некуда, - усталым голосом продолжал Василий. - Если что-либо омрачит радость царского венчания, виновных ждет по?зор и казнь. Отступим - смерть, останемся - смерть. Но, оставшись, ценой наших жизней мы сможем задержать флот агарян. Еще можем отправить посыльных в Гитио и Константинополь.
   По мере того как Василий говорил, речь его становилась все громче и тверже.
  - Дадим базилевсу и византийским стратигам время на подготовку к встрече врага. А сами умрем, но зато со славой! - Вскочил Василий, подняв руку с обнаженным тесаком.
  Капитаны снова зашумели.
  - Разреши мне сказать, наварх, - начал не спеша Эрман.
  - Говори, Германариг,- Василий устало опустился на стул.
  - Отправить посыльных конечно надо. Но мать Слава предпочитает победителей, а не побежденных. Давай по?смотрим, что мы имеем? - Эрман начал раскладывать на столе предметы. Гомон затих. Все уставились на стол.
  - Вот дромон, - он поставил кувшин с вином в центр стола.
  - Вот наши галеры и ладьи, - он поставил впереди кувшина три кружки.
  - А вот это флот азиатских арабов. - Он сгреб остальные кружки в другой конец стола и выстроил друг за другом - "змеей".
  - В каждой ладье в среднем по пятьдесят воинов, на ка?ждой галере около сотни человек гребцов33 и морских пехо?тинцев34, не считая флагмана. У противника и галер больше, и воинов. Следовательно, в абордажной сцепке нас задавят.
  Капитаны загалдели - это и так ясно. На каждый корабль по два пиратских. Внезапно Эрман ударил по столу так, что кружки подпрыгнули.
  - Тише! Я не все сказал. - Он обвел тяжелым взгля?дом присутствующих. После того как галдеж прекратился, продолжал:
  - А сказал я, что в абордажную схватку нам вступать не стоит. Но теперь подумайте, чего у нас есть, а у них нет? Чего боятся Агаряне? - Спросил Эрман и сам себе ответил: - Сифонафор с мидийским огнем!
  - Да, но таковыми оборудован лишь флагманский дромон, - теперь живо заинтересовался и Василий.
  Все уставились на кувшин, как на Мессию. И снова загалдели.
  - Тишина! - снова проревел Эрман голосом, который перекрывал рев бури на море. Галдеж стих, и он снова про?должал спокойным голосом:
  - Допустим, что дромон нападет здесь, на голову "змеи". - Он поставил кувшин перед тремя кружками.
  - Я успею сжечь пару кораблей, - ответил Василий. - Остальные либо возьмут меня на абордаж, либо обойдут стороной.
  - И такое же произойдет, напади дромон в любом ме?сте этой "змеи". Значит, такой план нам тоже не подходит, - рассуждал Эрман.
  - Как только агаряне завидят наш флот, они тут же перестроятся из походной колонны в атакующую стену, - предположил Василий. - Наверняка они тоже осведомлены о количестве наших судов. Поэтому, чтобы использовать свое количественное преимущество они построятся в двой?ную стену.
  Василий расставил три кружки и кувшин в один ряд, а оставшиеся кружки выстроил, напротив, в два ряда.
  - Таким образом, они пройдут по нам, как гребень по волосам, - подытожил Василий.- Конечно, пираты пере?строятся из "змеи" в двойную "стену", - подтвердил один из капитанов.
  - "Стенка" на "стенку"?! Когда две противоположен?ные "стены" сойдутся, каждый из наших кораблей окажет?ся между двух вражеских галер. А те, кто попытается вы?рваться вперед из абордажного кольца, попадет во вторую "стену" пиратов, - добавил другой.
  - В первой "стене" Агаряне будут только обстрели?вать, стараясь нанести нам урон. А на абордаж возьмут наши корабли во второй "стене". Во всяком случае, я бы так сделал, - заметил конунг Хильд.
  - Хоть так, хоть эдак. Все равно это чистое самоубий?ство! - Загомонили остальные.
  - Да, если мы не переиграем их! - Эрман обвел тяже?лым взглядом присутствующих капитанов.
  - Не тяни коня за хвост, - не выдержал Хильд.
  - Флагману надлежит встать здесь! - Эрман поставил кувшин за крайней из трех кружек. - Когда мы попадем под перекрестный огонь первой "стены", будет жарко. Но все корабли при этом сбросят ход. Пока мы будем отбиваться, дромон должен будет сделать маневр, развернувшись на од?ном из флангов. Встав на курс параллельно меж двух "стен".
   Эрман поставил кувшин с краю, между двумя рядами "вражеских" кружек. - Заняв исходную позицию с адми?ральской галеры должны подать громкий сигнал. По этому сигналу все корабли, сражающиеся с противником в первой "стене", делают то, что от них и ожидает враг. Они выры?ваются из-под обстрела галер первой вражеской "стены" и входят под обстрел второй. Вот тут вступает в действие и наш "бегун". Дромон на максимальной скорости проходит между вражескими кораблями выстроившихся в два ряда, поливая их огнем из сифонафор.
  Наступила тишина. Какое-то время каждый из капита?нов обдумывал необычный план предложенный федератом.
  - Галеры арабов тяжелее и медленнее. Передний ряд пиратских кораблей не успеет набрать ход, чтобы уйти из-под огня. А второй будет скован перестрелкой с нашими галерами, - у Василия начали загораться глаза. - Придумано толково, может получиться.
  Его шумно поддержали другие капитаны. Как только смолк гвалт, снова заговорил Василий, обращаясь к капитанам:
  - Решено! Мои трубачи протрубят дважды. Первый раз, когда я буду выходить к исходной позиции. И второй раз, перед тем как я начну поливать их огнем. Постарайтесь набрать ход и уйти с линии обстрела.
  - Это значит, что для свободы маневра ни в коем случае нельзя позволять арабам сцепляться для абордажа, - добавил Хильд.- А это неизбежно произойдет, если наварх задержится с исполнением своего маневра.
  - Галеры врага выше. Стрел и камней будет много, поэтому чтобы прикрыть гребцов и стрелков надо будет соорудить навесы вдоль бортов и короб для кормчего, - до?бавил другой.
  Капитаны снова зашумели.
  - Если все сказано, утверждаю это решение, - подвел итог Василий - Завтра с утра выходим в море. Я на флагма?не первый, за мной по старшинству. При обнаружении врага занимаем оговоренную боевую диспозицию. Совещание закончено. По кораблям.
  
  Лазурное море. Легкий ласковый ветерок. Солнце и чайки. Мирная картина в пастельных тонах. На горизонте показались вражеские корабли. Один, два, три, десять... дальше не сосчитать.
  Варяги встали на молитву:
  - Отче наш небесный!.. - Начал Эрман, и все на ладье вторили ему. Завершив молитву, он обратился к своим воинам:
  - Товарищи мои! Чем страшнее враг, тем по?четней победа! Не посрамим памяти Гаута! Перкунас благословит наше оружие! Вперед Гаутинги! Слава геро?ям! Смерть врагу!
  Смерть! Смерть! Смерть! - Повторяли воины в такт ударов мечей о щиты.
  
  И вот сошлись два флота. Закружилась смертель?ная карусель. Вопящая, изрыгающая тучи стрел и камней схватка галер. Оглушительный треск поломанных весел и проломленных бортов. И тут внезапно в самой гуще скопле-ния кораблей появился "царский бегун", изрыгая огненные струи с обоих бортов.
  Жидкое пламя полилось на враже?ские корабли. Попав на палубу, мидийский огонь34 быстро разгорался. Его нельзя было потушить водой. Крики радо?сти пиратов, от предвкушения победы, сменились воплями ужаса. Достигнутая, казалась, победа, мгновенно сменилась поражением. В считанные минуты весь пиратский флот был объят негасимым пламенем. В отчаянии морские раз?бойники бросались в воду.
  Капитаны, судам которых посчастливилось не по?пасть под огонь, в спешке разворачивали свои галеры, торо?пясь покинуть место морского пожара. Но их настигали ви?зантийцы и брали на абордаж. После схватки, оставшихся в живых моряков вылавливали из воды.... И своих и чужих.
  В порт острова Эвбеи вошли изрядно потрепанные триумфаторы. Трем ладьям варягов и четырем малым ро?мейским триерам не суждено было вернуться в порт.
  В каюте наварха на флагмане Хильд передавал Василию последнюю волю Эрмана.
  - И когда все закончилось, я подошел к его горящей ладье, - рассказывал Хильд. - Даже затрудняюсь с чем-то сравнить ее. То ли с ежом, то ли с решетом. Живых я взял к себе на борт. Херман же не пожелал покинуть свою ладью, наполненную мертвыми телами. Он отправился с ними к своим предкам в Вальхаллу. Я просил его передать мое приветствие Одину и поклон предкам. Славная, хорошая смерть!
  - Я не вмешиваюсь в ваши обычаи, но я видел, как вы привязывали женщину к мачте горящей ладьи. Зачем?
  - Это была одна из корабельных шлюх Агарян. Мои товарищи выловили ее из воды. Очень кстати. Негоже было такому вождю, как Эрман отправляться в долгий путь на Небо без женщины.
  - Его подвиг не забудут в Византии. Я позабочусь, чтобы причитающееся ему жалование было передано тебе. Ну а ты распорядись им по своему усмотрению согласно вашим обычаям.
  Пропустив мимо ушей риторику Василия, Хильд протянул вперед свою ручищу и разжал кулак. На ладони лежал золотой медальон, с отвратительной Горгоной, изо?браженной на нем.
  - Ты будешь в Константинополе на триумфе. Наверняка, тебя пригласят и на свадебные торжества. Секонунг дал мне это, и попросил, чтобы ты передал его не?весте царевича Романа со словами: "Это подарок на свадьбу от риха Хермана Рыжего".
  Флот азиатских арабов потерпел сокрушительный разгром. В ближайшее время можно было не ожидать пи?ратских набегов на прибрежные города Византии.
   Отправив потрепанные ладьи и галеры в центральный порт фемы Пелопоннес36 Коринф37, Василий на флагман?ском дромоне поспешил с докладом в Константинополь. Он вез с собой пленных предводителей пиратов, посаженных на время перехода за весла, вместо византийских гребцов.
  
  Примечание
  1. Великая гавань - видимо, царский причал (Вуколеон), неподалеку от Большого дворца.
  2. В восточной части Константинополя был небольшой дворец, от которого к самой воде спускалась мраморная лест?ница, увенчанная скульптурой льва, терзающего быка. По этой скульптуре дворец и получил название Вуколеон (Бык и Лев)
  3. Богоми́лы - название антиклерикального движения X- XV веков, которое возникло в южной и юго-западной Болгарии в X веке в годы правления царя Петра I (927-969) и оказало влияние на французских катаров. Основателем движения был болгарский поп Богомил. В результате того, что последователи учения терпе?ли несправедливость в окружающем мире и в церкви, у них воз?никло представление о том, что материальный мир не может быть творением Божиим, а является делом рук Сатаны. Отрешаясь от погрязшего в грехах мира, они пытались обрести близость к Богу и, таким образом, спасение. Они считали, что люди могут войти в Царствие Небесное только при условии крайнего аскетизма. Они, согласно римско-католическим источникам, отрицали атрибуты веры, кажущиеся им обременительными.
  4. Маслама ибн Абдул-Малик - арабский полководец первой половины VIII-го века. Воевал против Византийской империи и Хазарского каганата. Он достиг большой известности во время осады Константинополя и в походе на Кавказ. Маслама был сыном Омейядского халифа Абдул-Малика ибн Мервана и сводным братом халифа Валида I. Его мать была рабыней и он был исключен из линии наследования. Маслама ибн Абдул-Малик, никогда не претендовал на высшую власть. При правлении хали?фа Сулеймана он был наместником Ирана и Армении. Маслама всю жизнь провел в военных походах и умер в Сирии в 738 году.
  5. Абу́ Му́слим Абд ар-Рахман ибн Муслим аль-Хурасани (700-755) - вождь хорасанского восстания, кото?рое свергло с престола Арабского халифата Омейядов и привело к власти Аббасидов. Сведения о происхождении Абу Муслима разнятся. Наиболее вероятно, что, будучи рабом-персом, он при?надлежал к социальной группе "неарабов", которая подвергалась особой дискриминации со стороны Омейядов. Когда он в 741 году находился в заточении, с ним встретился имам, тайно ра?ботавший на Аббасидов. Благодаря его содействию Абу Муслим был освобождён и направлен для подготовки антиомейядского восстания в Хорасан. У пришедшего на смену ас-Саффаху в 754 году халифа Мансура популярность Абу Муслима в народе вы?зывала подозрения и зависть. После подавления Абу Муслимом мятежа Абдаллаха ибн Али, одного из родственников халифа, он был вызван ко двору халифа в Ктесифон и предательски умерщв?лён. Тело военачальника сбросили в Тигр. Весть о его гибели вы?звала волнения в Хорасане. Абу Муслим стал народным героем, его последователей собрал под своими знамёнами Муканна, на происхождении от него настаивал Бабек.
  6. Хораса́н (перс. "откуда приходит солнце") - историческая область, расположенная в Восточном Иране. Название "Хорасан" известно со времени Сасанидов. Большой Хорасан включал части, которые находятся сегодня в Иране, Таджикистане, Афганистане, Узбекистане и Туркмении. Некоторые из главных исторических городов Персии расположены в Большом Хорасане: Нишапур (теперь в Иране), Мерв и Санджан (теперь в Туркмении), Герат (теперь в Афганистане). За свою долгую историю Хорасан знал много завоевателей и империй: греки, арабы, сельджуки, монго?лы, сефевиды и др.
  7. Абу-ль-Аббас ас-Саффах (722-754) - арабский халиф с 749 года, первый из династии Аббасидов. Его отец, Мухаммад, был правнуком Аббаса, мать - невольницей-берберкой. Усилив своё войско немусульманским населением, он развязал кампанию истребления против всех, кто казался ему способным притязать на престол, - Омейядов, шиитов и даже некоторых хорасанских вождей. С этим связано его прозвище "ас-Саффах" - "кровавый мясник". Он умер от оспы в своей столице, Эль-Анбаре, всего через четыре года после восшествия на престол.
  8. Абу Джафа́ рАбдулла́х ибн Муха́ммад аль-Мансу́р (ум. в 775, Хиджаз) - один из величайших правителей Арабского хали?фата, стоявший у истоков государства Аббасидов, основатель и строитель крупнейшего города средневекового мира - Багдада. Правил в 754-775 годах. Известен по своему почетному титулу - аль-Мансур (это прозвище означает "победитель"). Его отец, Мухаммад, был правнуком Аббаса, мать - невольницей-бер?беркой. В борьбе с притязаниями дяди аль-Мансур опирался на поддержку хорасанских повстанцев во главе с Абу Муслимом. Радикализм повстанцев, впрочем, вскоре стал для него обузой, и он жестоко расправился с теми, кто привёл его клан к власти, не исключая и самого Абу Муслима.
  9. Обычай триумфального шествия победителя в столицу с добычей и пленными сохранился в Византии почти во всех подробностях со времен Римской республики. Триумф входил в число актов придворного церемониала, его порядок описан в "Книге церемоний" Константина Багрянородного (607-615).
  10. Раввади́ды (араб. Равандиды , перс. Ревендиды ) - му?сульманская династия, правившая в Иранском Азербайджане с середины VIII-XII вв (с 981 по 1054). По происхождению Раввадиды были арабы йеменцы из Басры, переведенные в Северозападный Иран при халифе ал-Мансуре. В регионах Ардебиля, Тебриз, Марага, Карадаг и Ахар поселились разные арабские рода, одним из родоначальников которых был ар-Рав?вад аль-Азди. Раввадиды, как и другие племена поселившиеся в Азербайджане, полностью смешались с местным населением (где говорили на особом, ныне вымершем, иранском языке - азари) и по некоторым данным из-за смешанных браков их потомки со временем стали настоящими курдами.
  11. INRI - аббревиатура латинской фразы IESUS NAZARENUS REX IUDAEORUM, то есть "Иисус Назарянин, Царь Иудейский" . Фраза восходит к Новому Завету (см. Мф. 27:37, Мк. 15:26, Лк. 23:38, и Ин. 19:19). Аббревиатура изображается на титле распятий, над изображением Христа. Согласно Новому Завету, первоначально фраза была написана на табличке Понтием Пилатом и прикреплена к кресту, на котором распяли Христа.
  12. Копья Гая Кассия (Копьё Лонги́на, Копьё Судьбы́, Копьё Христа́) - согласно Евангелию от Иоанна, одно из Орудий Страстей, пика, которую римский центурион Гай Кассий по прозвищу Лонгин (предводитель отряда, тысячник) вонзил в подреберье Иисуса Христа, распятого на Кресте. Как и все Орудия Страстей, копьё считается одной из величайших релик?вий христианства. В апокрифической литературе, самое раннее упоминание этого эпизода встречается в Евангелии от Никодима (предположительно IV век). В богослужении Православной церк?ви используется копие - обоюдоострый нож для изъятия частиц из просфор, который символизирует собой копьё Лонгина.
  13. Венское копьё ведёт свою историю со времен Карла Великого и Оттона I. Оно характеризуется вкраплением металла, считающимся гвоздем с распятия.
  14. Мцхе́та - город в Грузии, в междуречье слияния рек Арагвы и Куры) и начинается Кура. Является административным центром края Мцхета-Мтианети. Город расположен в несколь?ких километрах севернее Тбилиси. Основан во 2-й половине 1 тысячелетия до н. э. По преданию город основал легендарный Мцхетос. "После смерти царя Картлоса его жена разделила земли между сыновьями. Среди них старший Мцхетос - поселился в месте стока рек Арагви и Куры, построил город и назвал его сво?им именем".
  15. Эта реликвия находится в Армении, в сокровищнице Эчмиадзина (новое название Вагаршапат). Там оно хранится с XIII века; до этого находилось в Гегардаванке (пещерный мона?стырь, примерно в 40 км к юго-востоку от Еревана), куда было привезено, как считается, апостолом Фаддеем. Гегардаванк до?словно переводится как "Монастырь копья".
  16. Разделение древесины Креста и практика отделения от него частиц началась уже при императрице Елене - по дороге в Константинополь она оставляла его частицы в основанных ею монастырях. Так, согласно легенде, в 327 году при основании на Кипре монастыря Ставровуни ("Гора Креста") она по повеле?нию ангела, явившегося ей по преданию во сне, оставила в нём частицу Животворящего Креста. Как свидетельствует Кирилл Иерусалимский (IV век), уже в его время маленькие части Животворящего Креста были распространены среди христиан. Также и Иоанн Златоуст говорил, что частицы Животворящего Креста были у многих верующих: "Многие, как мужи, так и жены, получив малую частицу этого древа и обложив её золотом, веша?ют себе на шею". Паулин Ноланский в 403 году послал частицу Святого Креста своему другу Сульпицию Северу, сообщив в письме историю его обретения. Также Паулин сообщает, что хотя от Креста и отделяется множество частиц, но его первоначальная большая часть чудесно сохраняется.
  17. В Константинополе в императорской сокровищнице в правление Константина Багрянородного была создана особая ставротека (известна под названием Лимургская), где хранилось много частиц Животворящего Креста Христова, которые брались для помещения в реликварии, дарившиеся от имени императора.
  18. Григо́рий Богосло́в (329- 389 гг) - архиепископ Константинопольский, христианский богослов, один из Отцов Церкви, входит в число Великих каппадокийцев, близкий друг и сподвижник Василия Великого. Скончался Григорий 25 января 389 года в Назианзе, где и был похоронен. В 950 году при импе?раторе Константине Багрянородном мощи Григория Богослова были перенесены в Константинополь и положены в церкви Святых Апостолов. При разграблении Константинополя кресто?носцами в 1204 году мощи святителя Григория были вывезены в Рим. После постройки собора святого Петра в Риме там была устроена гробница для мощей святителя. 26 ноября 2004 года мощи, по решению папы Иоанна Павла II, были возвращены Константинопольской церкви вместе с мощами Иоанна Златоуста. В настоящее время мощи Григория Богослова хранятся в Соборе святого Георгия в Стамбуле.
  19. Назиа́нз - исторический город в Каппадокии, находит?ся в 4 км к северо-западу от нынешней турецкой деревни Bekârlar (в восточной части ила Аксарай; ранее деревня называлась Nenezi).Назианз (под названием Nadandos) впервые упоминается в позднеримских путеводителях. С 325 г. в статусе епархиального центра (диоцеза). В XI веке в Назианзе находился престол митро?полита. В XIV веке (по-видимому, после нашествия сельджуков) источники ссылаются на Назианз как на пустынное, брошенное людьми место. Нынешний Назианз представляет собой два холма с ложбиной между ними, с очень скудными руинами. В ложбине стоит небольшая мусульманская гробница (тюрбе). От знамени?того октогонального храма Григория Назианзина старшего не осталось никаких следов.
  20. Православная церковь празднует три Обретения главы Иоанна Предтечи. Католическая считает единственной под?линной голову, которая хранится в церкви Сан-Сильвестро-ин- Капите в Риме. Последователи ислама, в свою очередь, утвержда?ют, что голова Иоанна Крестителя находится в мечети Омейядов в Дамаске. Однако есть еще несколько мест, в которых, как счита?ется, тоже хранится голова: Амьен, Антиохия и Армения.
  21. Кома́ны (Коман, Каманы) - село в Сухумском районе Абхазии, расположенное в 15 километрах от Сухуми. Название "Команы" переводится как "святое место". Направляясь в конеч?ный пункт ссылки Питиунт из Кукуз, в Команах окончил свои дни Вселенский учитель и святитель Иоанн Златоуст. Иоанн Златоуст умер 14 сентября 407 года. В течение 32 лет гроб с мощами великого учителя Православия находился в церкви св. мученика Василиска в Команах. В 438 году при Императоре Феодосии II младшем святые останки святителя Иоанна Златоуста были с честью пере?несены в Константинополь. Гробница святителя Иоанна осталась в Команах, близ Пицунды. Ныне она находится в кафедральном соборе в городе Сухуми. Тогда же совершилось исцеление убогого человека, приложившегося к покрову от гроба святого. В Команах примерно в 850 году произошло Третье обретение честной главы Иоанна Крестителя.
  22. Ковче́г Заве́та, или Ковчег - согласно Библии - вели?чайшая святыня еврейского народа: ковчег, в котором хранились каменные Скрижали Завета с Десятью заповедями (Втор. 10:2), а также, согласно Посланию к Евреям, сосуд с манной и посох Аарона (Евр. 9:4).
  23. Черный камень, (араб. хаджар аль-асвад ) - камень яйцевидной формы, вмонтированный в одну из стен Каабы. Согласно исламскому преданию, Чёрный камень когда-то нахо?дился в раю. Смысл целования камня в том, что паломник учится полностью подчиняться своему Господу и приходит к понима?нию того, что в предписанных Аллахом законах и ритуалах есть мудрость и благо.
  24. Верхнея Армения, она же Ка́рин (арм. "Высокая Армения", у греко-римских авторов "Каренитида") - провин?ция Великой Армении. Располагалась на западе, в районе города Феодосиполь (V в.), груз . Карну-калак, в конце XI в. переименован в Эрзерум (Арзан-ар-Рум). Высокая Армения заключает в себе 9 гаваров (уездов): 1. Даранаги, 2. Аръюц, 3. Мендзур, 4. Екегеац, 5. Мананаги, 6. Дерджан, 7. Спер, 8. Шатгомк, 9. Карин. Эта Армения, соответственно своему названию, действительно выше всех земель, ибо от нее текут реки на все четыре стороны. В результате раздела Армении в 387 г. отошла к Римской (затем Восточной Римской) империи, после чего главный город и был переименован в честь правившего тогда императора Феодосия Великого. В настоящее время эта территория находится в пределах Турции.
  25. Курдские горы - горы на юге Турции и северо-западе Сирии. Юго-западная часть Армянского нагорья.
  26. Кавалькада (франц. cavalcade), группа всадников, еду?щих вместе.
  27. Свадебный обычай широко распространенный в сред?ние века сохранился у современных осетин (самоназвание ирон).
  28. Обычай усыновления был широко распространен в Византии и сопровождался церковным освящением.
  29. Вальха́лла, также Валга́лла, Вальга́лла (др.-исл. "дворец павших") в германо-скандинавской мифологии - небесный чер?тог в Асгарде для павших в бою, рай для доблестных воинов. О́дин правит Вальхаллой. Он отбирает половину воинов, павших в бою, а валькирии доставляют их в чертог. Другая половина павших отправляется в Фольквангрen ( "Людское поле") к богине Фрейе.
  30. Кентарх - капитан отдельного корабля (kentarchos, "центурион").
  31. Первой и долгое время единственной морской фемой была фема Кивирреот. Она была создана на основе флота карави?сиан и предназначалась для управления и обороны южного побе?режья Малой Азии. Точная дата её создания остаётся неясной. По одной из точек зрения, это произошло около 719 года, по другой - около 727 года. Её стратиг, впервые упоминаемый в 734 году, базировался в Анталье. Эта фема являлась основой военно-мор-ского флота византийцев на протяжении нескольких веков, пока существовала арабская морская угроза.
  32. Анта́лья, также Анта́лия (тур. Antalya) - город, курорт и порт на юге Турции, административный центр провинции Анталья.
  33. Вопреки распространённому мнению, галерные рабы не использовались в качестве гребцов ни византийцами, ни арабами, так же как и их римскими и греческими предше-ственниками. На всём протяжении существования империи византийские экипажи состояли в основном из низших клас?сов свободнорождённых мужчин, которые являлись профес-сиональными военными и несли военную службу (strateia) за плату или земельные наделы. Вместе с тем допускалось ис?пользование военнопленных и иностранцев.
  34. Морские пехотинцы были профессиональными сол?датами, впервые набранными при императоре Василии I в 870-х годах. Высокий статус морских пехотинцев показывает то, что они относились к императорской тагме (гвардия) и были органи?зованы аналогично ей.
  35. Мидийский огонь в Европе известен как греческий огонь.
  36. Фема Эллада, основанная около 686-689 годов Юстинианом II, располагалась в южной Греции со столицей в Коринфе. Юстиниан поселил тут 6500 мардатес, из которых набирались гребцы и гарнизонные войска. Несмотря на то, что являлась "сухопутной фемой", имела свой флот. В 809 году она была разделена на фему Пелопоннес и новую фему Эллада, рас?полагавшуюся в Центральной Греции и Фессалии, которая также имела небольшой флот.
  37. Кори́нф - древнегреческий полис и современный го?род на Истмийском перешейке, соединяющем Среднюю Грецию и Пелопоннес, с запада перешеек омывается водами Коринфского залива, с востока - Саронического. Коринф находится в 78 ки?лометрах к юго-западу от Афин. Коринф является столицей пре?фектуры Коринфии.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) А.Кутищев "Мультикласс "Слияние""(ЛитРПГ) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) А.Лерой "Ненужные. Академия егерей"(Боевое фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) А.Нагорный "Наследник с Земли. Обретение"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"