Родина Анна: другие произведения.

фантасмагорическое собрание

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

Фантасмагорическое собрание 
1. 
Поздно вечером в каждом вагоне метро 
Пахнет жвачкой и алкоголем. 
Многолицый рот работает челюстями тщательно, 
Верит искренне, 
Что раздробит вместе с мятной резиной 
Душок недозволенных удовольствий, 
И домашний надсмотрщик 
Снова обманется, позволит себе не догадаться 
О цели и качестве ночных гуляний. 
Но мутные глаза многолицего рта 
Озаряются отблесками боевого настроя 
Апатичной обреченности - 
Уже сзывает к гортани нестойких солдат - 
Слова с междометиями. 
Готовит их к бесславному сражению 
С армией слов надсмотрщика, 
Вооруженных закаленной обидой, 
Под командованием седого разочарования. 
Сегодня я смеюсь над жующим ртом и его планами. 
Ведь я еду спокойно, 
Мычу песни беспощадному предпохмелью. 
Я знаю, 
Моего домашнего надсмотрщика нет дома, 
И совесть моя спит, давно хмельная. 

2. 
Игривой походкой подхожу к дому. 
Представляю себе одинокий вечер 
Наедине с телевизором, пасьянсом, 
Может быть, чаем. 
Уже не радует краденое наслаждение 
От размахивания рваным флагом пиратской свободы. 
Знаю, что буду сидеть, щелкать пультом 
До рассвета. 
Голова раздуется, наполнится гелием информации, 
Будет стремиться оторваться, улететь от нерадивой хозяйки. 
Все стерплю, 
Только бы не лечь одной в большую кровать. 
Ведь сегодня мою совесть никто не пожурит за крепкий сон. 
Осталось понять, к чему была эта гонка 
За клочками штопаной гнилой тряпичной свободы, 
И чем отличаются эти нехитрые вольности 
От домашней независимости, 
Которую дарит мне мой демократичный надсмотрщик. 
Я задерживаюсь на секунду у подъезда. 
Смотрю на небо. 
Оно укрылось мутной пленкой фонарного света, 
Спряталось от земли, 
Проводит свои опыты по взращиванию галактик. 
Вдыхаю вместе с сигаретным дымом 
Усталость асфальта 
От тяжести ног, колес, спертого воздуха, 
Испарину дворика 
После пролитого в него алкоголя, мочи и сплетен, 
Мигрень деревьев 
Из-за бесконечного городского шума и пыли. 
Я растягиваю подаренную себе секунду, 
Воображаю, что это жвачка, 
Которую я играючи наматываю на палец, 
Перед тем как выбросить, скрыть улики, 
Войти в квартиру, 
Встретить почти свежим поцелуем того, 
Кто прождал меня весь вечер, 
Надеясь на мою сознательность. 
Я понимаю бесполезность фантазий. 
Прилепила изможденную секунду к бетонной стене, 
Волочу ноги в подъезд. 
Готовлю тело 
К вдавливанию в желеобразную тишину квартиры, 
Которую я разжижу 
Агрессивной какофонией, калейдоскопическим попурри 
Из лучших песен угодника-телевизора. 
Готовлю себя 
К покачиванию на медленных качелях, 
Украшенных стразами-секундами, 
Спаянных из алюминиевых часов и минут. 
Может, ты позвонишь, 
Уговоришь меня лечь спать, 
Но ты занят. 
Ты работаешь за двоих, 
Чтобы позволить мне мечтать о своем таланте. 
За дверью квартиры даже кошка не мяукает. 
Не ждет. 
Не зовет. 
Говорю себе: 
Перестань стоять напротив двери, 
Направляя на нее ключ, словно волшебную палочку, 
Ей не наколдуешь освобождение. 
Для себя - 
От бремени совести, 
Что в своем вечном сне развалилась звездочкой. 
Для тебя - 
От балласта моих фантазий и кошмаров, 
Которые я смешиваю с твоими надеждами, 
Вкалываю раствор тайком совести, чтобы поспала еще. 

3. 
Решилась. Открыла дверь. 
Почему-то везде включен свет. 
Кошка выглядывает из комнаты. 
Пахнет кофе и ожиданием. 
Гвоздичным ароматом 
Из кухни доносится фраза 
"нам надо поговорить". 
Хочу бежать. 
Только бы решить - 
Куда. 
На кухню? 
Может быть ты там? 
Хочешь поговорить со мной 
О моем безответственном поведении? 
Тогда мы все очень рады - 
Я, 
Моя храпящая совесть, 
Пристыженный хмель 
И напуганное одиночество. 
Потому что главное - 
Ты дома, 
И нам всем не грозит 
Рандеву с телевизором. 
Но может, 
Надо скорее бежать прочь? 
Звонить кому-нибудь, 
Кто еще не успел дойти домой, 
Уснуть в объятиях хмельной усталости? 
Потому что я точно знаю - 
Это не ты сидишь там, 
Сербаешь кофе, 
Ждешь, когда любопытство 
Победит ужас и страх, 
Как всегда случается 
Во всех фильмах ужасов. 
Как это раздражает! 
Кошка выходит из комнаты 
Презрительно проходит мимо, 
Бесстрашно направляется 
Прямо в логово неизвестности. 
Это чуть успокаивает меня. 
Все же кошки мудрее. 
Прозорливее. 
Они все знают 
О нежданных гостях. 
И я осторожно следую за ней, 
Стараясь шаркать как можно тише, 
Чтобы застать врасплох 
Незваных визитеров. 

4. 
"Мы знаем, ты за углом, 
мы устали уже ждать тебя, 
проходи скорее. 
Раньше начнем - раньше закончим. 
Совсем меня не бережешь!.." 
Юный низкий женский голос с хрипотцой 
Гипнотизирует меня. 
На ватных ногах я захожу на кухню... 
Но оказываюсь... 
На маленькой деревянной сцене?! 
В крохотном стареньком баре?! 
Передо мной - 
Маленькие круглые столики, 
Накрытые скатерками в красно-белую клетку. 
По середине каждого, вместо ламп - 
Шарики света висят в воздухе, 
Светят неярко из-под ажурных салфеточек. 
За столиками сидят странные... 
Люди? 
Существа? 
Все смотрят на меня. 
Некоторые переговариваются. 
Потягивают из разных бокалов-чашек дымные жидкости. 
В баре вместо бутылок - 
Книги и книжечки. 
Бармен листает одну из них, скучая. 
С потолка свисают клетки, укрытые темными тканями. 
Стены украшают вырезки из газет 
С фотографиями знаменитостей 
В резных, простых, вычурных, стеклянных - 
Разных рамах. 
Видимо, тех, кто здесь побывал? 
Один улыбается надменно - 
Узнаю Оскара Уайльда. 
Другой смотрит равнодушно в сторону - 
Ван Гог. 
Маяковский внимательно всматривается вглубь кадра. 
Клингер стоит, в ужасе прижавшись к Гете, 
Тот поднял руку, чтобы перекреститься. 
Молодой Кант насупился. 
Вазари растерянно смотрит на кипы чистой бумаги. 
Испуганный Сократ с пролитым на тогу вином. 
Братья Люмьер в свете яркой вспышки - 
Один пытается убежать, другой удерживает его, восхищенный. 
Пристыженный Сартр не смеет поднять глаз. 
Маленький Эйнштейн, смеясь, показывает на кого-то пальцем. 
В дальнем углу комнаты собраны фотографии женщин. 
Не успеваю их рассмотреть - 
Меня ослепляет, оглушает вспышка, 
Дым застилает глаза. 
Пока откашливаюсь, 
Умываясь едкими слезами, 
Слышу: 
"Пора бы и сменить аппарат. 
Я что, зря прогресс двигаю вперед?" 
А прежний женский голос отвечает: 
"Сначала со своей подружкой разберись, 
потом брюзжи. 
Итак, Анна... 
Вы готовы?" 
"Может, сначала, скажем ей? 
Или не надо? 
Я опять влезла, да? 
Простите-простите... 
Я так всегда... 
Не вовремя..." 
Маленькая худенькая девочка 
Вжалась в массивную спинку кресла, 
Боязливо оглянулась. 
Остальные начали галдеть - 
Кто-то, нападая на девочку, 
Кто-то успокаивая. 
Пышногрудая красавица, 
С крупными чертами лица, 
Засаленными густыми волосами, 
Давнишним полу-макияжем, 
В нарядном платье, 
Которое стало домашним удобным - 
Бросила сигарету в бокал вина. 
Взяла один из стульев - 
Помельче, полегче, поажурнее, 
Вальсируя с ним, подошла к сцене, 
Поставила рядом со мной. 
Протянула певуче: 
"Садись, приготовься слушать. 
Сейчас начнется... 
Дутое занудство. 
Я, кстати, Лень. 
Нам сейчас достанется", 
Встала на цыпочки, шепнула на ухо: 
"не волнуйся, 
мы сегодня постарались на славу, 
Совесть дрыхнет в углу". 
И действительно, в дальнем углу, 
Положив на портфель голову, 
Спит молодой человек в костюме, 
Иногда всхрапывает, 
Словно приснился дурной сон, 
Второе ухо прикрыто галстуком, 
Чтобы спать не мешали звуки. 
Лень начала было уходить, 
Но я схватила ее за руку, 
- подожди! 
Пока все галдят, расскажи, кто есть кто. 
"Нравится мой маникюр? - 
Лень присела рядом, 
Полюбовалась длинными грязными ногтями, - 
Хочу в красный покрасить - 
Грязь не так заметно будет. 
Хотя, мне, конечно, все равно! 
Это Самомнение настаивает, 
Говорит, я, мол, позорю их всех. 
А мне-то что? Это им стыдно, не мне!" 
- Лень, не тяни... 
"сейчас, подожди, за вином схожу" 
- потом, Лень! 
Кто эта строгая дама в сером? 
"потом? Отлично! Это наш метод! 
В сером - Время. 
Это она себе платье из пыли будней сшила, 
Говорит, чтоб не валялась ткань, никому не нужная. 
О, ты еще не видела ее шаль из праздников! 
Короткая, правда, она не все признает. 
Та еще надоеда, 
Вечно молодая, вечно седая! 
Строит из себя деловую-занятую, 
Сама с Парками кофеи гоняет, 
Гущу собирают, чтобы на будущее погадать, 
Развлекаются так. 
Вон, видишь, престарелые дамы сидят, 
В платьях из паутины и тапочках на босу ногу, 
Жиденькими волосами головы связаны, 
Вяжут в шесть рук полотно? 
Это Парки над твоей жизнью колупаются. 
Вот с ними Время за кофепитием плетением и занимается. 
Но Парки-то что, в этом их суть - 
Изобретать макраме людских жизней, 
Вязать узлы страданий, 
Выковыривать крючком дыры творческих простоев. 
В самый неподходящий момент, 
Не понравится им вязь, или нитка запутается - 
Чик-чик своими ножничками, 
И нет тебя. Радуйся... 
А Время надменное, 
Строит из себя ответственную за Историю, 
За весь род человеческий, 
Сама никогда ни во что не вмешается, 
Чтобы ни случалось. 
И с Памятью все какие-то прожекты строят, 
Только ничего у них..." 
- а кто здесь Память? 
"вон та скорбная "вдовушка" в черном, очках и с четками. 
Но она не всегда такая. Это твоя Память. 
Радует, что хоть четки разноцветные, 
А то совсем тоска бы была" 
- а почему птицы накрыты? 
"Не совсем птицы, 
хоть и крылатые, а ты как рассмотрела? 
Это твои кошмары, 
Страхи, паранойи, 
Придуманные истерии 
И оправданные уничижения. 
Монстры, как ты их называешь, 
Фантазии. Все мои подарки. 
Их накрыли, чтобы они спали, не мешали собранию. 
А на самом деле, чтобы мне досадить. 
Интриганы! Все хотят против меня настроить... 
Выкусите, сволочи! 
Ничего у вас не получится! 
Человек из-за них слаб, хил и напуган! 
А я обогрею, обрадую и приласкаю! 
Кстати, почему ты перестала птичек кормить? 
Некоторые совсем отощали, 
Стали в мечты и цели превращаться..." 
Лень еще что-то бубнила 
О происках Тусовки и кознях за правду, 
Я осмотрела Высокое Собрание, 
Так и не понимая, что к чему 
И зачем я здесь. 
Вокруг все словно забыли, что мы есть, 
Завели патефон, начались танцы. 
Маленький мальчик весь в блестящем 
Запел прекрасным голосом песню, 
Маленькие крылатые девочки в чепчиках 
Завились вокруг него, в ладошки хлопая. 
Время подсела к Памяти, разложила бумаги. 
Память поправила очки, отложила четки. 
- а что за проекты у них? 
"Я же говорю - 
Время у нас Историю все хочет воспитать. 
Только они постоянно одну ошибку делают - 
Меня не зовут в прожекты. 
А мне и не обидно! 
Мы с людьми давние дружищи, 
Знаем, как с Историей договориться. 
Кстати, может в картишки с ней поиграем? 
Или, хочешь, кино посмотрим, винца выпьем? 
О, у меня в кармане семечки есть - будешь? 
Все равно про нас забыли, 
Отдохнем? 
Ты же устала сегодня - 
Кутила намеренно" 
- нет... 
Я здесь зачем вообще? 
Это я где, здесь? 
Что это такое происходит? 
Кто остальные? 
Ничего не понимаю, что к чему! 
Я разнервничалась, забеспокоилась. 
Клетки закачались, 
В них странными голосами запищали "птицы", 
Совесть встрепенулась, подняла голову - 
По лицу бегают зайчики света, 
Улыбается счастливо, 
Крикнула: 
"Я знало, я говорила! 
Ой, простите, громко, да?" 
Подперла голову кулачком, 
Смотрит на меня горделиво, 
Заплетающимся языком, 
обращаясь ко всем, приговаривает: 
"я - ее совесть, она меня все же разбудила! 
А я говорил..." 
Все остальные расселись по местам. 
Толстый элегантный господин 
Подошел к нам с Ленью, 
Окинул ее высокомерным взглядом, 
Похлопал по спине, вытер руку шелковым платком, 
"Уйди, дорогуша, тебя и так слишком много. 
Я - Ваше Самомнение, приятно познакомиться" 
И не дождавшись ответа, вернулся на место - 
Витиеватое кресло-качалку с резными подлокотниками. 
"Не понимаю твоих намеков! 
Может, я и толстая, но до тебя мне еще, ого-го!..", 
Огрызнулась Лень и присела под сценой. 
"Господа! Господа! 
Я понимаю, что здесь я не властна, 
Но, может, займемся, наконец, делом?" 
Поднялось раздраженное Время, 
Приоткрыло складки платья, 
Вычурными волнами струящиеся, 
Оказалось, тело ее - 
Часы песочные, 
В которых песчинки летают туда-сюда 
Свободно. 
Посмотрело на песчинки, 
Головой покачало, 
Выждало паузу театральную. 
Лень что-то проворчала про винцо, 
Про полежать, отдохнуть и докучность. 
"Итак, раз ни у кого, кроме Лени нет возражений, 
приступим, Господа" 

5. 
"Итак. 
Сомнение право. 
Для начала, соблюдем приличия - 
Пусть каждый представится. 
Заодно, и выскажет все, что должен. 
С тебя, Сомнение, и начнем" 
Время легонько кивнуло головой, 
Шурша платьем, уселось на табуретку. 
Худенькая девочка улыбнулась стеснительно, 
Привстала, ссутулилась. 
Волосы завиваются вопросиками, 
Пальцами покусанными 
Теребит платьице в заплатках, 
Подтягивает через ткань колготочки, 
Ступней в сандалике ковер ковыряет. 
Глазки потупила, 
Тихим голосом заговорила: 
"Ну вот... Я - Сомнение, 
как уже сказало Время, 
простите, что повторяюсь... 
Я зачем-то есть... 
Но вряд ли приношу пользу, 
я только мешаю обычно... 
хотя, все мне говорят, 
что без меня ничего не будет, 
потому что Работоспособность 
без меня слишком сговорчива, 
а Лень только этого и ждет, 
чтобы с Самомнением в кости поиграть. 
Но не знаю, не знаю... 
Из-за меня столько страданий... 
Вы извините меня, Анна, 
Если что, 
Я это... не специально, 
Я просто такая... 
Несуразная... 
Да и еще вы родились девочкой... 
Мне сложно, поймите... 
Вот если бы вы были мальчиком, 
Я была бы меньше, 
Наверное, 
Хотя, может, и нет... 
Ох... Я не знаю... 
Я ничегошеньки вообще не знаю... 
Я такая глупая! 
Зачем я вообще?.." 
Глаза ее слезами наполнились. 
Самомнение фыркнуло, протянуло Сомнению трубку, 
Потянуло за руку, чтобы оно присело. 
Сомнение опустилось в кресло без сил, 
Утонуло в подушечках. 
Накрылось пледом с головой почти, 
Только трубка торчит, да глаза блестят. 
Снова начался галдеж успокаивающе-нападающий. 
В гуле слышен бас Самомнения: 
"Бабье! 
Вечно хнычут о шовинизме, 
О борьбе за признание! 
Подумали бы, 
Чего стоит мужикам придумать, 
Талантливо обработать, 
Сколько сил положить, 
Чтобы вразумительно сказать 
Об открытиях, которые для женщин - 
Всего лишь часть истеричной реальности! 
Не понимают, дуры, 
Что благодаря гормонам, 
Бабьей своей неуравновешенности, 
Природной мудрости, 
Одарены способностью чувствовать, 
Видеть, замечать, знать то, 
Что немногим мужчинам дается с таким трудом, 
И то, благодаря допингу вдохновения, 
Или еще какой другой синтетике или жидкости, 
Когда фантазии залетают за пределы возможного, 
Попадая на территорию запретного!" 
Встала рослая женщина в комбинезоне - 
Все друг на друга зашикали. 
Она стоит, на всех смотрит строго, 
Ждет, когда все успокоятся. 
Руками, рабочими, сильными, 
Чернилами перепачканными, 
В стол упирается. 
За ухом - перо, 
В зубах - сигарета. 
Волосы стянуты в тугой пучок, 
Чтобы не мешали. 
Дождалась тишины, 
Заговорила басом: 
"Я не сговорчивая! 
Я - уступчивая! 
Я - понятие простое, 
Я Работоспособность, 
Мне ваши разговоры 
Некогда разговаривать. 
Я не буду никого уговаривать, 
А если уж Лень пришла, 
Так обычно, 
Делать уже никто ничего не хочет. 
Вот я и иду к тому, 
Кому нужнее. 
Вы сначала между собой разберитесь, 
Потом на меня все валите! 
Я что, буду насильно кого заставлять? 
У нас с Гением и Временем - 
Дел не в проворот. 
А какие тут дела, 
Если Лень с Самомнением 
Вечно подначивают Сомнение, 
Косточки из нее выдергивают, 
Чтобы в азарте померяться. 
Память вон до траура довели! 
Совесть споили! 
Ответственность до сих пор 
Не понятно как живет - 
Голодом морят, 
Вон вся скукожилась! 
Я-то прихожу, проведываю, 
Когда Сомнение раздувается от слез, 
Когда Музы зовут 
С Талантом понянчиться. 
Да только толку-то, а?" 
Рассерженная, 
Грохнулась на стул, 
Сложила руки на груди, 
Стол качнулся, 
Лампа-шар по столу заметался, 
Народец зашептался, 
Птицы в клетках грустно заверещали. 
Меня чуть не снесло сквозняком, 
И только сейчас я заметила, 
Что я состою из дымных спиралей, 
В которых кружатся блестки, 
Обрывки слов, 
Нотки, 
Капельки и шелуха, 
Кусочки зеркала, 
Отражают какие-то события. 
Из-под столика Работоспособности вылез крохотный еж, 
Размером с детский кулачек, 
С грустным серьезным человеческим лицом. 
Губы поджаты, смотрит на меня укоризненно. 
На спине нет половины иголок, 
А на оставшихся - 
Обрывки исписанных бумаг и мятые картинки. 
"да-да, 
это списки несделанных дел. 
Изображения их результатов. 
Но я не страдаю, нет. 
Я привыкла, конечно. 
Ответственность сейчас ничего не значит, 
Понятно. 
Только вот вспомнишь меня еще, 
Когда умрешь, попадешь на суд 
Перед Вселенной! 
Притащишь за собой выводок 
Нерожденных детей, 
Выкидышей-идей, 
Мертворожденных обещаний 
И бесполезных дел. 
Будешь потом доказывать 
Таланту и Времени, 
Что не тратила их зря, 
Что искала себя 
В разговорах с тенями. 
Пыталась понять что-то 
О своем предназначении. 
Ничего не сделав, 
Уже спрашивать о результатах, 
Уже беспокоиться о возмещении. 
Вот тогда вспомнишь, 
Как позволяла пинать меня, 
Избегала моих увещеваний, 
Вот тогда узнаешь 
Все о расплате 
За бездарность, 
За глупость, 
За глухоту" 
Свернулась клубочком, 
Спряталась у ног Работоспособности, 
Та наклонилась, подняла ее, спрятала в ладонях. 
Время подошло ко мне, 
Протянуло мне чашку с дымом: 
"Попей, приди в себя. 
Я пока объясню ситуацию. 
Мы собрались здесь, 
Чтобы ты посмотрела нам в глаза, 
Чтобы выслушала каждого, 
Поняла, что каждый из нас хочет от тебя. 
Ты - человек, 
И так заведено, что вам, слабым и глупым, 
Дано великое право выбора. 
Неизвестно, кто, когда придумал это правило, 
Хотя лучше бы этой привилегией наградили кактусы, 
Толку было бы куда больше. 
Но раз уж так случилось... 
Почему-то вы долго сопротивляетесь, 
Позволяете себе перебирать дары-таланты, 
Которые вам предлагает Душа. 
Сначала вы сомневаетесь, ваше ли это. 
Потом, приняв однажды, считаете, что этого достаточно, 
В твоем случае - объявить себя писательницей. 
Забываете в миг, что когда решаетесь назваться, 
Тут же в силу вступает Договор, 
Об ответственности за Талант. 
Что придет время отчета. 
Что в конце нужно будет доказать, 
Что мы все не ошиблись, 
Не растранжирили слепо 
Километры драгоценной судьбоносной нити 
На вышивку ткани жизни. 
Не потратили зря меня 
На придумывание препятствий 
Для вскармливания Опыта. 
Что заслуженный отдых не превратился 
В пышнотелую Лень. 
Потому что в обратном случае - 
Страдать, конечно, не тебе, 
Ты не можешь страдать, ты лишь смесь энергий, 
Пострадает твоя Душа. 
Ей расплачиваться за все, 
Тобой содеянное, подуманное, почувствованное. 
А это страшно. 
Поэтому, пока еще есть возможность, 
Мы собираемся все на совет, 
Чтобы поговорить, успеть заставить задуматься, 
Чтобы человек, за которого Душа ручается, 
За чей Талант отвечает своей свободой, 
Успел сделать правильный выбор, 
Смог решить сам за себя - 
Вдруг он не хочет этой ответственности? 
Вдруг хочет избавиться от Таланта? 
Мы можем быстро решить этот вопрос - 
Все, что тебе в итоге останется - 
Сделать выбор. 
Между жизнью ради Таланта, 
Или смертью ради спокойствия Души. 
Конечно, выбор не легкий. 
Но ты же успела насладиться Талантом, 
Договор уже действует. 
Ты попала сюда, 
Это значит, что уже поздно открещиваться. 
Не волнуйся, 
Не клубись. 
Сначала мы все выступим, 
Потом ты решишь, чего тебе хочется" 

6. 
Лень настояла на перекуре. 
Подошла ко мне, 
Вдохнула в меня дымным колечком: 
"На тебе сил чуток. 
Как тебе? Договориться с кем надо? 
Все уснут. 
А ты окажешься дома. 
Посидим, телек посмотрим. 
Сегодня суббота, 
Наш любимый эфирный вечер" 
- нет, знаешь, не надо... 
я все же, наверное, послушаю... 
Совесть вскочила с места, 
Взъерошенная, торопливая - 
Поправила галстук, рукой пригладила складки, 
Застегнула все пуговки, запонки. 
Торжественно гаркнула: 
"Всем молчать, 
простите, пожалуйста! 
Мы - созрели! 
Я говорил вам всем, 
Что она не безнадежна, 
Что настанет час, 
Когда мы с ней совершим Великое! 
Настал! 
У меня тут все записано, когда я просыпалась. 
И, да простит меня благородное собрание, 
Я не алкоголик. 
У меня слабый иммунитет, пока. 
Мне надо много спать, беречь силы. 
Но когда такое - 
Я свидетельствую - 
Мы готовы взять на себя Ответственность. 
Мы - созрели! 
Простите меня, ради Вселенной, 
Но я исправлюсь, 
Вот подлечусь немного. 
И смогу всегда бодрствовать" 
К концу речи Совесть уже стояла на стуле, 
Пафосно руки вскинув. 
К нему подошло Самомнение, 
Протягивает бокал с виски, 
Попыхивает трубку, 
Улыбается умиленно. 
"Нашей школы понятие. 
А я Вас всегда недооценивал, знаете. 
Думал, Вы ни на что не годна, 
А у нас, оказывается, Совесть - та еще, 
Самая совестливая Совесть на свете! 
Нам вообще не нужны все эти собрания! 
Мы и так сами сможем справиться. 
Нам и не такое по силам, запомните. 
С нами мало кто сравнится, да и надо ли. 
На меня посмотрите только- 
Я же самое-самое 
Лоснящееся, 
Упитанное, 
Красивое, 
Стильное, 
И главное - красноречивое, 
От переизбытка ума, 
Самомнение! 
Таких еще поискать, только стоит ли? 
Молчи, Сомнение, 
Нытье твое костью в горле уже! 
Самой-то не надоело сопли жевать?! 
Кстати, 
Такого ничтожного Сомнения тоже еще поискать. 
А какой у нас..." 
Память хлопнула рукой по столику, 
Выронила четки. 
"ну хватит!.. чего у тебя, милок, нет, 
так это чувства меры. 
Постыдился бы. Или напомнить тебе, 
Откуда ты вышел?" 
Самомнение затряслось в негодовании, 
Все ахнули, на Память зашикали, 
Сомнение заплакало, 
Клетки закачались, 
В них заверещали птицы. 
Столики поднялись вверх и закружились, 
Из щелей в полу полезли черные паучки, 
Абажуры стали превращаться в поганки, 
Цветы засыхать, 
Во мне всколыхнулись капли, 
Стремительно слились в один поток, 
Подступать вверх. 
Одна из Парок захихикала, 
Пошепталась с сестрами, 
Подошла к Сомнению, 
Протягивая через комнату 
Нити, волосы и вязание. 
Вытерла слезы девочки 
Тканью моей жизни, 
На ней появились серые пятна, 
Ком капель во мне распался. 
Парка подошла к Памяти, 
Подняла четки, сдула с них пыль, 
Те засияли цветными переливами, 
Отдала их Памяти, 
Зажурчала многоголосием: 
"Не забывай повторять, 
перебирая четки: 
я - Память, сильнее Парок, 
мощнее Судьбы, 
могущественнее Вселенной, 
потому что я отвечаю 
за будущее человека, 
создавая его настоящее, 
перемалываю прошлое 
в кашку для Таланта, 
избавляя свои хрупкие плечи 
от крестов чужих ошибок, 
оков личностных печалей, 
мусора прошлых переживаний" 
И вернулась к шестирукому вязанию. 
Память всхлипнула. 
Принялась перебирать четки, 
Каждой бусине шептать свою мантру. 
Все вокруг успокоилось. 
Утихло. 
Утешилось. 
Снова все зацвело и раскрасилось. 
Паучки разлетелись блестками. 
К Памяти подсел маленький мальчик, 
Одетый в блестящее. 
За ним поспешили крылатые девочки в чепчиках. 
Но теперь я увидела, 
Что он весь из зеркальных граней, 
В каждой - отражение разных талантов. 
Одни грани ничего не отражали, 
В других мелькали образы, 
В некоторых - медленно сменялись цвета. 
Мальчик погладил Память по руке, 
Несколько граней 
Осветилось фиолетовым цветом. 
И хлопая ресницами хрустальными, 
Глядя на меня трогательно, 
Заговорил: 
"я твой Талант. 
А это мои музы-няньки. 
Как видишь, я многогранен. 
Никто не бывает одарен одним только. 
Я пока маленький, 
Но если в конце собрания 
Ты решишь, 
Что мы пройдем с тобой до конца, 
Если не позволишь Лени 
Разбить меня на осколки 
Недоразвитых идей 
И невыполненных обещаний, 
Я, может, и смогу стать Гением. 
Я всегда могу им стать, 
У каждого есть такая возможность, 
Но не у всех хватает смелости и терпения. 
Но если я вырасту в него, 
Душа твоя будет вознаграждена, 
У Истории появится 
Очередная маленькая надежда 
На исправление, 
А Время замолвит за тебя словечко 
На Суде Вселенной. 
И Память твоя станет памятью о тебе. 
Гений наполнит рамку 
Маленькими историями-легендами, 
Будет ими подкармливать человечество, 
Подогревая интерес к твоему творчеству. 
Вот, кстати, проект твоего Гения", 
Направил переливающийся пальчик 
В указующем жесте 
На дальнюю стену. 
Под газетными вырезками 
С женскими фотографиями 
Сидел контур женщины, 
Заполненный тем же дымом, что и я, 
К спине контура прислонена резная рама, 
Внутри пустая. 
Контур женщины просматривал 
Пленку под лампой. 
Она заметила, 
Что все на нее смотрят, 
Проговорила тихо-тихо, 
Словно ветер, прошуршала: 
"Здрассьте. 
Это я вас щелкнула, на всякий случай. 
Если будем сотрудничать, 
Выберу удачный снимок, 
Наиболее характеризующий, 
Дополню коллекцию 
Своих воплощений" 
Я почувствовала, что наполняюсь светом. 
Лень нахмурилась, 
Топнула ногой, легла прямо на пол, ругнулась. 
Я оглянулась, 
Заметила кошку, 
Из которой в меня лился теплый свет. 
Трется о мои ноги, светится жемчужными переливами, 
Мурлычет так громко, 
Что кажется, скоро лопнет от нежности. 
В мурлыканье я разбираю слова: 
"а я - твоя Душа. 
Это мне отвечать за тебя. 
Это мне расплачиваться за все твои действия. 
Но ты не волнуйся, 
Я же сама тебя выбрала, 
Так что, готова к любой расплате, 
Я же люблю тебя, 
Верю в тебя. 
Мне кажется, я не ошиблась. 
Ты просто знай, 
Что от тебя зависит многое, 
Не могу описать все в точности, 
Не имею права - 
Твое сознание хрупкое 
Не вместит это знание. 
Узнаешь, только дойдя до конца, 
Но ты можешь отказаться, 
Подумай, достаточно ли в тебе силы, 
Хватит ли тебе желания, 
Чтобы сразиться с обстоятельствами, 
Что подстерегают тебя испытаниями. 
Их придумали для тебя специально 
Лень, Время, Талант и Сомнение. 
Да, они в сговоре, 
Потому что как без испытаний 
Понять, чего стоят силы твои и желание? 
Но ты не бойся, 
Ты знай, что если все выдержишь, 
Пусть и не заполнив контур Гения 
Своей историей и творчеством, 
Если даже просто наполнишь Талант 
Исполненными обязательствами, 
Воплощенными идеями, 
Рожденными образами - 
Нас с тобой ждет сладенькое - 
Прекрасная старость и яркое будущее. 
Конечно, если таки станешь контуром Гения - 
Все будет куда расчудеснее, 
Но тебе рано об этом думать, 
Ты для начала прими решение - 
Протащишь Талант 
По всем ухабам до конца жизни, 
В надежде на счастливую старость, 
Спокойную смерть 
И легкий суд перед Вселенной, 
Или прекратишь все сейчас же? 
Если что, Парки здесь. 
Им только знак подать, 
Они быстро чикнут, и все... 
Сейчас мы оставим тебя, 
Подумай пока, милая. 
Когда решишься, 
Все само и произойдет... 
Надеюсь на скорую встречу, драгоценная" 
Кошка потерлась еще немного, 
Об онемевшую дымную ногу... 
Все стало заполняться 
Светом белым, нестерпимо ярким, 
Все захихикали, спешно прощаясь, 
Распадаясь на пятна и линии, 
Буквы и ноты. 
Все закружилось. 
Слилось 
В один поток 
Теплой 
Влажной 
Вибрации... 

7. 
Я проснулась. 
Глаз рассмотрел импровизированную подушку - 
Книгу Клингера, 
Открытую на сцене аллегорической постановки. 
Кошка лижет мне глаза, мурлыкая в ухо. 
Так вот, откуда такие сны!.. 
За окном 
Из неба вылезало бледное утро, потягиваясь, 
Накрывало город светом, 
Собирало пригоршни лучей фонарей, 
Завтракало ими, насыщаясь светом, 
Затушило пальцами звезды, 
Разбудило птиц, 
Чтобы те спели утреннюю песенку, повеселили его. 
Рядом со мной лежали ножницы и цветная нитка - 
По левую сторону 
И четки - 
По правую. 
Кошка сидела на подоконнике, глядя на меня нежно-нежно, 
Мурлыкая так громко, что, кажется... 
Скоро лопнет от нежности?.. 
Видения из сна 
Прозрачными тенями 
Выглянули из-за плеча, 
Зашептали что-то, перебивая друг друга. 
Затрещал телефон, 
Раздробил сонных привидений - 
Ты звонишь?.. 
Ты звонишь! 
Бежишь домой скорей, 
Что бы успеть застать мою теплую дрему, 
Укрыться моими нежными грезами 
Забыться чутким рассветным сном. 
Пока говорила с тобой, 
Теребила в руках 
Четок разноцветные бусины, 
Вспоминая сон, навеянный книгами. 
Усмехнулась - 
Какой же тут выбор, 
Когда милый скоро в моих объятьях уснет. 
Схватила четки, побежала с ними в комнату, 
Записать скорее сон, чтобы запомнила. 
Солнце выглянуло, 
Влезло непрошенным гостем - 
Четки растаяли, 
Превратились в пыльцу цветочную. 
В зеркале тени мелькнули, 
Донеслись поздравления... 
Кошка присела у ног, 
Промурлыкала: "А про Любовь твою и не вспомнили, 
не пригласили на совещание, 
а она видишь, выбор за тебя сделала. 
Ну, какая же ты у нас все-таки девочка..."

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) С.Юлия "Иллюзия жизни или последняя надежда Альдазара"(Научная фантастика) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Н.Волгина "Один на один"(Любовное фэнтези) Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. Книга 1. Немезида"(Антиутопия) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) Рерол "Андердог"(ЛитРПГ) Д.Винтер "Постфинем: Цитадель Дьявола"(Постапокалипсис) М.Топоров "Однажды в Вавилоне"(Киберпанк)
Хиты на ProdaMan.ru Подари мне чешуйку. Гаврилова АннаДурная кровь. Виктория НевскаяПоймать ведьму. Каплуненко НаталияНевеста двух господ. Дарья ВеснаЛили. Сезон первый. Анна ОрловаПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваМалышка. Варвара ФедченкоПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. ИрунаОсвободительный поход. Александр МихайловскийТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"