И. Дж. Роун: другие произведения.

Часть 4. Дум-Гар. Главы 7-10

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 7. Я и этот мир.
  
   Олинн подъехал к Дум-Гару примерно в полдень. Солнце стояло в зените, а монастырь величественно возвышался над равниной. За время прошедшее со дня сражения, амазонки успели восстановить крыши пагод, но башня Сна так и осталась стоять полуразрушенной, словно кровоточащая рана, напоминающая о прошлом.
   Олинн остановил свой селлер перед воротами и вышел. Он посмотрел наверх, стараясь уловить малейшее движение за зубцами крепостной стены, но монастырь молча возвышался над ним. Олинн подошел обратно к селлеру и нажал на кнопку звукового сигнала. Громкий звук эхом отразился от стен и затерялся где-то в горах. Опять наступило длительное молчание. Тогда Олинн решился заговорить:
  - Уважаемые жрицы Дум-Гара! Меня зовут Олинн Элиент. Я представитель повстанцев, воюющих против Оста. Вы знаете о нашем существовании, мы иногда видимся на фермах, где покупаем провизию. - Олинн замолчал, вглядываясь в стены.
   Ни звука. Ни шороха, все как будто вымерло за крепостной стеной. Олинн решился заговорить вновь:
  - Я ищу девушку, землянку. У нее белая кожа. Ее зовут Лия. Я ее друг.
   Он снова замолчал.
  - Вы меня не знаете, но, быть может, она рассказывала обо мне. Она спасла мне жизнь. Давно... Очень давно.
   Олинн знал, что его слова слышны за стеной Дум-Гара и прекрасно понимал, почему амазонки не отвечают, однако продолжил:
  - Я знаю, что она пришла в Дум-Гар около тринадцати месяцев назад, я знаю, что она спасла Дум-Гар, обладая мечом Эльвидии. Я не знаю, где она и что с ней стало после сражения. Я ее друг, я хочу найти ее, помочь, если ей нужна моя помощь. Я прошу вас только об одном - я хочу знать, что с ней и найти ее. Может быть, вы знаете, помогите мне!
   Молчание. Олинн не знал, что еще предпринять, что сказать, но его решимость в поисках Лии взяла вверх:
  - Я знаю, что вы меня слышите. У вас есть право не отвечать, но я не уйду отсюда, пока не поговорю с кем-либо из вас.
   Олинн опустился на землю возле селлера и приготовился ждать.
   Ночь опустилась над Думгарской долиной. В монастыре зажгли огни, но он продолжал хранить молчание. На небе появились звезды. Олинн уже давно так не смотрел на небо, так не ощущал красоту марсианской ночи. Звезды были огромными, можно было увидеть множество созвездий и ощутить бескрайность небосвода. Там, на других планетах тоже жили люди, такие как он, с похожими проблемами и страстями, возможно, они сейчас тоже сидели, вглядываясь в свое, но другое звездное небо. Это знание объединяло и придавало уверенность, что одиночества, такого, какое мы себе представляем, не существует. Человек может быть одинок только в собственных мыслях и чувствах, но он не может быть одинок в таком понятии, как общество. Мы - люди, и нас много. Олинн вспомнил, как Кен бил себя в грудь, со словами: "Мы - орассы". "Да, маленькие народы сплочены намного больше, чем просто люди, как биологический вид. Они могут ненавидеть друг друга, но они живут по ими же установленным правилам. Но мы можем быть одиноки, если мы отличаемся от людей окружающих нас! Например, я не отличаюсь от Арта Коннехи, потому что мы примерно с ним на равных по степени образованности, но мы одиноки в нашем стремлении жить. Он мечтает о дальних странах, ему хочется расширить собственные горизонты, а я, который нагляделся на жизнь в других эпохах, стремлюсь к другому - умению чувствовать этот мир, интуитивно, пропуская его через себя. Арт видит в собеседниках личности людей, а я только анализирую их поведения и жесты, согласно натренированным за долгие годы инстинктам. Возьмем, к примеру, любовь. У Арта было много женщин, но о каждой он отзывается, как о неповторимом эфемерном создании. Между мной и женщиной всегда стоял только секс. Почему я не могу преодолеть этот барьер? Только к Лии, у меня появились чувства, похожие на любовь, и, может быть, потому, что я действительно восхищаюсь ей, ей характеру, поступкам. Подходящий герой, как сказали когда-то мгорги, нет, это сила, горящая внутри, готовая проникнуть в тебя и зажечь. Мои эмоции становятся мне неподвластны...".
   Он думал о Лии, которую потерял и которую обрел снова. Он даже не так сильно сердился на мгоргов за их ложь, как когда мчался к Дум-Гару. Олинн был благодарен им за то, что они оставили Лию на Марсе. На него нахлынули воспоминания, он купался в этом море образов и чувств и мечтал, как увидит Лию, как возьмет ее за руку, нежно и трепетно, вглядываясь в глубину ее глаз. Он поклялся самому себе, что больше никогда в жизни не отпустит ее. Олинн заснул в воображаемом будущем.
   Он проснулся утром в прекрасном настроении, перебрался в тень селлера, прислонившись к нему спиной. Потянулись долгие часы ожидания. Воды и пищи было достаточно, чтобы без особых усилий протянуть в пустыне дней пять, но часы ожидания были невыносимыми. Хотелось бежать, что-то делать, а не предаваться тупому созерцанию горячего песка тонкой струйкой падающего из ладони в ладонь и обратно.
  На следующий день Олинн очнулся оттого, что кто-то пытается напоить его водой. Он с трудом разлепил веки и увидел перед собой амазонку. Рядом стояли еще три женщины в ярких розовато-красно-оранжевых платьях, которые Олинн никогда прежде не видел на амазонках, сжимая обнаженные клинки. "Они все так одеты внутри Дум-Гара". - Быстро сообразил он. Олинн с жадностью припал к сосуду с водой. Амазонка отошла от него на несколько шагов:
  - Верховная жрица, хочет Вас видеть. - Произнесла девушка, с любопытством оглядывая незнакомца. - Но без оружия.
   Олинн попытался подняться во весь рост, опираясь спиной на селлер, сделал шаг вперед и пошатнулся. Его тело сильно затекло и онемело от длительного сидения на земле, но он переборол себя, чтобы не дать повода амазонкам усомниться в его силе. Он отстегнул от пояса нож и передал его девушке:
  - Другое оружие в селлере, теперь я не вооружен и готов следовать за вами.
   Олинн медленно прошел за ворота Дум-Гара. Он высоко оценил ту честь, которую оказали ему амазонки. Ни один мужчина на его памяти еще не входил в Дум-Гар.
   Верховная жрица, одетая так же, как и остальные амазонки, ожидала Олинна, стоя на большом черном камне, лежащем посредине двора. Олинну не разрешили на него подняться, и он остался стоять внизу, вглядываясь в морщинистое лицо женщины.
  - Ты сказал правду, - начала старуха, - ты действительно ее друг и можешь ее защитить. Мы не хотели с тобой встречаться, но решили, что Лия может быть этим недовольна, а о том, чтобы мы забыли ее прошлое - она нас не просила.
  - Я хочу знать, где она? - спросил Олинн, как можно спокойно и вежливо, чтобы не обидеть, а тем более настроить против себя жрицу.
  - Мы не знаем, она ушла от нас сразу после сражения с Пустынниками. Лия очень тяжело перенесла смерть своих друзей, но получила меч Эльвидии. - Жрица огляделась вокруг. - Пустыня бесконечна.
  - Уходя, она что-нибудь сказала о дальнейшем пути?
  - Она сказала, что идет выполнять свою миссию Хранителя мира. А это многое значит.
  - Я не понимаю этих слов - Хранитель мира. Я хорошо образован, но не знаю ничего о старых легендах.
  - Хранитель - это человек, призванный защищать мир и спокойствие в едином целом. Он следит за равновесием. Хранитель защищает не только древние традиции, но и создает и развивает новую жизнь. Больше никто не посмеет напасть на Дум-Гар, да и во всем мире, раз она ушла, утихнут войны, и будет искоренено зло и несправедливость. Больше никто не обратит силу оружия против слабого и беззащитного. - Жрица замолчала.
  Олинн переваривал все вышесказанное, пытаясь найти логику:
  - Я не очень понимаю, зачем все это. Наш мир жесток, но не потому, что мы такие. Нам навязали быть такими.
  - Значит, не было человека, способного поменять заведенный порядок. Мне известно, и известно тебе, что она рождена не в нашем времени, потому что наше время не может родить героя и защитника. Мгорги возлагают свои надежды на тебя. Да, я знаю, Олинн Элиент, что мгорги видят в тебе этого героя, но мы нашли Хранителя в Лии, и она это доказала. Наверно, тебе предрешена другая роль.
  Олинн тяжело вздохнул:
  - Я устал, все во мне видят исполнителя Великой Миссии, но я человек и мечтаю жить и любить, как обыкновенные люди. А я пока не знаю чувств. Герой, но без цели существования.
  - Ты влюблен в необыкновенную женщину. - С улыбкой ответила Верховная жрица. - Твоя любовь не может быть такой, как у всех. Теперь покинь нас.
   К Олинну приблизилась амазонка и протянула сумку с едой. Он поклонился Верховной жрице, приложив руку к груди:
  - Я благодарю Вас за Ваше гостеприимство и помощь.
   Он медленно побрел к воротам.
  - Олинн Элиент! - Окликнула его жрица. - Найди второй меч!
   Олинн махнул ей на прощанье рукой.
   Следующим пунктом в программе выяснения отношений Олинна с остальным миром стояли мгорги. После того, как амазонки фактически ни чем не смогли ему помочь и прояснить, куда отправилась Лия после сражения в Дум-Гаре, Олинн решил попытать счастья и проверить провидческие способности мгоргов. Ему казалось, что стоит только упрекнуть их в нечестных намерениях, они сразу скажут, в каком направлении продолжать дальнейшие поиски.
   Их встреча началась не так, как предыдущие, мгорги редко показывали своему воспитаннику настоящее убранство своей пещеры. На этот раз пещера не озарилась бледным свечением, а была наполнена ярким светом солнца, пробивающегося сквозь стеклянную поверхность крыш башенок. На самом деле внутреннее пространство обители мгоргов было огромным. Круглый свод, поддерживаемый многочисленными длинными колоннами, уходил ввысь, где на черном потолке горел узор, сложенный башенками. Изумрудная черепица круглых крыш была практически прозрачной, и тонкие перемычки разделяли их на пять частей, с отдельной круглой частью посередине. Башенок было девять, одна большая в центре и восемь остальных располагались по углам правильного восьмигранника. Но и это было не все освещение пещеры, предусмотренное древними мастерами: по всей ширине от центра купола спиралевидно расходилась цепочка маленьких окон, что придавало ощущение звездного неба под куполом пещеры.
   Мгорги бесшумно выходили из темноты колонн навстречу Олинну, в свете солнца колебалась только взвесь мелкой пыли, наполняющей пещеру. Олинн вышел в центр и медленно оглядел величественный купол, приводя мысли в порядок, готовясь к бессловесному разговору. Лиловые тела мгоргов обступили его со всех сторон, образуя круг. Плавающие глаза ничем не выдавали их волнение и ожидание предстоящего разговора. Олинн начал первым, он скрестил руки на груди, стараясь оставаться спокойным, хотя в душе все кипело, и мгоргов нельзя было обмануть внешней холодностью:
  - Зачем, вы меня обманули и сказали, что отправили Лию обратно?
   Мгорги ждали этого вопроса:
  - Если бы ты узнал, что она пошла своим путем, ты бы бросился ее догонять, и ничего хорошего из этого бы не вышло.
  - Я опять был не готов? Вы опять начнете твердить о моей цели в жизни и Великой Миссии? - Только с мгоргами Олинн мог себе позволить снять маску безразличия к окружающему миру, явив свои настоящие эмоции.
  - Конечно, и события последнего времени показали, что мы не ошиблись! Тринадцать месяцев назад, мы отпустили наш случайный фактор, и он начал действовать самостоятельно. Оказалось, что его действие продолжает быть направлено на помощь вам, повстанцам, а заодно и нам, мгоргам.
  - Каким образом? Да, Хранитель пустыни! Новый герой, точнее героиня. - Олинн зло усмехнулся, оглядываясь, но мгорги, наоборот, стали сжимать свой круг, касаясь его руками-веточками.
  - Вершится История, создается другая реальность. Когда нам всем грозит опасность, Лия играет поворотную роль в спасении. Битва при Дум-Гаре, тому свидетельствует, если бы Лия не ощутила боль утраты, то не смогла бы получить меч Эльвидии. Пока все ее действия в нашем мире неосознанно направлены на помощь нам, как будто конец битвы уже предрешен, а если события развиваются по другому, происходит коррекция пути. Ты боишься, что носитель Великой миссии теперь не ты? - На Олинна внимательно смотрели около двадцати пар блюцевидных глаз.
  - Я не знаю. Вы думаете, что это так? - Олинн опустил руки и сделал глубокий вдох, ожидая ответа. Если он перестал быть Героем, то в чем теперь смысл его жизни?
   "К чему весь этот пустой разговор? Я зол, я обижен, как ребенок, у которого отняли любимую игрушку. Чувствовать себя героем, конечно, приятно, но только вчера я сказал амазонкам, что хочу быть обыкновенным человеком. Получается, что выбор я уже сделал?"
  - Нет, твоя миссия осталась с тобой.
  Олинн опять огляделся, ожидая, что мгорги лгут, чтобы его успокоить, но их глаза выдерживали его взгляд и никуда не разбегались:
  - Хорошо, - медленно ответил Олинн, - но вам все равно, рано или поздно придется со мной об этом поговорить. Сейчас мне нужна другая информация.
   Верховный мгорг приблизился к нему почти вплотную, так что Олинну стало не по себе, но правда, прозвучавшая внутри его сознания, ужаснула его откровенностью непроизнесенных слов:
  - О том, что теперь в каждой женщине, ты видишь Лию? А по ночам в тайне мечтаешь вовсе не о победе над Остом?
   Мир, такой стройный и правильный, а главное логичный, начал рушится вокруг него. Олинну казалось, что его насильно вырывают из привычного уклада жизни, заставляя признать наличие истинной, хорошо скрываемой, второй сущности.
  - Мне даже стыдно в этом признаться, но мне больше не с кем об этом поговорить. - Смущенно ответил Олинн. - Знаю, что всегда будете блюсти собственные интересы, знаю, что можете солгать или о чем-то умолчать, однако, вот пришел к вам за советом, потому что вы можете узнать мысли и эмоции каждого существа на этой планете.
   Круг, сомкнутый вокруг него начал постепенно расширяться. Глаза мгоргов укатились куда-то на вершину их головы, рассматривая свод пещеры, наконец, после продолжительного молчаливого совещания Верховный мгорг сказал:
  - Ты хочешь услышать приятные вести или готов выслушать и не совсем приятные?
  - Ра-Шон! Ты ведь меня знаешь - если есть хорошая новость и плохая, то начните с хорошей.
  - Она помнит, что ты существуешь.
  - И это все хорошие новости?
  - Может быть, да.
   Олинн грустно усмехнулся, и начал нервно потирать кисти рук:
  - Я от вас большего и не ожидал. - Олинн устремился прочь из пещеры, на свежий воздух. Нежелание мгоргов с ним говорить на эту тему, которая в данный момент волновала его больше всего, Олинн счел предательством, по отношению к нему. Столько лет дружбы и искреннего доверия, и все было перечеркнуто в единый миг!
  - Может быть, нет, смотря, что считать хорошей новостью. - Понеслось ему вдогонку. Олинн обернулся, мгорги продолжали стоять каменными изваяниями:
  - Она меня еще любит? - с надеждой спросил он.
  - Да, но ее любовь к тебе спрятана так глубоко, что тебе придется начать все заново. Тебе нужно будет опять ее завоевать, заслужить прощение, а главное - убедить Лию в искренности своих чувств. А ты пока сам не знаешь, любишь ли ты ее. Ты пока не готов к проявлению чувств.
  Олинн подошел к своим учителям и приложил обе руки к груди:
  - Хорошо, тогда загляните в меня, что вы видите?
  - Ты любишь, но женщину из прошлого. Но она очень изменилась, она не та девочка с Земли, которая смотрит на мир немного наивными глазами, а в окружающих людях видит только хорошее. Ты должен будешь полюбить такую Лию, какая она есть теперь, и ту, которой станет.
  - Но... Но вы не правы, я ведь тоже изменился, и Лия любила меня таким, какой я есть... Вы сами мне об этом говорили! - Олинн старался понять грань между истиной и правдой, выгодной мгоргам.
  - Твой образ, ты хотел сказать?
  - Нет, она меня просто любила, потому что я - это я. - Продолжал настаивать Олинн.
  - В тебе говорит твоя гордыня. - Не отступали мгорги.
  - Может быть, но я постараюсь быть достойным любви. Я не знаю, когда мы встретимся снова, но я буду открыт не только принять ее любовь, но и отдать ей мою. - С жаром запротестовал Олинн.
  - Ну, видишь, ты уже сам все решил, зачем ты просишь нашего совета? Мы не собираемся тебя переубеждать, но поддерживать тоже не будем.
  - Я хотел разобраться в собственных чувствах, но так и не получил ответа.
  - Тогда просто живи и делай то, что должен делать. Если Истории будет угодно, вы опять встретитесь, и тогда проверите свои чувства, а если ты будешь сам искать встречи, когда время еще не пришло, вас разведут в разные стороны.
  - Но, вы знаете, где Лия! Почему, вы не хотите сказать?
  Мгорги опять обступили его со всех сторон:
  - Олинн, вершится новая реальность, пусть Лия и пропала на пути к Хэппи-Сити, но, в конце концов, дойдет до города, и это предопределено. Она удаляется от тебя, но, может быть, в будущем, дела пойдут так, что тебе придется ездить в Хэппи-Сити, и довольно часто. Ты, ведь, давно там не был!
  - Да, сейчас, когда пропал посланник Вельгонта - Коннехи, а посланники Эрбера даже не пытаются с нами связаться, мне придется туда ехать. - Уже более спокойно ответил Олинн, продолжая вглядываться в блюцевидные глаза, излучающие саму доброту и понимание.
  - Не надейся, что в первую свою поездку где-нибудь на улице встретишь Лию. Просто делай свое дело и жди встречи. У тебя есть время обдумать, что ты сможешь ей сказать. У тебя сейчас дела поважнее - наладить каналы поставки оружия. Вы уже пять месяцев, не можете ни о чем договориться. Последний раз ты встречался с посланником Вельгонта после сражения при Дум-Гаре, а сейчас ваши встречи постоянно откладываются. Думаешь, что Ост об этом не знает? Наоборот, он всеми силами будет противодействовать восстановлению былых торговых связей. А когда твои враги поймут, что повстанцы ослаблены, Ост направит лучшие войска и просто раздавит вас. За последнее время вы не провели вообще ни одной акции. Разве это не добрый знак для Оста? Повстанцы настолько ослаблены, сопротивление сломлено, а главное - вера людей в вашу борьбу теряет былую силу.
   Олинн в задумчивости потер подбородок:
  - Да, я тоже все прекрасно понимаю и сию минуту уезжаю в Хэппи-Сити, я сделаю все, чтобы получить оружие, - умиротворенно ответил Олинн, - хотя мне придется рискнуть сейчас своей жизнью, потому что не знаю обстановки в городе.
  - Езжай, там много перемен, новые веяния. - Глаза мгоргов собрались вместе на области макушке их голов. Эта фраза привела Олинна обратно в покинутую реальность:
  - Может быть, поделитесь информацией?
  - Олинн, ты постоянно требуешь от нас влезать в мысли воинов и торговцев, чья энергетика крайне негативна!
  - Я прошу помощи. - Олинн прекрасно знал, что ему не откажут в ответе.
  - Хорошо, ты, конечно, можешь заключить контракты и с Эрбером и с Вельгонтом, но тебе стоит обратить внимание на нового игрока - лорда Гилларда, у него большое будущее. Он пока слаб и не имеет сильного влияния, но через год или два, дружба с ним будет цениться выше всех лауритовых рудников Оста.
  - Откуда он?
  - Олинн, ты сам должен действовать. Спроси кого-нибудь в Хэппи-Сити. Мы только направляем, но не указываем, что делать. Ты уже вообще перестал слушать наши советы. Говорим: возвращайся в лагерь, нет, ты едешь в Дум-Гар. Сказали, найди Гилларда, ты подумал, что лучше разыскать Коннехи. Если ты живешь своим умом, иди и действуй, не надо ходить к нам и требовать ответа, шантажируя чувством вины за ложь. Пока ты не забудешь, что мы тебе солгали по поводу Лии, и опять не начнешь нам доверять - не приходи. Ты был человеком без сомнений, а теперь мечешься из стороны в сторону. Когда ты сможешь успокоить свой разум, только тогда мы сможем тебе помогать.
   Поток мыслей Олинна замер, осознавая правильность выводов мгоргов:
  - Ладно, я понял, что человеком без сомнений легче управлять. Спасибо за совет, но мне тоже нужно найти ответы на свои вопросы, без этого я не смогу двигаться дальше к намеченной цели. До свидания, мгорги, надеюсь, что у нас все получится, потому что и мне жаль, что мы прекратили говорить на одном языке. - Олинн вздохнул и стремительно покинул пещеру.
   По дороге он остановился, чтобы окинуть взглядом хрустальные скалы, кто знает, когда в следующий раз он сможет прийти сюда, забраться на скалу, чтобы посидеть и подумать в одиночестве и покое. Олинн свернул с тропинки и начал карабкаться на живописный утес, где лежал огромный хрустальный камень, который при свете полуденного солнца порой горел так ярко, что некоторые путники в пустыне принимали его за маяк. Но вечерело, и солнце клонилось к западу, а теплый камень был лучшим местом для ночлега на такой высоте, где ночи всегда были холодными. Некоторое время Олинн стоял на вершине скалы, вглядываясь с огромной высоты в бескрайнюю пустыню, жар которой не долетал до этих гор, а воздух пах только свежими ароматами цветов. Это было непривычно для человека, привыкшего к запаху горячего песка, но он старался пропускать сквозь все тело свои новые ощущения, и наслаждаться именно этим моментом жизни.
   Вглядываясь в небо, расчерченное красно-оранжевыми красками, Олинн заметил скопления сероватых и плоских облаков, предвещающие пустынную бурю. Для сезона пробуждения, пустынные бури были редкостью, но могли длиться несколько дней, ветер нес влагу с севера и с гор, для пустыни такая погода была благой вестью, песок отступал, температура немного опускалась и в пустыню возвращалась жизнь в виде зеленых растений и мелких животных - насекомых и постоянно мутировавших ящериц. Но жизнь людей во время песчаной бури замирала. Теперь путь в Хэппи-Сити для Олинна, по крайней мере, на ближайшую неделю был закрыт.
   Эта неделя была потрачена на сборы в лагере повстанцев, пока не улеглась буря, и не было окончательно решено, что Олинн едет один, без сопровождения, одетый, как полагается стандартному грабителю с большой дороги, и на одноместном селлере с намалеванным гербом Кенноби-Квина.
  
  Глава 8. Сделка в Хэппи-Сити.
  
   Подъезжая к воротам Хэппи-Сити, Олинн еще раз придирчиво осмотрел свой наряд. Простая рубаха, поверх нее надета длиннополая безрукавка черного цвета, пояс, скрученный из нескольких кожаных ремней, кожаные штаны, заляпанные грязью и хорошо потертые песком, заправленные в грубые сапоги, зашнурованные узловатыми веревками, сверху длинный плащ с капюшоном, непонятного рыже-бурого цвета, заляпанный жирными пятнами. Из оружия - кривой короткий меч и пара кинжалов. Запястья украшены множеством ниточек, ремешков и веревочек, а на шее медальон с вплавленным в железо камнем непонятного происхождения. Волосы Олинна были собраны в хвост, перевязанный веревкой, а лоб пересекала повязка из нескольких кожаных ремней, заплетенных по типу косички, крайне неудобная, но добавляющая свой антураж в новый образ повстанца.
   Название своего города его жители произносили с особым придыханием. Конечно город, да, меньше, чем Эрбер и Вельгонт по площади, но превосходящий их по количеству жителей, которых, правда, давно никто не считал, но мнение существовало. Он удачно стоял на пересечении торговых путей, поэтому, не смотря на грязь, беспорядок, целые кварталы, где люди жили практически на земле вместе со скотом, являлся предметом особой гордости жителей прилежащих земель.
   Хэппи-Сити был основан потомками первых марсианских колонистов, которые вышли на поверхность после формирования атмосферы пригодной для обитания и начали заново знакомиться с окружающим миром. Место для города было выбрано не случайно. Археологи нашли странное кольцеобразное нагромождение камней, которое в процессе изучения оказалось доисторической постройкой древних цивилизаций, а в центре был обнаружен источник воды, который постепенно начал увеличивать утраченную мощь по мере изменения климата. Последующие поколения построили на этом месте резервуар для воды, скрывший остатки прежних построек, замостили площадь вокруг него камнями и начали строить город. Источник окружила большая площадь - Центральная площадь, от которой лучеобразно отходили восемь дорог, четыре главных и четыре второстепенных. Главные дороги с математической точностью указывали на стороны света. Главная улица вела на юг, где начинался торговый путь на Эрбер. Верхняя улица вела на север, и указывала направление в сторону пустыни. Восточная улица заканчивалась дорогой в Ост, а Западная - дорогой в Вельгонт. Остальные второстепенные улицы назывались Алмазная, Торговая, Городская и Садовая. Весь город был окружен высокой каменной стеной с четырьмя воротами, выходящими на каждую часть света, которые подчеркивали границу каждой главной улицы, и, соответственно, был разделен на восемь секторов, каждый из которых имел свою архитектуру и классовую принадлежность. Отсчет секторов начинался с севера, от Верхней улицы, по направлению часовой стрелки. В основном - дома в городе были построены из камня, залитого скрепляющим раствором, но попадались и из грубого обожженного кирпича, в бедных кварталах дома-скворечники лепились из глины, смешанной с соломой, навозом или другими попавшимися под руку ингредиентами. Крыши домов жители старались делать круглыми и куполообразными, благодаря правильной укладке и скреплению каменных плиток, но в более богатых домах использовалась черепица, поэтому крыша становилась более похожей на привычную, земному глазу, крышу дома. Дома, так же были отстроены в абсолютно разном стиле, кому-то нравился испанский дворик, а другому дом с садом. И в том и в другом случае, камней на строительство высокого забора не жалели. Воровство и грабеж процветали. У города не было своей армии, только жалкое подобие надзирателей за порядком на улицах, и те не могли толком его поддерживать, поэтому каждый защищал свое имущество, как мог: с помощью наемников или местных бандитов - богатые, ножами и топорами - более бедные горожане. Хэппи-Сити управлял городской совет, но делал это настолько номинально, что, казалось, в городе царит гремучая смесь демократии пополам с анархией, потому что город давно был объявлен свободным и не хотел признавать ничью власть.
   В Хэппи-Сити, конечно, ни о каком Гилларде не слышали. Олинн обошел всех действующих агентов повстанцев, пытался встретиться с посланником Эрбера, но в посольском доме заявили, что в ближайшие три месяца посол не сможет принять ни одного представителя повстанцев. Олинн решил зайти к посланнику Вельгонта, но дверь оказалась запертой. Оставалась последняя надежда найти Коннехи в баре со сложным названием "Лаультима Эсперанса". Рядом на вывеске были намалеваны две красотки, которые, по всей видимости, и были теми Лаультимой и Эсперансой. Их огромные орасские глаза призывно блестели, подсвеченные маленькими светильниками, и зазывали новых посетителей. Олинн трезво рассудил, что если Коннехи только начал пить, то делает это в более дорогом заведении, куда обычно заходят выходцы из Вельгонта. Вечерело, и народу было достаточно много, а градус выпитого спиртного в Хэппи-Сити повышался с каждым часом, начиная с раннего утра. Такие потертые личности уже прикорнули к барной стойке, над которой возвышался хозяин заведения, зорко следивший за работой слуг и гостями. Как опытнейший психоаналитик, он с первого взгляда определял положение и достаток гостя, отдавая неспешные указания - этого к карточному столу, этот - игрок в кости, а этого - к девкам. Его взгляд скользнул мимо Олинна и продолжил свой путь дальше. Как разбойник или наемник, пришедший пропустить стаканчик спиртного, на большее денег ведь не хватит, он ничем не заинтересовал этот своеобразный фэйс-контроль. Продираясь сквозь толпу людей, выпивающих в баре, Олинн увидел Арта Коннехи одиноко сидящим с полупустой бутылкой, недокуренной самокруткой и уже изрядно захмелевшего:
  - Здравствуй, Арт. - Приветствовал его Олинн, подсаживаясь за столик. Арт протянул руку и потрепал его по плечу:
  - Я давно тебя не видел, парень, прости, что тогда сорвалась наша встреча. Ты, наверно, прождал всю ночь. Надеюсь, общество Кенноби-Квина не сильно тебя расстроило?
  Олинн улыбнулся ему ответ и задал встречный вопрос:
  - Что случилось, Арт? Ты не выходишь на связь, а посол Эрбера вообще не принимает посетителей!
  Арт хитро сощурился и откинулся на спинку стула:
  - У нас перемены, поэтому дана команда подождать, а потом оценить расклад.
  - Как перемены затрагивают наши с тобой отношения?
  Арт затянулся сигаретой.
  - Пока никак, но чует мое сердце, что пройдет время, и тебе придется искать другого компаньона.
  - А как же ты? Тебя отзывают обратно? - Олинн понимал, что задает слишком много вопросов, и подвыпивший Коннехи не сможет ответить на все сразу.
  - Нет, с тобой мы можем продолжать пить в этом баре.
  Перед Олинном поставили стакан, и Арт наполнил его виски:
  - Ну, за нас! - Произнес он короткий тост, и они выпили. - Вижу, перемены коснулись и тебя - раньше ты не пил, когда говорил о деле, видно здорово тебя прижало. У тебя неприятности в личной жизни или в деловой?
  Он опять разлил спиртное по стаканам. Горючая жидкость приятно разлилась по телу Олинна, головой он прекрасно понимал, что Арт вовлекает его в некий процесс, но собственные ощущения звали продолжить. "Все - ради дела", - оправдывал себя Олинн:
  - Арт, если я сейчас ни с кем не договорюсь, меня ждут большие проблемы. Помоги мне, частным образом, о цене договоримся.
   Коннехи задумался, долго туша сигарету о стол:
  - Не вопрос, но не смогу привозить в тех же объемах. Нас всех здорово подкосило поражение при Дум-Гаре. Все участники сделки еще не до конца выплатили долги и не заплатят в ближайшем будущем. Мы больше не даем в кредит и во всем проявляем осторожность. Нас пытается прижать Ост, чем вызывает ненависть. Только он не пострадал, а сейчас, зная наше плачевное положение, пытается диктовать свои условия.
  - А нас и разбойников отрезает от любых контактов с торговцами. - Продолжал поддерживать ход его мысли Олинн.
  - Хэппи-Сити - свободный город, многим не нравится, когда Ост насильно навязывает свои правила, но его пока некому сдерживать: разбойники еще слабы, вы ждете помощи от нас и Эрбера, а мы затаились и ждем расстановки сил.
  Олинн чуть не поперхнулся. Опять заговор, который, по-видимому, состоялся, но в котором он не участвует. "Если посланник Вельгонта сейчас скажет, что войска Оста стоят у стен Дум-Гара, или, еще лучше, штурмуют лагерь повстанцев, я убью его прямо на этом месте!"
  - Каких сил? Ост вас сжует и не подавится, Арт, о чем ты? - Олинн наклонился к нему, сохраняя спокойствие.
  - Так, рассказываю только тебе, потому что ты не будешь болтать об этом на каждом шагу. Нет, давай сначала выпьем!
  - И из чего вы это гоните? - Он вгляделся в мутное содержимое стакана.
   Они опять выпили. Арт пригнулся к Олинну и почти прошептал:
  - Ты слышал такое имя - Гиллард? "Опять этот Гиллард!"
  - Нет, но хотел бы узнать об этом человеке побольше. У него странное имя, а фамилия?
  - Имя, фамилия, лорд Гиллард и все! Так вот, месяц назад он появился здесь с женой просто ниоткуда, на совершенно шикарном селлере, и предложил сделку. Если у нас все получится, то никакой Ост не будет страшен.
  "Тут получается, что-то интересное, не зря об этом говорили мгорги. Лорд Гиллад! Не успел появиться, а уже лорд!".
  - Что же он предложил?
  - Разработку нового месторождения лаурита. - Арт Коннехи сделал многозначительную паузу и огляделся по сторонам. - Открытым способом, но благодаря какому-то его изобретению, радиация не действует на людей. Они хотят поставить очень хорошее оборудование, автоматизировать добычу и обеспечить безопасность людей. Теперь ты понимаешь, что будет дальше?
  После информации, полученной от Арта, Олинн позволил себе расслабиться и забыть с какой руки он собирался кидать в посланника нож. Откинувшись на спинку стула, он задумчиво произнес:
  - Да, полная перестановка сил, но Ост сотрет Гилларда в порошок.
  - Нет, если Гиллард встретиться с землянами, то они не позволят никому даже пальцем тронуть ту курицу, которая будет нести золотые яйца. - Глаза Коннехи торжествующе горели.
   Олинн задумался, удивляясь богатству языка Арта в области пословиц и поговорок.
  - Потом подумаешь! - Прервал его Коннехи. - Мы пьем или нет, в конце концов? - Они выпили по новой, и Арт продолжил: - Так вот, теперь после поэтической лирики суровая реальность, плату за первую поставку я возьму деньгами по старым ценам, а вот за вторую вам придется поработать. Мне нужно любое оборудование с рудников Оста. Пока Гиллард не договорился с землянами, я смогу сделать на этом деньги.
  - Оборудование? В целости и сохранности? Но наша тактика всегда направлена на разрушение! Мы не даем Осту добывать лаурит, уничтожаем оборудование, убиваем солдат, освобождаем рабочих. Ты себе представляешь, нас, повстанцев, раскручивающих машины на винтики и бережно уносящих все с собой? - Возмутился Олинн.
  Арт громко стукнул стаканом по столу:
  - А теперь, если вы хотите выжить, вы будете применять другую тактику. Когда оборудование начнут привозить земляне, можете продолжать разрушать, а пока, я предупреждаю тебя по-дружески, нет оборудования, нет поставок оружия. Начнешь со мной, и Эрбер быстренько прибежит, тогда можешь им припомнить то, что сейчас они не пустили тебя за порог.
  - И, как ты думаешь, отреагирует Ост? - С издевкой спросил Олинн.
  - Отрицательно, к сожалению, основной удар направит на вас.
  Олинну не первый раз приходилось сталкиваться с таким грубым шантажом, но выхода у повстанцев не было. Сильные этого мира договорились, выбрали путь и средства, мы против Оста, как и ты, сказали они, но тебе придется поработать на нас. Повстанцы слабы и зависимы, высокие идеи про равенство людей теперь сталкиваются с желанием получить прибыль и проигрывают. У нас самые лучшие, хорошо обученные бойцы, если бы мы захотели, мы бы установили свою власть в пустыне, но мы живем по другим законам. Мы другие - просвещенные бывшие жители Оста, вот наша слабость, благородство и высокие идеи не для этого общества, живущего в пустыне, владеющего рабами и привыкшего к девизу "Кто сильнее, тот и прав". Нас не нанимают, предварительно спрашивая, хотим ли мы служить этим господам, нас покупают, даря возможность просто выжить:
  - Значит, чтобы защитить свои интересы, потянуть время, пока не развернется Гиллард, ты подставишь нас под удар? Мы злим Ост нашей повышенной активностью, он отбивает наши удары, а вы в это время тихо делаете свои дела.
  - Это бизнес, Олинн! Хочешь, могу дать тебе в помощь любую шайку разбойников, на твой выбор. - Арт развел руками, одаривая повстанца любезной улыбкой.
  Олинн задумался, потом медленно произнес:
  - Я выбираю Кена, все-таки старые друзья.
  - Вот и чудненько, скрепим нашу сделку хорошей выпивкой. Еще бутылку!
   "Я только, что продался торговцам. Один из руководителей Сопротивление продал свою совесть и честь за звонкую монету. Герой! Все кончено". И это было последней трезвой мыслью Олинна.
   Время, проведенное с Коннехи, с непривычки, для Олинна стало ударом не только по печени. Когда на утро он очнулся с жуткой головной болью в незнакомой комнате дешевой гостиницы в кровати с двумя полуодетыми девицами не первой свежести, события прошлого вечера стали понемногу выстраиваться в логическую цепочку.
   Сначала они напились в "Лаультима Эсперанса", потом Арт потащил его в другой бар, уже в другом районе города. Пока они шли, горланя песни, успели раза два подраться с какими-то личностями. Вроде бы никого не убили. В другом баре они поучаствовали в большой драке, которая уже началась до их прихода, потом все сели и дружно выпили. Пьяные в хлам, посланник Вельгонта и командир отряда повстанцев зашли в какую-то гостиницу или бордель, Олинн точно не помнил, сняли девиц, с ними опять выпили, что их уже добило окончательно, точнее, Олинн помнил, что его несли до кровати, положили, но он сразу же уснул. Куда делся более крепкий Арт, он не знал.
   Олинн встал, подошел к раковине, сначала жадно пил, а потом умылся холодной водой. Он взглянул на себя в висевший там осколок зеркала. Синяк на скуле, ссадина на губе, сбитые костяшки рук - замечательный финал грандиозной попойки.
  - Что со мной, зачем я так напился? - с тоской подумал Олинн. - Просто с цепи сорвался.
   Одна из женщин встала с кровати, подошла к нему, обняла сзади и прижалась:
  - Пошли, - сказала она, пытаясь увлечь обратно на кровать. - У тебя прекрасное тело, я не возьму с тебя денег, солдат.
   Олинн еще раз взглянул на себя в зеркало. "Ну, что, придется продолжить затянувшуюся вечеринку, гулять, так гулять!"
  Они гуляли с Артом еще два дня. Круговерть лиц, барных стоек, периодов забытья проносилась перед глазами Олинна дикой каруселью.
  
  Глава 9. У каждого свои интересы.
  
  - Замечательная ночь, если не считать, сколько человеческих отбросов валяется на улицах этого города. Посмотри на этих существ!
   В грязном переулке, в который они свернули во время своей ознакомительной прогулки по Хэппи-Сити, валялись двое. Один, правда, пытался изо всех сил подняться. Лия мастерски подставила ему подножку, и человек чуть не упал лицом в сточную канаву.
  - Этот громила все-таки человек, зачем же так грубо? - Спросил ее спутник, проходя мимо и плотнее кутаясь в свой теплый плащ. Лия оглянулась через плечо, пьяница с любопытством разглядывал отражение своей физиономии в воде.
  - Не знаю, - ответила она, - по крайней мере, он взглянул на себя со стороны, может быть, направится на путь истинный?
  - Кто знает, может да, а может, нет. - С большой долей сомнения ответил ее спутник.
  - Во всяком случае, если мы собираемся жить в этом городе, то нам придется хорошо поработать, чтобы Хэппи-Сити зажил другой, более цивилизованной жизнью. Вот - я, вроде бы из давно ушедшей эпохи, а мне кажется, что я наоборот попала в наши дремучие века. Нам просто необходимо изменять и развивать этот город.
   Эти двое продолжили свое движение, обходя кучи мусора и периодически спотыкаясь в темноте о выбоины мостовой, пока не исчезли в утренней дымке.
   Он очнулся, только тогда, когда увидел отражение собственного небритого и осунувшегося лица в луже сточной канавы.
  - Хватит. - Подумал Олинн. Он грязно выругался, и ему это понравилась! Олинн поднял Коннехи, сидевшего без движения, привалившись к стене дома. Арт был настолько пьян, что не реагировал ни на какие внешние раздражители. Осознав тщетность своих попыток привести посланника Вельгонта в чувство, Олинн взвалил его на плечи и доковылял с этим полуживым трупом до дома Арта.
   Ключи от двери нашлись на шее Коннехи, накрепко прикованные к массивной цепочке. Видно подобный запой был не первым в жизни этого вельгонтского пройдохи. Олинн затащил Арта в дом, положил на диван, стоящий прямо в прихожей, а сам набрал холодной воды в огромную лохань, пытаясь смыть всю грязь, в которой он валялся в последние дни. Он даже снял свою специальную повязку, скрывающую клеймо Чера от любых посторонних глаз. И если штаны еще как-то можно было очистить, то рубашка была безнадежно испорчена и изодрана в клочья.
   Жилище Арта Коннехи представляло собой двухэтажный дом, с несколькими гостевыми спальнями наверху и большой прихожей и кабинетом на первом этаже. Было заметно, что посланник Вельгонта терпеливо старается поддерживать порядок, по крайней мере, Олинн не увидел разбросанной одежды, пыль везде была тщательно протерта, и на кухне вся посуда была вымыта и стояла на своих местах. "Наверно, к нему приходит убираться служанка" - простая и правильная мысль пронеслась в голове Олинн, и он не смог подавить стон из-за невыносимой стреляющей боли, пронзающей мозг. Эта боль не помешала правильно выбрать направление своих дальнейших поисков в недрах кухонного шкафа. На свет появилась железная банка, наполненная коричневым порошком с приятным ароматом. "Кофе" - подсказала боль. Олинн, двигаясь как сомнамбула, поставил кастрюлю с водой на огонь и приготовился ждать. Ему предстояла первая в жизни дегустация "кофе по-вельгонтски". То, что в порошке содержалась определенная доля кофе, который везли из дальних земель, а уж как он туда попадал было известно лишь марсианским богам, не вызывало сомнения. Но на каждом этапе пути в него добавляли все новые и новые ингредиенты - хорошо измельченную и высушенную кору деревьев и растертые в порошок сухие травы, все они содержали дозу кофеина, точнее различные субстанции со схожей формулой и тем же действием. В последнее время появилась модная тенденция брать название такого растения, добавлять окончание "ин" и выдавать пойло, настойное на этих кореньях за "самый лучший тонизирующий напиток, не содержащий кофеин". Поляризация молекулы кофеина от этого не менялась, а оставалась прежней, как не назови. В железные банки, непосредственно в Вельгонте, уже засыпали настолько ударную смесь, что могла поставить на ноги и мертвого.
   После второй чашки энергетического напитка, Олинн начал потихоньку приходить в себя:
  - Что со мной происходит? - начал он внутренний диалог. - Я никогда в жизни так не пил, более того, так не гулял! Хороший пример для подражания! Теперь вся пустыня будет обсуждать, как лидер повстанцев с посланником Вельгонта, в течение трех дней, устраивали пьяный дебош в Хэппи-Сити. Может быть, меня просто не узнали? В городе полно соглядатаев Оста, меня уже давно могли арестовать, однако, мы не встретили ни одного солдата, нас не остановил ни один блюститель порядка Хэппи-Сити. Допустим, Арта Коннехи никто не трогает из-за его дипломатической неприкосновенности, почему же никто не остановил меня? Я тоже хорош, поверил в предопределенность Истории, погулял по городу, пытаясь узнать Лию, в каждой проходящей мимо женщине, а потом с горя поддался пагубному воздействию дурных наклонностей Арта. Может, это и к лучшему, я просто сбросил напряжение последнего времени или последних лет, опустился на дно, чтобы стать противным самому себе. Хотя, мне понравилось, и, черт побери, мне плевать на то, что обо мне подумают. Вот она - свобода, когда не нужно прятать свои мысли под маской, когда над тобой никто не стоит и не управляет. Я слишком долго слушал чужие советы и выполнял указания. Я, в конце концов, хочу быть самим собой и действовать самостоятельно, не оглядываясь каждый раз на очередного "учителя". Внутренне я принимаю идеи повстанцев, это мой народ, которому я нужен, моя семья. И я буду ее защищать! Теперь можно оставить все домыслы, ложные надежды, и заняться своим непосредственным делом. Ах, да, делом, мой "добрый" друг Арт Коннехи, пешка в чьей-то игре, посланник лордов, тебе кажется, что и ты можешь играть судьбами людей! Сколько жертв принесет нам эта война, где за каждым человеческим существом стоит бесценный лаурит? Мы, повстанцы, думали, что умираем за благородные цели - освободить наших сограждан от правительства, которое за любое инакомыслие ссылает людей работать на лауритовые рудники, а теперь нас вынуждают помогать добывать этот проклятый камень, чтобы земляне могли покорять иные миры, а торговцы обогащаться. Как Арт сказал? Открытым способом, и радиация не действует на людей? Какая ложь! Хорошо, даже если допустить, что так называемый Лорд Гиллард, внедрил новую технологию, то суть дела все равно не меняется. Земляне покупают лаурит, Гиллард становится равным партнером Осту, когда-нибудь они начнут враждовать или один проглотит другого. Нас покупают, чтобы осуществить планы Гилларда, а далеко ли простираются его планы мне не известно. Но на сегодняшний день у повстанцев нет иного выхода, чем подчиниться. Нам дадут оружие, оборудование, селлеры и другие товары - все, что мы попросим, но меняют основные цели нашей борьбы. - Олинн обхватил голову руками, он не мог сосредоточиться, чтобы принять решение, сделать выбор. - Так, хорошо, если я отказываюсь от сделки с Гиллардом, то мы не получаем ничего. Нам останется только затаиться в горах, пока Ост нас всех не перебьет. Нашей целью станет выживание. Вариант второй - мы меняем тактику, нам дают оружие, и помимо увеличения вооруженного противостояния с Остом, мои люди, хотя бы увидят подкрепление своих надежд на новую жизнь...и...
   На кухню вполз страдающий Арт и кинулся обниматься:
  - Олинн, мы дома!
  - На, - тот протянул чашку посланнику, - приди в себя.
  - У меня есть другое лекарство. - Коннехи потянулся за бутылкой, манящей его за стеклом буфета.
  - Нет, Арт, хватит! Пей! - Он заставил его выпить вельтгонтского кофе. - Тебя бы привести в порядок...
   Он довел Арта до ванной комнаты и заставил окунуться в воду.
  - Сколько времени мы уже так? - Жалобно спросил, завернутый в простыню, еще мокрый Арт.
  - Дня три. - Олинн отстранено стоял, прижавшись спиной к стене, прикрыв глаза и стараясь собраться с мыслями.
  - Не рекорд. Надеюсь, мы прогуляли не все твои деньги?
  Олинн повернул голову:
  - Мои - нет, мы гуляли на твои. - С усмешкой ответил повстанец.
  - О-о. - Застонал Арт.
  - Когда будет оружие? - Олинн опять отвернулся, понимая, что выбор сделан.
  - Оно у меня в подвале дома, присылай своих ребят. Мне нужны ваши деньги, а то я что-то совсем поизносился. Ты хотя бы помнишь, что было?
  - Нет, а что было? - С подозрением спросил Олинн.
  - Я тоже не помню, и слава богам! Главное, мы зажгли этот город! - Глаза Арта привычно горели азартом. Он потянулся за сигаретой. - Ого, - Арт схватил его за левую руку, с интересом рассматривая выжженное клеймо, - гольда, обвивающая меч, а вокруг непонятные символы! Кто это тебя так? Не уж-то...
  - Нет. - С тихой яростью прошипел Олинн, отдергивая руку, - Чер постарался.
  - А я подумал, что ама...
  - Держи свои мысли при себе, Арт! Я не принадлежу никому, только самому себе. - Олинн спрятал руку за спину, не желая продолжать неприятный разговор. - Ты не боишься, что о нас начнут слагать легенды?
  - А мне-то что? - Пожал плечами Арт, затягиваясь дымом. - Меня уже не раз добрые люди приносили домой. Арт Коннехи напился до чертей - это уже не новость, а правда жизни, которой никого не удивишь. Вот теперь, когда скажут, что Олинн Элиент напился до чертей с посланником Вельгонта, и гулял с ним три дня, твой Черный Чер будет с горя ломать свои рога на шлеме.
  - Мне плевать на его мнение. - С вызовом произнес повстанец. - Что скажут мои люди?
  - Да они будут радоваться за тебя, наконец-то Олинн зажил жизнью нормального мужика. Вино, карты, девочки - вот это жизнь! Смотри! - Арт, не выпуская сигарету изо рта, подошел к окну, распахнул ставни и пустил в комнату море света. - Наслаждайся жизнью, пока она у тебя есть, и не бойся своих желаний.
   Черному Черу под утро второго дня в красках доложили о том, как Элиент в Хэппи-Сити пьянствует с Коннехи, посланником Вельгонта. Чер не поверил, приехал увидеть все собственными глазами.
   Гарнизон солдат и временный штаб располагались в соседнем с Хэппи-Сити маленьком городишке Вердаре, похожем больше на большую деревню, затерявшуюся примерно на средине дороги в Ост.
   Вечером у дверей борделя на улице Часовщиков остановилась целая делегация. Чер, а за ним еще десяток солдат, безмолвно застыли в дверях. Не понятно, что больше поразило Чера: дешевизна места, запах отбросов общества или Олинн возлежавший на груди проститутки, которая прямо из горлышка бутылки вливала ему в рот спиртное. Чер сплюнул, молча развернулся и сел обратно в селлер.
  - Что нам делать? Арестовать преступника прямо здесь? - Спросил его командир штурмовой группы, нагнувшись к окну.
  - Нет, - не оборачиваясь, выдавил из себя Чер, погруженный в собственные мысли, - оставьте кого-нибудь за ним наблюдать. Мы уезжаем.
   То, что он увидел, явилось для Чера сильнейшим ударом. Олинн, его создание, достойный противник только ему - Черному Черу, поддался низменным страстям и прожигает жизнь в злачном притоне Хэппи-Сити! Нет, я должен понять, что случилось, почему Олинн, забыв о своем долге и чести, развлекается как простой смертный. Видно я что-то пропустил, проглядел, у всего есть свои причины, и я узнаю правду!
  
  На третий день поступила информация, что Элиент с Коннехи приходят в себя дома у посланника Вельгонта.
  - Послать в Хэппи-Сити отряд? - С надеждой в голосе спросил Черного Чера его помощник, ожидая приказа.
  - Нет, будем наблюдать. Не мог же он только ради того, чтобы договориться с Вельгонтом, так низко пасть, да еще и за чужой счет. Он идейный солдат, а не карточный шулер.
  Он покосился на своего помощника - высокого хорошо сложенного молодого солдата. Герд Эрриот был достаточно красив - черные волосы, немного длинноватые, чем положено по принятому уставу, поэтому ниспадающие густыми прядями на лоб, светлые глаза, отдающие стальной синевой, бронзовая кожа, опаленная длительным пребыванием на солнце. Второй, кто остался, когда Олинн бежал к повстанцам.
   В этот момент в памяти Чера всплыл еще один эпизод, который дал ответ на мучивший его вопрос.
  - Входи, входи, Кенноби-Квин, чего дрожишь? Боишься? Правильно делаешь!
   Кен посмотрел на двух солдат, стоящих по обеим сторонам двери, и с опаской подошел к столу, где, развалившись в кресле, сидел Черный Чер. Кену совершенно не хотелось появляться в Вердаре, но страх того, что его могут пригласить в гости помимо воли и в весьма грубой форме, заставил еще раз положиться на собственное везение. Чер встретил разбойника не при параде. Его черный плащ висел на крюке в углу, а шлем аккуратно лежал на углу стола. Чер был в маске, но Кена не сильно заботило то, какие шрамы скрывает хозяин внешних земель, принадлежащих Осту, но не скрытых под куполом.
  - Ну, что ты скажешь в свое оправдание? - с ехидной улыбочкой продолжил Чер. - Где моя лучевая установка, которую я тебе дал? Или, может быть, ты принес мне меч?
   Кен горестно развел руками:
  - Мы проиграли, Лорд Чер. Установки больше нет, ее разрубили на куски. Меча, соответственно, тоже нет.
  - Тогда, почему ты здесь?
  - Вы бы все равно захотели меня видеть. Поэтому я пришел к Вам сам. - Разбойник действительно боялся, поэтому его голос дрожал, его рука нервно теребила полу куртки. Перед Чером стоял уже не тот Кенноби-Квин, храбрый и наглый разбойник, которого все знали, а в буквальном смысле, раб своего господина.
  - И кто же во всем виноват? - продолжал допрос Чер, с том же язвительном тоне.
   Глаза Кена воровато шарили по стенам кабинета, и, наконец, они наткнулись на Нечто. Кен не был предателем, но собственная рубашка всегда ему была, есть и будет, ближе к телу:
  - Она! - Его палец уткнулся в цветной портрет Лии, висевший на стене рядом с другими пришпиленными портретами. Чер повернулся, внимательно оглядел портрет и с удивлением взглянул на застывшего Кена:
  - Не морочь мне голову! - Послышался его грозный рык. - Она давно исчезла или вообще умерла. Какую еще лживую историю ты собираешься мне рассказать?
  - Клянусь, Лорд Чер, как я могу вам врать? Я знаю эту девушку, я с ней встречался! - В голове Кена забрезжила надежда на спасение.
  - Рассказывай, я тебя слушаю. - Скептически разрешил хозяин кабинета.
   И Кен начал рассказ о своей первой встрече с Лией во всех подробностях.
  - А мужчина, как я понимаю, был вот этот? - Черный Чер указал на фотографию на стене - Олинн Элиент, мятежник, приговоренный Верховным судом Оста к смертной казни.
  - Если бы я знал, я бы никогда... - начал оправдываться Кен.
  - Но Элиента - то ты узнал?
  - Да, но Лия была очень тяжело больна.
  - Ах, она для тебя уже Лия! Неслыханно!
  - Лорд Чер, она - белая женщина, а я - орасс. Вы же меня понимаете!
  - Да, Кен, ты думаешь другим местом. Так, что же случилось дальше?
   Кен продолжил свое повествование до того места как он мертвецки пьяным свалился под стол.
  - Кен, ты в своем уме?
  - Но она пила наравне со мной!
  - Ладно, что там с Дум-Гаром? - Устало спросил Черный Чер, и откинулся на спинку кресла.
   Кен переминался с ноги на ногу, не решаясь ответить на вопрос.
  - Что ты медлишь, говори! - Окрик Лорда Чера вернул его к жизни.
  - Она обладает мечом Эльвидии. - прошептал Кен.
  - Громче!
  - Эта женщина обладает мечом Эльвидии. - Доложил Кен бодрым голосом, примериваясь, куда бы спрятаться от гнева Черного Чера.
   Чер покачнулся, словно его ударили чем-то тяжелым. Он вышел из-за стола и вплотную приблизился к Кену:
  - Как? Как это произошло? - Выдохнул Чер. Его рука нащупала холодный эфес Ауриты, висевшей на боку, всегда холодный.
   Меч Эльвилии! Творение неведомых богов с далеких звезд. Оружие, облеченное в привычную человеческому глазу форму меча. Когда Черному Черу впервые попалась на глаза копия древнего трактата о мечах Эльвидии, он с начала не поверил, долго рассматривал картинку, не понимая смысла написанного, потом ему перевели этот текст, замешанный на мифологии и древних сказаниях. Отбросив шелуху, в которую была спрятана суть информации, Чер понял, что за всю древнейшую историю Марса, Предтечи единственный раз дали человечеству оружие, и этим оружием были два меча. Все остальные мечи, участвовавшие в людских войнах, земных или марсианских, были слабой копией этих, двух. Мечом нужно было "обладать". Холодная и мертвая Аурита ни разу не пыталась откликнуться на его призыв, тогда, чтобы никто не смог овладеть вторым мечом, Чер решил заполучить Траверсу, хранимую амазонками, любой ценой. Разрушение Дум-Гара сыграло бы только на руку, он бы не только нашел Траверсу, но и расправился бы с повстанцами.
   Кен казался сам себе маленьким гномом:
  - Я не знаю, Лорд Чер. Я маленький необразованный человек.
  - Ваше войско было разбито мечом Эльвидии. - Задумчиво проговорил Чер.
  - Обращено в прах, уважаемый Лорд. - Загробным голосом промолвил Кен.
   "Вот, что значит "обладать"! Воскрешать из праха и обращать в пыль! Хозяин меча становится высшим судьей над законом. В его власти карать и миловать, дарить жизнь и забирать ее. Значит ли это, что эта землянка, Лия, стала другой? И теперь ей дан ключ к безграничной власти. Посмотрим, поиграем".
  - Я тебя больше не задерживаю. О нашем разговоре - никому и пошел вон! Вон! - Последние слова Чер бешено кричал, указывая пальцем на дверь.
   Спешно проведенные поиски не дали результата, землянка исчезла бесследно. Черному Черу стало известно только то, что Лия покинула Дум-Гар, но до Хэппи-Сити так и не добралась, а в Вельгонте и Эрбере тоже не появлялась. Пустынники дружно отказывались подтвердить, что девушка пребывает среди их наложниц или рабынь. Чер приказал прекратить расследование, тонкая ниточка, способная привести его людей в лагерь повстанцев, затерялась в бескрайних просторах пустыни.
   "Значит, все-таки - Лия. Девочка с планеты Земля, уже тогда с ней было что-то не так, ее как будто вели неведомые мне силы. Я думал, что ее цель - спасти Элиента и исчезнуть. Как я ошибался! Она просто прошла по его жизни, помогая справиться с трудной ситуацией, изменив его внутреннюю сущность. Она пришла в Дум-Гар, спасла его в трудную минуту, получив меч, и опять ушла, оставив после себя изменения. Что же будет следующим? Олинн влюбился, без сомнения, страдает, все Пустынники теперь готовы служить только сильному - мечу Эльвидии, амазонки, по крайней мере, лет на сто избавились от посягательств на Дум-Гар. Обстановка меняется, и каждый раз эта девочка спасает чью-то жизнь, причем масштабы увеличиваются. Главное - она не осталась с повстанцами, значит ее цель - не борьба с Остом. Тогда что? Где пересекутся наши интересы в будущем?"
  
  Глава 10. Время.
  
   Олинн благополучно уехал из города с товарами из Вельгонта. Он согласился на условия Арта Коннехи. Под давлением обстоятельств, повстанцы поменяли тактику ведения своей борьбы. Оборудование разбирали и в целости увозили в глубь пустыни, рудник взрывали, чтобы не оставить следов того, что чего-то не хватает, а Кен Кенноби-Квин начал доставлять этот тайный груз прямо к порогу посольства Вельгонта, а потом и Эрбера. Ост негодовал, усиливая военное давление на повстанцев, но так и не смог переломить ситуацию. Когда оборудования было вывезено примерно на три-четыре лауритовых разработки, повстанцы внезапно ослабили свой натиск. Чер предположил, что они исчерпали собственные ресурсы или готовят новый масштабный прорыв внутри Купола. Ост начал готовиться к обороне, поэтому события внешних земель перестали настолько сильно волновать ближайшее окружение Диктатора, в том числе и Черного Чера, о чем тот в последствии сильно сожалел, потому что мир за этот беспокойный марсианский год очень сильно изменился, и его пришлось заново изучать, чтобы оценить расстановку новых сил.
   Олинн больше не ездил в Хеппи-Сити, памятуя о том случае, когда он заключил позорную сделку с Коннехи. Воспоминания вызывали головную боль. Но повстанцы разом отметили, что эта поездка в город сильно изменила Олинна. Обеспокоенный Люк даже вызвал его на ряд идеологических бесед. Придя к выводу, что с идеями все в порядке, а проблемы Олинна в совершенно больной голове, Люк только развел руками. Этот джинн, которого тщательно пытались запереть все - и Чер, и Люк, да и другие, кто воспитал Олинна таким, был выпущен из бутылки. И никакие силы теперь не смогут заставить этот бунтарский дух вернуться обратно в свою тюрьму. Олинн перестал идентифицировать себя с неким отстраненным героем, хладнокровным солдатом, боевой машиной, а на его месте появился обыкновенный человек, активно выражающий свои эмоции.
   Он не раз пытался разыскать следы Лии в пустыне. С Кена была взята торжественная клятва, под угрозой неминуемой смерти, разумеется, что если он что-то узнает, то незамедлительно сообщит. Информация о женщине с мечом Эльвидии поступала, но очень скудная. То ее видели в Хэппи-Сити, то в Вельгонте, то на пути в Эрбер, потом вообще начали говорить о мужчине, у которого тоже есть такой меч. Олинн возмущался, как это Черный Чер позволяет себе зарабатывать такую дешевую популярность, на славе Хранителя мира? Однажды он действительно испугался собственных мыслей: "Что я смогу ей предложить? У меня есть только мои идеи и ответственность за жизнь других людей, у меня нет ни дома, ни денег, ничего - только долги перед этим обществом. Мои чувства? Секс? Мгорги лгали, давая мне ложную надежду на встречу. Но самое страшное, что я не хочу испытать - увидеть холодные глаза Хранителя пустыни. Да, я боюсь быть отвергнутым. Я так долго стремился к тому, чтобы начать чувствовать собственное сердце, наполненное живыми эмоциями, видеть цветные сны, мечтать, что я не смогу больше подняться, если в один миг эти чувства будут уничтожены".
   И еще одно обстоятельство стало беспокоить Олинна - появившийся ниоткуда страх перед смертью. Если раньше он всегда бесстрашно шел вперед, не задумываясь о том, что его могут убить, то теперь, каждый раз, благополучно возвращаясь после очередной военной операции обратно в лагерь, он благодарил Судьбу за то, что ему дали еще чуть-чуть пожить.
   Его поиски землянки давно стали притчей во языцех у повстанцев. Они уважали Олинна, но тихо посмеивались над его тайным чувством, а оно - такое маленькое и ранимое, бережно хранилось глубоко в сердце.
   С новым хозяином пустыни, лордом Гиллардом, Олинн встретился лишь спустя год, после описываемых событий.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"